Тьма накрыла ненавистный прокуратором город ершалаим: Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды Пропал Ершалаим – великий город, как будто не существовал на свете.

Содержание

Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды Пропал Ершалаим – великий город, как будто не существовал на свете.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Вы на самой Вершине, когда вы подружились со своим прошлым, сфокусированы на настоящем и с оптимизмом смотрите с свое будущее.

Зиг Зиглар (100+)

Мы рождаемся с криком, умираем со стоном. Остаётся только жить со смехом.

Человек, который смеётся (Виктор Гюго) (100+)

Лишь в тишине можно услышать слово. Лишь в полной тьме — увидеть звезды. И великий танец всегда танцуют на краю пропасти, над страшной бездной.

Урсула Ле Гуин (30+)

Невозможно жить без ссор, точно так же, как ехать через весь город только на зелёный свет.

Неизвестный автор (1000+)

Наступает вечер,
Засыпает город,
Знай, на этом свете,
Ты кому-то дорог…

Неизвестный автор (1000+)

Человек находящийся на самой вершине горы — не упал туда с неба!

Конфуций (100+)

Самый чудесный город это тот, где человек счастлив.

Ночь в Лиссабоне (Эрих Мария Ремарк) (50+)

Вечерний город засыпает снегом,
Вечерний город дарит сладкий сон.


Под одеялом из мечты и неги
Любовь и счастье дышат в унисон…

Марина Цветаева (100+)

Нет ничего страшнее на свете, чем остаться наедине со своими мыслями когда тебе очень плохо.

Неизвестный автор (1000+)

— Пошли, посмотришь, как я жил до знакомства с тобой.
— Ты жил до знакомства со мной?

Футурама (100+)

милицию ее сдавай, а за пазуху не прячь! Чувствуя

милицию ее сдавай, а за пазуху не прячь!
Чувствуя в голове звон и суматоху от всех этих происшествий на лестнице, Аннушка еще долго по инерции продолжала кричать:
– Мерси! Мерси! Мерси! – а иностранца уже давно не было.
Не было и машины во дворе. Вернув Маргарите подарок Воланда, Азазелло распрощался с нею, спросил, удобно ли ей сидеть, а Гелла сочно расцеловалась с Маргаритой, кот приложился к ее руке, провожатые помахали руками безжизненно и неподвижно завалившемуся в угол сидения мастеру, махнули грачу и тотчас растаяли в воздухе, не считая нужным утруждать себя подъемом по лестнице. Грач зажег фары и выкатил в ворота мимо мертво спящего человека в подворотне. И огни большой черной машины пропали среди других огней на бессонной и шумной Садовой.
Через час в подвале маленького домика в одном из Арбатских переулков, в первой комнате, где было все так же, как было до страшной осенней ночи прошлого года, за столом, накрытым бархатной скатертью, под лампой с абажуром, возле которой стояла вазочка с ландышами, сидела Маргарита и тихо плакала от пережитого потрясения и счастья. Тетрадь, исковерканная огнем, лежала перед нею, а рядом возвышалась стопка нетронутых тетрадей. Домик молчал. В соседней маленькой комнате на диване, укрытый больничным халатом, лежал в глубоком сне мастер.
Его ровное дыхание было беззвучно.
Наплакавшись, Маргарита взялась за нетронутые тетради и нашла то место, что перечитывала перед свиданием с Азазелло под кремлевской стеной. Маргарите не хотелось спать. Она гладила рукопись ласково, как гладят любимую кошку, и поворачивала ее в руках, оглядывая со всех сторон, то останавливаясь на титульном листе, то открывая конец. На нее накатила вдруг ужасная мысль, что это все колдовство, что сейчас тетради исчезнут из глаз, что она окажется в своей спальне в особняке и что, проснувшись, ей придется идти топиться. Но это была последняя страшная мысль, отзвук долгих переживаемых ею страданий. Ничто не исчезало, всесильный Воланд был действительно всесилен, и сколько угодно, хотя бы до самого рассвета, могла Маргарита шелестеть листами тетрадей, разглядывать их и целовать и перечитывать слова:
– Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город… Да, тьма…

Глава 25
Как прокуратор пытался спасти Иуду

Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом,

Мастер и Маргарита — Михаил Булгаков (стр. 1)

The Master and Margarita
‘… who are you, then?’
‘I am part of that power which eternally wills evil and eternally works good.’

Михаил Афанасьевич Булгаков
Мастер и Маргарита
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
…Так кто ж ты, наконец?
– Я – часть той силы,
что вечно хочет
зла и вечно совершает благо.

Goethe, Faust

Гете.
«Фауст»

* BOOK ONE *
CHAPTER 1.

Глава 1

Never Talk with Strangers

Никогда не разговаривайте с неизвестными

At the hour of the hot spring sunset two citizens appeared at the Patriarch’s Ponds.

Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина.

One of them, approximately forty years old, dressed in a grey summer suit, was short, dark-haired, plump, bald, and carried his respectable fedora hat in his hand.
His neatly shaven face was adorned with black horn-rimmed glasses of a supernatural size.

Первый из них, одетый в летнюю серенькую пару, был маленького роста, упитан, лыс, свою приличную шляпу пирожком нес в руке, а на хорошо выбритом лице его помещались сверхъестественных размеров очки в черной роговой оправе.

The other, a broad-shouldered young man with tousled reddish hair, his checkered cap cocked back on his head, was wearing a cowboy shirt, wrinkled white trousers and black sneakers.

Второй – плечистый, рыжеватый, вихрастый молодой человек в заломленной на затылок клетчатой кепке – был в ковбойке, жеваных белых брюках и в черных тапочках.

The first was none other than Mikhail Alexandrovich Berlioz, [2] editor of a fat literary journal and chairman of the board of one of the major Moscow literary associations, called Massolit [3] for short, and his young companion was the poet Ivan Nikolayevich Ponyrev, who wrote under the pseudonym of Homeless. [4]

Первый был не кто иной, как Михаил Александрович Берлиоз, председатель правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций, сокращенно именуемой МАССОЛИТ, и редактор толстого художественного журнала, а молодой спутник его – поэт Иван Николаевич Понырев, пишущий под псевдонимом Бездомный.

Once in the shade of the barely greening lindens, the writers dashed first thing to a brightly painted stand with the sign: `Beer and Soft Drinks.

Попав в тень чуть зеленеющих лип, писатели первым долгом бросились к пестро раскрашенной будочке с надписью
«Пиво и воды».

Ah, yes, note must be made of the first oddity of this dreadful May evening.

Да, следует отметить первую странность этого страшного майского вечера.

There was not a single person to be seen, not only by the stand, but also along the whole walk parallel to Malaya Bronnaya Street.

Не только у будочки, но и во всей аллее, параллельной Малой Бронной улице, не оказалось ни одного человека.

At that hour when it seemed no longer possible to breathe, when the sun, having scorched Moscow, was collapsing in a dry haze somewhere beyond Sadovoye Ring, no one came under the lindens, no one sat on a bench, the walk was empty.

В тот час, когда уж, кажется, и сил не было дышать, когда солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда то за Садовое кольцо, – никто не пришел под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея.

‘Give us seltzer,’ Berlioz asked.

– Дайте нарзану, – попросил Берлиоз.

‘There is no seltzer,’ the woman in the stand said, and for some reason became offended.

– Нарзану нету, – ответила женщина в будочке и почему то обиделась.

‘Is there beer?’
Homeless inquired in a rasping voice.

– Пиво есть? – сиплым голосом осведомился Бездомный.

`Beer’ll be delivered towards evening,’ the woman replied.

– Пиво привезут к вечеру, – ответила женщина.

‘Then what is there?’ asked Berlioz.

– А что есть? – спросил Берлиоз.

‘Apricot soda, only warm,’ said the woman.

– Абрикосовая, только теплая, – сказала женщина.

‘Well, let’s have it, let’s have it! …’

– Ну, давайте, давайте, давайте!..

The soda produced an abundance of yellow foam, and the air began to smell of a barber-shop.

Абрикосовая дала обильную желтую пену, и в воздухе запахло парикмахерской.

#ершалаим Instagram posts (photos and videos)

Немало на нашей планете уникальных мест, но Храм Гроба Господня… ⠀ Печально знаменитый Крестный путь, дорога страданий Иисуса Христа — закончился у подножия невысокого холма, называемого Голгофа. Страшная римская казнь — распятие на кресте. Невыносимые муки. Смерть, захоронение, воскресение. ⠀ Не удивительно, что путник, пришедший сюда — проживает и переживает новозаветные события, как часть своей жизни. ⠀ Помню, как я впервые поднялся на Голгофу. Я, который был октябренком, пионером и комсомольцем. Которого учили, что религия — лишь опиум для народа. ⠀ Что могло меня впечатлить в подобном месте? Но оказалось, что читать Евангелия, смотреть фильмы, цитировать “Мастера и Маргариту”, и находиться в Месте Событий — далеко не одно и то же. ⠀ Быть — и чувствовать. ⠀ Стоять у Голгофы — и слышать удары молота по гвоздям, чувствовать Его разочарование и надежду, понимать, что это — смерти. ⠀ Спуститься к Камню Миропомазания — и видеть, как два тысячелетия назад, иудеи омывали здесь его тело, облачали в погребальные пелены и готовили к захоронению.
Пройти еще несколько шагов и коснуться святой Пещеры. ⠀ Именно здесь приходит понимание, что название Храм Гроба Господня, закрепившееся со времен крестоносцев — красивое и ошибочное. Ведь главное, с точки зрения христианского мира, что произошло здесь — это не смерть и погребение, а воскресение из мертвых. ⠀ Не просто Монументальный комплекс, возведенный в дни императора Константина получил имя Храм воскресения Христова. ⠀ Тысячи людей, десятки тысяч молитв, отрицание и надежды, горести и радости — потрясающий круговорот эмоций ежедневно наполняют эти стены особенной, ни на что не похожей атмосферой. ⠀ Конечно, это место не войдет в топ-7 чудес света по завораживающей архитектуре, необычности форм или дизайнерской задумке. ⠀ Но, на мой взгляд, это одна из тех точек в мире, которая обязательна к посещению и людьми веры, и агностиками и атеистами. Каждый найдет здесь свое: историю, ответы, вопросы. ⠀ На некоторую часть вопросов (зная и любя данный Храм) — ответы у меня есть. Quaerite et invenietis — ищите, да обрящете. ⠀ Спрашивайте — и я отвечу! ⠀ Ваш друг и гид в Израиле, Влад Тельман 🇮🇱@telman_guide_israelsyndrome

Фоторепортаж: Иерусалим – город Бога

«Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Пропал Ершалаим …» – эти строчки из знаменитого романа Булгакова крутились в моей голове все время дороги от момента посадки в Табе (Египет и граница с Израилем) до въезда в пригороды Иерусалима.

И первое место, которое мы посетили в Иерусалиме, была обзорная площадка на Масличной (Елеонской) горе. Именно на ней я влюбилась в этот город. Булгаков был тысячу раз прав, выделив отдельное место Ершалаиму, как персонажу, в своем романе.

С этой горы гид указывал нам на разные точки и говорил такие знакомые названия: Старый город, Храмовая гора, Гефсиманский сад, гора Сион, Голгофа. Вот Гефсиманский сад, справа внизу. Здесь Иисус провел последнюю ночь перед взятием под стражу. В саду построена красивая православная русская церковь, и сквозь деревья видны ее золотые купола.

На склоне самой горы еврейское кладбище, которому вот уже 3000 лет. Здесь, на надгробных плитах, можно прочесть имена священников, военачальников и политических деятелей Израильского царства, чьи имена упоминаются в книгах Ветхого Завета. По еврейской традиции, когда наступит Судный день и мёртвые будут вставать из своих могил, первым делом это будут покоящиеся на склонах Масличной горы.

Налюбовавшись видом сверху, садимся в автобус и едем дальше, на гору Сион.

Первая остановка на горе Сион – Бенедиктинское аббатство Дормицион (церковь Успения), построенная на месте, где якобы умерла и вознеслась Дева Мария. Несколько этажей. Верхний этаж – церковь, на нижнем, в центре зала – статуя, изображающая Деву Марию на смертном одре. Лично меня приводит не в трепет, а в ужас. Церковь построена в романском стиле, в 19 веке. Внутри изображения: 12 знаков зодиаков, 12 апостолов, 12 колен Израилевых. Нижний этаж вырублен в горе.

Множество зданий в Иерусалиме построены не только наверх, но и вырублены вниз. Многоярусный город. Узкие улочки, фотографировать невозможно. Близкое расположение зданий, одно на другом, лепятся друг к другу. Поворот вправо, влево, быстрее. Чтобы не заблудиться только и следи за экскурсоводом.

Вторая остановка: «Горница тайной вечери», находящаяся в здании, построенном крестоносцами в 12 веке непосредственно над могилой царя Давида. Утверждается, что на 50 день после Воскрешения в этом самом месте на учеников Иисуса сошел Святой Дух.

В 15 веке турки превратили здание в мечеть. Из комнаты есть лестница, ведущая вниз, к могиле царя Давида. Внизу сбоку под Горницей тайной вечери – синагога. Такое смешение веков и национальных особенностей, надстройки характерны для архитектуры всего Старого города. Следующие ворота и мы идем Виа Долороза, Дорогой скорби, Крестным путем.

Так Иисус шел более 2 тысяч лет назад к Голгофе, к месту своего распятия. По дороге экскурсовод делает остановки, что-то объясняет. Но я настолько зачарована узкими улочками, поворотами, рассматриванием всего окружающего колорита, что не слушаю его вовсе. Сосредоточится просто невозможно. Когда идешь, думаешь о двух вещах: как не потеряться, и как бы успеть рассмотреть все окружающее.

Уже вернувшись в Киев, я прочитаю о том, где была. Крестный путь заканчивается на Голгофе. Теперь там главный христианский храм – Церковь Гроба Господня. Главные точки Храма – Голгофа и Гроб Господень.

Первая церковь Гроба Господня была построена в 4 веке н. э. В дальнейшем храм несколько раз был разрушен, восстановлен, страдал от пожаров, перестраивался и расширялся. В начале 19 века после пожара он был отстроен в том виде, в котором существует до сих пор. После реконструкции он был поделен между шестью различными христианскими общинами – католической, греческо-православной, армянской, коптской, сирийской и эфиопской, чей монастырь находится на крыше храма.

До сих пор в разное время эти конфесии проводят службы, каждая в своей части Церкви. Конечно же, этот факт сильно отразился на архитектурных особенностях.

Современный Храм Гроба Господня – это огромный архитектурный комплекс, включающий Голгофу с местом Распятия, ротонду – архитектурное сооружение с огромным куполом, под которым непосредственно расположен соборный Храм, являющийся кафедральным для Патриархов Иерусалимской Православной Церкви, подземный храм Обретения Животворящего Креста, храм святой равноапостольной Елены и несколько приделов.

На территории Храма Гроба Господня расположено несколько действующих монастырей, он включает множество вспомогательных помещений, галерей. Ключи от Храма постоянно находятся у смотрителя, мусульманина. Он открывает и закрывает его каждый день.

Впечатленная Храмом, напитавшаяся его внутренней энергией, следую вместе с группой за экскурсоводом в сторону Стены Плача. Из Арабского квартала попадаем в Еврейский квартал. Экскурсовод активно подчеркивает разницу между мусором в арабском квартале и чистотой и порядком в еврейском. Он вообще это очень часто делает: вот так арабы живут, а вот так евреи. Сам же выходец из СССР. Типичный интеллигент в очках и в штанах, натянутых до подмышек.

Главный исторический памятник Еврейского квартала – Стена плача – единственная сохранившаяся часть комплекса Храма Соломона. Пророк Иеремия предсказал, что Храм будет разрушен, что и случилось в 1 в. н.э., но Западная стена сохранится на века. Почти две тысячи лет правоверные иудеи приходят сюда с чувством скорби по утраченному Храму, именно поэтому ее называют Стеной Плача. Здесь идет религиозная служба, так как это место считается синагогой под открытым небом. Многие верят, что записки и молитвы, оставленные между камнями Стены Плача не останутся без ответа, и осуществятся. Ведь это самое близкое к Богу место.

Я тоже оставила свою записку в Стенах Храма Соломона. И бросила несколько копеек в надежде вернуться в этот необыкновенный город, в котором я говорила с Богом о своих мечтах.

Туристические советы:

– стоимость экскурсии из Табы (Египет) в Израиль – 175 дол. В стоимость экскурсии входит проезд автобусом, обед, посещение Мертвого моря и пляжа на нем, услуги экскурсовода по дороге и в Иерусалиме. Отдельно оплачиваются всевозможные таможенные сборы в размере 42 дол.;

– в связи с тем, что в Иерусалиме посещается много храмов и церквей одежда должна быть закрытая: длинная юбка для женщин, свободные брюки для мужчин, рубашка или футболка (никаких топиков, голых плечей, спин и коленок). Обязательно платок на голову;

– каждый экскурсовод раздает своей туристической группе какие либо предметы в виде отличительного знака: кепки, значки, наклейки на одежду, галстуки и т.п. Не снимайте эти опознавательные предметы от начала экскурсии и до конца. На Мертвом море и в Иерусалиме действительно много людей и потеряться там проще простого;

– для купания на Мертвом море необходим купальник, запасные тапки, полотенце, большой пакет или сумка. В раздевалке не предусмотрены шкафчики, все вещи придется брать с собой на пляж. Были печальные случаи, когда пропадали вещи из автобуса на стоянке на Мертвом море. Помните, никто не несет ответственность за оставленные без присмотра вещи;

– для экскурсии в Израиль лучше иметь при себе доллары. Египетские фунты там не принимаются. В ходе плотной и насыщенной экскурсии обнаружить банкомат также нереально. На арабском рынке в ходу только наличные: доллары или шекели без разницы. Арабы даже в Израиле с удовольствием торгуются. Можно на 50% сбросить первоначальную цену;

– каждый экскурсовод имеет договоренность со своей лавкой на арабском рынке. Лучше побродить по рынку самим (на это отводится время), а не по лавке, активно рекомендуемой гидом. Только будьте внимательны, запоминайте дорогу и следите за временем и кошельками.

Благодарю за поездку
туристического оператора «Слобода Тур»,
 г. Киев, бул. Шевченко, 48-а, оф.3,
 тел. (044) 501-32-45
Фото: Василий Охрименко
Ксения Гак

Но не Ершалаим — Статьи

Содержание скрыть

«Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды… Пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете. Все пожрала тьма, напугавшая все живое в Ершалаиме и его окрестностях. Странную тучу принесло с моря к концу дня, четырнадцатого дня весеннего месяца нисана»…

Навеяло сегодня, простите. У нас, конечно, не весна (а как раз наоборот), и не тьма, и не гроза сегодня были, а просто очень сильный туман, который постепенно вбирал в себя окружающий мир. Я наблюдала за этим процессом в течение всего дня. Утром еще видела дорогу, когда гуляла с Пиратом, а в обед белая пелена начиналась почти сразу за гостевым домом с одной стороны и в роще – с другой.

Днем я наблюдала милейшую для себя картину: собаки сбились в кучки и спали калачиками вместе, а Пират примостился рядом. До этих «общих кучек» он пока еще не допущен, но стремится присоединиться к коллективу (хоть порой и ведет себя при общении как слон в посудной лавке), и стая его уже не так отвергает, как пару дней назад, когда он спал в одиночку у входа в вольер.  

Козы и гуси все еще вызывают охотничий азарт у Пирата. И если последние к вольеру больше не подходят после того, как один из них лишился части клюва (но он живой, ест и пьет, так что я почти уже даже не переживаю за него), то отважные козы продолжают дразнить нового кобеля. Подходят и в ответ на его лай бодают сетку. Пират разыгрывается, еще более возбуждается, но уже начал сам отвлекаться от этого процесса, контролировать свои эмоции. С трудом, но прогресс есть. А вообще это процесс небыстрый. Кто-то из людей за всю жизнь не может научиться подобному контролю. Чего уж ждать от собаки, какой бы гениальной она ни была, жизнь которой всего месяц назад столь резко изменилась?

У нас же в доме наконец установилось постоянное тепло (после двух недель сражений с удивительной штуковиной из «цивилизации», которая никак не хотела обживаться в нашем «диком лесу»), и… мухи восстали из мертвых (хорошо, из анабиоза). Так что теперь за работой меня окружают зомбомухи, которые время от времени врезаются в меня или мой ноутбук. 

К вечеру Святополе и его окрестности все-таки окутала тьма. Последние несколько ночей у нас очень темные из-за облачности и туманов. Но посреди этой тьмы, словно маяк, светятся окна и бьется «горячее сердце» нашего дома, как поэтично называет его Ника, – котел. А внутри тепло и пахнет пирогами. А еще есть существа, которые, не раздумывая, готовы разделить участь того, кого любят. Квас и вовсе очень похож на Бангу Понтия Пилата. Но, к моему счастью, мне повезло любить не только его. Хотя с каждым разом строки о взаимоотношениях одного из главных героев «Мастера и Маргариты» и его собаки обретают для меня все большую глубину – когда ощущаешь многое на собственной шкуре.

 

Так вот две мои страсти – литература и животные – тесно переплелись сегодня в моем собственном мирке. Хотя… не только сегодня. 

 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Иерусалим, я люблю тебя!: ekibaztus — LiveJournal

«Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором
город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой
башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом,
Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды…
Пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете.» (c) М.Булгаков «Мастер и Маргарита»


Арабский учитель встречает детей у ворот школы.

Давненько я не бывал в таком в восторге от посещения какого-либо нового города. Да, наверное, с 1999 года, когда я впервые увидел Париж. И вот тут возникает интересный парадокс. Дело том, что Иерусалим не укладывается практически ни в один из канонов, которые я предъявляю городу для попадания в топ. Для того, чтобы город мне понравился необходимо, чтобы в нем были широкие проспекты и монументальная застройка. Как образец, парижский ампир барона Османа, или на худой конец проспект Франциска Скорины с его сталинщиной. Кроме того, город должен быть пропитан новейшей историей. Не историей всяческих Рамзесов и императоров Неронов, а что-нибудь, начиная с 1800 года. Вот Париж, например, с его Наполеоном и Вандомскими колонами. Город должен содержать район современной высотной хайтековской застройки. Как-то Дефанс или Москва-Сити. Ну и конечно же особый, неповторимый и неподдающийся систематизации дух города. Ничего из этого, ровным счетом, нет в Иерусалиме. Ничего…. Ни небоскребов, ни широких проспектов, ни современной истории. Ничего, кроме духа. Но дух……
Мне сложно описать, почему я так влюбился в этот город. Наверное, попробую дать лишь маленькую зарисовку, которая поможет все разъяснить. Раннее утро. Старый город. Дети идут в школу. Разные дети . Преимущественно закутанные в платки арабские девочки и одетые в футболки Лионеля Месси арабские мальчики. Между ними стайками пробегают маленькие ортодоксальные иудеи в шляпах и с детскими пейсами. Еврейские девочки в строгих черных юбках и белых рубашках. А вот в одинаковых красных пиджаках пошли на свои уроки католики. И множество, множество разношерстных детей направляющихся в светские школы. Детей разных национальностей, и разных поднациональностей. Тут и светлые наши бывшие соотечественники и темные йеменские евреи, и черные эфиопские фалашим и просто негры-эмигранты. Такой хрупкий религиозный и национальный мир. Хрупкий настолько, что трещины его видны невооруженным взглядом. И тем не менее он еще есть. Иерусалим – Город Мира. И дай Бог, чтобы этот прекрасный город всегда им оставался!

Мифическая структура булгаковского «Мастера и Маргариты» на JSTOR

Информация журнала

Русское обозрение — многопрофильный научный журнал, посвященный истории, литературе, культуре, изобразительному искусству, кино, обществу и политике народов бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза. Каждый выпуск содержит оригинальные исследовательские статьи авторитетных и начинающих ученых, а также а также обзоры широкого круга новых публикаций.»Русское обозрение», основанное в 1941 году, является летописью. продолжающейся эволюции области русских / советских исследований на Севере Америка. Его статьи демонстрируют меняющееся понимание России через взлет и закат холодной войны и окончательный крах Советского Союза Союз. «Русское обозрение» — независимый журнал, не имеющий единого мнения. с любой национальной, политической или профессиональной ассоциацией. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Russian Рассмотрение.Электронная версия «Русского обозрения» — доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация для издателя

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять их потребности и реализовывать их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Прочтите Мастер и Маргариту онлайн Михаила Булгакова

> «,» copyright_id «: 1,» word_download «: false,» text_download «: false,» pdf_download «: false,» all_download «: false,» download_flags «: 0, «thumbnail_generated»: false, «convert»: true, «submit»: true, «published»: true, «private»: false, «deleted»: false, «show_comments»: true, «remove_id»: 0, «language_id» «: 1,» upload_source «:» api_publisher_tools «,» document_type «:» book «,» flag_status «: 2,» spam_status «:» not_spam «,» bad_document «: 0,» unpublished_reason «:» na «,» series_membership «:» standalone «,» available_for_pmp «: true,» requires_subscription «: true,» scrambled_fonts «: true,» staging «: false,» secret_password «:» 30pWAdHIFejVJ7Fh3431 «,» access_key «:» key-xbiGu57sKhK4edejcx «, «:» epub «,» page_count «: 634,» extension «:» epub «,» created_at «:» 2020-02-10T11: 12: 54.000Z «,» updated_at «:» 2020-07-08T21: 14: 05.000Z «,» deleted_at «: null},» download_to_app_props «: {» app_link «:» https://scribd.page.link/?amv= 9.1.0 & apn = com.scribd.app.reader0 & ibi = com.scribd.iscribd & imv = 9.1.1 & isi = 542557212 & link = https% 3A% 2F% 2Fwww.scribd.com% 2Fbook% 2F446386254% 2FThe-% Master-Margarita% 3Freferrercampaign% 3Freferrercampaign% 3Dbook_preview% 26utm_source% 3Ddownload_button% 26utm_medium% 3Dweb & st = The% 20Master% 20% 26% 20Margarita & si = https: //imgv2-2-f.scribdassets.com/img/word_document/446386254/original/832522e2? 1 «,» документ «: {» coverImageUrl «:» https: // imgv2-2-f.scribdassets.com/img/word_document/446386254/original/216×287/e5eb2ac8d9/1615932722?v=1″,»title»:» Мастер и Маргарита «,» тип «:» книга «},» get_app_modal_props «_url_url «:» https://play.google.com/store/apps/details?id=com. scribd.app.reader0&hl=en «,» ios_store_url «:» https://itunes.apple.com/us/app /scribd-worlds-largest-online/id542557212?mt=8&uo=4&at=11lGEE»,»app_download_link»:»https://www.scribd.com/send_download_link»,»close_promo_url»:»https://www.scribd .com / home / close_promo «,» doc_id «: 446386254,» email_address «: null,» extra_classes «:» app_download_promo «,» Promo_id «: null,» twilio_enabled «: true,» track_page «:» book_preview: library_button «, «success»: true, «showKindle»: false, «__ locale»: «en_US»}, «isSubscriber»: false, «page»: «book_preview»}, «editorialBlurb»: null, «has_progress»: false, «is_abridged «: false», «is_audiobook»: false, «is_self_hosted»: false, «is_summary»: false, «is_subscriber»: false, «is_podcast»: false, «is_podcast_episode»: false, «isbn»: «97815

942», «списки» «: {» коллекции «: [],» count «: 0, «load_more_url»: «https: // www.scribd.com/saved/lists/2″},»payment_fix_url»:null,»publisher»:{«name»:»ABRAMS»,»href»:»https://www.scribd.com/publisher/392011074/ ABRAMS «,» user_id «: 392011074},» root_url «:» https://www.scribd.com/ «,» Release_date «:» 16 марта 1996 г. «,» share_props «: {» share_url «:» «, «share_title»: «», «show_facebook»: true, «show_twitter»: true, «show_pinterest»: true, «show_linkedin»: true, «show_email»: true, «image_url»: «», «private»: false, «message»: null, «long_message»: null}, «star_ratings_props»: {«active»: true, «current_user»: false, «current_user_rating_only»: false, «doc_id»: 446386254, «rating_count»: 172, «рейтинг_path «: null,» show_stats «: true,» show_tips «: false,» system_rating «: 4,» user_rating «: 0,» use_system_rating «: false,» book_reviews_url «:» https: // www.scribd.com/book/446386254/The-Master-Margarita»},»start_reading_url»:»https://www.scribd.com/read/446386254/The-Master-Margarita»,»under_dunning_lock»:null,»upvote_props «: {» doc_id «: 446386254,» user_rating «: 0,» rating_count «: 172,» rating_path «: null,» upvote_count «: 164,» downvote_count «: 8,» score «: 2,» views «: null , «active»: true, «show_stats»: false, «hide_tooltips»: false, «force_outline_icon»: false, «render_stats_first»: false}, «user_id»: null} ->

Мастер: Глава 32


Глава 32

Отпущение грехов и вечное убежище

[Прощение и вечерний приют]

Боги, мои боги, зная, что одна смерть

Коровьев-Фагот / Dark Violet Knight

Бегемот / лучший шут

Азазелло / демон безводного пустыня, убийца демонов

Каменная, безрадостная, плоская вершина

12000 лун

Романтический мастер!

Слушайте Шуберта

Воланд погрузился в щель

Кто-то выпускал Мастер

Мастер тревожится [без мир], острая память начала блекнуть

Воскресное утро

пятый прокурор Иудеи, рыцарь Понтий Пилат

Боги, мои боги, зная, что только смерть (успокаивает) — Этот абзац был написан, когда Булгаков знал, что он умирал от нефросклероза. Эта последняя строка абзаца была намеренно остались незаконченными, хотя и по некоторым версиям, по предложению жены Булгакова Елена Сергеевна, добавь «успокоила бы». В сцене есть несколько параллели. Один — с оперой «Аида», когда влюбленные поют дуэт «О terra, addio »[Прощай, Земля] перед их смертью. Другой — литературный параллельно с работой Гумилева Creation (1918). Последнее имеет смысл полета, тумана, поднимающегося с болота, печального вечернего пейзажа. В Сходство заключается главным образом в ощущении, создаваемом в обоих произведениях.

Коровьев-Фагот / Темный Violet Knight Покидая Москву, каждый из членов Воланда сюита возвращается в свой первоначальный вид. Коровьев оказывается рыцарем в темно-пурпурном, который однажды сыграл плохую шутку о темноте и свете. Вдохновение этот персонаж, кажется, происходит из романа Сервантеса Дон Кихот которую Булгаков адаптировал для сцены в 1938 году. В романе «Рыцарь Сансон» чтобы заставить своего друга Дон Кихота вернуться домой и перестать быть рыцарь, маскируется под Рыцаря Белой Луны и бросает вызов его на дуэль.Он побеждает Дон Кихота, который, будучи вынужденным вернуться домой, не может терпят крах своих фантазий и умирают. Таким образом Sanson становится невольная причина смерти Дон Кихота. Булгаков изменяет имя Сервантеса от Самсона до Сансона или Солнца-сына, сына солнца. Здесь играет Булгаков на темы света и тьмы, так как рыцарь связан с солнцем совершает темный поступок, пока сошедший с ума Дон Кихот связано с тьмой, на самом деле представляет собой фигуру света. Неудачная шутка рыцаря связана с темой света и тьма.Эта тема снова обыгрывает эпиграф самого романа о желает зла, но на самом деле делает добро. Темно-фиолетовый Коровьева доспехи символизируют траур и смерть влюбленных и их прохождение в другой мир. Этот цвет использовался таким образом в поэзии и проза русских символистов, и в частности стихотворение Андрея Белого « Последняя встреча. (Соколов)

Бегемот / the лучший шут — Бегемот оказывается не котом, а худощавым юношей, который по словам Воланда, был лучшим шутом, которого когда-либо знал мир. Это преобразование может быть вдохновлен персонажем Тил Уленшпигель из Рихарда Штрауса. симфоническая поэма или одноименный роман Шарля де Костера, популярен в России. Куда бы он ни пошел, этот фламандский шут шутит, но закончился обезглавливанием. (Предложение)

Азазелло / демон безводной пустыни, убийца демонов . Это преобразование похоже, происходит из апокрифической книги Еноха, где Господь повелевает ангел Рафаэль, чтобы связать Азазиэля и бросить его во тьму и ограничить его в пустыне.В ветхозаветной книге Левит (16: 8) Азазель — это имя козла отпущения. кого евреи изгоняют в пустыню каждый год, чтобы взять на себя всю вину своего народа.

Каменная, безрадостная, плоская вершина — Большинство вероятно Mt. Пилат в Швейцарии, как рассказывается в апокрифической «Смерть». Пилата ». Римляне похоронили его посреди гор. каждую Страстную пятницу дьявол берет тело Пилата и помещает его на трон камня, пока Пилат умывает руки.

12000 лун — это всего лишь 1000 лет, а не 2000.

Романтический мастер! — Здесь Булгаков устанавливает себя отдельно от социалистического реализма своего времени и отождествляет себя с Романтики XIX века, такие как Гоголь или Э. Хоффман, подчеркивая индивидуальное видение художника. Очевидно, он идентифицировал себя со статьей он читал о Хоффмане, в котором высказывались следующие идеи, роман: настоящий художник был обречен на одиночество, искусство бессильно перед лицом с действительностью, разрушительной для искусства, художник не из обычных мир, ясность и покой необходимы для творения, гениальный человек сталкивается две возможности: поддаться реальности и стать обывателем или умереть раньше своего времени или сойти с ума.Романтическое представление о художнике как о средстве Божественное вдохновение также присутствует, поскольку произведение искусства — это дарованное откровение художнику. Мастер не придумал свой рассказ, а «угадал» все это. (Предложение)

Слушайте Schubert -это романтика композитор имеет несколько связей с Булгаковым. Он умер очень молодым, поставил несколько стихи Гете на музыку, в том числе и из Фауста, терпели постоянные поражения. в своей жизни и страдал от депрессии. Меланхолическое самоубийство и смерть были его темы.

Воланд погрузился в щель -это параллельна кульминации из « Проклятие Фауста» Берлиоза

Кто-то выпускал Мастер в свобода, как он сам освободил созданного им героя — Описание о последнем прибежище Учителя можно почерпнуть из ряда литературных источников. В театральном прологе к Faust Поэт рассказывает о сне. область. Мастер похож на Вагнера, сторонника гуманитарной книги. учусь.Это Вагнер создал гомункула в реторте.

Убежище Учителя также напоминает жизнь Канта , описанную Гейне: «Просыпаюсь, утро. кофе, письмо, чтение лекций, обед, прогулки — все прошло в определенное время, и соседи точно знали, что было 3:30, когда Эммануэль Кант вышел из дома в сером пальто с тростниковой тростью. и направился в небольшой переулок, который по сей день известен как Аллея Философии «. (Гейне. К истории религии и философии в Германии в Собр.Soch V 12 тт., Т. 7 с. 103 цитируется у Соколова). Рукопись 1936 года была еще ближе: «В напудренном парике, в своем обычном старом кафтане, стуча тростью, будешь гулять, гулять, думать »(Чудакова, Творческая история романа , 242).

Тревожный [без покоя] Учителя, уколотый память начала тускнеть — Покой Мастера приходит ценой утраты его памяти, но это его память, на которую мы должны положиться для сохранения своего романа (см. главу 30, где он отказывается брать роман, потому что «Я помню наизусть» и «Я никогда ничего не забуду.»).

Воскресное утро — Пасхальное воскресенье. Как Фауст и Божественная комедия , Мастер и Маргарита это пасхальный роман. Здесь московская и ершалаимская сцены соответствуют сроки с точки зрения дней недели.

пятый прокуратор Иудеи, рыцарь Понтий Пилат — в главе 13 Учитель говорит, что его роман о Пилате закончится именно этими словами.

Мастер и Маргарита (стр. 28) Электронная книга онлайн Прочитать


Люди прошли мимо Маргариты Николаевны.Какой-то мужчина искоса взглянул на хорошо одетую женщину, привлеченный ее красотой и одиночеством. Он закашлялся и сел на конец той же скамейки, на которой сидела Маргарита Николаевна. Набравшись храбрости, он начал: «Определенно хорошая погода сегодня …»

Но Маргарита так мрачно посмотрела на него, что он встал и ушел.

«Вот, например», — мысленно сказала Маргарита тому, кто владел ею.

«Почему, собственно, я прогнала этого человека? Мне скучно, и в этом ловеласе нет ничего плохого, если только это не тупица. слово «определенно»… Почему я сижу под стеной один, как сова? Почему меня исключили из жизни? »

Она стала очень грустной и подавленной. Но тут вдруг та же утренняя волна ожидания и возбуждения прокатилась по ее груди. «Да, это произойдет!» Волна толкнула ее во второй раз, и теперь она поняла, что это волна звука. Сквозь шум города все отчетливее доносились приближающийся удар барабана и звуки слегка фальшивых труб.

Первым появился конный полицейский, медленно проезжавший мимо ограды сада, и еще трое следовали за ним пешком.Потом медленно катящийся грузовик с музыкантами. После этого медленно движется новый открытый катафалк, гроб на нем весь покрытый венками, а по углам помоста стоят четыре человека — трое мужчин и одна женщина.

Маргарита даже издалека разглядела, что лица людей, стоящих на катафалке, сопровождая покойного в последний путь, были как-то странно растерянны. Особенно это было заметно по отношению к горожанке, стоявшей в левом заднем углу катафалка.Пухлые щеки этой гражданки словно еще больше вытолкнула изнутри какая-то пикантная тайна, ее опухшие глазки загорелись неоднозначным огнем. Казалось, еще немного, и гражданка, не в силах сдержаться, подмигнет покойному и скажет: «Вы когда-нибудь видели подобное? Прямой мистицизм! … »Такие же недоуменные лица проявились и у тех, кто в кортеже численностью триста человек или около того медленно шел за катафалком.

Маргарита следила за процессией глазами, слушая, как вдали исчезает мрачный турецкий барабан, производя одно и то же «бум, бум, бум», и подумала: «Какие странные похороны…и какие тоски от этого «бума»! Ах, правда, душу дьяволу я бы заложил, чтобы узнать, жив он или нет … Было бы интересно узнать, кого хоронят.

«Берлиоз, Михаил Александрович», — раздался чуть гнусавый мужской голос рядом с ней, «председатель Массолита».

Удивленная Маргарита Николаевна обернулась и увидела на своей скамейке горожанку, которая, видимо, бесшумно села, пока Маргарита наблюдала за процессией, и, надо полагать, рассеянно задала вслух свой последний вопрос.

Процессия тем временем замедлялась, вероятно, задерживалась впереди светофором.

«Да, — продолжал неизвестный гражданин, — настроение у них удивительное.

Они сопровождают покойного и думают только о том, что случилось с его головой ».

Какая голова? » — спросила Маргарита, изучая своего неожиданного соседа. Этот сосед оказался невысокого роста, огненно-рыжий с клыком, в накрахмаленной рубашке, в добротном полосатом костюме, в лаковых туфлях и с котелком на голове.Его галстук был ярко окрашен. Удивительно было то, что из кармана, куда мужчины обычно носят платок или авторучку, у этого джентльмена вытащила обглоданную куриную кость.

«Видите ли, — пояснила рыжая, — сегодня утром в зале Грибоедова из гроба выкрали голову покойного».

«Как такое может быть?» — невольно спросила Маргарита, вспоминая при этом шепот в троллейбусе.

«Черт знает как!» — небрежно ответил рыжий.«Я полагаю, однако, что было бы неплохо спросить об этом Бегемота. Ужасно ловкий рывок! Какой скандал! … А главное — непонятно — кому и для чего нужна эта голова! »

Хотя Маргарита Николаевна была занята своими мыслями, ее все же поразила странная болтовня неизвестного гражданина.

«Извините!» — внезапно воскликнула она. «Какой Берлиоз? Та самая, что сегодня в газетах .. . »

То же, та же …»

«Значит, это писатели, идущие за гробом!» — спросила Маргарита и внезапно оскалила зубы.

«Ну конечно же!»

«А знаете ли вы их в лицо?»

«Все — мужчине», — ответила рыжая.

«Скажите, — начала говорить Маргарита глухим голосом, — а среди них есть критик Латунский?»

«Как он мог не быть?» — ответил рыжий. «Он там, в конце четвертого ряда».

Блондинка? » — спросила Маргарита, сузив глаза.

«Пепельного цвета … Видите, он поднимает глаза к небу.»

« Похоже на священника? »

«Это он!»

Маргарита больше ничего не просила, глядя на Латунского.

«И я вижу, — сказал рыжий, улыбаясь, — что ты ненавидишь этого Латунского!»

Я ненавижу и других, — сквозь зубы ответила Маргарита, — но об этом неинтересно говорить.

В этот момент шествие двинулось дальше, за людьми следовали в основном пустые автомобили

«Ну, конечно, ничего интересного в этом нет, Маргарита Николаевна!»

Маргарита была удивлена.

«Вы меня знаете?»

Вместо ответа рыжий снял котелок и протянул его.

«Идеальная бандитская кружка!» — подумала Маргарита, изучая своего уличного собеседника.

«Ну, я тебя не знаю», — сухо сказала Маргарита.

«Откуда ты меня знаешь? Но все же меня послали к вам по небольшому делу.

Маргарита побледнела и отпрянула.

«Тебе надо было начать с этого прямо сейчас, — сказала она, — вместо того, чтобы высыпать черт знает как насчет отрубленной головы! Вы хотите меня арестовать?

«Ничего подобного!» — воскликнул рыжий.«Что такое — начинаешь разговор, и сразу должен быть арест! Я просто имею с тобой дело ».

«Не понимаю, какое дело?»

Рыжая огляделась и загадочно сказала: «Меня послали пригласить тебя в гости сегодня вечером».

«Что вы в восторге, какой визит?»

«Очень выдающемуся иностранцу», — многозначительно сказала рыжая, сузив один глаз.

Маргарита очень разозлилась.

«Появилась новая порода — уличный сводник!» — сказала она, вставая, чтобы уйти.

Спасибо за такие поручения! » — неохотно воскликнул рыжий и пробормотал: «Дурак!» в спину к Маргарите Николаевне.

«Негодяй!» — ответила она, обернувшись, и тут же услышала позади себя рыжий голос: «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавистный прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм с ужасающей башней Антония … Ершалаим — великий город — исчез, как будто его никогда не было в мире… Так и ты можешь просто исчезнуть вместе со своим сгоревшим блокнотом и засохшей розой! Сядь здесь, на скамейке один, и умоляй его освободить тебя, дать тебе дышать воздухом, уйти из твоей памяти! »

С побледневшим лицом Маргарита вернулась на скамейку. Рыжий смотрел на нее, сузив глаза.

— Я ничего не понимаю, — тихо начала Маргарита. «О страницах можно узнать … залезть, шпионить … Наташу вы подкупили, да? Но как ты мог узнать мои мысли? » Она болезненно нахмурилась и добавила: «Скажи мне, кто ты? Из какого заведения? »

«Какая зануда… — пробормотал рыжий, а затем сказал вслух: «Прошу прощения, разве я не говорил вам, что я не из какого учреждения? Садитесь, пожалуйста.»

Маргарита беспрекословно повиновалась, но все же, садясь, она еще раз спросила: «Кто ты?»

«Ну, все

верно, меня зовут Азазелло, но в любом случае это вам ничего не говорит».

«И ты не скажешь мне, как ты узнал о страницах и о моих мыслях?»

«Нет, не буду», — сухо ответил Азазелло.

«Но знаете ли вы что-нибудь о нем?» — умоляюще прошептала Маргарита.

«Ну, наверное, знаю».

«Умоляю вас, скажите мне только одно … он жив? … Не мучай меня! »

«Ну, он жив, он жив», — неохотно ответил Азазелло.

«О, Боже! … »

« Пожалуйста, без волнений и восклицаний », — сказал Азазелло, нахмурившись.

«Прости, прости, — пробормотала послушная Маргарита, — конечно, я на тебя рассердилась. Но согласитесь, когда женщину приглашают на улицу куда-то в гости … У меня нет предрассудков, уверяю вас, — безрадостно улыбнулась Маргарита, — но я никогда не вижу иностранцев, у меня нет желания общаться с ними … и, кроме того, мой муж … моя драма в том, что я живу с кем-то, кого не люблю … но я считаю недостойным портить ему жизнь … Я никогда не не видел от него ничего, кроме доброты … »

Азазелло выслушал эту бессвязную речь с видимой скукой и строго сказал:« Прошу вас помолчать минутку.

Маргарита послушно замолчала.

Иностранец, к которому я вас приглашаю, совершенно не опасен. И ни одна душа не узнает о продолжении визита. Это я могу вам гарантировать.

«А я ему зачем?» — вкрадчиво спросила Маргарита.

«Вы узнаете позже».

«Я понимаю … я должна отдаться ему», — задумчиво сказала Маргарита.

На что Азазелло как-то надменно хмыкнул и ответил так: «Любая женщина в мире, уверяю вас, мечтала бы именно об этом», — кружка Азазелло скрутилась с легким смехом, — «но я должен вас разочаровать, это не будет. случаться.

«Что это за иностранец ?!» — воскликнула Маргарита в недоумении, так громко, что проходившие мимо люди оборачивались, чтобы взглянуть на нее. «И какой у меня интерес к нему?»

Азазелло наклонился к ней и многозначительно прошептал: «Ну, очень большой интерес … лучше воспользуйся возможностью …»

«Что?» воскликнула Маргарита, и ее глаза округлились. «Если я правильно тебя понимаю, ты намекаешь, что я могу узнать о нем там?»

Азазелло молча кивнул.

«Я пойду!» — с силой воскликнула Маргарита и схватила Азазелло за руку. «Я пойду, куда хочешь!»

Азазелло со вздохом облегчения прислонился к спинке скамейки, прикрывая имя «Нюра», вырезанное на ней большими буквами, и с иронией сказал: «Трудный народ, эти женщины!» он засунул руки в карманы и вытянул ноги. «Почему, например, меня послали по этому делу?

Бегемот должен был уйти, он чародей . .. »

Маргарита сказала с кривой и горькой улыбкой:« Перестань вводить меня в заблуждение и мучить своими загадками.Я несчастный человек, и вы этим пользуетесь … Я ввязываюсь в какую-то странную историю, но клянусь, это только потому, что вы заманили меня словами о нем! У меня голова кружится от всех этих загадок … »

« Ни драм, ни драм, — ответил Азазелло, корча рожи, — ты тоже должен поставить себя на мое место. Поручить какому-нибудь администратору, или выгнать дядю из дома, или застрелить кого-нибудь, или любую другую мелочь в этом роде — это в моей компетенции. Но разговаривать с влюбленной женщиной нет, спасибо! … Прошло полчаса, как я тебя втягивала … Так ты пойдешь? »

«Я буду», — просто ответила Маргарита Николаевна.

«Тогда будь так любезен, прими это», — сказал Азазелло и, вытащив из кармана круглую золотую коробочку, протянул ее Маргарите со словами: «А теперь спрячь, прохожие смотрят. Пригодится, Маргарита Николаевна, вы за последние полгода сильно постарели от горя.

Маргарита покраснела, но ничего не сказала, а Азазелло продолжил: «Сегодня, ровно в половине десятого, будь так любезен, сними всю одежду и натри лицо и все тело этой мазью.Тогда делайте, что хотите, только не уходите далеко от телефона. В десять я позвоню тебе и расскажу все, что тебе нужно знать. Вам не о чем беспокоиться, вас доставят туда, куда вам нужно, и не дадут никаких проблем. Понял?»

Маргарита помолчала, потом ответила: «Понятно. Это чистое золото, это можно понять по весу. Итак, я прекрасно понимаю, что меня подкупают и втягивают в какую-то темную историю, за которую я дорого заплату… »

« Что это все? » Азазелло почти зашипел. «Ты снова за это?»

«Нет, погоди!»

«Верни мне сливки!» Маргарита крепче сжала коробку в руке и сказала: «Нет, погоди! … Я знаю, во что ввязываюсь. Но я ввязываюсь в это из-за него, потому что у меня больше нет надежды ни на что в этом мире. Но я хочу вам сказать, что если вы собираетесь меня погубить, вам будет стыдно! Да стыдно! Я погибаю из-за любви! » — и ударив себя по груди, Маргарита взглянула на солнце.

«Отдай!» — сердито закричал Азазелло. «Отдай обратно, и дьявол заберет все. Пусть пришлют Бегемота! »

«О нет!» воскликнула Маргарита, шокируя прохожих. «Я согласен на все, я согласен сыграть эту комедию втирания в бальзам, согласен пойти к черту и дальше! Я не отдам! »

«Ха!» Вдруг Азазелло закричал и, вытаращив глаза на ограду сада, начал куда-то указывать пальцем.

Маргарита повернулась туда, куда указывал Азазелло, но ничего особенного там не нашла.Затем она снова повернулась к Азазелло, желая получить объяснение этого абсурдного «Ха!» но объяснять было некому: пропал таинственный собеседник Маргариты Николаевны.

Маргарита быстро сунула руку в сумочку, куда она положила коробку перед этим криком, и удостоверилась, что она там есть. Затем, ни о чем не задумываясь, Маргарита поспешно выбежала из Александровского сада.

Глава 20. Крем Азазелло

В ясном вечернем небе висела полная луна, которую можно было видеть сквозь ветви клена.Липы и акации нарисовали на земле в саду замысловатый узор из пятен. Тройное эркерное окно, открытое, но прикрытое занавеской, освещалось яростным электрическим светом. В спальне Маргариты Николаевны горели все лампы, освещая полный беспорядок в комнате.

На одеяле на кровати лежат сорочки, чулки и нижнее белье. Мятое белье тоже просто валялось на полу рядом с раздавленной от волнения коробкой сигарет. Туфли стояли на ночном столике рядом с недопитой чашкой кофе и пепельницей, в которой дымился окурок.Черное вечернее платье висело на спинке стула. В комнате пахло духами. Кроме того, откуда-то доносился запах раскаленного железа.

Маргарита Николаевна сидела перед трюмо в халате, накинутом на голое тело, и в черных замшевых туфлях. Золотой браслет с часами лежал перед Маргаритой Николаевной, рядом с шкатулкой, полученной ею от Азазелло, и Маргарита не сводила глаз с его лица.

Порой ей стало казаться, что часы сломаны и стрелки не двигаются.Но они двигались, хотя и очень медленно, словно сосали, и наконец большая рука упала на двадцать девятую минуту десятого.

Сердце Маргариты так сильно стукнуло, что она не смогла сразу же схватить коробку. Освоившись, Маргарита открыла ее и увидела в коробке густой желтоватый крем. Ей казалось, что он пах болотной слизью. Дп пальца Маргарита нанесла небольшое количество крема на ладонь, запах болотной травы и леса усилился, а затем она стала втирать крем ладонью в лоб и щеки.

Крем легко растекся и, как показалось Маргарите, сразу испарился. Натерев несколько раз, Маргарита взглянула в зеркало и уронила шкатулку прямо на кристалл своих часов, который покрылся трещинами. Маргарита закрыла глаза, затем взглянула еще раз и бурно рассмеялась.

r />
Ее брови, выщипанные пинцетом до нитки, сгущались и ложились ровными черными дугами над ее зеленеющими глазами. Тонкая вертикальная складка на переносице, появившаяся тогда, в октябре, когда исчез хозяин, бесследно исчезла.То же самое с желтоватыми тенями на висках и двумя еле заметными складками морщинок у внешних уголков глаз. Кожа ее щек наполнилась ровным розовым цветом, лоб стал белым и чистым, а волосы парикмахера распустились.

Из зеркала кудрявая черноволосая женщина лет двадцати смотрела на тридцатилетнюю Маргариту, обнажая зубы и трясясь от смеха.

Рассмеявшись, Маргарита одним прыжком выскочила из купального халата, свободно окунулась в легкий густой крем и энергичными движениями стала втирать его в кожу своего тела.Он сразу стал розовым и кольцом. В это мгновение, как будто из ее мозга вырвали иглу, боль в виске, которую она чувствовала весь вечер после встречи в Александровском саду, утихла, мышцы ног и рук окрепли, а затем тело Маргариты стало невесомым.

Она вскочила и повисла в воздухе прямо над ковром, затем ее медленно потянули вниз и спустились.

«Какой крем! Какой крем! » — воскликнула Маргарита, бросаясь в кресло.

В протирках ее изменили не только внешне.Теперь радость кипела в ней, во всей ней, в каждой частице ее тела, которая казалась ей пузырями, покалывающими все ее тело. Маргарита чувствовала себя свободной, свободной от всего. Кроме того, она прекрасно понимала, что происходящее было именно тем, о чем говорило ей ее предчувствие утром, и что она навсегда покидала свой дом и свою прежнюю жизнь.

Но, тем не менее, из этой прошлой жизни отделилась мысль о необходимости выполнить хотя бы один последний долг перед началом чего-то нового, необычного, которое тянуло ее вверх в воздух.И, будучи обнаженной, она выбежала из спальни, снова и снова взлетая в воздух, в кабинет мужа и, включив свет, бросилась к столу. На странице, вырванной из блокнота, она быстро и большими буквами, без каких-либо исправлений, написала записку: «Простите меня и забудьте меня как можно скорее». Я ухожу от тебя навсегда. Не ищи меня, бесполезно. Я стала ведьмой из-за обрушившихся на меня горя и бедствий. Пора мне идти. Прощальный привет.


Лучшие цитаты мастера и Маргариты.Мастер и Маргарита — крылатые фразы из романа. «Как прокурор пытался спасти Иуду»

  • Во-первых: описанный не хромал ни на одну ногу, был не маленький и не огромный, а просто высокий. Что касается зубов, то с левой стороны у него были платиновые коронки, а с правой — золотые. Он был в дорогом сером костюме, в иностранном, цвета костюма, туфлях. Он классно взял в ухо серый берет, под мышкой держал трость с черным набалдашником в форме головы пуделя.На вид — старше сорока лет. Рот какой-то кривой. Брился гладко. Брюнет. Правый глаз черный, левый почему-то зеленый. Брови черные, но одна выше другой. Одним словом — иностранец.
  • … тоскливо и дико блуждает зелеными глазами по Патриаршим прудам.
  • Два глаза остановились на лице Маргариты. Правый с золотой искрой внизу просверливает любого до глубины души, а левый — пустой и черный, вроде как узкое игольное ушко, как выход в бездонный колодец всей тьмы и теней.Лицо Воланда было скошено вбок, правый угол рта опущен, на высоком лысине прорезаны глубокие морщины, параллельные острым бровям. Кожа на лице Воланда была словно навсегда обожжена загаром.

Бегемот

  • Кот был не только платежеспособным, но и дисциплинированным зверем. По первому крику дирижера он прекратил наступление, снял подножку и сел на остановку, потирая усы монеткой. Но только кондуктор потянул за веревку и трамвай тронулся, кот повел себя как любой, кого выгнали из трамвая, но кому еще нужно ехать.Пройдя в одиночку все три машины, кот запрыгнул на заднюю арку последней, поцарапал какую-то кишку, выходящую из стены, и уехал, сэкономив копейки.
  • Брюки не полагаются на кошку, сэр, — ответила кошка с большим достоинством, — вы прикажете мне надеть сапог? Кот в сапогах бывает только в сказках, мессир. Но вы когда-нибудь видели кого-нибудь на балу без галстука? Я не собираюсь находиться в комической позе и рисковать быть втянутым в шею!
  • Бритая кошка — это действительно позор, тысячу раз согласен признать.
  • Мои речи ни в коем случае не беспорядок, поскольку вы соизволите выразить себя в присутствии женщины, но ряд хорошо упакованных силлогизмов, которые были бы оценены такими экспертами, как Секст Эмпирик, Марсианская Капелла и сам Аристотель, который хороший.
  • Что колоть дрова, — подхватила разговорчивая кошка, — я бы хотела поработать кондуктором в трамвае, а хуже этой работы нет ничего на свете. ”
  • — Королева … ухо опухнет … Зачем портить мяч опухшим ухом? .. Я молчу, молчу … Считай, что я не кот, а рыба, просто отойди от уха.
  • «Ну, теперь все ясно», — сказал Воланд и постучал длинным пальцем по рукописи.
    «Совершенно ясно, — подтвердил кот, забыв свое обещание превратиться в безмолвную галлюцинацию, — теперь мне ясна основная линия этого опуса». Что ты говоришь, Азазелло? Он повернулся к молчаливому Азазелло.
    «Я говорю, — сказал он, — что было бы хорошо тебя утопить».
    «Будьте милосердны, Азазелло, — ответил ему кот, — не направляйте моего господина на эту мысль.«Поверь мне, что каждую ночь я являлся тебе в той же лунной мантии, что и бедный господин, и кивал тебе, и поманил тебя вслед за собой. Как бы вы относились к Азазелло?
  • И я действительно выгляжу как галлюцинация. Обратите внимание на мой профиль в лунном свете — кот залез в лунный столб и хотел сказать еще что-то, но его попросили заткнуться, и он ответил: «Хорошо, хорошо, готов молчать». Я буду тихой галлюцинацией, — молчал.
  • В комнате слышалось шипение разъяренного кота и вой Маргариты:
    — Знай ведьму, знай! — Алоизия Могарыч вцепилась ногтями в лицо.Произошла
    путаница.
    — Что ты делаешь? — мучительно крикнул мастер: «Марго, не позорься!»
    «Протестую, это не стыдно», — крикнула кошка.
    Маргарита притащила Коровьева.
  • Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с кошкой. Почему-то кошки обычно говорят вам кошек, хотя ни одна кошка ни с кем не пила Брудершафт.
  • «Я подтверждаю, что носитель этого, Николай Иванович, провел вышеупомянутую ночь на балу сатаны, будучи доставленным туда как средство передвижения… поставь, Гелла, скобу! » Напишите «кабанчик» в скобках. Подпись — Бегемот.
    — А номер? — пропищал Николай Иванович.
    «Цифры не ставим, с номером бумага станет недействительной», — ответил кот, махнул бумагой, взял откуда-то штамп, подышал на нее по всем правилам, проштамповал на бумаге слово «отремонтировано». и передал бумагу Николаю Ивановичу.
  • Помилуй, королева, я позволю себе налить даму водки? Это чистый спирт!
  • «Я не шучу, никого не трогаю, чиню примус, — неприятно усмехнулся кот, — а еще считаю своим долгом предупредить, что кошка — древнее и неприкасаемое животное.”
  • Ах, сэр, моя жена, будь она у меня, двадцать раз рискнула бы остаться вдовой! Но, к счастью, сэр, я не женат и скажу вам откровенно — я счастлив, что не женат. Ах, сударь, можно ли сменить одиночную свободу на мучительное иго!
  • — не понимаю! Посидели мирно, совершенно спокойно, перекусили …

Маргарита

  • Боги, мои боги! Что было нужно этой женщине ?! Что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда был какой-то непонятный свет, что нужно было этой ведьме, слегка щурящейся в один глаз, которая красовалась весенними мимозами? Я не знаю. Я не знаю. Очевидно, она говорила правду, он ей нужен, хозяин, а вовсе не готический особняк, ни отдельный сад, ни деньги. Она любила его, она говорила правду.
  • Невидимый и бесплатный! Незаметно и бесплатно!
  • Я ведьма и очень этому довольна!
  • «Слушайте молчаливых, — сказала Маргарита мастеру, и песок шелестел под ее босыми ногами, — слушайте и наслаждайтесь тем, что вам не дано в жизни», тишина. Смотрите, перед вами ваш вечный дом, который вам подарили в награду.Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он поднимается на крышу. Вот твой дом, твой вечный дом. Я знаю, что вечером к вам придут те, кого вы любите, кто вам интересен и кто не будет вас тревожить. Они будут играть вам, они будут вам петь, вы увидите свет в комнате, когда горят свечи. Засыпишь, надев жирную вечную шапку, уснешь с улыбкой на губах. Сон укрепит вас, вы станете мудро рассуждать. И ты меня не прогонишь . Я защищу твою мечту.

Деньги и жилье

  • В нем не было бы ничего, что могло бы очаровать ни с чем не сравнимый запах только что напечатанных денег.
  • Люди похожи на людей. Они любят деньги, но так было всегда … Человечество любит деньги, независимо от того, из чего они сделаны, будь то кожа, бумага, бронза или золото. Ну несерьезные … ну тогда … обычные люди … в общем, напоминающие бывших … квартирный вопрос их только испортил …
  • Тем, кто знаком с пятым измерением, нечем довести комнату до желаемых пределов. Я вам больше скажу, милочка, черт знает какие пределы! Кстати, я продолжал болтать с Коровьевым, я знал людей, которые не имели представления не только о пятом измерении, но и совершенно не имели представления и тем не менее совершали совершенные чудеса в смысле расширения своих помещений. Например, один горожанин, как мне сказали, получив трехкомнатную квартиру на Земляном Валу, без всякого пятого измерения и прочего, из которого разум выходит за пределы разума, мгновенно превратил ее в четырехкомнатную квартиру, разделив одну. комнат пополам перегородкой.
    Он обменял их на две отдельные квартиры в разных районах Москвы — одну на три, а другую — на две комнаты. Согласитесь, их пять. Он обменял трехкомнатную квартиру на две отдельные двухкомнатные комнаты и стал собственником, как видите, шести комнат, правда, в полном беспорядке разбросанных по Москве. Он собирался сделать последний и самый блестящий удар, разместив в газете объявление о том, что меняет шесть комнат в разных частях Москвы на одну пятикомнатную квартиру на Земляном Валу, поскольку его деятельность прекратилась по независящим от него причинам.Возможно, у него сейчас есть какая-то комната, но только, смею вас уверить, его нет в Москве. Теперь, что за уловка, и вы соизволите толковать о пятом измерении.
  • Чтобы выйти замуж, нужны деньги, чтобы привести в мир мужчину, они нужны, но чтобы убить мужчину с помощью женщины, нужно много денег …

Библейские мотивы

  • … тьма, пришедшая со стороны Средиземного моря, накрыла ненавистный прокуратором город.Исчезли подвесные мосты, соединяющие храм с грозной башней Антония, с неба спустилась пропасть и затопила крылатых богов над ипподромом, дворец Хасмонеев бойницами, базарами, караван-сараями, аллеями, прудами … Исчез Ершалаим — великий город, как будто его и не было …
  • Единственное, что он сказал, это то, что среди человеческих пороков он считает трусость одним из самых главных.
  • … трусость, несомненно, один из худших пороков… нет, философ, я вам возражаю: это ужаснейший порок.
  • Афранию казалось, что на него смотрят четыре глаза — собака и волк.

Любовь

  • Любовь бросилась впереди нас, убийца выскочил из-под земли в переулке и ударил нас обоих сразу!
    Так ударяет молния, так ударяет финский нож!
  • Следуй за мной, читатель! Кто вам сказал, что в мире нет истинной, истинной, вечной любви? Да будет отрезан их паршивый язык!
    Для меня, мой читатель, и только для меня, и я покажу вам такую ​​любовь!

Мастер отчаяния

  • Знаете, я терпеть не могу шума, суеты, насилия и тому подобного. Я особенно ненавижу крик мужчины, будь то крик страдания, ярости или какой-то другой крик.
  • У меня больше нет ни мечтаний, ни вдохновения, — ответил мастер, — ничего вокруг меня не интересует, кроме нее, он снова положил руку Маргарите на голову, они сломали меня, мне скучно, и я хочу иди в подвал. ”

Кто есть кто из свиты Воланда

  • Вряд ли вы узнаете Коровьева-Фагота, самопровозглашенного переводчика с загадочными и не нуждающимися в каких-либо консультантах переводами, который теперь летел прямо рядом с Воландом по правую руку от друга мастера.На месте покинувшего Воробьевы горы в рваной цирковой одежде под именем Коровьев-Фагот теперь ехал, молча звеня золотой цепью праздника, темно-лиловый рыцарь с мрачным и никогда не улыбающимся лицом. Он уперся подбородком в грудь, он не смотрел на луну, его не интересовала земля под ним, он думал о чем-то своем, летая рядом с Воландом.
    «Почему он так сильно изменился?» — тихо спросила Маргарита под свист ветра Воланда.
    «Этот рыцарь однажды безуспешно пошутил, — ответил Воланд, повернувшись лицом к Маргарите с мягко горящими глазами, — его каламбур, который он сочинил, говоря о свете и тьме, был не совсем удачным. И после этого рыцарю пришлось шутить чуть больше и дольше, чем он ожидал. Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь заплатил и закрыл свой счет!
    Ночь оторвала пушистому хвосту бегемота, оторвала его шерсть и разбросала клочки по болотам.Тот, кто был котом, забавлявшим князя тьмы, теперь оказался стройным молодым человеком, демоном-пажом, лучшим шутом, когда-либо существовавшим в мире. Теперь было тихо, и он беззвучно летел, подставляя свое молодое лицо свету, льющемуся из луны.
    На стороне всех летел, сияющий стальной броней, Азазелло. Луна также изменила его лицо. Смешно уродливый клык бесследно исчез, а косоглазие оказалось ложным. Оба глаза Азазелло были одинаковыми, пустыми и черными, а лицо — белым и холодным.Теперь Азазелло летал в своем нынешнем виде, как демон безводной пустыни, демон-убийца.
    Маргарита не видела себя, но хорошо видела, как изменился мастер. Его волосы теперь были белыми, отливающими луной, и собраны сзади в косу, и она развевалась по ветру. Когда ветер сдул плащ с ног мастера, Маргарита увидела на его ботинках умирающие звезды гаснувших отрогов, а затем загорелась. Как молодой демон, хозяин летал, не сводя глаз с луны, но улыбался ей, как будто хорошо знал и любил его, и что-то бормотал себе под нос.
    И, наконец, Воланд летел тоже в своем настоящем обличье, Маргарита не могла сказать, из чего был сделан мотив его лошади, и думала, что, возможно, это были лунные цепи и сама лошадь — всего лишь глыба тьмы и грива лошади. было облако, и шпоры всадника — белые пятна звезд.

Другие цитаты из Мастера и Маргариты

  • — Понятно! — решительно заявил Иван, — прошу дать мне бумагу и ручку.
    «Дайте мне бумагу и карандаш», — приказал Стравинский толстой женщине, и Иван сказал так: «Но сегодня советую не писать.
    «Нет-нет, сегодня, конечно, сегодня», — испуганно вскричал Иван.
    — Ну ладно. Только не напрягайте мозг. Сегодня не выйдет, завтра вылезет … И помните, что здесь вам всячески помогут, а без этого ничего не получится. Ты слышишь? .. Они тебе здесь помогут … ты меня слышишь? .. Они помогут вам здесь … они помогут вам здесь … Вы получите облегчение. Тихо, все спокойно … Тут тебе помогут …
  • — Нет-нет-нет! Больше ни слова! Ни в коем случае никогда! Я ничего не возьму в твой шкаф! Я, самый респектабельный, вчера прошел мимо вашего прилавка и до сих пор не могу забыть ни осетра, ни сыра фета.Драгоценная шахта! Брынза не зеленая, это кто-то вас обманул. Она должна быть белой. Да, к чаю? Ведь это помои! Я своими глазами видел, как какая-то неухоженная девушка налила сырую воду из ведра в ваш огромный самовар, а они тем временем продолжали наливать чай. Нет, милый, это так невозможно!
  • Честно говоря, мне не нравятся последние новости по радио. О них всегда сообщают какие-то девушки, невнятные в названиях мест. кроме того, каждый третий из них косноязычен, как будто их специально выбрали.
  • «Я восхищаюсь, — монотонно пел Коровьев, — мы восхищаемся, царица восхищается».
    — Королева в восторге, — рявкнул позади него Азазелло.
    «Я в восторге», — воскликнула кошка.
  • Вы все еще кладете виноград сверху.
  • — Ложь!
    — И самое интересное в этой лжи то, что он лжет от первого до последнего слова.
  • Кирпич без всякой причины никогда никому на голову не упадет.
  • Говорить правду легко и приятно.
  • Поздравляю вас, гражданин, ложь!
  • Антракт, негодяи!
  • Хамиль, как мог, высокомерно смотрел на профессора. (про воробья)
  • Убить упрямое существо.
  • Рукописи не горят
  • Вторая свежесть — ерунда! Свежесть только одна — первая, последняя. А если осетрина второй свежести, значит, она тухлая!
  • Никогда ни о чем не проси. Никогда и ничего, а особенно от тех, кто сильнее тебя.Они сами это предложат и все отдадут!
  • Что-то недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, компании хорошеньких женщин, застольных разговоров. Такие люди либо тяжело больны, либо втайне ненавидят других. Правда, возможны исключения. Среди людей, которые сидели со мной за банкетным столом, иногда встречались чудные чудные мерзавцы!

Когда Михаил Афанасьевич Булгаков писал роман о Мастере, он даже представить себе не мог, что создает самое значительное произведение русской литературы ХХ века и что «Мастер и Маргарита» будет почти полностью разделен на цитаты.Сегодня произведение заслуженно входит в списки самых читаемых книг в мире, оставаясь при этом предметом бесконечных споров среди литературоведов и философов.

А для читателей «Мастер и Маргарита» — просто любимый рассказ, полный загадок и бесконечной мудрости. Что больше всего нужно в наше непростое время.

  • Кто вам сказал, что в мире нет истинной, истинной, вечной любви? Да будет отрезан их паршивый язык!
  • Мы, как всегда, говорим с вами на разных языках, но то, о чем мы говорим, от этого не меняется.
  • В мужчинах, избегающих вина, игр, компании хорошеньких женщин, застольных разговоров, скрывается недоброжелательность. Такие люди либо тяжело больны, либо втайне ненавидят других.
  • В мире нет злых людей, есть только несчастные.
  • Трудные люди эти женщины!
  • Человек без сюрприза внутри, в своей коробке, неинтересен.
  • Все будет правильно, на этом построен мир.
  • Да, человек смертен, но это было бы полбеды. Плохая новость в том, что иногда он внезапно становится смертельным, вот в чем уловка!
  • Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с кошкой. Кошки почему-то обычно говорят «ты», хотя ни одна кошка ни с кем не выпила брудершафт.
  • Несчастный человек жесток и черств. И все только потому, что хорошие люди изуродовали его.
  • Вы судите по иску? Никогда не делай этого.Можно ошибиться, причем очень большого размера.
  • Никогда ни о чем не просите! Никогда ничего, а особенно тем, кто сильнее тебя. Они сами это предложат и все отдадут.
  • Любящий должен разделить судьбу того, кого он любит.
  • Помилуйте … Позволю себе налить даму водки? Это чистый спирт!
  • Вторая свежесть — ерунда! Свежесть только одна — первая, последняя.А если осетрина второй свежести, значит, она тухлая!
  • Говорить правду легко и приятно.
  • Зачем гоняться за следами того, что уже закончено?
  • — Достоевский умер. — Протестую, Достоевский бессмертен!
  • А факт самая упрямая вещь на свете.
  • Все теории согласуются друг с другом. Среди них есть одно, согласно которому каждому будет дано по его вере.Пусть сбудется!
  • Вино из какой страны вы предпочитаете в это время суток?
  • Моя драма состоит в том, что я живу с человеком, который мне не нравится, но считаю бессмысленным портить ему жизнь.
  • — Трусость — один из худших человеческих пороков.
  • «Нет, смею возражать вам». Трусость — худший человеческий порок.
  • Никогда ничего не бойтесь. Это неразумно.
  • Самый ужасный гнев — это гнев бессилия (Мастер).
  • Что бы делало ваше добро, если бы зла не существовало, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?
  • Поймите, что язык может скрыть правду, а глаза — никогда!
  • Люди похожи на людей. Они любят деньги, но так было всегда … Человечество любит деньги, из чего бы они ни были сделаны, будь то кожа, бумага, бронза или золото. Что ж, легкомысленно … ну … и милосердие иногда бьется в их сердцах… простые люди … в общем, напоминают прежних … Квартирный вопрос их только разорил.
  • Что бы ни говорили пессимисты, земля все же абсолютно красива, а под луной просто уникальна.

Студия «Ретроателье» постаралась передать внешность персонажей и таинственную атмосферу романа Булгакова. Каждый кадр из фотосессии рассказывает о событиях, происходящих в определенной главе.

«Крем Азазелло»

«30-летняя Маргарита от природы выглядела из зеркала, кудрявая черноволосая женщина лет двадцати… «

«Никогда не разговаривайте с неизвестными»

«Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже пролила …»

«Неудачники»

«Неужели ты пришел без меча? …»

«Понтий Пилат»

«- Вы называете меня хорошим человеком?»

«Захоронение»

«Они спорили о чем-то очень сложном и важном, и ни один из них не мог победить другого… »

«Погоня»

«Иван ахнул, посмотрел вдаль и увидел ненавистного неизвестного. Он уже был на выходе в Патриарший переулок, и не один. К нему удалось присоединиться более чем сомнительному регенту. »

Извлечение мастера

«Рукописи не горят …»

«Конец квартиры N 50»

«Я не капризничаю, никого не трогаю;

«Понтий Пилат»

« В белом плаще с окровавленной подкладкой… «

«Как прокурор пытался спасти Иудею»

«Тьма накрыла Ершалаим …»

«Неудачники»

«Вот в малиновом свете камина меч перед барменом блеснул …»

«Феномен героя»

«Тревожные желтые цветы …»

«Извлечение мастера»

«Именно этот гражданин остановил Коровьева и Бегемота… »

Прощение и вечное убежище

«Так долго молчали …»

«При свечах»

«Кот, вынув бинокль из глаз, тихонько толкнул своего короля в спину».

«Феномен героя»

«Она приходила ко мне каждый день, и я стал ждать ее утром».

«Рейс»

«… но только вскоре Маргарита, открыв глаза, увидела под ним не лесную тьму, а дрожащее озеро московских огней.”

«Судьба мастера и Маргариты определена»

«Воланд сидел на складном табурете в черной рясе».

«Вести из Ялты»

»- Иван Васильевич? — радостно закричала трубка, — ужасно рада слышать твой голос! Как твое здоровье? «Милосердие, — с удивлением ответила Варенуха, — а с кем я говорю?»

Маргарита

«Тогда потрудись достать», — сказал Азазелло и, вынув из кармана круглую золотую шкатулку, протянул ее Маргарите со словами: «Да, спрячь, иначе прохожие будут смотреть.- Вам это пригодится, Маргарита Николаевна. ”

«Прокуратор обратился к центуриону на латыни: — Преступник называет меня« хорошим человеком ». «Вытащите его на минутку, объясните ему, как со мной разговаривать. Но не калечите. ”

«Большой бал у сатаны»

«Лестница начала заполняться. Теперь на каждом шагу издалека появлялись, казалось бы, совершенно одинаковые, с ними лежачие и обнаженные женщины, отличающиеся друг от друга только цветом перьев на головах и туфлями »

«Эпилог»

“…. был сделан печальный, но абсолютно нерушимый вывод, что банда гипнотизеров обладает способностью гипнотизировать на большом расстоянии, причем не только отдельных лиц, но и целые их группы ».


Цитаты Мастер и Маргарита

— Мастер и Маргарита (футы Юна)

YouTube: Баста — Мастер и Маргарита (футы Юна)

(ОСТ И и Уда)

[Баста]

Бог дал нам любовь, с ее крыльями за спиной
И Маргарита сошла с ума вслед за Мастером.
Но человеческая зависть хотела украсть ее,
Но навсегда часть ее осталась в сердце Мастера.

Мой корабль горит, мой корабль терпит бедствие.
И буревестник принес плохие новости в письме.
То, что мы с тобой не встретимся, ты не встретишься.
Ни берега, ни дна, только лестница в небо,
Дни и ночи одни, и так тысячи лет.
Умоляю, мне больно! Прошу тебя, Боже, выключи свет!
Я нацарапал кровью каждый сантиметр этих стен,
Но тебе плевать на эту чушь.
О тебе тысячи страниц — растопили камин.
Мое сердце — камень, но, увы, гранит истекает кровью.
Я твоя ошибка; это не может быть исправлено; его легче устранить.
Забудьте меня на нашем необитаемом острове.
Я мерзну, как зимой, кишка внутри
Жара и жара, но меня мучает и бьет.
И непонятно, почему судьба связана со мной,
Я тебя люблю назло.

[Баста, Юна]
Бог дал нам любовь, с ней как крылья за спиной
И Маргарита сошла с ума вслед за Мастером.
Но человеческая зависть хотела украсть ее,
Но навсегда часть ее осталась в сердце Мастера.
Бог дал нам любовь, с ее крыльями за спиной
И Маргарита сошла с ума вслед за Мастером.
Но человеческая зависть хотела украсть ее,
Но навсегда часть ее осталась в сердце Мастера.

[Баста]
И никто не остановится, мирить нас некому.
А мой путь от меня к тебе — непроходимый лабиринт.
Я приношу тебе свое больное сердце.Ты слышишь? Возьми это!
Жду звонка. Ты слышишь? Набрать номер!
Отвернуться друг от друга и спать,
Бездонная пропасть между нашими спинами.
В моих легких дым, в венах — алкоголь.
В моих записях фальшь, в моих темах селезенка.
Я напишу о том, как у меня сердце истекает кровью.
Я вас рассмешу банальностью наспех склеенных рифм.
Я пьяный шут, который никогда не шутил.
Вы попросите меня уйти, но я уже давно в дороге.
Мир без вас означает, что я здесь случайно,
В немом черно-белом фильме, мистер Чарли Чаплин.
И мое сердце горит пламенем
Но я зажег этот огонь, чтобы согреть тебя.

[Баста, Юна]
Бог дал нам любовь, с ней как крылья за спиной
И Маргарита сошла с ума вслед за Мастером.
Но человеческая зависть хотела украсть ее,
Но навсегда часть ее осталась в сердце Мастера.
Бог дал нам любовь, с ее крыльями за спиной
И Маргарита сошла с ума вслед за Мастером.
Но человеческая зависть хотела украсть ее,
Но навсегда часть ее осталась в сердце Мастера.
Бог дал нам любовь, с ее крыльями за спиной
И Маргарита сошла с ума вслед за Мастером.
Но человеческая зависть хотела украсть ее,
Но навсегда часть ее осталась в сердце Мастера.
Бог дал нам любовь, с ее крыльями за спиной
И Маргарита сошла с ума вслед за Мастером.
Но человеческая зависть хотела украсть ее,
Но навсегда часть ее осталась в сердце Мастера.

Совместная песня Басты, Юны Мастер и Маргариты вышла 2 марта 2017 года.

Это песня о любви и боли, которую она может принести. Что для настоящей любви нет преград. О верности, преданности и искренности. В целом очень красивая эмоциональная композиция, которая никого не оставит равнодушным.

Песня «Мастер и Маргарита» войдет в саундтрек к полнометражному художественному фильму «Я и Уда. Искупление» — совместной работе режиссеров Олега Червоняка и Дмитрия Стрижевского.

Все пояснения:

1 «Бог дал нам любовь, с ее крыльями за спиной»
Баста поет, что любовь дает нам крылья, которые вдохновляют.

Будьте осторожны со своими желаниями — они имеют свойство сбываться.

Роман Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита» — Самый яркий шедевр и самый загадочный из романов в истории русской литературы ХХ века. Книгу, которую можно читать и перечитывать десятки, сотни раз, но до конца не понять.Культовый роман полон приключений, загадок, иронии и бесконечной мудрости.

Впервые роман вышел всего через 26 лет после смерти автора, в 1966 году, да и то только в сокращенной журнальной версии. Роман сразу же завоевал популярность и до официального опубликования в 1973 году распространялся вручную в перепечатанных экземплярах.

  1. Кто вам сказал, что в мире нет истинной, истинной, вечной любви? Да будет отрезан их паршивый язык!
  2. Мы, как всегда, говорим с вами на разных языках, но то, о чем мы говорим, от этого не меняется.
  3. Несчастный человек жесток и черств. И все только потому, что хорошие люди изуродовали его.
  4. Иногда лучший способ убить человека — это позволить ему самому выбрать свою судьбу.
  5. Человек без сюрприза внутри, в своей коробке, неинтересен.
  6. Все будет правильно, на этом построен мир.
  7. — Маргарите Николаевне деньги не понадобились. Маргарита Николаевна могла купить все, что ей нравилось. Среди знакомых мужа попадались интересные люди.Маргарита Николаевна ни разу не прикасалась к примусу. Маргарита Николаевна не знала ужасов жизни в совместной квартире.
    — Одним словом .. Была ли она счастлива?
    — Ни минуты!
  8. Поймите, что язык может скрыть правду, а глаза — никогда!
  9. Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с кошкой. Кошки почему-то обычно говорят «ты», хотя ни одна кошка ни с кем не выпила брудершафт.
  10. Да, человек смертен, но это было бы полбеды.Плохая новость в том, что иногда он внезапно становится смертельным, вот в чем уловка!
  11. Вы судите по иску? Никогда не делай этого. Можно ошибиться, причем очень большого размера.
  12. Любящий должен разделить судьбу того, кого он любит.
  13. В мире нет злых людей, есть только несчастные.
  14. — Это водка? — слабо спросила Маргарита.
    Кот от негодования подпрыгнул на стуле.
    «Помилуй, королева, — прохрипел он, — я позволю себе налить даме водки?» Это чистый спирт!
  15. Кирпич ни с того ни с сего ни на голову не упадет .
  16. «Вы не Достоевский», — сказал гражданин, смущенный Коровьевым.
    «Ну, как много знать, как много знать», — ответил он.
    «Достоевский умер», — сказал гражданин, но как-то не очень уверенно.
    — Протестую, — горячо воскликнул бегемот. — Достоевский бессмертен!
  17. Люди похожи на людей. Они любят деньги, но так было всегда … Человечество любит деньги, независимо от того, из чего они сделаны, будь то кожа, бумага, бронза или золото. Что ж, несерьезно… ну тогда … обычные люди … в общем напоминают бывших … жилищный вопрос их только испортил …
  18. Никогда ни о чем не проси! Никогда ничего, а особенно тем, кто сильнее тебя. Они сами это предложат и все отдадут!
  19. Самое интересное в этой лжи то, что это ложь от первого до последнего слова.
  20. Все теории согласуются друг с другом. Среди них есть одно, согласно которому каждому будет дано по его вере.Пусть сбудется!
  21. Ерунда! Через триста лет это пройдет.
  22. Вино из какой страны вы предпочитаете в это время дня?
  23. Моя драма состоит в том, что я живу с человеком, который мне не нравится, но считаю бессмысленным портить ему жизнь. .
  24. — Трусость — один из худших человеческих пороков.
    «Смею вам возразить». Трусость — худший человеческий порок.
  25. Никогда ничего не бойтесь. Это неразумно.
  26. Самый ужасный гнев — это гнев бессилия.
  27. Я расскажу вам историю. На свете была одна тетя. И детей у нее не было, да и счастья тоже не было. А потом она сначала долго плакала, а потом разозлилась.
  28. Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но и пролила. Так что встреча не состоится.
  29. Что бы делало ваше добро, если бы зла не существовало, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?
  30. Что бы ни говорили пессимисты, земля все же абсолютно красива, а под луной просто уникальна .

Послушайте беззвучных, — сказала Маргарита мастеру, и песок шелестел под ее босыми ногами. Слушайте и наслаждайтесь тем, что вам не давали в жизни, тишиной. Смотрите, перед вами ваш вечный дом, который вам подарили в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он поднимается на крышу. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к вам придут те, кого вы любите, кто вам интересен и кто не будет вас тревожить.Они будут играть вам, они будут вам петь, вы увидите свет в комнате, когда горят свечи. Засыпишь, надев жирную вечную шапку, уснешь с улыбкой на губах. Сон укрепит вас, вы станете мудро рассуждать. И ты не можешь меня прогнать. Я защищу твою мечту.
Так сказала Маргарита, идя с мастером к своему вечному дому, и мастеру показалось, что слова Маргариты текут так же, как оставленный и шепчущий ручей, и память мастера, тревожная память, проколотая иглами, начал исчезать.Кто-то освободил мастера, так как он сам только что выпустил созданного героя. Этот герой ушел в бездну, оставил навсегда, прощенный в ночь на воскресенье, сын звездного царя, жестокого пятого прокуратора Иудеи, всадника Понтия Пилата. — Послушайте беззвучность, — сказала Маргарита мастеру, и песок шелестел под ее босыми ногами, — слушайте и наслаждайтесь тем, что вам не позволялось в жизни — тишиной. Смотрите, впереди ваш вечный дом, который вам подарили в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он сам поднимается на крышу. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к вам придут те, кого вы любите, кто вам интересен и кто вас не побеспокоит. Они будут вам играть, они будут петь вам, вы увидите свет в комнате, когда зажгутся свечи. Засыпишь, надев жирную вечную шапку, уснешь с улыбкой на губах. Сон укрепит вас; вы будете мудро рассуждать. И ты не сможешь меня прогнать. Я сохраню твой сон.
Так сказала Маргарита, идя с мастером к своему вечному дому, и мастеру показалось, что слова Маргариты текут так же, как шептала и шептала оставленный позади ручей, и память мастера, беспокойного, колющего иглы начали увядать. Кто-то освободил мастера, как он сам только что освободил созданного героя. Этот герой ушел в бездну, оставил безвозвратно, прощенный в воскресенье вечером сын царя-астролога, жестокого пятого прокуратора Иудеи, всадника Понтия Пилата.

موزش زبان انگلیسی با فصل فصل 16

ГЛАВА 16

Казнь

Солнце уже садилось над Лысой горой, и гора была оцеплена двойным кордоном.

Кавалерия ала, перерезавшая дорогу прокуратору около полудня, рысью подошла к городским воротам Хеврона. Его путь был уже подготовлен. Пехота каппадокийской когорты оттеснила скопище людей, мулов и верблюдов в стороны, и ала, бегая рысью и поднимая в небо белые столбы пыли, подошла к перекрестку, где пересекались две дороги: южная дорога, ведущая в Вифлеем. , и северо-западная дорога на Яффо.Ала мчалась по северо-западной дороге. Те же каппадокийцы были растянуты по сторонам дороги и заблаговременно обошли ее все караваны, спешившие на праздник в Ершалаим. Толпы паломников стояли за каппадокийцами, оставив свои временные полосатые палатки, разбившиеся прямо на траве. Пройдя около полумили, ала догнала вторую когорту Легиона Молний и, преодолев еще полмили, первой достигла подножия Лысой Горы.Вот они спешились. Командир разбил ала на отряды, и они оцепили подножие небольшого холма, оставив открытым только путь вверх от Яффской дороги.

Через некоторое время к ала на холме присоединилась вторая когорта, которая поднялась на ступень выше и также окружила холм венком.

Наконец наступил век под командованием Марка Крысобоя. Он растянулся рядами по обочинам дороги, и между этими файлами, сопровождаемые секретной охраной, ехали трое осужденных на телеге, белые доски висели у них на шее с надписью «грабитель и мятежник» на двух языках — арамейском и греческом.

За телегой с осужденными последовали другие, нагруженные свежесрубленными столбами с крестовинами, веревками, лопатками, ведрами и топорами. В этих телегах ехали шесть палачей. Вслед за ними на коне ехал центурион Марк, начальник храмовой стражи Ершалаима, и тот самый человек в капюшоне, с которым Пилат имел кратковременную встречу в затемненной комнате дворца.

Шеренга солдат шла в тыл процессии, а за ней шло около двух тысяч любопытных, не испуганных адской жары и желающих присутствовать на интересном зрелище.К любопытным из города теперь присоединились любопытные из паломников, которых беспрепятственно пустили в хвост процессии. Под пронзительные крики герольдов, сопровождавших колонну и громко выкрикивавших то, что кричал Пилат около полудня, процессия двинулась на Лысую гору.

Ала допускал всех на второй уровень, но второй век позволял подниматься только тем, кто связан с казнью, а затем, быстро маневрируя, разносил толпу по всему холму, так что люди оказывались между кордонами пехоты. вверху и кавалерия внизу.Теперь они могли наблюдать за казнью через редкую линию пехоты.

Итак, прошло более трех часов с тех пор, как процессия поднялась на гору, и солнце уже садилось над Лысой горой, но жара все еще была невыносимой, и солдаты в обоих кордонах страдали от нее, устали от нее. от скуки, и проклял трех разбойников в их сердцах, искренне желая им скорейшей смерти.

Маленький командир ала с влажным лбом и потемневшей от пота спиной белой рубашки, расположившись у подножия холма у открытого прохода, то и дело подходил к кожаному ведру первого отряда и затем набрал из нее пригоршни воды, выпил и намочил тюрбан.С некоторым облегчением от этого он отходил и снова начинал расхаживать взад и вперед по пыльной дороге, ведущей к вершине. Его длинный меч ударил по его кожаному ботинку со шнуровкой. Командующий хотел показать своим кавалеристам пример выносливости, но, пожалев своих солдат, позволил им воткнуть свои копья пирамидально в землю и накинуть на них свои белые плащи. Под этими шатрами сирийцы прятались от безжалостного солнца. Ведра были быстро опорожнены, и кавалеристы из разных отрядов по очереди шли за водой в овраг под холмом, где в тонкой тени тонкой шелковицы мутный ручей доживал свои последние дни в дьявольской жаре.Там тоже, ловя зыбкую тень, стояли скучающие конные мастера, держась за успокоенных лошадей.

Усталость солдат и издевательства над грабителями были понятны. Опасения прокурора относительно беспорядков, которые могли произойти во время расстрела в ненавистном им городе Ершалаим, к счастью, не оправдались. И когда наступил четвертый час казни, вопреки всем ожиданиям, не осталось ни одного человека между двумя рядами, пехотой наверху и кавалерией внизу.Солнце опалило толпу и отогнало ее обратно в Ершалаим. За рамками двух римских веков остались только две собаки, неизвестно кому принадлежавшие и по какой-то причине оказались на холме. Но жара досталась и им, и они легли, высунув язык, тяжело дыша и не обращая внимания на ящериц с зелеными спинами, единственных существ, не боящихся солнца, мечущихся среди раскаленных камней и каких-то больших колючие растения, ползавшие по земле.

Никто не пытался спасти осужденных ни в самом Ершалаиме, затопленном войсками, ни здесь, на оцепленном холме, и толпа вернулась в город, ибо действительно ничего интересного в этой казни не было, пока там В городе шла подготовка к великому празднику Пасхи, который должен был начаться в тот вечер.

Римская пехота на втором уровне пострадала еще больше, чем кавалерия. Единственное, что центурион Крысобой позволил своим солдатам, — это снять шлемы и покрыть головы белыми повязками, смоченными в воде, но он оставил их стоять с копьями в руках. Сам он в такой же повязке, но сухой, а не мокрый, ходил недалеко от группы палачей, даже не сняв с рубашки серебряных бляшек с львиными мордами, не сняв наголенников, меча и ножа. Солнце палило прямо на центуриона, не причинив ему никакого вреда, и львиным мордам было невозможно смотреть — глаза поглощал ослепительный отблеск серебра, которое словно кипело на солнце.

Изуродованное лицо Крысобоя не выражало ни усталости, ни неудовольствия, и казалось, что гигантский центурион был способен так ходить весь день, всю ночь и следующий день — короче говоря, столько, сколько необходимо. Точно так же шагать, держась руками за тяжелый пояс с бронзовыми бляшками, так же сурово поглядывать то на столбы с казненными, то на вереницу солдат, отбрасывающих ногами носком лохматого сапога. так же равнодушно побелели человеческие кости от времени или от маленьких кремней, которые случались у него под ногами.

Этот человек в капюшоне устроился недалеко от столбов на трехногий табурет и сидел там в самодовольной неподвижности, хотя время от времени от скуки тыкал веткой песок.

То, что было сказано о том, что кроме легионеров нет ни одного человека, не совсем верно. Был один человек, но его просто не могли увидеть все. Он расположился не на той стороне, где был открыт путь на гору и откуда было удобнее всего наблюдать за казнью, а на северной стороне, где склон не был пологим и доступным, а неровным, с щели и щели, где в расщелине, цепляясь за проклятую небом безводную почву, пыталась выжить болезненная смоковница.

Именно под ним, хотя он не давал тени, расположился этот единственный зритель, который не был участником казни, и сидел на камне с самого начала, то есть уже более трех часов. Да, он выбрал не лучшую, а худшую позицию для наблюдения за казнью. Но все же, даже оттуда были видны столбы, а также, за стойкой солдат, были видны два ослепительных пятна на груди центуриона, и этого, по-видимому, было вполне достаточно для человека, явно желавшего остаться незамеченным. и никого не беспокоить.

Но около четырех часов назад, в начале казни, этот человек вел себя совсем иначе, и, возможно, его очень хорошо заметили. Вероятно, именно поэтому он теперь изменил свое поведение и уединился.

И только когда процессия подошла к самому верху, за пределами ряда, он впервые появился, причем явно опоздавшим. Он тяжело дышал и не шел, а побежал вверх по холму, пробивая себе дорогу, и, увидев перед собой свалку близко друг к другу, как раньше всех, предпринял наивную попытку, делая вид, что не понимает гневных криков, прорваться сквозь землю. солдат к самому месту казни, где осужденных уже вывозили из телеги.За это он получил тяжелый удар в грудь острием копья и отпрыгнул от солдат, вскрикивая не от боли, а от отчаяния. На нанесшего удар легионера он бросил тупой взгляд, совершенно равнодушный ко всему, как человек, нечувствительный к физической боли.

Кашляя и затаив дыхание, схватившись за грудь, он побежал вокруг холма, пытаясь найти какую-нибудь брешь в папке на северной стороне, через которую он мог бы проскользнуть. Но было уже поздно, ринг закрылся. И человек с искаженным горем лицом был вынужден отказаться от попыток прорваться к телегам, с которых уже были выгружены столбы.Эти попытки ни к чему не привели, кроме того, что он был бы схвачен, а арест в тот день никоим образом не входил в его планы.

И он пошел в сторону, в сторону расщелины, где было поспокойнее и его никто не беспокоил.

Теперь, сидя на камне, этот чернобородый человек, глаза его гноились от солнца и недосыпания, мучился. Сначала он вздохнул, открывая свой талит, измученный в своих странствиях, ставший от светло-голубого до грязно-серого, и обнажил свою раненую копьем грудь, по которой стекал грязный пот; затем, испытывая невыносимую боль, он поднял глаза к небу, следя за тремя стервятниками, которые долгое время парили большими кругами наверху, ожидая неминуемого пиршества; затем он безнадежными глазами всмотрелся в желтую землю и увидел на ней полуразрушенный череп собаки и сновавших вокруг нее ящериц.

Страдания этого человека были настолько велики, что временами он начинал разговаривать сам с собой.

«Ах, какой я дурак…» — пробормотал он, покачиваясь от боли в сердце и царапая ногтями свою смуглую грудь. «Дурак, бессмысленная женщина, трусиха! Я не человек, я падаль! »

Он умолкал, вешал голову, потом, выпив теплой воды из деревянной фляги, снова оживал и хватался за нож, спрятанный у него на груди. под талитом, теперь на куске пергамента, лежащем перед ним на камне рядом с пером и горшком с чернилами.

На этом пергаменте уже были написаны заметки:

«Минуты идут, а я, Мэтью Леви, нахожусь здесь, на Лысой горе, и смерти нет!»

Далее:

«Солнце садится, но смерти нет ».

Теперь Мэтью Леви безнадежно написал острым пером:

« Боже! Почему ты злишься на него? Пошли ему смерть ».

Написав это, он плакал без слез и снова ударил ногтями в грудь.

Причина отчаяния Левия заключалась в ужасном несчастье, постигшем Иешуа и его, и, кроме того, в серьезной ошибке, которую он, Левий, по его собственному мнению, совершил.Двумя днями ранее Иешуа и Левий были в Виффаге около Ершалаима, где они посетили одного садовника, которому очень нравилась проповедь Иешуа. Двое посетителей все утро работали в саду, помогая хозяину, и планировали отправиться в Ершалаим ближе к вечеру, когда остынет. Но Иешуа по какой-то причине начал спешить, сказал, что у него срочное дело в городе, и ушел один около полудня. В этом была первая ошибка Мэтью Леви. Почему, почему он отпустил его одного!

И Матфею Левию не было в тот вечер в Ершалаиме.Его поразил какой-то неожиданный и ужасный недуг. Его начало трясти, все его тело было охвачено огнем, зубы стучали, и он все время просил пить.

Он не мог никуда пойти. Он рухнул на попону в сарае садовника и пролежал там до рассвета пятницы, когда болезнь освободила Леви так же неожиданно, как и обрушилась на него. Хотя он все еще был слаб и у него дрожали ноги, он простился с хозяином и, угнетенный каким-то предчувствием бедствия, отправился в Ершалаим.Там он узнал, что дурные предчувствия его не обманули — произошла катастрофа. Леви находился в толпе и слышал, как прокурор огласил приговор.

Когда осужденных уводили на гору, Матфей Левий бежал рядом с вереницей в толпе любопытных, пытаясь незаметно дать Иешуа знать, что, по крайней мере, он, Левий, был с ним, что у него есть не оставил его в его последнем путешествии, и что он молился, чтобы смерть настигла Иешуа как можно скорее.Но Иешуа, который смотрел вдаль, туда, куда его вели, конечно, не видел Левия.

А потом, когда процессия проехала около полумили по дороге, Мэтью, которого толкала толпа рядом с грохотом, осенила простая и остроумная мысль, и в своем волнении он сразу же обмылся. с проклятиями за то, что не подумал об этом раньше. Шеренга солдат была не сплошной, между ними были промежутки. Обладая большой ловкостью и точным расчетом, можно было наклониться, проскользнуть между двумя легионерами, добраться до телеги и запрыгнуть в нее.Тогда Иешуа будет спасен от страданий.

Одного мгновения было бы достаточно, чтобы ударить Иешуа ножом в спину, крича ему: «Иешуа! Я спасаю тебя и пойду с тобой! Я, Матфей, ​​твой верный и единственный ученик! »

И если бы Бог даровал ему еще одно свободное мгновение, у него также было бы время, чтобы ударить себя и избежать смерти на столбе. Последнее, однако, мало интересовало бывшего сборщика налогов Леви. Ему было безразлично, как он умер. Он хотел одного: чтобы Иешуа, который никогда в своей жизни никому не причинил ни малейшего зла, избежал пыток.

План был очень хорош, но на самом деле у Леви не было с собой ножа. И денег у него не было.

Разъяренный самим собой, Леви выбрался из толпы и побежал обратно в город. В его пылающей голове мелькала единственная лихорадочная мысль: как добыть там, в городе, нож, и успеть догнать шествие.

Он подбежал к городским воротам, маневрируя среди толпы втягиваемых в город караванов, и увидел слева открытую дверь маленькой лавки, где продавался хлеб.Тяжело дыша после бега по выжженной дороге, Леви взял себя в руки, очень чинно вошел в магазин, поздоровался с женщиной за прилавком, попросил ее взять с полки верхний хлеб, который ему почему-то понравился больше других. и когда она обернулась, молча и быстро взяла с прилавка то, что не могло быть ничего лучше — длинный, острый как бритва нож для хлеба — и тотчас же бросилась из магазина.

Через несколько мгновений он снова был на Яффской дороге.Но процессии больше не было видно. Он сбежал. Иногда ему приходилось падать прямо в пыль и лежать неподвижно, чтобы отдышаться. И так он лежал там, к удивлению людей, ехавших на мулах или идущих пешком в Ершалаим. Он лежал, слушая, как его сердце колотится не только в груди, но и в голове и ушах. Немного отдышавшись, он подпрыгивал и продолжал бежать, но все медленнее и медленнее. Когда он наконец увидел длинную процессию, поднимающую пыль вдали, она была уже у подножия холма.

«О, Боже!…» — простонал Леви, понимая, что будет слишком поздно. И он опоздал.

Когда прошел четвертый час казни, мучения Леви достигли высшей степени, и он впал в ярость. Поднявшись с камня, он швырнул на землю украденный нож — напрасно украденный, как он теперь думал — раздавил фляжку ногой, лишив себя воды, скинул кефию, схватился за тонкие волосы и начал ругать себя. .

Он проклинал себя, выкрикивая бессмысленные слова, рычал и плевался, оскорблял своих отца и мать за то, что они привели в мир дурака.

Видя, что проклятия и оскорбления не действуют и они ничего не меняют в выжженном солнцем месте, он сжал свои сухие кулаки, поднял их, прищурившись, к небу, к солнцу, которое опускалось все ниже, удлиняя тени. и собирался упасть в Средиземное море, и потребовал немедленного чуда от Бога. Он потребовал, чтобы Бог немедленно послал Иешуа смерть.

Открыв глаза, он убедился, что все на холме не изменилось, за исключением того, что пылающие пятна на груди центуриона погасли.Солнце направляло свои лучи в спины казненных, стоявших перед Ершалаимом. Тогда Леви крикнул:

«Проклинаю тебя, Бог!»

Хриплым голосом он крикнул, что убежден в несправедливости Бога и больше не намерен верить в него.

— Ты глухой! — прорычал Леви. «Если бы ты не был глухим, ты бы услышал меня и сразу убил его!»

Закрыв глаза, Леви ждал, когда огонь упадет с неба и вместо этого поразит его.Этого не произошло, и Леви, не открывая глаз, продолжал выкрикивать оскорбительные и саркастические вещи в небо. Он кричал о своем полном разочаровании, о существовании других богов и религий. Да, другой бог не допустил бы этого, он никогда не позволил бы такому человеку, как Иешуа, быть сожженным солнцем на столбе.

«Я ошибся!» — крикнул Леви совершенно хриплым голосом. «Ты бог зла! Или ваши глаза полностью затуманились дымом храмовых кадильниц, и ваши уши перестали слышать что-либо, кроме трубящих звуков священников? Вы не всемогущий бог! Ты черный бог! Проклинаю тебя, бог разбойников, их душу и их защитник! »Тут что-то дунул в лицо бывшему сборщику налогов, и что-то зашуршало под его ногами.Он подул еще раз, и затем, открыв глаза, Леви увидел, что либо под влиянием его проклятий, либо по другим причинам все в мире изменилось. Солнце скрылось, не дойдя до моря, где оно опускалось каждый вечер. Поглотив его, грозовая туча угрожающе и неумолимо поднималась к небу на западе. Его края уже бурлили белой пеной, черный дымный живот был с желтоватым оттенком. Грозовое облако урчало, из него то и дело падали огненные нити.По Яффской дороге, по скудной долине Хинном, над палатками паломников, гонимых внезапно поднявшимся ветром, летели столбы пыли.

Левий замолчал, пытаясь понять, принесет ли гроза, накрывшая Ершалаим, какое-либо изменение в судьбе несчастного Иешуа. И сразу же, глядя на огненные нити, рассекающие облако, он начал спрашивать об ударе молнии о посте Иешуа. С покаянием глядя в чистое небо, которое еще не поглотило облако, и где стервятники свернули на одно крыло, чтобы спастись от бури, Леви подумал, что он безумно поспешил со своими проклятиями: теперь Бог не собирался его слушать .

Обернув взор к подножию холма, Леви остановился на том месте, где стоял растянутый кавалерийский полк, и увидел, что там произошли значительные изменения. Сверху Леви мог очень хорошо различать суетящихся солдат, вытаскивающих копья из земли, накидывающих плащи, конных упряжных, бегущих к дороге, ведя черных лошадей за уздечки. Полк уходил, это было ясно. Сплевываясь и прикрываясь рукой от пыли, летящей ему в лицо, Леви пытался понять, что это может означать, если кавалерия собирается уходить.Он перевел взгляд еще выше и увидел маленькую фигурку в малиновой военной хламиде, поднимающуюся к месту казни. И тут сердце бывшего сборщика налогов простудилось в ожидании радостного конца.

Человек, взошедший на гору в пятый час грабительских страданий, был командиром когорты, галопом приехавшим из Ершалаима в сопровождении помощника. По жесту Крысобоя шеренга солдат разошлась, и центурион отсалютовал трибуну.Тот, отводя Крысобой в сторону, что-то ему прошептал. Центурион вторично отсалютовал ему и двинулся к группе палачей, сидевших на камнях у подножия столбов. Тем временем трибун направил свои шаги к сидящему на трехногом табурете, и сидящий вежливо поднялся навстречу трибуну. И трибун сказал ему что-то тихим голосом, и двое подошли к столбам. К ним присоединился начальник храмовой стражи.

Крысобой, брезгливо покосившийся на грязные тряпки, лежащие на земле возле столбов, тряпки, которые недавно были одеждой преступников и которые отвергли палачи, позвал двоих из них и приказал: ! ‘

С ближайшего поста доносилась хриплая бессмысленная песня.Гестас, висящий на нем, потерял рассудок от мух и солнца к концу третьего часа и теперь тихо пел что-то о винограде, но его голова, прикрытая тюрбаном, все же время от времени покачивалась, а затем мухи вяло поднялись с его лица и снова сели на него.

Дисмас, находившийся на втором столбе, страдал больше, чем двое других, потому что он не терял сознание и постоянно и ритмично качал головой вправо и влево, так что его уши ударялись о плечи.

Иешуа повезло больше, чем двум другим. В первый же час у него началось отключение электричества, а затем он предал забвение, повесив голову в раскрученном тюрбане. Поэтому мухи и слепни полностью покрыли его, так что его лицо исчезло под черной роящейся массой. В его паху, на животе и в подмышках сидели толстые слепни, сосущие его желтое обнаженное тело.

Повинуясь жестам человека в капюшоне, один из палачей взял копье, а другой принес к столбу ведро и губку.Первый палач поднял копье и ударил им сначала по одной, а затем по другой руке Иешуа, протянутой и привязанной веревками к перекладине столба. Тело с торчащими ребрами вздрогнуло. Палач провел кончиком копья по животу. Затем Иешуа поднял голову, и мухи с жужжанием улетели, открыв лицо повешенного, опухшее от укусов, опухшие глаза, неузнаваемое лицо.

Заклеив веки, Га-Ноцри посмотрел вниз. Его глаза, обычно ясные, были слегка затуманены.

«Га-Ноцри!» — сказал палач.

Га-Нозри пошевелил опухшими губами и ответил хриплым разбойничьим голосом:

«Чего ты хочешь? Зачем ты пришел ко мне? »

« Пей! »- сказал палач, и смоченная водой губка на кончике копья поднялась к губам Иешуа. В глазах вспыхнула радость, он вцепился в губку и стал жадно впитывать влагу. С соседнего поста раздался голос Дисмаса:

«Несправедливость! Я такой же грабитель! »

Дисмас напрягся, но не мог пошевелиться, его руки были привязаны к перекладине в трех местах веревочными петлями.Он втягивал живот, царапал концы перекладины ногтями, держал голову повернутой к столбу Иешуа, злоба горела в глазах Дисмаса.

Место накрыло пыльное облако, стало намного темнее. Когда сдуло пыль, центурион закричал:

«Тишина на втором столбе!»

Дисмас замолчал. Иешуа оторвался от губки и, пытаясь сделать свой голос мягким и убедительным, но безуспешно, он хрипло умолял палача:

«Дайте ему пить.’

Становилось все темнее. Грозовая туча уже разлилась по половине неба, стремясь к Ершалаиму, кипящие белые облака неслись впереди грозовой тучи, залитой черной влагой и огнем. Прямо над холмом прогремела вспышка и раздался раскат грома. Палач снял с копья губку.

«Слава великодушному гегемону!» — торжественно прошептал он и нежно уколол Иешуа в сердце. Он дернулся и прошептал:

«Гегемон…»

Кровь текла по его животу, нижняя челюсть судорожно дергалась, голова отвисла.

Во время второго удара грома палач уже напоил Дисмаса и с теми же словами:

«Слава гегемону!» — убил и его.

Гестас, лишенный разума, испуганно закричал, как только палач подошел к нему, но когда губка коснулась его губ, он что-то зарычал и схватился за это зубами. Через несколько секунд его тело тоже упало настолько, насколько позволяли веревки.

Человек в капюшоне последовал за палачом и сотником, а за ним — глава стражи храма.Остановившись у первого столба, человек в капюшоне внимательно осмотрел покрытого кровью Иешуа, коснулся его стопы своей белой рукой и сказал своим товарищам: «Мертвый».

То же самое повторилось и на двух других столбах.

После этого трибун сделал знак центуриону и, развернувшись, вместе с главой храмовой стражи и человеком в капюшоне двинулся с вершины холма. Наступила полумрак, и молния осветила черное небо. Из него внезапно полился огонь, и крик центуриона: «Поднимите оцепление!» Заглушился грохотом.Счастливые солдаты сломя голову бросились вниз с холма, надевая шлемы.

Тьма накрыла Ершалаим.

Потоки дождя хлынули внезапно и застали века на полпути вниз по склону. Потоп обрушился так ужасно, что солдат уже преследовали бушующие потоки, когда они бежали под гору. Солдаты поскользнулись и упали в промокшую глину, спеша выбраться на ровную дорогу, по которой — теперь едва заметной сквозь пелену воды — полностью промокшая конница направлялась в Ершалаим.Через несколько минут только один человек остался в дымной смеси бури, воды и огня на холме.

Встряхивая не без пользы украденный нож, падая со скользких выступов, хватаясь за все, что там было, иногда ползая на коленях, он рвался к столбам. То он исчез в полной темноте, то внезапно его озарил трепетный свет.

Дойдя до столбов, уже по щиколотку в воде, он сорвал свой пропитанный водой талит, оставшись только в рубашке, и прижался к ногам Иешуа.Он перерезал веревки на своих голенях, встал на нижнюю перекладину, обнял Иешуа и освободил руки от верхних оков. Обнаженное мокрое тело Иешуа обрушилось на Левия и повалило его на землю. Леви хотел сразу перекинуть его себе на плечи, но какая-то мысль остановила его. Он оставил тело с запрокинутой головой и раскинутыми руками на земле в воде и побежал, расставив ноги в глинистой трясине, к другим столбам. Он также перерезал на них веревки, и оба тела рухнули на землю.

Прошло несколько минут, и на вершине холма остались только эти два тела и три пустых столба. Вода била по телам и переворачивала их.

К тому времени Левий и тело Иешуа ушли с вершины холма.

Язык ночи: Мастер и Маргарита

Азазелло, Бегемот и Коровьев

Для тщательного обсуждения неоконченного шедевра Михаила Булгакова Мастер и Маргарита потребуются тома, настолько они упакованы — наполнены смыслом, возможностями для интерпретации, чистым удовольствием и питательной пищей для размышлений.Мы не собираемся описывать это должным образом в коротком дневнике, и нет смысла пытаться. Но я хочу поднять пару аспектов великого романа как фэнтези, потому что это, по сути, фэнтези, которую критики замаскировали респектабельной фразой «магический реализм», чтобы облегчить обсуждение очень серьезными людьми.

Для записи пара моментов: я не русский ученый. Фактически, кроме чтения нескольких романов, я почти ничего не знаю о русской культуре и литературе, так что это сразу же делает меня самоуверенным любителем.Во-вторых, полагаю, вы уже прочитали роман. Если нет, пойдите и сделайте это; от этого ваша жизнь станет лучше. В конце концов, Мик Джаггер написал «Симпатию к дьяволу» после того, как прочитал Мастер и Маргарита — представьте, что вы могли бы сделать.

Магический реализм

Магический реализм, как и чистый уголь, в основном маркетинговый термин. Он сообщает продавцам книг, где разместить свои книги, и сообщает покупателям, где их найти. В основном это маркетинговый термин, который ставит литературные произведения выше тушеного мяса жанра .По большей части.

Есть несколько маркеров, которые отделяют магический реализм, созданный Кафкой и Борхесом, от основного фэнтези, и эти маркеры служат ориентирами для писателей следующего поколения и последующих, таких как Маркес, Кальвино и Рушди. Магический реализм существует в том же континууме, что и остальная литература, бок о бок с фантазией. Этот континуум помещает историю на одном конце и поэзию на другом, поскольку танец существует в континууме с балетом на одном конце и акробатическим буги-вуги на другом, все остальные формы переходят друг в друга по спектру.По сути, магический реализм имеет дело с вторжением фантастического в «реальный мир» — человек просыпается однажды утром гигантским насекомым, к большому ужасу своих друзей и семьи, ангел, падающий на землю и запертый в курятник, двое мужчин выпадают из взорвавшегося самолета и выживают, только чтобы обнаружить, что после приземления один выглядит блаженным, а другой — сатиром — ну, знаете, в реальной жизни.

В отличие от фантазии, которая включает в себя открытое построение мира и альтернативную реальность (как будто вся фантастика не разворачивается в мире, который должен быть построен автором, работающим в воображении читателя, и это то, что я имел в виду под континуумом).Прочтите роман Элмора Леонарда или Дэшилла Хэммета и скажите мне, что их окружение более реально, чем в «Потустороннем Чикаго» Ари Мармелла 1930 года, и я снисходительно посмеюсь, потому что — все они выдуманы , и это секрет полишинеля. В этом большая разница между фэнтези и магическим реализмом, и это скорее разница, чем разница. В любом случае это правило: мир, напоминающий «реальный мир», но использующий сверхъестественные элементы. и — это персонажи, которые не поджигают волосы при встрече с парящим человеком в громком клетчатом костюме или гигантским котом, который отбрасывает выстрелы в спину. водки, значит, это не фантастика, а жанр более респектабельный и серьезный.

Да, это абсурд. По правилам, в жанровом отношении, « Мастер и Маргарита» Булгакова квалифицируется как магический реализм, как в сталинской Москве. Действие происходит также в Иерусалиме в первом веке нашей эры (другой сеттинг в «реальном мире») и в пятом измерении, посредством которого сверхъестественное ускользает в «настоящую» Москву (не столько в «реальный мир» в конце концов).

Мастер и Маргарита как Фантазия

Хотя роман еще не закончен, так как Булгаков умер, редактируя его, форма и повествовательная направленность ясны.Книга была написана между 1928 и 1940 годами, однажды сожжена автором, запрещена советскими властями и опубликована только в 1967 году. Она считается необработанным камнем, одним из величайших произведений двадцатого века и в высшей степени достойна его похвалы. и его репутация.

Я не хочу писать о богословии или о том факте, что для многих советских людей, читающих роман, иерусалимские разделы были их первым знакомством с историей Евангелий. Я не хочу говорить о параллельных сюжетах, сравнении советской Москвы и римского Иерусалима с их соответствующими дополнительными секретными политиками, ненадежных информаторов и коррумпированных бюрократов, правдивых, распятых физически или метафорически, или любых других бесчисленных точки сравнения.Я также не хочу рассматривать выходки окружения Воланда — грозный Азазелло, остроумный Бегемот, резвый Коровьев, опасная Гелла — они развлекают, когда они не служат орудием правосудия Воланда (хотя я люблю всех их). Я даже не хочу упоминать третью нить романа, самую слабую и бледную из сюжетных линий: Мастер и его бедственное положение, но я вынужден это сделать. Мне не очень нравится Мастер; Маргарита гораздо более сильный персонаж. Но это, я считаю, намерение Булгакова; Мастер — его автобиографический дублер, а Маргарита основана на любви всей его жизни. Роман изо всех сил пытается быть достойным ее.

Итак: Мастер — самая слабая опора, самый слабый из трех сюжетов, но он также является центральным в том, что я действительно хочу рассмотреть, а именно в романе как в фэнтези.

Fantasy включает силу воображения, чтобы воплотить в реальность, сделать метафорическое буквальным, психологическое проявление и воплощение, воплотить мечту в реальность. Это было центральной темой в The Sandman : мечтать и сильно мечтать — значит создавать реальность.Писатель мечтает о реальности, а затем воплощает ее в реальность. Фантазия включает силу мечты.

Сила Учителя в том, что ему приснилась история Иерусалима, история Понтия Пилата и его встреча с Иешуа Га-Ноцри, попытки Пилата спасти жизнь Иешуа только для того, чтобы его переиграли синедрион. Это роман, который Мастер сжег в своей печи, зная, что он будет запрещен. Как бы то ни было, написание романа привело его в психиатрическую лечебницу.

Это похоже на историю, которую Берлиоз поручил поэту Ивану Бездомному, только Берлиоз хотел, чтобы стихотворение было бурлеском, опровергающим существование Иисуса, поручением официально атеистического Советского государства.Берлиоз пытается увести Ивана от достоверной версии жизни Иисуса к чему-то официально санкционированному, ложному и скучному. Даже та версия, которую написал Иван, он признает ужасной поэзией. Он терпит поражение там, где преуспел Мастер. Подавленная и выжженная версия настолько хороша, что Маргарита так сильно в нее верит, что чувствует, что ее жизнь связана с этим.

Она нежно ласкала рукопись, как ласкают любимого кота, и продолжала крутить ее в руках, рассматривая со всех сторон, то останавливаясь на титульном листе, то открываясь до конца.Ужасная мысль внезапно охватила ее, что все это колдовство, что тетради исчезнут из поля зрения, и она будет в своей спальне в старом доме, и что, проснувшись, ей придется пойти и утопиться. Но это была ее последняя ужасная мысль, отголосок пережитых ею долгих страданий. Ничего не пропало, всесильный Воланд действительно был всемогущ, и сколько ей хотелось, даже до самого рассвета Маргарита могла шуршать страницами тетрадей, разглядывать их, целовать и перечитывать слова:

«Тьма, пришедшая со стороны Средиземного моря, накрыла ненавистный прокуратором город….. ‘Да, тьма … (1, с. 297-298)

Рукопись, увы, не пережила повторного сожжения. Но в этом нет необходимости. После бала и восстановления Воландом Мастера и его возлюбленной в маленьком подвале у Арабатского дома к Воланду с просьбой приходит Матвей Леви, который все записал неправильно.

Это, конечно же, богословская критическая сцена в романе (которую мы проигнорируем). Здесь я хочу отметить то, что Мэтью Леви говорит Воланду:

Он прочитал магистерскую работу…и просит вас взять с собой мастера и наградить его миром. (1, с. 360)

Иешуа прочитал роман.

Подумайте об этом: версия реальности, которая представляет, которая конструирует, сам Иешуа — и Иешуа ее прочитал. Фактически, он отправил к Воланду Мэтью Леви с просьбой. И соответственно:

Лунный свет залил помосту зеленым и ярким светом, и вскоре Маргарита разглядела в этом безлюдном месте кресло и в нем белую фигуру сидящего человека.Возможно, сидящий был глух или слишком погружен в собственные мысли. Он не слышал, как дрожит каменистая земля под тяжестью лошадей, и всадники приблизились, не потревожив его.

Луна хорошо помогла Маргарите, она светила лучше самого лучшего электрического фонаря, и Маргарита увидела, что сидящий человек, глаза которого казались слепыми, судорожно потер руки и такими же невидящими глазами вглядывался в лунный диск. Теперь Маргарита увидела, что рядом с тяжелым каменным стулом, на котором искры блестели в лунном свете, лежит темная, огромная остроухая собака и, как и ее хозяин, с тревогой глядит на луну.У ног сидящего рассыпались осколки разбитого кувшина, и там растеклась невысохшая черно-красная лужа.

Всадники остановили своих лошадей.

«Ваш роман прочитан, — начал Воланд, обращаясь к мастеру, — и единственное, что о нем сказано, это то, что, к сожалению, он не закончен. Итак, я хотел показать вам вашего героя. Около двух тысяч лет он сидит на этой платформе и спит, но когда приходит полнолуние, как видите, его мучает бессонница.Мучает не только его, но и его верного опекуна, пса. Если правда, что трусость — самый тяжкий порок, то по крайней мере собака не виновата в этом. Храбрый пес боялся только штормов. Что ж, тот, кто любит, должен разделить участь того, кого любит ».

«Что он говорит?» — спросила Маргарита, и ее совершенно спокойное лицо затуманилось состраданием.

«Он говорит одно и то же, — ответил Воланд. «Он говорит, что даже луна не дает ему покоя, и что это плохая работа.Так он всегда говорит, когда не спит, а когда спит, ему снится одно и то же: есть тропа лунного света, и он хочет пройти по ней и поговорить с узником Га-Ноцри, потому что: как он настаивает, он так и не закончил то, что говорил тогда, давным-давно, в четырнадцатый день весеннего месяца нисан. Но, увы, ему почему-то так и не удается встать на этот путь, и никто к нему не приходит… »(1, с. 381-382)

Обратите внимание, что это , а не исторический Пилат; это Пилат Учителя, человек, склонный к головным болям и успокаиваемый присутствием своей любимой собаки Банги.Он не может двигаться, потому что Мастер не написал его концовку. Он существует (как Иешуа, как Воланд, вне времени, вне ограничений времени) в течение двух тысяч лет, ожидая, когда его конец будет виден, ожидая освобождения.

В этом сила романиста — способность преодолевать время, буквально создавать независимую сущность, создавать Пилата, который может идти по залитой лунным светом тропе к Свету и ждет только того, чтобы Учитель, его создатель, освободил его.

Этот аспект романа отделяет его от магического реализма и затрагивает самую суть фэнтези. Он говорит о том, какие способности заложены в фантазии, о способности мечтать и воплощать мечты в наиболее важных реальностях.

Стоит отметить, что, хотя многие критики неверно истолковывают роль Воланда (и одно довольно забавное прочтение, которое втягивает Мастер и Маргарита в сказочную традицию — ссылка в формате pdf — это чтение совершает литературную халатность в утверждении Воланда и Ивана. дьявол в Братья Карамазовы такие же), видя в нем фигуру зла.Он совсем не злой.

Если Иешуа — это Свет и искупительная сила милосердия, то Воланд — это справедливость. Он не злой, но дает людям именно то, что они заслуживают. Он засовывает тряпки в щели вокруг себя, чтобы милосердие не могло проникнуть внутрь. Несмотря на атрибуты его офиса, его заплатанную ночную рубашку и больное колено, надо признать, что Воланд — дьявол, которого нужно уважать, но он — существо, которое работает вместе с добром , гораздо больше в образе Бога Ветхого Завета, чем он является Противником. В конце концов, это Воланд, а не Иешуа, решает привести Учителя к Пилату, чтобы его история была завершена, его бдение закончилось, его тоска и его терпение были вознаграждены:

Путь лунного света, которого так долго ждал прокуратор, простирался прямо к этому саду, и первым бросился по нему остроухий пес.Мужчина в белом плаще с кроваво-красной подкладкой поднялся с кресла и что-то прокричал хриплым надломленным голосом. Было невозможно сказать, плакал ли он, смеялся или кричал. Было видно только, что он, следуя за своим верным опекуном, тоже сломя голову устремился по тропинке лунного света.

… .’Он, которого вы изобрели и только что освободили, так жаждет увидеть, прочитал ваш роман … »(1, с. 382-383)

Это Воланд приносит возможность искупления страдающему Пилату, и Иешуа не в силах дать Господу мир; он может только нести свет.Воланд приносит награду.

На этом я завершаю частичное и неполное чтение Мастер и Маргарита .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *