Белая женщина в африке – Белая масаи — КиноПоиск

Барышня и туземец:удивительная история неземной страсти | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 18 августа 2017

Друзья, простите меня за мою настойчивость, но сегодня видимо день изумительных историй…

Начала свой день постом про любовь городских барышень, им же и закончу

Необычная история любви Коринны Хофманн:белая девушка и туземец

Необычная история любви всегда привлекает к себе внимание. Если страсть вспыхивает между людьми настолько противоположными, можно сказать, живущими в разных мирах, становится вдвойне интереснее и хочется заглянуть в дальнейшую судьбу героев.

26-летняя швейцарка Коринна Хофманн, в 1986 году отдыхавшая в Кении, неожиданно для себя влюбилась в местного жителя. Причем настолько внезапно и сильно, что не придумала ничего лучше, кроме как остаться жить в Африке.

К слову, в том роковом путешествии Коринна была не одна, а с женихом Марко, и именно он указал ей на Лкетингу Лепарморийо как на яркий пример представителей племени масаи.

Куда позже делся бойфренд европейки, история умалчивает, до наших дней дошли лишь обрывки ее дневника, по которым написана книга «Белая масаи» и снят одноименный фильм.

Племя масаи – это кочевой африканский народ, живущий в саванне. Бросив все, что после встречи с африканцем не представляло больше для нее ценности, она выходит замуж и становится частью племени. Так, стремительно и отчасти необдуманно, начался сложнейший этап в ее жизни.

Интересно, что сам Лкетинга не был в большом восторге от влюбленности Коринны, которая буквально через несколько минут знакомства уже поцеловала его.

Во-первых, масаи категорически не целуются, считая это грязным и противным. Во-вторых, не так уж она ему и понравилась. Как бы то ни было, настойчивость белой леди привела ее к нему в спальню, если можно так назвать грубую лежанку в хижине с навозными стенами.

Там-то девушка и поняла главное отличие белых мужчин от кенийских: Лкетингу совершенно не интересовала прелюдия. Он не устраивал предварительных ласк и не просил их в свой адрес – у масаи это не принято. Коринну это, сами понимаете, не обрадовало.

Тем не менее швейцарка призналась самой себе, что любит своего нигерийского воина безумной любовью, и потому решила остаться в Кении, полностью отказавшись от благ цивилизации.

Однако жениться, как того потребовала Коринна, возлюбленный не хотел. «Мы мало знакомы, я не знаю твою семью, лучше приезжай иногда сюда в отпуск» – таким было резюме кенийца *по моему очень благоразумно*.

Однако Карина стала рыдать, слезы не помогли, спасла ситуацию только мать Лкетинги – огромная лысая женщина с обвисшей голой грудью.

етка, беги отсюда пока не поздно

Она долго смотрела, думала и ворчала, после чего объявила: свадьбе быть.

Поборов отвращение к местным обычаям (вроде обрезания у девочек), непривычной еде, переболев африканскими болезнями, Коринна не теряет надежды, что любовь поможет ей справиться со всеми трудностями. Несмотря на все сложности, она убеждена — назад дороги нет и ее место рядом с любимым человеком.

Вскоре Коринна осознала всю разницу в быту и поняла, что впроголодь и в грязи долго не протянет. Больше всего, как она сама говорила, расстраивало отсутствие туалетной бумаги.

Так как в округе не было даже магазина, решено было делать бизнес в Африке. И людям радость, и самой удобно, и заработок какой-никакой. Кстати, если бы наши герои не поженились, открыть магазин по закону бы не удалось. Параллельно Коринна купила и старенькую машину, которая впоследствии оказала услугу не только ей.

Поучительная история, которая повлияла на развитие событий, произошла во время беременности «белой масаи». Одна из местных жительниц (не из бедных, жена учителя!) на позднем сроке беременности едва не умерла из-за отказа ее образованного мужа везти ее в больницу. Это считалось постыдным! Тогда-то Коринна, вызвавшаяся транспортировать несчастную, поняла, что ей самой, возможно, придется худо, если роды пойдут не так, как хотелось бы.

Приблизительно так все и вышло, благо только, что Хофманн успели на самолете *wtf?? откуда там появился самолет? он ее караулил? * доставить в нормальное медучреждение. Там уже после родов женщине сообщили, что перенесенные ею малярия и заработанная из-за скудного питания анемия губительно скажутся на здоровье в дальнейшем, и сделали переливание крови. К счастью, кроме масайской крови (Коринна боялась, что могут занести СПИД) в клинике был один пакет швейцарской *чудо, воистину чудо* , он-то и дал несчастной силы.

Родив ребенка, Коринна становится на путь борьбы с устоявшимися и нерушимыми устоями в африканской деревне, что приводит к необратимым последствиям.

Африканские племена на протяжении многих веков живут по своим законам и обычаям, не желая впускать чужеземцев из цивилизованного мира. Миссионер, живущей недалеко от племени масаев, демонстрировал свое негативное отношение к авантюре Коринны, словно заранее догадываясь о развязке этой истории.

 Но продержалась в Африке «белая масаи» недолго. На этот раз виной было уже не самочувствие (сама Коринна и ее новорожденная дочь Напираи чувствовали себя отлично), а бесконечные ссоры с главой семейства.

Женщина, обладающая сильным духом, идущая против правил, становится для всех угрозой, в том числе для собственного мужа.

У него стали появляться приступы ревности, он ежедневно приписывал своей супруге интрижки с каждым встречным, после чего и вовсе заявил, что дочь не от него.

В этот момент, как признается швейцарка, ее любовь стала затухать безвозвратно. Тогда, терзаемая страхом, что Лкетинга отберет у нее ребенка (согласно обычаям масаи, первая дочь достается матери мужа в качестве дополнительной рабочей силы на всю оставшуюся жизнь), Коринна решилась на бегство в родную страну. Оставив записку, в которой объяснила мотивы своего поведения, а также деньги, продуктовую лавку и машину, в 1990 году она покидает континент.

Лкетингу превращается в ревнивого тирана, и жизнь Коринны и ее маленькой дочери становится настоящим адом. Женщина принимает решение, несмотря на чувства, которые еще не угасли у обоих, забрать дочь и вернуться в Швейцарию.

Вернувшись и осмыслив свою необыкновенную историю жизни, Коринна Хофманн пишет книгу. Книга была переведена на все европейские языки разошлась миллионным тиражом. После успеха книги выходит экранизация истории любви белой женщины и чернокожего воина из племени масаи, созданная немецким режиссером. Фильм также признан одним из самых успешных в истории немецкого кино.

Коринна Хофманн по сей день является лицом феминизма в Европе и несет в своих обращениях к обществу мысль о том, что современная женщина сильная и ради любви готова на все. В 2004 году она возвращается в Кению и пишет еще две книги, которые являются продолжением истории белой из масаи. Пережитая тут драма, не заставила Коринну разочароваться в африканской стране. Все это время Хофманн поддерживает отношения с семьей бывшего мужа и помогает им в финансовом плане. Они же, в свою очередь, по прежнему считают ее «белой, но своей».

Сравнивая книгу с экранизацией, можно сказать, что фильм «Белая масаи» значительно упрощает сюжет. Трудности, с которыми столкнулась белая женщина в Африке, в фильме переданы несколько в облегченной форме, без подробных описаний. Основной акцент в экранизации сделан на страсти главных героев.

Книга же позволяет глубже окунуться в трудности жизни европейской женщины в африканской стране и прочувствовать более детально переживания Коринны. Читая книгу, возникает ощущение, что она помнит в подробностях буквально каждый день, прожитый в Кении на протяжении четырех лет или, возможно, при описании истории пользуется личным дневником.

Книга интересна не только для ценителей любовных историй, но и для путешественников, дабы позволяет перенестись в ту атмосферу африканского племени, где оказалась главная героиня. Авантюра, в которую она впутывается, заставляет читателя задаваться вопросом на протяжении всей истории: ради чего она решилась на это?

 

Рассказать историю своими словами крайне сложно, посмотреть фильм – интересно. Но прочесть книгу, предложение за предложением, пропуская через себя переживания отчаянной влюбленной женщины из первых уст, и получить изрядную долю шока – вот истинное удовольствие, которое испытает читатель, держа в руках произведение Каролинны Хофманн «Белая масаи».

Отрывки из книги «Белая масаи» Коринны Хофманн

«Поглощенная своими чувствами, я была как никогда далека от Марко и почти его не замечала. Этот масаи прочно завладел моими мыслями. Я не могла есть. В отеле нам предлагались вкуснейшие блюда, но мне кусок в горло не лез. Целыми днями я смотрела на пляж или гуляла в надежде встретить его. Время от времени я видела некоторых масаи, но они были не такие высокие и далеко не такие красивые. Марко смирился, ведь ничего другого ему не оставалось. Он с нетерпением ждал отъезда домой, потому что был уверен, что там все снова наладится. Но эта страна выбила меня из колеи, и я знала, что уже ничто не будет так, как прежде».

«Когда я зашла к Присцилле, он еще спал. Она уже успела приготовить чай и угостила меня. Она спросила, как прошла моя первая ночь в африканской хижине, и я, не удержавшись, все ей рассказала

*напомню кто забыл, о сексе с туземцем через 5 минут после знакомства*. Она выслушала меня с явным смущением и сказала: „Коринна, мы другие. Возвращайся к Марко, приезжай в Кению в отпуск, но не ищи здесь спутника жизни“. От белых она знала, что они хорошо относятся к женщине, в том числе и в постели. Мужчины масаи другие, и то, что произошло сегодня, для них совершенно нормально. Масаи не целуются. Рот дан для того, чтобы есть, а целоваться (ее лицо при этом исказилось) – просто отвратительно».

«Внезапно дверь отворилась, и на пороге возник Лкетинга. Нагнувшись, он вошел, осмотрелся и присел ко мне на кровать. „Привет, ты как? Ты ела мясо?“ – спросил он. В его глазах я прочла заботу и нежность, и желание вспыхнуло во мне с новой силой. В свете керосиновой лампы он выглядел великолепно. Его украшения блестели, обнаженный торс перехватывали две цепочки из бус Я взяла его тонкую прохладную руку и крепко прижала ее к лицу. В это мгновение я чувствовала себя связанной с этим в общем и целом совершенно чужим для меня мужчиной и знала, что люблю его».

Алилуйя!!

www.spletnik.ru

как черные расисты уничтожают белых в Южной Африке

«Трусы напуганы, убей бура, убей фермера»

(Песня времен апартеида, гимн черных расистов.)

ПАКЕТ НА ГОЛОВЕ

— Первый раз я потеряла сознание почти сразу. Бандиты следили за домом и знали, что по утрам, когда дети уже в школе, я десять минут выгуливаю собачку на лужайке. Только десять минут дверь остается открытой. Двое черный парней выбежали из-за угла, и я бросилась в дом. Помню только, как они сбили меня с ног, надели пластиковый пакет на голову и затянули на шее. Потом удар и темнота. Меня спас сосед, ехавший на велосипеде. Распахнутая дверь – сигнал опасности в Африке. Он перепрыгнул через забор, вбежал в дом и нашел меня на полу.

— Что они украли?

— Ничего, кроме моего обручального кольца, — пожимает плечами Мишель. – Все знают, что белые больше не хранят деньги в доме. Цель – только убийство.

Мы сидим во дворе дома моего нового друга Дирка ле Ру, бывшего полицейского, работающего в частном охранном предприятии, в Спрингсе, пригороде Йоханнесбурга. У Дирка всегда с собой пистолет, даже, когда он спит, как впрочем, у большинства белых в ЮАР. На лужайке играют трое чудесных белокурых детей. Они доверчивы, как все дети, часто подбегают ласкаться ко мне, кладут головы на колени и болтают на смеси английского и африкаанс (язык белых поселенцев). Я ерошу мягкие волосы шестилетнего Александра и спрашиваю: «Тебе нравится твоя страна?» «Нет, — говорит он. – Я хочу уехать и как можно быстрее. Туда, где меня не убьют».

Мои друзья, дружное семейство ле Ру. Дирк, глава семейства, - отставной полицейский, а сейчас работает в ЧОП (частном охранном предприятии). Его жену Мишель, мать троих детей, дважды пытались убить черные бандиты. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Мои друзья, дружное семейство ле Ру. Дирк, глава семейства, — отставной полицейский, а сейчас работает в ЧОП (частном охранном предприятии). Его жену Мишель, мать троих детей, дважды пытались убить черные бандиты.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Дирк жарит на гриле огромные куски мяса.

— Второй раз было гораздо хуже, — вспоминает Дирк, переворачивая подрумянившуюся говядину. – Мишель вышла во двор, чтобы повесить сушиться выстиранное белье. К счастью, я ей позвонил в тот момент, а потом услышал в трубке ее страшный крик. Она вбежала в дом, бросила на пол телефон и зашвырнула его ногой под шкаф. Так я учил ее, чтобы слышать, что происходит. Я был в бешенстве и отчаянии. Слишком далеко. Я закричал по рации: «Кто-нибудь, кто рядом с моим домом! Быстрее! Мою жену убивают!» Мой коллега оказался в трех минутах езды. Он ворвался в дом, когда уже казалось, что все кончено. Руки Мишель были связаны, пластиковый пакет на голове. Лицо синее, рот широко раскрыт и прилип к пакету. Она не сразу начала дышать. В пакете мозг умирает за семь минут. Это страшная смерть.

Южно-Африканская Разруха: как угробили некогда cамую процветающую страну на черном континенте

ЖИЗНЬ ЗА РЕШЕТКОЙ.

Стол ломится от мяса, и я смотрю, как двухлетняя Минка храбро жует кусок говядины.

— А ей это не вредно? — с удивлением спрашиваю я.

— Дети буров (африканеров) начинают есть мясо, как только прорезываются первые зубы, — смеется Дирк. – Попробуй паб. (Это кукурузная безвкусная каша, которую поливают острыми соусами. — Авт.)

Типичная еда буров, вяленое и сушеное мясо (говядина и свинина). Раньше буры брали ее с собой на войну. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Типичная еда буров, вяленое и сушеное мясо (говядина и свинина). Раньше буры брали ее с собой на войну.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Дети ведут себя безупречно. У буров – железная дисциплина. Они не признают европейские методы воспитания. «Что это значит: нельзя наказать ребенка за провинность? Глупости. Можно и по попе шлепнуть, и лишить сладкого. Как их научить быть взрослыми людьми? Мы – люди традиционные и богобоязненные. Жены обычно занимаются домом и детьми (обычно, в семье три-четыре ребенка), мужчины зарабатывают на жизнь и выполняют мужскую работу. Мы не слишком любим проявлять свои чувства на людях, но семья для нас – ВСЕ. Абсолютно ВСЕ».

Дети буров начинают есть мясо, как только прорезываются первые зубы. На местном рынке сексуальная свинья заманивает покупателей: "Я знаю, что ты меня хочешь" Фото: Дарья АСЛАМОВА

Дети буров начинают есть мясо, как только прорезываются первые зубы. На местном рынке сексуальная свинья заманивает покупателей: «Я знаю, что ты меня хочешь»Фото: Дарья АСЛАМОВА

У Дирка кликает телефон. «А вот и новости, — с кривой улыбкой говорит он. – С белой фермы черными гангстерами похищена старая леди. Зачем? Непонятно. Ей изуродовали лицо. Как обычно, пакет на голову. Выкинули на дорогу, решив, что она умерла. Но она чудом выжила. Ее вертолетом доставили в больницу». Дирк показывает фотографию старушки, и мне становится дурно.

— А ты не считаешь это исторической местью за апартеид?

Дирк пожимает плечами.

— Мне было всего шесть лет, когда апартеид закончился. А мои дети…В чем они виноваты? Прошло почти 25 лет. Молодые черные гангстеры вообще не видели апартеида. Они – хозяева страны. Я коплю деньги для того, чтобы вывезти всех отсюда. Но нас шесть человек, включая старую мать. И все живут на мою зарплату охранника. Одни билеты обойдутся в несколько тысяч долларов.

— Почему в твоем доме нет свирепых собак бурбулей? Раньше это было популярно в Африке, — спрашиваю я.

– Бессмысленно, — объясняет Дирк. – Собакам бросают через забор отравленные котлеты. Сейчас белые держат в глубине двора маленьких джек-рассел терьеров. Они отличные охотники, храбрые, скандальные, и немедленно поднимают шум.

Поздно ночью Дирк провожает меня до моей крохотной гостиницы, внимательно обшаривая глазами окрестности. Я кутаюсь от холода в теплую кофту Мишель. Воет ветер, в Африке зима. Песчаная буря сбивает с ног.

— Что это, Дирк? — спрашиваю я, указывая дрожащим пальцем на веселые огни в лесу.

— Это лагерь черных сквоттеров. (Сквоттер – человек, захватывающий нелегально земли или помещения. — Авт.). Они веселятся, сегодня суббота. Покупают дешевый алкоголь, танцуют.

— Но они могут прийти сюда?!

— Конечно, могут. Когда-нибудь. Вот почему я хочу увезти семью.

Внезапно меня охватывает слабость.

— Дирк, я больше не могу! Я не сплю три ночи! Ни транквилизаторы, ни алкоголь, — ничто не помогает. Нельзя выйти в магазин, который находится в трехстах метрах от дома. Нужно ехать на машине. Но сколько белых было застрелено за рулем. Сначала стреляют, а потом ищут деньги. У девочек в ЮАР больше шансов быть изнасилованными, чем научиться читать. С января атакованы 288 белых ферм, 48 человек убиты на глазах у детей. В большинстве случает ничего не украдено. Это преступления ненависти. Вот сегодняшняя новость: в Бергвиле вооруженной бандой ограблен супермаркет. Трое взрослых скончались от ран, а десятилетнего ребенка расстреляли в упор. Что им сделал ребенок?! И это будни! В прошлом году в ЮАР убито 20 тысяч человек, черных и белых. Каждый день я слушаю рассказы вдов с каменными лицами, вдовцов, срывающихся на крик, осиротевших детей. Мой цвет кожи – это уже повод к атаке.

— Ну, хватит истерики! Ты была на войне.

— Но на войне есть линия фронта! А это необъявленная война.

— Иди и закрой железную решетку в доме. Ты ее никогда не закрываешь и подставляешь не только себя, но и других.

Дарья Асламова у памятника Нельсону Манделе. Йоханнесбург. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Дарья Асламова у памятника Нельсону Манделе. Йоханнесбург.Фото: Дарья АСЛАМОВА

В панике я осматриваю свой уютный дом. Решетка есть даже в туалете. Принюхиваясь, как кошка, я обхожу все углы и задергиваю шторы. Потом, как ребенок, забираюсь под одеяло и накрываюсь с головой. В тяжелом сне я вижу, как мне на голову натягивают пластиковый пакет, и просыпаюсь от собственного крика. Во дворе надрываются от лая собаки. Три часа ночи. Кто-то вошел во двор? От страха я не способна пошевелиться. В доме только трое черных служанок и белая хозяйка, железная леди Сью, старая красавица. (Никогда не видела, чтобы женщина старела так красиво.) У нее невозмутимые аристократические манеры, и я уверена, что приставь ей нож к горлу, она лишь рассмеется в лицо палачу. Нет, я не могу ей звонить. Это унизительно. Я ведь тоже белая леди. Надо держать марку. Позвонить Дирку и разбудить всю семью? Стыдно. И вдруг я понимаю, что цвет кожи ко многому обязывает. Вы скажете, это расизм? Нет. Это принадлежность к христианской цивилизации. «Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы, летящия во дни, от вещи во тьме преходящи…» В холодном поту я забываюсь сном, а в шесть утра меня будят дикие птицы.

ХОРОНИ С ДОСТОИНСТВОМ

«Элитная похоронная группа» в Претории. Такие в Африке на каждом углу. Похороны здесь – самый главный момент в жизни человека, а вовсе не рождение. Ради похорон целые семьи разоряются, берут кредиты. В Африке предание родного человека земле называют «празднованием его жизни».

Роскошный офис, обилие цветов, дорогая мебель и благоговейная тишина. Меня встречает очень высокая, стройная женщина с ярко-голубыми глазами и лучезарной улыбкой ангела. Мариандра Хеунис. Настоящая красавица. «Простите, что задержалась. Сегодня мы хоронили ребенка, а это всегда трудно психологически».

Я прошу ее рассказать о том, что случилось с ее семьей два года назад.

— Мы жили тогда на маленькой арендованной ферме: я, муж и трое дочек, — говорит Мариандра ровным голосом. – В ту ночь мы смотрели телевизор наверху в гостиной вместе с шестилетней дочкой и уснули прямо на диване. Я проснулась от звука взведенного курка и первое, что увидела: направленный на меня пистолет. Двое черных мужчин лет тридцати. Я закричала, проснулись муж и дочь. Мой муж сказал: мы не держим в доме денег, можете взять, что хотите. И тут один из них сказал: мы пришли убивать. Его напарник выстрелил в моего мужа пять раз. Я лежала в луже его крови. Моя шестилетняя дочка закричала. Она заметалась по комнате, и бандиты начали в нее стрелять. К счастью, промахнулись.

Мариандра, вдова убитого фермера. Она проснулась ночью в луже крови (в ее мужа черные бандиты всадили пять пуль). Мариандра была на восьмом месяце беременности, и в доме находились три ее дочери. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Мариандра, вдова убитого фермера. Она проснулась ночью в луже крови (в ее мужа черные бандиты всадили пять пуль). Мариандра была на восьмом месяце беременности, и в доме находились три ее дочери.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Потом они рывком подняли меня на ноги, приставили пистолет к моей голове и сказали, что я должна пойти вместе с ними. Я знала, что если меня стащат вниз, то сначала изнасилуют, а потом все равно убьют. А внизу две дочки. Четырехлетняя проснулась, спряталась под одеяло. Я отчаянно боролась, насколько это возможно для женщины на восьмом месяце беременности. Моя шестилетняя дочка вынесла свою свинью-копилку и сказала: возьмите, там деньги, только уходите. Мой муж кашлял кровью и все время шептал: «Пожалуйста! Уходите!» Они выстрелили ему в голову, и он замолчал навсегда. Я не знала, кого спасать: ребенка внутри себя или моих детей. Я лишь твердила: вы уже сделали все, что могли. Не убивайте. Они посовещались между собой, потом взяли наши мобильные телефоны и ушли, не торопясь. Я осмотрела мужа. Он уже не дышал. Схватила дочек, посадила в машину, велела им лечь на пол и доехала до ближайшей полицейской станции. Через пять дней после похорон мужа я родила сына.

Мариандра создала этот коллаж из фотографий ее любимых людей. Ее друзья считают, что ей страшно повезло, что ни она, ни ее малолетние дочери не были изнасилованы в ту ночь и остались в живых. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Мариандра создала этот коллаж из фотографий ее любимых людей. Ее друзья считают, что ей страшно повезло, что ни она, ни ее малолетние дочери не были изнасилованы в ту ночь и остались в живых.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Мы больше никогда не вернулись в этот дом и переехали в Преторию. Друзья и соседи забрали наши вещи. Муж не оставил никакой страховки, и мне пришлось начинать с нуля с четырьмя детьми. Моя подруга предложила мне работу.

— Господи! Как после всего, что случилось, вы можете работать в похоронной конторе?!

— Я считаю это моим призванием, — с гордостью говорит Мариандра. – Если хотите, привилегией. Только люди, много пережившие, могут помочь другим в их горе. Я делаю это для моего покойного мужа. Все говорят, что нам повезло. Я и мои дети остались в живых. Но иногда я думаю, может, было бы лучше, если бы мы разом ушли в одну ночь. Моя уже восьмилетняя дочь Мика постоянно живет на антидепрессантах. Она тяжело больна. У нее посттравматический синдром и панические атаки. Она помнит каждую деталь той ночи, то, чего даже я не помню. Я решила начать свою миссию и создала организацию женщин-вдов. Тысячи белых женщин стали жертвами изнасилований и видели, как убивали их мужей. Но они молчат из страха.

(Я уже слышала от других жертв, как сначала связывают мать, а потом насилуют на ее глазах дочь, а потом дочь наблюдает ту же казнь над своей матерью. В ЮАР, в стране с самым высоким уровнем СПИДа в мире, среди черных существует дикое поверье: если изнасиловать белого ребенка, можно излечиться от болезни. — Авт.)

— Мир абсолютно равнодушен к нам. Так называемая международная общественность считает, что геноцида против белых не существует, что мы платим за апартеид. Я стала голосом женщин-жертв. Мы открыли фонд, чтобы помочь этим женщинам встать на ноги после потери кормильца. Ведь у нас традиционные большие семьи. Женщины заняты детьми и, обычно, не имеют профессии. Всем миром мы собираем деньги, чтобы спасти вдов.

Одно я знаю точно: надо уезжать. Я не хочу, чтобы мои дети стали следующими жертвами. Но куда мне ехать? В Австралию? В Швецию? В Америку? Какая страна нас приютит?

СПРАВКА «КП»

Кто такие буры?

В 1652 году в Южной Африке высадился голландец Ян ван Рибек на мысе Штормов (позже мыс Доброй Надежды, а ныне Кейптаун) и основал Капскую колонию. Это были храбрые голландские колонисты, к которым со временем присоединились французские гугеноты-аристократы, бежавшие от преследований (недаром у многих буров аристократические французские фамилии, к которым они, кстати, относятся с полным пренебрежением – мы, мол, гордые крестьяне) и немецкие протестанты. Они сначала не поладили с местными бушменами (древнейшее в Африке племя с красноватой кожей и монголоидными чертами), воевали, покорили их, но после ужились. Было множество смешанных браков, откуда собственно пошли современные цветные, проживающие в Кейптауне. И прав у них в современной ЮАР куда меньше, чем у черных.

Буры активно завозили черных рабов, вели процветающее сельское хозяйство и вообще на жизнь не жаловались, хотя их часто обвиняли в невежестве. Как истинные протестанты, главной книгой они считали Ветхий Завет и твердо верили, что Южная Африка – это земля обетованная, которую Бог им даровал, как евреям Израиль. Кстати, я видела маленькие городки с названиями Бетлехем (Вифлеем), Хевроин (Хеврон) и прочее.

Атака зулусов на кавалерийский отряд буров, картина 1901 года. Фото: EAST NEWS

Атака зулусов на кавалерийский отряд буров, картина 1901 года.Фото: EAST NEWS

В начале XIX века англичане захватили Капскую колонию, к чему буры поначалу отнеслись спокойно. Потом англичане начали активно выносить им мозг по поводу рабства (вспомните янки и конфедератов во время гражданской войны в Америке). Бурам все это быстро надоело, и они предприняли Великий Поход в глубь Африки (Великий Трек на их языке) в поисках свободных земель и основали две республики: Трансвааль и Оранжевое свободное государство (кстати, земля там, действительно, ярко-оранжевого цвета). Но тут бурам крупно не повезло: на их землях нашли крупнейшее в мире месторождение алмазов. Англия аннексировала территорию, началась первая англо-бурская война (1880-1881 годы), которую англичане с треском проиграли.

Потом бурам снова не повезло. В Трансваале обнаружили крупнейшие месторождения золота. В страну хлынул поток иностранцев, в основном, британцев, которые взяли в свои руки золотодобычу. Буры в их дела не вмешивались, по-прежнему жили на своих фермах, но обложили иностранцев налогом. Британцам вскоре все это надоело. Зачем платить налоги, когда просто можно все прибрать к своим рукам? В 1899 году началась вторая англо-бурская война, закончившаяся победой Великобритании в 1901 году. На стороне буров воевало множество ирландских, французских, голландских, немецких, финских и русских добровольцев. Военный журналист Евгений Максимов дослужился, к примеру, до звания генерала. Осталась даже песня «Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне». С побежденными бурами англичане расправились с крайней жестокостью, загнав в концлагеря (первые в истории) 200 тысяч человек. Около 30 тысяч женщин и детей умерли от голода и болезней.

Буры во времена второй англо-бурской войны. ФОТО Wikipedia

Буры во времена второй англо-бурской войны. ФОТО Wikipedia

На этом героическая история буров заканчивается, и наступает время позора. В 1948 году с приходом к власти Национальной партии началась эпоха апартеида, официальная политика расовой сегрегации. Была создана «Южная Африка для белых», тогда как черное население было практически лишено всех гражданских прав и загнано в резервации – бантустаны.

В 1994 году чернокожие победили, и их лидер Нельсон Мандела, отсидевший в тюрьме 27 лет, объявил о создании «Республики Радуги». Пока власти твердили о мультикультурности и всеобщем братстве, в ЮАР началась настоящая резня белых фермеров.

(Продолжение следует.)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Южноафриканские фермеры бегут в Россию от черного апартеида

Я не могу видеть, как плачут мужчины. Особенно, сильные и большие мужчины. Такие, как Фрек ван Копенхэйген. Таких называют – «сам себя сделал». Родители не оставили ему ничего, и он с нуля создал фабрику моющих средств и построил роскошный дом. У Фрека грубые, рубленые черты лица и огромные руки. Кажется, ничто не может вывести его из равновесия. Зная, в какой стране он живет, он не стал полагаться на судьбу. И фабрика, и дом полностью контролируются камерами наблюдения. В доме есть оружие и «красная кнопка опасности» (по ней сразу можно вызвать частное охранное предприятие – ЧОП). Во дворе живут свирепые собаки. Вернее, жили…

В ту ночь два года назад Фреку, как здесь выражаются, «повезло». К дочке и сыну приехали друзья и увезли их на вечеринку. (подробности)

www.kp.ru

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)

После падения апартеида ЮАР погрузилась на такое дно демократии, что простым перечислением фактов в стиле «до и после» можно смутить обывателя, который начнёт нервно ёрзать и что-то невнятно бубнить про идеализацию прежнего режима и слишком тёмные тона для нынешнего состояния страны. И это закономерно: уж просто фантастически выглядит контраст между старой ЮАР и современной. С одной стороны, жёстко режимная страна с развитым ВПК, развивающимся автопромом, самолётостроением, атомной промышленностью, фармацевтикой и инфраструктурой. С другой стороны – современная демократия, бьющая рекорды по количеству убийств, ограблений, изнасилований, ВИЧ-инфицированных и закрывающихся предприятий несырьевого сектора. Все ядерные и космические программы, в которых худо-бедно теплилась жизнь, сейчас практически умерли.

Итак, взглянем на беспристрастную статистику. Уровень безработицы в ЮАР на 2017 год – свыше 26%, т.е. около 6 млн. взрослых людей Южной Африки полностью предоставлены самим себе. 15% граждан страны заражены ВИЧ, а это, на минуточку, опять-таки свыше 6 млн. человек. Кроме того, чернокожий министр здравоохранения республики Аарон Мотсоледи, который в самом деле пытается что-то исправить, но натыкается на партийные и племенные распри, открыто заявил, что 28% южноафриканских школьниц заражены ВИЧ. Министр пришёл к выводу, что это является последствием секса несовершеннолетних учениц с взрослыми и пожилыми мужчинами. Видимо, расцвет демократии достиг таких высот, что почти треть школьниц (в том числе в возрасте от 10 до 14 лет) отдаются здоровенным дядькам за материальное подспорье.



Центральные улицы Йоханнесбурга

Как ЮАР будет выползать из этой ВИЧ-ямы, понять трудно, так как политическая власть принадлежит в основном малограмотным гражданам с племенной психологией, которые специалистов и слушать не хотят. Зато на них активное влияние оказывают ТНК, как сотню лет назад. К примеру, преемник Манделы президент Табо Мбеки, по совместительству лидер АНК до 2007 года, вообще отрицал вирусную природу СПИДа и противодействовал любым современным и эффективным мерам противодействия эпидемии, нечего, мол, деньги на глупость тратить.

Также ЮАР уже практически традиционно возглавляет рейтинг по количеству изнасилований в год. Цифры, похожие на данные фантастического фильма ужасов, говорят о том, что в год в стране победившей демократии насилуют в среднем до 500 тысяч человек, вне зависимости от пола и возраста. При этом в 41% случаев жертвами сексуального насилия становятся дети. Более того, освобождённые от гнета апартеида «бедняжки» оказались в образовательном плане настолько дремучими, что, несмотря на 24 года «демократии» и «общедоступного» просвещения, до сих пор верят, что СПИД легко лечится сексом с девственницей. За эти годы в девственницах настал жуткий дефицит, а потому 15% изнасилованных – это дети до 11 лет.

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)

Ситуация со статистикой умышленных убийств не менее «прогрессивная». За прошлый год по разным данным было убито около 20 тыс. человек, это означает, что ежедневно насильственно на тот свет отправлялось свыше полусотни душ. И это только официальная статистика, которая на фоне постоянных рапортов об улучшении ситуации со стороны властей, доверия не внушает. При этом преступность ЮАР имеет мало общего с известными нам ОПГ, «крышеванием» и прочими атрибутами «чёрного бизнеса». Убийство ради модного гаджета далеко не редкость, а география безопасных зон стремительно снижается. Всего лишь два месяца назад в Претории, в которой, в отличие от абсолютно «почерневшего» Йоханнесбурга, ещё живут белые, средь бела дня убили двух египетских бизнесменов.

На практике демократизация после падения апартеида обернулась настоящей экспансией в племенном духе. В города хлынули безграмотные толпы жителей бантустанов, которые вовсе не желали какой-либо социализации. «Освобождённые» граждане просто захватывали пустующие квартиры, медленно выдавливая всех жителей из здания. Целые кондоминиумы пали под напором агрессивных масс, словно древние крепости. Владельцы зданий отключили захватчикам электричество и водоснабжение. Но это граждан не смутило от слова совсем. Более того, под естественные человеческие нужды захватчики приспособили всё возможное – от окон до лифтовых шахт.

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)
Жилищный комплекс Ponte City

Печальным символом тысяч подобных «приватизаций» стал жилищный комплекс Ponte City, третий по высоте небоскрёб в Африке. Построенный по оригинальному проекту в виде колодца, Ponte City был фешенебельным зданием с прекрасным видом из окна. Во время сноса апартеида комплекс захватили и по старой доброй традиции внутренний дворик колодца загадили до пятого этажа (!). 20 лет потребовалось властям, чтобы выгнать из небоскрёба-символа Йоханнесбурга оравы банд и просто пришлых отморозков. Но элитным это жильё уже не станет никогда. За время нахождения в руках «пострадавших» от апартеида небоскрёб периодически пользовался славой «башни самоубийц».

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)
Совсем недавно так выглядел внутренний двор жилищного комплекса Ponte City

Сейчас здание является жилым. Но белых тут уже практически не осталось. Теперь оборону держат чернокожие южноафриканцы от своих же чёрных собратьев за пределами башни. Район остаётся крайне криминогенным, но сама башня закрыта ото всех, что в условиях ЮАР уже большой комфорт.

Белое население спасалось от всех радостей свободы и братства двумя путями. Одни уезжали из страны — на данный момент свыше 1 миллиона человек, т.е. уехал каждый четвёртый белый. Это те, кто имел средства и родственников в Старом Свете. Более же упрямые товарищи строили мини-крепости и рубежи обороны в относительно безопасных кварталах или вовсе за городом. Поэтому повсеместно натянутая по периметру заборов и зданий проволока, хоть и не колючая, но шарахнуть электричеством может от души.


И не дай вам Бог спутать это с «неправильной сушилкой»

При этом статистику убитых африканеров официальные власти либо не ведут, либо всячески замалчивают. По различным данным, со времён краха апартеида убито около 100 и более тысяч белых южноафриканцев, и это без подсчёта так называемых «цветных», которых чернокожие считали пособниками белых и которые попали под «молотки» едва ли не первыми. Схема нападения практически одинакова – в дом врывается толпа изуверов, убивают мужчин, по пещерной безграмотности хватают всё, что плохо лежит, и, конечно, насилуют женщин. Если после этого жертвам насилия удаётся выжить, хотя шанс ничтожен, то эта жизнь будет короткой ввиду тотальной эпидемии СПИДа.

Порой ватага отморозков прихватывает с собой пару «сувениров» в виде частей тела своих жертв. Так, школьницу Анику Смит ворвавшиеся в дом чернокожие бандиты застали в одиночестве. Её массово изнасиловали, а напоследок отрезали предплечья для каких-то шаманских ритуалов. Убийства носят расистский характер — в этом нет никаких сомнений. Один из чёрных садистов, вырезавший поголовно целую семью, включая едва родившегося ребёнка, гордо признался: «Я убил их, потому что они были белыми».

Не стоит забывать и бесконечные нападения на буров-фермеров, расходящиеся волнами после политического призыва ныне правящей партии АНК: «Убей бура, убей фермера». Уже убито свыше 5 тысяч фермеров и членов их семей. И статистика отнюдь не снижается, в лучшем случае она «плавает» от плюс 20 до минус 20 убитых за год. Однако надеяться на перемены глупо. Власти слепы и глухи до обидчивости. Когда австралийский министр внутренних дел Питер Даттон после введения закона об экспроприации земель африканеров объявил, что их страна готова принять преследуемых белых фермеров, нынешний президент ЮАР Сирил Рамафоса забился в падучей. Рамафоса возмутился: как могли законно «демократически» избранное правительство обвинить в нарушении прав? Венцом этого театра стало утверждение Сирила, что ЮАР остаются «единой нацией».

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)
Африканерская певица Sunette Bridges

И это на внешнем контуре, что уж говорить о внутреннем. Если инакомыслящих не уничтожают физически, то шельмуют в прессе и стараются затаскать по судам. К примеру, белую южноафриканскую певицу Sunette Bridges, которая является активистом движения за самоопределение африканеров, регулярно тащат в суд или требуют извинений за наличие собственного мнения. Созданный ею сайт, который вёл подсчёт убитых от рук чернокожих бандитов африканеров, вдруг прекратил работу. Наверное, чистая случайность.

Ещё сильнее пытаются замолчать введённые дискриминационные программы против белых, такие как Black Empowerment Economy, которая предусматривает неоспоримые привилегии для чёрных при приёме на работу. На практике это привело к увольнению белых и приёму безграмотных, но зато чёрных работников. На улице оказались тысячи квалифицированных африканеров, которые как честные рабочие не успели скопить денег для эвакуации из страны. Именно они пополнили современные мини-бантустаны, а попросту гетто для нищих белых. И никаких перспектив и «программ реабилитации» не предвидится даже в принципе. Кстати, в данных гетто чернокожим власти селиться запрещают.

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)
Резервации для белых

Утечка мозгов и уничтожение сельского хозяйства ввиду того, что «отжатые» у убитых или сбежавших фермеров земли приходят в запустение (ну не хотят «борцуны» работать, да и не умеют), всё более увеличивает исключительность только сырьевого потенциала страны, на радость транснациональным компаниям. Сама же ЮАР, некогда вполне обеспечивающая себя продуктами питания, сейчас достигла пика импорта продуктов с 70-х годов. Т.е. угроза голода, способного и без того разорванное государство превратить в Сомали, вполне реальна.

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)

Однако есть ли возможность вменяемой и африканерской Южной Африки? Слабая, но есть. Это Фолькстат, т.е. белая автономия с перспективой независимости, основанная на конституционном праве африканских народов на самоопределение. Именно поэтому «чёрные» власти всячески стараются приравнять белых к колонизаторам, хотя сами как народ банту не являются ни автохтонным, ни коренным для Южной Африки. Основой для Фолькстата становятся такие коммуны, как Орания. Жители этого городка выкупили землю, приняли круговую оборону и худо-бедно держатся не первый год.

Также стоит учесть, что многие буры, как и многие африканеры, продолжают надеяться и держать порох сухим. Так, правые и консервативные движения ЮАР уже давно обучают молодёжь в летних загородных лагерях самообороне, методам ведения войны и родному языку. И как бы СМИ ни старались нацепить на них клише расистов, что немудрено, учитывая признаки прямой и непрямой цензуры, в такие «летние школы» поступают всё больше «учеников». Это ли не расслоение? Или это «единая нация»?

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)
Фото из одного «летнего лагеря» ярко иллюстрирует картину единства страны

Один из лидеров африканеров, писатель и публицист Дан Роодт, в прошлом ярый противник прежнего режима, по сути, напрямую говорит о геноциде белых южноафриканцев, а ситуацию описывает следующим образом: «Расизм лишь усугубился после падения апартеида». Он же считает, что россияне, помогавшие бурам более ста лет назад, способны на это и сейчас, т.к. Россия и африканеры ЮАР на международной арене одинаково игнорируемы и их многое роднит. Буры и сейчас готовы провести выборы и выдвинуть собственных лидеров при известной степени поддержки, при этом новая бурская республика во всех планах располагается на территории нынешней ЮАР таким образом, что имеет выход к океану. Может, это единственный способ остановить насилие?

С одной стороны, что мы там забыли? Нужно быть прагматиками, верно? А с другой стороны, ЮАР состоит в БРИКС, но внутри страны властвуют ТНК не нашей державы. Стоило президенту Зуме (ещё тому вождю) начать сотрудничество с Россией по строительству АЭС и совместной космической программе, как этот лидер вылетел из президентского кресла впереди собственного визга. При этом крайне оживилась западная пресса. К примеру, ранее толерантно помалкивающая радиостанция «Свобода» ощетинилась всеми гранями ненависти к Зуме – от многоженства до коррупции. А позже и вовсе нарекла его другом Путина. Конечно, это совершеннейшая случайность, да? Кстати, все проекты легли под сукно – это в лучшем случае.

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)
Президент Сирил Рамафоса

Восседающий в этом кресле ныне кавалер ордена Баобаба (не шучу) Сирил Рамафоса, мало того что имеет собственные бизнес-интересы, ради которых во время забастовки рабочих он отправил на тот свет 34 чернокожих пролетариев в Марикане, так ещё и находится под угрозой импичмента. Политическая нестабильность президентов, напоминающих племенных вождей, пляшущих под чужую дудку, ставит под большое сомнение успешное сотрудничество в новых рамках.

А вот ставка на законное право самоопределения африканеров в рамках новой республики даёт шикарное пространство для манёвра при грамотной работе. Ведь у нас всегда кричат о глобальных интересах и необходимости играть на опережение, правда, эти же люди любят покричать и о том, что мы «там» забыли. Известная степень доверия ввиду безвыходности ситуации со стороны лидеров африканеров, преференции для отечественных компаний и со стороны новой республики и со стороны ЮАР, если вовремя занять позицию рефери и т.д. и т.п. Но такие тонкости обычно тонут либо в близорукости, либо в доктринерстве, увы…

topwar.ru

Филиал ада на земле- ЮАР. История ЮАР. Часть одинадцатая.: picturehistory — LiveJournal

Джейкоб Зума с рук кормит своих жен.

Вот уже который год Южно-Африканской Республикой руководит черный президент зулус  Джейкоб Зума. В апреле ему должно стукнуть 75 лет, но он энергичен, как молодой. У дедушки восемь жен, пять из которых — официальные! Только на содержание президентского гарема из казны государства тратится ежегодно $2 миллиона. Знали бы героические буры, потомки голландских, французских и немецких колонистов в Южной Африке, как будут тратиться богатства страны, за будущее которой они сражались…
После парламентских выборов 2014 года, на которых АНК получил 249 мест, 21 мая Джейкоб Зума был переизбран на второй президентский срок без голосования из-за отсутствия других кандидатов. Попробовал бы кто выставить свою кандидатуру познакомился бы с зулускими … уже не копьями, а пулями…

После ликвидации апартеида чернокожее население страны получило доступ в ранее закрытые для него районы и, естественно, тут же предоставленной возможностью воспользовалось.


На фото старые негритянские районы построеные для черных работников алмазным наследником Родса — Опенгеймером.( Сейчас здесь живут богатые черные, если сюда по глупости забредет преступник, то его убивают, а труп отдают полиции.)
Белые, не стали дожидаться новых хозяев государства. Те из них, кто еще продолжал жить в центральной части Йоханнесбурга, «внутреннем городе», бросили свои квартиры. На их место тут же вселились новые жильцы с другим цветом кожи. Это были отбросы черного общества. Вообщем классический пример «бегства белых», но при этом отличающийся от аналогичной ситуации в Детройте. Если в «Городе моторов» ведущую роль играло депрессивное состояние главной отрасли городской экономики — автомобильной, то в «Городе золота» в основе лежали в первую очередь политические процессы. Впрочем, независимо от первопричин результат получился одним и тем же. Оба мегаполиса из «белых» стали «черными». Негры самовольно занимая оставленное белыми жилье отказывались за него платить. Немедленным итогом этого была стремительная деградация жилого фонда города. Арендодатели прекращали обслуживать свою собственность, отключали там воду, канализацию, электричество. «Маленький Нью-Йорк» превращался в «Маленький Гарлем».

Вот пример самого знаменитого здания ЮАР…Опустевшую высотку захватили негритянские банды, превратив элитный небоскреб в рассадник преступности, наркомании и СПИДа. Дно атриума выступило в роли свалки высотой в пять этажей…

Большой бизнес, штаб-квартиры крупнейших южноафриканских компаний, конечно, из Йоханнесбурга никуда не делись, город по-прежнему остается деловой столицей страны. Они лишь переехали поближе к сотрудникам. В северных пригородах, в районе Сэндтон, появилося новое прекрасно защищенное поселение, конечно не такое внушительное, как созданный в 1950-70-е годы «Центральный деловой район», но зато куда более безопасное. Город фактически по-прежнему остался разделен, только белое и черное здесь поменялись местами…

К моменту отмены апартеида  полиция на 64% состояла из негров. Главной проблемой был командный состав. Только к середине  2000-х властям удалось добиться 50% чернокожих на руководящих постах. Само по себе это не было проблемой (чёрный средний класс до сих пор вполне лоялен к белым, а именно из него набирали и набирают чёрных офицеров). Проблемой стало чисто политическое решение — наводнить органы правопорядка выходцами из АНК, у которой имелись свои специалисты по силовым вопросам. Поток террористов из Национального Конгресса (АНК) разъел полицию изнутри гораздо быстрее, чем любая позитивная дискриминация.
Полномочия полиции урезали после 1994 года — теперь слишком активное применение силы не поощрялось. В какой-нибудь Норвегии такая мера выглядит уместно — но речь ведь идёт о стране черного внутриплеменного рабства, кровной мести, людоедстве, вудуизме, и других, не менее прекрасных древних обычаев. Криминогенная обстановка резко ухудшилась, смертность среди полицейских выросла, 200-300 убитых полицейских для современной ЮАР это нормально, хотя это самый высокий показатель в мире, огромный даже по африканским меркам.
Подлили масла в огонь и лихие реформы Манделы, после значительных послаблений в законодательстве о частных охранных услугах этот рынок раздулся до неприличия и забрал у полиции лучших сотрудников… Сегодня в ЮАР 190 тысяч полицейских и почти миллионная армия охранников.
А между тем продолжается запредельный рост уровня преступности в сочетании с дикой нищетой. После победы демократии с 1994 по1998 было зарегистрировано 2000 атак, в которых погибли 550 белых фермеров. Причём АНК выглядит  травоядной организацией в сравнении с другими чёрными движениями вроде «Панафриканского конгресса Азании», лидеры которого до 1994-го вообще выступали с лозунгами вроде «Один фермер — одна пуля» и требовали немедленного отъёма земли у буров без какой-либо  компенсации. А американская организация «Черные Пантеры» посылала своих бойцов обучать местных, как лучше убивать белых.
На сегодняшний день после прихода в страну демократии в стране 200 тысяч убитых … Взлёт чёрного расизма, вполне поощряемого правительством. Провал собственной социальной политики власти предпочитают сваливать на буров. К 2011 году число убитых белых фермеров выросло до 3037. Жизнь в ЮАР стала для белых экстремальным спортом: опасность ограблений, избиений, изнасилований и  просто насильственной смерти выросла многократно.
С другой стороны,  часть белых  могут позволить себе изоляцию от окружающего ужаса. Создаются укрепленные лагеря защищенные по последнему слову науки и техники, высокие стены, колючая проволка под напряжением, датчики движения, пулеметные вышки, там  живут богатые белые в своих осажденных крепостях.
Вот вам благостный образец выживания белых в этой стране: «На дорожном знаке, указывающем на въезд в Оранию, надпись: «Частная собственность. Вход чёрным воспрещён!» Так встречают приезжих в маленьком городке в сердце Южно-Африканской Республики. Население Орании – около 700 человек. Чтобы иметь право здесь поселиться, нужно как минимум быть представителем белой расы.
«Ещё во времена апартеида я понял, что хрупкая гармония не может продолжаться долго, – говорит мэр города Карел Босхофф. – Чёрные рано или поздно возьмут власть, и мы, белое меньшинство, останемся совсем бесправными».
«Нам не нравится то, что происходит в ЮАР с 1994 года . Мы считаем, что смешение людей в Южной Африке было ошибкой и стало причиной конфликтов, – говорит вице-мэр Орании Принслу Потжетьер. – Поэтому мы решили жить по-своему».Босхофф, зять бывшего южноафриканского премьер-министра Хендрика Фервурда, вместе с 11 семьями основали Оранию в 1990 году. Переселенцы приобрели небольшой городок и прилегающую к нему территорию и с тех пор строят здесь белое южноафриканское будущее. По словам местных жителей, главная цель создания добровольной резервации – сохранение языка и культурного наследия африканеров, потомков колонистов голландского, французского и немецкого происхождения. Около 20 лет назад они составляли 60% белого населения ЮАР. Остальные 40% приходились на долю англоафриканцев, большая часть которых после прихода к власти чёрных покинула страну. Однако африканеры считают республику своей родиной и уезжать из страны не намерены, да и некуда бежать.
Орания живёт благодаря сельскому хозяйству. Во избежание проблем с властями жители основали частную компанию, в которой все и работают. На территории городка ходят свои деньги – оры.
«По части свобод для африканеров здесь намного проще, к тому же безопасно, если говорить об уровне преступности по стране», – рассказывает Фокусу Джон Страйдом, живущий в Орании уже 14 лет.
Труд чёрных поселенцы не используют принципиально, чтобы не давать им политические права. Это, по мнению Босхоффа, повергло бы город в такой же хаос, в котором ЮАР живёт последние полтора десятка лет.»
Обычно в ЮАР происходит 50 убийств в день — больше чем в Мексике, где бушует бесконечная нарковойна. Южная Африка — мировая столица изнасилований (по оценкам экспертов, до 500 тысяч случаев в год)! Конечно, большинство жертв — чёрные, но белые женщины тоже в группе риска: местные свято верят, что секс с белой излечивает от СПИДа, а минимум 30%  черных больны…
Новый  черный режим эксплуатирует негров не хуже старого: в 2012-м полиция демократично убила 44-х шахтёров на демонстрации за повышение заработной платы, разумеется, без всяких санкций и возмущения со стороны мирового сообщества. Апартеида-то больше нет, а шахта вообще принадлежит британской Lonmin…
С 1996-го по 2011-й количество ферм упало с 60 тыс. до 40 тыс. С 1994-го по 2004-й из страны уехала примерно пятая часть всех белых — огромное количество талантливых и квалифицированных специалистов, которым жизнь в чёрном  «раю» оказалась не по душе. Белые фермеры по-прежнему в группе риска. С 1997-го количество белых фермеров уменьшилось на треть, вооружённые нападения на фермеров совершаются в 4 раза чаще, чем в среднем по стране.
Я несколько раз упоминал АНК- это террористическая черная организация  ныне официально правит в ЮАР. Именно они 16 декабря 1961 года устроили серию взрывов в крупных городах страны. И продолжали убивать белых и черных терроризируя население…Любимое их развлечение делать «ожерелья». Они ловили человека, лучше белого, но сгодится и ренегат- черный. Закапывали его по шею в землю, одевали на шею разрезанную автомобильную шину, добавляли бензин и поджигали… Иногда  жертва медленно жарилась заживо несколько часов…
По численности населения Южно-Африканская Республика находится на 26-м месте в мире, в стране проживает 51,8 млн человек (оценка на июль 2010 года). Численность белых в стране стремительно уменьшается за счёт их эмиграции в Северную Америку, Европу, Австралию и Новую Зеландию в основном, в возрасте до 40 лет. По разным данным сейчас белых осталось 8,8% от населения, а ведь в 40 -ые их доля доходила до 21-25% населения страны! Доля чёрного населения ЮАР растёт за счёт притока чёрных эмигрантов из других стран Африки. Больше10 млн иммигрантов прибыло в ЮАР…
На протяжении последних двух десятилетий численность населения страны почти не меняется из-за высокой заражённости ВИЧ, а также сокращения численности белых. Одна из центральных проблем — массовое распространение ВИЧ-инфекции (в основном, среди чёрного населения), по которому ЮАР занимает первое место в мире.
Впечатления тех кто побывал в ЮАР:
«Очень тяжелое впечатление произвел Йоханнесбург. Крупнейший город ЮАР, некогда деловая столица «сейчас стремительно теряет свой облик лидера в регионе» — цитата из Интернета. Подтверждаю. В центре грязно, противно. Вокруг небоскребы по моде семидесятых. Но серые, давно не ремонтировавшиеся, с облупленными рекламными вывесками. Много где рекламу как содрали бывшие хозяева (белые), так сейчас её или не восстанавливают, или криво подправили голимой краской. И вокруг черные. Битком. Прямо на тротуарах спят, едят, справляют нужду, торгуют, … живут. Но культура — как у себя на родине в деревне. За тыщу км от сюда. Мы из такси в центре Йоханнесбурга так и не решились выйти. И противно. И жутковато. Белых как будто какой химией вытравили, как клопов… извините за прямоту.»
«Садимся. Вокруг самолета начинают суетиться негры в большом количестве, в аэропорту их тоже много. Ну да, Африка же. Без проблем прохожу пограничный и таможенный контроль, получаю багаж — все на месте ! Странно, что ничего не потеряно. Меня встречает Майкл на арендованном «Рено». Дальше нам ехать нужно в Дурбан, что в 700 км на восточном побережье. Прошу его сначала показать мне город. Майкл удивляется «Что там смотреть?» Приходиться объяснять, что я тут в первый раз и мне все интересно. ОН везет меня в самый центр и у меня от этого шок. Вокруг небоскребы, ну это понятно. А вот на земле -сплошная чернота и грязь. Почему? Майкл объясняет, что черные постепенно захватили центр города и превратили его в отстойник, поэтому бизнес-центр города передвинулся в другое место. А вообще-то делать в Йоханнесбурге туристам нечего. Кроме того, местным белым тут тоже жить невозможно из-за уровня преступности. Но все деньги крутятся здесь и в Претории и поэтому многим жить здесь тоже приходиться, оградив дом электрическим забором и колючей проволокой. Но и это не всегда помогает. «
«В очень красивом Дурбане через 3 минуты после остановки в центре города, чтобы запечатлеть себя любимого на фоне мэрии, был ограблен мой коллега. Два несознательных подростка с ножами отобрали дорогую камеру. Черные. Признаюсь, подумалось о некоей пользе апартеида. К уличным хулиганам отношение резко отрицательное, никто из них не делает «Робин Гудов». Попавшихся на наших глазах черных воришек чуть не растерзала толпа таких же «чернокожих братьев». Особенно возмущался пожилой негр – он все время требовал повесить их прямо тут, на городской площади. «Вот из-за таких паршивцев про нас думают плохо! — шумел негр. — Давайте их повесим!» Толпа внимала. Полиция не дала свершиться самосуду, и расстроенный поборник порядка плюнул в одного из воришек. Не попал. Сосредоточился. Опять промах. Он бы и дальше продолжил эти увлекательно-воспитательные плевки, но полиция повела незадачливых грабителей в участок.»
«Я жила в Рандбурге почти 5 лет, это городской район Йоханнесбурга, несколько выше среднего уровня. Жизнь в ЮАР своеобразная, очень дешевая — по сравнению с другими развитыми странами, но в то же время в одной стране присутствует и «первый мир» (западные стандарты) и «третий мир» (беспросветная нищета). Когда это все вместе, то, естественно, смесь взрывоопасная. Черные белых не любят, потому что белые их зажимали в течение многих десятилетий. Белые черных (не все белые, но очень многие) презирают, за то что черные, по их мнению, недалекие и лентяи на работе. Внешне это сразу не заметишь, для этого надо прожить там какое-то время. Почти все белые — расисты (считают, что черные — второй сорт). В настоящее время, черные зажимают белых — вот уже 13 лет, с 1993, когда черные пришли к власти. Белые получают меньше денег, чем черные, работающие на такой же должности — потому что черные были «underpriviledged» (не имели достаточно привилегий) в течение многих лет. Белым тяжелее найти работу — компания должна иметь определенный процент черных работников; если ты — белый мужчина, то еще тяжелее (белая женщина — угнетенная ранее как женщина, предпочтение — угнетенным). В ЮАР также много индусов и «цветных». Все нации в принципе держатся сами по себе — на словах все равны, но есть структура, белые все еще элита — хотя по зарплате их и зажимают. Очень много политики, связанной с расами — даже на уровне обычной, ежедневной жизни. Белые держатся сами по себе, общаются с другими белыми, при таком общении стандарты — как в любой другой западной стране. Дома большие и красивые, почти у всех белых — живущая в доме прислуга. В ЮАР все еще много англичан и людей других национальностей, хотя многие эмигрировали после прихода черных к власти.»..
Африка переселяется в Европу…
Поспешное бегство европейцев из Африки, пресмыкательство перед самыми кровавыми диктаторами современности стали опорой безграничной власти последних. Секу Туре порвал дипломатические отношения с Францией, и Париж 10 лет униженно просил об их восстановлении. Когда же гвинейский тиран «простил» Францию, президент республики Валери Жискар д’Эстен стремглав вылетел в Гвинею засвидетельствовать свое почтение. Иди Амин приказал арестовать и расстрелять своего критика, английского учителя Дениса Хилза. Британская королева и премьер-министр направили жалостливые письма с извинениями и просьбой о помиловании, а министр иностранных дел лично вылетел в Уганду и несколько раз просил прощения за слова британского гражданина, дав возможность Амину в полной мере насладится унижением бывшей метрополии.
Этот так называемый цивилизованный мир запретил себе в принципе критиковать политику новых постколониальных государств. ООН бесконечно осуждала апартеид в ЮАР или власть белого меньшинства Яна Смита, но никогда  монстров:  Амина или Мобуту…
Подобное поведение Запада хуже, чем преступление!
А сейчас милые чернокожие братья из Африки захлестнули Европу…

О нравах:
35-летний уроженец Зимбабве Эндрю Чимбоза живущий в ЮАР, признал себя виновным в убийстве 62-летнего Мбуизело Маноны заявив, что вырвал сердце жертвы и съел его, дабы доказать, покойнику, что он не гей…
Он также принес свои «глубочайшие извинения» родственникам убитого, отметив при этом, что расценивает свои действия как «превышение границ необходимой самообороны»…

В ЮАР происходит геноцид белого населения!

Из статьи о судебном деле в Южной Африке :»Я убил их потому, что они были белые». Эти знаменитые слова были произнесены в прошлом году William Kekana, который участвовал в одном из наиболее жутких преступлений, в котором была уничтожена вся семья  Клиффорда Раунсторна, включая его невесту, ребёнка и его мать. Но убийство всей семьи не оказалось в СМИ, даже факт того, что однолетний Кайл был убит в первый день своего рождения. Они же белые!    Женщины были изнасилованы перед тем, как оказались убитыми…

Аника Смит была дома, а не в школе по причине болезни, когда чёрные ворвались в её дом, массово изнасиловали её и отрезали у неё, всё ещё живой, предплечья.   Им нужны были её руки для их вудуистских обрядов. Она истекла кровью и отец обнаружил её, придя с работы…

ЮАР на первом месте по сексуальному насилию над детьми любого возраста. Это происходит ежедневно…

В 2001 году шестеро мужчин в возрасте от 24 до 66 лет изнасиловали девятимесячную девочку. Сообщалось, что в феврале 2002 года четверо мужчин изнасиловали 8-месячного ребёнка. Одному из мужчин было предъявлено обвинение…

Если убийца — негр является членом АНК, он не подсуден…И скорее всего окажется на свободе… (Напоминает  отношение к «беженцам» в Европе…)

Более 67 000 случаев изнасилований и сексуальных посягательств, жертвами которых стали дети, было зарегистрировано в ЮАР в 2000 году.

Негры верят, что половой акт с белой девственницей способен исцелить их от СПИДа. Этим, кроме всего прочего, объясняются столь частые изнасилования ими девочек. Каждый третий подросток обоего пола в ЮАР — жертва сексуального насилия.

Множество белых в ЮАР живут в нищете, их не берут на работу так как они белые, им отказано в медицинской помощи, они не получают образование,богатые белые, а иногда черные, привозят им гуманитарную помощь и раздают бесплатный суп.

Они не могут получить работу по той простой причине, что они белые…  Приоритет при приеме на работу имеет черный, даже если он туп как пробка, потом белая женщина и только в последнюю очередь белый мужчина…

А сейчас после принятия в июне 2016 года закона о изъятии земли у белых фермеров ЮАР, страна находится на грани гражданской войны…
Поясню. Правительство заявляет, что земля принадлежала неграм, поэтому платите нам деньги за  территории. Дело в том, что сама  земля и работа на ней их не интересует. Негры сами являются колонистами, племена зулусов пришли на эти земли уничтожив более 2-х миллионов местных жителей тех, кто не успел бежать и наткнулись на двигающихся от пустого незаселенного побережья колонистов — буров во время Великого трека… Зулусы никогда не возделывали землю! Это считалось позорным занятием, достойным только рабов! А племена готенттотов и бушменов живут первобытно — общинным строем и занимаются собирательством, у них вообще нет понятия собственности на землю. Взгляните на Родезию ставшую Зимбабве. Почитайте во что она превратилась сейчас. Там тоже забрали землю у белых.«Восстановление справедливости» в соседней ЮАР Зимбабве… Белые были убиты, либо изгнаны не только с земли, но и из страны.  Президент Мугабе неофициально позволил захватывать фермерские земли не по праву бывшей собственности (такого права просто не было), а просто так — без какой-либо компенсации даже за скот и имущество. Приоритет отдавался ветеранам национально-освободительной борьбы, бывшим партизанам, которые считали земли наградой за службу, но обрабатывать их и управляться с буйволами не умели. На пастбище сотнями выпускали местных коз. Эти козы склонны есть все, что видят, с корнями, и через два сезона пастбища превращались в пустыню. Буйволы и коровы, которых завозили из ЮАР, вымерли.
Так начался голод…
Сегодня правозащитники пытаются привлечь внимание стран Европы, Америки, а также Австралии и Новой Зеландии к проблеме преступности на расовой почве в ЮАР. Одним из способов помочь белым является принятие их за рубежом и признание за ними статуса беженцев. Но проблема в том, что массовая иммиграция 4 млн южноафриканцев невозможна! Например, в США существует квота для африканцев. К сожалению, несмотря на то, что в африканерах течет европейская кровь, они попадают именно под эту квоту. Более того, аналитики считают, что разрешение на иммиграцию белых может подорвать статус покойного ныне Нельсона Манделы, что развеет миф о нём и АНК как о «борцах за свободу и справедливость».
В 2010 году марш-протест против геноцида белых в ЮАР прошёл в Швеции. Радио The Right Perspective сообщило: участники марша считают, что «больше нельзя сидеть и ничего не делать, ведь то, что происходит сейчас в ЮАР, может случиться в будущем с нами». В 2012 году был организован протест в Лос-Анджелесе и еще в 15-ти штатах США. Листовки с информацией о геноциде в ЮАР раздавались всем случайным прохожим. Организаторы протеста были приятно удивлены отзывчивостью людей и их желанием поддержать африканеров.
Проблема массовых убийств белых в ЮАР долго замалчивалась, а представителям белого меньшинства не удавалось привлечь к ней внимание других стран. Хочется верить, что ситуация начала меняться в лучшую сторону, и, что потомков буров, наконец-то, услышит мир…
Черный расизм является официальной политикой ЮАР! И президент страны и так называемые члены правительства неоднократно об этом говорили и главное в соответствии с этим действовали!
«У меня есть мечта!» — говорил в 60-х выдающийся борец за права чернокожего населения Мартин Лютер КИНГ. Казалось бы, она осуществилась. В кресле президента США сидел Барак ОБАМА, а в ЮАР еще в 1994 году рухнул режим апартеида. Только вот о царстве справедливости, которое грезилось проповеднику, говорить не приходится. И белое большинство в Северной Америке, и белое меньшинство в Южной Африке сами стали притесняемой категорией граждан. Но вряд ли кто-то за них заступится даже 21 марта, в Международный день борьбы за ликвидацию расовой дискриминации…

picturehistory.livejournal.com

Сиськи в Африке. Этнографическое исследование: tema — LiveJournal

У многих людей, которые не были в Африке, существует стереотип, что все бабы в Африке ходят в набедренных повязках из банановых листьев с голыми сиськами.

Это не так.

Важное наблюдение: в Африке бывает жарко. Но негры точно так же не любят жару, как и белые, просто им некуда деваться. Тут уместно сравнение: в Якутии тоже нет людей, которым бы нравился мороз -50°, просто им некуда деваться. Дома у каждого якута натоплено еб твою мать как. А дома у каждого негра (если он может себе позволить), стоит кондиционер на 18°. Конечно, у большинства людей в Африке нет кондиционеров, поэтому они просто прячутся в тени деревьев. Потому что ненавидят жару.

Вернемся к сиськам. По нашим московским меркам африканские женщины прямо-таки целомудренны.

Декольте — большое событие, почти не встречается в городах, что уж говорить о деревнях, где бабы замотаны до шеи.

В московском метро на эскалаторе можно летним днем встретить (под одеждой, конечно) любые виды и типы сисек. Самое откровенное, что я увидел за несколько лет езды по Африке — это такой вариант:

Важно знать, что сиськи в Африке — это валюта. Причем, валюта ценная, а не девальвированная, как в наших широтах. Ни одна баба не вывалит свои сиськи наружу, потому что это не принято.

Тем не менее, есть три случая, когда в Африке можно увидеть сиськи.

Случай первый. Сиськи можно увидеть в деревне. Их показывают незамужняя девушка с момента, когда у не сиськи выросли и до момента, когда она вышла замуж. Замужняя женщина сиськами не трясет, это исключено. Глобализация пагубно сказалась на этой традиции. В связи с большим количеством желающих белых приехать в африканскую деревню и повтыкать на сиськи, традиция зачахла. Пока белых нет, девушки не стесняются. Мне пришлось ловить момент в телескоп, я чувствовал себя просто оператором Би-би-си, блять, караулящим леопарда, блять.

Случай второй. Сиськи перестают быть валютой во время лактации. Кормление грудью настолько естественный процесс, что сисек стесняются не больше, чем бутылочки.

Третий случай. Сиськи вообще выходят из области интереса у старух. Когда баба состаривается, всем становится настолько похуй на ее сиськи, что она перестает их прятать.

Поэтому на улицу выходят такие флип-флопы:

Поэтому бабушка ваще не стесняется своего внука:

В заключение скажем, что в Африке половое сношение не является хоть сколько-нибудь важным событием. Но при этом сиськи никто не показывает.

tema.livejournal.com

Жизнь племени Масаи | Сафари-Занзибари

Африканское племя масаи наверняка видели на фотографиях даже те, кто никогда не был в Африке и не интересовался их обычаями.

Большинство знает, что женщины племени масаи бреют головы, выбивают себе передние зубы и носят множество украшений.

Мужчины племени, как и женщины, проходят через обряды взросления, одним из которых является обрезание.

Племя масаи в Африке – одно из самых интересных и самобытных.

Яркие масаи Прекрасные представители племя масаи

Но даже те, кто видел их деревни и сталкивался с отрядами чернокожих торговцев украшениями в Танзании вряд ли знают, какова история племени и как проходит та часть их жизни, которая не видна туристам.

А между тем масаи – едва ли не единственное племя, полностью сохранившее свои традиции и обряды, включая самые экзотичные.

А еще никто не знает точно численности этого племени, потому что масаи не имеют паспортов – что не мешает им регулярно совершать переходы через границу между Кенией и Танзанией.

История кочевого племени

По предположениям ученых, масаи пришли на территории их теперешнего обитания в 16 веке из долины Нила в Судане.

Воинственное племя, известное своими подвигами, быстро захватывало новые и новые территории — к 19 веку они кочевали по всей Великой рифтовой долине и прилегающим землям, доставляя немало неудобств европейским колонизаторам.

Но со временем история племени стала трагической: численность масаев сильно сократила эпидемия сонной болезни – африканского трипаносомоза, который переносят знаменитые мухи цеце.

На сегодня численность племени масаев в Африке составляет около миллиона человек. Больше трети из них находятся на территории Кении, остальные – в Танзании.

Кочевые масаи Танзания — место жительства большинства представителей племени

Масаи сохранили полукочевой образ жизни и переходят с места на место, когда их скоту нужны новые пастбища, пересекая, в том числе, и государственные границы.

Пограничникам приходится тихо курить в сторонке – как остановить тысячи свирепых воинов и их стада?

Пусть уж лучше кочуют и создают африканский колорит, пока остальные племена Африки получают образование, носят европейскую одежду, сотрудничают с туроператорами и развивают экономику.

Создание национальных парков Серенгети и Масаи-Мара, а также строительство больших городов изрядно уменьшило территорию кочевок масаев и некоторые из них постепенно переходят на оседлую жизнь.

Особенно в районах национальных парков, где они выполняют функцию охраны и зарабатывают на посещениях туристами своих деревень.

Кстати, пусть вас не вводит в заблуждение их экзотический вид и обычаи – паспортов и других документов они не признают, зато отлично понимают ценность денег.

Они готовы спеть для вас, сплясать, показать свои украшения и дать себя сфотографировать и сфотографироваться с ними – но только за деньги.

Фотографирование бесплатно ослабляет их жизненную энергию – это вам объяснит любой член племени.

Как живут масаи

Деревни масаев – это жилища 3-5 семей. Хижины, выстроенные в круг, ограждаются частоколом от диких зверей – вот и деревня.

Ребенок масай Есть желание познакомится с традициями жителей Африки? — тогда отправляйтесь в племя Масаи

Бывают, впрочем, селения и побольше – но в любом случае, не стоит рассчитывать увидеть там магазины, школы и парки аттракционов.

Хижины масаев всегда низкие. Хотя масаи – особенно мужчины племени — отличаются высоким ростом и горделивой осанкой, внутри жилища им приходится передвигаться, согнувшись в три погибели.

Впрочем, в жилье они проводят не так много времени – коровы, знаете ли, сами себя не выпасут и не подоят.

Строится жилище из сплетенных каркасов веток, облепленных навозом – в саваннах туго со стройматериалами. А еще такое жилье точно не съедят подчистую термиты – благодаря такому «экоматериалу» они обходят домики масаев десятой дорогой.

К тому же это очень удобно при переходах на новое место – сбил навоз, забрал каркас и поехал. На новом месте подождал, пока коровы сделают по лепешке-другой навоза – вот и есть из чего строить новый дом.

Еда масаев столь же экзотична – они едят очень много мяса, пьют молоко, а также кровь скота.

Масаи – своего рода вампиры – они стрелой пробивают артерию коров и набирают кровь – главный источник жизни. А затем замазывают дырочку глиной – и корова живет себе дальше и восполняет потерю крови.

Поголовье коров придает члену племени статус, не худший, чем россиянину — коллекция «Лексусов»!

Кровь скота масаи пьют и в чистом виде, а также используют во время ритуалов.

Скот – главное, что есть в их жизни.

Они уверены, что Творец создал коров специально для их племени и подарил масаям. А, следовательно, весь скот других племен – украден у масаев и его нужно по возможности возвращать обратно.

Отсюда и воинственность, создавшая масаям специфическую репутацию – скот ведь нужно охранять!

Как выглядят масаи

Единственный случай, когда масаю удалось замаскироваться так, чтобы никто не понял, из какого он племени – это съемки Боладжо Бадеджо в фильме «Чужой».

В костюме Чужого никто не увидел характерные черты внешности, которыми известно африканское племя масаи, остались заметными только высоченный рост и худоба.

Встретив же масая в Танзании, его невозможно не узнать – представители этого племени делают все, чтобы выделяться среди остальных.

Яркие наряды масаев Главное отличие масаев от других африканских племен — это яркий внешний вид

Они отличаются высоким ростом, стройным телосложением, особой горделивой походкой и осанкой. Кожа масаев светлее, чем у их черных как гуталин суданских предков. Почти все представители этого народа очень красивы.

Но этой красоты им кажется недостаточно – и они всячески стремятся украсить себя дополнительно, в основном довольно травматичными, на наш взгляд, способами. Уже в детстве многим из них:

  • Прокалывают уши острым краем коровьего рога и постепенно растягивают их с помощью подручных предметов и массивных украшений.

Чем больше дырка в ухе и чем большие по размеру украшения можно в нее вставить – тем круче, так что в сравнении с масаями наши любители тоннелей в ушах просто отдыхают.

  • Девочкам выбивают два передних зуба снизу, мальчикам – один вверху. Это эталон красоты.

Наносят первые татуировки – например, круглые знаки на щеках.

  • Позже многие масаи покрывают себя более затейливыми татуировками и шрамами.

Женщины племени масаи в обязательном порядке бреют себе волосы и брови. У мужчин прически более разнообразные – это может быть и короткая стрижка, и небольшие косички.

Одежда масаев – это куски ткани ярких цветов с преобладанием красного, завязанные на манер римской туники и тоги.

Обязательно большое количество ярких украшений — преимущественно бисерных. Их носят как мужчины, так и женщины.

Культура и обычаи

У масаев очень специфичные и интересные обычаи, большинство из которых они свято хранят до сих пор.

Обычаи масаев Масаи строго придерживаются обычаев на протяжении многих лет существования племени

Их культура предполагает высокую выносливость и презрение к боли (что, собственно, понятно уже по обязательным «процедурам красоты»).

Но главные испытания ждут членов племени при обрядах инициации – перехода из детей во взрослые.

Как абсолютно все мужчины племени, так и многие женщины проходят через процедуру обрезания, которая надолго выводит подростков из строя.

Обычно они несколько месяцев после этого носят черные одежды.

Парни в это время живут в специальном поселении, девочки освобождаются от тяжелой работы. Только после завершения этой процедуры мальчик становится мужчиной – молодым воином, а девочка считается готовой к браку.

Хотя и Кения, и Танзания на законодательном уровне запрещают женское обрезание, по сей день во многих селениях женщину масаи без этой процедуры могут не взять замуж. Мужчина же после этого приобретает право на собственное имущество и создание семьи. Процедуру инициации проходит вся возрастная группа, имеющаяся в деревне на этот момент.

Только после посвящения во взрослую жизнь следующей группы молодых воинов члены предыдущей группы становятся «младшими старшинами» и имеют право решать важные для племени вопросы.

Раньше молодой мужчина перед вступлением в брак должен был обязательно убить самца льва – это свидетельствовало о его готовности к дальнейшим испытаниям и возможности защитить семью. Сейчас львы в Африке охраняются законом – и такая презентация личных качеств воина заменяется другими испытаниями.

Фактически, это единственная традиция, от которой большинство семей племени согласились отказаться.

Брачные отношения

Девочки семьи – выгодное капиталовложение, ведь при замужестве за них принято платить большой выкуп.

Масаи Утренний ритуал масаев

Мужчина может иметь больше одной жены – и масаи зачастую этим пользуются, потому что одной жене трудно управляться и со стадом, и с детьми, и с домашними делами, а две-три – это уже сила.

Любопытно, что первая жена должна одобрить кандидатуру каждой следующей – видимо, именно это и способствует сохранению мира в таких семьях.

Впрочем, жестким патриархатом семейные структуры масаев не назовешь: женщина, выходя замуж, имеет право на половые отношения (по своему согласию) с любым из членов возрастной группы своего мужа.

Дети, от кого бы они ни родились, считаются детьми мужа. Так что пресными супружеские отношения масаев точно не становятся – особенно с учетом их легендарной мужской силы.

Кстати, замуж невеста выходит обязательно девственницей – и невинности ее лишает не жених, а тамада – распорядитель свадьбы. Отличная миссия – и никаких обид, какой же тамада от такого откажется?

Любопытно, что при всем этом большинство масаев являются христианами – хотя их вера имеет много языческих «добавок».

Обычаи масаев во многом стали известными благодаря книге швейцарки Коринны Хофман, по которой в 2005 году был снят немецкий фильм «Белая масаи».

Книга полностью автобиографична – Коринна Хофман действительно, съездив с женихом в туристическую поездку в Африку, с первого взгляда влюбилась в воина масаи и в итоге, преодолев многие препятствия, вышла за него замуж.

Как чувствует себя белая женщина в племени африканских воинов – вы можете узнать, посмотрев видео.

Фильм «Белая масаи», трейлер фильма, отзывы зрителей и фото доступны на сайте «Кинопоиск» и других русскоязычных сайтах.

Что покажут туристам

Многие туры в Танзании включают посещение той или другой деревни масаев.

Племя масаев Танцы масаев

Конечно, на свадьбу или еще какой-нибудь серьезный ритуал вас не в каждой деревне позовут, если вы не являетесь личным другом племени – но впечатлений и без того хватит.

Однако некоторые масайские семьи радушно приглашают туристов взглянуть на свои большие праздники – в том числе и свадьбу, сватание, крещение детей, и даже обрезание мальчиков. В такой поездке вы увидите жилища масаев, их скот, внешность, узнаете основные факты об их жизни.

Члены племени с удовольствием поют туристам свои песни и показывают танец племени масаев, состоящий из притоптываний по кругу и высоких прыжков. Это, конечно, не балет в Мариинском, но выглядит очень впечатляюще.

Примечательно, что в отличие от большинства городских жителей Танзании, масаи говорят не на суахили, а на собственном языке.

Хотя понимают английский и суахили, когда речь идет о деньгах – жизнь у них, несмотря на всю ее красоту и самобытность, очень бедная. Хотя они никогда не унывают.

Что мы узнали про племя масаи?

Масаи – уникальное и самобытное племя, представление о котором не даст ни Википедия, ни статьи на сайтах.

Вся их жизнь вертится вокруг скота – и тем не менее, они слывут большими гордецами и великими воинами, справедливыми, но вспыльчивыми и жесткими, с понятием чести племени.

Масаи – одно из немногих племен, нерушимо сохраняющих свои обычаи до сегодняшнего дня, хотя многие из них небезопасны и противозаконны.

Узнать немножко больше об этом племени и его традициях поможет увлекательный фильм «Белая масаи» («Белая из племени масаи»), который можно посмотреть онлайн или скачав его на свой компьютер.

Но лучше всего увидеть масаев своими глазами – пока они еще успешно сопротивляются урбанизации и ассимиляции с другими народами.

safarizanzibari.ru

Что происходит в Южной Африке | Блогер AutumnDrinker на сайте SPLETNIK.RU 8 сентября 2019

Кризисные события, происходящие в ЮАР на фоне Африканского мирового экономического форума: акции протеста против насилия над женщинами и столкновения между южноафриканцами и нигерийцами.

Марш женщин с требованиями к президенту принять меры по сокращению количества насилия над женщинами прошел 5 сентября у здания Парламента ЮАР. Среди лозунгов — “AmINext”, “EnoughIsEnough”

 

Uyiene Mrwetyana — 19-летняя студентка, которая была изнасилована и убита 42-летним работником почты в Кейптауне. По числу преступлений против женщин Южноафриканская Республика занимает четвертое место в мире.

 

«Она не была пьяна, не была откровенно одета, не гуляла поздней ночью. Она просто шла на почту, чтобы забрать посылку. Днём. А была изнасилована и убита. Я сдаюсь.»

«Не хочу умереть с поднятыми руками или раздвинутыми ногами»

Зачеркнутая надпись «не будь изнасилованной»/исправленная «не насилуй»

«Она шла на грёбанную почту»

«Прекратите вкладывать деньги в страну, позволяющую насильникам разгуливать на свободе»

«Сегодня тысячи людей объединились. Это даёт мне надежду, что Южной Африке нужно единство. Президент выслушал и высказался, сейчас же нужны действия. Не от правительства, а от каждого гражданина этой страны. Особенно от мужчин.»

 

В Претории и Йоханесбурге магазины, принадлежащие неюжноафриканцам (не только нигерийцам) были разграблены и сожжены. Сотни людей вышли с требованиями «иностранцы должны уехать». В связи погромами арестованы по меньшей мере 70 человек, убиты 2. Армия и полиция пытается нормализовать обстановку. 

С 6 сентября Нигерия проводит эвакуацию своих граждан и уже отозвала своего посла. Соседние страны выпустили предупреждение для своих граждан, рекомендуя соблюдать крайнюю осторожность при нахождении в ЮАР, избегать посещения бизнес-районов Йоханнесбурга, Претории и ряда других городов. Также закрыты некоторые въезды в страну, чтобы водители грузовиков избежали проезда по небезопасным маршрутам. 

Камрул Хасан, владелец магазина из Камбоджи: «каждые 3-6 месяцев магазин грабят и уничтожают. Правительство не предпринимает никаких действий. Прошлой ночью я позвонил в полицию, они приехали, открыли двери и я смог выйти. Если бы не они, я был бы уже мёртв». 

Президент ЮАР Сирил Рамафоса: наша страна всегда выступала против ксенофобии. Мы не допускаем и мы не можем позволить нападения на людей из других африканских стран и остального мира.

В Нигерии на живущих там южноафриканцев обрушилось ответное возмущение. Минувшей ночью минимум в трех штатах Нигерии толпа начала громить южноафриканские магазины, а также офис южноафриканского телеком-гиганта MTN. Группа вооруженных битами людей средь бела дня разбила машину с южноафриканскими чиновниками, стоящую в пробке на шоссе в Лагосе.

Погромы в ЮАР вызвали опасения соседей. Так, Замбия отложила товарищеский футбольный матч между Chipolopolo (Замбия) и Bafana Bafana (ЮАР) в знак протеста против ксенофобии. 

Для справки: Нигерия в свое время потратила 61 миллиард долларов на борьбу с апартеидом и объединение Африканского континента.

Из-за ограничений сплетника пост опубликован на 2 суток позже. 

www.spletnik.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о