Ганзейского союза – история основания, города-участники, значение :: SYL.ru

Содержание

история основания, города-участники, значение :: SYL.ru

Торговый союз Германии, который на протяжении многих веков контролировал большую часть торговых сделок с Лондоном, Великим Новгородом, Ригой, а также подписывал торговые документы от имени римской купеческой империи с особыми условиями для каждого немецкого города – как вы уже догадались, речь пойдет о Ганзейском союзе, история которого изложена в статье.

ганзейцы торгуют

Краткая историческая справка

В истории человечества существует не так много примеров, которые демонстрируют добровольные и взаимовыгодные союзы, заключенные между странами или корпорациями. Но следует отметить, что во многих из них в основе стояла человеческая корысть и алчность. Следовательно, такие союзы были недолговечными. Любое нарушение договоренностей или интересов всегда приводило к краху, но история Ганзейского союза не похожа на все остальные.

Этот союз является сообществом городов, которые представляли собой важнейшую силу в Северной Европе и равноправных партнеров суверенных стран, но следует отметить, что интересы населенных пунктов, которые входили в Ганзу, слишком различались. И не во всех случаях экономическое сотрудничество становилось военным или политическим. Значение Ганзейского союза невозможно переоценить, так как именно это явление в мировой экономике заложило основы международной торговли.

город любек

Как возник торговый союз

Перейдем к изучению вопроса о возникновении и расцвете торгового объединения. Создание Ганзейского союза относят к 1267 году. Это стало ответной реакцией европейских купцов на раздробленность государств Европы в Средневековье. Данное политическое явление было очень рискованным для бизнеса. На торговых маршрутах орудовали разбойники и пираты, а все товары, которые удавалось сберечь и довести до торговых прилавков, князья, церковь и удельные правители облагали высокими налогами. Каждый хотел поживиться за счет торговца. Следовательно, процветал установленный законом грабеж. Абсурдные торговые правила разрешали налагать штраф за неподходящую глубину горшка или цвет ткани. Но стоит отметить, что Германия, используя морские торговые пути, достигла определенных успехов в развитии в начале XI века. Король Саксонии предоставил германским торговцам неплохие преимущества в Лондоне.

В 1143 году был основан город Любек – сердце Ганзейского союза в будущем. Скоро государь уступил Любек, который стал имперским городом. Его могущество признавали все провинции Северной Германии. Еще чуть позже купеческий союз Любека приобрел торговые привилегии во многих государствах.

В 1158 году имперский город быстро достиг расцвета, так как он с торговлей вышел в Балтийское море, а затем на острове Готланд была основана германская торговая компания. Готланд имел удачное расположение в море. Таким образом, в его порты входили корабли, чтобы команды могли отдохнуть, а судно привести в порядок.

Спустя 100 лет, а именно в 1241 году, торговые союзы Любека и Гамбурга заключили сделку для защиты торговых путей, пролегавших между Балтийским и Северным морями. Так в 1256 году образовалась первая торговая группа приморских городов.

река в любеке

Города Ганзейского Союза

В 1267 году складывается единый союз городов, которые входили в Ганзу:

  • Любек;
  • Гамбург;
  • Бремен;
  • Кельн;
  • Гданьск;
  • Рига;
  • Люнебург;
  • Висмар;
  • Росток и другие.

Известно, что в год основания Ганзейского союза в него входило до 70 городов. Участниками союза было решено, что все представительские дела будет вести Любек, так как его сенаторы и бургомистры считались более способными управлять торговыми делами. Кроме того, именно этот город взял на свой баланс расходы на охрану кораблей.

средневековая охрана купцов

Плюсы и минусы

Руководители Ганзейского союза очень умело использовали положительные обстоятельства для того, чтобы прибрать к своим рукам торговые дела на Северном и Балтийском морях. Они искусно сделали из него монополию. Таким образом, у них появилась возможность по своему усмотрению устанавливать стоимость на товары, а также они стремились обрести влияние в странах, где существовал для них интерес, а также различные привилегии. Например, право на то, чтобы свободно организовывать колонии и торговать; право на приобретение домов и дворовых мест с представлением юрисдикции.

Были такие случаи, когда опытные, политически талантливые и осмотрительные руководители союза умело пользовались слабыми сторонами и тяжелым положением соседних стран. Они косвенным или прямым путем ставили государство в зависимое положение, для того чтобы добиться нужных результатов.

Расширение Союза. Три основных блока

Несмотря на все манипуляции, которыми промышляли бургомистры и сенаторы, состав Ганзейского союза неуклонно расширялся. Теперь в него стали входить еще и другие города:

  • Амстердам;
  • Берлин;
  • Гамбург;
  • Франкфурт;
  • Бремен;
  • Кельн;
  • Ганновер;
  • Кенигсберг;
  • Данциг;
  • Мемель;
  • Юрьев;
  • Нарва;
  • Стокгольм;
  • Волен;
  • Поморье и другие города.

Союз стал большим. Вновь присоединяемые города нужно было разделить на группы. Теперь все города, входившие в Ганзу, были условно разделены на три района:

  1. Восточный: земли Любека, Гамбурга, Штеттина и т. д.
  2. Западный: территории Кельна, Дортмунда, Гронингена.
  3. Прибалтийские провинции.
старый любек

Исключение из Союза

Еще одна действенная методика, чтобы удерживать торговых партнеров в союзе. Все дело в том, что приморские, а также различные города, разбросанные от Финского залива до Германии, держать в едином союзе было необычайно сложно. Ведь интересы партнеров очень различались, а связывающим их элементом мог служить только общий интерес. Единственным средством удержать партнера было исключение из него. Это влекло за собой запрет остальным членам союза иметь любые дела с городом-изгнанником, что неминуемо приводило к прекращению различных с ним отношений.

Однако в союзе не существовало такой власти, которая бы следила за выполнением этих указаний. Различные претензии и жалобы приносили только во время съездов городов-союзников, которые собирались от случая к случаю. На эти съезды приходили представители от каждого города, чьи интересы этого желали. С портовыми городами метод исключения был очень действенным. Так, например, в 1355 году немецкий Бремен заявил о стремление к обособлению. Вследствие чего с огромными убытками вышел из союза, а спустя три года изъявил желание войти в него обратно.

Дополнительные идеи Ганзы

Основатели союза гибко реагировали на вызовы времени. Они очень быстро и активно расширяли влияние. И спустя несколько веков после основания в его состав входило почти двести городов. Развитию Ганзы способствовали единая денежная система, равноправие родных языков, а также равные права жителей городов данного союза.

Примечательно, что ганзийцы распространяли идеи о здоровом образе жизни. Они активно внедряли представляемый ими деловой этикет. Открывали клубы, где купцы обменивались опытом и бизнес идеями, а также распространяли различные технологии производства продуктов и товаров. Популярными стали школы для начинающих ремесленников, которые открывались на территории Ганзейского союза. Считается, что для Средневековой Европы это было инновацией. Многие исследователи отмечают, что Ганза сформировала цивилизованный образ современной Европы, который мы сейчас с вами наблюдаем.

немецкий прилавок

Торговые отношения с Русью

Данный вид отношений начался в XIV веке. Ганзейский союз и его связи с Россией пошли на пользу всем. Из русских земель вывозили пушнину и воск, кожу, шелк, лен, шкуры белок, а русские купцы приобретали в основном соль и ткани. Чаще всего они покупали полотно, атлас, сукно и бархат.

Ганзейские конторы находились в двух русских городах – в Новгороде и Пскове. Заморских купцов очень сильно интересовал воск. Все дело в том, что европейцы не умели его производить в нужном количестве и качестве. А еще у католиков было принято лепить из этого материала ту часть тела, которая поражена недугом. Торговля оружием и цветными металлами всегда считалась камнем преткновения в торговых отношениях. Ганзейскому союзу было выгодно продавать оружие на русские земли, а Ливонский орден опасался роста могущества славян. Вследствие чего и препятствовал этому процессу. Но, как вы догадались, коммерческий интерес чаще всего одерживал верх над интересами Левона. Например, была засвидетельствована торговая сделка, когда в 1396 году купцы из Ревеля ввозили в Псков и Новгород оружие в бочках из-под рыбы.

ганзейский госпиталь

Заключение

Безусловно, пришло время, когда Ганзейский союз начал терять свое господство над городами Европы. Это началось в XVI веке. Россия и Испания вышли из союза. Ганза многократно пыталась завязать отношения с этими государствами, но все попытки были безрезультатными, а война, которая длилась в течение 30 лет, загубила остатки германского могущества на море. Развал союза – это длительный процесс, который требует отдельного рассмотрения.

В современной истории человечества существует Новый Ганзейский союз под названием Евросоюз. Опыт Ганзы долгое время оставался невостребованным, а Балтийский регион сегодня очень динамично развивается и ценится тем, что именно в этих землях есть все, что необходимо для взаимовыгодных отношений Евросоюза и России. Эксперты и экономисты считают, что Новый Ганзейский союз способствует развитию отношений России со странами Балтии.

www.syl.ru

Ганзейский союз | Медиа группа Федерального журнала СЕНАТОР

Текст статьи

Как появилось название «Ганза», точно не известно. Среди историков существует как минимум две версии. Одни считают, что Ганза — готское название и означает «толпа или группа товарищей», другие полагают, что в основе лежит средненижненемецкое слово, переводимое как «союз или товарищество». В любом случае, идея названия подразумевала некое «единение» ради общих целей.
Историю Ганзы можно отсчитывать с закладки в 1158 (или, по другим источникам, — в 1143) году балтийского города Любека. Впоследствии именно он станет столицей союза и символом могущества германских купцов. До основания города эти земли в течение трёх веков были зоной влияния норманнских пиратов, контролировавших все побережье этой части Европы. Ещё долго об их былой силе напоминали лёгкие беспалубные скандинавские ладьи, конструкции которых германские купцы переняли и приспособили для перевозки товаров. Их вместимость была невелика, зато манёвренность и скорость вполне устраивали торговцев-мореплавателей вплоть до XIV века, когда им на смену пришли более тяжеловесные многопалубные суда, способные перевозить гораздо больше товаров.

Союз ганзейских купцов сложился не сразу. Этому предшествовали многие десятилетия осмысления необходимости соединения их усилий ради общей пользы. Ганзейский союз был первым в истории Европы торгово-экономическим объединением. К моменту его образования на побережье северных морей насчитывалось свыше трёх тысяч торговых центров. Маломощные купеческие гильдии каждого из городов не могли в одиночку создать условия для безопасной торговли. В раздираемой междоусобными войнами раздробленной Германии, где князья для пополнения своей казны не гнушались промышлять обычным разбоем и грабежом, положение купца было малозавидным. В самом городе он был свободен и уважаем. Его интересы защищала местная купеческая гильдия, здесь он всегда мог найти поддержку в лице своих земляков. Но, выйдя за городской оборонительный ров, купец оставался один на один со многими трудностями, которые встречались ему на пути.

Даже прибыв к месту назначения, купец по–прежнему сильно рисковал. В каждом средневековом городе были свои законы и строго регламентированные правила торговли. Нарушение подчас одного, даже малозначащего, пункта могло грозить серьёзными потерями. Скрупулёзность местных законодателей доходила до абсурда. Они устанавливали, какой ширины должно быть полотнище ткани или глубина глиняных горшков, с какого времени можно начинать торговлю и когда её надо заканчивать. Купеческие гильдии ревностно относились к конкурентам и даже устраивали засады на подступах к ярмарке, уничтожая их товары.
С развитием городов, ростом их самостоятельности и могущества, развитием ремесла и внедрением промышленных способов производства все актуальней становилась проблема сбыта. Поэтому купцы все чаще прибегали к заключению личных договоров между собой о взаимной поддержке на чужбине. Правда, в большинстве случаев они носили временный характер. Города нередко ссорились, разоряли друг друга, горели, но дух предприимчивости и свободы никогда не покидал их жителей.
Немаловажную роль в объединении городов в Ганзу сыграли и внешние факторы. С одной стороны, моря были полны пиратов, и в одиночку противостоять им было практически невозможно. С другой — у Любека, как формирующегося центра «товарищества», имелись крупные конкуренты в лице Кельна, Мюнстера и иных германских городов. Так, английский рынок был практически оккупирован кёльнскими купцами. С разрешения Генриха III они в 1226 году основали в Лондоне собственную контору. Любекские купцы не остались в долгу. В следующем же году Любек добивается от германского императора привилегии именоваться имперским, а значит, становится обладателем статуса вольного города, что позволяло самостоятельно вести свои торговые дела. Постепенно он стал главным перевалочным портом на Балтике. Ни одно судно, идущее из Балтийского моря в Северное, не могло миновать его гавань. Влияние Любека ещё больше усиливается после того, как местные купцы поставили под свой контроль люнебургские соляные копи, расположенные близ города. Соль в те времена считалась почти стратегическим товаром, монопольное владение которым позволяло диктовать свою волю целым княжествам.
На стороне Любека в противоборстве с Кельном выступил Гамбург, но потребовались долгие годы, прежде чем в 1241 году эти города заключили между собой договор об охране своей торговли. Первая статья соглашения, подписанного в любекской ратуше, гласила: «В случае если против наших или их горожан поднимутся разбойники и иные злые люди,… то мы на одинаковых началах должны участвовать в расходах и тратах на уничтожение и искоренение этих разбойников». Главное — торговля, без препятствий и ограничений. Каждый город обязан был защищать море от пиратов «по силе возможностей, так, чтобы справлять свою торговлю». Через 15 лет к ним присоединились Люнебург и Росток.
К 1267 году Любек уже накопил достаточно сил и средств, чтобы открыто заявить о своих претензиях на часть английского рынка. В том же году, используя все своё влияние при королевском дворе, Ганза открывает в Лондоне торговое представительство. С этих пор купцам из Скандинавии на просторах Северного моря стала противостоять мощная сила. С годами она будет крепнуть и возрастёт тысячекратно. Ганзейский союз станет не только определять правила торговли, но зачастую и активно влиять на расстановку политических сил в пограничных странах от Северного до Балтийского морей. Могущество он собирал по крохам — иногда полюбовно, заключая с монархами сопредельных государств торговые соглашения, но порой и с помощью насильственных действий. Даже такой крупный по меркам Средневековья город как Кельн, являвшийся монополистом в германо-английской торговле, был вынужден сдаться и подписать договор о присоединении к Ганзе. В 1293 году официальное членство в «товариществе» оформили 24 города.

 

 

СОЮЗ ГАНЗЕЙСКИХ КУПЦОВ

Города Ганзейского СоюзаЛюбекские купцы могли праздновать полную победу. Ярким подтверждением их силы служило подписанное в 1299 году соглашение, в котором представители Ростока, Гамбурга, Висмара, Люнебурга и Штральзунда постановили, что «впредь не будут обслуживать парусник того купца, который не входит в Ганзу». Это был своеобразный ультиматум тем, кто до сих пор не присоединился к союзу, но одновременно и призыв к сотрудничеству.
С начала XIV века Ганза становится коллективным монополистом торговли в северной Европе. Одно упоминание каким-либо купцом о своей причастности к ней служило лучшей рекомендацией для новых партнёров. К 1367 году число городов — участников Ганзейского союза возросло до восьмидесяти. Помимо Лондона его торговые представительства имелись в Бергене и Брюгге, Пскове и Венеции, Новгороде и Стокгольме. Немецкие купцы были единственными иностранными торговцами, которые имели в Венеции своё торговое подворье и за которыми северо-итальянские города признавали право свободного плавания по Средиземному морю.
Конторы, что содержала Ганза, были укреплёнными пунктами, общими для всех ганзейских купцов. На чужбине они были защищены привилегиями от местных князей или муниципалитетов. Будучи гостями таких пунктов-факторий, все немцы подчинялись строгой дисциплине. Ганза очень серьёзно, ревностно оберегала свои владения. Практически в каждом городе, где торговали купцы союза и тем более в пограничных административных центрах, не вошедших в его состав, была развита система шпионажа. О любом действии конкурентов, направленных против них, практически сразу становилось известно.
Порой эти фактории диктовали свою волю целым государствам. Как только в норвежском Бергене какие–либо образом ущемлялись права союза, тут же вступали в силу ограничения на поставку пшеницы в эту страну, и властям ничего не оставалось, как идти на попятную. Даже на западе, где Ганза имела дела с более сильными партнёрами, она сумела выбить себе значительные привилегии. Скажем, в Лондоне «Немецкий двор» владел собственными причалами и складами и был освобождён от большей части налогов и сборов. У них даже были свои судьи, и то, что ганзейцам поручали охранять одни из ворот города, уже говорит не только об их влиянии на английскую корону, но и несомненном уважении, которым они пользовались на Британских островах.
Именно в это время ганзейские купцы начали устраивать свои знаменитые ярмарки. Они проходили в Дублине и Осло, Франкфурте и Познани, Плимуте и Праге, Амстердаме и Нарве, Варшаве и Витебске. Десятки городов Европы с нетерпением ждали их открытия. Порой это была единственная возможность для местных жителей купить все что душе угодно. Здесь приобреталось то, ради чего семьи, отказывая себе в необходимом, долгие месяцы копили деньги. Торговые ряды ломились от обилия восточной роскоши, утончённых и экзотических предметов быта. Там фламандское полотно встречалось с английской шерстью, аквитанские кожи с русским мёдом, кипрская медь с литовским янтарём, исландская сельдь с французским сыром, а венецианское стекло — с багдадскими клинками.
Купцы прекрасно понимали, что лес, воск, пушнина, рожь, лесоматериалы Восточной и Северной Европы имели ценность, лишь будучи реэкспортированы на запад и юг континента. В обратном направлении шли соль, сукна, вино. Система эта, простая и крепкая, наталкивалась, однако, на многие трудности. Именно эти трудности, которые предстояло преодолеть, и сплавили воедино совокупность городов Ганзы.
Союз много раз испытывался на прочность. Ведь была в нем и определенная хрупкость. Города — а их число в период расцвета достигало 170 — находились далеко друг от друга, а редкие собрания их делегатов на общие ганзатаги (сеймы) не могли решить все периодически возникавшие между ними противоречия. За Ганзой не стояли ни государство, ни церковь, только население городов, ревниво относившееся к своим прерогативам и гордившееся ими.
Прочность же проистекала из общности интересов, из необходимости вести одну и ту же экономическую игру, из принадлежности к общей «цивилизации», замешанной на торговле в одном из самых многолюдных морских пространств Европы. Немаловажным элементом единения стал и общий язык, в основании которого лежал нижненемецкий, обогащённый латинскими, польскими, итальянскими и даже украинскими словами. Купеческие семейства, превращавшиеся в кланы, можно было обнаружить и в Ревеле, и в Гданьске, и в Брюгге. Все эти узы рождали сплочённость, солидарность, общие привычки и общую гордость, общие для всех ограничения.
В богатых городах Средиземноморья каждый мог вести свою собственную игру и яростно драться с собратьями за влияние на морских путях и предоставление исключительных привилегий при торговле с другими странами. На Балтике и на Северном море это было делать значительно труднее. Доходы от тяжеловесных и занимающих значительный объем при низкой цене грузов оставались скромными, а затраты и риск — не в пример большими. В отличие от крупных торговых центров южной Европы, таких как Венеция или Генуя, у купцов–северян норма прибыли в лучшем случае составляла 5%. В этих краях больше чем где бы то ни было требовалось все чётко рассчитывать, делать сбережения, предвидеть.Художник Аполлинари Васнецов: «Новгородский торг»

 

 

НАЧАЛО ЗАКАТА

Апогей Любека и связанных с ним городов пришёлся на довольно позднее время — между 1370 и 1388 годами. В 1370 году Ганза взяла верх над королём Дании и заняла крепости на датских проливах, а в 1388 году в результате спора с Брюгге, после эффективной блокады, она заставила этот богатый город и правительство Нидерландов капитулировать. Однако уже тогда наметились первые признаки спада в экономической и политической мощи союза. Пройдёт несколько десятилетий, они станут более очевидными. Во второй половине XIV века в Европе после промчавшейся по континенту эпидемии чумы разразился сильный экономический кризис. В анналы истории она вошла как Черный мор. Правда, несмотря на демографический спад, спрос на товары из бассейна Балтийского моря в Европе не снизился, а в Нидерландах, не сильно пострадавших от мора, даже возрос. Но именно движение цен сыграло с Ганзой злую шутку.
После 1370 года стали постепенно падать цены на зерновые, а затем, начиная с 1400 года, резко пошёл вниз и спрос на пушнину. В то же время значительно увеличилась потребность в промышленных изделиях, на торговле которыми ганзейцы практически не специализировались. Говоря современным языком, основой из бизнеса были сырье и полуфабрикаты. К этому можно добавить начавшийся упадок далёких, но столь необходимых для экономики Ганзы золотых и серебряных рудников в Чехии и Венгрии. И, наконец, основной причиной начала заката Ганзы стали изменившиеся государственно-политические условия в Европе. В зоне торгово-экономических интересов Ганзы начинают возрождаться территориальные национальные государства: Дания, Англия, Нидерланды, Польша, Московское государство. Имея сильную поддержку власть имущих, купцы этих стран стали теснить Ганзу на всем пространстве Северного и Балтийского морей.
Правда, посягательства не оставались безнаказанными. Некоторые города ганзейского союза упорно защищались, как делал это Любек, который ещё в 1470-1474 годах взял верх над Англией. Но это были скорее единичные случаи, большинство других городов союза предпочитало договориться с новыми торговцами, заново поделить сферы влияния и выработать новые правила взаимодействия. Союз вынужден был приспосабливаться.
Первое поражение Ганза получила от набиравшего силу Московского государства. Её связи с новгородскими купцами насчитывали более трёх столетий: первые торговые договоры между ними относятся к XII веку. За столь продолжительный срок Великий Новгород стал своеобразным форпостом Ганзы не только на северо-востоке Европы, но и на землях славянских народов. Политика Ивана III, стремившегося объединить раздробленные русские княжества, рано или поздно должна была прийти в противоречие с независимым положением Новгорода. Ганзейские купцы в этом противоборстве заняли внешне выжидательную позицию, но тайно активно помогали новгородской оппозиции в борьбе с Москвой. Здесь Ганза во главу угла ставила свои, прежде всего торговые, интересы. Получить для себя привилегии у новгородского боярства было значительно легче, нежели у мощного Московского государства, которое уже не желало иметь торговых посредников и терять прибыли при экспорте товаров на Запад…Художник Аполлинари Васнецов (1864-1933): Московский Кремль при Иване III (XV век)

 

 

РОССИЯ ГЛАЗАМИ ЕВРОПЕЙСКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ И ДИПЛОМАТОВ

ЖИЛЬБЕР ДЕ ЛАННУА,
фламандский рыцарь, советник и камергер герцога Бургундского Жана Бесстрашного, в 1413 году посетил Великий Новгород, описав свои впечатления в книге «Путешествия Жильбера де Ланнуа в восточные земли Европы»:

«Великий Новгород — удивительно большой город; он расположен на большой равнине, окружённой большими лесами, и находится в низкой местности среди вод и болот…
Внутри упомянутого города живёт много больших сеньоров, которых они называют боярами, и там есть такие горожане, которые владеют землёй в 200 лье (немногим менее 1000 км.) длины, богаты и могущественны удивительно….
Они имеют в своём городе рынок, на котором продают и покупают себе женщин, имея на это право (но мы, истинные христиане, не осмелились бы сделать этого никогда в жизни), и покупают своих женщин одну вместо другой за кусок или за два серебра как сойдутся — так, чтобы один дал достаточно другому…
Женщины носят волоса, заплетённые в 2 косы, висящие сзади на спине, а мужчины — одну косу. Я был девять дней в этом городе, и упомянутый епископ присылал мне каждый день более 30 человек с хлебом, мясом, рыбой, буковыми орехами, пореем, пивом и мёдом, а вышеупомянутые тысяцкие и посадники дали мне обед самый странный и самый удивительный из всех, виденных мною когда-либо.
В ту зиму было так холодно, что занимательно было бы рассказать о стужах, которые там были, потому что мне приходилось ехать в стужу… Одно из чудес, производимых холодом, состояло в том, что, когда проезжали по лесам, слышно было, как деревья трескаются и раскалываются сверху донизу от мороза.
Там случается видеть, как замёрзшие глыбы конского помета разлетаются вверх от мороза. И когда ночью приходилось спать в пустыне, то мы находили свою бороду, брови и веки обмёрзлыми от дыхания человеческого и полными льдинок, так, что, проснувшись, едва можно открыть глаза».

 

АМБРОДЖО КОНТАРИНИ,
знатный венецианец, в 1474 Венецианской республикой был послан в Персию с дипломатической миссией. Возвращаясь из Персии, Контарини в конце 1476 года побывал в России, в том числе и в Москве, где провёл четыре месяца и был принят лично Иваном III.
Свои впечатления о России изложил в заметках «Путешествие в Персию»:

«Город Москва стоит на небольшом холме; ее замок и весь остальной город — деревянные. Река, называемая Москва, проходит через середину города и имеет много мостов. Город окружён лесами.
Страна чрезвычайно богата разными сортами зерновых…. Страна очень холодная… В конце октября река, протекающая посередине города, замерзает. На реке строят лавки — здесь происходит вся торговля.
В ноябре забивают скот и привозят в город цельные туши на продажу. Приятно видеть большое количество ободранных коровьих туш, поставленных на ноги на льду замёрзшей реки.
У них нет таких фруктов, кроме небольшого количества огурцов, лесных орехов и диких яблок.
Делать запасы надо зимой, потому что тогда легко перевозить на санях; летом — страшная грязь…
У них нет никакого вина, но они употребляют напиток из меда, который приготовляют с листьями хмеля; это неплохой напиток. Великий князь запретил делать эти вина».
«Они ведут торговлю с величайшим лукавством и обманом. Иностранцам они все продают дороже»

 

СИГИЗМУНД ФОН ГЕРБЕРШТЕЙН,
австрийский дипломат, в 1517 и 1526 году посещал Россию с дипломатическими миссиями. Пробыв в стране в общей сложности около года, в 1549 году он издал книгу «Записки о московских делах». Она считалась самым подробным и достоверным описанием русских и Российского государства, сделанным иностранцем вплоть до XIX века.

О власти:
«Из государей, которые ныне повелевают Руссией, первый — великий князь Московии, владеющий большею её частью; второй — великий князь литовский; третий — король польский, который ныне властвует и над Польшей, и над Литвою».
О русских купцах:

«Они ведут торговлю с величайшим лукавством и обманом. Покупая иностранные товары, они всегда понижают их цену наполовину. Иностранцам они все продают дороже. Если при сделке неосторожно обмолвишься, обещаешь что-нибудь, они в точности припомнят это и настойчиво будут требовать исполнения обещания, а сами очень редко исполняют то, что обещают.
Есть у них обычай ставить себя посредником между продавцом и покупателем, и, взяв подарки особо и с той, и с другой стороны, обеим обещать своё верное содействие».

О праздниках:
«Именитые мужи чтут праздничные дни тем, что по окончании богослужения устраивают пиршество и пьянство и облекаются в белые нарядные одеяния, а простой народ по большей части работает, говоря, что праздничать и воздерживаться от работы — дело городское.
Граждане и ремесленники присутствуют на богослужении, по окончании которого возвращаются к работе, считая, что заняться работой более богоугодно, чем попусту растрачивать достаток и время на питье, игру и тому подобные дела.
Человеку простого звания запрещены напитки: пиво и мёд, но все же им позволено пить в некоторые особо торжественные дни, как, например, Рождество Господне и другие дни, в которые они воздерживаются от работы, конечно, не из набожности, а скорее для пьянствования».

 

КЛИМЕНТ АДАМС,
второй капитан корабля «Эдуард Бонавентура» в экспедиции Ричарда Ченслора, посетил Россию в 1553-1554 годах и изложил свои впечатления в книге «Английское путешествие к московитам»:

«Пространство Москвы равняется, как наши уверяют, величине Лондона с предместьем. Строений хотя и много, но без всякого сравнения с нашими; улиц также много, но они не красивы и не имеют каменных мостовых; стены зданий деревянные, на крыши употребляется дрань. К городу примыкает замок красивый и хорошо укреплённый… В замке 9 довольно красивых монастырей…
Русский переносит холод выше всякого вероятия и довольствуется самым малым количеством пищи. Когда земля покрыта глубоким снегом и окостенела от сильного мороза, Русский развешивает свой плащ на кольях, с той стороны, с которой дует ветер и сыплется снег, разводит себе маленький огонёк и ложится спиною к ветру; один и тот же плащ служит ему крышей, стеной и всем.
Этот жилец снегов черпает воду из замёрзшей реки, разводит в ней овсяную муку, и обед готов. Насытившись, он тут же располагается и отдыхает при огне. Мёрзлая земля служит ему пуховиком, а пень или камень подушкою.
Неизменный его товарищ, конь, питается не лучше своего героя. Эта истинно боевая жизнь Русских под ледяным небом Севера — какой сильный упрёк женоподобной изнеженности наших Князей, которые, в климате несравненно лучшем, употребляют тёплые сапоги и шубы!..
Если кого поймают в воровстве, то заключают в тюрьму и секут розгами. За первую вину не вешают, как у нас, и это называют законом милосердия. Кто попадётся в другой раз, тому отрезывают нос и клеймят лоб; за третью вину вешают. Вытаскивающих из карманов кошельки так много, что, если б правосудие не преследовало их со всей строгостью, от них не было бы проходу».

 

ЖАК МАРЖЕРЕТ,
профессиональный солдат-наёмник, состоявший на русской службе в период Смутного времени (1600-1606, 1608-1611 годы), описал свои впечатления в книге «Состояние Российской державы и Великого княжества Московского»:

«Русские с некоторых пор, после того как они сбросили иго татар и христианский мир кое-что узнал о них, стали называться московитами — по главному городу Москве, который носит княжеский титул, но не первый в стране, так как государь именовался некогда великим князем владимирским и теперь ещё называет себя великим князем владимирским и московским.
Поэтому ошибочно называть их московитами, а не русскими, как делаем не только мы, живущие в отдалении, но и более близкие их соседи. Сами они, когда их спрашивают, какой они нации, отвечают: Russac, т.е. русские, а если их спрашивают, откуда, они отвечают: is Moscova — из Москвы, Вологды, Рязани или других городов…
Император дарует каждому свободу совести при отправлении обрядов и верований, за исключением римских католиков. Они не допускают у себя ни одного еврея с тех пор, как Иван Васильевич, прозванный Грозным, приказал собрать всех их, сколько было в стране, и, связав им руки и ноги, привести на мост, велел им отречься от своей веры и заставил сказать, что они хотят окреститься и веровать в Бога Отца, Сына и Святого духа, и в тот же момент приказал всех их побросать в воду…
Среди них много людей пожилых, 80-, 100— либо 120-летних. Только в этом возрасте они подвержены болезням. Они не знают, что такое врач, разве только император и некоторые главные вельможи.
Они также считают нечистым многое из того, что используется в медицине, среди прочего неохотно принимают пилюли; что касается промывательных средств, то они их ненавидят, как и мускус, цибет и тому подобное.
Но если простолюдины заболевают, они берут обычно водки на хороший глоток и засыпают туда заряд аркебузного пороха или же головку толчёного чеснока, размешивают это, выпивают и тотчас идут в парильню, столь жаркую, что почти невозможно вытерпеть, и остаются там, пока не попотеют час или два, и так поступают при всякой болезни».

 

ЯКОБ РЕЙТЕНФЕЛЬС,
уроженец Курляндии, дипломат, находившийся в России в 1670-1673 годах, он описал свои впечатления в сочинении «Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии»:

«Мосхи весьма способны переносить всякого рода трудности, так как их тела закалены от рождения холодом. Они спокойно переносят суровость климата и нисколько не страшатся выходить с открытою головою под снег или дождь, равно как и на зной, словом, в какую бы то ни было погоду.
Дети трёх-четырёх лет от роду, зачастую, в жесточайшие морозы, ходят босые, еле прикрытые полотняною одеждою и играют на дворе, бегая взапуски… Последствием сего являются знаменитые закалённые тела, и мужчины, хоть и не великаны по росту, но хорошо и крепко сложенные, из которых иные, совершенно безоружные, иногда вступают в борьбу с медведями и, схватив за уши, держат их, пока те не выбьются из сил; тогда они им, вполне подчинённым и лежащим у ног, надевают намордник…
Внешний вид женщин несколько более изящен, но лицо у них круглое, губы выдаются вперёд и брови всегда подкрашены, да и все лицо разрисовано, ибо они все употребляют притирания. Обыкновение румяниться считается, в силу привычки, столь необходимым, что женщину, не пожелавшую покрасить своё лицо, сочли бы за надменную и стремящуюся отличиться пред другими, ибо она-де дерзко считает себя достаточно красивою и нарядною и без краски и искусственных прикрас.
Большинство женщин посвящают поэтому сему пустому занятию много труда, но в возмездие за эту поддельную красоту они, приближаясь к старости, имеют лица, изборождённые морщинами, так сильно они белят и румянят его, некрасивое в естественном своём виде, хотя не могу отрицать того, что и у русских встречаются свои Венеры.
Впрочем, они прикидываются скромными, выступают прямо и очень медленно по причине высоких каблуков. Руки у них, говорят, очень нежны и, пожалуй, мягче ваты, так как они, действительно, едва ли производят какую-либо домашнюю, мало-мальски грубую работу».

 

МАРКИЗ АСТОЛЬФ ЛУИ ЛЕОНОР ДЕ КЮСТИН,
французский аристократ, побывавший в России, выпустил книгу «Россия в 1839 году» (За этим трудом вот уже два века сохраняется слава одного из самых русофобских произведений о России).

О Москве:
«…изо всех европейских городов Москва — самое широкое поле деятельности для великосветского развратника. Русское правительство прекрасно понимает, что при самодержавной власти необходима отдушина для бунта в какой-либо области, и, разумеется, предпочитает бунт в моральной сфере, нежели политические беспорядки. Вот в чем секрет распущенности одних и попустительства других».
Об аристократах:
«В России великосветские дамы и господа умеют вести беседу с той непринуждённой учтивостью, секрет которой мы, французы, почти полностью утратили… Если таково следствие деспотической власти, да здравствует Россия».
О крестьянах:
«Кроткий и вместе свирепый облик русских крестьян не лишен изящества; статность, сила, широкие плечи, кроткая улыбка на устах, смесь нежности и свирепости, что читается в их диком, печальном взоре — все это придаёт им вид, настолько же отличный от вида наших землепашцев… В здешних людях есть какая-то явная, но неизъяснимая прелесть, сочетание восточной томности с романтической мечтательностью северных народов».
О Петербурге:
«Из-за за царящей здесь повсюду пустоты памятники кажутся крошечными; они теряются в безбрежных пространствах. Даже колонна Александра, возвышающаяся над Зимним дворцом, напоминает вбитый в землю колышек. Вообразите себе огороженное пространство, на котором могут провести манёвры сто тысяч человек и при этом останется много свободного места: на таких просторах ничто не может выглядеть огромным. Если здесь когда-нибудь начнётся давка, то она окончится плачевно; в обществе, устроенном так, как это, толпа породит революцию».
О чиновниках:
«Россией управляет класс чиновников… и управляет часто наперекор воле монарха… самодержец всероссийский часто замечает, что он вовсе не так всесилен, как говорят, и с удивлением, в котором он боится сам себе признаться, видит, что власть его имеет предел. Этот предел положен ему бюрократией…».
О русской нации:
«Русский народ безмерно ловок: ведь эта людская раса… оказалась вытолкнута к самому полюсу… Тот, кто сумел бы глубже проникнуть в промыслы Провидения, возможно, пришёл бы к выводу, что война со стихиями есть суровое испытание, которому Господь пожелал подвергнуть эту нацию-избранницу, дабы однажды вознести ее над многими иными».
О своей книге:
«Не нужно уличать меня в противоречиях, я заметил их прежде вас, но не хочу их избегать, ибо они заложены в самих вещах; говорю это раз и навсегда. Как дать вам реальное представление обо всем, что я описываю, если не противореча самому себе на каждом слове?».

 

 

Художник Аполлинари Васнецов (1864-1933): «Книжные лавочки на Спасском мосту в XVII веке»С потерей независимости Новгородской республикой в 1478 году Иван III ликвидирует и ганзейскую слободу. После этого в состав Русского госуда

senat.org

Ганзейский союз: несуществующая империя

От купеческих гильдий до могущественного союза

Историки спорят насчет точной даты основания Ганзы. Одни называют 1242 год, когда Любек заключил договор с Гамбургом, благодаря чему города получили контроль над значительной частью торговли соленой рыбой. Другие полагают, что союз был основан в 1299-м, когда портовые города Росток, Гамбург, Висмар, Люнебург и Штральзунд договорились, что закроют доступ к гаваням для кораблей купцов, не входящих в союз.

Но большинство сходится на том, что настоящей датой создания Ганзы нужно считать 1356 год — именно тогда в Любеке состоялся съезд, на котором была образована структура управления Ганзейским союзом.

Фото 1.jpg

Ганзейские города и крупнейшие торговые пути в XII—XV вв. (Pinterest)

Само слово «ганза» до основания союза обозначало гильдию купцов. Именно как союз купцов и была основана Ганза. До сих пор некоторые города Германии сохранили в своем названии упоминания о Ганзе. Например, Гамбург называется «Вольный и ганзейский город Гамбург», Росток — «Ганзейский город Росток». Соответственно и автомобильные номера у этих городов начинаются с дополнительной латинской H — HB для Бремена, HL для Любека.

Сильные и независимые

Объединение купцов в союз вполне объяснимо — отправлять общие караваны было безопаснее, содержать собственные постоялые дворы-конторы — дешевле, а добиваться привилегий — проще.

На территории Священной Римской империи немецкие купцы пользовались защитой императора, но в годы борьбы за власть городам пришлось самим заботиться о безопасности торговли. Тогда и стали появляться первые региональные союзы. Важной их целью была и защита от конкурентов из Голландии и юга Германии.

Любек — столица Ганзы

За время существования Ганзы в нее входило около 200 городов, но лишь некоторые из них находились в союзе более или менее постоянно. Большинство располагалось на севере, на побережьях Балтийского и Северного морей. «Столицей Ганзы» считают Любек. В 1227-м он получил статус Имперского вольного города. В Любеке располагался ганзейский апелляционный суд, который решал споры, нередко возникающие между союзными купцами. Любек выделял значительную часть денег, которые шли на поддержание флота, и решал дипломатические миссии. По всему Ганзейскому союзу было распространено Любекское городское право. Гданьск, Рига, Дерпт, Великий Новгород — оно действовало не только в немецких городах.

Фото 2.jpg

Во времена Ганзы Любек обладал огромным влиянием. (Pinterest)

От Гамбурга до Кельна

Большим влиянием на территории Ганзы пользовались Гамбург и Кельн. Еще в XIII веке два эти города наряду с Любеком получили от Генриха III право торговать в Англии, основав мощную колонию в Лондоне. Гамбург до сих пор старательно поддерживает имидж ганзейского города. А вот Кельн, основанный еще римлянами, вспоминает о своем ганзейском прошлом не так часто.

Некоторое время в Ганзу входил и Берлин, но ему пришлось выйти из союза в 1452 под давлением Бранденбургского маркграфа. Не удалось избавиться от влияния маркграфа Штендалю и Франкфурту-на-Одере. Интересно, чтоб обычно немецкие феодалы к вступлению городов в Ганзу относились положительно — успешная торговля приносила неплохую прибыль. К тому же за статус «свободных» городам приходилось платить. Нередко города выступали в качестве кредиторов и выдавали удельным князьям займы. Однажды купцы из Кельна выдали кредит самому королю Англии, за что получили в залог его корону.

Фото 3.jpg

Городские ворота Любека. (Pinterest)

Торговля и война

В число участников Ганзы входил и Тевтонский орден. Регулярные военные конфликты ордена с русскими княжествами негативно сказывались на торговле. В 1468-м новгородская контора на некоторое время переехала в Нарву. Бывали случаи, когда немецкие купцы попадали в заложники. В 1472-м по ганзейскому пути в Москву прибыла Софья Палеолог, племянница последнего императора Византии, будущая жена Ивана III. Впоследствии он разогнал ганзейскую контору в Новгороде, конфисковал товары, а самих купцов заточил в темницу.

Торговля шла от Италии до России, от Португалии до Скандинавии. Сукно и соль, пушнина и воск — все это пользовалось спросом на торговых путях Ганзы. Из Кельна по всему миру расходилось вино, из Гданьска — зерно, из Люнебурга — соль. В Лондоне немецкие купцы закупали английскую шерсть, которую позже сбывали во Фландрии. Из Новгорода и Пскова поставляли пушнину и воск. Особо ценился соболь — в начале XV века за сотню собольих шкурок в Венеции можно было получить 82 дуката. Соболиные меха могли даже служить самостоятельной денежной единицей.

Последние дни Ганзы

К XVI веку Ганза постепенно теряла свое могущество, но союз до последнего боролся за свои торговые привилегии. Европейские князья и короли уже не нуждались в поддержке и кредитах иноземных купцов. Германские князья больше не желали мириться с ганзейской вольницей и вынуждали многие города выходить из союза. Важную роль в распаде Ганзы сыграло и отсутствие собственных банков. К тому же союз настаивал на монополии, что стимулировало развитие торговли и портов в других землях. Все это привело к исчезновению Ганзы.

diletant.media

Конторы Ганзейского союза | Русский след

Форпостами интересов Ганзы вдали от германских земель и городов, входивших в этот средневековый торговый союз, были так называемые конторы — Kontor — зарубежные торговые представительства Ганзы. Их было четыре. Находились они в Брюгге, Лондоне, Бергене и Великом Новгороде. Филиалы поменьше — фактории и торговые посты — можно было встретить повсюду — от Португалии до Норвегии, от Исландии до России. Среди них историки особо выделяют торговый ганзейский пост в Пскове, где у немцев имелась даже собственная церковь, а также торговые филиалы в Бостоне, Осло и Тёнсберге.

Вольный имперский город Любек был столицей Ганзы (Ганзейского союза).

Ганза — средневековая купеческая гильдия конца XII века. Название ганза происходит от готского слова Hansa — «отряд, компания, множество» . Готское слово Hansa впервые встречается для обозначения «группы вооруженных людей, отряда» (= гамуз, скоп), в переводе Библии, сделанном в IV веке первым епископом готов Вульфилой —  создателем готского алфавита. Слово Hansa перешло в  древне-верхне-германский: hansa — «военный отряд, группа, рота»; др.-герм. hansa — союз;  средне-германский: hanse —  «братство, купеческая гильдия»;  средневековая латынь: hansa;  старо-французский: hanse — «купеческая гильдия», свита.

Зарубежные представительства Ганзы вне зависимости от величины имели равные права внутри Ганзейского союза городов и пользовались одинаковыми привилегиями, полученными Ганзой от иноземных государств. Название Kontor стало использоваться поздно, в XVI веке, в начале ганзейской осени.

Задачи ганзейских контор.

Статус конторы не означал для посещавших её купцов каких-то дополнительных преимуществ, конечно, кроме торговли на крупном рынке, а был, в первую очередь, формой самоорганизации и самоуправления, причём более строгой, чем в других филиалах. Дать купцу из Ганзейского союза крышу над головой вдали от дома и родного очага, обеспечить безопасность, создать условия для совершения сделок, следить за соблюдением законов и ганзейских привилегий — вот их главные задачи.

Контроль над филиалами осуществляли те ганзейские города, чьи торговцы составляли основную часть их постояльцев — купеческих общин или товариществ. Многие, взяв пример с Кельна, обязывали своих купцов создавать такие союзы и выбирать старосту, если их число в одном иноземном городе достигало четырех человек.

Из-за контроля над конторами постоянно возникали конфликты. Новгородская до 1293 года находилась под опекой ганзейского города Висбю, шведскоого острове Готланд. Так исторически сложилось. В XII веке немцы пришли в Великий Новгород именно с купцами Висбю, по их следам, поэтому долгое время споров не возникало.

Контора росла… В период наибольшего расцвета здесь одновременно проживало до двухсот самостоятельных торговцев, помощников, учеников. Рядом с Готским двором в Новгороде появились двор Немецкий и каменная церковь Святого Петра, ставшая центром всей ганзейской конторы. В конце XIII века Висбю пришлось уступить контроль над новгородским представительством Любеку — ганзейской столице. Через полтора столетия Любек после долгих споров будет вынужден передать его ливонским городам Ганзы — Ревелю (Таллину) и Дерпту (Тарту, Dorpat).

Как возникли конторы?

Все четыре конторы — в Брюгге, Лондоне, Бергене и Великом Новгороде, хотя и возникли в разное время, были созданы немецкими купцами задолго до образования городской Ганзы, то есть были частными купеческими товариществами за границей — со своей гербовой печатью и собственностью. В Лондоне и Брюгге на печати был изображен двуглавый имперский орел, в Бергене — вяленая рыба, а в Новгороде — ключи от Райских врат, символ апостола Петра. Возникает вопрос, почему при огромном количестве филиалов только четыре стали конторами, ведь Ганза вела активную торговлю по всей Северной Европе?

Важнейшая предпосылка для создания ганзейской конторы — наличие крупного и интересного для немцев рынка, например, шерсти — в Лондоне, сукна — в Брюгге, пушнины и воска — в Новгороде, вяленой рыбы — в Бергене. Во-вторых, в случае с Великим Новгородом и Бергеном — их расположение, удаленность от немецких земель, необходимость создать условия для зимовки. В-третьих, обязательной предпосылкой для развития конторы были торговые, таможенные и налоговые привилегии, то есть готовность их предоставить и регулярно подтверждать со стороны иноземных князей или других правителей, их заинтересованность в развитии торговли.

В Копенгагене не было достаточного количества интересных для немцев товаров. В Стокгольме Ганза не смогла добиться для себя торговых привилегий…

Еще один пример — ежегодный рынок в Шонии (Skanör med Falsterbo), в те времена — датская территория, а сейчас шведская провинция Скания, занимающая особое место в истории Ганзы.

Особенности четырёх контор  в Брюгге, Лондоне, Бергене и Великом Новгороде.

 Если новгородская контора Ганзы считалась самой прибыльной, то контора Ганзы в Лондоне — знаменитый Stahlhof — имела больше всего торговых привилегий от местных властей. В Брюгге возникало больше всего конфликтов по поводу тамошних привилегий, а в далеком норвежском Бергене, где зимы были особо длинными и скучными, купцы придумывали больше всего разных развлечений. Эту контору называли самой веселой — разумеется, в средневековом понимании этого слова.

Вновь прибывших в Берген учеников перед приёмом в купеческое товарищество сначала секли розгами, затем несколько раз окунали с головой в ледяную морскую воду. Далее они, в чем мать родила, пели песни перед всей гильдией. Затем кандидата подвешивали в дымоходе над огнём, задавая всякие каверзные вопросы. Заканчивалось испытание лишь тогда, когда будущий купец почти терял сознание.

Среди ганзейской элиты в Любеке купеческая компания из Бергена, устраивающая эти дикие испытания для учеников, пользовалась наименьшим уважением, относились к ней свысока, но среди её членов было больше всего богатых купцов, сделавших своё состояние буквально с нуля, а не унаследовавших стартовый капитал от родителя.

Ещё одним распространенным развлечением не только в Бергене, но и в Лондоне, вдали от родного дома и очага, были услуги проституток. Древнейшая профессия в местах с большим количеством иноземных купцов процветала.

Жриц любви было запрещено приводить на территорию контор, но это правило часто игнорировалось. Из-за проституток между купцами нередко разгорались споры, доходившие до рукоприкладства. Своим внебрачным детям купцы из конторы в Бергене нередко оставляли часть имущества, о чем свидетельствуют дошедшие до наших дней завещания.

Играть в шахматы, карты, другие настольные игры на деньги или товар было запрещено. В Новгороде, помимо настольных игр, любимым занятием немцев в свободное от торговли время была охота, что нашло отражение в оформлении скамеек их гильдии в церкви Святого Николая в Штральзунде. Развлекались и по-другому. В одном из случайно обнаруженных письменных свидетельств, датированных 1416 годом, говорится о бане, в которой новгородские немцы забавлялись с русскими подружками… Официально Ганза не приветствовала такого рода контакты, не говоря уже о русской стороне.

Возникновение конторы в Великом Новгороде.

Контора (Kontor) Ганзейского союза в Великом Новгороде в эпоху Средневековья на протяжении нескольких столетий была главным посредником в торговле между русскими землями и Западной Европой. Ее история тесно связана с судьбой Новгородской республики (1136-1478).

В самом начале XII века скандинавские купцы с балтийского острова Готланд основали в этом древнерусском городе первую иноземную факторию — Готское подворье с церковью Святого Олафа. Во второй половине XII столетия на Готланде в городе Висбю, который позже войдёт в Ганзейский союз, стали селиться немцы, преимущественно из Любека. Постепенно они получили контроль над всей балтийской торговлей, одним из главных направлений которой стали русские земли.

По следам готских купцов и вместе с ними немцы пришли в Великий Новгород, где основали собственный Немецкий двор.

Датой устройства Новгородской конторы Ганзы считается 1189 год.  Запись о строительстве немецкой ропаты — католического молитвенного дома — большого каменного храма Святого Петра датировано 1192 годом. В период наибольшего расцвета население Новгорода достигало 30 тысяч человек. В Новгородской конторе Ганзы проживало до 200 купцов. В целом же немецкая община насчитывала до 800 человек.

Купцы Ганзы, приезжавшие на лето (Sommerfahrer), жили в Новгороде с апреля по октябрь. Прибывавшие им на смену «зимовщики» (Winterfahrer) оставались до весны. Зимняя «смена» считалась более выгодной, так как совпадала с сезоном заготовки пушнины.

Каждый из немецких купцов мог посещать Новгородскую контору только один раз в году, имея при себе товаров не более чем на тысячу марок. За соблюдением этого правила строго следили, чтобы не вызывать зависти у тех или иных конкурентов. Ее и так хватало. Друг другу доверяли, но и проверяли. Так, на ночные дежурства в церкви Святого Петра, в которой хранились наиболее ценные товары, не могли одновременно выходить помощники одного и того же купца или родственники.

Если в конторе не хватало места, немецкие купцы селились у русских, а ученики купцов некоторое время специально гостили в боярских семьях, осваивали язык. Сама контора Ганзы оставалась территорией закрытой и хорошо охраняемой. Немецкие купцы имели право приводить русских партнёров или гостей только днём.

В 1190-е годы были заложены юридические основы для ведения торговли и решения конфликтов ганзийских купцов. Договор между немецкими и Новгородом купцами содержал взаимные обязательства по обеспечению безопасного пути, а также предусматривал наказания и штрафы за нападения на торговые караваны. По новгородским землям немцев сопровождали специальные русские посланники. В противном случае новгородцы снимали с себя ответственность за возможные происшествия.

Вопреки практике, широко распространенной в Средние века по всей Европе, первое и последующие новгородские торговые соглашения с Ганзой запрещали привлекать купцов к коллективной ответственности по национальному признаку. Одна из грамот была скреплена печатью Александра Невского. Это торговое соглашение стало одним из важных условий для успешного развития торговли. Торгующие стороны обещали друг другу не заключать под стражу всех немецких или всех новгородских торговцев на своих территориях и не налагать арест на их товары в случае возникновения претензий к одному из них. Правда, порядок этот неоднократно нарушался, что приводило к конфликтам. Своего пика они достигли в последние десятилетия XIV века.

Поездки в Новгород считались самыми выгодными, приносили больше всего прибыли ганзейским купцам. Главными покупателями западных мануфактурных товаров, сукна и предметов роскоши, которыми торговали ганзейские купцы, были русские бояре, хотя одними этими товарами и покупателями дело, конечно, не ограничивалось. В хрониках за 1230 год содержатся записи о большом количестве доставленного немцами зерна, муки и других продуктов, что помогло смягчить последствия неурожая и голода в новгородских землях.

Из России в Западную Европу вывозили пушнину, пчелиный воск, пеньку… Натуральный воск — источник света Средних веков, был более надежным товаром, чем пушнина, и стабильно давал 10-15 процентов прибыли. На мехах теоретически можно было заработать куда больше, но спрос на них был менее стабильным.

Торговля осуществлялась на основе совершения бартерных сделок, или товары оплачивалась серебром.

Торговые конфликты были нередки, но взаимная зависимость часто приводила к обоюдовыгодным компромиссам, хотя за всю историю торговли с Ганзой новгородская контора несколько раз закрывалась и годами потом пустовала.

В 1388 году Ганза запретила своим купцам ездить в Новгород. Убытки от торгового бойкота терпели обе стороны.

Переговоры c участием «длиннобородых гордых мужей» из ганзейских городов продолжались несколько лет и закончились в 1392 году заключением Нибурова мира, названного в честь немецкого посла — бургомистра Любека Иоганна Нибура (Johann Nibur). Завершили заключение мира по русской традиции целованием креста. Нибуров мир (Kreuzküssung Nieburs) считается одним из мастерских достижений ганзейской дипломатии. Однако он не помог Ганзе, когда московский князь Иван Великий решил разогнать торговую контору после разгрома Новгородской республики.

Новгород был в это время далеко не единственным русским городом, развивавшим торговлю с немцами. Так, в 1229 году был заключен договор со смоленским князем. От ганзейского купеческого товарищества свои подписи под ним поставили четыре представителя Риги, основанной в 1201 году, один — Бремена, три — Готланда, по два — из Дортмунда, Зоста, Мюнстера, Любека и Гронингена. Это наглядно демонстрирует географию Ганзы в начале её существования, как купеческого союза, до переходу в ганзийский городской союз.

Купеческие конторы и городская Ганза

К середине XIV века все четыре конторы, ранее самостоятельные, перешли под контроль ганзейских городов и были обязаны выполнять решения ежегодного съезда — Hansetag. К этому времени конторы превратились в своего рода посольства или представительства Ганзы с собственными уставом, старостами, системой охраны, постоялыми дворами, торговыми рядами, правосудием, канцелярией и архивом, общей кассой, складами, пивоварней, помещениями для больных, тюрьмой, священником, церковью и даже своим ганзейским кладбищем.

В Великом Новгороде в каменном храме Святого Петра, который был главной постройкой на территории ганзейской конторы, не только проводили церковные службы, но и хранили товары — закупленные или привезенные на продажу. В церкви находился архив, а также собственные весы, что было одной из торговых привилегий. Отдельный пункт правил поведения запрещал ставить товары на алтарь и предписывал расчищать проходы к службам, то есть переставлять бочки и тюки к стенам. Ночью церковь, куда сносили наиболее ценные товары, охраняли, а днём запирали на ключ. На территории всей конторы действовали строгие правила пожарной безопасности. За любое неосторожное обращение с огнём предусматривались штрафы.

О селёдке и Реформации.

На протяжении нескольких столетий немцы ездили на Шонский рынок (Schonische Messe) за солёной сельдью. Время проведения рыбного рынка было ограничено ходом сельди — с конца июля по конец октября, соответственно, необходимости держать здесь постоянный крупный филиал у Ганзы не было. Позже исчезновение сельди у берегов Шонии станет одной из экономических причин распада Ганзейского союза.

Богатые косяки сельди переместятся к берегам Голландии — вечного конкурента Ганзы. Одновременно быстрое распространение идей Реформации в Северной Европе приведёт к резкому уменьшению спроса на рыбу. Пик сбыта сельди на протяжении столетий приходился на постное время, а новая протестантская религия постов не предусматривала.

Считается, что именно участие в Шонских ярмарках заложило основы богатства таких городов Ганзы как Люнебург и Любек, поставлявших сюда соль, а также Висмара, Ростока, Штральзунда и Гданьска, которые не только активно участвовали в этой торговле, но и поставляли различные продукты и другие товары. Количество посетителей рынка — купцов, рыбаков, грузчиков, рабочих — иногда достигало двадцати тысяч одновременно. По средневековым меркам — это население очень крупного города. Корабли у берегов Шонии буквально загораживали горизонт — их число достигало полутысячи.

Соль — ганзейское золото.

Рыбный промысел невозможно было осуществлять без соли. Одной бочки соли хватало для того, чтобы заготовить от четырех до пяти бочек сельди. Спрос на соль постоянно увеличивался. В Люнебурге в 1350 году объёмы добычи соли возросли  до 15 тысяч тонн. Это богатство до сих пор чувствуется при взгляде на фасады его домов.

Соль требовалась не только для заготовки рыбы. В скандинавских странах её использовали для консервирования сливочного масла — одна бочка соли шла на заготовку десяти бочек масла. В России соль была необходима  для выделки шкур…  Жители немецкого города Люнебург, около которого находилось богатейшее соляное месторождение, смогли освободиться от власти своего герцога, вошли в союз с Любеком и сами контролировали весь соляной рынок.

Споры, возникшие из-за контроля над Шонским рынком, стали одной из причин настоящей морской войны между Данией и Ганзой, которая закончилась победой немецких городов и подписанием Штральзундского мира в 1370 году. Этот год многие историки считают вершиной могущества и силы Ганзейского союза. После войны Ганза на 15 лет обеспечила себе полную монополию на добычу и продажу сельди на Шонском рынке.

О пиве и конкуренции

Где немцы, там и пивоварня. В Великом Новгороде пивоварня была общего и внутреннего пользования. Каждый ганзейский купец мог варить пиво сам для себя, но не для продажи. Следует отметить, что пиво было одним из важных экспортных товаров Ганзы, пользовалось особым спросом, например, в скандинавском регионе.

Количество пивоварен в одном лишь Висмаре достигало двухсот. Особо остро стоял вопрос качества этого продукта. Пиво, сваренное не на кристально чистой воде и с отступлениями от правил, не выдерживало длительной транспортировки — прокисало, портилось.

Такие случаи подрывали доверие за границей, а некоторые города по своей собственной вине лишились рынков сбыта. Среди них, например, Бремен, где вместо ячменя решили использовать овёс и уменьшили долю хмеля.

В торговом соревновании за качество ганзейского пива победил Гамбург после введения суровых мер контроля. В результате в начале XV века в городе Гамбурге работало более 500 пивоварен, а годовой объём производства достиг 200 тысяч бочек, то есть 400 тысяч гектолитров.

Когда и как возник английский язык? Любек — столица Ганзейского союза

ru-sled.ru

Ганзейский Союз Википедия

Ганзейский союз
Hanseatic League, Hansa, Hanse
Ганзейский вымпел: верхнее поле белое (серебристое), нижнее поле красное

Города-участники Ганзейского союза в 1400 году

Ausbreitung der Hanse um das Jahr 1400-Droysens 28.jpg
Фактический центр Любек
Города союза См. Ганза
Общий язык средненижненемецкий язык, древнерусский язык[С. 1]
Съезд ганзейских городов
(встречи ганзейских городов (ганзетаг)[de])
Первый общий съезд (Tagfahrt) 1367[С. 2]/1356[С. 3]
Территория Бельгия, Германия, Латвия, Литва, Нидерланды, Польша, Россия, Швеция, Эстония
Около 1000 судов[С. 4]
(когги, нефы, хольки и др.)
Любекские гольдгульдены, древнерусские серебряные гривны, куны и монеты, монеты (шиллинги) магистра Ливонского ордена[С. 5][С. 6], прусские гривны[С. 7] и др.

ru-wiki.ru

Ганзейский союз: история основания, города-участники, значение

Торговый союз Германии, который на протяжении многих веков контролировал большую часть торговых сделок с Лондоном, Великим Новгородом, Ригой, а также подписывал торговые документы от имени римской купеческой империи с особыми условиями для каждого немецкого города – как вы уже догадались, речь пойдет о Ганзейском союзе, история которого изложена в статье.

Ганзейский союз: история основания, города-участники, значение

Краткая историческая справка

В истории человечества существует не так много примеров, которые демонстрируют добровольные и взаимовыгодные союзы, заключенные между странами или корпорациями. Но следует отметить, что во многих из них в основе стояла человеческая корысть и алчность. Следовательно, такие союзы были недолговечными. Любое нарушение договоренностей или интересов всегда приводило к краху, но история Ганзейского союза не похожа на все остальные.

Этот союз является сообществом городов, которые представляли собой важнейшую силу в Северной Европе и равноправных партнеров суверенных стран, но следует отметить, что интересы населенных пунктов, которые входили в Ганзу, слишком различались. И не во всех случаях экономическое сотрудничество становилось военным или политическим. Значение Ганзейского союза невозможно переоценить, так как именно это явление в мировой экономике заложило основы международной торговли.

Ганзейский союз: история основания, города-участники, значение

Как возник торговый союз

Перейдем к изучению вопроса о возникновении и расцвете торгового объединения. Создание Ганзейского союза относят к 1267 году. Это стало ответной реакцией европейских купцов на раздробленность государств Европы в Средневековье. Данное политическое явление было очень рискованным для бизнеса. На торговых маршрутах орудовали разбойники и пираты, а все товары, которые удавалось сберечь и довести до торговых прилавков, князья, церковь и удельные правители облагали высокими налогами. Каждый хотел поживиться за счет торговца. Следовательно, процветал установленный законом грабеж. Абсурдные торговые правила разрешали налагать штраф за неподходящую глубину горшка или цвет ткани. Но стоит отметить, что Германия, используя морские торговые пути, достигла определенных успехов в развитии в начале XI века. Король Саксонии предоставил германским торговцам неплохие преимущества в Лондоне.

В 1143 году был основан город Любек – сердце Ганзейского союза в будущем. Скоро государь уступил Любек, который стал имперским городом. Его могущество признавали все провинции Северной Германии. Еще чуть позже купеческий союз Любека приобрел торговые привилегии во многих государствах.

В 1158 году имперский город быстро достиг расцвета, так как он с торговлей вышел в Балтийское море, а затем на острове Готланд была основана германская торговая компания. Готланд имел удачное расположение в море. Таким образом, в его порты входили корабли, чтобы команды могли отдохнуть, а судно привести в порядок.

Спустя 100 лет, а именно в 1241 году, торговые союзы Любека и Гамбурга заключили сделку для защиты торговых путей, пролегавших между Балтийским и Северным морями. Так в 1256 году образовалась первая торговая группа приморских городов.

Ганзейский союз: история основания, города-участники, значение

Города Ганзейского Союза

В 1267 году складывается единый союз городов, которые входили в Ганзу:

  • Любек;
  • Гамбург;
  • Бремен;
  • Кельн;
  • Гданьск;
  • Рига;
  • Люнебург;
  • Висмар;
  • Росток и другие.

Известно, что в год основания Ганзейского союза в него входило до 70 городов. Участниками союза было решено, что все представительские дела будет вести Любек, так как его сенаторы и бургомистры считались более способными управлять торговыми делами. Кроме того, именно этот город взял на свой баланс расходы на охрану кораблей.

Ганзейский союз: история основания, города-участники, значение

Плюсы и минусы

Руководители Ганзейского союза очень умело использовали положительные обстоятельства для того, чтобы прибрать к своим рукам торговые дела на Северном и Балтийском морях. Они искусно сделали из него монополию. Таким образом, у них появилась возможность по своему усмотрению устанавливать стоимость на товары, а также они стремились обрести влияние в странах, где существовал для них интерес, а также различные привилегии. Например, право на то, чтобы свободно организовывать колонии и торговать; право на приобретение домов и дворовых мест с представлением юрисдикции.

Были такие случаи, когда опытные, политически талантливые и осмотрительные руководители союза умело пользовались слабыми сторонами и тяжелым положением соседних стран. Они косвенным или прямым путем ставили государство в зависимое положение, для того чтобы добиться нужных результатов.

Расширение Союза. Три основных блока

Несмотря на все манипуляции, которыми промышляли бургомистры и сенаторы, состав Ганзейского союза неуклонно расширялся. Теперь в него стали входить еще и другие города:

  • Амстердам;
  • Берлин;
  • Гамбург;
  • Франкфурт;
  • Бремен;
  • Кельн;
  • Ганновер;
  • Кенигсберг;
  • Данциг;
  • Мемель;
  • Юрьев;
  • Нарва;
  • Стокгольм;
  • Волен;
  • Поморье и другие города.

Союз стал большим. Вновь присоединяемые города нужно было разделить на группы. Теперь все города, входившие в Ганзу, были условно разделены на три района:

  1. Восточный: земли Любека, Гамбурга, Штеттина и т. д.
  2. Западный: территории Кельна, Дортмунда, Гронингена.
  3. Прибалтийские провинции.
Ганзейский союз: история основания, города-участники, значение

Исключение из Союза

Еще одна действенная методика, чтобы удерживать торговых партнеров в союзе. Все дело в том, что приморские, а также различные города, разбросанные от Финского залива до Германии, держать в едином союзе было необычайно сложно. Ведь интересы партнеров очень различались, а связывающим их элементом мог служить только общий интерес. Единственным средством удержать партнера было исключение из него. Это влекло за собой запрет остальным членам союза иметь любые дела с городом-изгнанником, что неминуемо приводило к прекращению различных с ним отношений.

Однако в союзе не существовало такой власти, которая бы следила за выполнением этих указаний. Различные претензии и жалобы приносили только во время съездов городов-союзников, которые собирались от случая к случаю. На эти съезды приходили представители от каждого города, чьи интересы этого желали. С портовыми городами метод исключения был очень действенным. Так, например, в 1355 году немецкий Бремен заявил о стремление к обособлению. Вследствие чего с огромными убытками вышел из союза, а спустя три года изъявил желание войти в него обратно.

Дополнительные идеи Ганзы

Основатели союза гибко реагировали на вызовы времени. Они очень быстро и активно расширяли влияние. И спустя несколько веков после основания в его состав входило почти двести городов. Развитию Ганзы способствовали единая денежная система, равноправие родных языков, а также равные права жителей городов данного союза.

Примечательно, что ганзийцы распространяли идеи о здоровом образе жизни. Они активно внедряли представляемый ими деловой этикет. Открывали клубы, где купцы обменивались опытом и бизнес идеями, а также распространяли различные технологии производства продуктов и товаров. Популярными стали школы для начинающих ремесленников, которые открывались на территории Ганзейского союза. Считается, что для Средневековой Европы это было инновацией. Многие исследователи отмечают, что Ганза сформировала цивилизованный образ современной Европы, который мы сейчас с вами наблюдаем.

Ганзейский союз: история основания, города-участники, значение

Торговые отношения с Русью

Данный вид отношений начался в XIV веке. Ганзейский союз и его связи с Россией пошли на пользу всем. Из русских земель вывозили пушнину и воск, кожу, шелк, лен, шкуры белок, а русские купцы приобретали в основном соль и ткани. Чаще всего они покупали полотно, атлас, сукно и бархат.

Ганзейские конторы находились в двух русских городах – в Новгороде и Пскове. Заморских купцов очень сильно интересовал воск. Все дело в том, что европейцы не умели его производить в нужном количестве и качестве. А еще у католиков было принято лепить из этого материала ту часть тела, которая поражена недугом. Торговля оружием и цветными металлами всегда считалась камнем преткновения в торговых отношениях. Ганзейскому союзу было выгодно продавать оружие на русские земли, а Ливонский орден опасался роста могущества славян. Вследствие чего и препятствовал этому процессу. Но, как вы догадались, коммерческий интерес чаще всего одерживал верх над интересами Левона. Например, была засвидетельствована торговая сделка, когда в 1396 году купцы из Ревеля ввозили в Псков и Новгород оружие в бочках из-под рыбы.

Ганзейский союз: история основания, города-участники, значение

Заключение

Безусловно, пришло время, когда Ганзейский союз начал терять свое господство над городами Европы. Это началось в XVI веке. Россия и Испания вышли из союза. Ганза многократно пыталась завязать отношения с этими государствами, но все попытки были безрезультатными, а война, которая длилась в течение 30 лет, загубила остатки германского могущества на море. Развал союза – это длительный процесс, который требует отдельного рассмотрения.

В современной истории человечества существует Новый Ганзейский союз под названием Евросоюз. Опыт Ганзы долгое время оставался невостребованным, а Балтийский регион сегодня очень динамично развивается и ценится тем, что именно в этих землях есть все, что необходимо для взаимовыгодных отношений Евросоюза и России. Эксперты и экономисты считают, что Новый Ганзейский союз способствует развитию отношений России со странами Балтии.

www.nastroy.net

Ганза — это… Что такое Ганза?

Изображение из гамбургской городской грамоты («городского Права») 1497 г.

Ганзейский союз, Га́нза (нем. Hanse, древн.-верхн.-нем. Hansa, буквально «группа», «союз»), тж.: Любекская ганза, Немецкая ганза (лат. Hansa Teutonica) — союз немецких свободных городов в XIII—XVII веках в Северной Европе для защиты торговли и купечества от власти феодалов и от пиратства.

В союз входили города Германской империи, либо города, населённые немецкими гражданами (бюргерами), имеющие автономное городское управление («городской совет», нем. Stadtrat) и собственные законы (Любекское право или аналогичные местные правовые нормы).

Членами Ганзы в разное время были более 200 больших и малых городов, расположенных главным образом в бассейне Северного и Балтийского морей. Для выработки общих правил и законов представители городов регулярно собирались на съезды в Любеке. Ганзейские купцы и компании пользовались определенными правами и привилегиями.

В неганзейских городах существовали представительства и филиалы Ганзы («конторы»), крупнейшие из которых были в Брюгге, Бергене, Новгороде и Лондоне.

История

Первопричинами появления Ганзы явился рост населения территорий севернее Эльбы вследствие немецкой миграции (См.Расселение немцев на восток), появления новых городов и независимых коммун и повышения вследствие этого потребности в товарах и рост торговли[1][2]

Ганза сформировалась в XII веке как союз купцов, затем как союз купеческих гильдий и к концу XIII века как союз городов. Первое упоминание о Ганзе — 1358 г.[3]

Попытки торговли, военные набеги и пиратство на Балтике случались и раньше (смотри Викинги) — например, мореходы с острова Готланд заходили в реки вплоть до Новгорода — но масштаб международных экономических связей в Балтийском море оставался незначительным до возвышения Ганзы.

Немецкие города быстро достигли доминирующего положения в торговле на Балтийском море в течение следующего столетия и Любек стал центром всей морской торговли, которая связала страны вокруг Балтийского и Северного морей.

Основание

Крупнейшая ганзейская крепость располагалась в Висбю на острове Готланд.

Любек стал базой для купцов Саксонии и Вестфалии при расширении на восток и север. Даже до того, как слово Hanse было зафиксировано в документе (1267), купцы в этом городе начали формировать гильдии или «ганзы» с намерением торговать с заморскими городами, особенно в восточной части Балтийского моря, источнике древесины, воска, янтаря, смол, мехов, и даже ржи и пшеницы, сплавляемых баржами из глубины континента в портовые рынки.

Висбю был главным центром торговли на Балтике ещё до Ганзы. В течение 100 лет немцы ходили в Новгород под Готландским флагом. Купцы из Висбю, ходившие на восток, основали контору в Новгороде. Сначала немцы использовали Готландский Gutagard. С наплывом слишком большого количества купцов готландцы устроили отдельную контору дальше от реки. Немецкие купцы расширяли бывшие славянские города и помогали делать новые немецкие города ключевыми городами Ганзы на восточном побережье Балтики и около него: Данциг (Гданьск), Эльблонг, Торунь, Ревель, Рига и Дерпт были основаны по Любекскому праву, что обеспечило необходимость обращаться по всем юридическим вопросам в Любекский городской совет. До основания Ганзы в 1358 году слово Hansa не употреблялось на Балтике. Готландцы использовали слово варяг.

Ганзейские сообщества работали над тем, чтобы получать особые торговые привилегии для своих членов. К примеру, купцы из ганзы Кёльна ухитрились убедить короля Англии Генриха II даровать им (в 1157 году) особые торговые привилегии и рыночные права, которые их освободили от всех Лондонских пошлин и позволили им торговать на ярмарках по всей Англии. Любек, «королева Ганзы», где торговцы перегружали товары между Северным и Балтийским морями, получил статус Имперского вольного города в 1227 году, и это единственный город с таким статусом к востоку от Эльбы.

Любек, имея доступ к местам ловли рыбы в Балтийском и Северном морях, в 1242 году заключил союз с Гамбургом, с его доступом к путям торговли солью из Люнебурга. Союзные города захватили контроль над большей частью торговли солёной рыбой, особенно на ярмарке Сконе; по решению съезда 1261 года к ним присоединился Кёльн. В 1266 году английский король Генрих III даровал Любекской и Гамбургской ганзам право торговать в Англии, а в 1282 году к ним присоединилась ганза Кёльна, сформировав самую мощную Ганзейскую колонию в Лондоне. Большая часть стремления к этому сотрудничеству исходила из феодальной раздробленности в тогдашней Германии и неспособности властей обеспечить безопасность торговли. На протяжении следующих 50 лет Ганза сама установила писаные соглашения о конфедерации и кооперации на восточных и западных торговых путях. Главным городом и опорой Ганзы остался Любек; на первом общем съезде 1356 года в этом городе Ганза получила официальную структуру и официальную дату основания.

Расширение

Расположение Любека на Балтике обеспечило доступ к торговле с Русью и Скандинавией, создавая прямую конкуренцию скандинавам, которые до этого контролировали большую часть балтийских торговых путей. Договор с ганзой города Висбю положил конец конкуренции: по этому договору любекские купцы получили ещё и доступ к внутреннему русскому порту Новгороду (центру Новгородской республики), где они построили факторию или контору[4][5].

На территории Священной Римской империи формировались и другие подобные союзы. Ганза никогда не становилась организацией с непосредственным управлением. Съезды Ганзейских Городов (Hansetag) собирались время от времени в Любеке начиная с 1356 года, но многие города отказывались присылать представителей и решения Съездов ни к чему не обязывали отдельные города. Со временем сеть городов выросла до изменчивого списка от 70 до 170 городов.

Союз сумел основать дополнительные конторы в Брюгге (во Фландрии, ныне на территории Бельгии), в Бергене (Норвегия) и в Лондоне (Англия). Эти фактории стали значительными анклавами. Лондонская контора, основанная в 1320 году стояла к западу от Лондонского моста около Upper Thames Street. Она значительно выросла, став через некоторое время окружённой стенами общиной с собственными складами, домом весов, церковью, офисами и жилыми домами, отражая важность и масштаб производимой деятельности. Эта фактория называется Стальной двор (Steelyard, der Stahlhof), первое упоминание под таким названием было в 1422 году.

Города, бывшие членами Ганзы

Членами Ганзы в разное время были более 200 городов
Ганзейский союз ок. 1400 года. Основные торговые пути Ганзийского союза.

Города, торговавшие с Ганзой

Наиболее крупные конторы находились в Брюгге, Бергене, Лондоне и Новгороде.

Великий Новгород поддерживал с Ганзой тесные отношения. В нём находился один из крупнейших филиалов («контор», нем. Kontor) Ганзы — Готский (Гётенхоф) и Немецкий (Петерхоф) «дворы» иноземных купцов.

Также известные конторы имелись в Стокгольме, Копенгагене, Каунасе (Ковно) и т. д. Эти города, как правило, имели с Ганзой свои собственные договоры, определявшие условия торговли, привилегии и порядок взаимоотношений между ними и Ганзейским союзом, сохраняя при этом независимость.

Современный статус

В настоящее время германские города Бремен, Гамбург, Любек, Грайфсвальд, Росток, Штральзунд, Висмар, Анклам, Деммин в своих официальных наименованиях сохраняют титул «ганзейский …» (напр. Гамбург полностью называется: «Вольный и ганзейский город Гамбург» — нем. Freie und Hansestadt Hamburg; Бремен — «ганзейский город Бремен — нем. Hansestadt Bremen» и т. д.). Соответственно и государственные автомобильные номерные знаки в этих городах начинаются с «дополнительной» латинской буквы H… — HB (то есть «Hansestadt Bremen»), HH («Hansestadt Hamburg»), HL (Любек), HGW (Грайфсвальд), HRO (Росток), HST (Штральзунд), HWI (Висмар).

См. также

Производные наименования

Библиография

  • Hanse. In: Lexikon des Mittelalters (in 10 Bde.). Artemis-Verlag. München-Zürich, 1980—2000. Bd. IV, S. 1921—1926.
  • Rolf Hammel-Kiesow: Die HANSE. Verlag C. H. Beck. München, 2000.
  • Philippe Dollinger: Die Hanse. Stuttgart. 5. Aufl. 1997
  • Volker Henn: Hanseatic League. In: Hindenbrand, Hans-J. (Ed.): The Oxford Encyclopedia of the Reformation, Vol 2 (Oxford University Press). New York/Oxford 1996, S. 210—211.
  • Rolf Hammel-Kiesow: The Hanseatic League. In: The Oxford Encyclopedia of Economic History, Vol. 2. Oxford 2003, S. 495—498.
  • John D. Fudge: Cargoes, Embargoes, and Emissares. The Commercial and Political Interaction of England and the Herman Hanse 1450—1510.
  • Jörgen Brecker (Hg.): Die Hanse. Lebenswirklichkeit und Mythos, Bd. 1 [Aufsätze] (enthalten sind ca. 150 Beiträge versch. Autoren), Hamburg 1989.
  • Рыбина Е. А. Новгород и Ганза. — М., 2009. — 320 с.
  • Giuseppe D’Amato, Viaggio nell’Hansa baltica, l’Unione europea e l’allargamento ad Est (Travel to the Baltic Hansa, the European Union and its enlargement to the East). Greco&Greco, Milano, 2004. ISBN 88-7980-355-7

Примечания

  1. Hanse. — in: Lexikon des Mittelalters. Bd.4, S. 1921-1922.
  2. Rolf Hammel-Kiesow. Die Hanse. — München : Verlag C.H.Beck, 2000. — S.21-26.
  3. см.: Hanse. — in: Handwörterbuch zur deutschen Rechtsgeschichte (HRG). in 5 Bde. — Band I., S.1992-2002
  4. Рыбина Е. А. О двух древнейших торговых договорах Новгорода «Новгородский исторический сборник», Вып. 3 (13), 1989
  5. Казакова Н. А. Еще раз о закрытии Ганзейского двора в Новгороде в 1494 г. «Новгородский исторический сборник», Вып. 2 (12), 1984

Ссылки

dic.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о