Дизель электропоезд бухарест синая – Дизель-электропоезд из фильма «Безымянная звезда».

Дизель-электропоезд из фильма «Безымянная звезда».

    Недавно снова смотрел фильм «Безымянная звезда». Этот советский фильм многие из нас хорошо помнят. Анастасия Вертинская, Игорь Косталевский, Михаил Светин, Михаил Козаков. Прекрасные актёры «старых» времён. И сам фильм очень романтичен. Он про любовь и про то, как бесконечно далеки друг от друга бывают люди, стоящие на разных ступеньках социальной лестницы. Как будто и впрямь жители разных планет.

     Фильм снят по одноимённой пьесе румынского писателя Михаила Себастьяна.. Он написал свою пьесу во время Второй мировой войны. Наверное, он очень тосковал по безвозвратно ушедшему легкомысленному мирному времени. Когда можно было просто жить.  Для румын война  тоже была тяжёлой. Они воевали вместе с немцами. В том числе и под Сталинградом. А сам автор был ещё и евреем. Были  ли в Румынии репрессии против евреев? Были, но может быть не такие страшные, как в самой Германии. Но всё рано представителю «нехорошей» национальности жилось в войну несладко.
     Напомню сюжет фильма. Дело было перед войной. В одном небольшом румынском городке, в глуши, где все друг друга знали, главной достопримечательностью был вокзал. И не столько сам вокзал, сколько местное чудо техники — дизель-электропоезд. В тридцатых годах он действительно был чудом техники. Дизель проносился мимо вокзала несколько раз в день не останавливаясь. А горожане собирались на перроне и его приветствовали.

     И однажды случилось неожиданное. Чудо-поезд остановился и из него вышла красавица в белом платье по имени Мона. Ну а что произошло дальше, вы знаете и без меня. А мне интересен сам дизель-электропоезд. Это ведь тоже «герой» пьесы и фильма. И довольно значительный. Без него не встретились бы главные герои.

     Я помню как в детстве смотрел этот фильм. Меня не привлекали ни актёрская игра, ни сюжет, ни  обстановка. Я был мал для всего этого. Я хотел увидеть только  дизель-электропоезд. Я так ждал, когда он появится на экране. Появлялся он на экране два раза. И оба раза мельком. Первый раз промчался при свете дня и я ничего не успел рассмотреть. А во второй раз подошёл к перрону ночью. Тёмный силуэт, свет прожектора. И тут я ничего не увидел. Естественно, я был страшно разочарован.
-Ну что за фильм такой неинтересный — думал я.
И совершенно не понимал, почему родители смотрят его с таким удовольствием.

      Когда я увидел этот фильм во второй раз, я был уже постарше. Мне было интересно всё. И актёры, и обстановка. Всё, вплоть до английского рожка.А насчёт дизель-электропоезда я тогда думал примерно так. Я тогда уже знал, как устроены тепловозы, знал, что такое электрическая передача.
       Я думал, что дизель-электропоезд из фильма — это просто поезд с тепловозом. Тепловозы в тридцатые годы были технической новинкой. Их было очень мало. Вероятно, они ездили быстрее, чем паровозы. Поэтому для самых «элитных» поездов использовали именно их.

     Кстати, а кто ж ездил в этом самом поезде? А ездили в нём «щёголи из Бухареста». Именно на них мадемуазель Куку запрещала смотреть провинциальным девушкам-гимназисткам. И правильно. Нечего неокрепшим душам соблазняться блестящей столичной жизнью.
     Стояли эти щёголи в проходе, пили кофе или пощипывали кончики ухоженных усишек. Хорошие костюмы, белые рубашки, начищенные ботинки. Или даже мундиры красные вроде того, что был на полковнике Лукане из «Турецкого гамбита». Стояли у окон и смотрели как их приветствует восторженная публика на станциях. Стояли и снисходительно улыбались.
      А какие ж тепловозы были в тридцатых годах? Какой из них подошёл бы этому поезду? В какой стране могло быть выпущено это чудо техники? Не мог же дизель-электропоезд быть чистой фантазией автора. Хотя почему не мог?
      В СССР тепловозы появились довольно рано. Первым был тепловоз Гаккеля, а после него появились вот такие агрегаты «ашхабадского типа». Ашхабадского потому что они работали на Ашхабадской железной дороге. Труженики социалистического строительства.  В тридцатые годы и до самой войны единственными тепловозами у нас были именно они.

    Про европейские же тепловозы предвоенной поры не известно почти ничего. Во всяком случае я ничего не отыскал кроме нескольких упоминаний. Никаких фото. Ну или почти никаких. Нашёл вот такой агрегат, стоящий в музее Мюнхена. Тоже не тянет на стремительное чудо техники, которым приходили любоваться.

    А вот этот образец немецкой техники того времени уже ближе к образу из фильма. Обтекаемый, скоростной. Правда это электровоз.  Фото тепловозов, выглядевших примерно так же я в Интернете не нашёл. Довоенные паровозы или электровозы встречаются довольно часто, а вот тепловозы почему-то нет. Может быть, их было не так много?

      Американской техники больше. Американские тепловозы предвоенного времени были именно такие. Скоростные, обтекаемые, агрессивные. Они в образ укладывались идеально. Например, вот этот локомотив. Красавец.

Или вот этот. Тоже хорош. Только вряд ли перед войной американские тепловозы поставлялись в Европу.


     Ну а здесь вы можете видеть «чудо из чудес».  Надо же было придумать такое. Это же просто дворец на колёсах. Если бы поезд с таким тепловозом проезжал мимо станции, то тут бы точно вся округа сбегалась бы на него смотреть. Правда этот «дворец» не подходит ни по месту, ни по времени. Он был сделан в Аргентине в 1951 году. Современник нашего ТЭ2.

      Даже и не знаю, какой  именно дизель-электропоезд стал героем пьесы Себастьяна. Теряюсь просто в догадках
     А  какие дизель-электропоезда существуют сейчас? В наши дни. Конечно торжокский ДТ1(дизель-поезд и электропоезд одновременно). Или луганский ДЭЛ02(дизель-поезд с электрической передачей).  Это у нас. То есть в России и на Украине. Что там есть в дальнем зарубежье я даже и не знаю.
      Кстати, ни Д1, ни ДР1, ни РА2 дизель-электропоездами названы быть не могут. У них нет электрической передачи.

      А по какому маршруту ездил тот дизель из «Безымянной звезды»? Это известно. Он ходил из Бухареста в город Синая. Это горнолыжный курорт. Король Румынии Кароль Первый построил там дворец. Летом, когда королю было жарко в Бухаресте, он уезжал в Синаю. Естественно, городок в горах, где ещё и стоит королевский дворец, стал роскошным местом отдыха для богатой публики. И то что именно туда ездили играть в рулетку -тоже понятно. Зимой катались на лыжах, летом играли в рулетку.

      Расположен этот курорт всего в 125 километрах от Бухареста. Так что купейные вагоны, которые показывали нам в фильме — это такой художественный вымысел. На самом деле они вряд ли существовали. На ста двадцати пяти километрах не выспишься. Так что тот самый дизель был поездом пригородным. Хоть и роскошным, но пригородным. Да и сам городок вряд ли был уж такой глушью. Ведь до столицы недалеко.
      А может этим поездом был ДП? Или, как его называли сами венгры «Харгит». Эти поезда с 30-х годов строились заводом «Ганц» в Будапеште. Они поставлялись на экспорт. До войны в Аргентину. А после войны в СССР и в страны народной демократии.

       Наверное, нет ничего странного в том, что эти поезда могли поставляться и в соседнюю с Венгрией Румынию.

   А вот так выглядели подобные трёхвагонные поезда, поставлявшиеся в СССР.

А вот интерьер такого поезда. Это кадр из белорусской кинохроники послевоенного времени. Поезда ДП ходили тогда по маршруту Рига-Минск.

      Попадает этот поезд в образ? Вполне. «Сидячий» поезд. Быстрый и уютный. Как раз то, что надо, чтобы ненадолго съездить в горы поиграть в рулетку. Только он тоже был не дизель-электрическим. Дизель-электрическим был шестивагонный ДП. Но он уже не был «сидячим». В шестивагонном поезде ДП были купе.

     

      Так я и не знаю, каким же был тот самый дизель-электропоезд из пьесы. А может быть, у румын были поезда собственной постройки?
     Если кто-то что-то знает, на чём могли ездить герои пьесы «Безымянная звезда» пишите в комментариях. Буду рад.
     

guriny.livejournal.com

«Дизель-электропоезд»Бухарест — Синая» прибывает…»)) | Журнал Ярмарки Мастеров

Помните — из «Безымянной звезды»? А я проезжала вдоль железнодорожной трассы ,по которой и сейчас курсирует поезд из Бухареста в Синаю и обратно!

И в Бухаресте побывала,и Синаю увидела!..

И в Румынию влюбилась)))

Фотографий — вагон! Отберу самые-самые и буду сюда выкладывать…

(А первый пост у меня сам собой случился именно сегодня — в мой «профессиональный»))) праздник — День Туриста!)

Вот это Альба Юлия — самый древний город на румынской земле,бывшая столица даков…

Белый,просторный город,где какие-то килолитры кислорода,римские каструмы,крепостные укрепления Вобана…

…целое поселение бронзового народа

(у этого мужчинки зачем-то с коленки похитили бронзовую улитку)))

…с католическим собором св.Михаила XII века…(где самые жгучие желания,озвученные под сводами,исполняются неимоверно быстро! — я озвучила,-жду-с))

…и православным монастырем и Собором Коронаций…

(во всех православных храмах в Румынии — ну,во всяком случае, в втех,в которых я побывала, — очень-очень темно.Это даже не полумрак,а прям темнотища! Фотоаппарат в режиме «ночная съемка» иногда выуживал и вот такие кадры,не вполне различимые сразу))

www.livemaster.ru

Безымянная звезда (фильм) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 июля 2019; проверки требуют 2 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 июля 2019; проверки требуют 2 правки.

«Безымянная звезда» — советский двухсерийный цветной художественный телевизионный фильм, снятый в 1978 году Михаилом Козаковым по одноимённой пьесе румынского писателя Михаила Себастьяна. Премьера телефильма состоялась 17 февраля 1979 года по Первой программе ЦТ.

Румыния, 1930-е годы (косвенно на время указывает перечисление Марином среди планет Солнечной системы Плутона). В провинциальном городе, где горожане придают большое значение тому, что подумают о них соседи, а безостановочный проезд экспресса «Бухарест — Синая» — событие, вдруг этот экспресс ночью останавливается. Экспресс был остановлен кондуктором, чтобы высадить безбилетную пассажирку. Роскошно одетая, она не имеет в карманах ничего, кроме фишек для игры в казино. В это же время случайно на вокзале оказывается учитель местной гимназии Марин Мирою.

Так как без документов незадачливую путешественницу в гостинице не поселят, Мирою предлагает незнакомке ночлег в своём доме, в пристанище холостяка, а сам планирует переночевать у своего друга, учителя музыки Удри. Она соглашается. Однако, оставшись с ним наедине, Мона убеждается, что этот с первого взгляда заурядный учитель — интересный человек, и она ищет предлог не отпустить Марина. Мона узнаёт тайну Марина — он рассказывает об открытой им звезде, которой нет ни в одном каталоге звёздного неба. Они счастливы вместе этой ночью…

Утром Мона вторично потрясает Марина, говоря ему о своём намерении остаться с ним.

Тем временем Мону разыскивает её любовник Григ и находит в убогом учительском доме. Мона высказывает желание остаться здесь навсегда. Однако Григ своими холодными, циничными аргументами убеждает избалованную Мону, что ей не место в провинции, в роли жены неимущего учителя. Они вместе покидают этот городок.

А Марин остаётся наедине с истиной, которую он постиг в своих астрономических наблюдениях: «Ни одна звезда не отклоняется от своего пути».

  • Игорь Костолевский — Марин Мирою, учитель космогонии
  • Анастасия Вертинская — Мона
  • Михаил Козаков — Григ, любовник Моны
  • Григорий Лямпе — Раду Удря, учитель музыки
  • Светлана Крючкова — мадемуазель Куку, классная дама
  • Михаил Светин — Испас, начальник вокзала
  • Ирина Савина — Элеонора Земфиреску, гимназистка (в титрах — Ирина Саввина)
  • Алла Будницкая — госпожа Испас, жена начальника вокзала (озвучена другой актрисой)
  • Илья Рутберг — Паску, хозяин универсального магазина
  • Александр Пятков — Яким, помощник начальника вокзала (озвучивает Рогволд Суховерко)
  • В. Доррер — мадам Жоржеску
  • Семён Берлин — Ласку, судья (озвучивает Юрий Саранцев)
  • Евгений Тиличеев — кондуктор дизель-электропоезда
  • Владимир Курашкин — Кирою, нотариус
  • Ольга Феофанова — гимназистка на вокзале (нет в титрах)
  • В основу картины легла одноименная пьеса румынского писателя и драматурга Михая Себастиана (настоящее имя — Иосиф Гехтер). Однако Александр Хмелик значительно переработал авторский текст. Некоторые эпизоды пьесы в фильм не вошли, однако добавилось немало новых моментов, в сюжет были введены новые персонажи (например, жена начальника станции Испаса, судья).
  • В 1956 году БДТ стремительно терял зрителя, был на грани распада, за последние 5 лет не поставил ни одного спектакля, который стал бы событием театральной жизни. И именно постановка Товстоноговым «Безымянной звезды» в нём вывела театр из творческого тупика. Зрители восторженно приняли эту пьесу. Учителя в ней играл Иван Рыжов, а мадемуазель Куку играл Евгений Лебедев. Товстоногов поставил пьесу как комедию, а вот в сценарии Хмелика, по которому был снят фильм, преобладал уже другой мотив — грусти и тоски[1].
  • В конце 1960-х годов Козаков хотел снять телеспектакль «Безымянная звезда» с Олегом Далем и Анастасией Вертинской в главных ролях. Но тут состоялось назначение Сергея Лапина на пост председателя Комитета по радио и телевещанию, и телеспектакль не был снят[1].
  • Сценарий будущего фильма Михаил Козаков впервые принёс на телевидение в 1970 году. И в это же время на пост председателя Комитета по радио и телевещанию пришёл Лапин. Он был известен суровостью цензуры. Поэтому принесённый Козаковым сценарий вычеркнули из тематических планов телевидения. Кинематографическое начальство слишком многое смущало в сценарии фильма. Не помогла даже известность самой пьесы, которая уже с успехом шла на сценах театров. В 1970-е годы редакторы были начеку, аллюзии и параллели искали буквально во всём, ведь шла борьба с диссидентством. (Например, в пьесе глядеть на проходящий поезд приходят только редкие любопытствующие, а уже в сценарии фильма поглазеть на это зрелище вываливает на перрон огромная толпа зевак — сразу на ум приходит параллель с советским «железным занавесом»). Поэтому Козакову было запрещено даже думать об этом фильме. Но он всё подавал и подавал очередные заявки на «Безымянную звезду» в надежде на чудо. А её всё вычёркивали и вычёркивали из планов. Уже тогда у Козакова был большой авторитет, но он не мог помочь в этом деле[1].
  • В 1978 году состоялось знакомство Козакова с Геннадием Бокаревым (на тот момент главным редактором Свердловской киностудии), которому Козаков предложил сценарий. Бокарев пообещал Козакову «пробить» фильм, и не как телеспектакль, а именно как телефильм от Свердловской киностудии. И «пробил». Снимали на деньги Свердловской киностудии, но на базе «Ленфильма». Козаков пригласил на фильм своих проверенных актёров. На роль Удри он планировал пригласить Зиновия Гердта, он дал согласие, но помешала болезнь. Тогда Григория Лямпе, тоже друга Козакова, пришлось оперативно вводить в фильм без проб, когда уже вовсю шли съёмки. На главную роль Козаков пригласил Олега Даля, как это и было 8 лет назад при планировании телеспектакля. Но вскоре стало ясно, что Даль за эти 8 лет помрачнел и приобрёл многие депрессивные признаки. Даль предложил снимать фильм в депрессивном стиле Кафки, что явно не входило в планы Козакова. Вторым претендентом стал 43-летний Сергей Юрский, но в те годы людям с примесью семитской крови пробиться на телевидение было проблематично — Лапин евреев не любил (что, впрочем, не помешало режиссёру еврейского происхождения в фильм по произведению еврейского прозаика привлечь актёров Костолевского, Лямпе, Светина, Рутберга, Будницкую). Тогда Козаков пригласил Игоря Костолевского, который, как оказалось, давно мечтал об этой роли. Он, снявшись уже в нескольких известных картинах, в своём театре Маяковского оставался актёром второго плана — велика была конкуренция. Анастасия Вертинская сразу дала согласие на роль. Козаков знал её и как кинозвезду, и как замечательную театральную актрису. Она была первой красавицей театра «Современник», а некоторые отдавали ей и всесоюзное первенство. Со Светланой Крючковой Козакова роднила пламенная страсть — любовь к поэзии. Они читали друг другу стихи ещё в общежитии БДТ[1].
  • Соавтором Козакова по фильму стал оператор Георгий Рерберг, который впоследствии отказался оставить своё имя в титрах фильма. Именно Рерберг придумал образ мадемуазель Куку для Светланы Крючковой — придумал ей стрижку и костюм. Рерберг был большим мастером своего дела. На съёмочной площадке разыгрался скандал между соавторами фильма — Козаковым и Рербергом. Козаков видел в роли Грига Леонида Филатова. Но Рерберг категорически отказался снимать Филатова — у него, якобы, «не кинематографическое лицо». Тогда сошлись на Родионе Нахапетове. Первой о нём вспомнила Вертинская. Нахапетов приехал сниматься, но во время репетиций понял, что это не его образ, не его роль, не его темпоритмы. Тогда Козаков подошёл к «Гоше» (Рербергу) и сказал — «Гоша, выбирай, или Филатов, или я». Рерберг ответил — «ну давай ты». Но всё же, в конечном итоге Козаков с Рербергом на одной из последних сцен фильма рассорились уже полностью, и Рерберг сказал, что он снимает с себя любую ответственность и даже не хочет, чтобы его фамилия фигурировала в титрах. (У них с Козаковым, как оказалось, были довольно разные взгляды на то, каким должен быть фильм). И в титры попал только второй оператор фильма Юрий Райский, а оператором—постановщиком значится камермен Владимир Иванов. Телевизионное начальство картину с трудом, но приняло — авторитет Геннадия Бокарева был непререкаем[1].
  • Премьера кинофильма состоялась в московском доме кино. Участники фильма не получили наград, но на фестивали фильм всё же послали. А Костолевский стал в Румынии своего рода национальным героем. Франко-румынский фильм (фр. Mona, l’étoile sans nom, рум. Steaua fără nume, 1965 год), где Мону играла Марина Влади, не имел в Румынии такого успеха, как фильм Козакова. В 2006 г. голливудский режиссёр румынского происхождения Роберт Дорнхельм пригласил Игоря Костолевского на роль царя Александра I в телесериале Война и мир.
  • Фильм снимали на средства Свердловской киностудии, но на базе Ленфильма и в окрестностях Ленинграда. Внешний вид, перрон вокзала, снятого в фильме — станция Шувалово Октябрьской железной дороги. Построенный в начале XX века железнодорожный вокзал в Шувалово сохранился до сих пор[1]. В качестве наружной съёмки экспресса «Бухарест — Синая» использованы дизель-поезд Д1 (при прохождении мимо станции) и обычные пассажирские ЦМВ-вагоны советских железных дорог (при остановке).
  • Мирою говорит Моне под звездным небом, что двойная звезда в созвездии Большой Медведицы называется Алгол. Однако это не так. Знаменитая звезда в этом созвездии носит название Алькор, а Алголем называется переменная звезда в созвездии Персея. При этом в пьесе Себастьяна звезда именуется Алькором.

ru.wikipedia.org

Безымянная звезда — отзывы и рецензии — КиноПоиск

Как и со многими фильмами тех лет, понравилось тогда в «Безымянной звезде» многое, но не все — теперь же она кажется просто шедевром — из-за изумительной игры актеров и постановки.

Румынская экранизация с Мариной Влади не идет с этим фильмом ни в какое сравнение. Говорят, что даже в самой Румынии — на родине автора пьесы, Михаила Себастиана — популярна была не их «родная» экранизация, а именно наша… (Хотя может, это просто очередная байка — реальных подтверждений я не находил)

Игра актеров просто восхищает — настолько они вживаются в свои роли — даже совсем мелкие.

Больше всего меня в фильме пробирает эпизод, где Удря исполняет свою симфонию — не верится, что это актер, а кажется, что и правда перед тобой один из «городских сумасшедших» — рассказывает свою то ли идею-фикс, то ли галлюцинацию… — причем так, что сам уже начинаешь в нее верить и сочувствовать ему…

Берет за душу и проникновенная сцена на балконе: «Но бывают вечера…»

И сама музыка, конечно, тоже написана блестяще. Все-таки Денисов был гением — явно недооцененным при жизни, как обычно…

Есть в фильме местами и мягкий юмор, забавные ситуации — особенно поначалу.

Но конец у фильма пронзительный: «Звезды не отклоняются от своего пути…»

Только ведь это вранье — все меняется: пролетело небесное тело мимо сильного источника гравитации — и пожалуйста, отклонилось! А здесь получается какая-то отговорка для слабых: все предопределено, ничего тут не поделать… Слишком уж Марин оказался фаталистом и пессимистом. Я бы так просто свое счастье какому-то проходимцу не отдал.: )

Собственно за этот конец я всегда и недолюбливал фильм.

Из минусов еще — многовато ляпов, хотя сейчас прощаю их за великолепное исполнение.

Трогательный сюжет и великолепная игра актеров перевешивают все недостатки.

PS Небольшое замечание-уточнение: Мона не жена Грига, как решили многие, а скорей всего просто содержанка («Мадам или мадемуазель?»-«Я и то и другое…»). Думаю, женщина из высшего круга имела бы хоть какое-то понятие о Копернике.: ) Наверно, Григ вытащил ее откуда-нибудь из продавщиц или служанок…

8 из 10

www.kinopoisk.ru

Дизель-электропоезд из фильма «Безымянная звезда».

    Недавно снова смотрел фильм «Безымянная звезда». Этот советский фильм многие из нас хорошо помнят. Анастасия Вертинская, Игорь Косталевский, Михаил Светин, Михаил Козаков. Прекрасные актёры «старых» времён. И сам фильм очень романтичен. Он про любовь и про то, как бесконечно далеки друг от друга бывают люди, стоящие на разных ступеньках социальной лестницы. Как будто и впрямь жители разных планет.

     Фильм снят по одноимённой пьесе румынского писателя Михаила Себастьяна.. Он написал свою пьесу во время Второй мировой войны. Наверное, он очень тосковал по безвозвратно ушедшему легкомысленному мирному времени. Когда можно было просто жить.  Для румын война  тоже была тяжёлой. Они воевали вместе с немцами. В том числе и под Сталинградом. А сам автор был ещё и евреем. Были  ли в Румынии репрессии против евреев? Были, но может быть не такие страшные, как в самой Германии. Но всё рано представителю «нехорошей» национальности жилось в войну несладко. 
     Напомню сюжет фильма. Дело было перед войной. В одном небольшом румынском городке, в глуши, где все друг друга знали, главной достопримечательностью был вокзал. И не столько сам вокзал, сколько местное чудо техники — дизель-электропоезд. В тридцатых годах он действительно был чудом техники. Дизель проносился мимо вокзала несколько раз в день не останавливаясь. А горожане собирались на перроне и его приветствовали.
     И однажды случилось неожиданное. Чудо-поезд остановился и из него вышла красавица в белом платье по имени Мона. Ну а что произошло дальше, вы знаете и без меня. А мне интересен сам дизель-электропоезд. Это ведь тоже «герой» пьесы и фильма. И довольно значительный. Без него не встретились бы главные герои.

     Я помню как в детстве смотрел этот фильм. Меня не привлекали ни актёрская игра, ни сюжет, ни  обстановка. Я был мал для всего этого. Я хотел увидеть только  дизель-электропоезд. Я так ждал, когда он появится на экране. Появлялся он на экране два раза. И оба раза мельком. Первый раз промчался при свете дня и я ничего не успел рассмотреть. А во второй раз подошёл к перрону ночью. Тёмный силуэт, свет прожектора. И тут я ничего не увидел. Естественно, я был страшно разочарован.
-Ну что за фильм такой неинтересный — думал я.
И совершенно не понимал, почему родители смотрят его с таким удовольствием.

      Когда я увидел этот фильм во второй раз, я был уже постарше. Мне было интересно всё. И актёры, и обстановка. Всё, вплоть до английского рожка.А насчёт дизель-электропоезда я тогда думал примерно так. Я тогда уже знал, как устроены тепловозы, знал, что такое электрическая передача.
       Я думал, что дизель-электропоезд из фильма — это просто поезд с тепловозом. Тепловозы в тридцатые годы были технической новинкой. Их было очень мало. Вероятно, они ездили быстрее, чем паровозы. Поэтому для самых «элитных» поездов использовали именно их.
     Кстати, а кто ж ездил в этом самом поезде? А ездили в нём «щёголи из Бухареста». Именно на них мадемуазель Куку запрещала смотреть провинциальным девушкам-гимназисткам. И правильно. Нечего неокрепшим душам соблазняться блестящей столичной жизнью.
     Стояли эти щёголи в проходе, пили кофе или пощипывали кончики ухоженных усишек. Хорошие костюмы, белые рубашки, начищенные ботинки. Или даже мундиры красные вроде того, что был на полковнике Лукане из «Турецкого гамбита». Стояли у окон и смотрели как их приветствует восторженная публика на станциях. Стояли и снисходительно улыбались.
      А какие ж тепловозы были в тридцатых годах? Какой из них подошёл бы этому поезду? В какой стране могло быть выпущено это чудо техники? Не мог же дизель-электропоезд быть чистой фантазией автора. Хотя почему не мог?
      В СССР тепловозы появились довольно рано. Первым был тепловоз Гаккеля, а после него появились вот такие агрегаты «ашхабадского типа». Ашхабадского потому что они работали на Ашхабадской железной дороге. Труженики социалистического строительства.  В тридцатые годы и до самой войны единственными тепловозами у нас были именно они.

    Про европейские же тепловозы предвоенной поры не известно почти ничего. Во всяком случае я ничего не отыскал кроме нескольких упоминаний. Никаких фото. Ну или почти никаких. Нашёл вот такой агрегат, стоящий в музее Мюнхена. Тоже не тянет на стремительное чудо техники, которым приходили любоваться.

    А вот этот образец немецкой техники того времени уже ближе к образу из фильма. Обтекаемый, скоростной. Правда это электровоз.  Фото тепловозов, выглядевших примерно так же я в Интернете не нашёл. Довоенные паровозы или электровозы встречаются довольно часто, а вот тепловозы почему-то нет. Может быть, их было не так много?

      Американской техники больше. Американские тепловозы предвоенного времени были именно такие. Скоростные, обтекаемые, агрессивные. Они в образ укладывались идеально. Например, вот этот локомотив. Красавец.

Или вот этот. Тоже хорош. Только вряд ли перед войной американские тепловозы поставлялись в Европу.
                                         

     Ну а здесь вы можете видеть «чудо из чудес».  Надо же было придумать такое. Это же просто дворец на колёсах. Если бы поезд с таким тепловозом проезжал мимо станции, то тут бы точно вся округа сбегалась бы на него смотреть. Правда этот «дворец» не подходит ни по месту, ни по времени. Он был сделан в Аргентине в 1951 году. Современник нашего ТЭ2.

      Даже и не знаю, какой  именно дизель-электропоезд стал героем пьесы Себастьяна. Теряюсь просто в догадках
     А  какие дизель-электропоезда существуют сейчас? В наши дни. Конечно торжокский ДТ1(дизель-поезд и электропоезд одновременно). Или луганский ДЭЛ02(дизель-поезд с электрической передачей).  Это у нас. То есть в России и на Украине. Что там есть в дальнем зарубежье я даже и не знаю.
      Кстати, ни Д1, ни ДР1, ни РА2 дизель-электропоездами названы быть не могут. У них нет электрической передачи.

      А по какому маршруту ездил тот дизель из «Безымянной звезды»? Это известно. Он ходил из Бухареста в город Синая. Это горнолыжный курорт. Король Румынии Кароль Первый построил там дворец. Летом, когда королю было жарко в Бухаресте, он уезжал в Синаю. Естественно, городок в горах, где ещё и стоит королевский дворец, стал роскошным местом отдыха для богатой публики. И то что именно туда ездили играть в рулетку -тоже понятно. Зимой катались на лыжах, летом играли в рулетку.

      Расположен этот курорт всего в 125 километрах от Бухареста. Так что купейные вагоны, которые показывали нам в фильме — это такой художественный вымысел. На самом деле они вряд ли существовали. На ста двадцати пяти километрах не выспишься. Так что тот самый дизель был поездом пригородным. Хоть и роскошным, но пригородным. Да и сам городок вряд ли был уж такой глушью. Ведь до столицы недалеко.
      А может этим поездом был ДП? Или, как его называли сами венгры «Харгит». Эти поезда с 30-х годов строились заводом «Ганц» в Будапеште. Они поставлялись на экспорт. До войны в Аргентину. А после войны в СССР и в страны народной демократии.
       Наверное, нет ничего странного в том, что эти поезда могли поставляться и в соседнюю с Венгрией Румынию.

   А вот так выглядели подобные трёхвагонные поезда, поставлявшиеся в СССР.

А вот интерьер такого поезда. Это кадр из белорусской кинохроники послевоенного времени. Поезда ДП ходили тогда по маршруту Рига-Минск.

      Попадает этот поезд в образ? Вполне. «Сидячий» поезд. Быстрый и уютный. Как раз то, что надо, чтобы ненадолго съездить в горы поиграть в рулетку. Только он тоже был не дизель-электрическим. Дизель-электрическим был шестивагонный ДП. Но он уже не был «сидячим». В шестивагонном поезде ДП были купе.

      Так я и не знаю, каким же был тот самый дизель-электропоезд из пьесы. А может быть, у румын были поезда собственной постройки?
     Если кто-то что-то знает, на чём могли ездить герои пьесы «Безымянная звезда» пишите в комментариях. Буду рад.
      

ru-railway.livejournal.com

За Безымянной звездой — Телеканал «Моя планета»

– Месье, мадам! Дизель-электропоезд Бухарест — Синая прибывает на первый путь! ©

После очередного просмотра любимого фильма, пришла идея посетить Румынию. И хотя, ни в одном кадре не показано и кусочка румынской местности, захотелось узнать страну поглубже, тем более, у нас это туристическое направление не слишком популярно.
Бухарест – столица, место прибытия, Синая – курортный городок в Карпатах, известный горнолыжными склонами, роскошным замком Пелеш и казино. Но отпуск…сентябрь, хотелось, для начала, на море попасть. Поэтому почитав про морские курорты Румынии, был выбран Эфорие-Норд.


Эфорие, кроме морского отдыха, предлагает еще и лечебный. Именно здесь находится озеро Текиргиол, с минерализованной соленой водой и сапропелевыми грязями, показанными при заболеваниях органов движения, нервной системы, кожи, гинекологических болезнях. Соленость румынского «Мертвого моря» — 80 г/литр, а плотность, в несколько раз превышает плотность морской воды. Здесь так же, как и на Мертвом море, легче удержаться на поверхности, вода как бы выталкивает тело вверх.


Озеро Текиргиол

В городе несколько санаториев, предлагающих курсы оздоровления. Но вполне возможно, разместившись самостоятельно, посещать платную купальню на берегу озера, там грязь уже выложена в ванны и отдыхающим предлагаются лежаки и душ. Или можно спуститься к озеру, по хорошо заметным тропкам, протоптанным в зарослях душистой полыни. Зайти в него, неглубоко, чтоб можно было нагнуться, не доставая лицом воду и зачерпнуть грязь прямо со дна, заранее расспросив у обывателей, где грязь “пожирнее”. Намазаться дочерна, обсохнуть, отмокнуть в соленом озере. В нем же и отмыться.

Есть вариант, дойти и смыть грязь уже в море, ведь расстояние на некоторых участках там совсем небольшое.


Море слева — озеро справа.

Эфорие — городок курортный, со всей соответствующей атрибутикой: множеством лотков с уличной едой, кафе и ресторанами, сувенирными лавками, аквапарком и катанием на бананах.

Как и во всей Румынии, здесь большое разнообразие выпечки. Отличным завтраком может быть большой крендель и кофе, или плацинда – лепешка, с большим количеством начинки, чаще творожной, есть и в сладком, и в соленом варианте.


Днем, в обед, очень удобно питаться в столовых самообслуживания, их в Эфорие несколько, здесь большой выбор блюд, есть и национальные: суп – чорба, колбаски — мици, голубцы на квашеной капусте – сармале. Очередь проходит быстро, мест хватает, цены вполне адекватные, а блюда вкусные.

Столовые самообслуживания в Эфорие

Вечер отлично подходит для рыбных блюд, с его наступлением, по улицам начинает разлетаться запах готовящейся на гриле рыбы и морепродуктов. Свежеприготовленная рыба под бокал местного вина, что может быть лучше на отдыхе.

Румыния — страна производитель вина, винные туры здесь не очень развиты, но есть несколько виноделен, предлагающих дегустацию. А совсем рядом с Констанцой, находится опытная виноградско-винодельческая станция Мурфатлар. Известная нам, прежде всего, вином “Фетяска”.

Самостоятельно добраться до нее можно на электричке из Констанцы. Выйти на станции со звучным названием Басараби, где, как мы помним, кочевали и до нас.

Пройти по шоссе до указателя винодельческой станции и дальше, между виноградников,непосредственно до завода. Производство небольшое, но вам, по желанию, могут его показать и устроить дегустацию, здесь же, можно купить вина с собой.


А вокзал в Басараби, хочется отметить, очень подошел бы в тот маленький городок, который дизель-электропоезд из фильма, проезжал не останавливаясь.

В Эфорие тоже есть железнодорожная станция и ещё автовокзал – удобно путешествовать по побережью, или поехать вглубь страны.
Совсем рядом город Констанца – крупнейший город-порт Румынии и административный центр уезда Констанца, в который входит и Эфорие.


Казино Констанца — самая узнаваемая достопримечательность города

По легенде, город расположен на месте древнегреческой колонии Томис, основанной в 500 до н.э. Затем эта земля перешла к римлянам и город, который греки называли Томи, переименовали Константиану в честь Констанции, сестры Константина Великого. Румыны вообще гордятся своими римскими корнями и во многих городах страны, можно увидеть копии известной статуи “Капитолийская волчица”. Есть она и в Констанце.

К римскому прошлому страны отсылает и памятник Овидию, который находился здесь в ссылке. Памятник установлен на одноимённой площади города, напротив здания Музея Истории и Археологии.


Площадь Овидия

Недалеко от этой площади, находится большинство самых посещаемых достопримечательностей города. Начать можно с Мечети Кароля I, ее минарет, высотой 50 м, виден издалека, а внутри расположена смотровая панорамная площадка.


Осмотрев город свысока, можно решить, куда идти дальше, а погулять здесь есть где.


Дом со львами — резиденция крупного предпринимателя, конца XIX века.


1. Католический собор Святого Антония 2. Собор Петра и Павла 3. Греческая церковь


1. Этнографический музей Констанцы 2. Набережная 3. Казино

Некогда роскошное казино, сейчас закрыто и медленно разрушается, но все равно остается одной из самых популярных достопримечательностей города и местом встреч на набережной.
Если времени в Констанце у вас достаточно, то можно пройтись по узким улочкам или спустится к пляжу.


Или представить, как в этом доме, похожем на этот, господин Мирою изучал свои книги по астрономии.

Ещё на побережье можно посетить:
Мамаю, проехав до нее по длинной косе, между морем и озером, прокатиться там на фуникулере или сходить в аквапарк;
самый южный курорт страны – Мангалию;
дельту Дуная, с огромным разнообразием флоры и фауны.
Но мы через Бухарест едем таки в Синаю. Минуя маленькие станции, на которые все так же выходит смотритель, а жители заняты своими делами, ведь поезда это уже не редкость, а неотъемлемая часть жизни.

Вагоны в поездах Румынии



Синая– жемчужина Трансильвании, бальнеологический и горнолыжный курорт в Карпатах, милый, ухоженный городок с нарядными домиками, уютными кафе и ресторанами.


Замок Пелеш в Синае

Основан город был вокруг монастыря Синая, от него же и получил свое название. В конце XVII века, дворянин Михай Кантакузино совершил паломничество в монастырь Святой Екатерины на Синайском полуострове и по приезду в Румынию отстроил в Карпатах мужской монастырь.

Монастырь действует до сих пор и является так же архитектурно-историческим памятником.
Старая церковь (сейчас в монастыре их две), интересна своими фресками, которые украшают ее как внутри, так и снаружи.


В новой церкви, можно увидеть иконы Сергия Радонежского и Николая Чудотворца, подаренные российским императором Николаем II. Эта церковь стала первой в Румынии, получившей электрическое освещение. На территории открыт музей церковного искусства, в нем хранится первая библия на румынском языке.

Самая же популярная достопримечательности Синаи – замок Пелеш. Летная резиденция Кароля I, один из красивейших замков Европы – роскошь в каждом сантиметре.

Выполнен замок в стиле немецкого ренессанса, украшенный острыми башнями он полностью вписался в окружающий горный пейзаж. Вокруг разбит парк со статуями и фонтанами. Статую Кароля I можно увидеть у входа в замок, в глубине парка есть скульптура королевы Елизаветы, занятой вышиванием. Внутреннее убранство поражает воображение: многообразие стилей, различные материалы декора, уникальность каждой комнаты, тонкость исполнения мастеров. В отделке использовались дорогие сорта дерева, муранское стекло, драгоценные металлы, настоящий шелк, ковры ручной работы, с орнаментом, повторяющим потолочные росписи, ажурные витражи – раздвижная система из которых, до сих пор применяется для вентиляции. В замке 160 комнат, не все они включены в экскурсию, но увиденного достаточно, чтобы представить, насколько богат ансамбль в целом. Многие предметы декора являются коллекционными. В Пелеш, одним из первых в Европе было подведено электричество, и первый лифт появился именно там.


Совсем рядом находится замок Пелишор — который фактически входит в дворцовый комплекс замка Пелеш.

Маленький Пелеш – так дословно можно перевести название, являлся летней резиденцией наследника престола Фердинанда I, племянника Кароля I. Замок выполнен из камня и отделан деревом, помимо главного здания, в комплекс входят еще несколько построек.


Казино Синая

Казино Синая, популярное более полувека назад и принимавшее состоятельных посетителей со всех концов Европы (именно из него без денег сбежала Мона), находится в парке Дмитрия Гика, в центре города. Рядом с ним белоснежный отель и фонтан. По назначению казино уже не действует, в здании проходят конференции, концерты и выставки.

Парк Дмитрия Гика

В Синае работает канатная дорога, первая станция расположена чуть выше замка Пелеш. Подъемник считается одним из самых современных в Европе и поднимает на 1400м, и далее на 2000 м.

В городе развита туристическая инфраструктура: много гостиниц на любой вкус и кошелек, различные кафе, столовые и рестораны, есть туристический информационный центр, указатели достопримечательностей, карты склонов с трассами, в некоторых местах встречаются описание исторических зданий. Вокзал Синаи находится в центре города, отсюда удобно радиально выезжать в Брашов, а оттуда в Бран. Или отправляться дальше, как мы и поступили, чтобы проехав по Трансильвании, снова вернуться в Бухарест.

Виды Синаи

moya-planeta.ru

Безымянная звезда — soroka70 — LiveJournal

Что такое провинциальный город, провинция? Определяется ли это понятие в категориях численности населения, расстояния от него до других городов, площади его территории, значимостью и количеством находящихся на этой территории заводов или памятников? Это место, где сохраняется прелестная патриархальная непосредственность, традиция и духовность или сборище фарисеев, обделенных, недоверчивых, молчаливых и мстительных? Несмотря на сложность ответов на эти вопросы, опасность не заметить границы между дефинициями и оценками, мы способны использовать это слово в повседневных ситуациях, подтверждая тем самым существование «провинции» и  «провинциальности» как категории восприятия.

«Безымянная звезда»: провинция как социокультурная категория и способ восприятия города

(українською – див.: Сорока Ю. «Безіменна зоря»: провінція як соціокультурна категорія та спосіб сприйняття міста / Ю. Сорока // Схід-Захід: Історико-культурологічний збірник. – Випуск 15. Спеціальне видання: Проблеми історичної урбаністики / за ред. В. Кравченка та Г. Грінченко. – Харків: ТОВ «НТМТ», 2011. – С. 264–280.)


 Что такое провинциальный город, провинция? Определяется ли это понятие в категориях численности населения, расстояния от него до других городов, площади его территории, значимостью и количеством находящихся на этой территории заводов или памятников? Это место, где сохраняется прелестная патриархальная непосредственность, традиция и духовность или сборище фарисеев, обделенных, недоверчивых, молчаливых и мстительных? Несмотря на сложность ответов на эти вопросы, опасность не заметить границы между дефинициями и оценками, мы способны использовать это слово в повседневных ситуациях, подтверждая тем самым существование «провинции» и «провинциальности» как категории восприятия.

Рассмотрение провинции как социокультурной категории предполагает выявление и анализ смыслов и значений, которые реализуются людьми в повседневном общении, пользуются социальной поддержкой – то есть, распространены в обществе или отдельных его группах, и исторически складываются, то есть непосредственно связаны своим происхождением с прошлым конкретного социального сообщества, процессом конструирования его культуры. Эти смыслы характеризуют конкретную социокультурную среду, производны от конституирующей ее культурной формы. В свою очередь, аккумулирующая и выражающая эти смыслы категория, интегрированная в специфический контекст взаимодействия, в реальный процесс коммуникации и ориентации людей в социокультурном мире, формирует способ восприятия соответствующего объекта социокультурной среды (Сорока, 2010).

Постижение социокультурной среды и ее категорий восприятия возможно через погружение в нее, соприсутствие в ней, «включенное» наблюдении. Но и ушедшие или отдаленные в пространстве социокультурные среды, сообщества доступны для такого наблюдения посредством анализа и последующей реконструкции их культурных продуктов. И в данном случае не столь важно, повествует ли текст о событиях действительности или является продуктом воображения его автора (авторов). И документальный и художественный текст реализуют общие категории восприятия, что не означает абсолютного тождества их наборов. Именно использование свойственных социокультурной реальности категорий восприятия обеспечивает аудитории художественного текста – читателям или зрителям – возможность сопереживать героям, ассоциировать и идентифицировать их с реальностью. Более того, художественный текст представляет собой особую среду культивирования социокультурных категорий восприятия, превращения их в нечто большее, чем средство выражения мысли и образа. В тех же случаях, когда текст предшествует действительности, не имеет реального референта – в условиях виртуальной реальности – именно специфичные культурные категории становятся опорой репрезентирующего эту реальность способа восприятия мира.

Таким вариантом «виртуальной реальности» была для советских телезрителей конца 1970-ых годов история из жизни маленького румынского городка довоенных времен в фильме Михаила Козакова «Безымянная звезда» (СССР, 1978). Фильм был снят по одноименной пьесе румынского драматурга Михая Себастияна (1907-1943), написанной в 1942 году и впервые поставленной в бухарестском театре в 1944 году уже после трагической смерти ее автора.

Чаще всего краткое описание сюжета комедии М. Себастиана (так определяет автор жанр произведения) сводится к тому, что избалованная скучающая столичная красавица соблазняет скромного провинциального учителя, влюбляется в него, но оказывается не в силах бросить прежнюю жизнь ради прекрасного возвышенного чувства. Такое своеобразное переворачивание известного принципа «chercher la femme» в духе доминантной маскулинности массовой культуры. С моей точки зрения, сюжет о том, как неожиданно нужны друг другу бывают столь далекие во всех отношениях (и в культурном, и в социальном, и в физическом) люди. А вот вопрос о том, почему так происходит, и заставляет обращаться к неповседневной терминологии, в частности, к социологии и социокультурному анализу. И понятие провинции, периферии – один из возможных путей поиска ответа на этот вопрос.

 Часы без времени в городе без названия

«Случилось это давно, еще до войны в маленьком заштатном городке, – повествует в самом начале фильма уважительно ироничный голос за кадром. — Что в этом городке интересного? Какие в нем достопримечательности? Ну, прежде всего, конечно, вокзал. Он построен еще в середине прошлого века, но до сих пор хорошо сохранился и, как вы сможете убедиться, играет немаловажную роль в жизни города. Что еще – универсальный магазин господина Паску, нотариальная контора господина Кирою, суд, тюрьма, да – конечно же, гимназия…». Так зрителя ориентируют на восприятие города в категориях провинции. Это маленький, незнакомый зрителю, но очень похожий на другие город, обычный, стандартный. Поэтому и имени у него нет. Вернее, конечно же есть – но не более, чем надпись на здании вокзала, и для зрителей оно ничего не значит.

Утка, которую раздавил поезд, здесь достаточный предмет для обсуждения, новость. Более того, начальник вокзала и почтмейстер конкурируют между собой по поводу актуальности и достоверности таких новостей: была ли это утка или индюк, дизель или товарный, произошло ли это вчера или на троицу, три недели назад. Та же идея в другом образном воплощении звучит как «в провинции и дождь – развлечение»[1], фиксируя таким образом свойственный провинции дефицит событий, а также указывая на типичный источник происшествий и новостей – природа, погода, домашняя птица, животный мир. Мир людей, социальный мир в провинции неизменен и пребывает в состоянии покоя.

Одним из образов и символов такого постоянства является расписание поездов: оно определяет ритм жизни города. Не по часам жители узнают время прибытия поездов, а наоборот: ориентируют свою жизнь по расписанию их движения. Так, начальник вокзала вручную переводит стрелки часов в своем кабинете, как бы подстраивая время под события[2]. «Когда проходит пас­сажирский семьсот сорок седьмой из Кымпины – восемь часов. Идет сто пятнадцатый из Синаи – восемь двадцать. Встречаются шестьдесят третий с девяносто седьмым – значит, две­надцать и пять»[3] — объясняет начальник вокзала в ответ на упрек, что он никогда не знает, который час.

Ничего нет удивительного или постыдного в том, что люди, живущие возле реки, фабрики или вокзала, ориентируются во времени по пароходным или фабричным гудкам и объявлениям о прибывающем поезде. Но если они не нуждаются  в более точном  или по-иному градуированном определении времени, или в их мире исключена возможность более точного или более дробного определения времени, время исчезает за повторяющейся вереницей событий, растворяется в традиции. Такая упрощенная, ограниченная повторением прошлого «повестка дня» не предполагает изменчивости, гибкости. Любые новшества, изменения становятся аномалией, скандалом, катастрофой, то есть нарушают (или претендуют на это) социальный порядок. А значит – требуют немедленного исправления, нормализации, воздействия защитных механизмов традиции.

Городское общество – «все люди» – встречаются в кинотеатре (по средам и пятницам), в парке, кафе, за игрой в покер. А по вечерам они собираются на вокзале насладиться новым зрелищем – дизельэлектропоездом «Бухарест – Синая». Он недавно включен в расписание и никогда не останавливается. В пьесе начальник вокзала объясняет это тем, что на станции никто не сходит, никто не садится – вот ему и незачем останавливаться.

Репутация и общественное мнение в городке, пожалуй, являются центральной декларируемой ценностью. «Что скажут в городе!», «Что будет в учительской!», «Что скажут соседи?» — так реагируют жители города на необычное. Например, что мужчина (речь идет об учителе Мирою – главном герое фильма) моется ночью, сам штопает себе носки и утюжит рубашки, не играет в карты и не появляется на вокзале. Практики совместного времяпрепровождения – кино, покер, пивная или кафе – складываются в картину городка-паноптикума, где все за всеми наблюдают не только днем, но и ночью, за запертыми калитками и из-за опущенных занавесок.

Обнаруженные в результате наблюдений нарушения обезвреживаются посредством их публичного осуждения, предупреждения и увещевания, высмеивания, или угрозы изгнания – как символического исключения из «порядочного общества», так и буквального исключения ученицы из школы, учителя с работы. Так, всеобщим посмешищем стал учитель музыки Удря, который предлагает к исполнению в городе симфонию собственного сочинения. Наученный его опытом учитель космографии Мирою тщательно скрывает от коллег и соседей свои занятия астрономией. Но предметом подозрения в городе становится его уединенный образ жизни, не соответствующий положению учителя.

Школа и ее олицетворение – мадемуазель Куку – занимает особое место блюстителя традиции, порядка, дисциплины и нравственности. «Школа все видит!», «Школа никогда не спит!» — говорит она, давая бескомпромиссную оценку людям и событиям. В ее руках есть и специальные дисциплинарные практики[4]: например, на фартуке каждой ученицы нашит номер. Если ученица нарушает порядок или установленные запреты, ее номер отбирается  (такое право мадемуазель Куку делегирует начальнику вокзала) и передается в школу, где служит поводом для специального разбирательства и наказания. Мадемуазель Куку не ходит в кино – там показывают безнравственные фильмы, она даже отказывается от посещения универсального магазина господина Паску, потому что он продал ученице губную помаду. Таким образом, не только непосредственные подопечные – ученицы, но и весь город оказывается под строгим и неусыпным контролем мадемуазель Куку по прозвищу «скорпион». Не остается без ее внимания и новое развлечение горожан – встречать на вокзале дизель. «Ученицам младших, и особенно старших классов запрещается появляться на вокзале, особенно  в часы, когда проходит дизельэлектропоезд», — гласит приказ по гимназии, который все ученица переписывали под диктовку уже с десяток раз. И чтобы проверить выполнение приказа, мадемуазель Куку приходится каждый день приходить на вокзал ровно в семь часов.

«Наш» город

Жители провинциального города постоянно находятся на глазах друг друга, как в прямом, так и в переносном смысле. Напряженное внимание к поведению сограждан, о котором уже шла речь, необходимо для оценки адекватности каждого индивида его месту и роли в обществе и поддержания таким образом социального порядка. Живя в рамках традиции, где нормы и правила легитимируются самим фактом их существования в прошлом (Левада, 1993:21), жители города не нуждаются в универсальных абстрактных категориях, с помощью которых можно характеризовать мотивы и цели друг друга. Референтом любых оценок становится сам город, его жители, их обычаи, в речи героев фильма – «Наш город».

«Наш» в данном случае – это больше чем местоимение. И больше, чем художественный прием замены имени собственного, который должен усилить впечатление типичности ситуации. Именование города «Наш» скрывает за своей очевидностью установку на общность единых для всех жителей представлений, жизненных норм и правил. По сути своей это коллективистская установка, исключающая из актуального рассмотрения любые аспекты представлений и поведения отдельного жителя города кроме тех, которые предписаны для всех (для «нас») и специфицированы через роль (судья, нотариус, жена начальника станции, учитель). Говоря «Наш город», его жители отождествляют с ним себя, своих соседей и знакомых, не абстрактных сограждан, живущих на этой территории, а конкретных людей.

Исключение из способов именования города всех других вариантов, кроме «Наш», подчеркивает замкнутость этого социального сообщества и его противопоставление миру во вне. Ситуация парадоксальна. С одной стороны, жители испытывают явный дефицит информации и событий. Все знают друг друга в лицо и по имени на протяжении нескольких поколений; единственный легитимный источник нового – ассортимент универсального магазина. С другой стороны, граница между «мы» и «они», городом и остальным миром прописана очень четко и практически непреодолима.

Напряженность этой границы выражается в эмоциональной нагруженности упоминаний о «Нашем городе». Гордость: «Что не говорите, а вокзал – это благородный центр нашего города». «Наш красавец», — говорит о дизеле начальник вокзала. Ирония: «Чем мы хуже австралийцев», — говорит судья, когда учитель Мирою сообщает, что ближайшее затмение «невозможно будет наблюдать из нашего города». Оправдание: «Ну, в центре у нас улицы замощены, а вот на нашей улице…». Сожаление: «Что нового в Бухаресте? — В Бухаресте страшная жара. — Не то, что у нас! — О, у нас сущий рай!». Таким образом, «наш» город – крайне многозначная номинация, конкретное ситуативное значение которой скрыто, не проговаривается.

Реальным антиподом городка является столица, Бухарест. Для большинства жителей столица существует как абстрактный образ чего-то далекого, высокомерного и блистательного, неприступного и чуждого. Эта идея выражена в словах начальника станции об идущем из столицы дизеле, в которых сочетаются восторг и ненависть: «Он только проносится мимо … а я стою с рукой под козырек».

Пожалуй, единственный из жителей города, для которого столица является частью действительности, это господин Паску, владелец универсального магазина. Он регулярно посещает Бухарест и привозит оттуда новые модные платья, шляпы, духи, косметику и прочие необходимые товары. Но и он не

soroka70.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о