Джакарта численность населения: Население Джакарты 2021 — численность населения Джакарты (Индонезия)

Содержание

Город Джакарта | Индонезия | Цены | Туры | Авиабилеты | Отели | Климат

Дешевые туры и горящие путёвки в Джакарте

Описание более чем 45.000 городов, включая Джакарту, сформировано на основе публичных статистических данных и более чем 30.000 оценок путешественников по всему миру.
Джакарта (Jakarta) — столица Индонезии. Крупный мегаполис, численность населения которого составляет более 8.5 млн. человек. Следует упомянуть, что число туристов, посетивших город в прошлом году составило более двух миллионов человек. Даже самый искушенный турист после посещения Джакарты не останется равнодушными и сохранит теплые воспоминания о проведенном там времени. Несмотря на то, что не все жители этого города смогут поддержать беседу на английском языке, у приезжего человека не должно возникнуть проблем в поиске общего языка с горожанами.
Инфраструктура Джакарты. Если во время поездки вам потребуется быстрый и стабильный интернет, то следует уделить особое внимание выбору провайдера. Надо быть готовым, к тому, что в часы пик дорожное движение в Джакарте крайне затруднено по причине плотного трафика. Этот город может порадовать туристов не только достопримечательностями, но и ночной жизнью на любой вкус. В целом Джакарту нельзя назвать совершенно безопасным городом, поэтому в общественных местах (на вокзалах, в парках или кафе) туристам не рекомендуется оставлять свои вещи без присмотра.
Общая оценка Джакарты. Несмотря на всё сказанное выше, факты статистики указывают на невысокое качество жизни в городе. Вследствие этого необходимо серьезно отнестись к перспективе продолжительного пребывания здесь и оценить все возможные риски.

Стоимость проживания и цены на товары в Джакарте

Рестораны
Обед Недорогой ресторан 1 чел. 3 USD
Обед Ресторан среднего класса 2 чел. 18 USD
Обед McMeal в Макдоналдс 1 шт. 3 USD
Напитки Местное пиво 0.5 литра 2 USD
Напитки Импортное пиво 0.33 литра 4 USD
Напитки Coke/Pepsi 0.33 литра 1 USD
Напитки Вода 0.33 литра 0 USD
Напитки Капучино Порция 3 USD
Супермаркеты
Продукты Вода 1.5 литра 0 USD
Продукты Белый свежий хлеб 500 г. 1 USD
Продукты Яйца 12 шт. 2 USD
Продукты Молоко 1 литр 1 USD
Продукты Лук 1 кг. 2 USD
Продукты Капуста 1 головка 1 USD
Продукты Рис белый 1 кг. 1 USD
Продукты Картошка 1 кг. 2 USD
Продукты Помидоры 1 кг. 1 USD
Продукты Сыр местный 1 кг. 11 USD
Мясо Куриное филе 1 кг. 3 USD
Фрукты Яблоки 1 кг. 4 USD
Фрукты Бананы 1 кг. 1 USD
Фрукты Апельсины 1 кг. 3 USD
Алкоголь Вино среднего класа 1 бутылка 27 USD
Алкоголь Местное пиво 0.5 литра 2 USD
Алкоголь Импортное пиво 0.33 литра 4 USD
Сигареты Marlboro 1 пачка 2 USD
Транспорт
Общественный транспорт Поездка в одну сторону 1 билет 0 USD
Общественный транспорт Транспорт Проездной 12 USD
Такси Начальный тариф Посадка 1 USD
Такси Поездка 1 км. 0 USD
Такси Ожидание 1 час 3 USD
Топливо Бензин 1 литр 1 USD
Автомобиль, покупка Volkswagen Golf 1.4 90 KW Trendline
1 шт. 29,187 USD
Развлечения
Спорт Фитнес центр, абонемент 1 месяц 41 USD
Спорт Тенисный корт, аренда 1 час 13 USD
Отдых Кинотеатр, международный фильм 1 место 4 USD
Товары
Одежда Джинсы, Levis 501 1 пара 58 USD
Одежда Летнее платье в Zara, H&M 1 шт. 33 USD
Обувь Кросовки для бега Nike 1 пара 74 USD
Обувь Кожаные офисные туфли 1 пара 82 USD
Проживание
Аренда жилья Квартира в центре города 1-комнатная 560 USD
Аренда жилья Квартира не в центре 1-комнатная 291 USD
Аренда жилья Квартира в центре города 3-комнатная 1,690 USD
Аренда жилья Квартира не в центре 3-комнатная 652 USD
Коммунальные услуги Элекричество, отопление… 85 кв. метров 1 месяц 94 USD
Связь Мобильная связь 1 минута 0 USD
Связь Безлимитный интернет 1 месяц 26 USD
Покупка жилья Квартира в центре города 1 кв. метр 2,736 USD
Покупка жилья Квартира не в центре 1 кв. метр 1,447 USD
Зарплата Средняя зарплата после уплаты налогов 1 месяц 603 USD
Ипотека Процентная ставка 1 год 10.65%

Показать больше

Погода, климат, температура по месяцам в Джакарте

Время года Осень Зима Весна Лето
Месяц Sep Oct Nov Dec Jan Feb Mar Apr May Jun Jul Aug год
Средний максимум °C 32 33 32 31 30 30 31 32 32 32 32 32 32
Средняя температура °C 27 27 27 26 26 26 26 27 27 26 26 26 26
Средний минимум °C 23 23 23 23 23 23 23 24 24 23 22 22 23
Дождь Дней 5 8 11 14 19 14 14 11 8 5 5 5 119
Гроза Дней 3 5 7 5 6 5 6 7 5 3 2 2 56
Уровень осадков Мм. 70 106 138 203 346 297 208 133 110 93 59 50 1813
Влажность воздуха % 74 75 78 81 84 83 82 81 80 78 76 75 79
Скорость Ветра Км/ч 12 8 8 12 9 12 12 9 9 9 12 12 10
Продолжительность дня Часов 12 13 13 13 13 13 13 12 12 12 12 12 12

Показать больше

Джакарта — Ближайшие аэропорты

Всего 7 записей.

Ближайшие города к Джакарте

Показаны записи 1-10 из 379.

СтранарегионГородНаселениеРасходыКачество жизниКлиматБезопасность
  Индонезия Месяц1-101-101-10
0 km ИндонезияJakartaДжакарта8,540,121429 USD4.25.95.9
357 km ИндонезияEast JavaСурабая2,374,658352 USD4.05.75.1
62 km ИндонезияWest JavaБандунг1,699,719299 USD7.38.29.0
765 km ИндонезияNorth SumatraМедан1,750,9717.38.29.0
230 km ИндонезияYogyakartaДжоджакарта636,6606.39.35.8
754 km ИндонезияSouth SulawesiМакассар1,321,717
218 km ИндонезияCentral JavaСемаранг1,288,084
360 km ИндонезияEast JavaМаланг746,716
234 km ИндонезияSouth SumatraПалембанг1,441,500
251 km ИндонезияCentral JavaСуракарта555,308

население, религия, язык, образование, здравоохранения и спорт

Численность населения 237,5 млн чел., в том числе мужчин — 119,5 млн, женщин — 118,1 млн (2018, перепись) — четвертое место в мире после Китая, Индии, США. Плотность — 124 человека на 1 кв. км. Разброс по регионам достаточно велик: от 946 на Яве до 8 на Западном Папуа. 58% населения проживает на Яве, 21% — на Суматре, 7% — на Сулавеси, 6% — на Калимантане.

В возрастной структуре населения доля лиц до 14 лет составляет 30%, 15—64 лет — 65%, старше 65 — 5%. Доля женщин 50,04%. Ежегодный прирост населения — 1,49% (в 1980-е гг. — 1,97%). Снижение темпов прироста — во многом результат успешной политики по планированию семьи. Преобладает моногамная форма брака. Средний возраст вступающих в брак у женщин 22,3 года, у мужчин — 25,7 лет. Городское население составляет 44% (в 1980 г. — 22%). Процесс урбанизации проходит особенно интенсивно в Джакарте и других городах (Сурабая, Бандунг, Медан, Палембанг, Макасар и др.), население которых превысило миллионную отметку.

Для снижения демографической напряженности в густонаселенных районах Явы, а также Мадуры и Бали с 1969 г. осуществляется программа трансмиграции (transmigrasi), т.е. перемещение части безземельных и малоземельных крестьян на другие острова: Суматру, Сулавеси, Калимантан, Молуккские острова, Папуа. Пик реализации программы приходится на 1979—1984 гг., когда было перемещено более 500 тыс. семей. Переселение и освоение новых земель, решая проблему демографического взрыва на центральных островах, в то же время приводит к расширению масштабов вырубки лесов (до 12 тыс. кв. км в год), а также к столкновениям между трансмигрантами и местными жителями.

Внешняя миграция связана в основном с направлением рабочей силы в соседние страны, особенно в Малайзию, где, по разным данным, работает от 2 до 3 млн индонезийцев. Иностранцев в Индонезии насчитывалось 221 тыс. человек. Экономически активное население составляет 107,7 млн человек. В сельском хозяйстве занято 41%, в торговле и сфере услуг — 19,8%, в промышленности — 14%, в строительстве — 4,8%, транспорте и связи — 4,75%, в других сферах — 15,65%. Уровень безработицы — 6% (7,17 млн чел., 2013). Число лиц за чертой бедности — 30,02 млн чел. (12,5%, 2011).

В независимый период проведено шесть переписей населения: в 1961, 1971, 1980, 1990, 2000 и 2010 гг. Вопросы гражданства регулируются Актом № 62 от 1958 г.

В стране свыше 350 этносов, наиболее крупным из которых являются яванцы (45%), проживающие на Воcточной и Центральной Яве. Вторая по численности национальная группа — сунды (14%), населяющие Западную Яву. Другие ведущие этносы — мадурцы с о-ва Мадура (7,5%) и малайцы (7,5%), разбросанные по разным районам (Суматра, Калимантан). Среди этнических групп Суматры — батаки, группирующиеся вокруг о. Тоба; минангкабоу — на западных высокогорьях; ачесцы — на крайнем севере и лампонги — на юге. Основные этносы Сулавеси — минахасы (на севере), буги и макасары (на южных побережьях), тораджа (в центральных районах). На Калимантане более 200 народов, главным образом относящихся к этнической группе даяков. Население провинций Папуа, как и близлежащих островов, — меланезийского происхождения.

В Индонезии проживает около четырех миллионов этнических китайцев, которые в силу непризнания Индонезией двойного гражданства давно уже стали гражданами Индонезии и, как правило, имеют индонезийские имена. Составляя около двух процентов населения страны, китайцы тем не менее являются весьма влиятельной прослойкой индонезийского общества: контролируют значительную часть экономики и финансов страны. Среди представителей некоренных народностей имеются также арабы (около 80 тыс. человек), индийцы (50 тыс. человек), японцы, европейцы и др.

Народы Индонезии находятся на разных стадиях развития. Крупные этносы (яванцы, сунды, минангкабау и др.) имеют древнюю самобытную культуру, обладают высоко развитым чувством этнического самосознания. Вместе с тем в изолированных районах встречаются племена, живущие на уровне каменного века. Они ведут натуральное хозяйство, занимаются охотой, рыболовством, сбором съедобных трав и кореньев. До сих пор время от времени появляются сообщения о том, что обнаружены новые, неизвестные доселе племена «туземцев».

Официальной одеждой мужчин является батиковая рубашка без галстука, надеваемая поверх брюк, и черная бархатная шапочка «копиах» (сонгкок, пичи). В неофициальной обстановке и дома мужчины носят саронг (одежда в виде длинной юбки из куска ткани со сшитыми концами). В то же время для женщин саронг или каин (прямоугольный кусок ткани примерно 2×1 м, несшитый или сшитый своими широкими краями) являются элементом официального костюма вместе с кофточкой кебая (короткая, распашная с длинными рукавами) и шарфом сленданг, переброшенным через плечо. Нередко женщины собирают волосы в пучок и носят накладку. Женщины на Южной Суматре носят бодо (длинная блузка в форме вытянутого прямоугольника с вырезом для головы и рук), а яванки — кембен (лиф с низким вырезом) и тапих (несшитый кусок материи, который обертывается вокруг бедер в виде длинной юбки), у батаков популярны шарфы улос (перебрасывается через плечо и свисает спереди, почти касаясь ног).

Сохраняется традиционная культура: теневой театр ваянг, оркестр гонгов и металлофонов гамелан, танцевальные мистерии (в том числе баронган — борьба добра в лице дракона с головой льва или тигра Баронга и зла в лице ведьмы Рангды), различные виды театральных представлений типа оперетты (кетопрак, лудрук, ленонг, арджа), изготовление ювелирных изделий, батика, деревянной скульптуры. Практикуются национальные виды спорта: боевое единоборство (пенчак силат), малайский волейбол (сепактакрау), гонки на быках (карапан сапи) на Мадуре, поединок всадников пасола (Сумбава), запуск воздушных змеев. Среди известных деятелей культуры — просветительница Картини (1879—1904), поэт Хаирил Анвар, писатель Прамудья Ананта Тур (1925—2006, лауреат премии Магсасайя), художник Аффанди (1910— 1990), актер и театральный режиссер Рендра (1935-2009), композитор Исмаил Марзуки (1914-1958), модельер Иван Тирта (1935—2010).

Язык

Индонезийский язык (bahasa Indonesia), относящийся к австронезийской группе. Развит на основе малайского языка. Объявлен языком национального единства 28 октября 1928 г. на Конгрессе молодежи, стал официальным языком Индонезии после провозглашения независимости в 1945 г. Принят во всех видах официальной коммуникации, в радио- и телепередачах. На языке существует обширная литература. Письменность на латинской основе. В семейно-бытовой сфере и для внутриэтнического общения используются местные этнические языки (всего 583 языка и диалекта).

Религия

Большая часть населения исповедует ислам (88%): Индонезия — самое крупное мусульманское государство в мире. Около 8% являются приверженцами христианства (5% — протестанты и 3% — католики), 2% — индуизма (в основном на о. Бали под названием «агама тирта»), 1% — буддизма и 1% — других религий. Распространен яванский мистицизм (кебатинан). Особенностью религиозной ситуации является синкретичный характер основных религиозных конфессий, включающих в себя элементы друг друга, а также атрибутику местных традиционных верований.

Ислам в Индонезии появился на рубеже IX—X вв., широкое распространение получил в XIII—XIV вв., когда его приняла значительная часть населения Суматры, Мадуры, Сулавеси, Молуккских островов. Первые достоверные свидетельства об исламе в этом регионе приводит венецианский путешественник Марко Поло: высадившись на Суматре в 1292 г., он обнаружил здесь город Перлак с мусульманским населением. Утверждение ислама на Яве (сначала на северо-восточном побережье острова) связано с деятельностью легендарных «девяти святых» (вали санга) в начале XVI в.

Большая часть мусульман — сунниты шафиитского мазхаба (толка). Распространены суфийские ордена, главным образом среди мусульман Суматры (аче) и Явы (сунды). Одним из наиболее известных индонезийских мистиков был Абд ар-Рауф (он же Шиах Куала) (1615— 1693) из Синкеля, который основал орден шаттарийя. Его могила на Суматре служит местом паломничества. Есть сторонники шаттарийи и среди сундов на Западной Яве. Орден накшбандийя также первоначально получил распространение среди аче, а в первой четверти XIX в. — среди минангкабау и яванцев. Один из центров этого ордена находится в г. Паданг (Западная Суматра). Третьим из наиболее влиятельных орденов среди индонезийских мусульман является кадирийя, имеющий поклонников и на Сулавеси. В начале XX в. было организовано братство салафийя. Среди известных сект — «Ислам вали», в основе которой лежит культ поклонения девяти святым-вали, а также «Ислам путих» («Белый ислам») и «Хаур кунинг» («Желтый бамбук»), действующие с позиций фундаментализма.

В Индонезии функционируют тысячи начальных (мактаб), средних (Мадраса) и высших мусульманских учебных заведений, из последних наиболее известны Исламский университет Индонезии и Религиозная академия (Джакарта), Высшая мусульманская школа (Палембанг). В политической и общественной жизни Индонезии большую роль играют мусульманские организации (Нахдатул Улама, Мухамадия и др.). Отношения между мусульманскими организациями и светскими властями регулирует министерство по делам религии. Индонезия — член организации «Исламская конференция» и Региональной исламской организации стран ЮВА и Тихого океана. Ежегодно около 200 тыс. индонезийцев совершают паломничество в Мекку.

Христианство в Индонезии известно с XVI в., когда португальские миссионеры создали несколько католических общин на Молуккских островах. В XVII в. с появлением голландцев стал распространяться протестантизм. Значительных результатов протестантские миссионеры добились в районах распространения традиционных верований, в т.ч. среди батаков Суматры, а также на Северном Сулавеси, где к 1945 г. протестанты (вместе с католиками) составляли подавляющее большинство населения. Католическая церковь сосредоточивала свои усилия главным образом на Малых Зондских островах. Особенно много католиков проживает на о-ве Флорес. Успешной была деятельность миссионеров среди даяков Калимантана, папуасов и меланезийцев Папуа. Христианство у этих народов уживается с сохранением веры в духов.

Насчитывается более 30 тыс. протестантских церковных организаций, во главе которых стоит Союз церквей Индонезии (создан в 1950 г.). В стране — 7 тыс. католических церквей, разделенных на 7 архиепископств, во главе которых стоит Высший церковный попечительский совет Индонезии. Действуют также Христианский и Миссионерский альянс, Южная баптистская церковь, Всемирный Евангелический крестовый поход, адвентисты седьмого дня, пятидесятники, Армия спасения и другие организации. В 1980-е гг. появилась православная община.

Проникновение буддизма в Индонезию относится к началу нашей эры. В государстве Шривиджая буддизм был объектом покровительства со стороны монархов. Самым крупным архитектурным памятником средневековья является буддийский комплекс Боробудур на Яве.

Первоначально преобладал буддизм махаяны, а с конца VIII в. из Восточной Индии стал распространяться и тантризм, некоторые формы которого, особенно связанные с системой йоги, сохранились до наших дней. Буддизм был вытеснен с Суматры в конце XIV — начале XV в., а с Явы — в XVI—XVII вв. В настоящее время буддизм исповедуют в основном китайцы, но в некоторых районах имеются приверженцы буддизма и среди коренных народов. У части индонезийцев, проживающих на Яве и Суматре, влияние буддизма ощущается в традиционных обрядах, элементах быта и т.п.

Индуизм в Индонезии начал распространяться с первой половины I тыс. н.э. в результате деятельности выходцев из Индии — брахманов, а также развития индийско-индонезийской торговли. В эпоху древности (на рубеже н.э. — VI—VII вв.) был представлен преимущественно шиваизмом и вишнуизмом. В XIII—XV вв. в государствах Сингагари и Маджапахит распространились синкретические формы индуистского культа и индуистско-буддийской религиозно-философской концепции. С XV—XVII вв. в результате кризиса старых политических и идеологических систем, начала массового распространения ислама и европейской экспансии сфера индуизма сузилась. Однако элементы индуистского происхождения продолжают сохраняться в культуре многих народов вплоть до настоящего времени. На отдельных территориях, мало подвергнувшихся наступлению ислама, сформировались относительно устойчивые очаги самобытной религии на почве синкретизма местных анимистических традиций, культа предков и адаптированного индуизма.

Такой, в частности, является агама тирта на Бали, название которой отражает роль священной воды (тирта) в религиозных обрядах. Характеризуется развитым пантеоном богов. Верховное божество Тинтья («тот, которого нельзя представить») или Сангхьянг Види Васа, персонификация высшей объективной реальности творческого начала Брахмана. Все другие боги — манифестация Тинтьи. Среди них выделяется заимствованная из индуизма священная триада (тримурти или трисакти): Брама (Брахма), Сива (Шива), Висну (Вишну), каждый из которых имеет свои манифестации, свое ездовое животное (вахана) и супругу. В пантеоне присутствует большое число анимистических богов (дева, батара) и богинь (деви), олицетворяющих силы природы: богиня риса и благосостояния Деви Сри, ее супруг — бог благополучия и процветания Дева Седана, богиня торговли Деви Мелантинг, богиня луны Деви Ратих, бог моря Батара Баруна, бог-судья в царстве мертвых Батара Ява. При этом индуистские божества, трансформировавшись под воздействием анимизма и культа предков, часто выступают в образах местных архаичных культов (Шива как бог солнца Сурья, Батара Кала или Батара Махадева, Брахма как бог огня, Вишну как бог воды, Дурга как Рангда и т.п.). В пантеон включены также обожествленные духи предков и безымянные злые духи (бута, кала).

Каждодневное поклонение богам и предкам осуществляется у домашних алтарей, крупные религиозные церемонии — в храмах (пура). Цель таких церемоний — ублажить богов, незримо присутствующих на специально отведенных для нихложах, с помощью ритуальных танцев, театрализованных мистерий и жертвоприношений из фруктов, лепестков цветов (бали или вали), мяса (чару), узорных табло из цветного рисового теста (сарад), пирамидальных сооружений из фруктов (бантен). По большим праздникам допускается приношение в жертву животных (для умиротворения злых духов).

В иерархии священников высшее место занимают жрецы педанда из касты брамана (брахманов), главной обязанностью которых наряду с участием в религиозных церемониях является приготовление священной воды посредством заклинания (мантра) и предписанных жестов (мудра). Основное звено священнослужителей — деревенские священники. Религиозную роль на Бали играют и кукловоды-даланги, представляющие ваянгдля богов, и дукуны, которые лечат не только физические, но и духовные болезни, изгоняя злых духов и разрушая их чары.

Сейчас индуисты составляют около 2% населения Индонезии. Кроме балийцев это тенггеры, часть сасаков и выходцы из Южной Азии.

Индуистские элементы присутствуют в современных мистических учениях, например в яванском мистицизме кебатинан (kebatinan от ар. батин — внутренний, скрытый). Основная цель учения — метафизический поиск гармонии в самом себе, с природой, Вселенной, Богом. В центре концепция «воды жизни», представление о космической энергии «секта», благодаря которой поддерживается единство мироздания и его жизнеспособность.

Концентрация секти достигается главным образом через йогическую медитацию (самадхи), которая помогает также постичь смысл жизни, пробудить скрытые в душе человека силы, обрести состояние конечной просветленности и освободиться от бренного бытия. Секти можно усилить и с помощью аскетизма (тапа), посещения священных мест (горы, пещеры, могилы), собирания предметов с магическими свойствами (например, кинжалов крисов), общения с людьми, отмеченными печатью необычного (альбиносы, карлики, горбуны) или занимающимися сакральными видами деятельности (изготовители крисов эмпу, кукловоды-даланги).

Важное значение придается идее предначертанности судьбы (такдир), которая на социальном уровне выступает как учение о дхарме — извечно установленном порядке отношений общества с индивидом. Особенно наглядно это учение проявляется в теневом театре ваянг, герои которого действуют по раз и навсегда установленным канонам и в котором любые их шаги влекут за собой заранее известный результат.

Заметное место занимает культ горы и поклонение богине Южного (Индийского) океана Лоро Кидул, пятичленная классификация элементов мироздания (пять дней недели, пять стран света и др.), различного рода гадания. Кебатинан оказывает существенное влияние на жизнь яванцев до настоящего времени. На Яве существуют сотни школ и религиозных групп кебатинан, действующих под эгидой созданного в 1970 г. «объединенного секретариата».

Образование

В колониальный период в стране существовало два типа школ: для европейцев (начальные, средние, высшие с преподаванием на голландском языке) и для местного населения (трехлетние начальные на родном языке). К концу колониального периода около 95% местного населения было неграмотным.

После провозглашения независимости создана национальная система обучения на индонезийском языке. Большая часть школ принадлежит государству или финансируется им. В 2009 г. доля грамотных среди населения старше 15 лет составила 94,7%, в том числе среди мужчин — 89,6%, среди женщин — 78%. Введено 9-летнее обязательное обучение (начальная школа и средняя школа 1 -й ступени). По количеству обучающихся в школе детей — более 50 млн человек — Индонезия занимает 3-е место в мире. На одного школьного учителя приходится 20,1 ученика (85-е место в мире).

Начальные школы шестилетние для детей от 7 лет. Их посещает более 95,1% детей соответствующего возраста. В первых двух классах обучение ведется на родных языках (при наличии достаточного числа учащихся и желания родителей), а с третьего — на индонезийском. Кроме того, в начальной школе преподают арифметику, биологию, физику, географию, историю, рисование, пение, физическую культуру, ручной труд, домоводство (для девочек), гигиену, граждановедение (правила поведения), религию.

Средние общеобразовательные школы шестилетние, состоят из двух ступеней (три + три). В 2009 г. среднюю школу первой ступени посещало более 92,5%, среднюю школу второй ступени — 71,6% детей соответствующего возраста. Школы первой ступени подразделяются натехнические, экономические, сельскохозяйственные, педагогические (готовят учителей начальных школ) и др. Наряду с этим имеются т.н. «открытые» школы, позволяющие получать образование через систему экстерната. Школы второй ступени имеют три направления: гуманитарные науки, точные науки, физика. Их окончание дает право поступления в высшие учебные заведения. Частные школы, включая религиозные (мусульманские мадраса, католические и протестантские школы), а также школы «таман сисва» (созд. в 1922 г. и играли роль кузницы национальных кадров), приравниваются по уровню образования к государственным средним школам.

В январе 2001 г. в связи с автономизацией началась реализация программы децентрализации школьного образования, в соответствии с которой контроль над ним передается в кабупатены и муниципалитеты городов.

В системе высшего образования 1359 университетов и институтов, из них 50 — государственные. Крупнейшие из них: Университет Индонезия (осн. в 1950 г., Джакарта), Бандунгский технологический институт (осн. в 1920 г.), Богорский сельскохозяйственный университет (осн. в 1963 г.), университет Гаджа Мада (осн. в 1949 г., Джокьякарта), университет Аирлангга (осн. в 1954 г., Сурабая). В 2010 г. в высших учебных заведениях обучалось около 4,8 млн студентов. Охват населения в возрасте от 19 до 23 лет высшим образованием составляет 18,4%.

Профтехобразование существует на базе средней школы, училищ и техникумов. Учителей начальной школы готовят в средних школах и педагогических колледжах, для средних школ — в вузах. Вопросами просвещения ведает министерство национального образования. Расходы на образование составляют 2,8% ВВП (139-е место в мире).

Крупнейшие библиотеки и архивы: Национальная библиотека (осн. в 1980 г., 1,1 млн томов), ЯссинаХ.Б. центр документации (осн. в 1976 г., Джакарта, 100 тыс. ед. хранения), Национальная библиотека сельскохозяйственных наук (осн. в 1842 г., Богор, 400 тыс. томов), Библиотека политической и социальной истории (осн. в 1952 г., Джакарта, 65 тыс. томов), парламентская библиотека (Джакарта, 200 тыс. томов), библиотека ЛИПИ (осн. в 1965 г., Джакарта, 100 тыс. томов), Национальный архив Республики Индонезии (осн. в 1892 г., Джакарта). Посещаемость библиотек низкая — только один процент населения пользуется услугами библиотек. В стране издается около 8000 названий книг в год.

Музеи: Национальный музей (осн. в 1778 г., Джакарта), музей яванской культуры «Сана Будая» (осн. в 1935 г., Джокьякарта), Балийский музей (осн. в 1932 г., Денпасар), Нека музей (осн. в 1982 г., Бали), Музей моря (осн. в 1977 г., Джакарта), Музей истории Джакарты (осн. в 1974 г.), Музей ваянга (осн. в 1975 г., Джакарта), Музей изобразительного искусства (осн. в 1976 г., Джакарта), Текстильный музей (осн. в 1976 г., Джакарта), музей вооруженных сил «Сатрия Мандала» (осн. в 1972 г., Джакарта), Музей национальной истории (осн. в 1975 г., Джакарта), музей «Индонезия» (осн. в 1980 г., комплекс «Прекрасная Индонезия в миниатюре»), археологический музей «Травулан» (Травулан, Ява), музей изобразительных искусств «Пури Лукисан» (осн. в 1956 г., Убуд), Музей живописи университета «Пелита Харапан» (осн. в 2000 г., Тангеранг).

Здравоохранение

В 2010 г. рождаемость на 1000 жителей составила 18,45 человека, смертность — 6,25. Детская смертность составляет 26,21 промилле (72-е место). Средняя продолжительность жизни 71,3 года (137-е место), при этом для мужчин — 68,8 лет и для женщин — 74 года. Наибольшая смертность от сердечно-сосудистых и респираторных заболеваний, а также туберкулеза. Имеют место лихорадка дэнге, коклюш, малярия, холера, дизентерия, гель-минтозы, гепатит, тиф, дерматоз, элефантиаз. По числу страдающих диабетом Индонезия занимает 6-е место в Азии (около 5 млн чел.). В последние годы отмечены случаи заболевания СПИДом: общее число инфицированных, включая детей и лиц пожилого возраста, составляет около 310 000.

Политика в области здравоохранения осуществляется в соответствии с программой «Здоровая Индонезия — 2010». Проводится вакцинация населения против дифтерии, кори, коклюша, полиомиелита, столбняка и др. Профилактическими прививками охвачены более 80% детей. В 1972 г. полностью ликвидирована оспа. Действует система медицинского страхования. Осуществляется программа планирования семьи, признанная ООН одной из самых эффективных в мире. Беременным женщинам и детям в возрасте до двух лет из бедных семей предоставляются субсидии для дополнительного питания, бесплатно выдаются витамины. Ведется работа по реабилитации наркоманов, по сохранению окружающей среды.

В целом один врач приходится на 3472 человека населения, одна больничная койка — на 1667 человек. Доступ к качественной питьевой воде имеет 80% населения (в том числе 89% городского и 71% сельского), к современным санитарным удобствам — 52% населения (67% городского и 36% сельского).

Широко применяются традиционные методы лечения: массаж, иглоукалывание, фитотерапия (лекарства «джаму») и пр. Вопросами здравоохранения ведает министерство здравоохранения. Высокую активность проявляет Общество Красного Креста — Palang Merah Indonesia (осн. в 1945 г.), особенно по предупреждению заболеваний, оказанию помощи пострадавшим от стихийных бедствий, развитию донорского движения.

Врачей готовят в медицинских колледжах и на медицинских факультетах более 70 высших учебных заведений. Профессиональной организацией врачей является Союз врачей Индонезии (Ikatan Dokter Indonesia).

12 ноября отмечается как День национального здравоохранения.

Спорт

Развиты такие виды спорта, как бокс, бадминтон, теннис, велосипедный и парусный спорт, стрельба из лука, фехтование, футбол, плавание, хоккей на траве, шахматы, различные виды легкой и тяжелой атлетики. Весьма популярны местные традиционные виды спорта: сепактакрау, гасинг, фахомбе, настольные игры (чонгкак), спортивные и боевые единоборства (уджунган, катеда, пенчак силат), а также гонки на быках (карапан сапи).

С 1952 г. Индонезия — участник Олимпийских игр (кроме 1964 г.), один из инициаторов проведения Азиатских игр и Игр Юго-Восточной Азии.

Координируют развитие спорта Национальный спортивный комитет Индонезии (КОНИ) и Национальный олимпийский комитет, признанный Международным олимпийским комитетом в 1952 г.

Крупнейшее спортивное сооружение — Спортивный комплекс имени Сукарно (Gelanggang Olahraga Bung Karno) в Джакарте в районе Сенаян (до 1998 г. назывался «Спортивный комплекс Сенаян»). Построен в 1958—1962 гг. с советской помощью по случаю проведения IV Азиатских игр. Площадь 58 га. В составе: стадион на 100 тыс. мест с защитными козырьками длиной 52 м (Stadion Gelora Bung Karno), крытый дворец спорта на 10 тыс. зрителей, бассейн на 7 тыс. человек, тренировочное футбольное поле с трибунами на 15 тыс. человек, открытые площадки для тенниса, бадминтона, волейбола, баскетбола и др. Один из фубольных матчей, состоявшихся на стадионе, занесен в Книгу рекордов Гиннесса из-за самого большого числа зрителей, пришедших на матч любительских команд (120 тыс. человек). Им стала финальная встреча команд КНДР и Индонезии 26 февраля 1976 г. во второй отборочной группе на Олимпиаду.

9 сентября отмечается День спорта.

Население Индонезии

Счетчик населения Индонезии

279 038 377

Численность населения

139 123 229

Численность мужского населения (49.9%)

139 915 148

Численность женского населения (50.1%)

5 582 716

Рождено в этом году

8 407

Рождено сегодня

1 951 637

Умерло в этом году

2 939

Умерло сегодня

-152 429

Мигрировало в этом году

-230

Мигрировало сегодня

3 478 650

Рост численности населения в этом году

5 239

Рост численности населения сегодня

27-12-2021 12:01:52

Источник : Департамент по экономическим и социальным вопросам ООН: Отдел народонаселения .

Ежедневная статистика COVID-19

Уведомление касательно COVID-19!

Данные, представленные на этом сайте не отражают реальную миграционную картину, в связи с ограничением передвижения, введённым большинством стран мира из-за пандемии коронавирусной инфекции COVID-19.

Выберите странуАвстралияАвстрияАзербайджанАлбанияАлжирАмериканское СамоаАнгильяАнголаАндорраАнтигуа и БарбудаАргентинаАрменияАрубаАфганистанБагамские ОстроваБангладешБарбадосБахрейнБеларусьБелизБельгияБенинБермудские ОстроваБолгарияБоливияБосния и ГерцеговинаБотсванаБразилияБританские Виргинские ОстроваБрунейБуркина-ФасоБурундиБутанВануатуВеликобританияВенгрияВенесуэлаВиргинские Острова (США)Восточный ТиморВьетнамГабонГаитиГайанаГамбияГанаГваделупаГватемалаГвианаГвинеяГвинея-БисауГерманияГибралтарГондурасГонконгГренадаГренландияГрецияГрузияГуамДанияДжибутиДоминикаДоминиканская РеспубликаЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеИзраильИндияИндонезияИорданияИракИранИрландияИсландияИспанияИталияЙеменКабо-ВердеКазахстанКаймановы ОстроваКамбоджаКамерунКанадаКатарКенияКипрКирибатиКитайКолумбияКоморские ОстроваКонго, Демократическая РеспубликаКосовоКоста-РикаКот-д’Ивуар (Берег слоновой кости)КубаКувейтКыргызстанКюрасаоЛаосЛатвияЛесотоЛиберияЛиванЛивияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМаврикийМавританияМадагаскарМайоттаМакаоМалавиМалайзияМалиМальдивыМальтаМароккоМартиникаМаршалловы ОстроваМексикаМикронезияМозамбикМолдоваМонакоМонголияМонтсерратМьянмаНамибияНауруНепалНигерНигерияНидерландыНикарагуаНовая ЗеландияНовая КаледонияНорвегияНормандские острова (Джерси и Гернси)Объединенные Арабские ЭмиратыОманОстров МэнОстров Святой ЕленыОстрова КукаОстрова Уоллис и ФутунаПакистанПалауПалестинаПанамаПапуа — Новая ГвинеяПарагвайПеруПольшаПортугалияПуэрто-РикоРеспублика КонгоРеюньонРоссияРуандаРумынияСальвадорСамоаСан-МариноСан-Томе и ПринсипиСаудовская АравияСвазилендСеверная КореяСеверная МакедонияСеверные Марианские островаСейшельские островаСенегалСент-Винсент и ГренадиныСент-Киттс и НевисСент-ЛюсияСент-Пьер и МикелонСербияСингапурСинт-МартенСирияСловакияСловенияСоединенные Штаты Америки (США)Соломоновы ОстроваСомалиСуданСуринамСьерра-ЛеонеТаджикистанТаиландТайвань (Китайская Республика)ТанзанияТёркс и КайкосТогоТонгаТринидад и ТобагоТувалуТунисТуркменистанТурцияУгандаУзбекистанУкраинаУругвайФарерские ОстроваФиджиФилиппиныФинляндияФранцияФранцузская ПолинезияХорватияЦентральноафриканская РеспубликаЧадЧерногорияЧехияЧилиШвейцарияШвецияШри-ЛанкаЭквадорЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭстонияЭфиопияЮжная КореяЮжно-Африканская РеспубликаЮжный СуданЯмайкаЯпония———————————————-Земля


Факты о населении Индонезии

Население на сегодняшний день
279 033 138
Рейтинг страны по населению
4 (3.51% от населения Земли)
Площадь
1 904 570 км2
Плотность населения
146.5 на км2
Соотношение полов
0.99 (139 123 229 мужчин на 139 915 148 женщин)
Средний возраст
28.0
Ожидаемая продолжительность жизни
71.3 (68.8 — мужчины, 74.0 — женщины)

(Число людей рассчитано Countrymeters (countrymeters.info) на основе последних данных, опубликованных отделом народонаселения ООН)

Население Индонезии в 2021 году

В 2021 году численность населения Индонезии увеличится на 3 521 653 человека и в конце года будет составлять 279 081 380 человек. Естественный прирост населения будет положительным и составит 3 675 967 человек. За весь год родится примерно 5 651 730 детей и умрёт 1 975 763 человека. Если уровень внешней миграции останется на уровне прошлого года, то в следствии миграционных причин численность населения изменится на -154 313 человек. То есть, суммарное количество людей, покидающих страну (эмигрантов) будет преобладать над количеством людей, въезжающих в страну с целью долгосрочного пребывания (иммигрантов).

Динамика изменения численности населения Индонезии в 2021 году

Ниже представлены коэффициенты изменения численности населения Индонезии, рассчитанные нами для 2021 года:

  • Рождаемость: в среднем 15 484 ребёнка в день (645.17 в час)
  • Смертность: в среднем 5 413 человек в день (225.54 в час)
  • Миграционный прирост населения: в среднем -423 человек в день (-17.62 в час)
Скорость прироста населения Индонезии в 2021 году будет 9 648 человек в день.

Население Индонезии 2020

Согласно нашей оценке, на конец 2020 года, население Индонезии составляло 275 559 727 человек. За 2020 год население Индонезии увеличилось приблизительно на 3 477 215 человек. Учитывая, что население Индонезии в начале года оценивалось в 272 082 512 человек, годовой прирост составил 1.28 %.

Вот основные демографические показатели Индонезии за 2020 год:

  • Родившихся: 5 580 412 человек
  • Умерших: 1 950 832 человек
  • Естественный прирост населения: 3 629 581 человек
  • Миграционный прирост населения: -152 366 человек
  • Мужчин: 137 087 502 человека (по оценке на 31 декабря 2020 года)
  • Женщин: 138 472 225 человека (по оценке на 31 декабря 2020 года)

Прирост населения 1952 — 2021

Плотность населения Индонезии

Согласно данным Департамента Статистики Организации Объеденённых Наций, общая площадь Индонезии составляет 1 904 570 квадратных километров.

Под общей площадью подразумевается площадь суши и площадь всех водных поверхностей государства в пределах международных границ. Плотность населения считается как отношение общей численности населения, проживающей на данной территории, к общей площади этой территории. Согласно нашим рассчётам на начало 2021 года население Индонезии составляло приблизительно 275 559 727 человек.

Таким образом, плотность населения Индонезии равна 144.7 человека на квадратный километр.

Религия в Индонезии

Религия Количество последователей Процент от общей
численности населения
Ислам243 316 89687.2 %
Христианство27 624 2819.9 %
Индуизм4 743 5631.7 %
Буддизм1 953 2320.7 %
Народные верования837 0990.3 %
Другие558 0660.2 %

Источник: Pew Research Center. The Global Religious Landscape .

Количество последователей ( 27.12.2021 — Countrymeters.info ).

Распределение населения по возрастным группам

Согласно нашим расчётам, по состоянию на начало 2021 года, население Индонезии имело следующее распределение по возрасту:


— процент людей младше 15 лет
— процент людей в возрасте от 15 до 65 лет
— процент людей старше 64 лет

В абсолютных цифрах:

  • 75 329 763 человека младше 15 лет (мужчин: 38 330 358 / женщин: 36 999 405)
  • 183 285 797 человек старше 14 и младше 65 лет (мужчин: 92 114 106 / женщин: 91 171 691)
  • 16 941 412 человек старше 64 лет (мужчин: 7 464 913 / женщин: 9 476 499)

Мы подготовили упрощенную модель возрастно- половой пирамиды, в которой представлены только три возрастные группы, данные о которых были приведены выше:

мужчины женщины

Примечание: Масштаб пирамиды отличается от абсолютных значений, приведённых выше, поскольку в каждой возрастной группе содержится разное количество лет.

Как мы видим, возрастная пирамида Индонезии имеет прогрессивный или растущий тип. Такой тип пирамиды обычно имеют развивающие страны. Для демографии таких стран характерна относительно короткая ожидаемая продолжительность жизни, в результате высоких смертности и рождаемости. Высокие показатели смертности и рождаемости обусловленны, наряду с другими причинами, низким уровнем здравоохранения и образования.

Источник: Данные этой секции основаны на последних публикациях Департамента Статистики ООН в области демографической и социальной статистики .

Коэффициент демографической нагрузки

Коэффициент демографической нагрузки показывает нагрузку на общество и экономику со стороны населения, не относящегося к трудоспособному населению (зависимая часть населения). Под населением, не относящимся к трудоспособному населению понимают суммарное население младше 15 лет и население старше 64 лет. Возраст населения трудоспособного возраста (производительная часть населения), соответственно, между 15 и 65 годами.

Коэффициент демографической нагрузки напрямую отражает финансовые разходы на социальную политику в государстве. Например, при увеличении данного коэффициента, должны быть увеличены расходы на постройку образовательных учреждений, социальную защиту, здравоохранение, выплаты пенсий и т.д.

Общий коэффициент нагрузки

Общий коэффициент демографической нагрузки рассчитывается как отношение зависимой части населения к трудоспособной или производительной части населения.

Для Индонезии Коэффициент общей демографической нагрузки равен 50.3 %.

Такое отношение означает, что Индонезия испытывает относительно высокую социальную нагрузку для общества. Это означает, что каждый работающий человек в в Индонезии должен обеспечить более чем в 1,5 раза большее количество товаров и услуг, чем было бы необходимо для него самого.

Коэффициент потенциального замещения

Коэффициент потенциального замещения (коэффициент детской нагрузки) рассчитывается как отношение численности населения ниже трудоспособного возраста к численности трудоспособного населения.

Коэффициент потенциального замещения для Индонезии равен 41.1 %.

Коэффициент пенсионной нагрузки

Коэффициент пенсионной нагрузки рассчитывается как отношение численности населения выше трудоспособного возраста к численности трудоспособного населения.

Коэффициент пенсионной нагрузки в в Индонезии составляет 9.2 %.

Источник: Данные этой секции основаны на последних публикациях Департамента Статистики ООН в области демографической и социальной статистики .

Ожидаемая продолжительность жизни

Ожидаемая продолжительность жизни это один из наиболее важных демографических показателей. Он показывает среднее количество лет предстоящей жизни человека. То есть количество лет, которое теоретически может прожить человек, при условии, что текущие показатели рождаемости и смертности будут оставаться неизменными на протяжении всей жизни человека. Как правило, под «ожидаемой продолжительностью жизни» понимают ожидаемую продолжительность жизни при рождении, то есть в возрасте 0 лет.

Средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении (для обоих полов) в Индонезии составляет 71.3 лет (года).
Это выше средней ожидаемой продолжительности жизни в мире, которая находится на уровне около 71 года (по данным отдела народонаселения Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам).

Средняя ожидаемая продолжительность жизни мужчин при рождении — 68.8 лет (года).
Средняя ожидаемая продолжительность жизни женщин при рождении — 74 лет (года).

История населения Индонезии (1951 — 2021)

Данные показаны на 1 января соответствующего года.

История населения Индонезии

ГодНаселениеПрирост населения
195170 201 750N/A %
195271 565 9301.94 %
195373 054 0912.08 %
195474 661 2172.20 %
195576 387 9952.31 %
195678 228 3032.41 %
195780 184 2512.50 %
195882 240 2812.56 %
195984 389 8542.61 %
196086 620 5592.64 %
196188 934 3782.67 %
196291 318 3302.68 %
196393 777 0952.69 %
196496 313 0652.70 %
196598 942 8732.73 %
1966101 657 5822.74 %
1967104 457 1712.75 %
1968107 330 7142.75 %
1969110 281 4872.75 %
1970113 288 3442.73 %
1971116 349 3492.70 %
1972119 457 3032.67 %
1973122 621 5832.65 %
1974125 824 1892.61 %
1975129 064 8552.58 %
1976132 332 8142.53 %
1977135 636 1062.50 %
1978138 963 6352.45 %
1979142 329 7112.42 %
1980145 738 2322.39 %
1981149 207 3722.38 %
1982152 717 7352.35 %
1983156 253 2942.32 %
1984159 775 9022.25 %
1985163 267 1182.19 %
1986166 692 3092.10 %
1987170 052 2002.02 %
1988173 348 2981.94 %
1989176 605 8371.88 %
1990179 824 4411.82 %
1991183 015 7101.77 %
1992186 174 4421.73 %
1993189 308 2721.68 %
1994192 396 9221.63 %
1995195 438 2551.58 %
1996198 425 8501.53 %
1997201 375 8591.49 %
1998204 287 4311.45 %
1999207 181 7631.42 %
2000210 072 4161.40 %
2001212 982 5941.39 %
2002215 904 6471.37 %
2003218 845 7621.36 %
2004221 805 7011.35 %
2005224 799 9111.35 %
2006227 816 3121.34 %
2007230 858 8091.34 %
2008233 930 4551.33 %
2009237 058 1031.34 %
2010240 240 5971.34 %
2011243 488 5941.35 %
2012246 792 9651.36 %
2013250 142 2961.36 %
2014253 480 3501.33 %
2015256 769 0441.30 %
2016259 978 4911.25 %
2017263 116 3951.21 %
2018266 173 1681.16 %
2019269 160 2021.12 %
2020272 082 5121.09 %
2021275 559 7271.28 %

Все данные в этой таблице даны на 1 января соответствующего года.

Прогноз численности населения (2020-2100)

ГодНаселениеПрирост населения
2020272 222 982N/A %
2025284 751 0334.60 %
2030295 595 2413.81 %
2035304 758 6173.10 %
2040312 134 1902.42 %
2045317 731 9901.79 %
2050321 550 6831.20 %
2055323 790 9130.70 %
2060324 706 1600.28 %
2065324 574 724-0.04 %
2070323 652 781-0.28 %
2075322 033 596-0.50 %
2080319 781 249-0.70 %
2085316 961 616-0.88 %
2090313 660 545-1.04 %
2095309 964 670-1.18 %
2100306 025 531-1.27 %

Данные даны на 1 июля соответствующего года (средний вариант прогноза).

Источник : Департамент по экономическим и социальным вопросам ООН: Отдел народонаселения

Индонезия (indoneziya) — курорты, туры и отдых в Индонезии!

География

Индонезия – это крупное государство в Юго-Восточной Азии, простирающееся на 5120 км вдоль экватора, и занимающее более 17 тысяч островов, среди которых такие крупные, как Суматра, Калимантан (здесь проходит сухопутная граница с Малайзией), Ява, Сулавеси, Новая Гвинея (Индонезии принадлежит западная часть острова), Тимор (часть острова принадлежит Республике Восточный Тимор).

Климат

Климат Индонезии в основном экваториальный, в некоторых районах – субэкваториальный; характеризуется высокой влажностью, большим количеством осадков (1500 мм – 2500 мм в год, что в 2-3 раза больше показателей в Центральной России). Число дождливых дней в году колеблется от 150 до 220, осадки часто имеют ливневый характер. В период с июля по октябрь из-за смены муссонов наступает более сухой сезон, во время которого количество осадков уменьшается в 4-5 раз. Средняя температура на индонезийских островах постоянна в течение всего года и составляет 26-31 °C.

Часовые пояса

Западная часть Индонезии (в том числе и столичная агломерация Джакарты) расположена в часовом поясе UTC +7, разница с Москвой составляет +3 часа. Бали, Сулавеси и прочие восточные острова относятся к UTC +8 с разницей +4 часа по сравнению с московским временем.

Столица

Административным, политическим и экономическим центром страны является Джакарта. Этот город — крупнейший в стране, с населением 9,5 миллионов человек, а с учётом пригородов – вполне сопоставим по числу жителей с Москвой. Транспортная инфраструктура в Джакарте представлена в основном автобусами и пригородными поездами. Город с почти 500-летней историей привлекает туристов различными музеями, в которых представлены крупные коллекции искусства, хорошо сохранившимися образцами колониальной архитектуры, а также многообразием ресторанов, кафе, баров, магазинов и развлекательных заведений.

Население и язык

Индонезия занимает 4 место в мире по численности населения (246 миллионов человек), а с учётом того, что 88% жителей исповедуют ислам, страна является самым крупным мусульманским государством в мире. Подавляющая часть населения проживает на морских побережьях, так как в центре островов расположены непроходимые джунгли и высокие горные хребты. Жители страны разговаривают более чем на 700 местных языках, однако государственным является только Индонезийский (Bahasa Indonesia) – язык межнационального общения. Он сформировался в начале XX века на базе малайского языка. Письменность основана на латинском алфавите.

Валюта

Официальной денежной единицей страны является индонезийская рупия. Валюта также имеет неофициальное название перак (perak), что в переводе с индонезийского означает «серебро». В обращении находятся банкноты серии 2000 года с номиналом 1000, 2000, 5000, 10000, 20000, 50000 и 100000 рупий. Есть также банкноты меньшего номинала и монеты, но они встречаются очень редко.

Таможня

Одному взрослому человеку разрешается ввезти в Индонезию максимум 1 литр алкоголя, 50 сигар, 200 сигарет или 1 кг табака, а также продуктов парфюмерии в разумных количествах. Обязательному декларированию при ввозе подлежат фотоаппаратура, видеокамеры, радиоприёмники, оснащённые записывающими сегментами, пишущие машинки и автомобили; при выезде перечисленное должно быть вывезено из страны. Законом строго запрещён ввоз наркотических препаратов, медикаментов китайского производства, огнестрельного оружия, военной амуниции и телевизоров. Индонезийская валюта может быть ввезена или вывезена, если общая сумма не превышает 500000 рупий. Из страны запрещён вывоз некоторых видов птиц и животных, антиквариата и изделий без соответствующего сертификата. Отбывающие из Индонезии должны уплатить аэропортовый сбор – около 10 USD на человека.

Сёрфинг на Бали

Ежегодно на Бали проводятся крупные международные мероприятия, которые привлекают сюда сёрфингистов со всего мира. Ещё в 30-х годах XX века австралийцы построили в Кута Бали Улу Вату первый отель, в котором селились только сёрферы. Так началась эпоха сёрфинга на острове Бали. В районе Куты и Легиана морские волны идеально подходят для скольжения по воде на доске; именно там сосредоточены магазины и специализированные учреждения. В последнее время практикуется путешествие сёрферов на лодках к местам катания. Такое удовольствие стоит от 60 до 120 USD в день на человека. Расписание таких встреч можно найти почти у любого отеля в Куте.


На карте

Столица Индонезии

Столица Индонезии

Какую площадь занимает город Джакарта? Численность населения Джакарты? Как называлось первое поселение на месте современной Джакарты? Какой официальный статус Джакарты? Кто управляет городом? Какой климат в Джакарте? Какой религиозный состав населения в Джакарте?

ДРУГИЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ:

Больше полезной информации по теме:

Джакарта:

Страна
Координаты -6.1906, 106.8247
Площадь 664 км²
Население 9 607 787 чел. (2010 год)
Язык индонезийский
Телефонный код +62 21
Часовой пояс UTC+7

ПОПУЛЯРНЫЕ ЭКСКУРСИИ:

Творчество и размеренность. Убуд считается прославленным центром изящных искусств, ремесел, танца и музыки.

Экскурсия по пляжам удивительной красоты на юге острова. Лучшие и популярные пляжи Бали для вашего отдыха.

Ежедневная экскурсия из гавани Беноа к острову Лембонган на катамаране Бали Хай II, программа полна увлекательных мероприятий для всей семьи.

Джакарта

на карте погоды:

Популярные курорты:

Вход на сайт

Стандартная авторизация:

Вход через социальную сеть:

Восстановление пароля

Введите e-mail адрес указанный при регистрации. Вам будет
выслано письмо с инструкциями по восстановлению пароля.

Пожалуйта, заполните пропущенные поля заявки:

Ошибка обработки данных

Проверьте правильность заполнения заявки и повторите попытку.

Индонезия — Цыфры и факты

Индонезия — страна огромных масштабов и безграничных возможностей. Это целый мир, поражающий богатством и разнообразием, занимающий 13677 островов самого большого на планете архипелага — Малайского. Острова Индонезии протянулись вдоль экватора более чем на пять тысяч километров. Заселена только половина из этих островов, а количество «туристических» не превышает двадцати. По численности населения Индонезия занимает 4 место в мире — там живет около 200 млн человек. А острова Ява и Мадура признаны одними из самых густонаселенных регионов мира.
Острова Индонезии сильно отличаются по ландшафтам, климатическим условиям, степени освоенности и цивилизованности — а значит, и по своим туристическим возможностям. На острове Новая Гвинея гора Пунчак-Джая (5030 м) покрыта вечными льдами на Калимантане (Борнео) и Суматре огромные территории занимают тропические болота. Через все южные острова протянулась цепь вулканических гор, северные острова имеют собственные горные массивы и прибрежные равнины. Из 400 индонезийских вулканов более 100 — действующие.

Географическое положение: Индонезия расположена в Юго-Восточной Азии. Омывается Тихим и Индийским океаном. Страна насчитывает более 13600 островов.

Климат: экваториальный морской. Солнечная погода сохраняется практически весь год. Средняя температура воздуха держится на отметке +27 С. Лучшее время для посещения Индонезии с апреля по октябрь.

Столица: Джакарта.

Население: составляет примерно 198 млн. человек, из них 9 млн. проживает в столице — Джакарте. Население делится на 365 этнических групп.

Язык: государственным языком является Бахаза. В туристических зонах Вас поймут на немецком и английском языках.

Религия: абсолютное большинство населения исповедует ислам. Но на о. Бали преимущественно индуизм.

Валюта: индонезийская рупия. 1 U$D примерно равен 8600 рупий. В ходу следующие виды банкнот и монет:
— монеты: 5, 10, 25, 50, 100, 500, и 1000 рупий;
— банкноты: 100, 500, 1000, 5000, 10.000, 50.000, и 100.000 рупий.
Ввоз и вывоз иностранной валюты не ограничен. Ввоз и вывоз индонезийской валюты ограничен — не более 50.000 рупий.

Время: в Индонезии существуют три часовых пояса:
Суматра, Ява, Западная и Центральная часть острова Калимантан находятся в зоне, где время опережает московское на 4 часа.
Бали, Южная и Восточная часть острова Калимантан и Сулавеси — время опережает московское на 5 часов, Малуккские острова — время опережает московское на 6 часов.

Таможня: запрещен ввоз наркотиков, оружия, порнографической продукции, печатных изданий на китайском языке и китайских лекарств. Запрещен вывоз редких растений и животных, антиквариата, изделий без сертификата (резьба по дереву)

Аэропортовый сбор: аэропортовый сбор уплачивается при выезде из страны и составляет для международных рейсов 75.000 бат (около 7 U$D), для внутренних рейсов 11.000 бат (около 1,5 U$D). Сбор взимается в индонезийских рупиях.

Электричество: напряжение в сети 220 вольт, частота 50 герц.

Магазины: большинство магазинов открыты 6 дней в неделю с 08:00-15:00 и с 17:00-22:00. Супермаркеты и торговые центры работают с 09:00 до 21:00, некоторые работают и в воскресенье.

Сувениры: изделия ручной работы: резьба по кости, батик, изделия из золота и серебра, куклы-марионетки, а также экзотические картины местных художников.

Транспорт: между островами курсируют катера и традиционные лодки. В такси предварительно стоит договариваться о стоимости проезда.

Кухня: ароматические специи и красный перец, составляющие многих блюд индонезийской кухни, основой которых является рис, на восточных островах рис заменяет кукуруза, сладкий картофель, саго, плод хлебного дерева. Блюда, приготовленные из морепродуктов и традиционно сервированные, смогут удовлетворить запросы самых требовательных клиентов. В любое время года Вы сможете насладиться вкусом экзотических фруктов и овощей. Не рекомендуется пить воду из под крана.

Чаевые: «официальной» системы чаевых нет, но чаевые все-таки лучше давать (до 10%)

Местные особенности:
Для посещений храмов, мечетей, культовых мест и каких-либо заведений желательно одеть обувь и адекватную одежду(закрывающую плечи и колени), ;
У индонезийцев иное, чем у нас, отношение ко времени. «Немедленно» может означать через два или десять часов. «Вскоре» может оказаться не только сегодня, но и через несколько дней.
Конфликтные ситуации или недовольство со стороны островитян практически исключены — почтение и терпимость населения воспитано кастовой системой.

Джакарта, Индонезия

В наши дни дуриановая столица все чаще переживает наводнения, страдает от  оползней и задыхается от смога. Но на этих панорамах AirPano в Джакарте прекрасная погода!

Столица Индонезии Джакарта располагается в северо-западном регионе острова Ява, на побережье Яванского моря. Первое упоминание о поселении на этом месте относится к IV веку до н. э., но официально Джакарта ведет свою историю лишь с 22 июня 1527 года: в этот день войска султаната Демак одержали победу над португальским флотом и, отбив стратегически важный участок побережья, где португальцы собирались создать форт, назвали его Джаякертой («город победы»).

Природные условия здесь сложные: более половины территории города лежит ниже уровня моря, кроме того, Джакарту пересекает 13 рек. В сезон дождей они выходят из берегов, что в сочетании с высокими морскими приливами и осадками приводит к наводнениям. Одно из наиболее сильных произошло в 2007 году: глубина воды местами достигала 4 м. Одновременно примерно на 10 см в год в городе проседает почва. И, наконец, еще одним фактором, влияющим на повседневную жизнь, является загрязнение воздуха.

Еще в 50-е годы прошлого века пригороды Джакарты были зелеными. Некоторые районы до сих пор сохранили названия: Ананасовый Сад, Лимонный или Ореховый. Неофициальное имя индонезийской столицы, Большой Дуриан, когда-то было дано ей из-за обилия плодовых деревьев. Считается, что экзотический фрукт появился именно в этих краях, однако сейчас ассоциация с дурианом проводится только в связи с его неприятным запахом: такой же царит и на улицах города.

В наши дни на зеленые насаждения приходится менее 10% площади мегаполиса, зато на улицах — все больше автомобилей. Экологи в 2003 году подсчитали, что хорошее качество воздуха наблюдается в Джакарте лишь в течение 26 дней за год. С тех пор ситуация только ухудшалась, и теперь смог над городом висит все время.

С учетом всех этих факторов условия проживания здесь нельзя назвать комфортными, однако численность населения Джакарты постоянно увеличивается. По данным 2010 года, здесь проживало почти 10 млн человек, которых не пугают густой смог и залитые водой улицы с проседающими зданиями. Немало людей приезжает сюда и с туристическими целями.

Главная площадь столицы, Медан Мердека (площадь Свободы), занимая около 100 га, является крупнейшей в мире. Для сравнения: китайская Тяньаньмэнь — меньше в пять раз, а парижская площадь Согласия — в 12 раз. На территории площади Свободы находится большинство достопримечательностей Джакарты: 133-метровый Национальный монумент с парками, фонтанами и памятниками вокруг него, официальная резиденция президента страны, вокзал Гамбир, мечеть Истикляль, церковь Святого Эммануила, Национальный музей Индонезии и другие важные исторические и культурные здания.

Среди ярких современных построек — стадион «Гелора Бунг Карно» в районе Сенаян, самый большой в Индонезии. Он вмещает до 100 000 человек и был создан в 1960 году специально к Азиатским играм при помощи СССР. А 261,9-метровый жилой и офисный комплекс Wisma 46 — самый высокий небоскреб в стране. Здание, спроектированное в стилях модерн и постмодерн, облицовано стеклом и гранитом, поэтому его доминирующие цвета — белый и голубой.

В восточной части города расположен парк «Прекрасная Индонезия в миниатюре»: экспозиция, занимающая площадь около 1 км2, знакомит с культурой этой страны, ее традициями, архитектурой и природой. А наши панорамы, тоже по-своему показывающие достопримечательности в миниатюре, позволят больше узнать о крупнейшем городе и столице Индонезии.

Фото: Станислав Седов, Сергей Шандин

Население Джакарты в 2021 году (демография, карты, графики)

Джакарта, или специальный столичный регион Джакарта, является столицей Индонезии, крупнейшим городом страны и одной из самых густонаселенных городских агломераций на Земле. Джакарта в настоящее время является крупнейшим городом Юго-Восточной Азии, а его метрополитен настолько велик, что имеет собственное название: Джабодетабек (от инициалов Джакарты, Богор, Депок, Тангеранг и Бекаси). Джакарта расположена на побережье Явы, с населением более 10 миллионов человек в 2016 году.

По оценкам, население Джакарты в 2016 году превысило 10 миллионов человек, по сравнению с 9 607 787, зарегистрированными во время переписи 2010 года. Джакарта сейчас считается глобальным городом и одной из самых быстрорастущих экономик в мире. Интересно, что Джакарта сообщила о самой высокой рентабельности инвестиций в элитную недвижимость в 2014 году по сравнению с любым другим городом на Земле.

Размер города и плотность населения

В столичном районе Джабодетабек проживает более 30 миллионов человек, а его общая площадь составляет 4384 квадратных километра (1693 квадратных миль).В самом городе очень высокая плотность населения — 14 464 человека на квадратный километр (37 460 человек на квадратный километр), а в районе метро — 4 383 человека на квадратный километр (11 353 человека на квадратный километр).

Район Большой Джакарты

Население Жабодетабека распределяется следующим образом:

  • Джакарта (9,59 миллиона)
  • Bogor Regency (4,76 миллиона)
  • Регентство Тангеранга (2,84 миллиона)
  • Bekasi Regency (2,63 миллиона)
  • Муниципалитет Бекаси (2.38 миллионов)
  • Муниципалитет Тангеранг (1,80 миллиона)
  • Муниципалитет Депок (1,75 миллиона)
  • Муниципалитет Южный Тангеранг (1,30 миллиона)
  • Богорский муниципалитет (950,000)

География и климат

Джакарта расположена в устье реки Циливунг в Джакартском заливе на северо-западном побережье Явы, у входа в Яванское море. Северная часть Джакарты представляет собой плоские аллювиальные равнины. Некоторые районы находятся ниже уровня моря и подвержены наводнениям, в то время как юг Джакарты является холмистым и менее подверженным наводнениям.Джакарта также опускается почти на 17 см (6,7 дюйма) каждый год, что усугубило наводнения в этом районе. Это заставило правительство страны рассмотреть вопрос о переносе столицы Индонезии в другой город.

Климат Джакарты имеет тропические муссоны. Сезон дождей длится с октября по май, а с июня по сентябрь — сухой сезон. Город тропический и влажный, с температурой от 75 до 93 ° F (от 24 до 34 ° C) и уровнем влажности от 75 до 85 процентов большую часть года.

Правительство Джакарты

Исполнительная власть Джакарты находится в ведении заместителя губернатора и официально избранного губернатора. Это местное правительство состоит из пяти небольших административных городов, каждый во главе с мэром, а также административного округа. В отличие от других городов Индонезии, в Джакарте есть мэры, которые назначаются губернатором, а не избираются народом.

Законодательная власть состоит из 106 членов, избираемых прямым голосованием граждан Джакарты.Джакарта отправляет 21 члена в Совет народных представителей, и представители избираются от трех национальных избирательных округов Джакарты.

В правоохранительной и судебной системе, Polda Metro Jaya следит за соблюдением закона, безопасности и порядка в Джакарте. Его возглавляет региональный начальник полиции, или Капольда, который одновременно является генеральным инспектором полиции.

Джакарта Эконом

Джакарта — важный город альфа-мира с крупными финансовыми учреждениями, такими как Банк Индонезии, Индонезийская фондовая биржа, и корпоративными штаб-квартирами многочисленных индонезийских компаний и транснациональных корпораций.Город является домом для шести компаний Forbes Global 2000, двух компаний из списка Fortune 500 и четырех компаний Unicorn, а ВРП города составил около 483,4 миллиарда долларов США.

Основные рынки Джакарты — это производство, финансовые услуги и государственные розничные рынки. Его обрабатывающая промышленность включает в себя множество чугунолитейных заводов, ремонтных мастерских, мыловарен и типографий. В финансовой сфере ведется крупное промышленное развитие и строительство новых домов на окраинах города, а также крупные торговые и банковские центры в центре города.Торговая палата Индонезии способствует развитию торговли, а на Джакарту приходится около четверти объема торговли и услуг Индонезии и две трети ее банковского и финансового секторов. Местные рынки обслуживают большую часть населения, например, рынки Пасар Сенен к востоку от центрального города и Пасар Глодок в районе Кота. Эти рынки представляют собой большие торговые площади, но есть также и небольшие соседние рынки.

Джакарта Демографические данные

По данным переписи 2000 года, этническое население Джакарты составляло:

человек.
  • Яванский язык: 35.16%
  • Родной Джакарта / Бетави: 27,65%
  • Суданский язык: 15,27%
  • Китайцы: 5,53%
  • Батак: 3.61%
  • Минангкабау: 3,18%
  • Малайзия: 1,62%

В городе Джакарта самое большое количество китайцев, живущих за границей в Индонезии. В городе проживает разнообразное суматранское население: более 346 000 батаков, 305 000 минангкабау и 155 000 малайцев.

Ислам является самой распространенной религией в Джакарте, согласно данным переписи 2010 года, на его долю приходится почти 86% населения.Далее следуют протестантизм (7,5%), буддизм (3,3%), католицизм (3,15%), индуизм (0,21%) и конфуцианство (0,06%).

Джакарта Возрастная и гендерная статистика

Возрастная структура Джакарты выглядит следующим образом:

0–14 лет: 25,02% 15-24 года: 16,99% 25-54 года: 42,4% 55–64 года: 8,58% 65 лет и старше: 7,01%

Среди всего населения Джакарты на каждую женщину приходится примерно один мужчина.

Образование в Джакарте

Было построено много новых начальных и средних школ, а старые здания отремонтированы, так что система образования вполне устоялась.Что касается высшего образования, то здесь много профессиональных школ и более 100 университетов, крупнейшим из которых является Университет Индонезии.

Язык

Официальный язык Джакарты — индонезийский, который также является наиболее распространенным языком. Английский является его вторым языком, многие пожилые люди говорят на голландском и португальском языках. Этнические группы Джакарты используют дома родной язык, такой как язык бетави, яванский, сунданский, малайский, мадурский, батакский, минангкабау, китайский, арабский и тамильский.

История Джакарты

Территория вокруг современной Джакарты была первой частью сунданского королевства 4-го века под названием Таруманагара, которое было одним из старейших индуистских королевств в стране. После его упадка его территории — включая эту область — стали частью Королевства Зунда, которое, в свою очередь, стало крупным торговым портом к 14 веку.

Первые европейцы прибыли в этот регион в 1513 году, когда португальские корабли искали путь для специй. Зунда заключил договор о союзе с Португалией, позволивший им построить порт в 1522 году для защиты от подъема султаната Демак в центральной Яве.Всего пять лет спустя Фатахиллах, генерал Демак, напал на эту местность, захватил ее и изгнал португальцев, переименовав регион в Джаякарту, который стал частью Султаната Бантен.

голландских кораблей начали прибывать в Джаякарту в 1596 году, а в 1602 году Английская Ост-Индская компания совершила свой первый рейс и построила торговый пост, который стал центром английской торговли в стране до конца 17 века.

Когда отношения между принцем Джаявикартой и голландцами испортились, его солдаты и англичане напали на голландскую крепость и потерпели поражение от голландцев, которые взамен сожгли английский форт.Эта победа позволила голландцам консолидировать власть и переименовать город в Батавию в 1619 году. Растущие возможности новой столицы голландской колонии привлекли китайских и индонезийских иммигрантов. К 1930 году в городе Батавия проживало более 500 000 человек.

После Второй мировой войны Батавия была переименована в Джакарту, сокращенную версию Джаякарты, после того, как Индонезия получила независимость от голландцев в 1946 году.

Прирост населения Джакарты

При подсчете только легальных жителей, население Джакарты увеличилось вдвое с 4.С 5 миллионов в 1970 году до более чем 10 миллионов в 2016 году, в то время как население района Жабодетабек выросло с 8,2 миллиона до более 30 миллионов за тот же период. Темпы роста в этом районе намного превысили правительственные оценки и средний показатель по стране, которые составили скромный рост на 1% с 2000 по 2010 год по сравнению с 3,6% в регионе Джакарта. Перепись 2010 года показала, что все районы в пределах DKI Джакарты имели положительные темпы роста за последнее десятилетие, с самым медленным ростом в Центральной Джакарте.

В настоящее время постоянно растущее население Джакарты испытывает нехватку ресурсов. Когда Джакарта была основана голландцами, она была спроектирована для обслуживания 800 000 человек, хотя сейчас в ней проживает до 12 миллионов человек в течение рабочей недели, при этом 250 000 новых жителей приезжают в регион Джабодетабек каждый год. Это привело к появлению многих трущоб, лишенных доступа к воде и другим ресурсам.

Ожидается, что к 2020 году население Большой Джакарты вырастет с 25 миллионов до 35 миллионов, а массовая миграция еще больше усугубит проблемы жителей, включая плохие санитарные условия, отсутствие жилья и транспортных проблем.Ожидается, что за это же время население города вырастет до 16 миллионов.

Джакарта: город городов

Abstract

Джакарта, индонезийский город приматов и вторая по величине городская агломерация в мире, переживает глубокую трансформацию. Свежий обзор города Джакарты давно пора, учитывая, что на рубеже тысячелетий произошли важные события и события (азиатский финансовый кризис и децентрализация в Индонезии, среди наиболее важных), а также тот факт, что город является живое существо со своими собственными процессами, которые нужно исследовать.Жители города теперь также занимают центральное место в этих городских процессах, включая недавнюю реакцию на пандемию COVID-19. В нашей статье Джакарта эвристически представлена ​​в двух направлениях: город представлен с традиционной и академической точек зрения на такие мегаполисы, как он, что включает борьбу с его негативным восприятием, и, что более оригинально, с наблюдением за городом снизу, обращая внимание на точки зрения граждан и практиков. город. При этом мы опираемся на историю, географию, антропологию, социологию и политологию, а также на наш опыт исследователей, базирующихся в этом регионе и ставших свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, с идеей, что изображение city ​​- это проект, который постоянно строится.

Ключевые слова: COVID-19, Повседневные трансформации, Многослойный город, Мегаполис, Постоянная временность, Умный город

1. Повседневная Джакарта

Современная Джакарта и ее метро кажутся массивными и хаотичными камнями из бетона, асфальта и т. Д. автомобили и люди. Ежедневно по улицам проезжает более 20 миллионов автомобилей; ежегодно на улицы выходит примерно на 11% больше мотоциклов, автомобилей, автобусов и грузовиков (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). 1 В среднем автомобилисты проводят более половины светового дня в пробке, а когда они могут двигаться, их скорость составляет всего около 5 км / ч в период пик ( Tempo.co , 2015). 2

Площадь города (включая Джакарту и ее метро) составляет 4384 км 2 , а плотность населения составляет около 13 000 человек на км 2 (То же). Такая высокая плотность населения делает землю одним из самых востребованных товаров в городе, что мало чем отличается от мегаполисов в других местах. Постоянное давление, которое растущее население оказывает на дефицитную землю, приводит к острым проблемам с мобильностью и постоянным недостаткам инфраструктуры. Одновременно конкуренция за землю в Джакарте порождает бесконечный цикл конфликтов, вторжений, выселений и вечных юридических споров между первоначальными владельцами, застройщиками и другими влиятельными агентами (Herlambang, Leitner, Liong Ju, Sheppard, & Anguelov, 2018) .

Каждый день город и сельская местность, кажется, сливаются в этом пространственном конгломерате, в своего рода череду цветов кожи и глаз, языков, разговоров, воспоминаний, криков, бдительных глаз, слухов и сплетен. Смешанный с сиренами, стуком и бурением, пением птиц, грохотом вертолетов, adhan , 3 гудки транспортных средств, визг подъемных кранов, квакающие лягушки, речи продавцов, кряканье уток, рев двигателей и свист ветра — все это становится частью одной и той же вездесущей миазмы рвоты, мочи, пота, kretek , 4 стоячая вода, горящий мусор, копчености, духи, смог, горенган , 5 керосин, открытая канализация, сиомай 6 и сото 7 которые, кажется, навсегда окутывают жителей и прохожих Джакарты.

В предыдущих абзацах мы видим, как время и пространство материализуются в различных модальностях и пересекаются в городе Джакарта, живом, многоуровневом ландшафте людей и объектов — городе городов. Профилирование города со всеми его сложностями и противоречиями никогда не бывает простым или постоянным делом. Тем не менее, мы попытаемся сделать это путем эвристического профилирования Джакарты в два этапа. Во-первых, мы подходим к городу с традиционной точки зрения, включая предсказуемые негативные аспекты мегаполисов, таких как Джакарта.Во-вторых, в несколько более нетрадиционном варианте мы предлагаем проанализировать и понять Джакарту, наблюдая за городом снизу, выдвигая на первый план точки зрения горожан и практиков города. Это сделано для того, чтобы проиллюстрировать различные способы видения города, включая Джакарту, и то, как это делается на основе понимания повседневных преобразований города, которые развиваются в пространстве и времени.

Учитывая, что последний профиль Джакарты в этом журнале был опубликован почти два десятилетия назад (Cybriwsky & Ford, 2001), мы считаем, что обновленный профиль Джакарты, столицы самой густонаселенной страны Юго-Восточной Азии, давно пора.На рубеже тысячелетий произошли важные события. Последствия азиатского финансового кризиса 1997–1998 годов будут ощущаться и спустя годы. То же самое можно сказать и о новой политике региональной автономии и особенно о фискальной децентрализации Индонезии с 1999 года, в результате которой развитие городов все больше становится прерогативой местных властей. Но главные события — не единственные причины перемен. Как исследователи, работающие в этом регионе и ставшие свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, наша цель также состоит в том, чтобы осмыслить город как живое существо со своими собственными процессами, посредством которых он периодически возникает заново, и признать, что у граждан есть с тех пор стали важными агентами перемен в городе.Хотя импульс для изменений и процессов не обязательно уникален для других развивающихся городов, результаты вполне могут быть такими, как последствия COVID-19 во всем мире. Хотя в этом профиле основное внимание уделяется Джакарте и ее характерным обстоятельствам, мы считаем, что он представляет собой интересные и важные уроки для восприятия подобных городов на Глобальном Юге. Он помещает Джакарту в ряды богатой литературы об этих других городах.

2. Обычный вид на город

Джакарта расположена на северо-западном побережье Явы в устье Циливунг, реки с каналом протяженностью более 100 км, которая течет из внутренних районов Явы, пересекает город и затем впадает в Джакартский залив.Особый столичный регион ( Daerah Khusus Ibukota — DKI) в Джакарте занимает площадь примерно 664 км 2 земли ( ) и 6977 км 2 моря, где расположен архипелаг Тысячи островов ( Kepulauan Seribu ). Однако разрастание города выходит далеко за его формальные пределы ( ). С населением 10,56 миллиона человек в 2019 году Джакарта является шестой по численности населения провинцией Индонезии, где проживает 3,94% населения, и самой густонаселенной провинцией Индонезии ().

Таблица 1

Количество жителей, плотность населения и площадь шести самых густонаселенных провинций Индонезии.

10184 млн )
Провинция Количество жителей в 2019 году
(% от общей численности населения)
Плотность населения на км 2 Площадь, км 2
(% от площади Индонезии)
Западная Ява 49,32 миллиона (18,4%) 1394 35377 (1,85%)
Восточная Ява 39.69 миллионов (14,81%) 831 47,803 (2,49%)
Центральная Ява 34,72 миллиона (12,95%) 1058 32,800 (1,71%)
Северный регион (5,43%) 200 72,981 (3,81%)
Бантен 12,92 млн (4,82%) 1338 9662 (0,50%)
DKI 15900 664 (0.03%)
Источник: Статистический ежегодник Индонезии, BPS (2020).

Джакарта в Джабодетабеке и Яве.

Источник: Центр инновационных городов Ли Куан Ю (LKYCIC).

Как особая столичная территория Республики Индонезия, DKI Jakarta имеет тот же административный уровень, что и провинция (из которых 34 в Индонезии), с прямым избираемым губернатором в качестве главы города / местного правительства с 5- годовой срок. Административная структура города состоит из исполнительной власти (т.е. губернатор и 4 вице-губернатора) и законодательная власть (то есть назначенные члены политических партий, вооруженных сил и т. д.). В DKI Jakarta есть пять административных муниципалитетов — Южная Джакарта, Восточная Джакарта, Центральная Джакарта, Западная Джакарта, Северная Джакарта (каждый возглавляет мэр, назначаемый губернатором) и одно административное регентство, Тысяча островов (во главе с назначенным регентом). По своей природе правительство DKI в Джакарте — централизованное, региональное, с меньшей автономией для муниципалитетов, чем в других частях Индонезии (Cybriwsky & Ford, 2001).Эти единицы дополнительно разделены на 44 района ( кечаматан ) и 267 подрайонов ( келурахан ) в общей сложности.

Перекрывающиеся соседние города, Джакарта и ее метро сливаются, превращая индонезийскую столицу в мегаполис, известный в местном масштабе как Джабодетабек (сокращение от Джакарта, Богор, Депок, Тангеранг и Бекаси) (). За исключением некоторых холмистых районов в южных частях города, Джакарта раскинулась на невысокой равнинной местности. Протяженные части находятся на высоте от –2 до 50 м над уровнем моря, и в целом высота города составляет всего 5 м над уровнем моря.Джакарта действительно в решающей степени сформирована водой. Его береговая линия и морское дно ежегодно подвергаются сезонным наводнениям. Город простирается на обширной территории аллювиальной низменности, образовавшейся из-за окружающих его вулканов, то есть Салак, Пангранго и Геде. Эта плодородная аллювиальная равнина, пересекаемая 13 реками, исторически была болотистой, что делает ее очень подходящей для выращивания риса и других сельскохозяйственных работ. Из-за этого, а также в дополнение к руслам рек, каналы и плотины поливают подземные воды города. 8

В Джакарте тропический муссонный климат. Сезон дождей обычно начинается в ноябре и длится до июня; затем в городе наступает сухой сезон. Осадки более интенсивны в зимние месяцы, с декабря по март. Эта тесная взаимосвязь между городом и водой, а также климатом часто затушевывается доминирующими политическими представлениями о наводнениях, вызванных общинами, живущими на берегах рек (Padawangi, 2019). Решения по смягчению последствий в основном включают проекты рекультивации (Puspa, 2019) и / или перемещение людей (иногда путем принудительного выселения) с берегов рек для расширения и углубления рек города (Van Voorst & Padawangi, 2015).Эти действия могут нанести вред окружающей среде и местным средствам к существованию больше, чем облегчить проблемы наводнений (Chan, 2017; Kusumawijaya, 2016). Людям часто предоставляется возможность самостоятельно справляться с последствиями изменения климата, поскольку этому вопросу уделяется мало внимания со стороны руководителей правительства (Kurniawan, 2018), и в некоторых случаях они вынуждены нести вину за них (Van Voorst & Padawangi, 2015).

2.1. Историческая справка

Истоки Джакарты можно проследить за столетия до того, как город стал колониальным поселением, начиная с эпохи неолита в районе Буни (ок.400 г. до н.э.). Протянувшись вдоль северо-западного побережья Явы к южным внутренним районам, различные цивилизации накладывались друг на друга. Одним из них, старейшим на индонезийском архипелаге, является Таруманагара. Остатки этого королевства представлены надписью Тугу, найденной недалеко от Танджунг Приок, современного порта Джакарты. В 9 веке, когда Королевство Сунда стало одним из вассалов Шривиджайи, Сунда Келапа стала известна как один из главных портовых городов на побережье северо-западной Явы.В этот период порт впервые стал столицей.

Благодаря своему стратегическому расположению, Сунда Келапа быстро стала желанным владением соседних мусульманских королевств Демак и Чиребон. После того, как Сунда Келапа пала под властью Фатахиллаха, лидера исламских сил, название порта было изменено на Джаякарта, и недолгий период славы озарил город (Gultom, 2017). Возрастающее давление, оказываемое голландской Ост-Индской компанией (VOC), в конечном итоге подорвало бы отношения между Королевством Бантен и английской Ост-Индской компанией, оставив голландцам свободный путь для присвоения и полного контроля над портом.В этот период ЛОС начал строительство цитадели, пространственной привязки, определенной как отправная точка колониальной Батавии (Идем).

Историческое происхождение Батавии было связано с приходом голландской колониальной власти и взаимодействием европейцев с китайцами и иммигрантами из других частей Индонезийского архипелага (Abeyasekere, 1987). Однако, несмотря на некоторые внешние особенности, Батавия была далеко не просто укрепленным голландским городом. На самом деле, некоторые ученые утверждали, что в до-голландских городах также были стены, каналы и даже подобная внутренняя организация (Miksic, 1990).Примером этого является само понятие kampung . Кампунг, ошибочно переведенный как «деревня» или считающийся «голландским нововведением», представлял собой участок в пределах земель, контролируемых дворянином (Abeyasekere, 1987). Приняв такое территориальное деление в Батавии, а также в других городах, голландцы смогли разделить группы на основе этнической принадлежности, религии, занятия или других характеристик. Каким бы ни было происхождение кампунга, по прошествии более трех столетий голландский колониальный период оставил свой отличительный след в ландшафте города (То же).

Развитие Батавии имело два эпицентра, первый на севере Джакарты в районе, известном сегодня как Кота Туа (Старый город) ( ), 9 недалеко от порта Зунда Келапа и второй в южной части города, построенный как оборонительный рубеж от повторяющихся британских атак. Этот южный район окружал Велтевреден, колониальную усадьбу, где теперь находятся Национальный памятник (Монас), Танах Абанг, Гамбир и Лапанган Бантенг в Центральной Джакарте. Эти достопримечательности, наряду с множеством других величественных зданий, стали символами победы и могущества в колониальный период XIX века.В 20 веке, после начала Второй мировой войны и под контролем японцев, колониальная слава города закончилась. Этот переходный период, характеризуемый изменением названия города на Джакарта, знаменует собой начало его превращения в столицу Индонезии, независимого государства.

Вид на внешнюю сторону Кота Туа после ревитализации 2014 г. (2019 г.).

Источник: Уинстон Яп, LKYCIC.

Преобразование ландшафта Джакарты, особенно между 1950 и 1965 годами, представляет собой символическое построение новой нации первым президентом Индонезии Сукарно (Kusno, 2000).Представляя Джакарту как витрину или «портал страны», Сукарно (1901–1969) рассматривал город как сцену, на которой сливаются западные (голландские) и восточные (яванские) традиции (То же). Под Сукарно здания и памятники в Джакарте смешали два важных символа власти в яванском мире: памятник ( tugu ) и дворец ( istana ) в одном месте (Pemberton, 1994). Менее чем за два десятилетия столица нации, самопровозглашенной мировым «маяком возникающей силы», заполнилась стадионами, обширными проспектами и бульварами, памятниками и широкими общественными пространствами.

Такое строительство, однако, было бы невозможно без сотрудничества с режимами по ту сторону железного занавеса. Это сотрудничество, временами восторженное, но недолговечное, оставило неизгладимый след в столице Индонезии. Гигантские инфраструктурные проекты, такие как Госпиталь Дружбы ( Rumah Sakit Persahabatan ) (1963) или стадион Gelora Bung Karno (1962), — всего лишь два примера того, как русские встраиваются в ландшафт Джакарты. В контексте Азиатских игр 1962 года эстетика под советским влиянием проявилась практически повсюду, доминируя в большинстве общественных пространств Джакарты.Художникам, как местным, так и советским, было поручено создать богатую иконографию в городе (Dovey, 2016). Венчающие бульвары и проезды, памятники, изображающие солдат, крестьян и молодежь, были материальным выражением прогресса, дружбы и государственности, а также стратегией, призванной просвещать всех индонезийцев и вселять в них чувство национальной гордости.

В отличие от Сукарно, его преемник Сухарто (1921–2008) поставил цель дифференцировать, а не заниматься новыми строительными проектами.В своем желании дистанцировать город от своего предшественника, новый подход Сухарто к Джакарте заключался в том, чтобы помешать прямому участию его граждан. Это отразилось на пресечении строительства новых массовых общественных пространств. Подход Сухарто к публичному пространству был направлен на то, чтобы изобразить новые отношения со своими гражданами, взяв на себя роль отца, который заботится о благополучии своих детей (Kusno, 2000).

Сухарто предоставил Джакарте обширную инфраструктуру, включая внутренние платные дороги, эстакады, крупнейший морской порт Индонезии Танджунг Приок и международный аэропорт Сукарно-Хатта, а также многочисленные офисные здания, торговые центры и так называемые суперкварталы. 10 При Сухарто Джакарта все больше превращалась в городскую среду, в которой преобладали высшие классы. Кусно (2000) утверждал, что джентрификация и страх перед низшими слоями населения вытеснили городскую бедноту с улиц и из общественных мест. Этот новый порядок основан на технологиях насилия и слежки, направленных на наказание индонезийцев и восстановление исламских и яванских ценностей как обязательных элементов.

Правление Сухарто, отмеченное повсеместной коррупцией и гниющим кумовством, было окончательно отменено мировым финансовым кризисом в конце 1990-х годов.Этническое насилие во время экономического кризиса в Индонезии, также известное как krismon , сыграло важную роль в свержении Нового порядка Сухарто, а вместе с ним и его желание превратить Джакарту в современный глобальный город (Firman, 1999; Bunnell & Miller, 2011) . Насилие до и после крисмона привело к исходу множества индонезийцев китайского происхождения. Уход этого мощного экономического меньшинства ускорил сокращение местных инвестиций. Насилие и экономический коллапс выразились в городском пейзаже в виде приостановленных и отмененных проектов и общественных работ.Это также привело к превращению целых областей и домов в крепости.

В начале 2000-х годов, после крисмона, для предотвращения бездомности, безработицы и социально-политических беспорядков государство разрешило городским деревням или кампунгам и другим временным поселениям расти на «заброшенных» или «пустых» землях, включая скрытые пространства. под платными дорогами, вдоль берегов рек и железных дорог в Джакарте (Кусно, А., август 2018 г., личное сообщение). Однако по мере продвижения 2000-х развитие Джакарты постепенно возобновлялось.

В разных частях города, особенно в центральном районе, новые офисные здания, кондоминиумы и мегамоллы, а также многочисленные небольшие города или анклавы, например SCBD и дальнейшее расширение Золотого треугольника Джакарты (Mega Kuningan) возникли и изменили ландшафт Джакарты. Джентрификация расширенных территорий, квазиприватизация других и изменения в использовании земель под жилые дома вызвали напряженность между застройщиками и жителями, захват земель и дальнейшее отступление кампунга.Несмотря на эту напряженность, город сегодня все еще переживает глубокие преобразования.

Недавнее преобразование города происходило в рамках внутренних и международных мероприятий, например программа нормализации реки, Игры Юго-Восточной Азии в 2018 г., протесты и беспорядки на выборах в мае 2019 г. ( ). Открытие первой линии метро в Джакарте в начале 2019 года стало еще одним фактором перемен. Другие изменения, хотя и менее заметные, в частности, связаны с сосуществованием различных способов использования города в непосредственной близости ( ), а также использование цифровых платформ и других мобильных технологий, e.г. технологии, которые люди используют для навигации по городу ( ) или взаимодействуют друг с другом в повседневной жизни.

Ограждение основных дорог в Джакарте во время майских беспорядков (2019 г.).

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Кампунг, могилы без опознавательных знаков и уличные торговцы — все они сосуществуют поблизости, рядом с пешеходным мостом.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Торговый автомат, требующий использования электронных денег.

Источник: Ирна Нурлина Масрон, LKYCIC.

2.2. Население

По официальным данным, население DKI Jakarta оценивается в 10 557 810 человек в 2019 году (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Это означает, что примерно за десять лет население города увеличилось почти на 10% с момента предыдущей переписи 2010 года. Распределение населения по шести административным округам (пять муниципалитетов и один округ) выглядит следующим образом: Восточная Джакарта (2,937 миллиона), Запад Джакарта (2,589 миллиона), Южная Джакарта (2,264 миллиона), Северная Джакарта (1.812 миллионов), Центральная Джакарта (928 110) и Тысяча островов (24 300). Центральная Джакарта — самая густонаселенная — 23 875 человек на квадратный километр, за ней следует Западная Джакарта — 19 592 человека (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Соотношение женщин и мужчин почти одинаково во всех подразделениях. В 2020 году доля лиц трудоспособного возраста 15–64 лет в населении Джакарты составляет около 71%. Это соответствует национальной ситуации, когда демографический дивиденд должен быть реализован на горизонте (ожидается, что пик будет достигнут в 2030 году) с населением трудоспособного возраста, составляющим 70% от общей численности населения Индонезии. 11

Рост населения в Джакарте был незначительным, но стабильным. Например, в 2015 году численность населения достигла 10 180 000 человек, в следующем году — 10 280 000 человек, в 2017 году — 10 370000 человек, в 2018 году — 10 467 600 человек, а в 2019 году — 10 557 810 человек (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Джакарта и ее метрополитен (Jabodetabek) с населением более 30 миллионов человек станут вторым по величине мегаполисом в мире в 2020 году. 12 Похоже, что в пригородных районах происходит значительный рост населения, составляя около 84% от общего прироста населения в мегаполисе в период с 2000 по 2010 год. 13

Перепись населения регистрирует людей в их «обычном месте жительства», что фиксирует, где обычно проживает резидент, или для лиц без постоянного места жительства, она фиксирует, где они находятся в ночь на день переписи (BPS Provinsi DKI Jakarta , 2018). Система идентификации в виде национального удостоверения личности (KTP — Kartu Tanda Penduduk ) официально регистрирует человека как гражданина Джакарты для учета в официальной статистике. Он проверен и выдается местными властями, Rukun Tetangga / Rukun Warga (RT / RW), и привязывает гражданина к местности (ITU, 2016).Эта система была модернизирована до электронной (e-KTP) в 2011 году, которая включает уникальный серийный номер, личные и биометрические данные и действительна в течение всего срока службы, в отличие от KTP, которая должна обновляться каждые 5 лет.

Хотя составить точный профиль типичных джакартанцев может быть сложно, легко утверждать, что некоторые из них на самом деле являются мигрантами. Джакарту не беспричинно называют «городом мигрантов» (Mani, 1993). Различные отчеты и исследования говорят о «дневном» и «ночном» населении Джакарты, в первую очередь из-за огромного количества пассажиров, приезжающих в город с окраин в течение дня.В 2019 г. по результатам опроса BPS ( ) показал, что из городов Богор, Бекаси, Депок и Тангеранг в столицу было 3,2 миллиона пассажиров, при этом 63,3% из них использовали мотоциклы и 26,9% — общественный транспорт (BPS, 2019). Это означает, что в DKI Jakarta днем ​​проживает около 14,2 миллиона человек, когда рабочие втекают в город из метро, ​​а вечером — около 11 миллионов человек.

Таблица 2

Жабодетабек Население в возрасте 5 лет и старше в зависимости от места жительства и статуса пригорода.

9018 % Восток Джакарта.8 87,6 Юг
Место жительства Пригородный статус
Население 5 лет и старше
Пригородные люди
Не пригородные
Итого 9018
Южная Джакарта 231,383 11,5 1,785,451 88,5 2,016,834 100
Восточная Джакарта 2,140,147 86,2 2,481,738 100
Центральная Джакарта 100,692 13,7 632,692 86,3 90,3903 7 Вест 1,937,101 87,3 2,220,170 100
Северная Джакарта 137,956 9,4 1,323,231 90.6 1,461,187 100
Богорское Регентство 408,874 8,0 4,699,765 92,0 5,108,639 100 Город 906,828 100
Депок 395,093 19,6 1,624,093 80,4 2,019,186 100
4 2,976,000 92,6 3,212,284 100
Город Тангеранг 234,137 12,4 1,650,181 1,328,812 87,1 1,525,980 100
Bekasi Regency 240,197 7,3 3,028,252 92.7 3278449 100
Bekasi Город 373125 15,1 20

84,9 2464174 100
Jabodetabek 3259894 11,1 26 053 277 88,9 29 313 171 100

В дополнение к этой сложной картине Джакарты и временной динамики ее населения, внутренняя миграция играет огромную роль в его демографических реалиях.42,5% от общей численности населения DKI Jakarta в 2010 г. составляли пожизненные мигранты ( migran masuk seumur hidup ), в то время как 7,3% населения составляли недавно прибывшие мигранты ( migran masuk увеличилось до ) (BPS, 2012). Постоянная иммиграция для DKI Джакарта является третьей по величине процентной долей от общей численности населения в Индонезии. Однако недавняя эмиграция из DKI Jakarta превышает количество прибывающих мигрантов в 2010 году, поэтому чистая миграция составила -2,9% (BPS, 2012). Это указывает на то, что, хотя Джакарта по-прежнему является привлекательным местом для внутренних мигрантов, количество эмигрантов увеличивается по мере их перемещения в соседние провинции, такие как Западная Ява, Бантен и Лампунг (Суматра) (BPS, 2012).

Джакарта была и, вероятно, останется городом мигрантов. Тем не менее, судя по некоторым привычкам этого населения, город может быть не тем магнитом, которым он, как предполагается, является. Фактически, значительная часть мигрантов Джакарты никогда не разрывала своих связей с местом своего происхождения и не делала город своим постоянным домом (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). Семьи остаются в местах своего происхождения, обустраивают свои жилища и создают предприятия. Следовательно, нередко мигранты в Джакарте всегда выбирают эти места как место назначения после выхода на пенсию.Эту стратегию поддерживают многие, но не все, рабочие, поставщики услуг и рабочие. Несмотря на то, что это дает множество преимуществ и льгот для рабочих и их семей, это ложится тяжелым бременем на город. Этот бесконечный цикл мобильности людей, а точнее, постоянная временность мигрантов в Джакарте, происходит за счет государственной политики, в решающей степени зависящей от активного участия граждан, направленного на улучшение современного города и планирование города завтрашнего дня (заместитель губернатора DKI, апрель 2019, личное интервью).Запланированный перенос столицы страны в Восточный Калимантан может повлиять на город неожиданным образом. 15

Во многих городах, таких как Джакарта, рост популярности таких подходов к вовлечению граждан и совместных бюджетных усилий правительства в эпоху децентрализации сталкивается с многочисленными трудностями с точки зрения финансовых, политических и административных возможностей (Bunnell, Miller, Phelps , & Тейлор, 2013). Однако другой важный вопрос, упомянутый ранее, который требует большего внимания, — это отстранение от города, которое испытывают городские жители, потому что они более временны и разнообразны по сравнению с сельским населением, которое, как правило, имеет более сильные модели участия (Feruglio & Rifai, 2017).Существует также разнообразие профилей городских жителей, которые в процессах составления бюджета с участием общественности часто не принимаются во внимание либо по замыслу (маргинализированные группы, такие как мигранты, женщины, дети, люди с ограниченными возможностями), либо из-за отсутствия возможностей местных властей (Feruglio & Rifai , 2017).

Помимо внутренней миграции, существует небольшая, но значительная популяция международных мигрантов, как постоянных, так и временных, что делает Джакарту космополитическим городом. Важной частью этого демографического сегмента является дипломатический корпус и представители международных организаций, включая Секретариат АСЕАН, а также экспатрианты и беженцы. 16 По состоянию на конец 2018 года в Индонезии было 95 335 иностранных рабочих, что примерно на 11% больше, чем в 2017 году, и большинство из них — профессиональные работники (Kulsum, 2019). Эти мигранты, большинство из которых находятся под эгидой экспатов, прибыли из Восточной Азии (Япония, Корея, Китай и Тайвань), Южной Азии (Индия и Пакистан) и Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ) и других. В топ-5 стран происхождения входят: Китай, Япония, Южная Корея, Индия и Малайзия (Kulsum, 2019). Прибытие этих людей можно увидеть, хотя и не исключительно, в появлении новых предприятий и новых разработок в сфере недвижимости, которые быстро разрослись по всему городу.Присутствие и важность этих популяций также отражается в различных формах космического производства. Эти изменения в демографических характеристиках города можно увидеть пространственно, что видно по видимым анклавам в частях города, где проживают определенные группы. Существуют предприятия и услуги, удовлетворяющие повседневные потребности мигрантов, такие как особые религиозные здания, супермаркеты, рестораны, различные виды торговли, образовательные учреждения и культурные центры (Ajistyatama, 2014; Hang, 2015).

2.3. Городские проблемы и парадигмы планирования

Проблемы, с которыми джакартанцы сталкиваются в повседневной жизни, далеко не новы, хотя они, кажется, ежедневно обновляются. Повествования также не призывают перенести столицу подальше от текущего местоположения и в обстановке, тщательно спланированной с нуля, уникальной для Джакарты. 17 Одной из самых острых проблем Джакарты является загрязнение, и, возможно, одной из наиболее очевидных форм загрязнения является шум. В городе, заполненном тысячами автомобилей, мотоциклов и других типов транспортных средств, неудивительно, что шум сильно влияет на эту почти постоянно закрытую столицу.Неудивительно, что Джакарта была признана одним из самых стрессовых городов Азии и мира (Zipjet, 2017). Почти постоянный грохот двигателей сочетается с повседневными звуками, такими как призыв к молитве или азан. Несмотря на призывы различных слоев общества, включая бывшего вице-президента Индонезии, к регулированию выступлений в мечетях, призыв к молитве остается очень деликатным вопросом в индонезийском обществе (Tempo.co, 2012).

Другой формой загрязнения, пронизывающим почти все аспекты городской жизни в Джакарте и ее метрополитене, является загрязнение воздуха.Помимо свинца, оксида углерода, диоксида серы, диоксида азота и озона, твердые частицы PM 2,5 являются значительным загрязнителем. 18 В Джакарте PM 2,5 в среднем составляет около 160, что, согласно Индексу качества воздуха (AQI), считается «вредным для здоровья для всех» (AQI, 2019). Помимо загрязнения воздуха и шума, загрязнение воды является еще одной важной экологической проблемой Джакарты.

Хотя на разных уровнях и степени, загрязнение также повсеместно распространено в реках, каналах и подземных водах Джакарты.За последние несколько лет для решения этой проблемы были сформулированы различные стратегии (Luo et al., 2019). Одна из таких политик касается выселения незаконных или незаконных поселений. Сообщества вдоль берегов рек или каналов обвиняются в засорении рек и использовании их для удаления сточных вод, что не только загрязняет воду, но и делает Джакарту более подверженной наводнениям (Van Voorst & Padawangi, 2015). Тем не менее, загрязнение воды — не недавняя проблема Джакарты. Фактически, некоторые источники восходят к его происхождению более века назад, во время производства батика.

В 1900-х годах голландцы считали периферию Батавии идеальной для производства печатного батика ( шапка батика ). Районы, расположенные в нынешней Центральной и Южной Джакарте, были выбраны из-за их небольших ручьев или ручьев для отвода лишней воды от процесса батика (Нурдалия, 2006). Однако в середине 1990-х годов правительство Джакарты 19 приказал перенести все батиковые мастерские и фабрики из столицы на периферию, особенно в Тангеранг, Бекаси или Чикаранг.Это должно было ограничить загрязнение рек, пересекающих город. Постановление, включенное в первый генеральный план города, также было направлено на то, чтобы подтолкнуть развитие города к восточной и западной частях столицы, чтобы уменьшить дорожное движение и демографическую плотность. Этот запрет привел к дальнейшему росту жилых районов, поскольку бывшие мастерские и фабрики были преобразованы в частные дома. Как следует из этого постановления, одним из способов решения проблем города правительством является перепланировка и планирование городского пространства.

Вскоре после того, как Джакарта официально стала столицей страны (Undang-Undang No. 4 Tahun 1964), городское правительство выпустило свой первый Генеральный план (1965–1985). Генеральный план касался трех основных видов использования городских земель: промышленных, незапланированных и общественных зданий. Это привело к созданию проспектов и улиц, строительству инфраструктуры и созданию большего количества жилых районов. Дополнительное жилищное расширение на земли, ранее занятые сначала кампунгом и рисовыми полями, а затем фабриками и мастерскими, привело к появлению городского среднего класса с высшим образованием и смешанного этнического происхождения, который процветал в городах Индонезии в 1980-х годах (Aspinall, 2005; Bresnan, 2005; Taylor , 2012).

Следующий генеральный план Джакарты (1985–2005) вызвал беспрецедентное количество изменений в жилых зонах, ориентирующих развитие центральной части Джакарты на смешанное использование. В течение нескольких лет развитие инфраструктуры и дальнейшее увеличение инвестиций привели к радикальному изменению ландшафта центральной Джакарты и Джакарты в целом. Таким образом, в течение 1980-х годов на территории бывшего кампунга почти повсюду росли новые постройки. Фактически, во время Нового порядка Сухарто Джакарта быстро росла благодаря огромным инвестициям в сектор недвижимости, уделяя особое внимание офисам, коммерческим зданиям, высотным жилым зданиям и отелям (Pravitasari, Saizen, Tsutsumida, Rustiadi, & Pribadi, 2015). .Только в 1988 и 1989 годах экономика города выросла более чем на 13,9% (Региональный исследовательский совет Джакарты, 2013). Такое увеличение, во многом благодаря концентрации иностранных и внутренних инвестиций в столице, в конечном итоге ознаменовало рост инвестиций в недвижимость и спекулятивного урбанизма в Джакарте (Herlambang et al., 2018; Leitner & Sheppard, 2018).

Два десятилетия спустя, начиная с 2010 года, в рамках Генерального плана города на 2010–2030 годы Джакарта претерпела глубокие изменения.Целые районы, особенно в центральной части Джакарты, снова были разделены на три доминирующие зоны: общественные, многофункциональные и многоэтажные жилые. Молчаливо, не устраняя пробелы между правилами зонирования и существующими условиями в различных частях города, новый генеральный план позволил застройщикам продолжить создание большего количества земельных банков на допустимых уплотненных территориях. Однако, возможно, впервые план признает наличие и непрерывность некоммерческих или жилых мест в качестве религиозных мест, освобождая их от потенциального выселения, которое, похоже, расширилось почти повсюду в городе.

В дополнение к территориальному планированию и инфраструктуре, коммунальные услуги (электричество и газ), водоснабжение, канализация, транспорт, доступное жилье, образование являются основными муниципальными услугами, которые также должны предоставляться и управляться правительством провинции. Хотя наблюдатели утверждали, что он отстает в большинстве секторов, хотя, по сообщениям, экономика значительно растет (Baker, 2012). В этом контексте произошел «поворот на основе широкого участия» в этом отношении, когда гражданское участие в пространственном планировании и составлении бюджета ( musrenbang с 2000 г., Dana Desa с 2014 г.) было введено и органические формы сотрудничества в сообществах, таких как городские деревни в Джакарте поощряются и поддерживаются усилиями как неправительственных, так и правительственных (Feruglio & Rifai, 2017).

Это сделано для изменения развития после обретения независимости, что отражает нисходящий подход к планированию, ориентированный на обслуживание «городской элиты и подключение к глобальным сетям рыночных потоков, но имеющий меньшие прямые выгоды для большинства населения. »(Ло, 2010). В то время как составлению бюджета на основе участия уделялось больше внимания с точки зрения того, чтобы сделать его доступным для среднего гражданина, в территориальном планировании дело обстоит не так. Согласно Территориальному плану Джакарты ( Rencana Tata Ruang Wilayah Jakarta ) 2030, который является пересмотренным планом RTRW Jakarta 2010, выделены четыре стратегических вопроса, на которых следует уделять более пристальное внимание — транспортная система и инфраструктура, городская система управления наводнениями и дренажем. , обеспечение городских коммунальных услуг (чистая вода, удаление жидких и твердых отходов, телекоммуникации, энергия) и зеленых открытых пространств (DKI Jakarta, 2011).В основе плана лежат 3 основных принципа: управляемый рост, а не развитие «как обычно», основой функционального планирования является модель Jabodetabekpunjur Metropolitan, а также переход от модели «заинтересованных сторон» к модели «акционеров» (DKI Jakarta, 2011).

Растет озабоченность по поводу того, интегрируется ли это совместное и основанное на сообществе планирование в официальное основное планирование (Padawangi, 2019). Некоторые из основных проблем для участия в составлении бюджета с участием общественности включают доступ к информации для определения потребностей и приоритетов сообщества, а также о процессе составления бюджета с участием общественности — что происходит с предложениями, внесенными гражданами, и учитываются ли они и выполняются ли , или может контролироваться (подотчетность) (Feruglio & Rifai, 2017).

4. Заключение

Это первая из серии работ, посвященных городам Юго-Восточной Азии. Цель этой серии — не только представить общепринятые и академические точки зрения на город, но и охватить обучение людей и практиков в этой области и включить их опыт и мнения о городе в качестве данных.

В этой статье мы представили традиционные точки зрения, с которых мы рассматриваем Джакарту как первый уровень, борясь с ее негативным восприятием и предлагая вид на город снизу во втором.Представляя эти точки зрения, мы раскрываем то, как практикующие видят и живут в городе. Основной мотивацией этого подхода является признание того, что граждане трансформируют Джакарту разными способами, и раскрытие механизмов, с помощью которых они это делают, чтобы начать понимать, как и в какой степени участие граждан может и будет работать в различных сферах жизни. столица Индонезии. Какие бы новые идеи, политика или программы ни предлагались для решения городских проблем и вопросов, необходимо всегда помнить о том, как город, как живое существо, можно и нужно рассматривать, — отношения, которые он имеет со своим населением. физическое окружение, множественность его прошлых, настоящих и будущих повествований, разнообразие его обитателей, кажущаяся приземленной и ритмичной повседневной жизнью и различные узлы силы.

Объединяя академические теории и методологии, бросая вызов эмпирическим стереотипам и возвращаясь в поле, чтобы учиться у тех, кто практикует в городе, мы стремимся донести это объединение до читателя и продемонстрировать потенциал этих ориентированных на граждан подходов . Мы не делаем здесь новых открытий и не представляем окончательный вид города, поскольку его изображение — это постоянно строящийся проект. В этой статье мы надеемся подчеркнуть важность наблюдения на местах за тем, как люди живут в городе и его формировании, а также на его активном понимании, понимание, которое, следовательно, постоянно развивается и бурно растет.

4.1. Эпилог: Джакарта, живое существо

Для более чем десяти миллионов душ, живущих в пределах его пространственных границ, Джакарта не предлагает золотой середины: ее либо ненавидят, либо обожают. Отсюда его прозвище «Большой дуриан». Некоторые утверждали, что Большой Дуриан нельзя сравнивать с Большим Яблоком Нью-Йорка. Скорее, это отвратительный сенсорный эквивалент, который вызывает споры среди джакартанцев. Несмотря на то, что Джакарта устрашающая, тернистая, отталкивающая и зловонная, как «король фруктов», она также могла быть волнующей, чувственной и восхитительной.Джакартанцы, независимо от того, проживают ли они временно или просто проезжают мимо, похоже, постоянно находятся в отношениях любви / ненависти с городом.

Стереотипов о Джакарте предостаточно. Они производятся и воспроизводятся с помощью различных средств, будь то академические статьи, статьи в прессе, социальные сети, лидерами правительства, оппозиционными лагерями, иностранцами и гражданами. Беглый взгляд на город в его физическом проявлении, кажется, подтверждает эти часто негативные взгляды — пробки на дорогах в различных частях города; мультисенсорное загрязнение, подавляющее новичков и разочаровывающее старожилов; перенаселение тонущего города, который сталкивается с парадоксальной ситуацией с водой — страдает от ее избытка во время частых наводнений и нехватки воды для питья; облагораживание города, которое привело к дальнейшей сегрегации между различными группами людей с различным социально-экономическим статусом в городе; постоянная быстротечность его жителей и бесконечный вопрос , кто такой джакартанец?

Тем не менее, более глубокий взгляд на город, выходящий за рамки его материальных проявлений, выявляет присущие Джакарте сложности, которые нелегко поддаются упрощенной характеристике хаоса или порядка — города, исторически построенного на неудобном, но неизгладимом колониальном фоне; капитал, постоянно информированный и планируемый на основе идеалов, местных и импортированных интерпретаций мобильности, а также конкурирующих центров и практик власти; разорванный открытый городской пейзаж, где обширные территории бесконечно гноятся в течение десятилетий, долгие годы после эпизодов насилия; мегаполис периодически модернизируется, создавая антиутопические слои, с которыми он обычно ассоциируется.Это особенно важно при поиске решений как очевидных, так и неясных городских проблем и проблем. На момент написания (апрель 2020 г.) Джакарта подвергается частичной изоляции в попытке сдержать распространение коронавирусной болезни (COVID-19). Любой такой густонаселенный и сложный город, как Джакарта, не выдержал бы такой попытки. Власти, как и везде, были застигнуты врасплох, хотя у них был некоторый опыт борьбы с птичьим гриппом в 2009 году, поскольку уровень готовности не поддерживался (Nugroho, 2020).Неспособность государства вызывает еще большее раздражение, учитывая, насколько нынешняя пандемия не похожа ни на что, что мир видел в новейшей истории.

Показано противоречие между различными уровнями правительства по поводу того, какие действия следует предпринять, каковы должны быть приоритеты, кто должен руководить и предоставлять ресурсы. Децентрализация в данном случае затруднила координацию действий правительства, а фрагментация общества все еще ощутима из-за прошедших президентских и приближающихся региональных выборов (Nugroho, 2020).Тем временем различные низовые организации выступили различными способами, чтобы компенсировать слабость правительства в борьбе с пандемией и ее последствиями — ситуация, обычная для большинства наблюдателей в Индонезии (Preuss, 2020). Первоначально существовала двойственная позиция относительно ограничения передвижения и запрета ежегодного исхода в Рамадан ( mudik ) из-за экономического и политического соперничества и соображений (Mariani, 2020). Президенту Джокови нужно было выполнить свое обещание об экономическом росте, и остановка такого массового перемещения людей или изоляция отрицательно повлияли бы на экономику (AsiaOne, 2020).В дополнение к отсутствию прозрачности правительства и общественной информации, сложность общества проявляется в том, что меры социального дистанцирования могут сбивать с толку и очень сложно применять. Это особенно связано с характером плотного жилья (само собой разумеющееся пространственное проявление социального капитала) и неформальной работы для многих жителей города и мигрантов.

В текущем контексте COVID-19 география служб экстренной помощи, спонсируемых частными лицами, 23 заметно появились в городе, где давно незаметно шла приватизация общественных пространств ( ). 24 В этом, казалось бы, бесконечном междуцарствии COVID-19 джакартанцам пришлось научиться жить с невидимым врагом. Враг, единственное существование которого они знают из растущего числа случаев заражения сограждан, членов семей и друзей, и о тревожных масштабах которого они могут судить только из распространения непроверенных новостей и слухов, например, растущего числа незарегистрированных могил на частных дворах. и общественные парки в густонаселенных городских кварталах и поселках городского типа. В настоящее время количество случаев COVID-19 и связанных с ними смертей сложно определить из-за различных механизмов отчетности, а также из-за множества факторов, таких как ограниченное тестирование, отставание в тестировании и неадекватная система здравоохранения (Syakriah, 2020).На данный момент сообщается, что в Индонезии самый высокий уровень смертности от COVID-19 в Азии (Siregar, 2020).

Реклама на метро Джакарты.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Джакартанцы знают, что однажды COVID-19 утихнет и, в конце концов, исчезнет. Но до тех пор, как и во всем остальном мире, маски, социальное дистанцирование наряду с сезонными мерами, такими как запрет mudik , кажутся единственными доступными для джакартанцев способами смягчить немедленный след разрушения, которое пандемия оставляет ежедневно. основание.Еще неизвестно, как долго продлятся другие последствия этих смутных времен, особенно те, которые влияют на средства к существованию людей и, конечно же, на их память о городе.

Примечания

1 Из них 73,92% составляют мотоциклы, легковые автомобили 19,58%, грузовые автомобили 3,83%, общественный транспорт 1,88% и служебные автомобили 0,79%. Источник: Badan Pusat Statistik (BPS) (Центральное статистическое агентство Индонезии), 2018.

2 В 2015 году по загруженности Джакарта опередила Стамбул, Мехико, Сурабая, Санкт-Петербург.Санкт-Петербург, Москва, Рим, Бангкок, Гвадалахара (Мексика) и Буэнос-Айрес. Согласно данным Castrol Magnatec Stop-start Index 2015, автомобилисты Джакарты совершали в среднем 33 240 старт-стопов в год. Источник: http://www.castrol.com/id_id/indonesia/car-engine-oil/engine-oil-brands/castrol-magnatec-brand/stop-start-index.html.

3 Исламский призыв к молитве.

4 Сигареты из смеси табака и гвоздики.

5 Оладьи, бананы, тофу или баксо (фрикадельки) горенган — популярная уличная закуска в городах Индонезии.

6 Пахучие рыбные клецки на пару с овощами, подаются с арахисовым соусом.

7 Традиционный суп из бульона цвета куркумы, приправленный луком-шалотом, чесноком, галангалом, имбирем и кориандром, с говядиной или курицей и овощами. Обычно его подают с креветочными крекерами ( krupuk ).

8 По оценкам, более половины всего населения Джакарты полагается на грунтовые колодцы для получения воды. Источник: (ADB, 2016).

9 Подробнее о Генеральном плане Кота Туа 2014 года по сохранению и возрождению исторического центра города: Возрождение культурного наследия.Комплексный городской план возрождения Кота Туа в Джакарте , ОГМВ, 2017. https://www.uclg.org/sites/default/files/peer_learning_note_22.pdf.

10 Совершенно новая система размещения офисов, квартир, торговых центров и других объектов в одном месте.

11 «Комментарий: мы идем к демографическому бонусу или катастрофе?», The Jakarta Post, , 5 марта 2018 г. https://www.thejakartapost.com/academia/2018/03/05/commentary- мы-идем-к-демографическому-бонусу-или-катастрофе.html.

12 Demographia World Urban Areas, , 16-е ежегодное издание (апрель 2020 г.) http://demographia.com/db-worldua.pdf. Мегаполис определяется как городская территория с населением более 10 миллионов человек.

13 Венделл Кокс, «Эволюционирующая городская форма: Джакарта (Жаботабек)», New Geography, 31 мая 2011 г. http://www.newgeography.com/content/002255-the-evolving-urban- форма-джакарта-жаботабек. Здесь считается, что пригороды находятся в пределах городской зоны, но за пределами центральной части Джакарты.

14 «Внутренний мигрант» — это тот, кто переезжает с одного места на другое для проживания, пересекает административные провинции и живет в новом жилище или намеревается остаться не менее 6 месяцев, с разницей между нынешним и бывшим жилье также используется в качестве прокси для миграции. В нем выделяются две группы мигрантов: «пожизненный мигрант» — это тот, чье текущее жилище находится в другой провинции, в которой он родился; «Недавний мигрант» — это тот, чье жилище последних пяти лет отличается от нынешнего.Источник: «Migrasi Internal Penduduk Indonesia Hasil Sensus Penduduk 2010», BPS, 2012.

15 «Президент Индонезии объявляет о месте новой столицы на острове Борнео», CNA, 26 августа 2019 г. https: // www. channelnewsasia.com/news/asia/indonesia-picks-borneo-island-as-site-of-new-capital-joko-widodo-11842756.

16 По данным УВКБ ООН в 2019 году, многие из почти 14000 беженцев и лиц, ищущих убежища, которые в настоящее время находятся в Индонезии, базируются в Джакарте, при этом большинство из них прибыли из Афганистана, Сомали и Мьянмы.Источник: https://www.unhcr.org/id/en/figures-at-a-glance.

17 В конце 1950-х годов Сукарно, первый президент Индонезии, планировал перенести столицу недавно получившего независимость государства в Палангкарайю (Центральный Калимантан) (Labolo, Averus, & Udin, 2018). Идея переехать в Калимантан, в Букит Сухарто, Букит Нюлинг или Палангкарая возникла в 2015 году, через несколько месяцев после того, как президент Видодо был избран на свой первый срок (The Jakarta Post, 4 мая 2019 года). В 2005 году Мьянма заменила свою столицу Нейпьидо на Янгон, а в 1960 году Бразилия заменила Рио-де-Жанейро на Бразилию — оба новых города были запланированными городами.Источник: «Почему Индонезия переносит свою столицу? Все, что вам нужно знать », The Guardian , 27 августа 2019 г.

18 Эти частицы шириной менее 2,5 мкм могут проникать в легкие и вызывать долгосрочные повреждения (Xing, Xu, Shi, & Lian , 2016).

19 Источник: KEPUTUSAN MENTERI NEGARA LINGKUNGAN HIDUP NOMOR: KEP-51 / MENLH / 10/1995. https://lingkunganhidup.jakarta.go.id/wp-content/uploads/2019/10/Kepmen-LH-No.51-Tahun-1995-Baku-Mutu-Limbah-Cair-Industri.pdf.

20 «Qlue — это приложение для социальных сетей, которое позволяет пользователям сообщать о проблемах непосредственно городским властям и предприятиям, а также делиться информацией (sic) с соседями вокруг них, чтобы помочь в создании (sic) умного города. Отчеты граждан будут отправляться соответствующим должностным лицам в режиме реального времени. Статус каждого отчета можно отслеживать с помощью приложения Qlue и панели инструментов Qlue в mycity.qlue.id ». Получено из Google Playstore.

21 По данным APJII (Ассоциация интернет-провайдеров Индонезии), проникновение интернета в 2018 году достигло 143 млн.Пятьдесят восемь процентов пользователей Интернета сконцентрированы на Java, а большинство (72,41%) сконцентрировано на уровне города или округа.

22 Источники: IMD Smart City Index, 2019, https://www.imd.org/smart-city-observatory/smart-city-index/; Рейтинг 50 лучших правительств умных городов 2018/19, Eden Strategy Institute и ONG & ONG (OXD), www.smartcitygovt.com.

23 Вскоре после вспышки COVID-19 PT Jaya, одна из крупнейших строительных компаний в Индонезии, спонсировала установку общественных раковин на тротуарах в целях повышения уровня гигиены среди жителей Джакарты.См. «Dorong warga rajin cuci tangan pemprov DKI sediakan wastafel portable di tempat umum (Чтобы побудить граждан мыть руки, правительство Джакарты устанавливает портативные раковины в общественных местах)», Terbaiknews , 23 марта 2020 г. https: // terbaiknews .net / berita / jakarta / dorong-warga-rajin-cuci-tangan-pemprov-dki-sediakan-wastafel-portabel-di-tempat-umum-37.html.

24 Вскоре после открытия первой станции метро в Джакарте (апрель 2019 г.) частные компании могли купить права на наименование (и добавить свое название) на пять станций: Dukuh Atas BNI , Setiabudi Astra , Istora Mandiri , Blok M BCA и Lebak Bulus Grab .После рекламы права на название являются наиболее важным источником дохода для MRT Джакарты (DetikFinance, 20 ноября 2019 г.). https://finance.detik.com/infrastruktur/d-47/ini-stasiun-mrt-jakarta-yang-dijual-paling-mahal.

Джакарта: город городов

Abstract

Джакарта, город приматов в Индонезии и вторая по величине городская агломерация в мире, переживает глубокую трансформацию. Свежий обзор города Джакарты давно пора, учитывая, что на рубеже тысячелетий произошли важные события и события (азиатский финансовый кризис и децентрализация в Индонезии, среди наиболее важных), а также тот факт, что город является живое существо со своими собственными процессами, которые нужно исследовать.Жители города теперь также занимают центральное место в этих городских процессах, включая недавнюю реакцию на пандемию COVID-19. В нашей статье Джакарта эвристически представлена ​​в двух направлениях: город представлен с традиционной и академической точек зрения на такие мегаполисы, как он, что включает борьбу с его негативным восприятием, и, что более оригинально, с наблюдением за городом снизу, обращая внимание на точки зрения граждан и практиков. город. При этом мы опираемся на историю, географию, антропологию, социологию и политологию, а также на наш опыт исследователей, базирующихся в этом регионе и ставших свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, с идеей, что изображение city ​​- это проект, который постоянно строится.

Ключевые слова: COVID-19, Повседневные трансформации, Многослойный город, Мегаполис, Постоянная временность, Умный город

1. Повседневная Джакарта

Современная Джакарта и ее метро кажутся массивными и хаотичными камнями из бетона, асфальта и т. Д. автомобили и люди. Ежедневно по улицам проезжает более 20 миллионов автомобилей; ежегодно на улицы выходит примерно на 11% больше мотоциклов, автомобилей, автобусов и грузовиков (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). 1 В среднем автомобилисты проводят более половины светового дня в пробке, а когда они могут двигаться, их скорость составляет всего около 5 км / ч в период пик ( Tempo.co , 2015). 2

Площадь города (включая Джакарту и ее метро) составляет 4384 км 2 , а плотность населения составляет около 13 000 человек на км 2 (То же). Такая высокая плотность населения делает землю одним из самых востребованных товаров в городе, что мало чем отличается от мегаполисов в других местах. Постоянное давление, которое растущее население оказывает на дефицитную землю, приводит к острым проблемам с мобильностью и постоянным недостаткам инфраструктуры. Одновременно конкуренция за землю в Джакарте порождает бесконечный цикл конфликтов, вторжений, выселений и вечных юридических споров между первоначальными владельцами, застройщиками и другими влиятельными агентами (Herlambang, Leitner, Liong Ju, Sheppard, & Anguelov, 2018) .

Каждый день город и сельская местность, кажется, сливаются в этом пространственном конгломерате, в своего рода череду цветов кожи и глаз, языков, разговоров, воспоминаний, криков, бдительных глаз, слухов и сплетен. Смешанный с сиренами, стуком и бурением, пением птиц, грохотом вертолетов, adhan , 3 гудки транспортных средств, визг подъемных кранов, квакающие лягушки, речи продавцов, кряканье уток, рев двигателей и свист ветра — все это становится частью одной и той же вездесущей миазмы рвоты, мочи, пота, kretek , 4 стоячая вода, горящий мусор, копчености, духи, смог, горенган , 5 керосин, открытая канализация, сиомай 6 и сото 7 которые, кажется, навсегда окутывают жителей и прохожих Джакарты.

В предыдущих абзацах мы видим, как время и пространство материализуются в различных модальностях и пересекаются в городе Джакарта, живом, многоуровневом ландшафте людей и объектов — городе городов. Профилирование города со всеми его сложностями и противоречиями никогда не бывает простым или постоянным делом. Тем не менее, мы попытаемся сделать это путем эвристического профилирования Джакарты в два этапа. Во-первых, мы подходим к городу с традиционной точки зрения, включая предсказуемые негативные аспекты мегаполисов, таких как Джакарта.Во-вторых, в несколько более нетрадиционном варианте мы предлагаем проанализировать и понять Джакарту, наблюдая за городом снизу, выдвигая на первый план точки зрения горожан и практиков города. Это сделано для того, чтобы проиллюстрировать различные способы видения города, включая Джакарту, и то, как это делается на основе понимания повседневных преобразований города, которые развиваются в пространстве и времени.

Учитывая, что последний профиль Джакарты в этом журнале был опубликован почти два десятилетия назад (Cybriwsky & Ford, 2001), мы считаем, что обновленный профиль Джакарты, столицы самой густонаселенной страны Юго-Восточной Азии, давно пора.На рубеже тысячелетий произошли важные события. Последствия азиатского финансового кризиса 1997–1998 годов будут ощущаться и спустя годы. То же самое можно сказать и о новой политике региональной автономии и особенно о фискальной децентрализации Индонезии с 1999 года, в результате которой развитие городов все больше становится прерогативой местных властей. Но главные события — не единственные причины перемен. Как исследователи, работающие в этом регионе и ставшие свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, наша цель также состоит в том, чтобы осмыслить город как живое существо со своими собственными процессами, посредством которых он периодически возникает заново, и признать, что у граждан есть с тех пор стали важными агентами перемен в городе.Хотя импульс для изменений и процессов не обязательно уникален для других развивающихся городов, результаты вполне могут быть такими, как последствия COVID-19 во всем мире. Хотя в этом профиле основное внимание уделяется Джакарте и ее характерным обстоятельствам, мы считаем, что он представляет собой интересные и важные уроки для восприятия подобных городов на Глобальном Юге. Он помещает Джакарту в ряды богатой литературы об этих других городах.

2. Обычный вид на город

Джакарта расположена на северо-западном побережье Явы в устье Циливунг, реки с каналом протяженностью более 100 км, которая течет из внутренних районов Явы, пересекает город и затем впадает в Джакартский залив.Особый столичный регион ( Daerah Khusus Ibukota — DKI) в Джакарте занимает площадь примерно 664 км 2 земли ( ) и 6977 км 2 моря, где расположен архипелаг Тысячи островов ( Kepulauan Seribu ). Однако разрастание города выходит далеко за его формальные пределы ( ). С населением 10,56 миллиона человек в 2019 году Джакарта является шестой по численности населения провинцией Индонезии, где проживает 3,94% населения, и самой густонаселенной провинцией Индонезии ().

Таблица 1

Количество жителей, плотность населения и площадь шести самых густонаселенных провинций Индонезии.

10184 млн )
Провинция Количество жителей в 2019 году
(% от общей численности населения)
Плотность населения на км 2 Площадь, км 2
(% от площади Индонезии)
Западная Ява 49,32 миллиона (18,4%) 1394 35377 (1,85%)
Восточная Ява 39.69 миллионов (14,81%) 831 47,803 (2,49%)
Центральная Ява 34,72 миллиона (12,95%) 1058 32,800 (1,71%)
Северный регион (5,43%) 200 72,981 (3,81%)
Бантен 12,92 млн (4,82%) 1338 9662 (0,50%)
DKI 15900 664 (0.03%)
Источник: Статистический ежегодник Индонезии, BPS (2020).

Джакарта в Джабодетабеке и Яве.

Источник: Центр инновационных городов Ли Куан Ю (LKYCIC).

Как особая столичная территория Республики Индонезия, DKI Jakarta имеет тот же административный уровень, что и провинция (из которых 34 в Индонезии), с прямым избираемым губернатором в качестве главы города / местного правительства с 5- годовой срок. Административная структура города состоит из исполнительной власти (т.е. губернатор и 4 вице-губернатора) и законодательная власть (то есть назначенные члены политических партий, вооруженных сил и т. д.). В DKI Jakarta есть пять административных муниципалитетов — Южная Джакарта, Восточная Джакарта, Центральная Джакарта, Западная Джакарта, Северная Джакарта (каждый возглавляет мэр, назначаемый губернатором) и одно административное регентство, Тысяча островов (во главе с назначенным регентом). По своей природе правительство DKI в Джакарте — централизованное, региональное, с меньшей автономией для муниципалитетов, чем в других частях Индонезии (Cybriwsky & Ford, 2001).Эти единицы дополнительно разделены на 44 района ( кечаматан ) и 267 подрайонов ( келурахан ) в общей сложности.

Перекрывающиеся соседние города, Джакарта и ее метро сливаются, превращая индонезийскую столицу в мегаполис, известный в местном масштабе как Джабодетабек (сокращение от Джакарта, Богор, Депок, Тангеранг и Бекаси) (). За исключением некоторых холмистых районов в южных частях города, Джакарта раскинулась на невысокой равнинной местности. Протяженные части находятся на высоте от –2 до 50 м над уровнем моря, и в целом высота города составляет всего 5 м над уровнем моря.Джакарта действительно в решающей степени сформирована водой. Его береговая линия и морское дно ежегодно подвергаются сезонным наводнениям. Город простирается на обширной территории аллювиальной низменности, образовавшейся из-за окружающих его вулканов, то есть Салак, Пангранго и Геде. Эта плодородная аллювиальная равнина, пересекаемая 13 реками, исторически была болотистой, что делает ее очень подходящей для выращивания риса и других сельскохозяйственных работ. Из-за этого, а также в дополнение к руслам рек, каналы и плотины поливают подземные воды города. 8

В Джакарте тропический муссонный климат. Сезон дождей обычно начинается в ноябре и длится до июня; затем в городе наступает сухой сезон. Осадки более интенсивны в зимние месяцы, с декабря по март. Эта тесная взаимосвязь между городом и водой, а также климатом часто затушевывается доминирующими политическими представлениями о наводнениях, вызванных общинами, живущими на берегах рек (Padawangi, 2019). Решения по смягчению последствий в основном включают проекты рекультивации (Puspa, 2019) и / или перемещение людей (иногда путем принудительного выселения) с берегов рек для расширения и углубления рек города (Van Voorst & Padawangi, 2015).Эти действия могут нанести вред окружающей среде и местным средствам к существованию больше, чем облегчить проблемы наводнений (Chan, 2017; Kusumawijaya, 2016). Людям часто предоставляется возможность самостоятельно справляться с последствиями изменения климата, поскольку этому вопросу уделяется мало внимания со стороны руководителей правительства (Kurniawan, 2018), и в некоторых случаях они вынуждены нести вину за них (Van Voorst & Padawangi, 2015).

2.1. Историческая справка

Истоки Джакарты можно проследить за столетия до того, как город стал колониальным поселением, начиная с эпохи неолита в районе Буни (ок.400 г. до н.э.). Протянувшись вдоль северо-западного побережья Явы к южным внутренним районам, различные цивилизации накладывались друг на друга. Одним из них, старейшим на индонезийском архипелаге, является Таруманагара. Остатки этого королевства представлены надписью Тугу, найденной недалеко от Танджунг Приок, современного порта Джакарты. В 9 веке, когда Королевство Сунда стало одним из вассалов Шривиджайи, Сунда Келапа стала известна как один из главных портовых городов на побережье северо-западной Явы.В этот период порт впервые стал столицей.

Благодаря своему стратегическому расположению, Сунда Келапа быстро стала желанным владением соседних мусульманских королевств Демак и Чиребон. После того, как Сунда Келапа пала под властью Фатахиллаха, лидера исламских сил, название порта было изменено на Джаякарта, и недолгий период славы озарил город (Gultom, 2017). Возрастающее давление, оказываемое голландской Ост-Индской компанией (VOC), в конечном итоге подорвало бы отношения между Королевством Бантен и английской Ост-Индской компанией, оставив голландцам свободный путь для присвоения и полного контроля над портом.В этот период ЛОС начал строительство цитадели, пространственной привязки, определенной как отправная точка колониальной Батавии (Идем).

Историческое происхождение Батавии было связано с приходом голландской колониальной власти и взаимодействием европейцев с китайцами и иммигрантами из других частей Индонезийского архипелага (Abeyasekere, 1987). Однако, несмотря на некоторые внешние особенности, Батавия была далеко не просто укрепленным голландским городом. На самом деле, некоторые ученые утверждали, что в до-голландских городах также были стены, каналы и даже подобная внутренняя организация (Miksic, 1990).Примером этого является само понятие kampung . Кампунг, ошибочно переведенный как «деревня» или считающийся «голландским нововведением», представлял собой участок в пределах земель, контролируемых дворянином (Abeyasekere, 1987). Приняв такое территориальное деление в Батавии, а также в других городах, голландцы смогли разделить группы на основе этнической принадлежности, религии, занятия или других характеристик. Каким бы ни было происхождение кампунга, по прошествии более трех столетий голландский колониальный период оставил свой отличительный след в ландшафте города (То же).

Развитие Батавии имело два эпицентра, первый на севере Джакарты в районе, известном сегодня как Кота Туа (Старый город) ( ), 9 недалеко от порта Зунда Келапа и второй в южной части города, построенный как оборонительный рубеж от повторяющихся британских атак. Этот южный район окружал Велтевреден, колониальную усадьбу, где теперь находятся Национальный памятник (Монас), Танах Абанг, Гамбир и Лапанган Бантенг в Центральной Джакарте. Эти достопримечательности, наряду с множеством других величественных зданий, стали символами победы и могущества в колониальный период XIX века.В 20 веке, после начала Второй мировой войны и под контролем японцев, колониальная слава города закончилась. Этот переходный период, характеризуемый изменением названия города на Джакарта, знаменует собой начало его превращения в столицу Индонезии, независимого государства.

Вид на внешнюю сторону Кота Туа после ревитализации 2014 г. (2019 г.).

Источник: Уинстон Яп, LKYCIC.

Преобразование ландшафта Джакарты, особенно между 1950 и 1965 годами, представляет собой символическое построение новой нации первым президентом Индонезии Сукарно (Kusno, 2000).Представляя Джакарту как витрину или «портал страны», Сукарно (1901–1969) рассматривал город как сцену, на которой сливаются западные (голландские) и восточные (яванские) традиции (То же). Под Сукарно здания и памятники в Джакарте смешали два важных символа власти в яванском мире: памятник ( tugu ) и дворец ( istana ) в одном месте (Pemberton, 1994). Менее чем за два десятилетия столица нации, самопровозглашенной мировым «маяком возникающей силы», заполнилась стадионами, обширными проспектами и бульварами, памятниками и широкими общественными пространствами.

Такое строительство, однако, было бы невозможно без сотрудничества с режимами по ту сторону железного занавеса. Это сотрудничество, временами восторженное, но недолговечное, оставило неизгладимый след в столице Индонезии. Гигантские инфраструктурные проекты, такие как Госпиталь Дружбы ( Rumah Sakit Persahabatan ) (1963) или стадион Gelora Bung Karno (1962), — всего лишь два примера того, как русские встраиваются в ландшафт Джакарты. В контексте Азиатских игр 1962 года эстетика под советским влиянием проявилась практически повсюду, доминируя в большинстве общественных пространств Джакарты.Художникам, как местным, так и советским, было поручено создать богатую иконографию в городе (Dovey, 2016). Венчающие бульвары и проезды, памятники, изображающие солдат, крестьян и молодежь, были материальным выражением прогресса, дружбы и государственности, а также стратегией, призванной просвещать всех индонезийцев и вселять в них чувство национальной гордости.

В отличие от Сукарно, его преемник Сухарто (1921–2008) поставил цель дифференцировать, а не заниматься новыми строительными проектами.В своем желании дистанцировать город от своего предшественника, новый подход Сухарто к Джакарте заключался в том, чтобы помешать прямому участию его граждан. Это отразилось на пресечении строительства новых массовых общественных пространств. Подход Сухарто к публичному пространству был направлен на то, чтобы изобразить новые отношения со своими гражданами, взяв на себя роль отца, который заботится о благополучии своих детей (Kusno, 2000).

Сухарто предоставил Джакарте обширную инфраструктуру, включая внутренние платные дороги, эстакады, крупнейший морской порт Индонезии Танджунг Приок и международный аэропорт Сукарно-Хатта, а также многочисленные офисные здания, торговые центры и так называемые суперкварталы. 10 При Сухарто Джакарта все больше превращалась в городскую среду, в которой преобладали высшие классы. Кусно (2000) утверждал, что джентрификация и страх перед низшими слоями населения вытеснили городскую бедноту с улиц и из общественных мест. Этот новый порядок основан на технологиях насилия и слежки, направленных на наказание индонезийцев и восстановление исламских и яванских ценностей как обязательных элементов.

Правление Сухарто, отмеченное повсеместной коррупцией и гниющим кумовством, было окончательно отменено мировым финансовым кризисом в конце 1990-х годов.Этническое насилие во время экономического кризиса в Индонезии, также известное как krismon , сыграло важную роль в свержении Нового порядка Сухарто, а вместе с ним и его желание превратить Джакарту в современный глобальный город (Firman, 1999; Bunnell & Miller, 2011) . Насилие до и после крисмона привело к исходу множества индонезийцев китайского происхождения. Уход этого мощного экономического меньшинства ускорил сокращение местных инвестиций. Насилие и экономический коллапс выразились в городском пейзаже в виде приостановленных и отмененных проектов и общественных работ.Это также привело к превращению целых областей и домов в крепости.

В начале 2000-х годов, после крисмона, для предотвращения бездомности, безработицы и социально-политических беспорядков государство разрешило городским деревням или кампунгам и другим временным поселениям расти на «заброшенных» или «пустых» землях, включая скрытые пространства. под платными дорогами, вдоль берегов рек и железных дорог в Джакарте (Кусно, А., август 2018 г., личное сообщение). Однако по мере продвижения 2000-х развитие Джакарты постепенно возобновлялось.

В разных частях города, особенно в центральном районе, новые офисные здания, кондоминиумы и мегамоллы, а также многочисленные небольшие города или анклавы, например SCBD и дальнейшее расширение Золотого треугольника Джакарты (Mega Kuningan) возникли и изменили ландшафт Джакарты. Джентрификация расширенных территорий, квазиприватизация других и изменения в использовании земель под жилые дома вызвали напряженность между застройщиками и жителями, захват земель и дальнейшее отступление кампунга.Несмотря на эту напряженность, город сегодня все еще переживает глубокие преобразования.

Недавнее преобразование города происходило в рамках внутренних и международных мероприятий, например программа нормализации реки, Игры Юго-Восточной Азии в 2018 г., протесты и беспорядки на выборах в мае 2019 г. ( ). Открытие первой линии метро в Джакарте в начале 2019 года стало еще одним фактором перемен. Другие изменения, хотя и менее заметные, в частности, связаны с сосуществованием различных способов использования города в непосредственной близости ( ), а также использование цифровых платформ и других мобильных технологий, e.г. технологии, которые люди используют для навигации по городу ( ) или взаимодействуют друг с другом в повседневной жизни.

Ограждение основных дорог в Джакарте во время майских беспорядков (2019 г.).

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Кампунг, могилы без опознавательных знаков и уличные торговцы — все они сосуществуют поблизости, рядом с пешеходным мостом.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Торговый автомат, требующий использования электронных денег.

Источник: Ирна Нурлина Масрон, LKYCIC.

2.2. Население

По официальным данным, население DKI Jakarta оценивается в 10 557 810 человек в 2019 году (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Это означает, что примерно за десять лет население города увеличилось почти на 10% с момента предыдущей переписи 2010 года. Распределение населения по шести административным округам (пять муниципалитетов и один округ) выглядит следующим образом: Восточная Джакарта (2,937 миллиона), Запад Джакарта (2,589 миллиона), Южная Джакарта (2,264 миллиона), Северная Джакарта (1.812 миллионов), Центральная Джакарта (928 110) и Тысяча островов (24 300). Центральная Джакарта — самая густонаселенная — 23 875 человек на квадратный километр, за ней следует Западная Джакарта — 19 592 человека (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Соотношение женщин и мужчин почти одинаково во всех подразделениях. В 2020 году доля лиц трудоспособного возраста 15–64 лет в населении Джакарты составляет около 71%. Это соответствует национальной ситуации, когда демографический дивиденд должен быть реализован на горизонте (ожидается, что пик будет достигнут в 2030 году) с населением трудоспособного возраста, составляющим 70% от общей численности населения Индонезии. 11

Рост населения в Джакарте был незначительным, но стабильным. Например, в 2015 году численность населения достигла 10 180 000 человек, в следующем году — 10 280 000 человек, в 2017 году — 10 370000 человек, в 2018 году — 10 467 600 человек, а в 2019 году — 10 557 810 человек (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Джакарта и ее метрополитен (Jabodetabek) с населением более 30 миллионов человек станут вторым по величине мегаполисом в мире в 2020 году. 12 Похоже, что в пригородных районах происходит значительный рост населения, составляя около 84% от общего прироста населения в мегаполисе в период с 2000 по 2010 год. 13

Перепись населения регистрирует людей в их «обычном месте жительства», что фиксирует, где обычно проживает резидент, или для лиц без постоянного места жительства, она фиксирует, где они находятся в ночь на день переписи (BPS Provinsi DKI Jakarta , 2018). Система идентификации в виде национального удостоверения личности (KTP — Kartu Tanda Penduduk ) официально регистрирует человека как гражданина Джакарты для учета в официальной статистике. Он проверен и выдается местными властями, Rukun Tetangga / Rukun Warga (RT / RW), и привязывает гражданина к местности (ITU, 2016).Эта система была модернизирована до электронной (e-KTP) в 2011 году, которая включает уникальный серийный номер, личные и биометрические данные и действительна в течение всего срока службы, в отличие от KTP, которая должна обновляться каждые 5 лет.

Хотя составить точный профиль типичных джакартанцев может быть сложно, легко утверждать, что некоторые из них на самом деле являются мигрантами. Джакарту не беспричинно называют «городом мигрантов» (Mani, 1993). Различные отчеты и исследования говорят о «дневном» и «ночном» населении Джакарты, в первую очередь из-за огромного количества пассажиров, приезжающих в город с окраин в течение дня.В 2019 г. по результатам опроса BPS ( ) показал, что из городов Богор, Бекаси, Депок и Тангеранг в столицу было 3,2 миллиона пассажиров, при этом 63,3% из них использовали мотоциклы и 26,9% — общественный транспорт (BPS, 2019). Это означает, что в DKI Jakarta днем ​​проживает около 14,2 миллиона человек, когда рабочие втекают в город из метро, ​​а вечером — около 11 миллионов человек.

Таблица 2

Жабодетабек Население в возрасте 5 лет и старше в зависимости от места жительства и статуса пригорода.

9018 % Восток Джакарта.8 87,6 Юг
Место жительства Пригородный статус
Население 5 лет и старше
Пригородные люди
Не пригородные
Итого 9018
Южная Джакарта 231,383 11,5 1,785,451 88,5 2,016,834 100
Восточная Джакарта 2,140,147 86,2 2,481,738 100
Центральная Джакарта 100,692 13,7 632,692 86,3 90,3903 7 Вест 1,937,101 87,3 2,220,170 100
Северная Джакарта 137,956 9,4 1,323,231 90.6 1,461,187 100
Богорское Регентство 408,874 8,0 4,699,765 92,0 5,108,639 100 Город 906,828 100
Депок 395,093 19,6 1,624,093 80,4 2,019,186 100
4 2,976,000 92,6 3,212,284 100
Город Тангеранг 234,137 12,4 1,650,181 1,328,812 87,1 1,525,980 100
Bekasi Regency 240,197 7,3 3,028,252 92.7 3278449 100
Bekasi Город 373125 15,1 20

84,9 2464174 100
Jabodetabek 3259894 11,1 26 053 277 88,9 29 313 171 100

В дополнение к этой сложной картине Джакарты и временной динамики ее населения, внутренняя миграция играет огромную роль в его демографических реалиях.42,5% от общей численности населения DKI Jakarta в 2010 г. составляли пожизненные мигранты ( migran masuk seumur hidup ), в то время как 7,3% населения составляли недавно прибывшие мигранты ( migran masuk увеличилось до ) (BPS, 2012). Постоянная иммиграция для DKI Джакарта является третьей по величине процентной долей от общей численности населения в Индонезии. Однако недавняя эмиграция из DKI Jakarta превышает количество прибывающих мигрантов в 2010 году, поэтому чистая миграция составила -2,9% (BPS, 2012). Это указывает на то, что, хотя Джакарта по-прежнему является привлекательным местом для внутренних мигрантов, количество эмигрантов увеличивается по мере их перемещения в соседние провинции, такие как Западная Ява, Бантен и Лампунг (Суматра) (BPS, 2012).

Джакарта была и, вероятно, останется городом мигрантов. Тем не менее, судя по некоторым привычкам этого населения, город может быть не тем магнитом, которым он, как предполагается, является. Фактически, значительная часть мигрантов Джакарты никогда не разрывала своих связей с местом своего происхождения и не делала город своим постоянным домом (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). Семьи остаются в местах своего происхождения, обустраивают свои жилища и создают предприятия. Следовательно, нередко мигранты в Джакарте всегда выбирают эти места как место назначения после выхода на пенсию.Эту стратегию поддерживают многие, но не все, рабочие, поставщики услуг и рабочие. Несмотря на то, что это дает множество преимуществ и льгот для рабочих и их семей, это ложится тяжелым бременем на город. Этот бесконечный цикл мобильности людей, а точнее, постоянная временность мигрантов в Джакарте, происходит за счет государственной политики, в решающей степени зависящей от активного участия граждан, направленного на улучшение современного города и планирование города завтрашнего дня (заместитель губернатора DKI, апрель 2019, личное интервью).Запланированный перенос столицы страны в Восточный Калимантан может повлиять на город неожиданным образом. 15

Во многих городах, таких как Джакарта, рост популярности таких подходов к вовлечению граждан и совместных бюджетных усилий правительства в эпоху децентрализации сталкивается с многочисленными трудностями с точки зрения финансовых, политических и административных возможностей (Bunnell, Miller, Phelps , & Тейлор, 2013). Однако другой важный вопрос, упомянутый ранее, который требует большего внимания, — это отстранение от города, которое испытывают городские жители, потому что они более временны и разнообразны по сравнению с сельским населением, которое, как правило, имеет более сильные модели участия (Feruglio & Rifai, 2017).Существует также разнообразие профилей городских жителей, которые в процессах составления бюджета с участием общественности часто не принимаются во внимание либо по замыслу (маргинализированные группы, такие как мигранты, женщины, дети, люди с ограниченными возможностями), либо из-за отсутствия возможностей местных властей (Feruglio & Rifai , 2017).

Помимо внутренней миграции, существует небольшая, но значительная популяция международных мигрантов, как постоянных, так и временных, что делает Джакарту космополитическим городом. Важной частью этого демографического сегмента является дипломатический корпус и представители международных организаций, включая Секретариат АСЕАН, а также экспатрианты и беженцы. 16 По состоянию на конец 2018 года в Индонезии было 95 335 иностранных рабочих, что примерно на 11% больше, чем в 2017 году, и большинство из них — профессиональные работники (Kulsum, 2019). Эти мигранты, большинство из которых находятся под эгидой экспатов, прибыли из Восточной Азии (Япония, Корея, Китай и Тайвань), Южной Азии (Индия и Пакистан) и Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ) и других. В топ-5 стран происхождения входят: Китай, Япония, Южная Корея, Индия и Малайзия (Kulsum, 2019). Прибытие этих людей можно увидеть, хотя и не исключительно, в появлении новых предприятий и новых разработок в сфере недвижимости, которые быстро разрослись по всему городу.Присутствие и важность этих популяций также отражается в различных формах космического производства. Эти изменения в демографических характеристиках города можно увидеть пространственно, что видно по видимым анклавам в частях города, где проживают определенные группы. Существуют предприятия и услуги, удовлетворяющие повседневные потребности мигрантов, такие как особые религиозные здания, супермаркеты, рестораны, различные виды торговли, образовательные учреждения и культурные центры (Ajistyatama, 2014; Hang, 2015).

2.3. Городские проблемы и парадигмы планирования

Проблемы, с которыми джакартанцы сталкиваются в повседневной жизни, далеко не новы, хотя они, кажется, ежедневно обновляются. Повествования также не призывают перенести столицу подальше от текущего местоположения и в обстановке, тщательно спланированной с нуля, уникальной для Джакарты. 17 Одной из самых острых проблем Джакарты является загрязнение, и, возможно, одной из наиболее очевидных форм загрязнения является шум. В городе, заполненном тысячами автомобилей, мотоциклов и других типов транспортных средств, неудивительно, что шум сильно влияет на эту почти постоянно закрытую столицу.Неудивительно, что Джакарта была признана одним из самых стрессовых городов Азии и мира (Zipjet, 2017). Почти постоянный грохот двигателей сочетается с повседневными звуками, такими как призыв к молитве или азан. Несмотря на призывы различных слоев общества, включая бывшего вице-президента Индонезии, к регулированию выступлений в мечетях, призыв к молитве остается очень деликатным вопросом в индонезийском обществе (Tempo.co, 2012).

Другой формой загрязнения, пронизывающим почти все аспекты городской жизни в Джакарте и ее метрополитене, является загрязнение воздуха.Помимо свинца, оксида углерода, диоксида серы, диоксида азота и озона, твердые частицы PM 2,5 являются значительным загрязнителем. 18 В Джакарте PM 2,5 в среднем составляет около 160, что, согласно Индексу качества воздуха (AQI), считается «вредным для здоровья для всех» (AQI, 2019). Помимо загрязнения воздуха и шума, загрязнение воды является еще одной важной экологической проблемой Джакарты.

Хотя на разных уровнях и степени, загрязнение также повсеместно распространено в реках, каналах и подземных водах Джакарты.За последние несколько лет для решения этой проблемы были сформулированы различные стратегии (Luo et al., 2019). Одна из таких политик касается выселения незаконных или незаконных поселений. Сообщества вдоль берегов рек или каналов обвиняются в засорении рек и использовании их для удаления сточных вод, что не только загрязняет воду, но и делает Джакарту более подверженной наводнениям (Van Voorst & Padawangi, 2015). Тем не менее, загрязнение воды — не недавняя проблема Джакарты. Фактически, некоторые источники восходят к его происхождению более века назад, во время производства батика.

В 1900-х годах голландцы считали периферию Батавии идеальной для производства печатного батика ( шапка батика ). Районы, расположенные в нынешней Центральной и Южной Джакарте, были выбраны из-за их небольших ручьев или ручьев для отвода лишней воды от процесса батика (Нурдалия, 2006). Однако в середине 1990-х годов правительство Джакарты 19 приказал перенести все батиковые мастерские и фабрики из столицы на периферию, особенно в Тангеранг, Бекаси или Чикаранг.Это должно было ограничить загрязнение рек, пересекающих город. Постановление, включенное в первый генеральный план города, также было направлено на то, чтобы подтолкнуть развитие города к восточной и западной частях столицы, чтобы уменьшить дорожное движение и демографическую плотность. Этот запрет привел к дальнейшему росту жилых районов, поскольку бывшие мастерские и фабрики были преобразованы в частные дома. Как следует из этого постановления, одним из способов решения проблем города правительством является перепланировка и планирование городского пространства.

Вскоре после того, как Джакарта официально стала столицей страны (Undang-Undang No. 4 Tahun 1964), городское правительство выпустило свой первый Генеральный план (1965–1985). Генеральный план касался трех основных видов использования городских земель: промышленных, незапланированных и общественных зданий. Это привело к созданию проспектов и улиц, строительству инфраструктуры и созданию большего количества жилых районов. Дополнительное жилищное расширение на земли, ранее занятые сначала кампунгом и рисовыми полями, а затем фабриками и мастерскими, привело к появлению городского среднего класса с высшим образованием и смешанного этнического происхождения, который процветал в городах Индонезии в 1980-х годах (Aspinall, 2005; Bresnan, 2005; Taylor , 2012).

Следующий генеральный план Джакарты (1985–2005) вызвал беспрецедентное количество изменений в жилых зонах, ориентирующих развитие центральной части Джакарты на смешанное использование. В течение нескольких лет развитие инфраструктуры и дальнейшее увеличение инвестиций привели к радикальному изменению ландшафта центральной Джакарты и Джакарты в целом. Таким образом, в течение 1980-х годов на территории бывшего кампунга почти повсюду росли новые постройки. Фактически, во время Нового порядка Сухарто Джакарта быстро росла благодаря огромным инвестициям в сектор недвижимости, уделяя особое внимание офисам, коммерческим зданиям, высотным жилым зданиям и отелям (Pravitasari, Saizen, Tsutsumida, Rustiadi, & Pribadi, 2015). .Только в 1988 и 1989 годах экономика города выросла более чем на 13,9% (Региональный исследовательский совет Джакарты, 2013). Такое увеличение, во многом благодаря концентрации иностранных и внутренних инвестиций в столице, в конечном итоге ознаменовало рост инвестиций в недвижимость и спекулятивного урбанизма в Джакарте (Herlambang et al., 2018; Leitner & Sheppard, 2018).

Два десятилетия спустя, начиная с 2010 года, в рамках Генерального плана города на 2010–2030 годы Джакарта претерпела глубокие изменения.Целые районы, особенно в центральной части Джакарты, снова были разделены на три доминирующие зоны: общественные, многофункциональные и многоэтажные жилые. Молчаливо, не устраняя пробелы между правилами зонирования и существующими условиями в различных частях города, новый генеральный план позволил застройщикам продолжить создание большего количества земельных банков на допустимых уплотненных территориях. Однако, возможно, впервые план признает наличие и непрерывность некоммерческих или жилых мест в качестве религиозных мест, освобождая их от потенциального выселения, которое, похоже, расширилось почти повсюду в городе.

В дополнение к территориальному планированию и инфраструктуре, коммунальные услуги (электричество и газ), водоснабжение, канализация, транспорт, доступное жилье, образование являются основными муниципальными услугами, которые также должны предоставляться и управляться правительством провинции. Хотя наблюдатели утверждали, что он отстает в большинстве секторов, хотя, по сообщениям, экономика значительно растет (Baker, 2012). В этом контексте произошел «поворот на основе широкого участия» в этом отношении, когда гражданское участие в пространственном планировании и составлении бюджета ( musrenbang с 2000 г., Dana Desa с 2014 г.) было введено и органические формы сотрудничества в сообществах, таких как городские деревни в Джакарте поощряются и поддерживаются усилиями как неправительственных, так и правительственных (Feruglio & Rifai, 2017).

Это сделано для изменения развития после обретения независимости, что отражает нисходящий подход к планированию, ориентированный на обслуживание «городской элиты и подключение к глобальным сетям рыночных потоков, но имеющий меньшие прямые выгоды для большинства населения. »(Ло, 2010). В то время как составлению бюджета на основе участия уделялось больше внимания с точки зрения того, чтобы сделать его доступным для среднего гражданина, в территориальном планировании дело обстоит не так. Согласно Территориальному плану Джакарты ( Rencana Tata Ruang Wilayah Jakarta ) 2030, который является пересмотренным планом RTRW Jakarta 2010, выделены четыре стратегических вопроса, на которых следует уделять более пристальное внимание — транспортная система и инфраструктура, городская система управления наводнениями и дренажем. , обеспечение городских коммунальных услуг (чистая вода, удаление жидких и твердых отходов, телекоммуникации, энергия) и зеленых открытых пространств (DKI Jakarta, 2011).В основе плана лежат 3 основных принципа: управляемый рост, а не развитие «как обычно», основой функционального планирования является модель Jabodetabekpunjur Metropolitan, а также переход от модели «заинтересованных сторон» к модели «акционеров» (DKI Jakarta, 2011).

Растет озабоченность по поводу того, интегрируется ли это совместное и основанное на сообществе планирование в официальное основное планирование (Padawangi, 2019). Некоторые из основных проблем для участия в составлении бюджета с участием общественности включают доступ к информации для определения потребностей и приоритетов сообщества, а также о процессе составления бюджета с участием общественности — что происходит с предложениями, внесенными гражданами, и учитываются ли они и выполняются ли , или может контролироваться (подотчетность) (Feruglio & Rifai, 2017).

4. Заключение

Это первая из серии работ, посвященных городам Юго-Восточной Азии. Цель этой серии — не только представить общепринятые и академические точки зрения на город, но и охватить обучение людей и практиков в этой области и включить их опыт и мнения о городе в качестве данных.

В этой статье мы представили традиционные точки зрения, с которых мы рассматриваем Джакарту как первый уровень, борясь с ее негативным восприятием и предлагая вид на город снизу во втором.Представляя эти точки зрения, мы раскрываем то, как практикующие видят и живут в городе. Основной мотивацией этого подхода является признание того, что граждане трансформируют Джакарту разными способами, и раскрытие механизмов, с помощью которых они это делают, чтобы начать понимать, как и в какой степени участие граждан может и будет работать в различных сферах жизни. столица Индонезии. Какие бы новые идеи, политика или программы ни предлагались для решения городских проблем и вопросов, необходимо всегда помнить о том, как город, как живое существо, можно и нужно рассматривать, — отношения, которые он имеет со своим населением. физическое окружение, множественность его прошлых, настоящих и будущих повествований, разнообразие его обитателей, кажущаяся приземленной и ритмичной повседневной жизнью и различные узлы силы.

Объединяя академические теории и методологии, бросая вызов эмпирическим стереотипам и возвращаясь в поле, чтобы учиться у тех, кто практикует в городе, мы стремимся донести это объединение до читателя и продемонстрировать потенциал этих ориентированных на граждан подходов . Мы не делаем здесь новых открытий и не представляем окончательный вид города, поскольку его изображение — это постоянно строящийся проект. В этой статье мы надеемся подчеркнуть важность наблюдения на местах за тем, как люди живут в городе и его формировании, а также на его активном понимании, понимание, которое, следовательно, постоянно развивается и бурно растет.

4.1. Эпилог: Джакарта, живое существо

Для более чем десяти миллионов душ, живущих в пределах его пространственных границ, Джакарта не предлагает золотой середины: ее либо ненавидят, либо обожают. Отсюда его прозвище «Большой дуриан». Некоторые утверждали, что Большой Дуриан нельзя сравнивать с Большим Яблоком Нью-Йорка. Скорее, это отвратительный сенсорный эквивалент, который вызывает споры среди джакартанцев. Несмотря на то, что Джакарта устрашающая, тернистая, отталкивающая и зловонная, как «король фруктов», она также могла быть волнующей, чувственной и восхитительной.Джакартанцы, независимо от того, проживают ли они временно или просто проезжают мимо, похоже, постоянно находятся в отношениях любви / ненависти с городом.

Стереотипов о Джакарте предостаточно. Они производятся и воспроизводятся с помощью различных средств, будь то академические статьи, статьи в прессе, социальные сети, лидерами правительства, оппозиционными лагерями, иностранцами и гражданами. Беглый взгляд на город в его физическом проявлении, кажется, подтверждает эти часто негативные взгляды — пробки на дорогах в различных частях города; мультисенсорное загрязнение, подавляющее новичков и разочаровывающее старожилов; перенаселение тонущего города, который сталкивается с парадоксальной ситуацией с водой — страдает от ее избытка во время частых наводнений и нехватки воды для питья; облагораживание города, которое привело к дальнейшей сегрегации между различными группами людей с различным социально-экономическим статусом в городе; постоянная быстротечность его жителей и бесконечный вопрос , кто такой джакартанец?

Тем не менее, более глубокий взгляд на город, выходящий за рамки его материальных проявлений, выявляет присущие Джакарте сложности, которые нелегко поддаются упрощенной характеристике хаоса или порядка — города, исторически построенного на неудобном, но неизгладимом колониальном фоне; капитал, постоянно информированный и планируемый на основе идеалов, местных и импортированных интерпретаций мобильности, а также конкурирующих центров и практик власти; разорванный открытый городской пейзаж, где обширные территории бесконечно гноятся в течение десятилетий, долгие годы после эпизодов насилия; мегаполис периодически модернизируется, создавая антиутопические слои, с которыми он обычно ассоциируется.Это особенно важно при поиске решений как очевидных, так и неясных городских проблем и проблем. На момент написания (апрель 2020 г.) Джакарта подвергается частичной изоляции в попытке сдержать распространение коронавирусной болезни (COVID-19). Любой такой густонаселенный и сложный город, как Джакарта, не выдержал бы такой попытки. Власти, как и везде, были застигнуты врасплох, хотя у них был некоторый опыт борьбы с птичьим гриппом в 2009 году, поскольку уровень готовности не поддерживался (Nugroho, 2020).Неспособность государства вызывает еще большее раздражение, учитывая, насколько нынешняя пандемия не похожа ни на что, что мир видел в новейшей истории.

Показано противоречие между различными уровнями правительства по поводу того, какие действия следует предпринять, каковы должны быть приоритеты, кто должен руководить и предоставлять ресурсы. Децентрализация в данном случае затруднила координацию действий правительства, а фрагментация общества все еще ощутима из-за прошедших президентских и приближающихся региональных выборов (Nugroho, 2020).Тем временем различные низовые организации выступили различными способами, чтобы компенсировать слабость правительства в борьбе с пандемией и ее последствиями — ситуация, обычная для большинства наблюдателей в Индонезии (Preuss, 2020). Первоначально существовала двойственная позиция относительно ограничения передвижения и запрета ежегодного исхода в Рамадан ( mudik ) из-за экономического и политического соперничества и соображений (Mariani, 2020). Президенту Джокови нужно было выполнить свое обещание об экономическом росте, и остановка такого массового перемещения людей или изоляция отрицательно повлияли бы на экономику (AsiaOne, 2020).В дополнение к отсутствию прозрачности правительства и общественной информации, сложность общества проявляется в том, что меры социального дистанцирования могут сбивать с толку и очень сложно применять. Это особенно связано с характером плотного жилья (само собой разумеющееся пространственное проявление социального капитала) и неформальной работы для многих жителей города и мигрантов.

В текущем контексте COVID-19 география служб экстренной помощи, спонсируемых частными лицами, 23 заметно появились в городе, где давно незаметно шла приватизация общественных пространств ( ). 24 В этом, казалось бы, бесконечном междуцарствии COVID-19 джакартанцам пришлось научиться жить с невидимым врагом. Враг, единственное существование которого они знают из растущего числа случаев заражения сограждан, членов семей и друзей, и о тревожных масштабах которого они могут судить только из распространения непроверенных новостей и слухов, например, растущего числа незарегистрированных могил на частных дворах. и общественные парки в густонаселенных городских кварталах и поселках городского типа. В настоящее время количество случаев COVID-19 и связанных с ними смертей сложно определить из-за различных механизмов отчетности, а также из-за множества факторов, таких как ограниченное тестирование, отставание в тестировании и неадекватная система здравоохранения (Syakriah, 2020).На данный момент сообщается, что в Индонезии самый высокий уровень смертности от COVID-19 в Азии (Siregar, 2020).

Реклама на метро Джакарты.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Джакартанцы знают, что однажды COVID-19 утихнет и, в конце концов, исчезнет. Но до тех пор, как и во всем остальном мире, маски, социальное дистанцирование наряду с сезонными мерами, такими как запрет mudik , кажутся единственными доступными для джакартанцев способами смягчить немедленный след разрушения, которое пандемия оставляет ежедневно. основание.Еще неизвестно, как долго продлятся другие последствия этих смутных времен, особенно те, которые влияют на средства к существованию людей и, конечно же, на их память о городе.

Примечания

1 Из них 73,92% составляют мотоциклы, легковые автомобили 19,58%, грузовые автомобили 3,83%, общественный транспорт 1,88% и служебные автомобили 0,79%. Источник: Badan Pusat Statistik (BPS) (Центральное статистическое агентство Индонезии), 2018.

2 В 2015 году по загруженности Джакарта опередила Стамбул, Мехико, Сурабая, Санкт-Петербург.Санкт-Петербург, Москва, Рим, Бангкок, Гвадалахара (Мексика) и Буэнос-Айрес. Согласно данным Castrol Magnatec Stop-start Index 2015, автомобилисты Джакарты совершали в среднем 33 240 старт-стопов в год. Источник: http://www.castrol.com/id_id/indonesia/car-engine-oil/engine-oil-brands/castrol-magnatec-brand/stop-start-index.html.

3 Исламский призыв к молитве.

4 Сигареты из смеси табака и гвоздики.

5 Оладьи, бананы, тофу или баксо (фрикадельки) горенган — популярная уличная закуска в городах Индонезии.

6 Пахучие рыбные клецки на пару с овощами, подаются с арахисовым соусом.

7 Традиционный суп из бульона цвета куркумы, приправленный луком-шалотом, чесноком, галангалом, имбирем и кориандром, с говядиной или курицей и овощами. Обычно его подают с креветочными крекерами ( krupuk ).

8 По оценкам, более половины всего населения Джакарты полагается на грунтовые колодцы для получения воды. Источник: (ADB, 2016).

9 Подробнее о Генеральном плане Кота Туа 2014 года по сохранению и возрождению исторического центра города: Возрождение культурного наследия.Комплексный городской план возрождения Кота Туа в Джакарте , ОГМВ, 2017. https://www.uclg.org/sites/default/files/peer_learning_note_22.pdf.

10 Совершенно новая система размещения офисов, квартир, торговых центров и других объектов в одном месте.

11 «Комментарий: мы идем к демографическому бонусу или катастрофе?», The Jakarta Post, , 5 марта 2018 г. https://www.thejakartapost.com/academia/2018/03/05/commentary- мы-идем-к-демографическому-бонусу-или-катастрофе.html.

12 Demographia World Urban Areas, , 16-е ежегодное издание (апрель 2020 г.) http://demographia.com/db-worldua.pdf. Мегаполис определяется как городская территория с населением более 10 миллионов человек.

13 Венделл Кокс, «Эволюционирующая городская форма: Джакарта (Жаботабек)», New Geography, 31 мая 2011 г. http://www.newgeography.com/content/002255-the-evolving-urban- форма-джакарта-жаботабек. Здесь считается, что пригороды находятся в пределах городской зоны, но за пределами центральной части Джакарты.

14 «Внутренний мигрант» — это тот, кто переезжает с одного места на другое для проживания, пересекает административные провинции и живет в новом жилище или намеревается остаться не менее 6 месяцев, с разницей между нынешним и бывшим жилье также используется в качестве прокси для миграции. В нем выделяются две группы мигрантов: «пожизненный мигрант» — это тот, чье текущее жилище находится в другой провинции, в которой он родился; «Недавний мигрант» — это тот, чье жилище последних пяти лет отличается от нынешнего.Источник: «Migrasi Internal Penduduk Indonesia Hasil Sensus Penduduk 2010», BPS, 2012.

15 «Президент Индонезии объявляет о месте новой столицы на острове Борнео», CNA, 26 августа 2019 г. https: // www. channelnewsasia.com/news/asia/indonesia-picks-borneo-island-as-site-of-new-capital-joko-widodo-11842756.

16 По данным УВКБ ООН в 2019 году, многие из почти 14000 беженцев и лиц, ищущих убежища, которые в настоящее время находятся в Индонезии, базируются в Джакарте, при этом большинство из них прибыли из Афганистана, Сомали и Мьянмы.Источник: https://www.unhcr.org/id/en/figures-at-a-glance.

17 В конце 1950-х годов Сукарно, первый президент Индонезии, планировал перенести столицу недавно получившего независимость государства в Палангкарайю (Центральный Калимантан) (Labolo, Averus, & Udin, 2018). Идея переехать в Калимантан, в Букит Сухарто, Букит Нюлинг или Палангкарая возникла в 2015 году, через несколько месяцев после того, как президент Видодо был избран на свой первый срок (The Jakarta Post, 4 мая 2019 года). В 2005 году Мьянма заменила свою столицу Нейпьидо на Янгон, а в 1960 году Бразилия заменила Рио-де-Жанейро на Бразилию — оба новых города были запланированными городами.Источник: «Почему Индонезия переносит свою столицу? Все, что вам нужно знать », The Guardian , 27 августа 2019 г.

18 Эти частицы шириной менее 2,5 мкм могут проникать в легкие и вызывать долгосрочные повреждения (Xing, Xu, Shi, & Lian , 2016).

19 Источник: KEPUTUSAN MENTERI NEGARA LINGKUNGAN HIDUP NOMOR: KEP-51 / MENLH / 10/1995. https://lingkunganhidup.jakarta.go.id/wp-content/uploads/2019/10/Kepmen-LH-No.51-Tahun-1995-Baku-Mutu-Limbah-Cair-Industri.pdf.

20 «Qlue — это приложение для социальных сетей, которое позволяет пользователям сообщать о проблемах непосредственно городским властям и предприятиям, а также делиться информацией (sic) с соседями вокруг них, чтобы помочь в создании (sic) умного города. Отчеты граждан будут отправляться соответствующим должностным лицам в режиме реального времени. Статус каждого отчета можно отслеживать с помощью приложения Qlue и панели инструментов Qlue в mycity.qlue.id ». Получено из Google Playstore.

21 По данным APJII (Ассоциация интернет-провайдеров Индонезии), проникновение интернета в 2018 году достигло 143 млн.Пятьдесят восемь процентов пользователей Интернета сконцентрированы на Java, а большинство (72,41%) сконцентрировано на уровне города или округа.

22 Источники: IMD Smart City Index, 2019, https://www.imd.org/smart-city-observatory/smart-city-index/; Рейтинг 50 лучших правительств умных городов 2018/19, Eden Strategy Institute и ONG & ONG (OXD), www.smartcitygovt.com.

23 Вскоре после вспышки COVID-19 PT Jaya, одна из крупнейших строительных компаний в Индонезии, спонсировала установку общественных раковин на тротуарах в целях повышения уровня гигиены среди жителей Джакарты.См. «Dorong warga rajin cuci tangan pemprov DKI sediakan wastafel portable di tempat umum (Чтобы побудить граждан мыть руки, правительство Джакарты устанавливает портативные раковины в общественных местах)», Terbaiknews , 23 марта 2020 г. https: // terbaiknews .net / berita / jakarta / dorong-warga-rajin-cuci-tangan-pemprov-dki-sediakan-wastafel-portabel-di-tempat-umum-37.html.

24 Вскоре после открытия первой станции метро в Джакарте (апрель 2019 г.) частные компании могли купить права на наименование (и добавить свое название) на пять станций: Dukuh Atas BNI , Setiabudi Astra , Istora Mandiri , Blok M BCA и Lebak Bulus Grab .После рекламы права на название являются наиболее важным источником дохода для MRT Джакарты (DetikFinance, 20 ноября 2019 г.). https://finance.detik.com/infrastruktur/d-47/ini-stasiun-mrt-jakarta-yang-dijual-paling-mahal.

Джакарта: город городов

Abstract

Джакарта, город приматов в Индонезии и вторая по величине городская агломерация в мире, переживает глубокую трансформацию. Свежий обзор города Джакарты давно пора, учитывая, что на рубеже тысячелетий произошли важные события и события (азиатский финансовый кризис и децентрализация в Индонезии, среди наиболее важных), а также тот факт, что город является живое существо со своими собственными процессами, которые нужно исследовать.Жители города теперь также занимают центральное место в этих городских процессах, включая недавнюю реакцию на пандемию COVID-19. В нашей статье Джакарта эвристически представлена ​​в двух направлениях: город представлен с традиционной и академической точек зрения на такие мегаполисы, как он, что включает борьбу с его негативным восприятием, и, что более оригинально, с наблюдением за городом снизу, обращая внимание на точки зрения граждан и практиков. город. При этом мы опираемся на историю, географию, антропологию, социологию и политологию, а также на наш опыт исследователей, базирующихся в этом регионе и ставших свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, с идеей, что изображение city ​​- это проект, который постоянно строится.

Ключевые слова: COVID-19, Повседневные трансформации, Многослойный город, Мегаполис, Постоянная временность, Умный город

1. Повседневная Джакарта

Современная Джакарта и ее метро кажутся массивными и хаотичными камнями из бетона, асфальта и т. Д. автомобили и люди. Ежедневно по улицам проезжает более 20 миллионов автомобилей; ежегодно на улицы выходит примерно на 11% больше мотоциклов, автомобилей, автобусов и грузовиков (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). 1 В среднем автомобилисты проводят более половины светового дня в пробке, а когда они могут двигаться, их скорость составляет всего около 5 км / ч в период пик ( Tempo.co , 2015). 2

Площадь города (включая Джакарту и ее метро) составляет 4384 км 2 , а плотность населения составляет около 13 000 человек на км 2 (То же). Такая высокая плотность населения делает землю одним из самых востребованных товаров в городе, что мало чем отличается от мегаполисов в других местах. Постоянное давление, которое растущее население оказывает на дефицитную землю, приводит к острым проблемам с мобильностью и постоянным недостаткам инфраструктуры. Одновременно конкуренция за землю в Джакарте порождает бесконечный цикл конфликтов, вторжений, выселений и вечных юридических споров между первоначальными владельцами, застройщиками и другими влиятельными агентами (Herlambang, Leitner, Liong Ju, Sheppard, & Anguelov, 2018) .

Каждый день город и сельская местность, кажется, сливаются в этом пространственном конгломерате, в своего рода череду цветов кожи и глаз, языков, разговоров, воспоминаний, криков, бдительных глаз, слухов и сплетен. Смешанный с сиренами, стуком и бурением, пением птиц, грохотом вертолетов, adhan , 3 гудки транспортных средств, визг подъемных кранов, квакающие лягушки, речи продавцов, кряканье уток, рев двигателей и свист ветра — все это становится частью одной и той же вездесущей миазмы рвоты, мочи, пота, kretek , 4 стоячая вода, горящий мусор, копчености, духи, смог, горенган , 5 керосин, открытая канализация, сиомай 6 и сото 7 которые, кажется, навсегда окутывают жителей и прохожих Джакарты.

В предыдущих абзацах мы видим, как время и пространство материализуются в различных модальностях и пересекаются в городе Джакарта, живом, многоуровневом ландшафте людей и объектов — городе городов. Профилирование города со всеми его сложностями и противоречиями никогда не бывает простым или постоянным делом. Тем не менее, мы попытаемся сделать это путем эвристического профилирования Джакарты в два этапа. Во-первых, мы подходим к городу с традиционной точки зрения, включая предсказуемые негативные аспекты мегаполисов, таких как Джакарта.Во-вторых, в несколько более нетрадиционном варианте мы предлагаем проанализировать и понять Джакарту, наблюдая за городом снизу, выдвигая на первый план точки зрения горожан и практиков города. Это сделано для того, чтобы проиллюстрировать различные способы видения города, включая Джакарту, и то, как это делается на основе понимания повседневных преобразований города, которые развиваются в пространстве и времени.

Учитывая, что последний профиль Джакарты в этом журнале был опубликован почти два десятилетия назад (Cybriwsky & Ford, 2001), мы считаем, что обновленный профиль Джакарты, столицы самой густонаселенной страны Юго-Восточной Азии, давно пора.На рубеже тысячелетий произошли важные события. Последствия азиатского финансового кризиса 1997–1998 годов будут ощущаться и спустя годы. То же самое можно сказать и о новой политике региональной автономии и особенно о фискальной децентрализации Индонезии с 1999 года, в результате которой развитие городов все больше становится прерогативой местных властей. Но главные события — не единственные причины перемен. Как исследователи, работающие в этом регионе и ставшие свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, наша цель также состоит в том, чтобы осмыслить город как живое существо со своими собственными процессами, посредством которых он периодически возникает заново, и признать, что у граждан есть с тех пор стали важными агентами перемен в городе.Хотя импульс для изменений и процессов не обязательно уникален для других развивающихся городов, результаты вполне могут быть такими, как последствия COVID-19 во всем мире. Хотя в этом профиле основное внимание уделяется Джакарте и ее характерным обстоятельствам, мы считаем, что он представляет собой интересные и важные уроки для восприятия подобных городов на Глобальном Юге. Он помещает Джакарту в ряды богатой литературы об этих других городах.

2. Обычный вид на город

Джакарта расположена на северо-западном побережье Явы в устье Циливунг, реки с каналом протяженностью более 100 км, которая течет из внутренних районов Явы, пересекает город и затем впадает в Джакартский залив.Особый столичный регион ( Daerah Khusus Ibukota — DKI) в Джакарте занимает площадь примерно 664 км 2 земли ( ) и 6977 км 2 моря, где расположен архипелаг Тысячи островов ( Kepulauan Seribu ). Однако разрастание города выходит далеко за его формальные пределы ( ). С населением 10,56 миллиона человек в 2019 году Джакарта является шестой по численности населения провинцией Индонезии, где проживает 3,94% населения, и самой густонаселенной провинцией Индонезии ().

Таблица 1

Количество жителей, плотность населения и площадь шести самых густонаселенных провинций Индонезии.

10184 млн )
Провинция Количество жителей в 2019 году
(% от общей численности населения)
Плотность населения на км 2 Площадь, км 2
(% от площади Индонезии)
Западная Ява 49,32 миллиона (18,4%) 1394 35377 (1,85%)
Восточная Ява 39.69 миллионов (14,81%) 831 47,803 (2,49%)
Центральная Ява 34,72 миллиона (12,95%) 1058 32,800 (1,71%)
Северный регион (5,43%) 200 72,981 (3,81%)
Бантен 12,92 млн (4,82%) 1338 9662 (0,50%)
DKI 15900 664 (0.03%)
Источник: Статистический ежегодник Индонезии, BPS (2020).

Джакарта в Джабодетабеке и Яве.

Источник: Центр инновационных городов Ли Куан Ю (LKYCIC).

Как особая столичная территория Республики Индонезия, DKI Jakarta имеет тот же административный уровень, что и провинция (из которых 34 в Индонезии), с прямым избираемым губернатором в качестве главы города / местного правительства с 5- годовой срок. Административная структура города состоит из исполнительной власти (т.е. губернатор и 4 вице-губернатора) и законодательная власть (то есть назначенные члены политических партий, вооруженных сил и т. д.). В DKI Jakarta есть пять административных муниципалитетов — Южная Джакарта, Восточная Джакарта, Центральная Джакарта, Западная Джакарта, Северная Джакарта (каждый возглавляет мэр, назначаемый губернатором) и одно административное регентство, Тысяча островов (во главе с назначенным регентом). По своей природе правительство DKI в Джакарте — централизованное, региональное, с меньшей автономией для муниципалитетов, чем в других частях Индонезии (Cybriwsky & Ford, 2001).Эти единицы дополнительно разделены на 44 района ( кечаматан ) и 267 подрайонов ( келурахан ) в общей сложности.

Перекрывающиеся соседние города, Джакарта и ее метро сливаются, превращая индонезийскую столицу в мегаполис, известный в местном масштабе как Джабодетабек (сокращение от Джакарта, Богор, Депок, Тангеранг и Бекаси) (). За исключением некоторых холмистых районов в южных частях города, Джакарта раскинулась на невысокой равнинной местности. Протяженные части находятся на высоте от –2 до 50 м над уровнем моря, и в целом высота города составляет всего 5 м над уровнем моря.Джакарта действительно в решающей степени сформирована водой. Его береговая линия и морское дно ежегодно подвергаются сезонным наводнениям. Город простирается на обширной территории аллювиальной низменности, образовавшейся из-за окружающих его вулканов, то есть Салак, Пангранго и Геде. Эта плодородная аллювиальная равнина, пересекаемая 13 реками, исторически была болотистой, что делает ее очень подходящей для выращивания риса и других сельскохозяйственных работ. Из-за этого, а также в дополнение к руслам рек, каналы и плотины поливают подземные воды города. 8

В Джакарте тропический муссонный климат. Сезон дождей обычно начинается в ноябре и длится до июня; затем в городе наступает сухой сезон. Осадки более интенсивны в зимние месяцы, с декабря по март. Эта тесная взаимосвязь между городом и водой, а также климатом часто затушевывается доминирующими политическими представлениями о наводнениях, вызванных общинами, живущими на берегах рек (Padawangi, 2019). Решения по смягчению последствий в основном включают проекты рекультивации (Puspa, 2019) и / или перемещение людей (иногда путем принудительного выселения) с берегов рек для расширения и углубления рек города (Van Voorst & Padawangi, 2015).Эти действия могут нанести вред окружающей среде и местным средствам к существованию больше, чем облегчить проблемы наводнений (Chan, 2017; Kusumawijaya, 2016). Людям часто предоставляется возможность самостоятельно справляться с последствиями изменения климата, поскольку этому вопросу уделяется мало внимания со стороны руководителей правительства (Kurniawan, 2018), и в некоторых случаях они вынуждены нести вину за них (Van Voorst & Padawangi, 2015).

2.1. Историческая справка

Истоки Джакарты можно проследить за столетия до того, как город стал колониальным поселением, начиная с эпохи неолита в районе Буни (ок.400 г. до н.э.). Протянувшись вдоль северо-западного побережья Явы к южным внутренним районам, различные цивилизации накладывались друг на друга. Одним из них, старейшим на индонезийском архипелаге, является Таруманагара. Остатки этого королевства представлены надписью Тугу, найденной недалеко от Танджунг Приок, современного порта Джакарты. В 9 веке, когда Королевство Сунда стало одним из вассалов Шривиджайи, Сунда Келапа стала известна как один из главных портовых городов на побережье северо-западной Явы.В этот период порт впервые стал столицей.

Благодаря своему стратегическому расположению, Сунда Келапа быстро стала желанным владением соседних мусульманских королевств Демак и Чиребон. После того, как Сунда Келапа пала под властью Фатахиллаха, лидера исламских сил, название порта было изменено на Джаякарта, и недолгий период славы озарил город (Gultom, 2017). Возрастающее давление, оказываемое голландской Ост-Индской компанией (VOC), в конечном итоге подорвало бы отношения между Королевством Бантен и английской Ост-Индской компанией, оставив голландцам свободный путь для присвоения и полного контроля над портом.В этот период ЛОС начал строительство цитадели, пространственной привязки, определенной как отправная точка колониальной Батавии (Идем).

Историческое происхождение Батавии было связано с приходом голландской колониальной власти и взаимодействием европейцев с китайцами и иммигрантами из других частей Индонезийского архипелага (Abeyasekere, 1987). Однако, несмотря на некоторые внешние особенности, Батавия была далеко не просто укрепленным голландским городом. На самом деле, некоторые ученые утверждали, что в до-голландских городах также были стены, каналы и даже подобная внутренняя организация (Miksic, 1990).Примером этого является само понятие kampung . Кампунг, ошибочно переведенный как «деревня» или считающийся «голландским нововведением», представлял собой участок в пределах земель, контролируемых дворянином (Abeyasekere, 1987). Приняв такое территориальное деление в Батавии, а также в других городах, голландцы смогли разделить группы на основе этнической принадлежности, религии, занятия или других характеристик. Каким бы ни было происхождение кампунга, по прошествии более трех столетий голландский колониальный период оставил свой отличительный след в ландшафте города (То же).

Развитие Батавии имело два эпицентра, первый на севере Джакарты в районе, известном сегодня как Кота Туа (Старый город) ( ), 9 недалеко от порта Зунда Келапа и второй в южной части города, построенный как оборонительный рубеж от повторяющихся британских атак. Этот южный район окружал Велтевреден, колониальную усадьбу, где теперь находятся Национальный памятник (Монас), Танах Абанг, Гамбир и Лапанган Бантенг в Центральной Джакарте. Эти достопримечательности, наряду с множеством других величественных зданий, стали символами победы и могущества в колониальный период XIX века.В 20 веке, после начала Второй мировой войны и под контролем японцев, колониальная слава города закончилась. Этот переходный период, характеризуемый изменением названия города на Джакарта, знаменует собой начало его превращения в столицу Индонезии, независимого государства.

Вид на внешнюю сторону Кота Туа после ревитализации 2014 г. (2019 г.).

Источник: Уинстон Яп, LKYCIC.

Преобразование ландшафта Джакарты, особенно между 1950 и 1965 годами, представляет собой символическое построение новой нации первым президентом Индонезии Сукарно (Kusno, 2000).Представляя Джакарту как витрину или «портал страны», Сукарно (1901–1969) рассматривал город как сцену, на которой сливаются западные (голландские) и восточные (яванские) традиции (То же). Под Сукарно здания и памятники в Джакарте смешали два важных символа власти в яванском мире: памятник ( tugu ) и дворец ( istana ) в одном месте (Pemberton, 1994). Менее чем за два десятилетия столица нации, самопровозглашенной мировым «маяком возникающей силы», заполнилась стадионами, обширными проспектами и бульварами, памятниками и широкими общественными пространствами.

Такое строительство, однако, было бы невозможно без сотрудничества с режимами по ту сторону железного занавеса. Это сотрудничество, временами восторженное, но недолговечное, оставило неизгладимый след в столице Индонезии. Гигантские инфраструктурные проекты, такие как Госпиталь Дружбы ( Rumah Sakit Persahabatan ) (1963) или стадион Gelora Bung Karno (1962), — всего лишь два примера того, как русские встраиваются в ландшафт Джакарты. В контексте Азиатских игр 1962 года эстетика под советским влиянием проявилась практически повсюду, доминируя в большинстве общественных пространств Джакарты.Художникам, как местным, так и советским, было поручено создать богатую иконографию в городе (Dovey, 2016). Венчающие бульвары и проезды, памятники, изображающие солдат, крестьян и молодежь, были материальным выражением прогресса, дружбы и государственности, а также стратегией, призванной просвещать всех индонезийцев и вселять в них чувство национальной гордости.

В отличие от Сукарно, его преемник Сухарто (1921–2008) поставил цель дифференцировать, а не заниматься новыми строительными проектами.В своем желании дистанцировать город от своего предшественника, новый подход Сухарто к Джакарте заключался в том, чтобы помешать прямому участию его граждан. Это отразилось на пресечении строительства новых массовых общественных пространств. Подход Сухарто к публичному пространству был направлен на то, чтобы изобразить новые отношения со своими гражданами, взяв на себя роль отца, который заботится о благополучии своих детей (Kusno, 2000).

Сухарто предоставил Джакарте обширную инфраструктуру, включая внутренние платные дороги, эстакады, крупнейший морской порт Индонезии Танджунг Приок и международный аэропорт Сукарно-Хатта, а также многочисленные офисные здания, торговые центры и так называемые суперкварталы. 10 При Сухарто Джакарта все больше превращалась в городскую среду, в которой преобладали высшие классы. Кусно (2000) утверждал, что джентрификация и страх перед низшими слоями населения вытеснили городскую бедноту с улиц и из общественных мест. Этот новый порядок основан на технологиях насилия и слежки, направленных на наказание индонезийцев и восстановление исламских и яванских ценностей как обязательных элементов.

Правление Сухарто, отмеченное повсеместной коррупцией и гниющим кумовством, было окончательно отменено мировым финансовым кризисом в конце 1990-х годов.Этническое насилие во время экономического кризиса в Индонезии, также известное как krismon , сыграло важную роль в свержении Нового порядка Сухарто, а вместе с ним и его желание превратить Джакарту в современный глобальный город (Firman, 1999; Bunnell & Miller, 2011) . Насилие до и после крисмона привело к исходу множества индонезийцев китайского происхождения. Уход этого мощного экономического меньшинства ускорил сокращение местных инвестиций. Насилие и экономический коллапс выразились в городском пейзаже в виде приостановленных и отмененных проектов и общественных работ.Это также привело к превращению целых областей и домов в крепости.

В начале 2000-х годов, после крисмона, для предотвращения бездомности, безработицы и социально-политических беспорядков государство разрешило городским деревням или кампунгам и другим временным поселениям расти на «заброшенных» или «пустых» землях, включая скрытые пространства. под платными дорогами, вдоль берегов рек и железных дорог в Джакарте (Кусно, А., август 2018 г., личное сообщение). Однако по мере продвижения 2000-х развитие Джакарты постепенно возобновлялось.

В разных частях города, особенно в центральном районе, новые офисные здания, кондоминиумы и мегамоллы, а также многочисленные небольшие города или анклавы, например SCBD и дальнейшее расширение Золотого треугольника Джакарты (Mega Kuningan) возникли и изменили ландшафт Джакарты. Джентрификация расширенных территорий, квазиприватизация других и изменения в использовании земель под жилые дома вызвали напряженность между застройщиками и жителями, захват земель и дальнейшее отступление кампунга.Несмотря на эту напряженность, город сегодня все еще переживает глубокие преобразования.

Недавнее преобразование города происходило в рамках внутренних и международных мероприятий, например программа нормализации реки, Игры Юго-Восточной Азии в 2018 г., протесты и беспорядки на выборах в мае 2019 г. ( ). Открытие первой линии метро в Джакарте в начале 2019 года стало еще одним фактором перемен. Другие изменения, хотя и менее заметные, в частности, связаны с сосуществованием различных способов использования города в непосредственной близости ( ), а также использование цифровых платформ и других мобильных технологий, e.г. технологии, которые люди используют для навигации по городу ( ) или взаимодействуют друг с другом в повседневной жизни.

Ограждение основных дорог в Джакарте во время майских беспорядков (2019 г.).

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Кампунг, могилы без опознавательных знаков и уличные торговцы — все они сосуществуют поблизости, рядом с пешеходным мостом.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Торговый автомат, требующий использования электронных денег.

Источник: Ирна Нурлина Масрон, LKYCIC.

2.2. Население

По официальным данным, население DKI Jakarta оценивается в 10 557 810 человек в 2019 году (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Это означает, что примерно за десять лет население города увеличилось почти на 10% с момента предыдущей переписи 2010 года. Распределение населения по шести административным округам (пять муниципалитетов и один округ) выглядит следующим образом: Восточная Джакарта (2,937 миллиона), Запад Джакарта (2,589 миллиона), Южная Джакарта (2,264 миллиона), Северная Джакарта (1.812 миллионов), Центральная Джакарта (928 110) и Тысяча островов (24 300). Центральная Джакарта — самая густонаселенная — 23 875 человек на квадратный километр, за ней следует Западная Джакарта — 19 592 человека (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Соотношение женщин и мужчин почти одинаково во всех подразделениях. В 2020 году доля лиц трудоспособного возраста 15–64 лет в населении Джакарты составляет около 71%. Это соответствует национальной ситуации, когда демографический дивиденд должен быть реализован на горизонте (ожидается, что пик будет достигнут в 2030 году) с населением трудоспособного возраста, составляющим 70% от общей численности населения Индонезии. 11

Рост населения в Джакарте был незначительным, но стабильным. Например, в 2015 году численность населения достигла 10 180 000 человек, в следующем году — 10 280 000 человек, в 2017 году — 10 370000 человек, в 2018 году — 10 467 600 человек, а в 2019 году — 10 557 810 человек (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Джакарта и ее метрополитен (Jabodetabek) с населением более 30 миллионов человек станут вторым по величине мегаполисом в мире в 2020 году. 12 Похоже, что в пригородных районах происходит значительный рост населения, составляя около 84% от общего прироста населения в мегаполисе в период с 2000 по 2010 год. 13

Перепись населения регистрирует людей в их «обычном месте жительства», что фиксирует, где обычно проживает резидент, или для лиц без постоянного места жительства, она фиксирует, где они находятся в ночь на день переписи (BPS Provinsi DKI Jakarta , 2018). Система идентификации в виде национального удостоверения личности (KTP — Kartu Tanda Penduduk ) официально регистрирует человека как гражданина Джакарты для учета в официальной статистике. Он проверен и выдается местными властями, Rukun Tetangga / Rukun Warga (RT / RW), и привязывает гражданина к местности (ITU, 2016).Эта система была модернизирована до электронной (e-KTP) в 2011 году, которая включает уникальный серийный номер, личные и биометрические данные и действительна в течение всего срока службы, в отличие от KTP, которая должна обновляться каждые 5 лет.

Хотя составить точный профиль типичных джакартанцев может быть сложно, легко утверждать, что некоторые из них на самом деле являются мигрантами. Джакарту не беспричинно называют «городом мигрантов» (Mani, 1993). Различные отчеты и исследования говорят о «дневном» и «ночном» населении Джакарты, в первую очередь из-за огромного количества пассажиров, приезжающих в город с окраин в течение дня.В 2019 г. по результатам опроса BPS ( ) показал, что из городов Богор, Бекаси, Депок и Тангеранг в столицу было 3,2 миллиона пассажиров, при этом 63,3% из них использовали мотоциклы и 26,9% — общественный транспорт (BPS, 2019). Это означает, что в DKI Jakarta днем ​​проживает около 14,2 миллиона человек, когда рабочие втекают в город из метро, ​​а вечером — около 11 миллионов человек.

Таблица 2

Жабодетабек Население в возрасте 5 лет и старше в зависимости от места жительства и статуса пригорода.

9018 % Восток Джакарта.8 87,6 Юг
Место жительства Пригородный статус
Население 5 лет и старше
Пригородные люди
Не пригородные
Итого 9018
Южная Джакарта 231,383 11,5 1,785,451 88,5 2,016,834 100
Восточная Джакарта 2,140,147 86,2 2,481,738 100
Центральная Джакарта 100,692 13,7 632,692 86,3 90,3903 7 Вест 1,937,101 87,3 2,220,170 100
Северная Джакарта 137,956 9,4 1,323,231 90.6 1,461,187 100
Богорское Регентство 408,874 8,0 4,699,765 92,0 5,108,639 100 Город 906,828 100
Депок 395,093 19,6 1,624,093 80,4 2,019,186 100
4 2,976,000 92,6 3,212,284 100
Город Тангеранг 234,137 12,4 1,650,181 1,328,812 87,1 1,525,980 100
Bekasi Regency 240,197 7,3 3,028,252 92.7 3278449 100
Bekasi Город 373125 15,1 20

84,9 2464174 100
Jabodetabek 3259894 11,1 26 053 277 88,9 29 313 171 100

В дополнение к этой сложной картине Джакарты и временной динамики ее населения, внутренняя миграция играет огромную роль в его демографических реалиях.42,5% от общей численности населения DKI Jakarta в 2010 г. составляли пожизненные мигранты ( migran masuk seumur hidup ), в то время как 7,3% населения составляли недавно прибывшие мигранты ( migran masuk увеличилось до ) (BPS, 2012). Постоянная иммиграция для DKI Джакарта является третьей по величине процентной долей от общей численности населения в Индонезии. Однако недавняя эмиграция из DKI Jakarta превышает количество прибывающих мигрантов в 2010 году, поэтому чистая миграция составила -2,9% (BPS, 2012). Это указывает на то, что, хотя Джакарта по-прежнему является привлекательным местом для внутренних мигрантов, количество эмигрантов увеличивается по мере их перемещения в соседние провинции, такие как Западная Ява, Бантен и Лампунг (Суматра) (BPS, 2012).

Джакарта была и, вероятно, останется городом мигрантов. Тем не менее, судя по некоторым привычкам этого населения, город может быть не тем магнитом, которым он, как предполагается, является. Фактически, значительная часть мигрантов Джакарты никогда не разрывала своих связей с местом своего происхождения и не делала город своим постоянным домом (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). Семьи остаются в местах своего происхождения, обустраивают свои жилища и создают предприятия. Следовательно, нередко мигранты в Джакарте всегда выбирают эти места как место назначения после выхода на пенсию.Эту стратегию поддерживают многие, но не все, рабочие, поставщики услуг и рабочие. Несмотря на то, что это дает множество преимуществ и льгот для рабочих и их семей, это ложится тяжелым бременем на город. Этот бесконечный цикл мобильности людей, а точнее, постоянная временность мигрантов в Джакарте, происходит за счет государственной политики, в решающей степени зависящей от активного участия граждан, направленного на улучшение современного города и планирование города завтрашнего дня (заместитель губернатора DKI, апрель 2019, личное интервью).Запланированный перенос столицы страны в Восточный Калимантан может повлиять на город неожиданным образом. 15

Во многих городах, таких как Джакарта, рост популярности таких подходов к вовлечению граждан и совместных бюджетных усилий правительства в эпоху децентрализации сталкивается с многочисленными трудностями с точки зрения финансовых, политических и административных возможностей (Bunnell, Miller, Phelps , & Тейлор, 2013). Однако другой важный вопрос, упомянутый ранее, который требует большего внимания, — это отстранение от города, которое испытывают городские жители, потому что они более временны и разнообразны по сравнению с сельским населением, которое, как правило, имеет более сильные модели участия (Feruglio & Rifai, 2017).Существует также разнообразие профилей городских жителей, которые в процессах составления бюджета с участием общественности часто не принимаются во внимание либо по замыслу (маргинализированные группы, такие как мигранты, женщины, дети, люди с ограниченными возможностями), либо из-за отсутствия возможностей местных властей (Feruglio & Rifai , 2017).

Помимо внутренней миграции, существует небольшая, но значительная популяция международных мигрантов, как постоянных, так и временных, что делает Джакарту космополитическим городом. Важной частью этого демографического сегмента является дипломатический корпус и представители международных организаций, включая Секретариат АСЕАН, а также экспатрианты и беженцы. 16 По состоянию на конец 2018 года в Индонезии было 95 335 иностранных рабочих, что примерно на 11% больше, чем в 2017 году, и большинство из них — профессиональные работники (Kulsum, 2019). Эти мигранты, большинство из которых находятся под эгидой экспатов, прибыли из Восточной Азии (Япония, Корея, Китай и Тайвань), Южной Азии (Индия и Пакистан) и Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ) и других. В топ-5 стран происхождения входят: Китай, Япония, Южная Корея, Индия и Малайзия (Kulsum, 2019). Прибытие этих людей можно увидеть, хотя и не исключительно, в появлении новых предприятий и новых разработок в сфере недвижимости, которые быстро разрослись по всему городу.Присутствие и важность этих популяций также отражается в различных формах космического производства. Эти изменения в демографических характеристиках города можно увидеть пространственно, что видно по видимым анклавам в частях города, где проживают определенные группы. Существуют предприятия и услуги, удовлетворяющие повседневные потребности мигрантов, такие как особые религиозные здания, супермаркеты, рестораны, различные виды торговли, образовательные учреждения и культурные центры (Ajistyatama, 2014; Hang, 2015).

2.3. Городские проблемы и парадигмы планирования

Проблемы, с которыми джакартанцы сталкиваются в повседневной жизни, далеко не новы, хотя они, кажется, ежедневно обновляются. Повествования также не призывают перенести столицу подальше от текущего местоположения и в обстановке, тщательно спланированной с нуля, уникальной для Джакарты. 17 Одной из самых острых проблем Джакарты является загрязнение, и, возможно, одной из наиболее очевидных форм загрязнения является шум. В городе, заполненном тысячами автомобилей, мотоциклов и других типов транспортных средств, неудивительно, что шум сильно влияет на эту почти постоянно закрытую столицу.Неудивительно, что Джакарта была признана одним из самых стрессовых городов Азии и мира (Zipjet, 2017). Почти постоянный грохот двигателей сочетается с повседневными звуками, такими как призыв к молитве или азан. Несмотря на призывы различных слоев общества, включая бывшего вице-президента Индонезии, к регулированию выступлений в мечетях, призыв к молитве остается очень деликатным вопросом в индонезийском обществе (Tempo.co, 2012).

Другой формой загрязнения, пронизывающим почти все аспекты городской жизни в Джакарте и ее метрополитене, является загрязнение воздуха.Помимо свинца, оксида углерода, диоксида серы, диоксида азота и озона, твердые частицы PM 2,5 являются значительным загрязнителем. 18 В Джакарте PM 2,5 в среднем составляет около 160, что, согласно Индексу качества воздуха (AQI), считается «вредным для здоровья для всех» (AQI, 2019). Помимо загрязнения воздуха и шума, загрязнение воды является еще одной важной экологической проблемой Джакарты.

Хотя на разных уровнях и степени, загрязнение также повсеместно распространено в реках, каналах и подземных водах Джакарты.За последние несколько лет для решения этой проблемы были сформулированы различные стратегии (Luo et al., 2019). Одна из таких политик касается выселения незаконных или незаконных поселений. Сообщества вдоль берегов рек или каналов обвиняются в засорении рек и использовании их для удаления сточных вод, что не только загрязняет воду, но и делает Джакарту более подверженной наводнениям (Van Voorst & Padawangi, 2015). Тем не менее, загрязнение воды — не недавняя проблема Джакарты. Фактически, некоторые источники восходят к его происхождению более века назад, во время производства батика.

В 1900-х годах голландцы считали периферию Батавии идеальной для производства печатного батика ( шапка батика ). Районы, расположенные в нынешней Центральной и Южной Джакарте, были выбраны из-за их небольших ручьев или ручьев для отвода лишней воды от процесса батика (Нурдалия, 2006). Однако в середине 1990-х годов правительство Джакарты 19 приказал перенести все батиковые мастерские и фабрики из столицы на периферию, особенно в Тангеранг, Бекаси или Чикаранг.Это должно было ограничить загрязнение рек, пересекающих город. Постановление, включенное в первый генеральный план города, также было направлено на то, чтобы подтолкнуть развитие города к восточной и западной частях столицы, чтобы уменьшить дорожное движение и демографическую плотность. Этот запрет привел к дальнейшему росту жилых районов, поскольку бывшие мастерские и фабрики были преобразованы в частные дома. Как следует из этого постановления, одним из способов решения проблем города правительством является перепланировка и планирование городского пространства.

Вскоре после того, как Джакарта официально стала столицей страны (Undang-Undang No. 4 Tahun 1964), городское правительство выпустило свой первый Генеральный план (1965–1985). Генеральный план касался трех основных видов использования городских земель: промышленных, незапланированных и общественных зданий. Это привело к созданию проспектов и улиц, строительству инфраструктуры и созданию большего количества жилых районов. Дополнительное жилищное расширение на земли, ранее занятые сначала кампунгом и рисовыми полями, а затем фабриками и мастерскими, привело к появлению городского среднего класса с высшим образованием и смешанного этнического происхождения, который процветал в городах Индонезии в 1980-х годах (Aspinall, 2005; Bresnan, 2005; Taylor , 2012).

Следующий генеральный план Джакарты (1985–2005) вызвал беспрецедентное количество изменений в жилых зонах, ориентирующих развитие центральной части Джакарты на смешанное использование. В течение нескольких лет развитие инфраструктуры и дальнейшее увеличение инвестиций привели к радикальному изменению ландшафта центральной Джакарты и Джакарты в целом. Таким образом, в течение 1980-х годов на территории бывшего кампунга почти повсюду росли новые постройки. Фактически, во время Нового порядка Сухарто Джакарта быстро росла благодаря огромным инвестициям в сектор недвижимости, уделяя особое внимание офисам, коммерческим зданиям, высотным жилым зданиям и отелям (Pravitasari, Saizen, Tsutsumida, Rustiadi, & Pribadi, 2015). .Только в 1988 и 1989 годах экономика города выросла более чем на 13,9% (Региональный исследовательский совет Джакарты, 2013). Такое увеличение, во многом благодаря концентрации иностранных и внутренних инвестиций в столице, в конечном итоге ознаменовало рост инвестиций в недвижимость и спекулятивного урбанизма в Джакарте (Herlambang et al., 2018; Leitner & Sheppard, 2018).

Два десятилетия спустя, начиная с 2010 года, в рамках Генерального плана города на 2010–2030 годы Джакарта претерпела глубокие изменения.Целые районы, особенно в центральной части Джакарты, снова были разделены на три доминирующие зоны: общественные, многофункциональные и многоэтажные жилые. Молчаливо, не устраняя пробелы между правилами зонирования и существующими условиями в различных частях города, новый генеральный план позволил застройщикам продолжить создание большего количества земельных банков на допустимых уплотненных территориях. Однако, возможно, впервые план признает наличие и непрерывность некоммерческих или жилых мест в качестве религиозных мест, освобождая их от потенциального выселения, которое, похоже, расширилось почти повсюду в городе.

В дополнение к территориальному планированию и инфраструктуре, коммунальные услуги (электричество и газ), водоснабжение, канализация, транспорт, доступное жилье, образование являются основными муниципальными услугами, которые также должны предоставляться и управляться правительством провинции. Хотя наблюдатели утверждали, что он отстает в большинстве секторов, хотя, по сообщениям, экономика значительно растет (Baker, 2012). В этом контексте произошел «поворот на основе широкого участия» в этом отношении, когда гражданское участие в пространственном планировании и составлении бюджета ( musrenbang с 2000 г., Dana Desa с 2014 г.) было введено и органические формы сотрудничества в сообществах, таких как городские деревни в Джакарте поощряются и поддерживаются усилиями как неправительственных, так и правительственных (Feruglio & Rifai, 2017).

Это сделано для изменения развития после обретения независимости, что отражает нисходящий подход к планированию, ориентированный на обслуживание «городской элиты и подключение к глобальным сетям рыночных потоков, но имеющий меньшие прямые выгоды для большинства населения. »(Ло, 2010). В то время как составлению бюджета на основе участия уделялось больше внимания с точки зрения того, чтобы сделать его доступным для среднего гражданина, в территориальном планировании дело обстоит не так. Согласно Территориальному плану Джакарты ( Rencana Tata Ruang Wilayah Jakarta ) 2030, который является пересмотренным планом RTRW Jakarta 2010, выделены четыре стратегических вопроса, на которых следует уделять более пристальное внимание — транспортная система и инфраструктура, городская система управления наводнениями и дренажем. , обеспечение городских коммунальных услуг (чистая вода, удаление жидких и твердых отходов, телекоммуникации, энергия) и зеленых открытых пространств (DKI Jakarta, 2011).В основе плана лежат 3 основных принципа: управляемый рост, а не развитие «как обычно», основой функционального планирования является модель Jabodetabekpunjur Metropolitan, а также переход от модели «заинтересованных сторон» к модели «акционеров» (DKI Jakarta, 2011).

Растет озабоченность по поводу того, интегрируется ли это совместное и основанное на сообществе планирование в официальное основное планирование (Padawangi, 2019). Некоторые из основных проблем для участия в составлении бюджета с участием общественности включают доступ к информации для определения потребностей и приоритетов сообщества, а также о процессе составления бюджета с участием общественности — что происходит с предложениями, внесенными гражданами, и учитываются ли они и выполняются ли , или может контролироваться (подотчетность) (Feruglio & Rifai, 2017).

4. Заключение

Это первая из серии работ, посвященных городам Юго-Восточной Азии. Цель этой серии — не только представить общепринятые и академические точки зрения на город, но и охватить обучение людей и практиков в этой области и включить их опыт и мнения о городе в качестве данных.

В этой статье мы представили традиционные точки зрения, с которых мы рассматриваем Джакарту как первый уровень, борясь с ее негативным восприятием и предлагая вид на город снизу во втором.Представляя эти точки зрения, мы раскрываем то, как практикующие видят и живут в городе. Основной мотивацией этого подхода является признание того, что граждане трансформируют Джакарту разными способами, и раскрытие механизмов, с помощью которых они это делают, чтобы начать понимать, как и в какой степени участие граждан может и будет работать в различных сферах жизни. столица Индонезии. Какие бы новые идеи, политика или программы ни предлагались для решения городских проблем и вопросов, необходимо всегда помнить о том, как город, как живое существо, можно и нужно рассматривать, — отношения, которые он имеет со своим населением. физическое окружение, множественность его прошлых, настоящих и будущих повествований, разнообразие его обитателей, кажущаяся приземленной и ритмичной повседневной жизнью и различные узлы силы.

Объединяя академические теории и методологии, бросая вызов эмпирическим стереотипам и возвращаясь в поле, чтобы учиться у тех, кто практикует в городе, мы стремимся донести это объединение до читателя и продемонстрировать потенциал этих ориентированных на граждан подходов . Мы не делаем здесь новых открытий и не представляем окончательный вид города, поскольку его изображение — это постоянно строящийся проект. В этой статье мы надеемся подчеркнуть важность наблюдения на местах за тем, как люди живут в городе и его формировании, а также на его активном понимании, понимание, которое, следовательно, постоянно развивается и бурно растет.

4.1. Эпилог: Джакарта, живое существо

Для более чем десяти миллионов душ, живущих в пределах его пространственных границ, Джакарта не предлагает золотой середины: ее либо ненавидят, либо обожают. Отсюда его прозвище «Большой дуриан». Некоторые утверждали, что Большой Дуриан нельзя сравнивать с Большим Яблоком Нью-Йорка. Скорее, это отвратительный сенсорный эквивалент, который вызывает споры среди джакартанцев. Несмотря на то, что Джакарта устрашающая, тернистая, отталкивающая и зловонная, как «король фруктов», она также могла быть волнующей, чувственной и восхитительной.Джакартанцы, независимо от того, проживают ли они временно или просто проезжают мимо, похоже, постоянно находятся в отношениях любви / ненависти с городом.

Стереотипов о Джакарте предостаточно. Они производятся и воспроизводятся с помощью различных средств, будь то академические статьи, статьи в прессе, социальные сети, лидерами правительства, оппозиционными лагерями, иностранцами и гражданами. Беглый взгляд на город в его физическом проявлении, кажется, подтверждает эти часто негативные взгляды — пробки на дорогах в различных частях города; мультисенсорное загрязнение, подавляющее новичков и разочаровывающее старожилов; перенаселение тонущего города, который сталкивается с парадоксальной ситуацией с водой — страдает от ее избытка во время частых наводнений и нехватки воды для питья; облагораживание города, которое привело к дальнейшей сегрегации между различными группами людей с различным социально-экономическим статусом в городе; постоянная быстротечность его жителей и бесконечный вопрос , кто такой джакартанец?

Тем не менее, более глубокий взгляд на город, выходящий за рамки его материальных проявлений, выявляет присущие Джакарте сложности, которые нелегко поддаются упрощенной характеристике хаоса или порядка — города, исторически построенного на неудобном, но неизгладимом колониальном фоне; капитал, постоянно информированный и планируемый на основе идеалов, местных и импортированных интерпретаций мобильности, а также конкурирующих центров и практик власти; разорванный открытый городской пейзаж, где обширные территории бесконечно гноятся в течение десятилетий, долгие годы после эпизодов насилия; мегаполис периодически модернизируется, создавая антиутопические слои, с которыми он обычно ассоциируется.Это особенно важно при поиске решений как очевидных, так и неясных городских проблем и проблем. На момент написания (апрель 2020 г.) Джакарта подвергается частичной изоляции в попытке сдержать распространение коронавирусной болезни (COVID-19). Любой такой густонаселенный и сложный город, как Джакарта, не выдержал бы такой попытки. Власти, как и везде, были застигнуты врасплох, хотя у них был некоторый опыт борьбы с птичьим гриппом в 2009 году, поскольку уровень готовности не поддерживался (Nugroho, 2020).Неспособность государства вызывает еще большее раздражение, учитывая, насколько нынешняя пандемия не похожа ни на что, что мир видел в новейшей истории.

Показано противоречие между различными уровнями правительства по поводу того, какие действия следует предпринять, каковы должны быть приоритеты, кто должен руководить и предоставлять ресурсы. Децентрализация в данном случае затруднила координацию действий правительства, а фрагментация общества все еще ощутима из-за прошедших президентских и приближающихся региональных выборов (Nugroho, 2020).Тем временем различные низовые организации выступили различными способами, чтобы компенсировать слабость правительства в борьбе с пандемией и ее последствиями — ситуация, обычная для большинства наблюдателей в Индонезии (Preuss, 2020). Первоначально существовала двойственная позиция относительно ограничения передвижения и запрета ежегодного исхода в Рамадан ( mudik ) из-за экономического и политического соперничества и соображений (Mariani, 2020). Президенту Джокови нужно было выполнить свое обещание об экономическом росте, и остановка такого массового перемещения людей или изоляция отрицательно повлияли бы на экономику (AsiaOne, 2020).В дополнение к отсутствию прозрачности правительства и общественной информации, сложность общества проявляется в том, что меры социального дистанцирования могут сбивать с толку и очень сложно применять. Это особенно связано с характером плотного жилья (само собой разумеющееся пространственное проявление социального капитала) и неформальной работы для многих жителей города и мигрантов.

В текущем контексте COVID-19 география служб экстренной помощи, спонсируемых частными лицами, 23 заметно появились в городе, где давно незаметно шла приватизация общественных пространств ( ). 24 В этом, казалось бы, бесконечном междуцарствии COVID-19 джакартанцам пришлось научиться жить с невидимым врагом. Враг, единственное существование которого они знают из растущего числа случаев заражения сограждан, членов семей и друзей, и о тревожных масштабах которого они могут судить только из распространения непроверенных новостей и слухов, например, растущего числа незарегистрированных могил на частных дворах. и общественные парки в густонаселенных городских кварталах и поселках городского типа. В настоящее время количество случаев COVID-19 и связанных с ними смертей сложно определить из-за различных механизмов отчетности, а также из-за множества факторов, таких как ограниченное тестирование, отставание в тестировании и неадекватная система здравоохранения (Syakriah, 2020).На данный момент сообщается, что в Индонезии самый высокий уровень смертности от COVID-19 в Азии (Siregar, 2020).

Реклама на метро Джакарты.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Джакартанцы знают, что однажды COVID-19 утихнет и, в конце концов, исчезнет. Но до тех пор, как и во всем остальном мире, маски, социальное дистанцирование наряду с сезонными мерами, такими как запрет mudik , кажутся единственными доступными для джакартанцев способами смягчить немедленный след разрушения, которое пандемия оставляет ежедневно. основание.Еще неизвестно, как долго продлятся другие последствия этих смутных времен, особенно те, которые влияют на средства к существованию людей и, конечно же, на их память о городе.

Примечания

1 Из них 73,92% составляют мотоциклы, легковые автомобили 19,58%, грузовые автомобили 3,83%, общественный транспорт 1,88% и служебные автомобили 0,79%. Источник: Badan Pusat Statistik (BPS) (Центральное статистическое агентство Индонезии), 2018.

2 В 2015 году по загруженности Джакарта опередила Стамбул, Мехико, Сурабая, Санкт-Петербург.Санкт-Петербург, Москва, Рим, Бангкок, Гвадалахара (Мексика) и Буэнос-Айрес. Согласно данным Castrol Magnatec Stop-start Index 2015, автомобилисты Джакарты совершали в среднем 33 240 старт-стопов в год. Источник: http://www.castrol.com/id_id/indonesia/car-engine-oil/engine-oil-brands/castrol-magnatec-brand/stop-start-index.html.

3 Исламский призыв к молитве.

4 Сигареты из смеси табака и гвоздики.

5 Оладьи, бананы, тофу или баксо (фрикадельки) горенган — популярная уличная закуска в городах Индонезии.

6 Пахучие рыбные клецки на пару с овощами, подаются с арахисовым соусом.

7 Традиционный суп из бульона цвета куркумы, приправленный луком-шалотом, чесноком, галангалом, имбирем и кориандром, с говядиной или курицей и овощами. Обычно его подают с креветочными крекерами ( krupuk ).

8 По оценкам, более половины всего населения Джакарты полагается на грунтовые колодцы для получения воды. Источник: (ADB, 2016).

9 Подробнее о Генеральном плане Кота Туа 2014 года по сохранению и возрождению исторического центра города: Возрождение культурного наследия.Комплексный городской план возрождения Кота Туа в Джакарте , ОГМВ, 2017. https://www.uclg.org/sites/default/files/peer_learning_note_22.pdf.

10 Совершенно новая система размещения офисов, квартир, торговых центров и других объектов в одном месте.

11 «Комментарий: мы идем к демографическому бонусу или катастрофе?», The Jakarta Post, , 5 марта 2018 г. https://www.thejakartapost.com/academia/2018/03/05/commentary- мы-идем-к-демографическому-бонусу-или-катастрофе.html.

12 Demographia World Urban Areas, , 16-е ежегодное издание (апрель 2020 г.) http://demographia.com/db-worldua.pdf. Мегаполис определяется как городская территория с населением более 10 миллионов человек.

13 Венделл Кокс, «Эволюционирующая городская форма: Джакарта (Жаботабек)», New Geography, 31 мая 2011 г. http://www.newgeography.com/content/002255-the-evolving-urban- форма-джакарта-жаботабек. Здесь считается, что пригороды находятся в пределах городской зоны, но за пределами центральной части Джакарты.

14 «Внутренний мигрант» — это тот, кто переезжает с одного места на другое для проживания, пересекает административные провинции и живет в новом жилище или намеревается остаться не менее 6 месяцев, с разницей между нынешним и бывшим жилье также используется в качестве прокси для миграции. В нем выделяются две группы мигрантов: «пожизненный мигрант» — это тот, чье текущее жилище находится в другой провинции, в которой он родился; «Недавний мигрант» — это тот, чье жилище последних пяти лет отличается от нынешнего.Источник: «Migrasi Internal Penduduk Indonesia Hasil Sensus Penduduk 2010», BPS, 2012.

15 «Президент Индонезии объявляет о месте новой столицы на острове Борнео», CNA, 26 августа 2019 г. https: // www. channelnewsasia.com/news/asia/indonesia-picks-borneo-island-as-site-of-new-capital-joko-widodo-11842756.

16 По данным УВКБ ООН в 2019 году, многие из почти 14000 беженцев и лиц, ищущих убежища, которые в настоящее время находятся в Индонезии, базируются в Джакарте, при этом большинство из них прибыли из Афганистана, Сомали и Мьянмы.Источник: https://www.unhcr.org/id/en/figures-at-a-glance.

17 В конце 1950-х годов Сукарно, первый президент Индонезии, планировал перенести столицу недавно получившего независимость государства в Палангкарайю (Центральный Калимантан) (Labolo, Averus, & Udin, 2018). Идея переехать в Калимантан, в Букит Сухарто, Букит Нюлинг или Палангкарая возникла в 2015 году, через несколько месяцев после того, как президент Видодо был избран на свой первый срок (The Jakarta Post, 4 мая 2019 года). В 2005 году Мьянма заменила свою столицу Нейпьидо на Янгон, а в 1960 году Бразилия заменила Рио-де-Жанейро на Бразилию — оба новых города были запланированными городами.Источник: «Почему Индонезия переносит свою столицу? Все, что вам нужно знать », The Guardian , 27 августа 2019 г.

18 Эти частицы шириной менее 2,5 мкм могут проникать в легкие и вызывать долгосрочные повреждения (Xing, Xu, Shi, & Lian , 2016).

19 Источник: KEPUTUSAN MENTERI NEGARA LINGKUNGAN HIDUP NOMOR: KEP-51 / MENLH / 10/1995. https://lingkunganhidup.jakarta.go.id/wp-content/uploads/2019/10/Kepmen-LH-No.51-Tahun-1995-Baku-Mutu-Limbah-Cair-Industri.pdf.

20 «Qlue — это приложение для социальных сетей, которое позволяет пользователям сообщать о проблемах непосредственно городским властям и предприятиям, а также делиться информацией (sic) с соседями вокруг них, чтобы помочь в создании (sic) умного города. Отчеты граждан будут отправляться соответствующим должностным лицам в режиме реального времени. Статус каждого отчета можно отслеживать с помощью приложения Qlue и панели инструментов Qlue в mycity.qlue.id ». Получено из Google Playstore.

21 По данным APJII (Ассоциация интернет-провайдеров Индонезии), проникновение интернета в 2018 году достигло 143 млн.Пятьдесят восемь процентов пользователей Интернета сконцентрированы на Java, а большинство (72,41%) сконцентрировано на уровне города или округа.

22 Источники: IMD Smart City Index, 2019, https://www.imd.org/smart-city-observatory/smart-city-index/; Рейтинг 50 лучших правительств умных городов 2018/19, Eden Strategy Institute и ONG & ONG (OXD), www.smartcitygovt.com.

23 Вскоре после вспышки COVID-19 PT Jaya, одна из крупнейших строительных компаний в Индонезии, спонсировала установку общественных раковин на тротуарах в целях повышения уровня гигиены среди жителей Джакарты.См. «Dorong warga rajin cuci tangan pemprov DKI sediakan wastafel portable di tempat umum (Чтобы побудить граждан мыть руки, правительство Джакарты устанавливает портативные раковины в общественных местах)», Terbaiknews , 23 марта 2020 г. https: // terbaiknews .net / berita / jakarta / dorong-warga-rajin-cuci-tangan-pemprov-dki-sediakan-wastafel-portabel-di-tempat-umum-37.html.

24 Вскоре после открытия первой станции метро в Джакарте (апрель 2019 г.) частные компании могли купить права на наименование (и добавить свое название) на пять станций: Dukuh Atas BNI , Setiabudi Astra , Istora Mandiri , Blok M BCA и Lebak Bulus Grab .После рекламы права на название являются наиболее важным источником дохода для MRT Джакарты (DetikFinance, 20 ноября 2019 г.). https://finance.detik.com/infrastruktur/d-47/ini-stasiun-mrt-jakarta-yang-dijual-paling-mahal.

Джакарта: город городов

Abstract

Джакарта, город приматов в Индонезии и вторая по величине городская агломерация в мире, переживает глубокую трансформацию. Свежий обзор города Джакарты давно пора, учитывая, что на рубеже тысячелетий произошли важные события и события (азиатский финансовый кризис и децентрализация в Индонезии, среди наиболее важных), а также тот факт, что город является живое существо со своими собственными процессами, которые нужно исследовать.Жители города теперь также занимают центральное место в этих городских процессах, включая недавнюю реакцию на пандемию COVID-19. В нашей статье Джакарта эвристически представлена ​​в двух направлениях: город представлен с традиционной и академической точек зрения на такие мегаполисы, как он, что включает борьбу с его негативным восприятием, и, что более оригинально, с наблюдением за городом снизу, обращая внимание на точки зрения граждан и практиков. город. При этом мы опираемся на историю, географию, антропологию, социологию и политологию, а также на наш опыт исследователей, базирующихся в этом регионе и ставших свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, с идеей, что изображение city ​​- это проект, который постоянно строится.

Ключевые слова: COVID-19, Повседневные трансформации, Многослойный город, Мегаполис, Постоянная временность, Умный город

1. Повседневная Джакарта

Современная Джакарта и ее метро кажутся массивными и хаотичными камнями из бетона, асфальта и т. Д. автомобили и люди. Ежедневно по улицам проезжает более 20 миллионов автомобилей; ежегодно на улицы выходит примерно на 11% больше мотоциклов, автомобилей, автобусов и грузовиков (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). 1 В среднем автомобилисты проводят более половины светового дня в пробке, а когда они могут двигаться, их скорость составляет всего около 5 км / ч в период пик ( Tempo.co , 2015). 2

Площадь города (включая Джакарту и ее метро) составляет 4384 км 2 , а плотность населения составляет около 13 000 человек на км 2 (То же). Такая высокая плотность населения делает землю одним из самых востребованных товаров в городе, что мало чем отличается от мегаполисов в других местах. Постоянное давление, которое растущее население оказывает на дефицитную землю, приводит к острым проблемам с мобильностью и постоянным недостаткам инфраструктуры. Одновременно конкуренция за землю в Джакарте порождает бесконечный цикл конфликтов, вторжений, выселений и вечных юридических споров между первоначальными владельцами, застройщиками и другими влиятельными агентами (Herlambang, Leitner, Liong Ju, Sheppard, & Anguelov, 2018) .

Каждый день город и сельская местность, кажется, сливаются в этом пространственном конгломерате, в своего рода череду цветов кожи и глаз, языков, разговоров, воспоминаний, криков, бдительных глаз, слухов и сплетен. Смешанный с сиренами, стуком и бурением, пением птиц, грохотом вертолетов, adhan , 3 гудки транспортных средств, визг подъемных кранов, квакающие лягушки, речи продавцов, кряканье уток, рев двигателей и свист ветра — все это становится частью одной и той же вездесущей миазмы рвоты, мочи, пота, kretek , 4 стоячая вода, горящий мусор, копчености, духи, смог, горенган , 5 керосин, открытая канализация, сиомай 6 и сото 7 которые, кажется, навсегда окутывают жителей и прохожих Джакарты.

В предыдущих абзацах мы видим, как время и пространство материализуются в различных модальностях и пересекаются в городе Джакарта, живом, многоуровневом ландшафте людей и объектов — городе городов. Профилирование города со всеми его сложностями и противоречиями никогда не бывает простым или постоянным делом. Тем не менее, мы попытаемся сделать это путем эвристического профилирования Джакарты в два этапа. Во-первых, мы подходим к городу с традиционной точки зрения, включая предсказуемые негативные аспекты мегаполисов, таких как Джакарта.Во-вторых, в несколько более нетрадиционном варианте мы предлагаем проанализировать и понять Джакарту, наблюдая за городом снизу, выдвигая на первый план точки зрения горожан и практиков города. Это сделано для того, чтобы проиллюстрировать различные способы видения города, включая Джакарту, и то, как это делается на основе понимания повседневных преобразований города, которые развиваются в пространстве и времени.

Учитывая, что последний профиль Джакарты в этом журнале был опубликован почти два десятилетия назад (Cybriwsky & Ford, 2001), мы считаем, что обновленный профиль Джакарты, столицы самой густонаселенной страны Юго-Восточной Азии, давно пора.На рубеже тысячелетий произошли важные события. Последствия азиатского финансового кризиса 1997–1998 годов будут ощущаться и спустя годы. То же самое можно сказать и о новой политике региональной автономии и особенно о фискальной децентрализации Индонезии с 1999 года, в результате которой развитие городов все больше становится прерогативой местных властей. Но главные события — не единственные причины перемен. Как исследователи, работающие в этом регионе и ставшие свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, наша цель также состоит в том, чтобы осмыслить город как живое существо со своими собственными процессами, посредством которых он периодически возникает заново, и признать, что у граждан есть с тех пор стали важными агентами перемен в городе.Хотя импульс для изменений и процессов не обязательно уникален для других развивающихся городов, результаты вполне могут быть такими, как последствия COVID-19 во всем мире. Хотя в этом профиле основное внимание уделяется Джакарте и ее характерным обстоятельствам, мы считаем, что он представляет собой интересные и важные уроки для восприятия подобных городов на Глобальном Юге. Он помещает Джакарту в ряды богатой литературы об этих других городах.

2. Обычный вид на город

Джакарта расположена на северо-западном побережье Явы в устье Циливунг, реки с каналом протяженностью более 100 км, которая течет из внутренних районов Явы, пересекает город и затем впадает в Джакартский залив.Особый столичный регион ( Daerah Khusus Ibukota — DKI) в Джакарте занимает площадь примерно 664 км 2 земли ( ) и 6977 км 2 моря, где расположен архипелаг Тысячи островов ( Kepulauan Seribu ). Однако разрастание города выходит далеко за его формальные пределы ( ). С населением 10,56 миллиона человек в 2019 году Джакарта является шестой по численности населения провинцией Индонезии, где проживает 3,94% населения, и самой густонаселенной провинцией Индонезии ().

Таблица 1

Количество жителей, плотность населения и площадь шести самых густонаселенных провинций Индонезии.

10184 млн )
Провинция Количество жителей в 2019 году
(% от общей численности населения)
Плотность населения на км 2 Площадь, км 2
(% от площади Индонезии)
Западная Ява 49,32 миллиона (18,4%) 1394 35377 (1,85%)
Восточная Ява 39.69 миллионов (14,81%) 831 47,803 (2,49%)
Центральная Ява 34,72 миллиона (12,95%) 1058 32,800 (1,71%)
Северный регион (5,43%) 200 72,981 (3,81%)
Бантен 12,92 млн (4,82%) 1338 9662 (0,50%)
DKI 15900 664 (0.03%)
Источник: Статистический ежегодник Индонезии, BPS (2020).

Джакарта в Джабодетабеке и Яве.

Источник: Центр инновационных городов Ли Куан Ю (LKYCIC).

Как особая столичная территория Республики Индонезия, DKI Jakarta имеет тот же административный уровень, что и провинция (из которых 34 в Индонезии), с прямым избираемым губернатором в качестве главы города / местного правительства с 5- годовой срок. Административная структура города состоит из исполнительной власти (т.е. губернатор и 4 вице-губернатора) и законодательная власть (то есть назначенные члены политических партий, вооруженных сил и т. д.). В DKI Jakarta есть пять административных муниципалитетов — Южная Джакарта, Восточная Джакарта, Центральная Джакарта, Западная Джакарта, Северная Джакарта (каждый возглавляет мэр, назначаемый губернатором) и одно административное регентство, Тысяча островов (во главе с назначенным регентом). По своей природе правительство DKI в Джакарте — централизованное, региональное, с меньшей автономией для муниципалитетов, чем в других частях Индонезии (Cybriwsky & Ford, 2001).Эти единицы дополнительно разделены на 44 района ( кечаматан ) и 267 подрайонов ( келурахан ) в общей сложности.

Перекрывающиеся соседние города, Джакарта и ее метро сливаются, превращая индонезийскую столицу в мегаполис, известный в местном масштабе как Джабодетабек (сокращение от Джакарта, Богор, Депок, Тангеранг и Бекаси) (). За исключением некоторых холмистых районов в южных частях города, Джакарта раскинулась на невысокой равнинной местности. Протяженные части находятся на высоте от –2 до 50 м над уровнем моря, и в целом высота города составляет всего 5 м над уровнем моря.Джакарта действительно в решающей степени сформирована водой. Его береговая линия и морское дно ежегодно подвергаются сезонным наводнениям. Город простирается на обширной территории аллювиальной низменности, образовавшейся из-за окружающих его вулканов, то есть Салак, Пангранго и Геде. Эта плодородная аллювиальная равнина, пересекаемая 13 реками, исторически была болотистой, что делает ее очень подходящей для выращивания риса и других сельскохозяйственных работ. Из-за этого, а также в дополнение к руслам рек, каналы и плотины поливают подземные воды города. 8

В Джакарте тропический муссонный климат. Сезон дождей обычно начинается в ноябре и длится до июня; затем в городе наступает сухой сезон. Осадки более интенсивны в зимние месяцы, с декабря по март. Эта тесная взаимосвязь между городом и водой, а также климатом часто затушевывается доминирующими политическими представлениями о наводнениях, вызванных общинами, живущими на берегах рек (Padawangi, 2019). Решения по смягчению последствий в основном включают проекты рекультивации (Puspa, 2019) и / или перемещение людей (иногда путем принудительного выселения) с берегов рек для расширения и углубления рек города (Van Voorst & Padawangi, 2015).Эти действия могут нанести вред окружающей среде и местным средствам к существованию больше, чем облегчить проблемы наводнений (Chan, 2017; Kusumawijaya, 2016). Людям часто предоставляется возможность самостоятельно справляться с последствиями изменения климата, поскольку этому вопросу уделяется мало внимания со стороны руководителей правительства (Kurniawan, 2018), и в некоторых случаях они вынуждены нести вину за них (Van Voorst & Padawangi, 2015).

2.1. Историческая справка

Истоки Джакарты можно проследить за столетия до того, как город стал колониальным поселением, начиная с эпохи неолита в районе Буни (ок.400 г. до н.э.). Протянувшись вдоль северо-западного побережья Явы к южным внутренним районам, различные цивилизации накладывались друг на друга. Одним из них, старейшим на индонезийском архипелаге, является Таруманагара. Остатки этого королевства представлены надписью Тугу, найденной недалеко от Танджунг Приок, современного порта Джакарты. В 9 веке, когда Королевство Сунда стало одним из вассалов Шривиджайи, Сунда Келапа стала известна как один из главных портовых городов на побережье северо-западной Явы.В этот период порт впервые стал столицей.

Благодаря своему стратегическому расположению, Сунда Келапа быстро стала желанным владением соседних мусульманских королевств Демак и Чиребон. После того, как Сунда Келапа пала под властью Фатахиллаха, лидера исламских сил, название порта было изменено на Джаякарта, и недолгий период славы озарил город (Gultom, 2017). Возрастающее давление, оказываемое голландской Ост-Индской компанией (VOC), в конечном итоге подорвало бы отношения между Королевством Бантен и английской Ост-Индской компанией, оставив голландцам свободный путь для присвоения и полного контроля над портом.В этот период ЛОС начал строительство цитадели, пространственной привязки, определенной как отправная точка колониальной Батавии (Идем).

Историческое происхождение Батавии было связано с приходом голландской колониальной власти и взаимодействием европейцев с китайцами и иммигрантами из других частей Индонезийского архипелага (Abeyasekere, 1987). Однако, несмотря на некоторые внешние особенности, Батавия была далеко не просто укрепленным голландским городом. На самом деле, некоторые ученые утверждали, что в до-голландских городах также были стены, каналы и даже подобная внутренняя организация (Miksic, 1990).Примером этого является само понятие kampung . Кампунг, ошибочно переведенный как «деревня» или считающийся «голландским нововведением», представлял собой участок в пределах земель, контролируемых дворянином (Abeyasekere, 1987). Приняв такое территориальное деление в Батавии, а также в других городах, голландцы смогли разделить группы на основе этнической принадлежности, религии, занятия или других характеристик. Каким бы ни было происхождение кампунга, по прошествии более трех столетий голландский колониальный период оставил свой отличительный след в ландшафте города (То же).

Развитие Батавии имело два эпицентра, первый на севере Джакарты в районе, известном сегодня как Кота Туа (Старый город) ( ), 9 недалеко от порта Зунда Келапа и второй в южной части города, построенный как оборонительный рубеж от повторяющихся британских атак. Этот южный район окружал Велтевреден, колониальную усадьбу, где теперь находятся Национальный памятник (Монас), Танах Абанг, Гамбир и Лапанган Бантенг в Центральной Джакарте. Эти достопримечательности, наряду с множеством других величественных зданий, стали символами победы и могущества в колониальный период XIX века.В 20 веке, после начала Второй мировой войны и под контролем японцев, колониальная слава города закончилась. Этот переходный период, характеризуемый изменением названия города на Джакарта, знаменует собой начало его превращения в столицу Индонезии, независимого государства.

Вид на внешнюю сторону Кота Туа после ревитализации 2014 г. (2019 г.).

Источник: Уинстон Яп, LKYCIC.

Преобразование ландшафта Джакарты, особенно между 1950 и 1965 годами, представляет собой символическое построение новой нации первым президентом Индонезии Сукарно (Kusno, 2000).Представляя Джакарту как витрину или «портал страны», Сукарно (1901–1969) рассматривал город как сцену, на которой сливаются западные (голландские) и восточные (яванские) традиции (То же). Под Сукарно здания и памятники в Джакарте смешали два важных символа власти в яванском мире: памятник ( tugu ) и дворец ( istana ) в одном месте (Pemberton, 1994). Менее чем за два десятилетия столица нации, самопровозглашенной мировым «маяком возникающей силы», заполнилась стадионами, обширными проспектами и бульварами, памятниками и широкими общественными пространствами.

Такое строительство, однако, было бы невозможно без сотрудничества с режимами по ту сторону железного занавеса. Это сотрудничество, временами восторженное, но недолговечное, оставило неизгладимый след в столице Индонезии. Гигантские инфраструктурные проекты, такие как Госпиталь Дружбы ( Rumah Sakit Persahabatan ) (1963) или стадион Gelora Bung Karno (1962), — всего лишь два примера того, как русские встраиваются в ландшафт Джакарты. В контексте Азиатских игр 1962 года эстетика под советским влиянием проявилась практически повсюду, доминируя в большинстве общественных пространств Джакарты.Художникам, как местным, так и советским, было поручено создать богатую иконографию в городе (Dovey, 2016). Венчающие бульвары и проезды, памятники, изображающие солдат, крестьян и молодежь, были материальным выражением прогресса, дружбы и государственности, а также стратегией, призванной просвещать всех индонезийцев и вселять в них чувство национальной гордости.

В отличие от Сукарно, его преемник Сухарто (1921–2008) поставил цель дифференцировать, а не заниматься новыми строительными проектами.В своем желании дистанцировать город от своего предшественника, новый подход Сухарто к Джакарте заключался в том, чтобы помешать прямому участию его граждан. Это отразилось на пресечении строительства новых массовых общественных пространств. Подход Сухарто к публичному пространству был направлен на то, чтобы изобразить новые отношения со своими гражданами, взяв на себя роль отца, который заботится о благополучии своих детей (Kusno, 2000).

Сухарто предоставил Джакарте обширную инфраструктуру, включая внутренние платные дороги, эстакады, крупнейший морской порт Индонезии Танджунг Приок и международный аэропорт Сукарно-Хатта, а также многочисленные офисные здания, торговые центры и так называемые суперкварталы. 10 При Сухарто Джакарта все больше превращалась в городскую среду, в которой преобладали высшие классы. Кусно (2000) утверждал, что джентрификация и страх перед низшими слоями населения вытеснили городскую бедноту с улиц и из общественных мест. Этот новый порядок основан на технологиях насилия и слежки, направленных на наказание индонезийцев и восстановление исламских и яванских ценностей как обязательных элементов.

Правление Сухарто, отмеченное повсеместной коррупцией и гниющим кумовством, было окончательно отменено мировым финансовым кризисом в конце 1990-х годов.Этническое насилие во время экономического кризиса в Индонезии, также известное как krismon , сыграло важную роль в свержении Нового порядка Сухарто, а вместе с ним и его желание превратить Джакарту в современный глобальный город (Firman, 1999; Bunnell & Miller, 2011) . Насилие до и после крисмона привело к исходу множества индонезийцев китайского происхождения. Уход этого мощного экономического меньшинства ускорил сокращение местных инвестиций. Насилие и экономический коллапс выразились в городском пейзаже в виде приостановленных и отмененных проектов и общественных работ.Это также привело к превращению целых областей и домов в крепости.

В начале 2000-х годов, после крисмона, для предотвращения бездомности, безработицы и социально-политических беспорядков государство разрешило городским деревням или кампунгам и другим временным поселениям расти на «заброшенных» или «пустых» землях, включая скрытые пространства. под платными дорогами, вдоль берегов рек и железных дорог в Джакарте (Кусно, А., август 2018 г., личное сообщение). Однако по мере продвижения 2000-х развитие Джакарты постепенно возобновлялось.

В разных частях города, особенно в центральном районе, новые офисные здания, кондоминиумы и мегамоллы, а также многочисленные небольшие города или анклавы, например SCBD и дальнейшее расширение Золотого треугольника Джакарты (Mega Kuningan) возникли и изменили ландшафт Джакарты. Джентрификация расширенных территорий, квазиприватизация других и изменения в использовании земель под жилые дома вызвали напряженность между застройщиками и жителями, захват земель и дальнейшее отступление кампунга.Несмотря на эту напряженность, город сегодня все еще переживает глубокие преобразования.

Недавнее преобразование города происходило в рамках внутренних и международных мероприятий, например программа нормализации реки, Игры Юго-Восточной Азии в 2018 г., протесты и беспорядки на выборах в мае 2019 г. ( ). Открытие первой линии метро в Джакарте в начале 2019 года стало еще одним фактором перемен. Другие изменения, хотя и менее заметные, в частности, связаны с сосуществованием различных способов использования города в непосредственной близости ( ), а также использование цифровых платформ и других мобильных технологий, e.г. технологии, которые люди используют для навигации по городу ( ) или взаимодействуют друг с другом в повседневной жизни.

Ограждение основных дорог в Джакарте во время майских беспорядков (2019 г.).

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Кампунг, могилы без опознавательных знаков и уличные торговцы — все они сосуществуют поблизости, рядом с пешеходным мостом.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Торговый автомат, требующий использования электронных денег.

Источник: Ирна Нурлина Масрон, LKYCIC.

2.2. Население

По официальным данным, население DKI Jakarta оценивается в 10 557 810 человек в 2019 году (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Это означает, что примерно за десять лет население города увеличилось почти на 10% с момента предыдущей переписи 2010 года. Распределение населения по шести административным округам (пять муниципалитетов и один округ) выглядит следующим образом: Восточная Джакарта (2,937 миллиона), Запад Джакарта (2,589 миллиона), Южная Джакарта (2,264 миллиона), Северная Джакарта (1.812 миллионов), Центральная Джакарта (928 110) и Тысяча островов (24 300). Центральная Джакарта — самая густонаселенная — 23 875 человек на квадратный километр, за ней следует Западная Джакарта — 19 592 человека (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Соотношение женщин и мужчин почти одинаково во всех подразделениях. В 2020 году доля лиц трудоспособного возраста 15–64 лет в населении Джакарты составляет около 71%. Это соответствует национальной ситуации, когда демографический дивиденд должен быть реализован на горизонте (ожидается, что пик будет достигнут в 2030 году) с населением трудоспособного возраста, составляющим 70% от общей численности населения Индонезии. 11

Рост населения в Джакарте был незначительным, но стабильным. Например, в 2015 году численность населения достигла 10 180 000 человек, в следующем году — 10 280 000 человек, в 2017 году — 10 370000 человек, в 2018 году — 10 467 600 человек, а в 2019 году — 10 557 810 человек (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Джакарта и ее метрополитен (Jabodetabek) с населением более 30 миллионов человек станут вторым по величине мегаполисом в мире в 2020 году. 12 Похоже, что в пригородных районах происходит значительный рост населения, составляя около 84% от общего прироста населения в мегаполисе в период с 2000 по 2010 год. 13

Перепись населения регистрирует людей в их «обычном месте жительства», что фиксирует, где обычно проживает резидент, или для лиц без постоянного места жительства, она фиксирует, где они находятся в ночь на день переписи (BPS Provinsi DKI Jakarta , 2018). Система идентификации в виде национального удостоверения личности (KTP — Kartu Tanda Penduduk ) официально регистрирует человека как гражданина Джакарты для учета в официальной статистике. Он проверен и выдается местными властями, Rukun Tetangga / Rukun Warga (RT / RW), и привязывает гражданина к местности (ITU, 2016).Эта система была модернизирована до электронной (e-KTP) в 2011 году, которая включает уникальный серийный номер, личные и биометрические данные и действительна в течение всего срока службы, в отличие от KTP, которая должна обновляться каждые 5 лет.

Хотя составить точный профиль типичных джакартанцев может быть сложно, легко утверждать, что некоторые из них на самом деле являются мигрантами. Джакарту не беспричинно называют «городом мигрантов» (Mani, 1993). Различные отчеты и исследования говорят о «дневном» и «ночном» населении Джакарты, в первую очередь из-за огромного количества пассажиров, приезжающих в город с окраин в течение дня.В 2019 г. по результатам опроса BPS ( ) показал, что из городов Богор, Бекаси, Депок и Тангеранг в столицу было 3,2 миллиона пассажиров, при этом 63,3% из них использовали мотоциклы и 26,9% — общественный транспорт (BPS, 2019). Это означает, что в DKI Jakarta днем ​​проживает около 14,2 миллиона человек, когда рабочие втекают в город из метро, ​​а вечером — около 11 миллионов человек.

Таблица 2

Жабодетабек Население в возрасте 5 лет и старше в зависимости от места жительства и статуса пригорода.

9018 % Восток Джакарта.8 87,6 Юг
Место жительства Пригородный статус
Население 5 лет и старше
Пригородные люди
Не пригородные
Итого 9018
Южная Джакарта 231,383 11,5 1,785,451 88,5 2,016,834 100
Восточная Джакарта 2,140,147 86,2 2,481,738 100
Центральная Джакарта 100,692 13,7 632,692 86,3 90,3903 7 Вест 1,937,101 87,3 2,220,170 100
Северная Джакарта 137,956 9,4 1,323,231 90.6 1,461,187 100
Богорское Регентство 408,874 8,0 4,699,765 92,0 5,108,639 100 Город 906,828 100
Депок 395,093 19,6 1,624,093 80,4 2,019,186 100
4 2,976,000 92,6 3,212,284 100
Город Тангеранг 234,137 12,4 1,650,181 1,328,812 87,1 1,525,980 100
Bekasi Regency 240,197 7,3 3,028,252 92.7 3278449 100
Bekasi Город 373125 15,1 20

84,9 2464174 100
Jabodetabek 3259894 11,1 26 053 277 88,9 29 313 171 100

В дополнение к этой сложной картине Джакарты и временной динамики ее населения, внутренняя миграция играет огромную роль в его демографических реалиях.42,5% от общей численности населения DKI Jakarta в 2010 г. составляли пожизненные мигранты ( migran masuk seumur hidup ), в то время как 7,3% населения составляли недавно прибывшие мигранты ( migran masuk увеличилось до ) (BPS, 2012). Постоянная иммиграция для DKI Джакарта является третьей по величине процентной долей от общей численности населения в Индонезии. Однако недавняя эмиграция из DKI Jakarta превышает количество прибывающих мигрантов в 2010 году, поэтому чистая миграция составила -2,9% (BPS, 2012). Это указывает на то, что, хотя Джакарта по-прежнему является привлекательным местом для внутренних мигрантов, количество эмигрантов увеличивается по мере их перемещения в соседние провинции, такие как Западная Ява, Бантен и Лампунг (Суматра) (BPS, 2012).

Джакарта была и, вероятно, останется городом мигрантов. Тем не менее, судя по некоторым привычкам этого населения, город может быть не тем магнитом, которым он, как предполагается, является. Фактически, значительная часть мигрантов Джакарты никогда не разрывала своих связей с местом своего происхождения и не делала город своим постоянным домом (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). Семьи остаются в местах своего происхождения, обустраивают свои жилища и создают предприятия. Следовательно, нередко мигранты в Джакарте всегда выбирают эти места как место назначения после выхода на пенсию.Эту стратегию поддерживают многие, но не все, рабочие, поставщики услуг и рабочие. Несмотря на то, что это дает множество преимуществ и льгот для рабочих и их семей, это ложится тяжелым бременем на город. Этот бесконечный цикл мобильности людей, а точнее, постоянная временность мигрантов в Джакарте, происходит за счет государственной политики, в решающей степени зависящей от активного участия граждан, направленного на улучшение современного города и планирование города завтрашнего дня (заместитель губернатора DKI, апрель 2019, личное интервью).Запланированный перенос столицы страны в Восточный Калимантан может повлиять на город неожиданным образом. 15

Во многих городах, таких как Джакарта, рост популярности таких подходов к вовлечению граждан и совместных бюджетных усилий правительства в эпоху децентрализации сталкивается с многочисленными трудностями с точки зрения финансовых, политических и административных возможностей (Bunnell, Miller, Phelps , & Тейлор, 2013). Однако другой важный вопрос, упомянутый ранее, который требует большего внимания, — это отстранение от города, которое испытывают городские жители, потому что они более временны и разнообразны по сравнению с сельским населением, которое, как правило, имеет более сильные модели участия (Feruglio & Rifai, 2017).Существует также разнообразие профилей городских жителей, которые в процессах составления бюджета с участием общественности часто не принимаются во внимание либо по замыслу (маргинализированные группы, такие как мигранты, женщины, дети, люди с ограниченными возможностями), либо из-за отсутствия возможностей местных властей (Feruglio & Rifai , 2017).

Помимо внутренней миграции, существует небольшая, но значительная популяция международных мигрантов, как постоянных, так и временных, что делает Джакарту космополитическим городом. Важной частью этого демографического сегмента является дипломатический корпус и представители международных организаций, включая Секретариат АСЕАН, а также экспатрианты и беженцы. 16 По состоянию на конец 2018 года в Индонезии было 95 335 иностранных рабочих, что примерно на 11% больше, чем в 2017 году, и большинство из них — профессиональные работники (Kulsum, 2019). Эти мигранты, большинство из которых находятся под эгидой экспатов, прибыли из Восточной Азии (Япония, Корея, Китай и Тайвань), Южной Азии (Индия и Пакистан) и Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ) и других. В топ-5 стран происхождения входят: Китай, Япония, Южная Корея, Индия и Малайзия (Kulsum, 2019). Прибытие этих людей можно увидеть, хотя и не исключительно, в появлении новых предприятий и новых разработок в сфере недвижимости, которые быстро разрослись по всему городу.Присутствие и важность этих популяций также отражается в различных формах космического производства. Эти изменения в демографических характеристиках города можно увидеть пространственно, что видно по видимым анклавам в частях города, где проживают определенные группы. Существуют предприятия и услуги, удовлетворяющие повседневные потребности мигрантов, такие как особые религиозные здания, супермаркеты, рестораны, различные виды торговли, образовательные учреждения и культурные центры (Ajistyatama, 2014; Hang, 2015).

2.3. Городские проблемы и парадигмы планирования

Проблемы, с которыми джакартанцы сталкиваются в повседневной жизни, далеко не новы, хотя они, кажется, ежедневно обновляются. Повествования также не призывают перенести столицу подальше от текущего местоположения и в обстановке, тщательно спланированной с нуля, уникальной для Джакарты. 17 Одной из самых острых проблем Джакарты является загрязнение, и, возможно, одной из наиболее очевидных форм загрязнения является шум. В городе, заполненном тысячами автомобилей, мотоциклов и других типов транспортных средств, неудивительно, что шум сильно влияет на эту почти постоянно закрытую столицу.Неудивительно, что Джакарта была признана одним из самых стрессовых городов Азии и мира (Zipjet, 2017). Почти постоянный грохот двигателей сочетается с повседневными звуками, такими как призыв к молитве или азан. Несмотря на призывы различных слоев общества, включая бывшего вице-президента Индонезии, к регулированию выступлений в мечетях, призыв к молитве остается очень деликатным вопросом в индонезийском обществе (Tempo.co, 2012).

Другой формой загрязнения, пронизывающим почти все аспекты городской жизни в Джакарте и ее метрополитене, является загрязнение воздуха.Помимо свинца, оксида углерода, диоксида серы, диоксида азота и озона, твердые частицы PM 2,5 являются значительным загрязнителем. 18 В Джакарте PM 2,5 в среднем составляет около 160, что, согласно Индексу качества воздуха (AQI), считается «вредным для здоровья для всех» (AQI, 2019). Помимо загрязнения воздуха и шума, загрязнение воды является еще одной важной экологической проблемой Джакарты.

Хотя на разных уровнях и степени, загрязнение также повсеместно распространено в реках, каналах и подземных водах Джакарты.За последние несколько лет для решения этой проблемы были сформулированы различные стратегии (Luo et al., 2019). Одна из таких политик касается выселения незаконных или незаконных поселений. Сообщества вдоль берегов рек или каналов обвиняются в засорении рек и использовании их для удаления сточных вод, что не только загрязняет воду, но и делает Джакарту более подверженной наводнениям (Van Voorst & Padawangi, 2015). Тем не менее, загрязнение воды — не недавняя проблема Джакарты. Фактически, некоторые источники восходят к его происхождению более века назад, во время производства батика.

В 1900-х годах голландцы считали периферию Батавии идеальной для производства печатного батика ( шапка батика ). Районы, расположенные в нынешней Центральной и Южной Джакарте, были выбраны из-за их небольших ручьев или ручьев для отвода лишней воды от процесса батика (Нурдалия, 2006). Однако в середине 1990-х годов правительство Джакарты 19 приказал перенести все батиковые мастерские и фабрики из столицы на периферию, особенно в Тангеранг, Бекаси или Чикаранг.Это должно было ограничить загрязнение рек, пересекающих город. Постановление, включенное в первый генеральный план города, также было направлено на то, чтобы подтолкнуть развитие города к восточной и западной частях столицы, чтобы уменьшить дорожное движение и демографическую плотность. Этот запрет привел к дальнейшему росту жилых районов, поскольку бывшие мастерские и фабрики были преобразованы в частные дома. Как следует из этого постановления, одним из способов решения проблем города правительством является перепланировка и планирование городского пространства.

Вскоре после того, как Джакарта официально стала столицей страны (Undang-Undang No. 4 Tahun 1964), городское правительство выпустило свой первый Генеральный план (1965–1985). Генеральный план касался трех основных видов использования городских земель: промышленных, незапланированных и общественных зданий. Это привело к созданию проспектов и улиц, строительству инфраструктуры и созданию большего количества жилых районов. Дополнительное жилищное расширение на земли, ранее занятые сначала кампунгом и рисовыми полями, а затем фабриками и мастерскими, привело к появлению городского среднего класса с высшим образованием и смешанного этнического происхождения, который процветал в городах Индонезии в 1980-х годах (Aspinall, 2005; Bresnan, 2005; Taylor , 2012).

Следующий генеральный план Джакарты (1985–2005) вызвал беспрецедентное количество изменений в жилых зонах, ориентирующих развитие центральной части Джакарты на смешанное использование. В течение нескольких лет развитие инфраструктуры и дальнейшее увеличение инвестиций привели к радикальному изменению ландшафта центральной Джакарты и Джакарты в целом. Таким образом, в течение 1980-х годов на территории бывшего кампунга почти повсюду росли новые постройки. Фактически, во время Нового порядка Сухарто Джакарта быстро росла благодаря огромным инвестициям в сектор недвижимости, уделяя особое внимание офисам, коммерческим зданиям, высотным жилым зданиям и отелям (Pravitasari, Saizen, Tsutsumida, Rustiadi, & Pribadi, 2015). .Только в 1988 и 1989 годах экономика города выросла более чем на 13,9% (Региональный исследовательский совет Джакарты, 2013). Такое увеличение, во многом благодаря концентрации иностранных и внутренних инвестиций в столице, в конечном итоге ознаменовало рост инвестиций в недвижимость и спекулятивного урбанизма в Джакарте (Herlambang et al., 2018; Leitner & Sheppard, 2018).

Два десятилетия спустя, начиная с 2010 года, в рамках Генерального плана города на 2010–2030 годы Джакарта претерпела глубокие изменения.Целые районы, особенно в центральной части Джакарты, снова были разделены на три доминирующие зоны: общественные, многофункциональные и многоэтажные жилые. Молчаливо, не устраняя пробелы между правилами зонирования и существующими условиями в различных частях города, новый генеральный план позволил застройщикам продолжить создание большего количества земельных банков на допустимых уплотненных территориях. Однако, возможно, впервые план признает наличие и непрерывность некоммерческих или жилых мест в качестве религиозных мест, освобождая их от потенциального выселения, которое, похоже, расширилось почти повсюду в городе.

В дополнение к территориальному планированию и инфраструктуре, коммунальные услуги (электричество и газ), водоснабжение, канализация, транспорт, доступное жилье, образование являются основными муниципальными услугами, которые также должны предоставляться и управляться правительством провинции. Хотя наблюдатели утверждали, что он отстает в большинстве секторов, хотя, по сообщениям, экономика значительно растет (Baker, 2012). В этом контексте произошел «поворот на основе широкого участия» в этом отношении, когда гражданское участие в пространственном планировании и составлении бюджета ( musrenbang с 2000 г., Dana Desa с 2014 г.) было введено и органические формы сотрудничества в сообществах, таких как городские деревни в Джакарте поощряются и поддерживаются усилиями как неправительственных, так и правительственных (Feruglio & Rifai, 2017).

Это сделано для изменения развития после обретения независимости, что отражает нисходящий подход к планированию, ориентированный на обслуживание «городской элиты и подключение к глобальным сетям рыночных потоков, но имеющий меньшие прямые выгоды для большинства населения. »(Ло, 2010). В то время как составлению бюджета на основе участия уделялось больше внимания с точки зрения того, чтобы сделать его доступным для среднего гражданина, в территориальном планировании дело обстоит не так. Согласно Территориальному плану Джакарты ( Rencana Tata Ruang Wilayah Jakarta ) 2030, который является пересмотренным планом RTRW Jakarta 2010, выделены четыре стратегических вопроса, на которых следует уделять более пристальное внимание — транспортная система и инфраструктура, городская система управления наводнениями и дренажем. , обеспечение городских коммунальных услуг (чистая вода, удаление жидких и твердых отходов, телекоммуникации, энергия) и зеленых открытых пространств (DKI Jakarta, 2011).В основе плана лежат 3 основных принципа: управляемый рост, а не развитие «как обычно», основой функционального планирования является модель Jabodetabekpunjur Metropolitan, а также переход от модели «заинтересованных сторон» к модели «акционеров» (DKI Jakarta, 2011).

Растет озабоченность по поводу того, интегрируется ли это совместное и основанное на сообществе планирование в официальное основное планирование (Padawangi, 2019). Некоторые из основных проблем для участия в составлении бюджета с участием общественности включают доступ к информации для определения потребностей и приоритетов сообщества, а также о процессе составления бюджета с участием общественности — что происходит с предложениями, внесенными гражданами, и учитываются ли они и выполняются ли , или может контролироваться (подотчетность) (Feruglio & Rifai, 2017).

4. Заключение

Это первая из серии работ, посвященных городам Юго-Восточной Азии. Цель этой серии — не только представить общепринятые и академические точки зрения на город, но и охватить обучение людей и практиков в этой области и включить их опыт и мнения о городе в качестве данных.

В этой статье мы представили традиционные точки зрения, с которых мы рассматриваем Джакарту как первый уровень, борясь с ее негативным восприятием и предлагая вид на город снизу во втором.Представляя эти точки зрения, мы раскрываем то, как практикующие видят и живут в городе. Основной мотивацией этого подхода является признание того, что граждане трансформируют Джакарту разными способами, и раскрытие механизмов, с помощью которых они это делают, чтобы начать понимать, как и в какой степени участие граждан может и будет работать в различных сферах жизни. столица Индонезии. Какие бы новые идеи, политика или программы ни предлагались для решения городских проблем и вопросов, необходимо всегда помнить о том, как город, как живое существо, можно и нужно рассматривать, — отношения, которые он имеет со своим населением. физическое окружение, множественность его прошлых, настоящих и будущих повествований, разнообразие его обитателей, кажущаяся приземленной и ритмичной повседневной жизнью и различные узлы силы.

Объединяя академические теории и методологии, бросая вызов эмпирическим стереотипам и возвращаясь в поле, чтобы учиться у тех, кто практикует в городе, мы стремимся донести это объединение до читателя и продемонстрировать потенциал этих ориентированных на граждан подходов . Мы не делаем здесь новых открытий и не представляем окончательный вид города, поскольку его изображение — это постоянно строящийся проект. В этой статье мы надеемся подчеркнуть важность наблюдения на местах за тем, как люди живут в городе и его формировании, а также на его активном понимании, понимание, которое, следовательно, постоянно развивается и бурно растет.

4.1. Эпилог: Джакарта, живое существо

Для более чем десяти миллионов душ, живущих в пределах его пространственных границ, Джакарта не предлагает золотой середины: ее либо ненавидят, либо обожают. Отсюда его прозвище «Большой дуриан». Некоторые утверждали, что Большой Дуриан нельзя сравнивать с Большим Яблоком Нью-Йорка. Скорее, это отвратительный сенсорный эквивалент, который вызывает споры среди джакартанцев. Несмотря на то, что Джакарта устрашающая, тернистая, отталкивающая и зловонная, как «король фруктов», она также могла быть волнующей, чувственной и восхитительной.Джакартанцы, независимо от того, проживают ли они временно или просто проезжают мимо, похоже, постоянно находятся в отношениях любви / ненависти с городом.

Стереотипов о Джакарте предостаточно. Они производятся и воспроизводятся с помощью различных средств, будь то академические статьи, статьи в прессе, социальные сети, лидерами правительства, оппозиционными лагерями, иностранцами и гражданами. Беглый взгляд на город в его физическом проявлении, кажется, подтверждает эти часто негативные взгляды — пробки на дорогах в различных частях города; мультисенсорное загрязнение, подавляющее новичков и разочаровывающее старожилов; перенаселение тонущего города, который сталкивается с парадоксальной ситуацией с водой — страдает от ее избытка во время частых наводнений и нехватки воды для питья; облагораживание города, которое привело к дальнейшей сегрегации между различными группами людей с различным социально-экономическим статусом в городе; постоянная быстротечность его жителей и бесконечный вопрос , кто такой джакартанец?

Тем не менее, более глубокий взгляд на город, выходящий за рамки его материальных проявлений, выявляет присущие Джакарте сложности, которые нелегко поддаются упрощенной характеристике хаоса или порядка — города, исторически построенного на неудобном, но неизгладимом колониальном фоне; капитал, постоянно информированный и планируемый на основе идеалов, местных и импортированных интерпретаций мобильности, а также конкурирующих центров и практик власти; разорванный открытый городской пейзаж, где обширные территории бесконечно гноятся в течение десятилетий, долгие годы после эпизодов насилия; мегаполис периодически модернизируется, создавая антиутопические слои, с которыми он обычно ассоциируется.Это особенно важно при поиске решений как очевидных, так и неясных городских проблем и проблем. На момент написания (апрель 2020 г.) Джакарта подвергается частичной изоляции в попытке сдержать распространение коронавирусной болезни (COVID-19). Любой такой густонаселенный и сложный город, как Джакарта, не выдержал бы такой попытки. Власти, как и везде, были застигнуты врасплох, хотя у них был некоторый опыт борьбы с птичьим гриппом в 2009 году, поскольку уровень готовности не поддерживался (Nugroho, 2020).Неспособность государства вызывает еще большее раздражение, учитывая, насколько нынешняя пандемия не похожа ни на что, что мир видел в новейшей истории.

Показано противоречие между различными уровнями правительства по поводу того, какие действия следует предпринять, каковы должны быть приоритеты, кто должен руководить и предоставлять ресурсы. Децентрализация в данном случае затруднила координацию действий правительства, а фрагментация общества все еще ощутима из-за прошедших президентских и приближающихся региональных выборов (Nugroho, 2020).Тем временем различные низовые организации выступили различными способами, чтобы компенсировать слабость правительства в борьбе с пандемией и ее последствиями — ситуация, обычная для большинства наблюдателей в Индонезии (Preuss, 2020). Первоначально существовала двойственная позиция относительно ограничения передвижения и запрета ежегодного исхода в Рамадан ( mudik ) из-за экономического и политического соперничества и соображений (Mariani, 2020). Президенту Джокови нужно было выполнить свое обещание об экономическом росте, и остановка такого массового перемещения людей или изоляция отрицательно повлияли бы на экономику (AsiaOne, 2020).В дополнение к отсутствию прозрачности правительства и общественной информации, сложность общества проявляется в том, что меры социального дистанцирования могут сбивать с толку и очень сложно применять. Это особенно связано с характером плотного жилья (само собой разумеющееся пространственное проявление социального капитала) и неформальной работы для многих жителей города и мигрантов.

В текущем контексте COVID-19 география служб экстренной помощи, спонсируемых частными лицами, 23 заметно появились в городе, где давно незаметно шла приватизация общественных пространств ( ). 24 В этом, казалось бы, бесконечном междуцарствии COVID-19 джакартанцам пришлось научиться жить с невидимым врагом. Враг, единственное существование которого они знают из растущего числа случаев заражения сограждан, членов семей и друзей, и о тревожных масштабах которого они могут судить только из распространения непроверенных новостей и слухов, например, растущего числа незарегистрированных могил на частных дворах. и общественные парки в густонаселенных городских кварталах и поселках городского типа. В настоящее время количество случаев COVID-19 и связанных с ними смертей сложно определить из-за различных механизмов отчетности, а также из-за множества факторов, таких как ограниченное тестирование, отставание в тестировании и неадекватная система здравоохранения (Syakriah, 2020).На данный момент сообщается, что в Индонезии самый высокий уровень смертности от COVID-19 в Азии (Siregar, 2020).

Реклама на метро Джакарты.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Джакартанцы знают, что однажды COVID-19 утихнет и, в конце концов, исчезнет. Но до тех пор, как и во всем остальном мире, маски, социальное дистанцирование наряду с сезонными мерами, такими как запрет mudik , кажутся единственными доступными для джакартанцев способами смягчить немедленный след разрушения, которое пандемия оставляет ежедневно. основание.Еще неизвестно, как долго продлятся другие последствия этих смутных времен, особенно те, которые влияют на средства к существованию людей и, конечно же, на их память о городе.

Примечания

1 Из них 73,92% составляют мотоциклы, легковые автомобили 19,58%, грузовые автомобили 3,83%, общественный транспорт 1,88% и служебные автомобили 0,79%. Источник: Badan Pusat Statistik (BPS) (Центральное статистическое агентство Индонезии), 2018.

2 В 2015 году по загруженности Джакарта опередила Стамбул, Мехико, Сурабая, Санкт-Петербург.Санкт-Петербург, Москва, Рим, Бангкок, Гвадалахара (Мексика) и Буэнос-Айрес. Согласно данным Castrol Magnatec Stop-start Index 2015, автомобилисты Джакарты совершали в среднем 33 240 старт-стопов в год. Источник: http://www.castrol.com/id_id/indonesia/car-engine-oil/engine-oil-brands/castrol-magnatec-brand/stop-start-index.html.

3 Исламский призыв к молитве.

4 Сигареты из смеси табака и гвоздики.

5 Оладьи, бананы, тофу или баксо (фрикадельки) горенган — популярная уличная закуска в городах Индонезии.

6 Пахучие рыбные клецки на пару с овощами, подаются с арахисовым соусом.

7 Традиционный суп из бульона цвета куркумы, приправленный луком-шалотом, чесноком, галангалом, имбирем и кориандром, с говядиной или курицей и овощами. Обычно его подают с креветочными крекерами ( krupuk ).

8 По оценкам, более половины всего населения Джакарты полагается на грунтовые колодцы для получения воды. Источник: (ADB, 2016).

9 Подробнее о Генеральном плане Кота Туа 2014 года по сохранению и возрождению исторического центра города: Возрождение культурного наследия.Комплексный городской план возрождения Кота Туа в Джакарте , ОГМВ, 2017. https://www.uclg.org/sites/default/files/peer_learning_note_22.pdf.

10 Совершенно новая система размещения офисов, квартир, торговых центров и других объектов в одном месте.

11 «Комментарий: мы идем к демографическому бонусу или катастрофе?», The Jakarta Post, , 5 марта 2018 г. https://www.thejakartapost.com/academia/2018/03/05/commentary- мы-идем-к-демографическому-бонусу-или-катастрофе.html.

12 Demographia World Urban Areas, , 16-е ежегодное издание (апрель 2020 г.) http://demographia.com/db-worldua.pdf. Мегаполис определяется как городская территория с населением более 10 миллионов человек.

13 Венделл Кокс, «Эволюционирующая городская форма: Джакарта (Жаботабек)», New Geography, 31 мая 2011 г. http://www.newgeography.com/content/002255-the-evolving-urban- форма-джакарта-жаботабек. Здесь считается, что пригороды находятся в пределах городской зоны, но за пределами центральной части Джакарты.

14 «Внутренний мигрант» — это тот, кто переезжает с одного места на другое для проживания, пересекает административные провинции и живет в новом жилище или намеревается остаться не менее 6 месяцев, с разницей между нынешним и бывшим жилье также используется в качестве прокси для миграции. В нем выделяются две группы мигрантов: «пожизненный мигрант» — это тот, чье текущее жилище находится в другой провинции, в которой он родился; «Недавний мигрант» — это тот, чье жилище последних пяти лет отличается от нынешнего.Источник: «Migrasi Internal Penduduk Indonesia Hasil Sensus Penduduk 2010», BPS, 2012.

15 «Президент Индонезии объявляет о месте новой столицы на острове Борнео», CNA, 26 августа 2019 г. https: // www. channelnewsasia.com/news/asia/indonesia-picks-borneo-island-as-site-of-new-capital-joko-widodo-11842756.

16 По данным УВКБ ООН в 2019 году, многие из почти 14000 беженцев и лиц, ищущих убежища, которые в настоящее время находятся в Индонезии, базируются в Джакарте, при этом большинство из них прибыли из Афганистана, Сомали и Мьянмы.Источник: https://www.unhcr.org/id/en/figures-at-a-glance.

17 В конце 1950-х годов Сукарно, первый президент Индонезии, планировал перенести столицу недавно получившего независимость государства в Палангкарайю (Центральный Калимантан) (Labolo, Averus, & Udin, 2018). Идея переехать в Калимантан, в Букит Сухарто, Букит Нюлинг или Палангкарая возникла в 2015 году, через несколько месяцев после того, как президент Видодо был избран на свой первый срок (The Jakarta Post, 4 мая 2019 года). В 2005 году Мьянма заменила свою столицу Нейпьидо на Янгон, а в 1960 году Бразилия заменила Рио-де-Жанейро на Бразилию — оба новых города были запланированными городами.Источник: «Почему Индонезия переносит свою столицу? Все, что вам нужно знать », The Guardian , 27 августа 2019 г.

18 Эти частицы шириной менее 2,5 мкм могут проникать в легкие и вызывать долгосрочные повреждения (Xing, Xu, Shi, & Lian , 2016).

19 Источник: KEPUTUSAN MENTERI NEGARA LINGKUNGAN HIDUP NOMOR: KEP-51 / MENLH / 10/1995. https://lingkunganhidup.jakarta.go.id/wp-content/uploads/2019/10/Kepmen-LH-No.51-Tahun-1995-Baku-Mutu-Limbah-Cair-Industri.pdf.

20 «Qlue — это приложение для социальных сетей, которое позволяет пользователям сообщать о проблемах непосредственно городским властям и предприятиям, а также делиться информацией (sic) с соседями вокруг них, чтобы помочь в создании (sic) умного города. Отчеты граждан будут отправляться соответствующим должностным лицам в режиме реального времени. Статус каждого отчета можно отслеживать с помощью приложения Qlue и панели инструментов Qlue в mycity.qlue.id ». Получено из Google Playstore.

21 По данным APJII (Ассоциация интернет-провайдеров Индонезии), проникновение интернета в 2018 году достигло 143 млн.Пятьдесят восемь процентов пользователей Интернета сконцентрированы на Java, а большинство (72,41%) сконцентрировано на уровне города или округа.

22 Источники: IMD Smart City Index, 2019, https://www.imd.org/smart-city-observatory/smart-city-index/; Рейтинг 50 лучших правительств умных городов 2018/19, Eden Strategy Institute и ONG & ONG (OXD), www.smartcitygovt.com.

23 Вскоре после вспышки COVID-19 PT Jaya, одна из крупнейших строительных компаний в Индонезии, спонсировала установку общественных раковин на тротуарах в целях повышения уровня гигиены среди жителей Джакарты.См. «Dorong warga rajin cuci tangan pemprov DKI sediakan wastafel portable di tempat umum (Чтобы побудить граждан мыть руки, правительство Джакарты устанавливает портативные раковины в общественных местах)», Terbaiknews , 23 марта 2020 г. https: // terbaiknews .net / berita / jakarta / dorong-warga-rajin-cuci-tangan-pemprov-dki-sediakan-wastafel-portabel-di-tempat-umum-37.html.

24 Вскоре после открытия первой станции метро в Джакарте (апрель 2019 г.) частные компании могли купить права на наименование (и добавить свое название) на пять станций: Dukuh Atas BNI , Setiabudi Astra , Istora Mandiri , Blok M BCA и Lebak Bulus Grab .После рекламы права на название являются наиболее важным источником дохода для MRT Джакарты (DetikFinance, 20 ноября 2019 г.). https://finance.detik.com/infrastruktur/d-47/ini-stasiun-mrt-jakarta-yang-dijual-paling-mahal.

Джакарта: город городов

Abstract

Джакарта, город приматов в Индонезии и вторая по величине городская агломерация в мире, переживает глубокую трансформацию. Свежий обзор города Джакарты давно пора, учитывая, что на рубеже тысячелетий произошли важные события и события (азиатский финансовый кризис и децентрализация в Индонезии, среди наиболее важных), а также тот факт, что город является живое существо со своими собственными процессами, которые нужно исследовать.Жители города теперь также занимают центральное место в этих городских процессах, включая недавнюю реакцию на пандемию COVID-19. В нашей статье Джакарта эвристически представлена ​​в двух направлениях: город представлен с традиционной и академической точек зрения на такие мегаполисы, как он, что включает борьбу с его негативным восприятием, и, что более оригинально, с наблюдением за городом снизу, обращая внимание на точки зрения граждан и практиков. город. При этом мы опираемся на историю, географию, антропологию, социологию и политологию, а также на наш опыт исследователей, базирующихся в этом регионе и ставших свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, с идеей, что изображение city ​​- это проект, который постоянно строится.

Ключевые слова: COVID-19, Повседневные трансформации, Многослойный город, Мегаполис, Постоянная временность, Умный город

1. Повседневная Джакарта

Современная Джакарта и ее метро кажутся массивными и хаотичными камнями из бетона, асфальта и т. Д. автомобили и люди. Ежедневно по улицам проезжает более 20 миллионов автомобилей; ежегодно на улицы выходит примерно на 11% больше мотоциклов, автомобилей, автобусов и грузовиков (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). 1 В среднем автомобилисты проводят более половины светового дня в пробке, а когда они могут двигаться, их скорость составляет всего около 5 км / ч в период пик ( Tempo.co , 2015). 2

Площадь города (включая Джакарту и ее метро) составляет 4384 км 2 , а плотность населения составляет около 13 000 человек на км 2 (То же). Такая высокая плотность населения делает землю одним из самых востребованных товаров в городе, что мало чем отличается от мегаполисов в других местах. Постоянное давление, которое растущее население оказывает на дефицитную землю, приводит к острым проблемам с мобильностью и постоянным недостаткам инфраструктуры. Одновременно конкуренция за землю в Джакарте порождает бесконечный цикл конфликтов, вторжений, выселений и вечных юридических споров между первоначальными владельцами, застройщиками и другими влиятельными агентами (Herlambang, Leitner, Liong Ju, Sheppard, & Anguelov, 2018) .

Каждый день город и сельская местность, кажется, сливаются в этом пространственном конгломерате, в своего рода череду цветов кожи и глаз, языков, разговоров, воспоминаний, криков, бдительных глаз, слухов и сплетен. Смешанный с сиренами, стуком и бурением, пением птиц, грохотом вертолетов, adhan , 3 гудки транспортных средств, визг подъемных кранов, квакающие лягушки, речи продавцов, кряканье уток, рев двигателей и свист ветра — все это становится частью одной и той же вездесущей миазмы рвоты, мочи, пота, kretek , 4 стоячая вода, горящий мусор, копчености, духи, смог, горенган , 5 керосин, открытая канализация, сиомай 6 и сото 7 которые, кажется, навсегда окутывают жителей и прохожих Джакарты.

В предыдущих абзацах мы видим, как время и пространство материализуются в различных модальностях и пересекаются в городе Джакарта, живом, многоуровневом ландшафте людей и объектов — городе городов. Профилирование города со всеми его сложностями и противоречиями никогда не бывает простым или постоянным делом. Тем не менее, мы попытаемся сделать это путем эвристического профилирования Джакарты в два этапа. Во-первых, мы подходим к городу с традиционной точки зрения, включая предсказуемые негативные аспекты мегаполисов, таких как Джакарта.Во-вторых, в несколько более нетрадиционном варианте мы предлагаем проанализировать и понять Джакарту, наблюдая за городом снизу, выдвигая на первый план точки зрения горожан и практиков города. Это сделано для того, чтобы проиллюстрировать различные способы видения города, включая Джакарту, и то, как это делается на основе понимания повседневных преобразований города, которые развиваются в пространстве и времени.

Учитывая, что последний профиль Джакарты в этом журнале был опубликован почти два десятилетия назад (Cybriwsky & Ford, 2001), мы считаем, что обновленный профиль Джакарты, столицы самой густонаселенной страны Юго-Восточной Азии, давно пора.На рубеже тысячелетий произошли важные события. Последствия азиатского финансового кризиса 1997–1998 годов будут ощущаться и спустя годы. То же самое можно сказать и о новой политике региональной автономии и особенно о фискальной децентрализации Индонезии с 1999 года, в результате которой развитие городов все больше становится прерогативой местных властей. Но главные события — не единственные причины перемен. Как исследователи, работающие в этом регионе и ставшие свидетелями трансформации этого мегаполиса изнутри, наша цель также состоит в том, чтобы осмыслить город как живое существо со своими собственными процессами, посредством которых он периодически возникает заново, и признать, что у граждан есть с тех пор стали важными агентами перемен в городе.Хотя импульс для изменений и процессов не обязательно уникален для других развивающихся городов, результаты вполне могут быть такими, как последствия COVID-19 во всем мире. Хотя в этом профиле основное внимание уделяется Джакарте и ее характерным обстоятельствам, мы считаем, что он представляет собой интересные и важные уроки для восприятия подобных городов на Глобальном Юге. Он помещает Джакарту в ряды богатой литературы об этих других городах.

2. Обычный вид на город

Джакарта расположена на северо-западном побережье Явы в устье Циливунг, реки с каналом протяженностью более 100 км, которая течет из внутренних районов Явы, пересекает город и затем впадает в Джакартский залив.Особый столичный регион ( Daerah Khusus Ibukota — DKI) в Джакарте занимает площадь примерно 664 км 2 земли ( ) и 6977 км 2 моря, где расположен архипелаг Тысячи островов ( Kepulauan Seribu ). Однако разрастание города выходит далеко за его формальные пределы ( ). С населением 10,56 миллиона человек в 2019 году Джакарта является шестой по численности населения провинцией Индонезии, где проживает 3,94% населения, и самой густонаселенной провинцией Индонезии ().

Таблица 1

Количество жителей, плотность населения и площадь шести самых густонаселенных провинций Индонезии.

10184 млн )
Провинция Количество жителей в 2019 году
(% от общей численности населения)
Плотность населения на км 2 Площадь, км 2
(% от площади Индонезии)
Западная Ява 49,32 миллиона (18,4%) 1394 35377 (1,85%)
Восточная Ява 39.69 миллионов (14,81%) 831 47,803 (2,49%)
Центральная Ява 34,72 миллиона (12,95%) 1058 32,800 (1,71%)
Северный регион (5,43%) 200 72,981 (3,81%)
Бантен 12,92 млн (4,82%) 1338 9662 (0,50%)
DKI 15900 664 (0.03%)
Источник: Статистический ежегодник Индонезии, BPS (2020).

Джакарта в Джабодетабеке и Яве.

Источник: Центр инновационных городов Ли Куан Ю (LKYCIC).

Как особая столичная территория Республики Индонезия, DKI Jakarta имеет тот же административный уровень, что и провинция (из которых 34 в Индонезии), с прямым избираемым губернатором в качестве главы города / местного правительства с 5- годовой срок. Административная структура города состоит из исполнительной власти (т.е. губернатор и 4 вице-губернатора) и законодательная власть (то есть назначенные члены политических партий, вооруженных сил и т. д.). В DKI Jakarta есть пять административных муниципалитетов — Южная Джакарта, Восточная Джакарта, Центральная Джакарта, Западная Джакарта, Северная Джакарта (каждый возглавляет мэр, назначаемый губернатором) и одно административное регентство, Тысяча островов (во главе с назначенным регентом). По своей природе правительство DKI в Джакарте — централизованное, региональное, с меньшей автономией для муниципалитетов, чем в других частях Индонезии (Cybriwsky & Ford, 2001).Эти единицы дополнительно разделены на 44 района ( кечаматан ) и 267 подрайонов ( келурахан ) в общей сложности.

Перекрывающиеся соседние города, Джакарта и ее метро сливаются, превращая индонезийскую столицу в мегаполис, известный в местном масштабе как Джабодетабек (сокращение от Джакарта, Богор, Депок, Тангеранг и Бекаси) (). За исключением некоторых холмистых районов в южных частях города, Джакарта раскинулась на невысокой равнинной местности. Протяженные части находятся на высоте от –2 до 50 м над уровнем моря, и в целом высота города составляет всего 5 м над уровнем моря.Джакарта действительно в решающей степени сформирована водой. Его береговая линия и морское дно ежегодно подвергаются сезонным наводнениям. Город простирается на обширной территории аллювиальной низменности, образовавшейся из-за окружающих его вулканов, то есть Салак, Пангранго и Геде. Эта плодородная аллювиальная равнина, пересекаемая 13 реками, исторически была болотистой, что делает ее очень подходящей для выращивания риса и других сельскохозяйственных работ. Из-за этого, а также в дополнение к руслам рек, каналы и плотины поливают подземные воды города. 8

В Джакарте тропический муссонный климат. Сезон дождей обычно начинается в ноябре и длится до июня; затем в городе наступает сухой сезон. Осадки более интенсивны в зимние месяцы, с декабря по март. Эта тесная взаимосвязь между городом и водой, а также климатом часто затушевывается доминирующими политическими представлениями о наводнениях, вызванных общинами, живущими на берегах рек (Padawangi, 2019). Решения по смягчению последствий в основном включают проекты рекультивации (Puspa, 2019) и / или перемещение людей (иногда путем принудительного выселения) с берегов рек для расширения и углубления рек города (Van Voorst & Padawangi, 2015).Эти действия могут нанести вред окружающей среде и местным средствам к существованию больше, чем облегчить проблемы наводнений (Chan, 2017; Kusumawijaya, 2016). Людям часто предоставляется возможность самостоятельно справляться с последствиями изменения климата, поскольку этому вопросу уделяется мало внимания со стороны руководителей правительства (Kurniawan, 2018), и в некоторых случаях они вынуждены нести вину за них (Van Voorst & Padawangi, 2015).

2.1. Историческая справка

Истоки Джакарты можно проследить за столетия до того, как город стал колониальным поселением, начиная с эпохи неолита в районе Буни (ок.400 г. до н.э.). Протянувшись вдоль северо-западного побережья Явы к южным внутренним районам, различные цивилизации накладывались друг на друга. Одним из них, старейшим на индонезийском архипелаге, является Таруманагара. Остатки этого королевства представлены надписью Тугу, найденной недалеко от Танджунг Приок, современного порта Джакарты. В 9 веке, когда Королевство Сунда стало одним из вассалов Шривиджайи, Сунда Келапа стала известна как один из главных портовых городов на побережье северо-западной Явы.В этот период порт впервые стал столицей.

Благодаря своему стратегическому расположению, Сунда Келапа быстро стала желанным владением соседних мусульманских королевств Демак и Чиребон. После того, как Сунда Келапа пала под властью Фатахиллаха, лидера исламских сил, название порта было изменено на Джаякарта, и недолгий период славы озарил город (Gultom, 2017). Возрастающее давление, оказываемое голландской Ост-Индской компанией (VOC), в конечном итоге подорвало бы отношения между Королевством Бантен и английской Ост-Индской компанией, оставив голландцам свободный путь для присвоения и полного контроля над портом.В этот период ЛОС начал строительство цитадели, пространственной привязки, определенной как отправная точка колониальной Батавии (Идем).

Историческое происхождение Батавии было связано с приходом голландской колониальной власти и взаимодействием европейцев с китайцами и иммигрантами из других частей Индонезийского архипелага (Abeyasekere, 1987). Однако, несмотря на некоторые внешние особенности, Батавия была далеко не просто укрепленным голландским городом. На самом деле, некоторые ученые утверждали, что в до-голландских городах также были стены, каналы и даже подобная внутренняя организация (Miksic, 1990).Примером этого является само понятие kampung . Кампунг, ошибочно переведенный как «деревня» или считающийся «голландским нововведением», представлял собой участок в пределах земель, контролируемых дворянином (Abeyasekere, 1987). Приняв такое территориальное деление в Батавии, а также в других городах, голландцы смогли разделить группы на основе этнической принадлежности, религии, занятия или других характеристик. Каким бы ни было происхождение кампунга, по прошествии более трех столетий голландский колониальный период оставил свой отличительный след в ландшафте города (То же).

Развитие Батавии имело два эпицентра, первый на севере Джакарты в районе, известном сегодня как Кота Туа (Старый город) ( ), 9 недалеко от порта Зунда Келапа и второй в южной части города, построенный как оборонительный рубеж от повторяющихся британских атак. Этот южный район окружал Велтевреден, колониальную усадьбу, где теперь находятся Национальный памятник (Монас), Танах Абанг, Гамбир и Лапанган Бантенг в Центральной Джакарте. Эти достопримечательности, наряду с множеством других величественных зданий, стали символами победы и могущества в колониальный период XIX века.В 20 веке, после начала Второй мировой войны и под контролем японцев, колониальная слава города закончилась. Этот переходный период, характеризуемый изменением названия города на Джакарта, знаменует собой начало его превращения в столицу Индонезии, независимого государства.

Вид на внешнюю сторону Кота Туа после ревитализации 2014 г. (2019 г.).

Источник: Уинстон Яп, LKYCIC.

Преобразование ландшафта Джакарты, особенно между 1950 и 1965 годами, представляет собой символическое построение новой нации первым президентом Индонезии Сукарно (Kusno, 2000).Представляя Джакарту как витрину или «портал страны», Сукарно (1901–1969) рассматривал город как сцену, на которой сливаются западные (голландские) и восточные (яванские) традиции (То же). Под Сукарно здания и памятники в Джакарте смешали два важных символа власти в яванском мире: памятник ( tugu ) и дворец ( istana ) в одном месте (Pemberton, 1994). Менее чем за два десятилетия столица нации, самопровозглашенной мировым «маяком возникающей силы», заполнилась стадионами, обширными проспектами и бульварами, памятниками и широкими общественными пространствами.

Такое строительство, однако, было бы невозможно без сотрудничества с режимами по ту сторону железного занавеса. Это сотрудничество, временами восторженное, но недолговечное, оставило неизгладимый след в столице Индонезии. Гигантские инфраструктурные проекты, такие как Госпиталь Дружбы ( Rumah Sakit Persahabatan ) (1963) или стадион Gelora Bung Karno (1962), — всего лишь два примера того, как русские встраиваются в ландшафт Джакарты. В контексте Азиатских игр 1962 года эстетика под советским влиянием проявилась практически повсюду, доминируя в большинстве общественных пространств Джакарты.Художникам, как местным, так и советским, было поручено создать богатую иконографию в городе (Dovey, 2016). Венчающие бульвары и проезды, памятники, изображающие солдат, крестьян и молодежь, были материальным выражением прогресса, дружбы и государственности, а также стратегией, призванной просвещать всех индонезийцев и вселять в них чувство национальной гордости.

В отличие от Сукарно, его преемник Сухарто (1921–2008) поставил цель дифференцировать, а не заниматься новыми строительными проектами.В своем желании дистанцировать город от своего предшественника, новый подход Сухарто к Джакарте заключался в том, чтобы помешать прямому участию его граждан. Это отразилось на пресечении строительства новых массовых общественных пространств. Подход Сухарто к публичному пространству был направлен на то, чтобы изобразить новые отношения со своими гражданами, взяв на себя роль отца, который заботится о благополучии своих детей (Kusno, 2000).

Сухарто предоставил Джакарте обширную инфраструктуру, включая внутренние платные дороги, эстакады, крупнейший морской порт Индонезии Танджунг Приок и международный аэропорт Сукарно-Хатта, а также многочисленные офисные здания, торговые центры и так называемые суперкварталы. 10 При Сухарто Джакарта все больше превращалась в городскую среду, в которой преобладали высшие классы. Кусно (2000) утверждал, что джентрификация и страх перед низшими слоями населения вытеснили городскую бедноту с улиц и из общественных мест. Этот новый порядок основан на технологиях насилия и слежки, направленных на наказание индонезийцев и восстановление исламских и яванских ценностей как обязательных элементов.

Правление Сухарто, отмеченное повсеместной коррупцией и гниющим кумовством, было окончательно отменено мировым финансовым кризисом в конце 1990-х годов.Этническое насилие во время экономического кризиса в Индонезии, также известное как krismon , сыграло важную роль в свержении Нового порядка Сухарто, а вместе с ним и его желание превратить Джакарту в современный глобальный город (Firman, 1999; Bunnell & Miller, 2011) . Насилие до и после крисмона привело к исходу множества индонезийцев китайского происхождения. Уход этого мощного экономического меньшинства ускорил сокращение местных инвестиций. Насилие и экономический коллапс выразились в городском пейзаже в виде приостановленных и отмененных проектов и общественных работ.Это также привело к превращению целых областей и домов в крепости.

В начале 2000-х годов, после крисмона, для предотвращения бездомности, безработицы и социально-политических беспорядков государство разрешило городским деревням или кампунгам и другим временным поселениям расти на «заброшенных» или «пустых» землях, включая скрытые пространства. под платными дорогами, вдоль берегов рек и железных дорог в Джакарте (Кусно, А., август 2018 г., личное сообщение). Однако по мере продвижения 2000-х развитие Джакарты постепенно возобновлялось.

В разных частях города, особенно в центральном районе, новые офисные здания, кондоминиумы и мегамоллы, а также многочисленные небольшие города или анклавы, например SCBD и дальнейшее расширение Золотого треугольника Джакарты (Mega Kuningan) возникли и изменили ландшафт Джакарты. Джентрификация расширенных территорий, квазиприватизация других и изменения в использовании земель под жилые дома вызвали напряженность между застройщиками и жителями, захват земель и дальнейшее отступление кампунга.Несмотря на эту напряженность, город сегодня все еще переживает глубокие преобразования.

Недавнее преобразование города происходило в рамках внутренних и международных мероприятий, например программа нормализации реки, Игры Юго-Восточной Азии в 2018 г., протесты и беспорядки на выборах в мае 2019 г. ( ). Открытие первой линии метро в Джакарте в начале 2019 года стало еще одним фактором перемен. Другие изменения, хотя и менее заметные, в частности, связаны с сосуществованием различных способов использования города в непосредственной близости ( ), а также использование цифровых платформ и других мобильных технологий, e.г. технологии, которые люди используют для навигации по городу ( ) или взаимодействуют друг с другом в повседневной жизни.

Ограждение основных дорог в Джакарте во время майских беспорядков (2019 г.).

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Кампунг, могилы без опознавательных знаков и уличные торговцы — все они сосуществуют поблизости, рядом с пешеходным мостом.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Торговый автомат, требующий использования электронных денег.

Источник: Ирна Нурлина Масрон, LKYCIC.

2.2. Население

По официальным данным, население DKI Jakarta оценивается в 10 557 810 человек в 2019 году (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Это означает, что примерно за десять лет население города увеличилось почти на 10% с момента предыдущей переписи 2010 года. Распределение населения по шести административным округам (пять муниципалитетов и один округ) выглядит следующим образом: Восточная Джакарта (2,937 миллиона), Запад Джакарта (2,589 миллиона), Южная Джакарта (2,264 миллиона), Северная Джакарта (1.812 миллионов), Центральная Джакарта (928 110) и Тысяча островов (24 300). Центральная Джакарта — самая густонаселенная — 23 875 человек на квадратный километр, за ней следует Западная Джакарта — 19 592 человека (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Соотношение женщин и мужчин почти одинаково во всех подразделениях. В 2020 году доля лиц трудоспособного возраста 15–64 лет в населении Джакарты составляет около 71%. Это соответствует национальной ситуации, когда демографический дивиденд должен быть реализован на горизонте (ожидается, что пик будет достигнут в 2030 году) с населением трудоспособного возраста, составляющим 70% от общей численности населения Индонезии. 11

Рост населения в Джакарте был незначительным, но стабильным. Например, в 2015 году численность населения достигла 10 180 000 человек, в следующем году — 10 280 000 человек, в 2017 году — 10 370000 человек, в 2018 году — 10 467 600 человек, а в 2019 году — 10 557 810 человек (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2020). Джакарта и ее метрополитен (Jabodetabek) с населением более 30 миллионов человек станут вторым по величине мегаполисом в мире в 2020 году. 12 Похоже, что в пригородных районах происходит значительный рост населения, составляя около 84% от общего прироста населения в мегаполисе в период с 2000 по 2010 год. 13

Перепись населения регистрирует людей в их «обычном месте жительства», что фиксирует, где обычно проживает резидент, или для лиц без постоянного места жительства, она фиксирует, где они находятся в ночь на день переписи (BPS Provinsi DKI Jakarta , 2018). Система идентификации в виде национального удостоверения личности (KTP — Kartu Tanda Penduduk ) официально регистрирует человека как гражданина Джакарты для учета в официальной статистике. Он проверен и выдается местными властями, Rukun Tetangga / Rukun Warga (RT / RW), и привязывает гражданина к местности (ITU, 2016).Эта система была модернизирована до электронной (e-KTP) в 2011 году, которая включает уникальный серийный номер, личные и биометрические данные и действительна в течение всего срока службы, в отличие от KTP, которая должна обновляться каждые 5 лет.

Хотя составить точный профиль типичных джакартанцев может быть сложно, легко утверждать, что некоторые из них на самом деле являются мигрантами. Джакарту не беспричинно называют «городом мигрантов» (Mani, 1993). Различные отчеты и исследования говорят о «дневном» и «ночном» населении Джакарты, в первую очередь из-за огромного количества пассажиров, приезжающих в город с окраин в течение дня.В 2019 г. по результатам опроса BPS ( ) показал, что из городов Богор, Бекаси, Депок и Тангеранг в столицу было 3,2 миллиона пассажиров, при этом 63,3% из них использовали мотоциклы и 26,9% — общественный транспорт (BPS, 2019). Это означает, что в DKI Jakarta днем ​​проживает около 14,2 миллиона человек, когда рабочие втекают в город из метро, ​​а вечером — около 11 миллионов человек.

Таблица 2

Жабодетабек Население в возрасте 5 лет и старше в зависимости от места жительства и статуса пригорода.

9018 % Восток Джакарта.8 87,6 Юг
Место жительства Пригородный статус
Население 5 лет и старше
Пригородные люди
Не пригородные
Итого 9018
Южная Джакарта 231,383 11,5 1,785,451 88,5 2,016,834 100
Восточная Джакарта 2,140,147 86,2 2,481,738 100
Центральная Джакарта 100,692 13,7 632,692 86,3 90,3903 7 Вест 1,937,101 87,3 2,220,170 100
Северная Джакарта 137,956 9,4 1,323,231 90.6 1,461,187 100
Богорское Регентство 408,874 8,0 4,699,765 92,0 5,108,639 100 Город 906,828 100
Депок 395,093 19,6 1,624,093 80,4 2,019,186 100
4 2,976,000 92,6 3,212,284 100
Город Тангеранг 234,137 12,4 1,650,181 1,328,812 87,1 1,525,980 100
Bekasi Regency 240,197 7,3 3,028,252 92.7 3278449 100
Bekasi Город 373125 15,1 20

84,9 2464174 100
Jabodetabek 3259894 11,1 26 053 277 88,9 29 313 171 100

В дополнение к этой сложной картине Джакарты и временной динамики ее населения, внутренняя миграция играет огромную роль в его демографических реалиях.42,5% от общей численности населения DKI Jakarta в 2010 г. составляли пожизненные мигранты ( migran masuk seumur hidup ), в то время как 7,3% населения составляли недавно прибывшие мигранты ( migran masuk увеличилось до ) (BPS, 2012). Постоянная иммиграция для DKI Джакарта является третьей по величине процентной долей от общей численности населения в Индонезии. Однако недавняя эмиграция из DKI Jakarta превышает количество прибывающих мигрантов в 2010 году, поэтому чистая миграция составила -2,9% (BPS, 2012). Это указывает на то, что, хотя Джакарта по-прежнему является привлекательным местом для внутренних мигрантов, количество эмигрантов увеличивается по мере их перемещения в соседние провинции, такие как Западная Ява, Бантен и Лампунг (Суматра) (BPS, 2012).

Джакарта была и, вероятно, останется городом мигрантов. Тем не менее, судя по некоторым привычкам этого населения, город может быть не тем магнитом, которым он, как предполагается, является. Фактически, значительная часть мигрантов Джакарты никогда не разрывала своих связей с местом своего происхождения и не делала город своим постоянным домом (BPS Provinsi DKI Jakarta, 2018). Семьи остаются в местах своего происхождения, обустраивают свои жилища и создают предприятия. Следовательно, нередко мигранты в Джакарте всегда выбирают эти места как место назначения после выхода на пенсию.Эту стратегию поддерживают многие, но не все, рабочие, поставщики услуг и рабочие. Несмотря на то, что это дает множество преимуществ и льгот для рабочих и их семей, это ложится тяжелым бременем на город. Этот бесконечный цикл мобильности людей, а точнее, постоянная временность мигрантов в Джакарте, происходит за счет государственной политики, в решающей степени зависящей от активного участия граждан, направленного на улучшение современного города и планирование города завтрашнего дня (заместитель губернатора DKI, апрель 2019, личное интервью).Запланированный перенос столицы страны в Восточный Калимантан может повлиять на город неожиданным образом. 15

Во многих городах, таких как Джакарта, рост популярности таких подходов к вовлечению граждан и совместных бюджетных усилий правительства в эпоху децентрализации сталкивается с многочисленными трудностями с точки зрения финансовых, политических и административных возможностей (Bunnell, Miller, Phelps , & Тейлор, 2013). Однако другой важный вопрос, упомянутый ранее, который требует большего внимания, — это отстранение от города, которое испытывают городские жители, потому что они более временны и разнообразны по сравнению с сельским населением, которое, как правило, имеет более сильные модели участия (Feruglio & Rifai, 2017).Существует также разнообразие профилей городских жителей, которые в процессах составления бюджета с участием общественности часто не принимаются во внимание либо по замыслу (маргинализированные группы, такие как мигранты, женщины, дети, люди с ограниченными возможностями), либо из-за отсутствия возможностей местных властей (Feruglio & Rifai , 2017).

Помимо внутренней миграции, существует небольшая, но значительная популяция международных мигрантов, как постоянных, так и временных, что делает Джакарту космополитическим городом. Важной частью этого демографического сегмента является дипломатический корпус и представители международных организаций, включая Секретариат АСЕАН, а также экспатрианты и беженцы. 16 По состоянию на конец 2018 года в Индонезии было 95 335 иностранных рабочих, что примерно на 11% больше, чем в 2017 году, и большинство из них — профессиональные работники (Kulsum, 2019). Эти мигранты, большинство из которых находятся под эгидой экспатов, прибыли из Восточной Азии (Япония, Корея, Китай и Тайвань), Южной Азии (Индия и Пакистан) и Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ) и других. В топ-5 стран происхождения входят: Китай, Япония, Южная Корея, Индия и Малайзия (Kulsum, 2019). Прибытие этих людей можно увидеть, хотя и не исключительно, в появлении новых предприятий и новых разработок в сфере недвижимости, которые быстро разрослись по всему городу.Присутствие и важность этих популяций также отражается в различных формах космического производства. Эти изменения в демографических характеристиках города можно увидеть пространственно, что видно по видимым анклавам в частях города, где проживают определенные группы. Существуют предприятия и услуги, удовлетворяющие повседневные потребности мигрантов, такие как особые религиозные здания, супермаркеты, рестораны, различные виды торговли, образовательные учреждения и культурные центры (Ajistyatama, 2014; Hang, 2015).

2.3. Городские проблемы и парадигмы планирования

Проблемы, с которыми джакартанцы сталкиваются в повседневной жизни, далеко не новы, хотя они, кажется, ежедневно обновляются. Повествования также не призывают перенести столицу подальше от текущего местоположения и в обстановке, тщательно спланированной с нуля, уникальной для Джакарты. 17 Одной из самых острых проблем Джакарты является загрязнение, и, возможно, одной из наиболее очевидных форм загрязнения является шум. В городе, заполненном тысячами автомобилей, мотоциклов и других типов транспортных средств, неудивительно, что шум сильно влияет на эту почти постоянно закрытую столицу.Неудивительно, что Джакарта была признана одним из самых стрессовых городов Азии и мира (Zipjet, 2017). Почти постоянный грохот двигателей сочетается с повседневными звуками, такими как призыв к молитве или азан. Несмотря на призывы различных слоев общества, включая бывшего вице-президента Индонезии, к регулированию выступлений в мечетях, призыв к молитве остается очень деликатным вопросом в индонезийском обществе (Tempo.co, 2012).

Другой формой загрязнения, пронизывающим почти все аспекты городской жизни в Джакарте и ее метрополитене, является загрязнение воздуха.Помимо свинца, оксида углерода, диоксида серы, диоксида азота и озона, твердые частицы PM 2,5 являются значительным загрязнителем. 18 В Джакарте PM 2,5 в среднем составляет около 160, что, согласно Индексу качества воздуха (AQI), считается «вредным для здоровья для всех» (AQI, 2019). Помимо загрязнения воздуха и шума, загрязнение воды является еще одной важной экологической проблемой Джакарты.

Хотя на разных уровнях и степени, загрязнение также повсеместно распространено в реках, каналах и подземных водах Джакарты.За последние несколько лет для решения этой проблемы были сформулированы различные стратегии (Luo et al., 2019). Одна из таких политик касается выселения незаконных или незаконных поселений. Сообщества вдоль берегов рек или каналов обвиняются в засорении рек и использовании их для удаления сточных вод, что не только загрязняет воду, но и делает Джакарту более подверженной наводнениям (Van Voorst & Padawangi, 2015). Тем не менее, загрязнение воды — не недавняя проблема Джакарты. Фактически, некоторые источники восходят к его происхождению более века назад, во время производства батика.

В 1900-х годах голландцы считали периферию Батавии идеальной для производства печатного батика ( шапка батика ). Районы, расположенные в нынешней Центральной и Южной Джакарте, были выбраны из-за их небольших ручьев или ручьев для отвода лишней воды от процесса батика (Нурдалия, 2006). Однако в середине 1990-х годов правительство Джакарты 19 приказал перенести все батиковые мастерские и фабрики из столицы на периферию, особенно в Тангеранг, Бекаси или Чикаранг.Это должно было ограничить загрязнение рек, пересекающих город. Постановление, включенное в первый генеральный план города, также было направлено на то, чтобы подтолкнуть развитие города к восточной и западной частях столицы, чтобы уменьшить дорожное движение и демографическую плотность. Этот запрет привел к дальнейшему росту жилых районов, поскольку бывшие мастерские и фабрики были преобразованы в частные дома. Как следует из этого постановления, одним из способов решения проблем города правительством является перепланировка и планирование городского пространства.

Вскоре после того, как Джакарта официально стала столицей страны (Undang-Undang No. 4 Tahun 1964), городское правительство выпустило свой первый Генеральный план (1965–1985). Генеральный план касался трех основных видов использования городских земель: промышленных, незапланированных и общественных зданий. Это привело к созданию проспектов и улиц, строительству инфраструктуры и созданию большего количества жилых районов. Дополнительное жилищное расширение на земли, ранее занятые сначала кампунгом и рисовыми полями, а затем фабриками и мастерскими, привело к появлению городского среднего класса с высшим образованием и смешанного этнического происхождения, который процветал в городах Индонезии в 1980-х годах (Aspinall, 2005; Bresnan, 2005; Taylor , 2012).

Следующий генеральный план Джакарты (1985–2005) вызвал беспрецедентное количество изменений в жилых зонах, ориентирующих развитие центральной части Джакарты на смешанное использование. В течение нескольких лет развитие инфраструктуры и дальнейшее увеличение инвестиций привели к радикальному изменению ландшафта центральной Джакарты и Джакарты в целом. Таким образом, в течение 1980-х годов на территории бывшего кампунга почти повсюду росли новые постройки. Фактически, во время Нового порядка Сухарто Джакарта быстро росла благодаря огромным инвестициям в сектор недвижимости, уделяя особое внимание офисам, коммерческим зданиям, высотным жилым зданиям и отелям (Pravitasari, Saizen, Tsutsumida, Rustiadi, & Pribadi, 2015). .Только в 1988 и 1989 годах экономика города выросла более чем на 13,9% (Региональный исследовательский совет Джакарты, 2013). Такое увеличение, во многом благодаря концентрации иностранных и внутренних инвестиций в столице, в конечном итоге ознаменовало рост инвестиций в недвижимость и спекулятивного урбанизма в Джакарте (Herlambang et al., 2018; Leitner & Sheppard, 2018).

Два десятилетия спустя, начиная с 2010 года, в рамках Генерального плана города на 2010–2030 годы Джакарта претерпела глубокие изменения.Целые районы, особенно в центральной части Джакарты, снова были разделены на три доминирующие зоны: общественные, многофункциональные и многоэтажные жилые. Молчаливо, не устраняя пробелы между правилами зонирования и существующими условиями в различных частях города, новый генеральный план позволил застройщикам продолжить создание большего количества земельных банков на допустимых уплотненных территориях. Однако, возможно, впервые план признает наличие и непрерывность некоммерческих или жилых мест в качестве религиозных мест, освобождая их от потенциального выселения, которое, похоже, расширилось почти повсюду в городе.

В дополнение к территориальному планированию и инфраструктуре, коммунальные услуги (электричество и газ), водоснабжение, канализация, транспорт, доступное жилье, образование являются основными муниципальными услугами, которые также должны предоставляться и управляться правительством провинции. Хотя наблюдатели утверждали, что он отстает в большинстве секторов, хотя, по сообщениям, экономика значительно растет (Baker, 2012). В этом контексте произошел «поворот на основе широкого участия» в этом отношении, когда гражданское участие в пространственном планировании и составлении бюджета ( musrenbang с 2000 г., Dana Desa с 2014 г.) было введено и органические формы сотрудничества в сообществах, таких как городские деревни в Джакарте поощряются и поддерживаются усилиями как неправительственных, так и правительственных (Feruglio & Rifai, 2017).

Это сделано для изменения развития после обретения независимости, что отражает нисходящий подход к планированию, ориентированный на обслуживание «городской элиты и подключение к глобальным сетям рыночных потоков, но имеющий меньшие прямые выгоды для большинства населения. »(Ло, 2010). В то время как составлению бюджета на основе участия уделялось больше внимания с точки зрения того, чтобы сделать его доступным для среднего гражданина, в территориальном планировании дело обстоит не так. Согласно Территориальному плану Джакарты ( Rencana Tata Ruang Wilayah Jakarta ) 2030, который является пересмотренным планом RTRW Jakarta 2010, выделены четыре стратегических вопроса, на которых следует уделять более пристальное внимание — транспортная система и инфраструктура, городская система управления наводнениями и дренажем. , обеспечение городских коммунальных услуг (чистая вода, удаление жидких и твердых отходов, телекоммуникации, энергия) и зеленых открытых пространств (DKI Jakarta, 2011).В основе плана лежат 3 основных принципа: управляемый рост, а не развитие «как обычно», основой функционального планирования является модель Jabodetabekpunjur Metropolitan, а также переход от модели «заинтересованных сторон» к модели «акционеров» (DKI Jakarta, 2011).

Растет озабоченность по поводу того, интегрируется ли это совместное и основанное на сообществе планирование в официальное основное планирование (Padawangi, 2019). Некоторые из основных проблем для участия в составлении бюджета с участием общественности включают доступ к информации для определения потребностей и приоритетов сообщества, а также о процессе составления бюджета с участием общественности — что происходит с предложениями, внесенными гражданами, и учитываются ли они и выполняются ли , или может контролироваться (подотчетность) (Feruglio & Rifai, 2017).

4. Заключение

Это первая из серии работ, посвященных городам Юго-Восточной Азии. Цель этой серии — не только представить общепринятые и академические точки зрения на город, но и охватить обучение людей и практиков в этой области и включить их опыт и мнения о городе в качестве данных.

В этой статье мы представили традиционные точки зрения, с которых мы рассматриваем Джакарту как первый уровень, борясь с ее негативным восприятием и предлагая вид на город снизу во втором.Представляя эти точки зрения, мы раскрываем то, как практикующие видят и живут в городе. Основной мотивацией этого подхода является признание того, что граждане трансформируют Джакарту разными способами, и раскрытие механизмов, с помощью которых они это делают, чтобы начать понимать, как и в какой степени участие граждан может и будет работать в различных сферах жизни. столица Индонезии. Какие бы новые идеи, политика или программы ни предлагались для решения городских проблем и вопросов, необходимо всегда помнить о том, как город, как живое существо, можно и нужно рассматривать, — отношения, которые он имеет со своим населением. физическое окружение, множественность его прошлых, настоящих и будущих повествований, разнообразие его обитателей, кажущаяся приземленной и ритмичной повседневной жизнью и различные узлы силы.

Объединяя академические теории и методологии, бросая вызов эмпирическим стереотипам и возвращаясь в поле, чтобы учиться у тех, кто практикует в городе, мы стремимся донести это объединение до читателя и продемонстрировать потенциал этих ориентированных на граждан подходов . Мы не делаем здесь новых открытий и не представляем окончательный вид города, поскольку его изображение — это постоянно строящийся проект. В этой статье мы надеемся подчеркнуть важность наблюдения на местах за тем, как люди живут в городе и его формировании, а также на его активном понимании, понимание, которое, следовательно, постоянно развивается и бурно растет.

4.1. Эпилог: Джакарта, живое существо

Для более чем десяти миллионов душ, живущих в пределах его пространственных границ, Джакарта не предлагает золотой середины: ее либо ненавидят, либо обожают. Отсюда его прозвище «Большой дуриан». Некоторые утверждали, что Большой Дуриан нельзя сравнивать с Большим Яблоком Нью-Йорка. Скорее, это отвратительный сенсорный эквивалент, который вызывает споры среди джакартанцев. Несмотря на то, что Джакарта устрашающая, тернистая, отталкивающая и зловонная, как «король фруктов», она также могла быть волнующей, чувственной и восхитительной.Джакартанцы, независимо от того, проживают ли они временно или просто проезжают мимо, похоже, постоянно находятся в отношениях любви / ненависти с городом.

Стереотипов о Джакарте предостаточно. Они производятся и воспроизводятся с помощью различных средств, будь то академические статьи, статьи в прессе, социальные сети, лидерами правительства, оппозиционными лагерями, иностранцами и гражданами. Беглый взгляд на город в его физическом проявлении, кажется, подтверждает эти часто негативные взгляды — пробки на дорогах в различных частях города; мультисенсорное загрязнение, подавляющее новичков и разочаровывающее старожилов; перенаселение тонущего города, который сталкивается с парадоксальной ситуацией с водой — страдает от ее избытка во время частых наводнений и нехватки воды для питья; облагораживание города, которое привело к дальнейшей сегрегации между различными группами людей с различным социально-экономическим статусом в городе; постоянная быстротечность его жителей и бесконечный вопрос , кто такой джакартанец?

Тем не менее, более глубокий взгляд на город, выходящий за рамки его материальных проявлений, выявляет присущие Джакарте сложности, которые нелегко поддаются упрощенной характеристике хаоса или порядка — города, исторически построенного на неудобном, но неизгладимом колониальном фоне; капитал, постоянно информированный и планируемый на основе идеалов, местных и импортированных интерпретаций мобильности, а также конкурирующих центров и практик власти; разорванный открытый городской пейзаж, где обширные территории бесконечно гноятся в течение десятилетий, долгие годы после эпизодов насилия; мегаполис периодически модернизируется, создавая антиутопические слои, с которыми он обычно ассоциируется.Это особенно важно при поиске решений как очевидных, так и неясных городских проблем и проблем. На момент написания (апрель 2020 г.) Джакарта подвергается частичной изоляции в попытке сдержать распространение коронавирусной болезни (COVID-19). Любой такой густонаселенный и сложный город, как Джакарта, не выдержал бы такой попытки. Власти, как и везде, были застигнуты врасплох, хотя у них был некоторый опыт борьбы с птичьим гриппом в 2009 году, поскольку уровень готовности не поддерживался (Nugroho, 2020).Неспособность государства вызывает еще большее раздражение, учитывая, насколько нынешняя пандемия не похожа ни на что, что мир видел в новейшей истории.

Показано противоречие между различными уровнями правительства по поводу того, какие действия следует предпринять, каковы должны быть приоритеты, кто должен руководить и предоставлять ресурсы. Децентрализация в данном случае затруднила координацию действий правительства, а фрагментация общества все еще ощутима из-за прошедших президентских и приближающихся региональных выборов (Nugroho, 2020).Тем временем различные низовые организации выступили различными способами, чтобы компенсировать слабость правительства в борьбе с пандемией и ее последствиями — ситуация, обычная для большинства наблюдателей в Индонезии (Preuss, 2020). Первоначально существовала двойственная позиция относительно ограничения передвижения и запрета ежегодного исхода в Рамадан ( mudik ) из-за экономического и политического соперничества и соображений (Mariani, 2020). Президенту Джокови нужно было выполнить свое обещание об экономическом росте, и остановка такого массового перемещения людей или изоляция отрицательно повлияли бы на экономику (AsiaOne, 2020).В дополнение к отсутствию прозрачности правительства и общественной информации, сложность общества проявляется в том, что меры социального дистанцирования могут сбивать с толку и очень сложно применять. Это особенно связано с характером плотного жилья (само собой разумеющееся пространственное проявление социального капитала) и неформальной работы для многих жителей города и мигрантов.

В текущем контексте COVID-19 география служб экстренной помощи, спонсируемых частными лицами, 23 заметно появились в городе, где давно незаметно шла приватизация общественных пространств ( ). 24 В этом, казалось бы, бесконечном междуцарствии COVID-19 джакартанцам пришлось научиться жить с невидимым врагом. Враг, единственное существование которого они знают из растущего числа случаев заражения сограждан, членов семей и друзей, и о тревожных масштабах которого они могут судить только из распространения непроверенных новостей и слухов, например, растущего числа незарегистрированных могил на частных дворах. и общественные парки в густонаселенных городских кварталах и поселках городского типа. В настоящее время количество случаев COVID-19 и связанных с ними смертей сложно определить из-за различных механизмов отчетности, а также из-за множества факторов, таких как ограниченное тестирование, отставание в тестировании и неадекватная система здравоохранения (Syakriah, 2020).На данный момент сообщается, что в Индонезии самый высокий уровень смертности от COVID-19 в Азии (Siregar, 2020).

Реклама на метро Джакарты.

Источник: Рафаэль Мартинес, LKYCIC.

Джакартанцы знают, что однажды COVID-19 утихнет и, в конце концов, исчезнет. Но до тех пор, как и во всем остальном мире, маски, социальное дистанцирование наряду с сезонными мерами, такими как запрет mudik , кажутся единственными доступными для джакартанцев способами смягчить немедленный след разрушения, которое пандемия оставляет ежедневно. основание.Еще неизвестно, как долго продлятся другие последствия этих смутных времен, особенно те, которые влияют на средства к существованию людей и, конечно же, на их память о городе.

Примечания

1 Из них 73,92% составляют мотоциклы, легковые автомобили 19,58%, грузовые автомобили 3,83%, общественный транспорт 1,88% и служебные автомобили 0,79%. Источник: Badan Pusat Statistik (BPS) (Центральное статистическое агентство Индонезии), 2018.

2 В 2015 году по загруженности Джакарта опередила Стамбул, Мехико, Сурабая, Санкт-Петербург.Санкт-Петербург, Москва, Рим, Бангкок, Гвадалахара (Мексика) и Буэнос-Айрес. Согласно данным Castrol Magnatec Stop-start Index 2015, автомобилисты Джакарты совершали в среднем 33 240 старт-стопов в год. Источник: http://www.castrol.com/id_id/indonesia/car-engine-oil/engine-oil-brands/castrol-magnatec-brand/stop-start-index.html.

3 Исламский призыв к молитве.

4 Сигареты из смеси табака и гвоздики.

5 Оладьи, бананы, тофу или баксо (фрикадельки) горенган — популярная уличная закуска в городах Индонезии.

6 Пахучие рыбные клецки на пару с овощами, подаются с арахисовым соусом.

7 Традиционный суп из бульона цвета куркумы, приправленный луком-шалотом, чесноком, галангалом, имбирем и кориандром, с говядиной или курицей и овощами. Обычно его подают с креветочными крекерами ( krupuk ).

8 По оценкам, более половины всего населения Джакарты полагается на грунтовые колодцы для получения воды. Источник: (ADB, 2016).

9 Подробнее о Генеральном плане Кота Туа 2014 года по сохранению и возрождению исторического центра города: Возрождение культурного наследия.Комплексный городской план возрождения Кота Туа в Джакарте , ОГМВ, 2017. https://www.uclg.org/sites/default/files/peer_learning_note_22.pdf.

10 Совершенно новая система размещения офисов, квартир, торговых центров и других объектов в одном месте.

11 «Комментарий: мы идем к демографическому бонусу или катастрофе?», The Jakarta Post, , 5 марта 2018 г. https://www.thejakartapost.com/academia/2018/03/05/commentary- мы-идем-к-демографическому-бонусу-или-катастрофе.html.

12 Demographia World Urban Areas, , 16-е ежегодное издание (апрель 2020 г.) http://demographia.com/db-worldua.pdf. Мегаполис определяется как городская территория с населением более 10 миллионов человек.

13 Венделл Кокс, «Эволюционирующая городская форма: Джакарта (Жаботабек)», New Geography, 31 мая 2011 г. http://www.newgeography.com/content/002255-the-evolving-urban- форма-джакарта-жаботабек. Здесь считается, что пригороды находятся в пределах городской зоны, но за пределами центральной части Джакарты.

14 «Внутренний мигрант» — это тот, кто переезжает с одного места на другое для проживания, пересекает административные провинции и живет в новом жилище или намеревается остаться не менее 6 месяцев, с разницей между нынешним и бывшим жилье также используется в качестве прокси для миграции. В нем выделяются две группы мигрантов: «пожизненный мигрант» — это тот, чье текущее жилище находится в другой провинции, в которой он родился; «Недавний мигрант» — это тот, чье жилище последних пяти лет отличается от нынешнего.Источник: «Migrasi Internal Penduduk Indonesia Hasil Sensus Penduduk 2010», BPS, 2012.

15 «Президент Индонезии объявляет о месте новой столицы на острове Борнео», CNA, 26 августа 2019 г. https: // www. channelnewsasia.com/news/asia/indonesia-picks-borneo-island-as-site-of-new-capital-joko-widodo-11842756.

16 По данным УВКБ ООН в 2019 году, многие из почти 14000 беженцев и лиц, ищущих убежища, которые в настоящее время находятся в Индонезии, базируются в Джакарте, при этом большинство из них прибыли из Афганистана, Сомали и Мьянмы.Источник: https://www.unhcr.org/id/en/figures-at-a-glance.

17 В конце 1950-х годов Сукарно, первый президент Индонезии, планировал перенести столицу недавно получившего независимость государства в Палангкарайю (Центральный Калимантан) (Labolo, Averus, & Udin, 2018). Идея переехать в Калимантан, в Букит Сухарто, Букит Нюлинг или Палангкарая возникла в 2015 году, через несколько месяцев после того, как президент Видодо был избран на свой первый срок (The Jakarta Post, 4 мая 2019 года). В 2005 году Мьянма заменила свою столицу Нейпьидо на Янгон, а в 1960 году Бразилия заменила Рио-де-Жанейро на Бразилию — оба новых города были запланированными городами.Источник: «Почему Индонезия переносит свою столицу? Все, что вам нужно знать », The Guardian , 27 августа 2019 г.

18 Эти частицы шириной менее 2,5 мкм могут проникать в легкие и вызывать долгосрочные повреждения (Xing, Xu, Shi, & Lian , 2016).

19 Источник: KEPUTUSAN MENTERI NEGARA LINGKUNGAN HIDUP NOMOR: KEP-51 / MENLH / 10/1995. https://lingkunganhidup.jakarta.go.id/wp-content/uploads/2019/10/Kepmen-LH-No.51-Tahun-1995-Baku-Mutu-Limbah-Cair-Industri.pdf.

20 «Qlue — это приложение для социальных сетей, которое позволяет пользователям сообщать о проблемах непосредственно городским властям и предприятиям, а также делиться информацией (sic) с соседями вокруг них, чтобы помочь в создании (sic) умного города. Отчеты граждан будут отправляться соответствующим должностным лицам в режиме реального времени. Статус каждого отчета можно отслеживать с помощью приложения Qlue и панели инструментов Qlue в mycity.qlue.id ». Получено из Google Playstore.

21 По данным APJII (Ассоциация интернет-провайдеров Индонезии), проникновение интернета в 2018 году достигло 143 млн.Пятьдесят восемь процентов пользователей Интернета сконцентрированы на Java, а большинство (72,41%) сконцентрировано на уровне города или округа.

22 Источники: IMD Smart City Index, 2019, https://www.imd.org/smart-city-observatory/smart-city-index/; Рейтинг 50 лучших правительств умных городов 2018/19, Eden Strategy Institute и ONG & ONG (OXD), www.smartcitygovt.com.

23 Вскоре после вспышки COVID-19 PT Jaya, одна из крупнейших строительных компаний в Индонезии, спонсировала установку общественных раковин на тротуарах в целях повышения уровня гигиены среди жителей Джакарты.См. «Dorong warga rajin cuci tangan pemprov DKI sediakan wastafel portable di tempat umum (Чтобы побудить граждан мыть руки, правительство Джакарты устанавливает портативные раковины в общественных местах)», Terbaiknews , 23 марта 2020 г. https: // terbaiknews .net / berita / jakarta / dorong-warga-rajin-cuci-tangan-pemprov-dki-sediakan-wastafel-portabel-di-tempat-umum-37.html.

24 Вскоре после открытия первой станции метро в Джакарте (апрель 2019 г.) частные компании могли купить права на наименование (и добавить свое название) на пять станций: Dukuh Atas BNI , Setiabudi Astra , Istora Mandiri , Blok M BCA и Lebak Bulus Grab .После рекламы права на название являются наиболее важным источником дохода для MRT Джакарты (DetikFinance, 20 ноября 2019 г.). https://finance.detik.com/infrastruktur/d-47/ini-stasiun-mrt-jakarta-yang-dijual-paling-mahal.

Джакарта, Индонезия Население метрополитена 1950-2021 гг.

Диаграмма и таблица уровня населения и темпов роста для района метро Джакарта, Индонезия, с 1950 по 2021 год. Демографические прогнозы Организации Объединенных Наций также включены до 2035 года.
  • Текущее население Джакарты в 2021 году составляет 10 915 000 , что на 1,35% больше на человек по сравнению с 2020 годом.
  • Население метро Джакарты в 2020 году составляло 10,770,000 , что на 1,23% больше, чем в 2019 году.
  • Население метро Джакарты в 2019 году составляло 10 639 000 , что на 1,16% больше, чем на по сравнению с 2018 годом.
  • Население метро Джакарты в 2018 году составляло 10 517 000 , а 1.На 12% больше на по сравнению с 2017 годом.
Другие города в Индонезии
Название города Население
Джакарта 10 915 000
Бекаси 3 510 000 90 204
Сурабая 2 972 000
Депок 2 837 000
Бандунг 2 607 000
Тангеранг 2 397 000
Медан 2 368 000
Семаранг 1 902 000
Палембанг 1,753,000
Батам 1 617 000
Уджунг Панданг 1 612 000
Пекан Бару 1 238 000
Богор 1,183,000
Bandar Lampung 1,115,000
Тасикмалая 1,112,000
Самаринда 1 041 000
Денпасар 1 009 000
Паданг 997 000
Маланг 896 000
Банджармасин 744 000
Баликпапан 696 000
Понтианак 681 000
Джамби 637 000
Амбон 534 000
Суракарта 532 000
Матарам 516 000
Манадо 448 000
Джокьякарта 446 000
Бенгкулу 412 000
Сукабуми 345 000
Чиребон 323 000
Джаяпура 321 000
Пекалонган 317 000
Джакарта — Исторические данные о населении
Год Население Скорость роста
2021 10 915 000 1.35%
2020 10,770,000 1,23%
2019 10 639 000 1,16%
2018 10 517 000 1,12%
2017 10 401 000 1,11%
2016 10 287 000 1.12%
2015 10 173 000 1,11%
2014 10 061 000 1,11%
2013 9 951 000 1,12%
2012 9 841 000 1,11%
2011 9 733 000 1.11%
2010 9 626 000 1,35%
2009 9 498 000 1,39%
2008 9 368 000 1,39%
2007 9 240 000 1,39%
2006 9,113,000 1.39%
2005 8 988 000 1,39%
2004 8 865 000 1,38%
2003 8 744 000 1,39%
2002 8 624 000 1,39%
2001 8 506 000 1.38%
2000 8 390 000 0,17%
1999 8 376 000 0,17%
1998 8 362 000 0,16%
1997 8 349 000 0,17%
1996 8,335,000 0.16%
1995 8 322 000 0,17%
1994 8 308 000 0,16%
1993 8 295 000 0,16%
1992 8 282 000 0,17%
1991 8 268 000 1.14%
1990 8,175,000 3,13%
1989 7 927 000 3,12%
1988 7 687 000 3,13%
1987 7 454 000 3,13%
1986 7 228 000 3.12%
1985 7 009 000 3,12%
1984 6,797,000 3,13%
1983 6 591 000 3,13%
1982 6 391 000 3,13%
1981 6,197,000 3.56%
1980 5,984,000 4,45%
1979 5 729 000 4,45%
1978 5 485 000 4,46%
1977 5 251 000 4,44%
1976 5 028 000 4.47%
1975 4 813 000 4,45%
1974 4 608 000 4,44%
1973 4 412 000 4,45%
1972 4 224 000 4,24%
1971 4 052 000 3.50%
1970 3 915 000 3,49%
1969 3,783,000 3,50%
1968 3 655 000 3,48%
1967 3 532 000 90 204 3,52%
1966 3 412 000 3.49%
1965 3 297 000 3,48%
1964 3 186 000 3,51%
1963 3 078 000 3,50%
1962 2 974 000 4,42%
1961 2 848 000 6.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[18+] ©2019 При копировании любых материалов с нашего сайта, ссылка обязательна.

Карта сайта