Быт староверов: рассказываем об их домах и быте

Содержание

рассказываем об их домах и быте

О домах и быте жителей староверческих деревень на берегу Енисея и в тайге — в репортаже Веры Луньковой

Дети в селе Ярцево (Фото: Андрей Картавцев)

На берегах реки Енисей в Сибири сегодня проживает несколько тысяч старообрядцев. Они селятся не только в глухих скитах, но и в многолюдных селах. Одним из таких населенных пунктов является село Ярцево Енисейского района Красноярского края с населением около 2 тыс. человек.

Многие старообрядцы, живущие здесь, отказываются от паспортов, регистрации, пенсии и различных пособий. Они объясняют это господством антихриста в современной России и нежеланием связываться с государством. В их домах нет телевизоров, микроволновых печей и Wi-Fi, под запретом алкоголь и сигареты, а стиральной машиной разрешено пользоваться только с благословения наставника.

Попасть в деревню крайне сложно, да и незваным гостям здесь не очень рады. Мне удалось добраться сюда по реке вместе с экспедицией в рамках круиза на лайнере «Максим Горький 5*», который курсирует по Енисею и делает остановки в самых диких местах Сибири. Местные жители могут покинуть деревню только на лодках и изредка прилетающих сюда вертолетах.

Видеозарисовка: Как живут в селе Ярцево Енисейского района Красноярского края

Как выглядит деревня староверов

В Ярцево у меня создалось ощущение, что я попала в деревню из старого фильма. Однако все здесь перемешалось — женщины в длинных сарафанах и платках, как из русской сказки, модно одетые подростки, старые дома с ажурными окнами, «жигули», советские мотоциклы, старинные деревянные лодки, индюки, куры и огромное количество бегающих без присмотра детей. Я не увидела здесь ни одного полицейского, на всю деревню один врач, но подавляющая часть старообрядцев не признает местную медицину и отказывается пить лекарства. В центре села — четырехэтажная школа и православный храм, неподалеку от которого община староверов строит свой собор.

Дом староверов (Фото: Андрей Картавцев)

Большинство старообрядцев в Ярцево живут в кирпичных домах или срубах. Мирских в свои дома они не пускают. Мне удалось пообщаться с семьей староверов из семи человек, которые разрешили посмотреть, как выглядит одна из комнат в их доме и участок. Они ведут более современный образ жизни, чем старшее поколение, — мужчины не носят бороду и даже ездят на автомобиле.

Лодки для ловли рыбы (Фото: Андрей Картавцев)

«Дом мы купили сразу же, когда переехали сюда из Ангары в Иркутской области. Жизнь здесь спокойная, размеренная. Однако многие местные, наоборот, уезжают в поисках работы в другие города. Говорят, здесь раньше было много предприятий. Мы живем за счет своего хозяйства — вся семья работает на огороде. На Енисее легко поймать самую разную рыбу — щук, осетров, карасей, пелядь. Нам здесь нравится. Сейчас еще и собор строят, можно будет всем вместе молиться», — рассказал отец семейства Сергей.

Дом староверов (Фото: Андрей Картавцев)

В комнате, которую показала семья, — принадлежности для охоты и рыбалки, прялка и множество книг, в том числе старинных, для молитв, которые передаются из поколения в поколение. На стенах висит праздничная молитвенная одежда для служб — кафтан, азям, сарафан, платок и пляс. «Женщина после замужества должна носить такую одежду не только на молитвы, но и в обыденной жизни. Голова обязательно должна быть покрыта двумя платками», — рассказал Сергей. Он уточнил, что одежду в основном принято шить самим, но ткани иногда покупают в магазинах.

Здесь староверы шьют свою одежду, однако у многих уже есть швейные машинки (Фото: Андрей Картавцев)

Староверы рассказали, что у большинства жителей деревни в домах есть печи и даже разрешены духовки. В каждой комнате — красный угол с иконами для молитвы, которую совершают не меньше пяти раз в день. Иконы староверов отличаются от православных — они выполнены из меди или бронзы. Телевизоров, компьютеров, микроволновых печей и другой техники здесь не найти. Однако по благословению наставника пожилые люди могут использовать стиральные машины.

Мальчик помогает маме плести обереги (Фото: Андрей Картавцев)

Комнат, как правило, не меньше трех, ведь семьи здесь большие. Помимо дома, на каждом участке есть баня и хозяйственные постройки.

Старообрядцы объяснили, что живут за счет сельского хозяйства — выращивают овощи и фрукты, разводят кур, коров, коз, поросят, пчел. Запасов хватает, чтобы пережить суровые сибирские морозы. Часть продуктов они продают, однако оплата разрешена только наличными. Кредитные карты, по их мнению, также являются изобретением антихриста.

Грядка (Фото: Андрей Картавцев)

Во дворе я поговорила с Петром, сыном Сергея. Ему 9 лет. Вот его рассказ:

— Семь лет назад мы c родителями и пятью братьями переехали в Ярцево из Ангары. Купили у местных дом из кирпича и дерева. Потом своими силами достроили его и переделали. У нас два этажа, на втором — две спальни, на первом — зал и ванная комната с туалетом. Также есть кухня с печью и духовкой. Телевизора у нас нет, а интернет здесь плохой. Им разрешают крайне редко пользоваться. Если пользоваться часто, то накажут и наложат епитимью.

У нас во всех комнатах красные углы, где мы молимся перед сном и едой. Есть также специальное место для хранения книг, которые достались по наследству от предков. Обычно при пожаре в доме все спасают деньги и документы, а мы — иконы и книги. Документы для нас не важны.

Родители занимаются сельским хозяйством. У нас три коровы, 11 гусей, петух и две курицы. За домом большой огород, где мы с братьями помогаем родителям после школы. Братья также делают посуду из дерева, а мама шьет нам одежду и плетет обереги. Они у нас являются обязательными, так же как и крест.

Сейчас община строит собор, но, мне кажется, места там для всех маловато. Но в основном мы все равно молимся дома. Когда вырасту, думаю, тоже построю свой дом. У нас, кстати, чтобы получить благословение на женитьбу, нужно обязательно построить или купить свой дом. Уезжать из Ярцево я не хочу, уже привык и завел много хороших друзей. Хотя все больше семей покидают деревню в поисках работы. Когда вырасту, хочу стать дальнобойщиком и путешествовать по России.

Староверы в скитах

Староверы-отшельники, которые выбирают более строгий уклад жизни, селятся в скитах, ближе к тайге. Их жилища представляют собой небольшие срубы или избы из деревянных досок. Здесь есть лежанка без подушки, стол, стул, книги и красный угол с иконами. Большую часть времени в скитах старообрядцы проводят в молитве. Распорядок строже, чем в монастыре. В некоторых из таких поселений есть тайные выходы на случай гонений, а в домах скрыты чердаки на случай «раскулачиваний».

Все скиты закрыты для посещения посторонних. Считается, что некоторые кельи на берегах Енисея объединяют подземные ходы. Связь с миром у скитских староверов происходит через благодетелей. Весной они доставляют отшельникам необходимые продукты питания — рис, пшеницу, соль и сахар.

Пасека (Фото: Андрей Картавцев)

Особенности быта

Самым главным отличием в быту старообрядцев является особое отношение к кухонным принадлежностям. У каждого члена семьи старовера своя собственная «христианская» — «чистая» — посуда. «Еду, выращенную на собственном огороде и купленную в магазинах, мы едим из разных тарелок. После трапезы каждый сам моет свою посуду и ставит в отдельно отведенное место в шкафу», — рассказал старовер Петя. Он уточнил, что для гостей старообрядцы держат отдельную — мирскую — утварь. При этом если из посуды поел представитель другой религии, ее считают оскверненной и «исправляют», проводя обряд освящения огнем и водой. Также к «поганой» относится вся посуда, которую не покрыли каким-либо предметом.

Вид на село (Фото: Андрей Картавцев)

Представители старообрядческих течений верят в то, что в воде и продуктах, оставленных открытыми, купаются бесы. Как утверждают старообрядцы, люди, употребившие в пищу соль или воду, в которых «искупались» нечистые, обязательно заболеют. Особенно строго правило, согласно которому следует накрывать любую посуду, действует в вечернее время. Если кто-то из членов семьи нечаянно оставит ведро с водой открытым на всю ночь, то пить ее запрещено. То же самое относится и к любой пище или напитку, который оставили на тарелке или в чашке, не накрыв каким-либо предметом.

топ-5 вредных стереотипов о современных старообрядцах — Нож

Следует оговориться, что «древлеправославное христианство» — так сами старообрядцы иногда называют свою веру — представлено огромным количеством сообществ. Староверы проживают не только в России, от Москвы до глухих уголков сибирской тайги, но и за рубежом, почти во всех странах мира. Поэтому обряды, догматика и жизненные уклады разных сообществ (или «согласий») различаются довольно сильно: что верно для одного согласия, может пониматься противоположным образом в другом.

Не вникая в тонкости догматических и обрядовых особенностей отдельных групп, посмотрим, как старообрядчество представлено в разного рода популярных текстах, которые обычно игнорируют всякие различения, пытаясь представить некую идеализированную традицию, чудом дожившую до наших дней — и отделим реальное положение дел от стереотипов.

Старообрядчество как машина времени
Что пишут/снимают

«Попадая сюда, будто окунаешься в далекое русское прошлое», — сообщает голос за кадром в документальном фильме о староверах Тувы. «У современного русского человека, попавшего в колонию старообрядцев в Боливии, создается впечатление, будто он при помощи машины времени вернулся на несколько столетий назад и попал в боливийских тропиках в дореволюционную Россию, которую в самой России уже практически никто не помнит», — вторит ему автор заметки «„Старообрядческая“ Боливия».

Представление о том, что староверы — не только приверженцы «древлего» православия (то есть так называемого дораскольного), но и хранители старинного быта, в общем-то, понятно. В современных фантазиях о прошлом с легкостью соединяются сакральная и мирская сферы. Этот красивый прием создает необходимую интригу: читатель или зритель вместе с рассказчиком не просто перемещается из одной географической точки в другую, но и совершает вояж в древность.

Иногда сравнение старообрядчества с машиной времени заходит настолько далеко, что абсолютно любые вещи превращаются в приметы прошлого: «Быт старообрядцев не меняется веками: иконы в красном углу, расшитые занавески, фотографии под стеклом, цветы в горшках». Никто и не подозревал, что старообрядцы веками делали фотографии, и жили точно так, как сейчас живут обычные бабушки.

Характерный прием «одревления» — описание визуальных элементов, в основном предметов одежды, — используется для создания эффекта «затерянной во времени» старины:

«<…> [С]амый старый житель деревни <…> седлал коня, чтобы верхом отправиться на пасеку. Судя по его одежде, он тоже был вполне себе исторический персонаж: на нем был черный долгополый сильно поношенный сюртук. Старообразный вид, старинный уверенный говор, явно выраженная хозяйственность, конь, седло, старые вещи, какие-то деревянные кадки… На меня словно Древней Русью повеяло, я даже запах ее ощутил».

В современных научных исследованиях также распространен тезис о том, что староверы сохраняют приверженность быту прошлого именно в силу своих религиозных убеждений — и в этом смысле чуть ли не «канонизируют» старину.

Что не так

Как всегда, всё сложнее, чем кажется на первый взгляд. То, что представляется стороннему наблюдателю самоценным элементом архаики, в самом сообществе может интерпретироваться в самых разных контекстах.

Посмотрите на старообрядческую одежду старинного покроя. Почему старообрядцы носят ее?

Во-первых, не во всех сообществах в нее одеваются постоянно. В городских общинах сарафаны, платки, пояса, рубахи, кафтаны стали частью одежды для моления, надевать которую для походов в церковь или молитвенный дом нужно согласно религиозным правилам. Дома же люди могут ходить по-другому.

Во-вторых, ношение «правильной» одежды в некоторых случаях обусловлено чисто экономическими причинами: если люди живут в глухой таежной деревне, из которой до любого магазина нужно добираться на нескольких видах транспорта, то быстрее и дешевле изготовить одежду дома, чем предпринимать долгое путешествие в «цивилизацию».

С другой стороны, на правила ношения одежды накладываются требования патриархального воспитания (оно-то как раз сохраняется в среде старообрядцев, в отличие от постоянно меняющейся бытовой «древности»). Традиция предписывает девушкам и женщинам обшивать себя и всю свою семью — именно это, а вовсе не абстрактное «следование старине» объясняет распространенность домотканых предметов одежды.

В-третьих, у некоторых старообрядцев традиционная одежда превратилась в часть культуры престижа. Ее можно увидеть во время различных торжеств, будь то именины, свадьбы, встречи гостей и т. д. (при этом, если у кого-то такой одежды нет, это может быть интерпретировано как признак материального неблагополучия). Староверки в Орегоне (США) носят «таличку» (сарафан, собранный на груди), поверх которой надевают модный пиджак или кардиган, дополняя ансамбль кожаными сумками или клатчами.

Во многих старообрядческих семьях в Америке есть специальная комната, принадлежащая хозяйке дома, в которой установлены самые современные швейные машинки. Женщины продолжают заниматься шитьем в том числе и потому, что изготовленная их трудами одежда престижна и ассоциируется с высоким достатком в семье (притом, что в принципе они могут себе позволить покупать брендовые платья, но если и делают это, то крайне редко).

Да, «традиционная одежда» всё еще существует, ее активно носят, но смысл этого ношения меняется — и предпочтения в одежде не осколок старины, а тщательно продуманная стратегия. Поэтому старообрядцы хоть и считают косоворотки и сарафаны принадлежностью «настоящего христианина», всё же не придают им столь «сакрального» значения, как об этом обычно пишут.

Старообрядцы избегают контактов с внешним миром
Что пишут/снимают

Городские общины старообрядцев — давно не секрет (например, в Москве самые крупные общины на «Рогожке» и «Преображенке»), но «настоящими» старообрядцами, по заветам Мельникова-Печерского, считают лишь тех, кто живет «в лесах и на горах». Такая идея вызвана представлениями о том, что староверы всячески стараются оградить себя от общения с любыми людьми, не принадлежащими их общине. Во многих журналистских и исследовательских текстах говорится о недоверии старообрядцев к пришельцам, что объясняется вековой традицией укрывательства:

«В силу особенностей веры и культуры исторически всегда гонимые хозяева тайги не сразу шли на контакт <…> [К]огда пришло время ехать домой, мы с удивлением обнаружили, что недоверчивые поначалу староверы провожали нас с грустью, снабдив в дорогу гостинцами и добрыми пожеланиями».

Тот факт, что некоторые старообрядческие общины находятся в труднодоступных местах, служит поводом для рассуждений об их закрытости. Считается, что старообрядцы специально уходили далеко, чтобы скрыться от гонений или всеми возможными способами избежать соседства с иноверцами:

«Район Малого Енисея [Республики Тыва. — Прим. авт.] <…> населен преимущественно русскими. Сюда, в верховья реки, в глухую тайгу, во второй половине XIX века бежали от царских и церковных гонений староверы».

С этим же связывают знаменитый запрет староверам пользоваться одной посудой с нестароверами.

Что не так

Для интересного сюжета в СМИ «таежники», конечно, более привлекательны. В результате старообрядческая традиция оказывается излишне экзотизированной. Создается ощущение, будто эти люди действительно редко видят кого-то еще, кроме своих однообщинников. Однако больше, чем абстрактных чужаков, старообрядцы опасаются камер и диктофонов, поскольку считают, что запись может повредить их душе.

Говоря о переселении в Туву, авторы, которых я цитировал выше, ошиблись: старообрядцы переселялись туда вовсе не из-за «царских и церковных гонений», а по вполне экономическим соображениям, полагая, что смогут найти там достаточно для себя земли, которая будет их обеспечивать. Более того, царская администрация нисколько не препятствовала старообрядцам, поскольку стремилась укрепить свое влияние над тогда независимой Тувой. То есть миграции староверов необязательно были связаны с преследованиями.

Догматические различия также далеко не всегда способны объяснить географию распространения общин: помимо глухих деревушек в медвежьем краю, староверы, представители одних и тех же согласий, живут и в более «цивилизованных» местах (например, на Малом Енисее в тайге и в нескольких поселках городского типа на юге Красноярского края живут староверы-часовенные).

Что же касается представлений о «чашке» и отдельном наборе посуды для чужаков, которые интерпретируется как высшее проявление закрытости старообрядцев, то и здесь объяснение не будет простым. «Правило чашки» используется вовсе не для избегания контактов с внешним миром, как это кажется на первый взгляд.

Признаюсь, что одно время я сам находился под властью подобных стереотипов о закрытости старообрядцев: так, отправляясь в те же места, что и авторы фильма «Затерянные в тайге» и «Путешественник по Беловодью», ощущая «запах Древней Руси», я захватил с собой палатку — на тот случай, если не смогу договориться с хозяевами. Фильм «Затерянные в тайге» изображал их как экстремально закрытое сообщество: «[Б]еспоповцы же, которых мы сегодня посещаем в центре сибирской тайги, отвергают любой прогресс».

Увидев мою палатку, староверы принялись чесать головы и говорить, что, мол, не было такого никогда, чтобы не пускали в дом переночевать и не накормили. Палатка так и не пригодилась.

Старообрядцы не пользуются техникой
Что пишут/снимают

Все, кто когда-либо бывал в старообрядческих деревнях, с удивлением обращал внимание на то, что в них активно используется сельскохозяйственная техника, автомобили, моторные лодки и прочее. Часто это интерпретируется как пусть необходимое, но всё же послабление в вере, поскольку «настоящие» старообрядцы должны отказываться от всех благ цивилизации.

К примеру, в фильме «Таежные Робинзоны» пожилой старообрядец рассуждает на тему того, что холодильником и стиральной машиной управляют «беси» — иначе объяснить работу этих механизмов невозможно.

Что не так

Корреспонденты, кажется, на полном серьезе отнеслись к словам старика о «бесях» в стиральной машине, тогда как я бы на их месте засомневался: не шутит ли старик?

Дело в том, что старообрядцы умеют управляться с техникой любого рода, и это «традиционное знание» передается из поколения в поколение. Один из моих собеседников, такой же старик, так же беседуя со мной на тему пользы/вреда современных новаций, утверждал, что флешка — это, безусловно, подозрительный предмет: странно, что большое количество информации сохраняется на такой «фитюльке». А с холодильником всё понятно — ведь там «релюшка» стоит. Вероятно, степень освоенности той или иной технологии влияет на ее восприятие.

На мой взгляд, следует говорить не об «отступлении» от религиозных правил, а о том, что у старообрядцев довольно специфические отношения с окружающим пространством и временем. Если протестант, к примеру, ожидает знаков свыше, которые показали бы, что он спасется, то старовер живет в мире, в котором активно действует Антихрист. Последний занимается тем, что пытается соблазнить христиан, создавая различные уловки и «прелести», к которым, в частности, относятся некоторые технические новации. Но представления старообрядцев о том, какие предметы считаются опасными для спасения души, меняются со временем. Например, когда картофель только появился в России, у старообрядцев он был под строгим запретом. Теперь же, когда картошка стала важным элементом культуры жизнеобеспечения, про этот запрет уже почти никто не помнит. В этом плане меняющееся отношение к технике весьма показательно.

Кроме того, «удельный вес» одних запретов на практике оказывается выше, чем у других. Например, когда староверам нужно поехать в гости к другим староверам на далекое расстояние (например, из Тувы в район Подкаменной Тунгуски или на Дальний Восток), то в ряде случаев ехать лучше на личном автомобиле: тогда можно взять свою еду, свою посуду, избежать нежелательных встреч с чужаками в дороге. Получается, пользоваться транспортом вроде как нехорошо, но ради соблюдения более серьезных правил это становится даже необходимо.

В настоящее время техника вообще редко становится предметом каких-либо споров, зато для некоторых групп серьезную проблему представляет использование компьютеров, интернета и мобильных телефонов. При этом если компьютеры воспринимаются, скорее, как нечто абстрактное, с мобильными телефонами приходится что-то решать, так как они, с одной стороны, семантизированы как «орудие Антихриста», но, с другой, необходимы для связи с родственниками и деловыми партнерами.

В каком-то смысле наличие таких опасных вещей неизбежно, так как они создают для старообрядцев ежедневную нравственную дилемму и, соответственно, служат мощным источником религиозных переживаний. Я не утверждаю, что староверы специально придумывают себе проблемы, но взаимодействие с такими семантически нагруженными объектами позволяет этой традиции воспроизводиться.

Старообрядцы — это Россия, которую мы потеряли
Что пишут/снимают

Одна из причин, по которой общественность интересуется старообрядчеством — его роль в социальном воображении. Пожалуй, в редком случае рассказ о староверах обходится без упоминания дореволюционных промышленников и купцов, вышедших из этой среды. В последнее время в качестве альтернативного пути развития России представляют американских староверов, которые смогли своим трудом добиться значительных успехов в фермерском хозяйстве:

«И всё бы ничего, да одно меня тревожит. Вот глядел я на них, да всё думал: „И наши деды так могли бы жить. И не где-то там, на Орегонщине, а на Псковщине, на Брянщине…“ Могли бы, да что-то всё никак не получается. В чем тут дело? Никак понять не могу».

Старообрядцам также приписывается носительство особой духовности, которая оказалась утрачена в «цивилизации». Например, в репортажах, посвященных прожившей всю жизнь в глухой тайге, но ставшей известной всей стране благодаря журналистам Агафье Лыковой, ее часто называют подвижницей:

«Так кто же она [Агафья Лыкова. — Прим. ред.]? Несчастный человек, заброшенный судьбою в молотилку дикой природы? Или подвижник, указывающий нам путь нравственного совершенства?»

Что не так

Такие идеи не всегда транслируются напрямую, но передаются различными лингвистическими или акустическими способами — но, как и в случае с машиной времени, подобные приемы часто оказываются избыточными, нарочитыми, и, конечно же, не могут достаточно адекватно транслировать старообрядческую повседневность (особенно это касается многочисленных репортажей об Агафье Лыковой).

В самых неожиданных фрагментах таких историй можно встретить вкрапления просторечий, призванных изображать «посконность» и «традиционный уклад»:

«[Н]едавно на бобы русских плантаторов невиданные жучки напали»;

«[В]сё изменилось, с тех пор как мир узнал об эпопее старообрядческой семьи Лыковых, тридцать лет прожившей на особицу».

Неумело используемые сказочные интонации лишь вводят аудиторию в заблуждение, поскольку они не имеют никакого отношения к тому языку, на котором говорят староверы. Упомянутая выше «Орегонщина» относится к тому же разряду лексики: сами староверы свой штат так и называют — Орегон.

Соответствующее настроение создается и за счет музыкального сопровождения. Даже в таких профессиональных фильмах, как работа Марии Бандманн «Затерянные в тайге», действие разворачивается под духовные стихи в исполнении хора «Сирин», которые не только не связаны со старообрядческой традицией, но и даже противоречат ей. Пение на записи — партесное, отвергаемое всеми сообществами старообрядцев, которые признают лишь знаменное пение.

В результате жизнь старообрядцев показана так, что напоминает «пеструю клюкву». Это уводит от разговора об их насущных проблемах.

Многие старообрядцы жалуются на невозможность свободного использования ресурсов тайги и пахотных земель: оно ограничено законом, а добиться таких прав мешают бюрократические круги ада. Другая проблема — отсутствие транспорта для доставки детей в школу из отдаленных деревень. В качестве альтернативы местная власть предлагает детям староверов жить в интернате, от чего родители отказываются, поскольку опасаются, что там они «нахватаются дурного» и откажутся продолжать христианскую веру.

Кроме того, своеобразное отношение к документам иногда создает старообрядцам дополнительные сложности. Они часто не заботятся формальными вещами: не регистрируют браки, не получают новые паспорта — просто потому, что не знают о том, что это может быть важно. Некоторые моменты имеют религиозный окрас, в том смысле, что старообрядцы «опасаются», например, получать пенсию или использовать некоторые бюрократические формулировки. Это не находит понимания у чиновников, которые, к сожалению, воспринимают это как проявление «фанатизма». Однако как показывает практика, при необходимости если, скажем, они не могут обеспечить себя своим трудом, то начинают получать положенные им выплаты и заботиться об оформлении всех документов.

Кстати, в США староверы сталкивались с теми же проблемами, но местная администрация нашла выход:

«Вначале (то есть сразу после переселения в США. — Прим. авт.) <…> не все староверы охотно принимали американское гражданство, поскольку по правилам нужно не только знать английский язык, понимать и принимать Конституцию США, но и давать клятву. Клятва стала камнем преткновения. По убеждениям староверов клятву они могут дать только перед Богом. <…> В настоящее время иммиграционная служба пошла на то, что люди могут вместо слов „даю клятву лояльности“ говорить „заявляю лояльность“, что для многих решило проблему принимать или не принимать гражданство».

Старообрядцы — изолированная популяция
Что пишут

Идея о том, что старообрядцы — генетически изолированная популяция (или ряд популяций) не столь широко распространена, как все предыдущие стереотипы. Но на ней базируется некоторое количество исследований по генетике. Авторы одного из таких исследований исходят из следующей предпосылки:

«Популяционно-генетические исследования староверов Сибири чрезвычайно важно, так как эта группа лиц русской национальности до настоящего времени сохранила черты традиционного многовекового уклада жизни, элементы архаичности демографической организации и уникальный генофонд».

Или:

«Старообрядцы представляют собой интересный пример для изучения, поскольку, находясь под запретом и будучи преследуемы, они остались буквально изолированы, как в географическом, так и в культурном смысле, от исходных славянских популяций».

Что не так

Я не берусь судить о качестве выполненных исследований, но тезис о столь глубокой изоляции старообрядцев от прочего населения — явное преувеличение.

Нужно начать с того, что «древлеправославные христиане» практически всегда жили в гуще всего остального населения. Наиболее влиятельными были городские общины (например, в Москве, Петербурге, Екатеринбурге, Риге). Сибирь, окраина Империи, также не создавала условий для изоляции: в XVIII–XIX веках туда в большом количестве переселялись мужчины, которые искали себе жен в том числе среди православных и коренных жителей этого края. Люди постоянно переходили из одной конфессии в другую: православные становились староверами, и наоборот).

Культурные барьеры, которые препятствовали бы установлению брачных связей, могли возникать в локальных сообществах. Но и они не были абсолютны. Современные таежные общины староверов также не могут считаться примером «вековой изоляции».

Дело в том, что все подобные сообщества в прошлом были гораздо многочисленнее, а значит, круг возможных брачных партнеров был гораздо шире, чем теперь. То, что мы наблюдаем сейчас в России, и то, что кажется примером «живой архаики», — следствие советской антирелигиозной политики, из-за которой число староверов значительно сократилось и на настоящий момент так и не было восстановлено. Кроме того, старообрядцы почти перестали заключать браки с кем-то «извне» (хотя и они происходят). Но с тех пор прошло слишком мало времени, чтобы можно было говорить о какой-либо изоляции.

Идея написать этот текст возникла в ходе бесед со старообрядцами, чьи традиции я изучаю как антрополог. Они сами часто с юмором относятся к тем сюжетам, что о них снимают и пишут. О том, как старовер подшутил над журналистами, мне рассказывали так: «Показывал он, значит, им старую „бердану“, они снимают, радуются; а у него новенькое ружье с оптическим прицелом дома лежит».

Староверы также довольно критически относятся к желанию исследователей или журналистов найти в них нечто особенное. Как говорил один из старообрядческих наставников, «вы ведь всё старину ищете, а мы просто люди, просто тут живем».

Почему бурятское село староверов признали самым красивым в России

Страсть к украшению домов у жителей Большого Куналея (село находится в часе езды от Улан-Удэ) неслучайна. Уже почти 300 лет здесь живут «семейские» – так в этих местах называют старообрядцев. Гонимые за веру, их предки шли сюда пешком из европейской части России, чтобы обзавестись хозяйством на новом месте.

Особенное отношение староверов к труду и обустройству быта чувствуется во всем. Здесь нет покосившихся заборов и сараев.

Жительница села Евдокия Балуева сама расписывает стены своего дома: «Вот несколько раз я Путину звонила. А все равно мой вопрос ни разу не открылся. Колхозы дали бы возможность, и вся молодежь работала бы, в колхозе бы оставались. Все куда-то ушло, а ведь колхоз-то самый богатый был, колхоз Ленина!».

Существовавший здесь колхоз им. Ленина благодаря трудолюбию староверов быстро стал миллионером. А в 90-е все опять поменялось: общее вновь стало частным, говорят местные жители, и старшее поколение никак не может к этому привыкнуть.

«Вот, мы остались, а молодежь теперь тянется, конечно, в город. Молодежь не заставишь на селе оставаться – нет рабочих мест», – говорит Евдокия Балуева.

На вопрос, готово ли село поддержать инициативу руководства страны о поднятии пенсионного возраста, Евдокия отвечает: «Нас это не устраивает. Нет рабочих мест, потому все и против».

Почти каждый день в Большой Куналей приезжают иностранные туристы, которым интересно посмотреть, как живут староверы. После присвоения селу звания «самой красивой деревни страны» поток туристов значительно возрос. Среди приезжих гостей была даже судья американского Верховного суда.

Местные жители проводят экскурсии в национальных костюмах, рассказывают о быте староверов, об истории села. «На войну ушло с нашего Куналея 526 человек, вернулось только 194, половина – инвалиды», – говорит экскурсовод.

Одной из старейших жительниц села – Лукерье Назаровой – 92 года. В свое время она пела в хоре и даже побывала в Америке и Франции. С приходом советской власти отношение к староверам не поменялось. За них взялись еще жестче – раскулачивали, расстреливали, отправляли в тюрьмы и ссылки, говорит Лукерья. Она была репрессирована как «дочь врага народа» и отсидела четыре месяца в тюрьме, откуда вышла лишь по счастливой случайности. «Деда расстреляли, а отцу – 10 лет. А вот еще два сына было – одному тоже 10 лет дали, так он в тюрьме умер», – говорит она.

«Новый год – это бесовщина». Как казаки-староверы сохраняют быт и традиции | ОБЩЕСТВО:Люди | ОБЩЕСТВО

В селе Донском Труновского района Ставропольского края живут казаки-старообрядцы, сохраняя старую православную веру, древние ремёсла, традиции, язык и быт. Каждая семья, а таких в селе и его окрестностях около 20, имеет свой дом, хозяйство и дело. В реестре казачьих обществ не значится. О том, как живёт казачья община, читайте в нашем материале.

Казаки по крови

На первый взгляд, ничего особенного: живут на земле, трудятся, воспитывают детей. Если бы не огромные бороды, то и не догадаться, что это казаки-старообрядцы. Однако многое в быту отличается от уклада жизни современного человека.

Наёмных работников в общине нет, каждый трудится на себя. Занимаются кузнечным делом и кожевенным. С трёх лет казачонок уже сидит в седле. Дни рождения и Новый год не отмечают, праздники — только православные. Сколько в семье детей, вообще говорить не принято, отвечают туманно: «Да есть по чуть».

«Всё, что люди знают о казаках – это круги, сходы, наряды — черкески с газырями и папахи, но на самом деле это всё показное! — уверен местный атаман Александр Калинин. – Сейчас модно быть казаками. Казачьи общества растут как грибы. Кому-то нравятся погоны и иллюзия власти, кто-то пытается на этом заработать или на льготы рассчитывает. К нам тоже таких много приходило, но как только мы закрутили гайки: пить-курить нельзя, нужна физическая подготовка, да ещё и к власти не стремимся, — так случайные люди сразу и отсеялись. Юридически мы не зарегистрированы, казаки по роду и крови, с Дона. Здесь, в селе, обосновались с незапамятных времён. Но живём, опираясь на те же принципы, что и наши прапрадеды. Конечно, многое изменилось: Интернет, мобильные телефоны, — от современного общества не изолированы. Но вот традиции, веру, культуру свою передаём из поколения в поколение».

Каждый казак владеет шашкой. Фото: АиФ/ Анна Максименко

«Помни, кто ты есть!»

«Во времена Советского Союза не принято было рассказывать о своих казачьих корнях, своей вере. Но потихоньку, ненавязчиво что-то да и передали, пара иконок в доме стояла, дед с отцом носили бороды, а мама покрывала голову косынкой, — говорит казак Егор Сирков. – И всегда говорили нам: «Помни, кто ты есть!». Однажды был случай: на большом семейном празднике за столом все стали выяснять, кто какой национальности. И вдруг старенькая бабушка прикрикнула на всех и сказала взрослым: «Сами ничего не знаете, детям малым голову забиваете». Потом повернулась к детворе, что бегала рядом, и говорит: «Сынки, помните главное: вы – казаки, остальное не важно». А песни какие пели, протяжные! Слова, каких уже нет в обиходе, порой не разобрать, о чём поют, а всё же красиво!

У каждого казака есть три имени: мирское – которое в паспорте записано, сечевое – которым в боях кличут, духовное – которым крестят. А ещё помню, в детстве взял я палку, это была моя «сабля», и стал траву рубить. Дед подходит ко мне и говорит: «Не правильно рубишь! Надо рубить и колоть!» И так во всём, ненавязчиво, своим примером. Нам ничего не запрещали, как и мы сейчас. Вон табличка во дворе висит: «Курить можно, если ты нехороший человек!». Вот и не курит у нас никто. Также и с речью нашей. Как ещё сохранить культуру? А язык беречь нужно, его чистоту, где понятен смысл каждого слова. Вот, например, казак не нарядный, а справный, то есть видный, с выправкой военной. А если нарядный – так получается ряженый, не настоящий. А сколько иностранных слов сейчас у нас используют! Но кто такой менеджер? Это же управленец! Мы говорим, поём и даже пишем книги, стараясь соблюдать чистоту речи. Потому и дети наши говорить так будут.

Борода у мужчин здесь считается обязательной. Летом, шутят казаки, в ней прохладно, зимой – тепло. На самом деле носят её потому, что на иконах, а в старину – образах, все святые изображены с бородой. А раз образа – значит, образец, как мужчина выглядеть должен.

Дни рождения – не каждый год

Трудятся староверы всё время. Александр делает на заказ сувенирные шашки, сабли, кинжалы. Егор делает сёдла и всю амуницию для лошадей, пишет книги. В самом селе Донском казаков проживает не так уж много, но связь держат с другими казаками по всему краю и стране, часто выезжают на сборы друг к другу. Тематика разная: культурная, военно-полевые, конноспортивные, казачьи игры. Делятся всем, что знают и умеют. Нередко в гостях у старообрядцев бывает и детвора из близлежащих школ, детских домов и интернатов. Катают мальчишек и девчонок казаки на лошадях, учат стрелять из лука, разбивать лагерь в степи и разжигать костёр.

«Живём мы своим хозяйством, — говорит атаман. — У меня семь гектаров земли, пять лошадей, есть даже верблюдица Астра. Её мне подарили совсем маленькой друзья из Калмыкии. Она росла среди лошадей и сейчас абсолютно уверена, что тоже лошадь, когда бежит, старается гарцевать, но потом природа берёт своё, и она начинает скакать по-своему. Забавное зрелище. За скотиной и огородом смотрит жена. Овощи и мясо у нас свои, даже хлеб печём сами, пока в обычной газовой духовке, но я уже начал выкладывать дома печь. Еда должна быть простой, любим арбуз с хлебом и чесноком, а кукурузу — с маслом сливочным и солью. Но никаких майонезов и чизкейков. Словом, в магазин ходим лишь за стиральным порошком. А из праздников у нас справляют Рождество, Крещение, Масленицу, Пасху. Отмечаем Покров Пресвятой Богородицы, негласно он считается Казачьим Спасом, есть легенда про то, как казаки икону Богородицы на дне Дона нашли. А Новый год – это бесовщина! (Смеётся.) Дни рождения справляют лишь два раза в жизни: в год – когда первое причастие происходит, и в три года — казачонку проводят обряд посажения на коня, а девочку посвящают в хозяюшки, она сама в этот день пироги печёт. Церковь есть у нас в селе, в прошлом была старообрядческой, сейчас принадлежит РПЦ. Болеем редко, но когда нужно, к врачам обращаемся».

Сказ

Когда враги напали на святую Русь, спустился Христос с небес и стал искать защитников. Пошел он к монахам, но монахи молились да не услышали. Возвал Христос ко дворянам, купцам. Те долго собирались, в доспехи снаряжались да лавки закрывали. Возвал Христос к крестьянам, но им пахать надо было. И заплакал Христос и возвал со слезами: « Ну есть хоть кто на Руси, кто встанет по первому зову за веру Христову?» И услыхали казаки. И бросили все занятия свои и встали на защиту.

В гостях у старообрядцев часто бывает детвора из школ, детских домов, интернатов. Фото: АиФ/ Анна Максименко

Обряд

В три года малого казака одевают в справу. Пристёгивают шашку или кинжал. После того как коня оседлают, мать покрывает седло своим платком, это значит, что под молитвенным покровом материнским сын всегда находиться будет. Затем крёстный отец сажает казачонка в седло и водит коня под уздцы по базу. Все поют песни, танцуют и обязательно спрашивают малого: «Ты кто?», а он должен ответить: «Казак!».

Рецепт

Кулешом из одного барана можно накормить 300 человек. Для этого нужен казан на 300 литров. Разогреть его на костре, налить растительного масла, добавить бараньего сала и мяса. Потом добавить лук. Затем, не добавляя воды, насыпать крупу – ячневую или пшеничную. В этом жиру крупа должна прокипеть. Когда будет почти готова, влить кипяток. Перемешивать, пока кулеш не начнёт отставать от стенок казана. Потушить костёр и дать настояться. 

Смотрите также:

В Новосибирске ученые впервые показали украшения сибирских староверов

Ювелирные и тканые украшения, которые были в ходу у староверов Сибири в 18-19 веках, впервые представили на выставке ученые новосибирского института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук. Артефакты были собраны еще в 70-80 годах прошлого века в ходе полевой работы в деревнях Забайкальского края, где традиционно селились староверы, но с тех пор не покидали стен научных хранилищ.

Выставка в Новосибирске

Запонки и броши, изготовленные из драгоценных металлов, стекла и полудрагоценных камней, поражают филигранностью работы, несмотря на то, что были сделаны в отдаленных деревнях мастерами-самоучками, не имевшими представления о тонкостях ювелирного дела. Эти украшения использовали не по привычному сегодня назначению, а для оформления тяжелого и сложного головного убора. Он предназначался для того, чтобы полностью скрыть волосы замужней женщины.

Для ношения нательного креста сибирские староверы использовали разноцветный расшитый бисером тонкий ремешок, который было не принято демонстрировать окружающим, его прятали под рубашкой. Еще один раздел экспозиции посвящен тканым украшениям дома. Все эти артефакты объединяют яркие цвета, растительные и животные орнаменты.

“Это не были какие-то случайные образы. Это укоренившиеся в культуре староверов символы, которые крестьяне транслировали в произведениях своего искусства. И настолько была тесная связь между поколениями, настолько хотелось свою идентичность, что традиции, которые существовали на прародине этих людей, в Сибири сохранились лучше, практически в первозданном виде, по сравнению с местами, откуда они пришли“, — рассказала корреспонденту Сибирь.Реалии доктор исторических наук Елена Фурсова.

По ее словам, сейчас в Сибири живут в основном потомки семей, высланных правительством Российской империи в Забайкалье в 18 веке при разделе Речи Посполитой. Впрочем, заметила исследователь, сегодня быт староверов в селах Забайкальского края носит скорее декоративный характер для привлечения многочисленных туристов. А исконные технологии производства украшений по большей части утрачены.

Выставка в Новосибирске

Выставка, на которой, помимо украшений, представлены предметы домашней утвари и элементы деревянного декора старообрядческих изб продлилась всего один день. У института очень мало выставочных площадей, чтобы постоянно показывать даже часть из огромной научной коллекции, которая сформирована по результатам раскопок и этнографических экспедиций.

Староверы. Как живут и молятся духовные потомки боярыни Морозовой

Скамейки и знаменное пение

Чтобы познакомиться с жизнью современных старообрядцев и их мировоззрением, отправляемся в храм Покрова Пресвятой Богородицы древлеправославной поморской церкви, который открыли в Белгороде в 2006 году. Старообрядчество делится на два основных направления: поповство и беспоповство, которые в свою очередь включают несколько согласий. Поморское согласие среди беспоповцев сейчас крупнейшее.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы расположен в парке Памяти (Гагарина). Пока идёшь по парковой дорожке, успеваешь полюбоваться красотой природы, послушать тихое журчание воды. А когда ступаешь на чистую, ухоженную территорию храма, атмосфера умиротворённости даже усиливается.

Здесь меня встречает духовный наставник общины Александр Тарасов. Вместе с ним входим в храм. Налево – лестница на колокольню, а справа – вход в церковную лавку. Над ним висит копия известной картины Василия Сурикова «Боярыня Морозова»: по заснеженной улице везут закованную в цепи боярыню, которая сложила руку в двуперстие – она была противницей церковной реформы Никона. Через четыре года Феодосия Морозова умрёт в земляной тюрьме Боровска, заморенная голодом.

«Мы признаём иконы только рукописные, меднолитые и из дерева, – рассказывает Александр Егорович.  – А вот нательные кресты. На обратной стороне не надпись «Спаси и сохрани», а молитва «Да воскреснет Бог».

Отличаются эти кресты и своей формой. На полочках в лавке стоят часовники, канонники, Евангелия, брошюры для обучения. Есть книга «История церкви», написанная старообрядцем Иваном Заволоко.

Храм поражает своей красотой. Расписали его Александр Воронов, Анна Бочарникова (Тарасова) и Андрей Тарасов. По фрескам можно проследить историю старообрядчества. На одной из них – Соловецкий монастырь, который не принял церковную реформу Никона и восемь лет сопротивлялся, держал осаду. В конце концов его взяли из‑за предательства одного из монахов. В истории это событие известно как «Соловецкое сидение».

Преемником Соловецкого монастыря стало Выговское общежительство. Его изображение в храме на противоположной стене. Этот крупнейший центр старообрядцев положил начало поморскому согласию. Фреска, изображающая непримиримого противника реформы Никона – протопопа Аввакума, напоминает о его мученической смерти. Аввакума сослали в Пустозёрск на реке Печоре и там сожгли в срубе. Много здесь изображений святых, общих для старообрядцев и Московского патриархата: Николай Чудотворец, Сергий Радонежский, Георгий Победоносец, Дмитрий Солунский.

Основная фреска посвящена празднику Покрова Пресвятой Богородицы, в честь которого освящён храм.

 

— А почему в храме стоят скамейки?

— Службы у нас довольно длинные. И когда читается проповедь, то разрешено сидеть. Но основное назначение этих скамеек в том, что на них кладут подручники (небольшие квадратные коврики) и бьют земные поклоны, – объяснил Тарасов.

Иконы, изображающие 12 праздников, написаны современным художником к десятилетию храма, а вот все остальные старинные. Их в своих домах сохранили люди во время гонений на церковь.
Пение, которое можно услышать в древлеправославной церкви, тоже отличается от пения в храмах Московского патриархата. Оно унисонное, заимствованное из Византии. В богослужебных книгах звуковые интервалы обозначены специальными знаками, их называют «знамена» (или «крюки»).

Отсюда – знаменное пение.

«Вот и наставник пришёл!»

Спускаемся на цокольный этаж.

«Тут у нас трапезная. А вот, посмотрите, первая фреска, которую написал мой сын, – «Тайная вечеря». Здесь у нас также проходят занятия воскресной школы. А дальше – музей», – показывает Александр Егорович.

Его сын Андрей, имеющий художественное образование, участвовал в росписи храма. Он военный, а дочь и жена Александра Егоровича работают в МЧС.

В музее рукописные и старинные печатные книги, фотографии, церковная утварь, традиционная одежда и древние предметы быта. В одной из витрин – фотография Афанасия Тарасова, в память о котором его внуки Александр, Анатолий и Фёдор построили этот храм. Афанасий Михайлович родился в шебекинском старообрядческом селе Кошлаково. Отец его был наставником в церкви. До революции семья имела крепкое хозяйство, но к 1921 году оно пришло в упадок.

Отдав образовавшемуся колхозу корову и лошадь, Афанасий Михайлович отправился работать в Харьков, откуда присылал деньги семье. Часто приезжал проведать домочадцев. В один из таких приездов, в 1937 году, его арестовали и обвинили в «клевете на советскую власть». 14 лет он провёл в лагерях, но не озлобился, а остался человеком добрым и справедливым, которому в родном селе при встрече в знак уважения кланялись в пояс.

Кошлаково основали в XVII веке поморы из олонецких пределов.

«Вот создатели Кошлаково, потом их дети. А вот и моя линия идёт», – показывает Александр Егорович лист, на котором изображено генеалогическое древо.

Так я узнаю, что почти все жители села носят фамилию Тарасовы.

За музеем находятся исповедальня и крестильня. Детей и взрослых старообрядцы крестят с обязательным трёхкратным погружением в воду.

 

— А бывает так, что у человека нет предков-староверов, но он сам захотел стать старообрядцем?

— Да. И нередко. Порой ходят к нам люди, смотрят, и что‑то у них внутри появляется. Нравится. Но у нас не так просто креститься. Надо почитать сначала про старообрядчество, про его историю. Понять, почему до сих пор староверы остались, а не приняли изменений. Молодёжь в смешанных браках часто хочет креститься. Говорю: «Походи в храм, почитай сначала. Вопросы какие, может, есть. Побеседуем. Насильно крестить не буду. Только сам чтобы дошёл до этого». И других староверов предупреждаю: не ставьте ультиматумов, только добровольно.

Возле храма расположена небольшая гостиница, в которой останавливаются приезжие из других городов и сёл. В этом же здании келья Александра Тарасова. В свободное время он реставрирует старинные иконы. А на стенах в коридоре – выставка его картин.

Александр Егорович большую часть жизни прослужил в ракетных войсках на Урале. После демобилизации пригодилось полученное в своё время художественное образование. В ожидании полагающегося по закону жилья (а оно вместо 2 лет затянулось на целых 12) Александр Егорович преподавал изо. Когда наконец‑то получил квартиру в Северном, переехал в родные края и совершенно не предполагал, что вскоре станет наставником старообрядческой общины.

«Надо было помянуть маму. Думаю: куда обратиться? А у меня тётя здесь живёт. Говорит: «Мы собираемся на квартире у Марии Ивановны, приходи». И вот захожу я туда, а бабульки, глянув на меня, заулыбались: «Вот и наставник пришёл!» – вспоминает Тарасов.

После войны в Белгород из сёл переехало немало староверов. Молитвенным домом для них была обычная квартира Марии Ткаченко. Сначала там молилась она сама и две её духовные сестры. Но постепенно община разрослась. Встал вопрос о храме. Тут и помогли братья Тарасовы. История выделения места под храм и его строительства тоже была непростой. Поддержку оказал губернатор Евгений Савченко.

После тщательных размышлений Александр Егорович согласился принять выбор прихожан и сменил перспективу спокойного пенсионного времяпрепровождения на ответственную службу наставника, требующую постоянного самообразования, решения духовных и бытовых вопросов.

Бритьё бороды – грех

— Старообрядческие общины представляются очень закрытыми…

— Это раньше, когда были гонения и люди скрывали веру. А сейчас свобода совести. Староверов перестали преследовать с 1905 года, когда Николай II издал манифест «Об укреплении начал веротерпимости». Что интересно, мой дед-старовер служил у императора в охране, в Зимнем дворце. Ещё в 1927 году проходил Всероссийский собор староверов-поморцев в Кошлаково. А вот в 30-х уже не разбирали, когда арестовывали верующих, старовер ты или не старовер. Но вера наша крепкая, закалённая ещё в былые времена. Много мужчин не вернулось с фронта, и общину даже у нас, в Кошлаково, больше 20 лет возглавляла женщина. Потом подросла молодёжь, и стали выбирать наставников из мужчин. Так что женщины сохранили веру, за что им спасибо. У нас и сейчас есть общины, которые возглавляют женщины.

 

В деревнях образ жизни остался строгим. Особенно в отдалённых местах в Сибири. А вот в городах стали лояльнее относиться ко всем соблазнам, которых раньше чурались. К телевидению, например. Опасен не телевизор и Интернет, а то, что в них показывают.

А вот в Санкт-Петербурге, например, электрическое освещение не используют. У них молятся и читают при свечах. А мы себе позволили электричество. Раньше люди не представляли, откуда оно, почему лампочка светится. А самолёт и паровоз вообще не признавали. Староверы очень консервативны. А потом начали и на самолётах летать, и на поездах ездить.

— А все ли старообрядцы-мужчины носят бороды?

— Бритьё бороды – грех. Это нарушение образа Божьего. В нём каятся. И получают епитимью. Пострижение волос у женщин тоже грех. Но, конечно, тем, что ты носишь бороду, остальные грехи не загладишь.

— Как складываются отношения старообрядцев и Московского патриархата?

— В 1971 году Синод снял «клятвы», наложенные на старообрядцев при расколе. Это говорит об улучшающемся отношении. И последние события – встреча Владимира Путина с митрополитом Корнилием – тоже свидетельствует об этом. Сейчас митрополит Корнилий входит в Совет по взаимоотношениям с религиозными организациями при президенте, представляя там интересы всех староверческих толков.

Зарубежная православная церковь присылала нам письмо и просила прощения. Каялись в причинённых староверам преследованиях. И в конце написали, что 1917 год – это расплата за XVII век. Для меня это однозначно так. После раскола вера ослабла. А если была бы вера сильная, то и революций 1917 года не было бы. Народ был и за веру, и за царя, и за Отечество. А так пошёл и против веры, и против царя. А Отечество со всех сторон пытались разорвать. Не стали бы рушить храмы. А ведь это простые люди делали, которые раньше ходили в церковно-приходскую школу, изучали Закон Божий, – делится мнением Александр Егорович.

В нынешнее время старообрядцы мирно уживаются с Московским патриархатом. С Белгородской митрополией у них уважительные и доброжелательные отношения. И та, и другая сторона предпочитают придерживаться золотого правила: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят».

расписание, фото, адрес и т. д. на официальном сайте Культура.РФ

Музей тураевских староверов открылся 28 октября 2018 года в одном из зданий на территории Тураевской старообрядческой общины. Экспозиция музея, созданная при профессиональной поддержке Лыткаринского историко-краеведческого музея, расположена как в задании, так и под открытым небом на территории общины. Она предлагает посетителям широкий экскурс в историю местности, основанный на редких документальных и картографических источниках, знакомит с бытом местных крестьян-староверов, открывает в новом свете мрачную страницу истории Русской церкви — раскол середины XVII века. Редкие экспонаты бережно сохраненные общиной и местными жителями, знакомят с историей старообрядчества и его особенностями, бытом крестьян и белокаменными промыслами староверов д. Тураево, великолепно представленными на Тураевском некрополе.

Часть экспозиции посвящена предметам обихода старообрядцев богослужебного назначения: облачения, одежда, книги, начиная с первой половины XVII века, рукописные и крюковые. Жемчужиной коллекции является Тураевская плащаница — уникальный литургический памятник золотного шитья XIX–XX вв. Ей посвящен отдельный мультимедийный контент, разработанный сотрудниками Лыткаринского музея, рассказывающий о ее литургическом и богословском смысле, истории реставрации и технике золотного шитья. В рамках музейной экскурсии имеется эксклюзивная возможность посетить святая святых старообрядцев — храм Рождества Пресвятыя Богородицы и увидеть уникальный деревянный резной иконостас XIX века, выполненный в неорусском стиле и расписанный темперными красками под майолику, не имеющий аналогов в России, увидеть воочию редкий пример золотного шитья — Тураевскую плащаницу.

В рамках посещения проводится мастер-класс «Буквица», разработанный специалистами Лыткаринского музея, где посетителям на практическом занятии представится возможность самим создать авторскую открытку в технике гуслицких книжных орнаментов с оригинального образца из собрания Тураевской старообрядческой общины.

В программу посещения музея входит и посещение Тураевского старообрядческого кладбища, находящегося в 300 метрах восточнее храма. Кладбище основано в XVIII веке на окраине деревни Тураево. Для данного кладбища характерно наличие большого числа хорошо сохранившихся белокаменных резных надгробий XVIII — нач. ХХ вв., принадлежавших в большинстве своем крестьянам, но не только деревни Тураево, а и окрестных поселений Нижнего и Врехнего Мячкова, Островцов, Сельца и даже г. Бронниц. Кладбище является памятником истории и культуры.

В трапезной общины гости участвуют в розжиге угольного самовара, заваривают чай с травами, наслаждаясь живым общением с носителями старой веры.

Запись на экскурсии в рамках туристического маршрута «В гости к тураевским староверам» производится по тел. +7 495 552-49-80 (Лыткаринский историко-краеведческий музей). Экскурсии проводятся для организованных групп от 20 человек. Возможно проведение детских адаптированных программ. По вопросам организации индивидуальных экскурсий или групп менее 10 человек запись по тел. 8 495 532-75-74

старообрядцев | Русская религиозная группа

Старообрядец , Русский Старовер , член группы русских религиозных инакомыслящих, отказавшихся принять литургические реформы, навязанные Русской Православной Церкви патриархом Московским Никоном (1652–1658). В 17 веке старообрядцы насчитывали миллионы верующих и разделились на несколько различных сект, некоторые из которых сохранились до наших дней.

Часовня старообрядцев

Часовня старообрядцев в селе Абрамовка, близ Орехово-Зуево, Москва область , Россия.

Gastro-en

Патриарх Никон столкнулся с трудной проблемой определения авторитетного источника для исправления богослужебных книг, используемых в России. Эти книги, использовавшиеся с момента обращения Руси в христианство в 988 году, были дословным переводом с греческого на старославянский. В течение столетий рукописные копии переводов, которые вначале иногда были неточными и неясными, были еще больше искажены из-за ошибок писцов. Реформа была трудной, поскольку не было согласия относительно того, где искать «идеальный» или «оригинальный» текст.Патриарх Никон решил в точности следовать текстам и практикам Греческой церкви в том виде, в каком они существовали в 1652 году, в начале его правления, и с этой целью он приказал печатать новые литургические книги по греческому образцу. Его указ также требовал принятия в России греческих обычаев, греческих форм церковной одежды и изменения способа перекрещивания: использовать три пальца вместо двух. Обязательная для всех реформа считалась «необходимой для спасения» и была поддержана царем Алексеем Романовым.

Оппозицию реформам Никона возглавляла группа московских священников, в частности протоиерей Аввакум Петрович. Даже после свержения Никона (1658 г.), который бросил слишком серьезный вызов власти царя, серия церковных соборов, кульминацией которых стал собор 1666–1667 годов, официально одобрила литургические реформы и предала анафеме несогласных. Некоторые из них, в том числе Аввакум, были казнены.

Раскольники, которых иногда называли Раскольниками, были наиболее многочисленны в труднодоступных районах северной и восточной России (а позже и в самой Москве) и сыграли важную роль в колонизации этих отдаленных районов.Противостоя всем изменениям, они решительно сопротивлялись западным нововведениям, введенным Петром I, которого они считали антихристом. Не имея епископальной иерархии, они разделились на две группы. Одна группа, Поповцы (священнические секты), стремилась привлечь рукоположенных священников и смогла создать епископат в XIX веке. Другой, Безпоповцы (секты без священников), отреклись от священников и всех таинств, кроме Крещения. Многие другие секты возникли из этих групп, некоторые с практикой, считающейся экстравагантной.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Старообрядцы воспользовались указом о веротерпимости (17 апреля 1905 г.), и большинство групп пережили русскую революцию 1917 г. Многочисленные ветви как Поповцев, так и Безпоповцев смогли зарегистрироваться и, таким образом, официально признаны Советским государством. Число членов одной московской группы поповцев, съезда Белой Криницы, оценивалось в начале 1970-х годов в 800 000 человек.Однако мало что известно о поселениях старообрядцев, которые предположительно существовали в Сибири, на Урале, в Казахстане и на Алтае. Некоторые группы существуют в других частях Азии, а также в Бразилии и США.

В 1971 году Собор Русской Православной Церкви полностью отменил все анафемы XVII века и признал всю действительность старых обрядов.

Кейс из старообрядческих поселений на JSTOR

Abstract

Ученые подробно описали Раскол (Раскол) Русской Православной Церкви (ок.1652-66), вызванные реформами Никоннии. В результате этого раскола образовались большие слои населения (раскольники, или люди Раскола), члены которых стали известны как старообрядцы из-за их настойчивого поклонения в соответствии с дореформенными ритуалами. Преследования со стороны царского правительства России вынудили старообрядцев в отдаленные и неосвоенные районы, где они спокойно продолжали практиковать старые ритуалы, периодически перемещаясь, когда их снова настигали угрозы преследований.Некоторые из этих групп недавно иммигрировали в Соединенные Штаты, поселившись в сельских районах Орегона и Аляски. Их послушание старым обычаям 17-го века резко контрастирует с другими жителями их нового местоположения. В то же время старейшины жалуются, что контакт с современными американскими ценностями угрожает лояльности и дисциплине их членов, особенно молодых. Однако, несмотря на тенденцию к аккультурации в некоторых аспектах их существования, в значительной степени обнаруживается их продолжающееся соблюдение старых обычаев во многих религиозных и культурных аспектах, включая внешний вид, религиозное поведение и язык, как русский, так и церковнославянский.В этом документе описывается их современный образ жизни и продолжающиеся усилия по сохранению и защите их культурных ценностей. /// Предоставление описаний детальных схизмов (Раскол) русской ортодоксальной Эглизы (стихи 1652–1666 гг.), Вступивших в силу с реформами Никона. En résultat de ce schisme, de grands secteurs de la empire (раскольники), dont les members furent connus com les «vieux croyants» en raison de leur insistance de poursuivre leur culte selon les rituels d’avant la réforme.La persécution par le gouvernement tsariste russe repoussa les «vieux croyants» в des régions éloignées et sous-développées o ils Continent à pratiquer discrètement les anciens rituels, déménageant posorsaque deriodécériodé de la seriodé. Plusieurs de ces groupes ont récemment immigré aux États-Unis dans les régions rurales de l’Oregon et de l’Alaska. Leur adhésion aux anciennes coutumes du 17 ° siècle les mettent en contraste évident avec les autres résidents de leurs nouveaux milieux.Les aînés se plaignent en même temps que le contact avec les valeurs américaines modernes, угроза лояльности и дисциплине членов и девушек в частности. Cependant, même aux тенденции в сравнении с культурой в определенных аспектах существования, на retrouve toujours l’observation des anciennes coutumes dans plusieurs аспекты религиозные и культурные, y включают в себя внешний вид, религию и язык, tant avec le russe que le slavon liturgique. Настоящая статья описывает режим деятельности и непрерывные усилия по сохранению и защите культурных ценностей.

Информация о журнале

Журнал «Арктика» — это главный журнал северных исследований Северной Америки. Сейчас, на седьмом десятилетии непрерывной публикации, Arctic — это рецензируемый первичный исследовательский журнал, в котором публикуются результаты научных исследований из всех областей науки, касающихся арктических и субарктических регионов. Междисциплинарная программа Arctic включает оригинальные научные статьи по физическим, социальным и биологическим наукам, гуманитарным наукам и инженерным наукам.Также включены рецензии на книги, комментарии, письма редактору и профили значимых людей, мест или событий, представляющих интерес для Севера. Журнал издается ежеквартально и доступен при членстве в Арктическом институте Северной Америки.

Информация об издателе

Арктический институт Северной Америки — это некоммерческая, освобожденная от налогов исследовательская и образовательная организация, основанная совместно в Канаде и Соединенных Штатах в 1945 году. Сегодня он остается двухнациональным, с офисами в Университете Калгари, Калгари, Альберты и в Университете. Аляски в Фэрбенксе.Ядром института является Arctic, главный журнал северных исследований Северной Америки; исследовательская станция на озере Клуан на юго-западе Юкона; база данных Арктической информационной системы науки и технологий (ASTIS), содержащая более 70 000 доступных для поиска записей публикаций и исследовательских проектов о Севере; программы стипендий и грантов для молодых исследователей; международный список научных сотрудников; и обширная библиотека, расположенная в Университете Калгари.

Жизнь старообрядцев в Уганде

Рязанцев Александр

На прошлой неделе в МГУ открылась небольшая фотовыставка «Православные деревни Уганды».Он был организован после этнографической экспедиции университета. Православных в этой африканской стране довольно много — от 4 до 6% населения. Мало кто знает о еще более удивительном явлении — угандийских старообрядцах, которые с 2012 года являются прихожанами Русской православной старообрядческой церкви.

Православные в Уганде

В начале 20 века Уганда стала колыбелью Православия в Африке к югу от Сахары.Основателем угандийского православия был местный житель Рувим Мукаса, англиканец. Любознательный и набожный гражданин Уганды однажды обнаружил в словаре слово Православие и заинтересовался его значением. Книга интерпретировала это понятие как «истинная церковь, материнская церковь»

.

Возможность быть частью так называемой «истинной церкви» с тех пор захватила умы Рувима — он и его последователи составили первую православную общину в Тропической Африке. К середине 20 века в Уганде и соседней Кении было уже немало православных общин, а в 1946 году они были приняты в каноническое общение духовенством Александрийского Патриархата.

Христианство неразрывно связано с повседневной жизнью угандийцев. Супермаркет «Преосвященство» Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Сегодня в Уганде более сотни православных общин, и количество православных христиан трудно определить, но в любом случае это внушительная община, насчитывающая от 1 до 2 миллионов человек. Православие в Уганде имеет официальный статус и признано одной из традиционных религий страны.

Уганда — страна с несистематической жилищной системой; поэтому определение православной деревни иногда бывает расплывчатым — нет строгого разделения на город и деревню. Поскольку нет четкой границы между религиями. Лавина была христианкой; затем она вышла замуж за мусульманина и обратилась в его веру. Она овдовела 20 лет назад. Сейчас Лавина ходит в православный храм, а иногда и в мечеть; она воспитывает детей из православного детского дома , — рассказал Иннокентий Бурцев , один из участников экспедиции, аспирант кафедры этнологии исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, объясняя эту особенность религиозной приверженности народов Уганды.

Иннокентий Бурцев проводит экскурсию по выставке

Однако есть Православная Церковь; в нем совершается литургия. Этот храм, а точнее приход, создает вокруг себя целую социальную систему. Гуманитарная помощь оказывается через церковь, медицинская помощь оказывается в церковной больнице, дети ходят в детский сад и школу, основанные общиной. Во многих церквях есть детские сады, приюты, советы матерей, молодежные советы. Все эти ветки активны; часто их деятельность носит скорее деловой характер.Например, когда создаются предприятия, связанные с храмами, члены общины совместно плетут корзины для продажи или открывают парикмахерские , — делится Иннокентий.

Больше всего на молодого ученого произвела впечатление активность угандийцев, особенно в вопросах веры. Например, принятие православия в Уганде произошло без какого-либо служения, без насилия, без поддержки иностранных государств. «Только один человек увидел слово православие в словаре и заинтересовался им», — объясняет он .

Поиск истинной материнской церкви в Уганде не закончился. Именно эти поиски привели священника Иоахима Кийимба к принятию старообрядчества в 90-х годах 20 века. Фактически, будущие соверующие из Уганды связались со старообрядцами в России по собственной инициативе и выразили желание присоединиться к «истинной церкви».

Ключевое слово — традиция

Иоахим Кийимба, священник, положил начало старообрядчеству в Африке , рассказал нам Дмитрий Бондаренко , известный эксперт в Субсахарана, член-корреспондент РАН, профессор, который в 2017 году руководил экспедициями старообрядцев в Уганду и 2018. В 1991 году, будучи недовольным календарной реформой (переход от юлианского календаря к григорианскому) и чрезмерным, с его точки зрения, сближением с экуменистами, он покинул Александрийскую православную церковь, присоединившись к греческим старостильникам ( т.е. старообрядчество) против Синода (неканоническая Греческая Православная Церковь — Ред.). В 1991 году он основал две общины — в Мперерве, пригороде Кампалы, столицы страны, где он тогда жил, и в деревне Накабаале, расположенной примерно в 120 км к востоку от Кампалы, где он провел свои детские годы .

Торговец в Уганде. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Правда, в 1998 г. Приход Иоакима и Анны, основанный отцом Кийимба, присоединился к униатской сирийско-греческой православной церкви Антиохии в Африке. В 2000 году отец Иоахим стал священником Бостонского Синода Святой Православной Церкви Северной Америки. С 2004 по 2007 год отец Иоаким вернулся в Противоборствующий Синод, а затем присоединился к Истинной Православной Церкви Америки.

Как видим, прошло некоторое время, прежде чем отец Иоахим Кийимба и его прихожане обратились в Русскую православную старообрядческую церковь. Только в 2012 году, как рассказала мне его вдова , говорит Дмитрий Бондаренко, h е наткнулся на информацию о себе в Интернете. Его привлекло то, что, как там было написано, в этой церкви неукоснительно соблюдались древние традиции .

Отец Иоахим Чиимба и старообрядческий священник отец Никола Бобков в Москве.Фото: газета «Общая» / starove.ru

Отец Иоаким обратился к Митрополиту Московскому и всея Руси, Предстоятелю Русской Православной Старообрядческой Церкви Корнилию с письмом, в котором выразил желание присоединиться к этому храму. В 2013 году он был официально рукоположен и стал священником.

Рождественское послание митрополита Корнилия старообрядцам Уганды. Фото экспедиции Института Африки РАН / инафран.ru

Традиция — ключевое слово для старообрядцев из Уганды , — объясняет ученый решение угандийцев присоединиться к Русской православной старообрядческой церкви. Никаких нововведений не приемлют. Их привлекло то, что старообрядчество считается древнейшей формой совершения христианских обрядов — это то, что для них жизненно важно . Правильное соблюдение обрядов и ритуалов очень важно для угандийцев.

Местная общественная газета.Девушка из старообрядческой общины осваивает жест двумя пальцами (крестное знамение). Фото: газета «Общая» / starove.ru

По мнению этнографа, такое отношение к ритуалам восходит к дохристианским верованиям, где самый действенный ритуал по умолчанию является самым старым. Ученый поясняет, что самый правильный обряд — самый старый. А старообрядчество имеет репутацию старейшей формы христианства года.

И в то же время , считает российский исследователь, они, безусловно, истинные христиане, и религия занимает в их жизни видное место.Это люди, которые исповедуют Иисуса Христа и отрицают традиционные политеистические верования .

Церковь старообрядцев в Накабаале. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Дмитрий Бондаренко иллюстрирует свою идею на примере Алекса Чака, создателя старообрядческой общины в Кисоджо. Католик по рождению, он стал старообрядцем в 1999 году, потому что, по его словам, он понял, что старообрядчество — это правильный способ сделать молитву .Вот как сам Чака объясняет свое решение: Я считал некоторые обычаи Православной церкви, не относящиеся к католической религии, присущими истинной религии. Жест двумя фигурами, крещение тройным погружением в воду, а не окроплением — вот те аспекты, которые должна иметь истинная религия: обо всем этом я читал в Библии. Староверы исповедуют религию, как это описано в Библии . Убедив других последовать за ним, он объяснил им то же самое; в частности, что истинно правильный способ крещения — тройное погружение в воду, потому что это описано в Библии (Бондаренко Д.Из России с верой: возникновение старообрядчества в Уганде как отражение культурных процессов в современной Африке // Сибирские исторические исследования. 2018, No1).

Антропологи работают. На фото: Д. Бондаренко. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Наследие отца Чимбаса

Вернувшись в Уганду, отец Иоаким приложил усилия для расширения своей конгрегации и организации ее жизни в соответствии со старообрядческими традициями, которым с тех пор оказывает посильную помощь Московская старообрядческая митрополия.

Отец Кийимба Я знал, что он умер в 2015 году. , — продолжает Бондаренко. Он был очень харизматичным человеком, способным убеждать, руководить. После его кончины в Москве был рукоположен в сан священника отец Иоахим Валусимби. Он перешел из католицизма в старообрядцев под влиянием отца Иоахима Кийимба . В его время, то есть в последние годы, несколько угандийцев обратились в старообрядцев.

Русская Православная Старообрядческая Церковь до сих пор не имеет огромной прихожанки, всего около 150 человек.И живут они в четырех довольно удаленных друг от друга населенных пунктах.

Первый — Мперерве, пригород Кампалы, столицы, где находится отец Иоахим Кийимбаливед и где до сих пор живет его семья. Есть св. Церковь Иоакима и Анны, единственная старообрядческая церковь.

Дети в церкви, Мперерве. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

На втором месте находится поселок Накабаале в 120 км к востоку от столицы.Это родная деревня отца Иоахима Чиимбаса.

Третье место проживания старообрядцев — деревня Кисодзё в 130 км к западу от Кампалы. Там общину создал племянник одного из пациентов отца Кийимба. И, наконец, на четвертом месте село Капеке в 70 км к северу от столицы. Таким образом, старообрядческая община в Уганде довольно разрознена, и ее представители из разных уголков часто не имеют возможности общаться друг с другом.

Старообрядцы более заметны в Мперерве, потому что там расположена их церковь.В настоящее время св. Церковь Иоакима и Анны — единственная старообрядческая церковь в Уганде. Церковь Святой Марии Египетской в ​​Накабаале остается незавершенной из-за отсутствия средств. На месте собрания сообщества установлен навес для защиты от дождя, что не редкость в тропической Африке. В Кисоджо старообрядцы приходят на молитву в заброшенный жилой дом. Несколько лет назад для строительства храма св. Константина и Елены.Деньги предоставила супружеская пара русских старообрядцев из США. Однако нехватка средств, а также нерешенные вопросы собственности в отношении участка препятствуют началу строительства (Д.М.Бондаренко. Из России с верой …).

Церковные женщины в шатрах. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Как живут старообрядцы в Уганде? Наверное, как и в любом другом сообществе: есть небольшое ядро ​​из наиболее активных членов; есть люди, которые более или менее регулярно участвуют в воскресных, рождественских и пасхальных богослужениях.А есть те, кто редко приходит в храм.

Услуги предоставляются на луганде, местном языке, который понимают все жители Уганды, независимо от их этнического происхождения. Их литургические книги также находятся на луганде, как и Библия — англиканские и католические миссионеры завершили ее перевод в конце 19 века.

Церковная книга в Луганде. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Старообрядцы Уганды — обычные люди.Отец Кийимба был образованным человеком; Он происходил из семьи священников, окончил Ленинградскую духовную семинарию. А его светским занятием был врач. Это действительно помогло ему в его проповеди, так как врач в Африке — очень значимая фигура. , — объясняет профессор Бондаренко.

Его преемник, отец Иоахим Валусимби, не имеет такого образования; он конструктор. Среди африканских старообрядцев есть учителя, бухгалтеры, медсестры и т. Д. Все они живут обычной жизнью жителей бедных окраин столицы.В их социальную сеть в основном входят люди других конфессий: коллеги, родственники, друзья и просто знакомые.

Святое причастие. Отец Валусимби. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Католическая церковь, храм, мечеть…

Деревни в Уганде довольно большие. Например, в Накабаале проживает около 700 человек, и старообрядцы составляют его меньшинство.В этих деревнях, а также почти повсюду в Уганде живут люди разного религиозного происхождения. Например, в Накабаале есть православная церковь (Александрийский патриархат), католическая церковь, англиканская церковь и мечеть, и это в дополнение к недостроенной старообрядческой церкви. Большинство жителей Кисоджио — католики, англиканцы или пятидесятники. Терпимость здесь велика. Часто даже члены одной семьи принадлежат к разным религиям.

Деревня Накабаале.Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

В целом старообрядцы Уганды довольно терпимо относятся к другим христианским конфессиям. Для Уганды это обычное дело. Они строже к мусульманам, но по-настоящему отрицательно относятся только к последователям языческих культов, которые занимаются гаданием или принимают услуги колдунов.

Члены сообщества собирают пожертвования и иногда платят десятину, но все эти суммы очень малы.Некоторую поддержку им оказывают старообрядцы из России. Строительство трехэтажного здания духовно-просветительского центра Св. Храм Иоакима и Анны в Мперерве был построен при финансовой поддержке Русской Православной Старообрядческой Церкви. Однако сейчас большая часть пожертвований для соверующих из Уганды поступает от прихожан Русской Православной Старообрядческой Церкви в Америке и Австралии. Жертвуют не только деньги, но и церковную утварь, одежду, детские игрушки и т. Д.

Жизнь в Уганде очень скромная. Пресвитера отца Иоахима Валусимби, село Капеке. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru.

При свв. Храм Иоакима и Анны, довольно скромное по нашим меркам сооружение. Руководит школой пресвитера Маргарита, вдова отца Кийимбаса. Также есть приемная для больных.

Богослужение в церкви Накабаале.Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Что прихожане Русской Православной Старообрядческой Церкви в Уганде знают о России, русской культуре? Немного. Многие, конечно, слышали о Владимире Путине и в целом положительно оценивают его деятельность, потому что он выступает против Америки. Пожилые люди также воспринимают Россию как правопреемницу Советского Союза и говорят о ней как о стране, поддерживающей народы Африки и противостоящей Соединенным Штатам. Вообще их старообрядчество не зависит от того, что оно пришло из России , — говорит Дмитрий Бондаренко.

Он был основан здесь без какой-либо активной проповеди извне или силы (как это было с англиканством и католицизмом в 19 веке, а теперь с евангелизацией), даже без каких-либо исторических или культурных связей с Россией. Как и в случае с Православием в Уганде, создание старообрядческой общины здесь является результатом религиозного рвения только угандийцев.

Церковь и социальное обслуживание

О жизни старообрядческой общины Уганды мы поговорили с отцом Николой Бобковым, священником Русской Православной старообрядческой церкви, который знал отца Кийимба и неоднократно посещал Уганду, чтобы помочь соверующим и познакомить их с русским старообрядчеством.

По словам отца Николы, община в Уганде продолжает существовать без особых изменений. Он по-прежнему состоит в основном из тех, кого пригласил покойный отец Кийимба — это его знакомые, родственники, друзья, пациенты и те, кого он обучал на медицинских курсах. В Африке многое связано с социальным служением, поэтому, пройдя медицинские курсы, он одновременно смог проповедовать веру. , — объясняет священник.

Свадьба молодых старообрядцев. Венки им прислали из России. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

И поэтому отец Чиимби хотел открыть медицинскую школу при св. Церковь Иоакима и Анны. Однако судьба распорядилась иначе. Здание должно соответствовать определенным стандартам, которые есть даже в Уганде. Это требуется для сертификации. На отделку здания требуется сумма от 60 до 70 тысяч долларов. У нас нет таких денег, нет и у них. Есть здание, в котором сейчас работает воскресная школа. Пресвитера покойного отца Иоакима Кийимба учит детей петь. Но, к сожалению, медицинские курсы пришлось закрыть, потому что в Уганде вступили в силу новые требования, которые не удалось выполнить , — сказал отец Никола.

Отец Иоахим Валусимби, заменивший покойного отца Кийимба, живет в Мперерве, поэтому он не может часто навещать членов общины, которые живут в других местах. Вы должны понимать, что у людей там довольно бедная жизнь, — поясняет священник. Путешествовать по стране для них довольно дорого, а у общины почти нет дохода. Отец Иоаким не получает зарплаты, поэтому они вместе оплачивают его расходы по приезду. Иногда кто-то дает ему десятину — например, кукурузу или что-то еще .


Отец Иоахим Валусимби и отец Никола Бобков. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru


Во время своих визитов православные священники из России прилагают все усилия, чтобы помочь своим братьям в Уганде, чем могут. Итак, во время своих прошлых визитов в отдаленные районы они брали с собой врача; он помогал там больным людям.

По наблюдениям отца Николаса, старообрядцы в Уганде очень любопытны и стремятся узнать больше о традициях, которые для них новы. Уганда — очень христианская страна. По его словам, они очень трепетно ​​относятся к вере, религии и традициям . Однако священник признает, что вопросам правильной организации богослужений пока нет конца.

Прихожане в традиционных костюмах Гомеши, село Капеке. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Представители Русской Православной Старообрядческой Церкви хотели бы больше рассказать своим единоверцам в Уганде о русских традициях, однако в данном случае многое зависит от финансирования. Мы хотим это сделать, потому что это поможет им узнать нашу культуру, традиции нашей веры. , — говорит отец Никола. Вообще говоря, признает священник, в Уганду нужно послать миссионера; он жил бы здесь если не постоянно, то надолго. Однако пока такой возможности у Русской Православной Старообрядческой Церкви нет.

Religion Revisted :: об этом классе

Новое Старообрядцы


русских препятствовать ассимиляции, U.С. церковь вмещает
Автор SARA LEITCH

купола старообрядческой Русской православной церкви Рождества Христова в Эри, штат Пенсильвания, имеют поразительное сходство с Рогожскими колокольнями. Монастырь в Москве. ФОТО: Предоставлено церковью Рождества Христова

P alm Воскресенье, в память о возвращении Иисуса в Иерусалим за неделю до этого. его распятие на кресте известно в Русской православной церкви как «Ивовое воскресенье».На богослужении Willow Sunday прихожане несут небольшие связки вербы. ветки и горящие свечи.

«Единственное, что на Руси так рано цветет, это ивы киски», сказал преподобный Пимен Симон, священник старообрядческой Русской Православной Церкви. Рождества Христова в Эри, штат Пенсильвания. «Но в Америке можно получить пальмы в любое время года. Итак, теперь некоторые люди несут пальмы и другие цветы а также ивы.«

Там же способ, которым букеты его прихожан из ив были адаптированы, чтобы включать цветы доступный в Соединенных Штатах, Саймон помог своей церкви адаптироваться к жизни здесь. Церковные службы почти полностью проходят на английском языке, а не на традиционный старославянский язык, обращенные из других религий приветствуются и молодые люди посещают уроки воскресной школы и участвуют во многих аспектах церковной жизни.

Но приспособления имеют цену, говорят русские старообрядцы. Молодое поколение в США теряют большую часть старообрядческого наследия, которое Церковь в России так дорого. Многие старообрядцы в России не одобряют ассимиляции за границу.

» старое поколение, наверное, хранит традиции даже сильнее, чем в России », сказал Михаил Рощин, старообрядец, профессор религиоведения. в Восточном университете в Москве.»Молодое поколение в некоторых путь потерян. Им не удалось передать знания подрастающему поколению. В дети учатся в американских школах, учатся в разных местах ».

Новизна церкви Симона в некотором роде кажется нелогичным, поскольку она является членом старообрядцев, секты русского православия, появившейся более чем 300 лет назад, когда царь модернизировал церковные книги и практику.

Старообрядцы отказались изменить свою литургию, придерживаясь своих традиций в лицо преследования со стороны правительства. Внутри группы произошел раскол, так как некоторые общины принимали священников, рукоположенных основной церковью, в то время как другие считали, что любой человек, посвященный с использованием новых ритуалов, не был поистине священник.

иммигрантов из Сувалки, небольшого городка, который был частью Российской империи, но теперь в Польше, основал конгрегацию Эри в 1880-х годах после того, как они в Эри для работы в доках озера Эри.Их церковь, окрашенная в коричневый цвет стены и сверкающий золотой купол, сидит на холме с видом на воду.

Иммигранты были староверами без священников, служением которых руководил новостник. которые не могли совершать таинства, но уделяли внимание другим духовным потребности собрания. Преподобный Саймон служил новостником в Церковь Эри в 1970-х и 80-х годах, прежде чем решить, что единственный путь вперед было для него стать священником и выполнять службы на английском языке.

Не все в Эри согласился.

«О компании 20 процентов прихода яростно выступили против этого движения », — сказал Саймон сказал. «Но у нас почти не было молодежи, да и будущего действительно не было».

Как солнце установлен во время богослужений в субботу вечером перед Вербным воскресеньем, церковь наполнены ароматами ладана, свечного воска и цветов, а молодые люди были видными членами общины.Подростки вели декламацию литургии и малышей стояли в первых рядах членов церкви ожидание поклонения иконе Вербного воскресенья, одно из требований, которые они необходимо выполнить, если они хотят причаститься в воскресенье утром.

Во время Вечерняя утреня в субботу, от самых маленьких до старухи терпеливо стояли в две шеренги поклониться иконе.Когда они дойдя до фронта, они вручили свои ивовые букеты молодому дьякону. Затем они участвовали в синхронизированном ритуале перехода и простираться ниц перед иконой и Библией, сидящей на столе покрыт черным бархатом. После того, как священник нарисовал кресты на лбу святым маслом они кланялись друг другу, собирали свои букеты из молодой дьякон и отошел в сторону.

Акт поклонение было настолько скоординированным, что потребовалось чуть больше 30 минут чтобы священник прошел через каждого из 200 прихожан.В конце, сами священники также выполнили ритуал, затем продолжили обслуживание. Все это время пели мужские и женские хоры.

Это традиционный акцент на богослужении в сочетании с новыми англоязычными службами привлечение новых старообрядцев.

Стивен Мейнард, 26, присоединился к церкви два года назад, после нескольких свиданий с Иеговой. Свидетель пробудил в нем интерес к религии.Мейнард, воспитанный католиком в подростковом возрасте служил прислужником, начал посещать разные церкви в Эри, пытаясь решить, к кому присоединиться.

«Мост места, все будут болтаться, пока кто-нибудь разговаривает с вами «, он сказал. «Что-то меня привлекло в старообрядчестве. больше ориентированы на поклонение. Священник начал службу с того, что он главный грешник и хуже всех.«

Мейнард говорит он наслаждается семейной атмосферой собрания, как во время службы, так и во время службы. и вне церкви.

» церковь очень сплоченная, все знают всех, это как семья », он сказал. «И я, вероятно, больше никогда в жизни не буду голодать. старушки приносят мне еду, и они всегда пытаются меня поправить их внучки «.

Хотя церковь Эри преобразовала большую часть своей службы со старославянского в Английский, он по-прежнему привлекает некоторых русскоязычных иммигрантов, желающих посещать службы Старого обряда в Соединенных Штатах.Один из этих новых участников Елена Спектор из Питтсбурга, переехавшая в США из России. три года назад.

» Причина, по которой она приехала в Америку, — это просто брак, но она пытается сохранить ее старая религия, религия ее родителей «, — сказал ее муж. Деннис Спектор, переводящий для своей жены. Отец Елены Спектор, Михаил Задворнов, священник старообрядческой церкви в Новосибирске. Сибири.

«Он ходит в церковь каждый день, он очень трудолюбивый «, — Деннис Спектор. сказал. «Он построил новую церковь».

Он сказал, что жена спросила его о старообрядческих церквях, когда они впервые встретились через сайт знакомств. Когда родственники на Лонг-Айленде сказали ей о церкви Рождества Христова Деннис Спектор поклялся отвезти жену два часа, чтобы добраться до церкви.

«Это почему моя жена всегда ходит в Эри, это именно та церковь, в которой она когда-то ходила поехать в Россию, — сказал Деннис Спектор. — Многие люди идут в Русская Православная Церковь, но, насколько я понимаю, есть разница между старообрядцами и русскими православными. Это особый вид люди, точно так же, как еврейские ортодоксальные люди «.

верх

сайтов

Дом
работает по формату
http: // www.vancouver.wsu.edu/crbeha/home.htm
Этот онлайн-архив включает десять предметов из коллекции Исторического общества Орегона, некоторые из них трудные. получить в другом месте. В их число входят брошюры, открытые письма и публичные объявления брата Амвросия Мурмана. по старообрядческим вопросам; отчет Джона Худаниша 1973 года о состоянии старообрядческой общины в Вудберне, экземпляр «Пособия для учителей русских старообрядцев в Орегоне» и др. www.orthodoxwiki.org
Краткая биография епископа Эрийского Даниила, РПЦЗ прелат, являющийся епископом Старообрядческой церкви Святого Рождества в Эри, штат Пенсильвания. Потомки безпоповцев Поморцы эмигрировавшие из Польши в Пенсильванию в 1880-х годах составляют историческое ядро ​​общины.


Центр Тихвинской Богоматери
Сент-Бенедикт, Орегон,
(503) 845-3300
(Св.Бенедикт расположен в городе Mt. Ангел, Орегон)

(См. Полное описание этого музея в разделе «Музеи и архивы»). Хотя сам музей поддерживает нет веб-сайта, Пол Виговски (который не имеет прямого отношения к Музею) опубликовал свою личную коллекцию фотографий с некоторыми экспонатами музея, доступную здесь: http://wigowsky.com/products.html Старообрядческая Русская Православная Церковь Рождества Христова http: // www.churchofthenativity.net/index.html
Обширный приходской сайт, поддерживаемый Старообрядческой Русской Православной церковью Рождества Христова (под омофором Св. Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви. Потомки безпоповцев Поморцы эмигрировавшие из Польши в Пенсильванию в 1880-х годах составляют историческое ядро ​​общины. Помимо обычных приходских новостей и объявлений, статьи включают историю Знаменного песнопения, соответствующее поведение на службах Старого Обряда и постоянно растущий список публикаций Старого Обряда, переведенных на английский язык.На английском.
http://www.multiculturalcanada.ca/ecp/
Шеффель аккуратно излагает историю присутствия старообрядцев в Канаде, начиная с хиротонии 1908 года. «епископа Канадского» иерархией Белой Криницы (в то время, когда старообрядцев, скорее всего, не было в Канаде). История продолжается с приходом около 100 поповцев-старообрядцев, присоединившихся к другим русским. беженцев в эмиграции в Канаду при спонсорстве Канадской Тихоокеанской железной дороги в 1920-х годах, и заключает с основанием и медленным ростом Часовенных сообществ с 1960-х годов по настоящее время.Он отмечает повсюду давление, оказываемое канадскими иммиграционными властями с целью сдерживания потока иммигрантов. Он описывает экономическую и общественную жизнь; модели родства, структура семьи и роль женщин; образование, религия и отношения с не старообрядцами.

Соболев Владимир.


http: // wigowsky.ru / products.html
Виговски, русскоязычный школьный учитель с многолетним опытом обучения староверов из Орегона, поставил вместе обширный и в целом надежный сайт, описывающий веру, историю и традиционные обычаи старообрядцев. Один из лучших ресурсов для исследователей школьного возраста.
http://wigowsky.com/products.html
Этот 181-страничный роман, написанный русскоговорящим школьным учителем, знакомым с общиной старообрядцев Орегона, рассказывает о приключениях вымышленной старообрядческой четы.Пара уезжает из сельского Китая в 1950-е годы, эмигрирует. в Бразилию в 1964 году и снова эмигрирует в Орегон, где муж умирает при извержении вулкана Mt. Сент-Хеленс. Автор делает все возможное, чтобы изобразить жизнь старообрядцев, включая много исторической справки и многих других. детали обычаев и убеждений. Большинство инцидентов взяты непосредственно из реального опыта Сообщество Орегона. Другой материал (изложение догматов, народных сказок, религиозных рассказов) взят из второстепенных источников и менее удобно вписываются в повествование.

Александр Долицкий: Старообрядцы хранят веру в новый мир

Автор ДОЛИЦКИЙ АЛЕКСАНДР

(Иллюстрация: «Боярыня Морозова» Василия Сурикова (1887), изображает дерзкую Феодосию Морозову во время ее ареста. Ее два поднятых пальца относятся к спору о том, как правильно креститься.)

Глубоко религиозный, русский народ был потрясен литургической реформой Русской Православной Церкви, введенной Патриархом Никоном (1666–1667), посмевшим исправить ошибки в рукописях Священных Книг.

Многие набожные верующие отказались отречься от ошибок своих отцов, освященных традицией. Впоследствии многочисленные сельские поселения русских старообрядцев были основаны практически повсеместно в России, а со временем и за рубежом.

Несогласные не хотели основывать свою веру ни на чем новом, кроме старых текстов, написанных много веков назад; и они будут соблюдать только старые традиционные обычаи и религиозные обычаи, осуждаемые нынешней Русской Православной Церковью.

В конце концов преследования со стороны царского правительства и агрессивное обращение со стороны их враждебных соседей и государственной православной церкви вынудили православных старообрядцев в отдаленные и неосвоенные сельские районы, где они спокойно продолжали практиковать свои старые ритуалы, периодически перемещаясь при угрозе преследования враждебный режим и вторжение посторонних, принадлежащих к разным вероисповеданиям и убеждениям, снова настигли их.

Некоторые из этих групп мигрировали в Соединенные Штаты в 1960-х годах, поселившись в сельских районах Орегона и Аляски.

История русских старообрядцев является наиболее ярким и ярким примером того, как большая часть людей выступала против новых литургических и богослужебных изменений и сумела сохранить свои религиозные обычаи, национальные традиции и основные культурные ценности 17-го века, несмотря на постоянное воздействие различные географические, религиозные, идеологические, экономические и социальные проблемы, которым они подвергаются на протяжении последних 355 лет.

Опираясь на исторические отчеты и этнографические исследования с 1983 года, я утверждаю, что культурная устойчивость, о которой свидетельствуют поселения старообрядцев на Аляске, обусловлена ​​когнитивно-консервативным рациональным предварительным отбором и / или отказом от культурных черт и адаптивных стратегий, которые продемонстрировали свою ценность для выживания, культурную преемственность и «живая память» в течение длительных периодов религиозных преследований и географических перемещений.

С середины 17 века основные культурные ценности и древние православные институты старообрядцев изменились очень мало, несмотря на воздействие множества различных социально-физических сред в течение 355 лет.Таким образом, русская старообрядческая культура на Аляске мало что изменилась по сравнению с ее более ранним наследием.

Конечно, старообрядческая культура несколько изменилась за последние 355 лет. Жизнь в тесном контакте с коренным населением Китая, Бразилии, Соединенных Штатов, Канады и бывшего Советского Союза, а также влияние современных технологий и культурных ценностей Соединенных Штатов привели к неповиновению традиционным укладам среди молодежи старообрядцев. Несмотря на структуру ценностей, в значительной степени поддерживающую культурную устойчивость и стабильность, они постепенно институционализировали практические идеи и элементы современных технологий (например,(например, телефоны, автомобили, бытовая техника и даже телевидение в некоторых семьях) в их социальную структуру.

Безусловно, старообрядцы на Аляске в некотором роде изменились с 1960-х годов. Наибольшие изменения произошли в вопросах материальной, технологической и светской культуры и общественной жизни, и они отражают скорее адаптацию к обстоятельствам, чем фундаментальное изменение их культурной самобытности.

Религиозные вопросы и ценности были наиболее стабильными элементами их культуры.Для старообрядцев религия — это не институт, параллельный экономике, политике или родству, но это душа их общества; он более фундаментален, чем другие элементы, и пронизывает их все. Для старообрядцев Аляски религия не ограничивается какой-то определенной сферой жизни; это все вездесущее и доминирует над всем. Религия определяет их моральные ценности, внешний вид, пищевые привычки, роли детей, женщин и других взрослых в их обществе; он формирует их социальное поведение и методы существования.

Их настойчивое стремление сохранить дореформенные ритуалы Русской Православной Церкви XVII века привело к гонениям и постоянным беспорядкам в течение последних 355 лет. На Аляске они обрели религиозную и традиционную свободу, экономическое выживание, чувство принадлежности и государственную защиту своих культурных ценностей.

В июне 1975 года пятьдесят девять старообрядцев села Николаевск на полуострове Кенай стали гражданами США.

Церемония натурализации прошла в школе Anchor Point недалеко от их домов.После церемонии Кирилл Мартушев обратился ко всем сельчанам: «Мы долгое время искали место в мире, где мы могли бы жить своей жизнью и быть свободными в своей вере в Бога. Мы нашли здесь то, что искали, и поэтому решили стать гражданами этих великих Соединенных Штатов ». Когда Кирилл сел, в поле зрения не было ни единого сухого глаза.

Однако соблазны современного и светского мира представляют собой постоянную угрозу дисциплине и религиозной лояльности молодежи.В ответ в начале 1980-х годов некоторые члены переехали в более отдаленные места штата — село Вознесенка в районе залива Качемак и село Березовка на юге центральной Аляски. Старообрядцы считают, что пока они могут оставаться сплоченным сообществом, они смогут защищать свою религиозную свободу, свою религиозную и этническую идентичность, укреплять свою экономическую безопасность и продолжать контролировать направление своей жизни.

Следовательно, система общения старообрядцев друг с другом и с посторонними, а также их стратегия консервативного рационального предварительного отбора и поддержания границ могут преподнести уроки и альтернативы другим этническим меньшинствам или изолированным общинам на Аляске, в Соединенных Штатах и ​​во всем мире. все больше поглощается посягательством урбанизации, быстрой модернизации и глобальной левизны.

Александр Борисович Долицкий родился и вырос в Киеве, на территории бывшего Советского Союза. В 1977 году получил степень магистра истории Киевского педагогического института, Украина; степень магистра антропологии и археологии Университета Брауна в 1983 году; и был зачислен в докторантуру. программа по антропологии в колледже Брин-Маур с 1983 по 1985 год, где он также был лектором в Русском центре. В СССР он три года был учителем обществознания и пять лет археологом в Украинской академии наук.В 1978 году он поселился в США. Долицкий впервые посетил Аляску в 1981 году, когда проводил полевые исследования для аспирантуры в Брауне. Сначала он жил в Ситке в 1985 году, а затем поселился в Джуно в 1986 году. С 1985 по 1987 год он был археологом и социологом Лесной службы США. Он был адъюнкт-профессором русских исследований в Университете Юго-Восточной Аляски с 1985 по 1999 год; Инструктор по общественным наукам в Центральной школе Алеска Департамента образования Аляски с 1988 по 2006 год; и был директором Исследовательского центра Аляски-Сибирь (см. www.aksrc.homestead.com) с 1990 г. по настоящее время. Он провел около 30 полевых исследований в различных регионах бывшего Советского Союза (включая Сибирь), Центральной Азии, Южной Америке, Восточной Европе и США (включая Аляску). Долицкий читал лекции по судам World Discoverer, Spirit of Oceanus и Clipper Odyssey в арктических и субарктических регионах. Он был руководителем проекта Мемориала ленд-лиза Аляска-Сибирь времен Второй мировой войны, который был возведен в Фэрбенксе в 2006 году. Он опубликовал множество публикаций в области антропологии, истории, археологии и этнографии.Среди его последних публикаций — «Сказки и мифы чукчей Берингова пролива», «Древние сказки Камчатки»; Сказки и легенды эскимосов Юпиков Сибири; Старая Русь в современной Америке: русские старообрядцы на Аляске; Союзники в военное время: авиалиния Аляска-Сибирь во время Второй мировой войны; Дух амурского тигра: сказки Дальнего Востока России; Живая мудрость Крайнего Севера: сказки и легенды Чукотки и Аляски; Трубопровод в Россию; Воздушный путь Аляска-Сибирь во время Великой Отечественной войны; и Старая Русь в современной Америке: живые традиции русских старообрядцев; Древние сказки Чукотки и древние сказки Камчатки.

Как это:

Нравится Загрузка …

Русские старообрядцы в Орегоне борются с коронавирусом: «Он проник в нашу общину»

Как минимум семь из 10 русских старообрядческих церквей возле Вудберна были закрыты ранее на этой неделе. ни одной машины на стоянках. Одна церковь вывесила на воротах рукописную табличку: «ЗАКРЫТО ОТМЕНЕНО из-за COVID-19».

Рядом с входной дверью другой церкви на доске были прикреплены сообщения Управления здравоохранения штата Орегон на русском и английском языках, в которых людям предлагалось часто мыть руки, не прикасаться к лицу, избегать контакта с больными людьми и прикрывать рот, когда они больны.

По мере того как лидеры старообрядцев в Орегоне пытаются постепенно преодолеть разрыв между их изолированным сообществом, насчитывающим около 10 000 человек, и внешним миром, пандемия коронавируса ускорила работу.

Два почтовых индекса с самыми крупными вспышками в Орегоне находятся в Вудберне и Жерве, части штата, которая долгое время была ядром старообрядцев Орегона. Государственное исследование показывает 181 инфекцию в этих почтовых индексах.

Группа, объединенная историей, религией и языком, живет в этом районе на протяжении десятилетий, и многие члены исторически не доверяют правительству, обусловленное столетиями преследований в России и Советском Союзе.Группа была названа так потому, что ее участники отказались поддержать реформы XVII века в Русской православной церкви.

Анна Касачева, которая баллотируется на место в Государственной палате, была в авангарде усилий по объединению старообрядцев с их более широким окружением.

Это не всегда было легко.

«Люди не знают и как бы не понимают внешний мир», — сказал Касачев. «Они напуганы».

Касачев теперь взял на себя роль посыльного, передавая медицинские сообщения о социальном дистанцировании и необходимости масок местным церковным лидерам и сотням людей, которые подписались на строки сообщений.

Над ее работами нависает одно крупное неизвестное: насколько сильно болезнь поразила ее народ? Она слышала неподтвержденные сообщения всего нескольких человек. По ее словам, она не знает никого, кто умер от коронавируса.

«Это проникло в наше сообщество», — сказал Касачев. «Итак, людей могло быть больше. Я не могу сказать да, на 100 процентов ».

***

Община уязвима, потому что жизнь так сильно вращается вокруг христианской веры старообрядцев, особенно во время пасхального сезона в прошлом месяце, одной из самых священных традиций группы.

До 100 человек, например, посетили пасхальные службы 19 апреля в церкви лидера Антона Чупрова, сказал прихожанин, некоторые из них могли держаться на расстоянии более шести футов друг от друга, а другие нет.

Многие люди в эту Пасху предпочли остаться дома, сказал Чупров.

«Как сказано в законе, так и мы сделали», — сказал он.

Чупров слышал о двух людях, заразившихся коронавирусом в старообрядческой общине, один из которых был госпитализирован, сказал он. Но никто из тех, кто присутствовал на его пасхальной службе, не заболел, сказал он.

Лев Гоктас, старообрядец, который ходит в церковь недалеко от Жерве, сказал, что не присутствовал на пасхальной службе после того, как руководитель его церкви сказал прихожанам, что пожилые и больные люди должны оставаться дома. 59-летний мужчина болен раком горла. По его словам, его жена присутствовала на службе.

Представители органов здравоохранения штата и округа Мэрион заявили, что им неизвестен источник местной вспышки. Они не отслеживают религиозную принадлежность пациентов.

Дженна Вятт, пресс-секретарь округа Мэрион, сказала, что им ничего не известно, кроме случаев, когда заболевание сконцентрировано в северной части округа.

Должностные лица здравоохранения работали с более чем шестью группами, представляющими меньшинства в этом районе — помимо старообрядцев, Вудберн также является центром латиноамериканского населения долины Уилламетт — чтобы обеспечить доступность медицинской информации для людей, которые может быть трудно достичь стандартными методами.

«Не было сообщества, которое бы не пострадало от вируса», — сказал Вятт.

Болезнь, например, поразила латиноамериканцев округа Мэрион сильнее, чем латиноамериканцев в остальной части штата, согласно статистике округа.На данный момент 35 процентов заболевших коронавирусом в округе идентифицируются как латиноамериканцы или латиноамериканцы по сравнению с 29 процентами в штате в целом.

«Очень важно, чтобы все члены нашего сообщества понимали, что все подвержены риску COVID-19, независимо от расы, этнической принадлежности, религии или возраста», — сказал Вятт.

Вот где появилась Касачева. В прошлом году она была одним из основателей некоммерческой организации «Русская старообрядческая община», и вместе с другими членами группы она стала связующим звеном между чиновниками здравоохранения и церковными лидерами.

Она сказала, что в некоторых церквях по-прежнему проводятся службы, хотя и с гораздо меньшим количеством посетителей, чем обычно, и она, как и другие жители штата, недовольна требованием губернатора Кейт Браун запретить большие собрания применительно к религиозным собраниям.

В четверг десять церквей подали в суд на Брауна, требуя отмены мартовского постановления губернатора, запрещающего собрания более 25 человек. Старообрядческие церкви не были среди тех, кто судился с правительством.

***

Старообрядческие церкви в округе Мэрион выделяются на фоне пейзажа, увенчанные золотыми луковичными куполами и возвышающиеся среди полей или расположенные между домами.

Вифлеем Драйв, в трех милях к востоку от Жерве, имеет три церкви, с церковью Святого Вознесения посередине, ее семь куполов украшены православными христианскими крестами. Кресты имеют три луча, нижняя из которых наклонена слева направо, чтобы символизировать различное отношение двух разбойников, распятых с Иисусом Христом.

Одна из трех русских старообрядческих церквей на Вифлеемском проезде на северо-восток, недалеко от Жерве.

В отличие от других церквей, большая часть фасада Святого Вознесения покрыта иконографией: Святые Петр и Павел приветствуют прихожан по обе стороны от входа и более 100 фигур с золотыми нимбами над входом.

Это была церковь с государственными инструкциями о том, как избежать коронавируса, висящими на морщинистой доске, вместе с другими приходскими документами, включая лист регистрации волонтеров и расписание мероприятий.

В миле от Фролова на северо-востоке закрытым забором была окружена гораздо более крупная церковь, возглавляемая Антоном Чупровым. Ворота на церковную территорию были закрыты в прошлое воскресенье, и большая парковка была пуста.

Пасха — самый важный праздник для старообрядцев. Они постятся за семь недель до этого, а празднования длятся неделю.

Многие люди, в том числе Касачев, не присутствовали на пасхальных службах всю неделю, желая защитить себя и свои семьи. Она действительно присутствовала на воскресной пасхальной службе в своей церкви.

«Большинство населения действительно многим пожертвовало, чтобы оставаться в безопасности», — сказала она.

Чтобы помочь людям молиться дома, организация Касачева разослала членам общины 25-страничный электронный документ, содержащий пасхальный канон на традиционном языке Русской православной церкви — старославянском.

Касачев неоднократно обращался к руководителям церкви, сказала она, чтобы сказать, что пожилым людям, детям и людям с проблемами здоровья не следует посещать церковь.

Она и другие члены ее группы подчеркнули важность держаться на безопасном расстоянии друг от друга. Например, в ее церкви полы покрыты лентой на расстоянии шести футов друг от друга.

Люди, в свою очередь, обращались к ней, чтобы спросить об опасностях болезни, и они прислушивались к ней, сказала она.

«Многие люди спрашивали:« Это правда? » — сказал Касачев.«Есть ли за этим что-то, чего мы не знаем?»

Члены общины отвечают, сказала она, отметив, что некоторые из старообрядцев активизировались, чтобы перейти от шитья одежды к пошиву масок для местных медицинских работников.

Другие церкви берут на себя инициативу.

У одного из них был прикреплен к забору напечатанный знак, в котором говорилось, что требуется 6-футовое социальное дистанцирование со ссылкой на одно из указов губернатора.

«Оставайтесь в безопасности и оставайтесь здоровыми», — говорится в сообщении.

— Федор Зархин

[email protected]

стол: 503-294-7674 | моб .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *