Бухта черной бороды: Черная борода 4 серия смотреть онлайн бесплатно в хорошем HD 1080 / 720 качестве

Содержание

Капитан Тич по прозвищу Черная Борода.

Из книги: Даниэль Дефо (Капитан Чарльз Джонсон) «Всеобщая история пиратов».
Эдвард Тич по рождению был бристольцем. В конце войны за испанское наследство (1701–1713 гг.) он некоторое время ходил близ Ямайки приватиром и хотя отличался храбростью и личным мужеством, но все же так и не смог подняться до командирской должности, пока не отправился пиратствовать. Считается, что это произошло в самом конце 1716 года, когда капитан Бенджамин Хорниголд передал ему шлюп, захваченный в качестве приза. С самим Хорниголдом Тич продолжал плавать в напарниках почти до дня, когда тот сдался.

Заметим здесь, что Хорниголд почтил своим присутствием Атлантический океан и Карибское море в 1716–1717 годах. Он сдался по амнистии Вудсу Роджерсу в июле 1718 года, после чего участвовал в погонях за Джоном Огером и другими пиратами. Погиб Бенджамин Хорниголд около 1719 года при кораблекрушении.

А теперь вернемся к мистеру Тичу.



Черная Борода. Художник David Geister.

Весной 1717 года Тич и Хорниголд отправились с Провиденса к Американскому побережью и захватили по пути биллоп из Гаваны со ста двадцатью баррелями муки и шлюп шкипера Тербара с Бермудских островов, с которого взяли всего несколько галлонов вина, а потом отпустили. Чуть позже им повстречался корабль, шедший из Мадеры в Южную Каролину, с которого пираты взяли добычи на значительную сумму.

Подремонтировав судно на побережье Виргинии, они вернулись в Вест-Индию и на широте 24° (? 14°) взяли в качестве приза большой французский гвинеец, направлявшийся к Мартинике, на который, по указанию Хорниголда, Тич взошел капитаном и продолжил на нем плавание. Хорниголд же вернулся со своим шлюпом на Провиденс и сдался капитану Роджерсу, королевскому губернатору, в расчете на амнистию.

На борту гвинейца Тич установил сорок пушек и нарек его «Месть королевы Анны». Курсируя у острова Сент-Винсент, он взял в плен большой корабль «Великий Аллен» под командованием Кристофера Тейлора. Пираты забрали с него все, что сочли пригодным, высадили команду на остров и предали корабль огню. Несколько дней спустя Тич столкнулся с тридцатипушечным военным кораблем «Скарборо», и тот несколько часов бился с ним, но, обнаружив, что у пирата достаточно людей и сил, прекратил бой и вернулся на Барбадос. Тич же отправился к Испанской Америке.

Следуя избранным курсом, он встретил пиратский шлюп с десятью пушками под командой некоего майора Боннета. Тот прежде был джентльменом с хорошей репутацией и достойным положением, и Тич присоединился к нему. Но спустя несколько дней Тич, видя, что Боннет ничего не знает о морской жизни, с согласия его людей назначил на шлюп другого капитана, некоего Ричардса, а майора взял на борт своего корабля, пояснив происходящее тем, что Боннет не привык к трудностям и заботам капитанского поста.

На Тюрнефе, в десяти лигах от Гондурасского залива, пираты набрали свежей воды. Стоя на якоре, они увидели, как подходит шлюп, после чего Ричардс на своем шлюпе «Месть» вытравил якорный канат и вышел ему навстречу. Тот же, увидев черный флаг, спустил паруса и бросил якорь под кормой коммодора Тича. Это оказался корабль «Приключение» с Ямайки шкипера Дэвида Хэрриота. Пираты взяли шкипера и его людей на борт большого корабля и послали нескольких матросов и Израэля Хэндса, штурмана корабля Тича и второго человека в его команде, укомплектовать шлюп командой для пиратских целей.

Простояв у Тюрнефа до 9 апреля, пираты снялись с якоря и направились в залив, где нашли еще корабль и четыре шлюпа: три из них принадлежали Джонатану Бернарду с Ямайки, а капитаном четвертого был Джемс; корабль же был из Бостона и назывался «Протестант-Кесарь», им командовал коммандер Уайар. Тич поднял черный флаг и дал залп из пушек, после чего капитан Уайар со всеми своими людьми покинул корабль и в шлюпке направился к берегу. Старшина-рулевой Тича и восемь человек из его команды овладели кораблем Уайара, а Ричардс захватил все шлюпы, один из которых они сожгли назло его капитану. «Протестанта-Кесаря» также сожгли, предварительно разграбив, а три шлюпа, принадлежавших Бернарду, они отпустили.



Далее разбойники пошли к Теркилу, затем к Гранд-Кайману, небольшому острову лигах в тридцати к западу от Ямайки, где взяли суденышко охотников за черепахами, после к Гаване, оттуда к Багамским Крушениям, а от Багамских Крушений они, захватив по пути бригантину и два шлюпа, отправились в Каролину, где пять-шесть дней стояли у песчаной отмели у Чарлзтауна. Здесь они захватили корабль под командой Роберта Кларка, когда тот выходил из гавани, направляясь в Лондон. На другой день они захватили еще одно судно, выходившее из Чарлзтауна, и два пинка, шедших в Чарлзтаун, а также бригантину с четырнадцатью неграми на борту. Все это происходило в виду города, поэтому вся провинция Каролина была охвачена ужасом, ведь совсем недавно их посетил Вейн, другой печально известный пират. Гражданские власти впали в отчаяние, оказавшись не в состоянии противостоять пиратам. В гавани было восемь парусников, готовых выйти в море, но ни один не осмелился на это – было практически невозможно ускользнуть из рук морских разбойников. Суда, направлявшиеся в гавань, оказались перед тем же незавидным выбором, и торговля в этих местах была полностью парализована.

Тич задержал все корабли и пленников, а поскольку у него был дефицит лекарств, решил потребовать ящик медикаментов у правительства провинции. Ричардс, капитан шлюпа «Месть», и с ним еще двое подручных были посланы на берег вместе с мистером Марксом, одним из пленников, которого захватили на корабле Кларка. Они решительно объявили свои требования, угрожая, что если им не предоставят лекарств и не дадут возможности беспрепятственно вернуться, то пираты перебьют пленников, пошлют их головы губернатору, а захваченные корабли подожгут.

Пока мистер Маркс обращался в Совет, Ричардс и остальные пираты открыто гуляли по улицам. Правительство недолго обдумывало послание, хотя оно было наибольшим из оскорблений, какое только можно нанести. Однако ради сохранения жизни многих людей (в том числе и мистера Сэмуэля Рэгга, одного из членов Совета при губернаторе) они уступили необходимости и послали на борт аптечный ящик ценой от трех до четырех сотен фунтов, а пираты невредимыми вернулись на свои корабли.

Черная Борода (так обычно называли Тича), как только получил лекарства и увидел невредимыми посланных собратьев по ремеслу, отпустил корабли и пленников, взяв, правда, с них золотом и серебром около полутора тысяч фунтов стерлингов, не считая провизии и прочих товаров.



Капитан Тич по прозвищу Черная Борода.

От мели Чарлзтауна они направились к Северной Каролине: капитан Тич – на корабле, который они называли военным, капитан Ричардс и капитан Хэндс – на шлюпах, которые именовали приватирами. В их эскадре был еще один шлюп, который служил вспомогательным судном. Тич начал уже подумывать о том, чтобы распустить команду, придержав деньги и лучшее из имущества для себя и нескольких своих товарищей. Под видом того, что заходит в бухту Топсель почиститься, он посадил корабль на мель, а после приказал шлюпу Хэндса прийти на помощь и снять его. Тич взошел на вспомогательный шлюп с сорока матросами и оставил на мели «Месть», а семнадцать человек с нее высадил на песчаном островке приблизительно в лиге от материка, где не было никакого пропитания и где они погибли бы, если бы через два дня майор Боннет их не снял.

Тич, а с ним около двух десятков человек, явились к губернатору Северной Каролины и сдались по указу Его Величества, и все они получили свидетельства от Его превосходительства. Но оказалось, что этот шаг они сделали только для того, чтобы дождаться благоприятной возможности и начать игру сначала. Кроме того, что Тич начал свой промысел, он успел еще и подружиться с губернатором Чарлзом Иденом, эсквайром.

Первой услугой, каковую этот добрый губернатор оказал Черной Бороде, было утверждение его в правах на судно, которое он захватил, пиратствуя на большом корабле под названием «Месть королевы Анны». С этой целью в Бастауне созван был суд Вице-Адмиралтейства: пусть Тич никогда не имел лицензии, пусть шлюп принадлежал английским купцам и был захвачен в мирное время… Однако суд объявил этот шлюп призом, взятым у испанцев капитаном Тичем.

Прежде чем отправиться навстречу новым приключениям, он женился на юном создании лет шестнадцати от роду. И обряд провел именно губернатор. Так Тич, как мне сообщили, получил четырнадцатую жену, притом что из всех его жен около дюжины были еще живы.



В июне 1718 года Тич вышел в очередной поход и взял курс на Бермуды. Он встретил на своем пути два или три английских судна, но взял с них только провизию и иные припасы, необходимые для текущих нужд. С подветренной от острова стороны он столкнулся с двумя французскими кораблями, один из которых был нагружен сахаром и какао, а другой порожним направлялся на Мартинику. Корабль без груза он отпустил, посадив на него всех матросов с груженого корабля, другой же корабль вместе с грузом привел в Северную Каролину, где губернатор и пираты поделили награбленное.

Тич и еще четверо из его команды пошли к Его превосходительству и заявили под присягой, что нашли в море покинутый французский корабль. Губернатор созвал суд, и на корабль наложили арест. Губернатор в качестве своей доли получил шестьдесят хогсхедов[6] сахара, а некий мистер Найт, его секретарь, и сборщик налогов провинции – двадцать, остальное было поделено между пиратами. Дело, однако, тем не закончилось: оставался еще сам корабль, который кто-нибудь мог опознать и раскрыть мошенничество. Но Тич придумал, как это предотвратить: под предлогом, что корабль дал течь и может затонуть и тем самым закрыть вход в бухту, где стоит, Тич обзавелся приказом губернатора вывести корабль в реку и поджечь. Корабль сгорел, скрыв под водой опасения, что он когда-нибудь всплывет на судебном разбирательстве, чтобы свидетельствовать против пиратов и их доброго покровителя.

Капитан Тич, или Черная Борода, провел на реке три-четыре месяца, то становясь на якорь в затонах, то плавая от одной бухты к другой, продавая награбленное встреченным шлюпам, и, если бывал в добром настроении, часто оделял их подарками за отнятые у них припасы и продовольствие.

Шкиперы шлюпов, ведущих торговлю вверх и вниз по реке и столь часто подвергавшихся нападениям, стали держать совет с торговцами и самыми надежными из плантаторов относительно того, чтобы предпринять что-то против Черной Бороды: они ясно видели, что обращаться к губернатору бессмысленно, тот наверняка защитит своего «друга». Было решено послать прошение губернатору соседней провинции, Виргинии, чтобы тот отправил на усмирение Черной Бороды находящиеся там корабли и вооруженные силы.

Губернатор посовещался с капитанами двух военных кораблей, «Жемчужины» и «Лайма», которые уже около десяти месяцев стояли на реке Св. Джемса. Было решено, что губернатор наймет пару небольших шлюпов, а военные корабли дадут для них людей. Командование шлюпами поручили мистеру Роберту Мейнарду, первому лейтенанту «Жемчужины», опытному офицеру, джентльмену большой храбрости и решительности. Шлюпы хорошо оснастили, однако пушки на них не установили.



Семнадцатого ноября 1718 года лейтенант отплыл из Кикветана, стоявшего на Джемс-ривер в Виргинии, и вечером 21‑го пришел к устью бухты Окрекок, где увидел пиратов. Экспедиция проводилась со всей мыслимой секретностью, и офицер соблюдал необходимые предосторожности, останавливая все лодки и суда, попадавшиеся на реке, чтобы лишить Черную Бороду возможности получить какие-либо сведения, и в то же время получать от всех сообщения о месте, где скрывался пират. Несмотря на предосторожности, Черная Борода был уведомлен о плане Его превосходительством, самым «добрым другом», губернатором провинции.

Тич уже получал ранее предупреждения, позже оказывающиеся ложными, и мало поверил этому, не удосужившись удостовериться в его подлинности. Лишь когда он своими глазами разглядел шлюпы, то дал команду готовить судно к защите. У него на борту было всего двадцать пять человек. Приготовившись к сражению, он сошел на берег и провел ночь, пьянствуя со шкипером торгового шлюпа, который, как считали, имел с Тичем больше дел, чем следовало бы.

Лейтенант Мейнард бросил якорь: место было мелкое, а пролив сложный, и той ночью туда, где стоял Тич, дойти было нельзя. Но уже утром он снялся с якоря, послал шлюпку на разведку и, подойдя к пирату на расстояние пушечного выстрела, принял залп на себя. Далее Мейнард поднял королевский флаг и ринулся на Тича так быстро, как только позволяли паруса и весла. Черная Борода, продолжая палить из пушек, обрезал якорь и попытался спастись бегством. Мейнард за неимением таковых вел непрерывный огонь из ручного оружия, а часть его людей трудилась на веслах. Через малое время шлюп Тича наскочил на мель. Поскольку шлюп мистера Мейнарда имел осадку больше, чем у пирата, то не мог подойти вплотную. Тогда лейтенант встал на якорь в половине пушечного выстрела и, чтобы облегчить свое судно и иметь возможность пойти на абордаж, приказал выбросить за борт весь балласт и выбить днища у всех бочек с водой, а затем поднял якорь и направился к пирату. Черная Борода с негодованием окликнул его:

– Черт побери, кто ты такой? И откуда ты взялся?

– Ты видишь по нашему флагу, что мы не пираты.

Тич заявил, что приглашает его к себе на борт, чтобы взглянуть, кто перед ним.

На что Мейнард ответил:

– У меня нет лишних шлюпок. Но я перейду к тебе на борт, как только смогу, с борта своего шлюпа.

– Проклятье на мою душу, если я пощажу тебя или приму от тебя пощаду!

В ответ Мейнард крикнул, что не ждет от него пощады и сам ему пощады не обещает.

К тому времени шлюп Черной Бороды сошел с мели. Поскольку шлюпы лейтенанта Мейнарда гребли к нему, пока он еще не успел подвсплыть ни на фут, каждый человек на них подвергался опасности, и когда они подошли вплотную (а до сего момента обе стороны получили весьма мало разрушений или даже вовсе никаких), пират дал бортовой залп, зарядив пушки всякого рода мелкою дробью. Это был роковой удар! На шлюпе, на коем находился лейтенант, было убито и ранено двадцать человек, на другом же шлюпе – девять: с этим ничего нельзя было поделать, ибо ветра не было и они вынуждены были идти на веслах, иначе пират ушел бы, чему, по-видимому, лейтенант был полон решимости помешать.

После этого несчастливого удара шлюп Черной Бороды ткнулся бортом в берег. Второй шлюп Мейнарда, называвшийся «Бродяга», был выведен из строя. Лейтенант, обнаружив, что его шлюп скоро будет борт к борту с Тичем, отдал своим людям приказ спуститься в трюм: он опасался еще одного бортового залпа, который означал бы уничтожение экспедиции. Лейтенант Мейнард был единственным, кто оставался наверху, не считая рулевого, которому он приказал лечь на палубу. Матросам в трюме было велено держать пистоли и сабли наготове для рукопашного боя и по команде подниматься наверх, для чего к люку были приставлены две лестницы. Когда шлюп лейтенанта взял пирата на абордаж, люди капитана Тича метнули на палубу несколько гранат, то бишь оплетенных бутылок с порохом и дробью, пулями и кусочками свинца или железа, с горящим фитилем в горлышке. Черная Борода, видя, что на борту никого не видно, приказал своим людям завершить разгром, для чего перепрыгнуть на борт шлюпа и пустить в дело сабли.

После чего, укрываясь за дымом одной из упомянутых бутылок, Черная Борода с четырнадцатью матросами поднялся на нос шлюпа Мейнарда. Как только воздух очистился, лейтенант подал своим людям сигнал. Они мгновенно поднялись из трюма и атаковали пиратов. Черная Борода и Мейнард разрядили друг в друга по пистолю, причем пират был ранен. Затем противники бились на саблях, пока сабля лейтенанта не сломалась. Он вынужден был отступить, чтобы взвести курок, но в тот миг, когда Черная Борода поднял абордажную саблю для удара, один из людей Мейнарда нанес ему страшную рану в шею и горло, так что лейтенант отделался лишь небольшим порезом на пальцах.

Теперь они сошлись вплотную и бились не на жизнь, а на смерть – лейтенант с двенадцатью матросами против Черной Бороды с четырнадцатью, – пока море вокруг судна не окрасилось кровью. Черная Борода был ранен из пистоля лейтенанта Мейнарда, и все же не отступал, пока не получил двадцать пять ран, причем пять из них огнестрельных. Наконец, уже выстрелив из нескольких пистолей и взводя еще один, он упал замертво. К тому времени умерло еще восемь из четырнадцати пиратов, а остальные, неоднократно раненные, запросили пощады, которая была им дарована, хотя это продлило их жизни всего на несколько дней. Подоспел шлюп «Бродяга» и так решительно атаковал пиратов на шлюпе Черной Бороды, что те взмолились о пощаде.

Таков был конец этого отважного негодяя, который мог бы прослыть в мире героем, если бы занялся добрым делом. Его уничтожение стало возможным только благодаря мужеству лейтенанта Мейнарда и храбрости его людей. Тича можно было бы разбить с гораздо меньшими потерями, будь у них судно с тяжелыми пушками: но военные были вынуждены использовать малые суда, ведь в бухты, где тот скрывался, не могли пройти суда большей осадки.

Нынче кажется несколько странным, что некоторые из тех, кто так храбро вел себя в сражении против Черной Бороды, впоследствии сами пошли пиратствовать, а один из них был даже схвачен вместе с капитаном Робертсом. Но неизвестно, чтобы кто-либо из них понес наказание, за исключением этого господина.



Капитан Тич по прозвищу Черная Борода.

Лейтенант, приказав отделить голову Черной Бороды от тела и подвесить на конце бушприта, поплыл в Бастаун, чтобы оказать помощь своим раненым.

При обыске пиратского шлюпа были обнаружены несколько писем и документов, которые вскрыли переписку губернатора Идена, секретаря и сборщика налогов, а также некоторых торговцев из Нью-Йорка с Черной Бородой. Пират был достаточно внимателен к своим друзьям и просто не успел уничтожить эти бумаги, чтобы не дать им попасть не в те руки, ведь подобное открытие не принесло бы пользы интересам или репутации столь славных джентльменов.

Прибыв в Бастаун, лейтенант позволил себе конфисковать со склада губернатора те самые шестьдесят хогсхедов сахара, а еще двадцать – у честнейшего мистера Найта. Мистер Найт недолго переживал это постыдное разоблачение: в ожидании, что его могут призвать к ответу за эти «милые пустячки», от страха он занемог и через несколько дней скончался.

После того как раненые оправились, лейтенант отплыл назад в Виргинию с головой Черной Бороды, по-прежнему висевшей на конце бушприта, и пятнадцатью пленными, из которых тринадцать было повешено. На суде оказалось, что один из них, Сэмюэл Одел, был взят с торгового шлюпа лишь в ночь перед сражением. Бедняге не повезло с первым прикосновением к новому ремеслу – после боя на нем обнаружилось не менее семидесяти ран, но он выжил и излечился. Вторым человеком, который избежал виселицы, был некий Израэль Хэндс, штурман на шлюпе Черной Бороды, на котором прежде был капитаном, пока «Месть королевы Анны» не погибла в бухте Топсель.

Этот самый Хэндс не участвовал в сражении, но был схвачен позже в Бастауне: незадолго до того Черная Борода искалечил его, ранив из пистоля в пьяной перестрелке. Когда у Тича спросили, что сие означает, он ответил, что, если бы время от времени не убивал одного из них, то они бы позабыли, кто он такой.

Хэндса судили и признали виновным, но, когда его уже собирались казнить, в Виргинию прибыл корабль с указом, продлевающим срок амнистии Его Величества тем пиратам, которые сдадутся до истечения указанного в амнистии времени. Несмотря на уже вынесенный приговор, Хэндс просил о помиловании, которое и было ему даровано. Он перебрался в Лондон и, пока оставался на виду, просил милостыню.

Нельзя не вспомнить о бороде Тича, раз уж она немало способствовала его славе. Борода эта была черного цвета, и он отрастил ее до невероятной длины; что касается ширины, то она доходила ему до глаз – обычно он заплетал ее в косички, перевивая их лентами, и накручивал сии косички себе на уши. Во время боя он цеплял через плечо на манер бандальеры[7] ружейный ремень, с которого свисали три пары пистолей в кобурах, и засовывал под края шляпы зажженные спички – когда они с двух сторон освещали его лицо, глаза его казались невероятно свирепыми и дикими. Все это, взятое вместе, придавало ему такой вид, что людское воображение не могло породить чудовища, чей облик был бы более пугающим.

Если обличьем Тич походил на мифическое чудовище, то его причуды и страсти были под стать облику. Вот всего два штриха к его портрету.

Однажды достаточно выпив, Тич предложил:

– А ну-ка сотворим ад и посмотрим, сколь долго мы сможем его выносить!

Хорошенько продумав эту «забаву», он и еще трое пиратов спустились в трюм и, задраив все люки, доверху наполнили несколько горшков серой и другими горючими веществами и подожгли. Они едва не задохнулись, но в конце концов Тич открыл люки, немало довольный тем, что продержался дольше всех.

В день перед смертью Черная Борода, уже имея сведения о двух шлюпах, выступивших против него, пил до утра с несколькими из своих людей и шкипером торгового судна. На вопрос, знает ли его жена, где он закопал свои деньги, если что-то случится, Тич ответил, что ни одно живое существо, кроме него самого и дьявола, не знает, где они, и тот из них двоих, кто продержится дольше, возьмет все.

Те из его команды, кто был захвачен живыми, рассказывали историю, которая может показаться невероятной. Однажды в плавании они обнаружили, что на борту, кроме команды, есть еще один человек: его в течение нескольких дней видели иногда внизу, а иногда на палубе, и все же никто на корабле не мог сказать, кто он и откуда взялся. Пираты рассказывали, что он исчез незадолго до того, как большой корабль потерпел крушение, и, похоже, они всерьез считали, что то был сам дьявол.

Эти негодяи прожигали свои жизни в весьма сомнительных удовольствиях, владея тем, что силой отняли у других. Они пребывали в полной уверенности, что в конце концов за это придется заплатить, однако даже позорная кончина их не пугала.

Вот имена пиратов, убитых в сражении:
Эдвард Тич, капитан,
Филип Мортон, канонир,
Гэррет Гиббенс, боцман,
Оуэн Робертс, плотник,
Томас Миллер, старшина-рулевой,
Джон Хаск,
Джозеф Кертис,
Джозеф Брукс (1),
Нат Джексон.
Остальные, исключая двух последних, были ранены и позже повешены в Виргинии.
Джон Карнз,
Джозеф Брукс (2),
Джемс Блейк,
Джон Гиллз,
Томас Гейтс,
Джемс Уайт,
Ричард Стайлз,
Кесарь,
Джозеф Филипс,
Джемс Роббинс,
Джон Мартин,
Эдвард Солтер,
Стивен Дэниел,
Ричард Гринсэйл,
Израэль Хэндс, помилован,
Сэмюэл Одел, оправдан.

В пиратских шлюпах и в лагере на берегу возле того места, где стояли шлюпы, было найдено двадцать пять хогсхедов сахара, одиннадцать бочек и сто сорок пять мешков какао, бочонок индиго и кипа хлопка. Все это вместе с тем, что было изъято у губернатора и секретаря, а также тем, что было выручено от продажи шлюпа, составило две с половиной тысячи фунтов стерлингов – помимо наград, выплаченных губернатором Виргинии в соответствии с обещанием. Все было разделено между командами двух кораблей, «Лайма» и «Жемчужины», стоявших на Джемс-ривер. Храбрецы, что были во главе, взяли себе обычную долю наряду с простыми матросами, каковые деньги были выплачены всем в течение трех месяцев.



Нарочно не придумаешь.
Украшение на Хэллоуин: голова Черной Бороды.

Образ Черной Бороды в демонической интерпретации Капитана Джонсона (Даниэль Дефо) снискал огромную известность, и по сей день привлекает внимание писателей и кинематографистов. Стивенсон перенес время его «деяний» на три десятка лет позже и на страницах «Владетеля Баллантрэ» изобразил полоумного негодяя, мазавшего лицо какой-то черной дрянью и закручивавшего колечками бакенбарды. «Он бегал по палубе, бесновался и орал, что сам он сатана, а его корабль — ад». У Хлои Гартнер в романе «Энн Бони» Тич наделен столь отталкивающей внешностью и от него так омерзительно пахнет, что даже видавшая виды героиня предпочитает держаться от него подальше. Знаменитые кинофильмы «Пират Черная Борода» (1952 г.) с Робертом Ньютоном, «Призрак Черной Бороды» (1968 г.) с Питером Устиновым, «Черная Борода: террор на море» (2005 г.) с Джеймсом Пьюрфоем и «Пираты семи морей: Черная Борода» (2006 г.) с Ангусом Макфейденом и Ричардом Чемберленом в роли губернатора Идена рисуют образы нелепого «вечного скитальца», зарывающего в укромных местах сокровища и творящего всякие безобразия, или страшного злодея, наводящего ужас на мореплавателей.



Фильм «Пират Чёрная Борода» («Blackbeard the Pirate», США, 1952 г.)

Однако мы видим, что за гротескным персонажем, словно олицетворявшим доведенное до абсурда вселенское зло, стоят исторические свидетельства, во многом лишающие литературно-художественный образ зловещего ореола. Говоря об исторической традиции, трактовавшей Тича как неуемного убийцу и кровожадного насильника, американский исследователь из Морского музея Северной каролины Дэвид Мур подчеркивает: «Я думаю, что все это блеф». По мнению этого известного биографа Тича, «нет документов, где приводились бы свидетельства, показывающие, что Черная Борода вообще кого-либо (курсив Мура) убивал, за исключением финальной схватки, и даже в этом случае можно доказать, что он, прежде всего оборонялся».

В ноябре 1996 года флоридская компания, занимающаяся подъемом затонувших судов, обнаружила на дне залива Бофорт останки старинного корабля — это, как считается, наиболее ранняя по времени археологическая находка в здешних водах. На протяжении нескольких лет в заливе проводились интенсивные водолазные работы, увенчавшиеся обнаружением бронзового корабельного колокола, датированного 1709 г., разбитых бутылок из-под джина и нескольких больших пушек. Некоторые исследователи полагают, что на дне залива лежит «Месть королевы Анны». Другой центр, связанный с именем Тича, — город Бат, где пират зимой 1718 г. получил амнистию от губернатора Идена и где он обосновался, отойдя временно от пиратских дел. Стоит ли удивляться, сколь многое здесь связано с фигурой местной «достопримечательности»: мыс и бухта названы в честь Черной Бороды, спортивная местная команда именуется «Пираты», а на вывеске центрального магазина гордо красуется надпись «Пиратское сокровище». Пиратство — визитная карточка города, источник туристской индустрии, играющей на притягательности порока, имя которому — морской разбой. Воистину, ставка на интерес людей к истории преступлений всегда беспроигрышна.



Фильм «Призрак Чёрной Бороды» («Blackbeard’s Ghost», США, 1968г.).

ЧЕРНАЯ БОРОДА (Вlackbeard) — легендарный литературный персонаж, британский пират; с 1724 года до наших дней. В книге «Всеобщая история пиратов» Даниеля ДЕФО переплетаются правда и вымысел о жизни Эдварда ТИЧА, известного под прозвищем Черная Борода. Рассказы о походах Тича произвели сильное впечатление на писателя. Дефо дополнил их собственной Фантазией и представил читателям ужасающего монстра. Вымышленность образа Дефо подтверждает то, что в официальных источниках и газетных сообщениях тех лет не встречается подобных свидетельств. Примечательна внешность Тича в изображении Дефо, его борода и манера одеваться. Никто из тех, кто встречался с Тичем в действительности, не упоминал о таких приметах знаменитого пирата.

«Борода была черного цвета, невероятной длины и поднималась до самых глаз; обычно он заплетал ее в маленькие косички, перевязывал их ленточками и оборачивал вокруг ушей. Во время боя он вешал на плечи перевязь с тремя связками пистолетов в кобурах подобно тому, как делали бандальеры. Запальные фитили он укладывал под шапку, и они свешивались по обе стороны от его лица. Его глаза светились таким диким и свирепым огнем, так что он казался исчадием ада».

Персонаж Дефо любил жестоко подшучивать над членами своей команды. Во время одной из таких проделок он тяжело ранил Израэля ХЭНДСА, своего первого помощника. Во время другой, он превратил свой корабль в преисподнюю: приказал задраить все люки и жечь серу. Это представление продолжалось так долго, что моряки чуть не задохнулись.

Когда дело касалось выпивки или женщин, голод Черной Бороды был неутолим. Всего у него было 14 жен, и его похождения не прекратились даже после того, как он в 1718 году женился на дочери аристократов из Северной Каролины. Дефо писал, что часто Черная Борода приглашал к себе домой пятерых или шестерых приятелей, заставлял свою жену отдаваться по очереди каждому и наслаждался этим зрелищем.

Дефо создал запоминающийся образ. Однако не стоит путать вымышленный персонаж с реальным человеком. В действительности Эдвард Тич занимался пиратством и мошеннически присвоил себе долю добычи, предназначенную экипажу. Но не найдено никаких доказательств того, что он убивал, калечил и пытал пленников или своих сообщников, насиловал жену или других женщин. Наоборот, в написанной в те времена балладе «ЗАКАТ ПИРАТСТВА» он предстает человеком, боящимся женщин и, вероятно, импотентом. Позднее различные авторы использовали выдуманный Дефо персонаж в своих произведениях, иногда приукрашая его. Так прозвище Черная Борода стало легендарным.

Во «ВЛАДЕТЕЛЕ БАЛЛАНТРЭ» Роберта Льюиса Стивенсона (1889) Джеймс Дьюри присоединяется к банде Черной Бороды. Стивенсон, так же как и Дефо, повествует о пьянстве и распутстве, однако его пират не уподобляется в грехах своих «злому ребенку или слабоумному человеку». Согласно книге, спившийся главарь был не в силах больше грабить суда, и Дьюри занял его место, захватив командование его кораблем.



Сериал «Пираты семи морей: Чёрная борода» (Blackbeard, США, 2006).

Говард ПАЙЛ также считал, что пьяница не в состоянии преуспеть на поприще пиратского капитана. В книге «Рассказ об удачах Джека Баллистера» (1895) Пайл пренебрег образом, который создал Дефо, его герой храбр и находчив. Питер Пен (1904) вскользь упоминает о Черной Бороде. Героиня «Энн Бонни» (1977) отвергает любовь чернобородого пирата из-за того, что тот никогда не мылся.

В фильме «ГОЛОВОРЕЗ», снятом в 30-х годах XX века, бородатое чудовище Дефо выглядит слишком причудливым. Черная Борода не выдерживал конкуренции с такими киногероями, как капитан Блад, завоевавшими любовь зрителей тем, что их врагами были негодяи гораздо хуже их самих. Парадное киношествие Черной Бороды началось после нескольких комедий, пародировавших «ГОЛОВОРЕЗА».

Гротескных негодяев сыграли Томас Гомец (в фильме «ИНДИАНКА АННА» (1951) и Луис Бакигалупи в
фильме «СКРЕЩЕННЫЕ КОСТИ» (1952). Но наибольшую любовь критики снискал Роберт НЬЮТОН в фильме
«ПИРАТ ЧЕРНАЯ БОРОДА» (1952). Слишком нелепый, чтобы быть страшным, обаятельный негодяй Черная
Борода часто появлялся в детских фильмах, таких как «МАЛЬЧИК И ПИРАТЫ» (1960) и «ПРИЗРАК ЧЕРНОЙ
БОРОДЫ» (1967).

Из книги: Жан Рогожинский «Энциклопедия пиратов».



Фильм «Пираты Карибского моря: На странных берегах»
(Pirates of the Caribbean: On Stranger Tides, США, 2011).
В роли Черной Бороды Иэн МакШейн.

О знаменитом пирате снято несколько фильмов.
Эдвард Тич по прозвищу Черная Борода — Фильмы.

«Пират Чёрная борода» (англ. Blackbeard, the Pirate, США, 1952).
«Призрак Чёрной Бороды» (англ. Blackbeard’s Ghost, США, 1968).
«Пираты Карибского моря: Чёрная борода» (Blackbeard, Германия-Франция-Великобритания, 2011).
Сериал «Пираты семи морей: Чёрная борода» (Blackbeard, США, 2006).

В телесериале «Доктор Кто» роль Чёрной Бороды в эпизоде «Вор разума» (1969) сыграл Герри Вейн.

В мае 2011 года на экраны вышел фильм «Пираты Карибского моря: На странных берегах», в котором роль Чёрной Бороды сыграл Иэн МакШейн.
Эдвард Тич по прозвищу «Чёрная Борода» появляется в четвёртом фильме Пиратов — капитан корабля «Месть королевы Анны». Наводил страх на всех пиратов своей способностью владеть магией: с помощью куклы Вуду мог управлять человеком и причинять ему боль и страдания, с помощью сабли «Меч Тритона» — любым кораблём, также ему подчинялись зомби. Джек Воробей указывает, что капитан «Чёрная Борода» был обезглавлен, его тело трижды проплыло вокруг корабля, и он снова поднялся на борт. Эдвард Тич и его дочь Анжелика (возможно и не дочь) собирают новую команду для поиска источника вечной молодости, так как квартермейстер (один из зомби на корабле «Месть королевы Анны», который может предвидеть события) предсказал гибель Чёрной Бороды от одноногого человека (Гектор Барбосса). В команду входил также Джек Воробей, как пират, знающий путь к источнику. Хотя Джек Воробей считает, что Чёрная Борода не сможет причинить какую-либо боль Анжелике, но Джеку приходится убедиться в том, что Чёрная Борода готов поднять руку даже на собственную дочь (он попытался выпить из источника молодости и забрать годы дочери с её разрешения, но Воробей ждал подвоха и жертвой оказывается не Анжелика, а её так называемый отец).

В сериале 2014 года «Череп и кости» роль Эдварда Тича играет Джон Малкович.

В фильме 2015 года «Пэн» роль Чёрной Бороды исполнил Хью Джекман.

В честь Эдварда Тича названы двое персонажей аниме и манги One Piece: пират Маршалл Ди Тич по прозвищу «Чёрная борода» и пират Эдвард Ньюгейт по прозвищу «Белоус».

В сериале 2016 года «Черные паруса» (3 сезон) роль Черной Бороды исполнил Рэй Стивенсон.



Сериал «Черные паруса» 2016г., Черная Борода (Рэй Стивенсон).

чем лечился Черная борода? — Истории на TJ

Пятнадцать человек на сундук мертвеца, йохохо и бутылка рому, И дьявол тебя доведёт до конца, йохохо и бутылка рому…

3023 просмотров

Всем знакомая фраза, не правда ли? Ммм.. запах пороха, крепкого алкоголя, пота, вяленого мяса и приключений… А вы знали, что лежало в настоящем сундуке? Нет, не в том, который в литературном произведении, и не в том, который в “Черной жемчужине” старины Джека (капитана Джека). Ничего подобного… Речь про настоящий сундук. Вы скажите — да ну, SV, чуть ли не у каждого пирата был свой сундук с ипотекой, но я говорю не про этот сброд каперов, а про самого знаменитого, самого легендарного пирата всех времён и морей. Сам Черная борода, на своем черном корабле – месть королевы Анны, однажды заблокировал целый порт не какой-то там Ямайки или Гаити, а почти что США, и требовал у губернатора Южной Каролины, встав на якорь всей армадой, топя суда, чиня разбой и убийства, требовал, угрожая отправить головы нескольких десятков знатных человек на берег отдельно от тел, требовал отдать ему всего один сундук…

Удивительно, но в этой истории речь идёт не про золото. Старина SV, капитан SV, любит медицину, и науку, а не пьяные истории с Тортуги. И здесь, как и в других моих постах, не всё так просто. В начале 18 века были вещи и подороже желтого металла… вещи и/или вещества, стоившее целые состояния… Ну что ж, давайте отправимся в своё собственное расследование, и выясним – что было в сундуке Черной Бороды, и почему судовая аптечка может стоить целого флота?

Эдвард Тич или Черная Борода – английский пират, обретший бессмертную славу возле берегов Вест-Индии (Карибы). Моряк, поступивший на флот, вероятно, ещё в детстве, и проведший на частных судах большую часть жизни в разгар европейских морских войн, парусного судоходства, азарта новых открытий и веселья разграбления свежеоткрытых цивилизаций. Это была чудесная эпоха войны за испанское наследство. Всё дело в том что в 1701 году преставился последний испанский король из династии Габсбургов, Карл 2-ой. Габсбург завещал свои земли внуку французского короля – Людовику XIV. Зачем, Карл? Зачем?!

В то время почти все Габсбурги — священная римская империя германской нации. Франция, которая находится между Испанией и Германией, быстро смекнула, что такими темпами и она будет Габсбургской за пару десятилетий без всяких завещаний, если не отстоит писульку Карла в свою пользу. Завязался спор, расчехлили флоты, оголили войска и давай дискутировать на два фронта. В разборки втянулись Англия и Голландская республика, которые сильно не хотели, чтобы Испания и Франция де-факто стали одним целым. Колонии, доминионы, цепочки торговых путей, друзья, родственники, любовницы и союзники… Только драконов не было. Чехарда объявлений войны и конфликтов, помноженных на размер территорий с отдаленными колониями, от Японии до Америки, брошенная на плечи бизань-мачт и раздутая парусами, ускорила не только развитие парусных флотов всего мира, но и задала дух времени. От торговых отношений с сёгунатом до маршрутов вывоза рабов из Африки и эпидемий в США, Карл росчерком пера изменил облик мира, заложив основу для конфликтов на пару столетий вперед. Эх, Карл, что же ты…

История Тича – это история многих людей. Но в основном то, что называют расцветом и золотой эрой пиратства, подарило нам один единственный корабль и случай с ним. 24 июля 1715 года небольшой отряд испанских кораблей, состоящий из галеонов с охраной, направляется с грузом из Южной Америки домой. Его путь пролегает между Флоридой и Багамами. Но 30 июля на корабли бесстрашно нападает ураган. Флот бросает на рифы Флориды, уцелеть смог только один корабль. Ценой невероятных усилий экипажу удалось спасти часть груза и людей. Корабль поврежден и не может двигаться. Всего на счету Испании это 4-я катастрофа с потерей корабля за всю историю. (Другие были аж в 1554, 1622 и 1628 гг.). Унизить испанскую корону на золотой галеон было не так-то просто даже урагану.

Призыв о помощи, направленный в Испанию, достигает и Ямайки. Губернатор Ямайки мистер Гамильтон, честный человек, отправляет два судна, чтобы предотвратить появление пиратов и помочь испанцам с охраной. Главным в спецоперации назначают капитана Генри Дженнингса. Дженнингс, узнав, в чем состоит задача, тайно набирает помимо выданных ему 2 кораблей ещё 3 и экстренно выдвигается к испанцам. Прибыв на место, они, в рамках спасательной операции, убивают 60 солдат Испании и изымают под свою личную охрану и попечительство 60 000 монет. Монеты были серебряными и назывались восьмерками, потому что их рубили на 8 частей для более мелких расчетов. После команда Дженнингса возвращается на Ямайку праздновать и гулять. Губернатор Гамильтон, честный человек, глядя в окно, сделал вид, что массовых гуляний не видит, дабы его толпа вообще не свергла и не сменила на новую звезду и олигарха поневоле Дженнингса. Когда всего улеглось, капитана в итоге с Ямайки за нарушение приказа выгнали, опасаясь, что если его оставить, испанцы будут мстить и карать. Дженнингс не растерялся и уплыл вместе с серебром в Нью Провиденс на Багамах. И туда стали стягиваться все, кто так или иначе слышал о грузе в 60 000 монет и обладал достаточной хваткой чтобы попробовать свои силы в команде везучего кэпа. Началась пиратская лихорадка на Карибах.

Так на Багамы попадает, например, Бенджамин Хорниголд, ещё один моряк. Во время увольнительной он в компании окрестных пьянчуг на парусных каноэ отважно штурмует и грабит возле побережья Нью-Провиденс и Нассау проплывавшие мимо торговые суда. Занятие показалось ему настолько прибыльным и интересным, что он увлекся. В 1716 году он уже поднял бунт на шлюпе, самопровозгласил себя кэпом, переименовал посудину в “Рейнджера” и решил попробовать заработать по-крупному. План был простой и надёжный, как швейцарские часы. Он не раз нанимался на торговые корабли, курсирующие по Карибам и в Северную Америку, и прекрасно знал, что большинство торговых судов – легкие слабовооруженные посудины частных владельцев, где люди, во-первых, не военные, а во-вторых, как правило, даже не владеют грузом. Бенджи выбросил со шлюпа всё лишнее, загрузил на него 30 орудий, что, по местным меркам, было даже слишком много и позволяло захватывать многие суда с десятком солдат и 4-6 пушками вообще без боя, только одним взглядом 30 крупных стволов и сотни улюлюкающих головорезов. Бенджамин начинает быстро богатеть.

Где борода? Черная борода пока простой молодой моряк с жидкими усиками, но насколько нам известно, в погоне за испанским серебром он участвовал и тоже попал на Багамы. Здесь на базе капитана Бенджамина Хорниголда Тич легко сменил работодателя и присоединился к новому тренду — рубить бабки, нигде не работая. Разглядев организаторский талант Тича, Хорниголд быстро назначает его капитаном одного из захваченных кораблей.

Примерно такой же бурный карьерный рост ждал и Стида Боннета (1688 — 1718 гг.) Стид вообще среди этой троицы был исключительным примером. Он был потомственным дворянином, владел огромным поместьем и землей на Барбадосе, участвовал в формировании добровольческих войск (по сути – островных ВС)… Но потом несчастливый брак в 1709 году на Мэри Алламби выгнал мужика в море, а спустя 8 лет судоходства он, поняв, что и здесь свободы не дождешься, подался в пираты, угнал корабль и переименовал его в Месть. Кому месть – Стид не уточнил, поэтому боялись все.

Карибская проблема росла как снежный ком. Тич, например, присмотрев 200-тонное работорговое судно “Ля Конкорд”, отжал его и кардинально переделал. Вообще работорговые суда — отдельная история. Рабы в 17-18 веке в пересчете на современные деньги стоили до 40 000 долларов за 1 черного здорового молодого мужчину. Один рейс с 500 рабами – это потенциально 2 млн. Минус расходы на покупку, перевозку и экипаж. Не так много как золото ацтеков, но и далеко не так мало. Прибыль толкала маховик прогресса вперед и работорговые суда были на его острие, ну, не считая галеоны Испании, те так вообще — авианосцы современности. Рабовладельческие шлюпы — быстроходные, с достаточным измещением для живого груза, но не более того. Тич пригнал на “Ля Конкорд” тяжелые орудия, заставил прорезать новые бойницы, увеличив огневую мощь до 40 стволов, и сделал его своим личным флагманом.

В отличие от работорговцев пираты, захватывая судно, продавали рабов на соседнем острове, откуда их потом перепродавали в США. А это 2 миллиона долларов без вложений и сильных рисков. Назвал он свой флагман “Месть королевы Анны”. Мстила королева Анна, по мнению Тича, за мирный договор. Война закончилась в 1713 году Утрехтским миром, в котором из условий только Северную Америку да власть над ирокезами переделили. А вот золотые испанские галеоны остались нетронутыми, что было очень несправедливо с точки зрения Бороды. Ну что же, нельзя разжиться общегосударственными мероприятиями в рамках войны? Так не доставайся же ты испанское золото никому! И Британия сделала вид что пиратов в Вест-Индии нет.

Таким образом к 1717 году в Карибском бассейне эта троица: Эдвард Тич, Стид Боннет и Бенджамин Хорниголд с их кораблями были живыми легендами, грабившими всё и вся. Ну, или предприятием малого бизнеса, — с точки зрения истории. НА территории Нью Провиденс пермаментно тусовалось, пьянствовало, торговало и нанималось куда только можно больше 500 пиратов. Вроде бы это много, но в сравнении с английским флотом — нет, там на тот момент служило 60 000 моряков…

Мое дальнейшее повествование неотрывно связано с деятельностью самого Тича, его характером и его личными идеями. Первый номер в списке — его образ. Так, например захват Эдвардом торгового судна “Великий Аллен” из Бостона начал формировать его имидж морского дьявола. Он отпустил бороду, заматерел, а с захваченного корабля отпустил всех желающих, предварительно грозно осмотрев. Естественно сбежавшие и выжившие начали распускать слухи. Но что ещё интересней – было много тех, кто остался. Всё дело в том, что снежный ком пиратства не рос бы так быстро, если бы не положение моряков и нелегкая история британского королевского флота, откуда всегда были желающие свинтить. Это не было противостояние империи, это не было даже конфликтом с ней.

Чтобы вы понимали, вся эта история с пиратами в масштабах Royal Navy не стоила и выеденного яйца. Тич, например, несколько лет убегал от 30-ти пушечного судна, отправленного на его поимку, имея минимум 3 корабля, один из которых был 40- пушечным (Месть королевы Анны). Бывалый пират и моряк не оставлял даже мысли о том, что пьющий сброд может сравниться с военным экипажем. В то время как флагманы Британии, бороздившие моря Европы в это же время насчитывали до 100 орудий на борту (Король Георг, Лондон, Король Вильям, Королева Анна, Британия и тд.). Одно присутствие тяжелого линейного корабля подобного класса положило бы конец не то что Тичу, а вообще пиратству на Карибах. Один раз и навсегда. Но проблема была в том, что и на этом корабле были бы желающие встать рядом с Черной Бородой в надежде обзавестись золотыми зубами, попугаем и чем-нибудь крепленым.

Причиной этому был опять Карл, только не Габсбург, а Стюарт. В 1634 году Карл Первый, король Англии, ввел корабельный налог, и заложил фундамент для гражданской войны 1642-45 гг. К этому времени быть матросом в Англии было не то что не престижно, а, откровенно говоря, вредно и опасно для жизни. Денег не платили. Суда стояли в доках и гнили, на нормальные должности во флот назначали исходя из положения, блата и взяток: родственников, дебилов и вредителей соответственно. После революции и глобального развала в 1649 году флот начинают реформировать. Роберт Блейк — отец ВМС Великобритании – только только вводит инструкции для высшего командного состава по ведению боевых действий, Боевые инструкции и тактики сражений. А это, извините, вообще основное назначение ВМФ — ведение боевых действий. И только только его начинают систематизировать и приводить в порядок. А до этого воевали кто как мог и хотел, хоть пингвинов за штурвал ставь.

Но начало 18 века для выбора морской карьеры — всё ещё не лучшая идея. Стремительно возрождающийся флот выполнял миллионы поставленных задач – от охраны судов, следующих в колонии, до военного присутствия на Балтике, в Африке и Северной Америке. Десятки кораблей строились, и десятки же тонули. Благодаря Дрейку восполнение офицеров стало возможно за счет заслуг, а не только голубой крови коррупционеров. С одной стороны, это плюс. На службу нередко поступали ещё совсем мальчики, и набирали их отовсюду, в том числе и из самых бедных семей. Если они доживали и оставались на ногах к 16 годам — их можно было считать полноценными моряками. Дальше – 10 лет унылых походов, а в 26 эти моряки, как правило, покидали службу и обосновывались на суше. Вот так вот, вам ещё нет 30, а вы – уже списанный на берег ветеран королевского флота. С другой стороны, минимальные требования для офицера — 6 лет службы. Что такой карьерный рост как, например, у Кука, делает невозможным физически. Ну, не считая момент с завершением службы в котелке у островных зусулов.

Добавьте сюда затянувшееся техническое отставание от тех же датчан. Они, например, уже в 16-ом веке знали, как бороться с цингой. А британцы придумают разнообразить сушеное мясо, галеты и квашеную капусту фруктами и цитрусовыми по совету Джеймса Линда только где-то ко второй половине 18-го столетия. Та же беда с общей медициной. Филипп Пинель только только к 1800-ым инициировал реформы по уходу за психическими больными и заставил власти отказаться от цепей для больных, доказав, что дело не в демонах и они в принципе не так опасны для Вселенной. Да что там, до изобретения стетоскопа ещё сто лет, а до вакцинации от оспы в Британии – 50 лет.

В таком ключе пиратство это, скорее, социальный сквозняк. Когда мальчики, пополнившие торговые и военные флоты, не видя ни перспектив, ни надежды, ни до начала службы, ни после и понимая, что на этом корабле они и умрут, банально бросались на любой шанс что-то получить, кроме плетей и соленого мяса с тухлым корабельным пивом. Кстати, порка была самым популярным наказанием. Если отбросить все эти мифологизированные оскопления и протаскивания под килем, то большинство моряков просто пороли, чтобы они потом вернулись к работе. Ну, как просто… Использовали кошку-девятихвостку – это плеть с 9 и более витыми кожаными концами, в которые вплетены металлические наконечники и/или крючья. Ввели её в 1681-м, а отменили только в 1870-ом. За поркой, кстати, следил корабельный хирург. Именно хирург.

Разделение профессий было уже тогда. Если доктор, врач – это что-то вроде терапевта, они ставили пиявки, поили ртутью, пускали кровь, делали понос и учиняли рвоту, то хирург – это парамедик и фармацевт, мясник, который может и ногу отрезать, и роды принять, причем у одного человека, и следом ещё и опиум выпишет. Тогда, кстати, была интересная теория на счет того, что все болезни имеют или стеническую или астеническую природу и лечатся или алкоголем, или опиумом. И всё. И больше ничего не надо для здоровья и счастья. Никаких там антибиотиков.

Именно совокупность проблем обеспечила быструю сдачу торговых судов пиратам и разношерстный экипаж, в котором было полно недовольных жизнью людей самых разных профессий и должностей. Вероятно именно поэтому Черная Борода чувствовал себя так уверенно. Настолько уверенно, что даже дерзко. 22 мая 1718 года его импровизированная флотилия появилась около Чарльзстауна, в Южной Каролине. Вход в бухту полон песчаных кос и отмелей, и фактически причалить можно только при помощи местных лоцманов, сопровождающих суда в обязательном порядке. У Тича лоцмана не было, поэтому он просто встал на якорь, не выдавая себя, и подождал, пока к нему отправят делегацию с местными властями и собственно лоцманом. За следующие пару дней он захватил ещё два корабля, прибывших в Чарльзстаун и вставших на якорь, чтобы дождаться лоцмана, который был где? Правильно на “Мсте королевы Анны”!

Постепенно до жителей дошло, что порт заблокирован и никто не выходит из него и не входит в него. Началась паника, встала торговля, стали ползти слухи, что город сотрут с лица земли, что к пиратам плывет подкрепление и чуть ли ни сам дьявол вот вот сойдет на берег. У города была береговая артиллерия, но начинать бой против десятка судов было не лучшей затеей: неизвестно, смогли бы потопить корабли, и как сильно досталось бы городу. В общем, губернатор был не самый смелый парень. Пираты же не спешили высаживаться. Отцы-основатели принимают решение отправить гонцов и выслушать требования ужаса во плоти, опасаясь самых дерзких из них. Но губернатору предъявляют одно-единственное требование: предоставить сундук с лекарствами. Все дружно соглашаются, собирают все имеющиеся медикаменты, грузят в сундук и отдают пиратам, которые как ни в чем не бывало отплывают. Такова официальная часть.

Объяснение весьма прозаично. Вместо того, чтобы слоняться вдоль торговых путей в поисках добычи и рискуя встретить военное судно, Тич встал на якорь у места назначения торговых путей и подождал корабли там. Завязывать долгие переговоры и требовать выкуп не имело смысла, так как за неделю, которую бы жители собирали деньги, к порту подоспели бы военные, гарнизон бы усилили, малодушный губернатор бы выпил для храбрости, и со стороны моря пиратский флот атаковали бы линейными судами Её Величества и, зажав пиратов в угол, отправили бы в конечном счете или на дно, или на виселицу. А вот лекарства были более чем актуальны. Как раз в это время в Карибский бассейн завозят желтую лихорадку — жуткое заболевание, из самого сердца Африки. И от неё нет спасения ни в колониях ни на островах, ни уж тем более на кораблях с пиратским сбродом. Кроме того, то, что корабль пиратский, не означает, что на нем нет санчасти.

Лечение больных и раненых было проблемой и на официальных военных судах, не то что на угнанных. Когда Борода был ещё Бородкой и только захватывал “Месть королевы Анны”, он предоставил добровольную возможность покинуть корабль не всем. Три хирурга, несколько плотников и повар были лишены такого шанса. В морском кодексе 1707 года Vade Mecum моряка вообще указано, что ни один хирург не имеет права покинуть свой корабль до завершения плавания и прибытия в порт назначения. Из судового журнала, унесенного после захвата, мы знаем имена этих трех несчастных медиков и размер их жалованья. Это начальник санчасти Жан Дюбуа из Сент-Этьена (50 ливров за заплыв), второй хирург Марк Бурнеф из Ла-Рошель (30 ливров за заплыв) и младший хирург Клод Дешай – 22 ливра. Был ещё помощник хирурга (Николас Гаутрен) с окладом в 12 ливров, но он не в счёт, так как в квалифицированный персонал его не отнесли, он был в числе мелкой прислуги.

Как устроен был медкабинет настоящей Черной жемчужины настоящей Черной Бороды мы знаем потому, что в итоге, после приключений в порту, Тич решил принять предложение о помиловании, загнал судно на мель, чтобы разогнать команду и втихаря сдался властям. Судно в итоге затонуло, его замело илом, оно покоилось на дне морском 400 лет, пока в 1996 году его не нашли и не принялись методично раскапывать. Помимо брошенных реликвий из золота и серебра, нескольких десятков пушек, ученым удалось раскопать даже медицинские инструменты, среди которых мы можем выделить наиболее интересные.

Например, уретральный шприц с остатками ртути. Популярный миф того времени заключался в том, что ртутью можно лечить сифилис и вообще все половые заболевания, да и вообще все заболевания мочеполовой системы, так как их не отделяли одно от другого. Ртуть добывали в новом свете промышленными масштабами и в основном силами рабов. Необходимость такой добычи была прежде всего в очистке серебра, перед переплавкой в те самые серебряные монеты и отправкой галеонами в Испанию. Продолжительность использования ртутных мазей и таких средств как например настойка Гваякума (дерево родом с Ямайки) объясняется латентным периодом в болезни сифилисом. Но ни то ни другое не помогает. И от ртути людей умерло едва ли не больше, чем от сифилиса, Гваякум бесполезен, хотя сейчас его добавляют в одно из отхаркивающих средств. Как бы то ни было, лекарства были архипопулярны, взять хотя бы поговорку “Ночь с Венерой – Жизнь с Меркурием” (ртуть — mercury).

Чаша для кровопусканий, или поринджер – серебристая миска, куда собирали кровь после надреза вен листообразным скальпелем. Конечно, кровоточить можно было и на пол, но тогда медицинская процедура потеряет налет научности и безопасности. Так что кровь с деловым видом собирали, рассматривали и только потом утилизировали за борт.

Найденная укладка, к сожалению не сохранила наименований или остатков мазей и бальзамов. Серебряные иглы для шитья ран, пилы, скальпели, две клизмы, латунные винты для затягивания жгутов. Всё с маркировкой “Сделано во Франции”. Европейский импорт. Качество. Но проблем у судового доктора и без этих инструментов было мягко говоря много. Например, бесконечная война с лицевыми червями. Так SV, полегче, какие нафиг черви? А это ещё один долгоиграющий миф. Угри на носу какое-то время считали паразитами. Если очень, очень долго не мыть харю, они в некоторых случаях могут вырасти до впечатляющих размеров, после чего любой доктор 17-18 века, перед которым вы его выдавите, скажет что это личинка червя. Лечили уксусом, прунеллой и пасленовой водой. Надо думать, успех играл от случая к случаю.

Если открыть медицинский учебник 1710 года — «Книга Физиологии», «The Book of Phisick», где, кстати, на первой странице крутая статья «Как приготовить мужа» (имеется в виду заворожить/обаять), и посмотреть там народные медицинские рецепты, то мы увидим что большущее значение уделяется всяческим чисткам, как при помощи слабительных (сок коры ясеня и лимона), так и клизменно-принудительным способом. Считалось, что обильный дрищ помогает от паразитов и несварения. (На случай, если вы так тоже думаете — нет, диарея любой природы только истощает организм).

Остановка кровотечений — соли свинца (ацетат свинца). Прикладывали к ампутированным конечностям, обсыпая как мукой. Головная боль — кровопускание из виска, втирание в голову уксуса, прием рвотных. Кашель с мокротой — пить морскую воду с ртутью и отваром крапивы. Желтуху, вызванную увеличением билирубина в крови (пиратские циррозы, йохохо) — перорально оливковое мыло и примочки из чистотела. Зубная боль — чеснок в ухо.

В общем, хирургия – это здорово и доктор на корабле нужен, ведь любые попытки заниматься наукой так или иначе ведут к накоплению знаний, что двигает нас как человечество вперед. Но по-моему Эдвард Тич с сундуком явно продешевил…

Самые знаменитые пираты • Arzamas

Главнокомандующий турецким флотом, мореплаватель, сын священника, пират, обидевшийся на то, что его назвали пиратом, и прототип капитана Флинта

Автор Екатерина Гущина

Пиратство появилось тогда же, когда мореплавание и торговля. Морской разбой существовал возле крупных торговых путей и в Античности, и в Средние века. Целью его было не просто желание нажиться за чужой счет, но и избавление от торговых конкурентов. Пиратство было эффек­тивным инструментом внешней политики и вообще неотъемлемой частью средневековой экономической системы.

Прямым следствием Великих географиче­ских открытий стал переворот в мировой экономике. Хозяева средневекового рынка — итальянцы и ганзейцы  Ганзейский торговый союз — экономиче­ский союз городов северо-запад­ной Европы, возникший в середине XII века и просуще­ствовавший до середины XVII века. — сошли со сцены; морская торговля переросла в океанскую. Борьбу теперь вели не отдель­ные города или союзы, а целые страны. На протяжении следующих 300 лет порту­гальцы, испанцы, голландцы, англичане и французы сражались за контроль над торговыми путями под негласным девизом «Разори соседа». Главным инструментом этой борьбы опять же стал морской разбой, причем часто санкционирован­ный государствами. Так появились корсары, рейдеры и каперы.

Корсарами называли капитанов и их ко­манды, которые получили от госу­дарств разрешение грабить и топить коммер­ческие суда в ходе борьбы за доминиро­вание над Среди­земным морем в XIV–XIX ве­ках. Рейдеры — пираты-наемники, основной зада­чей которых было не огра­бить судно противника, а утопить, — состояли на службе у королей и получали от них корабль и снаряжение. Если судно противной стороны все-таки удавалось ограбить перед затоплением, то приз получали не рейдеры, а их страна-наниматель. Каперы (они же приватиры) — это пираты, имеющие специаль­ный доку­мент, каперское свидетельство, разрешаю­щее нападать на корабли определенной страны. Каперы должны были соблюдать определенные пра­вила: нападать и вести бой только под флагом страны, выдавшей свидетель­ство. В противном случае считалось, что они нарушили условия соглашения, и тогда каперы становились обычными пиратами. Ниже мы рассказы­ваем о самых знаменитых морских разбойниках от XV до XVIII века.

Виталийские братья (конец XIV — первая половина XV века)

Казнь Клауса Штёртебекера. Гравюра. 1874 год © Culture Club / Getty Images 

Виталийские братья, или братья-витальеры  Возможно, от старонемецкого viktualien — «продовольствие»., — пиратский союз, промыш­лявший среди кораблей купцов Ганзейского союза, зани­мав­шихся торговлей в Балтийском и Северном морях и проливе Ла-Манш в конце XIV века.

Шведский король Альбрехт Мекленбургский нанял каперов для помощи в войне за швед­ский престол, которую он вел с датской королевой Маргрете. Когда в 1391 году королева осадила Стокгольм, мекленбург­ские герцоги объявили, что их гавани открыты для любого, кто «на свой страх и риск осмелится наносить ущерб Датскому королевству». Но витальеры нападали и на корабли союзников короля Альбрехта: «Они грабили и своих, и чужих, отчего сельдь сильно подорожала», — говорится об их действиях в хронике.

В 1394 году витальеры захватили остров Готланд, принадлежавший тогда датчанам, и превратили его столицу, город Висбю, в свою опорную базу. Даже после заключе­ния мира между Швецией и Данией в конце 1390-х виталийские братья продолжили разбой. Ганзейский союз был вынужден оснащать свои корабли дополнительной артиллерией и охраной, но это мало помогало. Между витальерами и Ганзой шла настоящая война. Если удавалось захватить их судно, пиратов законопачивали в бочки из-под сельди и доставляли на берег, чтобы судить и казнить.

Самый известный из виталийских пиратов — Клаус Штёртебекер. Достоверно про него практически ничего не известно, но есть удивительная легенда, связанная с его смертью: когда в 1401 году его экипаж захватили и приговорили к смертной казни, капитан попросил выполнить его последнее желание —помиловать тех членов пиратской команды, мимо которых он пройдет со своей отруб­ленной головой в руках. И прошел, держа голову, мимо 11 человек. Но потом палач подставил ему ногу, так что обезглавленное тело рухнуло на землю. Несмотря на обещание, бургомистр приказал казнить всех. 

В 1950 году немецкий писатель Вилли Бре­дель написал исторический роман о Клаусе Штёртебекере — «Братья-витальеры», а в 2006 году был снят фильм «Störtebeker» (в российском прокате «Сердце пирата»).

Хайреддин Барбаросса (1475–1546) 

Хайреддин Барбаросса. Неизвестный итальянский художник. Около 1580 года Kunsthistorisches Museum

Барбаросса — символ противостояния Востока и Запада, мусульманства и христи­ан­ства в борьбе за Средиземное море. Он родился на острове Лесбос, когда тот принадлежал Османской империи, в семье мусульманина и хри­стиан­ки, и носил имя Хызыр. Вместе со старшим братом Оручем они позна­комились с морем, когда возили товары отца, но затем предпочли заняться морским разбоем. Вскоре Оручу удалось поднять бунт команды, в которой он состоял, и стать капитаном. В бою братья отличались неистовой храбростью, и очень скоро их команда стала грозой Средиземноморья.

В 1516 году они захватили Алжир, а через два года после гибели брата Хызыр получил в наследство не только завоеванные Оручем территории, но и его прозвище — Барба­росса («Рыжая борода»). Барбаросса Второй провоз­гласил себя султаном Алжира и при­знал власть Османской империи. В народе его считали защитни­ком ислама, мусульмане называли его Хайреддин (что значит «Благо веры»). До нас дошло описание свирепого вида Барбароссы: «У него были лохматые брови, густая борода и толстый нос. Его толстая нижняя губа пренебрежи­тельно выступала вперед. Он был среднего роста, однако обладал богатырской силой. На вытя­нутой руке он мог держать двухгодовалую овцу до тех пор, пока та не погибала…»

Осада Ниццы флотом Барбароссы в 1543 году. Миниатюра Матракчи Насуха. XVI век © Wikimedia Commons

Османский султан Сулейман I Великолепный использовал Хайреддина в своих планах по объединению тюркского мира и сделал его главнокомандующим всего турец­кого флота. Противниками легализовавшегося пирата были генуэз­цы, венецианцы, испанцы, мальтийские рыцари. Он громил их в Тунисе и Алжи­ре, разграбил и сжег остров Менорка, успешно грабил побережье Италии. Под руководством Хайреддина Турция стала главной морской державой Средиземноморья.

Как немногие из людей своего занятия, Бар­баросса мирно дожил дни в Стам­буле и был похоронен в специально построенной для него мечети. На гробнице из серого гранита арабской вязью написано: «Маат раис аль бахр» — «Здесь покоится бейлербей  То есть наместник. моря». Мечеть стоит на берегу, и долгие годы корабли, проходившие мимо, отдавали салют Барбароссе.

Про Барбароссу можно прочитать роман каталонского писателя Жуана Понса «Барбаросса» (2006).

Фрэнсис Дрейк (ок. 1540 — 1596)

Фрэнсис Дрейк. Неизвестный художник. Англия, около 1580 годаNational Portrait Gallery / Wikimedia Commons

Фрэнсис Дрейк — самый знаменитый корсар эпохи королевы Елизаветы I — одновременно и удачливый пират, и первый английский кругосветный мореплаватель  Он был вторым после Магеллана человеком, совершившим кругосветное путешествие за одну экспедицию., герой Граве­лин­ского сражения (1588), закончив­шегося поражением испанской Непобедимой армады  Непобедимая армада — флот из около 130 ко­раблей, собранный Испанией в 1586–1588 годах для нападения на Англию во вре­мя Англо-испанской войны (1585–1604).. Он стал героем поэмы Лопе де Веги «Песнь о Драконе», а также много­чис­ленных английских романов, повестей и пьес, где изображается в основном беспощадным злодеем.

Дрейк был родственником пирата и работор­говца Джона Хокинса и в юности был определен к нему на корабль. В начале 1560-х он участвовал в работор­говой экспедиции в Западную Африку и скоро стал командо­вать собственным судном. В 1568 году Дрейк и Хокинс с командой попали в ловушку испанцев в мексикан­ском порту, сбежали, но потеряли много людей. И хотя экспеди­ция была неудачной, она привлекла к Дрейку внимание — благодаря этому ему оказала поддержку короле­ва Елизавета I. Следующая, уже самостоятельная экспедиция Дрейка состоя­лась по поручению королевы; по сути, она санкцио­нировала разграбление любой собственности испанского короля Филиппа II. Дрейк высадился на Па­нам­ском перешейке и захватил караван, перевозив­ший золотые и сереб­ряные слитки из перуан­ских рудников. Кроме груза Дрейк привез в Англию репута­цию блестящего капера.

В 1579 году под началом Дрейка была снаря­жена экспедиция из пяти кораблей, в ходе которой он, в частности, перехватил огромный галеон «Богоматерь Непорочного Зачатия», возивший из Кальяо в Панаму золото и серебро. Прибыль экспедиции составила фантастические 4700 % относи­тельно затра­ченных средств. Экспедиция принесла Дрейку настоящую славу, поскольку он не только разорил испанские корабли, но и сделал несколько географиче­ских открытий (исследовал западный берег Северной Америки, открыл бухту Сан-Франциско, а пролив, соединяющий южные части Атлантического и Тихого океанов, позже был назван его именем — это пролив Дрейка). Кроме того, его экспедиция стала первым совершенным англи­ча­нином круго­светным плаванием. Королева Елизавета лично прибыла на борт флагманского судна Дрейка «Золотая лань» и возвела капитана в рыцари.

Флот Френсиса Дрейка у Картахены. Гравюра Джованни Баттиста Боацио. 1589 год Library of Congress

Жизнь сэра Фрэнсиса складывалась как нельзя более удачно. Он приобрел поместье с замком, стал мэром Плимута, был назначен инспектором королев­ской комиссии по проверке состояния военного флота, а в 1584 году стал членом палаты общин. Осенью 1585 года он возглавил новую экспедицию с приказом нанести испанцам как можно больший ущерб. Флот из 25 кораб­лей, на борту которых было 2300 матросов и солдат, Дрейк повел к берегам Испа­нии и захватил порт Виго, взяв добычу в 30 тысяч дукатов  На один дукат можно было купить около 400 литров вина или 50 килограм­мов мяса.. Затем он ушел к островам Зеленого Мыса, высадил там десант, разграбил и сжег все поселения и, совершив трансатлантический переход, объявился в Вест-Индии, где то же самое сделал со столицей испанских колоний Нового Света — Санто-Доминго. Его приз составил 25 тысяч дукатов, 250 крепостных пушек и стоявший в порту галеон. Затем было принято решение атаковать богатей­ший порт Испанской Америки — Картахену. Он жег и грабил город больше месяца, прежде чем испан­­цы запла­тили отступные. Мулы несли золото и серебро на корабли Дрейка несколько дней. Когда Дрейк решил остановиться и вернуться в Плимут летом 1586 года, его добыча оценивалась в 350 тысяч фунтов стерлингов  Например, упитанный гусь стоил 4 пенса, то есть 0,0166 фунта стерлингов..

Проведя восемь месяцев на берегу, Дрейк получил новое задание — уничто­жить корабли, которые Филипп II готовил для нападения на Англию. Он вор­вался в гавань Кадиса, где они стояли, и уничтожил более 30 кораблей и тысячи тонн припа­сов. Оттуда эскадра взяла курс на Азорские острова, по дороге захватывая новые корабли и их ценные грузы. В 1588 году Дрейк как вице-адмирал участвовал в сражениях с испанской Непобедимой армадой. Несмотря на двойной перевес в численности кораблей и пушек, испанцы потеряли 60 кораблей из 130 и отступили. Дрейком восхищались даже враги Англии. Папа Сикст V назвал его великим капитаном.

Последняя экспедиция Дрейка состоялась в 1595 году. Он собирался захватить Панаму, но на кораблях флотилии разразилась эпидемия дизентерии, от кото­рой умер и сам Дрейк. Его тело положили в свинцовый гроб и под залп кора­бельной артиллерии опусти­ли на дно около острова Буэнавентура. Известие о смерти Дрейка в 1596 году в Англии вызвало траур, а в Испании — всеобщую радость.

После кругосветного плавания 1577–1580 го­дов «Золотая лань» — флагманское судно Дрейка — была оставлена в лондонском Дептфорде как музей достиже­ний морепла­ва­теля. Корабль стоял в порту почти 70 лет, пока не сгнил от влаги и, возможно, от жучка. Стул, вырезанный из бруса «Лани», хранится сейчас в Бодлианской библиотеке в Оксфорде.  

Уильям Кидд (ок. 1645 или 1655 — 1701)

Уильям Кидд. 1860-е годы © Getty Images

Уильям Кидд родился в Шотландии, по неко­то­рым данным, в семье священ­ника, погиб­шего в море. Про ранние годы Кидда существует несколько не вполне ясных версий, но считается, что он ушел в море еще в юности. Есть предположения, что Кидд спасся при кораблекрушении у берегов Гаити с судна, бывшего в составе английского флота, и его приняли на борт француз­ские пираты. Так или иначе, он появляется в доку­ментах 1689 года уже капитаном 16-пушеч­ного француз­ского фрегата с английской командой. 

Кидд захватил у французских флибустьеров 20-пушечное судно, назвал его «Благосло­венный Уильям» и, скооперировавшись с пиратской флотилией Томаса Хьютсона, начал грабежи в Вест-Индии под английским флагом. В результате бунта против Хьютсона Кидд получил под свое командование его флотилию целиком, а через некоторое время потерял своего «Благословенного Уильяма» уже из-за бунта в собственной команде. На захваченном у французов корабле Кидд ушел в Нью-Йорк, где участвовал в переправке в Новый Свет оружия, женился на богатой вдове (возможно, овдовевшей не без участия самого Кидда) и обзавелся дочерьми.

В 1695 году новый губернатор Нью-Йорка поручил «надежному, хорошо зарекомендо­вавшему себя» Кидду расчистить торговые пути в Тихом океане и начать карательную экспедицию против самых известных на тот момент тихоокеанских пиратов, а также против любых вражеских французских кораблей. Кидд отплыл в Лондон с капер­ским свидетельством против французов и 34-пушечной галерой-фрегатом «Приключение».

Но тут у капитана началась полоса невезе­ния: корабль оказался постро­ен­ным из нека­чественных материалов и постоянно требо­вал ремонта; на пути всё никак не встреча­лось французских судов; члены команды грозили бунтом, Кидд даже убил одного из членов экипажа — офицера (по законам морского права XVII века это очень серьезное преступление). Наконец, в январе 1698 года «Приключение» взял на абордаж корабль «Кедахский купец». Капитаном судна оказался англичанин Джон Райт, а владель­цами груза — армянские купцы (напомним, патент Кидда действовал против французов). Тем не менее Кидд разграбил судно, получив за товары — шелк, сатин, золото, серебро — 25 тысяч фунтов стерлингов. Поступок капитана вызвал настоящий международный скандал, капер­ское свидетельство Кидда было признано недействительным; он был объявлен в розыск за пиратство. 

Кидд поплыл в Нью-Йорк, рассчитывая на защиту губернатора Нью-Йорка и Масса­чу­сетса лорда Белмонта. Но Белмонт аресто­вал его и отправил в Англию, где над ним должен был пройти суд. Весной 1701 года начался судебный процесс: пирата обвиняли в убийстве офицера Уильяма Мура и пяти случаях пиратства. Никто из бывших покровителей его не поддержал, и сам Кидд ни в чем не признался, назвав все обвинения клеветой. Его приговорили к виселице. У английского короля Вильгельма III была возможность помило­вать своего бывшего капера, но он не сделал этого.

Казнь Кидда была страшной: веревка оборвалась, и его вешали дважды. После казни тела капитана и его сообщников висели на берегу Темзы три года. Вскоре после этого события получила хождение баллада «Прощание капитана Кидда с морями», которая воспевала капитана и утверждала его невиновность.

Генри Морган (1635–1688)

Генри Морган на фоне Панамы в 1671 году. XVIII век© Getty Images

Капитан Морган — прообраз героев романов Рафаэля Сабатини «Одиссея капи­тана Блада» и Стейнбека «Золотая чаша» — знаменитый и удачливый англий­ский приватир, король пиратов Карибского моря. Правда, после публикации английского перевода книги Александра Эксквемелина «Пираты Америки» в 1678 году Морган подал в суд на издателя: его возмутил сам факт того, что его назвали пиратом  «Kind of men called buccaneers».: в суде он заявлял, что в жизни не испытывал к пиратам ничего кроме ненависти. Тяжбу он выиграл, получив 200 фунтов и публичное извинение.

Никто не знает точно историю появления Генри Моргана в Вест-Индии  Вест-Индия — историческое название остро­вов Карибского моря. В широком смысле Вест-Индия — это испанские, португальские, британские, французские и другие земли европейских государств в этом регионе с конца XV века.. Считается, что детство он провел в Уэльсе в семье зажи­точных фермеров, а в 1654 году присоеди­нился к войскам Кромвеля в Портсмуте и отправился с армией на Карибы, чтобы атаковать испанцев. Есть и другая версия: мальчи­ком его выкрали в Бристоле (или, может быть, в рабство его продали роди­тели), сделали корабельным слугой и продали на плантации Барбадоса.

Впервые имя Моргана появляется в отчете губернатора Ямайки в августе 1665 года. А уже в январе 1668 года Совет Ямайки поручает ему «собрать английских прива­тиров и захватывать пленных испанской нации, посредством чего он мог бы узнать о намерениях неприятеля вторгнуться на Ямайку». Так Морган получил официаль­ное разрешение начать войну против испанцев в Вест-Индии. Он захватывал и грабил города, подчас используя совер­шенно подлые приемы. Так, во время штурма одной из крепостей пираты выставили перед собой живой щит из захваченных священ­ников и монахинь. Это позволило им проло­мить стену и ворваться внутрь. Разграбление города сопровождалось пытками местных жителей — англичане требовали выдать места, где спрятаны деньги и другие ценные вещи. Помимо этого, они взяли с жителей выкуп — 100 тысяч пиастров.

Дальше Морган собирался двинуться к Кар­та­хене, однако во время пирушки, устроен­ной им для своих офицеров на флагманском фрегате «Оксфорд», пираты так напились, что корабль загорелся и взорвался. Спастись удалось немногим, однако сам Морган уцелел. С новой командой он продолжил грабежи и убийства на побережье Венесуэлы.

Современники отмечали, что капитан действовал с невероятной наглостью и был отличным стратегом, придумывая и осуще­ствляя сложные морские и сухопутные операции. Поэтому неудивительно, что в 1670 году Совет Ямай­ки пожаловал адмиралу Моргану каперское поручение. Фактически он получил карт-бланш: разрешалось нападать на испанские суда, штурмовать крепости и захватывать города. Также в документе был очень важный для пиратов пункт: «Поскольку флот не получает никакого вознаграждения, он будет забирать все товары и купеческое богатство, захвачен­ное в таких экспедициях, и делить их между собой по своим правилам».

Новые полномочия открыли перед Морганом новые горизонты. Он решил огра­бить самый богатый город американских колоний, принад­лежавший испанцам, — Панаму. Именно сюда свозили все золото и серебро из Мексики, грузили на корабли и отправ­ляли в Старый Свет. Совершив многоднев­ный поход через джунгли, пираты вступили с испанцами в бой под стенами Пана­мы, и в январе 1671 года Панама пала. Для вывоза добычи понадобилось 175 мулов. Кроме драгоценностей было также захвачено около 600 пленников. На берегу реки Чагрес разбойники приступили к разделу добычи, который вылился в скандал и драку: рядовые матросы считали, что их обманывают. Морган не стал дожидаться, чем закончатся эти разбирательства, —с подельниками он забрал большую часть добычи, и отплыл, оставив бывших соратников без кораблей, провианта и трофеев.

Реализовав свою грабительскую экспедицию, Морган нарушил Мадридский договор 1670 года, в котором Англия согласилась пресечь пиратство в Новом Свете в обмен на признание Испанией суверенитета Англии на Ямайке. Англичане немедленно открести­лись от всего, переложив вину на губерна­тора Ямайки — сэра Томаса Модифорда. Того вызвали в Лондон и заключили в Тауэр. Моргана тоже экстрадировали в Англию, но никакого обвинения не предъяви­ли, поскольку он действовал по поручению официальных лиц. Впрочем, вину губерна­тора тоже доказать не удалось. Его вернули на Ямайку в качестве главного судьи. А Моргана в 1674 году возвели в рыцари за преданность, благоразумие и храбрость и направили лейтенант-губернатором туда же.

Морган активно участвовал в управлении Ямай­кой с середины 167о-х по 1680-е годы, а после того, как был оттеснен от полити­ческой деятельности, еще несколь­ко лет жил в свое удовольствие. Его неоднократ­но обви­няли в тайных сделках с пиратами и недо­стой­ном королевского офицера поведении.

Эдвард Тич по прозвищу Черная Борода (ок. 1680 — 1718)

Эдвард Тич. 1736 годWikimedia Commons

Эдвард Тич послужил прототипом для героев множества фильмов и книг. Главным обра­зом — как негодяй с отталкивающей внешно­стью и омерзи­тельным запахом. Самый известный образ — капитан Флинт в романе Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ». Правда, один из героев романа упоминает, что Черная Борода по сравнению с Флинтом — «сущий младенец». О Тиче снято несколько фильмов и сериалов  «Пират Черная Борода» (США, 1952), «При­зрак Черной Бороды» (США, 1968), сериал «Пираты семи морей: Черная Борода» (США, 2006), «Череп и кости» (США, 2014)..

Описание внешности Тича, сделанное Чарль­зом Джонсоном в книге «Всеобщая история грабежей и смертоубийств»  Полное название — «Всеобщая история грабежей и смерто­убий­ств, учиненных самыми знаменитыми пира­тами, а также их нравы, порядки и управ­ление с самого их начала и появления на острове Провиденс в 1717 году и до сего 1724 года»., создает образ хрестоматийного пирата:

«Физиономию капитана Тича… сплошь покры­вала густая раститель­ность, сразу приковывавшая взгляды. На Америку эта борода наводила ужас… Цвета она была черного, и хозяин довел ее до таких чудовищных размеров, что казалось, будто волосы растут прямо из глаз. Тич имел обыкновение заплетать ее в маленькие, перевитые ленточками косички… и закиды­вать их за уши. Во время сражения он вешал на каждое плечо широкую перевязь с тремя парами пистолетов в кобурах и втыкал под шляпу запальные фитили, так что они свисали, едва не касаясь щек. Его глаза от природы были лютыми и дикими. Невозможно представить себе фигуру более жуткую, нежели этот одержимый бесом человек, сравнимый разве что с фурией из ада…»

Современники вспоминают, что лишь один вид этой бороды, развевающейся по ветру, лишал торговых моряков воли к сопротив­лению. По другим данным, он был просто «высоким худощавым человеком с длинной черной бородой», но тщательно культиви­ровал свой демонический образ. В реаль­ности о Тиче известно гораздо меньше.

Считается, что Тич начал свою карьеру корсаром во время Войны за испанское наследство (1701–1714), а после ее окончания сначала пиратствовал в команде известного разбойника Бенджамина Хорниголда, но быстро получил собствен­ный корабль, который он усовершенствовал и назвал «Месть королевы Анны» и на котором начал разорять поселения на американском побережье (возмож­но, название корабля связано с Войной за испанское наследство, известной в Америке как Война королевы Анны; по другой версии — из сочувствия к послед­ней представительнице династии Стюартов на английском престоле).

Так, в мае 1718 года «Месть королевы Анны» в компании еще нескольких шлюпов, неожиданно войдя в гавань Чарлстона в Южной Каролине — одного из крупнейших атлантических портов, — блокировала нахо­дившиеся там на якоре корабли, их грузы и их богатых пассажиров и потребовал у губерна­тора выкуп за заложников. В противном случае Черная Борода грозил сжечь суда и казнить пленников. Пока в городе велись переговоры, пираты прогули­вались по берегу и запугивали местное население. Властям пришлось отку­питься значительной суммой денег, медикаментами и провизией. Летом того же года «Месть королевы Анны» потерпела крушение, но Тич и его команда спаслись на других кораблях («в благодарность» Тич высадил часть старой команды на необитаемом острове).

Через некоторое время Тич принял объяв­ленную властями амнистию (обычно амни­стия предше­ство­вала новой волне пресле­дования пиратов), осел в Север­ной Каролине, поделив некоторое награбленное имущество с губернато­ром, и женился на 16-летней дочери местного плантатора. Но убыт­­ки от пред­прия­тий Тича были очень большие, и осенью того же 1718 года прави­тельством Виргинии была объявлена награда в 400 анг­лийских фунтов тому, кто поймает или убьет пирата. После последнего для Тича боя возле острова Окракок на теле Черной Бороды насчитали пять пулевых и 25 сабельных ран. Разбой­нику отрубили голову и подвесили ее на бушприте судна  Бушприт — брус на носу парусника., а потом, согласно легенде, доставили в Ричмонд и выставили на позор­ном столбе.  

Сент-Томас. Дети Черной Бороды…, отзыв от туриста onegina17 на Туристер.Ру

Мои рассказы о Сент-Томасе:

Сент-Томас. Остров игуан…

А теперь самое время дать самый важный совет тем, кто как и мы, заглянет на Сент-Томас в рамках круиза, всего лишь на один день.

Не слушайте тех, кто говорит, что один день — это очень много и успеть за него можно ого-го сколько. На любом другом острове я соглашусь с этим, но только не на Сент-Томасе, где такого понятия, как пунктуальность и скорость, просто не существует!

Решите для себя, что вам важнее — посмотреть виды и достопримечательности или просто поваляться на пляже. Успеть везде — нереально!!! Если вы отправитесь кататься по Сент-Томасу (не важно, самостоятельно или с береговой экскурсией), про пляж даже не думайте, риск опоздать на корабль очень и очень велик, потому как движение неторопливое, а пробка из машин просто засыпает на дороге, никуда не двигаясь. Если хотите пляжа — сразу же отправляйтесь туда. Так вы получите уединенный пляж в свое полное распоряжение, непуганых пеликанов и крабов и полное отсутствие нервотрепки с поглядыванием на часы и марш-броском вдогонку корабля, уходящего из порта. И это не шутка!

Но готовясь к путешествию, мы даже не догадывались в каком скоростном режиме передвигаются аборигены и строили грандиозные планы знакомства с островом…

— Цена вопроса.

Если вы надумаете покупать береговую экскурсию (а других вариантов, если у вас всего один день, практически не существует), наберитесь терпения. Очень наберитесь!!! Переписка с Сент-Томасом была настолько неспешной, что казалось, письма прилетают с самым ленивым почтовым голубем, который проиграл в медлительности даже почте России, а вы же понимаете, что это не так-то просто.

Всевозможные рейтинги экскурсионных фирм Сент-Томаса настаивали, что мы выбрали самую лучшую и самую пунктуальную из возможных и это уже настораживало. Но более тщательное штудирование вопроса с экскурсиями убедило нас, что найденный вариант практически единственный, и весь гнев и нетерпение пришлось обуздать, понадеявшись, что там, на Сент-Томасе все будет иначе. Какими наивными мы были…

В результате неспешной переписки мы забронировали экскурсию у «Godfrey Tours» за «35 долларов США с человека, с включенной дегустацией бананового дайкири в самом красивом месте Сент-Томаса». Экскурсия предполагалась четырехчасовая, плюс два часа на самом красивом пляже — Меганс Бей. Начало в 11.45 (тут мы подстраховались, опасаясь своего опоздания в порт).

Нам выслали план экскурсии с перечислением всех остановок и достопримечательностей, входящих в экскурсию и лист брони (солидные люди, подумали мы тогда):

— Шарлотта -Амалия

— Сувенирный рынок и свободное время на покупку сувениров

— Bluebeard’s Castle

— Blackbeard’s Castle

— Mountain Top

— Great House Botanical Gardens

— Magens Bay Beach

— Coki Point Beach

— Coral World Ocean Park

— Golf Course

— Возвращение в Шарлотту-Амалию

В общем-то понятно, что за такой маршрут, да еще и пару часов на пляже, деньги просят не самые высокие. Если бы мы знали, во что это выльется в результате, мы бы отправились с утра пораньше на пляж фотографировать пеликанов и полировать карибский загар, нежась в тени раскидистых пальм. Но мы ни о чем не догадывались…

Наш капитан пришвартовался минута в минуту. Потом потянулись минуты ожидания, превратившиеся в результате в полтора часа задержки, из-за неторопливости офицеров, проспавших свою работу, а может просто никуда не спешивших в силу укоренившейся привычки никогда и никуда не спешить. Когда нервы подходили к концу, капитан разрешил выйти на берег — очень вовремя, надо сказать, народ дошел до последней стадии кипения…

Спеша на берег, мы готовили оправдательную речь с извинениями за свое опоздание — было очень неловко, что нас так долго ждали. Жизнь быстренько остудила наш порыв — порт был пуст и тих, словно никто никуда не собирался. Мы удивились! Как так, где гиды с табличками, где вереница автобусов, где привычный шум и суета? Игуаны, почти единственные, кто встречал нас в порту, таинственно молчали. Пришлось скрипнуть зубами, достать телефон и придушив не вовремя проснувшуюся скаредность, начать названивать в экскурсионную фирму. На пятом, а может и шестом звонке (бушевавший гнев не позволил подсчитать точно), нам ответили позевывая, что повода для паники нет совсем никакого, что про нас помнят и автобус с гидом будет чуть позже. Группа заинтересованных, подтянувшихся в процессе переговоров, гневно зароптала, но делать было нечего, кроме как подождать еще чуть-чуть.

И мы подождали. Потом еще. И еще…

Потом начали строить планы убийства гида. Потом прикидывали, как будем его мучать перед убийством. И когда народный гнев достиг апофеоза, вдалеке замаячил он, тот самый Годфри, который приближался неспешно, вразвалочку и даже не подозревал, что с ним только что сделали в ужасающих фантазиях озверевшие десять туристов из очень цивилизованных стран.

— О Кей, О Кей, О Кей! — начал он приближаясь с самой медленной скоростью, на которую только способен человек.

— Идите туды и садитесь сюды — уточнил Годфри, показывая картинку туристовозки и на всякий случай проговаривая неспешно номера автобусика.

— Как только все будут на борту, мы полетим! — пошутил Годфри. А мы поверили, склюнув наживку, словно оголодавшая рыба.

В результате долгих сборов и розыска автобуса, мы получили пару часов времени на изучение города. Построив маршрут грамотно, мы успели намного больше в Шарлотте-Амалии, отложив изучение памятника-колокола и форта на окончание свободного времени и еще полчаса гуляли по округе, поглядывая, не мелькнет ли у автобуса красная футболка необъятного Годфри.

Экскурсия началась с ооочень большим опозданием, когда даже самые бесшабашные оптимисты начали сомневаться, успеют ли они поваляться на пляже…

Годфри был необычайно эмоционален! Рассказ о пиратском прошлом острова изобиловал эпитетами, изображением абордажных баталий, вздергиванием на виселицу пойманных пиратов, укрытием кладов, строительством столицы и прочим, прочим, прочим… Гид размахивал руками, вопил пиратские песни, плясал пиратские танцы (что с его фигурой и на такой жаре приравнивалось подвигу), изображал канонаду морского боя и выпустил на волю все свои актерские таланты, выложившись почище любого народного артиста.

В паузах Годфри вбивал в наши головы свое имя (что ему удалось!), настоятельно просил прорекламировать его на родине и рассказать, как замечательно знакомиться с Сент-Томасом в компании с Годфри.

Как честный человек, я пообещала рассказать все. Это я сейчас и делаю, стараясь всячески уберечь вас от покупки экскурсии у Годфри…

Иногда гид вспоминал, что остановки все же делать надо и, взвизгнув тормозами, притирался к обочине, выгоняя всех на солнцепек. Театр одного актера работал и под палящим солнцем, да еще как искрометно работал!

Шарлотта-Амалия, осмотренная исключительно нашими стараниями, осталась позади — Годфри «забыл» кучу пунктов из договора, вспомнив про паузу в совершенно дивном месте (за что ему конечно, спасибо)…

Замок Черной бороды, равно как и резиденцию Синей бороды, нам так и не показали, ограничившись кивком головы и ленивым взмахом руки — мол, это где-то там, но везти вас туда лениво, надо вылезать из машины, водить вас по округе, потом собирать в кучу и везти назад…

Жил ли в этом замке Черная Борода, или придумано все это потом, для вытаскивания денег у туристов — правду не скажет никто. Но то, что замок стоит в стратегически важном месте, где просматриваются все заходы в бухту, а подобраться к нему наоборот, очень и очень непросто, невольно порождает мысль, что именно здесь и жил Черная Борода.

Поскольку одного пирата, пусть и самого настоящего, аборигенам было маловато (остров в прошлом пиратский, значит, на этом можно неплохо заработать), жители придумали себе еще одного пирата — Синяя Борода, сочинив по ходу самую романтическую из историй, полную любви юноши-пирата и креолки. Ну и замок построили в красивом месте, сделав его доступным для туристов отелем и рестораном. Народу все равно, был такой пират или не был, в замок все идут косяком, добровольно расставаясь с деньгами — а что еще надо аборигенам?

Ну, оставим пиратов…

Прелестная бухта, тихо подремывающая Шарлотта-Амалия, спешащие в порт корабли — все было как на ладони! Рассказ о налетах пиратов можно смело опустить, так не вязался он с умиротворением этого места. Иногда порт остается пустым — выручки в тот день нет, магазины закрыты, гиды считают убытки, а столица дремлет в истоме и неге, в ожидании нового дня и наплыва круизных кораблей. В тот день было 8 лайнеров, а бывает их и 11! Круизных путешественников на Сент-Томасе любят намного больше, чем тех, кто прилетает на самолетах, ведь у них нет времени на осмотреться и поторговаться, а береговым пиратам именно это и нужно.

На этом месте, где мы тихо плавились от солнца, много лет назад английский пират Френсис Дрейк заложил наблюдательный пункт, чтобы не пропустить даже случайно, проходящие испанские корабли, груженые золотом. Добычу пират отдавал в королевскую казну, тем самым купив себе рыцарский титул из рук самой королевы.

Море, омывающее Сент-Томас с юга, и сейчас носит имя моря Дрейка. Не знаю, насколько это признается географами всего мира, но на Сент-Томасе не знают другого названия, так что волей-не волей, а начинаешь называть его именно так…

Потоптавшись на самой высокой точке перевала и послушав экспрессивный рассказ Годфри, мы загрузились в туристовоз и двинули дальше, перевалив через самую высокую точку перевала. Дальше наш бренчащий всеми своими деталями транспорт бежал шустрее, включив ветер на максимум — окошек в автобусике не предусматривалось…

Говорят, что у берегов Сент-Томаса море совершенно невероятного оттенка. Понятно, что говорят это сами аборигены, а я, как человек со стороны, могу сказать, что в хороший солнечный день Карибское море везде поражает своими оттенками, совершенно фантастическими! И не принципиально, на каком острове вы будете им любоваться…

Но то, что мы увидели потом, поколебало мою уверенность. Ибо перед нами раскинулся залив и самый красивый пляж Сент-Томаса, знаменитый Меганс Бей…

Можно сколько угодно рассуждать о чистой воде, белом песке, рифах… Но лучше просто смотреть и ахать от восторга, потому что залив достоин самых высших похвал!

С востока залив окаймляет мыс, носящий имя Петербург Пойнт, излюбленное место отдыха сильных мира сего, особенно сильных мира Америки. Годфри сыпал и сыпал имена, одно другого известнее — оставлю их на совести гида и не буду передавать все досужие сплетни, даже если они на самом деле и правда…

А мы добрались до Mountain Top — места с которого видно много соседних с Сент-Томасом островов, а в нагрузку это еще место бойкой торговли и дегустации бананового дайкири, столь щедро сдобренного крепким ромом, что многие из нашей группы решили, что ехать дальше — значит напрасно тратить время.

Сам процесс творческого взбивания дайкири, совершенно загнанным от обилия туристов аборигеном, а также частые повторные подходы тех, кто «не распробовал», я опускаю — ну что тут интересного может быть?

А вот вид, открывшийся с площадки, зрелище весьма и весьма достойное. Для любознательных есть табличка, на которой наглядно показано, где расположен какой из островов. Можно поглядывать на эту условную карту и сравнивать с реальными видами — действительно удобно!

Мешают только желающие сфотографировать табличку, но тут уж ничего не поделать, по сравнению с толпой у дегустационного дайкири, здесь было откровенно пусто и никто (почти) не мешал наслаждаться фантастически красивым видом.

Стоишь здесь, слушаешь песни вольного ветра, любуешься пронзительного цвета водой, островами, поросшими бархатом зелени, цветами, пляжами. Жалеешь, что пиратов нынче нет. Радуешься, что с пиратами уже разобрались и призвали их к порядку. Понимаешь, что пиратские законы на этом острове и нынче живее всех живых И тихо завидуешь сама себе, что повезло все это увидеть своими глазами…

Но прекрасная пауза была прервана самым бесцеремонным образом — воплями Годфри, созывавшего всех на новую дегустацию «буквально рядом, через несколько метров».

И ведь не соврал же! То, что значилось как «Ботанический сад», на самом деле оказалось еще одной точкой для возлияний. Правда, сад тоже был, и виды открывались волшебные, и даже бабочки порхали, но группа быстренько свернула восторги и осмотры, переместившись в бар. Нет, ну вредно же столько пить на жаре!

Дальше программа по осмотру острова была напрочь скомкана, народ путал автобусы, гидов, острова, затруднялся уточнить, на каком же корабле они прибыли, и был ли корабль на самом деле…

Годфри наш, и до того не сильно горящий энтузиазмом, совершенно сник от жары и невыносимой работы. Помучившись сомнениями, продолжить экскурсию или ну ее, гид переместил тех, кто еще соображал после дегустации, в другую туристовозку и пообещав присоединиться к нам на раздаче чаевых (он как-то не сомневался, что чаевые потекут в его карман полноводной рекой), скрылся из вида.

Новый водитель (он же гид), энергией не поражал и мог бы запросто победить в конкурсе на самого скучного человека Сент-Томаса. Судя по плану, нам предстояла поездка по самым красивым пляжам острова, заканчивающаяся отдыхом на Меганс Бей. Судя по времени, остававшемся до отхода корабля, мы в лучшем случае, успевали в пол глаза полюбоваться пляжем и рвануть в порт с рекордной скоростью.

С большим трудом собрав сильно повеселевших туристов (жара, дегустация, возраст, усталость — сами понимаете…), заместитель Годфри, чье имя история не сохранила, позвякивая грозившей рассыпаться повозкой, полной туристов, повез всех к пляжам.

Понятно, что прелести Coki Beach и Coral Park мы посмотрели, что называется «на ходу». Пеликаны вертели в нашу сторону головами, приглашая расслабиться на берегу, цапли гоняли чаек, а может чайки гоняли цапель… Все эти красоты промелькнули и скрылись за поворотом. Народ вожделел Меганс Бей и на другие достопримечательности не реагировал.

Меганс Бей ослепительно красив! Белоснежный песочек, пологий вход в воду совершенно невероятного цвета, крутые холмы, утопающие в зелени, остров на горизонте! Вода чистая, теплая-теплая, с многочисленными рыбками, совсем никого не боящимися и доверчиво тыкающимися в ноги, стоит вам зайти в воду чуть поглубже.

Утром на этом пляже собираются пеликаны для ежедневного пиршества. Если вы любите природу, неиспорченную присутствием людей, значит, приезжайте на пляж рано утром и получайте самое настоящее удовольствие.

Днем картина иная и заставила она меня вспомнить те времена, когда родители возили меня отдыхать в Геленджик и Сочи, а папа уходил на пляж рано-рано утром, чтобы занять для всех нас лежаки.

Народа на пляже катастрофически много! Так много, что вся прелесть берега тонет в шуме толпы, распугивающей всю живность избыточной активностью. Тот апокалипсис, что творится на дороге перед пляжем, невозможно передать словами, но то, что он испортит всякое впечатление от отдыха — это совершенно точно. Надежда не опоздать на корабль умирает при виде коллапса на дороге, ведущей к пляжу.

Проникнуть на пляж можно после уплаты пошлины за таинство в количестве 4 долларов США с человека. Но на количестве желающих это не сказывается…

Территория вокруг пляжа, под раскидистыми деревьями, была совершенно забита жующими и выпивающими. Картину хаоса дополняли весело вопящие детишки, до которых родителям не было совершенно никакого дела.

Посовещавшись, мы решили не тратить время на сомнительное удовольствие и отправится назад, в порт. Там нас ждал корабль и игуаны…

Дорога обратно шла по тем же красивым местам, только теперь их украшали мягкие предзакатные краски и портило вполне обоснованное волнение, что к отходу корабля мы можем запросто опоздать.

К тому моменту, когда мы въехали в Шарлотту-Амалию, пробка достигла максимальной концентрации, а моя нервотрепка дошла до предела. Дорога стояла. Можно было любоваться видами, открывающимися по обе стороны дороги, можно было вылезти и рвануть бегом — это было бы намного быстрее!

На пол пути к нам подсел Годфри, начавший снова толкать навязчивую рекламу своих услуг и откровенно вымогая чаевые. Когда гид предложил завернуть на сувенирный рынок и погулять там не торопясь, протрезвевший народ его чуть не линчевал!

Корабли, как мы все успели заметить, все еще стояли в порту, дожидаясь загулявших туристов — это утешало нас.

Когда мы наконец-то добрались до порта, Годфри никто не хотел видеть, а тем более слышать. Чаевых он не получил, во всяком случае от нашей, трезвой части группы. Стоя на корме корабля, я наблюдала, как роняя все, что есть в руках, спешат успеть на борт те, кто выбрали отдых на пляже после знакомства с островом. Мне их было откровенно жалко и я надеюсь, что на наш корабль никто не опоздал.

А я, распрощавшись с гидом, поспешила к игуанам. Их стало явно больше, а бока их явно округлились, после съеденных кексиков. Игуаны не сидели на камнях, а сновали вокруг столиков ресторанчика, норовя выклянчить вкусненькое в обмен на фотосессию. Охота на игуан успокоила мой гнев из-за неудавшейся экскурсии, обманщика-гида, неспешного транспорта, пробок на дорогах, неувиденных пиратских замков и прочих мелочей, чуть было не отравивших мне свидание с островом. Игуаны, словно осознав возложенную на них миссию великого успокоительного, старались, как могли. И кто их назвал неспешными и неторопливыми? Их верткости и шустрости можно было позавидовать, а на фоне оцепенения, царящего среди аборигенов, игуаны выглядели сущими живчиками. Продемонстрировав, все, что они умеют делать и исключительно «на бис», ну и ради вишенки из коктейля, устроив небольшую потасовку, не принесшую им вреда, но заставившую схватиться за фотоаппараты даже тех, кто предпочитал запоминать все глазами.

Игуаны — настоящее сокровище Сент-Томаса и для меня этот остров навсегда останется островом игуан…

После этого к кораблю пришлось добираться бегом — самые последние пассажиры спешили на борт, понимая, что никто их ждать не будет.

А у корабля уже свернули навес с холодной водой и влажными салфетками, убрали залихватскую вывеску с названием и начали сворачивать коврик, по которому мы сходили на берег. Время пребывания на острове Сент-Томас подходило к концу…

Мы еле-еле успели подняться на корму, чтобы полюбоваться уходящим островом. Или мы уходили от острова — ну разве это так важно?

Порт, немного оживившийся с нашим приходом, снова погружался в ленивую дрему, отдыхая от шумных и немножко бесцеремонных гостей.

Сытые игуаны, прятались в теплых камнях, собираясь спать и, наверное, им всю ночь снились вкусные кексики и щелкающие фотоаппараты. Гиды, порядочные и не очень, считали свою прибыль и радостно потирали руки — завтра будет новый день! Утомленное солнце выкрасило весь мир в золотые оттенки, перед тем, как окончательно нырнуть в разгоряченные волны и уснуть до утра…

Я стояла на корме, и мне не хотелось никуда уходить. Вспоминались пираты, игуаны и фантастический цвет воды у берегов Меганс Бей, самого красивого пляжа Сент-Томаса — острова, где царят игуаны…

Фотоальбомы к рассказу

Теги: Круиз

Про Черную Бороду: vbulahtin — LiveJournal

(журнал оффлайн)

С удовольствием продолжаю изучать журнал «Вопросы истории»
Отрывки из заметки «Реальная и вымышленная жизнь капитана Тича» Д. Н. Копелев
(честно говоря, думал, что пиратское дело еще более прозаичное)

Героев романа «Остров сокровищ», вошедшего в списки лучших образцов приключенческой литературы, Роберт Льюис Стивенсон начал придумывать в 1881 г. от скуки: Стивенсон намеревался позабавить маленького пасынка и развеять скуку будней в уединенном коттедже, затерявшемся в лесах шотландской глубинки.
С легкой руки Стивенсона образ пирата, этот великий миф современной цивилизации, не раз привлекал историков, литераторов, художников, кинематографистов.
Знакомые с детства герои и сюжеты — зловещий Слепой Пью, приносящий черную метку смерти, добряк-злодей одноногий Джон Сильвер и неразлучный с ним попугай, а еще забулдыга Билли Бонс и таинственный «сундук мертвеца».
Все это порождено не одной лишь фантазией Стивенсона. У
создателя «Острова сокровищ» были предшественники — Даниель Дефо, Эдгар Алан По, Вальтер Скотт, а после Стивенсона тему подхватили Артур Конан Дойль, Рафаэль Сабатини, Джон Эрнст Стейнбек.

Прототипом Билли Бонса с просмоленной косичкой, шрамом на щеке и дребезжащим, «как скрипучая вымбовка», голосом стал человек, внешне ничем на него не похожий и совсем юный.
Он лишь дал старому пирату на покое свое имя.
Реальный Бонс входил в пиратскую шайку гремевшего по всем морям Бартоломью Робертса и перед тем как сунуть голову в петлю — его приговорили к виселице — успел посетовать на сгубившую его «золотую приманку богатства».

Литературный прообраз героя Стивенсона можно найти в рассказе известного американского писателя-романтика Вашингтона Ирвинга «Вольферт Веббер, или Золотые сны» в сборнике 1824 г. «Рассказы путешественника».
Бурной штормовой ночью некий незнакомец появился на морском берегу Манхэттена, представ перед обитателями уединенного почтенного трактира восседающим на огромном матросском рундуке. «Его могучие плечи, крупные кости и кривые ноги свидетельствовали об огромной физической силе. Лицо его было смугло и обветрено; глубокий шрам — очевидно, след ножевой раны — проходил рубцом по его носу и верхней губе; по этой причине она всегда оставалась полуоткрытой, и сквозь это отверстие у него, как у бульдога, виднелся оскал зубов. Швабра жестких грязно-серого цвета волос венчала собой его безобразное, отталкивающее лицо. Платье его было наполовину морского, наполовину гражданского образца. На нем была старая шляпа, обшитая по краям потускневшим от времени галуном и по-солдатски загнутая с одной стороны, вылинявшая синяя военная куртка с медными пуговицами и короткие, но широкие, словно юбка, штаны или, вернее, панталоны, ибо они были собраны у колен. Он властно распоряжался, говорил громко и раздраженно, точно бранился, причем его голос стрелял, как хворост в очаге под вытяжною трубой, безнаказанно проклинал и посылал к черту хозяина и прислугу».
Поселившись в трактире на косе, глубоко уходящей в море, он «обставил себе помещение по своему вкусу, подвесив к потолку гамак, который служил ему постелью, и украсив стены ржавыми пистолетами и кортиками иноземной работы. Большую часть дня он остается у себя в комнате, сидя возле окна, откуда открывается вид на Саунд, с короткой старомодной трубкой во рту, стаканом грога у локтя и карманной зрительной трубою в руке, и рассматривает через трубу всякое судно, что виднеется на море».

Этот бесцеремонный головорез, самое настоящее «морское чудовище», «тритон», «Бегемот», «Левиафан», как его называет автор, вконец запугал почтенных посетителей деревенского трактира своей бесшабашностью, наглыми издевками и угрозами, превратив степенное дотоле пристанище голландских бюргеров в шумный вертеп, где он гоготал и похвалялся своей неустрашимостью. Запугав мирных обывателей леденящими душу историями о закопанных кладах и жестоких разбойниках, таинственный постоялец загадочным образом сгинул в морской пучине, пустившись в шторм по бушующим волнам на утлой лодчонке.

Перекочевал на страницы романа и злодей Израэль Хендс, который в пиратском мире слыл настоящим «авторитетом»: одно время он состоял помощником Тича Черной Бороды. Прославился этот Хендс благодаря неистовой пьяной ночи, когда Тичу вздумалось проверить, благоволит ли его собутыльникам фортуна. Позднее появилась не одна легенда о том, как, вытащив откуда-то два пистолета, он в мгновение ока взвел курки и, дунув на свечу, открыл пальбу из-под стола. Наутро пострадавшего Хендса с простреленной ногой перевезли на берег, что уберегло его от смертного приговора, так как через несколько дней корабль Тича, зарубленного в абордажной схватке, был захвачен и его «подопечных» отправили на виселицу. Хендса же амнистировали за дачу показаний против местных коррумпированных чиновников Северной Каролины, связанных с пиратами, и он поселился в Англии, где влачил нищенское существование, пока не скончался.

Описание внешности Тича, ставшее хрестоматийным в многочисленных биографиях этого разбойника, словно воплотившего в себе все зло пиратского мира. «Физиономию капитана Тича… сплошь покрывала густая растительность, сразу приковывавшая взгляды. На Америку эта борода наводила ужас… Цвета она была черного, и хозяин довел ее до таких чудовищных размеров, что казалось, будто волосы растут прямо из глаз. Тич имел обыкновение заплетать ее в маленькие, перевитые ленточками косички… и закидывать их за уши. Во время сражения он вешал на каждое плечо широкую перевязь с тремя парами пистолетов в кобурах и втыкал под шляпу запальные фитили, так что они свисали, едва не касаясь щек. Его глаза от природы были лютыми и дикими. Невозможно представить себе фигуру более жуткую, нежели этот одержимый бесом человек, сравнимый разве что с фурией из ада». Это яркое описание принадлежит перу одного из первых историков пиратства, таинственному писателю, под псевдонимом Капитан Чарльз Джонсон написавшему книгу «Всеобщая история грабежей и смертоубийств, учиненных самыми знаменитыми пиратами, а также их нравы, порядки и управление с самого их начала и появления на острове Провиденс в 1717 г. и до сего 1724 года».

Те, кто плавал вместе с Тичем или томился на его кораблях пленниками, впоследствии вспоминали о нем в куда более будничных тонах. В декабре 1717 г. южнее Пуэрто-Рико в руки Тича попало торговое судно «Маргарет» («Margaret») с Сент-Кристофера. Его шкипер Генри Восток провел восемь часов на корабле Тича, а затем был отпущен. В данных им свидетельских показаниях чернобородый пират предстает «высоким худощавым человеком с длинной черной бородой».
Созданию демонического образа немало способствовал сам Тич, «обдуманно пытавшийся подчеркнуть порочные черты своего нрава» и убедить своих людей, что он сам — настоящий дьявол во плоти. Морякам с их суеверной убежденностью в присутствии в море сатаны, по-видимому, не требовалось научных доказательств его связи с нечистой силой. Неслучайно после гибели Черной Бороды захваченные пираты из его команды рассказали, что как-то раз в открытом море внезапно увидели на борту какого-то неизвестного. Он то бродил по палубе, то спускался в трюм, и никто толком не мог объяснить, откуда он взялся. Все разъяснилось, когда корабль Тича потерпел крушение. Неизвестный исчез, и пираты уверились, что к ним являлся сам дьявол.

В биографии же самого Тича сохраняется много неясного. Начать с его происхождения и даты рождения. В официальной корреспонденции пирата именовали Тэтч (Thatch, Thaitch или Tatch), хотя общепризнанным стал введенный капитаном Джонсоном другой вариант его имени — Тич (Teach).

Ничего определенного о ранних годах жизни знаменитого пирата, в сущности, не известно. По сведениям, идущим от первого биографа Тича, Джонсона, будущий пират родился в Бристоле.
Учитывая, что на момент смерти в 1719 г. ему было около сорока лет, датой рождения Тича можно условно считать 1680 год. Фамильная традиция предопределила его судьбу. Бристоль был одним из крупнейших британских портов и на протяжении нескольких веков являлся центром каперства. Не избежал каперства и отец Тича. Он участвовал в англо-голландских войнах и, выйдя на покой, перебрался на левый берег Эйвона в бристольское предместье Редклифф. В 1693 г. он скончался, вдова вторично вышла замуж, и молодому Эдварду, по-видимому, не осталось ничего иного, как идти в море.

Однако, согласно другой версии, Тич родился на острове Ямайка в почтенной и уважаемой семье, мать пирата намного пережила сына и проживала в каком-то испанском городке, а брат сделал карьеру на военном поприще.
По мнению историков Ф. Госса и Р. Ли, исследовавших биографию Тича, предположительным источником этого утверждения стал труд плантатора с Барбадоса Ч. Лесли, который в 1739 г. посетил Ямайку и написал «Новую историю Ямайки: Тринадцать писем джентльмена другу», опубликованную в 1740 году. Но не исключено также, что Тич появился на свет в Лондоне или Филадельфии. В 1840 г., спустя 120 лет после событий, Д. Ватсон в книге, посвященной истории Филадельфии и Пенсильвании, сообщил, что Тич пиратствовал под вымышленной фамилией.
Настоящая фамилия этого «полусумасшедшего» моряка была Друммонд, и он будто бы происходил из респектабельной семьи, проживавшей в Виргинии под Хэмптоном.

Комментируя данные, сообщенные Лесли и Ватсоном, Ли указывал, что фамилия Тич и сегодня довольно распространена на восточном побережье Виргинии, он вел переписку с членами этих фамилий, но не смог найти подтверждения родственных связей кого-либо из них с пиратом. Разноречивость источников объяснима: пиратам было свойственно скрывать свои настоящие имена, тем более если они были выходцами из респектабельных семейств.

Тич явно был образованным человеком: умел писать, читать, вел дневник и переписывался с торговцами.

После смерти пирата у него было найдено письмо от секретаря губернатора Северной Каролины Тобайаса Найта, что косвенно подтверждает предположение об образованности Тича и его широких связях. Кто знает, не собирался ли этот опасный человек, тесно связанный деловыми интересами с представителями политической элиты, в конце концов, отойти от разбойных дел и «пришвартоваться» где-нибудь в Англии, как поступали многие из известных пиратов? Во всяком случае слухи о его связях в метрополии доходили до колониальных властей. Губернатор Ямайки лорд Арчибальд Хэмильтон, например, во время плавания по Антильским островам встретил корабли Тича, идущие из-под Гваделупы, и, продемонстрировав осведомленность, написал в Совет торговли и плантаций, что жена и ребенок Тича проживают в Лондоне.

Неизвестно доподлинно, какие обстоятельства привели Тича в море.
Служба на флоте, что на военном, что на торговом, не имела ничего общего с манной небесной, здравомыслящие люди к ней не стремились. Старая моряцкая мудрость гласила: «На виселицу и на флот сгодится всякий».
Флот и корабль в глазах подавляющей массы европейцев выглядели зловещими символами непререкаемой воли государства, а поголовные рекрутские наборы в приморских областях морских держав на военно-морскую службу — страшным бедствием и вечной угрозой.

Рекрутов для флота похищали и насильно вербовали в любом подходящем месте. Рабочая сила на кораблях требовалась всегда, и группы вербовщиков часто отправлялись «на охоту» в ночь перед выходом в море и высматривали по всем закоулкам, борделям и злачным местам подходящее пополнение. Например, в разгар первой англо-голландской войны набережные Темзы совершенно опустели, ибо мало кто рисковал появляться в столь опасных местах. Вернуться к прежней жизни удавалось единицам, и никакие родственники и друзья не могли отыскать бедолагу, избитого вербовщиками и засунутого в трюм.
Именно так в разгар подготовки британской экспедиции против испанской Картахены в 1740 г. попал на флот его величества Родрик Рэндом. Создатель этого литературного образа, писатель Тобайас Смоллет, служивший в 1740-х годах судовым лекарем, по-видимому, знал достоверно не одну похожую историю. «Я пересекал верфь у Тауэра, как вдруг появился какой-то коротконогий парень с физиономией цвета дубленой кожи, с тесаком, с дубинкой в руке, и закричал: «Хо! А ну, братец, пойдем-ка со мной!» Его вид мне не понравился, и, не отвечая на его окрик, я ускорил шаги в надежде отделаться от его компании; тогда он громко свистнул, и незамедлительно появился передо мной другой моряк, который схватил меня за шиворот и потащил за собой. Я был не в таком расположении духа, чтобы выносить подобное обращение, вырвался из рук насильника и ударом дубинки поверг его на землю недвижимым; мгновенно меня окружило десять-двенадцать человек, и я так ловко и с таким успехом стал защищаться, что кое-кто из врагов бросился в атаку с обнаженными кортиками; после упорного сопротивления, получив раны в голову и в левую щеку, я был обезоружен и схвачен, и меня потащили пленником на борт вербовочного судна, мне надели наручники, как преступнику, и бросили в трюм, где уже был жалкий сброд, один вид которого едва не свел меня с ума».

Никто из моряков — да разве только они? — не был застрахован от подобной участи.

Среди бумаг адмирала российского флота графа Ф. М. Апраксина, например, имеется любопытный документ, датированный августом 1724 г., касающийся вербовки русских матросов в Голландии. Его автор, российский резидент в Амстердаме Фонденбурх, столкнулся с деятельностью одной такой вербовочной конторы — ее агенты «подговаривали» матросов из Архангельска и Риги, а также «учеников, присланных из России для разных наук», к побегу, после которого они должны были отправиться в Ост-Индию и Вест-Индию.
Фонденбурху потребовалось немало усилий, чтобы вырвать моряков из рук вербовщиков: «С великим трудом… сыскал и понятыми от душепродавцов силою отнял и посадил на корабль для отвозу в Санкт-Питербург, со чего чинятца тамо великое возмущение».

Безотрадная картина флотской реальности ярко продемонстрирована на гравюре «Сошедший с истинного пути лодырь-подмастерье послан в море» У. Хогарта (серия «Прилежание и леность», 1747 г.). Праздного бездельника, предпочитавшего не изучать ремесло, а коротать время за карточной игрой и гоняться за юбками, схватили вербовщики, с физиономиями, не предвещавшими ничего хорошего. Они швырнули юного повесу на дно шлюпки и держат путь в море — вдали виднеются готовые отдать якорь корабли. А на песчаной косе, тянущейся вдоль входа в бухту, вырисовывается силуэт виселицы с повешенным.

В 1697 г. Тич прибыл на Ямайку и во время войны за испанское наследство (1702 — 1713 гг.) занимался каперством в вест-индских водах, а когда после окончания военных действий официальное каперство было запрещено, он стал пиратом. В конце 1716 г. в компании с пиратом Бенджамином Хорниголдом он занялся разбоем у атлантического побережья Северной Америки, используя в качестве убежища остров Кэт Багамского архипелага.

Капитан Мэтью Мансон, заброшенный на этот остров штормом, доносил в своем отчете от 5 июля 1717 г., направленном в лондонский Совет торговли и плантаций, что ему довелось беседовать с несколькими местными жителями. Они рассказали капитану о пяти пиратских вожаках, которых неоднократно встречали в местной гавани, и называли их имена: Хорниголд, Дженнингс, Берджесс, Уайт и Тич с 6-пушечным шлюпом и 70 людьми.

Поздней осенью 1717 г. группа Хорниголда переместилась на юг и ходила в поисках добычи в районе Наветренных островов.

В ноябре в 100 милях южнее Мартиники они захватили французский 14-пушечный (по другим данным, 26-пушечный) невольничий корабль «Конкорд», принадлежавший купцу из Нанта Рене Монтадуэну. Пираты отвели захваченный корабль на островок Бекия, расположенный в Гренадинах. При его обыске один из членов команды, французский юнга Луи Аро, рассказал пиратам о золоте и ценном грузе, который тайно перевозился на корабле. Пираты разыскали спрятанное добро, а заодно решили не расставаться и с самим судном. Перейдя на него, они пополнили экипаж самим Аро и еще тремя добровольцами с «Concorde», а также насильно взяли с собой лоцмана, кока, лекарей, двух столяров и двух матросов.

Поделив добычу, люди Хорниголда разделились. Повсюду ходили слухи о том, что готовится новая волна преследования пиратов, которой, как правило, предшествовала амнистия. Действительно, в январе 1718 г. власти Нью-Йорка получили прокламацию о преследовании пиратов, и капитан Винсент Пирс на военном корабле «Феникс» направился на Нью-Провиденс с копией документа.

23 февраля он прибыл на Багамские острова и застал около 500 пиратов, готовых принять амнистию. Среди них был и Хорниголд. Тич же решил повременить со сдачей властям. Он взял на себя командование захваченным «призом», переименовал его в «Queen Anne’s Revenge» («Месть королевы Анны») в память о «прекрасной поре» разбоя во времена ее царствования, и, оснастив новыми пушками, отправился за новой добычей.

О силе пиратских команд, объединившихся вокруг Тича, свидетельствовал губернатор Бермудских островов Бенджамин Беннет. 31 мая 1718 г. он предупреждал Лондон, что если пираты соберутся вместе, то намного превзойдут в численности имеющиеся в его подчинении гарнизоны и военно-морские силы. По сведениям губернатора, Тич и его «компаньон» полковник Стид Боннет располагали пятью судами и командами в семьсот человек. Вместе с ними в море были замечены еще несколько пиратских судов, в составе команд которых были люди капитана Вэйна (60 человек на 6-пушечном шлюпе) и четыре сотни французов на двух кораблях.

В середине мая 1718 г. Черная Борода на своем «Queen Anne’s Revenge» совместно с тремя шлюпами напал на Чарлстон в Южной Каролине, один из крупнейших атлантических портов. Неожиданно войдя в гавань, Тич блокировал все стоявшие там корабли с ценными грузами и богатыми пассажирами. Он предъявил ультиматум губернатору Роберту Джонсону и потребовал выкуп за заложников и короб с аптекарскими припасами — на пиратских судах было много больных. В случае отказа Черная Борода пригрозил сжечь все суда, стоявшие в гавани, казнить пленников и прислать их головы губернатору. Пока представитель заложников вел переговоры в муниципалитете, Тич отправил командира одного из своих судов, Ричардса, и его команду в город. Бандиты нагло расхаживали по Чарлстону и вконец запугали местных жителей. Власти покорились и отправили пиратам лекарства на сумму в 300 или 400 фунтов стерлингов — лишь бы скорее избавиться от незваных гостей. Правда, на этом шантаж не закончился: пираты потребовали выкуп за корабли и пленных. Пришлось заплатить еще около 1500 фунтов, а также предоставить пиратам провизию и снаряжение.

Пираты отправились дальше на север, к побережью Северной Каролины. В июне 1718 г. их флотилия вошла в залив Топсейл (соврем, залив Бофорт), где «Queen Anne’s Revenge» попала на мель и потерпела крушение. Тич со своими людьми спасся на других кораблях. Вскоре, однако, пираты разделились, потому что между двумя командами вспыхнул конфликт. По некоторым сведениям, Тич приказал вытащить оба судна на пустынный берег для кренгования, а сам, с двадцатью-тридцатью головорезами, удрал на баркасе, прихватив всю добычу, — это было бы вполне в его духе. Или он просто высадил часть команды на берег на необитаемом острове вдали от материка и ушел в открытое море. Брошенные на острове пираты были обречены на смерть: там не было никакой растительности, никакой живности. Спасла их случайность. Спустя два дня мимо острова проходил Боннет и, обнаружив на нем разбойников, забрал их на свой корабль.

Тич между тем явился к губернатору Северной Каролины Чарльзу Идену и принял объявленную правительством амнистию. Он приобрел дом, женился на шестнадцатилетней красавице — дочери местного плантатора. Шлюп его стоял в гавани неподалеку, и через месяц-другой его вновь потянуло в море.
Капитан Джонсон не умалчивал о взаимовыгодных связях Черной Бороды с колониальной администрацией. Когда летом 1718 г. Тич с захваченным французским судном, груженным сахаром и какао-бобами, пришел в Северную Каролину, губернатор и пират «поделили добычу». Чтобы прикрыть преступление, была выдумана история о том, что корабль якобы нашли в открытом море и на его борту не было ни одного человека. Само же судно пират с губернатором решили уничтожить.

Впрочем, куражился Тич недолго. Губернатор Виргинии Александр Спотсвуд, обеспокоенный набегами пирата, на свои собственные средства организовал карательную экспедицию. В ноябре 1718 г. два военных шлюпа под командованием лейтенанта Роберта Мейнарда в глубокой тайне вышли в море и направились к стоянке Тича в бухте Окракок в Северной Каролине. По дороге Мэйнард задерживал все встреченные корабли, чтобы Черная Борода не узнал о надвигавшейся опасности. Ему и в голову не могло прийти, что пират прекрасно обо всем осведомлен. Секретарь Идена Тобайяс Найт отправил к нему посыльного с письмом, в котором призывал держаться настороже. Однако разбойник чувствовал себя в полной безопасности: мелководные проливы бухты считались устьями рек и речными протоками, а значит, по тогдашнему местному законодательству, не подпадали под действие морских законов, карающих за пиратство.

Завидев корабли Мэйнарда, Тич не растерялся. Невзирая на численное превосходство военных, пират и не думал сдаваться. Под прикрытием мелей он спокойно стоял на якоре, поджидая, когда шлюпы отыщут фарватер на мелководье и приблизятся на пушечный выстрел. Наконец он счел свое положение выигрышным и пошел в атаку. Расстреляв первый, меньший, шлюп, Тич направился к кораблю Мейнарда, чтобы решить дело в абордажной схватке. По пути корабль пирата сел на мель, однако Черная Борода и тут не отступил от намеченного плана. Он приказал вышвырнуть за борт балласт и вылить воду из всех бочек и снял судно с мели; корабль пошел в бой. Забросав палубу шлюпа гранатами и бутылками с горючей смесью, пираты ворвались на судно, разгорелась отчаянная палубная схватка. Тич и Мейнард обменялись выстрелами, пират был ранен. Оба выхватили сабли и бились до тех пор, пока Тич удачным выпадом не обезоружил лейтенанта. Черная Борода уже готовился нанести смертельный удар противнику, но один из моряков Мейнарда ранил его в шею. Кровь хлынула ручьем, но Тич продолжал рубиться, и только выстрел из пистолета в упор свалил его. На теле убитого пирата насчитали двадцать пять ран. Главный же трофей, отрубленную голову Тича, Мейнард велел водрузить под бушпритом британского военного шлюпа, а затем ее выставили на площади Вильямсберга, где она соседствовала с телами других казненных членов шайки знаменитого пирата.

Образ Черной Бороды в демонической интерпретации капитана Джонсона снискал огромную известность и по сей день привлекает внимание писателей и кинематографистов.

Стивенсон, который перенес время его «деяний» на три десятка лет позднее, на страницах «Владетеля Баллантрэ» изобразил полоумного негодяя, мазавшего лицо какой-то черной дрянью и закручивавшего колечками бакенбарды. «Он бегал по палубе, бесновался и орал, что сам он сатана, а корабль его — ад».
В романе Х. Гартнер «Ann Bonny» Тич наделен отталкивающей внешностью и от него исходит омерзительный запах.
Знаменитые кинофильмы «Пират Черная Борода» (1952 г.) с Робертом Ньютоном, «Призрак Черной Бороды» (1968 г.) с Питером Устиновым, «Черная Борода: террор на море» (2005 г.) с Джеймсом Пьюрфоем и «Пираты семи морей: Черная Борода» (2006 г.) с Ангусом Макфейденом (и Ричардом Чемберленом в роли губернатора Идена) рисуют образы нелепого «вечного скитальца», зарывающего в укромных местах сокровища и творящего всякие безобразия, злодея, наводящего ужас на мореплавателей.

Однако за гротескным персонажем, словно олицетворявшим доведенное до абсурда вселенское зло, стоит реальность, хотя, возможно, не имеющая столь зловещего ореола. Говоря об исторической традиции, трактовавшей Тича как кровожадного убийцу, американский исследователь из Морского музея Северной Каролины Д. Мур утверждает: «Я думаю, что все это блеф». По его мнению, «нет документов, где приводились бы свидетельства, показывающие, что Черная Борода вообще кого-либо убивал, за исключением финальной схватки, и даже в этом случае можно доказать, что он прежде всего оборонялся».

Введение. Корабли пиратов, 1660–1730

Читайте также

Введение

Введение История австрийского флота прослеживается еще с 1382 года (по другим данным [16] – 1383 г.), за 110 лет до открытия Америки, когда граждане портового города Триест на Адриатике добровольно перешли под покровительство австрийского Эрцгерцога Леопольда III, чтобы

Введение

Введение Как показывает мировой опыт, пробуждение национального самосознания многочисленных народов и этносов в современных условиях вызывает живой интерес к историческому прошлому, возрождающему в памяти потомков героические подвиги наших предков в борьбе против

Введение

Введение Рассматривая историю Великой Отечественной войны и отмечая годовщины выдающихся побед, мы обычно называем Москву, Сталинград, Курскую дугу, взятие Берлина. При этом невольно остается в тени (а нынешней молодежью вообще забывается), что ключевых сражений,

Введение

Введение Перископ подводной лодкиПодводные лодки (ПЛ), появившиеся в конце 19 века, довольно быстро совершенствовались, вошли в состав флотов всех развитых стран, боевые возможности их приобрели ярко выраженный наступательный характер. С развитием ПЛ активизировались

Введение

Введение К концу XIX века в Великобритании сложился «стандартный» тип линейного корабля с водоизмещением около 15000 т, который с помощью паровых поршневых машин развивал скорость хода 18 узлов. Он нес смешанное вооружение из 305-мм, 152-мм, 12-фунтовых и 3-фунтовых орудий. Однако

Введение

Введение «Файрфлай» FR.I под управлением лейтенанта Д. Левита и: 1770-й эскадрильи пролетает мимо подбитого им японкою Ki- 43, Северная Сумматра, 4 января 1945 г. Это была первая воздушная победа на счету 1770-й эскадрильи, японца удалось сбить во время рутинного вылета на штурмовку

Введение

Введение Австро-Венгрия как континентальная держава всегда концентрировала свои главные интересы и ресурсы на армии. В течение десятилетий флот стоял перед дебатами относительно того, следует ли ему ограничить себя исключительно до береговой обороны – что было бы

Введение

Введение Бурный прогресс военно-морской техники в 50-70-х годах XIX века, связанный с применением на боевых кораблях паровых двигателей и бомбических орудий, а затем и брони, привел к полному перевороту в военном судостроении и развитию связанных с ним отраслей

Введение

Введение В годы, предшествующие Второй Мировой войне, Британское Министерство Авиации стало проводить в развитии своих бомбардировочных сил практику, базирующуюся в принятии на вооружение бомбардировщиков трех типов, создававшихся в соответствии с имевшимися на тот

Введение

Введение Вооруженные силы – неотъемлемый атрибут почти любого независимого государства. Они обслуживают интересы государства, выполняя функцию организованного насилия, направленного, по идее, вовне. Даже если отсутствует внешняя опасность для данного государства,

Введение

Введение Проблема состояния русской армии в годы Первой мировой войны имеет богатую историографию. Историки и публицисты проявляли большой интерес к этой теме после 1917 г. Об армии подготовлены и изданы специальные монографические труды, мемуарные произведения и

Введение

Введение “Мне смешно читать донесение адмирала Того о восьми атаках на Порт-Артур,- писал 20 апреля 1904 г. британский адмирал Джон Фишер. – Будь у него подлодки, это была бы одна атака, а не восемь. И всего русского флота не существовало бы. Совершенно не понимаю, как лучшие

Введение

Введение В 1905 г. профессор Массачусетской школы кораблестроения в США В.Ховгард сформулировал задачи, которые должен выполнять идеальный «эскадренный крейсер» будущего. Они сводились к следующему: быстрое сосредоточение и охват флангов противника; навязывание

Введение

Введение Шел уже восьмой час преследования германскими вооруженными траулерами- охотниками за подводными лодками UJ-1104 и UJ-1108, израсходовавшими к тому времени весь запас глубинных бомб, русской подводной лодки, атаковавшей конвой. По штилевой поверхности моря тянулся

Введение

Введение На пенистой волне на лоне ОкеанаГроза в броне качается, кренится, но идётИсправна техника и опытна командаТак как флаг Франции на мачте он несёт! «Жорегибери» на рейде Тулона. 1909 г.»Шарль Мартэль», «Карно», «Жорегибери», «Масэна», «Бувэ»… . Эти имена для многих из нас

Пират Эдвард Тич, также известный как Черная борода

Море, парусные корабли обладают удивительной силой романтизировать всё с ними связанное. И вот уже обычный бандит и душегуб, завладевший мало-мальски держащимся на воде кораблем и вышедший на нем в море, уже не просто бандит и душегуб, а благородный пират, пенитель морей. Сложно представить марки, посвященные сухопутным бандитам, а водоплавающим – сколько угодно. Справедливости ради стоит сказать, что пиратские марки выпускают в основном страны Карибского бассейна, где данные персонажи и провели свои лучшие годы. Об одном из самых известных пиратов – Эдварде Тиче по прозвищу Чёрная борода и поговорим сегодня.

Гренада, 1970

История жизни Эдварда Тича и как он стал Черной бородой

Эдард Тич, он же Черная борода – один из самых известных деятелей так называемой “золотой эры пиратства”, которая приходилась на конец 17-го – начало 18-го веков. Хотя он не совершал дальних походов, не известен дерзкими ограблениями, принесшими баснословную добычу, его флотилия редко когда превышала числом 2-3 небольших парусника. Славу ему создавали его ужасающий внешний вид и эксцентричные выходки. Современники называли его “исчадием ада”, и было за что. Заросшее черной бородой лицо, в которую он вплетал зажженные, пропитанные серой фитили, оборванный кафтан, за поясом которого торчало 6 пистолетов, вселяли в окружающих такой ужас, что зачастую его жертвы цепенея от ужаса сдавались без боя на милость Черной бороды. А миловал он редко, хотя бывали и такие случаи.

Пират Чёрная Борода

Родился Эдвард Тич в Бристоле, ориентировочно в 1680 году. О детстве его ничего не известно. Некоторые исследователи считают, что будущий пират был родом из богатой семьи, другие, что он был сиротой. Тем не менее первое официальное упоминание об Эдварде Тиче относится к 1717 году , когда он уже пиратствовал под началом капитана Бенджамина Хорниголда, грабившего испанские и французские суда. Считается, что Тич служил на английском военном флоте во время англо-французской войны Королевы Анны и там проявил себя достаточно смелым матросом.

В 1718 году Хорниголд отдает один из захваченных французских кораблей, перевозивших рабов из Африки – “Конкорд”, Тичу, и тот становится капитаном собственной банды. Свой корабль Тич переименовывает в “Месть Королевы Анны” (Queen Anne’s Revenge), наверное в память о годах своей юности, когда он защищал честь Королевы, воюя против французов.

“Месть Королевы Анны” была 200-тонным 40-пушечным парусником, длиной 31,4 м и шириной 7,1 м. Команда – до 300 человек.

Корабль Черной Бороды – “Месть Королевы Анны”

Промышлял Черная борода в Карибском море и в районе Атлантического побережья США, захватывая торговые суда и время от времени блокируя прибрежные города с требованиями выкупа. Тогда же Черная борода успешно коррумпировал губернатора Северной Каролины Идена и его помощника Тобиаса Найта и пользовался их покровительством. В конце концов уставшие от проделок бородатого пирата местные жители обратились за помощью к губернатору соседней Вирджинии Александру Спотсвуду, который слыл ярым противником пиратов. Задачу разделаться с Чёрной бородой Спотсвуд поручил морскому лейтенанту Роберту Мэйнарду, предоставив в его распоряжение 2 небольших шлюпа и 55 солдат береговой охраны.

В ночь на 21 ноября 1718 года Спотсвуд обнаружил корабль Черной бороды недалеко от острова Окроак (Северная Каролина). Рано утром завязался ожесточенный бой. Тич приказал дать пушечный залп и забросать корабль нападавших гранатами. Многие из солдат погибли в первые мгновения боя, но основная часть укрылась в трюме и ждала подходящей минуты. Черная борода, посчитав же что дело сделано, бросился на палубу шлюпа Мэйнарда. Пираты и солдаты схлестнулись в рукопашной бойне. Мэйнард подстрелил Тича из пистолета, но тот даже израненный крепко держался на ногах и уже было собирался зарубить Мэйнарда саблей, но подоспевший солдат спас своего командира. Этот момент запечатлен на картине Ж. Ферриса, которая стала основой для марки удивительного государства Силенд (о нем как-нибудь попозже).

Схватка Черной бороды и лейтенанта Мэйнарда в бухте Окроак. Худ. Ж. Феррис

Лейтенант перезарядил пистолет и снова выстерил, но Тичу словно и правда помогал сам дьявол, он не падал. Свалился Черная борода не скоро. На его теле потом насчитали 25 ран, 5 из которых были огнестрельными. Семь оставшихся в живых пирата сдались на милость победителя. Коррумпированному губернатору Идену, несмотря на все свидетельства, наказания избежать удалось, а голова Тича еще долго украшала бушприт шлюпа Мэйнарда. Потом, как говорят, в ней устроили себе жилище пчелы.

Ну и напоследок несколько фактов, а скорее легенд, связанных с именем Черной бороды:

  • на флаге Эдварда Тича был изображен скелет (первоначально пират), держащий в руках песочные часы (символ неотвратимости смерти) и готовящийся пронзить копьем человеческое сердце. Флаг, как и внешность Черной бороды должен был устрашать всех вокруг. Однако историк Е.Т. Фокс говорит, что нет ни одного заслуживающего доверия источника, говорящего об этом, и что этот флаг гораздо позднее изобретение, случайно приписываемое Черной бороде.

  • одним из любимых развлечений Черной бороды было запереться в темном трюме с несколькими приспешниками, разжечь там серу и палить наудачу в разные стороны. Так был ранен и остался калекой его помощник Израэль Хэндс, ставший прообразом пирата Флинта в известной книге Роберта Стивенсона “Остров сокровищ”. Когда у Чёрной Бороды спросили, что явилось причиной этого его поступка, он ответил: «Если я не буду убивать время от времени кого-нибудь из своих людей, они забудут, кто я есть на самом деле». Хэндса, кстати, не было на борту в том сражении, где погиб Тич, он как раз был на берегу и залечивал раненную ногу. Израэль Хэндс был главным свидетелем обвинения на суде над губернатором Северной Каролины, но не смотря на все слова Хэндса, губернатору удалось избежать виселицы.
  • после успешной блокады Чарльстона в мае 1718 года, Эдвард Тич сбежал от команды со всем полученным выкупом в Северную Каролину. Там он, видимо подкупом из полученных от граждан Чарльстона денег, добился прощения от губернатора Идена и зажил мирной жизнью. Даже женился (в четырнадцатый раз) на шестнадцатилетней девушке. Но как волка ни корми… Однажды выйдя в море, Тич вернулся с груженным французским купцом. Сказал, что нашел, конечно. Но мало кто ему поверил.
  • Черная борода прятал награбленные сокровища самым достойным пирата способом – на каком-нибудь пустынном берегу он вдвоем с помощником выкапывал глубокую яму. Как только сокровища оказывались в яме, Тич убивал своего помощника и отправлял туда же приговаривая: “Только я и дьявол знаем, где они зарыты. Кто из нас выживет, тот и будет хозяином”. Скорее всего это не так, огромных сокровищ у Черной бороды не было, он был не самым удачливым пиратом.
  • выживший Эдвард Тич появляется в голливудском фильме “Пираты Карибского моря. На странных берегах”. Там его играет актер Иэн Макшейн.
    Иэн Макшейн в роли Черной бороды

“Месть Королевы Анны” скорее всего была найдена в ноябре 1996 года подводными археологами частной исследовательской фирмы Intersal, Inc. у побережья Бофорта, штат Северная Каролина. В 2011 году эксперты подтвердили, что обломки действительно были бывшим флагманом Черной Бороды. Более десятка пушек были подняты со дня моря, а также множество других артефактов, в том числе и предположительно обломок сабли Тича. Подробнее о ходе исследования, истории корабля и Черной бороды можно ознакомиться на сайте проекта.

Подъем пушки с корабля Черной бороды

Черная борода на почтовых марках

Как я уже говорил, во времена Черной бороды были пираты и удачливей и богаче его. Но тот образ, который он себе создал, работает на его популярность по сей день. Эдвард Тич – самый популярный пират из увековеченных на почтовых марках. Конечно, все эти марки были выпущены в странах, расположенных на Карибах. Почтовые администрации прочих стран всё-таки видимо считают не совсем правильным изображать на своих марках каких-то преступников. Но история островов Карибского моря не отделима от истории пиратства, так что им простительно.

Всего у меня в коллекции на март 2019 года 7 марок с изображением Черной бороды. Если я ничего не пропустил, нет только двух – Багамских островов 2003 года и Каймановых островов 1974 года. Вот таких:

Черная борода. Багамские острова, 2003Черная борода. Каймановы острова 1974

В начале рассказа вы можете видеть марку Гренады 1970 года. Красивая серия из 4-х марок, выполненных методом металлографии. Компанию Черной бороде в серии составляют пиратки Энн Бони и Мэри Рид, а также французский приватир Жан Лафит. О них может быть чуть позже.

Следующая марка – Британские Виргинские острова, тоже 1970 год.

Британские Виргинские острова, 1970

Тут тоже в серии квартет – Мэри Рид, английский пират Джордж Лаутер и знаменитый Генри Морган.

На марках Багамских островов Черная борода появлялся еще дважды. В серии “пираты Карибского моря” 1987 года в компании с Энн Бони, Эдвардом Инландом (промышлявшим правда не в Карибском море, а у берегов Африки) и первого губернатора Багам Вудсом Роджерсом.

Багамские острова, 1987.

И ранее в 1980 году:

Багамские острова, 1980

Источником изображения для марок Гренады, а также Багамских островов послужила старинная гравюра из книги Чарльза Джонсона «Общая история жизни и приключений самых знаменитых разбойников, убийц, уличных грабителей и т. д.», впервые изданной в 1734 году. Это была увеличенная версия его «Всеобщей истории пиратов», которая впервые появилась в Лондоне 14 мая 1724 года. Это самое известное изображение и единственный можно сказать почти прижизненный портрет Черной Бороды

Пират Черная борода. Гравюра, 1734

Еще одна марка, выпущена почтовой службой государства Сент Кристофер, Невис и Ангилья в 1970 году. Серия большая, красивая, конечно как-нибудь надо будет рассказать о ней поподробнее. Марка с Черной бородой в ней самого высокого номинала.

Сент Кристофер, Невис и Ангилья, 1970

Последняя марка из коллекции – серия Антигуа всё того же 1970 года. Большая серия, посвященная знаменитым кораблям и капитанам прошлого. Черная борода в этой серии единственный представитель пиратского племени, компанию ему составили Колумб, лорд Нельсон и другие уважаемые люди. Хотя Колумб – это тот же пират. Зачем он плыл в эту Индию? Грабить конечно же. Вообще в 15-17 веках сложно отделить пирата от просто мореплавателя-путешественника. Колумб, Васко да Гама, Дрейк и другие, да, это великие путешественники и первооткрыватели, но что ими двигало? Только жажда наживы.

Антигуа, 1970

Корабль Черной бороды “Месть Королевы Анны” замечен на марках Теркса и Кайкоса 2001 года и Багамских островов 1999 года. Вот таких у меня в коллекции пока нет.

Теркс и Кайкос, 2001Багамские острова, 1999

Йо-хо-хо и бутылка рома!

пиратов | Программа Чесапикского залива

Фото: Аксель Альварес / Shutterstock

Пираты и каперы (воры, получившие благословение своей страны) были основными игроками в истории Чесапикского залива. В течение почти 200 лет пираты бродили по водам залива в поисках добычи и снаряжались, чтобы искать призы в других частях мира.

Пиратский образ жизни

В начале 17 века пираты поселились недалеко от южной части Чесапикского залива, что увеличивало вероятность пиратских нападений в этом регионе.По мере того как молодая колония Вирджиния процветала, а торговля с Европой расширялась, пираты и каперы нашли множество возможностей для охоты на корабли.

Первый акт пиратства был совершен на Чесапике в 1635 году. Уильям Клэйборн, владевший плантацией на острове Кент, штат Мэриленд, послал своего агента захватить небольшую лодку, которая приближалась к острову Палмера в начале залива. Подпитываемый растущей напряженностью между Мэрилендом и Вирджинией, Клэйборн — вирджинец — вероятно, был недоволен тем, что лодка Мэриленда вторглась на территорию его плантации.Это событие положило начало почти 200-летнему пиратству в заливе.

Несмотря на то, что пираты стали жертвами колониальных кораблей, их часто терпели и даже ухаживали за ними губернаторы, торговцы и граждане колоний. В некотором смысле поддержка пиратства знаменовала их растущее желание быть независимыми от Англии. Пираты продавали колониальным купцам товары на черном рынке, которые они не могли купить в Англии.

Несмотря на кажущееся процветание, большинство пиратов вели тяжелую жизнь и рано умерли. Жизнь на пиратских судах была ужасной.Деревянные корабли были мокрыми и заплесневелыми, воняло отходами, гнилым мясом и немытыми телами. Работа пиратов была бесконечной. Половина экипажа могла погибнуть от болезней за один рейс. Если бы пираты не заболели, они могли бы легко потерять жизнь или конечности в бою. Иногда, когда они возвращались на берег, их ждало наказание.

Жестокая жизнь на борту и вероятность ранения или смерти не помешали всем морякам стать пиратами. Слабая возможность финансового вознаграждения была сильным стимулом.Хотя многие пираты погибли, оставив мало имен, другим каким-то образом удалось подорвать власть и найти богатство.

На этом портрете изображен Чёрная Борода с его легендарной заплетённой бородой, наполненной зажженными запалами. (Изображение предоставлено Википедией)

Несколько бухт пиратских сказок

Приключения пиратов помогли сформировать структуру поселений на берегах залива и последующего использования его вод. Чёрной Бороде, троице Дэвиса и другим пиратам, часто посещавшим Залив, мы обязаны красочным, но варварским фрагментом истории Залива.

Дэвис, Вафер и Хинсон

После пяти лет пиратства в Южных морях троица Дэвис, Вафер и Хинсон решили обосноваться в Вирджинии со своими трофеями.

Группа втроем пролетела по суше от залива Делавэр до истока Чесапика, а затем направилась вниз по бухте. Но прежде чем они смогли завершить свое путешествие, капитан Роу из Думбартон схватил их и бросил в тюрьму Джеймстауна на год.

Дэвис, Вафер и Хинсон несколько раз обращались в совет Вирджинии с просьбой вернуть их конфискованные сокровища.Наконец, в 1692 году король Англии объявил, что их добыча должна быть возвращена — минус 300 фунтов. Эти деньги пошли на создание Колледжа Уильяма и Мэри.

Уильям Кидд

Уильям Кидд был уважаемым и успешным человеком, который владел несколькими недвижимостями на Манхэттене до того, как начал пиратство. Кидд реквизировал Adventure Galley , захватив несколько европейских кораблей у Мадагаскара и в Красном море.

В 1699 году официальные лица Англии приказали схватить Кидда и его соратников.Вскоре Кидд прибыл на побережье Делавэра, где часть его команды покинула корабль. Затем он отплыл в Бостон, где был арестован и депортирован в Англию.

23 мая 1701 года был повешен печально известный капитан Кидд.

Теофил Тернер

Теофил Тернер, один из людей, покинувших корабль Кидда в Делавэре, сел на шлюп Эндрю Гравенрода, когда он направлялся вверх по заливу. У Тернера были планы незаметно поселиться со своим сокровищем в районе Приливной воды.

Когда шлюп Гравенрода стоял на якоре в реке Северн, его посетил агент губернатора Мэриленда.Тернера арестовали и отправили в Англию для суда, а его сокровища конфисковали.

Эдвард Тич (Черная борода)

Из всех пиратов Эдвард Тич, более известный как Черная Борода, вероятно, самый легендарный. Его не подстриженная, заплетенная в косу борода простиралась от глаз до груди. Тич был мастером создания ужаса. Он вставлял долго горящие запалы под свою шляпу перед тем, как идти в бой, заставляя его казаться демоническим.

Как и другие пираты, Тич иногда использовал уединение на Восточном берегу, чтобы подготовить свой корабль к выходу в море.Хотя он путешествовал вдоль и поперек, Тич также нашел плодородные пиратские угодья в районе мысов Вирджиния. Осенью 1717 года он и капитан Хорниголд захватили шлюп Betty у мыса Чарльз и разграбили вино Мадейры и другие ценности.

К лету 1718 года Тич решил жить как «джентльмен», поселившись в Бате, Северная Каролина, и женился на своей 14-й невесте. Его джентльменская жизнь оборвалась, когда его заклятый враг, губернатор Вирджинии Спотсвуд, отправил капитана Мейнарда в Северную Каролину на дуэль.

После кровавой битвы Мейнард одержал победу и отнес свой приз — голову Черной Бороды — обратно в Хэмптон, штат Вирджиния, на бушприте своего корабля.

Водные горки Черной Бороды

Водные горки закрыты до лета 2022 г.

Пропуск на весь день на водные горки

Должен быть не менее 40 дюймов в высоту
Обычная цена на человека = 13,00 долларов США
Группа 15-30 человек = 12,00 долларов США
Группа 31-99 = 11 долларов США.50
Группа из 100 и более человек = 11,25 доллара США

Билет на водную горку 22

Должен быть не менее 40 дюймов в высоту
Обычная цена на человека = 13,00 долларов США
Группа из 15-30 человек = 12,00 долларов США
Группа 31-99 человек = 11,50 долларов США
Группа 100 человек и более = 11,25 долларов США

Часы работы:

Нажмите здесь, чтобы увидеть часы

Доступны групповые тарифы. Свяжитесь с отделом продаж по телефону (559) 292-9000 доб 230.

Правила и дресс-код водных горок:

  • Для катания в одиночку должен быть 40 дюймов.
  • Должен быть 32 дюйма, чтобы ездить с родителем или опекуном.
  • Никаких двойных гонщиков на слайдах 3, 4 и внезапных наводнениях.
  • Дежурят спасатели.
  • Глубина нашего бассейна составляет 3 1/2 фута.
  • Спасательные жилеты и водные крылья имеются.
  • Перед входом в бассейн необходимо принять душ.
  • Запрещается играть, толкаться или бегать.
  • Ползунки в сидячем положении должны сначала скользить ногами.
  • Все очки должны иметь ремень безопасности.
  • Водная обувь разрешена.
  • Те, кто не умеет плавать, должны пройти регистрацию на Мат-станции.
  • Вы двигаетесь на свой страх и риск.
  • Из-за характера этой поездки беременным женщинам и лицам с ограниченными физическими возможностями не разрешается кататься.
  • Мы не несем ответственности за утерянные ценности.
  • Платные шкафчики доступны по цене 0,50 доллара за одно использование.

Мы специализируемся на семейных развлечениях в пиратском стиле! Приходите насладиться днем ​​мини-гольфа, бамперных лодок, картинг, ватин-клеток, водных горок, приключений на веревочном поле, аттракционов, XTreme Laser Tag, аркадных игр, баскетбола Bankshot и РОЛИКОВ!

Для получения дополнительной информации звоните (559) 292-9000 доб.0

Залив Блэкберд, Район Рэгдж-Айленд, Багамы

пляж, пляж Мех166 Провинция Ольгин, Куба
Населенный пункт Широта Долгота Расстояние Пеленг
20 ° 43 ’10 «северной широты 75 ° 13′ 56″ западной долготы 172.4 км (107,1 миль)
Рудник Марти, округ Майари, провинция Ольгин, Куба 20 ° 36 ’11 «северной широты 75 ° 31′ 49″ западной долготы 178,4 км (110,8 миль)
Месторождение Монте-Буэно, округ Майари, провинция Ольгин, Куба 20 ° 38 ’23 «с.ш. 75 ° 11′ 57″ з.д. 181,9 км (113,0 миль)
Шахта Каледония, провинция Ольгин, Куба 20 ° 31 ’59 «северной широты 75 ° 41′ 0″ западной долготы 184.9 км (114,9 миль)
Месторождение Эстрелла, провинция Ольгин, Куба 20 ° 31 ‘0 «с.ш. 75 ° 41′ 8″ з.д. 186,7 км (116,0 миль)
PVZS , Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 39 ’26 «северной широты 74 ° 58′ 24″ западной долготы 188,7 км (117,3 мили)
Zona Central Mine, Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 36 ’29 «с.ш. 74 ° 58′ 52″ з.д. 193.3 км
Месторождение Моа, Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 38 ’36 «с.ш. 74 ° 54′ 5″ з.д. 193,4 км ( 120,2 миль)
Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 38 ’30 «северной широты 74 ° 54′ 9″ западной долготы 193,5 км (120,2 мили)
Шахта де ла Че Гевара, Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 38 ’16 «северной широты 74 ° 54′ 32″ западной долготы 193.6 км
Зона A, Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 36 ’38 «с.ш. 74 ° 57′ 9″ з.д. 194,3 км ( 120,8 миль)
11 блоков, Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 35 ’21 «с.ш. 75 ° 0′ 4″ з.д. 194,4 км (120,8 миль )
Моа Ориентал, Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 36 ’57 «с.ш. 74 ° 55′ 37″ з.д. 195.0 км (121,1 мили)
Месторождение Пунта-Горда, никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 37 ’47 «северной широты 74 ° 51′ 44″ западной долготы 196,6 км (122,2 мили)
Камариока Норте, Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 34 ’51 «с.ш. 74 ° 55′ 22″ з.д. 198,6 км (123,4 миль)
Месторождение Ягрумаже, никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 36 ’17 «с.ш. 74 ° 51′ 48″ з.д. 199.0 км (123,6 мили)
Месторождение дельты Ла, Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 35 ’48 «с.ш. 74 ° 50′ 14″ з.д. 201,0 км (124,9 миль)
Кесигуа Габбро, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 36 ’10 «с.ш. 74 ° 49′ 4″ з.д. 201,4 км (125,1 миль)
Камариока-Сур, Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 31 ’55 «северной широты 74 ° 57′ 54″ западной долготы 201.8 км (125,4 миль)
Лос-Чивос, провинция Ольгин, Куба 20 ° 22 ’54 «с.ш. 75 ° 34′ 28″ з.д. 202,3 км (125,7 миль)
месторождение Кантаррана , Никелевое рудное поле Моа, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 35 ’31 «с.ш. 74 ° 48′ 56″ з.д. 202,6 км (125,9 миль)
Касл-Рок, Золотой Проект «Холмы», провинция Лас-Тунас, Куба 20 ° 57 ’59 «северной широты 77 ° 13′ 31″ западной долготы 205.1 км (127,4 миль)
Big Golden Hill, Golden Hills Project, провинция Лас-Тунас, Куба 20 ° 58 ‘3 «N 77 ° 13′ 39″ W 205,2 км (127,5 миль)
Golden Hills Project, провинция Лас-Тунас, Куба 20 ° 58 ‘4 «N 77 ° 13′ 48″ W 205,3 км (127,6 миль)
Three Hills Pit, Golden Hills Проект, провинция Лас-Тунас, Куба 20 ° 57 ’49 «N 77 ° 13′ 45″ W 205.6 км (127,7 миль)
Little Golden Hill Pit, Golden Hills Project, провинция Лас-Тунас, Куба 20 ° 57 ’57 «N 77 ° 14′ 8″ W 205,9 км (127,9 миль)
Месторождение Мерседита Cr, округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 30 ‘6 «северной широты 74 ° 55′ 7″ западной долготы 206,8 км (128,5 миль)
Минас , Округ Камагуэй, провинция Камагуэй, Куба 21 ° 29 ’16 «северной широты 77 ° 36′ 27″ западной долготы 207.6 км (129,0 миль)
Шахта Потоси, Барраканао (Баракоа), округ Моа-Баракоа, провинция Ольгин, Куба 20 ° 33 ‘7 «с.ш. 74 ° 45′ 59″ з.д. 208,9 км ( 129,8 миль)
Шахта Лолита, Минас, округ Камагуэй, провинция Камагуэй, Куба 21 ° 30 ‘0 «северной широты 77 ° 37′ 59″ западной долготы 209,6 км (130,2 миль)

Haunted Virginia Beach: Lost Treasure Черной Бороды

Сумерки могут быть захватывающе красивыми.По мере того как цвета надвигающейся ночи спускаются по поросшим испанским мхом деревьям, тени, тянущиеся по болотам внизу, становятся длиннее. В заключительном акте дня осенний ветерок, бренчащий в листве, создает неземной саундтрек, а на заднем плане — мягкая и ровная барабанная дробь крещендо прилива в заливе. Уменьшающийся свет заставляет древний лес казаться еще старше, вызывая ощущение великого старого дома, стены которого явили свидетелями триумфов и трагедий многих жизней, в равной степени великолепные и меланхоличные — каждому есть своя история.Однако это не обычная сказка. Хотя зрелище стоит того, чтобы насладиться им, будьте осторожны; когда занавеска закрывается и гаснет свет, было бы разумно поспешить домой как можно быстрее. Это история о призраках. Задержитесь слишком долго, и вы можете оказаться прямо посреди этого.


Прогулка по пляжу Чесапик-Бэй сегодня, в том, что сейчас называется Государственным парком Фёрст-Лэндинг, по-прежнему почти такая же, как и в начале 1700-х годов.Открытые всем ветрам дюны расположены между набегающим приливом и лысыми кипарисами в парке, откуда открывается беспрепятственный вид на залив. В то время как сегодня вы можете взглянуть и увидеть массивные силуэты грузовых кораблей, 300 лет назад это было видение мощных парусов торговых судов, направляющихся в море, или кораблей военно-морского флота на охоте на пиратов, что делало это место особенно полезным для наблюдения за одним капитаном. Эдвард Дж. Тич — сам Чёрная Борода. Тич разместил своих людей на мысе Генри, в то время как он наслаждался преимуществами босса в нескольких милях от берега, на том месте, которое теперь удачно называется Pleasure House Road.Когда его люди видели корабль, они подавали сигнал своему капитану и уведомляли его о направлении корабля. Судно, идущее с Востока, обычно было торговым кораблем, готовым к захвату, в то время как судно с Запада часто было Королевским флотом, от которого пираты спасались, отправляясь через узкие внутренние водные пути обратно в океан, прежде чем отплыть. в свою крепость в Северной Каролине.


Однажды, когда пираты наслаждались отдыхом в Доме удовольствий, месте сбора для выпивки, пришел сигнал, указывающий, что с востока приближается торговое судно.Пираты бросились в бой, преследуя торговцев, и вскоре догнали их благодаря тому, что их лодку замедлили тяжелые ящики, наполненные ценными сокровищами. После того, как он взял под свой контроль корабль и приз на борту, артиллерийский огонь на расстоянии предупредил его о быстром приближении двух военно-морских судов. Не имея много времени, Черная Борода закопал свое сокровище в песчаных дюнах и поспешил в свое убежище в Северной Каролине, намереваясь вернуться, чтобы забрать свое золото, когда они уйдут от военных кораблей.Однако этого не произошло, поскольку корабли ВМФ догнали Тич во Внешних берегах. Последовала кровавая битва, которая закончилась, когда капитан пиратов был обезглавлен лейтенантом Робертом Мейнардом.


Хотя многие пытались, потерянное сокровище Чёрной Бороды до сих пор не найдено. Легенда гласит, что, когда он умер в Северной Каролине, его дух вернулся, чтобы защитить то, что ему дорого. Пляжи First Landing — прекрасное место для вечерней прогулки, но будьте осторожны.Заблудитесь слишком близко к тому месту, где находится его сокровище, и вы можете увидеть безголовый призрак самого печально известного пирата, когда-либо плававшего в открытом море — обратно, чтобы забрать то, что по праву принадлежит ему.

Черная Борода — Всемирная историческая энциклопедия

Черная Борода (ум. 1718), также известный как Эдвард Тич (вероятно, вымышленное имя), был печально известным английским пиратом, который действовал в Карибском бассейне и Атлантике в течение удивительно короткой карьеры, продолжавшейся всего 15 месяцев.С его длинной черной бородой, перевязанной лентами, с зажженными запалами под шляпой и ощетинившейся пистолетами, имя, репутация и внешний вид Чёрной Бороды были рассчитаны на то, чтобы заморозить его жертв ужасным ужасом.

Во многом благодаря сильно преувеличенному и в основном вымышленному портрету автора Чарльза Джонсона / Дэниела Дефо (1660-1731), Черная Борода стал самым ярким из всех пиратов так называемого Золотого Века пиратства. Он изображается человеком без морали и сомнений ни по отношению к своим невинным жертвам, ни по отношению к своим собственным командам, и как пират, получивший по заслугам, когда он был убит в бою против Королевского флота, но только после того, как был сбит с толку. пять выстрелов из пистолета и 20 ударов мечом.

Месть королевы Анны

Ничего не известно о ранней жизни Тича, кроме того, что он родился в Бристоле, Англия, и провел свои первые годы в море, совершая набеги на французские и испанские корабли в водах Ямайки во время Войны за испанское наследство (1701-1714). Эдвард Тич, скорее всего, был вымышленным именем, взятым, возможно, для того, чтобы скрыть темное прошлое. Его настоящее имя могло быть Эдвард Тэтч (Тач) или Тэтч Драммонд, но это тоже могли быть псевдонимы.

Тич успешно блокировал Чарльстон в Южной Каролине на две недели, атаковав не менее восьми кораблей.

С сентября 1717 года Тич служил капитаном на Багамах под командованием британского пирата Бенджамина Хорниголда. Их базой, как и у многих других пиратов, был остров Нью-Провиденс. Двое мужчин, каждый из которых командовал судном, атаковали корабли в Карибском бассейне и у берегов Северной Америки. Заметным захватом стал Concorde , французский корабль, направляющийся на Мартинику, загруженный золотом, монетами, драгоценными камнями и другими драгоценными товарами с торговых постов в Африке. Тич принял это судно в ноябре 1717 года недалеко от Св.Винсент. Он переименовал его в «Месть королевы Анны» . Корабль, ставший теперь пиратским, имел три мачты и служил в качестве невольничьего корабля. Он был оснащен 40 пушками, которые равнялись огневой мощи многих военно-морских судов, и использовался для набегов на воды Сент-Винсента и Сент-Китса.

Месть королевы Анны

Qualiesin (CC BY-SA)

К началу 1718 года команда Тича насчитывала 300-400 человек. Тич, безусловно, был внушительной фигурой благодаря своему росту и черной бороде, перевязанной черными лентами, и его уважали люди.Свидетели отмечают, что среди пиратской команды Тича была строгая дисциплина. У Эдварда Тича, по крайней мере, согласно легенде, была особенно графическая версия флага Веселого Роджера, который был поднят, чтобы обеспечить немедленную сдачу жертв. На флаге Тича скелет держит песочные часы в одной руке и копье, направленное в кровоточащее сердце. Эти символы напоминали тем, кто находился на приближающемся корабле, что их время на исходе и смерть была единственным исходом, если было встречено какое-либо сопротивление.

«Месть королевы Анны» и еще один корабль были посажены Тичем на мель на песчаной отмели, возможно, намеренно.

После еще нескольких захватов Тич отплыл в Северную Каролину, где пообещал отказаться от пиратства и был помилован губернатором Чарльзом Иденом. Многие официальные лица на восточном побережье американских колоний закрывали глаза на пиратство либо потому, что они сами были замешаны в нем, либо потому, что добыча пиратов часто обходилась дешевле, чем покупка товаров у законных торговцев. Соблазн легкой добычи с плохо вооруженных торговых судов означал, что Тич, по сути, не отказался от пиратства, и в марте 1718 года он отправил Queen Anne’s Revenge в залив Гондураса.Там ему удалось захватить Revenge своего товарища британского пирата Стива Боннета (который был повешен позже в том же году). После еще двух захватов Тич теперь командовал флотом из четырех кораблей, и его атака на торговое мореплавание у американского побережья продолжалась до апреля. Заместителем командующего Тича был Исраэль Хэндс, который руководил шлюпом Adventure . Наличие четырех кораблей означало, что Тич теперь мог поднять свои амбиции на получение еще более крупных призов.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Побережье Каролины

В мае 1718 года Тич успешно на две недели блокировал Чарльстон (он же Чарльз-Таун) в Южной Каролине, атаковав не менее восьми кораблей.Заключенные были освобождены целыми и невредимыми после уплаты выкупа, который включал лекарства, возможно, необходимые для лечения сифилиса среди членов экипажа. Отплыв на мелководье залива Бофорт по пути в Северную Каролину, Queen Anne’s Revenge и еще один корабль сели на мель на песчаной отмели, возможно, намеренно, чтобы сократить необычно большую команду Тича, которая потребовала отобрать свою долю добычи. Месть был возвращен в Боннет, но Тич уже не в первый раз взял на себя всю добычу, которую нес флот, и отплыл на оставшемся шлюпе.Пострадавший Queen Anne’s Revenge в конце концов затонул, но весьма вероятно, что это затонувшее судно, которое было обнаружено и исследовано в этом районе с 1996 года. Обломки корабля содержали несколько артефактов, которые создавали прочные связи как с кораблем того времени, так и с Тичем, в первую очередь с необычным обнаружено большое количество пушек.

Черная Борода или Эдвард Тич

Неизвестный художник (общественное достояние)

Достигнув Бат-Таун, Северная Каролина, Тич был еще раз помилован губернатором Иденом.Он продал захваченный груз, и ему даже разрешили оставить свой шлюп. Затем, казалось бы, реформированный пират женился на 16-летней дочери владельца плантации и основал дом на острове Окракок. Однако прошлое пирата вскоре настигло его, и ордер на арест был выдан, когда он находился в Филадельфии. Снова выйдя в море, Тич захватил два французских корабля у Бермудских островов. Затем он вернулся в Бат-Таун с полезным грузом сахара и какао. Подкупив губернатора и чиновников бочками с сахаром, суд постановил, что Тич спас только груз заброшенного корабля и поэтому был освобожден от любых обвинений в пиратстве.Возможно, Тич продолжал свой пиратский путь, потому что губернатор разрешил ему это сделать благодаря регулярным и значительным взяткам.

Смерть Учителя

Губернатор Вирджинии Александр Спотсвуд, в отличие от своего коллеги из соседней Северной Каролины, очень стремился пресечь пиратство, как и многие богатые и влиятельные законные торговцы. Когда бывший квартирмейстер Тича свидетельствовал о незаконных поступках своего капитана в прошлом, два шлюпа были укомплектованы членами британского королевского флота и отправлены, чтобы привлечь Тича к ответственности.Эти военно-морские моряки отправились в плавание в ноябре 1718 года, получив дополнительный стимул в виде награды в 100 фунтов за поимку Тича, живого или мертвого.

К этому времени у Тича было всего около 20-25 человек на своей базе, но он сел на свой шлюп и приготовился отбить атаку, которую он видел, пересекавшей отмели залива Окракок. 22 ноября британские корабли сели на мель на песчаной отмели, и Тич, выполнив свое заявление, что он не будет давать пощады и ничего не ожидать взамен, воспользовался возможностью и выстрелил из своих пушек по сидящим уткам.Одно судно вышло из строя из-за залпа, но другое судно под командованием лейтенанта Роберта Мейнарда начало дрейфовать к кораблю Тича. Мейнард и большинство его людей до последнего момента прятались под палубой. Люди Тича поднялись на борт судна, и две группы встретились на палубе, обрушившись на них выстрелами из пистолетов и ударами мечей. Тич и Мейнард дрались друг с другом лицом к лицу. Тич был ранен и ранен ударом меча в шею, но пират все равно продолжал сражаться. Чтобы Тич упал, потребовалось пять выстрелов из пистолета и 20 ударов мечом, последний обезглавливающий удар, нанесенный горцем, стоял позади него.По местной легенде, обезглавленный труп пирата трижды облетел шлюп, на котором он погиб. Лейтенант Мейнард приставил голову Тича к носу своего корабля в качестве предупреждения другим, как было отмечено в записи в его бортовом журнале от 3 января 1719 года:

Небольшой ветер и ясная погода в этот день я бросил якорь здесь [Вильямсбург] из Северной Каролины на Шлюпе Приключений Эдвард Тач, бывший Мастер (Пират), чью голову я повесил Под Бушпритом Саид Шлюпа, чтобы подарить его колонии Вирджиния а также товары и эффекты упомянутого пирата, которые я доставил в распоряжение моих командиров.

(соответственно 200)

Люди Тича, взятые в плен, были преданы суду и все повешены, за исключением одного оправдания и Исраэля Хэндса, который получил королевское помилование благодаря своим полезным показаниям против коррумпированных чиновников Северной Каролины.

Черная Борода

Бенджамин Коул (общественное достояние)

Для такого печально известного пирата Тич имел на удивление мало успехов. Его карьера длилась всего 15 месяцев, а полученные призы вряд ли были блестящими кораблями с сокровищами.23 захваченных Тича корабля были ничтожны по сравнению с более чем 400, захваченными валлийским пиратом Черным Бартом Робертсом (он же Бартоломью Робертс, ок. 1682-1722) за время его печально известной карьеры. Обычные магазины таких товаров, как сахар, хлопок и какао, найденные на базе Тича на острове Окракок после его смерти, в совокупности оценивались всего в пару тысяч фунтов. Нет никаких свидетельств того, что Тич закопал фантастические сокровища после поимки. Также нет никаких доказательств того, что он каким-либо образом пытал или плохо обращался со своими пленниками или что он был особенно противен своей команде.Однако в смерти Тич достигнет гораздо большего, чем когда-либо в жизни. Он быстро стал легендой, образцом плохого, безумного пирата, терроризировавшего открытое море.

Черная Борода Даниэля Дефо

Всего через несколько лет после своей смерти Эдвард Тич стал героем биографии наряду со многими другими пиратами в знаменитом труде Даниэля Дефо « Всеобщая история ограблений и убийств самых отъявленных пиратов », составленном в 1720-х годах. Работа была приписана капитану Чарльзу Джонсону на титульном листе, но, возможно, это псевдоним Дефо (хотя ученые все еще обсуждают этот вопрос, и Джонсон, возможно, был настоящим, хотя и совершенно неизвестным экспертом по пиратам).Смесь фактов и вымысла — без указания того, где одно пересекается с другим — книга стала настоящим хитом и с тех пор определила, как изображаются пираты. Учить как Чёрная Борода в творчестве Дефо мрачно описывается как чудовище, способное на практически любые злодеяния, от изнасилований до ужасных казней. У автора явно был доступ к официальным документам, протоколам судебных процессов и журналистским отчетам современников, и многие утверждения оказались фактическими, когда они были подтверждены историческими записями.Однако есть также бесчисленные преувеличения и чистые выдумки, такие как частные разговоры и речи, кажущиеся повторяющимися дословно. Возможно, знаменательно, что Дефо был одновременно успешным журналистом и писателем, другими словами, он точно знал, как соединить факты и вымысел для максимального литературного эффекта.

Основные испанские и пиратские гавани Карибского моря c. 1670

Симеон Нечев (CC BY-NC-SA)

Мастерский портрет Тича / Черной Бороды Дефо включает в себя это памятное физическое описание:

Капитан Тич принял прозвище «Черная борода» из-за того большого количества волос, которые, как страшный метеор, покрывали все его лицо и пугали Америку больше, чем любая комета, появлявшаяся там долгое время.

Эта Борода была черной, которую он допустил, чтобы вырасти до экстравагантной длины; что касается ширины, она подошла к его глазам; он имел обыкновение скручивать их ленточками, хвостиками… и крутить ими уши. Во время боевых действий он носил перевязь на плечах с тремя парами пистолетов, висящими в кобурах, как патронташи, и сунул зажженные спички под шляпу, которая появлялась с каждой стороны его лица, а его глаза естественно выглядели свирепыми и дикими. сделало его в целом такой фигурой, что воображение не может составить представление о ярости из ада, чтобы выглядеть более устрашающе.

(Дефо / Джонсон, 84-5)

Развлечения Чёрной Бороды

Дефо, вопреки всем свидетельствам, описывает Чёрную Бороду как настоящего монстра с садистской полосой ширины, равной кильватерному следу его корабля. Мало того, что Черная Борода — бич невинных, но даже его команда редко бывала в безопасности от его дьявольских развлечений. В одном эпизоде ​​нестабильный капитан заперся и несколько членов экипажа в трюме и сжег серу, чтобы чуть не задохнуться, прежде чем в последнюю минуту открылись люки.

Борьба Чёрной Бороды на смерть

Жан Леон Жером Феррис (общественное достояние)

Черная Борода однажды высадил 15 членов экипажа на небольшой бесплодной скале недалеко от Тортолы на Британских Виргинских островах, которая впоследствии стала известна мореплавателям как Сундук мертвеца (теперь он называется «Остров мертвого сундука»). Здесь Черная Борода оставил мужчин с сундуком с сокровищами, абордажной саблей и бутылкой рома каждому. Капитан надеялся, что люди скоро убьют друг друга, без сомнения, в попытке потребовать большую долю добычи для себя, но в этом он был разочарован, поскольку, вернувшись на скалу месяц спустя, все 15 человек все еще оставались в живых. жизнь.

В другой «игре» Черная Борода достал два пистолета, задул свечу и выстрелил в Исраэль Хэндс под столом хижины после того, как последний заснул, играя в карты. Бросив своему заместителю в колено одним мячом, Чёрная Борода промахнулся другим. Когда его команда спросила, почему он так поступил, пират ответил, что «если он не убьет время от времени одного из них, они забудут, кто он такой». (Дефо / Джонсон, 84).

Чёрная Борода обладает огромным сексуальным аппетитом, с бесчисленными похотливыми встречами и не менее чем 14 женами, которых он имел обыкновение заниматься проституцией перед своими мужчинами.Напротив, один губернатор заметил в январе 1718 года, что Тич, «сказано, что у него есть жена и дети в Лондоне» (цитируется по Cordingly, 71). Несмотря на разрыв между фактами и вымыслом, образ Чёрной Бороды, развратного капитана пиратов, представленный Дефо, был повторен в более поздних художественных произведениях, в частности, в книге Роберта Льюиса Стивенсона Master of Ballantrae , опубликованной в 1889 году. Лондонский музыкальный спектакль конца XIX века, «Черная борода» Джеймса Кросса , или Плененная принцесса .К 20-му веку, хотя в популярном фильме 1952 года Черная Борода пират Чёрная Борода изображался как абсолютный злодей, Чёрная Борода стала настолько возмутительной, что в основном его ограничивали ролью забавной фигуры в комедийных фильмах, таких как Disney Призрак Чёрной Бороды 1968 года.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Знаменитый пират стал туристическим розыгрышем

Джон Бордсен | Специально для США СЕГОДНЯ

Исправление: Университет Восточной Каролины был неправильно идентифицирован в более ранней версии этой статьи.

OCRACOKE, Северная Каролина — Скажите «Черная Борода», и то, что приходит на ум, может быть кровожадным пиратом, настолько расстроенным, что он привязал петарды к волосам на лице и зажег их для дерьма.

Северная Каролина просит не согласиться.

На материке и на Внешних берегах некоторые считают его одаренным мореплавателем, предприимчивым предпринимателем, отважным антигероем и — как минимум — источником туристического золота из-за ежегодных пиратских фестивалей, вызванных его дурной славой.

Он считается родным сыном: Черная Борода жил и работал в Северной Каролине и определенно умер на мелководье у острова Окракок 1 ноября.22 января 1718 года, когда ему отрубили голову во время битвы с иногосударственными властями.

300-летняя годовщина расцвета и упадка пиратов отмечена различными мероприятиями, от образовательных дисплеев и симпозиумов до поминок. (Хорошо, уличные фестивали в пиратской тематике.)

Чёрная Борода привлекает все больше и больше предметов с его заброшенного флагмана, Queen Anne’s Revenge, обнаруженного в 1996 году примерно в 60 милях от побережья Северной Каролины. Затонувшие обломки, обнаруженные у залива Бофорт, принесли тысячи объектов эпохи Черной Бороды.Но, как и в жизни этого пирата, вопросительных знаков намного больше, чем фактов и дублонов.

Соглашения по поводу прошлого Черной Бороды

Мало что известно о пирате, пока он не ворвался в заголовки колоний за два года до своей кончины. Неудивительно, что самая последняя и исчерпывающая книга о нем — это точно названная «Последние дни пирата Черной Бороды».

По словам автора Кевина Даффуса, настоящее имя Черной Бороды могло быть Эдвард Тич, Тэтч или Борода, и он мог родиться в Англии, Шотландии, Филадельфии или Каролине.Даффус утверждает, что Эдвард Бирд покинул поселение Бат, Северная Каролина, примерно в 1709 году и отправился в шумную Филадельфию, чтобы стать моряком. Возможно, он стал капером — получившим лицензию от короны охотиться на корабли колониальных соперников Испании и Франции. Юный Эдвард, по-видимому, попал в руки пиратов. (Корабли любой страны были честной добычей.) Как человек, умеющий ориентироваться — требуются навыки чтения, математики и карт — он поднялся в рядах пиратов, которые часто действовали группами, базировавшимися с Ямайки и Багам.

По словам Даффуса, к 1717 году Черная Борода командовал пиратским флотом во главе со своим шестипушечным шлюпом и командой из 70 человек. Он в паре со Стидом Боннетом, «Джентльменом Пиратом», возглавил эскадрилью отчаявшихся во время грабежей трофеев из Панамы, чтобы Делавэр. Чёрную Бороду превзошла блокировка его флотом Чарльстона, Южная Каролина, в мае 1718 года до тех пор, пока местные жители не выполнили требования пиратов о поставках медикаментов.

Черная Борода направился на север, своего рода успешный генеральный директор, который знал, что его корабли нуждаются в ремонте, и который знал, что британское правительство активно охотится на пиратов, одновременно предлагая полное прощение тем, кто сдался.Около бухты Бофорт он сократил свои габариты — 10 июня его флагман «Месть королевы Анны» сел на мель на песчаной косе, оставив около 375 членов экипажа на мелководье. Он и специально подобранная группа из 100 человек продолжили путь на север к проливу Памлико на меньшем корабле.

Черная Борода отплыл в Бат, на полпути вдоль побережья Северной Каролины — хороший выбор. Около 12 домов, это была примитивная столица позднецветущей колонии, где губернатор Чарльз Иден и министр по делам колоний Тобиас Найт имели теневые отношения с пиратами.Чёрная Борода добился прощения у Идена и провел несколько следующих месяцев в Бате, пока его корабль стоял на якоре у пролива Памлико на барьерном острове Окракок.

Черная Борода намеревался переоборудовать свой оставшийся шлюп и отправиться на Багамы. Но губернатор Вирджинии направил в Окракок два корабля, которые, несмотря на предупреждения из Бата, вынудили шлюп Черной Бороды вступить в рукопашный бой на мелководье, который пираты проиграли. Чёрная Борода был обезглавлен, а его голова была доставлена ​​в Вирджинию вместе с оставшимися в живых членами его захваченной команды, большинство из которых были осуждены и казнены.

По следам пирата

Вот где можно проследить историю Черной Бороды.

►Баня — там, где пират, возможно, родился, где он занимался бизнесом и, возможно, жил, — это крошечная деревня недалеко от США 264 и реки Памлико. Рекламные щиты рекламируют Бат как «первый город Северной Каролины», но самые старые из сохранившихся зданий датируются временами Чёрной Бороды. Портовые туннели, которые якобы использовались пиратами для доставки добычи на давно исчезнувшие склады, так и не были обнаружены. Скамейки в прибрежной парковой зоне предлагают пасторальные фотосессии.

►Бофорт — два полуострова к югу — это ориентированный на отдых поселок напротив залива Бофорт, прохода через Внешние берега к песчаной отмели, где в 1996 году частная спасательная фирма обнаружила затопленные останки «Мести королевы Анны» Черной Бороды.

Компактный государственный морской музей Северной Каролины посвящен прибрежной экологии и многому другому, но привлекает внимание более 300 предметов Черной Бороды. Государственный / частный консорциум, все еще исследующий затонувшее судно, доставляет свои находки в лабораторию охраны природы QAR, расположенную в 90 милях от берега в Университете Восточной Каролины, в Гринвилле (название школьной команды: Пираты).В лаборатории все предметы очищаются, идентифицируются, сохраняются и каталогизируются. (Бесплатные экскурсии по лаборатории, предлагаемые ежемесячно в первый вторник, демонстрируют археологию в действии.) Отобранные находки отправляются в музей.

Ранее в этом месяце в музее дебютировал зал площадью 850 квадратных футов к трехсотлетию Чёрной Бороды, который включает в себя еще 150 предметов QAR (включая двухтонную пушку) и голограмму, на которой Чёрная Борода рассказывает свою историю.

На голограмме изображен Карл Кэннон — в костюме, который, как многие думают, мог выглядеть Черная Борода, — возглавляющий «бригаду» отважных реконструкторов и организатор ежегодного фестиваля пиратского вторжения Бофорта в сентябре.19-20 в этом году. Мероприятия «Черная Борода 300» продолжатся до 10 ноября.

Двоюродный брат Кэннона — куратор музейных экспонатов Майкл Каррауэй, который курирует экспонаты QAR.

Преобладают предметы из железа и олова, так как они были «конкретизированы» — защищены твердым известково-песчаным покрытием на протяжении столетий под водой. По словам Каррауэя, с чем-то свинцом этого не происходит. Или золото.

Так где же сокровище?

Остров Окракок принадлежит Службе национальных парков, за исключением деревни Окракок площадью 4 квадратных мили, залив которой был убежищем для моряков с колониальных времен.Это необычный курорт для любителей катания на лодках и отдыхающих, которые добираются до него только на пароме.

К юго-востоку от города, лицом к заливу, отделяющему его от принадлежащего NPS острова Портсмут, вы можете увидеть мелкую бухту, где отчаявшаяся Черная Борода — его последний шлюп, застрявший на песке, — бросил якорь и поднял паруса в безнадежной надежде, что ветер может унести его команда в море и подальше от приближающихся военных кораблей.

С возвышенности, теперь принадлежащей NC Coastal Land Trust поблизости, открывается прекрасный вид.Дорожки через густой подлесок Спрингерз-Пойнт также ведут к крытому колодцу, куда старые моряки ходили за труднодоступной пресной водой. По словам Чипа Стивенса, это место часто посещали Черная Борода и его команда.

Стивенс и его жена Хелена владеют домиком Черной Бороды в Окракоке. В 2007 году они купили бессвязный отель 1936 года, построенный его предками по материнской линии, и использовали его как отель типа «постель и завтрак».

Используемый для ответов на вопросы о пропавших сокровищах Черной Бороды, Стивенс отмечает, что «добычей чаще всего являлся угнанный груз — готовая продукция, вино и рабы, — которые можно было легко перепродать, не задавая вопросов.Он согласен с писателем Даффусом в том, что пираты чаще делятся золотом с родственниками, чем хоронят его в сундуках.

Некоторые пираты действительно уловили. Квартирмейстер Чёрной Бороды Уильям Ховард, который помиловал и избежал петли, имел достаточно капитала, чтобы впоследствии купить весь остров Окракок.

Стивенс считает, что на Окракоке можно найти разные сокровища: «Якорь, вырезанный Черной Бородой со своего корабля, так и не был найден; бочки с товарами все еще могут быть где-то закопаны ». Кроме того, обезглавленное тело Чёрной Бороды: «Моряки были очень суеверны, и просто бросить тело в море — это большая неудача.Любой, кто погиб в битве при Окракоке, скорее всего, был похоронен на острове ».

По обычаю и закону находки обычно хранят искатели. В вестибюле Blackbeard’s Lodge находится кусок дерева от «Кэрол А. Диринг», пятимастерского корабля, который затонул в 1921 году. Кусочки «корабля-призрака» без экипажа, выброшенного на берег в Окракоке. Более того, контейнер, упавший с торгового судна в 2006 году, привел к массовому разливу груза: тысячи мешков Doritos были выброшены на берег.

Колодец в Springer’s Point Preserve — совсем другое дело, — говорит Стивенс.Древний колодец был подходящим местом для захоронения членами экипажа Чёрной Бороды. В 1940-х годах эксцентричный миллионер Сэм Джонс купил территорию в надежде найти пиратские сокровища. Хотя он ничего не обнаружил, передав это в NC Coastal Land Trust, он оговорил, что все, что там будет найдено, будет передано наследникам Джонса.

Джонс похоронен недалеко от колодца; на могиле рядом с ним живет его лошадь, с которой, по словам местных жителей, он обращался как с домашним животным.

Стивенс, председатель ежегодного пиратского Джамбори Черной Бороды в Окракоке (октябрь.25-28), не имеет отношения к Джонсу.

Но он прямой потомок квартирмейстера Чёрной Бороды Говарда.

Если вы пойдете

Другие пиратские фестивали в Северной Каролине включают в себя фестивали в Нагс-Хеде (15-16 августа), Уилмингтоне (15 сентября), Саутпорте (21-22 сентября) и Бате (19 октября). 20).

Пиратские фестивали проходят от Великобритании до Портленда, штат Орегон. Смотрите календарь на сайте piratefestivals.com.

Черная борода | Печально известный пират залива — Bay Branded

Chesapeake Bay Branded вдохновлен поколениями людей, живущих в заливе.История и краеведение, безусловно, сыграли большую роль в создании коллекции Chesapeake Legends, в которой Черная Борода возвращается к жизни. Кого не интересуют пираты и морские чудовища?

  • Blackbeard Pirate — Рубашка с коротким рукавом

    Пират Чёрной Бороды — Рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • «Chessie» Chesapeake Sea Monster — Рубашка с коротким рукавом

    «Chessie» Chesapeake Sea Monster — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Blackbeard Pirate — Рубашка с коротким рукавом

    Пират Чёрной Бороды — Рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг округа Калверт — рубашка с коротким рукавом

    Пиратский флаг округа Калверт — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Пиратский флаг Чесапикского залива — рубашка с коротким рукавом

    Обычная цена
    25 долларов.00

    Цена продажи
    25,00 долл. США распродажа

  • Черная борода с пиратскими костями Чесапикского залива — длинный рукав

    Черная борода с костями пирата Чесапикского залива — длинный рукав

    Обычная цена
    30 долларов.00

    Цена продажи
    30,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — длинный рукав

    Пиратский флаг Чесапикского залива — длинный рукав

    Обычная цена
    30 долларов.00

    Цена продажи
    30,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг округа Калверт — длинный рукав

    Пиратский флаг округа Калверт — длинный рукав

    Обычная цена
    30 долларов.00

    Цена продажи
    30,00 долл. США распродажа

  • Пиратский флаг Чесапикского залива — длинный рукав

    Пиратский флаг Чесапикского залива — длинный рукав

    Обычная цена
    30 долларов.00

    Цена продажи
    30,00 долл. США распродажа

  • Страница 1 из 2
  • Следущая страница

Используйте стрелки влево / вправо для навигации по слайд-шоу или проведите пальцем влево / вправо при использовании мобильного устройства

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.