Дворцовый комплекс ольденбургских в рамони: Дворцовый комплекс Ольденбургских (Рамонь)

Дворец Ольденбургских в Рамони: легенды, история, адрес, график работы

Дворец Ольденбургских в Рамони – истинный архитектурный шедевр конца XIX столетия, выполненный в непривычном для российской глубинки неоготическом стиле, отсылающем нас к эпохе старой Англии. Этот усадебный дом из красного кирпича находится в посёлке городского типа Рамонь недалеко от Воронежа. Сегодня Дворец Ольденбургских — одна из порулярнейших достопримечательностей Черноземья. 

Знатные хозяева дворца

О супругах Ольденбургских нам известно как о потомках европейских правящих династий, состоящих в родстве с российской императорской фамилией.

Евгения Максимилиановна Ольденбургская – особа царских кровей: внучка царя Николая I и племянница Александра II (по материнской линии). Её отец Максимилиан Богарне (герцог Лейхтенбергский и князь Романовский) приходился внуком Жозефине, жене императора Наполеона, а её муж – принц Александр Петрович Ольденбургский, прадед которого представлял правящий род немецкого княжества и в дальнейшем взял в жёны дочь Павла I.

Александр и Евгения Ольденбургские

Несмотря на высокое происхождение, муж и жена не приветствовали расточительство и бесполезную роскошь. Для них важнее была успешная предпринимательская деятельность и занятия благотворительностью, разумной и щедрой одновременно. Поэтому дворец Ольденбургских – яркий образец грамотного жизненного уклада.

Александр и Евгения Ольденбургские

История появления усадьбы

В 1879 году Евгения Максимилиановна стала владелицей большого поместья, которое ей в дар преподнёс дядя Александр II. Имение, сахарный завод, несколько тысяч гектаров земли, девственные леса, полные дичи – это шикарный подарок.

Однако дом был невзрачным и не соответствовал высоким хозяйским титулам, поэтому решили возвести усадьбу. Наилучшим местом для этого оказался крутой холм. Три года длилось строительство стен и ещё год – внутреннее оформление. Дворцовые фасады и прилегающие территории создают атмосферу комфорта, элегантности и изящества.

Замок Ольденбургских 19 век

Замок принцессы Ольденбургской выстроили в неоготической стилистике – её тогда предпочитала столичная знать.

Никто не задумывался, что это будет выглядеть необычно в местности, далёкой от столицы. Но, возможно, теперь это и привлекает тысячи путешественников, стремящихся полюбоваться монументальным видом толстых кирпичных стен, стрельчатыми узкими окнами, подчёркнутыми белыми линиями, 8-угольными каменными башнями с белоснежными зубцами.

Замок принцессы Ольденбургской в Рамони

Весь дворцовый комплекс имеет псевдоготическую направленность, выраженную в архитектуре и оформлении находящихся внутри него объектов. Величественные ворота в замок, похожие на виноградную лозу. Разновеликие башни на входе: на одной закреплены куранты, на другой – лютеранский крест. Водонапорная башня. 

Замок Ольденбургских

Нарядное убранство конюшни, которое позволило превратить её в дворец культуры в советское время. Красивый фонтан перед зданием. Площадка для музыкантов, сооружённая над гротом. Лестница к реке. Любовный мостик позади замка, соединяющий холмы.

Замок Ольденбургских

«Свитский корпус» для свиты знатных гостей усадьбы. Тонкая паутинка из проволоки на стёклах веранды в качестве защиты. Кованая решётка ограды, беседки и балконов. Всё это свидетельствует о художественном вкусе хозяев.

Внутри дома тоже всё примечательно. Дизайн камина перекликается с внешностью северной башни. Уникальная дубовая лестница изготовлена без единого гвоздя. Загадочная отопительная система (единственная печь находилась на первом этаже, но чудесным образом обогревала весь дом).

Часть помещений все ещё требует ремонта. Но на официальном сайте Дворца Ольденбургских вы увидите, конечно, только музейные фото.

Дворец Ольденбургских интерьер

Когда вы подъедете к комплексу, рядом с парковкой увидите ветхое строение. В этом доме когда-то располагалась школа, основанная хозяйкой замка Ольденбургских. Находится по адресу ул Школьная, 6.

Рамонь, Воронежская область

Принцесса занималась обустройством жизни сельчан и заботилась о бедных. Благодаря ей открывались школы, больницы, столовые, лечебница. Была организована первая отечественная конфетная фабрика, где применялись паровые машины (производимые сладости были призёрами различных выставок). Был восстановлен сахарный завод, а его производительность повышена в сотни раз. Появилась железная дорога. Была учреждена стипендия. Наблюдался приток новых крестьян.

Посёлок расширялся, жизнь местного населения улучшалась. Однако когда отгремела Октябрьская революция, владелице пришлось уехать и обосноваться во Франции, а затем и в Канаде, где она умерла в 1925 году. 

Тайны и легенды

Множество легенд окутывает дворец принцессы Ольденбургской. Считается, что в нём царит крайне плохая энергетика: рабочим, производящим реставрацию, регулярно становилось плохо, здесь нет кошек, собак, случайно залетевшие птицы начинали нервно биться и даже не видно насекомых и пауков. Но отгадка проста: стены были отделаны для лучшей теплоизоляции верблюжьей шерстью – её запах отпугивал любую живность.

Рассказывали, что даже речь шёпотом в одной из башен здания была слышна в других помещениях, и якобы у Евгении Максимилиановны была чудесная комнатка рядом с кабинетом, откуда она следила за всеми разговорами в доме. Местным жителям част

Замок Ольденбургских в Воронеже — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Кто бы мог подумать, что совсем не далеко от Воронежа существует самый настоящий замок. Не средневековый конечно и не такой старый, как хотелось бы — всего лишь 19 век. Однако для этого региона это необычная достопримечательность, тем более, что владельцы его — родственники Романовых, да и сами Романовы в нем успели перебывать в гостях практически все.

Посетил я его буквально несколько дней назад, в рамках мероприятия «Кожаный мяч. Кубок Кока-Кола 2015″ про которое я вам расскажу как нибудь позже. А теперь давайте все же подробнее про сам замок, про его историю и владельцев …

Фото 2.

 

Дворцовый комплекс Ольденбургских в Рамони является целостным ландшафтно-архитектурным памятником, единственным в Центрально-Черноземном регионе дворцовым комплексом, владельцы которого были связаны родством с Императорской семьей.

Центром и доминантой большого архитектурного ансамбля является Дворец с въездными воротами в виде двух кирпичных башен, на одной из которых установлены часы. На довольно обширной территории расположено еще несколько построек, связанных стилистическими особенностями.

Дворец — уникальный памятник, поскольку в нем сохранились некоторые подлинные интерьеры, а также имеются многочисленные архивные фотографии, позволяющие в точности воссоздать утраченные элементы внутреннего оформления. Строительство дворцового ансамбля начинается в 1883 году.

 

Фото 3.

 

Достоверные сведения об авторах проекта дворца отсутствуют. В разных источниках встречаются упоминания об архитекторах Н.Л.Бенуа. И.С. Китнере, Ф. Л. Миллере. Перед началом строительства были проведены большие подготовительные работы.

Прибывали мастеровые, расчищалась территория, изготавливался штучный «пяточный» кирпич, валился и распиливался лес. Три года возводили стены метровой толщины.

Внутри стен оставались пустоты для особой системы отопления. Стоящая в подвале печь отапливала огромное по площади здание, от нее отходили трубы, скрываемые стенами, каждая стена заканчивалась дымоходом. Красный кирпич быстро прогревался от горячего воздуха и начинал отдавать тепло комнатам дворца. Крыша покрывалась добротным кровельным железом. Для придания особого колорита было изготовлено железо с особым декором — чешуйками.

 

Фото 4.

 

На первом этаже располагались парадные комнаты – рабочий кабинет, большая гостиная, библиотека, бильярдная. На втором этаже были личные апартаменты Ольденбургских. Внутренние интерьеры дворца оформлялись в течение 1887 года. Именно этот год считается годом окончания строительства.

Изысканность дворцовому комплексу придавали изящные творения кузнечного дела — витые чугунные ворота, ограда балконов.

 

Фото 5.

 

На восточной стороне дворца была веранда, крытая легким хрупким стеклом, в которое была вплетена металлическая проволока, придававшая ему прочность. Вниз до кондитерской фабрики спускалась роскошная лестница, каскад водопадов, гроты.

Рядом с дворцом были расположены «свитские номера» для свиты, сопровождавшей знатных особ, приезжавших к Ольденбургским в гости. На башне въездных ворот установлены куранты швейцарской фирмы «Винтер», точная копия кремлевских.

 

Фото 6.

 

В «Путеводителе по живописным местам России», вышедшем в 1898 году в Санкт-Петербурге можно прочитать следующие строки: «Рамонь — один из прелестнейших уголков, достойных внимания всякого путешественника.

Великолепный царский дворец, отличающийся необычной простотой, но в то же время большим вкусом и изяществом. С башенок дворца открывается со всех сторон чудесный ландшафт: у подножия дворцового парка, в нескольких саженях от правого берега, виднеются постройки свеклосахарного завода, далее через реку, на левом берегу в чаще находится зверинец.

С противоположной стороны дворца, с той же башни, ваше око любуется образцово устроенной народной школой и больницей, далее советуем заглянуть в японский павильон и образцовые конюшни».

 

Фото 7.

 

Наша экскурсия внезапно началась с подвала, по этому и я вам так же буду рассказывать с подвала.

 

Фото 8.

 

В общем то значительная часть времени была уделена тому, чтобы убедить нас в том, что тут никаких зверств и страшных историй не случалось . Не было просто такой исторической предпосылки.

 

Фото 9.

 

Замок Евгении Ольденбургской окутан множеством легенд. Каждый житель Рамони знает хотя бы одну, и у каждого есть своя собственная. Например, есть поверье, что под замком проложен длинный ход, ведущий неизвестно куда, (в других версиях, известно — к кладам принцессы). Из-за непривычной для принцессы склонности к охоте, ее часто обвиняли в жестокости к людям, даже ползли слухи, что в подземельях замка принцесса держит тюрьмы. На происхождение этой легенды, возможно, повлияло то, что принцесса держала маленький зверинец под замком, и для темных жителей тогдашней Рамони странные звуки, издаваемые какой-нибудь зверюшкой, вполне могли быть «воем томящихся в темнице духов». Есть еще одна легенда, вполне правдоподобная, что управляющий замком был человеком жестоким. Сказывали, что однажды он выгнал молодую служанку, за то, что та недостаточно хорошо вымыла посуду, и приказал выставить ее на снег. Девушка умерла и до сих пор бродит призраком по двору замка… Сказки о замке, внезапно опустевшем со смертью хозяйки, говорились по всей Рамони, да и теперь это излюбленная тема для разговора. Самая популярная из них, вышедшая даже за пределы Рамони, это история о неком знахаре — колдуне, даром, что село Животинное, известное место рождения всевозможных колдунов, совсем рядом. Об этом селе надо говорить особо, потому что до сих пор, несмотря на современное «научное объяснение», люди видят там загадочные огни в небе, тени, бродящие средь деревьев…

 

Фото 10.

 

Итак, еще одна легенда.Я привожу самую правдоподобную версию (а их нескончаемое множество). «Принцесса Ольденбургская была тяжело больна. Лучшие лекари не могли ей помочь. Она погибала от болезни, а лекарь так и не был найден. Ни одно лекарство не приносило ей улучшения. Знахарей искали везде: в полях, лесах, деревнях, города, но все, лишь только разводили руками, едва осмотрев принцессу. По мнению одного из врачевателей, больной осталось жить не более недели. Закончились бесплодные поиски. Уже возвращались гонцы, посланные в чужые страны. Врачей, осмелившихся следить за покоем принцессы, оставалось все меньше. Но вдруг в ворота замка тихо постучал странный человек. Он назвался лекарем, и ворота открылись перед ним. Никто в замке тогда не знал, что в народе этого человека называют колдуном. Он пожелал видеть принцессу, и, осмотрев ее, молвил, что сможет излечить ее. Он лечил ее уже три дня, и за это время полюбил ее. Каждый вечер он уходил в лес, а ранним утром, первое, что слышали обитатели замка, это его тихий стук в ворота. К третьему дню лечения принцесса открыла глаза и увидела своего лекаря. Узнав, что он спас ее от смерти, она приказала одарить его отдельной комнатой в замке (не пристало, дескать, такому врачу жить дичьем), и еще множеством всяких даров, а также денег, но знахарь от всего отказывался. Наклонившись к принцессе, он прошептал ей на ухо, что ему ничего не нужно, кроме ее любви. Принцесса была так напугана, что приказала выгнать его, а слуги только недоумевали по этому поводу. Но, к вечеру ей стало плохо, а колдун был тут как тут, перед воротами. Он прошептал над принцессой несколько слов, окропил каким отваром и она спокойно задышала, и прошла страшная лихорадка. Странно это было ее мужу — принцесса выздоравливала, а лекарь все отказывался от наград. За ним велась слежка, но колдун уходил от нее, как говорили преследователи, растворялся во тьме леса. А тем более, стали известными и в замке слухи о том, что таинственный врачеватель является лесным колдуном. На утро пятого дня принцесса встала с постели, а колдун исчез, едва принц захотел переговорить с ним. Но, ярость его прошла, едва он увидел румянец на щеках принцессы. На следующее утро колдуна схватили. Лично принц захотел видеть его. «Принцесса умрет, если я не смогу лечить ее» — спокойно сказал лекарь. Тогда принц спросил, почему он не берет денег за лечение. «Единственное, что мне нужно, это любовь принцессы» — был дан ответ. Стиснув зубы, принц позволил колдуну пройти к принцессе, узнав, что ей стало дурно

 

Фото 11.

 

Принц терпел недолго. На следующее утро, убедившись, что принцессе лучше, он приказал схватить колдуна и сжечь далеко в лесу. Приказ был исполнен. На утро седьмого дня знахарь не пришел…Ночью из покоев принцессы раздался громкий вопль. Принц проснулся и увидел, что принцессы рядом нет. А в тени, при тусклом свете фонарей стояла тень колдуна. Колдун что-то прошептал принцу, и прежде чем слуги ворвались в покои, исчез. А принц, на следующий деньпокинул замок…»

Архитектор Александр Руднев, работавший в 80-х на восстановлении замка, рассказывал: Когда в замке начался ремонт, рабочие еще не отказывались ночевать тут же, по месту работы. Для этого были специально оборудованы две комнаты на первом этаже в правом крыле здания. Они жаловались, что их мучили ночные кошмары, что наутро они просыпались разбитыми. По ночам люди слышали странные шумы. Иногда они походили на звуки катящегося по полу шара, иногда слышались приглушенные крики и стоны, иногда как будто хлопали крылья птиц, что-то щелкало и билось… Работа у реставраторов не клеилась. А однажды в прекрасный солнечный летний день в открытую дверь здания залетел голубь. Сразу после того, как птица попала вовнутрь, с ней стало происходить что-то невообразимое. Голубь свалился навзничь на пол и бессильно забил крыльями. Он пытался подняться, но тщетно и беспомощно катался по полу. Я поднял птицу и вынес ее на улицу. И только там голубь успокоился, перестал бить крыльями и через несколько минут смог взлететь. Однажды рабочие принесли кошку, но она шарахнулась от стен и словно ошпаренная выскочила на улицу. Никакой едой ее невозможно было заманить внутрь. «»Непонятные вещи происходили постоянно. У одного рабочего вдруг отнялись ноги. До этого он чувствовал себя совершенно нормально. Причем через три месяца, когда из-за болезни он перестал бывать в замке, так же неожиданно наступило выздоровление. » Многие из тех, кто в разные годы принимал участие в реставрации замка, поверили в то, что замок действительно проклят, и утверждают, что это призраки мешают работам. Может быть, призраки замка Ольденбургских, как и все другие привидения, не хотят, чтобы кто-то мешал им спокойно упиваться своей вековой болью?

 

Фото 12.

 

А вот кстати, удивительная печка, которая отапливала горячим дымом весь замок.

 

Фото 13.

Фото 14.

Фото 15.

Фото 16.

 

А вот в этом отверстии на потолке была ванна на этаже выше. Что то прослушал я для чего это было сделано.

 

Фото 17.

Фото 18.

 

Решетки остались еще с тех времен. Настоящие, кованные.

 

Фото 19.

 

А вот можете догадаться, зачем эти засечки на ограде лестницы? Сейчас я вам расскажу. Они были необходимы для того, чтобы прислуга не бегала по лестнице, т.к. это достаточно опасно. Как это работало ? А вот так: если девушка бежала, у нее очень широко развевалась юбка. Они цеплялись за эти засечки и рвали себе юбку.

 

Фото 20.

 

В замке 4 этажа, но нас водили только по первому. На остальных показывать пока нечего.

 

Фото 21.

 

С любовью построенный дворец служил Ольденбургским летней дачей. Сюда они приезжали на сезон сахароварения или для того, чтобы поохотиться в окрестных лесах и отдохнуть. В 1908 году из-за многочисленных долгов земля, сахарный завод и конфетная фабрика переходят в государственную казну.

Дворец перешел в ведомство Департамента уделов Министерства императорского двора. За принцами Ольденбургскими было сохранено только право проживания в нем. Евгения Максимилиановна и Александр Петрович навсегда покидают Рамонь.

 

Фото 22.

 

В 1917 году они уехали в Финляндию, а затем во Францию. В 1914 году Ольга Александровна Ольденбургская уехала из Рамони, чтобы работать в госпитале и помогать раненым на фронтах Первой мировой войны.

В 1917 году уехал к родителям Петр Ольденбургский. Так дворец остался без хозяев. После революции во дворце находилась контора сахарного завода, детская библиотека, детская музыкальная школа, Дом детского творчества. Во время Великой Отечественной войны (1943 год) во Дворце находился филиал Воронежского химико-технологического института.

 

Фото 23.

 

С 1960 года во дворце располагался районный народный краеведческий музей, созданный Н. В. Ильинским, известным краеведом, учителем химии Рамонской. школы. Из-за отсутствия своевременного ремонта все здания дворцового комплекса обветшали и дошли до аварийного состояния, с 1979 года дворец не использовался и находился в периодической реставрации.

1 декабря 2006 года было создано ООО «Рамонский центр развития туризма «Жемчужина», основным направлением деятельности которого было развитие внутреннего туризма на основе уже имеющихся ресурсов, в том числе Дворца.

С этого года ведется активная экскурсионная работа на территории усадьбы Ольденбургских.

 

Фото 24.

 

С 2010 года Дворцовый комплекс Ольденбургских обладает статусом объекта культурного наследия регионального значения. С этого момента при поддержке губернатора Воронежской области А. В. Гордеева начинаются активные работы по восстановлению ландшафтного и архитектурного облика дворцового комплекса.

 

Фото 25.

 

В 2013 году:

  • проведена реконструкция придворцового парка в соответствии с канонами классического стиля, где гостей встречают геометрической формы яркие цветники, четко очерченные дорожки, аккуратно подстриженные деревья и кустарники, радующие глаз и создающие удивительное настроение;
  • Правительством Воронежской области и администрацией Рамонского муниципального района была выполнена большая работа по расселению жителей зданий Дворцового комплекса в новые дома.;
  • на средства Фонда поддержки культурного наследия Воронежской области во Дворце отреставрировано 3 камина, в Свитском корпусе крыша и фасад. К этим зданиям подведены инженерные коммуникации. В 2014 году начало свою деятельность автономное учреждение культуры «Историко-культурный центр «Дворцовый комплекс Ольденбургских», созданное Постановлением правительства Воронежской области.

Фото 26.

 

Ольденбургские — немецкие герцоги и герцогини Гольштейн-Готторпской династии, непосредственные прямые наследники российской императорской фамилии. Представителям немецкой Ольденбургской династии принадлежали престолы в Дании и Греции, в Норвегии и Швеции, а с 1761 года и в России.

Впервые с домом Романовых Ольденбургские породнились во времена Петра I, когда его дочь Анна Петровна вышла замуж за герцога Карла-Фридриха Гольштинского – родного племянника шведского короля Карла XII по линии матери Софьи Гедвиги.

Этот династический брак навсегда связал родственными узами Петра I и Карла XII, династию русских царей Романовых и одну из ветвей рода Ольденбургских – династию Гольштейн–Готторпских герцогов и герцогинь. От брака родился сын – Карл Петер Ульрих (Петр III), являвшийся одновременно наследником шведского и русского престолов.

 

Фото 27.

 

В 1761 году Гольштейн – Готторпы в лице Петра III воцарились в России и стали носить фамилию династии русских царей Романовых. Но уже через год престол потеряли.

С 1762 года по 1796 год Россией правила жена Петра III – Екатерина II (принцесса Софья-Фредерика-Августина-Цербская), представительница Ангальт – Цербской линии древней германской династии Асканиев. После ее смерти Гольштейн-Готторпы вновь возвращаются на русский престол в лице Павла I (1796-1801 гг.) и управляют Россией до весны 1917 года, до отречения Николая II от российского престола (2 марта 1917 года). Начало русской линии принцев Ольденбургских положил Петр-Фридрих-Георг (1784-1812), женившийся на дочери Павла I Екатерине (1788-1819).

 

Фото 28.

 

Династию продолжил их сын, видный государственный деятель Петр Георгиевич Ольденбургский (1812–1881) рода, чьи заслуги высоко были оценены в России.

К его столетнему юбилею в 1889 году на народные пожертвования в Санкт-Петербурге был установлен памятник с надпись «Просвещенному благотворителю Принцу П. Г. Ольденбургскому».

Его сыну Александру Петровичу (1844-1932) с супругой Евгенией Максимилиановной (1845-1925), а затем внуку Петру Александровичу (1868-1924) с супругой Ольгой Александровной (1882-1960), принадлежало имение «Рамонь».

 

Фото 29.

 

Владелица имения принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская (1845-1925), урожденная княгиня Романовская, герцогиня Лейхтенбергская, принцесса Богарне, была внучкой Николая I, племянницей Александра II.

Получив в 1879 году имение в подарок от дяди императора Александра II, Евгения Максимилиановна кроме строительства собственного дворца создала в Рамони

Дворцовый комплекс Ольденбургских (Рамонь) » Дворец Ольденбургских

Центром и доминантой большого архитектурного ансамбля является Дворец – уникальный памятник, в котором до наших дней сохранились некоторые элементы подлинных интерьеров. Они вместе с имеющимися в выставочных экспозициях архивными фотографиями дают возможность воссоздать утраченные элементы внутреннего оформления. И представить себе рукотворную красоту этого необычного, императорской «выдержки», дворянского гнезда в самом сердце провинциальной России…

Доподлинно не известно, кто был автором проекта самого дворца, достоверные сведения об этом отсутствуют. Историки и краеведы приводят почерпнутые в разных источниках сведения об архитекторах Николае Бенуа, Инрониме Китнере, Фердинанде Миллере. Звучит и имя Христофора Неслера, назначенного производителем работ на уникальном объекте.

Принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская не поскупилась на обустройство своего дворца, наполнив его, как ранее и само имение, инновационными достижениями своего времени.

Три года возводили стены метровой толщины. Внутри них оставались пустоты для особой системы отопления. Стоящая в подвале печь обогревала огромное по площади здание. Красный кирпич быстро прогревался от горячего воздуха и начинал отдавать тепло комнатам дворца. Крыша покрывалась добротным кровельным железом. Для придания особого колорита было изготовлено железо с необычным декором — чешуйками.

На первом этаже располагались парадные комнаты – рабочий кабинет, большая гостиная, библиотека, бильярдная. На втором этаже были личные апартаменты Ольденбургских. Внутренние интерьеры дворца оформлялись в течение 1887 года. Именно он считается годом окончания строительства.

Изысканность дворцовому комплексу придавали изящные творения кузнечного дела — витые чугунные ворота, ограда балконов.

На восточной стороне дворца была веранда, крытая легким хрупким стеклом, в которое была вплетена металлическая проволока, придававшая ему прочность.

… Сегодня дворец внешне по-прежнему величественен, будто и не пронеслись над его башнями ураганы времени. Уже давно нет на рамонской земле ни принцесс, ни принцев, и даже приметы их жизни больше похожи на старинные истории, а вот пустой этот дом — будто врос в почву, простёр невидимые корни в какое-то иное измерение, ожидая перемены своей участи. И время пришло, и нашлись люди, сумевшие победить забвение.

В 2014 году был создан музей – историко-культурный центр «Дворцовый комплекс Ольденбургских». В этом же году был реализован первый знаковый проект, «Романовы. Ольденбургские. Возвращение через век», приуроченный к 100 – летию со дня посещения города Воронежа императором Николаем II с дочерьми. Выставка расположена на первом этаже дворца и доступна для посещения как в составе экскурсионной группы, так и в режиме самостоятельного осмотра.

Дворцовый комплекс Ольденбургских работает:

среда, пятница, суббота, воскресенье – с 10.00 до 18.00,

четверг – с 11.00 до 20.00,

понедельник, вторник – выходные дни.

Подробнее по телефону: 8(900)301-49-74, 8(47340)2-22-52.

E-mail: [email protected]

Адрес: Рамонь, ул. Мосина, 21. 

Проезд: пригородный маршрут №111 с Центрального автовокзала города Воронеж до Автостанции Рамонь (конечная остановка).

Обращаем внимание! Второй и третий этажи дворца закрыты, в связи с подготовкой плана по реставрации. Цокольный этаж находится на реконструкции.

Дворцовый комплекс Ольденбургских (Рамонь) » История Ольденбургских

Ольденбургские — немецкие герцоги и герцогини Гольштейн-Готторпской династии, непосредственные прямые наследники российской императорской фамилии. Представителям немецкой Ольденбургской династии принадлежали престолы в Дании и Греции, в Норвегии и Швеции, а с 1761 года и в России.

Впервые с домом Романовых Ольденбургские породнились во времена Петра I, когда его дочь Анна Петровна вышла замуж за герцога Карла-Фридриха Гольштинского – родного племянника шведского короля Карла XII по линии матери Софьи Гедвиги.

Этот династический брак навсегда связал родственными узами Петра I и Карла XII, династию русских царей Романовых и одну из ветвей рода Ольденбургских – династию Гольштейн–Готторпских герцогов и герцогинь. От брака родился сын – Карл Петер Ульрих (Петр III), являвшийся одновременно наследником шведского и русского престолов.

В 1761 году Гольштейн – Готторпы в лице Петра III воцарились в России и стали носить фамилию династии русских царей Романовых. Но уже через год престол потеряли.

С 1762 года по 1796 год Россией правила жена Петра III – Екатерина II (принцесса Софья-Фредерика-Августина-Цербская), представительница Ангальт – Цербской линии древней германской династии Асканиев. После ее смерти Гольштейн-Готторпы вновь возвращаются на русский престол в лице Павла I (1796-1801 гг.) и управляют Россией до весны 1917 года, до отречения Николая II от российского престола (2 марта 1917 года). Начало русской линии принцев Ольденбургских положил Петр-Фридрих-Георг (1784-1812), женившийся на дочери Павла I Екатерине (1788-1819).

Династию продолжил их сын, видный государственный деятель Петр Георгиевич Ольденбургский (1812–1881) рода, чьи заслуги высоко были оценены в России.

К его столетнему юбилею в 1889 году на народные пожертвования в Санкт-Петербурге был установлен памятник с надпись «Просвещенному благотворителю Принцу П. Г. Ольденбургскому».

Его сыну Александру Петровичу (1844-1932) с супругой Евгенией Максимилиановной (1845-1925) принадлежало имение «Рамонь».

Евгения Максимилиановна Ольденбургская.
Владелица имения принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская (1845-1925), урожденная княгиня Романовская, герцогиня Лейхтенбергская, принцесса Богарне, была внучкой Николая I, племянницей Александра II.

Купив в 1878 году имение,  Евгения Максимилиановна, кроме строительства собственного дворца, создала в Рамони развитую инфраструктуру.

В 1880 году был возведен двухэтажный корпус сахарного завода, оснащенный новым технологическим оборудованием на паровой тяге, вырабатывающий 205 ц сахара в сутки, а к началу нового столетия – 150 тыс. пудов сахара в год.

В 1891 году дополнительно к сахаро-песочному производству открыт рафинадный цех, который вырабатывал сахарные «головы» конусообразной формы. В 1900 году сооружена 3-этажная пристройка «Паровой фабрики конфет и шоколада Ее Императорского Величества принцессы Е.М. Ольденбургской».

По прейскуранту 1906 года, она вырабатывала свыше 400 названий конфет, шоколада и других кондитерских изделий. Сырьем служили фрукты из садов Бунинской экономии и дополнительно закупались у населения. На международных выставках в Париже, Брюсселе, Лондоне фабрика награждена золотыми медалями.

В 1901 году вступила в строй железнодорожная ветка Графская – Рамонь. Это дало возможность вывозить продукцию по железной дороге, перевести завод с дровяного топлива на донецкий уголь, использовать в качестве поставщиков дешевой сахарной свеклы имения помещиков, расположенные на аннинской железнодорожной ветке.

Вступили в строй водонапорная башня и водопровод, началась электрификация предприятия и имения, было основано образцовое откормочное хозяйство крупного рогатого скота.

Отстроен комплекс конезавода, включающий конюшни, ветлечебницу, манеж, каретную, открыты ковровые мастерские. К 1901 году имение насчитывало 7 тыс. десятин земли с восьмипольным севооборотом. Его границы достигали берегов Дона. Организация и ведение хозяйства опирались на научные достижения.

С помощью ученого-агронома Клингена принц Петр Александрович Ольденбургский (1868 — 1924) организовал работу опытного поля, которое в 1902 году вошло в состав опытных полей Всероссийского общества сахарозаводчиков, действовала метеорологическая станция. Большое внимание уделялось развитию школьного образования и здравоохранения.

В 1880 году открыта школа и больница, начали работать образцовые столовые и общежития для мастеровых завода и инженеров, рабочим выдавались суды на строительство жилья.

В 1887 году в имении был возведен трехэтажный дворец в духе западноевропейской средневековой архитектуры (памятник архитектуры XIXв.). Принцесса активно включилась в общественную жизнь губернии и фактически возглавила губернское благотворительное общество.

Под патронажем Евгении Максимилиановны находилось множество художественных, медицинских и образовательных обществ в Воронеже: община сестер милосердия, Мариинская женская гимназия и Николаевская мужская прогимназия, кружок любителей рисования.

За свою деятельность она была отмечена орденом «За беспорочную службу отечеству на ниве благотворительности и просвещения».

Александр Петрович Ольденбургский.
Александр Петрович Ольденбургский был членом Государственного совета, командиром Преображенского полка, состоял попечителем Петербургского Императорского училища правоведения, приюта принца Петра Георгиевича Ольденбургского.

В годы первой мировой войны назначен Верховным Начальником санитарной и эвакуационной части русской армии. Кроме воинских и государственных обязанностей, прославился основанием Института экспериментальной медицины на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге и климатической станции-санатория в Гаграх на берегу Черного моря.

Петр Александрович Ольденбургский.
Петр Александрович Ольденбургский (1868-1924), сын Евгении и Александра, закончил Училище правоведения, состоял на военной службе.

С февраля 1894 года был причислен к Министерству земледелия и государственных имуществ. Петр являлся покровителем Покровской общины сестер милосердия в Петербурге, учредителем «Комитета по увековечению памяти русских воинов в войне 1904-1905 гг.», почетным членом Воронежского братства святителей Митрофана и Тихона. В Рамони Петр организовал опытное поле, где выращивали зерновые и овощные культуры. Впоследствии оно стало служить научным целям. В начале века это поле вошло в «Сеть опытных полей Всероссийского общества сахарозаводчиков».

Великая княгиня Ольга Александровна.
В 1901 году Петр Александрович Ольденбургский стал супругом дочери Александра III, родной сестры Николая II великой княгини Ольги Александровны (1882-1960).

Великая княгиня Ольга Александровна  была попечительницей нескольких институтов благородных девиц, Обществ сестер милосердия, Общества помощи бедным и инвалидам, школ для крестьянских детей.

В годы Первой мировой войны за личное мужество великая княгиня Ольга Александровна была награждена Георгиевской медалью — одним из знаков Георгиевского ордена.

В Рамони Ольга вместе с мужем обустроила имение «Ольгино», где были возведены летний дворец, жилые помещения и хозяйственные постройки, организовала работу школы и лечебницы, помогала крестьянам, многим детям была крестной матерью. В 1902 году Ольга приобрела имение Олениных в Староживотинном.

В 1908 году Евгения Максимилиановна и Александр Петрович навсегда покинули Рамонь, поселившись в Санкт-Петербурге. В 1917 году они уехали в Финляндию, а затем во Францию. В имении остались Пётр и Ольга.

В 1914 году Ольга Александровна  уехала из Рамони, чтобы работать в госпитале и помогать раненым на фронтах Первой мировой войны.

В 1916 году брак Ольги и Петра Ольденбургских был расторгнут. Ольга вышла замуж за Николая Куликовского. В марте 1917 года они переехали в Крым, а затем на Кубань. У них родилось два сына: 12 августа 1917 года –Тихон и 23 апреля 1919 — Гурий. В 1921 году Ольга и Николай Куликовские уехали в Данию, в 1948 году переехали в Канаду.

Петр Ольденбургский прожил в Рамони до 1917 года, в этом же году он уехал к родителям во Францию. В 1922 году Петр женился на Ольге Владимировне Серебряковой (1878-1953).

Дворцовый комплекс Ольденбургских (Рамонь) » Билеты

Билет, приобретённый в период пандемии, является билетом с открытой датой, воспользоваться которым Вы можете до 31 декабря 2020 года в рабочие дни Дворцового комплекса. 

 

Экскурсия по цокольному этажу Дворца Ольденбургских | НОВЫЙ ОБЬЕКТ!

Экспозиция «На благо Отечества» — дань памяти людям, целиком посвятившим себя идее служения во благо России, наш вклад в сохранение их наследия. Проект создан с применением мультимедийных технологий. Первый зал расскажет об истории покупки имения Рамонь, о членах правящего Дома, некогда почивших своим присутствием маленькое село Воронежской губернии, о вкладе принцессы Е.М. Ольденбургской в благородное дело защиты природы.

Наряду с этим, откроются залы, повествующие о том, как стараниями Ее Императорского Высочества принцессы Ольденбургской Рамонь превратилась из разобщенного, безграмотного села в образцовый агропромышленный комплекс, где уровень жизни населения мог вызвать зависть даже у жителей крупных городов.

 

Экскурсия по Свитскому корпусу | «Романовы. Ольденбургские. История отношений» 

Экспозиция «Романовы. Ольденбургские. История отношений» основана на неизвестных ранее документах и архивных материалах, позволяющих взглянуть на Романовых – Ольденбургских под призмой личностного восприятия рода. Члены императорской семьи предстают перед нами и как государственные деятели, правители державы, и как простые люди с их личностными отношениями, человеческими чувствами, ценностями и увлечениями. Усиливает восприятие, используемые при создании экспозиции предметы мебели, личные вещи, детские игрушки, датированные концом XIX — началом XX века, копии фотографий, писем из семейных архивов. Одной из больших ценностей экспозиции являются подлинные акварели великой княгини Ольги Александровны. Экспозиция насыщает новым содержанием факты, традиционно транслируемые посетителям этого исторического места в былые годы.

 

 

 

Дворцовый комплекс Ольденбургских (Рамонь) » Дворцовый парк

Дворцовый комплекс Ольденбургских в Рамони представляет собой целостный ландшафтно-архитектурный памятник.

Исторически территорию комплекса сформировали Верхний и Нижний парки. Примечательно, что садово — парковое искусство в Рамонском имении, отражал в себе соответствующие концу XIX века садовые традиции России, а именно часто наблюдаемое смешение парковых стилей: регулярного и пейзажного. Доподлинно неизвестно, когда и кто из архитекторов или садовых мастеров занимался созданием парковых зон в имении принцессы Евгении Максимилиановны Ольденбургской. Можно обозначить период с 1878 по 1887, когда возводились здания и объекты, сформировавшие архитектурную целостность имения «Рамонь».

После сложных периодов в истории российского государства, только в 1960 году, в соответствии с Постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 от 30 августа 1960 года «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР», «Комплекс Ольденбургских» был принят под государственную охрану как объект культурного наследия регионального значения.  В конце 1968-х начале 1970-х дворец был занят различными культурно-просветительскими учреждениями, в их числе — библиотека, народная киностудия, районный народный музей. В 1978-1979-е гг. дворец был освобожден от всех учреждений для проведения последующей реставрации. Вместе с тем, восстановительные работы проводились только в период с 1999 по 2008 годы, в рамках Федеральной целевой программы «Культура России (2001-2005гг.), а в 2006 году они были приостановлены в связи с тем, что объект является памятником регионального значения. Администрацией Воронежской области средства на реставрацию объекта не выделялись. Как следствие, все здания обветшали и дошли до аварийного состояния. Территория парков утратила свою былую красоту и первоначальное предназначение. Активные работы по восстановлению ландшафтного и архитектурного облика дворцового комплекса начинаются только в 2010 году по инициативе и дальнейшей поддержки губернатора Воронежской области Алексея Васильевича Гордеева. На сегодняшний момент целостность комплекса формируют 7 объектов, 6 из которых являются объектами культурного наследия. Территория комплекса включает 7 га земли.

 В 2013 году по проекту французского ландшафтного архитектора, члена государственной комиссии по историческим памятникам при Министерстве культуры Франции Оливье Даме была проведена реконструкция Верхнего парка дворцового комплекса. 22 января 2016 года, было принято постановление Правительства Воронежской области согласно которому, парковая зона Дворцового комплекса Ольденбургских получила статус особо охраняемой территории. В отличие от Верхнего парка, территорию Нижнего — только предстоит восстанавливать. В Нижнем парке будет реализован проект реставрации, разработанный при участии председателя Ассоциации Арбористов Великобритании Яго Кина.

Познакомиться с Дворцовым парком можно самостоятельно, а вот узнать историю ландшафтно-архитектурного памятника и дальнейшие планы по восстановлению дворцового парка можно в составе экскурсионной группы. Экскурсии по парку проводятся с апреля по октябрь.

Дворцовый комплекс Ольденбургских работает:

среда, пятница, суббота, воскресенье – с 10.00 до 18.00,

четверг – с 11.00 до 20.00,

понедельник, вторник – выходные дни.

Подробнее по телефону: 8(900)301-49-74, 8(47340)2-22-52.

E-mail: [email protected]

Адрес: Рамонь, ул. Мосина, Дворцовый парк.

Проезд: пригородный маршрут №111 с Центрального автовокзала города Воронеж до Автостанции Рамонь (конечная остановка).  

Дворцовый комплекс Ольденбургских (Рамонь) » Свитский корпус

Свитский корпус является одним из 6 объектов Дворцового комплекса Ольденбургских, имеющих статус «объект культурного наследия». Свитский, от слова «свита» (свита — лица, сопровождающие высокопоставленную особу).

Реставрационные работы Свитского корпуса были завершены в ноябре 2015 года. В июле 2016 года была открыта новая экспозиция «Романовы. Ольденбургские. История отношений». Созданная экспозиция — возвращение части утраченной истории, связанной с жизнью и деятельностью Российского императорского дома и в частности семейства Ольденбургских, честно и преданно, служивших на благо России и так много сделавших для ее величия и процветания прелестнейшего уголка — имения Рамонь Воронежской губернии, владельцами которого они являлись с 1878 года.

Экспозиция основана на неизвестных ранее документах и архивных материалах, позволяющих взглянуть на Романовых – Ольденбургских под призмой личностного восприятия рода. Члены императорской семьи предстают перед нами и как государственные деятели, правители державы, и как простые люди с их личностными отношениями, человеческими чувствами, ценностями и увлечениями. Усиливает восприятие, используемые при создании экспозиции предметы мебели, личные вещи, детские игрушки, датированные концом XIX — началом XX века, копии фотографий, писем из семейных архивов. Одной из больших ценностей экспозиции являются подлинные акварели великой княгини Ольги Александровны. Экспозиция насыщает новым содержанием факты, традиционно транслируемые посетителям этого исторического места в былые годы.

Посетить экспозицию можно только в составе экскурсионной группы!

Дворцовый комплекс Ольденбургских работает:

среда, пятница, суббота, воскресенье – с 10.00 до 18.00,

четверг – с 11.00 до 20.00,

понедельник, вторник – выходные дни.

Подробнее по телефону: 8(900)301-49-74, 8(47340)2-22-52.

E-mail: [email protected]

Адрес: Рамонь, ул. Мосина, 23б. 

Проезд: пригородный маршрут №111 с Центрального автовокзала города Воронеж до Автостанции Рамонь (конечная остановка). 

90000 The palace square — The Royal Danish Collection 90001 90002 The history of Amalienborg 90003 90004 Amalienborg was built in the 1750s as the midpoint of the surrounding Frederiksstaden quarter, which comprises the strip between Bredgade Street and the quay, stretching from Sankt Annæ Square to the Kastellet fort. The four palaces were originally built as homes for the nobility, but were taken over by the Royal Family after the fire at Christiansborg in 1794.Amalienborg is named after the summer palace Sophie Amalienborg, which was built in the years 1667-73 for Queen Sophie Amalie, approximately on the site of the current Amalienborg. It was a magnificent villa of Italian inspiration, and was the setting for the most glorious court festivities, but already burnt down 1689 in connection with Christian V’s birthday celebrations. For the occasion an opera house had been built next to the palace, and this proved to be a fire trap when the decorations caught fire during a re-enactment of the birthday performance.Around 180 people died, most of whom were children of the aristocracy, and the fire spread to the palace, which quickly burnt down. In the years following the fire there were several building plans, but nothing happened until a group of important merchants presented a plan for the area in 1749. The proposal was re-imagined on a larger scale by Lord Chamberlain A.G. Moltke, who because of Frederik V’s dissolute lifestyle effectively ruled on the King’s behalf. He saw the opportunity to celebrate the King and the absolute monarchy by having a new quarter built to mark the House of Oldenburg’s 300th Jubilee, which had been celebrated the year before.Things were arranged in such a way that the King handed the Amalienborg area to Copenhagen’s Magistrate, who gave the plots to high standing builders from the aristocracy and the upper middle class — in such away, naturally, that the leading builders got the most attractive plots . Eigtved’s Town Plan The court’s master builder Nicolai Eigtved, who was a prominent exponent of the so-called rococo style, was chosen to be responsible for the Frederiksstaden quarter. Eigtved made his town plan for the Frederiksstaden quarter, and the plans for the central monumental architecture in the form of the Amalienborg palaces and Frederik’s Church, in a short space of time.Eigtved also made guidelines for all the other building work in Frederiksstaden, and approved all plans himself in order to ensure the greatest possible «equality and regularity» in the streetscape. He was presumably also responsible for the quarter’s other palaces. Frederiksstaden was designed to be an ideal society, and the town plan expresses a vision of what the state should be like. The King (the equestrian statue) gains his power from God (Frederik’s Church), towards which he faces, and is surrounded by a royalist aristocracy (the Amalienborg palaces).The large commercial headquarters along Amaliegade Street symbolise the growing importance of commerce for the well-being of the state, and the many town houses are also intended, on a symbolic level, to represent an industrious bourgeoisie. Frederik’s Hospital (which today is Design Museum Denmark) is evidence of the state’s (which is to say the King’s) concern for society’s disadvantaged. It is not known whether the hospital was part of the earliest plans for the quarter, but according to the foundation stone of 1752 it is to be furnished for 300 patients, which is to say the number of years celebrated at the jubilee for Frederik V’s royal lineage.Frederiksstaden was finished — with the church as a marked exception — in the 25 years that followed the founding in 1749. Building work began in 1750, and the first town houses were finished the following year. All of the nine palaces in Frederiksstaden were built within the first decade, and the same was the case with Frederik’s Hospital, which was finished in 1757. The most important elements of the town plan will be briefly described here. The Amalienborg Palaces The four identical rococo palaces form, with the corner pavilions, an octagon, which Nicolai Eigtved presumably found inspiration for in unrealised plans for the square in Paris which later became known as the Place de la Concorde.The appearance of Amalienborg’s palaces is a characteristic, very light rococo style which combines German and French stylistic elements. While the other plots in Frederiksstaden were distributed by Copenhagen’s Magistrate, the King reserved the right to choose the builders of the Amalienborg palaces. It was, naturally, a privilege to be given one of the four plots. The one with the best position was reserved for Lord Chamberlain A. G. Moltke, who built the current Christian VII’s Palace which was — and is — the most impressive of the palaces.Moltke offered the task of building the current Christian IX’s Palace to the young baron Severin Løvenskiold, who due to lack of money had to hand the project over to the Schack family after a couple of years. Moltke himself helped with the completion of the palace, in that he put his own craftsmen to work on the project. The current Frederik VIII’s Palace was built by Baron Joachim Brockdorff, and the current Christian VIII’s Palace by Count Christian Frederik Levetzau. Nicolai Eigtved died in 1754 and therefore did not manage to see his masterpiece completed, although Moltke’s Palace, which Eigtved also decorated within, was inaugurated before the architect’s death.The Equestrian Statue The task of immortalising Frederik V on horseback fell to the young Frenchman Jacques-Francois-Joseph Saly, who was brought to Copenhagen in 1753. Since the task was to glorify the absolute monarchy, Saly chose to show Frederik V resplendent on his horse as a Roman Emperor wearing a cuirass and laurel wreath. Several years of work with sketches and plans were required before he was satisfied with the result, and it was not until 1764 that the statue could finally be cast in bronze.There was still no plinth, however, but there were mounting money problems, as the equestrian statue was a strain on Asiatisk Kompagni, who had taken on the financing in 1754. Saly had therefore to make the plinth rather more modest than planned, with four plaques that represent the King as the protector of art, science, industry, and commerce. Once the plinth had been made and the square paved, the statue was finally unveiled in 1770. The boundary around the monument was put in place in 1774. The original budget for the statue was 35,000 «rigsdaler».This was an unrealistically low estimate for a project of this type, but on the other hand the actual price ended up being extremely high. The costs eventually amounted to over half a million rigsdaler, which was much more than it cost to build the rest of Amalienborg. One could — and still can — take pleasure in the fact, however, that it is one of Europe’s finest monuments of its type. Frederik’s Church (The Marble Church) Although the church was the most ambitious element of Frederiksstaden, a remarkable 145 years were to pass between Frederik V laying the foundation stone on 30 October тисячі сімсот сорок дев’ять and a completed church standing on the plot.Eigtved’s church was rejected because the rococo was beginning to go out of fashion even as the Amalienborg palaces were being built. Alternative proposals for a church were obtained which followed Eigtved’s concept: a round, central nave, with a large dome borne by a drum, flanked by two small bell towers. A neoclassical church was begun 1756 in Norwegian marble on the basis of drawings by Nicholas-Henri Jardin, but in the long run this proved to be too expensive. After Frederik V’s death in тисячі сімсот шістьдесят шість the budget was at first halved, and in 1770 the King’s doctor, Friedrich Struensee, convinced Christian VII to stop the work, which had by then reached about nine metres in height.Thereafter the church lay in ruins for a century. Even though several attempts were made to restart the construction work, there was a lack of will to pay for a church that could in any way match the level of ambition present at the founding of Frederiksstaden. It was not until the financier C.F. Tietgen bought the square in 1874 that anything happened. Ferdinand Meldahl designed a significantly smaller church in a form of Roman baroque, which could be built on top of the original walls, which still stood.Limestone was used for the construction work instead of Norwegian marble, which did not prevent the name «The Marble Church» from sticking. The construction of the current church was begun in 1877 and finished in 1894. The Royal Assumption of Amalienborg The first Christiansborg Place burnt down in 1794, just 50 years after it was completed. This put the homeless Royal Family in an awkward situation, which was solved with the acquisition of the Amalienborg palaces. Christian VII took over Moltke’s Palace (later Christian VII’s Palace), which was — and is — the most impressive of the four palaces.Crown Prince Frederik (VI) took over Schack’s Palace (now Christian IX’s Palace), and Hereditary Prince Frederik took over Levetzau’s Palace (Christian VIII’s Palace) on the other side of Frederiksgade Street, where Nicolai Abildgaard created his still well-preserved classical interiors on the piano nobile. This meant that the whole of Amalienborg came into royal ownership, as the King already owned Brockdorff’s Palace (Frederik VIII’s Palace), which had been converted into an officer’s school in тисячі сімсот шістьдесят сім.The move was the occasion for more substantial alterations to Amalienborg’s architecture. Firstly an extra floor was inserted between the palaces and the corner pavilions, where there was originally only an intermediate ground floor. The dividing lines can be seen in the facade to this day, and the changes gave Amalienborg a more massive appearance than it originally had. Secondly the architect of the alterations, C.F. Harsdorff, was instructed to build the Colonnade, which is the columned structure that links the two southerly palaces.The purpose of the Colonnade was simply to make it possible to get from one palace to the other without using a carriage, as Crown Prince Frederik (VI) had, as the functioning head of state, many errands to his father Christian VII, who suffered mental illness. Although there were only a few metres between the palaces it would not do for the royalty to walk in the street, and therefore a closed passage was made on top of the Ionic columns. The Royal Family’s stay at Amalienborg was seen as a temporary solution, as everyone anticipated a rapid rebuilding of Christiansborg.In the meantime Amalienborg turned out to function wonderfully as a residence, and even though a second and then a third Christiansborg were built, they were not enough to make the Royal Family move back to the Slotssholmen islet. Apart from the fact that Amalienborg is a uniquely beautiful work of architecture, it also has the practical advantage that the generations can divide the palaces between them. In the more than 200 years Amalienborg has been a royal residence it has thus been the tradition that the monarch has resided in one palace, while the heir to the throne has lived in another, and this is how it is still used today.90005 .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.