Данься китай: Недопустимое название

Содержание

Разноцветные скалы геопарка Чжанъе Данься в Китае

Поистине уникальный уголок природы раскинулся на просторах Китая в провинции Ганьсу, и имя ему Чжанъе Данься. Эти потрясающие разноцветные скалы благодаря своей непревзойденной красоте и необычной красочности могли бы стать еще одним чудом света. Они привлекают внимание путешественников со всех концов Земли. Не зря китайское издание National Geography в 2009 году включило Чжанъе Данься в шестерку наиболее живописных скалистых формирований Поднебесной.

Эта геологическая достопримечательность, окруженная одноименным национальным парком, стала следствием отложения различных полезных ископаемых, которое происходило на протяжении целых 24 миллионов лет. Именно благодаря этому процессу и получился этот потрясающий природный феномен, столь похожий на слоеный торт самых разных цветов: желтого, красного, зеленого, голубого, оранжевого и многих других. Здесь художница-природа и правда не поскупилась на краски, создав пеструю диковинку, любоваться на которую — сплошное удовольствие и радость для глаз.
Скалистые образования, пестрящие дивным разноцветьем, заинтересовали и Фонд всемирного наследия ЮНЕСКО, который в 2010 году взял этот объект под свою опеку.

Кажется, что популярность столь живописных ландшафтов Чжанъе Данься не прекратит расти никогда, год от года сюда стремятся попасть неиссякаемые потоки людей, желающих лично лицезреть необычную достопримечательность.

Дабы предотвратить повреждение неповторимого ландшафта и избежать загрязнений окружающей среды, холмы разрешено исследовать лишь в сопровождении экскурсионной группы. Вся территория геологического парка хорошо охраняется.

Поэтому, если вы также захотите взглянуть на этот фантастический шедевр кисти невидимого художника, то самым лучшим временем для этого станет период с июня по сентябрь. А при посещении Чжанъе Данься в рассветный или предзакатный период можно застать скалы в максимальной их красе, поскольку именно тогда они непрерывно меняются в оттенках. Это просто неописуемое зрелище, красивее которого даже сложно вообразить!

Национальный геопарк Чжанъе Данься — Russian

Чжанъе Данься известен скалами необычных цветов, достигающими высоты нескольких сотен метров. Они образовались в результате отложения песчаника и других полезных ископаемых, которые формировались здесь на протяжении 24 миллионов лет. В результате образовалось подобие слоёного пирога, возникшее вследствие движения тех же самых тектонических плит, благодаря которым сформировалась часть Гималаев. Ветер, дождь и время создали здесь необычные формы скал, в том числе похожих на башни, столбы с оврагами, различных цветов и размеров.

Геопарк разделен на 2 главные турзоны – Радужные горы и Бингоу Данься, они находятся на расстоянии 12 км друг от друга.

Радужные горы по-китайски называются семицветными. Но на самом деле, цветов здесь гораздо больше. Кажется, что кто-то специально разрисовал эту землю гигантской кистью. А все потому, что когда-то здесь текли реки, они приносили разные породы песчаника, который оседал в русле. Реки давно высохли, а грунт, принесенный из других краев, создает этот космический пейзаж до сих пор.

Здесь туристы передвигаются на автобусах, которые входят в цену билета. Любоваться пейзажем можно только со специальных смотровых площадок, а передвигаться – по тропинкам, которые отделяют природу от туристов.

Всего в турзоне пять смотровых площадок, с каждой из них открываются невероятные виды, тем не менее тот самый пейзаж слоено-разноцветных гор, который изображают на всех открытках, можно увидеть с площадки под номером три.

Лучшее время для посещения Радужных гор – на следующий день после дождя, в солнечную погоду, тогда цвета становятся наиболее яркими.

Бингоу Данься располагается вблизи Радужных гор. Если предыдущее место поражает цветами, то здесь вас удивят формы. Этим скалам уже около 24 млн лет. Дожди, палящее солнце и время создали здесь подобие развалин города великанов – гигантские столбы в несколько десятков метров высотой, глубокие русла высохших рек и скалы, принимающие причудливые формы.

И все это из песчаника темно-кирпичного цвета. В этой зоне нет таких строгих ограничений по передвижению туристов: горы можно «потрогать», а в овраги – спуститься.

В 2009 году китайская версия журнала National Geographic назвала Чжанъе Данься одним из «шести самых красивых ландшафтных районов» в Китае. Лучший туристический сезон для посещения геопарка – с июня по сентябрь.

Национальный геопарк Чжанъе Данься в Китае

MICE TV как всегда готова поделиться с вами самыми необычными уголками нашей планеты!

Сколько волшебных мест сотворила природа за миллиарды лет? Затрудняетесь ответить? Редакция MICE TV тоже. С каждым годом находится всё больше и больше чудес, но какие-то известны уже сейчас. И одним из таких мест является Национальный геопарк Чжанъе Данься в Китае. Поистине необыкновенное место с многомиллионной историей. 

Фото instagram.com (@earthspirit)

Национальный геопарк Чжанъе Данься находится в китайской северо-западной провинции Ганьсу. Площадь парка велика и составляет около 510 км². На данный момент это популярное место, постоянно посещаемое туристами. Но до 2011 года (пока он не получил звание национального геопарка) был обычным провинциальным и мало кому известным. 

Фото instagram.com (@ijoytravel)

Что отличает этот парк от всех других? А то, что вся территория застлана живописными красочными скалами, будто нарисованные кистью художника. Они по праву считаются самым красивым ландшафтным образованием Китая. Кстати, самой посещаемой частью парка считается та, что расположена в 20 км к югу от центра Линьцзэ. Она лучше других благоустроена для туристов. Стоит отметить, что для гостей там специально создают смотровые площадки, с которых открывается великолепный вид на ландшафты. 

А теперь немного истории создания природой столь замечательного места. Все скалы, высота которых достигает несколько сотен метров, приобрели свой цвет за счёт того, что 24 миллиона лет назад на их месте были песчаники и другие полезные ископаемые. Дальше же дело времени, эдакий эффект слоёного пирога. Движение титанических плит, ветер, дождь, жара— всё сыграло свою роль в формировании объекта народного китайского наследия. 

Фото instagram.com (@miracles_of_this_world)

Редакция MICE TV под впечатлением, что в мире существуют такие места, которыми можно насладиться в живую. И, на наш взгляд, люди должны беречь такие объекты, да и природу в целом. Если уж человечество и пользуется её дарами, то нужно восполнять взамен, а не бездумно израсходовать. Давайте относиться с заботой к нашему любимому земному шарику. 

Будем на связи! 

Все самое интересное из мира MICE на сайте и в наших социальных сетях 

Facebook VKontakte Instagram Telegram Яндекс Дзен

Смотрите эфиры MICE TV на Яндекс Эфир или YouTube

Необыкновенное и уникальное чудо природы

На нашей прекрасной планете есть огромное количество самых настоящих чудес природы, само существование которых иногда может безмерно удивлять как обычных людей, так и ученых. Красные и розовые озера, огромные горы тепуи с собственной экосистемой, никогда не таящие ледяные пещеры, живописные долины с кристально-прозрачными озерами и даже зеленые оазисы, ярким пятном выделяющиеся среди безжизненной пустыни. Нашей планете определенно есть, чем удивить даже самый привередливый вкус.

Далеко на юго-востоке Китая раскинулись невысокие, но очень живописные скалы под названием Чжанъе Данься. Вся их уникальная особенность заключается в том, что на эти скалы будто неаккуратный художник разлил маслянистые краски из своей палитры. Таких пейзажей вы не увидите больше нигде в мире, это место по-настоящему уникально, а потому тщательно охраняется правительством Китая и очень популярно у туристов.

Китайские власти очень заботятся о сохранении этого памятника природы, формировавшегося на протяжении 24 миллионов лет. Самостоятельно исследовать холмы запрещено, но можно купить недорогую автобусную экскурсию, которая длится всего пару часов.

Автобус совершает несколько остановок в самых живописных местах национального геопарка, чтобы у путешественников была возможность полюбоваться пейзажами и сделать несколько впечатляющих кадров. По пути вам расскажут, что такой цвет эти скалы имеют благодаря многочисленным отложениям полезных ископаемых: таких, например, как песчаник, а также многих других.

Это место по праву считается одним из самых необычных и красивых на всей Земле. Так что если вам выпадет шанс посетить этот удивительный Национальный парк и полюбоваться на разноцветные скалы, обязательно совершите туда путешествие.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:

Национальный геопарк Чжанъе Данься

 

Парк расположен в северных предгорьях хребта Циляньшань, в уездах Линьцзэ и Сунань, которыми управляет администрация городского округа Чжанъе провинции Ганьсу. Главными населёнными пунктами в Данься являются посёлки Канлэ и Байинь.

Центральная часть территории парка, живописный район Линьцзэ Данься, расположен в 30 км к западу от центра города Чжанъе и в 20 км к югу от центра уезда Линьцзэ. Это наиболее благоустроенная и наиболее посещаемая часть парка. Другой живописный район, Бингоу (冰沟), расположен на северном берегу реки Лиюань (梨园河), был официально открыт 3 августа 2014 года. Бингоу занимает площадь в 300 км², а высота здесь составляет от 1500 до 2500 м над уровнем моря. Третья область, живописный район Сунань Данься, расположена в Ганьцзюне, к югу от Линьцзэ.

Чжанъе Данься известен своими необычными цветами скал, являющихся гладкими, острыми и достигающими высоты нескольких сотен метров. Они образованы отложениями песчаника и других полезных ископаемых, которые сформировались здесь в течение 24 миллионов лет. В результате образовалось подобие слоёного пирога, возникшее вследствие движения тех же самых тектонических плит, благодаря которым сформировалась часть Гималаев. Ветер, дождь и время создали здесь необычные формы скал, в том числе похожих на башни, столбы с оврагами, различных цветов, узоров и размеров.

В 2005 году Чжанъе Данься был признан коллегией журналистов, представлявших 34 крупнейших СМИ, одним из самых красивых рельефов Данься в Китае. В 2009 году китайская версия журнала National Geographic назвала Чжанъе Данься одним из «шести самых красивых ландшафтных образований» в Китае. Парк стал главной туристической достопримечательностью в окрестностях Чжанъе. Чтобы посетителям было удобнее осматривать скальные образования, было построено большое количество деревянных настилов и подъездных дорог. В 2014 году в совершенствование инфраструктуры в области Бингоу было вложено 100 миллиардов юаней.

Такое природное явление — результат движения земной коры, выветривания и эрозии, происходивших в течение миллионов лет. Формы рельефа и горных пород, различные по цвету, текстуре и размерам, создают особенные ландшафты со множеством пещер, гротов, оврагов и долин, а также природных колонн и башен. В 2010 году геологический парк Данься, наряду с пятью территориями, расположенными в субтропической зоне на юго-западе Китая, был включен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

радужные или цветные горы в Китае

Геопарк горы Данься является главной достопримечательностью небольшого городка Шаогуань, который находится примерно в 300 км от Гуанчжоу. Этот уездный городок заманивает туристов захватывающими дух пейзажей и назабываемых впечатлений от прогулок по паркам и каньонам.

Главная достопримечательность города – экологический парк горы Данься в 2010 году включенный в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Фактически, парк в Шаогуане – только одна из шести зон на юге Китая, включенных в один природный памятник, носящий общее название Данься.

Другие территории Данься расположены в соседних провинциях: горы Ланшань и Ваньфошань в провинции Хунань, Тайнин и Гуаньчжишань в провинции Фуцзянь, горы Лунху и Гуйфен в провинции Цзянси, Фанъюань и Цзянлан в провинции Чжецзян и гора Чишуй в провинции Гуйчжоу. Объединяют их уникальные ландшафты, сформированные из красных песчаников, на протяжении веков и тысячелетий размываемых водой и ветрами.

Парк горы Данься, в честь которого и получили свое название остальные геопарки на юге Китая – один из самых знаменитых. Силы земли и ветра, а также чувство юмора матушки – природы сформировали здесь множество причудливых форм гор, долин, башен и столбов.

Мужской камень в парке Данься

Один из них, Мужской камень практически стал символом города – изображается на всех открытках и брелках, мелькает в роликах по телевизору, на плакатах и баннерах, и даже был воплощен в форме бутылки с местным алкоголем.

Это не иссякающий поток туристов. На смотровой площадке, где товар, то бишь символ Ян, предстает во всей красе, не протолкнуться. Желающих снять эффектный кадр – хоть отбавляй, даже несмотря на дождь и ветер.

А чуть поодаль на возвышении стоит небольшой алтарь, рядом с которым предприимчивая бабушка продает благовония. За пару юаней пожертвования вы тоже сможете поставить… палочку…

Находится этот предмет поклонения на северо-западном пешеходном маршруте, на левом берегу реки. Начинается он около пристани Ян Юань, откуда примерно один-два раза в час отправляется экскурсия по реке на прогулочном катере.

Водная и пешая прогулка по парку Данься

Англоязычного сопровождения водной прогулки нет. Длительность – минут 40-50. Стоимость – 90 юаней с человека. Сам пешеходный маршрут, судя по карте, имеет протяженность около 5-7 километров. На неспешную прогулку с осмотром всех пагод, павильонов, утесов и холмов уйдет часа четыре, а то и пять. 

Женский камень в парке Данься

Если есть камень Ян, значит и камень Инь где-то тоже должен быть. Находится Женский камень в другой части парка, где-то посередине второго маршрута, на левом берегу реки. Обычно его посещают на второй день прогулки по парку.

И стартовать с подъема на фуникулере, стоимость 40 или 45 юаней в одну сторону. Можно купить билет туда и обратно, мы же решили, что обратный билет нам вряд ли понадобится, и спускаться мы будем где-нибудь в другой точке парка. Длина маршрута , согласно показаниям карты и нашим приблизительным расчетам – около 10 -12 км.

Одна из его частей – Wolong Gang Ecological Expedition trail – проходит по лесу. Доступ сюда за отдельную плату в 60 юаней и только в определенное время: 6:30-16:00 с мая по октябрь, и 7:30-14:30 с ноября по апрель. Схематичная карта маршрута на входе обещала 4,3 километра пути по пересеченной местности и 3-4 часа незабываемой прогулки.

За время прогулки можно попытаться разглядеть в утесах и колоннах разные формы и фигуры – слонов, черепах, птичек, рыбок и многих других. Но их очертания далеко не так однозначны, как выразительные формы скал Инь и Ян.

Вот если бы их тоже как-то специально подсветили или подкрасили, или алтари рядышком поставили – было бы гораздо понятнее. Ну, а если серьезно, то и без увиденных плывущих слонов или карабкающейся черепахи впечатлений и воспоминаний хватит не на один день.

Не забывайте заряжать фотоаппараты и другую технику. Розеток для подзарядки на пути следования нет.

Как одеться для прогулки по парку Данься

Форма одежды для прогулки в Данься – спортивно-туристическая. Кое-где придется карабкаться по цветным горам, почти в прямом смысле. Маршруты проходят по многочисленным лестницам, иногда выбитым прямо в отвесных скалах.

Некоторые ступени достигают до полуметра высотой и не превышают 10 сантиметров в ширину. Для утепления – толстовки или не продуваемые куртки, на высоте бывает прохладно и ветрено.

Непромокаемый плащ тоже не помешает, хотя в случае надобности купить его можно будет на месте, юаней за 5 — 8. В качестве обуви – ботинки или кроссовки.

Как добраться в Чжанъе Данься

Автобус с площади Восточного железнодорожного вокзала (Shaoguan East railway station), каждые 10-15 минут. Час в пути и 16 юаней за билет.

Вход в парк: 100 юаней в будни и 120 юаней в выходные и праздничные дни. Билет действителен 2 дня, другому лицу не передается – очень современно, что штрихкод на билете привязывается к отпечатку пальца.

Где остановиться: несколько гостевых домов на территории парка, несколько гостиниц в пешей доступности.

Что поесть: небольшие рестораны около причала Ян Юань (Yangyuan Ferry).

Персонал англонеговорящий, меню без картинок, но пускают на кухню, где можно пальцем показать, что именно из продуктов вам приготовить, в основном в наличии грибы, овощи, рыба.

Как добраться в Шаогуань из Гуанчжоу

Добраться в Шаогуань из Гуанчжоу можно на автобусе (долго, часов 7-8), поезде (около 3х часов) и скоростном поезде – около часа. Или от северного железнодорожного вокзала Шеньчженя на скором же поезде – полтора часа в пути и 179 юаней за билет.

Поезд прибывает на новый железнодорожный вокзал Шаогуаня, находящийся в юго-западной части города. Автобусы в разные пригороды и деревни, к разным паркам и прочим достопримечательностям отправляются от старого ЖД вокзала, который теперь называется восточным. Доехать от одного вокзала до другого можно на такси (около 40 юаней) либо на городском автобусе маршрутов №17 или №22 (2 юаня).

Просмотры: 1 454

Китай. Цветные горы Данься (Danxia) > Блог Павла Аксенова > 29 Пальм

* Все фотографии открываются в большом размере (1920х1200px — Full HD).


Фантастическую картину из цветных, словно раскрашенных красками, гор можно увидеть в Китае на юго-востоке провинций Гуандун, Фуцзянь, Хунань, Юньнань, Цзянси, Гуйчжоу и Сычуань.

Это чудо природы, сложенное из красного песчаника и конгломератов мелового периода, называется Данься (Danxia) по имени цветной горы Данься в провинции Гуандун.

В переводе «дэнксия» означает «розовое облако», и это название очень подходит этим ярким горам.

За более чем 100 миллионов лет песчаники выветривались и с помощью эрозии приобрели настоящий вид. Горы Данься имеют многочисленные останки древней флоры и фауны, включая вымерших динозавров.

Цветные горы были известны ещё в древности, но с того времени как Великий Шелковый путь утратил значимость, цветные горы Данься стали забываться путешественниками.

Свою популярность среди туристов, цветные горы приобрели благодаря тому, что один китайский режиссер (Чжана Имоу) включил панораму цветных гор в свой фильм «Простая история лапши».

На всех вид цветных гор производит неизгладимое впечатление. Специально для туристов проложены пешеходные тропы и построены смотровые площадки, откуда открываются завораживающие виды на цветные горы.

Ежегодно цветные горы посещают тысячи туристов со всего мира.

Следует отметить, что такие удивительные ландшафты довольно широко распространены не только на территории Китая, но и в Австралии, Западной Америке и Центральной Европе, однако ни один из них не может сравниться по красоте и насыщенности цветов с ландшафтом Дансья.

В августе 2010 года все шесть регионов ландшафта Данься были включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Система дани — китаеведение

Введение

Система дани ( chaogong tizhi 制 体制) — широко используемый термин в исследованиях традиционных китайских международных отношений. Принято считать, что система дани воплощала в себе набор институтов и социальных и дипломатических норм, которые доминировали в отношениях Китая с некитайским миром на протяжении двух тысячелетий, вплоть до краха системы в конце XIX века.Истоки системы дани, а также идеи, ценности и верования, лежащие в основе ее создания и функционирования, часто восходят к древнему Китаю как цивилизации Осевого века. Существует также широкое согласие с тем, что система дани существовала и действовала для регулирования торговли и дипломатии Китая со своими соседями, по крайней мере, еще во времена династии Хань (206 г. до н.э. — 220 г. н.э.). Мало кто спорит о том, что упадок системы дани был вызван введением системы договоров в международные отношения Китая после опиумной войны 1840 года с заключением Нанкинского договора в 1842 году.Это предмет интенсивных споров о том, насколько стабильной и единообразной была система дани на протяжении всей бурной династической истории Китая и было ли ее существование крайне ненадежным, с периодическими сбоями и постоянными изменениями конфигурации. Существуют явные противоречия в устойчивом китайском дискурсе и разнообразных практиках системы дани. Точное значение системы дани также горячо оспаривается. Иногда говорят, что он в основном служил инструментальной цели управления торговлей Китая с его соседями и спровоцировал примирение на границе.Также утверждается, что он был составной частью синоцентрического китайского миропорядка в исторической Восточной Азии. Однако неясно, действительно ли участники китайского миропорядка принимают цивилизационные допущения, заложенные в системе дани, и синоцентрическую концепцию превосходства и неполноценности в своих отношениях. Поэтому центральная роль и полезность модели системы дани как всеобъемлющей аналитической и пояснительной основы для понимания традиционных внешних отношений Китая были предметом споров.В более поздних публикациях подчеркивается исторически и культурно обусловленный характер системы дани. В то время как в существующей литературе до недавнего времени преобладали вклады историков, одновременный интерес исследователей международных отношений к этому предмету расширил область исследований и обогатил соответствующие исследования. Некоторые работы, перечисленные здесь, отражают этот конкретный аспект недавних исследований.

Общие обзоры

Количество опубликованных работ, в которых система дани обсуждается в целом, относительно ограничено.Самым влиятельным из них является Fairbank 1968, содержащий четырнадцать эссе, в которых обсуждаются различные практики системы дани в отношениях Китая со своими соседями. Наиболее систематический и всесторонний обзор эволюции и функционирования системы дани от периода до Цинь до конца династии Цин представлен в Ли 2004 г., в котором также подробно описаны центральные институты системы дани, такие как инвеституры и дипломатические ритуалы. Коэн 2000 — это, пожалуй, самый ясный и обширный исторический рассказ об изменении международного порядка в Восточной Азии за четыре тысячелетия, а также альтернативный взгляд как на Фэрбэнк, так и на Ли.Chen 2007 содержит эссе, в которых обсуждается широкий круг тем об идеях и институтах традиционных китайских международных отношений, и это особенно полезно для получения проблеска текущих исследований системы дани в Китае. Он 1998 представляет собой краткое, но всестороннее обсуждение исторического китайского миропорядка как международной системы в Восточной Азии. Кан 2010 фокусируется на функционировании системы дани между Китаем и тремя китайскими государствами, а именно Японией, Кореей и Вьетнамом, и предлагает не синоцентристский взгляд на систему дани.Zhang 2009 содержит критику концептуальной недостаточности системы дани с точки зрения понимания традиционных международных отношений Китая. Чжан и Бузан 2012 посвящены интеграции исторических исследований системы дани в теоретизацию международных отношений.

  • Chen Shangsheng 陈尚胜, ed. Чжунго чуаньтун дуйвай гуаньси де sixiang zhidu yu zhengce (中国 传统 对外关系 的 思想 制度 与 政策). Цзинань, Китай: Shandong daxue chubanshe, 2007.

    Сборник из двадцати двух эссе из презентаций на конференции.Охватываемые темы варьируются от теоретического происхождения системы дани до внешней политики императора Цяньлуна, а также до китайско-вьетнамских отношений.

  • Коэн, Уоррен И. Восточная Азия в центре: четыре тысячи лет взаимодействия с миром . Нью-Йорк: Columbia University Press, 2000.

    Предлагает региональный, а не синоцентрический взгляд на историю международных отношений в Восточной Азии и может использоваться в качестве учебника. Первые девять глав охватывают период от древнего Китая до конца династии Цин.

  • Fairbank, John King, ed. Китайский мировой порядок: традиционные внешние отношения Китая . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1968.

    Новаторская работа, которая определяет область, которая концептуализирует систему дани как составляющую китайского мирового порядка. Он обеспечивает как новаторскую аналитическую основу, так и предметное обсуждение того, как действует система дани для регулирования отношений Китая со своими соседями, а также с голландцами, в первую очередь в период Мин-Цин.

  • Хэ Фанчуань «Хуай чжисю лунь» (华 夷 秩序 论). Пекин дасюэ сюэбао: Zhexue shehui kexue ban 北京大学 学报 — 社会 科学 Version 35.6 (1998): 30–45.

    Рассматривает «Pax Sinica» как уникальную синоцентрическую международную систему в истории Восточной Азии и прослеживает всеохватность и исключительность этой системы на протяжении всей династической истории Китая.

  • Канг, Дэвид К. Восточная Азия до Запада: пять веков торговли и дани . Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета, 2010.

    Использует явно связанный с международными отношениями подход, фокусируется на интенсивных взаимодействиях между Китаем и китайскими государствами между 1400 и 1900 годами и богат интерпретацией, а не историческими деталями.

  • Ли Юньцюань 李云泉. Чаогун чжиду ши лунь: Чжунго гудай дуйвай гуаньси тичжи яньцзю (朝贡 制度 史 论: 中国 古代 对外关系 体制 研究). Пекин: Xinhua chubanshe, 2004.

    Следует в хронологическом порядке, с методическими исследованиями эволюции системы дани в династических историях Китая и дается критическое сравнение институциональной практики системы дани между Мин и Цин.

  • Чжан Фэн. «Переосмысление« системы дани »: расширение концептуального горизонта исторической восточноазиатской политики». Китайский журнал международной политики 2.4 (2009): 545–574.

    Предлагает ряд резкой критики преобладающей концептуализации системы дани как неадекватной и ограничивающей при изучении традиционных международных отношений в Восточной Азии.

  • Чжан, Юнцзинь и Барри Бузан. «Датничная система как международное общество в теории и на практике.» Китайский журнал международной политики 5.1 (2012): 3–36.

    DOI: 10.1093 / cjip / pos001

    Занимается социальным анализом построения и конституирования приточной системы либо как особой исторической социальной структуры в Восточной Азии, либо как особого набора институциональных и дискурсивных практик, которые определяют, регулируют и регулируют так называемый Pax Sinica.

к началу

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница.Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Как подписаться

Oxford Bibliographies Online доступно по подписке и бессрочному доступу к учреждениям. Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

Перейти к другим статьям:

Артикул

.

вверх

  • 1989 Народное движение
  • Эстетика
  • Сельское хозяйство, истоки
  • Поклонение предкам
  • Антияпонская война
  • Архитектура, китайский
  • Напористый национализм и основные интересы Китая
  • буддизм
  • Буддийское монашество
  • Каллиграфия
  • Центрально-местные отношения
  • Керамика
  • Чан Кай-ши
  • Детская культура и социальные исследования
  • Китай и Африка
  • Китай и миротворчество
  • Китай и мир, 1900-1949 гг.
  • Сельскохозяйственные районы Китая
  • Мягкая сила Китая
  • Запад Китая
  • Китайская алхимия
  • Коммунистическая партия Китая с 1949 г.
  • Коммунистическая партия Китая до 1949 г.
  • Китайская диаспора,
  • Китайский национализм
  • Китайское письмо, The
  • Христианство в Китае
  • Классическое конфуцианство
  • Конфуций
  • Институты Конфуция
  • Общество потребления
  • Современное китайское искусство с 1976 года
  • Коррупция
  • Критика, Традиционная
  • Отношения между двумя сторонами пролива
  • Культурная революция
  • Даосизм
  • Даосский каноник
  • Дэн Сяопин
  • Диалектные группы китайского языка
  • Исследования инвалидности
  • Драма (Xiqu 戏曲) Исполнительское искусство, Традиционный китайский
  • Сон о красной палате
  • Экономические реформы с 1978 г. по настоящее время
  • Экономика, 1895-1949 гг.
  • Появление современных банков
  • Экологические проблемы в современном Китае
  • Экологические проблемы в Китае до современного периода
  • Истеблишмент Интеллектуалы
  • Этническая принадлежность и национальные меньшинства с 1949 г.
  • Этническая принадлежность и хань
  • Система экзаменов,
  • Падение Цин, 1840-1912 гг.
  • Фалуньгун,
  • Семейные отношения в современном Китае
  • Художественная литература и проза, Современный китайский
  • Фильм, китайский язык
  • Фильм на Тайване
  • Финансовый сектор,
  • Народная религия в современном Китае
  • Фольклор и народная культура
  • Прямые иностранные инвестиции в Китае
  • Сады
  • Гендер и работа в современном Китае
  • Гендерные проблемы в традиционном Китае
  • Большой скачок вперед и голод.
  • Гуаньси
  • Гоминьдан (1912-1949)
  • Ханьская экспансия на юг
  • Система здравоохранения,
  • Управление Наследием
  • Гетеродоксальные секты в досовременном Китае
  • Историческая археология (Цинь и Хань)
  • Система Hukou (Домашняя регистрация),
  • Происхождение человека в Китае
  • Права человека в Китае
  • Инновационная политика Китая
  • Интеллектуальные тенденции в Китае поздней империи
  • Ислам в Китае
  • Журналистика и пресса
  • Пейзаж
  • Язык, Древний китайский
  • Языковые вариации в Китае
  • Поздняя имперская экономика, 960-1895 гг.
  • Закон, традиционный китайский
  • Законничество
  • Ли Бай и Ду Фу
  • Лян Цичао
  • Литературная культура
  • Литература постмао, китайская
  • Литература, повествование перед династией Мин
  • Лю, Цзунчжоу
  • Местные элиты в Мин-Цин Китае
  • Местные элиты в Сун-Юань Китае
  • Макрорегионы
  • Стиль управления в «китайском капитализме»
  • Мао Зедун
  • Маркетинговая система в досовременном Китае,
  • Марксистская мысль в Китае
  • Материальная культура
  • Четвертое мая движение
  • Медиа-представление современного Китая, международный
  • Медицина, Традиционный китайский
  • Средневековая экономическая революция
  • Mencius
  • Среднепериодный Китай
  • Миграция в условиях экономической реформы
  • Династия Мин
  • Мин-Цин Художественная литература
  • Современная китайская драма
  • Модернизм и постмодернизм в китайской литературе
  • Мохизм
  • Музеи
  • Музыка в Китае
  • Вопрос Нидхема,
  • Неоконфуцианство
  • Неолитические культуры в Китае
  • Новые социальные классы, 1895–1949
  • Одна страна, две системы
  • Опиумная торговля
  • Ориентализм, Китай и
  • Палеография
  • Поэтика, китайско-западное сравнительное
  • Поэзия, Раннее Средневековье
  • Поэзия, Традиционный китайский
  • Политическое искусство и плакаты
  • Политическое инакомыслие
  • Политическая мысль, современный китайский
  • Поло, Марко
  • Динамика населения в Китае до современного периода
  • Структура и динамика населения с 1949 г.
  • Постколлективное сельское хозяйство
  • Бедность и уровень жизни с 1949 г.
  • Печать и книжная культура
  • Проза, Традиционная
  • Ци Байши
  • Династия Цин до 1840 г.
  • Региональная и глобальная безопасность, Китай и
  • Религия, Древний китайский
  • Жэньминьби,
  • Республиканский Китай, 1911-1949 гг.
  • Революционная литература при Мао
  • Сельское общество в современном Китае
  • Школа Имен
  • Шанхай
  • Китайско-эллинские исследования, сравнительные исследования раннего Китая…
  • Китайско-японские отношения с 1945 года
  • Социальное обеспечение в Китае
  • Социолингвистические аспекты китайского языка
  • Су Ши (Су Дунпо)
  • Сунь Ятсен и революция 1911 года
  • Гражданская война тайпинов
  • Тайваньская демократия
  • Трансфер технологий в Китае
  • Телевидение, китайское
  • Терракотовые воины, The
  • Высшее образование в современном Китае
  • Тексты в домодернистской Восточной и Юго-Восточной Азии, китайский
  • Экономика, 1949–1978 гг.
  • Городские и сельские предприятия
  • Традиционная историография
  • Транснациональные китайские кинотеатры
  • Система Дани,
  • Неравные договоры и порты договоров,
  • Отношения США и Китая, 1949-настоящее время
  • Городские изменения и современность
  • Движение на родном языке
  • Warlords, The
  • Управление водными ресурсами
  • Xunzi
  • Яньань и районы базы революционеров
  • Династия Юань
  • Чжу Си

Вниз

Мнение | Отдавая дань уважения Пекину: древняя модель новой мощи Китая

СИНГАПУР— Азию меняют две фундаментальные тенденции — новая среда безопасности, напоминающая древнюю китайскую данную систему, и рост «мягкой силы» Китая.

В последнее время заметно возросло влияние и власть Китая над большей частью Юго-Восточной Азии. Встреча на высшем уровне в Токио в декабре Японии и членов Asean, Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, может быть истолкована как прямой ответ Японии на появление Китая в качестве основного игрока — и соперника — на азиатской арене.

Эйсуке Сакакибара, профессор Университета Кейо и бывший заместитель министра финансов Японии, недавно говорил в Куала-Лумпуре о возрождении Китая как великой державы после 150-летнего затишья.Китай, похоже, снова воссоздает свою имперскую систему безопасности и окружающую среду, но более мягким и осторожным способом.

Недавняя публикация Института международных отношений Пекинского университета выдвинула новый взгляд на новую среду безопасности Китая, которая явно имеет глубокие последствия для отношений Пекина с его азиатскими соседями.

Новая среда Пекина могла быть смоделирована по образцу системы притоков древнего Китая, которая была начата при династии Мин и усовершенствована при Цин.Система притока Мин / Цин в Китае была основана на трех основных точках:

Во-первых, Китай считал себя «центральным сердцем» региона; эта система притока гарантировала Китаю общую обстановку безопасности.

Во-вторых, для обеспечения внутренней стабильности и процветания Китаю требовалась стабильная среда, непосредственно окружающая Поднебесную.

В-третьих, китайский император, в принципе, оказывал подчиненным государствам или королевствам больше благ, чем получал от них; за эту щедрость император снискал их уважение и доброжелательность.

Согласно публикации Пекинского университета, королевские архивы Цин указывают на то, что в этом устоявшемся порядке заложена тщательная система дани китайскому двору. Корея должна была платить дань раз в год, Королевство Рюкю (в состав которого входят современные Окинавские острова) — раз в два года, Аннам (Северный Вьетнам) — раз в три года, Сиам (Таиланд) — раз в четыре года, Сулу (на юге Филиппин). ) один раз в пять лет, а в Бирме (Мьянме) и Лаосе — один раз в 10 лет.

В некоторых геополитических тенденциях в Азии есть отголоски древней системы притоков.

Стабилизация ближайшего внешнего окружения Китая происходит впечатляющими темпами, о чем свидетельствуют его сближение с Индией, отдельные военно-морские учения с Индией и Пакистаном в Южно-Китайском море, активная роль в шестисторонних переговорах по корейскому вопросу. Полуостров и продолжающиеся переговоры о зоне свободной торговли АСЕАН-Китай к 2010 году.

Проект зоны свободной торговли можно рассматривать как продолжение системы притоков Китая через Юго-Восточную Азию, особенно потому, что Пекин дает больше, чем получает, по мнению большинства статус привилегированной нации для Вьетнама, Лаоса и Камбоджи еще до того, как они вступили во Всемирную торговую организацию.

Китай уступил положительное сальдо торгового баланса своим более мелким азиатским соседям — включая Японию с 2003 года — в соответствии с принципом «давай больше, бери меньше». Эти положительные сальдо торгового баланса направляют экономический рост в более мелкие страны, тем самым подтверждая, что Китай сегодня является сердцем азиатской экономической системы.

Китай также стал «братским примером» Вьетнаму, как и в прошлом в культурном отношении; Текущие реформы вьетнамских лидеров вдохновлены китайскими.Точно так же Индия, похоже, черпает вдохновение в усилиях Китая по «внешней стабилизации», приводя в порядок свой регион Южной Азии и делая упор на экономических реформах в китайском стиле.

Однако существует фундаментальная разница между новым регионализмом Китая и регионализмом династий Мин и Цин. Нынешние лидеры Китая, президент Ху Цзиньтао и премьер-министр Вэнь Цзябао, более скромны, практичны и «отполированы», чем великие императоры Пекина. Нынешний китайский лозунг «больше уверенности, больше сотрудничества» дает Китаю больше шансов снова стать «центральным сердцем» региона.

Этнические китайские общины в Юго-Восточной Азии выросли в влиянии и значении по мере усиления мягкой силы Китая. Радостное празднование китайского Нового года в Азии в этом месяце является символом этой новой геополитической тенденции.

*

Автор, корпоративный консультант из Сингапура, также является секретарем совета Сингапурского международного института

[Воспроизведение без разрешения автора запрещено.]

Система дани — История международных отношений

Помимо этих довольно циничных методов, имперские власти полагались на ритуальные средства усмирения иностранцев.Эти ритуалы применялись ко всем международным отношениям, но они стали особенно важны по отношению к иностранцам на юге и востоке страны. Несмотря на официальную конфуцианскую доктрину, в которой говорилось, что Китай самодостаточен во всем, многие торговцы из Юго-Восточной Азии обнаружили, что китайцев интересуют не только специи и твердые породы дерева, но и такие особенные предметы, как рога носорога и слоновая кость. И, конечно, не было конца тому, что иностранцы могли покупать у китайцев.Во времена династии Мин большая часть этой торговли была довольно неформальной, но во время Цин город Гуанчжоу, известный как «Кантон» на юге, стал единственным портом, через который должна была осуществляться вся торговля.

Поскольку иностранцы могли попасть в Китай только в качестве носителей дани, они стали тем, чем стали все иностранцы, появлявшиеся в Китае. Сюда входили и иностранные купцы. Торговля в Китае считалась второстепенным занятием, а купцы, по крайней мере официально, считались низшим социальным классом.Ученые-конфуцианцы отмечали, что в то время как фермеры трудились на полях, торговцы разбогатели, не потревожив. Не имея экономического обоснования для своей деятельности, имперские власти вместо этого интерпретировали внешнюю торговлю с точки зрения культуры. Они утверждали, что Китай — самая развитая страна в мире, и для сравнения, все остальные были «варварами». Однако варваров нельзя было столько бояться, сколько жалеть, и тот факт, что они появились на пороге Китая, доказывал, что они были готовы учиться у китайцев.Таким образом, к ним следовало относиться доброжелательно. Появившись в Китае и подчиняясь правилам, предписанным системой дани, иностранцы заняли свое определенное место в китайском мировом порядке.

Эти посещения регулировались подробным протоколом. Каждая миссия не должна была превышать 100 человек, из которых только двадцати было разрешено проследовать в столицу, а остальные оставались на границе. По пути в Пекин каждую делегацию накормили, разместили и перевезли за счет императора; По прибытии они остановились в официальной «Резиденции для посланников данников», где им выдали установленное законом количество серебра, риса и других продуктов питания.Приходя и уходя, они сопровождались имперскими войсками, которые защищали их и контролировали их передвижения. Иностранные гости были опрошены судебными чиновниками, которые интересовались условиями, существующими в их странах. Согласно установленным правилам, подарки, которые они приносили с собой, должны были состоять из «продуктов, характерных для каждой страны». Часто это были довольно скромные предметы — например, представители монашеской общины в Тибете могли дать всего несколько бутылок молока яка.И в каждом случае император тратил гораздо больше на подарки, которые он давал иностранцам взамен. Это было одним из проявлений милосердия императора.

Кульминацией миссии была аудиенция у императора. В выбранный день посетителей разбудили уже в 3 часа ночи и отвезли в императорский дворец, где они часами ждали, попивая чай и ели сладости. В конце концов их провели в большой зал, где уже собралось много других делегаций.Были и другие иностранные посланники, а также делегации со всего Китая и государственные чиновники разных рангов. Затем появился император, и все делегации должны были выполнить кетон — «низкий поклон», чтобы символизировать их уважение и покорность. Император любезно принял их дань, ласково поговорил с ними и вручил взамен подарки. Затем делегации по очереди покидали зал, снова покачиваясь. На этом аудитория была завершена. В последующие дни делегациям раздали больше подарков, и они неоднократно ели и обедали, даже если сам император больше не появлялся.Тогда иностранцам совершенно бесцеремонно сказали, что им пора уходить. Их сопровождали обратно в порт, где они вошли в страну, и напомнили, что они должны вернуться снова через оговоренное количество лет.

Во времена династии Мин в этих церемониях участвовало всего 123 государства, хотя многие из рассматриваемых сущностей появлялись только один раз, а некоторые из наиболее малоизвестных имен в списке действительно могли быть вымышленными. Во время Цин записи стали более точными, поскольку основная группа государств регулярно выполняла миссии: Корея, Сиам, острова Рюкю, Аннам, Сулу, Бирма, Лаос, Турфан, а также португальцы, голландцы и британцы.Европейцы были представлены своими торговыми компаниями. В целом, чем ближе страна была расположена по отношению к Китаю, тем чаще ей приходилось являться при императорском дворе. Корейцы были переведены на трехлетний цикл, и поэтому они были самыми частыми гостями. Поскольку им приходилось путешествовать так далеко, европейцы должны были появляться только раз в седьмой год, но на практике эти правила никогда не соблюдались. Всего португальцы посетили императорский двор всего четыре раза, голландцы — четыре и британцы — три.Русские тоже появлялись, всего около двенадцати раз, но поскольку они были частью сухопутной системы — в конце концов, они пришли с севера — к ним применялись особые правила.

Можно задаться вопросом, почему иностранцы согласились подчиняться этим строгим требованиям. Ответ в том, что они хотели торговать с китайцами. Подыгрывая имперским ритуалам, посланники, которые отправлялись в Пекин, иногда находили способы покупать и продавать вещи втихаря, но, что более важно, их соотечественники, оставшиеся на границе, открывали временные рынки, где торговля была бы оживленной для немногих. недель.Прибыли, заработанные таким образом, было более чем достаточно, чтобы оправдать трудность путешествия. Более того, как только они появятся в Пекине, их соотечественники, которые регулярно торгуют в городе Гуанчжоу на юге, смогут продолжить свою деятельность, как и раньше. Вдобавок нужно было добиться политической выгоды. Каждый раз, когда новый король взошел на трон государства, входившего в систему дани, он посылал посланника в Китай. Если посланнику была предоставлена ​​аудиенция, авторитет направившего его правителя невозможно было оспорить.В конце концов, он был признан самим императором Китая. Возвращаясь домой, дипломат приносил с собой государственную печать императора в знак своего нового статуса.

Система дани, несомненно, была иерархической. Условия диктовал Китай, и никто другой не мог повлиять на логику, составляющую систему. Все ритуалы подчеркивали подчинение императорскому трону, однако отношения предполагали обязательства с обеих сторон. Подобно послушному сыну, иностранный гость должен быть послушным и почтительным, и, как добродетельный отец, император должен заботиться о тех, кто пользуется его благосклонностью.С политической точки зрения имперский центр контролировал периферию только в самом широком смысле. Совершенно очевидно, что имперские власти не претендовали на вмешательство в независимость государств, которые приезжали к ним с визитом. Более того, если государство решало не явиться, китайские власти мало что могли сделать. Пока иностранцы не создавали проблем, имперские власти предпочитали оставить их в покое. Единицы системы были иерархически упорядочены, но в то же время вполне могли сами управлять собой.


Китайских подчиненных государств


Традиционный образец отношений между «Средним царством» и соседними с ним «варварами» представлял собой иерархическую и неравноправную данную систему. Это не только отношения между двумя государствами, Китаем и страной, несущей дань, но и временами сателлитные отношения в различных точках, Вьетнам требовал от Лаоса дани.Китайская система притоков, относящаяся к династии Хань (202 г. до н.э., 220 г. до н.э.) Заморские притоки Китая были перечислены в китайских документах Imperieal Qing в стандартном порядке: Корея, острова Люцю, Аннам (Вьетнам), Сиам, Сулу, Лаос, Бирма и Великое Западное море (Да Сиян).

Отношения между Китаем и другими названными народами и племенами всегда были для восточного ума определенными и хорошо понятными. Каждый Новый год в Пекин прибывали посольства из каждого небольшого штата, привозя императору подарки и поздравления с праздником.Он имперски развлекал их, и по возвращении домой они несли ответные дары своим правителям, которые всегда были гораздо более ценными, чем те, которые они приносили, поскольку император был более могущественным и богатым, чем их лорды. Когда китайскому правительству приходилось описывать свое отношение и отношение к любому из соседних государств, используются точно те же слово и фраза, которые используются для обозначения относительного положения двух братьев, старшего и младшего. Вспоминая тот факт, что вся теория и основы правления в Китае следует искать в патриархальной, или родительской, системе, в которой старший брат имеет определенную власть над младшим и несет ответственность за него, перестает быть трудным понять связь, которая связала Китай с окружающими и менее могущественными соседями.

Формальная данная система увековечивала представление императоров о Китае как о центре вселенной, которому естественным образом подчинялись все другие государства, а также предоставляла Китаю средство регулирования потока иностранных товаров через имперские границы для определения наиболее выгодной торговли. партнеры.Для государств-данников официальный статус данников, церемониально дарованный китайским двором, обеспечивал благоприятный торговый статус в китайских портах, регулярные посещения китайскими купцами порта приписки правителей и обладание имперскими регалиями, которые повышали политический статус правителей-данников.

Статус подчиненного государства был формалистическим и не обязательно предполагал сильный политический контроль. Отношения Китая с вассальными или подчиненными государствами коренным образом отличались от отношений в современном международном праве, в которых суверенное или сюзеренное государство требует фактического права на защиту над подчиненным государством или протекторатом.Иногда это было не более чем теоретическое отношение подчиненного государства к теоретической мировой империи. Отношения между Китаем и его подчиненными государствами были в основном экономическими, ограничиваясь товарообменом, в котором китайские купцы пользовались преимуществом. Китайские торговцы продавали обработанные товары, покупая сырые лесные и морские продукты. Китайские торговцы всегда могли получить желаемую цену, поскольку не было ни местных, ни иностранных конкурентов, которые вообще предлагали бы аналогичные товары.

В остальное время отношения были немного более энергичными. В начале 15 века король Шри-Ланки Виджайо-Баху, которого китайцы называли А-ли-ку-наевур или А-лиет-ку-най-р, заманил китайскую делегацию внутрь своей страны. а затем хотел вымогать у него золото и шелка, в то время как он посылал солдат для нападения на китайский флот. Но Чинг-Хо, знаменитый китайский полководец, одержал полную победу над правителем королевства Райигама. В 6-м месяце 1411 года Чинг-Хо привел королю пленника в столицу вместе с некоторой добычей.Император не обезглавил короля, но разрешил ему вернуться в свою страну. В 1411 г. пленные были освобождены и возвращены китайцами на Цейлон, один из пленных вождей по имени Сеай-панэ-на был назначен наместником императора при условии уплаты дани Китаю.

Не было никаких попыток уточнить, что означает статус данника, и китайцы, вероятно, поступили мудро, оставив вопрос неопределенным. Китайское толкование слова «дань» было по сути непрактичным.До тех пор, пока ее собственное преимущество могло быть повышено, она считала признаком вассального подчинения подарки, периодически приносимые ее Двору из соседних государств, но как только возникал какой-либо вопрос об исполнении обязанностей сюзерена, она классифицировала эти подношения как несущественный обмен. добрососедской вежливости.

Скипетр из белого нефрита был подарен китайскими императорами феодальным князьям как знак вассальной зависимости и наставничества вместе с соответствующим Императорским письмом.Феодалы были вассалами китайского императора; их княжества были подчиненными государствами, которыми они владели как феодальные владения по воле и желанию «Единого Властелина-Владыки Мира».

Узы, связывающие эти государства с их сюзереном, можно описать самым расплывчатым образом. Китай принял их дань уважения со спокойным превосходством, но не считал себя обязанным выполнять взаимные обязательства. Такого же отношения придерживался Китай, когда иностранные государства впервые начали контактировать с этими подчиненными государствами.Она не осознавала, что положение сюзерена включает в себя обязанности, а также права, и к этому невосприятию следует отнести все капризы ее дипломатии и сложности, в которые она оказалась вовлечена.

Система дани была создана при династии Хань, и первые миссии по сдаче данников, вероятно, прибыли в Китай примерно в I веке до нашей эры. Уведомления о зарубежных странах, датируемые вторым веком до нашей эры, помещены в конце китайских историй их различных династий.Аравию и арабов называют Ta-shi или Ta-hi, они и их страна хорошо описаны в истории династии Тан (618–907 гг.). Рассказ о Магомеде можно найти в анналах династии Суй. В 651 году нашей эры царь Даши, предположительно эмир Аль-муменин (не имя собственное, а титул князя верующих), отправил посланника к китайскому двору. Это был бы Осман. Первым титул был дан Омару, третьему потомку пророка, который отказался, как и его предшественник Абубекер, от более самонадеянного титула халифа.Опять же, в 713 году нашей эры арабский посланник принес в подарок лошадь, но гордый магометанин отказался преклонить колени перед «Сыном Неба», когда, похоже, произошла сцена, аналогичная той, что была с лордом Амхерстом в 1816 году.

Дай Вьет был данником с момента обретения независимости от Китая в 10 веке. Чампа искал тесную связь с притоком по экономическим и политическим причинам. Королевство Фунан отправляло в Китай миссии данников еще в 3 веке.Позже кхмерская империя и различные Тайские и Лаосские королевства также поддерживали отношения данников. Бирманские королевства Пэган, Таунгу и Конбаунг отправляли спорадические миссии. Торговые государства Шривиджая, Бруней, Лусон, Сулу и Малака искали связи с данниками, в то время как могущественная Империя Маджапахит, хотя и опасалась контактов своих вассалов с Китаем, регулярно отправляла своих посланников в суд Мин. Восточный морской торговый путь через Тайвань и Лусон (то есть северные Филиппины) был заброшен в конце 1420-х годов.

В 13 веке Бирманское царство Паган было разбито монголами. Династии Таунгу и Конбаунги основали могущественные королевства, но Мин Китай не признавал этих могущественных правителей королями, а сменявшие друг друга бирманские правители не проявляли особого интереса к установлению тесных зависимых отношений с Китаем. После основания династии Конбаунгов в 1752 году она проводила агрессивную политику государственного строительства, чтобы подчинить периферийных вассалов и данников своему прямому контролю.Несколько независимых вождей, граничащих между Китаем и Бирмой, платили дань обеим странам, и когда Конбаунг усилил свой контроль, некоторые из этих вождей обратились за помощью к Китаю. Между 1765 и 1770 годами Китай отправил четыре экспедиции, первые три закончились поражением Китая, а четвертая — перемирием. Только в 1790 году между двумя странами были восстановлены даннические отношения.

Мин Шу отмечал, что «… после того, как двор Мин перенес столицу из Нанкина в Пекин в 1421 году, и императорская казна постепенно ослабла, Китай потерял интерес к расширению своих притоковых контактов с Юго-Восточной Азией.Спустя десятилетия после того, как в 1567 году частная торговля была легализована, только Дай Вьет и Тайское королевство Аюттхая продолжали отправлять в Китай миссии данников. Последняя китайская имперская династия Цин унаследовала многие практики Минской системы дани, особенно в отношении Юго-Восточной Азии. Единственная разница заключалась в том, что династия Цин больше не использовала данную торговлю для продвижения своего зарубежного влияния. За исключением раннего запрета на частную торговлю, данная торговля постепенно заменялась частной торговлей в конце 17 — начале 18 века.Тем не менее страны Юго-Восточной Азии регулярно отправляли дань двору Цин ».

Монголия, Кориа, Кочинский Китай, Сиам, Бирма и Тибет были данниками Китая и послали послов в Пекин, чтобы признать свою зависимость. Таким образом, Китай был полностью окружен цепочкой более мелких подчиненных государств, и этот факт помог утвердить веру в то, что император Китая был императором всего мира. В более поздние времена Кочинский Китай, Сиам, Бирма полностью или практически отказались от своей лояльности и больше не платили дань.Они редко (некоторые из них даже никогда) отправляли послов с подарками в Пекин. Это, как естественное следствие, привлекло внимание и начало подрывать веру в императора Китая как правителя мира; и все же эта вера была частью явно китайской природы и почти необходимостью для спокойствия этой страны и стабильности престола.

К концу 18 века китайское правительство могло с удовлетворением созерцать почти полное восстановление целых обширных владений, которые когда-либо владели имперской властью.Области, непосредственно управляемые офицерами императора, простирались от границ Сибири на севере до Аннама и Бирмы на юге и от Тихого океана на востоке до Кашгара и Яркенда на западе. Но даже это не завершило рассказ, так как за пределами этих границ существовала граница подчиненных народов, которые все еще сохраняли древние формы лояльности и более или менее признавали власть центрального царства.

Маньчжурский император Китая провозгласил себя «Великим Высоким Монархом и Первосвященником Великой Мировой Империи Цин», заявив, как фактическое политическое право, на абсолютный суверенитет над всей Землей.Каждый человек и каждый уголок обитаемой Земли были подчинены «Единому Одинокому Человеку», правившему Миром. Его называли «Единым человеком Земли», но из-за своего смирения его также называли «Одиноким» или «Одиноким человеком».

Это было изложено в авторитетном труде по Обрядам Маньчжурской династии как первый принцип обрядов династии о дани о том, что «варварские государства четырех концов земного шара подчинились влиянию (китайского ) цивилизация », т.е. став данниками, «все варварские государства четырех четвертей земного шара являются наследственными государствами». Следовательно, имперский комиссар Линь в своем печально известном письме королеве Англии говорит о «ее благородном государстве», Англии, как об одном из «подчиненных, т. Е. Подчиненных государств»; и напоминает Ее Величеству о «могуществе Небесной династии Да-Цзин, которой вся Земля подчиняется порядку как Китая, так и варварского мира»; и о «способах Небесной Династии держать в подчинении свои десять тысяч государств, посему советуя Королеве», проявляя почтительное и истинное послушание, чтобы продемонстрировать ее ясное понимание Небесных Таинств.«В замечательном очерке о России, полном информации, хотя автор склонен думать, что русский народ, должно быть, произошел от каннибалов, опубликованный экс-министром Чи-Киин-Цау, гласит:« Та — Чинг унаследовал Империю, они владеют всей обитаемой Землей, и нет ни одного уголка внутри или за пределами морей, который бы им не подчинялся ».

Правительство Китая в XVII или XVIII веках, несомненно, было искренне неспособно понять, какое наступление имело в своих претензиях европейские державы.Таким образом, этикет в отношении приема плательщиков дани был установлен в то время, когда принцы-данники были большей частью китайской национальности, а иностранные послы представляли только действительно варварские племена. Этикет, установленный для таких приемов, так же стара, как и чау-ли, и до тех пор, пока европейские послы не поняли, в каком виде они должны были приближаться к китайскому двору, они не могли четко и убедительно объяснить, в каких деталях это предположение было ошибочным.И в то же время, пока европейцы не объяснили свое собственное мнение о своей позиции, нельзя было ожидать, что Китай поймет, в чем современные иностранцы с Запада отличаются от данников и варваров древности и от опасных варваров. соседи недавней истории.

Вера в то, что император Китая правит миром, столь горячо пропагандируемая китайскими официальными лицами, нашла дополнительную поддержку в факте отправки европейских послов в Пекин; народ понимает, что они должны быть посланы как послы уже упомянутых подчиненных государств, чтобы выразить почтение и почтить память китайского императора.Это было также поддержано тем фактом, что ни один китайский посол не должен был обращаться в какой-либо иностранный суд.

Хорошо известно, что лорд Макартни, посольство которого в Китае состоялось на 58-м году правления Цзян-Луна, был принят этим императором как «посланник, несущий дань». Следующее посольство было отправлено в 1795 году при Исааке Тилсингхе и А. Э. фон Брауне. Они решили избежать ошибок, которые привели к краху британского посольства при лорде Макартни; он отказался выполнять котов; они были готовы даже улучшить методы предыдущих голландских посольств и сделать любое признание сюзеренитета, которого могут потребовать китайцы.Их миссия была охарактеризована трезвым историком следующим образом: «Их привезли в столицу, как злоумышленников, с ними обращались, как с нищими, а затем отправили обратно в Кантон, как козлов, чтобы постоянно совершать трехкратное земное поклонение. и прежде всего их проводники сочли нужным ». Их миссия была безрезультатной, кроме как подтвердить китайцам их веру в то, что их цивилизация — это цивилизация, которой должны соответствовать все люди, а их — империя, перед которой должны поклониться все народы мира.

Большинство последующих бедствий Китая было связано с тем или иным из этих подчиненных государств. Основными странами-данниками тогда были Корея, Лучиу, Аннам, Бирма и Непал. В 1658 году Великому ламе было разрешено поклониться в Пекине, поскольку китайский император приобрел благодаря присоединению правящего дома Мантчу своеобразный протекторат над установленной татарской церковью. В том же году были казнены последние признанные отпрыски династии Мин, и ламы, изгнанные более поздними китайскими императорами, подали прошение о разрешении вернуться и возобновить владение своими фондами.Молодой император попал под влияние этих сектантов. Непал, независимое государство на южном склоне Гималаев, приток Китая с 1791 года.

В династических записях перечислено несколько других, включая даже Англию, но это были более или менее случайные. Китайцы притворяются, что относятся ко всем странам как к данникам, когда-то приславшим к их двору посла. В их фантастическом дворовом календаре Португалия, Испания, Голландия, Англия — все являются данниками. Миссия лорда Макартни 1793 года описывалась как принесение дани.В английском отчете о Китае, опубликованном в 1795 году, вскоре после миссии Макартни в 1793 году, государства, подчиненные Китаю, перечислены как Королевство Кориа, Королевство Тонкин, Кочинский Китай, Королевство Тибет, Страна или Королевство Хами, и острова Лиу-Кьеу.

Официальный список данников Китайской империи был дан в Ta-tsing Hwei-tien, Институтах Империи. В нем говорится, что Корея отправляла посланников один раз в четыре года, Лучжоу — два раза в три года, Аннам — один раз в два года, Лаос — один раз в десять лет, Сиам — один раз в три года, Сулу — один раз в пять лет.Послы из Голландии прибыли через Бог в Гуандун; период был неопределенным (в 1655 г. он был исчислен сразу через восемь лет); посольство может состоять из одного или двух посланников, одного атташе, одного секретаря и других лиц, численность которых не превышает ста, из которых не более двадцати могут отправиться в Пекин. Послы из Бирмы приезжали через Тенгью в Юньнань раз в десять лет; посольство должно было состоять не более чем из ста человек, из которых не более двадцати могут отправиться в Пекин.Посланники Португалии, Италии и Англии прибыли через Бог без определенного промежутка времени; каждое посольство может иметь три корабля, не более ста человек в каждом; только двадцать два могут отправиться в Пекин, остальные остаются в Кантоне. Папа послал легата кардинала Турнона, который был принят на аудиенции 31 декабря 1705 года, а второй легат кардинал Меццобарба прибыл в Пекин 15 декабря 1720 года.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к GlobalSecurity.список рассылки org


Япония в китайской системе дани

Страница из

дата: 17 марта 2021 г.

Глава:
(стр.353) Шестнадцать Японии в китайской системе дани
Источник:
Sea Rovers, Silver и Samurai
Автор (ы):

Марк Равина

Издатель:
Гавайский университет Press

DOI: 10.21313 / hawaii / 9780824852764.003.0017

В этой главе исследуется положение сёгуната Токугава в системе притока Мин / Цин. Токугава стремились отличиться от катастрофического иностранного авантюризма Тоётоми Хидэёси 1590-х годов, но не желали признавать китайское превосходство. В отличие от корейских монархов династии И или сёгунов Асикага, сёгуны Токугава отказались принимать прямые инвестиции от китайского монарха. Это означало, что Токугава не мог иметь прямых межгосударственных отношений ни с Мин, ни с Цин.Результатом этих противоречий стал отдельный локальный вариант китайской системы притоков. Основываясь на идеях Арано Ясунори, особенно в отношении внешней политики Токугавы, в этой главе исследуется взаимность восточноазиатской дипломатии раннего Нового времени. Сначала рассматриваются отношения Токугава Японии с Кореей И, королями Сё с островов Рюкю и Китаем Мин / Цин. Затем обсуждается влияние китайской системы дани на китайско-японские отношения и высказывается предположение, что дипломатия Токугавы имела по существу негативное отношение к системе дани.

Ключевые слова: дипломатия, сёгунат Токугава, данническая система, Корея, внешняя политика, Восточная Азия, Япония Токугава, династия И, Китай, китайско-японские отношения

Для получения стипендии

University Press Online требуется подписка или покупка, чтобы получить доступ к полному тексту книг в рамках службы. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш Часто задаваемые вопросы, и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста, Связаться с нами .

Посылал ли Китай когда-нибудь чиновников для сбора дани по системе данников вместо получения миссий, помимо путешествий Чжэн Хэ?

Хороший вопрос.Итак,

Во-первых, вы должны понять, что (из Wiki)

Термин «система дани», строго говоря, является западным изобретением. В китайском лексиконе не было эквивалентного термина, чтобы описать то, что сегодня считалось бы «системой дани», а также не предполагалось как институт или система. Джон Кинг Фэрбэнк создал теорию «системы дани» в послевоенных Соединенных Штатах, чтобы описать «набор идей и практик, разработанных и закрепленных правителями Китая на протяжении многих столетий.«

«Так называемая« данническая система Китая »была торговой миссией, которая приносила пользу как Китаю, так и стране, сделавшей« дань ». Как сказано в той же Wiki,

Система дани также функционировала как международная торговля с Китаем и могла быть выгодной для членов-данников, как в случае с Кореей. Таким образом, существовал экономический стимул быть членом системы притока [31].

Итак, ваш вопрос,

Я обычно представляю дань уважения китайскому императору: данники были посланы, чтобы вручить свою дань двору, то есть в Китае.

был бы, извините, не по делу, поскольку есть даже Wiki-список стран , которые получили «ретрибьютеры» (мое собственное слово).

Согласно списку, была страна, получившая «ретрибьютеры» из Wiki,

Xiongnu в 200 BCE-138 BCE: Xiongnu отбили вторгшуюся армию династии Западная Хань, продвинулись на территорию Китая и осадили его столицу. Китайский император признал Великую китайскую стену границей двух государств и был обязан платить хунну ежегодную дань (шелк, ликер, рис). 1

Таким образом, это восходит к задолго до династии Тан, и Япония долгое время находилась под системой притока Китая, по крайней мере, насколько мне известно, с начала 7-го века до конца 18-го века, как говорится в Wiki:

Членство в даннической системе было предпосылкой для любого экономического обмена с Китаем; при выходе из системы Япония отказалась от торговых отношений с Китаем [15]. Под властью императора Ваньли Китай династии Мин быстро интерпретировал японское вторжение в Корею (1592–1598 гг.) Как вызов и угрозу системе притока Императорского Китая.[16]

Итак, так называемая «данническая система» была основана на экономическом обмене , а — на мощи Китая, что принесло пользу обеим странам в рамках этой системы.

Я думаю, что даже информация о Wiki очень слабая (вероятно, языковой барьер слишком высок).

Возрожденная система данников в Юго-Восточной Азии ?, Новости политики

В течение долгого времени термин «данническая система» часто использовался для объяснения отношений между феодально-династическим Китаем и окружающими его «вассальными государствами» (особенно странами Юго-Восточной Азии) ).В условиях все более заметного подъема Китая посторонние опасаются, что этот азиатский колосс возродит такую ​​систему в регионе. Дэвид Шамбо, известный американский эксперт по вопросам Китая, недавно заявил в Институте ISEAS – Юсофа Исхака, что страны Юго-Восточной Азии должны более активно добиваться того, чтобы их голоса были услышаны Вашингтоном, иначе игнорирование Америки может продолжиться из-за их молчания, что приведет к Возможное создание в Китае системы притоков 21 века в регионе.

Взгляд на внутренние дела и внешние отношения Китая сегодня глазами ушедшей истории — это колея, к которой привыкли западные ученые. В этом нет ничего удивительного. Однако такой укоренившийся образ мышления, который отворачивается от фактов и того, как все изменилось, может очень легко привести к нежелательным последствиям, таким как путаница в восприятии и нарушение регионального мира и стабильности. Проще говоря, Китай не хочет восстанавливать так называемую систему притоков в Юго-Восточной Азии в 21 веке, да и не может этого сделать.

Китай не хочет восстанавливать систему притоков

Датническая система предполагает наличие иерархии, что противоречит международной системе взаимной выгоды, основанной на равенстве, за которую выступает Китай. В системе древних притоков Китай был в центре всего. Он получил низкий поклон окружающих народов и имел право вмешиваться в их внутренние дела. Эти нации считались варварскими государствами на окраинах, которые принадлежали к нижнему краю системы.Им пришлось провозгласить себя подданными Среднего царства и отдать ему дань, поскольку они стремились получить защиту и милостивые дары Китая.

Династия Цин, Все народы приходят отдать дань (《万 国 来 朝 图》), частично, Дворец-музей. (Интернет)

Структурированная в соответствии с обрядами и протоколами, подчеркивающими разницу в статусе, подобная феодальная иерархическая система противоречила бы современным международным отношениям. Во-первых, преобладающее понятие национального суверенитета гарантирует, что любая форма постороннего вмешательства и колониального правления вызовет сильную оппозицию со стороны международного сообщества.В Юго-Восточной Азии, где остро ощущалось бедствие колониализма, особенно сильно желание противостоять вмешательству со стороны внешних сторон. Любая попытка ассимилировать этот регион в иерархическую систему, в которой доминирует та или иная крупная держава, была бы опасной.

Также следует отметить, что средние и малые страны обычно стремятся к равноправию на международной арене. Это основное требование. Конечно, было сказано, что «у слабых стран нет дипломатии».Хотя эта реальность действительно заставляет более слабые страны мира терпеть «угнетение» в практике международных отношений, средние и малые страны, как правило, все упорнее и упорнее продвигаются к новому международному порядку, который является справедливым и справедливым. Ни одна страна не желает оказаться внизу иерархии и терпеть растоптание.

Видеть друг друга как равные

По этим причинам Китай сформулировал пять принципов мирного сосуществования в 1950-х годах, выступая за построение нормальных международных отношений, основанных на взаимной выгоде (на равных) и мирном сосуществовании.Отношения между Китаем и странами Юго-Восточной Азии развиваются в полном соответствии с этими основными принципами. У Китая нет абсолютно никакого желания идти вразрез со здравым этическим смыслом международного сообщества и создавать новую иерархическую систему для контроля над Юго-Восточной Азией.

В настоящее время Китай является главным торговым партнером АСЕАН, хотя АСЕАН обогнала США и стала торговым партнером Китая номер два.

Премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лунг, премьер-министр Китая Ли Кэцян, премьер-министр Таиланда Прают Чан-оха и премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук фотографируются на саммите АСЕАН-Китай на полях 35-го саммита АСЕАН в Бангкоке, Таиланд. , 3 ноября 2019 г.(Soe Zeya Tun / Reuters)

Приточная система будет системой однонаправленной зависимости, в отличие от системы взаимозависимости Китая и Юго-Восточной Азии. В рамках древней системы окружающие народы сильно зависели от Китая, тогда как зависимость в противоположном направлении была чрезвычайно низкой. Поддержание этой системы однонаправленной зависимости зависело от того, сможет ли Китай продолжать удовлетворять потребности окружающих стран. Когда Китай станет слабым и больше не сможет эффективно удовлетворять эти потребности (особенно потребности в безопасности и защите), система притока будет значительно ослаблена, вплоть до краха.

В отношениях Китая и Юго-Восточной Азии, которые мы видим сейчас, обе стороны очень взаимозависимы. Одним из аспектов этого является высокий уровень экономической взаимозависимости. В настоящее время Китай является главным торговым партнером АСЕАН, хотя АСЕАН обогнала США и стала торговым партнером Китая номер два. Китай также является важнейшим источником иностранного капитала для стран Юго-Восточной Азии, так же как инвестиции АСЕАН в Китай растут. По сравнению со слабой экономической зависимостью старой системы притоков, нынешний Китай, очевидно, гораздо более зависим — с экономической точки зрения — от стран Юго-Восточной Азии.

Инвестиции АСЕАН в Китай растут: CapitaLand (настоящая восточная компания в Сингапуре) приобрела самые высокие башни-близнецы Шанхая через совместное предприятие 50:50 между GIC и Raffles City China Investment Partners III (RCCIP III), которое станет фондом Группы третий комплексный комплекс развития Raffles City в Шанхае. (CapitaLand)

Что касается зависимости, то второй факт, который мы должны отметить, заключается в том, что требования безопасности стран Юго-Восточной Азии относительно поддержки Китая ограничены. Как древние данники, они надеялись получить защиту Китая через посещения китайского двора.Однако в наши дни они определенно более склонны смотреть на США в поисках безопасности и защиты. По общему признанию, как отмечают некоторые аналитики, сотрудничество Китая и Юго-Восточной Азии в области обороны в последние годы быстро развивается. Тем не менее, такие усилия по сотрудничеству в области безопасности призваны укрепить взаимное военное доверие, что сильно отличается от цели найти место под эгидой Китая.

Китай не имеет ни намерений, ни возможностей восстановить такую ​​систему в Юго-Восточной Азии.

Более того, система притоков будет однополярной, в отличие от состояния бинарного соперничества Китая и США в Юго-Восточной Азии. В давних временах в системе притоков Китай был единственной сверхдержавой в регионе, способной построить эксклюзивную региональную систему. Однако по мере того, как национальная мощь Китая истощалась, а западные колониальные державы становились все более могущественными, сеть постепенно распадалась. В сегодняшней Юго-Восточной Азии американское превосходство — особенно в области военной безопасности — неоспоримо, даже несмотря на то, что США уделяют этому региону меньше внимания.Более того, США взаимодействуют с Китаем в качестве соперника или даже антагониста здесь, а также на более широкой мировой арене. В таких условиях Китай не может восстановить эксклюзивную систему притока.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *