Ганзейский союз карта: Ганзейский союз: от Лондона до Великого Новгорода | Советы туристам в Германии | DW

Содержание

Ганзейский союз: от Лондона до Великого Новгорода | Советы туристам в Германии | DW

История немецкой Ганзы. Часть II

Hanse… Это слово появилось за много сотен лет до образования первых ганзейских гильдий — походных товариществ немецких купцов, а сами эти гильдии долгое время обходились без какого-то специального названия. В своем нынешнем, привычном нам, значении оно впервые упоминается в 1267 году в королевской грамоте, выданной немецким купцам в Лондоне, когда их дела в этом городе шли уже полным ходом. Слово Hanse (Hansa) они заимствовали у торговцев из Фландрии, хотя корни у него были немецкие…

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Николай Чудотворец

    Перед нами — одна из самых красивых церквей, построенных ганзейскими купцами в Германии. Находится она на Старом рынке (Alter Markt) балтийского города Штральзунда. В Средние века, завидев башни Святого Николая — родной Nikolaikirche, ганзейские купцы знали, что они уже почти дома после трудного и опасного пути из Великого Новгорода, Риги, Лондона, Бергена или от берегов острова Готланд.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Покровитель мореплавателей

    Ганзейские торговцы часто посвящали свои церкви Святому Николаю — чудотворцу, воскресившему моряка, сорвавшегося с мачты, покровителю мореплавателей и купцов. Именно к нему они возносили свои молитвы в моменты опасности, в шторм, при угрозе кораблекрушения.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Штральзунд

    Штральзунд был основан в 1234 году. Эту дату, как отмечают здешние экскурсоводы, очень легко запомнить: раз, два, три, четыре… Новые торговые поселения на балтийском побережье в те времена развивались очень быстро. Этот город вырос на пустом месте всего за два-три десятилетия. Первое письменное упоминание церкви Николая Чудотворца, памятника кирпичной готики, датировано 1276 годом.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Городской совет

    Так Штральзунд выглядел в начале прошлого века. Сегодня на набережной возвышается белоснежный морской музей Ozeaneum. Церковь Николая Чудотворца находится прямо около ратуши. Она была храмом городского совета, торговых и ремесленных гильдий — Ratskirche, символизировала независимость города, его богатство и купеческие амбиции.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Кирпичи и готика

    При строительстве церкви Николая Чудотворца в Штральзунде помимо стандартных кирпичей использовались декоративные — самой разной формы, некоторые — покрытые цветной глазурью. Всего — 65 видов. Производились они прямо на стройке или в окрестных поселениях.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Трехнефная базилика

    Храм Святого Николая в Штральзунде — базилика с высоким центральным и двумя более низкими боковыми нефами. Сначала его хотели строить с одной башней, но уже скоро посчитали эти планы слишком скромными, так как не хотели отставать от Любека — главного города Ганзы и законодателя ганзейской архитектурной моды. Острые готические шпили сгорели в 1662 году.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Тайна разных башен

    К моменту этого пожара Ганзейский союз фактически уже прекратил свое существование. Входившие в него города переживали кризис, поэтому денег хватило лишь на ремонт Южной башни. На нее водрузили новомодный барочный чепчик. Вторую накрыли временной крышей, но она стала постоянной, чем и объясняется такой несимметричный силуэт.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Особые случаи

    Храм Святого Николая считался главной церковью города. Помимо богослужений здесь проходили некоторые заседания городского совета, а также приемы иностранных послов или делегаций других городов Ганзы. Как известно, важным ганзейским товаром была рыба, поэтому изображения рыб в ганзейской церкви удивления не вызывают, хотя некоторые из них даже явно пытаются что-то сказать в микрофон с кафедры.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Цепная акула

    В одном из дальних углов церкви под потолком висит сушеная акула-катран. На недоуменные вопросы бдительных посетителей смотритель храма отвечает, что ее после одного из наводнений, верьте или нет, поймали в подвале ратуши, куда она заплыла из моря, чем себя и увековечила. Акулы эти до сих пор здесь водятся, а их копченый балык, так называемые Schillerlocken — «локоны Шиллера», продают в порту.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Реформация

    В ганзейские времена в этом храме также располагались городской архив и канцелярия. Здесь оглашали законы, правила и решения, принятые в ратуше. 5 ноября 1525 года после победы в городе сторонников Реформации в церкви Николая Чудотворца объявили новые уставы религиозной жизни и городских школ — первый документ такого рода в Северной Германии.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Церкви Штральзунда

    В Средние века помимо Nikolaikirche, на этой фотографии — справа, в Штральзунде построили еще две большие приходские церкви — Святого Иакова (Jakobikirche), находящуюся между двумя другими храмами, а также Девы Марии (St.-Marien-Kirche), которую видно слева. В 2002 году они и другие древние памятники Старого города были внесены в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Городские ремесла

    Гильдии играли в жизни ганзейских городов одну из ключевых ролей. В Штральзунде существовали гильдии портных, мясников, плотников, бондарей, кузнецов, каменщиков, стеклодувов, пекарей, пушников, цирюльников, а также разные купеческие объединения и сообщества. В главной городской церкви все они хотели иметь свое отдельное место.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Гильдии и алтари

    В храме Николая Чудотворца находилось почти 60 алтарей. За исключением главного алтаря, каждый из них вместе с церковными скамейками принадлежал какой-то отдельной гильдии, богатой семье или членам городского совета, например, бургомистру. Мест для других посетителей здесь не предусматривалось. Часть средневекового убранства церкви пропала во времена Реформации в первой половине XVI века.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Реставрация

    Старые готические фрески надолго исчезли под штукатуркой, когда после Реформации стены и своды церкви покрасили в белый цвет. Яркая и причудливая средневековая роспись вновь увидела свет лишь через несколько столетий. Эти реставрационные работы, продолжавшиеся почти 20 лет, были завершены в 1909 году.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Нильс с гусями

    Среди фресок над боковыми арками центрального нефа особое внимание привлекает изображение, похожее на иллюстрацию к сказке о путешествии Нильса с дикими гусями. Судя по всему, ганзейские купцы услышали эту легенду во время одного из путешествий в Скандинавию, куда они ездили за рыбой. Вяленую рыбу они привозили из норвежского города Бергена, соленую — со шведского острова Готланд.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Главный алтарь

    Главный алтарь храма Николая Чудотворца высотой в 12 метров насчитывает в общей сложности 100 резных фигур, например, изображение Девы Марии, оплакивающей Иисуса Христа. Начало изготовления этого алтаря датируется первыми десятилетиями XIV века.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Русская охота

    Nowgorodfahrer, то есть ездоки в Великий Новгород — так называли купцов, ходивших с караванами из немецких земель в контору Ганзы в далеком русском княжестве. В Штральзунде они были объединены в Братстве Святой Анны. Эта торговая гильдия была одной из самых богатых в городе. Оборотную сторону своего алтаря купцы украсили изображениями на новгородские сюжеты, выполненными в 1360-1370 годах.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Названия

    Купцы этой гильдии торговали не только с Великим Новгородом. На их пути находилась Рига, о чем напоминает одно из современных названий этого произведения ганзейской эпохи — Rigafahrergestühl. Оно используется наравне с названиями Nowgorodfahrergestühl и Russlandfahrergestühl. Уникальным этот алтарь, вернее — дошедшие до нас его резные дубовые доски, делает не только обращение к светским сюжетам…

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Уникальные изображения

    Алтарь Братства Святой Анны пропал в годы Реформации, но четыре резные доски, каждая размером примерно метр на метр, чудом уцелели. Несколько веков они находились в храме, не привлекая к себе особого внимания. Их культурно-историческую ценность распознали в 1884 году. Где еще можно увидеть сцены повседневной жизни в Великом Новгороде — свидетельства связей между немецкой Ганзой и русскими?

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Сюжеты

    Основными товарами, которые везли из Великого Новгорода немецкие купцы, была пушнина и пчелиный воск. Поэтому на двух досках изображены русские охотники, добывающие белок и соболей, правда, почему-то летом, а не зимой. Скорее всего, создатель резных рельефов работал в Штральзунде со слов и по описаниям. На третьей доске — лесные пасеки, а на четвертой — заключение сделок между русскими и немцами.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Эпохи и стили

    Однако продолжим осмотр храма, больше напоминающего музей с богатейшей коллекцией, составленной из произведений сакрального искусства самых разных периодов — готического, ренессансного, барочного. Для его осмотра следует запастись временем.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Святой Христофор

    В ганзейских храмах часто можно увидеть изображения Святого Христофора — покровителя путешественников. Римлянин огромного роста, желая служить Богу, он помогал путникам перебираться через брод. Однажды Христофор нес на плечах маленького мальчика. Посреди реки мальчик стал таким тяжелым, что тот лишь с трудом дошел до берега. «Я — Иисус Христос и несу все тяготы мира», — услышал Христофор от него.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    Первый часовщик

    Одной из главных достопримечательностей церкви также являются астрономические часы, находящиеся за главным алтарем. Они были построены в 1394 году Николаусом Лилиенфельдом (Nikolaus Lilienfeld) — инженером и первым часовщиком всего балтийского региона, чье имя нашло упоминание в летописях.

  • Храм Николая Чудотворца в Штральзунде

    День и ночь

    По углам циферблата создатель разместил портреты знаменитых астрономов и философов. Часы уже почти 500 лет стоят. Они остановились 10 апреля 1525 года — в день разграбления церкви протестантами. Одна из надписей на них гласит: «День часто начинается с богатых даров, но заканчивается плохо». Предупреждение, которому не обязательно оправдываться…

    Автор: Максим Нелюбин



В письменных источниках слово Hansa впервые встречается в переводе Библии, сделанном еще в IV веке Вульфилой — первым епископом готов и создателем готического алфавита. Вульфила использовал его для обозначения группы вооруженных людей. Позже оно получило распространение в южных немецких землях и в районе Эльбы, где сначала им называли налоги и пошлины с торговцев, а затем — самих купцов во время заграничных походов, в которые они отправлялись, конечно же, с охраной и оружием.

История купеческой и городской Ганзы насчитывает около пяти веков. Первой датой в ее хронологии, составленной современными историками, обычно считается основание Любека в 1159 году, финальной — 1669 год, когда состоялся ее последний съезд — Hansetag. Иногда называют 1630 год — дату создания трехстороннего союза между Любеком, Бременом и Гамбургом, пришедшего на смену прежней мощной Ганзе, на тот момент фактически уже распавшейся. Именно эти северогерманские города оказались самыми сильными и стойкими участниками сообщества и сейчас считаются главными хранителями ганзейских истории и традиций.

Грузовой кран в Люнебурге

Ганза распадалась постепенно — распадалась из-за неспособности реформировать себя, предпринимательского консерватизма, внутренних разногласий между городами, окрепшей конкуренции, в частности со стороны Нидерландов, развития новых морских путей и торговых маршрутов, а также усиления монархических государств в Европе, которые стали более активно поддерживать собственных купцов в стремлении получать большую выгоду от заграничной торговли, а не отдавать ее под контроль иностранцев.

Ганза молодая

Основанный в 1159 году Любек расположен в Гольштейне на сухопутном торговом маршруте между Балтикой и Северным морем. Альтернативой служила морская дорога через пролив Зунд между Швецией и Данией. Генрих Лев (Heinrich der Löwe), герцог Саксонии из династии Вельфов, захвативший огромные славянские территории восточнее Эльбы, присвоил Любеку особые привилегии, что позже вместе со статусом вольного имперского города способствовало быстрому росту и развитию торговли. О роли этого монарха в истории Ганзы до сих пор напоминают многочисленные памятники в ганзейских городах — стройные львы на высоких пьедесталах, словно застывшие в поисках добычи…

Отшельник, указавший Святому Христофору путь служения Богу. Роспись в Висмаре

Любеку предстоит стать фактической столицей Ганзейского союза. Примерно в одно время с основанием этого города были заложены юридические основы для первых успехов ганзейских купцов за границей.

Английская шерсть, королевские привилегии

В 1157 году английский король Генрих II гарантировал особую защиту торговцам из Кельна, ходившим в Лондон, и разрешил им продавать рейнское вино на одном рынке и на равных условиях с французами. Под «рейнскими» в Средние века понимали не только вина с виноградников от Кобленца вверх по течению этой реки, но и с Мозеля, а также из долины Ара, то есть рейнских притоков. Кельн в Ганзе будут называть «винным погребом». Гданьск, например, станет ганзейским «зерновым складом», Люнебург — «соляным», Росток — «солодовым», Щецин — «рыбным», Краков — «медным», Таллин (Reval) — «восковым и льняным»…

Император Фридрих II дарует Любеку статус вольного имперского города

В Лондоне кельнские торговцы закупали английскую шерсть. Одновременно связи с Лондоном налаживали купцы из Бремена, но специальных привилегий от английского короля на тот момент они не получили. Позже их распространят сразу на всех членов немецкой Ганзы и на всю территорию королевства.

На протяжении последующих столетий английская шерсть будет одним из важнейших товаров Ганзы. Главный рынок ее сбыта — Фландрия, где из этой шерсти производили сукно, которое ганзейские купцы везли дальше в Россию. В период расцвета ганзейской торговли — до четырех десятков сортов и наименований разной цены и качества.

Сухопутная и внутренняя торговля

Часть товара, конечно же, реализовывалась в самих ганзейских городах. В некоторых ратушах, например, в Люнебурге, сохранились суконные палаты — Tuchhalle, в которых торговали члены соответствующих купеческих гильдий. Отметим, что в целом сухопутная торговля (зерном, рыбой, пивом, вином) в немецких землях, то есть внутренняя торговля, практически не уступала внешней и морским перевозкам, но ее значение обычно не попадает в поле зрения в сообщениях о деятельности Ганзы.

Российская пушнина

Из Великого Новгорода, Пскова, Полоцка, Витебска, Смоленска ганзейские купцы возвращались домой по Балтийскому морю с пушниной и свечным воском. Немецкие гильдии имели привилегию на торговлю и с другими русскими городами, что они сначала и делали, но в XIV веке основная их деятельность сосредоточилась на первых двух — Великом Новгороде и Пскове.

Ратуша в Штральзунде с гербами городов Ганзы

Главный ганзейский интерес в России — пушнина. На оптовые рынки ее свозили из разных регионов, среди которых историки особо выделяют Юргу, прибрежные районы Белого моря, Карелию и Поволжье.

Мягкая валюта

Особо ценился соболь. За сотню собольих шкур из России в Венеции в начале XV века платили 82 дуката. Сотня норок — 30 дукатов, бобровых и горностаевых шкур — 12-14 дукатов. Эти меха обычно продавали связками по 40 штук. Куницы, выдры, лисы, зайцы, белки… Их шкуры стоили от трех до пяти с половиной дукатов за сотню и уходили оптовыми партиями в 250, 500 или 1000 штук. Соболя хотя и были самыми дорогими, добывались в таком количестве, что их шкуры служили самостоятельной денежной единицей.

Новгородская пушнина, которую закупали ганзейские купцы, считалась наиболее качественной и была самой дорогой. Меха с рынков в Смоленске и Ливонии (то есть современных Латвии и Эстонии) были дешевле. Общий объем сделок, как подчеркивают историки, оценить невозможно, но имеются отдельные сведения из дошедших до наших дней учетных книг, в частности, одного из крупнейших купеческих домов Любека. С 1403 по 1415 годы на всех этих рынках по его поручениям было закуплено более 300 тысяч меховых шкур.

Старый парусник и новый пароход… Порт Висмара в послеганзейский период на картине в городской ратуше. Слева — церковь Св. Николая, справа — церковь Девы Марии. Во время Второй мировой войны вторая церковь будет разрушена. Уцелеет лишь ее колокольня, до сих пор нанесенная на международные морские карты в качестве навигационного ориентира

Еще один пример, позволяющий хотя бы приблизительно представить себе ганзейский размах. Согласно таможенным портовым книгам, в 1405 году на трех кораблях в конвое из Риги в Брюгге (Фландрия) было доставлено 450 тысяч шкур. И это лишь один эпизод. Груз принадлежал 107 ганзейским купцам. Более ценные меха перевозили в деревянных бочках, остальные — связками в тюках.

Воск и мошенники

Другим основным товаром из России был свечной воск. В Великий Новгород его доставляли из Нижнего Новгорода, Смоленска и Карелии. С воском, правда, часто возникали проблемы. Местные продавцы нередко пытались примешивать в него разного рода жир, толченые желуди, древесные смолы и даже молотый горох.

Ганзе приходилось оплачивать специальных контролеров, но нередко сами ганзейские купцы были замешаны в этих махинациях и перепродавали некачественный товар, хотя им грозили существенные штрафы. Основными рынками сбыта российского свечного воска были Фландрия и Англия.

Золотой лев в соборе Любека

Соленое и сладкое

В Россию ганзейские купцы помимо фламандского сукна везли соль из Люнебурга и Франции. Крупных запасов собственной соли в регионе не было, а из воды Балтийского моря добывать соль было невозможно из-за крайне низкого ее содержания. Еще одним важным товаром на этом направлении, как ни странно, был мед…

Некоторые историки предполагают, что душистый мед с европейских лугов больше нравился русским, чем свой лесной. По другой версии — европейский мед русские купцы везли дальше в южном направлении до Константинополя, где он пользовался особым спросом.

Что касается соли, то по объему в торговле с российско-ливонским регионом она стояла на первом месте. Так, согласно таможенным записям, из 1700 больших ганзейских кораблей, в 1426-1496 годах прибывших в порт Таллина (Reval), 1216 были загружены солью из Люнебурга или Франции. Если из России ганзейские купцы вывозили пушнину и свечной воск, то Ливония была главным поставщиком льна, который использовался для производства тканей и канатов.

Купеческие дома в Штральзунде

По следам ганзейских купцов

В Россию ганзейские купцы в свое время попали вслед за шведскими мореплавателями с острова Готланд, которые использовали традиционный Путь из варяг в греки, в VIII-XIII веках соединявший Скандинавию с Византией. Благодаря своему географическому положению, Готланд долгое время был главным торговым перекрестком на Балтике. Изначально немецкие купцы закупали здесь соленую и вяленую рыбу.

Уже во второй половине XII века готландцы основали в Великом Новгороде собственное подворье с церковью. Первое письменное упоминание о нем датируется 1180 годом. Российские купцы в свою очередь посещали Готланд, где обнаружены остатки православных церквей.

Вскоре на Готландском (Готском) подворье в Новгороде разрешили останавливаться немцам, которые затем основали здесь свое представительство — Peterhof. Наряду с филиалами Ганзы в Лондоне, Брюгге и Бергене ему предстоит стать одной из крупнейших ганзейских контор за границей — с богатой историей и традициями.

Ганзейский союз кратко история, какие города входили в Ганзейский союз

Ещё с античных времён история человеческой цивилизации знала множество торговых объединений отдельных городов-государств и областей, канувших в Лету довольно скоро, но никогда раньше не было в ней столь масштабных добровольных торгово-экономических, политических и военных союзов и объединений, как знаменитая средневековая Ганза.

Что такое Ганзейский союз

Ганзейский союз или, упрощённо, Ганза или же, ближе к русскому уху, Ганзея – уникальный, по своим масштабам и географии не имевший ни прежде, ни впоследствии аналогов в мире богатейший торгово-экономический, политический и военный союз на добровольной и взаимовыгодной основе свыше сотни крупных городов средневековой Северной и Западной Европы, в основном оформившийся к середине XIII столетия, просуществовавший затем ещё несколько столетий и, по сути, самим своим существованием заложивший фундамент современной международной торговли.

Время существования

За точку отсчёта времени существования Ганзы принято считать 1226 год, когда Гамбург открыл своё торговое представительство в Лондоне, а кризис и, как его логическое продолжение, конец истории средневекового Ганзейского союза пришлись на Новое время, на эпоху Европейской Реформации и середину XVI столетия, когда уже были открыты новые морские торговые пути в Новый Свет и Юго-Восточную Азию, а в Прибалтике разразилась Ливонская война.

Какие города входили в Ганзейский союз – список

Экономический костяк Ганзейского союза составляли следующие города Германии:

  • Любек,
  • Гамбург,
  • Люнебург,
  • Висмар,
  • Росток,
  • Киль,
  • Штральзунд,
  • Деммин,
  • Грайфсвальд,
  • Анклам,
  • Брауншвейг,
  • Бремен,
  • Магдебург,
  • Гослар,
  • Эрфурт,
  • Штаде,
  • Берлин (Кёлльн-на-Шпрее),
  • Франкфурт-на-Одере,
  • Хафельберг,
  • Тагермюнде,
  • Штендаль,
  • Гарделеген,
  • Кёльн,
  • Дортмунд,
  • Мюнстер,
  • Оснабрюк,
  • Зост.

Кроме того, в Ганзу входили нынешние польские города, из числа наиболее известных

  • Штеттин (Щецин),
  • Данциг (Гданьск),
  • Краков,
  • Бреслау (Вроцлав) и другие.
  • Девентер, Кампен и Гронинген в Нидерландах, шведские Стокгольм и Висбю, а также Рига, Ревель (бывший Колывань, ныне Таллин, Эстония) и Дерпт (бывший Юрьев, ныне Тарту, Эстония).

Современные города России

  • Новгород,
  • Псков,
  • Кёнигсберг (Калининград).

Карта Ганзейского союза и основных торговых путей

Краткая история Ганзейского союза

Из почти полутора сотен городов, входивших в этот союз во второй половине XIV века, добрая сотня была важными морскими и речными портами, главным из которых являлся немецкий Любек в землях полабских славян, а влияние самого Ганзейского союза распространялось в это же время на несколько тысяч больших и малых населённых пунктов практически по всей Европе, от Лондона и Ла-Манша на западе, Бергена на севере и до Венеции на юге, включая сам Господин Великий Новгород на востоке, Новгородскую республику и её обширные владения, простиравшиеся от Карельского перешейка и южных земель нынешней Финляндии практически до самой Чердыни в современной Пермской области России.

Главной целью создания Ганзейского союза и объединения нижеупомянутых городов в этот союз была безопасность в зоне общей торговли и обеспечение различных торговых преференций.

К началу XV века в Ганзейский союз входили уже 160 европейских городов, а его фактической столицей оставался вышеупомянутый Любек, с 1226 года обладавший статусом вольного или свободного имперского города, то есть бывший самостоятельным территориально-политическим образованием в составе Священной Римской Империи, независимым от власти местного епископа или архиепископа и обладавший всеми правами самоуправления, самостоятельного сбора налогов (в пользу императора, то есть напрямую в государственную казну), обороны и судебной власти.

В Любеке же с 1361 года находилось фактическое руководство Ганзейским союзом, здесь же проводились так называемые ганзетаги – общие съезды представителей городов союза. Ганзетаг, таким образом, являлся высшим органом управления Ганзы, а в перерывах между этими съездами таким органом становился рат, то бишь совет ратманов, орган городского самоуправления вольного Любека.

Кстати же сказать, пятью годами ранее, на ганзетаге 1356 года в Любеке решались организационные вопросы и в результате были приняты учредительные документы Ганзы и создано управление союза.

Заметим попутно, что в официальных решениях ганзетагов в Любеке мухи (коллективный Ганзейский союз) всегда отделялись от котлет (собственно Любек) – каждое такое решение начиналось с преамбулы «Ганза и Любек постановляют…» и так далее. Дескать, дружба дружбой, а табачок врозь.

Кроме того, такие ганзетаги иногда принимали решения, явно выходившие за рамки международной торговли того времени. Так, на ганзетаге 1367 года в Кёльне была создана так называемая Кёльнская конфедерация – военное объединение почти шести десятков городов, находившихся между голландским Утрехтом и Дерптом (бывший Юрьев, ныне Тарту, Эстония) в одноименном епископстве. Данная конфедерация просуществовала фактически до 1385 года.

А об интенсивных торговых контактах между Ганзой и Русью и их обоюдной заинтересованности во взаимовыгодной торговле свидетельствует, в частности, тот факт, что в начале 1402 года в том же Дерпте, имел место съезд городов Ливонии, на котором присутствовали новгородцы и псковичи.

Основание

Годом основания Ганзейского союза традиционно полагают 1226 год, когда на Туманном Альбионе была открыта торговая контора Гамбурга. В 1241 году Гамбург и Любек объединились на основе особого договора, а затем последовало объединение торговых контор обоих городов во фламандском Брюгге. Вскоре к торговому союзу Гамбурга и Любека присоединился Кёльн.

Тем не менее, до возвышения Любека важнейшим центром торговых операций нового союза был шведский остров Готланд и его метрополия Висбю, откуда коренных готландцев мирно потеснили саксонцы герцога Генриха Льва, прекрасно понимавшего, что Готланд является отличной перевалочной базой между немецким Любеком и русским Новгородом, уже в ту пору славившимся, среди прочего, пушниной и воском. Город Висбю, таким образом, присоединился к вышеупомянутым городам Ганзы в 1288 году.

А вскоре по инициативе прагматичных ратманов Любека и его купцов членами нового объединения стали крупные торговые портовые города Европы того времени Росток, Висмар и Штральзунд на Балтийском море, Люнебург на Ильменау, притоке Эльбы…

Расцвет

В период экономического расцвета Ганзейского союза, пришедшегося на вторую половину XIV и начало XV столетий, в состав союза входили более полутора сотен городов, а управление Ганзы в это время находилось в портовом Любеке на Балтике.

Кризис

В числе главных причин затяжного кризиса, дальнейшего упадка, а затем и прекращения деятельности Ганзейского союза следует назвать его ослабление из-за нарастания конкурентной борьбы внутри его городов-участников, в частности, между цеховыми и прочими профессиональными и политическими объединениями, а также многочисленные опустошительные эпидемии и нередкие, в том числе религиозные войны.

Кроме того, в числе первопричин конца Ганзы находятся открытие новых морских торговых путей в колониальные страны Нового Света и Юго-Восточной Азии, Европейская Реформация с её только что упомянутыми религиозными войнами и, наконец, большая Ливонская война в Прибалтике.

Ганзейский союз и Великий Новгород

На Новгород Великий в качестве перспективного и полноценного торгового партнёра коллективного Запада обратил своё августейшее внимание ещё саксонский герцог Генрих Лев, а первая иностранная фактория, Готский двор, появилась в Новгороде в начале XII века. А в конце этого же столетия там же был основан Немецкий двор.

Дальнейшие взаимоотношения Ганзы и Новгорода и довольно бойкая торговля между городами союза на протяжении нескольких последующих столетий вплоть до самого выхода Новгорода из Ганзеи в 1494 году регулировались разного рода коллективными и частными договорами, участниками которых были в том числе новгородские князья, посадские, тысяцкие люди и именитые купцы вроде былинного Садко.

Ганзейский союз Нового времени

«Ганзейским союзом Нового времени» (иначе – «Новая Ганза») именуется международная организация со штаб-квартирой в Любеке, основанная в 1980 году, в год официального 700-летия средневековой Ганзы, в крупном нидерландском городе-общине Зволле, с целью всесторонней популяризации и развития современной международной торговли и туризма, а также ради «сохранения прежнего духа Ганзы» – духовного и политического единства нынешней Европы.

Сегодня «Новая Ганза» объединяет более 180 городов из полутора десятка европейских государств, в числе которых древние города России Великий Новгород, Псков, Белозерск и другие – всего тринадцать древнерусских городов.

А первым из упомянутых русских городов в эту международную неправительственную муниципальную организацию спустя ровно восемь веков после своего вступления в средневековую Ганзею в 1993 году вошёл Новгород.

Ганзейский союз как прообраз грядущего миропорядка

Ганзейский союз — одно из интереснейших, но незаслуженно обделенных вниманием явлений средневековой Европы. Союз оставался существенной частью европейской истории на протяжении пяти столетий — с середины XII до середины XVII в. На пике могущества его влияние простиралось от Венеции на юге до Бергена на севере, и от Лондона на западе до Новгорода на востоке. Ганзейские корабли добирались до Архангельска, Лиссабона и Рейкьявика, до самых далеких портов Средиземного моря. С Ганзой были вынуждены считаться немецкие курфюрсты, французские короли, шведские ярлы и русские князья.

Уже к началу XIV торговый флот Ганзы достиг тысячи судов. Для сравнения отметим, что знаменитая Непобедимая Армада, развернутая ценой невероятного перенапряжения сил испанской сверхдержавы почти три века спустя, насчитывала около 130 кораблей. В период своего расцвета в XV столетии число городов — полноправных членов Ганзейского союза приблизилось к двум сотням, а всего под влиянием Ганзы находилось до трех тысяч населенных пунктов на огромном пространстве севера европейского континента.

Особенности возникновения, развития, расцвета и упадка Ганзы должны быть интересны не только историкам. Есть все основания говорить о весьма своеобразной «ганзейской модели» международных отношений, уникальной не только в истории средневековой Европы, но и в мировой истории в целом. Не исключено, что отдельные принципы и элементы «ганзейской модели» при определенных обстоятельствах могут быть использованы в строительстве нового мирового порядка XXI века.

Актуален ли опыт Ганзы в XXI веке?

Ганзейский союз как модель построения международной системы противостоит не только европейской модели Средних веков, являвшей собой хаотичное взаимодействие сложного и пестрого конгломерата преимущественно монархических государств — империй, королевств, герцогств, княжеств, графств и т. д. Не будет преувеличением утверждать, что ганзейская модель противостоит также и Вестфальской системе европейской политики, многие принципы которой легли в фундамент современного мироустройства. И хотя Вестфальская модель исторически победила ганзейскую, ганзейский порядок имел целый ряд существенных преимуществ перед вестфальским порядком.

Об этом стоит вспомнить сегодня, когда незыблемость вестфальского порядка все чаще ставится под сомнение. Перечислим основные особенности ганзейской модели, актуальные для XXI века.

Матрица вместо иерархии. Ганза, как отмечалось выше, строилась по матричному принципу при минимальной иерархии внутри системы (Любек выступал, скорее, координатором, нежели гегемоном Ганзы). Матричный принцип придавал устойчивость всей конструкции, даже в условиях меняющегося состава ганзейского союза. Вступление в Ганзу или выход из Ганзы нескольких городов не нарушало общей устойчивости системы. Сложные иерархические системы в европейской и мировой политике нередко оказывались неустойчивыми и хрупкими — особенно когда проблемы начитали возникать у игроков-гегемонов (самый последний пример — воздействие деятельности администрации Дональда Трампа на современный миропорядок). Преимущество матрицы перед иерархией заключалось и в резком снижении транзакционных издержек — расходы на управление союзом обходились городскому бюджету Любека в ничтожную долю ресурсов, требующихся самому захудалому европейском монарху на управление своим государством.

Добровольность вместо насилия. Хотя ганзейский союз порой вел войны, но никогда не пытался присоединить к себе новых членов путем использования военной силы или политического принуждения. Конечно, Ганза целенаправленно «завлекала» новых членов в свои ряды, разъясняя многочисленные преимущества полноценного членства. Но в города не вступали в союз под страхом войны, оккупации и разорения. Добровольность вхождения в Ганзу была одной из гарантий выполнения новыми членами своих обязательств перед союзом: не готов подчиняться правилам союза — не вступай, а оставайся на положении внешнего партнера. Государства и государственные объединения Вестфальской системы развивались и расширялись чаще всего путем насилия, в ходе захватнических и реже — освободительных войн. Соответственно, огромные средства требовались как на географическую экспансию, так и на закрепление результатов экспансии.

Контроль над коммуникациями вместо контроля над территориями. В отличие от средневековых, да и многих современных государств, контроль над новыми территориями никогда не стоял в центре усилий Ганзы. Если союз и контролировал территории, то лишь косвенно — в максимальной степени используя экономический ресурс территорий к своей выгоде. Гораздо важнее для городов — членов союза было удержать контроль над линиями морских и речных коммуникаций, а также открытый доступ к приоритетным для Ганзы рынкам. Хотя контроль над коммуникациями — дело нелегкое и в некоторых случаях затратное, но все же менее трудное и менее затратное, чем удержание контроля над недружественными территориями. Поэтому проблема перенапряжения сил, постоянно возникавшая перед ведущими государствами Европы, никогда не была столь острой для Ганзы.

Приоритет частных интересов вместо приоритета интересов суверена. Напомним, что Ганза возникла не как союз князей или даже бургомистров, а как объединение частных лиц — купцов, а впоследствии — гильдий (в современной терминологии — неправительственных организаций) занимающихся морской торговлей. Это обстоятельство также придавало ганзейской модели дополнительную устойчивость, защищая членов союза от сюрпризов и неожиданностей, неизбежно сопутствующих городской политической жизни. Смена власти в городском совете или даже смена официальной городской религии редко влияла на обязательства купеческих гильдий и отдельных купцов в рамках Ганзейского союза. Для европейских государств подобная стабильность была редкостью. Кроме того, принцип организации «снизу-вверх», приоритет частного интереса способствовал большей предприимчивости, инициативности и изобретательности всех участников союза.

Баланс интересов против баланса сил. В состав ганзейского союза входили очень разные города — большие и маленькие, старые и новые, богатые и не очень. В этих городах говорили на разных языках, исповедовали разные религии, по-разному выстраивали отношения с местными феодальными монархами. Конечно, были в союзе были и свои лидеры — тот же Любек, Гамбург, Бремен и пр. Но все же система работала не на основе баланса сил составляющих ее элементов, а на основе баланса их индивидуальных и групповых интересов. «Восточная Ганза», ориентировавшаяся на торговлю в Балтике, никогда не противопоставляла себя «Западной Ганзе», чьи устремления лежали в Северном море. Все члены союза имели равные права и обязанности, сотрудничество превалировало над конкуренцией, а союз рассматривался как инструмент достижения общего блага. В Вестфальской системе баланс сил остается фундаментальной основой всей конструкции, сильные игроки подчиняют себе слабых, а соперничество доминирует над сотрудничеством.

Подвижность против инерционности. Примечательной особенностью «внешнеполитического почерка» Ганзы была ее способность оперативно принимать и выполнять самые серьезные решения, избегая длительных и утомительных переговоров. Строго говоря, Ганза вообще никогда не была юридическим лицом, и она как таковая не могла заключать юридически обязывающие договоры с европейскими монархами. Зато в Ганзе прекрасно понимали высокую ценность международной репутации союза в целом и каждого члена союза в отдельности. Поэтому надежность подготовленных «на коленке» соглашений с Ганзой была, как правило, выше, чем надежность мучительно согласованных в бесконечных прениях договоров между европейскими монархами. К тому же Ганза, в отличие от большинства этих монархов, могла быстро мобилизовать огромные для своего времени финансовые ресурсы, не прибегая к новым налогам на население или ко внешним заимствованиям.

Гибкость против жесткости. Даже сегодня поражает то виртуозное мастерство, с которым Ганзейский союз использовал широкий набор позитивных и негативных стимулов в общении с более сильными партнерами. У средневековых монархов, в случае возникновения проблем с Ганзой, было два основных инструмента давления, использовавшихся, как правило, одновременно: конфискация находящихся в доступности товаров ганзейских купцов и заточение последних в тюрьму. Со своей стороны, Ганза впервые в европейской истории использовала тактику «умных санкций», не без успеха пытаясь нащупать наиболее уязвимые места своих оппонентов и в то же время не навредить своим местным партнерам и потенциальным союзникам. Если сравнивать «ганзейский» подход к санкциям и, скажем, современные подходы к этому внешнеполитическому инструменту в Вашингтоне, то нельзя не отдать должное искусству дипломатов Ганзы. Не менее виртуозно они умели «передать на аутсорсинг» решение традиционных проблем безопасности своим партнерам из числа европейских государств или даже из числа средневековых аналогов «частных военных компаний».                                 

Проектный подход против стратегического подхода. Наиболее дальновидные европейские и неевропейские монархи (а в современную эпоху — президенты и премьер-министры) в планировании внешней политики руководствовались своим пониманием стратегических задач, стоящих перед их государствами. Под эти стратегии так или иначе аккумулировались ресурсы, создавались институты, подстраивались конкретные цели и тактические ходы. У Ганзы, насколько можно судить, никакой долгосрочной стратегии никогда не было, ее деятельность являла собой совокупность отдельных международных проектов, связанных с весьма конкретными групповыми интересами. Ганза росла не как дерево во французском парке, которое заботливо направляет, кронирует и обрезает умелая рука садовника, а, скорее, как скрытая в лесной почве грибница, неожиданно и непредсказуемо прорастающая новыми грибами. В этом смысле развитие Ганзы по своему алгоритму напоминает распространение греческих колоний по акваториям Средиземного и Черного морей в VIII–VI до н. э. С той существенной разницей, что древним грекам так и не удалось договориться друг с другом о создании единого торгово-экономического союза.


Ганзейский союз — одно из интереснейших, но незаслуженно обделенных вниманием явлений средневековой Европы. Союз оставался существенной частью европейской истории на протяжении пяти столетий — с середины XII до середины XVII в. На пике могущества его влияние простиралось от Венеции на юге до Бергена на севере, и от Лондона на западе до Новгорода на востоке. Ганзейские корабли добирались до Архангельска, Лиссабона и Рейкьявика, до самых далеких портов Средиземного моря. С Ганзой были вынуждены считаться немецкие курфюрсты, французские короли, шведские ярлы и русские князья.

Уже к началу XIV торговый флот Ганзы достиг тысячи судов. Для сравнения отметим, что знаменитая Непобедимая Армада, развернутая ценой невероятного перенапряжения сил испанской сверхдержавы почти три века спустя, насчитывала около 130 кораблей. В период своего расцвета в XV столетии число городов — полноправных членов Ганзейского союза приблизилось к двум сотням, а всего под влиянием Ганзы находилось до трех тысяч населенных пунктов на огромном пространстве севера европейского континента.

Особенности возникновения, развития, расцвета и упадка Ганзы должны быть интересны не только историкам. Есть все основания говорить о весьма своеобразной «ганзейской модели» международных отношений, уникальной не только в истории средневековой Европы, но и в мировой истории в целом. Не исключено, что отдельные принципы и элементы «ганзейской модели» при определенных обстоятельствах могут быть использованы в строительстве нового мирового порядка XXI века.

Почему Ганза не возникла в Италии?

Исторически Северная Европа не вправе претендовать на первенство в создании морских торговых союзов Средневековья. Значительно раньше — на рубеже первого и второго тысячелетия — такие союзы начинают появляться в Италии и на Далматинском побережье. В союзах в различных комбинациях и в разное время участвуют Амальфи, Анкона, Гаэта, Генуя, Ноли, Пиза, Рагуза (Дубровник), Венеция и ряд более мелких городов — морских республик. До сих пор на флаге итальянских военно-морских сил фигурируют гербы четырех самых выдающихся repubbliche marinare — Амальфи, Пизы, Генуи и Венеции.

Однако особенность системы средиземноморской торговли заключалась в том, что итальянские морские республики отчаянно конкурировали друг с другом за контроль над торговлей с Востоком. Фактически между ними шла игра «с нулевой суммой», и каждый последующий лидер становился таковым лишь после ниспровержения своего предшественника. Поэтому союзы портовых городами неизменно носили тактический и временный характер, а противостояние между ними — стратегический и постоянный.

В 1137 г. происходит первая смена лидера — могучий флот Амальфи разгромлен в морской войне с Пизой, и город подвергается опустошению победоносными пизанцами. Завершается период расцвета блистательной «амальфийской тройки» — городов Амальфи, Атрани и Равелло. Рвутся их многовековые торговые связи с Сицилией, Испанией и Северной Африкой, а на небосклоне южной Италии восходит звезда Неаполя.

В следующем столетии наступает очередь Пизы — в 1284 г. она терпит сокрушительное поражение от Генуи в морском сражении при Мелории, также теряет весь свой флот и вынуждена отказаться от претензий на Корсику и Сардинию. Очень скоро бывшая хозяйка средиземноморской торговли становится легкой добычей соседней Флоренции.

Еще через сто лет завершается «генуэзская эпоха» — длительное противостояние с Венецией завершается разгромом при Кьоджи (1379 г.) и Туринским миром (1381 г.), после которого Genova La Superba (Генуя Великолепная) уже никогда не достигнет прежнего великолепия и мощи. Правда, через полтора века Генуя возродилась как главный финансовый центр Европы, что позволило великому французскому историку Фернану Броделю назвать период между 1557 и 1627 гг. «веком Генуи». Но это, как говорится, совсем другая история.

Венеция безраздельно господствует в Средиземноморье еще столетие. Однако, захват турками Константинополя (1453 г.) и открытие морского пути в Индию португальцами в ходе экспедиции Васко де Гама (1497–1499 гг.) предвещают скорый конец могуществу Venezia La Serenissima (Венеция Светлейшая). Впереди еще немало славных побед венецианского флота, включая и знаменитую битву при Лепанто (1571 г.), но звездный час города святого Марка уже позади.

Таким образом, итальянские морские республики в своей внешней политике следовали классическим канонам еще не сформулированной теории политического реализма. В итоге за пять столетий средиземноморской Ганзы так и не сложилась, а Южная Европа начинает все больше и больше отставать в своем развитии от севера европейского континента.

Как необходимость превратилась в добродетель?

На дальних задворках средиземноморского мира, в бедной и суровой Северной Европе все было по-другому. Во-первых, соглашения о морской торговле начали заключаться здесь на полтора – два века позже, чем в Италии. Первый союз купцов Любека и Гамбурга, заложивший основы будущего союза, возникает лишь в середине XII века. Но он окажется не только устойчивым, но и настолько привлекательным для прибрежных городов Балтийского и Северного морей, что всего через столетие число членов союза возрастает до семидесяти. Переход от биполярной модели к полицентрической произошел в Ганзе естественно и безболезненно.

Во-вторых, если в Италии международные торговые соглашения инициировались городскими властями — подестами, консулами, дожами и пр., то Ганза изначально создавалась как объединение частных лиц, занимающихся морской торговлей. Собственно, на готском, а затем и на старонемецком слово «Hanse» означало «группа», «дружина», «отряд». Многие эксперты называют первый период существования Ганзы «купеческим»: активное подключение сначала организованных купеческих гильдий, а потом и собственно городских властей происходит не ранее середины XIII – начала XIV века. Таким образом, в отличие от итальянской модели, развитие Ганзы шло не сверху-вниз, а снизу-вверх.

В-третьих, и это, пожалуй, самое важное, на севере Европы борьба велась не за установление торговой монополии отдельными городами, а за обеспечение равных условий всем членам союза. Конечно, и в Ганзе был свой лидер, в роли которого бессменно выступал Любек. Здесь проводились съезды ганзейских городов, здесь же находились, говоря современным языком, «объединенный секретариат» ганзейского союза и ганзейский апелляционный суд. Любек имел статус primus inter pares — и потому что исторически именно в этом городе были заложены основы союза, и в силу центрального географического положения Любека — именно сюда стекались многочисленные торговые пути с востока (Балтика), запада (Северное море) и юга (внутренние регионы Германии). Но, конечно же, никакой гегемонией по типу генуэзской или венецианской Любек никогда не обладал и задачи вытеснения конкурентов из северной торговли перед собой не ставил.

Дело тут, конечно, не в том, что немецкий купец был благороднее или дальновиднее генуэзского подесты или венецианского дожа. Просто структура североевропейской морской торговли сильно отличалась от структуры торговли средиземноморской — на севере не торговали восточными пряностями, драгоценным шелком, ювелирными изделиями, слоновой костью и иными товарами, сулящими высокую норму прибыли на вложенный капитал. Торговля пшеницей, лесом, железной и медной рудой, рыбой, смолой, дегтем и медом не могла приносить сравнимые доходы. При том, что объемы поставок должны были быть очень значительными, чтобы хотя бы окупить затраты. Если на Юге средняя прибыльность морских торговых операций в XIV веке колебалась в диапазоне 10–40%, то на Севере в это же время она чаще измерялась однозначными цифрами (за исключением, возможно, более прибыльной торговли с Новгородом и Псковом).

Это объективно ограничивало конкуренцию, подталкивая купеческие гильдии к сотрудничеству и формированию стратегических торговых союзов. Именно за счет готовности к коллективным действиям ганзейским купцам удалось довольно быстро вытеснить из восточноевропейской торговли скандинавов, еще с IX века освоивших и контролировавших знаменитый международный торговый путь «из варяг в греки».

Стоит заметить, что ганзейские купцы внимательно изучили итальянский опыт и постарались взять из него максимум полезного для себя. Например, разработанный в Амальфи первый в мире кодекс торгового мореплавания очень быстро стал применяться в международной торговле на Балтийском и Северном морях. Несколько позже, ганзейские купцы добились от венецианских властей исключительной привилегии на открытие в городе своего представительства, равно как и права беспрепятственного плавания по всему Средиземному морю.

В чем заключалось ганзейское ноу-хау?

Было бы неправильным воспринимать Ганзу как некий средневековый аналог союза транснациональных корпораций, располагающих только экономическими и финансовыми рычагами воздействия на мировую политику. Когда в 1361 г. Король Дании Вальдемар IV Аттердаг неожиданно захватил входивший в Ганзейский союз город Висбю на острове Готланд, Ганза решила дать не только экономический, но и военный отпор агрессору. Для борьбы с датским королем был нанят военный флот и установлена морская блокада Копенгагена. В 1369 г. Дания признала свое поражение, и по условиям Штральзундского мира статус Висбю был восстановлен, Дания подтвердила права ганзейских городов на свободную торговлю в Балтике и, сверх того, Ганза получила право вето при выборах будущих наследников датского престола.

Кроме того, надо отметить, что ганзейский союз на протяжении большей части своей истории имел прочные партнерские отношения с рыцарскими военными орденами, прежде всего, с мощным Тевтонским орденом, контролировавшим значительную часть восточного балтийского побережья. Именно орденский флот тевтонов в союзе с ганзейскими и датскими морскими силами окончательно избавил Балтику от орудовавших там пиратов. Любопытно, что финальная точка в истории крупных «пиратских ОПГ» Балтийского моря была поставлена в том же готландском Висбю в 1398 г., где пираты буквально за несколько лет успели создать свою крупнейшую на Балтике базу. Еще через четверть века Ганза окончательно расправилась с крупными пиратскими флотилиями, промышлявшими в Северном море.

Но использование наемных или союзных вооруженных сил — это, скорее, исключение, чем правило в деятельности Ганзы. Основными инструментами политики Ганзы были экономические — торговые преференции и санкции, концессии на определенные типы деятельности (например, вылов рыбы), взаимные снижения тарифов, взаимные гарантии сохранности материальных ценностей и безопасности торговых представителей и т. п. Основные «правила игры» для членов были зафиксированы в Большом Ганзейском статуте — поистине революционном для своей эпохи документе. Можно сказать, что Ганза стала первым в истории Европы настоящим торгово-экономическим союзом, крайне неохотно прибегающим к использованию военной силы.

Унификации подлежали не только международные торговые операции членов союза, но и их внутреннее законодательство. В Ганзейском союзе действовало преимущественно Любекское городское право, распространявшееся не только на полноправных членов союза, но и на многие ассоциированные с Ганзой населенные пункты. Новые опорные центры Ганзы в восточной Прибалтике также создавались на основе Любекского права. Существенные заимствования из этого права можно найти в порядке организации городской жизни средневекового Пскова и Новгорода.

В 1392 году ганзейские города заключили первый европейский валютный союз и начали чеканить общую монету; это произошло за 610 лет до введения в наличное обращение евро! Ганзейский союз также первым внес в европейскую практику некоторое подобие антимонопольного законодательства: для купцов союза существовали жесткие ограничения на общий объем товаров, привезенных за одну ходку в иностранный порт. Для Новгорода в XIV в. этот объем был установлен в размере тысячи марок или около 200 кг серебра.

В отношении недисциплинированных членов и партнеров применялись экономические санкции: когда в каком-нибудь Бергене начинали притеснять ганзейских купцов, Ганза вполне могла полностью прекратить поставки зерна обидчикам, что быстро приводило в разум заносчивых скандинавов. Еще более активно и изобретательно применяли санкции в отношении Руси, периодически конфликтовавшей с союзным Ганзе Тевтонским орденом и рядом ганзейских городов. Так, наряду со стандартными запретами, вводившимися время от времени на экспорт в Московию меди, железной проволоки, свинца и серы, вводились и избирательные ограничения: в конце XV века на Русь нельзя было поставлять пушки, коней и военное снаряжение для конницы, а вот на ручное огнестрельное оружие — например, мушкеты, — этот запрет не распространялся.

Самым страшным наказанием для членов Ганзы была угроза исключения из союза, поскольку исключение автоматически влекло за собой запрет остающимся членам вести дела с городом изгоем. В некоторых случаях города «добровольно» выходили из Ганзы и даже возвращались обратно, еще раз убедившись в преимуществах членства. Так, Бремену на это потребовалось три года: выйдя из Ганзы в 1355 г., он уже в 1358 г. запросился обратно.

Наверное, не будет преувеличением сказать, что в XIV–XV вв. Ганза располагала самой разветвленной, оперативной и эффективной системой экономического и политического шпионажа на европейском континенте. Постоянный сбор нужной информации шел как в представительствах союза в городах — партнерах (разведка), так и непосредственно в городах — членах Ганзы (контрразведка). Главные «резидентуры» (или, на жаргоне самой Ганзы — конторы) находились в Лондоне (отвечала за торговлю на северо-западе), Новгороде (восток), Бергене (север) и в Брюгге (запад). Особую роль играл более низкий по статусу филиал в Венеции (юг).

Эффективной сетью сбора информации стала их созданная Ганзой по всей Северной Европе система «купеческих клубов» по обмену опытом — первая такая система в европейской истории. Кстати, эти клубы стали, вероятно, первой в мировой истории международной системой подготовки кадров и повышения квалификации для членов купеческих гильдий — своего рода сетевым институтом внешней торговли со взаимным признанием дипломов выпускников. Добавим, что своих многочисленных представителей, резидентов и торговых агентов Ганза защищала всеми доступными ей средствами.

Еще одним инновационным ноу-хау союза стали «ганзейские ярмарки», регулярно проводившиеся в самых разных точках Европы — от Дублина, Амстердама и Осло до Нарвы, Варшавы и Витебска. Эти ярмарки, помимо чисто коммерческих интересов, преследовали еще и цель продвижения «бренда» Ганзы, подготовки плацдармов для дальнейшей географической экспансии союза.

Был ли обречен первый интеграционный проект Европы?

Историки до сих пор спорят о причинах постепенного упадка и окончательного развала Ганзейского союза, а любители альтернативной истории — о том, какой могла бы быть Европа, если бы Ганза контролировала северную торговлю еще два – три столетия. Как правило, выдвигаются несколько групп негативных тенденций, одновременно разворачивавшихся в XV–XVII веках на европейском севере.

Одну группу тенденций можно условно обозначить как «экономические». Уже во второй половине XIV века в Европе начинается затяжной экономический кризис, связанный с опустошительными эпидемиями чумы и демографическим упадком. Падают цены на многие товары ганзейской торговли, включая зерно и пушнину. Структура европейской торговли, начиная с XV столетия, постепенно меняется в сторону продукции мануфактур. Образно говоря, произошел сдвиг от средневековых аналогов нефти и газа к средневековым же аналогам товаров с высокой добавленной стоимостью, к чему Ганза оказалась не готовой. Положение усугублялось еще и тем, что ганзейские торговцы предпочитали традиционные расчеты наличным серебром или вообще натуральный обмен, в то время как их конкуренты из Брюгге и из той же Генуи уже активно оперировали векселями, сложными кредитными механизмами и создавали первые европейские банки.

Есть, впрочем, и более экзотические экономические объяснения упадка Ганзы. Например, одним из самых ходовых ганзейских товаров была балтийская сельдь. Но Реформация в Северной Европе привела к резкому падению спроса не селедку, как и на любую рыбу вообще: рыбу ели во время многочисленных постов, а протестантизм не считал посты обязательными. Да к тому же наступление «малого ледникового периода» в Европе и ослабление Гольфстрима привели к тому, что самые богатые косяки сельди все чаще мигрировали из закрытого Балтийского моря в открытую Атлантику, где становились добычей главных конкурентов Ганзы — предприимчивых голландцев.

Вторая группа тенденций объединяет различные «политические» факторы. С каждым веком внутри ганзейских городов накапливались противоречия между транснациональной купеческой элитой и остальным городским населением, которое лишь в незначительной степени пользовалось доходами от морской торговли. С другой стороны, политическая верхушка ганзейских городов (средневековый патрициат), часто не являясь прямым участником торговых операций купеческих гильдий, не всегда избегала искушения как следует ободрать накопивших финансовый жирок морских торговцев.

Еще более глубокая пропасть пролегла между жителями ганзейских городов и окружающим эти города сельским населением. Проживание в ганзейском городе само по себе превратилось в привилегию и предмет зависти со стороны менее удачливых соотечественников. Дело дошло до того, что города стали возводить крепостные стены для защиты не столько от иноземных захватчиков, сколько от наплыва своих сельских соседей.

Третья группа — международные или геополитические тенденции. Набиравшие силу государи средневековой Европы с растущим подозрением взирали на «пятую колонну», опутавшую их владения своими экономическими нитями. Первым серьезным звонкам для Ганзы стал выход из союза в 1452 г. Берлина, вынужденного это сделать под давлением Бранденбургского маркграфа. Но гораздо более сильные удары были нанесены с востока и с запада — Московией, Швецией и Английским королевством.

После присоединения Новгорода к Московскому государству Иван III решительно отказывает ганзейским купцам в особых правах, не без оснований подозревая Ганзу не только в симпатиях к «новгородским сепаратистам», но и в скрытой поддержке последних (в скобках добавим, что на решение Ивана III вполне могли повлиять и многочисленные экономические санкции, вводимые Ганзой в отношении Москвы). В итоге, ганзейский союз к концу XV века временно теряет контроль над торговлей Западной Европы с Московией. В 1514 г. «немецкий двор» в Новгороде вновь открывается, но в период Ливонской войны (1558–1583 гг.) ганзейская торговля с Московией снова приходит в упадок. Дополнительным негативным фактором для позиций Ганзы на восточном фланге стало усиление Швеции, все более открыто заявляющей о своих претензиях на гегемонию в Балтийской море, включающую и контроль над балтийскими торговыми путями.

В XVI столетии Ганзу теснят и на западном фланге: после многих интриг, маневров и временных перемирий c ганзейскими купцами, в 1579 г. Елизавета I бросает им решительный вызов, создавая прямого конкурента Ганзе — Восточно-Балтийскую компанию (Estland Company) для поддержки и защиты английской торговли с востоком Европы. Это было прямым нарушением сложившейся со времен Генриха II Плантагенета (1154–1189 гг.) традиции английских монархов дружить с немецкими купцами и пользоваться их финансовыми ресурсами. А еще через два десятилетия, в 1598 г., Елизавета окончательно закрывает представительство союза в Лондоне (так называемый «Стальной двор» — Steelyard).

Впрочем, и в самом центре ганзейской системы ситуация менялась к худшему. По всей видимости, крупнейшей ошибкой Любека стало его вмешательство в т. н. «графскую распрю» — междоусобную борьбу за датский престол в 1534–1536 гг. Попытка повторить в XVI веке успешный опыт демонстрации силы в отношении датчан по образцу XIV в. окончилась неудачей. Ответив на просьбы бургомистров Копенгагена и Мальме и оказав им существенную военную и финансовую помощь в борьбе с датской аристократией, бургомистр Любека Юрген Вулленвевер в итоге оказался на стороне проигравших, подорвав позиции Ганзы не только в Дании, но и во всей Скандинавии.

Некоторые историки полагают, что закат Ганзы в XVI–XVII вв. был связан не столько с укреплением централизованной монархической власти в Московии, Швеции, Англии и Франции, сколько с сохраняющейся раздробленностью Германии. Эта раздробленность на начальном этапе формирования союза играла на руку ганзейским купцам, давая им, равно как и ганзейским городам в целом, больше простора для внешнеторговой и дипломатической активности. Но в эпоху позднего феодализма эта раздробленность начала играть против Ганзы, которая не могла рассчитывать на поддержку со стороны сильного централизованного государства. К тому же Германия больше, чем ее соседи, пострадала от разрушительных религиозных войн и, прежде всего, от роковой для немцев Тридцатилетней войны (1618–1648 гг.)

Формально Ганза просуществовала после Тридцатилетней войны еще больше двух столетий. Но на последний съезд Союза, который удалось собрать в 1669 г., приехали представители только девяти городов, а до окончательного роспуска союза (1862 г.) дотянули всего три города — Любек, Гамбург и Бремен.

Актуален ли опыт Ганзы в XXI веке?

Ганзейский союз как модель построения международной системы противостоит не только европейской модели Средних веков, являвшей собой хаотичное взаимодействие сложного и пестрого конгломерата преимущественно монархических государств — империй, королевств, герцогств, княжеств, графств и т. д. Не будет преувеличением утверждать, что ганзейская модель противостоит также и Вестфальской системе европейской политики, многие принципы которой легли в фундамент современного мироустройства. И хотя Вестфальская модель исторически победила ганзейскую, ганзейский порядок имел целый ряд существенных преимуществ перед вестфальским порядком.

Об этом стоит вспомнить сегодня, когда незыблемость вестфальского порядка все чаще ставится под сомнение. Перечислим основные особенности ганзейской модели, актуальные для XXI века.

Матрица вместо иерархии. Ганза, как отмечалось выше, строилась по матричному принципу при минимальной иерархии внутри системы (Любек выступал, скорее, координатором, нежели гегемоном Ганзы). Матричный принцип придавал устойчивость всей конструкции, даже в условиях меняющегося состава ганзейского союза. Вступление в Ганзу или выход из Ганзы нескольких городов не нарушало общей устойчивости системы. Сложные иерархические системы в европейской и мировой политике нередко оказывались неустойчивыми и хрупкими — особенно когда проблемы начитали возникать у игроков-гегемонов (самый последний пример — воздействие деятельности администрации Дональда Трампа на современный миропорядок). Преимущество матрицы перед иерархией заключалось и в резком снижении транзакционных издержек — расходы на управление союзом обходились городскому бюджету Любека в ничтожную долю ресурсов, требующихся самому захудалому европейском монарху на управление своим государством.

Добровольность вместо насилия. Хотя ганзейский союз порой вел войны, но никогда не пытался присоединить к себе новых членов путем использования военной силы или политического принуждения. Конечно, Ганза целенаправленно «завлекала» новых членов в свои ряды, разъясняя многочисленные преимущества полноценного членства. Но в города не вступали в союз под страхом войны, оккупации и разорения. Добровольность вхождения в Ганзу была одной из гарантий выполнения новыми членами своих обязательств перед союзом: не готов подчиняться правилам союза — не вступай, а оставайся на положении внешнего партнера. Государства и государственные объединения Вестфальской системы развивались и расширялись чаще всего путем насилия, в ходе захватнических и реже — освободительных войн. Соответственно, огромные средства требовались как на географическую экспансию, так и на закрепление результатов экспансии.

Контроль над коммуникациями вместо контроля над территориями. В отличие от средневековых, да и многих современных государств, контроль над новыми территориями никогда не стоял в центре усилий Ганзы. Если союз и контролировал территории, то лишь косвенно — в максимальной степени используя экономический ресурс территорий к своей выгоде. Гораздо важнее для городов — членов союза было удержать контроль над линиями морских и речных коммуникаций, а также открытый доступ к приоритетным для Ганзы рынкам. Хотя контроль над коммуникациями — дело нелегкое и в некоторых случаях затратное, но все же менее трудное и менее затратное, чем удержание контроля над недружественными территориями. Поэтому проблема перенапряжения сил, постоянно возникавшая перед ведущими государствами Европы, никогда не была столь острой для Ганзы.

Приоритет частных интересов вместо приоритета интересов суверена. Напомним, что Ганза возникла не как союз князей или даже бургомистров, а как объединение частных лиц — купцов, а впоследствии — гильдий (в современной терминологии — неправительственных организаций) занимающихся морской торговлей. Это обстоятельство также придавало ганзейской модели дополнительную устойчивость, защищая членов союза от сюрпризов и неожиданностей, неизбежно сопутствующих городской политической жизни. Смена власти в городском совете или даже смена официальной городской религии редко влияла на обязательства купеческих гильдий и отдельных купцов в рамках Ганзейского союза. Для европейских государств подобная стабильность была редкостью. Кроме того, принцип организации «снизу-вверх», приоритет частного интереса способствовал большей предприимчивости, инициативности и изобретательности всех участников союза.

Баланс интересов против баланса сил. В состав ганзейского союза входили очень разные города — большие и маленькие, старые и новые, богатые и не очень. В этих городах говорили на разных языках, исповедовали разные религии, по-разному выстраивали отношения с местными феодальными монархами. Конечно, были в союзе были и свои лидеры — тот же Любек, Гамбург, Бремен и пр. Но все же система работала не на основе баланса сил составляющих ее элементов, а на основе баланса их индивидуальных и групповых интересов. «Восточная Ганза», ориентировавшаяся на торговлю в Балтике, никогда не противопоставляла себя «Западной Ганзе», чьи устремления лежали в Северном море. Все члены союза имели равные права и обязанности, сотрудничество превалировало над конкуренцией, а союз рассматривался как инструмент достижения общего блага. В Вестфальской системе баланс сил остается фундаментальной основой всей конструкции, сильные игроки подчиняют себе слабых, а соперничество доминирует над сотрудничеством.

Подвижность против инерционности. Примечательной особенностью «внешнеполитического почерка» Ганзы была ее способность оперативно принимать и выполнять самые серьезные решения, избегая длительных и утомительных переговоров. Строго говоря, Ганза вообще никогда не была юридическим лицом, и она как таковая не могла заключать юридически обязывающие договоры с европейскими монархами. Зато в Ганзе прекрасно понимали высокую ценность международной репутации союза в целом и каждого члена союза в отдельности. Поэтому надежность подготовленных «на коленке» соглашений с Ганзой была, как правило, выше, чем надежность мучительно согласованных в бесконечных прениях договоров между европейскими монархами. К тому же Ганза, в отличие от большинства этих монархов, могла быстро мобилизовать огромные для своего времени финансовые ресурсы, не прибегая к новым налогам на население или ко внешним заимствованиям.

Гибкость против жесткости. Даже сегодня поражает то виртуозное мастерство, с которым Ганзейский союз использовал широкий набор позитивных и негативных стимулов в общении с более сильными партнерами. У средневековых монархов, в случае возникновения проблем с Ганзой, было два основных инструмента давления, использовавшихся, как правило, одновременно: конфискация находящихся в доступности товаров ганзейских купцов и заточение последних в тюрьму. Со своей стороны, Ганза впервые в европейской истории использовала тактику «умных санкций», не без успеха пытаясь нащупать наиболее уязвимые места своих оппонентов и в то же время не навредить своим местным партнерам и потенциальным союзникам. Если сравнивать «ганзейский» подход к санкциям и, скажем, современные подходы к этому внешнеполитическому инструменту в Вашингтоне, то нельзя не отдать должное искусству дипломатов Ганзы. Не менее виртуозно они умели «передать на аутсорсинг» решение традиционных проблем безопасности своим партнерам из числа европейских государств или даже из числа средневековых аналогов «частных военных компаний».

Проектный подход против стратегического подхода. Наиболее дальновидные европейские и неевропейские монархи (а в современную эпоху — президенты и премьер-министры) в планировании внешней политики руководствовались своим пониманием стратегических задач, стоящих перед их государствами. Под эти стратегии так или иначе аккумулировались ресурсы, создавались институты, подстраивались конкретные цели и тактические ходы. У Ганзы, насколько можно судить, никакой долгосрочной стратегии никогда не было, ее деятельность являла собой совокупность отдельных международных проектов, связанных с весьма конкретными групповыми интересами. Ганза росла не как дерево во французском парке, которое заботливо направляет, кронирует и обрезает умелая рука садовника, а, скорее, как скрытая в лесной почве грибница, неожиданно и непредсказуемо прорастающая новыми грибами. В этом смысле развитие Ганзы по своему алгоритму напоминает распространение греческих колоний по акваториям Средиземного и Черного морей в VIII–VI до н. э. С той существенной разницей, что древним грекам так и не удалось договориться друг с другом о создании единого торгово-экономического союза.

Готовы ли бургомистры править миром?

Несколько нет назад известный американский политический философ Бенджамин Барбер написал книгу «Если бы мэры правили миром» (What if Mayors Ruled the World), призванную артикулировать многочисленные преимущества городов перед национальными государствами как основных строительных блоков нового миропорядка. Барбер, в частности, отмечал, что города — намного более старый и устойчивый формат организации социальной и экономической жизни, чем современное национальное государство — нынешняя государственная модель существует от силы четыреста лет, а городская модель насчитывает многие тысячелетия. Стамбул намного старше Турции, Рим старше Италии, Киев старше современной Украины, и даже Нью-Йорк значительно старше Соединенных Штатов.

Кроме того, городскому лидеру не надо искать государственную идеологию, чтобы обосновать свою легитимность. Государства вынуждены оперировать абстрактными понятиями, создавая во многом искусственную национальную идентичность, а в городах идентичность формируется естественным путем в ходе повседневного тесного общения самих горожан. Поэтому если национальные лидеры — так или иначе вечные заложники своих идеологических конструкций, то мэры, как правило, — убежденные прагматики, они очень часто вообще избегают четкой партийной идентификации. В силу специфики хозяйственной работы городские управленцы гораздо ближе к своему электорату, чем национальные лидеры — к своему. Совсем не случайно, что у мэров в большинстве случаев более высокий уровень общественного доверия, чем у президентов и премьер-министров.

Международные политические и экономические приоритеты XXI века все больше смещаются в сферу компетенций городского управления. Именно городам приходится решать большинство практических вопросов, касающихся управления миграциями, сокращения выбросов парниковых газов, противодействия терроризму, преодоления социальной поляризации и пр. С другой стороны, именно города являются основными генераторами экономического роста, источниками новых технологий и новых социальных моделей, основными рынками товаров и услуг, ведущими аккумуляторами огромных финансовых ресурсов. Причем развитие городов в XXI веке идет под знаком конвергенции, в то время как развитие национальных государств идет под знаком дивергенции: между Шанхаем и Лос-Анджелесом сегодня гораздо больше общего, чем между Китаем и Соединенными Штатами, у Москвы и Лондона намного больше совпадающих пунктов повестки дня, чем у России и Великобритании.

Фиксируя все эти тенденции, Бенджамин Барбер предложил свою концепцию нового миропорядка, в которой Организацию Объединенных Наций должна заменить Организация Объединенных Городов. Члены этого глобального городского парламента должны избираться по квотам: треть — представители из малых и средних городов с населением от 50 тысяч до 500 тысяч жителей, треть — из больших городов от полумиллиона до 5 млн, и треть — из мегаполисов, население которых превышает 5 млн. Новая организация, по мнению Барбера, гораздо больше соответствовала бы реальному соотношению сил в мире и, главное, была бы гораздо более эффективной с точки зрения глобального управления, чем архаичная система Объединенных Наций.

Конечно же, книга Бенджамина Барбера — скорее интеллектуальная провокация, чем реалистическая программа на будущее. В обозримой перспективе национальные государства никуда не денутся, именно они станутся основными строительными блоками для любого будущего мирового порядка. Но с тезисом об усилении позиций городов, особенно ведущих мегаполисов, в современном мире тоже не поспоришь. Едва ли можно считать совпадениями, то что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган вышел на национальную политическую арену как мэр Стамбула, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон приобрел популярность как мэр Лондона, а китайский лидер Си Цзиньпин прошел опыт практического руководства одним из крупнейших мировых мегаполисов как глава Шанхайского горкома КПК.

По всем прогнозам, процесс урбанизации на протяжении текущего столетия будет продолжаться, и роль городов в современном мире будет становиться все более заметной. В то же время, во многих регионах мира углубляется кризис государственной системы, а также и международных интеграционных проектов, основанных на взаимодействии национальных государств. Все это позволяет заключить, что многообразный опыт средневековой Ганзы пока рано списывать в архив истории; в недалеком будущем он может оказаться востребованным.

Познай свой край родной: Приглашаем в Ганзейский Псков

Виртуальная экскурсия и игротека «Псков Ганзейский»

Что такое Ганза?

Ганза (нем. Hansa — буквально «группа», «союз») — торговый союз, объединивший города северо-западной Европы в 13 веке для защиты своих торговых интересов от власти феодалов и пиратов. Торговый союз, или Ганза, просуществовал с XIII века по XVII век.

Главная цель Ганзы — расширение и обеспечение безопасных торговых отношений ганзейского купечества. Столицей  средневекового ганзейского союза был немецкий город г. Любек, герб которого стал официальным гербом Ганзы.

В союз входили и другие европейские города —  Бремен, Кельн, Гамбург, Росток, Гданьск, Кёнигсберг, Лондон, Антверпен, Ревель (Таллин), Дерпт (Тарту). В период расцвета Ганза объединяла более 150 европейских городов. 

Формально Новгородское и Псковское княжество не входили в Ганзу, но имели теснейшие торговые связи, представительства в ганзейских городах, как и Ганза – в ряде городов этих русских княжеств.

С XIII в. начинают развиваться отношения Пскова и Ганзы. Псковичи торговали со многими ганзейскими городами Любеком, Данцигом. Ригой, Ревелем, Дерптом. Из Пскова в Европу доставлялись шкурки белки, сало, воск и пенька. Импортировались соль, сукно, серебро, цветные металлы, ингредиенты для приготовления лекарств, пищевые продукты — сельдь и вина.

С конца XV века Псков являлся ведущим партнером Ганзы, поскольку являлся крупным экономическим и торговым центром, имел собственный рынок. В те времена в Пскове проживало около 40 тысяч (по другим источникам — около 50 тысяч) человек. Мелкой торговлей занималось около половины населения.

Крупной международной торговлей занимались 40-50 купцов. Среди них наиболее известны псковские купцы — Поганкины, Русиновы, Меньшиковы. Торговали также  мелкие торговцы, псковские стрельцы,  крестьяне Печерского монастыря. Основной валютой были талеры («ефимки»), дукаты.

Для купцов ганзейских городов на Завеличье, рядом с наплавным мостом через Великую в 1586 году были построены Любекский и Свейский немецкие гостиные дворы. Ганзейских купцов в Пскове интересовал прежде всего ВОСК, его место в быту средневекового человека было сродни той роли, которую играет в нашей жизни электричество.

Ганзейский союз  прекратил существование из-за противоречий между городами, усилившейся конкуренции, консерватизма руководства.

В 1980 году был основан Ганзейский союз Нового времени — Новая Ганза для поддержки торговли и туризма. Он объединяет 192 города из 16 европейских стран. Штаб-квартира находится Любеке.

С 1993 года Новгород — член нового ганзейского союза от России, лидер и столица российской Ганзы.

В 2002 году  Псков принят в Новую Ганзу. Ежегодно в городах — членах союза проходит фестиваль «Ганзейские дни Нового времени». 

В России первые Международные Ганзейские дни (29-ые) прошли в 2009 году в Великом Новгороде.

Союз русских ганзейских городов основан в 2010 году и объединяет 14 городов: Белозерск, Великий Новгород, Великий Устюг, Вологда, Ивангород, Калининград, Кингисеп, Порхов, Псков, Смоленск, Тверь, Тихвин, Торжок, Тотьма.

39-е Международные Ганзейские дни пройдут 27-30 июня 2019 г. в историческом центре Пскова. Основная идея фестиваля — воссоздание духа средневековой Ганзы. 

Это экономический форум, выступление Президента Ганзы, бургомистра Любека Бернда Заксе, культурные мероприятия, ярмарки, рынки, выставки местной продукции, сделанной по древним технологиям, мастер-классы средневековых ремесел, горожане в «ганзейских» одеждах и многое другое. 

Новая Ганза призвана внести вклад в экономическое, культурное, социальное и политическое единство Европы.

«Ганзейский Псков». 

Виртуальная экскурсия по городу Пскову с интерактивными заданиями


Библиотека «Диалог» предлагает вашему вниманию
виртуальную экскурсию «Ганзейский Псков» c интерактивными заданиями.
Автор-составитель — Е. Н. Ефимова

Кликните на прямоугольник со стрелочкой для чтения в полноэкранном режиме

Интерактивные задания по виртуальной экскурсии «Ганзейский Псков»

Подбери правильно пару: картинка и соответствующий ей по смыслу текст.

«Псков XIV-XVII веков»
Используя подсказки, подпиши правильно картинки.

«Торговля в Средневековом Пскове»
Распредели верно слова по группам и открой картинку-пазл.

«Карта Средневекового Пскова» 
Отсортируй верно картинки: соотнеси обозначение места на карте и его название.

«Как и чем торговали в Средневековом Пскове»
Ответь на вопросы викторины — можно выбрать несколько правильных ответов.


Интерактивная карта «Ганзейский Псков»


    Библиотека — Центр детского чтения представляет интерактивную карту «Ганзейский Псков»,  которая поможет учащимся начальных классов узнать, где и чем торговали ганзейские купцы на территории древнего Пскова.

Союз русских Ганзейских городов — Тихвинский муниципальный район

30 июля 2010 года в Великом Новгороде главы городов, являющихся членами Ганзейского союза Нового времени, подписали учредительные документы нового межмуниципального объединения — Союза русских Ганзейских городов. В декабре 2010 года в Великом Новгороде состоялось первое собрание учредителей Союза, на котором был избран управляющий орган — совет. В его состав вошли Великий Новгород, Псков, Тверь, Вологда и Тихвин. По Уставу, состав совета переизбирается ежегодно, но до сегодняшнего дня он остается неизменным.

В Союз русских Ганзейских городов сегодня входят 11 городов «русской Ганзы» – Белозерск, Великий Новгород, Великий Устюг, Вологда, Ивангород, Кингисепп, Псков, Тверь, Тихвин, Торжок и Тотьма. Еще два города — Калининград и Смоленск — являются ассоциированными членами Союза. В 2016 году в Ганзейский союз Нового времени был принят еще один русский город — Порхов; пока он не подал заявку на вступление в Союз русских Ганзейских городов. 

Центром объединения русских городов, по примеру Любека, являющегося столицей международного Ганзейского союза, стал Великий Новгород.

Союз русских Ганзейских городов ставит перед собой цели по реализации совместных проектов в различных сферах, главным образом, в туризме. Важной задачей является также содействие расширению и укреплению культурных, научных, общественных и экономических связей. 

Кроме того, по примеру Ганзейских дней Нового времени — уникального историко-культурного фестиваля, проводимого ежегодно в одном из городов международного Ганзейского союза — в городах «русской Ганзы» проводятся Русские Ганзейские дни. В рамках праздника, на который съезжаются делегации городов Союза, организовываются праздничные гулянья в средневековом стиле, ярмарки ремесленников, состязания реконструкторов, концерты, тематические выставки.

Первые Русские Ганзейские дни прошли в 2011 году в Великом Новгороде. Затем праздник по очереди принимали Белозерск (2012), Псков (2013), Кингисепп (2014), Торжок (2015) и Тверь (2016). В 2017 году VII Русские Ганзейские дни состоятся в Тихвине. Принимать эстафету у Тихвина будет Вологда.



Дата изменения: 10.07.2017 12:21

Раньше трава была зеленее. Обзор игры Ганзейский союз — Марафон настолок


Обзор игры Ганзейский союз: Полное издание / Hansa Teutonica Big Box.

Возврат к евро меня потянул на старые игры. Те, которые называют примерами лучших игр жанра. Хорошо, что издатели их не забывают. В прошлом году была Экспансия, в этом — стол захватила настольная игра Ганзейский союз.

Новое издание, которое локализовано в России издательством «Звезда» включает в себя все дополнения, которые появились у игры с 2007 года. Несмотря на это, комплектация игры не блещет оверпродьюсом — горстка вполне обычных еврокубиков и жмень дисков, серые жетоны, чуть-чуть карт обычного качества и три игровых поля.

Игра Ганзейский союз пытается пересказать процесс распространения европейской торговой системы в средневековой Европе. Именно распространения, следов самой торговли в игре нет. Оттого кажется, что в других обстоятельствах игра могла точно так же повествовать о нашествии Золотой орды.

На вид всё сразу говорит о том, что в партии вас ожидает сухой евро процесс. Но, не стоит расслабляться, ведь на деле Ганзейский союз — настольная игра с агрессивным тесным взаимодействием. Именно поэтому она рассчитана на 3-5 игроков, в таком составе она раскрывается лучше всего. В своё время игре придумали дуэльный режим, но в новую версию его не включили, посчитав слабым. Тем не менее, никто не запрещает скачать правила этого режима, благо, Звезда их тоже перевела.

Основная игра протекает на поле, именно там возникают столкновения между игроками. Тесное взаимодействие обусловлено острым конфликтом интересов. В коробке лежат сразу три поля, которые несут в себе некоторые изменения. Базовое поле Ганзейского союза двустороннее, со сторонами для игры на троих, и для игры вчетвером-впятером. Так же две стороны на поле Британии. А вот Восточные земли отличились тем, что позволяют играть любым составом на одной и той же стороне. Особенность этого поля сохраняет накал страстей без дополнительной масштабируемости.  

Чаще всего, игроки хотят прокачать свой игровой планшет; реже, но весомее для очков престижа — выставить свои кубики или диски — конторы в конкретные города.

Планшет с полем очень тесно завязаны, снятые с планшета кубики расширяют возможности игрока в том или ином действии. Ключи добавляют ценности конторам игрока, привилегии расширяют возможности при постройке контор, Книга знаний делает помощников на поле мобильнее, а мешок делает их же доступнее из общего запаса. Ну и действия — увеличивают количество действий игрока за ход. Просто, да очень ценно — соревнования за торговый путь возле города, качающего действия протекают на протяжении всей партии. Действия — это очень дорогой ресурс, увеличить его все игроки стремятся как можно раньше.

Вообще, кубики — это наши торговцы, диски — купцы. Ганзейский союз — это серьёзное торговое предприятие, которое имело своих представителей по всей Европе. И купцы, и торговцы несли свою миссию — распространить влияние союза в большем количестве городов, расширив именно свою сеть. Вокруг сетей строится и глобальная идея игры, и переменные цели в процессе.

Основных действий в игре всего пять, и все они достаточно просты.
Первое, что могут делать игроки — нанимать новых помощников, брать их из общего запаса в свой личный. Прокачка мешка даёт брать из запаса не минимальных три кубика, а пять, семь или сразу все. Не стоит оставлять это действие без внимания, торговцы попадают в запас с завидной регулярностью.

Второе действие – поставить на поле одного помощника. Это выставление косвенно прокачивается увеличением количества действий. Купцы и торговцы при этом выставляются на торговые пути. Обычно, расстояние между двумя городами занимает 3-4 точки. Что за целый ход игрок может заполнить разве что во второй половине игры. Собственно, уже отсюда начинается противостояние – ведь если завершить торговый путь за ход не получается, то надо и сопернику помешать это сделать.  

Третье действие – заменить своим помощником чужого. Просто на место чужого вы на поле выкладываете свой. Затем, что вам этот торговый путь очень нужен. За такую прямую конфронтацию приходится платить: при замене торговца – один, а при замене купца – два помощника из личного запаса уходят в общий. Более того, игрок которого таким образом выгнали, не уходит с поля, а занимает соседние торговые пути, да ещё и друзей с собой зовёт. По той же схеме – одного или двоих. В своей компании мы это действие называем «размножением», ведь соперник получает именно такой профит. Иногда именно с этой целью помощники выставляются на пути, которые в целом игроку не нужны.

Четвертое действие – передвинуть своих помощников на поле. Принцип прост – возьми из одного места, поставь в другое. Единственное действие, которое я не смог логически вписать в сеттинг. Просто перемещать кубики можно отовсюду и куда угодно (кроме путей, занятых чужими помощниками). Каким образом торговцы так быстро перемещались между городами, в обход лесов и разбойников – мне не понятно. Но механически действие полезное, а с помощью книги знаний ещё и прокачиваемое. Первоначально игрок за одно действие может передвинуть только двоих, но в перспективе – аж пятерых. И так за одно действие можно заполнить сразу весь торговый путь, что достаточно ценно.

Пятое действие – самое основное, вокруг него и происходит весь этот кубиковый танец. Создание торгового пути совершается в несколько шагов, даёт основное развитие партии и следит за концом партии.

В Ганзейском союзе три возможных триггера конца игры.

Первый вариант – кто-от набрал 20 победных очков. Да, всего 20 и, нет, это не все очки, а где-то треть (при хорошем развитии игры). Как раз первым шагом игроки, контролирующие города, которые соединяет торговый путь, получают победные очки, и в течении партии это основной способ их прироста.

Второй вариант – кончились бонусные жетоны и нечего доложить на поле. Это касается второго шага, и распространяется только на те пути, рядом с которыми лежат эти самые бонусные жетоны. Их эффекты сильные и иногда стоит построить путь только ради приобретения жетона.

В них и 3-4 дополнительных действия, и возможность выставить контору там, где нельзя, и замена местами контор в городе (что ценно для контроля). Кроме эффектов, жетоны ещё идут в счёт победных очков. На полях Британии и Восточных земель имеются пути с «вечными» жетонами, которые дают что-то уникальное, подогнанное под условия поля.

Третий вариант – на шкале заполнения кубик дошёл до последнего города. Эта шкала показывает, в скольких городах закончились свободные места под конторы. Как можно догадаться, третий шаг как раз позволяет разместить контору. Но, не только! Он так же позволяет вместо выставления конторы улучшить способность планшета. Такой вариант появляется, только если торговый путь соседствовал с конкретными городами, которые прокачивают какую-либо из сторон планшета. Естественно, что все они разные. Есть ещё подобный город, который даёт специальную награду, но там ждут голые очки престижа, что менее интересно. Хотя для результата, несомненно, ценно.

Так вот, размещение конторы несёт в себе несколько целей. Во-первых, тот, чьих купцов больше в городе (или, при ничьей, чей правее), получает контроль над городом. Это приносит очки престижа и в процессе игры, и в конце партии. Во-вторых, сеть контор может принести куда больше в конце игры, если она длинная, а шала с ключами на планшете прокачана. Там схема простая – одно умножается на другое и получается гора очков. В-третьих, есть специальный маршрут – «Восток-запад», который поощряет дополнительными победными очками тех, кто проложил конторы от одного края карты до другого. Но это опять-таки, голые очки (правда, они способны подвести к концу партии, так как начисляются в процессе игры, а не в конце).

Если говорить о базовых правилах, то это всё. Но в коробке лежит ещё несколько дополнений. Карточки секретных целей можно использовать только с базовым игровым полем, они дают дополнительные победные очки за наличие контор и контроль в указанных городах. Эти карты добавляют дополнительной устремленности игрокам занимать на поле конкретные точки, а не случайные. Их нельзя использовать на других полях, ведь там указаны только города базового поля.

Благосклонности императора чуть гибче. Это дорогие жетоны– за приобретение такого жетона надо отказаться от использования двух бонусных жетонов и целого хода. Зато в последующем они дают пассивные возможности в процессе игры, или делают ценнее контроль и улучшение планшета в конце. Необходимо ловить момент, когда их приобретение будет самым выгодным, иногда же взять их будет только во вред стратегии.

Альтернативные поля включают в себя дополнительные правила, которые существуют сами в себе – на востоке существуют города, которые к Ганзейскому союзу не относятся, но очень ценны, а в Британии территория поделена на Англию, Уэльс и Шотландию, перемещение между которыми сложнее, чем по остальной Европе.

Использование этих полей не делает игру сильно другой, но добавляет приятных нюансов. Честно, в отличии от игровых полей Конкордии, к Ганзейскому союзу я бы не купил отдельные поля, но в новой коробке они лежат сразу, а значит почему бы и не использовать. К тому же, правила для двоих игроков выпускали ранее именно с полем Британии, подозреваю, что именно на нём дуэльное столкновение раскроется в полном цвете (если вы всё-таки решили играть вдвоём).

Впечатления

С Ганзейским союзом я впервые познакомился на заре увлечения настольными играми, больше пяти лет назад. Представьте: вам показали милый добрый Стамбул, и другие еврогеймы с минимумом взаимодействия. А потом позвали на партию в Hansa Teutonica и всю партию подрезали на торговых путях. Тогда меня это жутко возмутило и от игры я отвернулся.

Но, за эти годы игровые предпочтения поменялись, можно сказать, полярно. Когда издательство Звезда решила локализовать новое издание, захотелось дать ей второй шанс. Я заранее был уверен, что теперь не огорчусь от череды испорченных планов и в первой же партии… проиграл в пух и прах. Во второй же партии провалился победитель прошлой. В этой игре каждый горазд испортить друг другу его следующий ход, иногда это происходит специально, а иногда — просто по пути. Поле у игры, может и большое, но игроки чаще водятся на одних и тех же маршрутах.

Например, самым ценным городом в начале партии становится город, который развивает планшет, увеличивая количество победных очков. И торговые пути возле него на протяжении всей игры не бывают пустыми. И, в то же время, какие-нибудь города могут быть вовсе не замеченными до самого конца, потому что приносят меньше выгоды. Но если они находятся в сети игрока, а на планшете развит трек ключей, то каждая контора становится ценнее, где бы она не находилась. Чаще всего, этот трек развитию поддаётся именно к концу, и внимание на поле опять концентрируется вокруг одного города. Кстати, от этого же надо следить, что делают соперники в свой ход, ведь результат всегда аукнется на твоих следующих действиях. Хорошие способности к планированию могут не спасти — отлично сыгрыв в одной партии, реально спокойно продуть следующую. Будто в соперниках — лебедь рак и щука, и все пытаются довезти вашу телегу (к обрыву).

Плюсом к этой тесноте выступают очень легкие правила. Все действия, на самом деле, просты и понятны, так что не вызывают сложности (привет, Витал!), и выполняются очень быстро. Но от этого они не становятся легкомысленными, решения в игре несут важные последствия. Пара неправильных идей в начале партий могут отразиться провалом по всем фронтам к концу игры.

К качеству компонентов у меня претензий нет, но на поле Британии закралась одна досадная ошибка — над одним торговым путем на постоянном бонусном жетоне пропал символ. На стороне для 4-5 игроков жетон между Саутгемптоном и Кале позволяет разместить 2 помощников в Шотландии или/и Уэльсе. Но на поле как раз пропал символ Шотландии. Это общая ошибка, она точно так же ждёт владельцев иностранной коробки. Но в коробке уже лежит наклейка для исправления этой оплошности.

Игра не зайдёт тем, кто любит только косвенное или доброе взаимодействие между соперниками. Однако своими механиками она привлекает даже тех, кто избегал евро, как чего-то малоконфликтного. От меня Ганзейский союз сейчас получает крепкие 8 из 10, так как даёт те впечатления, которые я хотел — евро, но не про копание в огороде, с агрессивностью, но без боевых столкновений. В яблочко.

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

Tver_Ganza

ТВЕРЬ ГАНЗЕЙСКАЯ

В 2001 году Тверь вступила в «Ганзейский союз Нового времени», который иначе именуют Новой Ганзой. В XIII-XV в.в. Ганзой назывался союз немецких городов, которые благодаря своему удачному географическому расположению контролировали товарные потоки между Балтийским и Северным морями. Объединяя в разное время до 170 городов Европы, Прибалтики и России, Ганза сыграла значимую роль в развитии торговли, дипломатии и межкультурного диалога в общеевропейском сообществе. В середине XVII века Ганзейский Союз прекратил свое существование из-за перемещения мировых торговых путей в Атлантический океан и развития новых форм экономических отношений.

Ганзейский союз был возрожден в 1980 году и стал именоваться «Ганзейским союзом Нового времени». Сегодня в Новую Ганзу, которая объединяет 183 города из 16 европейских государств, входит 13 российских городов, бывших ещё в средние века торговыми центрами. Это Великий Новгород, Белозерск, Ивангород, Калининград, Кингисепп, Псков, Смоленск, Вологда, Тверь, Тихвин, Торжок, Тотьма и Великий Устюг.

Первым в Ганзейский союз Нового времени вошел Великий Новгород, который на протяжении веков поддерживал с Ганзой самые тесные отношения. Именно Великий Новгород и стал инициатором создания Союза русских ганзейских городов и ежегодного проведения встреч участников союза для обсуждения межрегионального сотрудничества. Первый такой съезд — Первые Русские Ганзейские дни — прошли в Великом Новгороде в середине июня 2011 года. На церемонии открытия, где каждый из мэров ганзейских городов был одет в средневековый княжеский костюм, был создан символ Русских Ганзейских дней — связка ключей от всех городов Союза. Твери, которую тогда на этой встрече представлял Глава города Владимир Бабичев, эта высокая миссия предстоит в 2016 году. Ганзейские дни — это возможность показать все самое лучшее и посмотреть то, что есть у других. Это выставки, ярмарки, «круглые столы», где представители городов Новой Ганзы обсуждают актуальные проблемы политического, экономического и культурного сотрудничества.

Новая Ганза — это не просто обращение к истории, это реальная площадка для экономического сотрудничества городов. Ганзу еще называют прообразом Евросоюза. Более ста городов Германии на протяжении почти четырёхсот лет жили и торговали по общим таможенным правилам, а спорные вопросы обсуждали на съездах. Ганза Нового времени призвана наладить экономические взаимоотношения между современными городами.

«Ганза — это действительно эффективная площадка для экономического партнерства, — делился на форуме с более молодыми участниками союза Глава Великого Новгорода, Президент Русской Ганзы Юрий Бобрышев. — Приведу лишь один пример. Наш Никольский собор мы смогли реконструировать только благодаря гранту Ганзейского Союза Нового времени. Мы получили средства в размере миллиона долларов. Призываю всех коллег активнее включаться в эту работу. У наших городов огромный потенциал. Ведь отсюда Русь пошла». Ганза включена Евросоюзом в число 29 туристических, культурных проектов. Ганза рассматривает туризм как один из важнейших путей развития культуры и экономики. Сейчас Русским Ганзейским Союзом разрабатывается проект «Ганзейские дороги». Это туристические маршруты, которые должны связать ганзейские города, потоки туристов. В скором времени заработает виртуальный музей «Новая Ганза», где каждый город будет представлен памятниками архитектуры и истории. Тверьбудет представлять в этом портале информация о церкви БелаяТроица –жемчужинеXVIвека.

Кстати, именно тверская эмблема, разработанная художником Андреем Юдиным, была признана участниками Русской Ганзы лучшей, и отныне именно она будет венчать всю символику этого союза.

http://hansaproject.ru

http://hansarus.org

http://hansatour.ru

Тверские книги в Ганзейской библиотеке

Ганзейский союз — Путеводитель на Wikivoyage

Ганзейский союз (нем. die Hanse ) был союзом городов, в основном де-факто независимых городов-государств в центральной и северной Европе в средневековье и раннее Новое время. Большинство этих городов расположены на берегу Балтийского моря или недалеко от него, но торговые контакты были также установлены с Северным морем и далеко вглубь суши.

Понять [править]

См. Также: Европейская история, Скандинавская история

Ганзейский союз возник в средние века как объединение низших немецких купцов, которые жили, работали и торговали в нескольких городах, в основном на Балтийском побережье.К позднему средневековью города сами взяли на себя управление Ганзы, и можно сказать, что города были «членами Ганзы» в то время. Однако отличить лигу людей от лиги городов сложно, так как во время расцвета Ганзы во всех городах доминировала протобуржуазная купеческая элита (немецкое слово Hanseat первоначально относилось к члену этой группы. класс берет свое начало в той эпохе). Ганза накопила огромное богатство, устранила пиратство в Балтийском море и привнесла важные достижения в парусный спорт (например, винтик, доминирующую лодку той эпохи) и торговлю почти во всей Центральной Европе, поскольку ганзейская торговая сеть простиралась далеко на юг до Нюрнберг и так далеко на восток, как Россия.С подъемом итальянских торговых республик и, самое позднее, с (повторным) «открытием» Америки в 1492 году, дни Ганзы были сочтены, поскольку основные торговые пути сместились на юг и запад. Хотя Ганза так и не была официально распущена, историки сходятся во мнении, что где-то во второй половине 17 века традиция Ганзы окончательно прекратилась после столетий упадка, и протоннациональные государства, особенно Швеция, Дания и Польша. , пришел, чтобы контролировать торговлю на Балтийском море. Некоторые бывшие члены Ганзы, однако, невероятно хорошо себя зарекомендовали даже после этого, и многие сохранили определенную степень политической автономии по сей день, наиболее заметной из них является Freie und Hansestadt Hamburg.Богатство той эпохи все еще можно увидеть в старых городах нескольких бывших членов Ганзы, и многие города (особенно в Германии) все еще сохраняют свой (бывший) ганзейский статус в своих официальных полных названиях.

Известные члены [править]

Ниже перечислены члены Правящей Ганзы, в которую входят наиболее влиятельные члены Ганзы.

Прибалтика [править]

Финляндия [править]

  • 60.45 22,2667 5 Турку . Формально не являясь членом «первоначальной» Ганзы, она имела прочные торговые связи и является членом «новой» Ганзы 20-го и 21-го веков.

Германия [править]

  • 53,869722 10,686389 6 Любек . primus inter pares на протяжении большей части существования Ганзы утратил свою политическую автономию только в 1930-х годах, когда нацисты лишили этого статуса.Сильно подвергнувшись бомбардировкам во время войны, он был полностью восстановлен в первоначальном стиле и очень гордится своим ганзейским наследием. ( обновлено в июне 2015 г. )
  • 53,5498 9,9733 7 Гамбург . Важный член, даже несмотря на то, что он находился к западу от основных (балтийских) игроков, и поэтому его «золотая эра» началась только после окончания Ганзы.
  • 53.075833 8.8075 8 Бремен . Также член Ганзы и сохраняет статус государства в составе Германии.
  • 54,0833 12,1333 9 Росток . Один из членов Ганзы, на номерном знаке которого указано его прежнее членство (СПЧ для Hansestadt Rostock)
  • 54,3 13,0833 10 Штральзунд . Штральзунд также именуется «Hansestadt Stralsund», который с 1990 года можно увидеть на его номерных знаках «HST»
  • 53.9 11,4667 11 Висмар .
  • 54,0972 13,38801 12 Грайфсвальд .
  • 53,248 10,413 13 Люнебург .
  • 52,26 10,521 14 Брансуик .
  • 52,127 11,641 15 Магдебург .
  • 51,904 10.428 16 Гослар .
  • 50,973 11,027 17 Эрфурт .
  • 52,512 13,39 18 Берлин .
  • 52,34 14,549 19 Франкфурт-на-Одере .
  • 50,934 6,959 20 Кельн .
  • 51,51 7,46 21 Дортмунд .
  • 51,957 7,625 22 Мюнстер .
  • 52,261 8,052 23 Оснабрюк .
  • 51,57 8,107 24 Soest .

Нидерланды [править]

Нидерланды, хотя и маленькие, играли большую роль в Ганзе, особенно с учетом их богатства в то время. Города, перечисленные ниже, по-прежнему рекламируют себя как Hansestad :

Норвегия [править]

Польша [править]

Швеция [править]

  • 59.33 18,067 43 Стокгольм . Несмотря на то, что ганзейские купцы не входили в Ганзейский союз, они имели большое влияние в Стокгольме, пока Шведская империя не стала доминировать на Балтийском море в 17 веке.
  • 57,6333 18,2833 44 Visby . Готланд был независимым в средние века. Висбю является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО с сохранившейся городской стеной.

События «Ганзы» сегодня [править]

Реконструкция морского сражения на Hansetag 2014 в Любеке.

Большинство городов, претендующих на ганзейское наследие, теперь являются членами «новой Ганзы» и поэтому проводят ганзейские дни Нового времени.Первый был проведен в 1980 году в Зволле, Нидерланды, и обычно он проводился в летние месяцы (главный курортный сезон в этом районе) с участием многих тематических мероприятий Ганзы, а также представителей (почти) всех других ганзейских городов. Следующие мероприятия до 2030 года:

  • 2018 — Росток, Германия
  • 2019 — Псков, Россия
  • 2020 — Брилон, Германия
  • 2021 — Рига, Латвия
  • 2022 — Нойс, Германия
  • 2023 — Торунь, Польша
  • 2024 — Гданьск, Польша
  • 2025 — Висбю, Швеция
  • 2026 — Старгард Щециньски, Польша
  • 2027 — Брауншвейг, Германия
  • 2028 — Штральзунд, Германия
  • 2029 — Висмар, Германия
  • 2030 — Зволле, Нидерланды

Музеи [править]

  • В Любеке есть большой музей Ганзы, который открылся в 2015 году.

Музеи в нескольких других городах также часто уделяют внимание ганзейской истории города, если и где это было важно.

См. Также [править]

Карта распространения Ганзейского союза примерно в 1400 г. Stock Photo 1746-1590: Superstock

Детали

Номер изображения: 1746-1590
Права управляемого
Кредит: Архив всемирной истории / Архив всемирной истории
Версия модели: Нет
Права собственности: Нет
Детали: 5233 x 3342px | 17.44 дюйма x 11,14 дюйма | 52.47MB | 300 точек на дюйм


ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ EASY RM

250 долларов США

Издательское дело / образование

400

Прямой маркетинг — внутреннее использование

$ 1600

Продлить лицензию

Для индивидуальных тарифных планов со скидкой, без водяных знаков или пакетов изображений для частных лиц или корпораций нажмите кнопку
НУЖНЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОПЦИИ ниже.


В поисках материалов для подписки посетите наш дочерний сайт PURESTOCK .

Добавить в корзину Нужны дополнительные параметры?

×

Свяжитесь с нами

Мы здесь, чтобы помочь! Свяжитесь с нами, если вам нужны более гибкие варианты лицензирования.

Позвоните нам по телефону 866-236-0087
. Представители доступны с 9:00 до 18:00 по восточному стандартному времени.



Ключевые слова

Свяжитесь с нами

Продажи и исследования SuperStock
Эл. Почта: [email protected]
Телефон: 1-866-236-0087
Великобритания / ЕС: +44 (0) 20 7036 1800


Карта торговли в средневековой Европе

Описание карты
Историческая карта средневековья Торговля в Европе.

Иллюстрируя

— Сухопутные маршруты
— Морские пути
— Морские пути Ганзейского союза (Ганза)
— Морские пути венецианцев (владеют также большей частью торговля в Черном море.)
— Морские пути генуэзцев (владеют также большей частью торговля в Черном море.)

— Центры Ганзейского союза
— Загранучреждения Ганзейского союза
— Города, входящие в Ганзейский союз
— Зарубежные города, в которых находится Ганзейский союз или любой из его членов, обладающих торговыми привилегиями
— Основные рынки и ярмарки
— Альпийские перевалы.Для получения дополнительной информации о Alpine проходы, использовавшиеся в средние века, см. Карта Швейцарской Конфедерации 1291-1513 гг. .

Врезка A: Средневековая торговля в Англии

Врезка B: Ганзейский союз на севере Германия


Кредиты
Техасский университет в Остине. Исторический атлас Уильяма Шепарда (1923-26)


Ссылки по теме
О Ганзейском союзе


Связанные карты
Карта торговли в средневековой Азии Карта Марко Поло Путешествие между 1271 и 1295 годами План средневековой усадьбы

Карта Швейцарской Конфедерации 1291

Подробнее История

Ганза — Гильдия 3

Карта сценария: Hansa


В The Guild 3, как мы уже говорили в предыдущем посте о Магдебурге, будет доступно множество сценарных карт, и на этой неделе мы поговорим о карте Ганзы.Также известная как Ганзейский союз, или Hanse , Ганза является символической картой, поскольку является частью серии с года Гильдия 2 — Пираты европейских морей .

На этой карте также изображены два самых важных города Ганзейского союза: Гамбург, расположенный на юго-западе, и Любек, расположенный на северо-востоке. В 1266 году Генрих III предоставил Любекской и Гамбургской Ганзе хартию для операций в Англии. Кельн присоединился к ним в 1282 году. Поскольку трое из них были частью Лиги, они образовали самую мощную ганзейскую колонию в Лондоне в то время.В течение следующих 50 лет возникла сама Ганза с соглашениями о конфедерации и сотрудничестве, охватывающими западный и восточный торговые пути.

В 1398 году канал окончательно соединил города Любек и Гамбург, что позволило расширить торговлю и развитие в обоих городах. К сожалению, это не улучшило политической ситуации между ними, поскольку они боролись за лидерство в Ганзейском союзе. Раньше Любек назывался «воротами на север» и считался лидером Ганзейского союза, пока город Гамбург не достиг равной власти.Произошло это в XII веке, когда Гамбург стал членом Лиги, и с этого момента город продолжал расти.

Вдобавок к явному политическому конфликту, который разгорелся между двумя городами Ганзы (между 1392 и 1440 годами), существовала морская торговля Лиги, столкнувшаяся с опасностью набегов Братьев Виктуалов и их потомков. Возглавляя теневую организацию, действовавшую в этом районе, Братья Виктуалы вели открытую битву против торговцев Ганзейского союза.Это был период, когда Ганза вела активную кампанию против пиратов. Да пираты! Чтобы защитить свои инвестиции в многочисленные порты, корабли и грузы, Лига обучила пилотов и установила маяки.

Интересная информация: согласно какой-то легенде в 1401 году самый известный немецкий пират Клаус Штёртебекер, лидер и самый известный представитель злобных братьев Виктуал, был ослаблен предателем, который уничтожил его корабль. Именно тогда Штёртебекер и его команда были схвачены, доставлены в Гамбург, преданы суду за пиратство и приговорены к смертной казни.Согласно легенде, Штёртбекер был обезглавлен, как и его 73 товарища. Никто не знает, произошло это на самом деле или нет.

Но вернемся к фактам: Ганзейский союз имел гибкую структуру, и его города-члены обладали некоторыми характеристиками, даже если в основном они сражались друг с другом. Во-первых, большинство ганзейских городов начинали как независимые города или обрели независимость путем коллективных переговоров, даже если такая независимость была ограниченной. Еще одна сопоставимая черта касалась стратегического расположения городов на всех торговых путях.Лига также сохраняла власть за границей, даже если большинство зарубежных городов пытались ограничить торговцев Ганзы определенными торговыми районами и своими собственными торговыми постами. Города Лиги редко взаимодействовали с местными жителями, за исключением случаев ведения бизнеса. Но многие местные жители, купцы и знать завидовали силе Ганзейского союза и пытались принизить его.

Другие союзы, пытающиеся сделать то же самое, что и Ганзейский союз, образовались по всей Священной Римской империи, но Лига всегда оставалась самой могущественной в свое время.Тем не менее, Лига так и не стала хорошей и управляемой формальной организацией. Собрание проводилось нерегулярно, начиная с 1356 года, и многие города Лиги даже не появлялись и предпочитали не присутствовать. Решения не были обязательными, и за этот период сеть альянсов выросла до 170 городов. К сожалению, в начале XVI века Лига оказалась в более слабом положении: отдельные города начали ставить личные интересы выше общих ганзейских интересов, и политический авторитет немецких князей также начал расти.Все это начало ограничивать независимость действий, которой так пользовались купцы и ганзейские города. К концу 16 века Ганзейский союз распался и не мог даже справиться с собственной борьбой. На тот момент лига была лишь тенью того, чем она была когда-то.

Сегодня, спустя столетия после эпохи Ганзейского союза, некоторые города Германии все еще носят почетное звание «Ганзейский город», и два из этих городов — Гамбург и Любек.

9: Карта, показывающая города, которые образовали Ганзейский союз [Gee 1929]

de Kombinierte Spundwände aus Trag‐ und Zwischenbohlen sind eine langjährig bewährte Lösung und werden dann eingesetzke, wenn die Tragfährdiehigkeehigkee.Die Verbindung zwischen Trag‐ und Zwischenbohlen erfolgt über die Spundwandschlösser. Während des Einbringens der Zwischenbohlen kann es zu einem Herauslaufen oder einem Blockieren des verbindenden Spundwandschlosses kommen. Diese sog. Schlosssprengungen sind umgehend zu sanieren, um Erosion des anstehenden Bodens und somit Versackungen hinter der Wand zu verhindern. Im folgenden Beitrag werden mögliche Ursachen für Schlosssprengungen aufgeführt und Assessment. Die Untersuchungen umfassen neben einer Fallstudie zu ausgeführten kombinierten Spundwänden Labor- und Feldversuche, die in Verbindung mit Finite-Elemente-Berechnungen die Mechanischen und Mechanisch-thermischen Prozesse im Schloss während der Eur.Zur Vermeidung von Schlosssprengungen bei kombinierten Spundwänden werden Lösungsaspekte im Rahmen der Planung, der Herstellung und der Ausführung vorgestellt. Dies erfolgt in Ergänzung zu den bestehenden Empfehlungen des Arbeitsausschusses Ufereinfassungen (EAU). Абстрактный ru Блокировка расцепления комбинированных шпунтовых стен Комбинированные шпунтовые стены состоят из цельных и промежуточных свай и используются, когда несущая способность или жесткость обычных шпунтовых стен уже недостаточны.Связь между центральной и промежуточной сваями обеспечивается блокировками. При установке промежуточных свай соединительный замок может открыться или заблокироваться. Эти так называемые блокировки блокировки должны быть немедленно отремонтированы, чтобы предотвратить эрозию почвы и ее просадку за стеной. В этой статье оцениваются причины отключения блокировки. Исследования включают тематическое исследование, а также различные лабораторные и полевые испытания, которые в сочетании с расчетами методом конечных элементов учитывают механические и механико-термические процессы в блокировке во время установки.Чтобы избежать расцепления блокировок в комбинированных стенах из шпунтовых свай, рекомендации даны в контексте планирования, производства, монтажа и контроля. Это делается в дополнение к существующим рекомендациям Рабочего комитета по сооружениям на набережной (EAU).

Ганзейский союз | Infoplease

Ганзейский союз hăn˝sēăt´ĭk, hăn˝zē– [ключ], торговый союз средневековых немецких городов. Он имел аморфный характер; его происхождение не может быть точно датировано.Первоначально Ганза была компанией купцов, торгующих с иностранными землями. После продвижения немцев на восток и заселения немецких городов на славянских землях Балтики, купеческие гильдии и городские ассоциации привели (13 век) к лигам. Наиболее заметной была компания немецких купцов со штаб-квартирой в Висбю; продвигаясь на восток, они основали филиал в Новгороде. В Лондоне, где немецкие купцы вели торговлю с 11 века, привилегии, предоставленные кельнским купцам, были распространены на других немцев, и образовалась Ганза немецких купцов (см. Steelyard, Merchants of the).Основным стимулом для развития лиги было отсутствие сильного национального правительства Германии, которое могло бы обеспечить безопасность торговли. Чтобы получить взаимную безопасность, исключительные торговые права и, где возможно, торговую монополию, города сближались. В 1241 году Любек и Гамбург заключили договор о взаимной защите. Другие города присоединились к этой ассоциации, и выросла сильная лига во главе с Любеком. Порты и внутренние города от Голландии до Польши вошли в лигу, но города северной Германии остались основными участниками.Лига энергично расширила свою деятельность, основав основные зарубежные отделения в Брюгге и Бергене. Города Ганзы достигли своей вершины в своих победах над Вальдемаром IV Дании, получив по Штральзундскому договору (1370 г.) фактическую торговую монополию в Скандинавии. Их балтийская гегемония продолжалась в ходе многочисленных войн до их поражения от голландцев в 1441 году. Несмотря на свой успех, лига страдала от недостатка организации. Хотя собрания лиги собирались в Любеке нерегулярно, многие города не присылали представителей, и решения подлежали пересмотру отдельными городами.Число членов колебалось, вероятно, от менее 100 до более 160. К 16 веку. внутренние разногласия, ограничение свободы немецкими князьями, рост централизованных иностранных государств и, как следствие, потеря ганзейских привилегий, развитие голландского и английского судоходства и различные изменения в торговле — все это действовало против союза. Последний сейм проводился в 1669 году, но формально лига так и не была распущена. Любек, Гамбург и Бремен до сих пор известны как ганзейские города.

См. П. Доллингер, Немецкая Ганза (тр.1970).

Колумбийская электронная энциклопедия, 6-е изд. Авторские права © 2012, Columbia University Press. Все права защищены.

Дополнительные статьи в энциклопедии: История Германии

Выявление маршрутов ганзейской эпохи только

изображение: Изображение, показывающее территорию, покрытую цифровой картой Viabundus.Исследователи создали цифровую платформу, открывающую торговые пути на большие расстояния в Северной Европе между 1350 и 1650 годами. посмотреть еще

Кредит: www.viabundus.eu

Ганзейский союз представлял собой конфедерацию торговых гильдий и торговых городов в Северо-Западной и Центральной Европе, которые стали доминировать в торговле в регионе в течение трехсот лет. В настоящее время создана цифровая платформа, которая показывает дальние торговые пути в Северной Европе между 1350 и 1650 годами.Исследовательский центр истории Ганзы и Балтии, университеты Магдебурга, Орхуса и Неймегена, а также команда из Университета Геттингена работали вместе, чтобы сделать это возможным. На карте представлены исторические дорожные маршруты, а также база данных местоположений с более чем 10 000 записей. Он опубликован на http://www.viabundus.eu. Результаты проекта будут представлены на английском языке через Zoom в понедельник 19 апреля 2021 года в 16:00; регистрация на [email protected]

Карта позволяет исследователям рассчитывать маршруты и время в пути для ганзейского экономического района, иметь обзор дат рынка и анализировать доступность мест, как если бы они использовали историческую транспортную сеть.В сочетании с другими данными можно исследовать широкий круг вопросов об истории экономики и транспорта. Команда смогла воспользоваться предварительной работой из ганзейских исследований и картами, составленными в Институте региональной истории при Геттингенском университете.

«Результат похож на карту открытых улиц ганзейского периода», — объясняет историк доктор Барт Холтерман из Института исторических исследований Геттингенского университета, который сыграл важную роль в разработке базы данных.Основные транспортные узлы и связи были основаны на региональных маршрутах. Маршруты для торговли также обеспечивали маршруты для паломников, военных и тех, кто хотел путешествовать из деревень ближайшего города. Карта позволяет любому — будь то исследователь, историк или просто любопытный — взглянуть на действительные исторические маршруты давних времен и открыть для себя достопримечательности по пути.

Таким образом, исследователи создали научно надежную основу для анализа предшествующей современной торговли.«Тогда, как и сейчас, прибыльная торговля означала преодоление больших расстояний. Транспортные маршруты играли центральную роль в этом», — подчеркивает координатор проекта д-р Нильс Петерсен из Геттингенского университета. «Многие люди удивляются, когда узнают, что большинство ганзейских городов находились внутри страны. Эти города зависели от перевозки товаров на тележках, каналах и реках на дальние расстояния на рынок. Например, в общей сложности 575 грузовых вагонов гружены Шведская сельдь прошла через таможенный пост Эйленбург недалеко от Лейпцига в 1525 году.Это ясно показывает, как товары продавались по всему континенту, насколько эффективна была транспортная сеть и насколько высока плотность движения на некоторых маршрутах ».

Таможенные посты, рынки, речные и морские порты, мосты и паромы образуют остановки на пути вагонов и заносятся в базу данных. Команда сделала все данные в свободном доступе под лицензией Commons CC BY-SA. Транспортная сеть на территории нынешней Нижней Саксонии и Саксонии-Анхальт в настоящее время наиболее развита. «Международные связи — краеугольный камень европейской карты.Поэтому мы рады, что через несколько месяцев наши партнеры по проекту в Дании и Нидерландах завершат свою работу и добавят еще один важный элемент в мозаику «, — добавляет Холтерман.

###

Проект финансировался землей Нижняя Саксония в рамках программы Pro * Niedersachsen и Friedrich-Christian-Lesser-Stiftung, Нордхаузен.

Контакт:

Д-р Нильс Петерсен
Геттингенский университет
Institut für Historische Landesforschung
Heinrich-Düker-Weg 14, 37073 Göttingen
Тел.: +49 (0) 551-3924348
[email protected]



Заявление об отказе от ответственности: AAAS и EurekAlert! не несут ответственности за точность выпусков новостей, размещенных на EurekAlert! участвующими учреждениями или для использования любой информации через систему EurekAlert.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.