Цивилизация юных: Главная — Цивилизация юных

Содержание

Кто мы? — Цивилизация юных

«Цивилизация юных» является объединяющим звеном для совместной деятельности около 25 ученических активов образовательных учреждений ВАО. А также способствует созданию и развитию в школах ученического самоуправления. Участники программ организации в течение учебного года осуществляют социально-значимую деятельность для своего района, округа, города в рамках социальных проектов, самостоятельно разработанных подростками.

Важно отметить, что многими межшкольными проектами руководит Клуб старшеклассников «Цивилизация юных», который был создан в 2001 году при «Центре по взаимодействию с Детскими общественными организациями и органами ученического самоуправления ВАО г.Москвы». Это самостоятельный молодёжный коллектив, который является ядром организации.

Клуб имеет свою программу деятельности. А также есть отличительные знаки – зеленая форма и желто-зеленый галстук, нашивки и значки за участие в акциях. В состав клуба входят ребята, которые активно принимают участие в проектах организации, как в статусе «участников», так и в статусе «организаторов» — это ребята, которым стали близки идеи клуба, интересны его дела.

На сегодняшний день более 300 учащейся молодежи являются членами клуба «Цивилизация юных». Это активные участники детского и молодежного движения столицы. Деятельность клуба очень обширная, ее можно разделить на два блока:

— Первый блок — это серия гражданско-правовых программ (Образовательный лагерь «Ньюландия» и «Фестиваль активов ученического самоуправления»). Благодаря данным программам у ребят формируется активная жизненная позиция, протекает процесс личностного роста. Также происходит знакомство с устройством гражданского общества и основными демократическими процедурами, международными экономическим и политическим процессами, принципами межкультурной коммуникации.

— Второй блок – это реальные дела и социально-значимые проекты, которые реализуются на разных уровнях в зависимости от интересов и возможностей подростков. В этих программах отрабатываются проектный менеджмент, техники социального проектирования, добровольческие технологии.

Цивилизация юных. Ученическое самоуправление – Учительская газета

​Современный выпускник – это социально активная личность, умеющая вести конструктивный диалог, способная к сотрудничеству, в основе системы ценностей которой общечеловеческие морально-нравственные принципы.

Одним из методов воспитания такой личности становится деятельность в ученическом самоуправлении. Участие в ученическом самоуправлении позволяет учащимся формировать активную жизненную позицию, развивать самостоятельность, ответственность, навыки целеполагания и планирования, дает детям реальную возможность реализовать собственные проекты как в школе, так и на региональном уровне.В Восточном административном округе около 25 ученических активов образовательных учреждений объединены в клуб старшеклассников «Цивилизация юных», который был создан в 2001 году при Центре по взаимодействию с детскими общественными организациями и органами ученического самоуправления ВАО г. Москвы. Центр совместно с клубом старшеклассников проводит конкурсы и мероприятия, направленные на популяризацию ученического самоуправления. Школьные активы – социальные партнеры «Цивилизации юных».В нашей образовательной организации органом ученического самоуправления является совет здоровья, организованный в 2008 году. До 2014 года школа №892 была «Школой здоровья», основные направления деятельности которой легли в основу и название совета. Это формирование культуры здорового образа жизни, ответственного отношения к собственному здоровью и здоровью окружающих.Совет здоровья состоит из учеников 8-11-х классов. До 8-го класса ребята принимаются в актив школы и привлекаются к реализации различных проектов. Членов совета здоровья можно узнать по отличительному знаку – бейджу с изображением эмблемы школы, названием подразделения «совет здоровья» и фамилией и именем. Благодаря этому любой ученик или работник образовательной организации может обратиться к члену совета здоровья. Ежегодно в ученическом самоуправлении школы состоят более 40 учащихся. Деятельность нашего самоуправления организована в двух взаимосвязанных направлениях.Совет содействия здоровьюОсновной целью совета содействия здоровью является включение учащихся в социально значимые инициативы, участие в работе органов общественного управления школой, участие в организации жизненного уклада школы. Члены совета участвуют в подготовке и проведении общешкольных мероприятий и акций различной направленности: культурной, спортивной, досуговой.Ученическая служба безопасностиРебята, состоящие в ученической службе безопасности, помогают администрации школы в обеспечении дисциплины и безопасности как в повседневной школьной жизни, так и во время мероприятий. Ученическая служба безопасности – это уникальный проект, направленный на то, чтобы дети сами могли решать вопросы со своими сверстниками в рамках правового поля. Широко известно, что для подростка более авторитетно мнение сверстника, чем педагога, именно этот факт лежит в ее основе. Неоднократные нарушители дисциплины вызываются на собрание ученического совета, где предстают не перед педагогами или родителями, а перед своими сверстниками.Сегодня очень важно формирование позитивного общественного мнения. Поэтому в совете здоровья есть информационный отдел, освещающий в социальных сетях жизнь школы в целом и деятельность совета в частности. Информационный отдел также помогает в оформлении школы к различным праздникам и мероприятиям.С целью формирования коммуникативных и метапредметных навыков, лидерских качеств и ораторского мастерства еженедельно проводятся занятия в форме деловых игр и тренингов с педагогом-психологом и учителем-логопедом школы.Результатом работы совета здоровья за семь лет стали не только призовые места, занятые участниками в конкурсах и фестивалях социальной направленности как на муниципальном, так и на региональном уровне, но и снижение количества правонарушений, проявлений асоциального поведения на территории школы. Наблюдаются устойчивый интерес к участию в совете, а также повышение авторитета членов ученического самоуправления среди школьников и сотрудников образовательной организации. Социальные проекты, созданные участниками совета здоровья, прочно вошли в жизненный уклад школы.Ученический совет – совместная и самостоятельная деятельность, где каждый ученик может определить и реализовать свои способности и возможности.Мы приглашаем к сотрудничеству кураторов и членов школьных ученических самоуправлений.Дмитрий КОЗИЦКИЙ, старший вожатый школы №892, член Совета молодых педагогов ВАО

«Цивилизация юных» в Год памяти и славы

«Цивилизация юных» в Год памяти и славы Главная

/

«Цивилизация юных» в Год памяти и славы

«Цивилизация юных» в Год памяти и славы

С 1999 года во дворце «Восточный» г. Москвы работает детское общественное объединение подростков – клуб старшеклассников «Цивилизация юных»

Клуб, созданный как окружной актив ученического самоуправления Восточного административного округа Москвы, в результате своей общественно-полезной деятельности стал одним из лучших волонтерских подростковых объединений Москвы. Это подтверждает победа ребят во Всероссийском проекте «Лига добровольческих отрядов», где команда «Цивилизация юных» была признана лучшим отрядом по мнению Ассоциации волонтёрских центров, победители Всероссийского конкурса РДШ «Добро не уходит на каникулы — 2019», финалисты городского конкурса «Доброволец Москвы» в номинации «Добрая команда».

Кроме того, ребята принимают участие в крупных городских акциях и с 2018 года помогают осуществлять школьное самоуправление в рамках деятельности Московского отделения Общероссийской общественно-государственной детско-юношеской организации «Российское движение школьников» в 30 школах Восточного округа Москвы. Участники волонтёрских и образовательных программ «Цивилизация юных» в течении учебного года осуществляют значимую деятельность для своего округа, города в рамках социальных проектов, самостоятельно разработанных подростками. Например, задачей проектов «Нежность» и «Протяни руку другу» является помощь Домам ребёнка «Соколёнок» и «Центральный». А в рамках проекта «Ветераны глазами детей» клуб ежегодно собирает материалы и издает одноименный альманах памяти. 455 интервью, рассказов, эссе, стихотворений о героях былых времен, о наших дедушках и бабушка бережно хранят страницы альманахов памяти. И это все творческие и публицистические работы школьников. 2020 год объявлен годом памяти и славы, в честь 75-ой годовщины Победы в Великой Отечественной войне, к 9 мая ребята подготовили особенное поздравление, они исполнили песню «Помянем» на жестовом языке — клуб старшеклассников «Цивилизация юных».




  


  
  

Успешно

Поздравляем, Ваша заявка успешно отправлена.

Введен неверный email или пароль

Успешно

На данный email выслано письмо с дальнейшими инструкциями для восстановления пароля.

Данный email не найден!

Данный email не подтвержден! На вашу почту выслано письмо для подтверждения.

Успешно

Поздравляем, Вы успешно записались на очное мероприятие.

Успешно

Поздравляем, Вы успешно записались на вебинар.

Успешно

Поздравляем, Вы успешно записались на программу.

Успешно

Поздравляем, Вы успешно записались на вебинар.

Сбор материалов о событиях Великой Отечественной — цель проекта клуба «Цивилизация юных»

Участники проекта «Ветераны глазами детей». Фото предоставила Анастасия Бахметьева

Целью одного из первых социальных проектов «Ветераны глазами детей», который запустил клуб старшеклассников «Цивилизация юных», является сбор материалов о событиях Великой Отечественной войны. В его основе лежат рассказы очевидцев: прадедов, бабушек и дедушек.

 Альманах «Ветераны глазами детей», подготовленный членами клуба старшеклассников, содержит творческие работы юных жителей Восточного округа. В него вошли стихотворения и сочинения, посвящённые военной теме, фоторепортажи и документальные материалы, собранные участниками проекта.

 Как говорят сами участники, их главной задачей было показать неразрывную связь между поколением победителей и современной молодёжью. 

 Кто-то записывал реальные истории, произошедшие на фронтах Великой Отечественной и в тылу, со слов родителей и школьных наставников, а кому-то посчастливилось и лично встретиться с героями войны. Со словами благодарности в адрес юных создателей альманаха с его страниц к ребятам обратились префект Восточного административного округа Николай Алёшин и Герой России, лётчик-космонавт, Председатель Общегородской общественно-государственной детско-юношеской организации «Российское движение школьников Сергей Рязанский.

 14 марта на клубной встрече «Цивилизации юных» состоялось вручение нового выпуска Альманаха памяти.

«Солдаты могут дважды умереть….

Впервые –там, на страшном поле боя,

Второй раз — здесь, сейчас, в сердцах людей.

Давай же помнить каждого героя».

  Организаторы проекта благодарят всех, кто принял участие в сборе материалов: школы № 1290, 2127, 1502, 1324, 2036, 1508, 2026, ММШ, 1798, 1852, 1476, Вешняковская школа, 1404, 2126, 1246, Дворец творчества детей и молодёжи «Восточный».

 Проект «Ветераны глазами детей» реализуется с 2005 года. Его инициатором является Михаил Насибулин. За это время было выпущено 14 сборников. В рамках проекта учащиеся школ и актив организации участвуют в акциях, посвящённых Дню Победы: Вахты памяти, торжественные линейки, возложение цветов к Вечному огню 22 июня, «Поезда памяти». Кроме того, осуществляют сбор материалов о подвигах участников Великой Отечественной войны. Ежегодно участниками акции становятся около 200 школьников Восточного округа. В их числе представители военно-патриотических клубов, детских и юношеских журналистских объединений, активы школьных музеев, члены школьных ученических активов.

Анастасия Бахметьева

Публикация по теме: Итоговая конференция «Цивилизации юных» прошла на платформе Zoom

Для юных жителей Югры пройдет «Диалог цивилизаций»

Вслух.ру

10 декабря 2007, 11:54

VI молодежный образовательный фестиваль «Диалог цивилизаций» пройдет в Нефтеюганске с 13 по 16 декабря. В нем примут участие 130 человек: учащиеся 8−9 классов общеобразовательных учреждений Югры. В программе мероприятия — деловая игра «Международное экономическое сотрудничество», формирующая представление о функционировании государства, деятельности правительства в условиях мировой рыночной экономики. В ходе игры все участники фестиваля принимают на себя роль министра правительства цивилизованного государства. Во время ролевой политико-правовой игры «Выборы международной Ассамблеи» каждая команда становится предвыборным штабом, основная задача которого — грамотное проведение предвыборной кампании и избрание своего представителя в игровой межгосударственный орган — международную Ассамблею «Новой цивилизации».На смотре-конкурсе детского творчества «Олимп «Новой цивилизации» участники фестиваля продемонстрируют свои способности в вокале, танцах, изобразительном искусстве, оригинальном жанре и художественном слове. Также предусмотрены специальная программа «Экшн-тренинг», целью которой является командообразование, выявление лидеров, и конкурс школьных юнкоров на лучшую стенгазету, посвященную фестивалю «Диалог цивилизаций».Активные участники фестиваля (лучшие министры игровых государств, депутаты международной ассамблеи «Новая цивилизация», капитаны спасательных команд) будут награждены ценными подарками. Напомним, что фестиваль в четвертый раз проводится в Нефтеюганске. В этом городе на протяжении 12 лет действует клуб менеджеров «Новая цивилизация», а также есть богатый опыт проведения массовых обучающих семинаров по программам экономической и политико-правовой игры. Организаторы фестиваля — департамент образования и науки ХМАО, сообщает «Югра-Информ».

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!

Задания Турнира юных биологов | bioturnir.ru

Для обсуждения на Турнире юных биологов используется заранее опубликованный список заданий. Это задания открытого типа: не имеющие окончательного и однозначного ответа, допускающие использование разнообразных подходов для их решения. Условия заданий сформулированы максимально кратко и не содержат всех необходимых для решения данных, поэтому часто необходимо самостоятельно сделать определенные допущения, выбрать модель для построения ответа. Задания выполняются коллективно. Решение задач предполагает проведение самостоятельных теоретических исследований с использованием различных информационных источников. Разрешается помощь при подготовке решений со стороны наставников команд, а также различные консультации со специалистами.

1. «Бесхребетный друг» Человеком было одомашнено немало позвоночных животных, однако среди беспозвоночных доместицированными считаются лишь медоносная пчела и тутовый шелкопряд. Сформулируйте критерии одомашнивания. Будут ли они различаться для позвоночных и беспозвоночных животных? Предложите список из пяти беспозвоночных животных, которых было бы выгодно одомашнить современному человеку. Опишите поэтапно стратегию одомашнивания для одного из предложенных вами беспозвоночных животных, доместикация которого была бы наиболее выгодна.

2. «Сантилюди» У микронасекомых размеры тела составляют сотни микрометров, тогда как у других насекомых средний размер тела — порядка сантиметра. Предположите, какие биологические проблемы могли бы возникнуть, если бы размеры человека уменьшились до 1 — 2 сантиметров. Изменение каких анатомических, физиологических и биохимических параметров могло бы разрешить эти проблемы?

3. «Встань и иди!» Жизненная форма животного обычно предполагает активное передвижение, однако существуют и сидячие животные. Какими могут быть предпосылки эволюционного перехода к активному передвижению на взрослой стадии у сидячих животных? Предложите три класса многоклеточных животных, представители которых не способны к активному передвижению на взрослой стадии, но, вероятнее всего, могли бы приобрести эту способность. Предложите эволюционный сценарий перехода от сидячей формы к активному передвижению для наиболее перспективного представителя одного из предложенных вами классов.

4. «Метапаразит» У современных паразитов редко бывает больше трех смен хозяев на протяжении жизненного цикла. С какими проблемами сталкиваются паразиты с большим числом смен хозяев и как им удается их разрешить? Предложите модель паразита с максимальным числом смен хозяев, принадлежащих при этом к разным классам животных. Какими экологическими и физиологическими особенностями будет обладать такой паразит? К какой систематической группе он, скорее всего, будет относиться?

5. «Ихтиандр 2.0» В эволюции позвоночных у вторичноводных животных жабры не образуются, а легкие не пригодны для дыхания в воде. С чем это может быть связано? Предложите, как могло бы быть устроено «жабролегкое» млекопитающих, способное к эффективному газообмену в водной и воздушной средах одновременно. Какими недостатками будет обладать предложенная вами модель «жабролегкого» и как их можно было бы преодолеть?

6. «Самый неприступный» Растения значительно уступают в подвижности животным, поэтому они разрабатывают системы пассивной защиты от паразитов и хищников. Предложите критерии оценки защищенности растения и приведите соответствующие примеры. Предположите, какими анатомическими и физиолого-биохимическими особенностями должно обладать максимально защищенное растение. С какими проблемами столкнется этот организм и как он может их преодолеть?

7. «От винта!» Способность к полёту возникала многократно в различных группах многоклеточных животных. Какие анатомические, физиологические и экологические особенности благоприятствуют приобретению способности к полету? В каких трех классах беспозвоночных, в которых сейчас нет летающих организмов, было бы вероятно возникновение «летунов»? Какой из выбранных вами классов был бы наиболее перспективен с этой точки зрения?

8. «Играй, гормонь!» Развитие цивилизации довольно сильно изменило условия жизни человека, причем скорость изменений часто превышает скорость адаптации в ходе биологической эволюции. Системный ответ на ключевые стимулы у позвоночных обеспечивают гормоны. Составьте список особенностей образа жизни и среды обитания современного человека, для приспособления к которым был бы полезен системный ответ с участием нового гормона. Предложите механизм работы для наиболее актуальной системы эндокринной регуляции, основанной на введении новой пары гормон-рецептор: опишите ключевые стимулы, запускающие ответ, и физиологические эффекты данного гормона. В результате модификации какой уже существующей пары гормон-рецептор данная система могла бы возникнуть в ходе эволюции?

9. «Древотравы» Человек выращивает растения, находящиеся в различных жизненных формах: травы, кустарники, деревья. Какими факторами определяется жизненная форма растения? С точки зрения сельского хозяйства, каковы могут быть преимущества и недостатки выращивания растений в необычной для них жизненной форме? Какие важные для человека растения наиболее выгодно было бы перевести из травянистой формы в древесную и наоборот?

10. «Клептоман» Известно, что организмы разных видов могут «воровать» друг у друга клетки или части клеток (например, клептокниды). С какими преимуществами и недостатками связана стратегия приобретения организмом целых чужеродных клеток? Каковы могут быть механизмы захвата и интеграции таких клеток? Предположите, как мог бы быть устроен самый «вороватый» многоклеточный организм, использующий максимальное число типов клеток из организмов других видов.

11. «ДНКлинер» В клетке существуют системы, которые уничтожают РНК и белки, не способные выполнять свои функции. Почему системы, позволяющие элиминировать нефункциональные участки ДНК (к примеру, псевдогены, некоторые повторы и интроны), не распространены? Предположите, как мог бы быть устроен молекулярно-биологический механизм, осуществляющий такой процесс. Что в предложенном вами механизме будет ключевым признаком, позволяющим распознавать нефункциональные участки ДНК?

12. «Чужой среди своих» Методы генетической инженерии позволяют создавать организмы с новыми свойствами гораздо проще и быстрее, чем с помощью методов классической селекции. Для сельского хозяйства польза от применения этих методов очевидна, однако интродукция генетически-модифицированных организмов в естественные экосистемы может представлять опасность. Предложите три гипотетических или существующих генетически-модифицированных животных или растений, которые можно было бы интродуцировать в естественные экосистемы. Какую пользу человек может извлечь из интродукции этих организмов? Какие потенциальные риски связаны с такой интродукцией и как их можно минимизировать?

13. «Оборотни в мембранах» Многие одноклеточные организмы способны к горизонтальному переносу генов, в том числе между разными видами. Как мог бы быть устроен механизм передачи из клетки одного вида в клетку другого вида не отдельных генов, а генома целиком с целью замены хозяйского генома и «захвата» клетки? Какими преимуществами мог бы обладать этот механизм перед размножением делением? С какими трудностями столкнется одноклеточный организм, использующий такой механизм «захвата» клеток?

14. «Химера и Беллерофонт» Одним из актуальных способов борьбы с бактериальными инфекциями является использование бактериофагов, однако аналогичные биологические способы борьбы с вирусными инфекциями не распространены. С чем это может быть связано? Предложите пару из вируса человека и биологического агента (вируса, прокариота или одноклеточного эукариота), который мог бы использоваться в качестве эффективного лекарства против данного вируса. Какие модификации данного агента позволили бы повысить его успешность в борьбе с вирусом?

15. «Будильник на все времена» Биологические процессы могут иметь различную периодичность: к примеру, раз в минуту, раз в сутки, раз в год и т.д. В основе каждого из них лежит своеобразный биологический «будильник», который срабатывает с заданной частотой. Какие биохимические и физиологические механизмы лежат в основе работы биологических «будильников» и как они влияют на частоту их срабатывания? Предложите конструкцию биологического «будильника», которая позволяет задавать максимальный диапазон срабатывания без ущерба для точности.

Авторы задач: А.А. Агапов, Н.А. Алкин, Н.С. Бизяев, В.С. Вьюшков, Ю.И. Есин, В.А. Катруха, А.И. Костюк, И.А. Кузин, Д.В. Кузьмин, Н.А. Ломов, А.В. Олина, Д.В. Пупов, Р.И. Раевский, Д.Ю. Трушников, М.А. Черных, Е.С. Шилов, О.Н. Шилова.

Волонтёры «Цивилизации Юных» | Цвет жизни

17-05-2019

Благотворительный фонд «Цвет жизни» активно сотрудничает с волонтерскими организациями.

Молодежная организация «Цивилизация Юных» одна из самых давних наших партнеров. Ребята-волонтёры участвуют практически во всех наших благотворительных проектах: инклюзивные фестивали, мастер-классы в школах-интернатах, квесты в летних лагерях ЦССВ. Но самым главным проектом для нас остается «Жизнь в движении».

Ребята-волонтеры приходят в школы интернаты, чтобы поиграть со своими сверстниками в подвижные игры, пообщаться и освоить новые виды спорта с помощью сенсорной приставки.

На этой недели директор нашего фонда Елена Переудина и другие эксперты из НКО оценивали менеджеров проектов, в которых участвуют ребята из «Цивилизации Юных». Среди них был и Максим.

«Когда ты приходишь к ребятам, они всегда улыбаются и очень нас ждут», — говорит Максим, застенчиво опускает глаза и, кажется, немного краснеет. Максиму Гамидову 15 лет и он — координатор волонтёрской группы «Цивилизации Юных», которая проводит занятия проекта «Жизнь в движении».

Весной прошлого года Максим участвовал в этих занятия как волонтер, а осенью уже решил возглавить волонтерскую группу. Он говорит, что дети в этом году сложнее. Наверное, от этого ещё радостнее, когда заметны серьёзные результаты.

В «Цивилизации Юных» все школьники, но уже знают об актуальности проблем, которым просвещают своё время, результативности и стараются вносить в проекты свой личный вклад, то, чего до них не делали их предшественники.
Кто-то робко, кто-то смело, но все отвечают на порой сложные даже для взрослых вопросы экспертов. А проблемы очень разные: и обустройство города, и сохранение памяти о подвиге нашего народа в ВОВ, и помощь фондам…

«Когда я слышу, что молодежь сегодня не та, я улыбаюсь и вспоминаю ребят из «Цивилизации», — говорит директор нашего фонда Елена Переудина. -Уверена, они многого добьются, если не потеряют взятый ими темп».

Когда молодежь правила Землей

Когда подросток по имени Александр намеревался завоевать мир, известный его собратьям-грекам, современники часто доживали до 40 лет. Но за миллионы лет до Александра Великого вполне вероятно, что большинство людей и их предки не дожили до подросткового возраста. Как и Александр, наши предки-юноши правили Землей — охраняли и делились ресурсами, защищали свои группы, искали власть, готовили еду и преследовали удовольствия. Начиная примерно с 2.6 миллионов лет назад они создали инструменты, социальные организации, затем языки и, в конечном итоге, культуры. Они поклонялись природе и боролись с ней, оставаясь на грани исчезновения. По мере развития навыков, необходимых для развития цивилизации, наши юные предки, в возрасте от подростка до двадцати пяти лет, также смогли продлить среднюю продолжительность жизни.

По мере того как пожилые люди постепенно вступали во владение, то же самое произошло и с эйджизмом. Большинство культур забыли о вкладе своих предков в детстве и юности и об их генетической предрасположенности к лидерству.Сегодняшний отказ молодежи от участия в процессе принятия решений противоречит общему человеческому послужному списку, который в значительной степени включает в себя лидерский опыт молодых людей, а не их старших. Некоторые коренные народы по-прежнему позволяют детям и подросткам участвовать в принятии решений. Праведная западная борьба за защиту детей от принудительного труда, а также от физического и психологического насилия не должна расширяться, чтобы ограничивать возможности участия и лидерства среди людей моложе 18 лет.Отрицание политических прав и возможностей молодежи бросает вызов не только демократии, но и самой эволюции.

Предоставление несовершеннолетним избирательных прав несовершеннолетним могло бы, возможно, побудить репрессивных родителей заставить их голосовать в соответствии с видением их семьи. Влияния родителей могут быть как хорошими, так и плохими, но в любом случае они сохраняются и во взрослой жизни. Однако возможность взрослыми использовать политические права детей не оправдывает отказ детям в возможностях политического голоса, участия и даже лидерства, которые они по умолчанию практиковали на протяжении миллионов лет.Учитывая, что большинство граждан никогда не участвуют в политическом процессе, кроме голосования, открытие дверей для молодежи не обязывает их участвовать или наводнять законодательные органы подростками. Тем не менее, это даст человечеству возможность высказаться в отношении будущего цивилизации молодым Александрам и Александре, как это делали их юные предки на протяжении миллионов лет.

Лучшее понимание человеческой истории как в основном истории молодых людей также может помочь в решении некоторых текущих проблем детства.Например, генетическая предрасположенность к свинцу может помочь объяснить столь печальную распространенность издевательств среди детей. Поскольку древние общества были неформально иерархичными, а власть черпалась за счет демонстрации физических способностей, запугивание, вероятно, было важной формой влияния. Осознание этой ссылки может помочь детям сдержать издевательства. Но, как и их старшие, им нужны возможности влиять на мир, как они делали это на протяжении миллионов лет.

Майкл С. Каммингс преподает политологию в Университете Колорадо.Саймон Магакян преподает политологию в Общественном колледже Арапахо в Литтлтоне, штат Колорадо.

Сладострастие и западная цивилизация Уильям Х. Янг

Среди выводов, сделанных в социологическом исследовании Lost in Transition (2011), является то, что материализм из потребительского капитализма процветает в нашем обществе; почти никто из опрошенных молодых людей «не имел представления о жизни, кроме материального потребления, семьи и друзей». Наши Основатели научились у римлян бояться сладострастия и вырождения, характерных для нашего времени.

В книге « Создание американской республики » (1969) заслуженный историк из Брауна Гордон С. Вуд объясняет, что знакомство Основателей с Римом было не просто следствием

года.

его преобладание в древнем мире и его влияние на западную культуру, но это также было результатом своеобразного характера грамотности, которую Рим передал современному миру; восемнадцатый век.Просвещенные люди повсюду в восемнадцатом веке нашли многое из того, что они хотели знать об античности в период … называемый римским Просвещением.

Вуд описывает то, что узнали Основатели:

Не сила оружия сделала древние республики великими или в конечном итоге разрушила их. Скорее, это был характер и дух их народа. Бережливость, трудолюбие, умеренность и простота — простые черты крепкого йомена — были теми качествами, которые делали общество сильным.Мужские боевые качества — презрение к легкости, презрение к опасности, любовь к доблести — вот что сделало нацию великой. Но роскошь развратила общество: любовь к изысканности, стремление к отличиям и элегантности в конечном итоге ослабляли людей и оставляли их мягкими и женоподобными, рассеянными трусами, непригодными и не желающими служить государству.

Забота Основателей о роскоши не ограничивалась богатством, отмечает Вуд, но включала в себя то «скучное животное наслаждение», которое оставляло «умы ошеломленными, а тела обессиленными, вечно валяясь в одной непрерывной луже сладострастия».”

«Сладострастное» здесь определяется как «любящий или направленный на роскошь, элегантность и чувственные удовольствия». Мы живем в эпоху гедонистического материализма и потакания своим слабостям, как алчные поздние римляне. Богатые элиты и завистливый, обремененный долгами средний класс — и их дети — имеют и цепляются за образ жизни и «позиционные блага» (статусные символы), которыми обладали только самые богатые взрослые в предыдущих поколениях. Через средства массовой информации светское предложение корпоративных потребителей реклама обещает постоянно растущие излишества уходящего момента.Релятивистский этос постмодернистского мультикультурализма отражается во всех средствах массовой информации и массовой культуре. Культурные магнаты Голливуда и инфантильная видео- и музыкальная культура создали культ знаменитостей, которые выставляют напоказ непристойное поведение, часто впервые выступая в подростковом возрасте. Это тот вид сладострастия, которого Основатели стремились избежать.

Под вырождением мы подразумеваем «падение ниже нормального состояния или характера», включая испорченность желанием и проявление «низости или подлости».Это описание правильно применимо к нашей банальной развлекательной культуре. Более того, большая часть информации, которая сейчас предоставляется через прессу, телевидение и Интернет, искажена политкорректностью и пронизана постмодернистской философией. Многие СМИ демонстрируют как низость — в лицемерных и предвзятых сообщениях, которые часто становятся пропагандой, — так и подлость из-за неприкрытого презрения к обычным американцам.

В конце 1960-х годов, с выходом Одномерного человека (1964), Герберт Маркузе стал «отцом новых левых» и начал направлять их в сторону культурного и сексуального освобождения — культурного марксизма.Маркузе выступал против ложного сознания и экзистенциального отчуждения, которые, по его мнению, характеризовали разрушающее душу общество потребления, в котором американцы находили себя только в своей собственности. Его решение состояло в том, чтобы разрушить существующий деспотический и репрессивный, общественный и капиталистический, западный порядок и освободить eros .

Академические кадры Маркузе разработали обширную программу самоактуализации человека, выходящую за рамки всех «нормальных» границ или табу: пола, расы и особенно сексуальных предпочтений.«Свобода выбора» распространилась почти на все сферы частной жизни, от образа жизни до сексуальности. Так называемое «освобождение» стало свободой от ответственности. Культурный марксизм и психоанализ сошлись в теории, согласно которой патриархальная авторитарная семья и ее репрессивная мораль служат интересам правящего класса. Сексуальная одержимость и эгоцентричный выразительный индивидуализм распространились из академии в общество. Ответом на экономическое потребительство был индивидуальный релятивизм и социальное потакание своим слабостям.

В современной академии вырождение превратилось в упадок. Постмодернистский мультикультурализм обесценил большинство дипломов о высшем образовании. Слишком много студентов берут банальные курсы, мало или совсем не работают интеллектуально и получают завышенные оценки. Как недавно заметил Питер Вуд в работе Too Much For Too Littl e, академические круги «лишили диплом колледжа большей части его ценности как гаранта широкой компетентности». Мудрость западной цивилизации была отброшена вместе с большинством других компонентов традиционного гуманитарного образования.

Аристотель утверждал в своей Никомаховой этике , что поистине счастливая жизнь — это существование в добре, свободное от препятствий, то есть достаточно защищенное от бедности, болезней и ограничений. Такая жизнь нравственного совершенства может быть достигнута через соблюдение среднего: не будь аскетом и прожорливым, будь умеренным; не будь ни трусливым, ни опрометчивым, будь расчетливо храбрым; не будь ни подчиненным, ни высокомерным, будь уважающим себя.

По иронии судьбы, член шотландского Просвещения Адам Фергюсон предвосхитил наши нынешние обстоятельства.Фергюсон беспокоился, что изобилие коммерческого общества лишит гражданское общество жизненно важных традиций гражданского духа. В своем эссе по истории гражданского общества (1767) он напомнил миру об идеалах Древней Греции и Рима: «Их горячая привязанность к своей стране … шатающиеся учреждения и несовершенные законы, страж свободы для своих сограждан… »

Но Фергюсон в свое время увидел, что «человек считает свое сообщество только постольку, поскольку оно может быть подчинено его личному продвижению и выгоде.«Люди становятся слабыми и мягкими; они должны иметь свои живые удобства, несмотря ни на что. В ярком отрывке, в котором восемнадцатый век выставлен напоказ во всей его новообретенной хвастовстве, само сознание «бытия» в современном обществе исчезает за «обладанием», поскольку «идея совершенства» переносится «от персонажа к персонажу. экипировка ». Моральная личность становится «простым зрелищем, украшенным за большие деньги трудами многих рабочих». Фергюсон рассматривал гражданское общество не только как источник гражданской добродетели и общественного блага, но и как источник человеческой морали и поступков и, по сути, самих человеческих условий.

В книге Демократия в Америке (1835 г.) Алексис де Токвиль высказал аналогичные мысли о нашей нации.

Материализм — опасная болезнь человеческого разума… .Его нужно бояться особенно в демократических людях… .Демократия одобряет вкус к материальным удовольствиям. Этот вкус, если он становится чрезмерным, вскоре заставляет людей верить, что все есть не что иное, как материя; а материализм, в свою очередь, с безумным рвением ведет их к этим удовольствиям. Таков роковой круг, в который попадают демократические страны.Им хорошо видеть опасность и сдерживать себя.

Токвиль подчеркивал важность религии и семейной жизни как противовеса стяжательскому индивидуализму, чтобы умерить вырождение демократии в чрезмерный и простой материализм. Это особенно хорошее время года, чтобы еще раз вернуться к его признанию пуританства — того, что стало протестантской этикой, — как «наиболее подходящих привычек, идей и нравов для создания республики».

Ответом на сладострастие и вырождение, которых опасались наши Основатели, наш безудержный потребительский материализм и сопутствующие ему коррупции, не является альтернативный релятивизм и потакание своим желаниям культурного марксизма, психологии «самоуважения» и постмодернистского мультикультурализма.Скорее, это мудрость Аристотеля, Фергюсона, Токвиля и многих других светских и религиозных мыслителей западной цивилизации, которую наши колледжи и университеты должны снова преподавать в соответствии с рекомендациями NAS.

______________________________________________________________________________

Это одна из серии статей, в которых уроки западной цивилизации применяются к современным проблемам, имеющим отношение к академии.

Достопочтенный Уильям Х.Янг был назначен президентом Джорджем Бушем-младшим помощником министра по атомной энергии и занимал эту должность с ноября 1989 года по январь 1993 года. Он является автором книг Заказывая Америку: выполнение идеалов западной цивилизации (2010) и Центрируя Америку. : Возрождение местного прогрессивного идеала (2002).

Уход западной цивилизации

Будущее. 2020 сен; 122: 102582.

Университет Вилланова, экономический факультет, Вилланова, Пенсильвания 19085, США

Поступило 8 июля 2019 г .; Пересмотрено 21 апреля 2020 г .; Принята в печать 16 мая 2020 г.

Copyright © 2020 Elsevier Ltd. Все права защищены.

С января 2020 года компания Elsevier создала ресурсный центр COVID-19 с бесплатной информацией на английском и китайском языках о новом коронавирусе COVID-19. Ресурсный центр COVID-19 размещен на сайте публичных новостей и информации компании Elsevier Connect. Elsevier настоящим разрешает сделать все свои исследования, связанные с COVID-19, которые доступны в ресурсном центре COVID-19, включая этот исследовательский контент, немедленно в PubMed Central и других финансируемых государством репозиториях, таких как база данных COVID ВОЗ с правами на неограниченное исследование, повторное использование и анализ в любой форме и любыми средствами с указанием первоисточника.Эти разрешения предоставляются Elsevier бесплатно до тех пор, пока ресурсный центр COVID-19 остается активным.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Современная западная цивилизация достигла пика во второй половине 20-го -го века, потратив более 200 лет на развитие и распространение по всему миру. Прочный общественный договор, технический прогресс и повсеместный экономический успех в контексте демократии и капитализма продвинули проект.К сожалению, два основных столпа прошлого успеха привели к усилению негативных последствий, ускоряющих социально-экономический спад: ненасытные коллективные потребности и глобальный рост населения. Возникновение и упадок цивилизаций в истории хорошо задокументировано, но, как ни странно, игнорируется в сегодняшнем диалоге. Предполагается, что современная цивилизация неуязвима для сил, сформировавших циклы прошлых цивилизаций, — что наш век в некотором роде является исключением. Впервые в истории человечества планетарные системы, которые до недавнего времени казались невидимыми, посылают нам сигнал о том, что наша цивилизация не является исключительной, что существуют конечные пределы движения нынешней траектории человечества.Жизнеспособные решения, ограничивающие последствия разрушения среды обитания, уменьшения биоразнообразия и изменения климата, наряду с растущим неравенством, задолженностью, конфликтами и потоками беженцев, известны, но их невозможно реализовать. В текущем эссе исследуются основные причины социально-экономического ухудшения и захвата, предлагая запустить комплексное предприятие коллективного разума для подготовки к глобальному переходному периоду, с которым сталкивается человечество.

Ключевые слова: Западная цивилизация, Либеральные традиции, Человеческая природа, Население, Неравенство, Долг, Антропоцен

Мы живем во времена уникальных противоречий, неразберих и неопределенностей.Материальное качество жизни среднего человека в развитом мире превосходит качество жизни доиндустриальной аристократии, но неравенство растет с начала 1980-х годов, в результате чего многие чувствуют себя обделенными. Для социально-экономических групп ниже верхних 20% традиционные способы личного продвижения не работают, в результате чего укоренившийся низший класс оказывается в гетто как в городских, так и в сельских районах ( Taylor, 2017 ). Сокращение бедности в развивающихся странах оказалось более успешным, чем первоначально думали сомневающиеся, но общий прогресс в достижении целей ООН в области развития тысячелетия замедляется, в то время как в странах Африки к югу от Сахары общее число живущих в бедности увеличивается.Кроме того, почти половина мира живет менее чем на 5,50 доллара в день ( World Bank, 2018 ). Согласно определению Всемирным банком крайней нищеты как прожиточного минимума на 1,90 доллара в день, в 2015 году каждый десятый житель Земли продолжал жить в ужасных условиях. Если потребительские цены будут расти в год немного быстрее, чем доходы в менее развитом мире, товары первой необходимости станут все более недоступными для большей части человечества, которое тратит свой небольшой доход на еду и жилье.

Демократия охватила мировую политику после распада Советского Союза, давая надежду на постоянное увеличение свободы, братства и возможностей.Это резюмируется в тезисе «Конец истории», сформулированном Фукуяма (1992) . Несмотря на почти всемирное создание демократических институтов с осуществлением национальных программ предоставления избирательных прав и примирения, растущий процент граждан рассматривает эти усилия как фикцию, полагая, что демократия подводит людей ( Pew Research Center, 2019 ; The Washington Post , 2018 ). Несмотря на прогресс, достигнутый в достижении целей ООН в области развития тысячелетия, беспрецедентное количество беженцев пытается переехать в развитый мир, спасаясь от войн, бедности и межрелигиозных конфликтов.Наконец, недавние опросы в Америке и Европе показывают, что нынешнее поколение взрослых считает, что их дети не будут жить так же хорошо, как они ( Pew Research Center, 2017 ). Понятие социально-экономического «прогресса» лежало в основе западного общественного договора более 200 лет. Когда заветный общественный договор начинает рушиться для большинства, социальная ткань начинает процесс разваливаться, что, в свою очередь, приводит к социально-политическим последствиям. В совокупности эти факты свидетельствуют о переходе западной цивилизации от колонизации к финальной климатической стадии развития.Этот тезис будет развиваться в текущем эссе, и предполагается, что он будет и представлен в качестве базового всеобъемлющего сценария, который повлияет на наиболее мыслимые варианты будущего.

Цикл цивилизации случался раньше и будет повторяться снова, и, как гласит старая поговорка: «История не повторяется, но часто рифмуется». Что уникально на этот раз, так это то, что масштабы западной цивилизации глобальны, охватывают все уголки мира, создавая серьезную нагрузку на планетарные границы Земли.Один из сделанных здесь выводов состоит в том, что в конце концов человечество переживет этот переход, но только в меньшем количестве с ограниченным взглядом на человеческое общество, ограниченным постоянным экосистемным ущербом планетным системам Земли. Победят те, кому посчастливилось родиться в нужном месте, обладать превосходным интеллектом, иметь правильных родителей, стать богатым или знаменитым и / или просто удачливым. Этих людей могут исчисляться миллионы, но не миллиарды, и грядущая борьба между имущими и неимущими будет сложной и ожесточенной.Будут люди, обладающие богатством и властью, которые будут отчаянно бороться за сохранение своего социально-экономического положения, несмотря на растущие силы, противостоящие статус-кво. Тем не менее, некоторые представители высших социально-экономических групп объединятся, преодолевая национальные границы, с альтернативным видением завтрашнего дня. Существующая международная сеть богатой элиты отражает тот факт, что у них больше общего друг с другом, чем с остальным человечеством. Подобно выжившим на тонущем корабле, они вместе заберутся в спасательную шлюпку и назовут друг друга друзьями во время предстоящей борьбы за поиск порта, в то время как их братья по статусу-кво будут сражаться за истощающиеся отходы, оставшиеся на борту.Эта глобальная группировка будет основана не на национальности, расе или вероисповедании, а на общем желании выжить, создавая при этом устойчивый мир для себя и своих детей. Со временем эта основная группа заложит фундамент для новой цивилизации, которая, в свою очередь, станет основой будущего человечества. Порт, в котором они выходят на берег, можно вообразить, но не знать, но все вместе отплывут и гребут к неопределенному горизонту. В этой статье основное внимание уделяется причинам упадка цивилизации и начинается обсуждение формы этой спасательной шлюпки и того, что важно принимать во внимание, когда она направляется к неизвестному порту высадки.

Западная цивилизация — понятие расплывчатое, поэтому перед тем, как идти дальше, необходимо внести некоторые пояснения. Он воплощает в себе множество взаимосвязанных аспектов, и лишь некоторые из них представляют непосредственный интерес в этом эссе. Однако все измерения взаимосвязаны, поэтому на каждое из них повлияет ослабление того, что поддерживает все здание. Западная цивилизация уходит своими корнями в Англию 18-го и 19-го веков, когда множество разрозненных событий сошлись, чтобы разжечь Промышленную революцию. Это произошло в контексте эпохи Просвещения с его многочисленными трансформирующими идеями, способствовавшими развитию научного метода, капитализма и демократии.Эта трилогия сформировала столпы первой светской идеологии (то есть либеральной традиции или гуманизма), которая стала социальной философией западных обществ и динамизмом, лежащим в основе ее успеха в распространении по всему миру. Демократическое представительство с закрепленными личными свободами, объективное верховенство закона с сильными правами собственности и общественный договор с его основным Этисом прогресса пробудили дремлющее человечество. Впервые в истории цивилизация соединила резервуар человеческого потенциала с социальными целями в благоприятной социально-экономической среде.Права интеллектуальной собственности были сосредоточены на научном проекте, что привело к неуклонному развитию технологических чудес. Короче говоря, установление демократии и капитализма одновременно высвободило человеческий потенциал в форме промышленности и предпринимательства; направляя большинство в скоординированном экономическом ритме, принося устойчивый рост и материальное процветание. Именно эта материально-интенсивная, а также обширная деятельность человека вызывает серьезную озабоченность. Он неустойчив, но необходим для финансового обеспечения социальных, политических, экономических и культурных аспектов всех стран, принявших системную модель, рожденную в результате промышленной революции.Несмотря на свою нелиберальную политическую структуру, китайская система после Дэн Сяопина является примером «западной» социально-экономической динамики, которой не избежать. Его история будет другой, но результат будет во многом таким же, как и для демократий.

Что-то неладно и непонятно. Рост ложных истин запутывает и отвлекает, усугубляя социальную путаницу. В дальнейшем будет проведено различие между «племенной истиной» и «объективной истиной», обе из которых многомерны и здесь не полностью конкретизированы.Племенная правда находит отклик в человеческой психике, которая была необходима на протяжении тысячелетий, проведенных в африканской саванне. В книге The Enigma of Reason ( 2017 ) Спербер и Мерсье утверждают, что эволюция мышления преследовала две цели. Один заключался в том, чтобы позволить нашим предкам-охотникам-собирателям успешно сотрудничать. Чтобы сотрудничать, необходимо построить и подтвердить групповую идентичность, поэтому это рассуждение сосредоточено на оценке и обосновании общих убеждений, аргументов и действий, связанных с социальной сплоченностью.Недавние исследования показывают, что этот аспект рассуждений встроен в наш мозг ( Kaplan et al., 2016, ). Другая эволюционная цель рассуждения — признать «объективную истину». Огромное значение для выживания имеет восприятие и реакция на рычание волка за ближайшими кустами или на то, как ваш автомобиль выходит из-под контроля на обледенелой дороге. Рассуждения здесь также жестко запрограммированы в нашем мозгу, включая рефлексивные действия, требующие небольшого внимания. Большинству людей труднее понять более сложные вопросы объективной истины, например, существует ли Бог или реальность изменения климата.В более сложных темах в игру вступают когнитивные ограничения, такие как ограниченная рациональность, асимметричная информация, эвристика и предубеждения. Именно здесь те, кто обладает доминирующей властью, часто используют инструменты племенной истины, чтобы убеждать, внушать и поддерживать статус-кво. Конечным результатом является социально-экономическое энтропийное состояние, стадия старения, когда цивилизация характеризуется как все более прогрессирующая от порядка к беспорядку.

В то время как мы наблюдаем это разыгрывание в популистской политике сегодня, есть более глубокая проблема: продолжение западной цивилизации в послевоенной форме.Основа восприятия для недопонимания по этой теме проистекает из того факта, что то, что хорошо для человека, не всегда хорошо для человечества, хотя обратное по-прежнему сохраняется в социальных убеждениях, практике и политике. Возьмем, к примеру, хорошо задокументированный феномен «трагедия общества» ( Hardin, 1968, ). Это происходит всякий раз, когда есть неограниченный доступ к ресурсу, полезному для людей, и когда ему назначается искусственно заниженная или нулевая цена. В настоящее время у нас есть два основных достояния, которые разделяет все живое: атмосфера и океаны — в значительной степени невидимые, но важные столпы, поддерживающие существование цивилизации.Причина, по которой общественное достояние ассоциируется с трагедией, заключается в том, что люди, преследуя свои собственные интересы, эксплуатируя совместно используемый ресурс с нулевой ценой, истощают или ухудшают его без возможности выкупа для будущих поколений. Во всех случаях незначительное воздействие, связанное с индивидуальной эксплуатацией, становится пагубным для человечества, когда эксплуатируется многими. «Трагедия» в этом нарастала с течением времени, но в настоящее время затрагивает лишь незначительное количество людей. Это проявляется в проблемах разрушения среды обитания, уменьшения биоразнообразия, изменения климата, нарушения океанической термохалинной циркуляции и повышения уровня моря.По мере распространения «трагедии» растут и ее последствия, ускоряя петли отрицательной обратной связи в движении цивилизации к кризису и краху.

До промышленной революции было время, когда экологические системы Земли были здоровыми и восстанавливались, с, казалось бы, неисчерпаемыми стоками для жизненных отходов. Те дни давно прошли, и у нас было более полувека, чтобы отреагировать улучшенными политическими действиями — и мы потерпели неудачу. Статья Гаррета Хардина «Трагедия общин» была опубликована в 1968 , а Рэйчел Карсон « Silent Spring » ранее в 1962 году .Изменения, которые нам необходимо предпринять, были отклонены или даны знаковые кивки. В то время как общество возится с переработкой, возобновляемыми источниками энергии и энергосбережением, единственные жизнеспособные решения — крайние и неприятные. Они включают сокращение нашей численности и реструктуризацию экономических систем сверху вниз для обеспечения социально-экологической устойчивости. Книги и статьи, в которых делается вывод об этих потребностях, являются монументальными — они находят отклик как истина, но игнорируются в структурах политической власти. Почему это произошло? Те, кто обладает социально-экономическим авторитетом, сопротивляются всем попыткам осуществить необходимые изменения, поскольку им есть что терять: богатство, доход, влияние и статус — и они имеют право успешно противостоять потенциальной потере привилегий.Впервые в истории они оседлали мир с общей целью, используя инструменты племенной истины, чтобы запутать общественное восприятие и диалог и манипулировать им. Чтобы понять это, необходимо рассмотреть две основные причины нынешнего перехода цивилизации к ее климатической стадии: человеческая природа и перенаселенность.

1. Человеческая природа

Наш человеческий геном развился в африканской саванне в доисторические времена, адаптированный для увеличения вероятности получения немедленных выгод для ограниченной группы за относительно короткий промежуток времени ( Wilson, 2012, ).Люди относятся к племенному виду, и наша точка зрения упорно остается племенной. В конце концов, судьба человечества зависит от возможностей человеческого разума. Люди уникальны своим проницательным интеллектом, характеризующимся глубоким рефлексивным самосознанием. Рефлексивное сознание, наряду со склонностью к расширенному вниманию, обеспечивает базовую архитектуру человеческого разума, позволяя творчески и решать проблемы. Наши предки и люди, живущие в африканской саванне, сегодня разделяют систему мотивации, описанную Авраамом Маслоу (1968) .После удовлетворения «основных потребностей», таких как еда, жилье и одежда, люди переходят к попыткам удовлетворить «высшие потребности», что включает обеспечение стабильной жизненной среды, достижение социального признания и самореализацию. Чтобы помочь удовлетворить эти более высокие потребности, люди ищут психологический капитал — в форме одобрения и сотрудничества со стороны семьи и сверстников — чтобы укрепить свои основные сильные стороны, позволяя им реализовать больший потенциал. Преследование и достижение этих целей создают психически здоровых, продуктивных и счастливых людей.Счастье в греческом смысле eudaimonia — это желаемый результат, достигаемый удовлетворением многогранных потребностей. Стремление к счастью было бы простым процессом, если бы только рациональность постоянно доминировала — но это не так ( Kahneman, 2011, ). Сила рационального мышления ограничена и варьируется от человека к человеку. Он также колеблется у данного человека с течением времени и, по-видимому, имеет генетическую основу, ограничивающую его экспрессию ( Pinker, 2002, ). Увеличение индивидуальной власти с помощью технологий приводит к усугублению последствий недостатков рациональности.Эти последние три столетия истории демонстрируют, насколько легко и инстинктивно люди используют технологии, чтобы повысить личный интерес и интересы своих племенных сетей. Более того, в тот же период мы оставили следы самоотверженности загрязнения, смерти и разрушения — свидетельство более темной стороны человеческой натуры.

Психологи Амос Тверски и Дэниел Канеман установили когнитивную основу для общих ошибок, совершаемых людьми ( 1981 ). Экономист Ричард Талер позже сотрудничал с Канеманом, чтобы изучить ряд загадочных моделей экономического поведения ( 1982 , 2000 ).Их коллективная работа породила «теорию перспектив» и раздел поведенческой экономики, подтвердив понимание Герберта Саймона 1950-х годов о том, что человеческое мышление имеет определенные искаженные склонности и ограничения (т. Е. Ограниченную рациональность; 1957 ). Психологи отмечают, что люди обладают психическими механизмами, которые не только снижают влияние логики, но также, как это ни парадоксально, могут поставить под угрозу индивидуальную и коллективную безопасность. Эти механизмы часто помогали тем людям, которые жили в простых палеолитических племенах, когда быстрые решения, основанные на эмоциональной реакции, часто означали разницу между жизнью и смертью ( Livingstone-Smith, 2011, ).К ним относятся:

  • 1

    Отказ: люди часто отказываются принимать неожиданные плохие результаты.

  • 2

    Дегуманизация: рассмотрение постороннего человека или группы как недочеловека облегчает проецирование злого умысла, отрицая наши врожденные стандарты справедливости и чувства вины, делая остракизм или насилие над ними оправданными.

  • 3

    Предубеждения: люди часто используют упрощенные ментальные критерии и фильтры (т.е. эвристики), что заставляет их отвергать новые доказательства независимо от их достоинств. Предвзятость подтверждения увековечивает недопонимание.

  • 4

    Допущения: люди разрабатывают теории поведения оппонента, которые, в свою очередь, влияют на поведенческую позу, увеличивая напряжение и неверные толкования.

Еще одна актуальная проблема, с которой мы сталкиваемся, — это контексты, в которых люди естественным образом проявляют альтруистическое поведение. Палеолитическое проявление у человека семейного или несемейного альтруизма длится всего лишь пара поколений, а забота о будущих поколениях впоследствии ухудшается ( Dawkins, 1989, ).Дело в том, что раньше не было насущной потребности в долгосрочном беспокойстве. Однако такое ограничение интересов разных поколений ведет к более краткосрочному горизонту политики, чем тот, который необходим для решения сегодняшних глобальных проблем. Например, за последние полвека граждане Запада одобряли рост государственной задолженности. Таким образом, граждане пользуются большим потреблением, чем можно было бы обеспечить за счет текущего дохода. Это усиливает позитивные гедонические ощущения (больше товаров и услуг, потребляемых сегодня), одновременно уменьшая негативные гедонистические ощущения (более низкие налоги, уплачиваемые сегодня), и подкрепляется основной человеческой предрасположенностью к немедленному удовлетворению.Однако в какой-то момент любой долг, даже государственный, должен быть возвращен: государственный долг — это отложенное налогообложение. В этом будущем мы столкнемся с множеством загадок; поскольку, как только мы должны отплатить, мы обязательно испытаем значительное усиление негативных гедонистических ощущений. Учитывая, что мы не любим убытки более чем в два раза больше, чем равные выгоды, мы сопротивляемся, что просто закрепляет неустойчивые тенденции, которые в конечном итоге приводят к кризису ( Tversky & Kahneman, 1991, ). Это понимание также помогает объяснить отсутствие общей озабоченности по поводу ущерба биосфере или непоколебимую веру человечества в решение «технофикс» — легче отмахнуться от возникающих проблем, если вы уверены, что необходимое решение обязательно будет найдено, когда оно понадобится в будущем. поколение, о котором вы в первую очередь не слишком заботитесь.

Наконец, исследования показывают, что люди часто ведут себя иначе в групповом контексте, чем если бы они действовали в одиночку (например, психология толпы). Внутри группы люди часто принимают идентичность группы, игнорируя свою совесть, откладывая суждения и ответственность. В результате отдельные лица в группах участвуют в действиях, которые они никогда не совершили бы по отдельности. Социальные психологи говорят, что участник входит в более низкое состояние самосознания, которое называется «деиндивидуализация».В результате анонимность может иметь ужасающие разрушительные последствия для жизни и имущества ни в чем не повинных людей, о чем свидетельствуют беспорядки, геноцид и войны ( Cantril, 2002, ). Расширяя эти идеи, анонимность, связанная с групповым поведением в сочетании с ограниченной заботой о будущем, помогает нам понять, почему люди в развитых странах могут быть нечувствительными к бедности, эмиграции, разрушению окружающей среды, нехватке воды и чрезмерному долгу на глобальном уровне. Если добавить человеческие недостатки на планету, которая становится все более и более населенной, эффекты усиливаются — более 7 миллиардов из нас ведут себя примерно одинаково.

2. Население

Рост населения за последние 200 лет оказал положительное влияние на глобальный экономический рост и уровень жизни. Без сомнения, мощные, всеобъемлющие и положительные эффекты, вызванные мышлением Просвещения и промышленной революцией, продвинули цивилизацию к более высоким состояниям богатства и благосостояния. Достижения в области общественного здравоохранения, медицины и продуктивности сельского хозяйства привели к экспоненциальному росту населения, способствуя экономическому прогрессу в рамках ряда циклов положительной обратной связи.Исторические события представляют собой преобразующее цунами, когда все измерения цивилизации и Земли изменились навсегда. В начале XIX века Земля была еще нетронутой для людей с их новаторскими идеями. Было больше неизвестных мест, которые можно было исследовать и эксплуатировать, в то время как человеческое население было низким, по оценкам, примерно в один миллиард в мире в 1800 году. Обильные ресурсы были легко доступны для поддержки индустриализации и повышения уровня жизни. Новые технологии, возникшие в результате научных исследований, инноваций и коммерциализации, двигали вперед все предприятие.Экономисты сказали бы, что тогда потенциал как экстенсивного, так и интенсивного экономического роста на мировой арене был максимальным. Капиталистические отрасли и рынки были более свободными — в пределах грозной имперской власти — распространяться по планете, привнося все больше и больше мест, людей и ресурсов в западную экономическую парадигму.

Организация Объединенных Наций прогнозирует дальнейший рост населения на 45%, прогноз, который вполне может иметь серьезные последствия. В частности, ООН прогнозирует, что население мира вырастет с 7.7 миллиардов сегодня до примерно 11,2 миллиарда к 2100 году с уверенностью 95% ( 2017 ). Как только человеческое население достигнет пика, рождаемость может начать постепенное падение, что приведет к переходу модели роста населения от нынешней экспоненциальной траектории к логистической. Эта закономерность уже появилась в развитых странах, и демографы прогнозируют ее появление со временем во всем менее развитом мире. Численность населения, по оценкам, выровняется между 11–12 миллиардами, и есть все основания полагать, что сокращение численности населения начнется в 22 годах, когда мировые коэффициенты рождаемости упадут ниже уровня воспроизводства.Прежде чем мы вздохнем с коллективным облегчением, необходимо рассмотреть три важные детали. Во-первых, наибольший дополнительный прирост населения произойдет в менее развитых частях мира, которые уже пытаются выбраться из нищеты. Во-вторых, прежде чем человечество начнет сокращаться, мы и наша планета должны пережить следующие 80 лет — или около 150 лет, прежде чем наша численность вернется даже к сегодняшнему уровню. В-третьих, прогнозируемый рост численности мирового населения на 3-4 миллиарда человек, по прогнозам, станет самым большим приростом абсолютной численности когда-либо за любой 80-летний период в истории.В то время как среднегодовые темпы прироста населения снижаются, общее число рожденных людей увеличивается, потому что с каждым годом база увеличивается, поэтому снижение темпов роста все же может привести к рождению большего числа людей. Между этими соображениями лежит множество рисков, и все они имеют обратную сторону. Уже беспрецедентное количество иммигрантов пытается переехать в более богатые, более политически стабильные части мира, в то время как сектантские (то есть племенные) раздоры в более бедных странах становятся все более обычным явлением, а технологически развитые боевики и автократы усиливают свою власть.

Земля может прокормить, одеть и предоставить жилье 7,7 миллиардам человек, которые в настоящее время находятся здесь, хотя несколько миллиардов незначительно. Когда прибудут следующие 3–4 миллиарда человек, вопрос о том, представляет ли это неустойчивое перенаселение, становится значительным. Перенаселение обычно определяется как ситуация, когда численность организма превышает пропускную способность среды его обитания. Проблема в том, что 21 век станет свидетелем, а некоторые сказали бы, что он уже является свидетелем, времени, когда Земля — ​​явно замкнутая среда — испытает набор врожденных и / или навязанных человеком ограничений.По мере достижения пределов более бедные страны окажутся в состоянии «демографической ловушки» — состоянии, когда у страны есть население, превышающее ее вместимость, без возможности миграции, и у нее слишком мало экспортных доходов, чтобы платить за критически важный импорт. Конечным результатом могут быть локализованные мальтузианские кризисы с характеристиками массового голода и социально-политической нестабильности. Уже упоминалось, что изменение климата делает эту тенденцию более вероятной в странах Африки к югу от Сахары. Другими словами, низко висящие плоды, обеспечивающие рост населения и процветание за последние 200 лет, были сорваны — или загнаны — теми, кому посчастливилось раньше развиваться и процветать.Упадок глобальной, вестернизированной цивилизации, какой мы ее знаем, вполне может быть предвестником раскола более бедных стран до того, как кризис распространится на остальную часть нашей глобальной деревни ( Homer-Dixon, 2006, ).

Последний аспект заключается в том, что мы являемся не только биологической силой, но и геологической силой. Предполагается, что наша численность сейчас настолько велика, наша промышленность настолько обширна, что началась новая геологическая эпоха: антропоцен ( Waters et al., 2016, ). Это предположение коренится не только в нашей численности, но и в нашей природе: нас 7.7 миллиардов людей с ненасытными коллективными потребностями на нашем пути к увеличению численности до 11–13 миллиардов, трансформируя бесчисленные измерения гидросферы, атмосферы, литосферы и биосферы Земли. Одна группа ученых определила пределы, за которые мы не должны выходить на нашу планету ( Stockholm Resilience Center, 2015 ). Это исследование предполагает, что мы приближаемся к переломным моментам в радикально разных планетных государствах с неизвестными экосистемными особенностями. Земные системы удручающе сложны, поэтому результаты предварительные, но тревожные.Суть в том, что планетарные границы существуют и будут ограничивать текущую траекторию развития цивилизации. Учитывая прогноз ООН по приросту населения, мы можем вскоре начать выходить за некоторые из этих нечетких планетарных границ. Баньяи заявляет, что экологическое регулирование не удалось, поскольку человеческое поведение «психопатологично» ( 2019 ). Ее анализ подтверждает сделанный здесь вывод о неизбежности упадка цивилизации. Даже если преодоление переломных моментов переместит Землю в по-прежнему гостеприимную среду для людей, связанные с этим переходы усилят напряженность, связанную с климатической стадией цивилизации.Все это является симптомом человеческого поведения и численности, представляя отличительные черты на этой фазе кульминации цивилизации.

3. Падение империй

Ранние цивилизации следовали аналогичной схеме развития, характеризуемой тем, что Теодор Моммзен давным-давно определил как возникновение, рост, старение, коллапс и распад ( 1854-1856 ). После обширной работы Эдварда Гиббона « Упадок и падение Римской империи » ученые проявили активный интерес к тому, что вызывает в конечном итоге упадок всех империй ( 1776-1788 ).В случае с Римом Гиббон ​​предположил, что упадок элиты был вызван «естественным и неизбежным эффектом неумеренного величия». Арнольд Тойнби уточнил идеи Гиббона, добавив, что политическая элита становится все более паразитической, что ведет к все более маргинализированному большинству, которое разными способами подрывает целостность империи ( 1939 ). Другие макроисторики, такие как Освальд Шпенглер, отстаивают мировоззрение, основанное на циклическом подъеме и упадке цивилизаций, предполагая, что мы начали многовековой процесс упадка, отражающий процесс античности ( 1926 ).Исследование Рима Джозефом Тейнтером выявило повышенную социально-политическую сложность, вызывающую жесткость и хрупкость при оттягивании ограниченных ресурсов, как главную причину его упадка, и многие предполагают, что его идеи актуальны и сегодня ( 1988 ). Для многих древних, хотя и меньших, цивилизаций, Джаред Даймонд предполагает, что к упадку привели квинтет внешних факторов: деградация окружающей среды, изменение климата, зависимость от внешней торговли, усиление уровней внутреннего и внешнего насилия и, наконец, реакция общества — или отсутствие реакции — ко всем этим факторам ( 2005 ).Для современной цивилизации — и это, вероятно, было верно и для многих древних — Манкур Олсон утверждал, что группы с особыми интересами накапливаются вокруг центральной структуры власти, отвлекая ресурсы, препятствуя способности центральных властей надлежащим образом реагировать на растущие угрозы целостности империи ( 1982 ). Один заключительный момент, обнаруженный во всех этих исследованиях, заключается в том, что лидеры, по сути, не смогли справиться с развивающимися макропроблемами, как внутренними, так и внешними, прежде чем они достигли порога кризиса и надвигающегося краха.

Амбициозная книга Галтунга и Инаятуллаха « Макроистория и макроисторики: теоретические основы » исследует вклад двадцати макроисториков в понимание множества аспектов циклов цивилизации ( 1997 ). Следующей целью этой работы было создание сравнительной и комплексной истории паттернов и причин изменений во времени. Они начинаются глубоко в прошлом с досовременных прозрений Су-Ма Цянь, Августина и Ибн Халдуна; продвижение к XIX веку таких диалектических мыслителей, как Фридрих Гегель и Карл Маркс; заканчивая более поздним мышлением Питирима Сорокина, Прабхата Саркара и авторов гипотезы Гайи.Этот обширный набор трансисторических и межкультурных перспектив социальных изменений затем рассматривается сравнительно, что приводит к определению двенадцати различных «наук», касающихся изменений в условиях человеческого существования. Эти «науки» отражают различные педагогические взгляды на изучение цивилизационных изменений, каждая из которых фокусируется на различных силах, моделях и единицах анализа (то есть векторах изменений). Отражая то, что было отмечено ранее, Галтунг и Инаятулла определяют «этапы и закономерности» циклического развития цивилизаций как общую тему среди рассмотренных макроисториков.Включение незападных мыслителей наполняет работу богатым набором исторического опыта и точек зрения, предоставляя нам аналитические инструменты, помогающие понять на нескольких уровнях, что происходит сегодня в западной цивилизации.

Есть и другие работы, предполагающие, что нынешний курс человечества переориентировал процесс упадка западной цивилизации на особые факторы (то есть планетарные). От неомальтузианской работы Пола Эрлиха на протяжении всей жизни с тех пор, как он опубликовал The Population Bomb в 1968 , до Meadows et al.(1972) текущих работ с момента введения гипотезы «Пределы роста» в 1972 году к концепции HIPPO Эдварда О. Уилсона 2002 года (разрушение среды обитания, инвазивные виды, загрязнение, перенаселение человека и чрезмерный сбор урожая), многие интеллектуалы предупреждали, что тенденции, связанные с человеческой экспансией, неустойчивы, толкая сегодняшнюю цивилизацию к ее климатической стадии. Совсем недавно Эрлихи написали статью под названием «Можно ли избежать краха мировой цивилизации?» ( Ehrlich & Ehrlich, 2013 ).Они начинают с утверждения, что «глобальный коллапс кажется вероятным» из-за перенаселения и чрезмерного потребления с драматическими культурными изменениями, необходимыми для предотвращения катастрофы. Лаура Спинни опубликовала резюме дополнительных подтверждающих исследований, которые все указывают на социально-экономическую дезинтеграцию, сделав вывод о том, что «почти никто не думает, что перспективы для Запада хорошие» ( New Scientist, 2018 ). Наконец, Люк Кемп из Центра изучения экзистенциального риска при Кембриджском университете опубликовал отчет BBC, в котором отмечалось, что «коллапс может быть нормальным явлением для цивилизаций, независимо от их размера и технологической стадии», и что «наши тесные связи -связанная глобализированная экономическая система, во всяком случае, с большей вероятностью приведет к распространению кризиса »( Kemp, 2019 ).

4. Вопросы, которые следует задать перед тем, как подняться в спасательную шлюпку

Какова грузоподъемность Земли для человечества? Это 11 миллиардов или какое-то большее или меньшее число? Кроме того, что нужно сделать, чтобы уравновесить человеческое стремление к личным возможностям, физическому комфорту и свободе с устойчивой, пригодной для жизни планетой? Кроме того, что мы узнали и что нам дорого в нашей нынешней цивилизации, которую мы хотим сохранить для будущего? Наконец, как мы перенесем наших казначеев в следующую цивилизацию? Это непростые вопросы, но на них необходимо ответить в ближайшие несколько десятилетий.

Первый вопрос требует, чтобы мы определили, что повлечет за собой «устойчивая» численность населения. Для многих это требует поддерживаемого уровня физических компонентов, обеспечивающего здоровый уровень жизни для всех, совместимый с жизнеспособным экосистемным балансом. Такой уровень жизни потребует свободного доступа к основам питания, одежде и жилью. Кроме того, это потребует равного доступа к высшим слоям иерархии Маслоу посредством обеспечения стабильной окружающей среды, базового медицинского обслуживания и образования, а также минимальных социально-экономических барьеров для продвижения в рамках сильной правовой системы.Предоставление таковых гарантировало бы всем равные возможности для достижения стремлений, совместимых с врожденными или приобретенными способностями и драйвом. Другими словами, устойчивый размер популяции требует чего-то большего, чем простое выживание нашего вида, поскольку здоровая цивилизация требует активного участия и возможностей для ее членов. Если исследователи из Стокгольмского центра устойчивости правы, утверждая, что в ближайшие десятилетия Земля перейдет в глубоко измененное состояние, то несущая способность Земли для человечества в любое время в будущем сегодня не определима.Это не мешает прогнозистам делать оценки на основе текущего состояния экосистемы нашей планеты. Пол Эрих оценивает оптимальную численность населения планеты от 1,5 до 2 миллиардов человек ( The Guardian, 2012, ). К сожалению, большинство исследований по этому вопросу настолько различаются, что в настоящее время бесполезны. Причина таких несопоставимых выводов сводится к основным предположениям, сделанным теми, кто проводит исследования, — и это тоже может стать жертвой пристрастной, племенной правды. Есть те, кто считает, что человеческая способность к адаптации и изобретательность не накладывают ограничений на размер человеческой популяции, в то время как другие получают число меньше, чем было предложено Эрлихом.Необходимы дальнейшие исследования, и, в конце концов, определение устойчивого ареала населения требует уравновешивания несущей способности Земли с помощью анализа экологического следа с некоторым минимальным масштабом, необходимым для поддержания разнообразия человечества в преобразованном, ярком цивилизационном замысле.

Многие укажут на истекшую политику Китая в отношении одного ребенка и скажут, что это провал, поскольку он был нелиберальным и привел к перевернутой демографической пирамиде. Первая часть верна, а что касается второй части, есть последствия, проистекающие из этой многолетней политики, которая негативно повлияет на будущий экономический рост Китая, что истолковывается как плохой результат.Этот последний вывод вытекает из сомнительного предположения, что совокупный экономический рост — это то, к чему мы всегда должны стремиться. Что действительно важно, так это уровень «человеческого развития» нации с течением времени. Дело в том, что неплохо испытать застойный или отрицательный рост ВВП, если реальное человеческое развитие на душу населения, определяемое Индексом человеческого развития Организации Объединенных Наций, остается положительным ( United Nations, 2019 ). Это уловка, которую нужно изучить, а затем реализовать государственным политикам.Уменьшение численности населения в контексте устойчивого роста производительности, обусловленного технологией, является одним из путей достижения этой цели ( Frey, 2019 ). Бюхс и Кох исследовали процесс уменьшения роста, обнаружив, что благополучие не обязательно страдает ( 2019 ). Однако они отмечают, что психологический переход в ожиданиях будет непростым. Вторя этой озабоченности, Ферньяни подчеркивает сложность разделения психологического удовольствия, которое люди получают как участники капитализма ( 2019 ).Скоординированная последовательность человеческих усилий, рожденная промышленной революцией, создала психосоциальную динамику, которая окажется крайне устойчивой к парадигматическим изменениям. Это тоже требует тщательного исследования, но неизбежный вывод состоит в том, что очень важно изменить наши внушенные убеждения относительно экономического роста.

Что мы хотим привнести в наше будущее из нашей нынешней социокультурной ткани, помимо изобразительного искусства, литературы и накопленных знаний STEM? Томас Джефферсон сказал в первых строках Декларации независимости: «Мы считаем эти истины самоочевидными, что все люди созданы равными, что они наделены своим Создателем некоторыми неотъемлемыми правами, среди которых есть Жизнь, свобода и стремление к счастью ».Защита вашей личности и вашей семьи, свобода жить без чрезмерных социальных препятствий и право стремиться к счастью — все это соответствует основной природе человека. Джеймс К. Уилсон, среди прочих, утверждал, что мораль имеет сильную генетическую составляющую, поэтому эти новые концепции, воплощенные в тогдашней новой демократии, были сильно апеллированы к сложному, развитому чувству справедливости и справедливости человечества. Хотя с объективной точки зрения эти «права» были чем угодно, но только не «самоочевидными», заявление об этом включило их в общественный договор, создав мощный мотив среди граждан защищать и сохранять молодую нацию.Инновация середины 20-го -го — -го веков, связавшая человека с социальными правами, закрепленная в системе, основанной на верховенстве закона, стала мощной объединяющей силой и во многих отношениях окончательным социально-экономическим достижением либеральной традиции. конец стадии колонизации западной цивилизации. Здесь многое стоит сохранить, поскольку он способствует развитию сетей коллективного разума, сохраняя при этом социальную сплоченность. Эти моменты необходимо обдумать и расширить путем дальнейшего исследования.

Будут ли эти проблемы и вопросы решаться в упреждающем или ответном порядке? При реактивном подходе — пути, по которому мы идем, — мы рискуем, что продолжающийся упадок, коллапс и последующее воскрешение будут захвачены теми, кто использует племенную истину для создания чего-то пристрастного и потенциально деволюционного. Хотя мы можем представить себе правительства, которые конструктивно поднимутся и преодолеют стрессы гибели цивилизации, такое мышление оказалось неуместным и бесплодным. Эрлихи, как и многие другие, предполагают, что «необходимы широкомасштабные культурные изменения», что также маловероятно ( Ehrlich & Ehrlich, 2013, ).Даже там, где мы видим, что осознание таких проблем, как изменение климата, воплощено в активной социальной политике, защитная рука человеческих предубеждений и особых интересов остается в тени. Кроме того, если проблема коренится в нашей численности и поведении, такие меры политики в сумме служат пластырем — они служат для отсрочки неизбежного. Если исключить некоторые чудеса, связанные с техникой, которые возможны, но маловероятны, мы должны сделать вывод, что реакция человечества будет и далее оставаться реактивной до тех пор, пока не наступит кризис и крах: мы в плену циклов истории.

В какой-то момент перед коллапсом по мере роста осведомленности возможна запоздалая, но обнадеживающая реакция, требующая целенаправленных усилий коллективного разума, занимающихся этими проблемами и вопросами. Ради другого названия назовем это «Проект человеческого фонда» ( Тейлор, 2012 ). Параллельно с этим проектом многие из высших социально-экономических групп будут строить свои стены, подпитывая свои частные ополчения и укрепляя их, чтобы пережить крах. Их долгосрочная цель будет заключаться в создании грядущей цивилизации, сформированной по их образу, — той, которая сейчас оказывается неустойчивой.Это тупиковая перспектива жизнеспособного будущего, поэтому мы должны искать спасения человечества в другом месте.

По иронии судьбы, как сказано в начале этого эссе, именно богатые и влиятельные люди со всего мира позаботятся о том, чтобы они первыми забрались в спасательные шлюпки. Большинство из этих людей эгоистичны, но приобрели свой статус благодаря тому, что были умными, трудолюбивыми и адаптивными. Среди них есть несколько озабоченных провидцев, таких как Билл Гейтс, известных своей щедростью и щедростью своей жены через Фонд Билла и Мелинды Гейтс, поддерживающий инициативы в области общественного здравоохранения и образования по всему миру.Можно упомянуть множество других — многих хорошо известных предпринимателей, актеров и финансистов, — но дело в том, что не все богатые корыстолюбивы: многие вкладывают свое богатство в благородные дела. Дж. Пирпонта Моргана часто называют единолично спасшим Соединенные Штаты от финансового краха во время паники 1907 года ( Chernow, 2010, ). Это случалось раньше и может повториться. Если мы не хотим, чтобы корыстные богатые и могущественные со своими частными ополченцами, вышедшими из своих закрытых поселений, превратившимися в личные бункеры, вернули сюжетную линию завтрашней цивилизации, нам нужно составить план на случай непредвиденных обстоятельств, чтобы подготовить почву для чего-то лучшего. инкапсулируя философски и социально благородные черты, которые возникли из Просвещения и развились Либеральная традиция.Как только будет получено финансирование, начнется работа Human Foundation.

Human Foundation разработает план новой цивилизации, которая должна появиться в подходящее время и в наиболее плодородной среде для развития. Возникновение в конечном итоге будет происходить поэтапно с конечной целью — доминировать в сюжетной линии восстановления цивилизации. Его устав и миссия будут основаны на следующих основных принципах и целях:

  • 1

    Сохранение: Сохранение накопленных знаний, связанных с областями STEAM.

  • 2

    Обозначьте: Определите, что стоит использовать из прошлого при проектировании нашей следующей цивилизации. Это включает изучение культурных, политических, юридических, экономических и социальных практик.

  • 3

    Создание: спроектируйте новую, сильную цивилизацию, основанную на цели установления мирового порядка, который способствует продолжающейся эволюции человечества и жизни на Земле.

  • 4

    Устойчивость: подчеркивайте устойчивость во всех аспектах институционального дизайна.

  • 5

    Информационно-пропагандистская деятельность: доведение результатов до максимально широкой аудитории.

  • 6

    Сообщество: Создайте сеть людей и организаций, поддерживающих цели проекта Human Foundation.

  • 7

    Выдержите и защитите: Создайте физические и социально-экономические механизмы для поддержания человеческого фонда через крах западной цивилизации. Это включает обеспечение и защиту тех, кто связан с фондом.

  • 8

    Этапы: изложите необходимые шаги во время и после инициации, чтобы проект стал реальностью.

  • 9

    Мониторинг и оценка: наблюдайте и пересчитывайте перспективы и ограничения, представленные в новом дизайне, по мере того, как прогрессирует крах западной цивилизации.

  • 10

    Время: будьте готовы решительно действовать, когда и где представится возможность.

Вскоре после своего создания Human Foundation проведет серию симпозиумов, на которых соберутся провидцы и специалисты из самых разных областей человеческого знания.Каждый симпозиум будет посвящен важнейшим темам, таким как «Устойчивые социокультурные практики, наилучшим образом отвечающие человеческим потребностям», или «Начальные институты, правила и законы», или «Уравновешивание планетарных и человеческих систем» и т. Д. На раннем этапе потребуется постоянный персонал, чтобы сосредоточить внимание коллективный разум о целях проекта. Наряду со сбором и хранением того, что должно быть сохранено, с применением дальновидного интеллекта для создания зарождающейся цивилизации, жизненно важной задачей будет поиск средств, позволяющих пережить крах цивилизации, чтобы сформулированные планы оставались осуществимыми.

Некоторые комментарии требуются по пунктам с №8 по №10 в принципах и целях заявления о миссии. Ожидаемая эскалация вооруженного конфликта разрушит функционирование национальных социально-политических институтов во многих регионах мира. Помимо массовой эмиграции вынужденных переселенцев, трудно предсказать другие геополитические последствия. Повышение уровня моря, более суровые погодные явления и повышение температуры могут вытеснить жителей густонаселенных прибрежных районов вглубь суши, усиливая конкуренцию за ресурсы, социальную напряженность и, в некоторых случаях, вероятность голода.Некоторые страны исчезнут (например, Мальдивы), в то время как другие могут остаться относительно нетронутыми (например, Новая Зеландия). Глобальные цепочки поставок могут быть легко нарушены, а торговля затруднена, поскольку чрезмерная задолженность и дефолты могут вызвать сбой на финансовых рынках, а глобальный ВВП стагнирует или станет отрицательным. Инициативы государственной политики будут сдерживаться прошлыми эксцессами. Неудовлетворенные ожидания граждан в развитом мире, вероятно, усилят идиосинкразию социальной и политической нестабильности. Что, если государства или террористические группы обратятся к использованию оружия массового уничтожения для достижения своих целей? Возможно, найдутся нации, приветствующие Человеческий фонд на раннем этапе его краха, готовые изменить свои институты, государственную политику и правовые структуры, чтобы приспособиться к видению фонда.Все эти возможности должны отслеживаться и учитываться в планах Человеческого Фонда относительно того, когда, где и как начать первые этапы своего плана по созданию следующей цивилизации. Исследователи Human Foundation должны будут заниматься непрерывным анализом сценариев и планированием. Точная природа краха западной цивилизации неизвестна, в то время как природа и масштабы продолжающегося экологического ущерба, с его влиянием на обитаемость в регионах, остаются неизвестными. Ключ будет заключаться в разработке надежного адаптируемого плана в рамках широкого диапазона гипотетических сценариев, поскольку изменяющееся состояние мира выявляется во время заключительных фаз коллапса и распада.

5. Следующие шаги на пути гуманитарных наук

Все до сих пор основывалось на предположении, что западная цивилизация находится в упадке. Для многих это определенно не похоже на то, что происходит: «… люди продолжают как обычно, делают покупки к следующему празднику или позируют в социальных сетях» ( Spinny, 2018 ). Действуют два относительно недавних события, каждое из которых сыграло роль во временном противодействии дегенерации, поддерживая стадию старения. Во-первых, в начале 1970-х годов мировая финансовая система перешла с дебетовой на кредитную основу.Это позволило исторически увеличить задолженность по отношению к активам. По сути, долг представляет собой заимствование под будущий доход, временно стимулируя рост и потребление в текущем регионе времени. В какой-то момент прошлые векселя должны быть погашены, что приведет к ускорению спада за более короткий период, чем это могло бы произойти в противном случае.

Эпидемия Covid-19 быстро выявила хрупкость этого цикла кредитной экспансии. К середине апреля 2020 года двадцать пять центральных банков объявили об инициативах по количественному смягчению, чтобы уменьшить экономический ущерб, нанесенный политикой подавления вирусов.Кроме того, правительства по всему миру объявили о дополнительных бюджетных расходах в размере 8 триллионов долларов, чтобы смягчить удар. Эти усилия предполагают перекачку ликвидности на рынки посредством покупки центральным банком различных частных и государственных финансовых инструментов. В результате все увеличивающееся долговое бремя переносится с частного на государственный сектор. Наряду с этим, некоторые предсказывают, что Соединенные Штаты могут иметь годовой дефицит бюджета как в 2020, так и в 2021 году в размере более 3 триллионов долларов со скоростью, которая может приближаться к 18% ВВП.Возникает вопрос об ограниченности такого подхода к экономической стабилизации. BCA Research, организация, которая ввела термин «долговой суперцикл» еще в 1970-х годах для описания этого явления, заявила, что конец суперцикла начался в 2014 году и в настоящее время ускоряется, открывая опасный период коварных событий. это коренным образом изменит мировую экономику и цивилизацию в том виде, в каком мы ее знаем ( MarketWatch, 2020 ).

Другой фактор, компенсирующий вырождение, является случайным: одновременно с изменением глобальной финансовой системы начался новый технологический цикл, основанный на компьютерных микросхемах.Это питало процесс созидательного разрушения, подпитывая экономический динамизм и рост. Все технологические циклы следуют одинаковой кривой логистического роста, в конечном итоге уступая тому, что теоретики экономического роста называют «эффектом вылова». Наиболее прибыльные приложения разрабатываются на ранней стадии, оставляя все меньше связанных или вложенных инноваций и изобретений для дальнейшего коммерческого использования. Хотя сначала цикл вызывает ускорение производительности, этот эффект уменьшается до тех пор, пока скорость инноваций не упадет до некоторого базового уровня ( Gordon, 2016 ).Нет сомнений в том, что мы находимся в конце цикла компьютерных микросхем, о чем свидетельствует средний прирост производительности на 1,1% после окончания Великой рецессии в 2009 году ( Bureau of Labor Statistics, 2017 ). Несомненно, будет какой-то новый технологический цикл, но время непредсказуемо, и природа следующего цикла не обязательно будет такой же, как в прошлом. Например, новый цикл, основанный на биоинженерии, может улучшить качество жизни людей, но не может повлечь за собой столь мощные «ураганы созидательного разрушения» в экономике, как раньше.Кроме того, вначале именно привилегированные люди извлекут выгоду из такого цикла — поскольку они могут позволить себе улучшающие методы лечения — способствуя неравенству, увеличивая шансы того, что эти улучшенные люди попадут в спасательные шлюпки по мере того, как корабль цивилизации затонет. Все это еще не написано, но мы идем по нисходящей тропе; уже в стадии старения с временно отложенным распадом и распадом.

Когда наша численность была небольшой, преимущества человеческих сильных сторон перевешивали наши слабости, в то время как изобилие и избыточность планетарных ресурсов и природных систем маскировали наши излишества.Подобно воздуху, которым мы дышим, эндогенные земные системы работают невидимыми руками, которые мы не можем видеть или оценивать. Устойчивость Homo sapiens требует, чтобы мы избегали двух контролируемых причин исчезновения видов в прошлом: деградации среды обитания и хищной конкуренции. Человеческие ниши теперь охватывают всю планету; поэтому здоровье глобальных экологических систем становится предметом серьезной озабоченности. Деградация среды обитания, основная причина исчезновения видов в прошлом, может быть вызвана естественными или, в случае человечества, вызванными сдвигами в атмосфере и биосфере.Вредные эффекты проявляются в разрушении окружающей среды и / или сокращении доступных ресурсов для представителей нашего вида, а также других форм жизни. Карейва и Карранса отмечают, что системы Земли в настоящее время повышают экзистенциальный риск экосистемного коллапса ( 2018 ). Хищная конкуренция, еще одна причина вымирания, исторически происходила из межвидовой конкуренции в рамках дарвиновской динамики. Учитывая уникальность человеческой формы жизни, сегодня она принимает форму внутривидовой конкуренции в геополитическом контексте и динамике власти (например,грамм. свидетелем Сирии в последнее десятилетие). Самая серьезная ошибка этого века состоит в том, что действия, которые когда-то имели смысл для человека, при умножении на нашу растущую численность создают огромные силы, способствующие упадку западной цивилизации. Как деградация среды обитания, так и конкуренция между видами в раннем антропоцене вызваны нашей численностью и поведением. Это говорит о том, что нам нужно уменьшить первое и сдержать второе. Хотя это необходимые условия, человечество не в состоянии сделать это в рамках существующей парадигмы цивилизации.

В конечном итоге судьба людей связана как с нашими палеолитическими ментальными ограничениями, так и с нашим уникальным воображением, рожденным рефлексивным сознанием, и на последнее возлагается большая надежда. Самым значительным артефактом человечества является знание, обладающее уникальным свойством: однажды созданное знание не может быть уничтожено, и одно его использование не умаляет того, что доступно другим на постоянной основе. Есть просто орды академиков, ученых и других работников информации, которые ползают по поверхности постоянно расширяющейся совокупности знаний, всматриваются в свои методологические микроскопы, неустанно вносят новые факты, идеи и теории.Нам есть на что опираться в поисках ответов на вопросы, поставленные в этой статье, тем не менее, существует растущая и критическая потребность в новом направленном фокусе. Хотя многим из нас было сказано, что кроткие унаследуют Землю, это, вероятно, было всего лишь подписью, призванной привести бедных и бессильных в объятия раннехристианской церкви. С тех пор, как на Ближнем Востоке возникла первая цивилизация, именно самые могущественные из нас всегда формировали историю. Скоро для некоторых из них настанет время сделать это снова, но на этот раз таким образом, чтобы это служило не только им и их детям, но и коллективному будущему человечества.

Ссылки

  • Баньяи О. Основание и будущая цивилизация, способная достичь своего воплощения в экологических пределах земли: вечный порядок. Мировые фьючерсы. 2019; 0: 1–26. DOI: 10.1080 / 02604027.2019.1591812. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бюкс М., Кох М. Проблемы перехода к замедлению роста: дебаты о благополучии. Фьючерсы. 2019; 105: 155–165. DOI: 10.1016 / j.futures.2018.09.002. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бюро статистики труда.2017. Тенденция ниже: снижение производительности труда в США после Великой рецессии. Https://www.bls.gov/opub/btn/volume-6/below-trend-the-us-productivity-slowdown-since-the-great- recession.htm [Google Scholar]
  • Кантрил Х. Издатели транзакций; Нью-Брансуик, штат Нью-Джерси: 2002. Психология социальных движений. [Google Scholar]
  • Карсон Р. Хоутон Миффлин; Нью-Йорк: 1962. Тихая весна. [Google Scholar]
  • Chernow R. Grove Press; Нью-Йорк: 2010. Дом Морганов: американская банковская династия и расцвет современных финансов.[Google Scholar]
  • Докинз Р. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1989. Эгоистичный ген. [Google Scholar]
  • Даймонд Дж. Викинг; Нью-Йорк: 2005. Коллапс: как общества выбирают неудачу или успех. [Google Scholar]
  • Эрлих П. Р. Макмиллан; Нью-Йорк: 1968. Демографическая бомба. [Google Scholar]
  • Эрлих П.Р., Эрлих А.Х. Можно ли избежать краха глобальной цивилизации? Труды Королевского общества. 2013; 280 (1754) DOI: 10.1098 / rspb.2012.2845. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fergnani A.Сценарные архетипы будущего капитализма: конфликт между психологической привязанностью к капитализму и перспективой его распада. Фьючерсы. 2019; 105: 1–16. DOI: 10.1016 / j.futures.2018.06.006. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карейва П., Карранса В. Экзистенциальный риск из-за коллапса экосистемы: Природа наносит ответный удар. Фьючерсы. 2018; 102: 39–50. DOI: 10.1016 / j.futures.2018.01.001. Сентябрь 2018 г. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Frey C. Princeton University Press; 2019.Технологическая ловушка: капитал, рабочая сила и власть в эпоху автоматизации. [Google Scholar]
  • Фукуяма Ф. Эйвон Букс; Нью-Йорк: 1992. Конец истории и последний человек. [Google Scholar]
  • Гиббон ​​Э. (1776-1788). Упадок и падение Римской империи . Том 1-6. Лондон: В. Страхан и Т. Каделл.
  • Gordon R. Princeton University Press; Принстон, Нью-Джерси: 2016. Взлет и падение американского роста: уровень жизни в США после гражданской войны. [Google Scholar]
  • Галтунг Дж.Инаятулла С. Прегер; Лондон: 1997. Макроистория и макроисторики: перспективы индивидуальных, социальных и цивилизационных изменений. [Google Scholar]
  • Хардин Г. Трагедия общества. Наука. 1968. 162 (3859): 1243–1248. DOI: 10.1126 / science.162.3859.1243. PMID 5699198. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гомер-Диксон Т. 1-е издание. Island Press; Вашингтон Д. C: 2006. Перевернутое изображение: катастрофа, творчество и обновление цивилизации. [Google Scholar]
  • Канеман Д., Слович П., Тверски А. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Массачусетс: 1982. Суждение в условиях неопределенности: эвристика и предубеждения. [Google Scholar]
  • Канеман Д., Тверски А. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Массачусетс: 2000. Выбор, ценности и рамки. [Google Scholar]
  • Канеман Д. Фаррар, Штраус и Жиру; Нью-Йорк: 2011. Мыслить быстро, думать медленно. [Google Scholar]
  • Каплан Дж., Гимбел С., Харрис С. Нейронные корреляты сохранения политических убеждений перед лицом контрдоказательств.Научные отчеты. 2016; 6 https://www.nature.com/articles/srep39589 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кемп Л. 2019. Мы на пути к краху цивилизации? Https: // www. bbc.com/future/article/201

    -are-we-on-the-road-to-civilisation-collapse [Google Scholar]

  • Ливингстон-Смит Д. Издательство Св. Мартина; Нью-Йорк: 2011. Меньше, чем человек: почему мы унижаем, порабощаем и истребляем других. [Google Scholar]
  • MarketWatch. 2020. Эта рецессия, наконец, положит конец «долгому суперциклу» частного сектора, — заявляет фирма, придумавшая этот термин.https://www.marketwatch.com/story/this-recession-will-finally-end-the-private-sector-debt-supercycle-says-firm-that-invented-the-term-2020-04-03 апреля 4. [Google Scholar]
  • Maslow AH John Wiley & Son; Нью-Йорк: 1968. К психологии бытия. [Google Scholar]
  • Meadows D.H. Signet; Нью-Йорк: 1972. Пределы роста. [Google Scholar]
  • Mommsen, T. (1854–1856). Römische Geschichte . Тт. 1-3, Лейпциг: Reimer & Hirsel.
  • Олсон М.Издательство Йельского университета; Нью-Хейвен, Коннектикут: 1982. Взлет и упадок наций: экономический рост, стагфляция и социальная жесткость. [Google Scholar]
  • Исследовательский центр Пью. 2017. Мировые отношения и тенденции: Общественность разделилась по поводу перспектив следующего поколения. Https://www.pewresearch.org/global/2017/06/05/2-public-divided-on-prospects-for-the-next- поколение / [Google Scholar]
  • Исследовательский центр Пью. 2019. Мировые отношения и тенденции. Многие люди во всем мире недовольны тем, как работает демократия.https://www.pewresearch.org/global/2019/04/29/many-across-the-globe-are-dissatisfied-with-how-democracy-is-working/ [Google Scholar]
  • Пинкер С. Пингвин Книги; Нью-Йорк: 2002. Чистый лист: современное отрицание человеческой природы. [Google Scholar]
  • Саймон Х. Вили; Нью-Йорк: 1957. Модели человека: социальное и рациональное. [Google Scholar]
  • Спербер Д., Мерсье Х. Издательство Гарвардского университета; Кембридж, Массачусетс: 2017. Загадка разума: новая теория человеческого понимания. [Google Scholar]
  • Spengler O.Тт. I и II. Издание старинных книг; Нью-Йорк: 1926, 2006. (Закат Запада). [Google Scholar]
  • Спинни Л. 2018. Конец дней: находится ли западная цивилизация на грани краха? New Scientist. Https://www.newscientist.com/article/mg23731610-300-end-of-days-is-western-civilisation-on-the-brink-of-collapse/ [Google Scholar]
  • Stockholm Resilience Center . 2015. Девять планетарных границ. Https://www.stockholmresilience.org/research/planetary-boundaries/planetary-boundaries/about-the-research/the-nine-planetary-boundaries.html [Google Scholar]
  • Тейнтер Дж. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Великобритания: 1988. Крах сложных обществ. [Google Scholar]
  • Taylor K. Vol. 46, №6. Мировое будущее общество; 2012. В поисках «лучших ангелов» нашего будущего; С. 23–28. (Футурист). [Google Scholar]
  • Тейлор К. Закат для американской мечты. Международный журнал социальной экономики. 2017; 44 (12): 1639–1653. DOI: 10.1108 / IJSE-02-2016-0059. [CrossRef] [Google Scholar]
  • 2012 г.The Guardian. Https://www.theguardian.com/environment/2012/apr/26/world-population-resources-paul-ehrlich (четверг, 26 апреля 2012 г., 06.19 EDT; впервые опубликовано в четверг, 26 апреля 2012 г., 06.19 EDT) [Google Ученый]
  • 2018. The Washington Post. Https://www.washingtonpost.com/news/monkey-cage/wp/2018/07/05/yes-support-for-democracy-is-declining-worldwide-but- not-in-the-us-or-other-western-democracies /? noredirect = on & utm_term = .677ac7fbccb3 5 июля. [Google Scholar]
  • Toynbee A. Vols. 4–6. Издательство Оксфордского университета; Лондон: 1939 год.(Изучение истории). [Google Scholar]
  • Тверски А., Канеман Д. Формы решения и психология выбора. Наука. 1981; 211 (4481): 453–458. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тверски А., Канеман Д. Неприятие потерь при безрисковом выборе: модель, зависимая от ссылок. Ежеквартальный журнал экономики. 1991. 106 (4): 1039–1061. DOI: 10.2307 / 2937956. [CrossRef] [Google Scholar]
  • United Nations. 2017. Обзор перспектив народонаселения мира. Https://population.un.org/wpp/ [Google Scholar]
  • United Nations.2019. Индекс человеческого развития (ИЧР) http://hdr.undp.org/en/content/human-development-index-hdi [Google Scholar]
  • Waters C. Антропоцен функционально и стратиграфически отличается от голоцена. Наука. 2016; 351 (6269) DOI: 10.1126 / science.aad2622. PMID 26744408. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wilson E.O. Liveright Publishing Corp .; Нью-Йорк: 2012. Социальное завоевание земли. [Google Scholar]
  • Всемирный банк. 2018. Бедность и всеобщее процветание 2018: Собираем головоломку бедности.http://www.worldbank.org/en/publication/poverty-and-shared-prosperity [Google Scholar]

Цивилизация и ее последствия — Oxford Handbooks

Цивилизация относится как к процессу, так и к месту назначения. Он описывает процесс становления социального коллектива цивилизованным или перехода от естественного состояния, дикости или варварства к состоянию цивилизации. Он описывает состояние человеческого общества, отмеченное значительной урбанизацией, социальным и профессиональным расслоением, роскошью свободного времени и соответствующими достижениями в области искусства и науки.Способность к достаточно сложной социально-политической организации и самоуправлению в соответствии с преобладающими стандартами долгое время считалась центральным требованием цивилизации.

В западном мире широко распространено мнение, что цивилизация — это хорошо, или, по крайней мере, она лучше, чем альтернативы: варварство, дикость или какое-то естественное состояние. Теоретически, по прошествии времени и чем дальше мы удаляемся от Большого взрыва и изначального супа, тем больше мы прогрессируем как вид, так и как отдельные человеческие существа; чем больше мы прогрессируем, тем более цивилизованными становимся индивидуально и коллективно; чем более цивилизованными мы становимся, тем дальше мы удаляемся от пережитков дикости и варварства.Фактически, для многих на Западе цивилизация, прогресс и современность по определению являются хорошими вещами (например, Stark 2014). Сэмюэл Хантингтон довольно кратко резюмировал состояние дискуссии: быть цивилизованным — хорошо, а быть нецивилизованным — плохо (1998, 40).

Однако, как и во многих дебатах, редко бывает так ясно черным или белым; оттенков серого обычно намного больше. Например, в резком контрасте с радужной картиной цивилизации и современности, предложенной выше, Зигмунт Бауман (2001, 4, 6) тревожно высветил темную сторону, предполагая, что Холокост был не столько «временным прекращением цивилизационной хватки в мире». которое обычно считается человеческим поведением », но« парадигмой »современной цивилизации» и современности.Это не обязательно означает, что цивилизация «плоха», не стоит того, чтобы иметь или быть частью; просто чтобы подчеркнуть, что наряду с достоинствами есть некоторые потенциальные недостатки, даже «темная сторона» (Александр, 2013).

Чтобы лучше понять различные взгляды на цивилизацию, эта статья начинается с описания того, что означает цивилизация, особенно в истории западной политической мысли (о других традициях мысли см., Например, Weismann 2014).Затем он исследует значение и природу довольно симбиотических отношений между цивилизацией и такими концепциями, как прогресс и современность. Затем в статье исследуются некоторые потенциальные последствия, которые соответствуют или являются результатом стремления к этим идеалам, менее общепризнанной темной стороне цивилизации. Сюда включены другие важные аспекты отношений между цивилизацией и прогрессом, такие как отношения между цивилизацией и войной и эксплуататорский характер отношений между цивилизацией и окружающей средой или миром природы в целом.В заключении предлагается несколько иной взгляд на цивилизацию, который может помочь нам избежать некоторых ловушек, ведущих от света в темноту.

Значение цивилизации

Слово « цивилизация » имеет свои основы во французском языке и происходит от таких слов, как civil (тринадцатый век) и civilité (четырнадцатый век), которые, в свою очередь, происходят от латинского civitas . До появления civilizé широко использовались такие слова, как poli или вежливый, полиция (что в широком смысле означало закон и порядок, включая правительство и администрацию), civilizé и civilité , но ни один из них не мог адекватно удовлетворить растущие и растущие требования к французскому языку.После появления глагола civilizer где-то в шестнадцатом веке, который послужил основой для существительного, чеканка civilizer была лишь вопросом времени, потому что это был неологизм, время которого пришло. Как заявляет Эмиль Бенвенист, « [C] ivilité , статический термин больше не был достаточным», требуя введения термина, который «должен был называться цивилизация , чтобы вместе определить как его направление, так и непрерывность» ( 1971, 292).

Первое известное записанное использование слова civilization на французском языке придало ему значение, совершенно отличное от того, что обычно ассоциируется с ним сегодня. Некоторое время civilizer использовался в юриспруденции для описания преобразования уголовного дела в гражданское; следовательно, цивилизация была определена в универсале словаря Треву 1743 года как «термин юриспруденции». Правосудие или приговор, делающий уголовное дело гражданским. Цивилизация достигается путем преобразования информации ( информации, ) в запросы ( enquêtes ) или другими способами »(Starobinski 1993, 1). Когда впервые появилось письменное слово civilization в его более современном понимании, можно только догадываться. Несмотря на обширные расследования, Люсьен Февр заявляет, что он «не смог найти слово цивилизация , использованное в любом французском тексте, опубликованном до 1766 года», когда оно появилось в посмертной публикации М.Буланже, Antiquité dévoilée par ses usages . Отрывок гласит: «Когда дикий народ стал цивилизованным, мы не должны положить конец действиям цивилизации , установив для него жесткие и незыблемые законы; мы должны заставить его рассматривать данное ему законодательство как форму непрерывной цивилизации »(Febvre 1973, 220–222). Очевидно, что с самого начала цивилизация использовалась для обозначения как продолжающегося процесса, так и состояния развития, которое является шагом вперед по сравнению с дикостью.

Первоначальный интерес к концепции цивилизации уступил место детальным исследованиям цивилизаций девятнадцатого и двадцатого веков, во многом спровоцированных основанием и развитием областей антропологии и этнографии (например, Bagby 1959; Coulborn 1959; Quigley 1961). ; Сорокин 1957; Мелко 1969). Такой сдвиг привел к утверждениям о том, что более широкая озабоченность нормативными аспектами цивилизации «потеряла часть своей значимости» (Huntington 1998, 41). Результатом этого сдвига стала озабоченность более узкими определениями, такими как те, которые предложили Эмиль Дюркгейм и Марсель Мосс (1971, 811): «Цивилизация представляет собой своего рода моральную среду, охватывающую определенное количество наций, причем каждая национальная культура является лишь отдельной форма целого.Ведущим представителем сравнительного исследования цивилизаций был Арнольд Тойнби, который не отказался полностью от идеала цивилизации, поскольку он отмечал: «Цивилизации приходили и уходили, но Цивилизация (с большой буквой C) преуспела» или выдержал (1948a, 24; 1948b). Тойнби также попытался сформулировать связь между «цивилизациями во множественном числе и цивилизациями в единственном числе», отметив, что первая относится к «конкретным историческим примерам абстрактной идеи цивилизации».Это определяется в «духовных терминах», в которых он «приравнивает [к] цивилизацию к состоянию общества, в котором меньшинство населения, каким бы малочисленным оно ни было, не выполняет задачу, а не просто производит пищу, но участие в любой другой экономической деятельности — например, промышленность и торговля — это необходимо для поддержания жизни общества в материальном плане на цивилизационном уровне »(1972, 44–45).

Аргумент Тойнби относительно организации общества, отмеченной специализацией навыков, движением к элитным профессиям и эффективным использованием свободного времени, долгое время считался связующим с развитием цивилизации (и цивилизованного общества).Гоббс (1985, 683), например, настаивал на том, что «добыча предметов первой необходимости… была невозможна до тех пор, пока не были построены великие Содружества», которые были «матерью Мира, и Удовольствия », которая, в свою очередь, была «матерью Philosophy ; … Там, где сначала были великие и процветающие города , сначала было изучение философии ». Эта общая аргументация повторялась снова и снова на протяжении всей истории. Такие описания взаимоотношений между цивилизацией, обществом и правительством согласуются с утверждением Энтони Пагдена (1988, 39), что «философская история цивилизации была историей прогрессивной сложности и прогрессивной утонченности, которая вытекала из свободного выражения этих способностей. которыми мужчины обладают только как члены сообщества.”

R.G. Коллингвуд выделил три аспекта цивилизации: экономический, социальный и правовой. Экономическая цивилизация характеризуется не просто погоней за богатством, что может быть враждебно экономической цивилизации, но «цивилизованным погоней за богатством». Сфера «социальной цивилизации» — это форум, на котором человечество удовлетворяется «идеей совместных действий» или тем, что мы можем назвать сообществом. Последним признаком цивилизации является «общество, управляемое законом», и не столько уголовным правом, сколько гражданским правом — «законом, в соответствии с которым претензии регулируются между его членами», в частности (1992, 502–511).Для Коллингвуда «Цивилизация — это то, что происходит с сообществом …». Цивилизация — это процесс приближения к идеальному состоянию »(1992, 283). По сути, Коллингвуд утверждает, что цивилизованное общество — и, следовательно, сама цивилизация — руководствуется принципами верховенства закона и действует в соответствии с ними. Когда мы объединяем эти три элемента цивилизации, они составляют то, что я бы назвал социально-политической цивилизацией, или способность коллектива организовываться и управлять собой в рамках некоторой системы законов или конституции.

Эта статья больше посвящена нормативным измерениям цивилизации, но интересно отметить недавнее возрождение в международных отношениях (IR) исследований, посвященных цивилизациям, а не только в ответ на тезис Хантингтона о столкновении. Например, размышляя о книге Адды Боземана «Политика и культура в международной истории », Дональд Пучала (1997, 5) отмечает, что «напыщенность и беспокойство государств и их героев в ходе бесчисленных конфликтов на протяжении нескольких тысячелетий позволили добиться немногого большего, чем периодическая реконструкция. политическая география, оскверняет значительную часть художественного и архитектурного наследия человечества, растрачивает богатство и уносит сотни миллионов жизней.Он добавляет, что «история отношений между государствами — будь то городские, имперские, средневековые, вестфальские, современные, супер- или национальные государства — была довольно избыточной, обычно неприятной и чаще всего лишенной имеет большое значение в ходе культурной эволюции человечества ». Он настаивает на том, что в отличие от отношений между государствами, «история отношений между народами имела гораздо более широкие человеческие последствия». Или, как пытался объяснить Бозман (2010, xv), «взаимодействие… политики и культуры усилилось во всем мире», и это происходило «в плане международных отношений, а также в плане внутригосударственного социального существования и управление.Она пришла к выводу, что «территориально ограниченное, правовое государство западного типа больше не [если оно когда-либо было в этом прочтении] центральным принципом в реальном ведении международных отношений, и поэтому его не следует рассматривать как ведущую норму. в академической вселенной »(Bozeman 2010, xl). Типы отношений, которые имеют в виду и Бозман, и Пучала, — это отношения между цивилизациями (см. Также Холл и Джексон, 2007; Катценштейн, 2010; Боуден, 2012).

«Бремя цивилизации»

Недалеко от заботы Коллингвуда об устранении физической и моральной силы с помощью социальной цивилизации находятся описания цивилизованного общества, заинтересованного в управлении насилием, хотя бы путем его исключения из общественной сферы.В описании цивилизации Зигмунта Баумана такая озабоченность распространяется на более общую проблему создания легко управляемых субъектов. «Концепция цивилизации , — утверждает он, — вошла в научный дискурс на Западе как название сознательного крестового похода прозелитизма, проводимого людьми знания и направленного на искоренение остатков диких культур» (1987, 93).

Этот проповеднический крестовый поход во имя цивилизации заслуживает дальнейшего рассмотрения. Его логику нетрудно определить, если принять во внимание утверждение Старобинского (1993, 31): «Цивилизация, взятая как ценность, представляет собой политическую и моральную норму.Это критерий, по которому судят и осуждают варварство или нецивилизацию ». Подобный аргумент выдвигает Пагден (1988, 33), который утверждает, что цивилизация «описывает состояние, социальное, политическое, культурное, эстетическое — даже моральное и физическое, — которое считается оптимальным состоянием для всего человечества, и это подразумевает неявное утверждение, что только цивилизованные люди могут знать, что значит быть цивилизованными ». Именно из этого неявного утверждения и вынесенных от его имени суждений родилось понятие «бремя цивилизации».И это, как утверждали многие, является одним из менее желательных аспектов и результатов идеи цивилизации (Anghie 2005; Bowden 2009).

Аргумент о том, что только цивилизованные люди знают, что значит быть цивилизованными, является важным, поскольку, как отмечает Старобинский (1993, 32), «исторический момент, в котором появляется слово цивилизация , знаменует появление саморефлексии, появление сознания, которое думает, что понимает природу своей собственной деятельности ». В частности, он отмечает «момент, когда западная цивилизация осознает себя рефлексивно, она видит себя одной цивилизацией среди других.Достигнув самосознания, цивилизация сразу же открывает цивилизации ». Но, как подчеркивает Норберт Элиас (2000, 5), это не тот случай, когда западная цивилизация является просто одной среди равных, поскольку само понятие цивилизации «выражает самосознание Запада…». Он суммирует все, в чем западное общество последних двух или трех столетий считает себя лучше, чем более ранние общества или «более примитивные» современные ». Далее он объясняет, что, используя термин «цивилизация», «западное общество стремится описать, что составляет его особый характер и чем оно гордится: уровень — его технологии , характер — его манеры, развитие — его научные знания или взгляд на мир и многое другое.Нетрудно увидеть, как предвестники цивилизации могут тяготеть к (благонамеренному) «крестовому походу прозелитизма», движимому, по крайней мере частично, глубоко укоренившейся верой в «бремя цивилизации» (см. Bowden 2009 ).

Проблема не только в отрицании ценности и достижений других цивилизаций, но и в том, что они находятся в почти необратимом упадке. С этой точки зрения их вклад в цивилизацию «большой C» рассматривается как в значительной степени ограниченный прошлым, из чего следует дальнейший вывод, что если что-то ценное и нужно вернуть, это невозможно сделать без помощи более цивилизованного наставника.Такое мышление слишком очевидно, например, в ошибочном заявлении Фердинанда Шиллера о том, что «народы Индии, кажется, очень мало заботятся об истории и никогда не беспокоились о ее составлении» (1926, vii; ср. Guha 2002). Британцы взяли на себя задачу составить такие разрозненные отчеты, как тот, который был подготовлен Джеймсом Миллем и опубликован как История Британской Индии в 1817 году. Несмотря на то, что на самом деле никогда не посещал Индию, Милль История передал европейской аудитории в корне ошибочную образ индийской цивилизации как вечно отсталой и неразвитой.

Стандарты цивилизации

Одно из основных оправданий, лежащих в основе такого мышления, связано с широко распространенным мнением о том, что способность к достаточно сложной социально-политической организации и самоуправлению в соответствии с преобладающими стандартами является центральным требованием цивилизации. Присутствие или отсутствие институтов общества, которые способствуют управлению в соответствии с устоявшимися традициями — первоначально европейскими, а теперь в более широком смысле — западными — долгое время считалось отличительной чертой зарождения цивилизации или ее потенциала.Примером важности общества для квалификации цивилизации являются «ингредиенты цивилизации» Дж. С. Милля. Милль заявляет, что тогда как

дикое племя состоит из горстки особей, странствующих или рассредоточенных по обширной территории страны: густое население, следовательно, живущее в постоянных жилищах и в основном собирающееся вместе в городах и деревнях, которые мы называем цивилизованными. В дикой жизни нет ни торговли, ни мануфактуры, ни сельского хозяйства, ни почти ничего; Страну плодов сельского хозяйства, торговли и производства мы называем цивилизованной.В диких сообществах каждый человек подменяет себя; за исключением войны (и даже тогда очень несовершенной) мы редко видим какие-либо совместные операции, проводимые союзом многих; дикари не находят особого удовольствия в обществе друг друга. Поэтому везде, где мы находим людей, действующих вместе для общих целей в больших телах и наслаждающихся удовольствиями социального общения, мы называем их цивилизованными. (1977, 120)

Часто упускаемые из виду последствия этой нагруженной ценностями концепции цивилизации привели к тому, что Георг Шварценбергер (1955) назвал «стандартом цивилизации в международном праве» или тем, что Геррит Гонг (1984) позже назвал «стандартом цивилизации в международном обществе». .Исторически эталон цивилизации был средством, используемым в международном праве для различения цивилизованных и нецивилизованных народов с целью определения членства в международном сообществе государств. Эта концепция вошла в международно-правовые тексты и практику в восемнадцатом и девятнадцатом веках под влиянием антропологов и этнологов, которые проводили различия между цивилизованными, варварскими и дикими народами на основе их соответствующих способностей к социальному сотрудничеству и организации.Действуя в основном в течение европейского колониального периода, эталоном цивилизации был правовой механизм, призванный установить ориентир для восхождения неевропейских государств в ряды цивилизованной «Семьи наций», а вместе с тем и их полного признания международным правом. . Цивилизованное государство требовало (1) базовых институтов власти и государственной бюрократии; (2) организационная способность к самообороне; (3) опубликованный правовой кодекс и соблюдение законности; (4) способность выполнять контракты в торговле и обмене капиталом; и (5) признание международного права и норм, включая законы войны (Gong 1984; Bowden 2004, 2009).Если нация могла соответствовать этим требованиям, она обычно считалась законным суверенным государством, имеющим право на полное признание в качестве международной личности.

Неспособность многих неевропейских обществ соответствовать этим европейским критериям и сопутствующее юридическое различие, отделявшее их от цивилизованных обществ, привели к неравноправной договорной системе капитуляций. Право на экстерриториальность, как это было также известно, регулировало отношения между суверенными цивилизованными государствами и квазисуверенными нецивилизованными государствами в отношении их соответствующих прав и обязательств перед гражданами цивилизованных государств, живущих и действующих в странах, где действовала капитуляция. .Как объясняет итальянский юрист Паскуале Фиоре (1918, 362), «в принципе, капитуляция унизительна по отношению к местному« общему »праву; они основаны на низшем состоянии цивилизации некоторых государств Африки, Азии и других варварских регионов, что делает невозможным осуществление суверенных прав на взаимной и взаимной основе при полном равенстве правовых условий ». В большей части нецивилизованного мира эта система капитуляций постепенно разрасталась до такой степени, что превратилась в крупномасштабную европейскую цивилизационную миссию, которая, в свою очередь, превратилась в колониализм.После окончания Первой мировой войны это правовое обоснование способствовало созданию мандатной системы Лиги Наций.

Несмотря на критику в их адрес, стандарты цивилизации остаются влиятельными инструментами в практике международных отношений. Некоторые видные недавние дискуссии о стандартах цивилизации в IR и международном праве были сосредоточены на предложениях по соответствующим стандартам для конца двадцатого или начала двадцать первого века, начиная от прав человека, демократии, экономического либерализма и глобализации до современности в целом (см. Donnelly 1998; Франк 1992; Фидлер 2000; Мозаффари 2001; Гонг 2002).Большая часть этой литературы в значительной степени некритична к иногда разрушительным последствиям применения стандартов цивилизации, настаивая на том, что новое миссионерское рвение по продвижению прав человека, демократии и экономического либерализма каким-то образом изолировано от «фатального заражения», связанного с колониальной эксплуатацией и завоеваниями. Другие исследования выявили темную сторону стандартов цивилизации и их роль в европейской экспансии, такую ​​как имитация в случае Японии (Suzuki 2009) или влияние стигматизма на формирование внешней политики в случае побежденных держав, таких как Турция, Япония и Россия (Заракол, 2011).Как показывают эти исследования, ряд продолжающихся событий продолжает оказывать влияние на ведение международных дел.

Цивилизация и прогресс

Одна из основных причин, по которой социополитика занимает центральное место в рассмотрении цивилизации, очевидна в следующем, часто цитируемом отрывке из книги Томаса Гоббса Левиафан (1985, 186):

Итак, все, что является следствием времени Варре, когда каждый человек — Враг для каждого человека; то же самое следствие того времени, когда люди живут без другой безопасности, кроме той, которую им обеспечат их собственные силы и их собственное изобретение.В таких условиях нет места Промышленности; потому что плод его неопределен: и, следовательно, нет Культуры Земли; запрет на судоходство и использование товаров, которые могут ввозиться морем; нет просторного здания; никаких инструментов для перемещения и удаления таких вещей, которые требуют большой силы; нет Знания о лице Земли; нет счета времени; нет искусства; нет писем; нет общества; и что хуже всего, постоянный страх и опасность насильственной смерти; И человеческая жизнь — одинокая, бедная, мерзкая, грубая и короткая.

Один из важных уроков, обычно извлекаемых из этого отрывка, состоит в том, что жизнь вне общества в естественном состоянии постоянно находится под угрозой; у людей мало шансов на мир без общества. С этим связан тот факт, что определенная степень социально-политического сотрудничества и организации является основной необходимостью для основания цивилизации. Говорят, что социальный и политический прогресс предшествует практически любой другой форме прогресса; более того, считается, что прогресс в других субэлементах цивилизации зависит от этого.Фридрих фон Шиллер (1972, 329) позже сформулировал ситуацию следующим образом: «Родила бы Греция Фукидида, Платона и Аристотеля, или Рим — Горация, Цицерона, Вергилия и Ливия, если бы эти два государства не поднялись до тех высот политических достижений, которых они в действительности достигли? »

Тесная связь между цивилизацией и прогрессом отражена в наблюдении Старобинского (1993, 4) о том, что «слово цивилизация , обозначающее процесс, вошло в историю идей одновременно с современным смыслом слова прогресс ». .Этим двум словам суждено было сохранить самые близкие отношения ». Эта интимная связь также очевидна в вопросе Роберта Нисбета (1980, 9) о том, «возможна ли цивилизация в любой форме и содержании, сопоставимой с тем, что мы знали… на Западе без поддерживающей веры в прогресс, которая существовала вместе с этой цивилизацией. ” Он добавляет: «Ни одна идея не была важнее, чем… идея прогресса западной цивилизации на протяжении почти трех тысяч лет». Хотя такие идеи, как свобода, справедливость, равенство и общность занимают свое законное место, он настаивает на том, что «на протяжении большей части западной истории основой даже этих идей была философия истории, которая придает прошлому, настоящему и будущему их значение. ”(1980, 4).Старобинский (1993, 33–34) отмечает, что «цивилизация , является мощным стимулом для развития теории», и, несмотря на ее двусмысленность, существует подавляющее «искушение прояснить наше мышление, разработав теорию цивилизации, способную обосновать основополагающие принципы. далеко идущая философия истории ». Ясно, что близнецы идеалов цивилизации и прогресса являются важными факторами в наших попытках осмыслить жизнь через формулировку некой всеобъемлющей или, по крайней мере, всеобъемлющей философии истории.В самом деле, в последние столетия он оказался непреодолимым для самых разных мыслителей со всего политического спектра.

Отношения между цивилизацией и прогрессом занимали центральное место в анализе истории Европы и процессов цивилизации, проведенного Франсуа Гизо. В отчете, охватывающем как социально-политические, так и моральные требования цивилизации, Гизо (1997, 16) настаивал на том, что «первый факт, заключенный в слове цивилизация… — это факт прогресса, развития; он сразу представляет идею народа, идущего вперед, не для того, чтобы изменить свое место, а для изменения своего положения; людей, чья культура обусловливает себя и улучшает себя.Идея прогресса, развития кажется мне основной идеей, содержащейся в слове цивилизация. «Что касается Гоббса и других, то для Гизо социально-политический прогресс или использование общества — это лишь часть картины, которая есть цивилизация, на оборотной стороне которой« [л] неты, науки, искусства демонстрируют все свое великолепие. Где бы человечество ни увидело эти великие знамения, эти знамения, прославленные человеческой природой, где бы оно ни увидело сотворенные эти сокровища возвышенного наслаждения, оно там признает и назовет цивилизацию.По Гизо (1997, 18), «два факта» являются неотъемлемой частью «великого факта», которым является цивилизация: «развитие социальной активности и развитие индивидуальной активности; прогресс общества и прогресс человечества ». Где бы ни присутствовали эти «два симптома», «человечество громкими аплодисментами провозглашает цивилизацию».

Дж. Б. Бери (1960, 2–5) аналогичным образом утверждает, что «идея [прогресса] означает, что цивилизация двигалась, движется и будет двигаться в желаемом направлении». В соответствии с неотразимостью распространения великой теории, Бери утверждает, что «идея человеческого прогресса — это теория, которая включает синтез прошлого и пророчество о будущем».Это теоретизирование основано на интерпретации истории, согласно которой человеческое состояние развивается «в определенном и желаемом направлении». Это также «подразумевает, что … в конечном итоге будет обеспечено состояние всеобщего счастья, которое оправдает весь процесс цивилизации». Короче говоря, конец истории находится в непосредственной близости к состоянию индивидуальной и социальной способности человечества к совершенствованию, в котором опасности и неопределенности гоббсовской войны всех против всех оставлены позади в пользу относительной безопасности и защищенности гражданских или цивилизованное общество.

Одна из вещей, с которой мы все чаще сталкивались и боролись, чтобы выжить и искоренить в прошлые века, — это бедствие войны между сообществами, включая цивилизованные сообщества. В некотором смысле это может показаться немного противоречащим идеям цивилизации, прогресса и человеческого совершенствования, но так же, как существует тесная связь между цивилизацией и прогрессом, также существует тесная связь между цивилизацией и войной, и между войной. и прогресс.

Цивилизация и война

Инстинкт подсказывает, что чем более цивилизованными мы становимся с течением времени или чем дальше мы продвигаемся от жестокого состояния природы, тем более вероятно, что жестокие и кровавые реалии вооруженного конфликта станут еще более отвратительными и нежелательными, и можно избежать практически любой ценой. Действительно, это один из ключевых уроков, которые мы извлекаем из Гоббса (1985, 186–188; см. Также Lorenz 1966; Keeley 1997) о неопределенности и краткости жизни в естественном состоянии, в котором каждый человек является врагом каждому. человек, и хотя он не обязательно постоянно находится в состоянии войны со всеми остальными, по крайней мере, подготовлен к этому.Жан-Жак Руссо, с другой стороны, утверждал, что состояние природы было игровой площадкой благородного дикаря, который в целом жил в состоянии гармонии со своими собратьями и миром природы в целом. Только с приходом цивилизации Эдемский сад был потревожен войной и другими бедствиями, связанными с цивилизованной современностью. Как красноречиво выразился Руссо (1997, 161): «Первый человек, который, огораживая участок земли, которому пришло в голову сказать , что это мой , и нашел людей, достаточно простых, чтобы поверить ему, был истинным основателем гражданское общество.Сколько преступлений, войн, убийств, сколько бедствий и ужасов, «человечество» было бы спасено тем, кто, поднимая колья или засыпая канаву, кричал своему роду: остерегайтесь слушать этого самозванца; [вы] потеряны, если вы забудете, что плоды принадлежат всем, а Земля — ​​ничему «. Имея в виду эти совершенно разные точки зрения, Азар Гат (2006, 663), изучив происхождение и эволюцию войн между людьми на протяжении двух миллионов лет, утверждает, что из двух: «Гоббс был намного ближе к истине.”

Этот вывод хорошо согласуется с предположениями о распространении цивилизации, лежащей в основе все более упорядоченного и мирного, цивилизованного международного общества, в котором обращение к вооруженным конфликтам становится все более редким. Но действительно ли связь между цивилизацией и войной является прямой обратной линейной зависимостью, или же здесь есть нечто большее? Предположение, что цивилизация и война имеют общее наследие, что «колыбель цивилизации — это также колыбель войны», похоже, указывает на то, что происходит нечто более сложное (Meistrich 2005, 85).Как объясняет Ира Мейстрих (2005, 85): «Война требует такого рода массовых ресурсов и организации, которые может предоставить только цивилизация, и поэтому плодородная почва, на которой люди собирали первые плоды цивилизации, также взращивала зловещие семена войны». Гарри Холберт Терни-Хай (1971, 23) отмечает то же самое, что «комплекс войны согласуется с остальной структурой социальной организации».

Как объясняет Тойнби (1951, viii), «возможность ведения войны предполагает минимум техники и организации, а также избыточное богатство сверх того, что необходимо для простого существования.В то же время, как это ни странно, считается, что ведение войны — это важнейшая песчинка, вокруг которой растет и обретает свой блеск жемчужина цивилизации. Роберт Р. Марретт (1920, 36) предполагает, что «это обычное дело в антропологии, что на определенной стадии эволюции — так сказать, на полпути — война является главным фактором цивилизации». Куинси Райт (1965, 98–99) делает аналогичные выводы: «Первобытные войны были важным фактором в развитии цивилизации. Он культивировал такие добродетели, как храбрость, верность и послушание; он создал сплошные группы и метод увеличения ареала этих групп, все из которых были необходимы для создания последующих цивилизаций.”

Уильям Экхардт (1975, 55–62; 1992) аналогичным образом утверждает, что «антропологические данные» указывают на тот факт, что «первобытные войны были функцией человеческого развития в большей степени, чем человеческий инстинкт или человеческая природа». Он также предполагает, что «только после того, как мы начали заниматься сельским хозяйством и скотоводством, земля стала для нас важной и, следовательно, тем, за что стоит бороться». Во многом таким же образом, как Гоббс объясняет процесс и результаты социально ограниченного цивилизованного общества, Экхардт (1990, 10–11) указывает, как «сельскохозяйственная революция сделала доступным излишек продовольствия, который вывел людей за пределы прожиточного минимума, необходимого для создания жизнедеятельности». жить до такой степени, что излишки могут быть использованы для оплаты одними, чтобы управлять другими, и заниматься искусством, религией и писательством, а также участвовать в войнах, чтобы распространить блага цивилизации на других или побудить других помочь заплатить за процесс цивилизации или защитить себя от тех, у кого может возникнуть соблазн сократить путь к цивилизации.Это предполагает совершенно иную связь между цивилизацией и войной, чем аргумент о том, что существует прямая корреляция между цивилизованным обществом и склонностью к миролюбию. Напротив, утверждается, что «чем более цивилизованными становятся люди, тем более воинственными, как мы можем ожидать, они будут» (Eckhardt 1990, 15).

Райт (1965, 99) отмечает, что по мере того, как «первобытное общество развивалось по направлению к цивилизации, война начала приобретать иной характер. Цивилизация была одновременно следствием и причиной воинственности.Экхардт (1990, 9) приводит аналогичный случай, «что война действительно вступила в свои права только после возникновения цивилизации около 5000 лет назад». Следуя Райту, Экхардт (1990, 14) заключает, что, по сути, «война и цивилизация, в зависимости от того, что наступило раньше, содействовали друг другу в положительной обратной связи, так что чем больше одна, тем больше другая; и чем меньше одного, тем меньше другого ». Этот одновременно цивилизованный, но порочный круг составляет основу «диалектической, эволюционной теории войны» Экхардта (1990, 9–11), согласно которой «более развитые общества участвуют в большем количестве войн.Более того, «цивилизованные народы вступали в войну, как утки выходят на воду, судя по их художественным и историческим записям», причем «войны служили одновременно повивальными бабками и гробовщиками во время подъема и падения цивилизаций в ходе истории».

Джеймс Босуэлл (1951, 35) однажды написал: «Как долго будет продолжаться война, мы не можем предполагать», добавив: «Цивилизация, которая, как можно было ожидать, уничтожила бы ее, только усовершенствовала свою жестокость. грубость. Иррациональность остается, хотя мы узнали insanire certa ratione modoque , чтобы иметь метод в нашем безумии.В самом деле, скорее, чем цивилизация и все ее атрибуты, представляющие противоядие или антитезу войне, может показаться, что цивилизация и война идут рука об руку; В частности, механизированная индустриальная цивилизация кажется особенно искусной и эффективной в искусстве ведения войны. Как выразился Экхардт (1990, 15), «война и цивилизация идут и растут вместе». И поскольку «цивилизация порождает войну или, по крайней мере, способствует ее использованию, и поскольку война в конечном итоге уничтожает ее создателя или проводника, тогда цивилизация является саморазрушительным процессом, который препятствует ее собственному прогрессу.Аналогичное замечание высказал Тойнби (1951, vii – viii), который пришел к выводу, что, хотя «война на самом деле могла быть порождением цивилизации», в конечном итоге ребенок не был особенно добр к своему создателю, поскольку « Война оказалась непосредственной причиной распада каждой цивилизации, которая, как известно наверняка, распалась ». По сути, это приводит нас к замкнутому кругу взаимоотношений между цивилизацией и войной: ведение войны порождает цивилизацию, которая, в свою очередь, способствует более кровопролитному и эффективному ведению войн, что, в свою очередь, приводит к гибели цивилизации (или цивилизаций).

Цивилизация и окружающая среда

Антропоморфное изменение климата, связанные с ним последствия и хрупкое состояние природного мира в целом находятся на переднем крае новых и возникающих угроз цивилизации (Fagan 2004, 2008). Фактически, природа эксплуататорских отношений человечества с более широким миром природы в целом ставится под сомнение и заставляет некоторых из нас серьезно переосмыслить эти отношения. В то время как Руссо мог охарактеризовать отношения между людьми и миром природы как отношения, отмеченные гармонией и милосердием, для большей части истории цивилизации в значительной степени рассказывалось о способности человечества покорять природу: покорять дикие границы, укрощать животный мир, и цивилизовать варварские и дикие народы нашего собственного вида.Как объясняет В. Гордон Чайлд (1948, 1), «прогресс» и «научные открытия сулили безграничный прогресс в человеческом контроле над природой». Такое отношение к природе и природным ресурсам давно преобладает в европейском и, в частности, западном мышлении. Джон Локк (1965, 339 / II: 42), например, в своем обсуждении Северной и Южной Америки, американских индейцев и прав собственности, писал: «Земля, полностью отданная природе, не имеющая улучшений пастбищ, обработки почвы или посадки. , называется, как и есть, wast [отходы].Земля должна была улучшаться и использоваться, чтобы вместить большее количество людей, чем к тому были склонны американские индейцы, и если они не собирались использовать ее надлежащим образом, то британцы имели право ее занять — фактически , это их долг.

Как отмечалось выше в отношении прогресса, значительный аспект цивилизации вращается вокруг эволюции или развития, будь то естественное состояние, дикость или варварство, к урбанизированной, научной, технологической цивилизации.Большая часть этого эволюционного процесса касается способности общества контролировать природу и использовать ее ресурсы. Это проиллюстрировано Адамом Смитом (1869, 289–296), когда он очерчивает четыре различных этапа человеческого социального развития: первая — это «нации охотников, низшее и самое грубое состояние общества», его ярким примером являются «местные племена Северная Америка.» Второй этап — это «нации пастухов, более развитое состояние общества», например, у татар и арабов. Но у таких народов до сих пор нет «постоянного жилья» в течение значительного периода времени, поскольку они передвигаются по «прихоти» своего скота и в зависимости от времени года в бесконечных поисках корма.Третий этап — это сельское хозяйство, которое «даже в самом грубом и низком состоянии предполагает поселение [и] какое-то постоянное жилище». Четвертая и наиболее продвинутая стадия — это цивилизованное, урбанизированное, коммерческое общество, эффективное и действенное пользование природой и всеми ее плодами. Точно так же Уолтер Бэджхот (1875, 17–19) утверждал, что «разные расы мира можно справедливо описать как находящиеся на разных краях индустриальной цивилизации, приближающиеся к ней с разных сторон и отстающие от нее в различных аспектах.Проблема с теми, кто терпит неудачу, нецивилизованными людьми, которыми якобы управляла природа, а не ее правителями, заключалась в том, что они «не знали природу, которая является часовым механизмом материальной цивилизации, и не обладали политикой, которая является своего рода часового механизма моральной цивилизации ».

В некотором смысле отношения между цивилизацией и природой не так уж сильно отличаются от диалектических отношений между цивилизацией и войной: чем выше уровень цивилизации, тем сильнее эксплуатируется природа; чем больше используется природа, тем больше прогрессирует цивилизация.Но, как и в случае с цивилизацией и войной, эти отношения не могут продолжаться вечно: добыча и эксплуатация природных ресурсов — это не бездонная яма, а, скорее, конечная цель, которая может поддерживать определенное количество людей в течение определенного времени. И, конечно же, как говорит нам наша планета, есть серьезные последствия, связанные с процессами цивилизации, модернизации, урбанизации и всем, что с ними связано. Цикл извлечения большего количества материала из земли, обработки большего количества материала, создания большего количества материала, производства большего количества материала, владения большим количеством материала, выброса большего количества материала и покупки большего количества нового материала для его замены оказывается неустойчивым в таких больших масштабах.Последствия такого избытка в формах ухудшения состояния окружающей среды и изменения климата многочисленны и разнообразны; они включают таяние полярных ледяных шапок и повышение уровня моря, колебания температуры воздуха и моря, продолжительные периоды засухи в некоторых частях мира, в то время как в других наблюдается увеличение количества осадков и наводнений, а также учащение экстремальных погодных явлений, и это лишь некоторые из них.

Эти изменения окружающей среды, в свою очередь, влияют на нашу способность продолжать жить в определенных частях Земли и на нашу способность продолжать использовать и эксплуатировать ресурсы, как мы делали это на протяжении веков.Эффект цепочки заключается в том, что эти разнообразные изменения и угрозы часто взаимосвязаны; одна область безопасности или незащищенности может иметь прямое и драматическое влияние на другую, порождая своего рода порочный круг незащищенности. Например, нехватка и конкуренция за основные ресурсы, такие как земля, еда, вода и энергия, являются потенциальными катализаторами насильственного конфликта (Dyer 2008; Mazo 2010; Homer-Dixon 2001; Pumphrey 2008). И это не просто воображаемые сценарии; период 2007–2008 гг. стал свидетелем жестоких продовольственных бунтов в 30 странах мира, в том числе в развитых странах Запада.Если мрачные прогнозы верны, то это, так сказать, лишь верхушка айсберга.

Переосмысление цивилизации

Чуть более пары сотен лет назад Эдвард Гиббон ​​(1963, 530) писал, что человечество может «согласиться с приятным выводом о том, что каждый век мира увеличивался и все еще увеличивает реальное богатство, счастье, знания и, возможно, добродетель человеческого рода ». Во многих отношениях записи истории человечества подтверждают это: например, продолжительность жизни римлянина во времена империи составляла около двадцати пяти лет.Сегодня средняя продолжительность жизни в мире составляет где-то от середины до конца шестидесятых годов, а во многих частях мира ожидаемая продолжительность жизни значительно выше. Отчасти благодаря достижениям в области науки и техники только в двадцатом веке «средний национальный прирост ожидаемой продолжительности жизни при рождении [составлял] 66% для мужчин и 71% для женщин, а в некоторых случаях ожидаемая продолжительность жизни… увеличилась более чем вдвое. »В течение столетия (Kinsell 1992; Galor and Moav 2005). Двадцатый век также стал свидетелем беспрецедентной урбанизации, ключевого показателя прогресса и развития, с увеличением с 220 миллионов городских жителей, или около 13% населения мира, в начале века до 732 миллионов, или 29% к середине века. и достигнув примерно 3.2 миллиарда человек или 49% в 2005 году. С учетом того, что урбанизация будет продолжаться быстрыми темпами, по оценкам, к 2030 году почти 5 миллиардов человек будут жить в городах, что эквивалентно примерно 60% мирового населения (United Nations 2005).

Что касается мировой экономики, то было подсчитано, что в прошлом тысячелетии, в течение которого население мира увеличилось примерно в двадцать два раза, глобальный доход на душу населения увеличился примерно в тринадцать раз, в то время как мировой ВВП увеличился почти в два раза. 300.Подавляющее большинство этого роста можно отнести к успехам, достигнутым в результате промышленной революции; с 1820 года население мира выросло в пять раз, а доход на душу населения увеличился примерно в восемь раз. Этот вид развития намного превосходит предыдущее тысячелетие, когда, по оценкам, население Земли выросло всего на одну шестую, и в течение этого времени доход на душу населения в значительной степени оставался неизменным (Maddison 2006).

Тогда может показаться, что цивилизация продвигается вперед довольно успешно, как это многие представляли; мы живем дольше, чем наши предшественники, мы лучше образованы, чем когда-либо прежде, и у нас есть доступ к гораздо большему количеству вещей, чем большинству из нас когда-либо понадобится.Но какой ценой эта цивилизация и прогресс пришли к нам и нашей планете? Выдающийся ученый, покойный Фрэнк Феннер — человек, объявивший миру в 1980 году об искоренении оспы, — недавно заявил, что он убежден, что « Homo sapiens вымрет, возможно, в течение 100 лет». Как и другие, он утверждает, что Земля вступила в антропоцен, и хотя «изменение климата только начинается … мы уже наблюдаем заметные изменения в погоде.Именно на этом основании он утверждает, что человечество коллективно «постигнет та же участь, что и народ острова Пасхи». Единственное, что останется от нас, — это наши памятники излишествам павшей цивилизации. А до этого, когда население Земли «будет расти до семи, восьми или девяти миллиардов, будет намного больше войн из-за еды». И не только люди обречены, но и «многие другие животные… тоже. Это необратимая ситуация »(Fenner in Jones 2010; Boulter 2002).

Трудно поверить, что состояние человека действительно настолько опасно, что тонкий лед цивилизации тает так быстро и так резко, что его будущее находится под угрозой.Неужели мы действительно движемся к некоему постапокалиптическому миру, подобному тому, который изображен в Mad Max или The Road ? Хотя скептики в отношении изменения климата могут не согласиться, по крайней мере, в мире цивилизации не все хорошо. Я полагаю, что значительная часть проблемы может быть в том самом способе, которым мы представляем цивилизацию и прогресс, которые так долго были в основном связаны с социальными, политическими и материальными аспектами цивилизации за счет ее этических соображений. и прочее касательно габаритов.Рассматривая человеческий прогресс, Рут Маклин (1977, 370) немного расходится с утверждением Гиббона о том, что «совершенно бесспорно утверждение, что технический прогресс имел место; в значительной степени бесспорно утверждение, что интеллектуальный и теоретический прогресс произошел; несколько спорно говорить об эстетическом или художественном прогрессе; и весьма спорно утверждать, что моральный прогресс произошел ».

Вопрос морального прогресса, по-видимому, лежит в основе основных вызовов цивилизации, описанных выше.Что касается как отношений между цивилизацией и войной, так и отношений между цивилизацией и окружающей средой, мы можем видеть два потенциально саморазрушительных процесса, в которых цивилизация приводит к собственной гибели, поскольку она каннибализирует себя в своего рода самоубийственном жизненном цикле. Взаимоотношения между цивилизацией и войной, по-видимому, представляют собой отношения, в которых ведение войны порождает цивилизацию, организационные и технологические достижения которой, в свою очередь, способствуют еще более кровопролитному и эффективному ведению войны, что, в свою очередь, в конечном итоге приводит к гибели цивилизации либо из-за перенапряжения, либо внутренний коллапс.Точно так же до этого момента в истории человечества развитие цивилизации происходило в основном за счет окружающей среды и мира природы в целом. А теперь, в свою очередь, окружающая среда угрожает будущему цивилизации из-за потенциально катастрофических последствий изменения климата. В обоих случаях это представляет собой своего рода порочный круг, в котором цивилизация в конечном итоге является злейшим врагом самой себе. Вдобавок ко всему этому — менее вкусные вещи, совершаемые во имя цивилизации; на протяжении веков цивилизация доказывала свою одержимость искоренением того, что не является цивилизованным, или того, что считается угрозой для цивилизации.Последствия варьируются от европейского завоевания и колонизации до глобальной войны с террором.

Лауреат Нобелевской премии мира 1952 года Альберт Швейцер предлагает другой взгляд на цивилизацию, который больше обязан моральным и этическим соображениям, чем социально-политическим и материальным соображениям. Он пишет (1947, viii): «Цивилизация, попросту говоря, состоит в том, что мы отдаем себя, как человеческие существа, усилиям по достижению совершенствования человеческого рода и актуализации прогресса любого рода в условиях человечества и объективного мира.«Это самоотдача является в такой же степени отношением или настроением, как и политическим, материальным или культурным выражением цивилизации, поскольку оно обязательно« включает в себя двойную предрасположенность: во-первых, мы должны быть готовы действовать положительно по отношению к миру и ». жизнь; во-вторых, мы должны стать этичными ». По Швейцеру (1967, 20), «сущность цивилизации заключается не в ее материальных достижениях, а в том факте, что люди помнят об идеалах совершенствования человека и улучшения социальных и политических условий жизни народов. , и человечества в целом.И как он выразился несколько иначе (1947, ix): «Цивилизация возникает, когда люди вдохновляются сильной и ясной решимостью достичь прогресса и в результате этой решимости посвящают себя служению жизни и миру. . » Этот призыв к служению жизни и миру лежит в основе философии цивилизации Швейцера, которая, по сути, также является его пониманием этики; это то, что он назвал идеей благоговения перед жизнью ( Ehrfurcht vor dem Leben ), которая требует от нас «мировоззрения», ориентированного на других, и расширяет право на жизнь и этику «ответственности без ограничения по отношению ко всему живому »(1967, 215; Cicovacki 2007).В эпоху «селфи» и сопровождающей его одержимости собой, возможно, это слишком много, чтобы просить, но этого не должно и не должно быть.

То, что называется цивилизацией — Институт межвузовских исследований

19 сентября 2019 года на четырнадцатом ежегодном Гала-вечере Западной цивилизации ISI вручила сэру Роджеру Скратону награду «Защитник западной цивилизации». Сэр Роджер сделал эти замечания, принимая награду.


Для меня большая честь быть названным Защитником западной цивилизации в 2019 году ISI, организацией, с которой я был связан долгое время, и чья работа кажется все более важной и все более необходимой, а не только для молодежь, но также и нас, старшее поколение, которое пытается передать то, что мы знаем.

Западная цивилизация подверглась сильным нападкам, потому что она западная. Слово Western было принято как стандартный термин оскорбления многими людьми в современном мире, и в частности людьми, которые не имеют ни малейшего представления о том, что оно означает исторически, метафизически или поэтически. Наша западная цивилизация — это не какая-то особенная, узкая маленькая навязчивая идея людей, которые случайно живут в определенной географической части мира. Это наследство, постоянно расширяющееся, постоянно добавляющее новые вещи.Это то, что дало нам знание человеческого сердца, что позволило нам создать не только прекрасную экономику и чудесные способы жизни в нашем мире, но и великие произведения искусства, религии, системы. закона и правительства, всего остального, что позволяет нам признать, что мы живем в этом мире, насколько это возможно, успешно.

Что такое цивилизация?

Оставим в стороне идею западной цивилизации.В конце концов, все зависит от того, каким путем вы путешествуете по земному шару, будь то запад или восток. Взгляните вместо этого на идею цивилизации . Что это? Что такое цивилизация? Это, безусловно, форма связи между людьми, а не только способ, которым люди понимают свой язык, свои обычаи, формы поведения, но также то, как они общаются друг с другом, лицом к лицу, лицом к лицу, в общении. повседневная жизнь, которую они разделяют.

Это то, что имеет обычные размеры на рабочем месте и в обществе в наши дни.Но также на нем построена высокая культура, произведения искусства, литературы, музыки, архитектуры и так далее. Это наши способы изменить мир, чтобы чувствовать себя в нем как дома.

Я думаю, что отличительная черта западной цивилизации заключается в том, что это всеобъемлющая цивилизация, постоянно дающая нам новые способы быть дома, способы нахождения в отношениях друг с другом, которые приносят мир и интерес в качестве основных связей между нашими соседями.

Узкие умы

Так вот, я сам явно попал в ужасную беду, защищая западную цивилизацию.Кажется странной чертой нашего времени, что чем больше вы настроены защищать его, тем больше вас считают каким-то узколобым фанатиком. Но люди, которые выдвигают это обвинение, — настоящие люди с ограниченным умом. Это люди, которые не понимают, насколько большой и всеобъемлющей была наша цивилизация.

Мы были воспитаны, например, на еврейской Библии, древнем документе, который увековечивает цивилизацию доклассического Ближнего Востока. Это дает нам представление о том, каковы люди в племенных общинах, когда они бродят по пустыням и так далее.

Мы выучили и изучали великие эпосы Рима и Греции, которые учили нас разным языкам — мертвым языкам, но языкам, которые показали мир в ином свете, чем наши собственные языки сегодня.

Мы выросли на литературе Средневековья, большая часть которой, конечно, находилась под влиянием арабской литературы. Действительно, всех нас уложили спать сказками на ночь из Arabian Nights .

Чем дальше вы смотрите на это, тем более всеобъемлющим и универсальным вы видите наследие нашей цивилизации.И сегодня мы часто об этом забываем. Это не узкое завещание. Это то, что на самом деле открыто для всех видов инноваций, которое принимает в качестве своего предмета все человеческое существо.

Конечно, я так на это смотрел. Я всегда радовался тому, что преподавал гуманитарные науки, потому что понимаю, что гуманитарные науки — это то, о чем идет речь. Речь идет о том, чтобы быть человеком, и о том, насколько разнообразен и всеобъемлющий способ существования в том мире, в котором мы находимся сегодня.

Чей фанатизм?

Что бы мы ни делали, мы должны дать отпор обвинению в том, что наша цивилизация каким-то образом узка, догматична, фанатична и исключительна. Это не так. С чем все-таки сравнивать? Сравнивать с китайцем? Являемся ли мы узкими, фанатичными и исключительными, если противопоставляем себя великой конфуцианской традиции? Нисколько. Я вырос, как и многие другие, с интересом к китайской цивилизации. Мы читаем конфуцианские оды в переводе Эзры Паунда. Все мы влюбились в « Das Lied von der Erde » Малера, одно из величайших завоеваний китайской поэзии во всей музыке, определенно большее, чем все, что я слышал в китайской музыке.И вот ты где. Есть фанатичное замечание.

Но давайте признаем, что это вовсе не фанатизм. То, что такой композитор, как Малер, смог выразить свои романтические венские эмоции в направлении тех одиноких стихов, которые он положил на такую ​​прекрасную музыку, является доказательством непредубежденности и щедрости нашей культуры. Оставляя нас в конце последнего из них с тем невероятным аккордом, который, как описал Бенджамин Бриттен, остается отпечатанным в эфире.

Почему нас сейчас заставляют занять оборонительную позицию, когда для любого, кто хоть что-то знает, это так очевидно, что то, что мы называем западной цивилизацией, — это другое название цивилизации как таковой и всех достижений цивилизации, которые необходимы молодым людям. знать и по возможности приобрести.Проблема, как мне кажется, в значительной степени связана с вторжением в академический и интеллектуальный мир групп активистов, которые не заботятся о том, чтобы узнать достаточно, чтобы знать, с чем они борются, но тем не менее определяют свою позицию с точки зрения политических программ. Все эти политические программы связаны с принадлежностью к группе сторонников спасения: мы спасаем себя, потому что верим в правильные вещи, и мы повсюду ищем тех ядовитых присутствий, которые пытаются лишить нас права владеть нашим законным наследием.

И все новые причины выбираются на этом основании. Они являются причинами того, что люди хотят чувствовать, что существующий порядок вещей исключает их, и поэтому они имеют право ниспровергнуть этот порядок, чтобы занять место на его вершине. Находясь наверху, они затем перестроят его так, чтобы очистить его от всех тех старых и разлагающих влияний, которые до сих пор имели слишком большое значение.

Я думаю, что это вторжение политической активности в университеты, гуманитарные науки и все эти каналы цивилизации — одно из величайших бедствий нашей эпохи.

Но этого не должно было случиться. Нам не нужно слушать этих людей. Нам не нужно участвовать в показательных процессах, в письмах с обвинениями или в том, как люди становятся жертвами охоты на ведьм и изгоняются из сообщества. У этих активистов есть успех только потому, что мы присоединяемся к ним. Нам не обязательно присоединяться. Вполне возможно отойти в сторону и даже посмеяться над некоторыми вещами, о которых говорят.

Если вы посмотрите на безумие по поводу активизма трансгендеров и так далее, то по большей части это сплошное замешательство и замешательство, от которого люди хотят избавиться.Большая часть их гнева — это своего рода призыв к спасению. Сохраняйте спокойствие и говорите: есть и другие взгляды, кроме вашего. Возможно, вы правы, но дело не только в этом. Давайте приступим и обсудим это. Давайте посмотрим на это в контексте всей цивилизации и того, к чему она идет.

Этого было бы достаточно, чтобы разрядить огромное напряжение, которое преследовало нас.

Время мужества

И я чувствую, что сейчас самое время, особенно через такие институты, как ISI, снова принести смелость и убеждение молодым людям, которые знают, что что-то не так с этой активистской охотой на ведьм по старой учебной программе.Пришло время, как мне кажется, людям вроде меня и старшего поколения учителей придать смелость молодым людям, сказать: послушайте, у вас есть цивилизация и наследие, которые помогают вам понять эти вещи. Уступать подобному активизму, активизму, исключающему целые области человеческого знания, не значит делать себе одолжение. Это не приносит вам того, что вам действительно нужно в мире, в котором вы собираетесь развиваться.

Что вам нужно сделать, так это вступить в диалог, в этом и заключается суть цивилизации.Попытайтесь понять состояние человека во всей его сложности. И когда люди пытаются радикализировать и политизировать учебную программу и то, что преподают и о чем думают в университетах, вам не нужно соглашаться с этим. Вы даже можете посмеяться над ними. В нашей стране и в нашей цивилизации до сих пор фактически разрешено смеяться над людьми. В конце концов, комедия — один из величайших даров цивилизации. И я думаю, вам решать, как это осуществить.

Итак, мое заключительное сообщение состоит в том, что мы не должны отчаиваться от западной цивилизации.Просто мы должны быть осторожны, чтобы понять, что мы не говорим о какой-то узкой, мелкой вещи, называемой западным. Мы говорим об открытой, щедрой и творческой вещи, называемой цивилизацией.


Сэр Роджер Скратон — один из ведущих консервативных мыслителей мира. В своих почти пятидесяти книгах он исследовал философские глубины человеческой природы, политики и культуры. Он является приглашенным профессором философии в Оксфордском университете и старшим научным сотрудником Центра этики и государственной политики.Он также является членом Королевского литературного общества и членом Британской академии. В 2016 году королева Елизавета II посвятила Скратона в рыцари за его заслуги перед «философией, преподаванием и государственным образованием».

SALTO-YOUTH — Otlas — ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ВСТРЕЧА С МОЛОДЕЖИ

Молодые люди в возрасте развивают позитивные взгляды на другие культуры, объединяют богатство межкультурного общения на исторических ценностях.

Эти работы: в начале все страны-участницы посетить произведения Римской империи, что является общей темой, произведения периода Возрождения, исламские артефакты, такие как произведения периода барокко, которые необходимо посетить города искусства и культуры повлияли на историю, общие ценности человечества в целом, которые были посещены в своих работах, все участники будут проинформированы об этом. Общие цели этого исследования заключаются в следующем:

1.Между разными странами культурное богатство, идеи, образ жизни и т. Д. Видят и разделяют ценности. Помните об этих ценностях и смотрите в будущее таким же образом.
2. Занимайтесь изучением информации, оцените с точки зрения истории искусства и цивилизации. Таким образом лучше познакомиться с историей и укрепить идеи будущего.
3. Все человечество неотделимо друг от друга, покажите это, как разные цвета радуги в одном единстве.
4. Разговоры, чтобы разрушить предрассудки и одни и те же чувства на разных языках.
5. Участники в начале и в конце проекта разные культуры вопреки мыслям участников изменились, как узнать о них.
6. Молодежь поощряет международную деятельность и добровольные службы к участию и созданию устойчивого воздействия.
7. Возможность участвовать в международном проекте и возможность осмотреть достопримечательности в период проведения мероприятия не помогли молодым людям.
8. Во время и после проекта создается международная платформа для постоянного обмена идеями в будущем.
9. Реклама и продвижение, связанные со странами-членами Европейского Союза и странами-кандидатами на объявление проекта. Для аналогичных проектов для создания устойчивого воздействия.
10. Из всех людей и организаций, которые внесли свой вклад в проект, на долгие годы установят узы дружбы.

Этот проект был просмотрен 28 раз.

Консервативная студенческая группа проповедует белый национализм?

В минувшие выходные несколько сотен правых политических активистов собрались на митинг в немецком городе Кельн, чтобы выразить протест против «исламизации» Запада и иммиграционной политики, которая, по их мнению, угрожает «западной культуре».»

Среди них были представители Vlaams Belang, бельгийской организации, которая изменила свое название и либерализовала некоторые из своих позиций после того, как в 2004 году бельгийский суд признал ее виновной в расизме; Австрийскую партию свободы, правую партию, ранее возглавляемую покойный Йорг Хайдер, которого часто осуждали за то, что якобы восхвалял какую-то политику нацистов, и Национально-демократическая партия Германии, которая классифицируется баварским правительством как правоэкстремистская организация.

Также была представлена ​​небольшая, но растущая некоммерческая организация. U.Организация под названием «Молодежь за западную цивилизацию». Группа, которая объявляет себя «правым молодежным движением Америки», разместила на своем веб-сайте фотографию митинга в Кельне, приложив к сообщению, что «мы не сорвемся и не проиграем в нашей попытке защитить Западная родина «.

«Молодежь за западную цивилизацию», отделения которой расположены примерно в 10 кампусах США, — это всего лишь одна из сотен консервативных студенческих организаций по всей стране, намного меньшая, чем более известные группы на базе колледжей, такие как «Молодые американцы за свободу» и «Студенческие республиканцы».

Но его влияние больше, чем его размер, и он привлекает внимание большого числа поклонников и критиков с тех пор, как он начал организовываться три года назад. Благодаря своей дисциплине в отстаивании небольшого числа просто сформулированных позиций и коммуникационной стратегии, ориентированной на новые медиа, YWC может радикально обновить шаблон политической организации в американском высшем образовании.

YWC «возникла из ниоткуда и стала довольно важной», — сказала Хайди Бейрих, директор по исследованиям Южного юридического центра по вопросам бедности, либеральной группы по наблюдению за соблюдением прав человека.SPLC, который планирует изучить YWC и его позиции в отчете в следующем месяце, ранее критиковал YWC, документируя то, что, по его словам, связано с белым националистическим движением.

Сохранение «высокой культуры Европы»
Президент YWC, Кевин ДеАнна, 28 лет, аспирант политологии Американского университета в Вашингтоне, категорически отрицает, что его организация является какой-либо дискриминационной. Он сказал, что характеристика групп на митинге в Кельне как «подозреваемых в экстремистской деятельности» имеет «слабый оруэлловский оттенок, который заставляет меня гораздо больше опасаться правительства Германии.«

« Я рад, что у нас есть контакты с европейскими группами », — сказал он в интервью по электронной почте. и другие западные страны, такие как Канада и Австралия), чтобы быть столь же важным, как то, что происходит в Америке ».

Первоначально YWC был ответом на« левые идеологическую обработку, мультикультурную глупость и жестокое обращение с консервативными и умеренными студентами »в американских — колледжи, — сказала ДеАнна.

С тех пор он отточил стратегию провоцирования дебатов по трем тщательно продуманным, но политически важным вопросам: нелегальная иммиграция, мультикультурализм и сохранение европейского культурного наследия Америки.

Тем самым она вызвала иногда жаркие споры:

  • Группа впервые привлекла всеобщее внимание два года назад, когда она попыталась выступить в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл с речью бывшего члена палаты представителей Тома Танкредо. , R-Colo., Который баллотировался в президенты в 2008 году на платформе, которая выступала за пересмотр У.С. иммиграционная политика. Протестующие, некоторые из которых кричали, что Танкредо был расистом, заблокировали выступление; во время акции было выбито окно, и полиция применила перцовый баллончик для наведения порядка.

Университет извинился перед Танкредо, который вернулся и выступил без заметных инцидентов в прошлом году.

  • В июне прошлого года ДеАнна был приглашен выступить на митинге против иммиграции в Фениксе, где его замечания получили широкое распространение на YouTube (ниже) и в сообщениях на сайтах правого толка.
  • В прошлом месяце отделение YWC в Университете штата Вашингтон в Пуллмане установило символический «пограничный забор», увешанный табличками с надписью «Вход воспрещен», чтобы продемонстрировать свое неприятие нелегальной иммиграции. Мероприятие привлекло несколько десятков протестующих и несколько региональных и национальных новостей.

Подобные мероприятия — и первая национальная конференция группы, запланированная в следующем месяце в Вашингтоне — призваны привлечь внимание к защите YWC «западной культуры», которую он определяет как «социальные нормы, ценности, практики и высокую культуру». Европы и тех мест, заселенных преимущественно народами из этой области.«

Либеральные группы, такие как SPLC, утверждают, что подобный язык — это код белого национализма — риторика, откалиброванная так, чтобы не вызывать противоречий для потенциальных основных консервативных доноров, одновременно отправляя послание солидарности правым экстремистам.

« Они пытаются выглядеть так, как будто хотя они — версия республиканцев колледжа — это лицо, которое они представляют миру », — сказала Бейрих. Но для тех, кто« в курсе », — сказала она, — послание состоит в том, что« белые люди превосходят другие группы, умнее, демократичнее, менее криминально.

Вопреки сообщениям некоторых СМИ — а их было много, потому что группа очень хорошо привлекает внимание СМИ — SPLC не включил YWC в свой сборник «групп ненависти». Но Бейрих сказала, что ее организация действительно считает, что YWC быть «самой ультраправой студенческой группой» в Америке, «гораздо более правой, чем любая другая консервативная организация колледжа».

Эта характеристика вполне подходит ДеАнне, чья группа носит ярлык «правого крыла», хотя часто используется как эпитет в американской политике.

«Нам это действительно наплевать, — сказала ДеАнна. «Если SPLC или кто-то еще захочет использовать YWC для сбора денег — что угодно».

Признавая, что YWC «фокусируется на вопросах расовых предпочтений (и) крайнего мультикультурализма», он отверг идею о том, что группа является расистской. На веб-сайте группы говорится, что студенты, разделяющие ее убеждения, могут присоединиться независимо от расы, религии или национального происхождения. В то время как некоторые авторы сайта жалуются на «привилегии», предоставляемые нелегальным и даже легальным иммигрантам, другие стараются заявить, что поддерживают равные права для легальных иммигрантов, «играющих по правилам.

ДеАнна также отрицает, что когда-то он писал крайне правые статьи для веб-сайта, опубликованного главой «Молодые американцы за свободу» в Университете штата Мичиган, который SPLC в то время назвал группой ненависти. в Интернете, и хотя несколько групп, критикующих YWC, опубликовали то, что, по их словам, являются копиями из удаленных архивов, msnbc.com не смог независимо проверить их подлинность.

«Многие наши оппоненты, кажется, просто выдумывают, «Сказала ДеАнна.«Каждый раз, когда правые хотят говорить об иммиграции, расовых предпочтениях или мультикультурализме, левые отвечают насилием и репрессиями».

Новая тактика для старого движения
Консервативный активизм в кампусах колледжей — особенно оппозиция тому, что некоторые консерваторы считают либеральным уклоном, пронизывающим американские высшие учебные заведения, — не новость. Выдающиеся консервативные лидеры вышли на национальную сцену из университетских городков по крайней мере с начала 1950-х годов, когда Рассел Кирк опубликовал свою докторскую диссертацию «Консервативный разум» и Уильям Ф.Бакли-младший опубликовал книгу «Бог и человек в Йельском университете: суеверия академической свободы». Эти книги широко считаются источниками современного американского политического консерватизма.

Совсем недавно активная деятельность колледжей заложила основу для карьеры таких выдающихся консервативных фигур, как Карл Роув, политический стратег президента Джорджа Буша; Ральф Рид, основатель Христианской коалиции и советник многочисленных республиканских кандидатов; и Гровер Норквист, президент организации «Американцы против налогов за налоговую реформу».

У ДеАнны есть кое-что общее с Роувом, Ридом и Норквистом — все они прошли обучение в влиятельном фонде, который более 30 лет готовил консервативных активистов к работе в политике, образовании и правительстве. По данным института, десятки членов Конгресса, в том числе шесть, избранных в ноябре, и десятки тысяч законодателей штатов, штатных сотрудников Конгресса и агенты избирательной кампании прошли через его двери.

ДеАнна — заместитель полевого директора института, курирует полевых сотрудников на северо-востоке, одновременно руководит организацией YWC.

Подключение естественное. Мортон С. Блэквелл, основатель и президент института, как и ДеАнна, считает американские колледжи пленниками «либерального истеблишмента», который, как он утверждает, полон решимости «подавить консервативную активность» в университетских городках.

В остальном, по словам обоих мужчин, формальной связи между Институтом лидерства и YWC нет. В интервью Блэквелл попытался преуменьшить важность YWC, подчеркнув, что это одна из самых маленьких из более чем 1400 консервативных групп университетского городка, которые получают организационную помощь и обучение от института.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *