Фрески ферапонтова монастыря созданные дионисием: ФРЕСКИ ФЕРАПОНТОВА МОНАСТЫРЯ Дионисий. Надежда Ионина. 100 великих картин. Книги по истории онлайн. Электронная библиотека

Содержание

ФРЕСКИ ФЕРАПОНТОВА МОНАСТЫРЯ Дионисий. Надежда Ионина. 100 великих картин. Книги по истории онлайн. Электронная библиотека

В одном из отдаленных районов Вологодской области, близ города Кириллова, находится древний монастырь, основанный в XIV веке московским монахом Ферапонтом. Более 600 лет назад возник он с небольших рубленых келий. Со временем к монастырю стали отходить окрестные земли. В монастырскую казну потекли денежки, на которые приобретались новые земли и деревни, а также приглашались мастера для строительства каменных крепостных стен, храмов и других зданий. Приобреталось и много книг: Ферапонтов монастырь завел огромную библиотеку, переписываемые по заказу книги рассылались отсюда по всей Руси.

В самом начале XVI века в стенах Ферапонтова монастыря появилась артель живописцев, расписавших храм Рождества Богородицы. Четыреста с лишним лет каменные стены терпеливо хранили краски фресок, надписи и память о мастерах, создавших их. Один из них — Дионисий, чье имя было прочитано учеными в начале XX века. По своему географическому расположению собор был путевым храмом. Во времена, когда с падением Константинополя устанавливался новый торговый путь в Российское государство, собор Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре как раз и оказался на этом великом пути, проходившем через Белое море по Онеге и Шексне. Он был первым каменным собором на этом пути и был вполне пригоден для фресковой живописи. Находившийся на той же Онеге Каргополь был еще полностью рубленым городом, да и в Соловецком монастыре каменных церквей еще не было. Всю возложенную на них работу артель мастеров и подмастерьев (плотников, штукатуров, левкасчиков и др.) выполнила за два с небольшим года.

Иконография фресок Ферапонтова собора во многом не имеет прецедента в стенной росписи русских церквей. Никогда прежде, например, не встречалось изображение Иоанна Предтечи в жертвеннике, не было изображений Вселенских соборов и многого другого.

Некоторые исследователи (в частности, Г. Чугунов) считают, что акафист Богородице впервые тоже появился в Ферапонтове. В греческих и южнославянских храмах изображалась обычно вся жизнь Марии, начиная от «Рождества Богородицы» и кончая ее «Успением». Акафист Богородице если и включался в роспись, то занимал обычно незначительное место где-нибудь в приделах храмов. Дионисий же создает роспись, прославляющую Марию, роспись, подобную песнопениям, какие слагали в ее честь. Конечно, Дионисий не самовольно ввел во фрески многие сюжеты, до него не изображавшиеся. Чтобы пойти на такой смелый шаг, он должен был видеть предшествующие росписи, а не только слышать о них, а видеть их он мог только на Афоне. Но решение многих евангельских сюжетов у Дионисия отличается и от афонских. Тогда еще не существовало строгих канонов, и Дионисий мог воспользоваться этим обстоятельством. Например, он самостоятельно пытался осмыслить некоторые положения христианства, в частности, о жизни Богоматери. То, что для предшествующих живописцев было основной целью, для Дионисия стало второстепенной.
Главная задача для него — акафист Богородице, ее прославление, поэтому весь большой цикл росписей Рождественского храма представляется единым гимном: «Радуйся!».

Фрески, созданные Дионисием, следует рассматривать как неотъемлемую часть архитектуры самого Рождественского собора. Все его внутреннее пространство — от купола и до основания — заполнено сияющей живописью. Дионисий охотно отдается ярким впечатлениям жизни, он может упиваться пестрыми узорами драгоценной парчи, яркими красками заморских шелков, сиянием камней-самоцветов.

«Брак в Кане Галилейской», например, представляется ему радостным пиром. Соборы и башни, которые обрамляют многочисленные сцены росписи, напоминают зрителю архитектурные памятники Москвы и Владимира. Ритмическое построение сцен, движение фигур говорят о наблюдательности и гениальном мастерстве художника, а жизненные впечатления Дионисий всегда переводит в область прекрасной и возвышенной поэзии. Даже самые обыденные персонажи — слуги, наполняющие сосуды вином, или слепые нищие, питающиеся жалким подаянием, — на фресках приобретают особое благородство и достоинство.

В центре собора, в куполе, изображен Христос-Вседержитель.

По мнению многих исследователей, этот образ напоминает «Панто кратора» из Софийского собора в Новгороде, однако связь эта ощущается чисто внешне — в расположении рук и Евангелия. Сущность ферапонтова Христа-Вседержителя сильно отличается от новгородского. В Ферапонтове у Христа-Вседержителя нет той грозной и непреклонной воли, как у новгородского Пантократора.

На северной стороне собора на троне сидит Богородица, окруженная архангелами, а у подножия трона теснятся толпы смертных, воспевающих «Царицу мира». На южной стороне — сонмы певцов славят Марию, как во чреве носившую избавление пленным».

На западной стороне вместо более привычного для южнославянских храмов «Успения» изображена композиция «Страшного суда», в которой Мария прославляется как заступница всего рода человеческого. В восточном люнете храма Богородица изображена в чисто русском, национальном духе — как покровительница и защитница Русского государства.

Она стоит с «покровом» в руках на фоне стен древнего Владимира, бывшего в те годы символом религиозного и политического единства Руси. Окружают Марию уже не певцы и не святые, а русские люди.

Собор был расписан Дионисием и его товарищами не только внутри, но отчасти и снаружи. На западном фасаде хорошо сохранилась фреска, которая встречала входящего в храм и давала нужное направление его мыслям и чувствам (позже в этой части собора была выстроена паперть, и роспись оказалась внутри храма).

Роспись посвящена Рождеству Богородицы и состоит из трех поясов: верхний — деисус, средний — сцены «Рождества Богородицы» и «Ласкание Марии Иоакимом и Анной», нижний — архангелы. Справа от портала изображен Гавриил, держащий в руках свиток, на котором написано «Ангел Господень написует имена входящих в храм».

Портальная фреска — это своего рода прелюдия к росписи собора, потому что акафист Богородице начинается именно здесь. До Дионисия другие художники сюжет «Рождества Богородицы» трактовали как чисто семейную сцену в доме Иоакима и Анны — родителей Марии.

Дионисий тоже оставил жанровые подробности, продиктованные самим содержанием росписи, и в то же время его фрески резко отличаются от работ его предшественников. В среднем ярусе росписей Дионисий поместил не сцены из жизни Марии, а иллюстрации к двадцати четырем песням акафиста Богородице. Здесь художник меньше всего был связан канонами, и из-под его кисти вышли изображения совершенно самобытные. Он не стал показывать бурные движения души человеческой, художника влечет к размышлениям, к оригинальному толкованию традиционных евангельских тем.

Вот, например, Анна и престарелый Иоаким, узнавший, что его жена ждет младенца. Обычно эту сцену другие мастера изображали как полную драматических объяснений Иосиф устремлялся к жене, и Анна отвечала ему не менее выразительной жестикуляцией. У Дионисия даже похожего ничего нет. Его Иоаким уже знает о «непорочном» зачатии, он благоговейно склоняется перед новорожденной Марией, протягивая ей руку и повторяя жест, обычный для «предстояний».

Анна на фреске Дионисия не делает попытки встать, не тянется к еде. Исполненная достоинства и смиренной благодати, она сидит на ложе, и женщина, стоящая за ложем, не только не помогает Анне подняться, но не смеет даже коснуться покрова той, что родила будущую мать Христа. Женщина справа от ложа не просто протягивает Анне чашу с едой, а торжественно подносит ее. И эта золотая чаша, получая особое смысловое значение, становится центром всей композиции. Дионисий показывает зрителю, что перед ним не обычная житейская суета, сопровождающая рождение ребенка, а свершение священного таинства.

Образы всех персонажей из жизни Марии исполнены Дионисием необычайной душевной деликатности. Движения их плавные, жесты только намечены, но не завершены, участники многих сцен лишь обозначают касание, но не касаются друг друга. Это относится, например, к сцене «Купание Марии». Композиционный центр этой части фрески — золотая купель. Женщины, купающие новорожденную, не смеют коснуться ее, а та, что принесла Анне подарок, держит его бережно, как сосуд с благовониями.

Исследователи отмечали, что мягкие закругленные контуры одной формы повторяются в другой, все фигуры написаны легко и живописно, как будто они лишены веса и парят над землей. Фрески собора отличаются нежностью, приглушенностью и высветленностью красок, мягкостью цветовых переходов, в них отсутствуют контрасты и резкие сопоставления. Специалисты (правда, не все) считают, что при росписи собора Рождества Богородицы Дионисий сознательно «заменил» красный тон розовым или бледно-малиновым, зеленый — светло-зеленым, желтый — соломенно-желтым, синий — бирюзовым, поэтому его краски почти утратили силу и мужественность, присущие его произведениям более раннего периода.

В своде юго-западного столпа Рождественского собора есть композиция, изображающая Иисуса Христа и московских митрополитов Петра и Алексея. Под ними, около водоема, стоят седой старик, пожилая женщина и два юноши. Знаток старины С.С. Чураков выдвинул гипотезу, что водоем символизирует источник «божьих щедрот», а получающие их люди составляют одну семью — муж, жена и их сыновья.

Может быть, Дионисий здесь и изобразил себя и свою семью, ведь в Ферапонтове вместе с ним работали два его сына — Владимир и Феодосий.

С. С. Чураков считает, что реальные люди введены Дионисием и в другую композицию. Так, в сцене «Страшного суда» среди фрязинов (иноземцев) художник изобразил итальянского зодчего Аристотеля Фиораванти, построившего в Кремле Успенский собор. И действительно, этот портрет очень выразителен: голова изображенного несколько откинута назад, большой лоб, нос с характерной горбинкой, карие глаза, бритое лицо, лысый череп… Перед зрителем предстает человек немолодой, независимый, умудренный опытом и знаниями, не преклоняющийся даже перед властелинами. Пока это только еще гипотеза, на которую, возможно, дадут ответ будущие исследования.

Музей фресок Дионисия — Музей фресок Дионисия

Материалы по теме:

Дионисий и Андрей Рублев

Преподобный Ферапонт Можайский (Белозерский), Лужецкий чудотворец

Родословная иконника Дионисия

Техника росписи

В главном храме бывшего Ферапонтова мужского монастыря, соборе Рождества Богородицы, находятся росписи, созданные в 1502 году знаменитым московским художником Дионисием и сохранившиеся без поновлений до нашего времени.

Чудом сохранившаяся, стенопись Дионисия была неизвестна до 1898 года. Надпись о времени создания росписи и ее мастерах была впервые приведена в книге И.И. Бриллиантова «Ферапонтов Белозерский, ныне упраздненный монастырь, место заточения патриарха Никона. К 500-летию со времени его основания. 1398–1898». Расположенная на поверхности арки северного входа собора, она сообщает о времени создания (1502 г.) и сроках исполнения (34 дня) росписи иконником Дионисием «со своими чады». В 1911 году вышла монография В.Т. Георгиевского «Фрески Ферапонтова монастыря» – первая работа, посвященная росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы, за которой последовало множество других исследований, посвященных истории создания росписи, ее иконографической программе, особенностям техники и стиля Дионисия и работавших с ним мастеров.

Иконописец Дионисий, известный своими иконами и стенописями в Москве и в монастырях Московского княжества, был приглашен со своей артелью для росписи первого каменного собора Ферапонтова монастыря бывшим архиепископом Ростовским Иоасафом. Этот собор, возведенный ростовскими мастерами к 1490 году, представляет первоклассный образец ростовской архитектуры, сохранивший черты раннемосковских каменных построек. Крестово-купольный трехапсидный храм поставлен на высоком подклете. Его стройные пропорции подчеркнуты вертикалями лопаток и тремя ярусами закомар и кокошников, завершенных изящным барабаном (малый барабан над южным приделом с конца XVIII в. скрыт под кровлей). Вверху стены собора украшают пояса из узорной кирпичной кладки с балясинами и керамическими плитками с растительным орнаментом, внизу – пояс с тератологическим и растительным орнаментом, восходящий к формам белокаменной резьбы владимиро-суздальских храмов. Три перспективных портала с килевидными завершениями вытесаны из белого известняка.

Внутри собор разделен на три нефа четырьмя квадратными столбами, на которые опираются повышенные подпружные арки под барабаном. Росписи, насчитывающие почти 300 сюжетов и отдельных персонажей, занимают почти все поверхности стен, сводов, столбов (кроме восточных – за иконостасом и алтарной перегородкой), оконных и дверных откосов, а снаружи – центральную часть западной стены над дверным проемом и нижнюю часть южной стены над захоронением преподобного Мартиниана.

Росписи выполнялись сверху вниз по рядам, о чем свидетельствуют нахлесты швов наложенного на стены левкаса. Композиции каждого яруса чаще всего объединены общей темой. В куполе собора представлен Христос Вседержитель, под ним – архангелы и праотцы, в парусах – евангелисты, на подпружных арках – святые в медальонах, в щеках подпружных арок – Учение отцов церкви, в сводах – евангельские сцены, на западной стене – Страшный суд, на уровне окон четверика – композиции на текст Акафиста Богоматери, ниже – Вселенские соборы, на столпах – воины-мученики, в алтарных апсидах – Иоанн Предтеча, Богоматерь с Младенцем, Николай Чудотворец и сопутствующие сюжеты. Внизу, по периметру стен и столпов, располагаются «полотенца» с орнаментами. Наружные росписи на западной стене, отображая распределение сюжетов внутри собора, через образы Рождества Богородицы и Деисуса раскрывают темы спасения человеческого рода и грядущего Царствия Небесного. Композиция над захоронением преподобного Мартиниана посвящена прославлению Богородицы, покровительницы основателей монастыря – Ферапонта и Мартиниана. Система ферапонтовской росписи, сохраняющая связь с памятниками византийского круга XIV – начала XV века (а отчасти и более раннего времени), вместе с тем является первым примером своеобразного сочетания сюжетов и тем, известного по целому ряду более поздних русских ансамблей – в частности, по фрескам Успенского собора Московского Кремля, исполненным в 1513–1515 годах и поновленным в середине XVII столетия. Тематика стенописей Рождественского собора не была непосредственно приурочена к русской действительности, но в силу емкости программы приобретала актуальный характер, чему способствовали изображения русских святых, в том числе московских митрополитов, и другие сюжеты, характерные именно для искусства Руси («Покров Богоматери» и т.п.).

Размеры и пропорции композиций Дионисия подчинены архитектурным членениям, органично соединены с интерьером храма и поверхностями стен. Изящество и легкость рисунка, удлиненные силуэты, подчеркивающие невесомость как бы «парящих» фигур, а также изысканные, излучающие неземной свет краски и неповторимое тональное богатство цветов и оттенков определяют уникальность ферапонтовской росписи.

После разрушения немецкими фашистами в годы второй мировой войны прославленных новгородских храмов XII–XV веков (Спаса на Нередице, Успения на Волотовом поле, Спаса на Ковалеве, Архангела Михаила на Сковородке) росписи Дионисия остались одним из немногих уцелевших фресковых ансамблей Древней Руси. Площадь стенописи собора около 600 кв. м. Среди древнерусских памятников эти фрески выделяет и полная сохранность никогда не поновлявшейся авторской живописи. Стенопись Рождественского собора, как показали научно-исследовательские работы, имеет прочный грунт и отличается хорошим состоянием красочных слоев.

С 1981 года в соборе Рождества Богородицы под контролем Научно-методического совета Министерства культуры СССР, а затем Российской Федерации, ведутся научно-исследовательские и консервационные работы по особым методам, впервые разработанным специально для росписей Дионисия, осуществляется надзор за температурно-влажностным режимом, состоянием левкаса и красочных слоев.  Профилактическая консервация фресок и отлаженный температурно-влажностный режим заложили научную основу сохранения росписи Дионисия как национального сокровища, памятника российской и европейской культуры.


Собор Рождества Богородицы

Многочисленные исторические источники, в которых упоминается Дионисий, полны восхищения его мудростью и талантом. К нему, очевидно, обращены трактаты крупнейшего публициста, писателя и общественного деятеля того времени Иосифа Волоцкого. Тематику творчества Дионисия определяют религиозно-философские идеи общественного служения и долга, особое понимание роли Руси в ходе истории. Работам Дионисия присущ уверенный, изящный рисунок, легкий, прозрачный колорит, особая согласованность и пластичность композиций. Образы, созданные Дионисием, наполнены совершенной духовной гармонией, представлением о грядущем мире Царствия Небесного

Поиск

Главная

Дионисий

Музей фресок

Ферапонтов монастырь

Музей Фресок Дионисия

Музей фресок Дионисия находится в архитектурном ансамбле Ферапонтова монастыря, который располагается на невысоком холме между Бородаевским и Паским озерами. Монастырь был основан преподобным Ферапонтом в 1398 году в период расширения политического влияния Московского великого княжества.

В главном храме бывшего Ферапонтова мужского монастыря, соборе Рождества Богородицы, находятся росписи, созданные в 1502 году знаменитым московским художником Дионисием и сохранившиеся без поновлений до нашего времени. Чудом сохранившаяся, стенопись Дионисия была неизвестна до 1898 года. Надпись о времени создания росписи и ее мастерах была впервые приведена в книге И.И. Бриллиантова «Ферапонтов Белозерский, ныне упраздненный монастырь, место заточения патриарха Никона. К 500-летию со времени его основания. 1398–1898». Расположенная на поверхности арки северного входа собора, она сообщает о времени создания (1502 г.) и сроках исполнения (34 дня) росписи иконником Дионисием «со своими чады».

Росписи, насчитывающие почти 300 сюжетов и отдельных персонажей, занимают почти все поверхности стен, сводов, столбов (кроме восточных – за иконостасом и алтарной перегородкой), оконных и дверных откосов, а снаружи – центральную часть западной стены над дверным проемом и нижнюю часть южной стены над захоронением преподобного Мартиниана.

В 2000 году ансамбль Ферапонтова монастыря с росписями Дионисия 1502 года включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Основные экспозиции музея располагаются в Трапезной палате, подклете Трапезной палаты, временные выставки демонстрируются в Казенной палате. Главным объектом показа являются росписи собора Рождества Богородицы, созданные Дионисием и его сыновьями.

В комплекс памятников Ферапонтова монастыря входят собор Рождества Богородицы, 1490 год; церковь Благовещения с трапезной палатой, 1530 – 1531 годы; Казенная палата, 1530 годы; церковь преподобного Мартиниана, 1641 год; надвратные церкви Богоявления и преподобного Ферапонта, 1650 год; колокольня, 1680 годы; ограда, XIX – XX век.

Адрес: 161120, Вологодская обл., Кирилловский р-н, с. Ферапонтово.
Тел.: (81757) 4-92-61.
E-mail: [email protected]
Режим работы: с 1 мая по 31 августа ежедневно с 9.00 до 18.00, с 1 сентября по 30 апреля с 9.00 до 17.00, выходной – пн.
Официальный сайт www.dionisy.com

Твитнуть

Поделиться

Поделиться

Класснуть

Стенопись Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря — Главная | О регионе | Культура | Церкви, монастыри | Ферапонтов монастырь | Стенопись Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря

В 2002 году стенописи Дионисия в Ферапонтовском соборе исполнилось 500 лет.

Дионисий (около 1440 — до 1508) был самым известным московским живописцем второй половины XV века — времени сложения централизованного Русского государства, когда Москва стремительно развивалась и ее искусство приобретало общерусское значение.

Самой ранней работой художника, о которой сообщают письменные источники, были росписи в Пафнутьево-Боровском монастыре, выполненные совместно с Митрофаном, в котором можно предположить учителя Дионисия. Эту роспись современники назвали «совершенным украшением». В связи с тем, что известий о художнике крайне мало, приведем фрагмент жития Пафнутия Боровского, повествующий о росписи каменного храма.

«Построив церковь, преподобный украсил ее иконным писанием. В числе иконописцев был известный художник Дионисий, мирянин.

Преподобный запретил Дионисию и другим художникам-мирянам, бывшим с ним, употреблять в стенах обители своей мясную пищу, а велел ходить для этого в соседнюю деревню. Через некоторое время иконописцы забыли запрещение и принесли баранью ногу, зажаренную с яйцами, и стали ужинать. Первым начал есть Дионисий и обнаружил, что вместо яиц в мясе черви. Тут же он почувствовал недуг, называемый свербеж (чесотка), в одночасье все тело покрылось струпьями, и он не мог пошевелиться. Плача о согрешении, иконописец послал своих товарищей просить прощения у преподобного. Пафнутий велел идти в церковь. Там после молебна он освятил воду и велел окропить ею все тело. После этого Дионисий уснул, а когда проснулся, то был здоров и не чувствовал никакой болезни, струпья отпали как чешуя».

Из других источников известно, что у него было два сына, известные тоже как художники, и дочь. После росписей в Пафнутьево-Боровском монастыре Дионисий работал в Успенском соборе в Москве (1481–1482) — здесь он также был не один, а входил в группу художников — рядом трудились поп Тимофей, Ярец и Коня. Через несколько лет вместе с сыновьями Феодосием и Владимиром Дионисий расписал собор Иосифо-Волоколамского монастыря (1484–1486). Известно, что в этой работе принимали участие племянники основателя монастыря Досифей и Вассиан Топорковы. Заказы Иосифа Волоцкого художник исполнял не раз. Еще в 1479 году Дионисий писал иконы для первой деревянной церкви обители, а затем для каменного храма написал иконостас. В 1480-е годы Иосиф Волоцкий пишет знаменитое «Послание иконописцу», обращенное к «возлюбленному и духовному брату… начало художнику сущу божественных и честных икон живописанию». Столь высокие эпитеты, по-видимому, обращены к Дионисию.

Среди известных икон собственными работами Дионисия можно считать иконы «Богоматерь Одигитрия» из Вознесенского монастыря в Московском Кремле (1482, ГТГ), две иконы из Павло-Обнорского монастыря (1500, ГТГ). С большей ли меньшей степенью достоверности художнику приписываются иконы митрополитов Петра и Алексия из Успенского собора Московского Кремля и некоторые другие работы. Как правило, исследователи опираются не на индивидуальные особенности его стиля, а на стиль мастерской Дионисия, в которой работали разные художники. Оставленные свидетельства о деятельности Дионисия всегда называют его в окружении других мастеров — в этом основная сложность выявления работ «начало художника».

Главное и бесспорное произведение Дионисия — роспись храма Рождества Богородицы, площадью около 600 квадратных метров. Согласно тексту летописи на откосе северной двери собор был расписан Дионисием и его сыновьями с 6 августа по 8 сентября 1502 года: «В лето 7010-е месяца августа в 6 на Преображение Господа нашего Иисуса Христа начата бысть потписыватца сиа церковь. А кончана на 2 лето месяца сентявреа в 8 на Рожество пресвятыа владычица нашыа Богородица Мариа. При благоверном великом князе Иване Василиевиче всеа Руси и при великом князе Василие Ивановиче всеа Руси и при архиепископе Тихоне. А писци Деонисие иконник с своими чады. О владыко Христе, всех царю, избави их, Господи, мук вечных».

Первым опубликовал надпись И. И. Бриллиантов в своем знаменитом очерке о Ферапонтове монастыре в 1898 году. К тому моменту текст уже читался не полностью из-за потертости красочного слоя в начале фразы и повреждения кладки в средней ее части, а также значительной запыленности поверхности откоса. К сожалению, поврежден был как раз тот участок летописи, где написан год росписи. Древняя Русь вела летоисчисление от сотворения мира, то есть даты, отстоящей от рождества Иисуса Христа на 5508 лет (при переводе дат на современный счет нужно вычесть это число, а если вычисляемое событие произошло в период с 1 сентября по 31 декабря, необходимо минусовать 5509 лет). На Руси цифры писались соответствующими буквами под титлом и точками по сторонам. «ЗI» — так выглядела запись 7010 (1502) года. И. И. Бриллиантову удалось прочесть только первую цифру 7000, судя по поставленным двум точкам, он считал, что далее в надписи стояли еще две цифры. Учитывая упоминание великих князей и архиепископа Ростовского Тихона, автор первой публикации видел возможность верхней границей времени создания росписи считать 1503 год (Тихон был на кафедре до января 1503), а нижней — 1492 (7000 год от сотворения мира есть 1492 год от Рождества Христова). Наиболее вероятным временем появления стенописи И. И. Бриллиантов называл 1500–1502 годы.

К. К. Романов, в 1908 году опубликовавший свои мысли о датировке, предложил другое решение. Он отмечал, что Василий Иванович назван великим князем, а это не могло случиться ранее 14 апреля 1502 года, поэтому исследователь так обозначил указания для определения времени росписи: «1) она окончена не раньше 1502 г. и не позже января 1503 г., 2) освящена 8 сентября. В полученном промежутке времени 8-е сентября было только один раз, в 1502 г.». Однако К. К. Романов, неверно интерпретируя слова надписи «а кончати на 2 лето», время росписи определил как 1500–1502. Эта датировка просуществовала до 1960-х годов.

В 1971 году Н. К. Голейзовский опубликовал статью о Дионисии, где предложил новый вариант датировки: 1502–1503. Причем автор писал, что Н. В. Гусев, исследовавший надпись по его просьбе, предлагал прочтение даты как 7010. Эта датировка нашла своих сторонников — в большинстве публикаций до сих пор росписи собора датируются 1502–1503.

Верное прочтение летописи было дано в 1969 году известным вологодским реставратором Н. И. Федышиным. Первая публикация его датировки в газете «Вологодский комсомолец» осталась незамеченной. В 1985 году статья была помещена в первом выпуске Ферапонтовского сборника.

Н. И. Федышин обратил внимание на то, что буква-цифра «I» (10) — вторая цифра даты, плохо, но читается, кроме того, рядом с ней ранее существовало выносное окончание «е». От этой буквы сохранилась только «тень».

В соборе белильные надписи были сделаны по просохшему красочному слою, поэтому связь белил надписи со стеной была недостаточной и в какой-то момент белила осыпались. Под надписями цвет фона остался интенсивнее, чем раньше, поэтому после утраты белил надпись читается по оставшимся следам (наиболее яркий пример этого — надписи у медальонов с образами князей Бориса и Глеба).

Н. И. Федышин подчеркивал, что вывод К. К. Романова о дате окончания росписи 8 сентября 1502 года абсолютно верен. Но далее он не учел, что смена дат (Новый год) при летоисчислении «от сотворения мира» происходит 1 сентября, следовательно, 8 сентября было уже в 7011 году, а начало, соответственно, 6 августа 7010 года. Таким образом, собор был расписан за 34 дня в конце лета 1502 года.

Подтверждением правильности предложенного Н. И. Федышиным прочтения даты служит текст описи имущества монастыря 1692 года: «А в соборной церкви и в пределе подписано стенным письмом в прошлом 7010-м году».

Тому же служат и наблюдения над технологией стенописи. Роспись выполнена в многослойной технике чистой фрески. Особенность этой техники в том, что нижний красочный слой наносится на сырое основание (левкас), наносимое на стену небольшими участками, которые художник может записать за день (дневная поверхность). Между участками дневной поверхности остается шов. В ходе предреставрационных исследований стенописи в начале 1980-х годов были сделаны картограммы всех композиций и просчитаны участки дневной поверхности: по мнению А. А. Рыбакова, в центральной части храма их оказалось 34, что полностью соответствует тексту надписи.

Как и в других работах Дионисия, известных по письменным источникам, в ферапонтовском соборе он трудился не один: «А писцы Деонисие иконник со своими чады». Исследователям истории русского искусства известно, что у Дионисия было два сына, тоже художники. В 1484 году вместе с сыновьями Феодосием и Владимиром мастер писал иконы для Успенского собора Волоколамского монастыря. В одной из описей этого монастыря отмечены 17 икон, созданных Владимиром, и 20 икон приписаны кисти Феодосия.

Если о Владимире практически ничего более не известно, то о Феодосии упоминает Софийская летопись под 1508 roдом: «Тоя же весны [1508] повеле князь великий Василий Иванович всея Русии подписывати церковь Благовещения святы Богородицы у себя на дворе; а мастер Феодосий Деонисьев сын с братиею». Накануне этой росписи в 1507 гoду Феодосий написал евангелистов в Евангелии из Погодинского собрания Публичной библиотеки, о чем сообщает летописная запись. Упомянут художник и в житии Иосифа Волоцкого.

На откосе тайника в ферапонтовском соборе более умелый мастер сделал два рисунка, помогающие менее умелому художнику написать кисти рук. Под этими рисунками написана буква «фита», с которой начинается имя Феодосий. Возможно, это своего рода автограф художника, оставленный в месте, гдe он никому не виден.

Слова молитвы в конце летописи рассматриваются некоторыми исследователями как намек на то, что роспись была выполнена не по заказу монастыря, а как вклад иконописцев на помин души. Подтверждением этого может быть тот факт, что род иконника Дионисия записан в монастырском синодике.

О жизни подавляющей части древнерусских иконописцев почти ничего неизвестно. До XVII века в крайне редких случаях письменные источники называют лишь имена художников. Еще реже можно соотнести эти имена с конкретными иконами и росписями. Поэтому ситуация с Дионисием уникальна. Он оставил нам в ферапонтовском соборе надпись, из которой известны не только имена ее творцов, но и время, затраченное ими на работу (с 6 августа по 8 сентября 1502 года). Кроме того, в синодиках Ферапонтова и Кирилло-Белозерского монастырей сделаны записи рода Дионисия.

С давнего времени слово «синодик» имело значение «помянник», то есть книга для записи имен умерших для поминания их в церкви. Имена, как правило, не сопровождаются какими-нибудь пометами, поэтому построить родословную по ним очень сложно.

«Род иконника Дионисия.

Евфимиа, Марии, Георгиа, Евдокии, Исаакиа, Василиа, Даниила, Иоанна, Ксении, Марии, Василиа, Ефросинии, Петра (с уточнением — царевичь), Феодосиа, Иоанна, Киликии, Димитриа, Фотиа…» (далее около сотни имен).

Как видим, лишь одно имя имеет уточняющую помету — Петр-царевич. Известный исследователь древнерусского искусства Г. В. Попов предположил, что это имя можно связать с Петром, царевичем Ордынским, известным по «Повести о Петре царевиче Ордынском», написанной в конце XV — начале XVI века. История царевича уходит в середину ХIII века, когда в Орду к хану Берке «ходил на поклон» ростовский архиепископ Кирилл. Рассказы архиепископа о чудесах, совершавшихся от раки и мощей крестителя ростовской земли святого Леонтия, сумели убедить в истинности православия племянника хана Петра настолько, что он вместе с Кириллом ушел из Орды, принял крещение и стал побратимом ростовского князя. В Ростове Петр женился на дочери «великого» ордынского вельможи, поселившегося здесь ранее. Завершается Повесть рассказом о делах внука и правнука Петра и краткой молитвой: «Пошли, Господи, утешение читающим, а всему роду Петрову здоровье и многих лет жизни. Пусть не оскудеет радость без печали и будет о них память до скончания мира».

Имя Петра-царевича в записи рода Дионисия важно в связи с тем, что оно позволяет не столько увидеть родственные связи художника, сколько предположить истоки его творчества. По мнению Г. В. Попова эта запись определенно указывает на ростовское происхождение Дионис ия и, кроме того, имеет ясную связь с упомянутой «Повестью о Петре».

Город Ростов находится почти в двухстах километрах к северу от Москвы и был центром крупнейшей епархии русской церкви, включавшей в себя практически весь Европейский Северо-Ззапад современной России (Белозерских край входил в состав епархии). По неписанному обычаю владыка Ростовский был главным судьей в идеологических спорах. Многие ростовские иерархи были духовниками великих князей Московских, именно они при необходимости заменяли митрополита московского — первое лицо в государстве после великого князя.

Выведение рода Дионисия из Ростова было необходимо для утверждения места потомков художника, как среди родовитой знати, так и в своем профессиональном художническом кругу. За родословием стояла вековая традиция служения на благо церкви. Внесение рода Дионисия в синодики Кириллова и Ферапонтова монастырей указывает не только на тесную связь художника с этими обителями, но и дают возможность предполагать, что Дионисий умер и похоронен здесь.

Наружная роспись западного портала играет важную роль в понимании идейного замысла росписей. Собор не имеет паперти, а именно на ней человек мог подготовить себя к службе, совершаемой в храме, здесь он мог освободиться от ежедневной суеты и задуматься о смысле жизни. Портальная композиция брала на себя эту функцию паперти, призывая человека к внутреннему очищению, нравственному совершенствованию.

В верхнем ярусе портала в среднике в медальоне изображен Спаситель, сидящий на престоле с раскрытой книгой судеб на коленях: пред зрителем Судия Страшного суда. К нему припадают в молении Богородица и Иоанн Предтеча, архангелы, апостолы — традиционный чин моления святых за род людской, повествующий о грядущем конце мира и суде над каждым по делам его. Художник напоминает посетителю собора об одном из важнейших в христианском мировоззрении постулатов о конечности земных дел и неминуемом суде над ними.

Следующий ярус открывает Богородичную тему — главный мотив росписей собора. Рождество Богородицы — тема храмового праздника. В левой части — Рождество Марии и Купание Марии, в правой части — Сон Марии и Ласкание Марии. Дионисий помещает на портале темы детства Марии, причем избирает композиции, рассказывающие о первых мгновениях жизни Богородицы на земле. Он как бы подчеркивает значение не будущей судьбы ее, предопределенной Господом, а ее собственные шаги, собственное делание. Тема собственного делания, без которого не возможно совершенствование мира, для Дионисия так же важна, как и тема конечности мира.

По сторонам от входа в храм написаны два ангела: архистратиг Михаил, глава небесного воинства и карающий меч Господен и архангел Гавриил с раскрытым свитком, в который заносятся имена, пришедших в храм, чтобы они попали в книге судеб в число спасшихся.

Внутри фрески располагаются девятью регистрами. В куполе написана полуфигура Христа Пантократора. В простенках между окнами изображены архангелы в рост, а в основании светового барабана праматерь Ева и полуфигуры праотцев (Адам, Авель, Енос, Мафусаил, Мельхиседек, Енох, Аред, Ной, Сиф). В переходной зоне к аркам представлены евангелисты в парусах и четыре образа Христа (на убрусе, на чрепии, Христос отрок и Христос в зрелом возрасте). Далее на подпружных арках написаны 64 медальона с полуфигурами ветхозаветных праведников (восточная арка), праведных жен (западная арка), мучеников (южная арка) и преподобных святых отцов (северная арка). В этом же регистре под арками написаны три композиции на тему учения отцов церкви (Григория Богослова, Иоанна Златоуста и Василия Великого) и Богоматерь Знамение с поклоняющимися ей ангелами. В люнетах сводов помещены самые большие и эффектные композиции: на северном — О Тебе радуется, на южном — Собор Богородицы, в люнете триумфальной арки — Покров. На сводах сцены чудес Христа и евангельские притчи, а на западной стене — огромная сцена Страшного суда, часть которой занимает и склоны западного свода (апостолы и ангелы).

В средней зоне росписи помещены композиции на тему Акафиста Богородице. Акафист — торжественная молитва, состоящая из вводной строфы и 24 строф, связанных алфавитным акростихом (в греческом оригинале каждая строфа начинается с очередной буквы алфавита). При исполнении ее нельзя было сидеть, отсюда и название — Акафист (от греческого Неседален). Автором гимна считается Роман Сладкопевец, изображенный Дионисием в композиции «Покров Богородицы». Цикл Акафиста в соборе начинается на восточных столбах четырьмя композициями «Благовещения», что диктовалось прямым следованием за текстом Акафиста. В первой композиции «Благовещение у колодца» Дева Мария слышит от подлетающего ангела: «Радуйся, так как носишь Носящего всех», но Богородица отрицает это: Она дева и слова ангела вызывают ее испуг и недоумение. Поза Богородицы, жест Ее рук демонстрируют это. Ангел спускается на землю и в двух последующих Благовещениях пытается объяснить, что нисходит на Нее, в начале чего Она находится. Дева Мария слушает его, но еще не принимает известия. Поза Богородицы, наклон головы в этих композициях демонстрируют внимание, с каким Она слушает ангела: «Из чистого лона сыну как можно родиться, скажи мне?». Только в четвертом Благовещении, когда смысл послания ею был осознан, Богородица на престоле покорно внимает ангелу, стоящему перед ней в светло-зеленых одеждах. В одной руке его мерило, другою он благословляет Ее. И Слово Божие зримо воплощается в Ней: невидимый снизу голубой медальон с младенцем написан между Ее рук (в плохо сохранившемся медальоне остались только следы росписи). Акафистный цикл росписей ферапонтовского собора не просто иллюстрирует текст Великого акафиста, а, как и композиции западного портала, говорит с пришедшими в храм о вопросах христианского мировоззрения. Художник на примере Благовещения утверждает, что вера есть не слепое следование, а осознанная необходимость.

Под Акафистным циклом, на стенах — семь композиций Вселенских соборов и Видение Евлогия, святые воины на западных столбах, святители и Кирик и Улита на восточных.

В конхе жертвенника написана полуфигура Иоанна Предтечи и Шествие дьяконов с ангелами, в центральной апсиде — Богоматерь с поклоняющимися ей архангелами Михаилом и Гавриилом и служба святых отцов, в диаконнике — Николай Чудотворец и сцены из его жития.

Нижняя зона росписей орнаментирована медальонами на полотенцах.

На наружной южной стене собора (теперь в церкви Мартиниана) имеется еще одна фреска Дионисия: Богородица на престоле с предстоящими архангелами и святым Николаем, с припадающими к престолу основателями монастыря — Ферапонтом и Мартинианом.

Как видим, центральное место в росписях отведено Богородице, ее славе и помощи всем ищущим ее заступничества.

Сказать точно, где в храме работал Дионисий, а где его сыновья, трудно. Вероятно, Дионисию принадлежало общее композиционное и колористическое решение. Безусловно, им найдено сочетание нежно-голубого с изысканным бледно-зеленым, пленяющего розового с золотисто-желтым, вариации светло-фиолетового и бирюзового. Возможно, производящие самое сильное воздействие на зрителя, росписи западного портала, Богородица в конхе алтаря, Николай Чудотворец и ангелы в барабане написаны самим мастером. Ритм этих композиций, изящество фигур, мягкость и гармоничность палитры сразу обращают на себя внимание. Скорее всего, что большая часть акафистных сцен и Вселенские соборы написаны художником, близким к Дионисию, но отличающимся излишней тонкостью и вытянутостью фигур.

Росписи были выполнены в смешанной технике. На первом этапе работа велась в технике фрески, то есть живописи по сырому основанию (левкасу). На этом этапе художниками были построены все композиционные решения, положены основные цветовые пятна. Красочный слой высыхал вместе с левкасом и прочно связывался с ним.  Благодаря этой связи и обеспечивается прочность фресковой живописи, которая признается художниками вечной, так как ее можно разрушить, только разрушив основу, на которой она создана. После просыхания красочного слоя темперой художники делали личное письмо, выполняли разделки и орнаменты на одеждах, а также белильные надписи, которые некогда сопровождали все композиции в соборе. В настоящее время самые сильные разрушения коснулись как раз этого верхнего слоя живописи, особенно надписей, для большинства композиций практически полностью утраченных.

На протяжении практически всего ХХ века, да и сейчас тоже, всякий приезжающий в Ферапонтово художник отправляется на берег Бородаевского озера и начинает собирать цветные камешки — сравнительно недавняя традиция считает, что в росписи собора Дионисий использовал местные цветные гальки и глины. Этот взгляд на происхождение красок Дионисия стал особенно широко известен после выхода книги Н. М. Чернышева «Искусство фрески в Древней Руси». Автор рассказывает, что в 1924 году два студента ВХУТЕМАСа, побывав в Ферапонтове, привезли розовую краску, похожую на дионисиевскую, которую нашли на берегу озера. Позже Н. М. Чернышев побывал в Ферапонтове и вывез большое количество камешков, дававших около ста оттенков: «нежнейшие фиолетовые, розовые, рябиновые, палевые, белые, голубовато-серые, зеленые, гороховые, кофейные, табачные, интенсивно красные, вишневые, серо-фиолетовые, коричневые, охристые, разнообразных градаций серые и совершенно изумительную черную». С легкой руки художника появилась легенда о местном происхождении красок Дионисия. На протяжении последних десятилетий ХХ века ряд известных художников создавал свои произведения, используя ферапонтовские краски, или «ферапонтовские земли», как их называл Н. И. Андронов, которого в этом ряду надо поставить одним из первых.

На протяжении ХХ века периодически проводились наблюдения за состоянием собора и реставрационные работы в 1915, 1926–1930, 1959 годах. За это время зафиксированы процессы частичного разрушения красочного слоя. В конце 1970-х годов начались подготовительные работы. Они предусматривали выработку методики, опирающуюся на традиционные приемы реставрации, то есть велась подготовка к тому, что значительная площадь стенописей была бы проклеена с поверхности. В этом случае, при пропитке клеящим составом участков красочного слоя, требующих укрепления, на поверхности образовалась бы пленка. Фактура росписи собора, особенно на участках голубого фона, подобна рисунку мелом, а пленка создала бы глянцевую поблескивающую поверхность.

В 1981 году Министерством культуры РСФСР была принята «Программа комплексных научно-исследовательских и реставрационных работ», в реализации которой приняли участие все ведущие реставрационные организации и институты страны. Группа сотрудников Государственного научно-исследовательского института реставрации начала исследования росписи для выработки принципиально новой методики реставрации стенописи. Возглавляли эти работы известные исследователи древнерусского искусства Г. И. Вздорнов и О. В. Лелекова. Исследования продолжались несколько лет. Собор Рождества Богородицы оказался единственным у нас в стране памятником, изученным настолько, насколько позволяла исследовательская техника того времени.

В ходе этих работ было проведено полное исследование химического состава красочных пигментов, что убедительно показало: художники пользовались привозными красками. Кроме того, реставраторы установили, что при реставрации в первой половине ХХ века укрепление росписи не проводилось. Реставраторы столкнулись с серьезной проблемой, которую представляли поверхностные загрязнения: они были различны в зависимости от месторасположения: «На верхних ярусах столпов, где находятся композиции „Встреча Марии и Елизаветы“, „Упреки Иосифа“, „Благовещение“, три волхва и другие, на живописи потеки извести, голубиный помет, пыль и колонии микроорганизмов… Нижние части стен и столпов покрыты потеками грязи, пылью и сплошным слоем колоний микроорганизмов, скрывающих цвет живописи».

В ходе исследований, как писала О. В. Лелекова, реставраторы пришли к выводу, что большая часть красочного слоя и грунта хорошей сохранности. Красочный слой характеризуется многослойностью и состоит из подготовительного и основного слоя, который завершается пробелами, линиями рисунка, лессировками. Их вывод, положенный в основу методики реставрации гласил: «Аварийным в росписи собора является отслоение мелких пластин моделирующих слоев от подкладочных или небольших участков красочного слоя на всю толщину. Все эти частицы постепенно осыпаются. Чтобы избежать этого, необходима подклейка вздутий и отстающих краев красочного слоя вокруг утрат». Если при традиционной методике необходимо было пропитать клеящим составом всю роспись собора, то новая методика предполагала суммарное укрепление 2 м? аварийных участков из всех шестисот квадратных метров стенописи.

Не вдаваясь в технологические тонкости проводимых реставрационных действий, укрепление красочных «шелушинок», диаметр которых иногда не достигает и 2 мм, проходит следующим образом. Реставратор по контуру «шелушинки» подводит изнутри клеевой раствор и прижимает ее к стене. Таким образом, не появляется участков сплошной проклейки, живопись сохраняет свою фактуру. Важной особенностью проводимой реставрации стал отказ от каких-либо тонировок утрат красочного слоя. В тех местах, где авторский левкас полностью утрачен, подводится белая реставрационная штукатурная вставка. Ее цвет хорошо виден на расстоянии. Каждый находящийся в соборе, видя эти вставки, сам делает вывод о сохранности росписей Дионисия.

Проводимые работы неправильно называть реставрацией, которая предусматривает восстановление в первоначальном виде. В соборе проводится консервация красочного слоя по состоянию на сегодняшний день с тем, чтобы роспись продолжала жить.

В Ферапонтовом монастыре оцифровывают уникальные фрески Дионисия

Уникальные фрески начала XVI века иконописца Дионисия оцифровывают в Ферапонтовом монастыре в Вологодской области.

Всего оцифровке подлежат 300 древних фресок – это более 600 кв. метров росписи, сообщает сайт телеканала «Россия Культура».

Читайте также

Почему в русской церковной архитектуре фреска популярнее мозаики?Окончанием масштабной работы должны стать высококачественные фотоснимки, которые потом планируется выложить в Интернет-облако для всех исследователей, а также создать виртуальный тур по храму.

Кроме того, музею фресок профессиональная фотофиксация необходима для мониторинга состояния росписей.

По словам исполнительного директора Благотворительного фонда «Пери» Полины Филипповой, для оцифровки используется уникальный аппарат, который производит объемную трехмерную съемку поверхности.

— Этот сканер с точностью до одного микрона воссоздает поверхность на глубину два сантиметра, — пояснила она.

Отмечается, что еще одна цель проекта – популяризация наследия святого Дионисия среди молодежи, которая сегодня, зачастую, многое воспринимает через фото в Интернете.

— В этих росписях определено место человека. Кто он, каким он может стать благодаря тому, если будет подражать тому, что здесь изображено. Как он может для себя открыть этот потрясающий мир. И, конечно, древнерусский иконописец стремится в этом смысле создать идеальный мир Царствия Небесного, — сказала хранитель собора Рождества Богородицы в Ферапонтово Елена Щелкова.

Ферапонтов Белозерский Богородице-Рождественский монастырь был основан в 1398 году святым Ферапонтом, монахом столичного Симонова монастыря, пришедшего на Русский Север вместе с преподобным Кириллом Белозерским.

В течение 400 лет обитель являлась одним из важнейших просветительных центров Русского Севера. В монастыре сохранились уникальные фрески иконописца Дионисия, созданные им вместе с сыновьями в начале XVI века.

В 2000 году ансамбль обители был признан объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Сегодня монастырь находится в собственности государства и в управлении Кирилло-Белозерского музея-заповедника.

Читайте также:
Кириллов. Город, помогающий обрести себя
Ученики преподобного Сергия, основавшие новые монастыри
Почему в русской церковной архитектуре фреска популярнее мозаики?

 

Фрески собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Фото с сайта kirmuseum.org

Фрески Ферапонтова Монастыря (Дионисий) (Реферат)

Московский Государственный Университет им. М.В.Ломоносова

Курсовая работа по древнерусскому искусству

студентки 3-го курса

отделения истории искусства

Бескиной Дарьи

«Фрески Ферапонтова Монастыря»

. Когда мы говорим о Ферапонтове, наша мысль постоянно обращается к фрескам Дионисия, а именно потому, что они обладают уникальными художественными свойствами и поистине завораживающей силой воздействия. Раз увиденные, они всплывают потом в памяти при одном упоминании только Ферапонтова.

Фрески Ферапонтова возникли в 1502 году, о чем имеется удостоверяющая надпись на северной дверной арки: «В лето 7010 (1502)-е месяца августа в 6 день на Преображение Господа нашего Иисуса Христа начата писываться сиа церковь, а кончана на 2 лето месяца сентяврея в 8 день на Рожество пресвятыа владычица наша Богородица Мариа при благоверном великом князе Иване Василиевиче всеа Руси, и при великом князе Василие Ивановиче всеа Руси, и при архиепископе Тихоне. А писци Деонисие иконник с своими чады. О владыко Христос, всех царь, избави их, Господи, мук вечных.».Слегка стершиеся цифры в начале надписи породили немало научных работ на тему выяснения точной даты фресок, и только недавняя статья вологодского краеведа-историка Федышина положила конец дискуссии. Путем сопоставления биографических данных о великом князе Иване , его сыне и соправителе Василии  и ростовском архиепископе Тихоне Н.И.Федышин вычислил, что Дионисий и его «чады» расписывали Богородце-Рождествинский собор с 6 августа по 8 сентября 1502 года. Беспримерно короткий срок работы (всего 34 дня) подтверждается и соответствующим числом так называемых «дневных» швов на фресках, где отдельные штукатурные наметы занимают только такие участки стены, которые непременно должны были быть расписаны в течении одного дня. По наблюдениям А.А.Рыбакова, в подкупольной части собора насчитывается как раз 34 шва! Особо ( по всей вероятности позже) расписывались алтари (14дней), западный фасад (4дня) и фреска над гробом Мартиниана на южной стене (1день). Вся роспись собора, таким образом, заняла 53 дня.

Ко времени росписи Ферапонтова Дионисий был уже знаменит. Еще в 1482 году он возглавил артель, написавшую иконы для иконостаса незадолго до того построенного Успенского собора Московского Кремля, главного храма Московской Руси. Это означало признание Дионисия ведущим московским мастером.

Отдельные произведения иконописи, вырванные из естественного окружения, воспринимаемые не с того расстояния, не при том освещении, в значительной степени утрачивают силу своего воздействия. В этом смысле росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря приобретают особое значение. Это целостный ансамбль. И хотя не все элементы дошли до наших дней—изменен внешний облик собора, вынесен иконостас, — все же основное ядро сохранилось. Сохранилось самое главное качество этого ансамбля: живопись неразрывно связанная с архитектурой, существующая в реальной архитектурно-пространственной среде. Храм стоит высоко, на холме, над озером, западный фасад обращен к дороге, проходящей внизу вдоль берега, ведущей к Кириллову. К этой же дороге выходят главные ворота монастыря. И хотя сам он с течением веков изменился, этот аспект всегда был главным в восприятии храма. В начале  века, когда фасад его не был искажен переделками, портальная роспись Дионисия была видна издали. Сейчас трудно сказать, с какой именно дистанции видна была роспись, но, конечно она была рассчитана на далевое восприятие, тем более, что начиналась не от самой земли, а с уровня высокого крыльца (рис.№1). Рассматривать фреску приходилось снизу, постепенно поднимаясь по высокой лестнице, ведущей в собор. Средневековый человек видел по сторонам врат архангела Михаила и Гавриила, ему открывалось сияющее лазурью видение небесного мира. Нетрудно представить себе радостную цветность дионисиевского портала на фоне однообразного северного пейзажа.

Портальная роспись состоит из двух частей—«Деисуса» и сцен «Рождества Богородицы». В возглавии художник поместил медальон с образом Спасителя в охристых, излучающих солнечный свет одеждах. Непосредственно над дверью изображена Богоматерь с младенцем в окружении подносящих им свои гимны Иоанна Дамаскина и Козьмы Маюмского (илл.№2). Здесь начинается нить, проходящая через весь храм, посвященная Богоматери, которая как завершающий сочный аккорд звучит в апсиде.

Так как монастырский собор посвящен Рождеству Богородицы, Дионисий и его заказчики разработали программу росписи, в которой преобладают сюжеты связанные с личностью Марии. Как уже было замечено, начиная с портальной росписи, представлены сцены, прямо соответствующие посвящению храму. Непосредственно в храме тема Богоматери получает дальнейшие развитие. В центральной апсиде представлена Богоматерь Одигитрия, сидящая на престоле, с коленоприкланенными по сторонам двумя ангелами, «письмо которых заставляет вспомнить могучую выразительность Феофана Грека, смягченной нежной изысканностью Андрея Рублева».1 Богоматерь изображена в красно-коричневом гиматии и мафории. Этот тон присущ ее одежде во всех клеймах росписи и является единственно сильным пятном на фоне очень нежных оттенков. Этим приемом мастер привлекает внимание зрителя к центральной во всех клеймах фигуре. Присутствие Марии в храме столь велико, что несмотря на естественные и столь же многочисленные изображения Христа и различных святых, собор Ферапонтова монастыря может быть назван в прямом смысле слова церковью Богородицы. Женственная природа Девы и Матери, предстательницы и покровительницы, сообщает росписи Дионисия ясно ощутимый нами лирический оттенок, совсем немаловажный для эстетической природы памятника.

Раскрывает тему посвящения собора Рождеству Богородицы живописное переложение песнопения, исполняемого раз в году на пятой неделе Великого Поста—Акафиста Богородице. Этот гимн был написан в  веке византийским церковным поэтом Романом Сладкопевцем. В 25 строфах Акафиста он прославляет Богоматерь, Христа и чудо Боговоплощения, причем каждая вторая строфа содержит поэтическое уподобление, представляющее Богородицу то как «свечу, сущим во тьме явльшуюся», то как «звезду, являющую Солнце», то как «высоту, неудобовосходимую человеческими помыслы»…

Все эти поэтические сравнения Дионисий сумел передать в живописных образах, создав самое совершенное художественное воплощение прославленного гимна.

Строго и логично организована система росписи храма в целом. Дионисий исходит из архитектурных членений интерьера, подчиняя им размеры и пропорции живописных композиций. Этим достигается гармония архитектуры и живописи, легкая обозримость сцен. Здесь последовательно проведена идея посвящения храма Богоматери.

В ферапонтовских росписях поражает мастерство композиции. Это относится и к размещению росписи в целом, и к каждой отдельной сцене. Гибкие линии рисунка организуют движение взгляда зрителя. Склоненные навстречу друг другу фигуры, плавные жесты, лаконичные линии рисунка образуют мерный линейный ритм. Этот ритм обогащается отдельными перебоями, в него вплетаются архитектурные фоны.

Первое, что поражает вошедшего в ферапонтовский храм,— это впечатление невесомости всех изображений; как бы вырванные из сферы земного притяжения, они устремляются вверх, всплывают по столбам, сводам и аркам. Росписи не имеют единой, фиксированной точки восприятия, они смотрятся в движении. Для того, чтобы последовательно разглядеть все изображения, нужно обойти храм, закинув голову, и несколько раз повернуться вокруг оси. При этом обычные «земные» координаты в какие-то моменты словно исчезают из сознания, утрачивается представление о верхе и низе, о правой и левой стороне.

Это впечатление изменения, движения, нефиксированности изображений усиливается благодаря особенностям решения самих композиций. Даже построенные симметрично, они не замыкаются вокруг центра, а, напротив, как бы разлетаются, выходя за пределы отведенных им архитектурных поверхностей. Иногда этот переход с одной архитектурной поверхности на другую приобретает не фигуральный, а вполне реальный характер. Некоторые композиции действительно расположены одновременно на двух плоскостях—как, например, изображение «Сошествие во ад» на северной стене (илл. №3), иллюстрирующее одну из песен Акафиста. Правые фигуры, написанные на своде арки, наклоняются вперед, следуя наклону самой архитектурной формы, в то время как левая часть группы, помещенная на вертикальной стене, словно откидывается назад. Изображение расслаивается. Этот прием встречается в росписи неоднократно. Его можно рассматривать как антитезу принципу строгой вписанности изображений в архитектурные формы, который определяет искусство Рублева. Композиционная формула Рублева была воплощением духовной созерцательности, самопогруженности, интенсивной внутренней жизни, не нарушающего внешние спокойствия и гармонии. Композиция Дионисия проникнута гораздо более активным внешним движением, его фигуры сходятся и расходятся, образуют замкнутые группы, которые словно постоянно меняют свою конфигурацию, распадаются и образуют новые сочетания. В портальной росписи три стоящие женские фигуры в левой части фрески зрительно объединены, в первые минуты они воспринимаются как главная часть изображения, ее композиционное ядро. Но стоит перевести взгляд на сидящую Анну, как одна из трех женщин словно отделяется от двух других и складывается другая трехфигурная группа у ложа роженицы (илл.№4).

Как считал В.Н.Лазарев, «Дионисий воспринял искусство Рублева односторонне. Рублев подкупал Дионисия прежде всего изяществом и грацией своих образов, красотой своих красочных и линейных решений. За всем этим Дионисий проглядел глубокую поэтичность рублевских святых, их наивную и трогательную непосредственность. Он поставил главный упор не на ценностях внутреннего, духовного порядка, а на прекрасную внешнюю оболочку».2

Фрески Дионисия в Ферапонтовом монастыре, Вологодская область: vadimrazumov.ru — LiveJournal

Это место прекрасно знают все искусствоведы, историки и специалисты. Фрески, которые вы видите, называют шедевром и одним из главных сокровищ российской храмовой живописи. Перед вами — легендарные работы Дионисия в Соборе Рождества Богородицы Ферапонтового монастыря. Объект, с  которым вы познакомитесь в этом материале, уникален. Собор Рождества Богородицы — единственный в стране памятник, в котором фрески начала XVI века уцелели в авторском исполнении почти в полном объеме.

Представляю вашему вниманию эксклюзивные кадры, на которых изображены многочисленные фрески Дионисия в Ферапонтовом монастыре. Эти кадры были сделаны два года назад. Тогда мы с редакцией «National Geographic» совершили экспедицию в Вологодскую область, чтобы подготовить большой материал об этом грандиозном памятнике архитектуры. Фотографии фресок ранее публиковались только в «National Geographic». Многие из тех кадров, которые вы увидите под катом — эксклюзивны, и ранее не публиковались нигде.

Подготовить для вас этот материал меня побудило радостное событие. На сайте «Росрегионреставрации» появились сведения о том, что в Ферапонтовом монастыре вновь возобновятся работы по реставрации фресок Дионисия. Напомню, что один из этапов предыдущих восстановительных работ завершился здесь в 2011 году. Стало быть, важнейшее дело по спасению 500-летних шедевров продолжается, и это по-настоящему отрадно!

А вы были в Ферапонтовом монастыре? И видели ли вы еще где-нибудь работы Дионисия?




Дата фотографий: 4 августа 2016 года.


2. В росписях храма можно увидеть более 300 сюжетов.


3.


4. Христос-Вседержитель в куполе в центре собора.


5.


6.


7.


8.


9. Некоторые элементы фресок нуждаются в реставрации.


10.


11.


12.


13.


14.


15.


16.


17.


18.


19.


20.


21.


22.


23.


24.


25.


26.


27.


28.


29.


30.


31.


32.


33.


34.


35.


36.


37.


38.


39.


40.


41.


42.


43.


44.


45.


46.


47.


48.


49.


50.


51.


52.


53.


54.


55.


56.


57.


58.


59.


60.


61.


62.


63.


64.


65.

Экскурсии по усадьбам на сайте usadboved.ru

Музей фресок Дионисия

См. Также:

Дионисий и Андрей Рублёв

Фресковая техника

Родословная иконописца Дионисия

Святой Ферапонт Можайский (Белозеро), чудотворец из Лужек

В главном соборе бывшего Ферапонтова монастыря, в соборе Рождества Богородицы, находятся фрески, созданные в 1502 году известным московским художником Дионисием и сохранившиеся до наших дней.

Чудесно сохранившаяся настенная роспись Дионисия не была известна до 1898 года. Надпись, сообщающая о дате настенной росписи и ее создателях, впервые упоминается в книге И. Бриллиантова года «Ферапонтовский Белозерский ныне упраздненный монастырь, место плена патриарха Никона». . К 500-летию монастыря. 1398-1898 . Он расположен на арке северного входа и описывает год (1502 г.) и период (34 дня) создания настенной росписи иконописцем Дионисием и «его детьми». Монография В. Георгиевского «Фрески Ферапонтова Белозерского монастыря », первая работа по росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы, была опубликована в 1911 году, после чего последовал ряд исследований, посвященных истории настенной росписи. его иконографическая схема и техника, а также стиль Дионисия и мастеров, работавших с ним.

Дионисий, известный своими иконами и настенной росписью, выполненными в Москве и монастырях Московского княжества, был уполномочен архиепископом Ростовским Иоасафом расписать стены первого каменного собора Ферапонтова монастыря.Собор, возведенный ростовскими мастерами в 1490 году, является прекрасным образцом ростовской архитектуры, сохранившим черты каменной застройки ранней Москвы. Крестово-купольный трехапсидный собор стоит на высоком фундаменте. Его стройные пропорции подчеркнуты вертикальными пилястровыми лентами и тремя рядами поясных арок (кокошников), увенчанных тонким барабаном (небольшой барабан над южным приделом с конца XVIII века скрыт под крышей). Вверху стены собора украшает полоса узорчатой ​​кирпичной кладки с балясинами и керамическими бляшками с растительными мотивами, а внизу — полоса из животных и растительных мотивов, восходящая к владимиро-суздальской белокаменной резьбе.Три портала с огибающими изгибами вырезаны из белого известняка.

Внутри собор разделен на три нефа четырьмя квадратными колоннами, поддерживающими высокие подпружиненные арки под барабаном. Настенная роспись, насчитывающая почти 300 композиций и персонажей, покрывает почти всю поверхность стен, сводов, столбов (кроме восточных столбов за иконостасом и алтарной стены), оконных и дверных перекрытий и центральной части западной стены наверху. дверь и нижняя часть южной стены над могилой св.Мартиниан снаружи.

Фрески написаны рядами сверху вниз. Это видно по стыкам белой меловой земли, уложенной на стенах. Композиции каждого ряда объединены одной темой. Христос Вседержитель в куполе, архангелы и праотцы под ним, евангелисты в подвесках, святые в медальонах на подпружиненных арках, учение отцов церкви на фланцах арки, евангельские сцены на сводах, Страшный суд на западная стена, сцены акафистов на уровне окна, Вселенские соборы ниже, воины-мученики на столбах и Иоанн Креститель, Богородица с младенцем и св. Николай Чудотворец и сопутствующие сцены на алтарных апсидах. Внизу по периметру стен и столбов — орнаментальная лента. Наружная роспись на западной стене отражает композицию внутри собора и затрагивает тему спасения человеческого рода и грядущего Царства Божьего через изображения Рождества Богородицы и деисуса. Композиция над могилой святого Мартиниана посвящена прославлению Богородицы, покровительницы основателей монастыря Ферапонта и Мартиниана.Ферапонтовская настенная живопись, связанная с памятниками Византии XIV — начала XV веков (а частично и более раннего периода), одновременно является первым примером уникального сочетания сцен и сюжетов, характерных для последующих русских ансамблей, в частности настенная роспись Успенского собора Московского Кремля, выполненная в 1513-1515 годах и отреставрированная в середине 17 века. Сюжеты настенной росписи Собора Рождества Богородицы не были напрямую связаны с русской действительностью, однако их универсальное содержание сделало настенную роспись важной для России, особенно благодаря изображениям русских святых, в том числе московских митрополитов, и других предметов, характерных для русского искусства (Покров Богородицы и др. ).

Размер и пропорции композиций Дионисия гармонично вписываются в архитектуру собора, его интерьер и стены. Изящество и легкость графики, вытянутые силуэты, подчеркивающие невесомость святых, парящих в небе, изысканные небесные цвета и богатство оттенков и оттенков определяют своеобразие росписи Ферапонтовского собора.

После Великой Отечественной войны, когда фашистами были разрушены замечательные новгородские соборы XII — XV веков (Спас на Нередице, Успение на Волотовом поле, Спас на Ковалеве, Архангел Михаил на Сковородке), настенная живопись Дионисия осталась единственной. из немногих сохранившихся фресковых ансамблей Древней Руси.Площадь росписи стен собора составляет около 600 квадратных метров. Среди древнерусских памятников эти фрески выделяются своей нетронутостью. Научное исследование показало, что настенная роспись Рождественского собора имеет прочную основу и отличается хорошим состоянием цветовых слоев.

С 1981 года Научно-методический совет Министерства культуры Российской Федерации курирует научно-исследовательские и реставрационные работы, проводимые в соответствии с методами, разработанными специально для фресок Дионисия, контролируя тем самым температуру, влажность и состояние белого мела и пигментов. Профилактическая консервация фресок и контролируемый уровень температуры и влажности послужили научной основой для сохранения фресок Дионисия как памятника национального наследия русской и европейской культуры.


Собор Рождества Богородицы

Многочисленные исторические источники, в которых упоминается Дионисий, восхищаются его мудростью и талантом. Видимо, именно к нему обратился видный идеолог, писатель и общественный деятель того времени Иосиф Волоцкий.Сюжеты Дионисия определяются религиозно-философскими идеями общественного служения и долга, оригинальной интерпретацией роли России в ходе истории. Уверенный и элегантный рисунок, светлые прозрачные цвета, неповторимая композиционная гармония и плавные линии присущи искусству Дионисия. Образы, созданные Дионисием, проникнуты душевной безмятежностью и символизируют грядущее Царство Божие.

Искать

Дом

Дионисий

Ферапонтов монастырь

Музей фресок

Ансамбль Ферапонтова монастыря и фрески Дионисия

Музей фресок Дионисия находится в архитектурный ансамбль памятников Ферапонтова монастыря XV-XIX вв. веков в Ферапонтовом городище.

Ферапонтов монастырь основан в 1398 г. Санкт-Ферапонт. Почти 400 лет он был одним из выдающихся культурных и религиозные центры в Белозерском районе. Некоторые важные моменты в история монастыря была тесно связана с историческими событиями эпоха становления российского централизованного государства. Монастырь стал известен благодаря деятельности ученика Кирилла Белозерского, Святой Мартиниан.

Вместе с Кирилло-Белозерскими монастырь Ферапонтово стал традиционным местом паломничества и пожертвования многих представителей русской феодальной знати. На рубеже XV-XVI веков выдающиеся иерархи Русской церкви, которые активно участвовал во внутренней жизни страны, служил в монастырь. В то же время крупные церковные деятели, боровшиеся за приоритет церковной власти в государстве были сосланы туда.

Формирование каменного ансамбля Ферапонтов монастырь XV-XVI веков основан в 1490 г. строительство первой каменной церкви Рождества Христова под Ростовом. рабочие.Из 6 сохранившихся каменных построек Ферапонтова монастыря это церковь имеет особое значение. Согласно летописям он был расписан Дионисием и его сыновьями 6 августа 8 сентября 1502 года. единственная сохранившаяся картина выдающегося древнерусского живописца Дионисия, преемник Андрея Рублева и последний представитель России национальное искусство в период его расцвета и становления единой Российское государство.

По знаменитым фрескам XII-XV вв. века в Новгороде были разорены немецкими фашистами во время Второй мировой войны фрески Дионисия стали единственным полностью сохранившимся ансамблем фрески Древней Руси. Их важность велика, поскольку они не были обновлен и очищен и сохранил свою неповторимую красоту, цвет и текстуру.

Площадь настенной росписи церкви составляет 600 квадратных метров. Это единственная картина великого мастера, которая нашел письменное подтверждение. Индивидуальность росписи стен. Дионисий — в богатстве мягких красок, ритмической гармонии многочисленных сюжеты сочетаются с архитектурной сегментацией церкви. В особенности взаимосвязи тематических циклов и отдельных макетов внутри и снаружи церкви красочное разнообразие и философская глубина определить значение настенной росписи церкви Рождества Христова для мировая культура как выдающийся памятник русского искусства и культуры и ценное уникальное художественное достижение.Среди православных памятников стена роспись церкви отличается полной сохранностью без каких-либо ремонт.

XVI век был периодом расцвета монастыря. Сертифицировано сохранившиеся пожертвования и патентные письма светских и церковных власти, прежде всего Иван IV. Василий III и Елена Глинская, Иван IV приехал в монастырь для паломничества. В XVI веке монументальная церковь Благовещение с трапезной, сокровищницей и хозяйственными постройками камень Построена сушилка, приемная, кухня.

В начале XVII века несколько поселков, около 60 деревень, 100 пустырей и более 300 крестьян принадлежал Ферапонтову монастырю.

Обветшавший, он был закрыт в 1798 г. превратился в приходскую церковь. В начале ХХ века монастырь стал известен и привлекал любителей отечественного антиквариата как памятник древнерусского зодчества с уникальной росписью в г. Россия — московский иконописец Дионисий.В 1904 г. монастырь был преобразован в женский монастырь и снова закрыт в 1924 году.

В сочетании с хорошо сохранившимися среда Ферапонтова монастыря еще в начале ХХ века привлекали архитекторов, художников, ученых, музейщиков — все любители антиквариата. Многочисленные российские и иностранные туристы, посетившие Ферапонтов. монастырь с 1920-х гг. восхищает памятниками природы и искусства Ферапонтова всегда высказывал идею о сохранении этого уникального памятника русского и мировая культура.

В 2000 году ансамбль Ферапонтова монастыря. с картинами Дионисия внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Ферапонтов монастырь и фрески Дионисия

Ферапонтов монастырь (Вологодская область), возвышающийся над деревней Ферапонтово, представляет собой уникальный по красоте ансамбль, являющийся памятником истории мирового значения. На данный момент он внесен в список ЮНЕСКО. История монастыря напрямую связана с теми знаменательными событиями, которые происходили в Москве в XV-XVII веках.Здесь, в соборе Рождества Богородицы, много фресок работы известного иконописца Дионисия.

Ансамбль монастыря

Ферапонтов монастырь построен на холме между Бородаевским и Павским озерами, который соединяет небольшую речку Паска. В его ансамбле гармонично сочетаются архитектурные детали разных веков. Особый интерес вызывает собор Рождества Богородицы. Это главный храм монастыря, строительство которого было начато в 1490 году.Недалеко от собора в 1530 году была построена церковь Благовещения, а в 1640 году началось строительство церкви Святого Мартимиана.

Как был основан монастырь

Ферапонтов монастырь был основан в 1397 году Ферапонтом, выходцем из древнего рода Посскочины. Он постриг святителя в Симоновом монастыре в Москве на сорок лет. Здесь он сдружился с преподобным Кириллом Белозерским. Вместе они слушали проповеди Сергия Радонежского, который часто бывал в монастыре.Совершив послушание, Ферапонт отправился на север, в Белоозеро. Суровый северный край понравился святому, и немного позже он решил вернуться сюда за подвигами. На этот раз на север они пошли вместе с преподобным Кириллом. Здесь, на Сиверском озере, был основан Кирилло-Белозерский монастырь.

Через некоторое время Ферапонт основал свою обитель на холме между озерами Павским и Бородаевским. Сначала он жил в построенной им келье в скиту. Ему пришлось пережить много лишений. Со временем к нему стали приходить монахи, которые также построили здесь кельи.Постепенно это место превратилось в монастырь.

Время расцвета

Знаменитый Ферапонтов монастырь стал благодаря стараниям преподобного Мартиниана, ученика Кирилла Белозерского, который по настоянию братии стал его игуменом. Здесь молебен когда-то посещали самые известные представители русской знати — Елена Глинская, Иван IV, Василий III и др. В XV-XVI веках. Из стен этого монастыря вышли виднейшие деятели русской церкви — епископ Вологодский и Пермский Филофей, епископ Ярославский и Ростовский Иоасаф и другие.Со временем монастырь становится местом ссылки выдающихся деятелей, боровшихся за верховенство Церкви в государстве — патриарха Никона, митрополита Спиридона-Саввы и др.

Помимо прочего, Ферапонтов монастырь был еще и крупнейшим имением. В XVII в. Монастырю принадлежало около 60 деревень, триста крестьян и 100 пустошей.

Разорение

Несмотря на то, что в монастыре, начиная с XV и заканчивая XVII веком, было построено множество каменных построек, настоящей крепости он так и не сделал.Его забор оставался деревянным до 19 века. Это стало причиной разорения монастыря в 1614 году польско-литовскими разбойниками. Каменное строительство возобновилось только через 25 лет после нашествия. Именно из-за того, что монастырь пришел в упадок, мы обязаны сохранить фрески в первозданном виде. Монастырь был небогатым, поэтому реставрация фресок не проводилась.

В 1798 году монастырь был упразднен постановлением Синода. В 1904 году здесь вновь открыли монастырь, но на этот раз женский.Продлилось это недолго — до 1924 года. Сегодня на территории монастыря действует музей фресок Дионисия.

Иконописец Дионисий

В 1502 году монастырь был приглашен к Ферапонтову иконописцем Дионисием с артель. Его задачей было украшение Рождественского собора. К тому времени Дионисий уже был знаменит и считался ведущим московским мастером. Свой первый серьезный заказ он получил между 1467 и 1477 годами. В это время ему предложили поучаствовать в отделке церкви Рождества Богородицы в Пафнутьево-Боровском монастыре.В 1481 г. он приступил к другому важному делу — исполнению икон для иконостаса Успенского собора (Московский Кремль). С заказом мастер справился просто великолепно и с тех пор стал воплощением московской школы живописи.

Ферапонтов монастырь. Фрески Дионисия

Фрески Дионисия в соборе Рождества Богородицы представляют собой единственные сохранившиеся до наших дней фрески мастера. До переделки фасада в XVI в.изображенные на нем рассказы были видны издалека. По обе стороны от ворот изображены архангелы Гавриил и Михаил. Портал украшен сценами из фрески «Рождество Богородицы» и «Десус». В голове вы можете увидеть медальон с изображением Христа. Над дверью Дионисий поместил образ самой Богородицы в окружении Космы Маюмского и Йохана Дамаскина. Именно эта фреска становится началом смежных изображений изображений, посвященных Пресвятой Богородице. В центральном седле восседает Дева Одигитрия на троне с ангелами, преклонившими колени перед ней. В храме есть и другие фрески, изображающие зрителя Девы Марии. Ферапонтов монастырь знаменит, прежде всего, фресками Рождественского собора Богородицы.

Особенности росписи храма

Система росписи храма организована очень строго и лаконично. Фрески выполнены с учетом архитектурных особенностей здания.Еще одна особенность, делающая убранство храма гармоничным, — это композиционное мастерство. Это можно отнести как к размещению фресок, так и к каждому отдельному сюжету. Рисунок отличается гибкостью линий и одновременно их лаконичностью. Все изображения выглядят невесомыми, глядя вверх. Картины многолюдны и динамичны. Для того, чтобы просмотреть все фрески в последовательности сюжета, нужно несколько раз обойти весь храм по кругу.

Еще одна отличительная черта фресок Дионисии — мягкость красок и элегантность. В изображениях преобладают белые, небесно-голубые, желтые, розовые, вишневые и светло-зеленые тона. Для фона иконописец использовал ярко-синий цвет. Предположительно, краски были доставлены в Москву из Москвы. Наиболее богатыми по цветовой гамме являются медальоны под барабаном и на подпружиненных дугах. При их исполнении использовались как чистые цвета, так и смеси.

Фотообои Собора Рождества Богородицы можно с уверенностью назвать вершиной творчества Дионисия.Интересен тот факт, что все фрески Ферапонтова монастыря были выполнены всего за 34 дня (с 6 августа по 8 сентября). И это при том, что их общая площадь 600 м 2 2 .

Ферапонтов Лужецкий монастырь

В XV веке Белоозеро принадлежало князю Андрею, сыну Дмитрия Донского. В 1408 году он обратился к Ферапонту с просьбой о основании монастыря в городе Можайске. После долгих размышлений святитель соглашается стать игуменом нового монастыря.Монастырь, построенный на берегу Москвы-реки, назывался Лужецким. В 1420 году в нем был построен собор Рождества Богородицы. Недалеко от Лужецкого монастыря сейчас родник с целебной водой. Его называют колодцем Святого Ферапонта. Согласно легенде, он открыто сам был святым.

Святой Ферапонт оставался в Лузецком монастыре до своей смерти в 1426 году. В 1547 году он был причислен к лику святых. Его мощи до сих пор погребены в соборе Рождества Богородицы.Вологодский и Лужецкий Ферапонтовы монастыри сегодня являются ценнейшими памятниками средневековой русской культуры.

Ферапонтовский музей является официальным. Ферапонтов монастырь и уникальные фрески Дионисия. Как был основан монастырь

Стрельникова Е.Р.

СОБОР БОЖЬЕЙ МАТЕРИ

Собор Рождества Богородицы возведен в 1490 году на месте, освященном преподобным Ферапонтом для деревянной церкви в 1408 году.Строительство каменных храмов на Севере было необычным в то время. Даже в Кирилловом монастыре — самом известном и богатом — только через семь лет удалось построить каменный Успенский собор. Впервые кирпичное строительство началось на Севере в Спасо-Каменном монастыре на острове Кубенского озера. Следующим был собор Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Его декор и методы строительства указывают на то, что архитекторы, скорее всего, были ростовскими мастерами.

По типу храм традиционный для московского зодчества: крестово-купольный, четырехстолпный, кубический, трехапсидный. Под скатной крышей — закомары и барабан несохраненного купола над часовней Николая Мирликовского. В соборе была колокольня, остатки которой вошли в состав северного притвора. Фасады и барабан украшены кирпичным орнаментом.

Храм «подписали» знаменитый древнерусский мастер Дионисий и его сыновья. Его авторство подтверждается автографом иконописца на северной стене церкви.В нем указано, что роспись началась 6 августа 7010 года лета (1502 года) и завершилась 8 сентября, в храмовый праздник. «И писцы Дионисий иконописец с детьми».

Интерьер собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Фото начала ХХ века

Фрески покрывают всю внутреннюю поверхность храма общей площадью около 800 квадратных метров, они полностью сохранились. Лишь несколько фрагментов были потеряны из-за закручивания окон и перестройки иконостаса.Фрески собора прославили Ферапонтов монастырь на весь мир. Это единственный памятник в стране, в котором авторские фрески начала 16 века сохранились почти полностью. Реставрация, произведенная в середине XVIII века, в основном коснулась картин худшей сохранности.

Дионисий писал в смешанной технике — фресками (на мокрой земле) и темперой. Для изготовления красок он, по легенде, частично использовал разноцветные минералы, находившиеся в окрестностях Ферапонтова монастыря в виде россыпей.

Основная схема росписи традиционна: в куполе Господь Вседержитель изображен с архангелами и праотцами, в парусах — евангелистов, в подвалах — евангельские рассказы, на западной стене — Страшный суд, столбы — воины-мученики и святые, внизу над орнаментальной плащаницей — семь Вселенских соборов, в алтаре — Богоматерь с Младенцем на престоле, в алтаре — Предтеча и Креститель Господа Иоанна, в диаконе (он же южный придел) — Николай Чудотворец.

Святой Николай Чудотворец. Раковина южного придела собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря.

ВЕЛИКИЙ АКАФИСТ

Особое место среди росписей Ферапонтова монастыря занимает «Акафист Богородице» — живописная интерпретация хвалебного пения, состоящего из 25 песен. Все песнопения были отражены в Дионисии. Сцены акафиста мастер расположил в третьем ярусе росписей по всему периметру собора.Дионисий создал одно из самых совершенных воплощений акафиста в живописи.

Цикл начинается на восточных столбах четырьмя сценами Благовещения, транслирующими первые четыре песни Акафиста. Затем сцены перемещаются к краям западных колонн, обращенных к центру храма («Поцелуи Марии и Елизаветы», «Сомнение Иосифа», «Поклонение пастухов», «Путешествие волхвов»). Продолжение темы Рождества Христова переходит к юго-западным сводам («Возвращение волхвов», «Бегство в Египет»), из песни 16 (кондак 9 «Всякая ангельская натура будет удивлена… ») на южной стене сцены по западным краям столбов переходят к северной стене (начиная с 7-го кондака -« Встреча »). Использование поверхностей столбов, а не только южных и северных стены для сцен акафиста, не имеет аналогов ни в росписях русских церквей, ни в церквях за пределами России. Композиционно это расположение очень важно: художник заполнил весь храм сценами песнопений. Они «звучат» как на стенах, так и в центре храма на столбах и на сводах в северном и южном углах собора.

Акафист Божией Матери, икос 3. «Поцелуи Елизаветы» (встреча Марии и Елизаветы)

По содержанию повествовательных частей песни Акафиста Дионисия делятся на две половины — связанные с евангельской историей (первые 12 песен) и содержащие рассуждения и хвалу (следующие 12).

Цикл акафистов связан с главными росписями храма, посвященного прославлению Богородицы, Ее Похвалы, в который входят такие композиции, как Покровский собор, Собор Богородицы («Что принесем с Ти») ) и «Всякая тварь радуется Тебе, благодатная всякая тварь.»Последние, как и акафист, написаны словами песнопений.

Фреска Дионисия в усыпальнице преподобного МАРТИНИЯ

Помимо росписи всей внутренней поверхности церкви Рождества Богородицы, Дионисий в том же 1502 году частично украсил фресками две внешние стены собора ¾ западную и южную. Портальная роспись западной стены посвящена храмовому празднику Рождества Богородицы. О ней много написано.Гораздо меньше внимания исследователи уделили внешней фреске южной стены захоронения одного из основателей Ферапонтова монастыря преподобного Мартиниана. В XVII в. фреска вошла в интерьер надгробной церкви, пристроенной к собору, и находится в нише его северной стены.

Захоронение чудотворца Мартиниана оказалось логическим центром, вокруг которого строилось каменное сооружение монастыря. Мартиниан скончался в 1483 году в возрасте 76 лет, он был похоронен у южной стены тогдашней деревянной церкви Рождества Богородицы, воздвигнутой самим монахом в 1465 году.В 1490 году его ученик и ризничий архиепископ Ростовский Иоасаф (Оболенский) на месте деревянного храма построил первый каменный собор, не нарушив погребения. Тот факт, что погребение было не под собором, а снаружи, говорит о том, что почитание святой Мартинианы было уже тогда значительным, и об этом должна была свидетельствовать отдельная гробница, по примеру гробницы святого Кирилла Первого. Белозерский. Нет точных сведений о том, что была оригинальная гробница, по-видимому, деревянная.И. И. Бриллиантов предположил, что после строительства собора была возведена часовня. Его наличие подтверждается существованием деревянной святыни, устроенной раньше, чем постройка церкви Мартиниана в 1640–1641 годах. Рак датируется примерно 1570 годом. От него сохранилось одно панно, это была восточная сторона, позже позолоченная деревянная резная святыня в 1646 году, которая стала частью украшения каменной церкви.

Деревянная позолоченная резьба мощевика преподобного Мартиниана.Фреска Дионисия над захоронением. Фото 1980-х гг.

Можно предположить, что первоначальная гробница на месте действующей церкви была возведена до канонизации настоятеля. Основанием для этого может служить исцеление, описанное в житии у гроба Мартиниана, где до соборов 1549-1551 годов служили молитвы, но не игумену, а Богородице. В житии, составленном в середине XVI в. монахом Ферапонтова монастыря Матфеем упоминается не только гробница, но и рак (в рассказе о 10 чуде исцеления юноши Стефана от проказы). Чудо произошло в то время, когда игумен Гурий находился в Москве со списком из девяти чудес и узнал о десятом чуде по возвращении в монастырь. Строитель собора Рождества Пресвятой Богородицы архиепископ Ростовский Иоасаф мог сам построить гробницу для своего знаменитого учителя. Интересно в этом смысле мнение, высказанное автору художником Н. В. Гусевым, 35 ​​лет копировавшим фрески собора, что фреска над захоронением преподобного Мартиниана была создана для интерьера, так как была написана в более темных тонах. цвета, в отличие от внешнего портала.

По сравнению с росписью собора эта картина имеет очень большие потери. Несмотря на плохую сохранность композиции, ее можно определить как «Богоматерь пещер с грядущими архангелами Михаилом и Гавриилом, святителем Николаем Чудотворцем и преклонившими колени святыми Ферапонтом и Мартинианом». Все фигуры направлены на центральное изображение Девы Марии, полностью утраченное. Фигуры архангелов и святителя Николая, стоящие за архангелом Гавриилом, находятся в лучшем состоянии. Фигуры Ферапонта и Мартиниана, упавшие вперед, были почти наполовину потеряны.

Ширина фрески в точности соответствует длине святыни (231 см), то есть размеру могилы святого. В XVII в. при строительстве церкви-усыпальницы фреска была несколько запущена, так как ее верхний левый край был выше края нишевого свода, а за правой частью композиции оставалось широкое поле. Роспись давно не белели, упоминается монастырская инвентаризация 1763 и 1747 годов.В XIX в. значительные переделки начались в связи с пристройкой в ​​1836-1838 гг. питание на западной стороне. Тогда же были выполнены росписи четырехугольника и трапезы. Во время этих работ надгробная фреска Дионисия была сильно повреждена: выступающая часть композиции (пилястра собора) была отрублена, а на земле была написана новая роспись. Древняя фреска оказалась скрытой слоем цемента и разной по содержанию записью, изображающей «Упокоение Мартиниана».

В 1928 году фреску Дионисия вскрыл от загрязнения и цемента реставратор П. И. Юкин. Композиция сильно пострадала: на ликах святых, кроме утраты центральной части, были стерты промежутки и некоторые другие верхние слои росписи. Подтверждение того, что центральной фигурой была Богоматерь с младенцем, было найдено в архиве исследователем М.Г. Малкина в описи начала 18 века: «Над рачком изображение Пресвятой Богородицы Печерской, по бокам — изображения архангелов Михаила и Гавриила, св.Николай в молитве, монахи Ферапонт и Мартиниан, написаны настенными буквами ». Другой исследователь В. Д. Сарабьянов обнаружил упоминание об этой фреске в описи 1747, 1751, 1763 и 1767 годов и не встречал его в последующих описаниях 18 века. века, что свидетельствует о том, что фреска к тому времени уже была побелена.

Автор первой книги о фресках Ферапонтова монастыря В.Т. Георгиевского, это сочинение осталось неизвестным, так как было открыто П.И. Юкин значительно позже публикации Георгиевского. Настенная роспись надгробного храма была введена в научный оборот Н.М. Чернышевым, который датировал ее временем росписи собора. В художественной литературе высказывались разные мнения о характере композиции и степени мастерства ее автора. Например, Г.В. Попов считал, что фреска написана без участия Дионисия, а М.Г. Малкин отдал его в руку «не последнему хозяину» своей артели.

Следуя исторической логике, можно утверждать, что росписи в нише церкви преподобного Мартиниана были выполнены самим Дионисием из-за особой важности этого места, так как оно украшало захоронение высокочтимого аббата « владелец »монастыря, образно говоря,« продолжатель »славы основателя монастыря преподобного Ферапонта. Напомним, мощи чудотворца Ферапонта находятся в Лужецком Можайском монастыре, где он отдыхал в 1426 году, а его Белозерский монастырь стал называться Мартиниевым монастырем.

Если рассматривать композицию в церкви-усыпальнице не в отрыве от остальных росписей, то, помимо украшения места захоронения мощей одного из основателей монастыря, она продолжила (скорее завершила) раскрытие. генерального плана росписи Собора Рождества Богородицы. Подобно портальной фреске, одновременно с которой она была исполнена в завершающей росписи собора, росписи гробницы были замыкающим звеном в едином художественном воплощении идеи замешательства.Если на портале собора главное в верхнем регистре росписи — это пришествие к Спасителю, то на южной стене храма это продолжилось пришествием Богородицы. Причем асимметрия числа деисусных фигур на фреске портала уравновешивалась в сочетании с асимметрией грядущей Девы Марии на южной стене. Исходя из этого, кажется неубедительным предположение, что четвертая фигура слева в Деисусе — это Святой Николай, особенно с нетрадиционной для него стороны — правой руки Спасителя.Следуя логике единства внешних фресок, можно предположить, что, поместив изображение архиепископа Николая Мирликийского на фреску в гробнице, Дионисий поместил на портале не его, а своего парного святого. Так, в иконостасе собора икона святителя Николая соответствовала иконе апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

Распознавание четвертого святого на портале осложнялось тем, что его фигура также сильно пострадала от переделок, как и фреска в гробнице. В XVIII в. крыша притвора была опущена, а ее стропила врезаны в росписи верхнего регистра портала. До реставрационных работ фигура была не полностью видна; он остался над натяжным потолком. Высказывались различные предположения о том, какой святой изображен в Деисусе портала. В монастырской описи 1747 г. упоминается такая композиция: «В притворе над западными церковными дверями находится образ Спасителя Вседержителя. По бокам Спасовского образа в настенной письменности написаны изображения Пресвятой Богородицы, Иоанна Крестителя, Архангелов Михаила и Гавриила, а также изображения Апостольского, а также изображения Рождества Богородицы. настенные буквы »[выделено нами ¾ Ю.С. Апостолы Петр и Павел, четвертая непарная фигура по правую руку Спасителя, скорее всего, апостол Иоанн Богослов енный святой строителя собора архиепископ Ростовский Иоасаф (в мире князя Иоанна Оболенского) ).

Возвращаясь к фреске в гробнице, следует отметить, что изображение Николая Чудотворца на южной стене неслучайно, так как эта стена общая с Никольским приделом (особенность, отмеченная многими исследователями). Следует особо отметить и «обратную связь» часовни с церковью преподобного Мартиниана. На южной стене придела находится композиция «Перенесение мощей Николая Чудотворца», на которой изображена большая святыня Николая Чудотворца. Под этой фреской снаружи, то есть внутри церкви-усыпальницы, изображена св. Мартиниана. Взаимосвязь композиций усиливается архитектурной деталью ì окном из собора в церковь, которое, как известно, имело символическое прочтение.Вертикальная линия от окна, которая является связующим звеном между собором и церковью, ложится на край композиции со стороны фигуры Святого Николая.

Если в приделе все композиции раскрывают «земные» деяния Николая Чудотворца, то внешняя фреска изображает его «небесное» заступничество. Здесь подчеркивается преемственность от архиепископа Николая до игумена Мартиниана. Николай Мирликийский — великий организатор и пастырь, что созвучно подвигам преподобного Мартиниана, строителя Ферапонтова монастыря и почитаемого пастыря.Святой Мартиниан был духовным наставником таких известных личностей, как преподобный Кассиан Грек, блаженный Галактион Белозерский, епископ Пермский Филофей и вышеупомянутый архиепископ Ростовский Иоасаф — строитель собора Рождества Богородицы и заказчик храма. фрески Дионисия.

На фресках Дионисия в Никольском приделе красочно изображено заступничество святителя Николая за несправедливо осужденных (композиции «Освобождение трех человек от казни», «Явление трех воевода в темнице», «Явление святителя».Николая царю Константину »и« Явление святителя Николая епарху Евлавию »). Подобные примеры мы находим в житии преподобного Мартиниана. Достаточно вспомнить его бесстрашие в защите боярина от позора великого князя Василия II Темного. Великий князь, избрав монаха своим духовным отцом, призвал его игуменом в Троице-Сергиев монастырь, откуда он впоследствии вернулся в Ферапонтов монастырь.Однажды Василий II хотел вернуть бежавшего боярина к князю из Тверь, и послал к нему преподобного Мартиниана.Получив обещания, боярин вернулся, но попал в плен и заключен в тюрьму. Узнав об этом, игумен Мартиниан немедленно поехал верхом в Москву, явился императору и в гневе осудил его, лишив его благословения на него и на его правление. Князь хорошо помнил, чем обернулась потеря благословения своего бывшего соперника Дмитрия Шемяки, и «богобоязнен». Он сразу снял боярскую опалу и с покаянием отправился в Троицкий монастырь. Игумен Мартиниан встретил и благословил своего духовного сына почестями, а сам попросил у него прощения за его дерзость, показав пример кротости и смирения.

Композиция «Кончина Николая Чудотворца» расположена на южной алтарной колонне собора напротив «Перенесения мощей Николая Мирликовского». Это единственное изображение Успения Пресвятой Богородицы на росписи храма, свидетельствующее о связи обеих композиций с гробницей за стеной. Мы не видим «неземную» жизнь Николы в глубине собора, а видим за его пределами, в ином мире, в небесном заступничестве. Таким образом, цикл фресок Никольского придела завершается в церкви св.Мартиниана по заступничеству Николая Чудотворца перед Богородицей.

Идея взаимосвязи внешних фресок собора подтверждается не только предстоящими, но и коленопреклоненными фигурами монахов Мартиниана и Ферапонта на южной стене ¾ соответственно монахам Иоанну Дамаскинскому и Косьмы Маюм в тимпане дверной арки портала, где они изображены падающими к Богородице Дионисием.

На обеих наружных росписях собора изображены фигуры архангелов Михаила и Гавриила.В церкви Мартиниана изображение архангела Михаила имеет дополнительное значение. Это одноименный святитель преподобного Мартиниана в мире и в схиме. Сам монах изображен у ног Архангела Михаила, над его головой почти стертая надпись, которую можно прочитать как «МАРТИНИАН». Изображение погребенного на росписи было естественным и традиционным, если гробница была замурована в полу или в стене храма. Если бы не это обстоятельство, то в левой части композиции должен был быть изображен изначальный вождь монастыря преподобный Ферапонт (его изображение противоположное).Основатели монастыря изображены без ореолов (голова правой фигуры не сохранилась), поскольку канонизация монахов Ферапонта и Мартиниана произошла между 1547 и 1549 годами, то есть почти через 50 лет после росписи собора. Но Дионисий, опередив свое время, оставляет нам их изображения.

ИКОНА ХУДОЖНИКА ДИОНИСА

Пожалуй, самое сложное — написать об этом удивительном чуде, дожившем в Ферапонтовом монастыре до 21 века — о фресках Дионисия. На эту тему существует множество исследований, но о самом иконописце известно мало. Обнаруженные в последние годы монастырские синодики (мемориальные книги) с записями семьи Дионисия не дают достаточных оснований для суждения о его происхождении. Когда и где он родился, когда умер и где похоронен, неизвестно.

По свидетельству современников Дионисия, уже в 1470-х годах он считался самым известным среди русских иконописцев. Его работы были высоко оценены.Так, Правитель Коломны Вассиан (Топорков) подарил три иконы Дионисия на поминовение в Иосифо-Волоколамском монастыре, а в сопроводительной книге монастыря было написано, что поминать надо «до тех пор, пока стоит Пречистский монастырь».

Первое упоминание об одном из самых ранних произведений Дионисия содержится в летописи, составленной в Москве при великом князе Иоанне III. В нем под 1477 годом помещено «Сказание о Пафнутии Боровском», где рассказывается о храме, построенном монахом, и о его «чудесной» росписи.Однако великий князь-летописец не упомянул имена мастеров. На авторство старцев Митрофана и Дионисия указал архиепископ Ростовский Вассиан (Санин) в составленном им житии преподобного Пафнутия Боровского. Назвав иконописцев, он дал им самую высокую оценку, назвав их «пресловутыми [прославленными] больше, чем кто-либо в подобном деле».

Фрески Дионисия в соборе Рождества Богородицы — единственные сохранившиеся до наших дней фрески мастера.

В самом начале 16 века в стенах Ферапонтова монастыря возникла артель художников, расписавших церковь Рождества Богородицы. Более четырехсот лет каменные стены терпеливо хранили цвета фресок, надписей и память мастеров, создавших их. Один из них — Дионисий, имя которого ученые прочитали еще в начале 20 века. По своему географическому положению собор был передвижным храмом.В то время, когда с падением Константинополя открылся новый торговый путь в Российское государство, собор Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре оказался на этом великом пути, проходящем через Белое море вдоль Онеги и Шексны. . Он был первым каменным собором на этом пути и вполне подходил для фресковой росписи. Каргополь, расположенный на той же Онеге, был еще полностью разрубленным городом, и в Соловецком монастыре не было каменных церквей. Артель мастеров и подмастерьев выполнила всю возложенную на них работу чуть более чем за два года.

Росписи, насчитывающие почти 300 сюжетов и отдельных персонажей, занимают практически все поверхности стен, сводов, столбов (кроме восточных — за иконостасом и алтарной перегородкой), оконных и дверных откосов, а снаружи — центральную часть западная стена над дверным проемом и нижняя часть южной стены над могилой преподобного Мартиниана.

Иконография фресок Ферапонтовского собора во многом не имеет аналогов в росписи русских церквей.Никогда раньше, например, на алтаре не было изображения Иоанна Крестителя, не было изображений Вселенских соборов и многого другого. Некоторые считают, что акафист Богородице впервые появился и у Ферапонтова. В греческих и южнославянских церквях обычно изображалась вся жизнь Марии, начиная от «Рождества Богородицы» и заканчивая ее «Успением». С другой стороны, Дионисий создает картину, прославляющую Марию, картину, похожую на гимны, написанные в ее честь.Конечно, Дионисий не ввел произвольно во фрески многие предметы, которые до него не были изображены. Чтобы сделать такой смелый шаг, ему нужно было увидеть предыдущие картины, и не только услышать о них, но и увидеть их он мог только на Афоне. Но решение Дионисием многих евангельских историй отличается от афонских. Тогда не было строгих канонов, и Дионисий мог воспользоваться этим обстоятельством. Например, он самостоятельно пытался осмыслить некоторые положения христианства, в частности, о жизни Богородицы.То, что было главной целью предыдущих живописцев, для Дионисия стало второстепенным. основная задача для него — акафист Богородице, ее прославление, поэтому весь большой цикл росписи Рождественской церкви представлен одним гимном: «Радуйтесь!» Центральная змея изображает Богородицу Одигитрию, сидящую на троне, а ангелы преклоняют колени перед ней.

Созданные Дионисием фрески следует рассматривать как неотъемлемую часть архитектуры самого Рождественского собора. Все его внутреннее пространство — от купола до основания — залито сияющей росписью. «Венчание в Кане Галилейской», например, представляется ему радостным праздником. Соборы и башни, обрамляющие многочисленные живописные сюжеты, напоминают зрителю архитектурные памятники Москвы и Владимира.


По мнению многих исследователей, этот образ напоминает Пантократора из Софийского собора в Новгороде, но эта связь ощущается чисто внешне — в расположении рук и Евангелии.Суть ферапонтовского Христа Вседержителя сильно отличается от новгородского. В Ферапонтове Христос Вседержитель не обладает такой грозной и непреклонной волей, как новгородский Пантократор.

На северной стороне собора на престоле восседает Богородица в окружении архангелов, а у подножия престола толпятся толпы смертных, воспевающих «Царицу мира». На южной стороне множество певцов восхваляют Деву Марию.

На западной стороне вместо более привычной для южнославянских церквей «Успения» изображена композиция «Страшный суд», в которой Дева Мария прославляется как покровительница всего человеческого рода. В восточном люнете храма Богоматерь изображена в чисто русском, национальном духе — покровительница и защитница государства Российского. Она стоит с «крышкой» в руках на фоне стен древнего Владимира, который в те годы был символом религиозного и политического единства России. Деву Марию окружают уже не певцы или святые, а русские люди. Собор расписывали Дионисий и его товарищи не только внутри, но и частично снаружи.На западном фасаде хорошо сохранилась фреска, которая приветствовала человека, входящего в храм, и давала правильное направление его мыслям и чувствам. .

Картина посвящена Рождеству Богородицы и состоит из трех поясов: верхний — деисусный, средний — сцены Рождества Богородицы и Лаской Марии Иоакима и Анны, нижний. это архангелы. Справа от портала изображен Гавриил со свитком, на котором написано: «Ангел Господень напишет имена тех, кто войдет в храм.«

Фреска портала является своеобразной прелюдией к росписи собора, ведь именно здесь начинается акафист Богородице. До Дионисия другие художники интерпретировали сюжет Рождества Богородицы как чисто семейную сцену в доме Иоакима и Анны — родителей Марии. Дионисий также оставил жанровые детали, продиктованные самим содержанием картины, и в то же время его фрески резко отличаются от произведений его предшественников. В среднем ярусе росписи Дионисий разместил не сцены из жизни Марии, а иллюстрации к двадцати четырем песням акафиста Богородице.Здесь художник меньше всего был скован канонами, и из-под его кисти выходили образы совершенно оригинальные. Он не показывает бурных движений человеческой души, художника привлекают размышления, оригинальная интерпретация традиционных евангельских тем.

Например, Анна и престарелый Иоахим, узнавшие, что его жена ждет ребенка. Иоахим на фреске знает о «непорочном» зачатии, благоговейно кланяется новорожденной Марии, протягивает ей руку и повторяет обычный для «прихода» жест.Анна, полная достоинства и смиренной грации, сидит на кровати, а женщина, стоящая за кроватью, не только не помогает Анне подняться, но даже не решается прикоснуться к пелене той, кто родила будущую мать Христа . Женщина справа от кровати не просто протягивает Анне миску с едой, а торжественно преподносит ее. И эта золотая чаша, приобретая особое смысловое значение, становится центром всей композиции. Дионисий показывает зрителю, что перед ним не обычная суетность жизни, сопровождающая рождение ребенка, а исполнение священного таинства.Образы всех персонажей из жития Марии наполнены Дионисием необычайной душевной тонкостью. Их движения плавные, жесты только очерчены, но не завершены, участники многих сцен только указывают прикосновения, но не касаются друг друга. Это касается, например, сцены «Купание Марии». Композиционным центром этой части фрески является золотая купель. Женщины, купающие новорожденного, не смеют трогать ее, а тот, кто принес Анне подарок, держит его бережно, как сосуд с ладаном.

Еще одна отличительная черта фресок Дионисия — мягкость цветов и элегантность. В изображениях преобладают белые, небесно-голубые, желтые, розовые, вишневые и светло-зеленые тона. Для фона иконописец использовал преимущественно ярко-синий цвет. Краски якобы доставили художнику из Москвы. В наиболее богатой в плане цветовой гамме расписаны медальоны под барабаном и на арках рессор. При их реализации использовались как чистые цвета, так и смеси.

Надо сказать, что мягкие округлые контуры одной формы повторяются в другой, все фигуры написаны легко и живописно, как будто они лишены веса и парят над землей. Фрески собора отличаются нежностью, приглушенностью и осветлением красок, мягкими переходами цветов, им не хватает контрастов и резких сопоставлений. В своде юго-западной колонны Рождественского собора находится композиция с изображением Иисуса Христа и московских митрополитов Петра и Алексея.Под ними, возле водоема, — седой старик, пожилая женщина и двое молодых людей. Возможно, Дионисий изобразил здесь себя и свою семью, потому что в Ферапонтове с ним работали два его сына, Владимир и Феодосий.

Вершиной творчества Дионисия с уверенностью можно назвать настенные росписи Собора Рождества Богородицы.

Постройки монастыря, пожалуй, единственные на Русском Севере, сохранили все характерные черты декора и интерьеров.

Я сюда не раз возвращался, и впечатление от монастыря было как в первый раз….

Адрес : Вологодская область, Кирилловский район, село Ферапонтово.

Возвышаясь над деревней Ферапонтово, он представляет собой уникальный по красоте ансамбль, являющийся историческим памятником мирового значения. На данный момент он внесен в список ЮНЕСКО. История монастыря напрямую связана с теми знаменательными событиями, которые происходили в Москве в 15-17 веках.Здесь, в соборе Рождества Богородицы, много фресок работы известного иконописца Дионисия.

Ансамбль монастыря

Ферапонтов монастырь построен на холме между Бородаевским и Павским озерами, которые соединяет речка Паска. В его ансамбле гармонично сочетаются архитектурные детали разных веков. Особый интерес вызывает собор Рождества Богородицы. Это главный храм монастыря, строительство которого началось в 1490 году.Недалеко от собора в 1530 году была построена церковь Благовещения, а в 1640 году началось строительство церкви Святого Мартимиана.

Как был основан монастырь

Ферапонтов был основан в 1397 году Ферапонтом, выходцем из древнего рода Поскочиных. Святой постригся в Симоновом монастыре в Москве в возрасте сорока лет. Здесь он подружился с преподобным Кириллом Белозерским. Вместе они слушали проповеди Сергия Радонежского, который часто бывал в монастыре.Исполнив послушание, Ферапонт отправился на север, к Белоозеру. Святому понравился суровый северный край, и немного позже он решил вернуться туда за подвигами. На этот раз они отправились на север вместе с преподобным Кириллом. Здесь они основали Кирилло-Белозерский монастырь.

Через некоторое время Ферапонт основал свой монастырь на холме между Павским и Бородаевским озерами. Сначала он жил в келье, построенном отшельником. Ему пришлось пережить много лишений. Со временем к нему стали приходить монахи, которые также строили здесь кельи.Постепенно это место превратилось в монастырь.

Расцвет

Ферапонтов монастырь стал широко известен благодаря стараниям преподобного Мартиниана, ученика Кирилла Белозерского, который по настоянию братии стал его настоятелем. Сюда когда-то приходили на поклонение самые известные представители русской знати — Елена Глинская, Иван IV, Василий III и другие. В 15-16 вв. из стен этого монастыря выходили виднейшие деятели Русской Церкви — епископ Вологодский и Пермский Филофей, епископ Ярославский и Ростовский Иоасаф и другие.Со временем монастырь стал местом ссылки выдающихся деятелей, боровшихся за верховенство Церкви в государстве — Патриарха Никона, митрополита Спиридона-Саввы и др.

Помимо прочего, Ферапонтов монастырь был еще и крупнейшим. вотчина. В XVII в. монастырю принадлежало около 60 деревень, триста крестьян и 100 пустошей.

Разорение

Несмотря на то, что в монастыре было возведено много каменных построек, с 15 по 17 века он так и не превратился в настоящую крепость.Его забор оставался деревянным до 19 века. Это стало причиной разорения монастыря в 1614 году польско-литовскими разбойниками. Каменное строительство возобновилось только через 25 лет после нашествия. Тот факт, что монастырь пришел в упадок, мы обязаны сохранению фресок в их первоначальном виде. Монастырь был небогатым, поэтому реставрация фресок никогда не производилась.

В 1798 году постановлением Синода монастырь был упразднен.В 1904 году здесь снова открыли монастырь, но уже для женщин. Просуществовало это недолго — до 1924 года. Сегодня на территории монастыря действует музей фресок Дионисия.

Иконописец Дионисий

В 1502 году иконописец Дионисий с артель был приглашен в Ферапонтов монастырь. Его задачей было расписать Рождественский собор. К тому времени Дионисий уже был известен и считался ведущим московским мастером. Свой первый серьезный заказ он получил между 1467 и 1477 годами.В это время ему предложили принять участие в убранстве церкви Рождества Богородицы в 1481 году, он приступил к выполнению другого важного задания — исполнения икон для иконостаса Успенского собора (Московский Кремль). Мастер отлично справился с заказом и с тех пор стал олицетворением московской школы живописи.

Ферапонтов монастырь. Фрески Дионисия

Фрески Дионисия в соборе Рождества Богородицы — единственные фрески мастера, сохранившиеся до наших дней. До переделок фасада 16 века. изображенные на нем сюжеты были видны издалека. Майкл также изображен по обе стороны ворот. Портал украшен сценами Рождества Богородицы и фреской «Десус». Вверху вы можете увидеть медальон с изображением Христа. Над дверью Дионисий поместил образ самой Богородицы в окружении Козьмы Маюмского и Иоанна Дамаскина. Именно эта фреска становится началом сюжетных образов, посвященных Пресвятой Богородице… Центральная змея изображает Богородицу Одигитрию, сидящую на троне, а ангелы преклоняют колени перед ней. В храме есть и другие фрески, изображающие Деву Марию. Ферапонтов монастырь знаменит, в первую очередь, росписями Собора Рождества Богородицы.

Особенности росписи храма

Живописная система храма организована очень строго и лаконично. Фрески выполнены с учетом архитектурных особенностей здания.Еще одна особенность, которая делает дизайн храма гармоничным, — это композиционное мастерство. Это можно отнести как к размещению фресок, так и к каждому отдельному участку. Рисунок отличается гибкостью линий и в то же время их лаконичностью. Все изображения выглядят невесомыми, направлены вверх. Фрески насыщенные и динамичные. Чтобы увидеть все фрески в последовательности сюжета, необходимо несколько раз обойти весь храм по кругу.

Еще одна отличительная черта фресок Дионисия — мягкость цветов и изящество. В изображениях преобладают белые, небесно-голубые, желтые, розовые, вишневые и светло-зеленые тона. Для фона иконописец использовал преимущественно ярко-синий цвет. Краски якобы доставили художнику из Москвы. Самые богатые по цветовой гамме росписи — это медальоны под барабан и на арках рессор. При их реализации использовались как чистые цвета, так и смеси.

Стену Рождества Богородицы смело можно назвать вершиной творчества Дионисия. Интересен тот факт, что все фрески Ферапонтова монастыря были выполнены всего за 34 дня (с 6 августа по 8 сентября). И это при том, что их общая площадь составляет 600 м 2.

Ферапонтов Лужецкий монастырь

В 15 веке Белоозеро принадлежало князю Андрею, сыну Дмитрия Донского. В 1408 году он обращается к Ферапонту с просьбой основать монастырь в городе Можайске.После долгих раздумий святитель соглашается стать игуменом нового монастыря. Построенный на берегу получил имя Лужецкий. В 1420 году здесь был возведен собор Рождества Богородицы. Недалеко от Лужецкого монастыря источник с лечебной водой … Его называют колодцем Святого Ферапонта. По легенде, его открыл сам святой.

Святой Ферапонт оставался в Лужецком монастыре до своей смерти в 1426 году. В 1547 году он был канонизирован. Его мощи до сих пор покоятся в соборе Рождества Богородицы.Сегодня Вологодский и Лужецкий Ферапонтов монастыри являются ценнейшими памятниками средневековой русской культуры.

«Кириллов Ферапонтово. Звезды Русского Севера» ).

… К Ферапонтовскому монастырю нельзя подъехать, там через речку узкий мост и самому немного пройти пешком. Эта картина до сих пор стоит в глазах. Зеленый холм, сосны, озеро, темное небо и белый монастырь.
… Часто в текстах, когда пишут о росписях в соборе Рождества Пресвятой Богородицы, фраза «замираешь в трепетной тишине». «Не согласен. Неправильно. Ничего не замораживаешь. Никакого претенциозного трепета не чувствуешь. Здесь, прямо скажем, просто« выбивает мозги окончательно », а если выразиться эстетически, то« мысли полностью » исчезают », и вы испытываете состояние невесомости и легкости, невыразимое никакими словами.
Фрески настолько невероятно и ненавязчиво красивы, что их невозможно разглядеть фрагментарно. Они окружают, окутывают вас со всех сторон невыразимо нежными кремовыми красками , они льются на тебя самой красивой небесной музыкой.

* Фотографии фресок взяты с монастырских сайтов Ferapontovo.ru и Dionisy.com

В наших планах: достопримечательности Кириллова — Сиверское озеро и Кирилло-Белозерский монастырь; достопримечательности Горица — река Шексна, Горице-Успенский монастырь и гора Маура; а также достопримечательности Ферапонтова — Бородавское озеро, Ферапонтовский монастырь со знаменитыми фресками Дионисия и Цыпин Гора. На все 1,5 дня: утром ~ в 12 выезжаем из Вологды, полдня в Ферапонтово, вечером в Горицах, утром следующего дня наблюдаем за Кирилловым, а днем ​​выезжаем в Петрозаводск через Вытегру.

… Я ужасно волновался. Дождь! Ведь нас могут не пустить, а точнее точно не пустят в собор Рождества Богородицы в Ферапонтово. Там же фрески охраняются как зеница ока, в них строжайший температурный режим и внутрь пускают только пять человек, чтобы они не слишком много дышали. А вот такой ливень. Я так мечтала увидеть эти фрески, столько раз специально стояла в Третьяковской галерее перед работами Дионисия в Иконном зале, чтобы лучше понять его технику, прочувствовать его, заранее подготовиться к Ферапонтово.А потом дождь …

… Быстро доехали до указателя на Ферапонтово, повернули налево и по хорошей дороге ехали еще ~ 7 км до самого села. Остановились на небольшой стоянке перед магазином — туда нас вела сама дорога. К монастырю нельзя подъехать, через реку узкий мостик и самому придется немного пройти.

Эта картинка до сих пор стоит в глазах. Зеленый холм, сосны, озеро, темное небо и белый монастырь.

Словами не передать то чувство, которое вы испытываете в этом месте. Знаете, теперь я верю в любовь с первого взгляда. Они просто бросили взгляд — и мое сердце екнуло. Почему это интересно? Сразу, когда мы поднимались к монастырю, мы решили спуститься (сам монастырь находится на холме) по тропинке среди сосен к круглому озеру. Это было совершенно спонтанное решение, озеро настолько сразу и сильно привлекло к себе, что сопротивляться было бесполезно. Мы сели на тротуар и — время остановилось. Шшшур — пришла волна, — шшур — зашумела другая. Ветер запутался в соснах над головой. Галька в прозрачной воде под волнами перекатывалась из стороны в сторону … Я сразу увлекся этим делом, выудил и положил пару камешков в карман. Озеро с трудом отпускало нас, и весь этот спокойный пейзаж.

Встали и пошли в монастырь.

Монастырь, слава Богу, не особо охвачен чрезмерной цивилизацией.К воротам ведет дорожка из больших булыжников, а в самом монастыре есть ковер из зеленой травы, а за всеми церквями обычно есть поле и некошеные, дикие, неконтролируемые пахучие травы. Из открытых ворот монастыря видно озеро. Я никогда не испытывал такого чувства ни в одном монастыре — легкое возбуждение, тихая радость, сосредоточенность, ожидание чего-то прекрасного, своего рода наполнения. Кроме нас туристов практически нет….

… Выходим из Трапезной и по коридору мимо группы молодых художников с мольбертами и альбомами попадаем прямо в руки экскурсовода. Нам невероятно повезло. Мало того, что дождь закончился и мы добрались до Собора, но еще и остались наедине с гидом. Кроме нас туристов нет. Вернее, людей немного, но они куда-то блуждают.

Часто в текстах, когда пишут о соборе Рождества Пресвятой Богородицы, встречается фраза «замираешь в трепетной тишине».«Не согласен. Неправильно. Ничего не замораживаешь. Никакого претенциозного трепета не чувствуешь. Здесь, прямо скажем, просто« выбивает мозги окончательно », а если выразиться эстетически, то« мысли полностью » исчезают »и вы испытываете состояние невесомости и легкости, непередаваемое никакими словами.

Фрески настолько невероятно и ненавязчиво красивы, что их невозможно разглядеть фрагментарно. Они окружают, окутывают со всех сторон невыразимо нежной кремовые цвета, они льются на вас, как самая красивая небесная музыка … Их нельзя почувствовать одними глазами, они включают в себя все ваши чувства. Вы буквально должны заставить себя слушать экскурсовода, и она рассказывает очень и очень интересную историю. Ее голос доносится до вас, как будто издалека. Когда вы смотрите на ТАКИЕ творения, слова не нужны. «Зачем слова, когда на небе звезды?» Вроде Пелевина.

Над нами в куполе незабудки Христос … Его пальцы правой руки, сложенные в крестное знамение, опускаются вниз, и создается буквальное и реальное физическое ощущение, что они касаются вас, что они видят вас оттуда с неба и благословляют вас.

Смотрит на вас с купола алтаря Богоматерь в вишневом плаще с поднятыми и вытянутыми руками и младенец Иисус тоже с поднятыми двумя руками. Такое изображение встречается очень редко. Это Богоматерь Оранта, или Знак, или Воплощение.

Ниже пояс Архангелов вокруг купола (или бочки) — Михаил (защита), Гавриил (наставление на истинном пути), Рафаэль (исцеление), Уриил (или Иеремиил, душевный покой и любовь), Салафиил (молящийся Богу за людей), Иегудиил защита от бед и врагов), Барахиил (получение благословений при разных обстоятельствах).

Фигуры все невесомые, как будто они парят вокруг вас, а вы летите вместе с ними.

На сводах ожерелье из больших круглых медальонов со святыми.

Все, все, все стены, все колонны — в сюжетных картинах. Филигрань. Отточенный. Великолепный цвет.

В самом низу то, что идет от пола до человеческого роста — белая полоса с одним круглым, никогда не повторяющимся орнаментом — называется полотенцем.

Мы стоим в соборе, притворяемся, что слушаем замечательного проводника, а сами кружим, поворачивая глаза, впитывая краски, любуясь, наслаждаясь. В этом соборе есть что-то медовое. Такое душевное удовольствие. Какая радость. Такое спокойствие. Такая мощь. Такая благодать.

Знакомство с гениальным русским иконописцем Дионисием почему-то принято начинать с обсуждения композиции его дивных красок. … Один чрезвычайно восторженный поклонник фресок Дионисия, художник Чернышов, бам, и Однажды пришла в голову идея (Ньютон просто отдыхал со своим яблоком) — ааа, сказал он, догадался, что секрет красок кроется в местной гальке из Бородавского озера.Эта гипотеза почему-то покорила всех своей романтичностью. Ах, Бородавское озеро, ну, под ногами разноцветная галька. Набрала, потерла, вот и готовая краска. Почему-то эта версия на многих подействовала гипнотически, все бросились в дискуссию и с лопатами и тазами к берегу озера, дабы получить краски, как гениальный мастер. Споры все еще продолжаются. Сколько камешков износилось, а красок «как Дионисий» еще нет.

Почему-то все забывают о главном … Кто этот мастер со странным нерусским именем Дионисий? О нем до неприличия мало что известно.

… Сыновья помогали ему расписывать собор Рождества Богородицы. Дионисий собственноручно расписал только его верхнюю часть — купол, барабан и медальоны на сводах . Это его последняя работа. Думаю, он был ею доволен. Потому что лучше невозможно. А волшебный колорит и игра красок — исключительно виртуозное мастерство гениального художника. Его секрет — либо смешивание красок в совершенно интуитивной пропорции, например, голубой азурит + охра = множество зеленых оттенков; или тончайшая глазурь, т.е. нанесение одного тончайшего слоя краски на другой (побелка на вагонке) с получением либо теплого оттенка, либо холодного; или достижение желаемого оттенка с помощью полноты кисти от начала мазка до его завершения; или играя с архитектурными формами и освещением, например, он мог разместить фрески в более освещенной верхней или, наоборот, затемненной нижней, или в нише стены. Простой свет из окна по-другому окрасит фреску. Также он мог просто играть с цветовыми сочетаниями. Он был блестящим колористом!

Например, его медальоны. Всего их 68. Если честно, я их сразу заметил. Они такие необычные, их так много, они такие красивые, такое ожерелье из разноцветных шаров, когда смотришь на них снизу, запрокинув голову. Так что их цвета сразу впечатляют: незабудка, песочный, розовый и малиновый.Всего четыре цвета, очень мягкие, очень натуральные и нежные. Но как он их сочетает! На каждом медальоне изображены святые в одежде разных цветов: розовый в синем медальоне, синий в малиновом, розовый в песочном и т. Д.

68 медальонов, всего 4 цвета — и все разные.

Экскурсовод подвел нас с к малой часовне Святого Николая Чудотворца и обратил наше внимание на то, что взгляд святого всегда устремлен на вас , где бы вы ни стояли .

Она также сообщила, что теперь к собору открыт более широкий и лояльный доступ посетителей, потому что теперь реставраторы сделали теплый пол с подогревом, так что сырость фресок уже не страшна, в научном выражении это называется «стабилизация микроклимата». Хотя Правила посещения по-прежнему гласят, что группы до 10 человек могут входить в собор, когда температура воздуха в соборе выше +10, а влажность ниже 75%. Время посещения не более 30 минут.Зонтики и влажную одежду нужно оставлять за стенами собора.

30 минут до Дионисия!

Удивительные параллели: Дионисий (1440–1502) — современник Леонардо да Винчи (1452–1519).

Реставрационные работы проводятся очень аккуратно и кропотливо. Благодаря этим замечательным людям — реставраторам — практически альтруистам, самоотверженным специалистам (про них небольшая экспозиция на выходе из собора) сохранились и сохранились фрески.

Сам собор Рождества Пресвятой Богородицы внешне безупречно красив с настоящей древнерусской красотой. Ряды кокошников и серого маковочного шлема. Белый. Стройный. Элегантный. С рисунком. Его построили ростовские мастера. Конец 15 века. К нему примыкают колокольня, церковь Мартиниана и церковь Благовещения с трапезной. Все постройки расположены в центре монастырского двора и окружены крепкими белыми монастырскими стенами.


« В потемневших лучах горизонта смотрю на окрестности, где душа Ферапонта увидела нечто от Бога в земной красоте. И однажды возникло из сна, из этой молящейся души, как трава, как вода, как березы, чудо дивное в русской глуши! И небесно-земной Дионисий, явившись из окрестных земель, поднял это чудо-чудо на невиданный доселе уровень … Деревья стояли неподвижно, и ромашки сияли в темноте, и эта деревня казалась мне чем-то самым святым на свете. земной шар … » Николай Рубцов.


с. 285¦ Сохранность фресок в целом хорошая. Реставрация 1738 года проводилась достаточно тщательно, и фрески не были полностью написаны, как это обычно делалось в XVIII веке, а лишь освежены темперой в тех местах, где живопись особенно пострадала от времени. На верхнем слое краски есть потертости и механические повреждения. Подробнее о состоянии сохранности фресок церкви Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря в книге: Чернышев Н.М. Фрески в Древней Руси . .. М., 1954, с. 82–84. из. 285
с. 286¦

Среди росписей Ферапонтова монастыря выделяется несколько стилистических групп (не менее четырех). Самым сильным и тонким мастером, несомненно, был тот, кто расписал входную стену вокруг западного портала. Его композиции наиболее ритмичны, его стройные фигуры отличаются большим изяществом, в то же время не имеют в себе ничего манерного, его палитра отличается мягкостью и особой гармонией.Этот мастер до сих пор тесно связан с традициями 15 века. Его кисти в самой церкви можно отнести к святым в апсиде и полуфигуре Николая Чудотворца в диаконе. Вероятно, этим мастером был сам Дионисий, которому в 1502 году должно было быть около шестидесяти лет. Автор большинства евангельских сцен также был среди мастеров старшего поколения. Но его работы неизмеримо хуже по качеству, чем фрески входной стены. Это, несомненно, другая личность, менее одаренная и более примитивная в смысле жизни.

Рядом с этими двумя группами картин наиболее многочисленна та, которая включает в себя основные эпизоды цикла Богородицы (Покров, радуется о Тебе), Похвала Богородицы, Благовещение, Встреча Марии с Елизаветой и большинство иллюстраций. к Акафисту, притче о непостижимой рабе, браку в Кане, лучшим частям Страшного суда и соборов. Стиль этой группы, близкий к стилю XVI века, отмечен печатью особой изысканности: стройные фигуры, преувеличенно вытянутые пропорции, легкая, словно танцующая походка, детальный крой формы, обилие орнаментов.Автор фресок, составляющих эту группу, был более молодым мастером, чем автор фресок входной стены. Он хочет, чтобы его отождествляли с одним из сыновей Дионисия — Феодосием. Видимо, престарелый Дионисий, хотя и играл ведущую роль, большую часть работы поручил своим сыновьям. Самым слабым мастером был тот, кто написал цикл сцен из жизни Николая Чудотворца и Беседы трех иерархов, пострадавших от реставрации 1738 года. В исполняемых им жестких, маленьких ритмичных композициях есть что-то медлительное и художественное.

Фрески купола, барабана и опорных арок также свидетельствуют о не очень умелой руке. Остается выяснить, это работа пятого мастера или одного из только что перечисленных мастеров. Если сосредоточиться на последнем предположении, то можно говорить только о втором или четвертом мастере (то есть об авторе евангельских сцен или авторе жития Николая Чудотворца). Дионисий, возглавивший артель и исправивший всю ее работу, вероятно, сделал следующее: взял себе те росписи, которые занимали самое видное место в храме (входная стена, апсида и раковина дьякона), доверил одну из своих сыновей (более одаренных) для выполнения основной и наиболее важной части заказа (фрески стен и столбов), другому сыну (намного уступающему первому по таланту) и помощнику он назначил росписи алтаря , диакон, своды, опорные арки, барабан и купол, полагая, что они менее доступны для зрителя… Эта стилистическая классификация фресок Ферапонта нуждается в проверке и уточнении. Но он все еще может служить отправной точкой в ​​решении одной из самых сложных проблем в истории древнерусской живописи.

С.С. Чураков попытался выделить в сцене Страшного суда портреты известных итальянских архитекторов, участвовавших в строительстве Кремля — ​​Аристотеля Фиораванти и Пьетро Антонио Солари (Портреты на фресках Ферапонтова монастыря. — Советская археология, 1959, № .3, pp. 99-113) … Эта гипотеза не очень убедительна, тем более что лица якобы «портретов» вовсе не индивидуальны. Другое предположение С.С. Чуракова более основательно. Он склонен видеть на фреске XI кондак Акафиста Богоматери (Все пение побеждено), групповой портрет семьи Дионисия (самого художника, его жены и двух сыновей). Однако следует отметить, что и здесь лица отнюдь не портретные. из. 286
¦


81. Притча о смоковнице и притча о блуднице. Фрески на западном склоне северной арки

82. Николай Чудотворец. Фреска в раковине Никольского придела

[Цвет. илл.] 107.

[Цвет. илл.] 108. Дионисий. Архангел. Фреска в куполе

[Цвет. илл.] 109. Дионисий. Брак в Кане и исцеление дочери Иаира.Фреска на восточном склоне южной арки

[Цвет. илл.] 110. Дионисий. Чудо на свадебном пиру, Вдовья лепта и Исцеление слепых. Фреска на западном склоне южной арки

[Цвет. илл.] 111. Дионисий. Богородица с младенцем. 1502. Собор Рождества Богородицы, Ферапонтово. Фреска в раковине апсиды

Литература

Георгиевский В.Т. Фрески Ферапонтова монастыря. СПб., 1911.

Георгиевская-Дружинина Е. Фрески монастыря Терапон. Иконографические этюды двух тем. — В: L «art byzantin chez les slaves, II. Париж, 1932, стр. 121-134.

.

Лавров В.А. Фрески Дионисия. — Архитектура СССР, 1939, № 2, с. 80–82.

Михайловский Б.А., Пуришев Б.И. Очерки истории древнерусской монументальной живописи второй половины XIV века.до начала XVIII в. М. — Л., 1941, с. 40-52.

Недошивин Г. Дионисий. М. — Л., 1947.

Чернышев Н.М. Искусство фрески в Древней Руси. Материалы для изучения древнерусских фресок. М., 1954, с. 61-96.

Чураков С.С. Фресковые портреты Ферапонтова монастыря. — Советская археология, 1959, вып. 3, стр. 99-113.

Данилова И.Е. Иконографическая композиция фресок Рождественской церкви Ферапонтова монастыря.- В кн .: Из истории русского и западноевропейского искусства. [Сборник статей], посвященный 40-летию научной деятельности В. Н. Лазарева. М., 1960, с. 118-129.

Третьяков Н. Фрески Дионисия. — Творчество, 1962, № 9, с. 13-16.

Михельсон Т.Н. Живописный цикл Ферапонтова монастыря на тему акафиста. — Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР, XXII в.Л., 1966, с. 144-164.

Филатов В.В. К истории техники настенной росписи в России. — В кн .: Древнерусское искусство. Художественная культура Пскова. М., 1968, с. 58, 65, 66–67.

Данилова И.Е. Ферапонтов монастырь. (Фрески Дионисия). — Художник, 1970, № 9, с. 44-56.

Данилова И.Е. Фрески Ферапонтова монастыря. М., 1970.

Данилова И. Диониси. Дрезден, 1970, с. 63–95.

Данилова И. Le schéme iconographique dans la peinture de l «ancienne Russie et son interprétation artistique. — In: Actes du XXII e Congrés International d» histoire de l «art. Budapest, 1969, II, Budapest, 1972, p. 515-518; III Таблицы Будапешт 1972, пл 442-444.

Рудницкая Л. Фрески портала собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. — Зборник для ликования, 10. Нови Сад, 1974, с. 71-101.

Бунин А. О картинах Дионисия Ферапонта.- Искусство, 1974, вып. 8, стр. 59–67.

Попов Г.В. Живопись и миниатюры Москвы середины XV — начала XVI веков. М., 1975, с. 100-113.

Хлопин И. Н. Для уточнения даты росписи Собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. — Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник, 1975. М., 1976, с. 204-207.

Орлова М.А. Некоторые замечания о творчестве Дионисия, II. Роспись западного фасада Рождественского собора Ферапонтова монастыря. — В кн .: Древнерусское искусство. Проблемы и атрибуция. М., 1977, с. 334-354.

Кочетков И.А. О первоначальном цвете картин Дионисия. — Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник, 1977. М., 1977, с. 253-258.

Чугунов Г. Дионисий. Л., 1979.

Гусев И.В., Майстров Л.Е. Математика орнаментов Дионисия. — Историко-математические исследования, т. 24. М. — Л., 1979, с. 331-339.

Гусев Х.Б. О росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря. — В кн .: Древнерусское искусство. Монументальная живопись XI-XVII веков. М., 1980, с. 317-323.

Михельсон Т.Н. Три композиции на тему «Собор Трех Святителей» в росписи Ферапонтова монастыря. Истоки иконографии. — В кн .: Древнерусское искусство. Монументальная живопись XI-XVII веков. М., 1980, с. 324-342.

Данилова И.Е. О картинах Дионисия Ферапонта.К проблеме синтеза искусств. — В кн .: Данилова И.Е. Искусство средневековья и Возрождения. М., 1984, с. 12–20.

Ферапонтовский сборник, т. М., 1985 (статьи Н. И. Федышина, И. А. Кочеткова, О. В. Лелековой, М. М. Наумовой, М. С. Серебряковой, М. Г. Малкина, Е. В. Дувакиной) …

Рыбаков А.А. О датировке фресок Дионисия в Рождественском соборе Ферапонтова монастыря. — Памятники культуры. Новые открытия.Ежегодник, 1986. Л., 1987, с. 283-289.

Михельсон Т.Н. Фрески западного свода Собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря в системе росписи храма. — В кн .: Литература и искусство в системе культуры. М., 1988, с. 310-316.

Ферапонтовский сборник, т. 2. Москва, 1988 (статьи В. В. Рыбина, Т. Н. Михельсона, Л. Т. Рудницкой, О. В. Лелековой, М. М. Наумовой).

Михельсон Т.Н. Три сцены «духовных застолий» в системе росписей коробчатых сводов Собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря.- В кн .: Византия и Русь. [Сборник статей] памяти В. Д. Лихачева. М., 1989, с. 188-193.

Попов Г.В. Поездка Дионисия на Белоозеро. — В кн .: Древнерусское искусство. Художественные памятники Русского Севера. М., 1989, с. 30–45.

Орлова М.А. К истории создания росписи собора Ферапонтова монастыря. — В кн .: Древнерусское искусство. Художественные памятники Русского Севера. М., 1989, с. 46-55.

Лелекова О.В., Наумова М.М. Живопись Дионисия в соборе Рождества Богородицы в Ферапонтове (по реставрационным исследованиям). — В кн .: Древнерусское искусство. Художественные памятники Русского Севера. М., 1989, с. 63-68.

Гусев Н.В. О начальных этапах творчества мастеров ферапонтовой росписи. — В кн .: Древнерусское искусство. Художественные памятники Русского Севера М., 1989, с. 69-73.

Ферапонтовский сборник, т.3. Москва, 1991 (статьи В. Д. Сарабьянова, В. В. Рыбина, С. С. Подъяпольского, М. С. Серебряковой, архим. Макария, И. П. Ярославцева, О. В. Лелековой, Н. М. Тарабукиной).

Лифшиц Л. И. Тема «Вход в Дом мудрости» в росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря. — Состояние. Историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль». Материалы и исследования, XI. Русская художественная культура XV — XVI веков. М., 1998, с. 174–195.

Вздорнов Г.I. Роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря (список композиций). М. — Ферапонтово, 1998.

.

Бугровский В.В., Долбилкин Н.П., Рольник И.А. Дионисий. Культура Московской Руси. Уроки истории. М. — Кызыл, 1998, с. 111-148 (Глава 3: «Роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря»).

Наумова М.М. Средневековые краски. М., 1998, с. 47–53 (Росписи фресок собора Рождества Богородицы в Ферапонтове).

Ансамбль Ферапонтова монастыря

Прочтите текст и объясните, почему он внесен в Список всемирного наследия?

Перевести обрисованный отрывок на Русский.

Музей фресок Дионисия расположен в архитектурном ансамбле памятников Ферапонтова монастыря XV-XIX веков в селе Ферапонтово.

Ферапонтов монастырь основан в 1398 году преподобным Ферапонтом.Около 400 лет он был одним из самых выдающихся культурных, религиозных и образовательных центров Белозерского края.

Наряду с Кирилло-Белозерским монастырем Ферапонтово становится традиционным местом поклонения и подношения многих русских феодалов. На рубеже XV-XVI веков его стены покинули выдающиеся личности русского храма. Формирование каменного ансамбля Ферапонтова монастыря XV-XVII веков началось в 1490 году, когда ростовскими мастерами был построен первый каменный храм в районе Белого озера — собор Рождества Пресвятой Богородицы.Среди шести дошедших до нас каменных построек монастыря наибольшее значение имеет собор. Согласно тексту летописи у северных дверей церкви, она была написана Дионисием и его сыновьями с 6 августа по 8 сентября 1502 года. Это единственная сохранившаяся картина Дионисия, который был законным наследником Андрея Рублева и последний представитель русского национального искусства в период его расцвета и объединения с государством Российским.
После того, как прославленные настенные росписи XII-XV веков в Новгороде были уничтожены немецкими фашистами во время Великой Отечественной войны, фрески Дионисия превратились в уникальный, совершенно нетронутый ансамбль фресок Древней Руси. Их ценность особенно высока тем, что они не обновлялись и сохранили неповторимую красоту, цвет и текстуру.

Общая площадь фресок в соборе 600 кв.м. Это единственная документально подтвержденная картина мастера.Индивидуальность росписи, выполненной Дионисием, заключается в неповторимой мягкой цветовой гамме, ритмической гармонии многочисленных сюжетов, сочетающихся с архитектурными частями собора. Взаимосвязь циклов (Акафист Пресвятой Богородицы, Вселенские соборы, Страшный суд и др.) И отдельных композиций как внутри, так и вне собора, цветовая гамма и философская глубина определяют ценность росписи собора Рождества Христова. Пресвятая Богородица для мировой культуры как выдающийся памятник русского искусства и культуры, значительное уникальное художественное достижение.

XVI век — период расцвета монастыря. Об этом свидетельствуют дополнительные и даренные письма светских и церковных властей, прежде всего Ивана IV. В XVI веке в монастыре были построены монументальная церковь Благовещения Пресвятой Богородицы с трапезной, казначейской палатой и служебными постройками.

В начале ХХ века Ферапонтов монастырь вместе с окружающей его природой стал привлекать внимание архитекторов, художников, ученых, музейных работников, всех ценителей старины.В 2002 году ансамбль Ферапонтова монастыря и фрески Дионисия были включены ЮНЕСКО в Список всемирного наследия.

Дионисий | Encyclopedia.com

(ок. 1440–1508), известный русский художник.

Дионисий был первым русским мирянином, который, как известно, был религиозным художником и руководил большой профессиональной мастерской. Он был связан с московской школой и считается самым выдающимся иконописцем в России конца XV ​​века. Его биограф Иосиф Волоцкий (1440–1515) называл его «лучшим и творческим художником всех русских земель». «Конечно, это можно считать правдой для его периода времени.

Первыми зарегистрированными произведениями Дионисия были фрески в церкви Святого Парфунтьева в Боровском монастыре, завершенные около 1470 года, когда он был помощником художника Митрофана. В 1481 году архиепископ Вассиан Ростова, близкий друг великого князя московского Ивана III, попросил Дионисия расписать иконы для иконостаса Успенского собора, главной святыни России в Московском Кремле. Этот собор только что закончил Аристотель Фиораванти, колодец -известный архитектор и инженер из Болоньи, Италия.В этой задаче Дионисию помогали три сотрудника: Папа Тимофей, Ярете и Кон. Дионисию также приписываются фрагментарные фрески в этом соборе, написанные до заказа иконы.

В 1484 году Паисий Старший и Дионисий с сыновьями Федором и Владимиром написали иконы для Волоколамского монастыря. Принято считать, что величайшим достижением Дионисия является группа фресок в церкви Рождества Богородицы в монастыре Святого Ферапонта на Белом озере. Он подписал и датировал эту работу 1500–1502 гг. Ему снова помогли два его сына. Вся программа фресок сосредоточена на прославлении Девы Марии

. Однако обычный Вседержитель (Христос на троне, «Вседержитель») появляется в куполе, но без строгости более ранних представлений. В апсиде восседающие на троне Богородица с младенцем изображены над литургией отцов церкви. Стены нефа украшены фресками, изображающими сцены из Гимна Акафиста, восхваляющего Деву.Также появляются некоторые необычные сцены из жизни и чудес Христа (Притчи о блудном сыне, лепта вдовы и т. Д.). Дионисий, видимо, придумал какие-то композиции вместо того, чтобы копировать традиционные представления.

Стилистически он был очень обязан почитаемому Андрею Рублеву, умершему в 1430 году. Для стиля Дионисия характерна «дематериализованная буйность» (Гамильтон) его фигур, которые кажутся чрезвычайно ослабленными. Кроме того, в его фигурах есть определенная прозрачность и тонкость, характерные для его подхода.

Иконы, приписываемые Дионисию, включают большую икону Святого Петра, Московского митрополита, Святого Алексия, другого Московского митрополита, Святого Кирилла Бело-Озерского, икону Распятия, икону Одигитрии и икону, прославляющую Богородицу. Мария озаглавлена ​​«Все творение радуется о Тебе». Икона «Распятие» особенно характеризует его стиль. Ритмичное, томное тело Христа с крошечной головой (пропорции 1:12) доминирует в композиции, в то время как его последователи, в меньшем масштабе, левитируют внизу.Любопытным дополнением — возможно, из-за западного влияния — являются изображения парящей персонифицированной церкви и синагоги, каждое из которых сопровождается ангелом.

Влияние Дионисия отчетливо проявляется в русских иконах и фресках XVI века, а также в иллюминировании рукописей.

См. Также: Успенский собор; Рублев, Андрей; Феофан Греческий

библиография

Гамильтон, Джордж Х. (1990). Искусство и архитектура России. Лондон: Penguin Group.

Лазарев Виктор. (1966). Древнерусские фрески и мозаики: с одиннадцатого по шестнадцатый век. Лондон: Файдон.

Симонов Александр Григорьевич. (1970). Фрески монастыря Святого Ферапонта. Москва: Издательство «Искусство».

А. Дин Маккензи

Кириллов | Откройте для себя Вологодскую область!

«Святая земля»

Кириллов и его окрестности называют Святой Землей.

Кирилл, монах из Москвы, основал Кирилло-Белозерский монастырь на Сиверском озере в 1397 году. В 1447 году великий князь Московский Василий II Темный украсил монастырь своим визитом. А в 1528 году Василий III с женой Еленой Глинской молились здесь о ребенке, который впоследствии стал Иваном IV (Грозным). Иван Грозный трижды посетил Кириллова, пожертвовал огромную сумму денег Кирилло-Белозерскому монастырю и в конце своей жизни принял здесь монашеский постриг.

Кирилло-Белозерский монастырь — крупнейшая крепость на северо-западных рубежах Российского государства.За крепостными стенами, возведенными в XVI-XVII веках, спрятаны одиннадцать больших и малых церквей, окружающих территорию в двенадцать гектаров. До наших дней сохранилась монастырская библиотека. В нем хранится около четырнадцати тысяч томов и иконоборчество главного Успенского собора, выдающийся образец древнерусской иконописи, выполненной после постройки храма (около 1497 года). Собрание икон, старейшая из которых — Успенская икона начала XV века, — главное сокровище Кирилло-Белозерского музея-заповедника.На протяжении всей своей истории, помимо своего основного предназначения, монастырь был и сторожевой заставой, и местом ссылки.

В селе Ферапонтово, что в 18 км от Кириллова, находится Ферапонтов монастырь, основанный в 1398 году преподобным Ферапонтом. Главное здание монастыря — собор Рождества Пресвятой Богородицы (1490 г.) с фресками Дионисия (1502 г.). Тысячи людей восхищаются бессмертным искусством Дионисия, современника Леонардо да Винчи, Рафаэля и Микеланджело.

В 7 километрах от Кириллова на берегу Шексны, у подножия горы Маура, Воскресенский Горицкий женский монастырь открывает свои двери для тех, кто решил посвятить себя монашеской жизни. Монастырь основан в 1544 году княгиней Евфросинией, женой последнего удельного князя Андрея Старицкого, младшего сына Ивана III. Монастырский комплекс состоит из построек XVI – XIX веков. Национальный парк «Русский Север» общей площадью 166,4 га был основан на территории Кирилловского района в 1992 году.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *