Эволюция человека в будущем: Будущее человека: эволюция и неестественный отбор

Содержание

Будущее человека: эволюция и неестественный отбор

Группа американских ученых из Гарварда и Массачусетса заявила, что разработала искусственную кожу. Так что в скором будущем, говорят они, если у вас появились морщины или мешки под глазами, или прочие изъяны, вы можете решить эту проблему и радикально омолодиться.

Правда, при ближайшем рассмотрении проблемы оказалось, что решение скорее косметическое, чем биологическое, хотя оно и может иметь положительный эффект для здоровья.

Но мы решили воспользоваться этим случаем, чтобы взглянуть на проблему шире, с точки зрения дальнейшей человеческой эволюции. Куда мы движемся как Homo sapiens, и во что мы превратимся? Что будет с человеком через полвека, век, или, скажем, сто тысяч лет?

Ведущий программы «Пятый этаж» Александр Баранов беседует с зав. кафедрой биологической эволюции биологического факультета МГУ Александром Марковым и доцентом кафедры антропологии биологического факультета МГУ, научным редактором портала антропогенез.

ру Станиславом Дробышевским.

Александр Баранов: Прежде чем понять, во что мы превратимся, хотелось бы выяснить, превращаемся ли мы вообще в кого-то, или нет. Я мало что понимаю в эволюции, как и большинство, но мне интересно было узнать, что ученые расходятся даже в вопросе о том, эволюционируем ли мы сейчас. Например, американский антрополог Ян Таттерсолл говорит, что об эволюции человека можно забыть, поскольку человечество стало слишком мобильным.

Мы знаем, что виду нужно находиться в определенной изоляции, чтобы мутации стали нормой. Это, как известно, выяснил еще Чарльз Дарвин на Галапагосских островах. В случае с человечеством сейчас такое невозможно, говорит Таттерсолл. Если следовать его логике, то глобализация по сути дела остановила эволюцию человека. Александр Марков, скажите, как вы относитесь к этой теории? Действительно ли эволюция человека остановилась?

Александр Марков: Это сложный вопрос, потому что все зависит от того, что мы понимаем под словом «эволюция».

А.Б.: Эволюция путем естественного отбора в ее классическом варианте.

А.М.: Естественный отбор – это избирательное выживание или избирательное размножение особей. Сейчас естественный отбор человеческой популяции, конечно же, продолжается. И чтобы он полностью остановился, нужна такая фантастическая ситуация, когда среднее количество потомства, оставляемого родителями с разными генотипами, было бы абсолютно одинаковым. То есть, чтобы процесс размножения людей полностью перестал зависеть от их наследственных различий.

А.Б.: Я осмелюсь вам возразить с позиций антрополога Яна Таттерсолла. Он говорит, что дело не в том, что мутации не появляются, дело в том, что нужно несколько поколений, чтобы они закрепились и стали нормой. Сейчас у людей появляются разные генетические мутации, но поскольку человечество постоянно перемешивается, браки становятся не изолированными, то просто нет времени на то, чтобы мутации закрепились, поэтому человек эволюционировать не может.

А.М.: В данном случае вы считаете, что только если мутация закрепилась, это можно считать эволюцией. Действительно, сейчас в такой большой популяции, которую представляет человечество, а это больше семи миллиардов, для того, чтобы новая возникшая мутация закрепилась, то есть присутствовала у всех особей популяции, нужно огромное количество времени.

То есть, в самом деле фиксироваться современные мутации практически не могут, или это требует огромного количества времени, но тем не менее частоты, с которыми встречаются разные генотипы в разных популяциях, они продолжают потихоньку меняться. Но, конечно, это процесс медленный, то есть некоторые аспекты этого процесса сильно замедляются в силу того, что человечество очень сильно выросло количественно, и из-за того, что усилилась миграция и смешение генофондов — много межнациональных браков, люди переезжают из страны в страну, и все это замедляет процесс фиксации каких-то генотипов.

А. Б.: Станислав Дробышевский, а как вы относитесь к этой идее?

Станислав Дробышевский: Тут есть несколько моментов. Во-первых, то, что сейчас все перемешиваются. Это некоторое преувеличение, потому что это взгляд человека большого города. А как известно подавляющая часть воспроизведения идет не в мегаполисах, а в маленьких поселениях. Мегаполисы скорее съедают генофонд. А в небольших деревнях, раскиданных там и сям, естественный отбор по полной программе идет. И нашу «зацивилизованность» преувеличивать не надо. Ну а то, что идет смешение, на самом деле не уменьшает никоим образом отбор.

То есть да, гены перемешиваются, но когда они не перемешивались? Люди всегда бродили по планете взад-вперед, и всегда у них возникали какие-то сложности, другое дело, что сейчас есть новые факторы отбора. Если раньше люди в основном отбирались по способности голодать, переносить холод или жару или что-то такое, то сейчас может идти отбор на способность сидеть в офисе с утра до вечера, переносить большое количество информации и общаться сразу с большим числом людей.

Такие факторы, которых раньше не было, все время появляются, и по ним тоже может идти естественный отбор.

А.Б.: Но основная эволюция человечества, оказывается, происходит в деревне?

С.Д.: Да, действительно, большая часть воспроизводства популяции происходит в сельской местности, это демографический факт.

А.Б.: Я посмотрел, как ученые рисуют себе будущего человека, и картина эта не внушает большого оптимизма. Хотя, может быть, критерии прекрасного в будущем изменятся, но сейчас человека рисуют с большой головой, крупным мозгом, большим животом и мягким местом тоже большим, атрофированными мышцами, маленьким половым органом и красными глазами.

Я удивился – почему красные глаза, но оказалось, что многим придется работать по ночам. Потому что в глобализованном мире придется ориентироваться на основные производственные зоны, а это будет Китай и Индия, а бедные европейцы будут работать по ночам и ходить с красными глазами, так же, как и американцы.

Насколько точен такой прогноз?

С.Д.: Я считаю, что это художественное преувеличение, потому что для того, чтобы человек стал таким, нужен очень длительный отбор в эту сторону. У нас в процессе эволюции за последние много миллионов лет действительно увеличиваются мозги, вся эволюция приматов — это увеличение мозга. Но с другой стороны, последние 25 тысяч лет мозги даже немного уменьшаются.

У развития мозга есть пределы. Для того, чтобы он рос такими же темпами, как у тех же Homo erectus, должен быть настолько же мощный отбор. А современная цивилизация создает скорее обратный отбор, то есть мы функции своего мозга перекладываем на калькуляторы, компьютеры, и не факт, что нам такой гигантский мозг вообще-то нужен.

Кроме того, чтобы он поддерживался в рабочем состоянии, нужна очень мощная пищеварительная система и все прочие органы. Поэтому таких уж запредельных изменений вряд ли стоит ожидать, по крайней мере в ближайшие несколько тысяч лет. А предсказывать, что у нас такая технологичная цивилизация, что она с упором на интеллект будет развиваться миллионы лет, это как-то слишком смело.

А.Б.: Да, я тоже встречал мнение, что даже память наша станет хуже, потому что мы всегда сможем найти нужную информацию. Она всегда будет под рукой, и нам не надо будет ничего запоминать.

С.Д.: Другое дело, что для того, чтобы поддерживать такой высокотехнологичный уровень, нужны все-таки интеллектуальные люди. То есть, может создаться ситуация, когда высокие технологии позволят поглупеть, и из-за этого сами высокие технологии не смогут поддерживаться. И тогда придется снова умнеть. Это будет такая синусоида с увеличением и уменьшением мозга, которая в принципе может колебаться сколько угодно, пока не кончится ресурс.

А.Б.: У меня по этому поводу есть собственная доморощенная теория. Может быть, это будет не синусоида во времени, а радикальное разделение человечества, очень маленькую группу людей с большим мозгом, которая будет заниматься интеллектуальной деятельностью, и огромное количество людей с маленьким мозгом, которые либо будут выполнять самые простые работы, либо вообще ничего делать не будут, потому что за них будут работать машины.

Довольно грустная картина, но возможно ли такое?

А.М.: Думаю что нет. Во-первых, для того, чтобы происходили какие-то направленные изменения, допустим, увеличивался мозг, должен происходить отбор по этому признаку. То есть особи с большим мозгом должны оставлять существенно больше детей, чем особи с маленьким мозгом, чего в современном человечестве мы практически не наблюдаем.

Нет такого отбора сейчас, поэтому нет вообще никаких оснований говорить о том, что мозг будет увеличен. Скорее намечается обратная тенденция в постиндустриальном обществе. Кроме того, может ли человечество разделиться на два четко различающихся вида? Для того, чтобы вид разделился надвое, между этими двумя новыми видами должна возникнуть репродуктивная изоляция.

Но пока у нас существует свободное скрещивание, никакого разделения ни на какие разновидности быть не может. То есть, если кто-то захотел бы вывести две такие породы людей с большими и маленькими головами, в первую очередь нужно было бы установить репродуктивный барьер, то есть запретить скрещивание.

Это обязательное условие, без него никакого разделения не будет.

А.Б.: Но это, скорее, материал для фантастического романа.

А.М.: Ну почему же, я стараюсь дать чисто научное объяснение.

А.Б.: Но вот вещь более прозаическая и предсказуемая: моноэтничность человечества. Предсказывают, что различия в расах будут стираться, что все люди будут в будущем примерно одинаковые. Насколько такой прогноз оправдан?

А.М.: А вот это как раз вполне правдоподобный вариант. С развитием транспорта, со снятием каких-то запретительных барьеров, люди все больше путешествуют, все больше межрасовых браков и так далее. Если это экстраполировать на будущее, мы увидим размывание границ между кластерами морфологическими, культурными. Глобализация, которая идет на уровне культуры, она будет происходить и на уровне генофондов, которые постепенно смешиваются. Это все и сейчас уже происходит.

А.Б.: Станислав Дробышевский, вот мы выяснили, что все это практически неизбежно. Вы как антрополог можете сказать, как такой человек будущего будет выглядеть?

С.Д.: Скорее всего, исходя из общих соображений по частоте признаков у современных людей, он будет с темными волосами и темными глазами, потому что таково подавляющее большинство людей на планете сейчас, и это доминантные признаки. Черты его лица, скорее всего, будут похожи на современных латиноамериканцев или полинезийцев. Фактически это модель будущей абстрактной расы.

Но я лично считаю, что вряд ли так уж все смешается, поскольку для этого должны совсем отсутствовать барьеры. А сейчас просто география играет роль этого барьера. Я уже не говорю про политические и прочие факторы, но расстояние имеет значение, и вероятность девушки с Чукотки выйти замуж за австралийского аборигена, строго говоря, стремится к нулю.

А.Б.: Ну это она сейчас стремится к нулю, а лет через 50 или 100 проблем для их встречи где-нибудь на Филиппинах, по-моему, не будет.

С. Д.: Хотелось бы верить…

А.Б.: Я читал, что сейчас Бразилия является моделью расового слияния.

С.Д.: Фактически да. Только практика показывает, что сплошь и рядом смешение двух групп приводит не к тому, что они напрочь усредняются и становятся одним целым, а то, что две предыдущие группы сохраняются, но возникает еще третья группа с промежуточными вариантами. И смешение групп может приводить не к уменьшению разнообразия, а к увеличению. Хотя в целом, если сравнить современное человечество с Верхним палеолитом, то сейчас разнообразие меньше. То есть за последние 20 тысяч лет разнообразие немного уменьшилось.

А.Б.: То есть, в Верхнем палеолите люди выглядели более разнообразно, чем сейчас?

С.Д.: Да, это было множество маленьких группок, в каждой из которых возникали свои черты. А сейчас эти группы слились и более-менее усреднились.

А.Б.: Я хотел бы перейти к еще одному аспекту этой проблемы – самоэволюции. Это технологические возможности, которые открывают новые горизонты в нашей эволюции. Скажем, самосовершенствование нашего организма с помощью бионических органов. И второй аспект – это выбор родителями нужных генов для ребенка. Это, как говорят ученые, может дать стремительный толчок к изменениям в человеке.

С.Д.: Станислав Лем написал замечательную книгу «Эдем», где он описал последствия таких экспериментов. То есть для того, чтобы сделать это грамотно, надо представлять, какие гены за что отвечают, чего сейчас, строго говоря, нет. Хочется верить, что в ближайшее время генетики и эмбриологи с этим разберутся, и вот тогда действительно можно будет менять все что угодно.

Выращивать дополнительные органы, улучшать те, что есть. Мне представляется, что процесс пойдет по такому пути, что вначале будут исправлять грубые нарушения, типа синдрома Дауна, катаракты, а потом будут косметические вещи типа поправки формы ушей или носа. А потом уже пойдет по полной программе, когда научатся понимать, как взаимосвязаны генетика и эмбриология, и можно будет делать что угодно. Другое дело, насколько это будет полезно, потому что мы не можем предсказать все последствия.

А.Б.: А не получится ли так, что богатые первыми смогут это делать, а бедные – нет, и мы получим не просто богатых, которые становятся богаче, и бедных, которые беднеют, но и богатых, которые будут здоровее, лучше, совершеннее как особи, и бедных, которые будут становиться хуже.

С.Д.: Только с некоторой вероятностью. Другое дело, что богатые, которые будут менять себя, в условиях неотработанной методики окажутся в группе риска, и выживаемость у них в итоге будет ниже. Потому что на данный момент такого рода эксперименты связаны с повышенным риском рака, например. И никто эту проблему пока не решил.

А.Б.: Ну что ж, дадим им возможность быть первопроходцами. Александр Марков, я хотел спросить у вас, как вы думаете, когда в МГУ откроется кафедра биотехнической эволюции путем неестественного отбора?

А.М.: В МГУ уже есть факультет генной инженерии и информатики, есть кафедра биотехнологий, процесс идет в эту сторону. В принципе генная инженерия неизбежно будет играть все более важную роль в дальнейшем развитии человечества. Но прежде всего, это будет не генная инженерия человека, а сельскохозяйственная генная инженерия. Ну а также, конечно, генная терапия, генная медицина, потому что вредные мутации накапливаются.

Благодаря развитию цивилизации, медицины, решении проблемы голода мутанты с испорченными генами, которые раньше погибали, теперь выживают, эти гены сохраняются, копятся в генофонде. Соответственно, нам придется развивать биотехнологии и искусственным путем исправлять ошибки. Как верно сказал Станислав, начнется все с исправления самых грубых и зримых нарушений генома, мутаций с ярко выраженным негативным эффектом. Технологии такого рода уже есть или сейчас разрабатываются.

А.Б.: Есть такая философия трансгуманизма, насколько я знаю, она проповедует электронное бессмертие, в частности, что человек превратится в некого бессмертного киборга. Последователи этой философии говорят, что это будет эволюция путем неестественного отбора. Или это все та же эволюция, просто она приобретает новые формы. Как вы на это смотрите?

А.М.: Естественный отбор, который существует в природе, это вещь довольно неприятная для цивилизованного существа. Принципы биологической эволюции в применении к человечеству – вещь безжалостная, это никому не понравится. Поэтому мне кажется, что путь, который лежит перед человечеством, это путь сознательного управления нашей эволюцией. Но для этого, конечно, надо быстро и качественно развивать науку.

А.Б.: И общество тоже надо развивать. Ученые говорят, что будущее общество станет намного более совершенным и справедливым , оно будет отличаться от нашего общества так же, как мы отличаемся от средних веков, и это даст возможность нравственной регуляции всех этих процессов. Но есть и другие вещи, которые предсказывают, и они довольно жестокие.

К примеру, футурологи в США подготовили отчет о том, что уже к 2040 году человек как вид будет испытывать такую огромную конкуренцию с машинами, что ему придется себя совершенствовать, причем совершенствовать биотехническим путем. Вставлять бионические имплантаты в руки, процессоры в мозг, чтобы он быстрее работал. Предсказывают, что люди, которые пойдут на риск и так себя усовершенствуют, станут зарабатывать намного больше, чем все остальные.

А.М.: Подобные предсказания крайне редко сбываются. Когда мы читаем, что предсказывали футурологи прошлого, обычно это вызывает смех. Всем известны примеры, когда предсказывали, что в XX веке главной проблемой будут горы лошадиного навоза на улицах.

Так что я думаю, что современные предсказания того, что будет через 50 лет, не лучше по качеству. Пока таких технологий, как вживление процессоров в мозг, нет и в помине. Скорее будут развиваться какие-то медикаментозные средства для улучшения памяти и повышения сообразительности.

А.Б.: Не только медикаментозные, но и гормональные, как говорят, человек будущего станет зависеть от дополнительных гормонов.

А.М.: Я включаю это понятие. В общем, это какая-то фармакология и биохимия.

А.Б.: С другой стороны, все эти чипы, ведь это все понемножку начинается. Вживлять, скажем, чип в палец, чтобы не тратить время на набор паролей. Палец приложил – вошел в систему быстрее машины. С этого начнем, а потом и не заметим, как и в мозг себе что-нибудь вкрутим.

А.М.: Может быть, но мне не кажется, что мы к этому быстро идем. Зачем нам конкурировать с машиной. Машины будут брать на себя наименее интересные виды деятельности. Какие виды человеческой деятельности нужно в первую очередь заменить машинами? Всякую скучную, однообразную деятельность.

А.Б.: В самом деле, если зайти на сайт Русской службы Би-би-си, там можно послушать, как машина озвучивает репортажи. Звучит совсем неплохо, по крайней мере все понятно, вот вам и пример того, как машина заменяет человека. Правда, машина сама пока не пишет текст, но ведь все происходит понемножку…

Впрочем, я смотрю на это с долей скептицизма. Я помню статью в журнале «Наука и жизнь», которую я прочитал еще в 80-е годы. Это была такая околонаучная статья, которая объясняла, почему в начале XX века мы все будем работать максимум три дня в неделю, и то по полдня, потому что умные машины нас заменят, и наша жизнь станет легче. На самом деле этого не происходит, а случается часто прямо противоположное. Машины приводят к интенсификации нашего труда.

А.М.: Конечно, в том-то и дело, просто у нас произошла величайшая технологическая революция, появились компьютеры и интернет. Казалось бы, футурологи прошлого должны были представить, что умные машины вытеснят людей с рабочих мест и наступила безработица. Но на самом деле ничего подобного не произошло.

Развитие всей этой технологии дало огромное количество новых рабочих мест, программистов, веб-дизайнеров, системных администраторов, разработчиков нового программного обеспечения. Получилась огромная новая индустрия, и фактически появились новые рабочие места, а не замещение людей.

А.Б.: Да, для того, чтобы машина отобрала у меня мое рабочее место, нужны еще два человека, чтобы они эту машину обслуживали.

А.М.: Вот именно, машины не только отбирают, но и создают работу. Опираясь на то, что создано машинами, люди будут находить себе новые виды занятий.

____________________________________________________________

Загрузить подкаст программы «Пятый этаж» можно здесь.

Эволюция человека в будущем | Amazing Animals

Доброго времени суток друзья.

Сегодняшняя публикация будет необычной, но она вам наверняка понравится…

Мой канал посвящен животным, но почему вдруг я решил написать о людях? Ответ прост: человек, с точки зрения биологии, лишь высокоразвитая обезьяна — Homo sapiens, и также как и другие живые существа, мы продолжаем эволюционировать.

Я хочу отправиться вместе с вами в воображаемое путешествие в будущее, чтобы узнать каким образом будут изменяться организмы людей в дальнейшем. Конечно точных прогнозов никто не может дать, но все-таки существует несколько вариантов развития событий, к которым склоняются авторитетные ученые и футурологи. Сегодня, мы рассмотрим самые популярные из них, так что устраивайтесь поудобнее — информации будет много, но оно того стоит!

Теория №1

Художник и исследователь Николай Ламм, совместно с генетиком Вашингтонского университета Аланом Кваном, выпустили серию фотографий, демонстрирующих изменения внешности людей спустя 100 000 лет. Их результаты основаны на предполагаемых переменах климата, технологического прогресса, а также условий жизни людей будущего.

Ниже вы видите фото молодого человека и девушки, обычные люди нашего времени.

А вот так, по мнению специалистов, они бы выглядели в далеком 102 018 году.

Согласно расчетам доктора Квана, мозг людей будет продолжать расти, что повлечет за собой увеличение головы и лба. Также увеличатся глаза, причем очень заметно — это связано с колонизацией других планет, ведь многие из них будут освещены гораздо хуже Земли. Кожа станет более смуглой, так организму будет легче переносить воздействие вредных солнечных лучей, находясь за пределами озонового слоя нашей планеты. Ноздри постепенно расширятся, помогая легким вдыхать более разряженный воздух других миров.

Алан Кван утверждает, что несмотря на высокотехнологичные достижения, люди будут стараться выглядеть как можно более естественно, используя незаметные импланты и синтетические заменители тканей.

Теория №2

Согласно другой теории, люди будущего перестанут воспроизводить потомство естественным путем, ну вы понимаете о чем я. Клонирование и использование искусственных маток приведет к тому, что общество станет постгендерным, т.е. мужчины и женщины будут выглядеть практически одинаково.

Это полностью изменит модели поведения присущие людям разных полов, а также значительно снизит сексуальное влечение, а возможно и полностью сведет его на нет. Доктор Фрейд наверное перевернется в гробу, если такой исход ожидает наших потомков. Однако отказавшись от одной из главных движущих мотиваций в поведении, люди откроют для себя новые границы и возможности: они станут более творческими и научатся радоваться другим аспектам жизни. Но это не точно…

Теория №3

Довольно известное издание «The Sun«, опубликовало свое видение человека будущего. Для этого они собрали воедино предполагаемые вариации изменения организма, опираясь на мнения авторитетных исследователей. То что у них в итоге получилось несколько шокирует, только взгляните на это!

Теперь по порядку:

Мозг станет меньше, ведь думать и запоминать вместо нас станут компьютеры.

Тенденция увеличения роста будет продолжаться, и через 1000 лет, средний рост мужчин будет составлять около 200 см, а женщин 190 см.

Волосы окончательно исчезнут, причем у обоих полов — люди станут полностью лысыми.

Кожа станет темнее, под глазами появятся мешки, а на шее складки. Это связано с увеличением солнечной активности, что также будет способствовать появлению большого количества морщин.

Пища станет мягче, что повлечет за собой уменьшение количества зубов, а также укорочение длины кишечника.

Руки же напротив станут длиннее, а пальцы тоньше, ведь большинство действий человек будет совершать при помощи гаджетов.

Из-за снижения либидо, половые органы мужчин станут меньше, а женщины будут менее плодовитыми.

Не особо приятный образ человека получился, хочется верить что мы до такого не докатимся.

Теория №4

В относительно недалеком будущем, произойдет смешение всех рас и национальностей. Это неизбежно и является лишь вопросом времени, а так как азиатские гены наиболее сильные в мире — скорее всего будущие люди будут иметь восточную внешность. В таком случае, население планеты будет походить на армию КНР.

Теория №5

Ну и последняя теория в сегодняшнем списке предполагает, что человечество более не продолжит эволюционировать как биологический вид. Вместо этого люди станут обзаводиться различными высокотехнологичными модификациями, т.е. постепенно превратятся в киборгов.

Синтетическая кожа, непробиваемая для пуль; металлические экзоскелеты, увеличивающие физическую силу; электронные глазные яблоки, позволяющие видеть в темноте и многие другие вещи станут покупаться и продаваться как обычный товар. Подобное развитие событий кажется вам маловероятным? Не торопитесь делать выводы, взгляните лучше на фото ниже.

Это не кадр из фантастического фильма, просто этот мужчина является счастливым обладателем роботизированного протеза руки, который синхронизирован с его мозгом. Подобные вещи уже производятся в наше время, а теперь представьте как далеко может зайти технологический прогресс спустя 100 или 200 лет.

Подобное развитие событий является как раз наиболее вероятным, и возможно мы с вами уже стоим на пороге этого времени. Кстати, высокотехнологичное будущее имеет свое название в художественной литературе и кинематографе — киберпанк.

Напоследок мне бы хотелось выразить благодарность всем своим подписчикам — вас уже более 500 человек и это здорово. Возможно вы впервые на моем канале, или же являетесь моим постоянным читателем, но еще не подписались — сделайте это прямо сейчас. Давайте соберем тысячу, а лучше несколько тысяч любознательных умов!

Если эта статья была вам интересна, не забудьте также поставить палец вверх, тогда я обязательно напишу продолжение. Удачи и до скорой встречи!

Эволюция человека – как изменятся наши лица в будущем?

Лицо, которое вы каждый день видите в зеркале – ни что иное, как результат миллионов лет эволюции. Да, мы – люди, точно так же, как и все живые существа на Земле, появились в результате этого сложного процесса. На протяжении сотен и тысяч лет выражение лица наших предков менялось и постепенно переходило от устрашающего к более гармоничному, пока мы не научились ладить и жить друг с другом. Но почему сегодня наши лица выглядят именно так, а не иначе? Исследователи отмечают, что «лицо» человечества значительно изменилось за последние два миллиона лет и эти изменения продолжаются до сих пор и, что наиболее примечательно, продолжатся в будущем. Недавно команде исследователей из Аризонского университета удалось создать образ человеческого лица будущего, так что теперь мы знаем, как, вероятно, будет выглядеть наш вид через пару сотен лет.

Выживание наших предков нередко зависело от способности создавать крпекие социальные связи. В итоге чем «добрее и мягче » лицо – тем больше у предков Homo Sapiens шансы на выживание

Эволюция человеческого лица

После того, как наши предки освоили прямохождение – а это произошло, по оценкам ученых, по меньшей мере 4,5 миллиона лет назад, скелет двуногого существа был довольно хорошо сформирован. Конечности и пальцы становились длиннее или короче, но функциональная архитектура двуногого передвижения развивалась. Интересно, что сегодня именно череп и зубы представляют собой целую библиотеку изменений, происходивших с предками Homo Sapiens.

Так, благодаря археологическим находкам ученые смогли описать историю эволюции нашего вида. Примечательно, что основные факторы в изменении структуры лица включают растущий мозг и изменения в челюсти, зубах и лице, которые реагировали на изменения в диете и пищевом поведении. Мы есть, или мы эволюционировали, чтобы быть тем, что мы едим – буквально.

Питание действительно сыграло большую роль в объяснении эволюционных изменений в форме лица. Так, наши самые далекие предки питались жесткой растительной пищей, справится с которой могли мощные челюсти и крепкие зубы. Их лица, соответственно, были широкими и глубокими, а челюсти были массивными и выступали вперед.

Наши лица сильно изменились по сравнению с общим предком, которого мы разделили с шимпанзе примерно 6-7 миллионов лет назад.

Эволюция человеческого лица, согласно работе, опубликованной в журнале Nature Ecology & Evolution

По мере того как окружающая среда менялась на более сухую и менее лесистую местность, особенно в последние два миллиона лет, предки человека начали регулярно использовать инструменты для расщепления пищи или резки мяса. С течением времени челюсти и зубы изменились, так как жевать пищу стало проще и лица предков Homo Sapiens стали более тонкими и немного плоскими.

«Наши глаза расположены очень близко друг к другу и смотрят вперед, а еще у нас мелкие зубы. То есть физические характеристики нашего лица носят несколько необычный характер», – считает Пенни Спайкинс, археолог из Йоркского университета, чьи слова приводит издание Curiosmos.com

Так как человеческое лицо играет важную роль в социальном взаимодействии, эмоциях и общении, некоторые изменения могли быть частично обусловлены именно этими факторами. Но если мы в какой-то степени одомашнили сами себя, то что произойдет с нами в будущем? Как изменятся человеческие лица через 10, 100 и 1000 лет?

Хотите всегда быть в курсе последних событий из мира популярной науки и высоких технологий? Подписывайтесь на наш новостной канал в Telegram, чтобы не пропустить ничего интересного!

Как изменится лицо человека в будущем?

Восемь ведущих экспертов по эволюции человеческого лица, включая Уильяма Кимбела из Аризонского государственного университета, работали над статьей, опубликованной в журнале Nature Ecology & Evolution. В ходе работы исследователям удалось создать образ человеческого лица будущего. Авторы работы считают, что некоторые функции лица останутся прежними, но другие должны будут адаптироваться к новым реалиям и условиям будущего.

Так как эволюция нашего вида продолжается, ученые ожидают, что в будущем человеческие лица станут меньше с пропорционально большими глазными орбитами, подбородком меньших размеров и более шаровидным и выдающимся черепным сводом. Однако такой эффект ожидаем только в случае процесса, под названием «неотения», согласно которому по достижении взрослого возраста люди фактически сохранят свою юную внешность.

Ученые считают, что лицо будущего будет выглядеть примерно так. Другими словами, по утверждению экспертов, у человека будущего, скорее всего, будет меньшее лицо и больший череп по сравнению с сегодняшними людьми.

Однако для того, чтобы эволюция человека пошла именно таким путем, авторы исследования утверждают, что женский таз должен претерпеть ряд изменений, так как сегодня родовой канал чрезвычайно узок. По этой причине многие дети рождаются раньше срока. Подробнее о том, почему в древности роды у человека проходили намного легче, читайте в увлекательной статье моего коллеги Рамиса Ганиева.

Учёные спрогнозировали, как будет выглядеть человек через тысячу лет

Через тысячу лет в результате эволюции строение тела человека существенно изменится, и своей внешностью он будет заметно отличаться от наших современников. Такие предположения выдвинули эксперты по анатомии. На основе их прогнозов было составлено изображение далёких потомков Homo sapiens, опубликованное сегодня на интернет-сайте британской газеты Sun.

Как считают специалисты, средний рост человека будущего составит от 1,83 до 2,13 метра. Тенденция к этому объясняется последовательным «улучшением питания и развитием медицины». «Уже сейчас средний американец на 2,54 сантиметра выше, чем в 60-е годы прошлого века», — указал британский остеопат Гарри Трейнер (Garry Trainer).

Изменится и пищеварительный тракт наших потомков. Более короткий кишечник будет всасывать меньше жиров и сахарозы, что станет естественной защитой от набора веса, утверждает лондонский дантист Филип Стеммер (Philip Stemmer). По его мнению, уменьшиться может количество зубов (мягкая еда требует меньше пережевывания) и размер рта. Считается также, что в случае продолжения снижения мужской плодовитости половые железы сильной половины человечества сократятся.

Дотягиваться до тех или иных предметов людям через тысячелетие станет проще: как полагают специалисты, у наших потомков руки и пальцы будут «кардинально удлиняться». При этом увеличится число их нервных окончаний «вследствие более частого использования устройств, требующих сложной координации рук и глаз». Последние тоже увеличатся, чтобы компенсировать уменьшение размеров рта: «основой коммуникации станут выражение лица и движения глаз».

В то же время объём головного мозга человека сократится, пишет ИТАР-ТАСС. Как предполагается, это будет обусловлено тем, что «большей частью работы по запоминанию и обдумыванию займутся компьютеры».

«Научная фантастика изображает людей будущего с большим мозгом, но подобный мозг не обязательно лучше», — сказал Крис Стрингер (Cristopher Stringer) из Музея естествознания в Лондоне.

Кроме того, люди могут стать темнее (всему виной перемещение большего количества людей по миру и смешение рас), щекастее (так как мы будем потреблять больше калорий, чем тратить), носы у всех станут одинаковой формы (из-за влияния кондиционеров климат перестанет иметь значение), волосы почти исчезнут (одежда будет ещё лучше), зато прибавится морщин (из-за излишка солнечного излучения).

Также по теме:
В Китае обнаружен новый вид человека
Употребление в пищу мяса сыграло ключевую роль в развитии человечества
Обнаружен неизвестный ранее предок человека
Учёные: мужчины в ближайшие 100 тысяч лет не вымрут
Доказано существование плосколицего представителя рода Homo
Собаки помогли древним людям превзойти неандертальцев
 

Эволюция человека продолжается. А может, застопорилась. Или ускорилась? | Будущее

Иллюстрация из анатомического атласа. Иллюстрация: wellcomeimages.com

В сентябре 2020 года в научном журнале Journal of Anatomy были опубликованы результаты исследования, проведенного учеными Университетов Флиндерса и Аделаиды в Австралии. Они свидетельствуют о резком росте присутствия срединной артерии в предплечье современного взрослого человека. Ученые полагают, что такие изменения лишний раз указывают на то, что эволюция человека не закончилась.

Срединная артерия снабжает кровью предплечье плода на ранней стадии развития. Это одна из временных эмбриональных структур, которая обычно регрессирует и исчезает уже на восьмой неделе беременности. Ее заменяют основные артерии предплечья – лучевая и локтевая. Случаи, когда у взрослого сохранялись все три артерии, были довольно редким явлением, но, по мнению ученых, это начало меняться 150 лет назад.

Этот феномен впервые заметили в XIX веке, а в 1995 году одно из исследований отметило долговременный тренд присутствия срединной артерии. Более позднее исследование расширило эту работу, демонстрируя, что люди с дополнительной артерией в предплечье встречаются сегодня в три раза чаще, чем в конце XIX века.

Зачем нам срединная артерия

«Распространенность этой артерии составляла около 10% среди людей, живущих в середине 1880-х годов. В конце XХ века – уже 30%», – говорит одна из авторов исследования Теган Лукас из Университета Флиндерса. По ее словам, с точки зрения эволюции это весьма значительное увеличение за такой короткий период времени.

Почему это происходит, до конца не ясно. «Увеличение могло произойти в результате мутации генов, отвечающих за развитие срединной артерии, или проблем со здоровьем у матерей во время беременности, или, что кажется более вероятным, по обеим причинам», – считает Лукас.

В ходе исследования ученые собирали данные, опубликованные в анатомической литературе, а также отслеживали наличие срединной артерии в трупах. Они изучили 78 верхних конечностей австралийцев, умерших между 2015 и 2016 годами. Им было от 50 до 100 лет – в 26 случаях в предплечье присутствовала срединная артерия.

«Мы анатомировали трупы, переданные для изучения институту в Аделаиде, и обнаружили, что около трети австралийцев имеют срединную артерию в предплечье, и если тенденция продолжится, третья артерия уже к концу столетия будет у всех людей», – говорит Мацей Хеннеберг, ведущий автор исследования (один из авторов работы 1995 года).

Несмотря на то, что срединная артерия может быть фактором риска для возникновения синдрома запястного канала, Хеннеберг видит в ее наличии преимущество. Дополнительная артерия может не только улучшить кровоснабжение (что будет, например, способствовать ловкости рук «хомо мобилус»), но также служить запасным кровотоком или материалом для хирургических операций в других частях тела. «Это микроэволюция в современном человеке, и срединная артерия – идеальный пример того, что мы до сих пор эволюционируем», – считает он.

Нельзя сказать, что ученые по всему миру сомневались в этом, но отдельные голоса звучали довольно громко.

Эволюция остановилась?

В 2000 году известный палеонтолог Стивен Джей Голд объявил, что «биологических изменений в человеке не наблюдалось уже более 40 тысяч или 50 тысяч лет». То есть эволюция человека замедлилась настолько, что практически остановилась. Британский натуралист и телеведущий сэр Дэвид Аттенборо поддержал эту мысль утверждениями о том, что контроль над рождаемостью и аборты внесли свой вклад в остановку физической эволюции человека.

«Мы остановили естественный отбор, когда научились сохранять 90–95% родившихся детей. Мы единственные особи, которые остановили естественный отбор, каким он был изначально, по своей воле», – заявил он. Аттенборо считает, что люди больше не вписываются в теорию эволюции Дарвина. Вместо этого, предполагает он, мы продолжаем развиваться в культурном смысле, накапливая знания прошлых поколений и используя их для развития.

Естественно, такая позиция была встречена критикой. Например, доктор Иэн Рикард из Даремского университета (Великобритания) парировал указанием на то, что аборты и контроль за рождаемостью могут означать лишь желание (или нежелание) заводить детей, но это вовсе не останавливает естественный отбор.

«Естественному отбору необходима вариативность. Он подразумевает, что некоторые индивиды будут процветать, а другие нет», – приводит его слова The Guardian. Рикард считает, что улучшенные условия выживания человека не означают прекращение работы естественного отбора – ведь он не ограничивается выживанием.

Сменила ли культурная эволюция биологическую?

В 2010 году еще один ученый, Алан Темплтон из Вашингтонского университета в Сент-Луисе, развенчал идею Аттенборо о том, что физическая эволюция сменилась культурной, утверждая, что «все организмы приспосабливаются к окружающей среде, и люди не исключение». Культура же определяет значительную часть среды обитания человека, поэтому культурная эволюция на самом деле привела к адаптивной эволюции человеческого генома.

Он пишет, что эволюция протекает не только посредством естественного отбора. Рост популяции человека значительно увеличил объем мутационных вариаций в нашем генофонде, увеличив потенциал дальнейших изменений. Вкупе с ростом возможности перемещения по планете это спровоцировало эволюционный сдвиг в том, как генетическая вариация распределяется внутри и между локальными человеческими популяциями.

Стоит заметить, что Аттенборо, провозгласив «конец эволюции», отмечает, что это не так важно или грустно, как может показаться. «У человечества есть великое культурное наследие, мы можем использовать наши познания в области электроники, компьютеров, телевидения и так далее». Аттенборо признается, что благодарен возможности жить в современности, потому что для будущих поколений она станет предметом зависти и ностальгии по временам, когда «мир был не таким перенаселенным, более здоровым и полным естественных чудес».

Такое «предапокалиптическое» настроение перекликается с теорией профессора кафедры генетики, эволюции и окружающей среды Университетского колледжа Лондона Стива Джонса, который также утверждает, что человек перестал эволюционировать и вплотную приблизился к утопии – ему осталось только осознать себя в ней.

Утопия как последняя стадия

«Сегодня мы столько уже знаем о процессе эволюции, что можем делать предсказания о том, что произойдет в будущем. Для многих будущее представляется безысходным – этой идее сотни лет. Говоря современным языком, существует страх конца», – полагает Джонс.

Он подчеркивает три компонента, которые составляют эволюцию, – естественный отбор, мутацию и случайные изменения. Смерть, по его мнению, больше не является инструментом естественного отбора. Сегодня до 21 года доживает почти 98% детей, вдвое больше, чем в древние времена. Прогнозируемая продолжительность жизни настолько высока, что уменьшение всех возможных случайных факторов и инфекционных болезней только увеличит эту цифру.

Мутация также снижается, считает Джонс. Основу его теории составляет идея о пожилых отцах как о главном мутагене. У 29-тилетнего отца (средний возраст репродукции на Западе) существует около 300 различий между спермой, что породила его, и той, что производит он сам (и каждое различие – это возможность для ошибки, то есть дальнейшей эволюции). Для 50-тилетнего отца эта цифра далеко выше тысячи. Снижение количества более пожилых отцов, таким образом, значительно повлияет на частоту мутаций.

Случайность изменений – третий важный ингредиент эволюции, о котором, по мнению Джонса, часто забывают. Человек на планете встречается в 10 тысяч раз чаще, чем положено по законам животного царства, и это произошло благодаря развитию сельского хозяйства. Небольшие изолированные популяции могут меняться – эволюционировать – случайно, по мере потери случайных генов. По всему миру все популяции становятся более связанными друг с другом, и возможность случайных изменений уменьшается.

«Поэтому, если вы гадаете о том, как будет выглядеть утопия, – расслабьтесь, – заключает Джонс. – Вы живете в ней прямо сейчас». По крайней мере, он относит это к развитому западному миру.

Ускорение эволюции

С Джонсом и ему подобными не соглашаются многие ученые, вооруженные технологиями, которые позволяют им наблюдать изменения в организме человека на молекулярном уровне и констатировать, что эволюция не только продолжается, но и ускорилась. Один из наиболее ярких примеров – адаптация организма к самому распространенному источнику питания в определенном регионе. Например, около 11 тысяч лет назад человек не мог переваривать лактозу. Но, как показывают исследования, естественный отбор привел к мутации, которая позволила взрослому организму производить фермент, расщепляющий сахар в молоке. Более 80% европейцев получили такую способность, но в некоторых регионах Восточной Азии, где молоко не так распространено, неспособность его переваривать считается нормой.

Еще один пример – адаптация к месту обитания. Мутация, позволяющая человеку комфортно жить в высокогорье, наиболее часто встречается в популяциях на Тибете, в Эфиопии и Андах. Распространение генетической мутации в Тибете – это, вероятно, самое быстрое эволюционное изменение в человеке, случившееся за последние 3 тысячи лет.

Адаптация к инфекционным заболеваниям, особенно в странах, лишенных современного здравоохранения, позволяет тем, кто выжил в эпидемии, передавать свою способность потомству. ДНК человека содержит свидетельства выработанной сопротивляемости таким смертельным заболеваниям, как лихорадка Ласса и малярия. Естественный отбор генов, борющихся с малярией, до сих пор продолжается в регионах, где она все еще встречается.

Любая болезнь способна изменить генетику человека. Как говорит терапевт и исследователь Шарон Моалем, пандемии влияют на эволюцию двумя способами. Первый – уничтожение как можно большего количества людей. Выжившие благодаря генетической мутации особи передадут спасший их ген потомкам. Второй способ – правка нашего генетического кода. Около 8% человеческого генома составляют следы вирусов, с которыми он когда-то столкнулся.

Моалем упоминает о том, что существуют данные о мужчинах, заразившихся коронавирусом, концентрация которого была обнаружена в их яичках, что означает, что он может передаться потомству. Возможно, изменения в генетическом коде подарят человеку новые черты, но мы узнаем о них только в отдаленном будущем. Когда это случится, мы сможем понять, например, почему у некоторых заразившихся COVID-19 протекает бессимптомно.

Мы все умрём. Эволюция человечества (прекратится) в будущем

https://ria.ru/20191019/1559947164.html

Мы все умрём. Эволюция человечества (прекратится) в будущем

Мы все умрём. Эволюция человечества (прекратится) в будущем

Эволюцию не остановить, в том числе и для homo sapiens. Мы защищаем себя с помощью домов, одежды и медицины – но выжить вне цивилизации у нас всё меньше шансов. Мы можем создавать семьи с людьми с другого конца планеты – но глобальное смешение генов ведёт к их однородности и более частым мутациям. Есть ли у человечества будущее?

2019-10-19T15:30

2019-10-19T15:30

2019-10-19T15:24

мы все умрём. но это не точно

подкаст

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/155997/17/1559971777_3:0:638:357_1920x0_80_0_0_ad6c8dc898a43bb87ef87614d190d5ad.png

Мы все умрём. Эволюция человечества (прекратится) в будущем

Эволюцию не остановить, в том числе и для homo sapiens. Мы защищаем себя с помощью домов, одежды и медицины – но выжить вне цивилизации у нас всё меньше шансов. Мы можем создавать семьи с людьми с другого конца планеты – но глобальное смешение генов ведёт к их однородности и более частым мутациям. Есть ли у человечества будущее?

audio/mpeg

Мы все умрём. Эволюция человечества (прекратится) в будущем

Эволюцию не остановить, в том числе и для homo sapiens. Мы защищаем себя с помощью домов, одежды и медицины – но выжить вне цивилизации у нас всё меньше шансов. Мы можем создавать семьи с людьми с другого конца планеты – но глобальное смешение генов ведёт к их однородности и более частым мутациям. Есть ли у человечества будущее?

audio/mpeg

Благодаря достижениям медицины выживать и иметь детей могут люди с почти любыми врождёнными болезнями – но это значит, что их «сломанные» гены передадутся потомству и продолжат распространяться. Однако то, что мы сегодня называем болезнью, может стать эволюционным преимуществом, если условия и окружающая среда изменятся. А меняются они сегодня с поразительной скоростью.Эпизод подготовлен при поддержке Всероссийского фестиваля NAUKA 0+Доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ и научный редактор портала Антропогенез.ру Станислав Дробышевский рассказал, почему генетические отклонения полезны для человечества, даже если вредны для человека; как повлияет эволюцию генетическое редактирование; как культурные традиции влияют на внешний вид потомства. А доктор Нильс Кристофер Стенсет, профессор факультета математики и естественных наук университета Осло пояснил, как глобализация вредит разнообразию генов и почему эволюция бактерий внутри нас чуть ли не важнее, чем наша собственная.Слушайте подкасты РИА Новости и подписывайтесь на них в мобильных приложениях: для iPhone — iTunes, для Android — Google Podcasts. С любым устройством вы можете использоватьЯндекс.Музыка,Castbox и SoundStream. Скачайте выбранное приложение и наберите в строке поиска «РИА Новости» или название подкаста.Как и где бесплатно подписаться на подкасты__________Эпизод подготовил Игорь КривицкийЭксперт подкаста Сергей ВацадзеМонтаж Андрея ТемноваПомогите сделать подкасты РИА Новости ещё лучше. Пройдите опрос и расскажите о своих впечатленияхСпрашивайте нас, предлагайте нам, спорьте с нами: [email protected]Подписывайтесь на наш канал в инстаграме @ria_podcasts

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/155997/17/1559971777_83:0:559:357_1920x0_80_0_0_81b1c7657af875f30d8371eec5fa3d75.png

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

аудио, подкаст

Эволюцию не остановить, в том числе и для homo sapiens. Мы защищаем себя с помощью домов, одежды и медицины – но выжить вне цивилизации у нас всё меньше шансов. Мы можем создавать семьи с людьми с другого конца планеты – но глобальное смешение генов ведёт к их однородности и более частым мутациям. Есть ли у человечества будущее?

Благодаря достижениям медицины выживать и иметь детей могут люди с почти любыми врождёнными болезнями – но это значит, что их «сломанные» гены передадутся потомству и продолжат распространяться. Однако то, что мы сегодня называем болезнью, может стать эволюционным преимуществом, если условия и окружающая среда изменятся. А меняются они сегодня с поразительной скоростью.

Эпизод подготовлен при поддержке Всероссийского фестиваля NAUKA 0+

Доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ и научный редактор портала Антропогенез.ру Станислав Дробышевский рассказал, почему генетические отклонения полезны для человечества, даже если вредны для человека; как повлияет эволюцию генетическое редактирование; как культурные традиции влияют на внешний вид потомства. А доктор Нильс Кристофер Стенсет, профессор факультета математики и естественных наук университета Осло пояснил, как глобализация вредит разнообразию генов и почему эволюция бактерий внутри нас чуть ли не важнее, чем наша собственная.

Слушайте подкасты РИА Новости и подписывайтесь на них в мобильных приложениях: для iPhone — iTunes, для Android — Google Podcasts. С любым устройством вы можете использоватьЯндекс.Музыка,Castbox и SoundStream. Скачайте выбранное приложение и наберите в строке поиска «РИА Новости» или название подкаста.Как и где бесплатно подписаться на подкасты
__________

Эпизод подготовил Игорь Кривицкий

Эксперт подкаста Сергей Вацадзе

Монтаж Андрея Темнова

Помогите сделать подкасты РИА Новости ещё лучше. Пройдите опрос и расскажите о своих впечатленияхСпрашивайте нас, предлагайте нам, спорьте с нами: [email protected]Подписывайтесь на наш канал в инстаграме @ria_podcasts

Возможна ли эволюция человека в будущем?

Отвечает Александр Яковлевич Каплан — профессор, заведующий лабораторией нейрофизиологии и нейроинтерфейсов биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова:

«Главный вектор эволюции — меняться в направлении, которое позволяет сохранять этот вид. Если у вас более мощные челюсти, вы выиграли: всех порвете. Или у вас более мощные мышцы: всех догоните или убежите. Или же более развитой мозг: вы, может быть, не будете быстро бегать и кусаться, но всех обхитрите и сможете манипулировать ситуацией.

И вот на высших стадиях эволюции, когда животный мир имел весь спектр — и сильных, и быстрых, и ловких, начали развиваться более умные. Те, у кого мозг позволял разработать стратегию, тактику. И где-то к обезьянам живая природа подошла уже с очень мощным мозгом, они оказались умнее остальных животных. Им нужно было спасаться от хищников, но при этом конкурировать друг с другом — за пищу, за положение в иерархии сородичей. В результате появилась новая ветвь, ее представителей мы называем приматами или человекообразными обезьянами, которая впоследствии и привела к человеку разумному.

Произошел рывок: вдруг неожиданно появились существа многократно умнее обезьян. У них возникло совершенно новое качество, которое присуще только человеку: умение проигрывать возможные ситуации, то есть не просто обучаться на ошибках, но и моделировать ситуации возможного будущего. Эти новые существа могли анализировать ситуации в настоящем, используя свой прошлый опыт и учитывая текущие потребности, и таким образом строить оптимальные планы на будущее.

Как эти новые существа смогли внутри себя организовать эти игры в варианты будущего — сложно объяснить, если только не предположить, что в мозгу этих существ сформировалось полномасштабное представление о внешнем мире, его ментальная модель. Мы фактически живем внутри этой модели: закрываете глаза, и у вас ничего не исчезает, вы можете манипулировать объектами, историями. Ментальный мир даже богаче физического, так как не ограничен законами последнего. Благодаря этому человек может допустить и продумать даже самые невероятные картины мира — здесь рождается творчество. И эта модель — не просто набор фотографических проекций, это динамическая конструкция, развивающаяся в ходе жизни индивидуума.

По-видимому, для человека эволюция завершилась, потому что практически перестали действовать факторы естественного отбора. Как отбирать? По признаку более сильных мышц? По признаку более здорового сердца? Более умных? Нет, потому что у нас равные возможности для всех. Все имеют одинаковые шансы оставить потомство. Человек — социальное существо, общество поддержит любого: и сильного, и слабого, и умного, и не очень. Даже те младенцы, которые рождены с дефектами жизненно важных органов, сердца, сосудов, почек, в большинстве своем получают полноценный билет в жизнь благодаря достижениям современной медицины. Так устроено общество: спасать всех. И это, наверное, справедливо, потому что таким образом сохраняется максимальное генетическое разнообразие — на все случаи изменения среды обитания. Это и есть главное богатство вида.

Ученые полагают, что если бы можно было взять младенца из пещер Кро-Маньона на территории современной Франции, где 40 000 лет назад поселились первые представители человека разумного, то его бы можно было посадить за школьную парту, потом отправить в университет, и он ничем бы не отличался от нас. По крайней мере за эти десятки тысяч лет в человеке ничего не изменилось».

Чем может стать Homo sapiens

Когда вы спрашиваете мнение о том, как могут выглядеть люди будущего, вы обычно получаете один из двух ответов. Некоторые люди демонстрируют старое научно-фантастическое видение человека с большим мозгом, высоким лбом и более высоким интеллектом. Другие говорят, что люди больше не развиваются физически — что технология положила конец жестокой логике естественного отбора и что эволюция теперь носит чисто культурный характер.

У видения большого мозга нет реальной научной основы.Летопись окаменелостей размеров человеческого черепа за последние несколько тысяч поколений показывает, что наши дни быстрого увеличения размера мозга давно прошли. Соответственно, несколько лет назад большинство ученых придерживались мнения, что физическая эволюция человека по существу прекратилась. Но методы ДНК, которые исследуют как настоящие, так и прошлые геномы, совершили революцию в изучении эволюции; они рассказывают другую историю. Мало того, что Homo sapiens претерпело серьезные генетические изменения с момента образования нашего вида, но и темпы эволюции человека, возможно, даже увеличились.Как и другие организмы, мы претерпели самые драматические изменения в форме нашего тела, когда наш вид впервые появился, но мы продолжаем проявлять генетически индуцированные изменения в нашей физиологии и, возможно, в нашем поведении. До недавнего времени в нашей истории человеческие расы в различных частях мира становились более, чем менее различимыми. Даже сегодня условия современной жизни могут приводить к изменениям генов определенных поведенческих черт.

Если нам не припасли гигантские мозги, то что же? Станем ли мы больше или меньше, сильнее или слабее, умнее или тупее? Как появление новых болезней и повышение глобальной температуры повлияют на нас? Возникнет ли когда-нибудь новый человеческий вид? Или будущая эволюция человечества лежит не в наших генах, а в наших технологиях, поскольку мы увеличиваем свой мозг и тело кремнием и сталью? Неужели мы всего лишь строители следующего доминирующего разума на Земле — машин?

Дальнее и недавнее прошлое

Отслеживание эволюции человека было прерогативой исключительно палеонтологов, тех из нас, кто изучает окаменелые кости из древнего прошлого.Человеческое семейство, называемое Hominidae, восходит по крайней мере семь миллионов лет назад к появлению небольшого проточеловека по имени Sahelanthropus tchadensis . С тех пор наша семья была еще спорным, но довольно разнообразным, ряд новых видов в нем, как многие, как девять, что мы знаем и другие, конечно, до сих пор скрыты в заведомо плохой гоминид окаменелости. Поскольку ранние человеческие скелеты редко попадали в осадочные породы до того, как они были извлечены из мусора, эта оценка меняется из года в год, поскольку в печати появляются новые открытия и новые интерпретации костей прошлого.

Каждый новый вид эволюционировал, когда небольшая группа гоминидов каким-то образом отделялась от большей популяции на многие поколения, а затем оказывалась в новых условиях окружающей среды, благоприятствовавших другому набору адаптаций. Отрезанная от родственников, небольшая популяция пошла своим собственным генетическим путем, и в конечном итоге ее члены больше не могли успешно воспроизводиться с родительской популяцией.

Летопись окаменелостей говорит нам, что самый старый представитель нашего собственного вида жил 195 000 лет назад на территории нынешней Эфиопии.Отсюда Homo sapiens распространились по всему миру. К 10 000 лет назад современные люди успешно колонизировали каждый из континентов, кроме Антарктиды, и адаптация к этим многочисленным местам (среди других эволюционных сил) привела к тому, что мы свободно называем расами. Группы, живущие в разных местах, очевидно, сохранили достаточно связей друг с другом, чтобы избежать эволюции в отдельные виды. Учитывая, что земной шар достаточно хорошо покрыт, можно было ожидать, что время эволюции в значительной степени закончилось.

Но оказалось, что это не так. В исследовании, опубликованном в 2007 году Генри К. Харпендингом из Университета штата Юта, Джон Хоукс из Университета Висконсин-Мэдисон и их коллеги проанализировали данные международной карты гаплотипов генома человека [см. «Следы далекого прошлого», автор: Гэри Стикс, страница 60]. Они сосредоточились на генетических маркерах у 270 человек из четырех групп: китайцев хань, японцев, йоруба и северных европейцев. Они обнаружили, что не менее 7 процентов человеческих генов претерпели эволюцию всего 5000 лет назад.Большая часть изменений связана с адаптацией к определенной среде, как естественной, так и человеческой. Например, немногие люди в Китае и Африке могут переваривать свежее молоко в зрелом возрасте, тогда как почти каждый в Швеции и Дании может. Эта способность предположительно возникла как адаптация к молочному животноводству.

В другом исследовании, проведенном Пардис С. Сабети из Гарвардского университета и ее коллегами, использовались огромные наборы данных о генетической изменчивости для поиска признаков естественного отбора в геноме человека. Более 300 участков генома продемонстрировали свидетельства недавних изменений, которые улучшили шансы людей на выживание и размножение.Примеры включают устойчивость к одному из величайших бедствий Африки — вирусу, вызывающему лихорадку Ласса; частичная устойчивость к другим болезням, таким как малярия, среди некоторых африканских групп населения; изменение пигментации кожи и развитие волосяных фолликулов у азиатов; и эволюция светлой кожи и голубых глаз в Северной Европе.

Команда Харпендинга и Хоукса подсчитала, что за последние 10 000 лет люди эволюционировали в 100 раз быстрее, чем когда-либо с момента отделения самых ранних гоминидов от предков современных шимпанзе.Команда объяснила ускорение темпов разнообразием среды, в которой люди переехали, а также изменениями в условиях жизни, вызванными сельским хозяйством и городами. Превращение дикой среды обитания в прирученные поля вызвало не сельское хозяйство как таковое или изменения ландшафта, а зачастую смертельное сочетание плохих санитарных условий, нового рациона и возникающих болезней (от других людей и домашних животных). Хотя некоторые исследователи высказывают сомнения по поводу этих оценок, основная мысль кажется очевидной: люди — первоклассные эволюционисты.

Неестественный отбор

За прошедшее столетие обстоятельства нашего вида снова изменились. Географическая изоляция различных групп затронута простотой транспортировки и устранением социальных барьеров, которые когда-то разделяли расовые группы. Никогда еще в генофонде человека не было такого широкого смешения ранее полностью разделенных местных популяций нашего вида. Фактически, мобильность человечества может привести к гомогенизации нашего вида.В то же время естественному отбору нашего вида препятствуют наши технологии и наши лекарства. В большинстве частей земного шара младенцы больше не умирают в больших количествах. Люди с генетическими нарушениями, которые когда-то были фатальными, теперь живут и заводят детей. Естественные хищники больше не влияют на правила выживания.

Стив Джонс из Университетского колледжа Лондона утверждал, что человеческая эволюция практически прекратилась. На дебатах Королевского общества Эдинбурга в 2002 году под названием «Эволюция окончена?» он сказал: «Дела нашего вида просто перестали улучшаться или ухудшаться.Если вы хотите знать, что такое Утопия, просто посмотрите вокруг — вот она ». Джонс предположил, что, по крайней мере, в развитом мире почти каждый имеет возможность достичь репродуктивного возраста, а бедные и богатые имеют равные шансы иметь детей. Унаследованная устойчивость к болезням — скажем, к ВИЧ — может по-прежнему давать преимущество в выживании, но культура, а не генетическая наследственность, теперь является решающим фактором в том, выживут люди или умрут. Короче говоря, эволюция теперь может быть меметической, включающей идеи, а не генетической.

Другая точка зрения состоит в том, что генетическая эволюция продолжается даже сегодня, но наоборот. Определенные характеристики современной жизни могут привести к эволюционным изменениям, которые не делают нас более приспособленными к выживанию или даже делают нас менее приспособленными. Бесчисленные студенты колледжей заметили один потенциальный путь, по которому могла произойти такая «неадаптивная» эволюция: они откладывали репродукцию, в то время как многие из их одноклассников, которые не прошли оценку, сразу же начали рожать детей. Если у менее умных родителей будет больше детей, тогда в современном мире интеллект станет дарвиновским недостатком, а средний интеллект может снизиться.

Такие аргументы имеют долгую и спорную историю. Один из многих контраргументов заключается в том, что человеческий интеллект состоит из множества различных способностей, кодируемых большим количеством генов. Таким образом, он имеет низкую степень наследуемости — скорость, с которой одно поколение передает признак следующему. Естественный отбор действует только на наследуемые признаки. Исследователи активно обсуждают, насколько интеллект передается по наследству, но они не обнаружили никаких признаков того, что средний интеллект на самом деле снижается.

Даже если интеллект не подвергается риску, некоторые ученые предполагают, что у человека могут накапливаться другие, более наследуемые черты, и что эти черты совсем не полезны для нас.Например, расстройства поведения, такие как синдром Туретта и синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), могут, в отличие от интеллекта, кодироваться всего несколькими генами, и в этом случае их наследственность может быть очень высокой. Если эти расстройства увеличивают вероятность рождения детей, они могут становиться все более распространенными с каждым поколением. Дэвид Комингс, специалист по этим двум заболеваниям, утверждал в научных статьях и книге 1996 года, что эти состояния более распространены, чем раньше, и что эволюция может быть одной из причин: женщины с этими синдромами с меньшей вероятностью будут посещать колледж и, следовательно, имеют тенденцию заводить больше детей, чем те, у кого их нет.Но другие исследователи выразили серьезные опасения по поводу методологии Комингса. Неясно, действительно ли увеличивается заболеваемость синдромом Туретта и СДВГ. Исследования в этих областях также затруднены из-за предполагаемой социальной стигмы, которую многие из этих недугов приписывают своим носителям.

Хотя эти конкретные примеры не проходят научную проверку, основная линия рассуждений правдоподобна. Мы склонны думать об эволюции как о чем-то, включающем структурную модификацию, но она может влиять и влияет на вещи, невидимые извне, — на поведение.Многие люди несут гены, делающие их предрасположенными к алкоголизму, наркомании и другим проблемам. Большинство не поддаются, потому что гены — это не судьба; их эффект зависит от нашей окружающей среды. Но другие поддаются, и их проблемы могут повлиять на то, выживут ли они и сколько у них детей. Этих изменений фертильности достаточно для естественного отбора. Большая часть будущей эволюции человечества может включать в себя новые наборы моделей поведения, которые распространяются в ответ на изменение социальных и экологических условий.Конечно, люди отличаются от других видов тем, что нам не нужно пассивно принимать эту дарвиновскую логику.

Направленная эволюция

Мы руководили эволюцией многих видов животных и растений. Почему бы не руководить нашими собственными? Зачем ждать, пока естественный отбор сделает свою работу, если мы можем сделать это быстрее и выгодным для себя способом? Например, в области человеческого поведения генетики отслеживают генетические компоненты не только проблем и расстройств, но также общей предрасположенности и различных аспектов сексуальности и конкурентоспособности, многие из которых могут быть, по крайней мере, частично наследственными.Со временем тщательный скрининг на генетические особенности может стать обычным явлением, и людям будут предлагать лекарства на основе результатов.

Следующим шагом будет фактическое изменение генов людей. Это можно было бы сделать двумя способами: путем изменения генов только в соответствующем органе (генная терапия) или путем изменения всего генома человека (так называемая терапия зародышевой линии). Исследователи все еще пытаются решить ограниченную цель — генную терапию вылечить болезнь. Но если им когда-нибудь удастся провести терапию с помощью зародышевой линии, это поможет не только данному человеку, но и его или ее детям.Основным препятствием для генной инженерии у людей будет явная сложность генома. Гены обычно выполняют более одной функции; и наоборот, функции обычно кодируются более чем одним геном. Из-за этого свойства, известного как плейотропия, изменение одного гена может иметь непредвиденные последствия.

Тогда зачем вообще пытаться? Давление изменить гены, вероятно, будет исходить от родителей, которые хотят гарантировать, что их ребенок мальчик или девочка; одарить своих детей красотой, умом, музыкальными способностями или милой натурой; или попытаться убедиться, что они не будут беспомощно склонны стать подлыми, депрессивными, гиперактивными или даже преступными.Мотивы есть, и они очень сильные. Подобно тому, как стремление родителей генетически улучшить своих детей может быть социально непреодолимым, это также будет нападением на старение человека. Многие недавние исследования показывают, что старение — это не столько простое изнашивание частей тела, сколько запрограммированный распад, большая часть которого контролируется генетически. Если так, то следующее столетие генетических исследований может открыть множество генов, контролирующих многие аспекты старения. Этими генами можно было манипулировать.

Если предположить, что изменение наших генов действительно станет практичным, как это повлияет на будущую эволюцию человечества? Наверное, большая сделка.Предположим, родители изменяют своих будущих детей, чтобы улучшить их интеллект, внешность и долголетие. Если бы дети были такими же умными, сколь и долгожителями — с IQ 150 и продолжительностью жизни 150 лет — они могли бы иметь больше детей и накопить больше богатства, чем остальные из нас. В социальном плане они, вероятно, будут привлечены к себе подобным. При некоторой добровольной географической или социальной сегрегации их гены могут дрейфовать и в конечном итоге дифференцироваться в новый вид. Однажды, таким образом, в наших силах будет принести в этот мир новый человеческий вид.Выберем ли мы такой путь — решать нашим потомкам.

Маршрут Боргов

Еще менее предсказуемо, чем использование нами генетических манипуляций, является наше манипулирование машинами или ими из нас. Является ли окончательная эволюция нашего вида результатом симбиоза с машинами, синтеза человека и машины? Многие писатели предсказывали, что мы можем связать наши тела с роботами или загрузить свой разум в компьютеры. Фактически, мы уже зависим от машин. Насколько мы строим их для удовлетворения человеческих потребностей, мы структурировали нашу собственную жизнь и поведение так, чтобы удовлетворять их.Поскольку машины становятся все более сложными и взаимосвязанными, мы будем вынуждены пытаться приспособить их. Эта точка зрения была резко выражена Джорджем Дайсоном в его книге 1998 года Дарвин среди машин: «Все, что делают люди, чтобы упростить работу с компьютерными сетями, в то же время, но по разным причинам, упрощает работу компьютеров. сети для управления человеческими существами … Дарвиновская эволюция, в одном из тех парадоксов, которыми изобилует жизнь, может быть жертвой собственного успеха, будучи неспособной идти в ногу с недарвиновскими процессами, которые она породила.”

Наше технологическое мастерство угрожает уничтожить старые способы эволюции. Рассмотрим два разных взгляда на будущее, взятых из эссе 2004 года философа-эволюциониста Ника Бострома из Оксфордского университета. С оптимистической стороны он писал: «Общая картина показывает всеобъемлющую тенденцию к увеличению уровней сложности, знаний, осознанности и скоординированной целенаправленной организации, тенденцию, которую, не слишком усложняя ее, мы можем обозначить как ‘прогресс.’ То, что мы назовем панглоссовской точкой зрения, утверждает, что этот прошлый успех дает нам хорошие основания думать, что эволюция (биологическая, меметическая или технологическая) будет продолжать двигаться в желаемом направлении.”

Хотя упоминание о «прогрессе» наверняка заставляет покойного биолога-эволюциониста Стивена Джея Гулда вертеться в могиле, это можно сделать. Как утверждал Гулд, окаменелости, в том числе от наших собственных предков, говорят нам, что эволюционные изменения не являются непрерывным явлением; скорее, это происходит урывками, и, конечно, не является «прогрессивным» или направленным. Организмы становятся меньше и больше. Но эволюция действительно показала по крайней мере один вектор: в сторону увеличения сложности. Возможно, такова судьба будущей эволюции человека: усложнение за счет некоторой комбинации анатомии, физиологии или поведения.Если мы продолжим адаптироваться (и предпримем некоторую искусную планетарную инженерию), не будет никаких генетических или эволюционных причин, по которым мы не могли бы все еще наблюдать, как умирает солнце. В отличие от старения, вымирание, похоже, не запрограммировано генетически для какого-либо вида.

Темная сторона слишком знакома. Бостром (который, должно быть, был очень беспокойным человеком) предложил видение того, как загрузка нашего мозга в компьютеры может означать нашу гибель. Продвинутый искусственный интеллект может инкапсулировать различные компоненты человеческого познания и собрать эти компоненты во что-то, что больше не является человеческим, и это сделает нас устаревшими.Бостром предсказал следующий ход событий: «Некоторые люди загружают и делают множество своих копий. Тем временем в нейробиологии и искусственном интеллекте наблюдается постепенный прогресс, и в конечном итоге становится возможным изолировать отдельные когнитивные модули и соединить их с модулями из других загруженных умов … Модули, соответствующие общему стандарту, смогут лучше общаться и сотрудничать с другими модулями и, следовательно, будет экономически более продуктивным, что вызовет необходимость стандартизации…. Возможно, не останется ниши для ментальных архитектур человека ».

Бостром пришел к выводу, что технологическое устаревание не слишком тревожит нас, предлагая еще более мрачную возможность: если бы эффективность машин стала новым показателем эволюционной приспособленности, многое из того, что мы считаем типично человеческим, было бы исключено из нашей родословной. Он писал: «Экстравагантности и развлечения, которые, возможно, придают человеческую жизнь большей части ее значения — юмор, любовь, игры, искусство, секс, танцы, социальные разговоры, философия, литература, научные открытия, еда и напитки, дружба, воспитание детей и т. Д. спорт — у нас есть предпочтения и способности, которые заставляют нас заниматься такой деятельностью, и эти предрасположенности были адаптивными в эволюционном прошлом нашего вида; но какие у нас есть основания быть уверенными в том, что эти или подобные виды деятельности будут и впредь адаптивными? Возможно, то, что улучшит физическую форму в будущем, будет не чем иным, как непрерывной тяжелой рутинной работой, однообразной и повторяющейся работой, направленной на улучшение восьмого знака после запятой какой-либо меры экономического производства.”

Короче говоря, будущее человечества может пойти одним из нескольких путей, если мы не вымрем:

Стазис. Мы в основном остаемся такими же, как сейчас, с небольшими изменениями, в основном по мере слияния рас.

Видообразование. Новый человеческий вид развивается либо на этой планете, либо на другой.

Симбиоз с машинами. Интеграция машин и человеческого мозга порождает коллективный разум, который может сохранять или не сохранять качества, которые мы теперь признаем человеческими.

Quo vadis Homo futuris?

Четыре пути, по которым мы можем или не можем развиваться

Книга Чарльза Дарвина «О происхождении видов», , опубликованная 150 лет назад во вторник, открыла книгу о нашем эволюционном прошлом, которое ученые проследили до ископаемых обезьян. .

Но куда нас ведет эволюция? Смогут ли наши потомки устремиться в космос в таком же относительно неизменном виде, как люди на звездолете «Энтерпрайз»? Будут ли они киборгами с мускулами? Или они выберут оцифровку своего сознания, став электронным бессмертным?

Какими бы странными ни казались возможности, стоит помнить, что 150 лет назад сценарий «от обезьяны к человеку» в «Происхождение видов » многих не поразил так сильно, как обезьяньи дела.

ПРОГНОЗ ПЕРВЫЙ
Эволюция человека мертва

«Поскольку у нас эволюционировало , естественно представить, что мы продолжим это делать, но я думаю, что это неправильно», — антрополог Ян Таттерсолл из Американского музея естественной истории в Нью-Йорке сказал в электронном письме.

«Все, что мы знаем об эволюционных изменениях, предполагает, что генетические инновации, скорее всего, закрепятся только в небольших изолированных популяциях», — сказал он. Например, знаменитые галапагосские вьюрки Дарвина произошли от своего материкового предка, чтобы соответствовать уникальной среде обитания на изолированных островах в Тихом океане.

Естественный отбор, как указано в О происхождении видов, происходит, когда генетическая мутация — скажем, приводящая к появлению позвоночника, пригодного для правильной ходьбы — передается из поколения в поколение, потому что она приносит определенную пользу. В конце концов мутация становится нормой.

Но если популяции не изолированы, скрещивание значительно снижает вероятность закрепления потенциально значимых мутаций в генофонде — и именно здесь мы находимся сейчас, — сказал Таттерсолл.

«С появлением оседлого образа жизни человеческие популяции чрезвычайно расширились. Homo sapiens плотно расселены по всей Земле, и люди беспрецедентно мобильны.

« В этой ситуации фиксация любых значимых эволюционных новшеств в человеке население крайне маловероятно ». сказал Таттерсолл.« Людям просто придется научиться жить с самими собой такими, какие они есть ».

Стив Джонс, профессор генетики Лондонского университетского колледжа, выдвинул аналогичный сценарий во время недавней лекции серия, посвященная 200-летию со дня рождения Дарвина и 150-летию г. О происхождении видов в Кембриджском университете.

Человеческое население станет более похожим по мере слияния рас, сказал он, но «машина Дарвина потеряла свою силу».

Это потому, что, по словам Джонса, естественный отбор — дарвиновская концепция «выживания наиболее приспособленных» — у людей отодвигается на второй план.

Наиболее приспособленные больше не будут возглавлять эволюционные изменения, потому что, благодаря достижениям медицины, самые слабые также продолжают жить и передавать свои гены.

Когда книга О происхождении видов была опубликована в 1859 году, только около половины британских детей дожили до 21 года.Сегодня это число увеличилось до 99 процентов.

В развитых странах «тот факт, что все остаются в живых, по крайней мере, пока они не достигают половой зрелости, означает, что [« выживанию наиболее приспособленных »] не с чем работать», — сказал Джонс. «Эта часть дарвиновского топлива ушла».

ПРОГНОЗ ДВА
Люди будут продолжать развиваться

Другие ученые видят множество свидетельств того, что эволюция человека еще далека от завершения.

Например, исследование, опубликованное в прошлом месяце в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences , показало, что женщины будущего могут стать короче и полнее.

Группа ученых, возглавляемая биологом-эволюционистом Йельского университета Стивеном Стернсом, обнаружила, что из-за овуляторных характеристик более короткие и немного полные женщины, как правило, рожают больше детей, чем их сверстники. Эти физические черты передаются их потомству, что говорит о том, что естественный отбор у людей жив и здоров.

Джеффри Миллер, эволюционный психолог из Университета Нью-Мексико, считает, что дарвиновская эволюция человека на самом деле ускоряется. Он выделил половой отбор через выбор партнера как один из ключевых факторов.

«У вас все еще есть мощный выбор партнера, который формирует умственные черты, особенно … черты, необходимые для экономического успеха и воспитания детей», — сказал Миллер.

«Мы также собираемся усилить половой отбор, потому что чем более продвинутыми становятся технологии, тем большее влияние общий интеллект будет иметь на экономический и социальный успех каждого человека, потому что по мере усложнения технологий вам потребуется больше интеллекта, чтобы «овладей этим», — сказал он.

«Этот интеллект приводит к более высокому заработку, социальному статусу и сексуальной привлекательности.

Миллер добавил, что искусственный отбор с использованием генетических технологий, вероятно, усилит эти изменения в будущем.

«Родители могут в основном выбирать, какие сперматозоиды и яйцеклетки должны встретиться, чтобы произвести ребенка, на основе генетической информации о том, какие гены влияют на какие физические и ментальные черты, — сказал он.

«Если богатые и влиятельные держат технологию искусственного отбора при себе, тогда вы можете получить такой раскол между своего рода верхним классом, доминирующим населением и низшим классом, генетически угнетенное население », — добавил он.

«Но я думаю, что очень вероятно, что новые генетические технологии получат широкое распространение в их использовании просто потому, что это более прибыльно. Так что я думаю, что на самом деле будет эффект выравнивания, когда и бедные, и богатые смогут иметь лучших детей, которых они могут генетически.

«Вероятно, вы увидите рост средней физической привлекательности и здоровья, — добавил он. — Вероятно, вы получите выбор по физическим чертам, которые обычно привлекательны как у мужчин, так и у женщин — например, таких вещей, как рост, мускулистость, уровень энергии.

Но «регулярный» естественный отбор также будет продолжать играть важную роль, считает Миллер.

«Сейчас вы столкнулись с глобальным пулом патогенов, включающим вирусы и бактерии, которые распространяются воздушным путем во все уголки страны. «Мы собираемся получить намного больше эпидемий», — добавил Миллер. «Это повысит важность генетической иммунной системы в выживании человека», — сказал он. Он предположил, что это человеческий вид с более сильной иммунной системой.

ПРОГНОЗ ТРИ
Люди достигнут электронного бессмертия

Философия, известная как трансгуманизм, предполагает, что люди берут на себя ответственность за свою эволюцию и преодолевают свои биологические ограничения с помощью технологий.

По сути, старомодная эволюция Происхождение видов может не иметь значения: будущее может принадлежать неестественному отбору .

Ник Бостром, директор Института будущего человечества при Оксфордском университете, сказал, что дарвиновская эволюция «сейчас происходит в очень медленном масштабе времени по сравнению с другими вещами, которые приводят к изменениям в человеческом состоянии» — клонированием, генетическим улучшением , робототехника, искусственный интеллект и нанотехнологии, для начала.

Трансгуманизм открывает впечатляющее множество возможностей, от суперсолдатов и новых видов спортсменов до бессмертных существ, которые, сканировав свой мозг атом за атомом, переносят свой разум на компьютеры.

Помимо вечной жизни, «загруженные» существа смогут «путешествовать со скоростью света в качестве информационного шаблона», загружать себя в роботов для случайных прогулок по реальному миру, быстрее думать при работе на продвинутых операционных системах. и сократили их бюджет на питание до нуля, — воображает Бостром в своей статье «Трансгуманистические FAQ».«

Если бы это произошло, появился бы новый тип эволюции, — сказал Бостром.

« Эволюционный отбор мог бы происходить в популяции загрузок или искусственного интеллекта так же часто, как и в популяции биологических организмов », — сказал он. сказал National Geographic News. «На самом деле, там он мог бы работать намного быстрее, потому что искусственный интеллект мог бы воспроизводиться намного быстрее».

Принимая во внимание, что текущий цикл человеческих поколений занимает около 20 лет, оцифрованный человек может воспроизводить себя за секунды или минуты, Бостром сказал.

Конечно, копирование самого себя сопряжено с трудностями, признает Бостром.

«Кто из них вы?» он написал. «Кому принадлежит ваша собственность? Кто женат на вашей супруге?»

ПРОГНОЗ ЧЕТЫРЕ
Новая эра эволюции ждет внеземных колоний?

По словам Джона Хокса, антрополога из Университета Висконсин-Мэдисон, для возникновения нового человеческого вида потребуется «какой-то новый важный изолирующий механизм».

Несмотря на 30 000 лет частичной изоляции среди популяций в таких местах, как Австралия и Папуа-Новая Гвинея, человеческое видообразование не произошло, отметил он.

Но если в далеком далеком будущем обитаемые планеты за пределами нашей солнечной системы будут колонизированы мигрантами с Земли, это могло бы обеспечить необходимую изоляцию для эволюции новых человеческих видов.

«Если бы у нас были космические люди, которые отправлялись в односторонние рейсы к далеким звездам, этого могло бы быть достаточно, чтобы вызвать видообразование», — сказал Хоукс.

Но, добавил он, «если задуматься, небольшая группа людей совершила одностороннее путешествие в [Америку] 14 000 лет назад, а затем, когда 500 лет назад появились новые люди [европейцы], они все еще были того же вида.»

Прошлое, настоящее и будущее эволюции человека

Череп возрастом 1,8 миллиона лет, обнаруженный в Дманиси, штат Джорджия, является одним из старейших окаменелостей гомининов, обнаруженных за пределами Африки. Фото: Валери Кайперс / Epa / REX / Shutterstock

Близкие контакты с человечеством: палеоантрополог исследует наши развивающиеся виды Санг-Хи Ли W. W. Norton: 2018.

Многие люди считают, что палеоантропология имеет дело только с прошлым.Считается, что, помимо любопытного, в некотором роде романтического интереса к ранним рассказам наших предков, эта дисциплина мало что может добавить к пониманию современных людей. Южнокорейский палеоантрополог Санг-Хи Ли оспаривает эту точку зрения в книге «Близкие контакты с человечеством ». Она показывает нам самих себя как живой (и, что важно, все еще изменяющийся) результат чудесного взаимодействия между биологией и естественным отбором на протяжении примерно 6 миллионов лет с тех пор, как гоминины отделились от линии шимпанзе.

Избегая обычного повествования, от двуногого обезьяноподобного существа до сложного поведения, Ли предлагает оригинальное путешествие по нашему уникальному эволюционному пути. Когда наши предки потеряли мех? Изменил ли вкус мяса нашу судьбу? Было ли сельское хозяйство благословением или проклятием? Является ли альтруизм уникальным для нас? Лаконично и увлекательно Ли пересматривает эти и другие ключевые вопросы об истории нашего эволюционирующего вида и дает некоторые нетрадиционные ответы.

Примечательно, что она поддерживает мультирегионализм.Это теория, согласно которой современные люди произошли одновременно во многих местах, в отличие от модели «из Африки», которая предполагает единственное происхождение нашего вида. Таким образом, она противостоит иногда жестким интерпретациям летописи окаменелостей, выдвигаемым в литературе, в которой преобладают английский язык и западное научное сообщество. В ее книге Азия возвращается как место рождения современных людей и их предков. Ли напоминает нам, что окаменелости гомининов Дманиси из Республики Грузия имеют такой же возраст, как и самые ранние окаменелости человека , найденные в Африке; и что Homo erectus , возможно, возникли в Азии и мигрировали «обратно в Африку», дав начало более поздним видам Homo .Она также обсуждает денисовцев, загадочных гомининов, которые сосуществовали с современными людьми и оставили после себя обширную ДНК, но мало окаменелостей. Она называет их «азиатскими неандертальцами», чтобы подчеркнуть, что реконструкцию эволюционной истории европейских гомининов нельзя отделять от истории их азиатских кузенов.

Место недалеко от Пекина, где были обнаружены окаменелости «пекинского человека» возрастом 750 000 лет. Homo erectus . Фото: Granger / REX / Shutterstock

Не все в «Близкие контакты с человечеством» — это прошлое.Люди все еще развиваются? Принято считать, что наше взаимодействие с миром через культуру и технологии (например, одежду, инструменты или лекарства) смягчает давление на наши тела, чтобы они биологически адаптировались к окружающей среде. Ли оспаривает эту точку зрения и отслеживает ряд других доказательств продолжающейся эволюции человека. В качестве доказательства она указывает на исследования цвета кожи.

Считается, что темная кожа появилась у первых бесшерстных гомининов в Африке для защиты от ультрафиолетового излучения при интенсивных прямых солнечных лучах.Согласно этой логике рассуждений, гоминины, живущие в более высоких широтах, будут подвергаться меньшему воздействию ультрафиолетового излучения, поэтому им потребуются менее активные меланоциты (клетки, вырабатывающие пигмент меланин). Это может во многом объяснить более светлую кожу населения в регионах, удаленных от экватора. Однако исследования генетика Иэна Мэтисона, ныне работающего в Пенсильванском университете в Филадельфии, и его коллег на большом образце древней ДНК из западноевразийских популяций показали, что светлая кожа европейцев связана с новым вариантом гена, который появился не более чем 4000 лет назад (И.Мэтисон и др. . Природа 528, 499–503; 2015). Они связывают более светлую кожу этих людей с развитием сельского хозяйства и оседлым общинным образом жизни, и Ли поддерживает эту точку зрения.

Как она показывает, переход к сельскому хозяйству привел к диете, основанной на переработанном зерне и крахмале, в которой не хватает многих питательных веществ, включая витамин D. Этот дефицит заставляет организм сам синтезировать витамин — метаболический процесс, требующий усвоения УФ через кожу.Мутация для более бледной кожи европейцев, обнаруженная Мэтисоном, максимизирует поглощение ультрафиолетового излучения в группах населения, сталкивающихся с низким потреблением витамина D. На этом примере Ли подчеркивает, как культура — в данном случае сельское хозяйство и изменение рациона — могли даже ускорить эволюцию.

Сельское хозяйство также привело к демографическому взрыву, несмотря на повышенную уязвимость к инфекционным заболеваниям в населенных пунктах. Наличие злаков позволяло раньше отлучать младенцев от груди, а женщины могли рожать с более короткими интервалами.В результате увеличение популяции принесло большее генетическое разнообразие, «сырье для эволюции». Еще одна демонстрация того, что наша биология все еще подвержена изменениям, — это мутация лактазы, которая позволила некоторым людям за последние 5000 лет переваривать молоко до зрелого возраста. Эта эксцентричность, менее распространенная в Восточной Азии (преимущественно в Китае), стала ключевым преимуществом для скотоводов и может представлять собой дополнительный механизм преодоления нехватки витамина D, поскольку коровье молоко богато питательными веществами.

Более того, жизнь в сообществах играет ключевую роль в успехе нашего вида. Как отмечает Ли, большие группы стали важными для выживания, потому что они предлагают помощь, чтобы компенсировать трудности, связанные с рождением детей с большим мозгом и уходом за ними на протяжении всего младенчества. Современные люди также являются самыми долгоживущими видами приматов: три поколения могут пересекаться во времени. Люди остаются «полезными» после окончания репродуктивного периода, заботясь о потомстве своих детей и даже о неродственных младенцах.Как утверждает Ли, концепция «вымышленных родственников» (тесные связи с людьми, не входящими в семью или брак) уникальна для людей. Она отмечает останки пожилого гоминина в Дманиси, датируемые 1,8 миллиона лет назад, которые, очевидно, выжили какое-то время без зубов, в то время как без сложных инструментов и знаний о том, как управлять огнем. Это могло указывать на то, что группа относилась к гомининам с сочувствием: окаменелость могла быть самым ранним свидетельством альтруистического поведения человека.

Ли свежий стиль.В главе под названием «Кинг-Конг» обсуждается Gigantopithecus , загадочная гигантская обезьяна, найденная в Китае, которая могла сосуществовать с Homo erectus от 1,2 миллиона до 300 000 лет назад. «Breaking Back» рассматривает боль в спине как компромисс двуногости. Эта доступность иногда рискует чрезмерно упростить, а иногда попадает на территорию, где каждая черта, кажется, имеет функцию или эволюционировала для использования.

Тем не менее, в конечном итоге Ли вдохновит даже экспертов своими усилиями по разъяснению области, которая часто считается засушливой и непостижимой. Близкие контакты с человечеством подчеркивает важность прошлого. Наша 6-миллионная история в значительной степени сформировалась благодаря случайности и изменяющимся условиям. Ли показывает, что сейчас, более чем когда-либо, наши решения могут формировать будущее Земли и ее жителей, включая нас самих.

Будущее эволюции человека | Биология

Будут ли люди продолжать развиваться? Если да, то в каком направлении пойдет эволюция и какие силы будут ее контролировать? Естественный отбор всегда был основным фактором формирования человеческой популяции, и анализ последовательности ДНК показал, насколько мощной была эта сила с самого начала цивилизации.За последние 3000 лет развились различные гены, влияющие на метаболические функции, такие как переваривание лактозы и передача сигналов инсулина, а также на физические особенности, такие как цвет глаз. Все это было в основном за счет естественного отбора. Но будет ли естественный отбор еще долго оставаться главной эволюционной силой человечества?

Эволюция и естественный отбор — это не одно и то же. Эволюция — это постепенное генетическое изменение вида с течением времени из-за неравномерного воспроизводства между его членами.Естественный отбор — это явление, при котором одни выгодные качества вознаграждаются, а другие наказываются путем лучшего или худшего выживания или воспроизводства (рис. 1). Таким образом, естественный отбор — одна из нескольких движущих сил эволюции.

Рисунок 1 : Представление того, как происходит естественный отбор, от появления мутации до изменения популяции.image © Elembis

Медицинская наука и меры общественного здравоохранения позволили развитому миру избежать наиболее естественного отбора, по большей части, конечно, в течение последних нескольких десятилетий. Большинство человеческих младенцев сейчас доживают до взрослого возраста в развитых странах. Выживание постоянно улучшается, и это сильно отличается от того, что было на протяжении всей истории жизни на Земле. Во времена Дарвина, например, только около 50 процентов британских детей доживали до 21 года, поэтому в те дни естественный отбор определенно действовал на людей.

Из-за маргинализации естественного отбора футуристы часто предсказывают, что люди больше не будут развиваться каким-либо серьезным образом. К ним относятся видные деятели науки, такие как сэр Дэвид Аттенборо, и даже некоторые биологи, такие как профессор Стив Джонс из Университетского колледжа Лондона, которые заявили, что для людей «эволюция окончена», по крайней мере, на развитом Западе. Другой исследователь, Питер Уорд, палеонтолог из Вашингтонского университета, написал: «Я не думаю, что мы увидим какие-либо изменения — кроме тех, которые мы сознательно представляем, когда начинаем заниматься биоинженерией, вводя гены. в их тела, поэтому они живут дольше или становятся сильнее и здоровее.»

Эта идея, безусловно, была бы верной, если бы естественный отбор вставил вместо evolution . Естественный отбор не предоставит нам большего мозга, перепончатых рук или ног или улучшений зрения или слуха. Это потому, что люди, которые исключительно умны, имеют небольшие перепонки в руках или обладают впечатляющими слуховыми или зрительными способностями, и в конечном итоге имеют такие же шансы иметь детей, как и все остальные. Почти все доживают до репродуктивного возраста, и решение иметь детей или нет в значительной степени не зависит от физического здоровье или доблесть, и именно поэтому силы естественного отбора больше не действуют на большую часть человеческого населения.

Но предсказание будущих событий влечет за собой большую неопределенность. Хотя и не в результате естественного отбора, люди вполне могут резко эволюционировать, и именно здесь в игру вступают другие эволюционные силы. Некоторые возможности нашей будущей эволюции могут быть исследованы путем тщательного и творческого составления проверяемых вопросов, относящихся к предсказаниям. Например, воображаемая функциональная адаптация частей тела человека может иметь следствия в других частях животного царства, которые ученые, возможно, уже изучали.Данные о текущих тенденциях в человеческой популяции могут иметь отношение к будущим разработкам. Мы рассмотрим несколько направлений, по которым может развиваться человеческая эволюция.

Естественный отбор отодвинут на второй план медицинской наукой?

Эта первая возможность предполагает, что неспособность человека достичь репродуктивного возраста, а затем фактически произвести потомство, является главной эволюционной силой.В природе естественный отбор — самая мощная эволюционная сила, но в некотором смысле могут преобладать другие факторы, когда технология дает второй шанс тем, кто умер бы в дикой природе. Следовательно, даже полное отсутствие естественного отбора не означает, что люди не будут развиваться.

В своей новаторской книге О происхождении видов Чарльз Дарвин предложил естественный отбор как механизм, с помощью которого действует эволюция.Естественный отбор часто объясняют как «выживание наиболее приспособленных». Те люди, которые рождаются с чертами, которые лучше всего увеличивают выживаемость до зрелости, с большей вероятностью вырастут и будут воспроизводиться по сравнению с людьми, лишенными таких черт. (См. Наш модуль Чарльз Дарвин II: Естественный отбор для получения дополнительной информации.) Другой способ сказать это: более подготовленные люди превосходят тех, кто менее приспособлен к выживанию в конкретной среде. Когда особь оставляет потомство, его черты передаются в генах новому поколению.

Дарвин ничего не знал о генах, но тщательные и подробные наблюдения во время его знаменитого путешествия на «Бигле » привели его к наблюдениям за явлениями, которые согласовывались с идеей о том, что черты каким-то образом передаются из поколения в поколение. Одно наблюдение, сделанное Дарвином, заключалось в том, что в каждом поколении рождается больше потомков, чем могло бы выжить. В природе многие, рожденные от родителей, просто не доживают до зрелости, но это также было реальностью для человечества до недавнего времени.Рассмотрим семьи, живущие прямо здесь, в Северной Америке на рубеже 20-го века. Особенно в городских районах, таких как Нью-Йорк, куда иммигранты прибывали толпами. Супруги намеренно рожали много детей, ожидая, что некоторые из них умрут от дифтерии, кори, полиомиелита — одного из множества инфекционных заболеваний. Это был типичный способ, которым люди умирали, но заставила ли их смерть выживших развить некоторую устойчивость к этим болезням посредством естественного отбора? Трудно сказать, потому что в течение одного-двух поколений были вакцины от всех этих болезней, поэтому население иммунизировали искусственно.

Аналогичное явление возникает, если мы рассмотрим очистку водопроводной воды и антибиотики, лекарства, убивающие бактерии. Большинство заболеваний, которые убивали большое количество младенцев, детей, подростков и молодых людей еще столетие назад, сегодня либо предотвращены, либо излечены. Более того, дети, рожденные с серьезными нарушениями, такими как отсутствие конечностей, сегодня могут вырасти до зрелого возраста и размножаться в мире, где технологии протезирования конечностей быстро развиваются.

Можно ли измерить отсутствие эволюции? Это трудно сделать на протяжении нескольких поколений, в течение которых работала современная наука, но, возможно, в будущем это станет возможным. Одна из стратегий может заключаться в мониторинге изменений в последовательностях человеческих генов, жизненно важных для иммунитета и болезней, интеллекта, спортивной подготовки и других характеристик, а затем сравнения скорости изменений с аналогичными генами у видов, обитающих в дикой природе.

В следующих разделах мы рассмотрим явления помимо естественного отбора, которые могут способствовать дальнейшей эволюции человека.Но сначала важно отметить, что даже естественный отбор может не закончиться для человека. Причина связана с болезнью — избирательной силой, которая явно определяла эволюцию человека в последние столетия и, возможно, действует до сих пор. Двумя яркими примерами являются вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) и малярийный паразит.

Эпидемия ВИЧ / СПИДа во всем мире разразилась в начале 1980-х годов. Это было смертельно опасно, но с начала 2000-х годов выживаемость в развитых странах резко возросла (рис. 2).Благодаря комбинированной терапии, состоящей из нескольких разных препаратов, каждый из которых атакует вирус по-разному, ВИЧ-положительный человек может жить десятилетиями. Однако лечение чрезвычайно дорогое, и для миллионов людей, инфицированных в некоторых частях Африки и Азии, прогноз мало изменился с 1980-х годов. Они быстро умирают и будут продолжать это делать в предсказуемом будущем.

Рисунок 2

Но не у всех, кто инфицирован ВИЧ, развивается СПИД.Часть людей оказывается резистентной, и поэтому эволюция Дарвина предсказывает, что генетические последовательности, лежащие в основе устойчивости к ВИЧ, должны увеличивать их частоту. Фактически, исследования показывают, что это происходит. Частота различных генетических факторов, связанных с сокращением времени между заражением и развитием заболевания, снижается. Ученые называют эти факторы аллелями слабости — это варианты генов, которые делают человека слабым по отношению к ВИЧ. Это означает, что вирус относительно быстро распространяется через их систему, и поэтому их иммунитет быстро ухудшается по сравнению с другими, что приводит к быстрой смерти.

Что касается малярии, то исследования человеческих останков из захоронений эпохи неолита (новый каменный век) на Ближнем Востоке выявили молекулярные доказательства, подтверждающие идею о том, что малярия впервые проникла в человеческое население всего около 8000 лет назад. Есть люди, гетерозиготные по определенным генетическим заболеваниям гемоглобина, соединения, переносящего кислород в кровь, что означает, что у них есть как нормальные, так и аномальные гены. Эти люди способны противостоять малярии.Первым подобным примером, который был обнаружен, был ген серповидных клеток, который вызывает серьезное заболевание у людей с двумя копиями, но сохраняется, поскольку защищает гетерозигот от малярии. Но археологические исследования показывают, что ген серповидных клеток был только частью ответа на малярию, поскольку малярия также способствовала различным диетическим и культурным изменениям, которые помогли снизить риск малярии.

Сегодня ученые пытаются разработать вакцины как от ВИЧ, так и от малярии.Есть некоторый прогресс, особенно в отношении вакцины против малярии. Но даже если вакцина будет готова завтра, история вакцинации показывает, что на ее ликвидацию может уйти более века. На сегодняшний день оспа — единственное заболевание, которое удалось искоренить. Это произошло в конце 20 века, но вакцинация против оспы была изобретена почти на 200 лет раньше. Точно так же первая вакцина против полиомиелита была разработана в середине 20-го века, но искоренение на горизонте только сейчас.

Медицинские технологии будут продолжать развиваться, и люди победят ВИЧ, малярию и множество других инфекционных заболеваний.Как только это произойдет, естественный отбор, связанный с этими инфекциями, может прекратиться, но появятся и другие болезни. Может быть всемирный супервирус, или медицинские исследования могут начать проигрывать в продолжающейся битве за разработку новых антибиотиков, чтобы опередить устойчивые к антибиотикам бактерии. Это может привести к возрождению естественного отбора как эволюционной силы.

Однако, оптимистично оценивая развитие медицины, давайте представим себе будущее, в котором люди смогут избежать эпидемий и продолжать увеличивать продолжительность жизни.В таком случае мы действительно говорим только о других эволюционных силах. Мы рассмотрим их в контексте других возможных сценариев эволюции человека, но сначала давайте рассмотрим еще один феномен, связанный с естественным отбором: отбор партнера.

Когда дело доходит до выбора партнера (а не просто жить достаточно долго, чтобы вступить в брак), следствием является не жизнь или смерть, но отбор все еще действует. Классическим примером в царстве животных является самец павлина, птица, которая привлекает помощника красивым красочным пером (рис. 3).Менее приспособленные — самцы, у которых отсутствует красочное перо — могут не передать свои гены, поэтому естественный отбор широко применяется, даже если павлин без спаривания доживает до глубокой старости.

Рисунок 3 : Павлин-самец пытается привлечь партнера, показывая свое красочное перо. image © Дик Дэниелс

Имеют ли такие факторы, как прически, макияж, одежда и развитие привлекательного телосложения с помощью упражнений, аналогичный эффект у людей? Эволюционный психолог из Университета Нью-Мексико Джеффри Миллер считает, что половой отбор в настоящее время может быть основным фактором эволюции человека.Освоение растущих технологий требует увеличения интеллекта, поэтому интеллект ведет как к экономическому, так и к социальному успеху, включая совокупление. Безусловно, выбор партнера для таких отношений, как брак, не означает воспроизводство, поскольку люди могут воспроизводить потомство с партнерами, которых они выбирают по прихоти для короткой встречи. Однако применительно к популяции статистически факторы, которые рассмотрел Миллер, могут оказать заметное влияние на генофонд. Если эффект действительно произойдет, то это будет пример естественного отбора, формирующего генофонд человека

.

Контрольная точка понимания

Какой лучший пример естественного отбора в действии?

Искусственный отбор

Термин «искусственный отбор» подразумевает процесс, влияющий на эволюцию так же, как и естественный отбор, но обусловленный деятельностью человека, а не естественными процессами.Пример — эволюция собак от волков; это происходило на протяжении многих тысячелетий, начиная с каменного века. Люди терпели бы волка-компаньона, который оказался неопасным, но не агрессивным. Таким образом, дружелюбие к людям стало преимуществом для выживания, поэтому собаки постепенно отделились от волков. Люди каменного века не создавали собак сознательно, по крайней мере, сначала, но когда у них появилась популяция послушных волков, их ценность как наблюдателей, охотников на паразитов и пастухов стала использоваться, и популяция продолжила формироваться.В последние столетия люди намеренно разводили собак множества разновидностей для определенной работы или просто для личного удовольствия. Люди таким же образом приручили многих других животных, включая лошадей, коров, коз, овец, лам и так далее. Это, наряду со многими видами растений, ознаменовало изобретение сельского хозяйства и привело человечество в современную эпоху. Модификация организмов в пищу продолжается и по сей день.

Попытка использовать искусственный отбор для передачи черт человеческим и внешним признакам называется «евгеникой» и представляет собой один из величайших позоров науки.Это была популярная цель на рубеже 20-го века, когда евгеники предложили устранить «нежелательные» гены путем выборочной стерилизации тех, что они считали «низшими» этническими и экономическими группами. Принятие евгеники как законного научного начинания было широко распространено на Западе до конца Второй мировой войны, когда естественное продолжение евгеники — нацистский холокост — было полностью открыто миру на Нюрнбергском процессе. Сегодня человеческую евгенику повсеместно осуждают как аморальную, но как насчет искусственного отбора, происходящего как непреднамеренного следствия чего-то еще?

Исследования показывают, что такой искусственный отбор происходит, по крайней мере, в контексте двух общих процедур в акушерстве и гинекологии: кесарева сечения и аборта.

Кесарево сечение, или хирургические роды, — это когда плод рождается через хирургические разрезы, сделанные через брюшную стенку и матку. Это контрастирует с вагинальными родами, которые развивались в природе, когда ребенок выходит через родовые пути. С того времени, как человеческий мозг начал резко увеличиваться в размерах у ранних гоминидов и до начала 20 века (рис.4), ограничения, связанные с вагинальными родами, накладывали ограничения на то, насколько большой может вырасти голова плода и насколько узким может быть женский таз.Слишком большая голова плода или слишком узкий таз матери означают, что один или оба человека умрут, а гены, ответственные за эти черты, умрут вместе с ними.

Рисунок 4 : График среднего размера мозга гоминида с течением времени. изображение © 2014 Bolhuis et. al. doi: 10.1371 / journal.pbio.1001934

Цефалопельвиальная диспропорция (ЦФД) — это то, что врачи называют состоянием, когда голова плода слишком велика по сравнению с размером таза матери.Шансы на развитие CPD во многом зависят от генетической склонности матери к развитию узкого таза. 200 лет назад, если бы беременность находилась в состоянии CPD, женщина и плод умерли бы, так как голова не могла пройти через родовые пути. Помня, что все организмы подвержены случайным мутациям и спонтанному разнообразию по всем признакам, иногда будет развиваться генетическая тенденция к CPD. К сожалению, эти случайные мутации не сохранятся, потому что в конечном итоге они смертельны для матери или ее потенциального потомства.

Однако примерно в 1900 году хирурги совершенствовали свою способность обходить родовые пути в целом. Это включало доступ к матке через брюшную полость, рождение ребенка и заживление ран, при этом мать не истекала кровью. В результате условие CPD не должно быть фатальным. В развитых странах число хирургических родов резко возросло с 1960-х годов. Сегодня в некоторых странах частота кесарева сечения достигает 40 процентов.В некотором смысле изобретение хирургических родов устранило интенсивное давление отбора, ограничивающее размер как черепа плода, так и таза женщины. Вполне вероятно, что, поскольку люди являются машинами, генерирующими разнообразие, которыми мы являемся, более крупные головки плода и меньшие женские тазовые органы могли возникнуть в результате спонтанных мутаций.

Но действительно ли снятие избирательного давления в родовых путях позволило изменить размер черепа и бедер? В течение последних нескольких десятилетий врачи наблюдали за окружностью головы от рождения до раннего детства, потому что она очень сильно связана с проблемами развития.И микроцефалия (небольшая окружность головы), и макроцефалия (очень большая окружность головы) связаны с множеством физических и психических отклонений. Основываясь на этих наблюдениях, нет никаких доказательств увеличения размера головы или мозга у нормальных с медицинской точки зрения людей в эпоху хирургических родов. С другой стороны, рост хирургических родов с 1960-х годов коррелировал с увеличением узких бедер у женщин, поэтому в ближайшие десятилетия мы можем ожидать больше женщин с узкими бедрами.Это действительно означает увеличение генетической предрасположенности к узким бедрам в генофонде человека.

Обратной стороной кесарева сечения является плановый аборт. В сочетании с генетическим консультированием намеренное прерывание беременности, по-видимому, приводит к заметному снижению числа детей, рожденных в странах Ближнего Востока с генетическим заболеванием крови, называемым талассемией. Скрининг и консультирование предназначены для предотвращения браков между носителями талассемии — людьми с генетическим строением, которое частично является нормальным, а частично — талассемией.У этих людей могут быть легкие симптомы болезни, а могут и не быть. На практике, однако, очень немногие браки не поощряются; вместо этого родители, как правило, делают выбор в пользу аборта, когда пренатальный скрининг показывает, что плод будет страдать от тяжелой талассемии или, во многих случаях, талассемии средней степени тяжести. В результате частота генов талассемии снижается в некоторых странах Ближнего Востока. Это происходит несмотря на то, что носители талассемии противостоят малярии, как и носители гена серповидных клеток.Это означает, что генетическое консультирование и аборты влияют на гены талассемии больше, чем малярия влияет на эти гены. Скорее всего, это связано с тем, что за последние несколько десятилетий в некоторых странах Ближнего Востока, например, в Турции, малярия пошла на убыль.

Контрольная точка понимания

Рост числа хирургических родов связан с увеличением _____.

Эволюция будущего и освоение космоса

Наряду с естественным отбором и мутациями генетический дрейф также может влиять на эволюцию и может быть вызван эффектами основателя или узкими местами.Эффект основателя (рис. 5) возникает, когда небольшая группа людей отделяется от большей популяции, чтобы переехать (как основатели колонии). Узкое место (рис. 6) — это когда большая часть большой популяции уничтожается, оставляя гораздо меньшую группу для повторного заселения вида (аналогично тому, как горлышко бутылки позволяет выйти только небольшой пробе содержимого). Оба они являются событиями эволюции, поскольку перемещающиеся или выжившие особи несут только часть исходного генофонда (совокупность генов в популяции), а частота вариантов генов или аллелей отличается от таковой в большей популяции, из которой меньший отломился (дополнительную информацию см. в нашем модуле Population Genetics: An Introduction).Генетический дрейф — это изменение частот генов и аллелей с течением времени из-за ошибки случайной выборки. Это происходит в значительной степени в небольших популяциях, поэтому особенно вероятно, что это происходит после узкого места или события основателя.

Рис. 5 : Когда часть популяции отделяется, например, когда поселенцы уезжают в новое место, возникает тип генетического дрейфа, называемый эффектом основателя.Генетический состав разделенной популяции начинает меняться и со временем становится совпадать с генетическим составом мужчин и женщин-основателей. image © Tsaneda

Народ маори Новой Зеландии был изолирован от остальной части современного человечества примерно на 50 000 лет. Однако, когда голландские и британские исследователи достигли Австралии в 17 веке, туземцы, которых они обнаружили, были представителями того же вида, что и все другие современные люди, Homo sapiens . Это означает, что, хотя австралийские аборигены обладали отличительными физическими чертами, они могли спариваться с другими людьми и производить плодовитое потомство.Это были разные популяции, а не разные виды.

Сегодня люди с разных континентов женятся и рожают детей, число которых постоянно растет. На Земле нет места, где люди могли бы быть так изолированы, как аборигены Австралии и Новой Зеландии до прихода европейцев. Но как насчет внеземной колонии? Существует серьезная дискуссия о создании человеческого поселения на Марсе, которому, возможно, предшествует поселение на Луне.Даже если эти аванпосты превратятся в полностью независимые колонии со своими правительствами и ресурсами, такие общества не будут генетически изолированными. Новые колонисты будут прибывать с Земли на протяжении веков, чтобы воспользоваться возможностями и расширить колониальное население, плюс колонисты также будут возвращаться на Землю. То же самое могло бы произойти с человеческими поселениями в атмосфере Венеры, на спутниках внешних планет, таких как Сатурн, или в колониях «свободного космоса», поселениях, летающих самостоятельно вокруг Солнца или любой планеты.С генетической точки зрения, поток генов будет большим в обоих направлениях, сохраняя единство колониальной группы с родительской популяцией.

Рисунок 6 : Когда катастрофическое событие убивает большую часть популяции, а небольшая группа выживших остается для повторного заселения, это тип генетического дрейфа, известный как эффект узкого места. Это приводит к меньшему генофонду и другому сочетанию частот аллелей.image © OpenStax, Университет Райса

Колонии на большом расстоянии — это совсем другая история. Когда-нибудь люди смогут садиться на космические корабли на рейсах, охватывающих несколько поколений, или мы можем отправить замороженных людей на огромные расстояния между звездами. В зависимости от времени путешествия и технологических ограничений вполне вероятно, что межзвездная колонизация будет означать, что человеческие колонии будут физически изолированы не на сотни лет, а на тысячи или даже сотни тысяч лет.В таких случаях даже небольшой вклад естественного отбора в изолированную популяцию может иметь заметный эффект с течением времени, потому что не будет потока генов, чтобы поддерживать связь колонии с одним и тем же более крупным генофондом.

Это, вместе с эффектами основателя, генетическим дрейфом и мутацией, могло настолько изменить изолированный генофонд, что спустя очень долгое время потомки межзвездной колонии не смогли успешно спариваться со своими дальними родственниками, оставшимися в земной солнечной системе (или с людьми, живущими в других межзвездных поселениях).Эта репродуктивная изоляция может принимать несколько различных форм. С одной стороны, люди в далеких колониях после долгой изоляции могут появиться и действовать так иначе, что их не будут привлекать земляне или наоборот, и они не станут спариваться. Это называется поведенческой репродуктивной изоляцией, и этого недостаточно для того, чтобы две группы полностью разделились между видами, а скорее разными подвидами.

Если потомки человеческих межзвездных колонистов и оставшиеся на Земле станут полностью репродуктивно изолированными, произойдет видообразование (рис. 7).Это займет многие тысячелетия разделения, позволяя природе идти своим чередом, но это может произойти и быстрее, если люди в этих новых мирах сделают это намеренно. Они могут сделать это, чтобы приспособиться к окружающей среде своих новых миров. С другой стороны, люди могут захотеть манипулировать эволюцией, даже если они останутся здесь, на Земле.

Рис. 7 : На этой диаграмме небольшая популяция (синий цвет) становится изолированной на периферии центральной популяции (зеленый цвет), превращаясь в отдельный вид.изображение © Эндрю З. Колвин

Контрольная точка понимания

«Зорсы» и «зонки» бесплодны, потому что _____.

Трансгуманизм: формирование нашей эволюции с помощью технологий

Трансгуманизм — это идея о том, что люди могут развивать новые физические и умственные способности, особенно с помощью науки и техники. В буквальном смысле все мы уже трансгуманы, потому что мы расширили свои природные способности с помощью технологий.Это началось с простых изобретений, таких как одежда во времена каменного века, но вы можете распространить это на людей сегодня, которые ходят с искусственными клапанами и кардиостимуляторами в сердцах и имплантированными насосами, которые наполняют их лекарствами, такими как инсулин. Эту концепцию можно расширить, включив в нее коммуникационное оборудование, которое мы носим, ​​например смартфоны, или транспортные средства, в которые мы въезжаем, например автомобили и самолеты. Биотехнология развивается все более быстрыми темпами. Испытываются бионические конечности, руки и ноги, которыми владелец может управлять мыслями из своего мозга.Биомедицинские устройства становятся все более зависимыми от вычислительных возможностей, совершенствование которых происходит в соответствии с так называемым законом Мура, предложенным основателем корпорации Intel, который предположил, что вычислительная мощность удваивается примерно каждые 18-24 месяца.

Теоретически у вычислительной мощности может быть предел, но мы его достигнем, по крайней мере, через несколько десятилетий. Наряду с чистой вычислительной мощностью такие разработки, как нанотехнологии, новые методы генной инженерии и интеграция биологических и электронных технологий, сделают то, что возможно.Таким образом, в какой-то момент в ближайшие десятилетия мы можем ожидать появления различных технологий, которые сегодня кажутся научной фантастикой, таких как бионическое искусственное сердце, которое может заменить больное сердце и работать бесконечно. Или, может быть, мы разовьем способность выращивать генетически подобранное человеческое сердце у животного-хозяина, такого как свинья или овца.

Даже если бионические части и оцифровка человеческого разума однажды превратят людей в киборгов, это все равно не будет отражать биологическую эволюцию в строгом смысле слова, поскольку это относится только к генетическим изменениям.Даже генная терапия, при которой больные клетки в организме пациента могут получать новые генетические инструкции, происходит без изменения наследственного генома внутри гамет (сперматозоидов и яйцеклеток).

Однажды геном человека можно будет изменить наследуемым образом с помощью системы редактирования ДНК под названием CRISPR. Ученые уже редактируют геномы других организмов с помощью технологии CRISPR. Исследователи из США и Великобритании создали экспериментальных самцов комаров вида, являющегося переносчиком малярийного паразита.Сконструированный геном этих комаров способен обеспечивать так называемый генный драйв (рис. 8), который может распространять черту на других комаров того же вида, например способность вырабатывать антитела против малярийного паразита. Кодирование CRISPR копирует ген антималярии с одной хромосомы на другую подходящую хромосому. В результате почти 100 процентов потомства искусственно созданного комара будут иметь противомалярийный ген, а не 50 процентов, которые мы ожидали бы с помощью менделевской генетики.Таким образом, в течение одного сезона почти вся популяция вида в регионе, например, в тропических лесах Бразилии, может быть изменена, чтобы нести новый ген. Если мы сможем сделать то же самое с насекомыми, то же самое можно будет сделать и с людьми, и в этом случае мы говорим о генетических изменениях, передаваемых через гаметы новым поколениям, и, таким образом, об истинной биологической эволюции. Почему мы можем пойти по такому пути?

Рис. 8 : Иллюстрация генного драйва, когда признак передается другим представителям того же вида.image © Mariuswalter

Одной из причин может быть адаптация к окружающей среде другой планеты, такой как Марс или Венера, но люди наверняка захотят изменить себя и на Земле. Людям может потребоваться более сильная иммунная система, более сильные мышцы, лучшее зрение и слух, лучший мозг или даже тела, которые стареют медленнее.

Любой из этих технологических достижений или все они могут заменить естественный отбор как главную силу в эволюции человека.Поэтому утверждение о том, что «эволюция окончена» для человечества, кажется очень маловероятным. В конце концов, единственная константа во Вселенной — это изменение.

Сводка

Некоторые известные современные ученые заявили, что эволюция человека окончена. С развитием медицины и общественного здравоохранения естественный отбор больше не является определяющей силой для человека. Даже в этом случае это не означает, что люди не будут развиваться. В этом модуле исследуются различные направления эволюции человека.Различные влияния на эволюцию человека обсуждаются на конкретных примерах, включая искусственный отбор посредством хирургических достижений и то, как «узкие места» могут повлиять на генофонд человека, если в будущем образуются далекие космические колонии.

Ключевые понятия

  • Люди продолжают развиваться благодаря множеству эволюционных сил: естественному отбору, искусственному отбору, генетическому дрейфу и благодаря трансчеловеческим открытиям.
  • Эволюция — это постепенное генетическое изменение вида с течением времени из-за неравномерного воспроизводства между членами.
  • Естественный отбор — это явление, при котором одни выгодные качества вознаграждаются, а другие наказываются за счет лучшего или худшего выживания или воспроизводства. Естественный отбор — одна из движущих сил эволюции.
  • Искусственный отбор — это селективное разведение животных или растений людьми с целью модификации организма.
  • Генетический дрейф — это изменение частоты генов и аллелей популяции с течением времени, часто из-за эффектов основателя (когда небольшая группа людей перемещается) или узких мест (когда большая популяция уничтожается, оставляя меньшую группу для повторного заселения).
  • Трансгуманизм — это идея, что люди могут развивать новые физические и умственные способности, в частности, с помощью науки и техники.

Дэвид Вармфлэш, доктор медицины, Натан Х. Ленц, доктор философии Visionlearning Vol. БИО-5 (4), 2017.

Это не очевидно, но люди все еще развиваются. Так что же нас ждет в будущем?

Прекратили ли современные люди развиваться?

Популярное понятие восходит к 2013 году, когда телеведущий и натуралист Дэвид Аттенборо предположил, что естественный отбор остановлен.

Как гласит аргумент, изобретательность медицины теперь сохраняет жизнь многим людям, которые в противном случае умерли бы от болезней или генетических аномалий, тем самым позволяя передавать их гены будущим поколениям и препятствуя естественному отбору.

Итак, не ожидайте, что у вашего потомства будут глаза на затылке или дополнительная рука, так как оба эти свойства будут полезны для ссор с маленькими детьми или принесения стирки.

Люди будущего будут выглядеть и функционировать во многом так же, как сегодня.

Но не заблуждайтесь, говорят эволюционные генетики, Homo sapiens все еще эволюционирует.

То же самое и с другими животными и растениями.

Мнения по поводу того, что это может означать для нашей способности реагировать на стрессы и экстремальные явления будущего изменения климата, разделились.

Доказательства продолжающейся эволюции человека

Ученый Мичио Каку должен различать разные формы продолжающейся адаптации.

Мичио Каку говорит, что эволюция все еще происходит, даже если мы не можем сразу ее увидеть. (

Getty: Dimitrios Kambouris

)

«Эволюция все еще происходит. Это происходит каждый раз, когда два человека спариваются, это происходит внутри наших тел, в нашей иммунной системе, в химии нашего тела», — сказал он RN Future Tense. .

«Но грубая эволюция в значительной степени ушла».

Другими словами, то, что это не очевидно, не означает, что этого не происходит.

Лоуренс Херст, директор Центра эволюции Милнера при Университете Бата, говорит, что в последнее время имеется множество примеров эволюционных изменений человека, часто связанных с региональной изоляцией и географической изменчивостью.

Он отмечает, что ДНК человека демонстрирует адаптацию к жизни в условиях с низким содержанием кислорода, таких как Тибетское плато, Южноамериканские Анды и Эфиопское высокогорное плато, — хотя недавние исследования показали, что, по крайней мере, в случае тибетцев, эта адаптация могла быть десятки тысяч лет.

«А в Африке к югу от Сахары у нас есть совсем недавние доказательства резистентности к таким вещам, как малярия, а также постоянная устойчивость к малярии», — говорит он.

Сообщество человеческих «каланов»

Для эволюционного геномика Мелиссы Илардо представление о том, что эволюционный процесс остановлен, является перспективой «первого мира».

Ее недавнее исследование для Калифорнийского университета в Беркли было сосредоточено на индонезийском народе баджау.

Баджау живут в основном в море. (

Flickr: johnjodeery

)

Баджау живут в небольшом прибрежном поселке и практикуют традиционный образ жизни морских охотников-собирателей, живя в плавучих домах и проводя большую часть времени в океане.

Тысячелетний опыт дал бахау исключительные навыки дайвинга, но они также обладают уникальной способностью задерживать дыхание на длительные периоды времени.

Исследование их физиологии, говорит доктор Илардо, показывает, что у членов сообщества необычно большие селезенки.

«Селезенка — странный орган, — говорит она.

У людей баджау более крупная селезенка, которая помогает им переносить кислород при нырянии. (

Getty: Timothy Allen

)

«Когда вы ныряете, когда вы задерживаете дыхание, одна из вещей, которые происходят как часть того, что называется рефлексом погружения млекопитающих, — это сокращение вашей селезенки. Это важно, потому что ваша селезенка содержит красные кровяные тельца, переносящие кислород.

«Когда он сокращается, он выталкивает эти красные кровяные тельца в вашу систему и дает вам кислородный импульс.

» Итак, благодаря естественному отбору на протяжении тысяч лет происходит то, что люди с более крупной селезенкой либо менее вероятны. умереть во время погружений, потому что ныряние с задержкой дыхания может быть довольно опасным ».

Напротив, по ее словам, анализ людей в соседних общинах с давними традициями земледелия, а не ныряния, не обнаружил свидетельств увеличения селезенки.

И учитывая, что Bajau не демонстрирует никаких признаков того, что в ближайшее время откажется от плавания, нет никаких оснований предполагать, что дальнейшая адаптация не будет продолжаться, говорит доктор Илардо.

Насколько быстро, если говорить об эволюции?

С биологической точки зрения скорость эволюции определяется темпами смены поколений.

Эволюционная адаптация, например, у бактерий происходит с большой скоростью, потому что продолжительность жизни бактериальных организмов сравнительно коротка.

Но как быстро может произойти генетическая адаптация у человека?

Послушайте серию

Прогресс в области технологий и медицины за последние десятилетия был настолько велик, что некоторые ученые теперь считают, что мы изменили природу эволюции растений и животных.

Подробнее

Изменения ДНК, очевидные в Бахау, произошли в течение сотен, если не тысяч лет, но профессор Херст говорит, что данные свидетельствуют о том, что они могут происходить в гораздо более короткие сроки.

Он указывает на важное долгосрочное исследование сердца, которое началось в США в конце 1940-х годов.

«Фрамингемское исследование пришло к выводу, что есть генетические эволюционные изменения в отношении уровня холестерина и артериального давления», — говорит он.

«Это две вещи, на которые сильно повлияла современная западная диета с очень высоким содержанием соли, которая повышает кровяное давление.

« Итак, мы наблюдаем отбор против высокого кровяного давления и отбор против уровень холестерина, как если бы мы приспосабливались к диете.»

И эта адаптация, если она верна, произошла в течение всего трех поколений.

Может ли эволюция идти в ногу с изменением климата?

У некоторых растений и рыб также была зафиксирована быстрая эволюция.

Исследователи из Университета из Нового Южного Уэльса документально зафиксировали значительные морфологические изменения в ДНК южноафриканских пляжных маргариток, завезенных в Австралию в 1930-е годы.

Маргаритки были завезены на австралийские пляжи в 1930-е годы. (

Предоставлено: Клэр Бранденбургер

)

Австралийские ученые, изучающие морские виды как в антарктических водах Южного океана, так и в гораздо более теплой прибрежной среде у Южной Африки, обнаружили, что усиление видообразования — дивергенция отдельных видов — вызвало изолирующие эффекты. вариантов температуры воды.

Исследователь Клэр Бранденбургер говорит, что такие открытия помогают нам лучше понять эволюционный процесс.

«Мы узнаем, что такая быстрая эволюция встречается гораздо чаще, чем мы думали ранее», — говорит она.

«Все больше и больше свидетельств показывают, что быстрая эволюция может произойти всего за 10–100 лет.

« Надеюсь, это лучик надежды для растений перед лицом изменения климата.

«Что касается видов растений, которые не двигаются или рассеяны только своими семенами, люди обеспокоены тем, что изменение климата действительно сильно ударит по растениям. И это исследование дает нам надежду, что, возможно, есть некоторые растения, которые могут адаптироваться очень быстро ».

Клэр Бранденбургер ухаживает за маргаритками на пляже в теплице UNSW. (

Предоставлено: UNSW

)

Лучано Бехерегарай, профессор генетики биоразнообразия в Университете Флиндерса, настроен менее оптимистично.

«Изменение климата в Мировом океане происходит очень быстро, — говорит он.

«Фактически, прибрежные морские виды меняют свое распространение, потому что во многих регионах температура воды повышается намного быстрее, чем средняя температура на суше.

« Некоторые виды могут [адаптироваться], но есть доказательства Этот момент говорит о том, что изменение температуры, вызванное влиянием человека, происходит слишком быстро.«

Его озабоченность разделяет Тим ​​О’Хара, старший куратор морских беспозвоночных в Museums Victoria.

« Изменение климата не уничтожит жизнь, в любом случае найдутся вещи, которые можно приспособить », — говорит он.

«Но для восстановления того огромного биоразнообразия, которое существует сейчас на планете, потребуются десятки миллионов лет.

«Антарктида все еще реагирует на вымирание, произошедшее десятки миллионов лет спустя. Так что в этом действительно есть серьезное сообщение о сохранении.»

Установка часов на потенциальную генетическую бомбу замедленного действия

И есть особые опасения по поводу того, как люди будут жить в будущем.

Слушайте подкаст

Future Tense исследует новые идеи и новые технологии.

Подробнее

Профессор Херст опасается, что наш ум в разработке медицинских технологий мог непреднамеренно создать эволюционную бомбу замедленного действия.

«Мы сохраняем жизнь людям, это очень, очень хорошо. Но наоборот, мы сохраняем в популяции мутации, которые в противном случае исчезли бы », — говорит он.

«При этом, пока у нас есть здравоохранение, это не проблема.

» Это проблема только в том случае, если ситуация в будущем внезапно станет тяжелой, и если вы отвлечете современное западное население от современного здравоохранения.

«А так в принципе да, накапливаем проблемы на будущее».

RN в вашем почтовом ящике

Получайте больше историй, выходящих за рамки новостного цикла, с нашим еженедельным информационным бюллетенем.

Будущее эволюции человека

Будущее эволюции человека

Ник Бостром

Институт будущего человечества

Факультет философии и Оксфордская школа Мартина

Оксфордский университет

www.nickbostrom.com

[Первый версия: 2004. Опубликовано в Смерть и анти-смерть: двести лет После Канта, через пятьдесят лет после Тьюринга , изд. Чарльз Тэнди (Университет Риа Нажмите: Пало-Альто , Калифорния , 2004): стр. 339-371. Переиздано в Bedeutung (2009): готовится к печати] [pdf]

Аннотация

Эволюционное развитие иногда считается демонстрирующим неумолимую тенденцию к более высокому, более сложному и нормативно значимые формы жизни.Этот в статье исследуются некоторые антиутопические сценарии, в которых вольный эволюционный разработки, продолжая производить сложные и интеллектуальные формы организации, ведут к постепенному устранению всех форм существования, которые мы заботимся. Затем мы рассмотрим, как такие катастрофических результатов можно было бы избежать и утверждать, что при определенных условиях единственное возможное средство — это глобально скоординированная политика контроля эволюция человека путем изменения функции приспособленности будущей разумной жизни формы.

1. Панглосский Посмотреть

Можем ли мы доверить эволюционное развитие вести наш вид в желаемых направлениях? Начиная с примитивной бессознательной жизни, биологическая эволюция привела к развитию все более совершенных организмы, в том числе существа, у которых есть разум, сознание, язык и причина. В последнее время культурные и технологические разработки, которые имеют некоторые параллели с биологическими эволюция, позволили нашему виду развиваться значительно ускоренными темпами.За последние несколько сотен лет произошли огромные улучшение продолжительности жизни человека, производительности труда, научных знаний и общественная и политическая организация, которая позволила миллиардам людей наслаждайтесь беспрецедентными возможностями для удовольствия и личного развития. Как по исторической, так и по геологической По шкале времени, общая картина показывает общую тенденцию к увеличению уровней сложности, знания, осознанности и скоординированной целенаправленности организация, тенденция, которую, чтобы не придавать ей особого значения, мы можем обозначить «прогресс».[1]

Что мы назовем точку зрения Панглосса. утверждает, что эта предыдущая запись успех дает нам веские основания думать, что эволюция (будь то биологическая, меметический, или технологический) будет продолжать вести в желаемом направлении. Однако этот панглоссовский взгляд может быть подвергается критике как минимум по двум причинам. Первый, потому что у нас нет причин думать, что весь прошлый прогресс был в каком-то смысле неизбежно — насколько мы знаем, это могло произойти благодаря удаче.Во-вторых, потому что даже если прошлый прогресс были до некоторой степени неизбежны, нет гарантии, что мелиористический тенденция сохранится в неопределенном будущем.

Первое возражение получает некоторую поддержку из соображения, что Эффект выбора наблюдения действует, чтобы отфильтровать доказательства, которые мы можем иметь об успехах собственного эволюционного развития. [2] Предположим, что на 99,9% всех планет, на которых зародилась жизнь, вымерли до того, как образовались. точка, где разумные наблюдатели могли начать размышлять об их происхождении.Если бы это было так, чего нам ожидать? наблюдать? Ответ: что-то похожее на то, что мы действительно наблюдаем. Ясно, что гипотеза о том, что вероятность развития разумной жизни на данной планете низкий не предсказывает, что мы должны оказаться на планете, где прошла жизнь вымерли на ранней стадии. Вместо этого предсказывает, что мы должны оказаться на планете, где разумная жизнь эволюционировали, даже если такие планеты составляют очень небольшую часть всех планет где зародилась первобытная жизнь.Долго послужной список жизненных успехов в нашем эволюционном прошлом, что можно наивно принять, чтобы поддержать гипотезу о том, что перспективы жизни в целом хорошие и что есть что-то близкое к неизбежности в подъеме высших организмов из простых репликаторов, оказывается, поразмыслив над подавляющий эффект выбора наблюдения, фильтрующий возможные свидетельства, которые мы мог бы вообще не предлагать такой поддержки, потому что это то же самое доказательства, которых мы должны были бы ожидать, если бы оптимистическая гипотеза была ложный.Гораздо более тщательное обследование деталей нашей эволюционной истории потребуются, чтобы обойти это эффект выбора. Такое обследование выходит за рамки данной статьи. [3]

Это вместо этого статья будет сосредоточена на втором возражении против точки зрения Панглосса. Даже если рост разумной жизни от простые репликаторы были надежным и почти неизбежным процессом, это не дают нам веские основания полагать, что хорошая тенденция сохранится.Одна из возможностей, конечно, заключается в том, что катастрофическое событие может вызвать внезапное исчезновение человеческого вида. Некоторые экзистенциальные риски возникают из-за природы, например опасности столкновения (метеоры и астероиды), пандемии, астрофизические катастрофы и извержения супервулкана. Но самый большой экзистенциальные риски являются антропогенными и возникают, в частности, из настоящего или ожидаемые будущие технологические разработки. Разрушительное использование передовых молекулярных нанотехнологии, дизайнерские патогены, будущая гонка ядерных вооружений, физика высоких энергий эксперименты и самосовершенствующийся ИИ с непродуманной системой целей входят в число тревожные перспективы, которые могут привести к взрыву человеческого мира.Однако здесь мы рассмотрим другой набор экзистенциальных рисков, в которых мир закончился бы более постепенно, а не с взрыв, но хныканье. [4] Поэтому предположим что никакой внезапный катаклизм не положит конец жизни. Также оставим в стороне сценарии, в которых эволюция приводит к эрозии сложности. Мы рассмотрим, как даже если эволюционное развитие не ослабевает в направлении большего сложности, тем не менее, все может пойти не так, что приведет к исчезновение всего, что мы ценим.

Это бумага не будет утверждать, что это то, что произойдет. Скорее цель состоит в том, чтобы подорвать наши уверенность в точке зрения Панглосса и предположить, что более агностическая позиция лучше отражает имеющиеся доказательства. я рассмотрим пару сценариев, в которых свободная эволюционная развитие ведет нас в нежелательном направлении, и я буду утверждать, что , если , будущий ландшафт эволюционной приспособленности таков, чтобы сделать эти эволюционные курсирует по умолчанию (и у нас нет веских причин ни за, ни против этого предположение), , затем — единственный способ избежать долгосрочного экзистенциального катастрофа заключается в том, чтобы взять под контроль нашу собственную эволюцию.Поступая так, я буду утверждать далее, требуют развития «синглтона», мирового порядка, в котором на высшем уровне уровень организации есть только одна независимая власть принятия решений (которое может быть, но не обязательно, мировым правительством). [5]

2. Две антиутопии «Восходящие» эволюционные сценарии

В этом В разделе мы рассмотрим два сценария, в которых эволюция человека, усиленная передовые технологии, ведут в направлениях, которые мы должны рассматривать как высоко нежелательно.

Сценарий I: Бездумные аутсорсеры

Технологический прогресс продолжает ускоряться, и в какой-то момент технология «загрузки разума» становится возможным. [6] Некоторые люди загрузить и сделать множество своих копий. Между тем, в нейробиологии и искусственных науках наблюдается постепенный прогресс. интеллекта, и в конечном итоге становится возможным изолировать отдельные когнитивные модули и соедините их с модулями из других загруженных умов.Возможно, потребуется обучение модулей прежде чем они смогут эффективно общаться друг с другом. Модули, соответствующие общему стандарту могли бы лучше общаться и сотрудничать с другими модулями и следовательно, быть экономически более продуктивным, создавая давление на стандартизация. Может быть несколько стандарты; некоторые модули могут специализироваться на переводе между несовместимыми стандарты. Начало конкурсных загрузок аутсорсинг увеличения части их функциональности: «Зачем мне нужно знать арифметика, когда я могу выиграть время на Arithmetic-Modules Inc.когда мне нужно сделать мои счета? Почему мне нужно быть хорошим с языком, когда я могу нанять профессиональный языковой модуль, чтобы сформулировать мои мысли? Зачем мне возиться с принятие решений о моей личной жизни, когда есть сертифицированные исполнительные модули, которые могут сканировать мою структуру целей и управлять моими активами, чтобы лучше всего для достижения моих целей? » Некоторые загрузки могут предпочесть сохранить большую часть своей функциональности и самостоятельно решать задачи это могли бы сделать более эффективно другие.Они походили бы на любителей, которым нравится выращивать собственные овощи или вязание кардиганов своими руками; но они были бы менее эффективны, чем другие загрузок, и, следовательно, со временем они проиграют.

Это возможно, что оптимальная эффективность будет достигнута за счет группировки способностей в агрегаты, которые примерно эквивалентны человеку. Например, может случиться так, что математический модуль должен быть адаптирован чтобы соответствовать языковому модулю, и что оба должны быть адаптированы к исполнительному модулю, чтобы все трое могли эффективно работать вместе.Стандартизация может быть почти полностью неработоспособный. Но трудно увидеть веская причина быть уверенным в этом. Насколько нам известно, умы человеческого типа могут быть оптимально только с учетом ограничений человеческой неврологии. Когда появится возможность копировать модули на будет, чтобы посылать сигналы с высокой пропускной способностью между частями разных мозгов, и создавать архитектуры, которые не могут быть легко реализованы на биологических нейронных сетей, может оказаться, что оптимумы относительно этого нового ландшафт ограничений переместился из области человеческого разума.Может не быть ниши для умственного архитектуры человеческого рода. [7]

Там могут быть экологическими нишами для менее сложных комплексов (например, отдельные модули), более сложные (например, огромные колонии модулей) или такая же сложность, как человеческий разум, но с радикально другой архитектурой. Стоят ли эти комплексы из наших текущая точка зрения? Мы, на отражения, действительно благоприятствуют миру, в котором такие инопланетные типы комплексов имеют заменили комплексы человеческого типа?

ответ может зависеть от точной природы этих инопланетных комплексов.В современном мире много уровней организация. Некоторые очень сложные такие организации, как транснациональные корпорации и национальные государства, содержат людей существа как составные части. Но мы обычно присвоить этим комплексам высокого уровня только инструментальную ценность. Корпораций и государств нет (это обычно предполагается) сами обладают сознанием, помимо сознание людей, которые их составляют; они не могут чувствовать себя феноменально боль или удовольствие. Мы думаем, что они из ценят только в той мере, в какой они служат человеческим потребностям.В случаях, когда они не способствуют благополучия любого разумного существа, мы «убиваем» их без сожаления. [8] Есть еще более низкие уровни организации в современном мире, и сущности, населяющие эти уровни, являются не придавал особой моральной ценности. Мы не считаем неправильным стирать фрагмент компьютерного кода. Мы также не думаем, что нейрохирург вредит кто угодно, когда она удаляет модуль (возможно, содержащий эпилептический центр) из человеческий мозг, если операция помогает остальным частям мозга работать лучше.Что касается инопланетных форм комплексы той же сложности, что и человеческий мозг, большинство из нас назвали бы их ценность только в том случае, если мы думали, что они обладают способностью к сознательному опыту.

ср таким образом, можно представить себе технологически развитое общество, содержащее множество виды сложных структур, некоторые из которых намного умнее и сложнее чем все, что существует сегодня, в котором, тем не менее, было бы полное отсутствие любого типа существ, благосостояние которых имеет моральное значение.В каком-то смысле это был бы необитаемый общество. Все виды бытия, которые мы забота даже отдаленно о нем исчезла бы.

Что сделали бы такой мир бесполезным — не факт, что машины имели бы заменил биологических людей. Будь разум реализуется на биологических нейронах или на кремниевых процессорах, кажется, нет принципиальной моральной разницы. Скорее, катастрофа будет в том, что такой мир не будет содержать даже правильных вид машин, т.е. сознательные и чье благополучие имеет значение. Может быть изобилие экономического богатства и технологические возможности в таком мире, но это было бы бесполезно потому что там не было бы никому, кому это было бы выгодно.

Сценарий II: все работает и не развлекается

Даже если мы это сделаем не предполагайте, что загрузка и аутсорсинг приведут к массовой потере сознания, мы все еще можем допускать возможность того, что внутренне ценные занятия и состояния сознания становятся реже или исчезают все вместе.Большая часть смысла человеческой жизни возможно, зависит от удовольствия ради юмора, любви, игры, искусство, секс, танцы, социальная беседа, философия, литература, научные открытия, еда и напитки, дружба, воспитание детей и спорт. У нас есть предпочтения и возможности, которые заставляют нас заниматься такой деятельностью, и эти предрасположенности были адаптивными в эволюционное прошлое нашего вида; но какие у нас основания для уверенности что эти или подобные виды деятельности будут и далее адаптивными? Возможно, что поможет улучшить физическую форму в будущее будет ничем иным, как непрерывной тяжелой работой, однообразной и однообразной. повторяющийся характер, направленный на улучшение восьмого десятичного знака некоторых экономических выходная мера.Даже если рабочие выбранные в этом сценарии были сознательными, в результате мир все равно быть радикально обедненным в плане качеств, придающих ценность жизни.

Кому понять, почему эти эволюционные сценарии не так невероятны, как могли бы Похоже, мы кратко рассмотрим, как мы попали туда, где находимся сегодня, и были ли факторы, которые привели к развитию как сознания, так и интересных деятельность обязательно будет продолжать продвигать эти ценные явления, или могут ли они вместо этого отражать переходную фазу в истории разумная жизнь.

3. Наша эволюционное неравновесие

Если вы хотите максимизировать количество вашего потомства, вашей лучшей стратегией, вероятно, было бы пожертвовать как можно больше спермы банки спермы, как вы можете, если вы мужчина, или чтобы стать донором яйцеклеток, если вы женщина. Большинство из нас этого не делают, потому что большинство из нас не иметь абстрактного большого стремления к репродуктивному успеху задумано. Особенно в развитых страны, пары часто предпочитают иметь гораздо меньше детей, чем максимальное они могли поддержать, а программы социального обеспечения обеспечили бы выживание любого количество детей, которых пара не могла содержать.Человеческая природа находится в эволюционном неравновесии; наши развитые предрасположенности не адаптированы к современному фитнес-ландшафту и не максимизируют инклюзивную приспособленность нынешних людей. [9]

Если технологии и социальная организация волшебным образом застыли в своем настоящем государство, человеческий вид, вероятно, будет развивать предпочтения, которые более полно отражает современную фитнес-функцию. Этот может произойти из-за нашего прямого предпочтения репродуктивному успеху (как в отличие от предпочтений в отношении пола, воспитания детей и т. д.). В качестве альтернативы мы могли бы разработать сильную инстинктивное неприятие противозачаточных средств. Также возможно, что культурная эволюция будет действовать быстрее, чем биологическая эволюция, создавая доминирующий набор мемов выступая за обильное потомство и выступая против всех форм контроля над рождаемостью. [10]

Население рост ограничен не только нашим относительным отсутствием интереса к рождению детей но также биологией воспроизводства и созревания человека.Пары могут производить только одного ребенка на год, а новорожденному требуется около полутора десятилетий, чтобы достичь половой зрелости. Даже эти физиологические ингибиторы прирост населения может снизиться. Пока биологическая эволюция, вероятно, могла бы сократить продолжительность беременности человека и время до полового созревания в некоторой степени, гораздо более радикальные эффекты могут возникнуть в результате технологические разработки. Загрузки (и искусственный интеллект) могли воспроизводиться практически мгновенно. Причем, поскольку их «детище» (копии) был бы идентичен оригиналу, не было бы задержки созревания.Рост населения в загружаемом населении может быть быстро экспоненциальным, с потенциальным временем удвоения дней или меньше.

Текущий беспрецедентный уровень среднего мирового дохода является результатом того, что что долгое время мировая экономика росла быстрее, чем мировая численность населения. Средний доход может только расти если экономический рост превышает рост населения. Если и когда возникнут мотивационные и физиологические препятствия для населения темпы роста уменьшатся, темпы роста населения начнут ускоряться, возможно достижение «почти бесконечности» при загрузке.Экономический рост не сможет угнаться при росте населения в популяции свободно воспроизводящих закачек. Если программа социального обеспечения стремилась гарантировать минимальный доход для загрузки при разрешении неограниченного воспроизведения, это будет очень быстро разорятся даже при звездных темпах экономического роста. [11] Если бы социальные ограничения были не наложенные на воспроизводство, ограничения ресурсов сработают и подтолкнут средний доход снизился до уровня, делавшего невозможным частое воспроизводство.[12]

Эти размышления предостерегают нас от наивного импортирования интуиции о текущем положение дел в наших размышлениях о будущем. Мальтузианский пессимизм может показаться были опровергнуты историей последних двухсот лет. [13] Условия проживания были улучшается даже при отсутствии контроля над численностью населения, вопреки утверждениям Мальтуса. пресловутый прогноз. Эта аномалия, однако это объясняется факторами, упомянутыми выше: наши предпочтения не в эволюционном равновесии и медленности человеческого воспроизводства.Если в дальнейшем эволюционный или технологический развития были направлены на устранение этих тормозящих факторов, темпы роста населения может легко превзойти экономический рост, открыв мальтузианскую эру, когда средний доход приближается к прожиточному минимуму. При неограниченном воспроизведении при загрузке это переход мог произойти практически мгновенно.

4. Дорогостоящая сигнализация и яркий дисплей?

Мы делаем много вещей, которые не являются узкими инструментально полезен: мы танцуем, шутим, пишем стихи, устраиваем вечеринки, идем дальше отпуск, наряжайтесь в дорогую модную одежду, смотрите и участвуйте в спорт и так далее.Что мы в настоящее время эволюционного неравновесия этого не объясняет: даже наша Предки эпохи плейстоцена демонстрировали многие из этих «бесполезных» форм поведения. Более того, такое поведение не ограничивается люди:

[Яркий дисплеи] появляются в самых разных контекстах, начиная от полового отбора конкурсы в животном мире, престижные конкурсы среди членов современные национальные государства, которые охватывают континенты огромными дорожными системами, и даже высадить людей на Луну.[14]

An эволюционное объяснение существования такого поведения состоит в том, что они действуют как трудно поддельные сигналы важных качеств, которые трудно подделать. непосредственно наблюдать, например, физическую или умственную пригодность, социальный статус, качество союзники, способность и готовность побеждать в битве или владение Ресурсы. Не только поведение, но морфология тоже может служить сигналом ‒ — хвост павлина является пример парадигмы.Экстравагантный хвост — это инвалидность, которую могут себе позволить только подходящие павлины, а павлины превратились в сексуально привлекают такие хвосты, потому что они являются индикаторами генетического фитнес. [15]

Дано это яркое изображение настолько распространено как среди людей, так и среди других видов, что одно мог бы подумать, не будет ли это также частью репертуара технологически более зрелые формы жизни. Мы можно было бы надеяться, что даже если бы не было чисто инструментального использования для игры или даже для сознательных умов в будущей экологии разумной жизни эти особенности могут, тем не менее, дать эволюционные преимущества их обладателям в силу того, что они являются надежными сигналами других адаптивных качеств.Тем не менее, хотя эту возможность трудно исключить есть несколько причин для скептицизма, которые подрывают доверие предписано панглоссовской точкой зрения.

Первый, многие из ярких проявлений, которые мы находим в природе, связаны с сексуальным выбор. [16] Но размножение среди технологически зрелые формы жизни вполне могут быть бесполыми. В частности, это так при загрузке сценарий, описанный выше.

Второй, новые методы надежной передачи информации о себе могут быть доступны для технологически зрелых существ, методы, которые не полагаются на яркий дисплей.Даже сегодня, профессиональные кредиторы склонны больше полагаться на свидетельства о праве собственности, банковские заявления и тому подобное, чем на дорогостоящих дисплеях, таких как дизайнерские костюмы и Часы Rolex. В будущем это может можно будет нанять аудиторские фирмы, которые могут проверить через прямую инспекцию что клиент обладает заявленным атрибутом. Сигнализация своих качеств с помощью такого одитинга может быть гораздо более эффективным. чем сигнализация с помощью яркого дисплея. Такой профессионально опосредованный сигнал все равно будет дорого подделать (это из конечно существенная особенность, которая делает сигнал надежным), но сигнал может быть намного дешевле передать, чем ярко выраженный, когда он правдиво .

Третий, не все возможные дорогостоящие или «яркие» дисплеи — это те, которые мы должны считать внутренне ценными:

[Дорогой] сигнализация не только принимает форму предоставления общественных благ, улучшающих групповые льготы. Многие дорогостоящие сигналы требуют форма «расточительства», когда расходы не приносят никакой групповой выгоды… На северо-западе Америки квакиутль церемонии потлача включали публичное уничтожение огромного количества накопленное богатство в контексте главным образом конкуренции.[17]

В то время как юмор, музыка и поэзия могут правдоподобно можно сказать, что улучшает внутреннее качество человеческой жизни — в сторону от каких-либо социальных пособий — более сомнительно, что такое же требование может быть поддерживаются в отношении дорогостоящего следования модным тенденциям или в отношении позерство мачо, ведущее к бандитскому насилию или военной браваде. Даже если будущие разумные формы жизни будут использовать дорогостоящую сигнализацию, поэтому остается открытым вопрос, будет ли сигнал внутренне ценное: будет ли это похоже на восторженный соловей песня или больше похожа на односложное кваканье жабы.

5. Два чувства

превзошли

Мы должны различать два разных смысла в которой вид может уступить место другим формам жизни. В сценариях, представленных в разделе 2, аутсорсинговые загрузки и агенты, не работающие без игр, были постулированы для побеждать агентов, сохранивших сознание и интересы любителей (мы называет последних эвдемоническими агентами ). Это может означать только одно: первое типы агентов постепенно получают ресурсы, изначально принадлежавшие эвдемоническим агентов, так что последние в конечном итоге исчерпают ресурсы и вымрут.Это типичный эволюционный результат, когда один тип организмов превосходит другой.

Но мы могли бы также представить себе случай, когда эвдемонические агенты продолжают существуют бесконечно, возможно, в неуменьшенном количестве, и уступают только в том смысле, что включает в себя постоянно сокращающуюся долю от общего популяции агентов и контроля над постоянно уменьшающейся долей общее богатство мира. Это сомнительно могут ли эвдемонические агенты в конечном итоге предотвратить их конкуренты, стремящиеся к фитнесу, от поглощения их и экспроприации их свойство.Но даже если эвдемонический агентов могут сделать это и избежать вымирания, результат все равно будет катастрофа, потому что это повлечет за собой огромную потерю возможностей. Как опустошающий огонь, фитнес-максимизаторы поглотит ресурсы (пространство, солнечный свет, материю и т. д.), которые в противном случае были использованы агентами эвдемонии для более значимых целей. [18]

6. Можем ли мы контролировать наша собственная эволюция?

Предположим, мы могли бы предвидеть, что одна из антиутопий описанные выше эволюционные сценарии представляют собой курс по умолчанию развитие нашего вида.Что бы тогда будут наши варианты?

Один ответом будет сидеть сложа руки и позволить вещам скользить. Мы могли бы подкрепить нашу пассивность размышляя о большей эволюционной пригодности неэвдемонических агентов: будучи более подготовленными, разве они не более достойные обладатели мировых ресурсов? Хотя мало кто поддержит этот аргумент в его в явной форме, вполне возможно, что некоторые связанные мысли ‒- возможно уважение к «естественному порядку» или принятие идеи, которая может сделать право ‒- возможно, нашла укрытие в темных уголках некоторых умов.Мы можем исключить такие представления, напомнив мы сами, что, если возникнет чума Судного дня и убьет всех млекопитающих, это приведет к не означает, что «победа» патогенов была хорошей вещью, даже если она означают, что чума оказалась более сильной.

Другой ответом было бы оплакивать антиутопический исход, но сделать вывод, что ничего можно сделать, чтобы предотвратить это. Если аутсорсинг или постоянный труд имеют более высокую ценность для здоровья, чем эвдемоническая жизнь, Разве теория эволюции не влечет за собой исчезновение эвдемонических агентов? Однако, как мы увидим, будущее не обязательно безнадежно, даже если стандартный ход эволюции антиутопичен.Эволюция сделала нас такими, какие мы есть, но нет фундаментальный принцип стоит на пути развития нашей способности вмешиваться в стандартный ход событий, чтобы управлять будущей эволюцией к судьбе, более близкой человеческим ценностям.

Режиссура однако наша собственная эволюция требует координации. Если эволюционный курс по умолчанию антиутопия, потребуется скоординированная гребля, чтобы превратить корабль человечества в более выгодное направление.Если бы только некоторые люди выбрали эвдемоническую альтернативу, в то время как другие следовали фитнес-максимизация, то, по предположению, именно последняя преобладают. Варианты повышения фитнеса, даже если бы они начинали как меньшинство, были бы предпочтительно выбраны для за счет агентов эвдемонии, и будет запущен процесс, который неизбежно приведет к минимизации или исчезновению эвдемонических качества, а неэвдемонические агенты останутся править шоу.

Кому У этой проблемы есть только два возможных решения: предотвращение неэвдемонических варианты, возникающие в первую очередь, или изменение функции приспособленности, чтобы что эвдемонические черты улучшают физическую форму. Давайте рассмотрим эти два варианта по очереди.

7. Предотвращение неэвдемонические агенты от возникновения

Вполне правдоподобно предположить, что технологически продвинутые формы жизни смогут предотвратить нежелательные мутации от возникновения, по крайней мере, если мы понимаем «мутацию» в узком смысле.Криптографические методы и исправление ошибок коды могут уменьшить количество ошибок передачи и ошибок копирования до незначительного уровня. Системы управления нанотехнологическими репликаторы могут быть зашифрованы таким образом, чтобы сделать их устойчивыми к эволюции. (любое случайное изменение практически наверняка полностью уничтожит репликатор). [19] Для загрузки, избегая репродуктивная мутация может быть просто результатом выполнения нескольких проверки идентичности копии оригиналу перед запуском.Даже для биологических существ без помощи нанотехнологии, достаточно продвинутые генные технологии должны сделать возможным сканировать все эмбрионы на предмет нежелательных мутаций и обычную генетическую рекомбинацию можно избежать с помощью репродуктивного клонирования.

Источник мутации кода и генетическая рекомбинация, однако, не единственные способы какие новые варианты с неожиданными свойствами могут возникнуть. Снова рассмотрим сценарий загрузки, в котором Загрузки передают на аутсорсинг большую часть своих функций и разделяют ментальные модули.Перекомбинирование разных модулей может привести к неожиданные возникающие явления. Так же, улучшение различных когнитивных или эмоциональных способностей, или установка совершенно новых мощностей может дать комбинаторные эффекты это не может быть полностью предсказуемо. Обычный рост и созревание человека может привести к развитию неэвдемонический характер, повышающий физическую форму, даже если он не проявляется в зачатие. Новые меметические влияния может также вызвать неэвдемонические тенденции.Таким образом, хотя и вполне вероятно, что развитая форма жизни могла избежать случайного мутации в исходном коде, более сомнительно, что он сможет прогнозировать и избегать возникающих эффектов роста, улучшения и обучения в индивидуумов или во взаимодействующих сообществах развивающихся агентов. Предотвращение неэвдемонических улучшений физической формы варианты, возникающие изредка, могут быть невозможны или могут потребовать создания полностью статичное общество, где индивидуальные эксперименты и улучшения запрещены и не допускаются никакая социальная реорганизация.Такой окаменелый мир кажется по сути своей нежелательно. [20]

Даже если эвдемонические агенты могут предотвратить возникновение опасных мутантов, их усилия были бы бесполезны, если бы исходная популяция уже содержала некоторые люди с неэвдемоническими предпочтениями по увеличению физической формы, потому что эти затем будет распространяться и в конечном итоге доминировать. И мы с уверенностью можем предположить, что по крайней мере некоторые нынешние люди загрузили бы, если бы могли, сделали бы много копий самих себя, если бы загружает и с радостью отдаст предпочтение аутсорсингу или откажется от досуга, если бы тем самым повышают свою физическую форму.Эти особи как-то должны исчезнуть из популяции, а это трудно увидеть любые практические и этические способы, которыми это могло произойти.

Предустановка антиутопические эволюционные сценарии, предотвращающие неэвдемонические агенты возникновение поэтому не является стартером. В в большинстве случаев эта мера могла бы выполнять вспомогательную роль. В определенных случаях это может иметь смысл чтобы попытаться снизить частоту появления опасных мутантов ‒- в случаях, когда это можно сделать относительно недорого, с этической точки зрения приемлемым способом, и где можно предвидеть явный и конкретный вред.Например, в будущем мы можем принять законы против создания мощного искусственного интеллекта с целевыми системами, которые враждебно человеческим ценностям. Но мы не можем полагаться только на эту стратегию, чтобы предотвратить антиутопический эволюционный сценарий, если такой сценарий должен быть по умолчанию.

8. Изменение фитнес-функция

Второй вариант — изменить фитнес. функционируют так, чтобы эвдемонические агенты продолжали занимать хотя бы некоторую нишу в которые они увеличивают физическую форму.

определяется дифференциальный репродуктивный успех генотипов или мемов человека не только естественной средой обитания, в которой они живут, но и их социальным среда. Социальные институты, законы, и отношение других людей определяет выбор, открытый нам как личностям и определить влияние этого выбора на нашу инклюзивную приспособленность. Социальные структуры могут быть организованы в способ, который снижает приспособленность неевдемонических типов и усиливает приспособленность эвдемонических типов.Эти структуры, если они достаточно стабильны, могут ограничить эволюционное развитие набором траекторий, на которых процветает эвдемонический тип.

Это было бы ошибкой характеризовать такое вмешательство как «помощь слабым и непригодный ». Как устроено общество частично определяет, какие типы подходят и «сильны» (в смысле способности использовать доступные средства для распространения). Если мы хотим избежать эволюционных траекторий, ведущих к области пространства состояний где качества, которые мы ценим, исчезли или маргинализированы, тогда социальная скульптура условий для репродуктивного успеха может быть нашим единственным выходом.Термин «репродуктивный успех» здесь охватывает не только биологическое половое размножение, но и дублирование загрузки и в общее распространение форм организаций. Социальное формирование условий для репродуктивного успеха, конечно же, факт жизни каждого организма, живущего в обществах; но предложение вот что может оказаться необходимым намеренно изменить эти условия так что они предпочитают эвдемонические типы.

ср явно не нужно переделывать все ниши, чтобы они отдавали предпочтение эвдемоническим агенты.Это было бы равносильно работать над устранением всех неэвдемонических агентов. Но многие неэвдемонические агенты безвредны; многие действительно очень полезны для агентов эвдемонии. Так же, как нынешние люди получают выгоду от другие виды, которые не представляют серьезной угрозы для человека, также могут технологически более продвинутые агенты выигрывают от существования экологии неэвдемонических агентов. Такой неэвдемонические агенты могут выполнять экономически полезные функции.Только те неэвдемонические агенты, которые угроза вторжения в нишу, занятую эвдемоническими агентами, представляет собой эволюционная опасность; или, точнее, (поскольку эвдемонические агенты могли потенциально перемещаться из одной ниши в другую), беспокойство относится к таким неэвдемонические агенты, поскольку они уменьшили бы общий размер ниш, доступных для эвдемонические типы. Цель состоит в том, чтобы максимизировать общее количество ресурсов, которыми обладают эвдемонические агенты, или любой скорости, чтобы это количество не упало до нуля.Неэвдемонические агенты, даже если они уменьшают фракция ресурсов, которыми обладают эвдемонические агенты, могла баланс будет выгоден, если они также увеличили общее количество ресурсов имеется в наличии. Неразумное владение собственностью роботы, например, теоретически могут иметь такой эффект.

9. Правила для эволюционное управление

Какого рода вмешательство потребуется формировать социальные условия так, чтобы они отдавали предпочтение эвдемоническим типам? Один простой, но грубый метод — запретить аутсорсинг (и другие виды неэвдемонических фенотипов).Однако такой запрет будет дорогостоящим, поскольку мы предполагают, что многие продуктивные задачи решаются наиболее эффективно через аутсорсинг. Более эффективный подход будет заключаться в налоговом аутсорсинге и субсидировании эвдемонических когнитивных архитектуры. Таким образом, аутсорсинг будет использоваться для задач, где он приносит наибольшую отдачу и уровень налогообложения можно было бы установить на уровне, гарантирующем, что эвдемонический тип продолжает процветать.

Один может подумать, что для субсидирования эвдемонический тип, потому что в той мере, в какой мы ценим этот тип, мы были бы готовы потратить свои деньги на обеспечение его существования, возможно, посвятив себя к эвдемонической деятельности.Мы в современном мире не видят особой необходимости поощрять нынешнее потребление налогообложением инвестиций. Может не люди, действующие на свободном рынке, оптимально распределяют свои ресурсы между эвдемоническое «потребление» и неэвдемоническое «инвестирование» (в предприятиях, которые может производить ресурсы, которые впоследствии могли быть потреблены эвдемонически)? Есть как минимум три возможных причины за то, что сомневается в том, что невидимая рука сама по себе работоспособное, не говоря уже об оптимальном, решение проблемы, неевдемоническое конкуренция.

Во-первых, недвижимость права не всегда могут быть соблюдены безупречно. Если неэвдемонические типы появятся и станут чрезвычайно могущественными, они могут ограбить агентов эвдемонии. Такое ограбление может быть вопиющим, как в случае крупного переворота или серии мелких нападений со стороны неевдемонические группы или отдельные лица; или это могло бы принять более тонкую форму, как в оказании влияния на правительства с целью принятия законодательства, несправедливо благоприятствующего неевдемонические интересы. Эвдемонический агенты также могли грабить неэвдемонических агентов, но поскольку они были бы менее продуктивно можно было бы ожидать чистый поток ресурсов неэвдемоническим агентам.Даже если существующие права собственности были принудительного исполнения, останутся огромные альтернативные издержки наличия неэвдемонические агенты, колонизирующие космическое достояние, права собственности на которые еще не назначены. [21]

Во-вторых, ценности первоначального эвдемонического населения не могут быть сохранены навсегда. Такое сохранение потребует либо того, чтобы первоначальные агенты эвдемонии не умирают, и что их эвдемонические предпочтения не изменяются в течение эонов, иначе они предпочитают воспроизводить почти исключительно способами, которые передают свои эвдемонические предпочтения своим потомкам в неразбавленная форма.Если бы были случайные переходы, в которых эвдемонические агенты развивают неэвдемонические предпочтения или имеют потомство с такими предпочтениями, то это должно быть уравновешено по крайней мере такой же большой поток в противоположном направлении. Мы уже обсуждали проблему предотвращение возникновения таких кроссоверов. [22]

В-третьих, если существование процветающей популяции любителей является общественным благом (т. е. неконкурентоспособным и неисключаемые), рынок будет недоставать его.Ты, я и миллион других людей могли бы все желают, чтобы через долгое время в мире были агенты эвдемонии. Каждый из нас понимает, что наша личность действия окажут незначительное влияние на результат. Поэтому каждый из нас тратит свои ресурсы на другие цели, и в результате исчезает эвдемонический тип. Это совместимо с нашим соглашением о том, что наши интересов было бы лучше, если бы некоторая часть наших ресурсов была был выделен в фонд сохранения эвдемоники.Обеспечение глобального общественного блага ‒- в в этом случае продолжение существования эвдемонических типов в неопределенное future ‒- помешала проблема безбилетника.

Для этих троих причин, есть основания сомневаться в том, что подход невмешательства адекватная защита эвдемонического типа. Но прежде чем мы продолжим, давайте еще раз рассмотрим первый из них. возражения против подхода laissez-faire более подробно.

10.Объезд

Обеспокоенность заключалась в том, что это может быть невыполнимо. чтобы гарантировать полное соблюдение прав собственности. Агенты могут иногда красть друг друга Ресурсы; или, в более крайнем случае, может начаться всеобщая война за Ресурсы. Однако, похоже, нет причина думать, что такая вражда будет чисто биполярным соперничеством между две великие коалиции, евдемонические и неевдемонические агенты, сражающиеся на противоположные стороны. Вместо этого может быть различные и изменчивые союзы между отдельными эвдемоническими и неевдемоническими агенты.В таком конфликте быть чистым социальным убытком с точки зрения затрат на защиту и безопасность услуги, вооружения, а также, вероятно, с точки зрения потерь и обеспечения повреждать. Почти наверняка будет дополнительные альтернативные издержки в виде упущенных возможностей для сотрудничество. Но при условии отсутствия оружия судного дня развертывается, что приводит к исчезновению всего населения разумных формы жизни (что не безобидное предположение), мы все еще можем задаться вопросом, такой конфликт обязательно приведет к окончательному исчезновению эвдемонический тип.

С здесь мы имеем дело с двумя видами организмов — один вид более эффективен чем другой — вовлеченный в борьбу за ту же ресурсную нишу, один мог бы ожидать, по экологическим причинам, что менее эффективный вид в конечном итоге умрет из. (Некоторые из эвдемонических агентов могут выжить, но ценой потери своих эвдемонических наклонностей или принуждения, чтобы оставаться конкурентоспособными, постоянно подавлять эти наклонности.) Но на самом деле совсем не ясно, что именно так и произойдет. Ситуация отличается от случая конкуренция между более примитивными формами жизни, такими как растения и животные. Агенты, участвующие в этой борьбе, могут формировать Стратегические альянсы. Более того, в отличие от к нынешнему политическому соревнованию людей, в котором союзы меняются со временем, это может быть возможно для более продвинутых форм жизни поддающейся проверке приверженности навсегда определенному альянсу (возможно, используя методы и технологии сканирования разума). для управления мотивацией).Если такие возможны постоянные обязательства, а затем, когда разразится война, появятся различные многообещающие коалиции могут торговаться за лояльность неаффилированных лиц. На этом этапе некоторые эвдемонические агенты могут заключать выгодные сделки с коалицией-победителем. После победы эвдемонические агенты в По предположению победившая коалиция не могла изменить их пристрастие, поэтому выжившие агенты эвдемонии могут получить гарантию безопасности в perpetuo .

11. Только синглтон может управлять эволюцией

Даже если выжившие в таком состязании в конце концов получили бы вечный мир, они бы достигли этого дорогостоящий и рискованный объезд. Мы могли достичь к тому же месту назначения более прямо, избегая потерь и истирания, а некоторые риска конфликта, создавая синглтон. Стабильный альянс, о котором мы думали, может форма в конце конфликта будет фактически глобальным режимом, который может обеспечивать соблюдение основных законов для своих членов; другими словами, это было бы своего рода синглтон.Чтобы быть уверенным в стабильность, не только отсутствие внешних конкурентов; его внутренний дела также должны быть урегулированы таким образом, чтобы никакие внутренние могут возникнуть проблемы с его конституцией. Для этого потребуется, чтобы альянс проводил скоординированную политику по не позволять внутреннему развитию вывести его на эволюционную траекторию что в конечном итоге приведет к отмене конституционного соглашения, и это приведет к предположительно связаны с изменением функции приспособленности для ее внутренней экологии агенты, e.грамм. с помощью отдельных налоговых кодов для эвдемонических и неэвдемонических агентов в сочетании, возможно, с прямым запретом на создание агентов самые опасные виды.

Обуздать эволюция — это подвиг, который может быть выполнен только синглтоном. Местная власть могла бы контролировать эволюции собственной внутренней экологии, но если эти вмешательства не послужили максимизировать его общую продуктивность (что несовместимо с позитивными действиями для эвдемонической деятельности), эволюционный отбор просто возродился бы в высший уровень.Те силы, которые предпочли увеличить их экономическую, а не эвдемоническую продуктивность. превосходить силы соперников, которые были менее зациклены на продвижении их конкурентная ситуация, и в конечном итоге эвдемонические силы будут маргинализируются или вымирают, или будут вынуждены отказаться от своих эвдемонических политики. В этом контексте «длинный run »может быть довольно коротким, особенно в сценарии загрузки, когда размножение могло быть чрезвычайно быстрым. Более того, если эвдемонический державы могли ожидать, что их вытеснят, если они продолжат своей эвдемонической деятельности, они могут решить сократить такую ​​деятельность даже прежде, чем они были захвачены неевдемоническими силами.Такие упреждающие эффекты могут привести к непосредственные проявления эволюционного развития, которые в противном случае потребовали бы долго разворачиваться. Результат в в любом случае это было бы огромной потерей эвдемонического потенциала.

Синглтон может предотвратить это несчастье результат, продвигая эвдемонические типы и виды деятельности в пределах своей собственной юрисдикция. [23] Поскольку синглтону не хватало бы внешних конкурентов, не было бы более высокого уровня, на котором эволюционный отбор может закрепиться и начать наказывать синглтон за политику не максимизация экономической производительности.

Одноэлементная потребность не быть монолитом (за исключением банального смысла, в котором есть какой-то механизм или процедура принятия решений, позволяющая решать проблемы внутренней координации). Есть много возможных синглтонов конституции: синглтон может быть демократическим мировым правительством, доброжелательным и чрезвычайно мощная сверхразумная машина, мировая диктатура, стабильный союз ведущих держав или даже что-то столь абстрактное, как распространенный моральный кодекс, который включал положения для обеспечения собственной стабильности и исполнение.[24] Синглтон может быть довольно минималистичным структура, которая могла бы работать без значительного нарушения жизни ее жители. И не нужно запрещать новизна и экспериментирование, так как он сохранит способность вмешиваться в на более позднем этапе, чтобы защитить свою конституцию, если некоторые события повернутся злокачественный.

Повышенная социальная прозрачность, например, в результате достижений в технологиях наблюдения или Обнаружение лжи, может способствовать развитию синглтона.[25] Преднамеренное международное политические инициативы также могут привести к постепенному появлению синглтона, и такие инициативы могут быть драматически катализированы «дикими картами», такими как как серию катаклизмов, высветивших недостатки сломанной мировой порядок. Было бы ошибкой судить о правдоподобности окончательной разработки синглтона на основе эфемерных тенденций в современных международных делах. Основные условия, формирующие политическую реалии могут измениться по мере появления новых технологий, и это стоит отметить что долгосрочная историческая тенденция заключается в увеличении масштабов человеческого координация и политическая интеграция.[26] Если эта тенденция сохранится, логическая кульминация — синглтон.

12. Заключение.

В отличие от панглоссовской точки зрения, нынешний доказательства не дают оснований полагать, что дефолт ход будущей человеческой эволюции указывает в желаемом направлении. В частности, мы рассмотрели несколько антиутопические сценарии, в которых эволюционная конкуренция приводит к исчезновению форм жизни, которые мы считаем ценными.По сути, полезный опыт может оказаться неспособным к адаптации в будущее.

единственный способ избежать этих результатов, если они действительно представляют собой значение по умолчанию траектории, заключается в том, чтобы взять на себя управление эволюцией. Утверждалось, что для этого потребуется создание синглтона. Синглтон будет не хватать внешних конкурентов, и его механизм принятия решений будет достаточно интегрированный, чтобы разрешить внутренние проблемы координации, в частности, проблема того, как изменить форму фитнес-функции для ее экология внутреннего агента в пользу эвдемонических типов.Простая местная власть также может попытаться сделать это, но тем самым снизит его конкурентоспособность и обеспечит собственное возможная кончина. Долгосрочный контроль эволюция требует глобальной координации.

А синглтон может принимать различные формы и не обязательно напоминать монолитный культура или коллективный разум. В рамках singleton может быть место для самых разных форм жизни, в том числе те, которые сосредоточены на неевдемонических целях. Синглтон мог обеспечить выживание и расцвет евдемонических типов за счет ограничения прав собственности неевдемонические образования, субсидируя эвдемоническую деятельность, гарантируя обеспечение соблюдения прав собственности, запрещая создание агентов с недружелюбные к человеку ценности или психопатические наклонности, или ряд других способами.Такой синглтон может вести эволюционного развития и не дать нашему космическому достоянию тратить впустую гонка за колонизацию в порядке очереди.

размышления, предлагаемые в этой статье, не должны быть последним словом в иметь значение. Мы не знаем, что антиутопия сценарий является эволюционным исходом по умолчанию. Даже если это так, и даже если создание синглтона — единственный способ чтобы предотвратить окончательную катастрофу, это отдельный вопрос, какую политику имеет смысл продвигать здесь и сейчас.Хотя создание синглтона поможет снизить определенные риски, это может в то же время увеличивают другие, такие как риск того, что репрессивный режим может стать глобальным и постоянным. Если наш предварительное исследование призвано привлечь внимание к некоторым, возможно, неочевидным соображений и стимулировать более строгую аналитическую работу, ее цель будет были достигнуты. [27]

Ссылки

Бостром, Н.(2002a), Антропный Предвзятость: эффекты выборки при наблюдении в науке и философии . Нью-Йорк: Рутледж.

——— (2002b), «Экзистенциальные риски: анализ вымирания человечества» Сценарии и связанные с ними опасности », журнал развития и технологий 9.

——— (2003), Трансгуманист FAQ: v 2.1 . Мировой трансгуманист Ассоциация. http://www.nickbostrom.com/views/transhumanist.pdf.

——— (2005), «Трансгуманистические ценности», в Фредерике Адамсе (изд.), Этические Issues for the Twenty-First Century , специальный выпуск конференции Journal of Philosophical Research .

——— (2006), «Что такое синглтон?», Linguistic and Philosophical Investigations 5 (2): 48-54.

Бостром, Н. и Роуч, Р. (2007) «Этические вопросы улучшения человека», в J. Ryberg, T. Петерсен и К. Вольф (ред.), New Waves в прикладной этике. Бейзингсток: Пэлгрейв Макмиллан: 120–152.

Брин Д. (1998), Прозрачное общество . Ридинг, Массачусетс: Эддисон-Уэсли.

Картер, Б. (1983), «The Антропный принцип и его значение для биологической эволюции », Philosophical Transactions of the Royal Общество А 310: 347-363.

——— (1989), «Принцип антропного отбора и Ультра-дарвиновский синтез », в Ф. Бертола и У. Кури (ред.), The Anthropic Принцип . Кембридж: Кембриджский университет Пресс: 33-63.

Численко, А. (1996), Сети в эпоху разума. Неопубликованная рукопись. http://www.ethologic.com/sasha/mindage.html.

Коуз, Р. Х. (1937), «Природа фирмы», Economica 4 (16): 386-405.

Дрекслер, К. Э. (1985), Двигатели созидания: приближающаяся эра Нанотехнологии . Лондон: Форт Имущество.

Итон, Дж. У. и Майер, А. Дж. (1953) «Социальная биология очень высокой рождаемости среди Гуттериты; Демография уникальной популяции », Human Biology 25 (3): 206-64.

Франк, Р. Х. (2000), Люкс Лихорадка: деньги и счастье в эпоху излишеств . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Гловер Дж. (1984), Какие там должны быть люди? Лондон: Пингвин.

Гулд, С. Дж. (1990), Прекрасная жизнь: сланцы Берджесс и Природа истории . Нью-Йорк: W.W. Нортон & Компания.

Хэнсон Р. (1994), «Что Если на первом месте загрузки: рассвет будущего », Extropy 6 (2).

——— (1998a), Сжигание Cosmic Commons: эволюционные стратегии межзвездной колонизации. Неопубликованная рукопись. http://hanson.gmu.edu/filluniv.pdf.

——— (1998b), Must Early Life расслабьтесь? Ритм мажора Эволюционные переходы . Не опубликовано. http://hanson.gmu.edu/hardstep.pdf.

Хаксли, А. (1932), О дивный новый мир . Лондон: Chatto & Windus.

Джонстон, М. (1989), «Диспозиционные теории ценности», Труды Аристотелевского общества, супп. 63: 139-174.

Канса, Э. (2003), «Социальная сложность и яркая демонстрация в соревновании: больше мыслей о Парадокс Ферми «. Рабочий документ.

Кирк, К. М. (2001), «Естественный отбор и количественная генетика жизненно важных признаков в Западные женщины: исследование близнецов », Evolution 55 (2): 432-435.

Найт, Л. У. (2001), Движение за добровольное вымирание человечества . http://www.vhemt.org/.

Лесли, Дж.(1996), Конец света: наука и этика вымирания человечества . Лондон: Рутледж.

Льюис, Д. (1989), «Диспозиционные теории ценности», Труды Аристотелевского общества, супп. 63: 113-137.

Мальтус Т. Р. (1803), Очерк принципа народонаселения . 2-е изд. Лондон: Дж. Джонсон.

Миллер, Г. (2000a), Брачный разум: как сформировался сексуальный выбор Эволюция человеческой природы .Новый Йорк: Даблдэй.

——— (2000b) Моральное видение . Неопубликованная рукопись. http://www.unm.edu/~gfmiller/new_papers2/miller%202000%20moralvision.doc.

Минский М. (1988), Общество разума . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Моравец, Х. (1989), Дети разума . Гарвард: Издательство Гарвардского университета.

——— (1999), Робот: просто Машина для трансцендентного разума . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Познер Р. (2004), Катастрофа . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Рис, М. (2003), Наш последний час: предупреждение ученого: как Террор, ошибки и экологические катастрофы угрожают будущему человечества в этом Век — На Земле и за ее пределами . Новый Йорк: Основные книги.

Rogers, J. L., et al. (2003), «Генетический Влияние помогает объяснить различия в фертильности человека: недавние данные Поведенческие и молекулярно-генетические исследования », Текущие направления психологической науки 10 (5): 184-188.

Сандберг, А. и Бостром, Н. (2008), Эмуляция всего мозга: A Дорожная карта . Технический отчет № 2008-3, Институт будущего человечества Оксфордского университета. http://www.fhi.ox.ac.uk/Reports/2008-3.pdf

Савулеску, Дж. И Бостром, Н. (ред.) (2009), Human Улучшение . Оксфорд: Оксфорд University Press.

Райт Р. (1999), Ненулевое значение: логика человеческой судьбы . Нью-Йорк: Книги Пантеона.

Зехави, А., и другие. (1999), Принцип гандикапа: недостающий элемент Загадка Дарвина . Оксфорд: Оксфорд University Press.


Как мы будем выглядеть в будущем?

Можем ли мы предсказать будущее?

Многие предсказания будущего внешнего вида людей основаны на прошлых тенденциях или на фантастической идее о том, что более часто используемые части тела будут увеличиваться в размерах, а те, которые используются реже, уменьшатся.Заменит ли технологии нашу потребность в сильных конечностях? Приведет ли слишком много телевидения к тому, что у людей появятся квадратные глаза? Будет ли у нас мозг аномально большого размера, который часто можно увидеть в фантастических фильмах?

Большинство этих предсказаний не основаны на принципах биологии и эволюции. Хотя мы не знаем, какие события произойдут в будущем, которые могут повлиять на то, как мы развиваемся, можно установить некоторые ограничения на то, что может произойти. Некоторые из предлагаемых изменений выделены ниже.

Зубы

Несмотря на то, что у нас челюсти меньшего размера, чем в прошлом, и меньше места для всех 32 зубов взрослого человека, вероятно, что никаких значительных изменений в количестве зубов не произойдет.Однако, если мы изменим способ питания (возможно, в будущем пища станет более мягкой и потребует меньшего пережевывания), мы можем увидеть некоторое сокращение наших челюстей и более тесные зубы.

Большой мозг

Наш мозг вряд ли станет пропорционально больше, поскольку любое значительное изменение размера повлияет на способность головы ребенка проходить через таз во время рождения. Таз — это компромисс между вертикальной позой, двуногостью и размером родовых путей. Изменение этого параметра изменит способность женщины эффективно ходить.

Меньший мозг

Хотя в прошлом у нашего вида в основном была тенденция к меньшему мозгу, это, вероятно, было связано с уменьшением размера тела. Возможно, сегодня мы не используем весь наш мозг, но для того, чтобы мозг меньшего размера стал обычным для нашего вида, такая характеристика должна иметь преимущество. Существует прямая зависимость между размером нашего мозга и размером тела, и эта связь вряд ли изменится.

Размер корпуса

За последние 300 лет наблюдалась тенденция к увеличению размеров тела, но это не может продолжаться бесконечно.Размер не может увеличиваться сверх определенного предела, поскольку механические требования к тканям очень больших тел отличаются от тел средних размеров. Значительно изменив размер тела, нужно будет изменить форму тела.

Размер большого пальца

Недавние отчеты показывают, что есть целое поколение подростков с чрезмерно развитыми большими пальцами руки из-за того, что они слишком много играют в видеоигры. Мышцы способны адаптироваться за счет чрезмерного физического использования, но это не генетически.У человека может развиться такая характеристика, но она не передается потомству.

Грандиозное усреднение?

Многие генетики заявляют, что в эволюции человека происходит что-то новое — что-то вроде «большого усреднения» нашего вида. В принципе, мы становимся все более похожими.

Эволюция человека основывается на различиях в наших генах и на нашей способности передавать эти генетические различия (то есть на наших способностях к размножению). Со временем популяция должна измениться, поскольку эти различия станут более очевидными.Если генетические изменения достаточно велики, появится новый вид. Однако три компонента, необходимые для возникновения эволюции — изменчивость, естественный отбор и географическая изоляция — более или менее исчезли из уравнения.

Человечество можно рассматривать как единый генетический «континент» — это означает, что население мира смешивается, а не просто размножается внутри культурных или этнических групп.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *