Гибралтар спорная территория: Испания и Гибралтар – история непростых испанско-британских отношений

Содержание

Испания и Гибралтар – история непростых испанско-британских отношений

Территориальные споры – одно из древнейших противостояний между государствами. Спор Великобритании и Испании насчет небольшой территории на Пиренейском полуострове(Гибралтара) длится уже около трех столетий. Крошечная британская заморская территория, которой является Гибралтар с 1713 года согласно Утрехтскому договору, стала настоящим яблоком раздора между двумя государствами. За три века Испания не раз пыталась вернуть Гибралтар под свой контроль, но попытки не были успешными. К тому же население Гибралтара выросло и сплотилось за это время. Большинство Гибралтарцев предпочитает оставаться под главенством Англии.

В чем ценность Гибралтара

Площадь Гибралтара (Gibraltar) совсем небольшая – всего 6,8 квадратных километров. Расположено государство в южной части Пиренейского полуострова. Добрую часть территории Гибралтара занимает скала, благодаря которой страна получила свое неофициальное название Здесь нет особых полезных ископаемых, уникального производства и прочего.

Так почему же Скалу на протяжении всей истории существования постоянно стремятся завоевать то одни, то другие народы? Стратегическая ценность Гибралтара была замечена еще арабами в 711 году. Они захватили полуостров со стороны Испании и построилина выступе скалы замок, который на сегодняшний день является достопримечательностью страны (Murish Castle). С полуострова открывается хороший обзор на вход в Средиземное море. Недаром именно в Гибралтаре сегодня расположен военный аэродром и военно-морская база.

Существует расхожее мнение, что кто контролирует Гибралтар, тот имеет контроль над всеми судами, которые заходят в Средиземное море. На земле очень мало мест, имеющих такое же стратегическое значение с военно-морской точки зрения, как данный полуостров. В этом контексте становится понятно, почему все завоеватели Гибралтара на протяжении всей его истории так отстаивали свои права на владение этой территорией.. За пять веков крошечное государство пережило более четырнадцати осад.

Сначала Гибралтар был заселен финикийцами, потом был частью вестготского королевства, а после распада Римской империи стал арабской землей. Только в 1462 году полуостров стал частью Испанского королевства и оставался таковым вплоть до 1704 года, пока его не осадили английские войска. Испания сама уступила Гибралтар Англии в рамках Утрехтского договора в 1713 году. И с тех пор испанская сторона множество раз пыталась восстановить контроль над своей бывшей территорией, используя для этих целей экономическое, военное и дипломатическое давление. Но Гибралтар оставался колонией Великобритании и в начале двадцатого века стал главным владением Англии в Средиземноморье. Нерезидентная компании в Гибралтаре со счетом в банке Доминики.

Основой экономики Скалы долгое время являлась военно-морская база, которая была построена британскими колонистами еще в конце девятнадцатого века. Во время Второй мировой войны полуостров атаковали немецкие, французские и итальянские войска, но безрезультатно. Испанская сторона в то время отказалась участвовать в связке с нацистами по поводу захвата Гибралтара. Но территориальный спор между Великобританией и Испанией вышел на новый уровень по окончанию Второй мировой войны. Испанцы с новой силой принялись требовать возврата некогда испанской территории.

Референдум в Гибралтаре в 1967 году

В 1960 году ООН приняла Декларацию, в которой колониям предоставлялась независимость. Однако Гибралтар имел только два пути в этом случае(согласно Утрехтскому договору) — перейти во владение к Испании или остаться с Великобританией. Чтобы выяснить волю населения полуострова, в 1967 году был организован референдум, в котором освещалось только два вопроса: где бы хотели жить гибралтарцы – в Испании и Великобритании?

Результаты были очевидными – всего чуть более сорока человек высказались за Испанию, а остальные двенадцать тысяч пожелали остаться британцами. Но испанское правительство назвала референдум нелегитимным и его результатов не признала. Испанцы утверждали, что право голоса в этом вопросе имеют только потомки испанцев, которые проживали на полуострове до британской колонизации.

К слову, референдум был проведен еще раз, но уже в 2002 году. И тогда практически все гибралтарцы снова проголосовали за Великобританию, против компромиссного плана Лондона, который подразумевал совместное испанско-английское управление страной.

Обострение конфликта между Испанией и Великобританией

Период с 1969 по 1985 был непростым для Гибралтара, так как Испания начала действовать решительно и закрыла общие границы. Были разорваны также и линии связи. В этом споре испанскую сторону поддержала Латинская Америка, а вот Англия все претензии отвергла. 16 лет Гибралтар был практически отрезан от мира. Добраться туда можно было только по воде. Сами гибралтарцы даже в таких жестких условиях не захотели главенства у себя Испании и снова выразили свою преданность английской королеве.

Последняя европейская колония

С 1985 года в Гибралтаре сократилось британское военное присутствие в связи с сокращением зарубежных обязательств обороны Великобритании. Полуостров уже больше не рассматривался в качестве главного стратегического объекта, что привело к выводу большинства британских войск с Гибралтарской территории. Экономика Скалы, которая до этого базировалась на военных поступления, теперь получает вливания, благодаря сфере туризма, азартных игр, судоходства. Также Гибралтар называют налоговой гаванью, ведь здесь отсутствует НДС, налог на прирост капитала, на наследование, на дивиденды. Такие привлекательные условия налогообложения становятся причиной того, что многие иностранные инвесторы открывают в Гибралтаре оффшорные компании.

Граница между Испанией и Гибралтаром

Конфликты между Испанией и Великобританией не стали преградой вполне дружественным и тесным взаимоотношениям между гибралтарцами и испанцами. Ежедневно около девяти тысяч испанцев пересекают границу, направляясь в спорную территорию на работу. А вечером они с успехом возвращаются восвояси.

К слову, саму границу между станами испанцы практически не признают, называя ее не иначе, как КПП или «ворота». Они акцентируют таким образом невозможность границ внутри одного государства. А Гибралтар они считают своим. В периоды затишья, как рассказывают очевидцы, пограничники даже не штампуют паспорта испанцев, пропуская их без особых проблем. Но как только территориальные споры между странами обостряются – пограничный контроль становится более щепетильным, и на границе образовываются пробки.

Испанско-гибралтарская граница – это два забора с нейтральной территорией посредине и небольшой пропускной пункт.

Эскалация конфликта между Мадридом и Лондоном из-за Brexit

Великобритания решила покинуть ЕС, что она с успехом и сделала 31 января 2020 года. Испания не могла не воспользоваться подходящим моментом и заявила, что только с ней Гибралтар останется европейским. Испанское правительство знало, что гибралтарцы очень ценят все европейские преференции, которые у них есть на данный момент. 

Испания запугивала Гибралтар предстоящими потерями, которые обязательно будут после выхода Великобритании из ЕС, уверяя, что гибралтарцы больше не смогут вести дела с Европой, не смогут свободно передвигаться. Мадрид тут же предложил Гибралтару план по совместному суверенитету, который был отвергнут Великобританией. Со стороны британского правительства прозвучала даже готовность к военному конфликту по поводу защиты Гибралтара, если Испания не умерит свой пыл.

Как результаты Brexit отразятся на Гибралтаре

После Brexit Великобритания 31 января покинула ЕС. Но все последующие месяцы года – это так называемый переходной период. Во время него британцы все так же смогут свободно перемещаться по европейской зоне, страна будет платить взносы в ЕС, к ней будут выдвигаться все требования экономического, антимонопольного, юридического, торгового характера. Великобритания и дальше сможет вести беспошлинную торговлю с европейскими партнерами.

Возможно, начиная с 2021 года, всем гражданам ЕС, которые решать приехать на английскую территорию, понадобятся визы.

На данный момент гибралтарцы еще не ощутили особых изменений после брексита, так как продолжается переходной период. Однако ранее премьер министр Гибралтара Фабиан Пикардо заявил, что страна, возможно, войдет в состав Шенгенской зоны, вопреки позиции Великобритании.  А что Испания? Она не оставляет надежд вернуть Гибралтар под свое влияние. Но пока что испанское правительство заняло выжидательную позицию.

Политические эксперты считают, что в условиях современной демократии, которую активно пропагандирует Испания, она вряд ли решится узурпировать суверенитет Гибралтара, не посчитавшись с мнением гибралтарцев. Подобный шаг в актуальных реалиях не допустим.

Задача политиков после Brexit сделать все возможное, чтобы принятые решения, повлекшие за собой выход Великобритании из ЕС, минимально отразились на жителях Гибралтара, которых на сегодняшний день более тридцати тысяч.

Несмотря на все это, Гибралтар остается весьма привлекательным местом для иностранных инвесторов, которые хотят оптимизировать налоговую нагрузку, расширить горизонты бизнеса, наладить международные связи.Если вы хотите оформить налоговое резидентство, получить ВНЖ, открыть компанию в Гибралтаре или узнать о других возможностях относительно этой юрисдикции — пишите нам на электронную почту [email protected]

В чем заключается стратегическая ценность Гибралтара?

Благодаря особому географическому расположению, из Гибралтара открывается выход в Средиземное море. Здесь на протяжении долгого времени располагались военные базы. И сегодня британский королевский флот поддерживает здесь эскадрон, отвечающий за безопасность и целостность вод в Гибралтарском проливе. Гибралтар играет важную роль в сети мониторинга и сбора связи UK в Северной Африке и Средиземноморье.

 Почему в период с с 1969 по 1985 Испания закрыла границы с Гибралтаром?

В 1967 году в Гибралтаре прошел референдум, в ходе которого большинство гибралтарцев высказали свое желания находиться под руководством Великобритании. Испанское правительство в ответ на такое сокрушительное поражение закрыло границы на целых 16 лет.

Как изменится жизнь гибралтарцев после выхода Великобритании из ЕС?

31 января 2020 года Великобритания прекратила свое членство в Европейском Союзе. Однако последующие 11 месяцев являются переходным периодом. Во время него сохраняется возможность свободно перемещаться по территории ЕС, вести торговые дела с европейскими партнерами без необходимости уплаты НДС. Правительство Гибралтара ратует за присоединение юрисдикции к Шенгенской зоне после Brexit ради сохранения интересов населения.

В Евросоюзе впервые назвали Гибралтар британской «колонией»

https://ria.ru/20190404/1552368439.html

В Евросоюзе впервые назвали Гибралтар британской «колонией»

В Евросоюзе впервые назвали Гибралтар британской «колонией» — РИА Новости, 04.04.2019

В Евросоюзе впервые назвали Гибралтар британской «колонией»

Европарламент примет в четверг регламент о безвизовых поездках британцев в ЕС после Brexit, где спорная между Испанией и Британией территория – Гибралтар –… РИА Новости, 04.04.2019

2019-04-04T00:11

2019-04-04T00:11

2019-04-04T00:11

в мире

гибралтар

великобритания

евросоюз

brexit

выход британии из евросоюза

европарламент

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/149637/45/1496374562_0:0:5184:2916_1920x0_80_0_0_a6af9f3d246bd2db4975d94f7fa99fb0.jpg

МАДРИД, 4 апр – РИА Новости. Европарламент примет в четверг регламент о безвизовых поездках британцев в ЕС после Brexit, где спорная между Испанией и Британией территория – Гибралтар – названа британской «колонией». Мадрид оценил этот шаг положительно, правительство Гибралтара — резко негативно, соответствующие комментарии там дали РИА Новости.В подготовленном и принятом комитетом Европарламента по внутренним делам документет, который позволит британцам после Brexit ездить в страны ЕС на короткий срок (до 90 дней) без виз, Гибралтар назван «колонией».»Регламент о визах представляет собой знаковое событие, поскольку вводит определение «колония» для Гибралтара. Впервые этот термин появляется в тексте закона Европейского союза», — заявили РИА Новости в правительстве Испании.В правительстве обратили внимание, что «впервые Европейский парламент и Европейский совет признают, что Гибралтар – колония, факт, уже признанный ООН». «Речь идет о большом шаге вперед в отношении позиции и претензий Испании», — добавили в правительстве, назвав такую формулировку «успехом для страны».Там также напомнили, что на переговорах по соглашению по Brexit между правительством Великобритании и ЕС страны-члены Союза и Европейская комиссия признали контроль Мадрида «по поводу всех будущих отношений, которые коснутся Гибралтара, и права вето на соглашения, которые затронут эту британскую колонию».Реакция правительства Гибралтара была крайне негативной. Там заявили, что «Испания оказала большое давление, а испанские депутаты прибегли к тактике запугивания из-за чисто националистических вопросов, которые привели к использованию термина «колония» в отношении Гибралтара». «Речь идет о постыдном факте», — говорится в заявлении правительства Гибралтара, которое есть в распоряжении РИА Новости.Гибралтар – территория, спор по поводу принадлежности которой между Испанией и Британией продолжается более 300 лет. В ходе референдумов в 1967 и 2002 годах около 99% гибралтарцев захотели остаться в составе Британии. На территории действует конституция, принятая на референдуме в 2006 году, согласно которой законодательная власть принадлежит королеве Великобритании Елизавете II и парламенту Гибралтара. Испания считает Гибралтар своей территорией.Британия квалифицирует Гибралтар как свою «заморскую территорию».

https://ria.ru/20190401/1552266372.html

https://ria.ru/20190402/1552310411.html

гибралтар

великобритания

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/149637/45/1496374562_0:0:4608:3456_1920x0_80_0_0_206ef1c38cb5ea7d141fc6972097d676.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, гибралтар, великобритания, евросоюз, brexit, выход британии из евросоюза, европарламент

МАДРИД, 4 апр – РИА Новости. Европарламент примет в четверг регламент о безвизовых поездках британцев в ЕС после Brexit, где спорная между Испанией и Британией территория – Гибралтар – названа британской «колонией». Мадрид оценил этот шаг положительно, правительство Гибралтара — резко негативно, соответствующие комментарии там дали РИА Новости.

В подготовленном и принятом комитетом Европарламента по внутренним делам документет, который позволит британцам после Brexit ездить в страны ЕС на короткий срок (до 90 дней) без виз, Гибралтар назван «колонией».

1 апреля 2019, 08:00

Брекзит и англомания

«Регламент о визах представляет собой знаковое событие, поскольку вводит определение «колония» для Гибралтара. Впервые этот термин появляется в тексте закона Европейского союза», — заявили РИА Новости в правительстве Испании.

В правительстве обратили внимание, что «впервые Европейский парламент и Европейский совет признают, что Гибралтар – колония, факт, уже признанный ООН». «Речь идет о большом шаге вперед в отношении позиции и претензий Испании», — добавили в правительстве, назвав такую формулировку «успехом для страны».

Там также напомнили, что на переговорах по соглашению по Brexit между правительством Великобритании и ЕС страны-члены Союза и Европейская комиссия признали контроль Мадрида «по поводу всех будущих отношений, которые коснутся Гибралтара, и права вето на соглашения, которые затронут эту британскую колонию».

2 апреля 2019, 11:06

В Евросоюзе назвали условие предоставления длительной отсрочки по Brexit

Реакция правительства Гибралтара была крайне негативной. Там заявили, что «Испания оказала большое давление, а испанские депутаты прибегли к тактике запугивания из-за чисто националистических вопросов, которые привели к использованию термина «колония» в отношении Гибралтара». «Речь идет о постыдном факте», — говорится в заявлении правительства Гибралтара, которое есть в распоряжении РИА Новости.

Гибралтар – территория, спор по поводу принадлежности которой между Испанией и Британией продолжается более 300 лет. В ходе референдумов в 1967 и 2002 годах около 99% гибралтарцев захотели остаться в составе Британии. На территории действует конституция, принятая на референдуме в 2006 году, согласно которой законодательная власть принадлежит королеве Великобритании Елизавете II и парламенту Гибралтара. Испания считает Гибралтар своей территорией.

Британия квалифицирует Гибралтар как свою «заморскую территорию».

пролив, порт и заморская территория

Первое, что бросилось после пересечения границы, это разметка и знаки. Все надписи на английском, разметка британская. Отличие только одно, в Гибралтаре, как и в континентальной европе, правостороннее движение.

Регулируемый пешеходный переход.

Стало понятно, почему на юге Испании так много машин с британскими номерами. Оказывается, большая часть из них не британская, а гибралтарская. Внешне они точно такие же, только надпись GB заменена на GBZ.

Оказалось, что «Europa Point» — не самое лучшее место для того чтобы посмотреть на Гибралтарский пролив. Во первых, пролив в этом месте гораздо шире чем в Тарифе, а во вторых, на пролив лучше смотреть сверху. Тем не менее, оттуда лучший обзор на суда стоящие на рейде и входящие в Альхесирасский/Гибралтарский залив. Оба соответствующих порта расположены в этом заливе.

Я попробовал посчитать крупные суда. Сбился на полутора сотнях.

Самое узкое место Гибралтарского пролива. Горы вдалеке, это Африка (там Танжир), горы ближе, это Испания (Альхесирас и Тарифа).

Паром из Испанского Альхесираса в Танжир (Марокко) или Сеуту (Испанский анклав на территории Марокко).

В Африке дождь 🙂

Порт Гибралтара. Все что за «водой» — Испания. Там справа Ла-Линеа-де-ла-Консепсьон, слева Альхесирас.

Посмотрим поближе. Independence of the Seas (Royal Caribbean) и MV Horizon (тот что поменьше, Pullmantur Cruises).

Тот что больше, балкер Orion Pride (Панама), тот что меньше, нефтяной танкер Clipper Bricco (Гибралтар).

Универсальный десантный корабль HMS Ocean (L12) королевского военно-морского флота Великобритании.

Он же, вид из города.

Движуха серьезная. Все это активно шевелится.

Происходящее на этой фотографии для меня осталось загадкой.

На том берегу, в Испанском городе Альхесирас, находится один из крупнейших в мире контейнерных терминалов.

Контейнеровоз идет откуда-то со стороны Барселоны, Генуи или Марселя.

Порт Гибралтара.

В сухих доках работа кипит.

Я так и не смог их сосчитать. Сразу все видно не было, а с разных мест ракурсы путали.

Ну и напоследок еще одно общее фото порта Гибралтара.

Сразу после «Europe Point» мы поехали в город. Около полутора часов мы крутились в поисках парковки, в итоге уехали из города, поднялись на скалу и посмотрели пару береговых артиллерийских батарей. На скале как и в городе припарковать машину тоже не так просто. Все дороги узкие, многие из-за этого односторонние. Есть несколько парковок, но далеко не у всех интересных мест. Если подниматься на скалу на весь день, то по ней лучше передвигаться пешком. Мы  к закату хотели успеть еще в Испанский город Тарифа. Из-за этого мы не посетили ни одну пещеру, а их там много, и в основном ради них на скалу поднимаются туристы.

Гибралтарская скала является  национальным парком и въезд туда платный. Причем платится не только за машину, но и за каждого пассажира отдельно. Как решается вопрос оплаты с пешеходами и поднимающимися на фуникулере мы не выяснили.

После посещение скалы мы вернулись в город и намотали еще несколько кругов в поисках парковки. В итоге, каким-то чудом мы нашли свободно место недалеко от аэропорта. Почти с тем же успехом можно было оставить машину перед границей, в Испании.

Сам по себе город не произвел ярких впечатлений. Милый компактный исторический городок с большим количеством фортов, не более того. Есть в Гибралтаре и современная часть города. Очень похоже на то, что она построена на намытой территории. На ней расположены гостиницы, многоквартирные дома и большой супермаркет Morrisons. Удивительно было увидеть такой большой супермаркет в такой маленькой стране. Не удивлюсь, если он занимает 1-2% территории Гибралтара 🙂

Почти вся прибрежная линия Гибралтара отдана под порт. Немного пляжей есть на восточном побережье и юго-западном побережьях полуострова. Гибралтарский пролив глубокий, с сильным течением. Вода в нем всегда холодная. Тем не менее, курортных гостиниц (resorts) в Гибралтаре достаточно.

Главная улица в Гибралтаре пешеходная. Она так и называется, Main street.

То тут, то там, британские символы.

В целом ничего особенного. Тротуарный столбик с гербом.

The Convent — официальная резиденция губернатора Гибралтара.

Красная телефонная будка и городская стена. Это по прежнему официальная граница города Гибралтар.

Автобусная остановка.

На гуглоснимках на месте этого парка парковка. Вообще, мы поехали на машине только потому что по гуглосникам парковок было достаточно. Но по факту, почти все их закрыли или снесли.

Правила пользования парком. Предлагаю внедрить это правила в кремлевском парке Великого Новгорода.

Line Wall Promenade. Слева видна одна из закрытых парковок. Похоже власти Гибралтара решили сделать страну пешеходной.

Городская стена города Гибралтар.

Вне исторической части города активная стройка.

Вид со скалы на восток. Тут есть несколько пляжей и строятся гостиницы.

Британский футбол в воинской части.

А чуть дальше, за аэропортом, уже Испанский футбол.

Почти вся прибрежная линия Гибралтара отдана под порт. Немного пляжей есть на восточном побережье и юго-западном побережьях полуострова. Гибралтарский пролив глубокий, с сильным течением. Вода в нем всегда холодная. Тем не менее, курортных гостиниц (resorts) в Гибралтаре достаточно.

 

самый красивый мэр и самая спорная территория

«35 лет назад — как раз на этой неделе — другая женщина-премьер направила спецгруппу, чтобы защитить свободу другой маленькой группы британцев от другой испаноязычной страны. И я абсолютно уверен, что наш нынешний премьер проявит такую же решимость в отношении народа Гибралтара», — рассказал в одном из интервью бывший лидер Консервативной партии Ховард.

Сегодня следом за новостями о новом мэре Гибралтара британские СМИ опубликовали информацию о вторжении корабля ВМФ Испании «Инфанта Кристина» в территориальные воды Великобритании.

И все зашаталось

Проблема еще и в том, что Утрехтский договор 1713 года, в соответствии с которым Гибралтар перешел под управление Соединенного королевства, не содержит карт, так что какой именно территорией должна владеть Британия, доказать сложно.

Прежде Британия апеллировала к весьма условному в политике фактору — взаимопониманию — и свою юрисдикцию над Гибралтаром мотивировала тем, что, мол, владеем территорией триста лет, к чему ссоры? К тому же, две страны состояли в ЕС и НАТО. «Нам нечего делить!» — говорили британцы. Но делить есть что и, к сожалению, это не только Гибралтар.

Brexit угрожает целостности Великобритании, о своем намерении покинуть королевство уже объявили и Шотландия, население которой высказалось против выхода из ЕС, и Северная Ирландия. Шотландия даже наметила примерную дату референдума о выходе из состава королевства — 2018 год.

Теперь Британии и ЕС есть что делить, и хорошо бы, объектом дележки оказалась не сама Великобритания, которая, несмотря на усилия сильного премьера Терезы Мэй, может потерять не только континентальный анклав.

К хорошим новостям: мэр на пляже

Sputnik изучил Instagram нового мэра Гибралтара Кайане Лопес — она, кстати, стала третьей женщиной на этом посту. Последняя не балует подписчиков снимками и подробностями личной жизни, о ней известно лишь, что с детства мэр активно занималась танцами. Кайане, кстати, стала первой уроженкой Гибралтара, победившей на конкурсе «Мисс мира». Она приняла корону из рук российской участницы Ксении Сухиновой.

Девушка признана самым молодым мэром за всю историю Гибралтара. Несмотря на титул «Мисс мира», на ее микроблог в соцсети Instagram подписано всего 870 человек.

До получения титула «Мисс мира» девушка успела несколько лет проработать в кадровой службе госпиталя Сан-Бернарда. Новый мэр Гибралтара, как и многие другие жители территории, говорит на двух языках: английском и испанском.

«Горжусь тем, что я британка. Гибралтар — британский и всегда будет таковым», — заявила мэр. Жаль, но и это заявление точку в споре вряд ли поставит.

Спорные территории – Перешеек между Гибралтаром и Испанией

Четверг, Февраль 27th, 2014 |

Территория Гибралтара настоящее время содержит 800-метровый (2625 футов) участок перешейка, который связывает полуостров с материковой частью Испании. Испания не признает британского суверенитета над Гибралтаром вне укрепленного периметра города по состоянию на 1704 год. Великобритания претендует на южную часть перешейка на основе непрерывного владения в течение длительного периода. А также на участок, где есть аэропорт, два существенных жилых комплекса, спортивный стадион, средняя школа, пристань для яхт, а также пляж на этой земле, который де-факто является неотъемлемой частью территории Гибралтара.

История урегулирования

Один из источников спора – отсутствие соответствующих определений того, что на самом деле уступила Великобритания Испании. Утрехтский договор не содержит какую-либо карту или конкретное описание территорий владения Британской короны, так что Статья X является предметом различных интерпретаций с каждой стороны. Согласно статье Х Утрехтского договора, Великобритания владеет городом и замком Гибралтар вместе с портом, укреплениями и фортами.

Испания не признает британского суверенитета над Гибралтаром, так как они считают, что единственная часть, которая принадлежит Великобритании, это укрепленный периметр города , а остальные территории не принадлежат Великобритании . Таким образом, договор не распространяется на любую часть перешейка. Испания считает, что эта область была оккупирована Великобритании с 19 века (1815) , и так же, что “оккупация перешейка [Соединенным Королевством] является незаконной и противоречит принципам международного права”.

Британия из вежливости уведомила Испанию, что они намерены строить казармы на перешейке в 1815 году, во время эпидемии желтой лихорадки, и здания остались после этого. Аэропорт был построен в 1938 году, в то время как в Испании шла гражданская война.

Ссылаясь на текущую демаркацию, в испанской официальной терминологии всегда используется слово “заграждение” (“verja” на испанском языке ) вместо “граница” или “границы” , так как она не признает возможность наличия границы тем, где Испания считает территорию своей. Исторически , однако, это часто упоминается как “Frontier”, даже во время Франкотак писали в официальных документах.

Соединенное Королевство опирается на то, что она владеет территорией южной части перешейка де-факто, и на то, что имело место “непрерывное владение [ перешейком] в течение длительного периода”.

2 декабря 1987 года, в рамках совместной британо-испанской декларации об использовании аэропорта, а также в нескольких актах ЕС, Великобритании признала, что Испания оспаривает суверенитет перешейка, хотя они отвергают основу для этого спора.

Правительство Гибралтара отвергает аргумент Испании в полном объеме. Оно указывает, что по Утрехтскому договору управляет “городом и замком Гибралтара, вместе с портом, укреплениями и фортами”, а раз были такие “фортификации и форты” по линии нынешних границ (Башня Дьявола, Эль Молино), то это эта область была включена во владение.

Кроме того, по их мнению, обычной международной практикой в то время было то, что все территориальные уступки включены с учетом расширенной окружающей площадью, эквивалентной длине двух пушечных выстрелов. Задолго до того, как Севильский договор был заключен между Великобританией, Францией и Испанией в 1729 году, спор о том, насколько далеко от Гибралтара на север распространяется “несомненное право” Великобритании. В итоге было принято считать, что оно распространяется на расстояние двух пушечных выстрелов между британскими и испанскими фортификациями, и эта территория рассматривалась в качестве “нейтральной территории”.

На практике , земля не является в настоящее время неотъемлемой частью территории Гибралтара, с одной стороны , а с другой – на испанской стороне больше нет никаких признаков границы “нейтральной территории”, так как она осваивается и застраивается.

Карты показывают эволюцию британской оккупации на перешейке , а также расположение двух элементов, которые, в соответствии с решением гибралтарского правительства, входят в список фортов, переданных по Утрехтскому договору (Торре-дель-Дьябло , Башня Дьявола, и Молино).

На практике спорный участок начинается на границе/заграждении и «нейтральной земле» на севере, которая ныне включена в территорию города Ла-Линеа, а на юге является неотъемлемой частью Гибралтара.

ПРОБЛЕМА ГИБРАЛТАРА В БРИТАНО-ИСПАНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В КОНТЕКСТЕ БРЕКЗИТА Текст научной статьи по специальности «История и археология»

УДК 327

Наталья АНИКЕЕВА Наталия КАПИТОНОВА

ПРОБЛЕМА ГИБРАЛТАРА В БРИТАНО-ИСПАНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В КОНТЕКСТЕ БРЕКЗИТА

Статья поступила в редакцию 01.04.2020

Аннотация. В статье проанализирована проблема статуса Гибралтара в британо-испанских отношениях в контексте брекзита. Положения Утрехтского договора 1713 г. не позволяют Британии и Испании прийти к компромиссу и окончательно разрешить давний спор. Соединенное Королевство считает вопрос о статусе Гибралтара раздражителем британо-испанских отношений. Оспариваемая территория не стремится вернуться под юрисдикцию Испании, о чем свидетельствуют результаты референдумов 1967 г. и 2002 г. В ходе британо-испанских переговоров по вопросам регионального сотрудничества, которые состоялись в 2004 г., стороны объявили о создании Форума «Диалог по Гибралтару». В 2006 г. в рамках первой министерской встречи Форума было подписано Кордовское соглашение, в котором не упоминалась проблема суверенитета, а также другие связанные с ней спорные положения. Документ решал ряд конкретных вопросов, в частности свободу передвижения в соответствии с одним из основополагающих принципов ЕС. Испания восприняла выход Британии из ЕС как удобный случай решить затянувшийся спор с Лондоном. Испании удалось укрепить свои позиции по гибралтарскому вопросу, заручившись поддержкой Евроко-миссии и Евросовета. Решение Британии о брекзите поставило гибралтарцев в трудное положение: они не хотят покидать Евросоюз, но в то же время намерены сохранить принадлежность британской короне.

Ключевые слова: Испания, Великобритания, Европейский союз, Гибралтар, брекзит.

Проблема Гибралтара: история вопроса

Утрехтский договор 1713 г., положивший конец войне за испанское наследство, не дает Великобритании и Испании прийти к компромиссу и окончательно разре-

© Аникеева Наталья Евгеньевна — д.и.н., профессор кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО МИД России. Адрес: 1194554, Россия, Москва, проспект Вернадского, 76. E-mail: [email protected] © Капитонова Наталия Кирилловна — д.и.н., профессор кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО МИД России. Адрес: 1194554, Россия, Москва, проспект Вернадского, 76. E-mail: [email protected] DOI: http://dx.doi.org/10.15211/soveurope620206475

шить давний спор вокруг Гибралтара («Скала»). Он касается сухопутных границ, территориальных вод и воздушного пространства, переданных Испанией Британии в 1713 г. По мнению Мадрида, перешеек был оккупирован, поэтому нынешняя граница с Гибралтаром незаконна. Испания также не признает британскими владениями территориальные воды и воздушное пространство, о которых не сказано в Утрехтском договоре.

Гибралтар занимает важное стратегическое положение: заполучив в 1713 г. его, а также Минорку, Британия смогла контролировать вход в Средиземное море. Ее господство на морях, согласно определению первого лорда Адмиралтейства адмирала Фишера, высказанному накануне Первой мировой войны, зависело от обладания «пятью стратегическими ключами» — крупными базами в Дувре, Гибралтаре, Александрии, Сингапуре и на мысе Доброй Надежды, которые «запирают мир» [Reynolds, 2019: 28].

Особое стратегическое значение Скала приобретала в ходе двух мировых войн ХХ столетия: она была важным пунктом на пути союзных конвоев из США в Африку и на Ближний Восток, здесь располагался штаб Североатлантического командования, на испанской территории был построен аэродром, получали дозаправку союзные военные корабли, с которых осуществлялась в ноябре 1942 г. высадка в Северной Африке. Это стало возможным благодаря удержанию Испании в положении нейтралитета в двух войнах, хотя риск захвата ею Скалы, особенно в тяжелом для Британии 1940 г., всегда был высоким. Черчилль чутко реагировал на угрозу Гибралтару, делая все, чтобы не спровоцировать отказ Испании от нейтралитета, предлагая каудильо Франко экономические и другие выгоды, но не связывая себя обязательствами отказаться от Скалы после войны [Gilbert, 1983: 816].

Гибралтар был важным пунктом при проведении военных операций Соединенного Королевства в послевоенный период, в частности, в 1951 г. против Ирана, в 1956 г. — против Египта. Он имеет важное значение не только для Великобритании, помогая ей поддерживать сокращающееся геополитическое влияние в мире, но и для США, активно использующих его глубоководный порт, а также безопасную гавань для своих кораблей. Порт Гибралтара — самый доступный для американских атомных подлодок в Средиземном море: заход в него не требует заблаговременного предупреждения и исполнения множества бюрократических формальностей, необходимых при заходе в порты других стран-членов НАТО. Если бы Скалой владела Испания, а также в случае установления над ней совместного британо-испанского суверенитета, США утратили бы это преимущество. Гибралтар особенно важен для Вашингтона в последние десятилетия, помимо прочего и для сбора развединфор-мации в связи с войнами на Ближнем Востоке — операциями «Буря в пустыне», «Щит пустыни», «Свобода Ирака» и другими, а также угрозой со стороны ИГИЛ1 и возросшей активностью России в этом регионе.

Переговорный процесс между Лондоном и Мадридом на современном этапе был инициирован ООН в 1966 г., но не дал результатов. На состоявшемся 10 сентября 1967 г. референдуме подавляющее большинство гибралтарцев проголосовало против перехода под испанский суверенитет (99,6% при явке 96%). В свою очередь,

1 ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная в РФ.

Великобритания, ссылаясь на волеизъявление населения Гибралтара, отказалась признать резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1968 г, призывающую ее передать эту территорию Испании в начале 1969 г. В ответ испанское правительство объявило в июне 1969 г. о полной экономической блокаде британских владений на своей южной окраине, прекратило телеграфную, телефонную связь и морские перевозки, а также запретило испанским гражданам работать в Гибралтаре. Ситуация смягчилась только после смерти Франко в 1975 г.

Последняя резолюция Генеральной Ассамблеи ООН относительно Гибралтара была принята в 1974 г. С тех пор каждый год принимаются единогласные решения, которые требуют от обеих конфликтующих сторон проводить переговоры для полного урегулирования спора вокруг Скалы.

Соединенное Королевство считает проблему Гибралтарa постоянным раздражителем британо-испанских отношений. При этом в отличие от лидера тори М. Тэтчер, жестко отстаивавшей британские интересы на переговорах с Ф. Гонсалесом после победы в Фолклендской войне, лейбористы во главе с Т. Блэром, окрыленные успехом в урегулировании многовекового североирландского конфликта, попытались решить не менее сложную гибралтарскую проблему путем компромисса. Они воспользовались дружескими отношениями, установившимися между британским премьер-министром и его испанским коллегой Х.-М. Аснаром, что позволило отодвинуть трудные вопросы на второй план. В 2001 г. было объявлено о планах заключить между Мадридом и Лондоном соглашение о будущем Гибралтара, включая его суверенитет. Идя навстречу Испании в этом вопросе, Блэр надеялся на поддержку Мадридом британо-американского плана вторжения в Ирак.

Возможно, эта попытка и была бы успешной, если бы не вмешались сами ги-бралтарцы. Они не пожелали стать разменной картой в британо-испанских отношениях и упредили введение сторонами совместного суверенитета в Гибралтаре, проведя в ноябре 2002 г. референдум по этому вопросу. Он дал предсказуемый, но в то же время ошеломляющий результат: против совместного суверенитета вновь проголосовало более 99% гибралтарцев при явте 88%. Референдум вызвал недовольство Испании, отвергнувшей его итоги как не имеющие юридической силы.

После нового раунда британо-испанских переговоров по вопросам регионального сотрудничества, состоявшихся в октябре 2004 г., стороны объявили о создании Форума «Диалог по Гибралтару» с «открытой повесткой дня», в рамках которого Скала получала собственный голос. Соглашения и решения Форума требовалось согласовывать с каждой стороной, включая Гибралтар; один раз в год должны были проводиться встречи на уровне министров [Аникеева, 2016: 179].

Потерпев неудачу, Блэр занялся нормализацией сообщения между Гибралтаром и Испанией, в частности, улучшением ситуации на границе, которую, по данным Бюро статистики Гибралтара за декабрь 2016 г., ежедневно пересекало свыше 14 тыс. человек (более половины из них — испанцы), а в конце 2019 г. — в два раза больше [Embers of Empire… 2019: 82; Spain and Britain… 2019]. 18 сентября 2006 г. в рамках первой министерской встречи Форума было подписано Кордовское соглашение, решающее конкретно проблему свободы передвижения между двумя соседями в соответствии с одним из основополагающих принципов ЕС, а также такие вопросы, как совместное использование аэропорта, выплаты пенсий работающим в Ги-

бралтаре испанцам, улучшение телекоммуникаций. В Гибралтаре состоялось открытие Института Сервантеса.

Несмотря на значительные достижения в урегулировании сложной ситуации, смена правительства в Испании привела к тому, что вопрос о суверенитете так и не был снят с двусторонней повестки. Правительство Народной партии заигрывало с националистами, что привело к снижению престижа Мадрида в глазах гибралтар-цев и ухудшило британо-испанские отношения.

Современный этап

Удивляться результату референдумов в «гордом и демократическом британском» Гибралтаре, как пафосно выразился бывший премьер-министр Д. Кэмерон [Cameron, 2019: 674], не следует. Испания сама много сделала для повышения патриотизма гибралтарцев: и установлением в 1969 г. шестнадцатилетней блокады Скалы, и событиями 2013 г., когда Мадрид ограничил движение на испано-гибралтарской границе. Впоследствии, несмотря на соглашение 2006 г., испанская сторона часто прибегала к неоправданным действиям, поступая нерационально и фактически в ущерб себе. Благодаря занятости испанцев в Гибралтаре экономика одной из самых бедных испанских провинций — Кадиса, с 40% безработицей среди молодежи, — получает в казну более 500 млн евро ежегодно. В 2013 г. от взаимодействия с Гибралтаром зависело 18,5% ВВП испанского региона Кампо.

Сюда же можно отнести периодические выпады со стороны Испании, характеризующие Гибралтар как британскую колонию, которая подлежит деколонизации: территория, несмотря на протесты Лондона, включена наряду с шестнадцатью другими в список Специального комитета ООН по деколонизации. Лондон настаивает на том, что после принятия в 1981 г. закона о британском гражданстве Гибралтар считается «британской зависимой», а с 2002 г. «британской заморской территорией» и не обладает присущими колониям особенностями, такими как притеснения или переселение местного населения и пр. Гибралтар имеет свою конституцию, парламент и правительство, и лишь за внешнюю политику, оборону, безопасность и судебную власть отвечает Британия. Скала принадлежит Лондону уже более 300 лет, в то время как Испания владела ею лишь 250 лет.

Одним из недавних демаршей такого рода была попытка Мадрида включить определение Гибралтара как колонии в законодательство ЕС о безвизовых поездках после брекзита. По мнению Британии, претензии Мадрида в отношении Скалы в случае деколонизации, как того требует ООН, выглядят проявлением неоимпериализма. Испания также считает анахронизмом сохраняющуюся в Гибралтаре колониальную ситуацию — отмывание денег, уход от налогов, контрабанду табака.

Следует признать, что это не мешает интенсивному обмену туристами между двумя странами. Испания стала одним из наиболее популярных туристических направлений для подданных Соединенного Королевства — в 2017 г. в ней побывало более восемнадцати миллионов британских туристов. Значительная часть из тех, кто направляется на юг Испании, обслуживается аэропортом Гибралтара, среднесуточная интенсивность движения воздушных судов в котором является самой высокой в мире. При этом прямых рейсов из Гибралтара в аэропорты Евросоюза нет, и самолеты вынуждены летать туда через третьи страны. Более полумиллиона под-

данных Соединенного Королевства временно или постоянно проживает в Испании. Великобритания стала вторым крупнейшим зарубежным инвестором в испанскую экономику. В свою очередь, более трехсот испанских компаний инвестируют в британскую экономику [Gibraltar, United Kingdom and Spain…, 2020].

После прихода к власти в Испании М. Рахоя в ноябре 2011 г. британо-испанские отношения развивались в позитивном ключе. Один из своих первых визитов за рубеж Рахой совершил в Лондон в феврале 2012 г.; британский премьер Д. Кэмерон посетил Мадрид в апреле 2013 г. Однако вскоре отношения вновь обострились из-за конфликта в территориальных водах Гибралтара.

Проблема Гибралтара и брекзит

Наряду с Великобританией Гибралтар имел в ЕС целый ряд исключений из общих правил — он не участвовал в Общей сельскохозяйственной и рыболовной политике, Таможенном союзе и Европейских правилах свободного передвижения товаров. Не являясь субъектом международного права, Гибралтар не может самостоятельно подписывать соглашения с Европейским союзом.

Брекзит был воспринят Мадридом как удобный случай решить, наконец, затянувшийся исторический спор с Лондоном. Министр иностранных дел Испании Х.-М. Гарсия-Маргальо предупредил, что голосование в пользу брекзита неминуемо приведет к тому, что испанская сторона поднимет вопрос о Гибралтаре, в том числе о более строгом контроле на границе. Гибралтарцы понимали, что выход из ЕС серьезно ударит по основным сферам экономики: финансовым и страховым услугам, игорному бизнесу и туризму, а также сократит ежедневный приток рабочей силы из Испании. К тому же Брюссель перестанет выступать в роли посредника в испано-гибралтарских спорах, в том числе пограничных, как это было в 2013 г. Неудивительно, что голосование в Гибралтаре против брекзита дало такой результат: около 96% при явке 84% (Скала впервые участвовала в британском референдуме). Тем не менее Британия в целом проголосовала за выход из Евросоюза. Это поставило ги-бралтарцев в трудное положение: они не хотят покидать Европу, но в то же время намерены сохранить принадлежность британской короне.

К тому же были опасения, отчасти оправдавшиеся, что в пылу полемики вокруг «развода» с Евросоюзом их интересами могут пожертвовать или просто о них забыть. Словно предвидя такую ситуацию и в напоминание правительству, Комитет по делам ЕС Палаты лордов британского парламента обнародовал доклад «Брекзит: Гибралтар», подготовленный по итогам состоявшихся 21 марта 2017 г. дебатов, на которых присутствовал главный министр Гибралтара Ф. Пикардо. Их участники отметили потенциальные экономические последствия (в том числе для туризма, воздушного сообщения, работы портовых служб, финансового сектора) для Гибралтара и прилегающей к нему испанской территории вследствие брекзита, проблему будущего экономических проектов после прекращения финансирования из ЕС, а со временем и из Лондона, а также жизненную заинтересованность сторон в открытой испано-гибралтарской границе. Было также объявлено, что обеспечение интересов Гибралтара и его жителей является моральным долгом Британии. В документе содержался призыв к британскому правительству быть готовым отвергнуть любые притязания Испании на суверенитет, а также определять будущее Гибралтара на перегово-

рах не с ней (за исключением отдельных аспектов соглашения), а с Евросоюзом [Brexit: Gibraltar — European., 2016].

Как выяснилось впоследствии, сам подход к переговорам между Брюсселем и Лондоном был у сторон различным: в официальном письме о запуске Статьи 50 (о брекзите) от 29 марта 2017 г. Гибралтар не упоминался, несмотря на настоятельные просьбы, переходящие в требования, со стороны Пикардо. Позиция Форин-офис была попросту проигнорирована Департаментом по брекзиту. Таким образом, оставалось неясно, получит ли Гибралтар в будущем какие-либо выгоды от торгового соглашения между ЕС и Британией.

В свою очередь, благодаря настойчивому лоббированию Испании, разработанные Брюсселем правила ведения переговоров о «разводе» содержали положение о невозможности распространения на территорию Гибралтара будущего торгового соглашения без предварительного согласия между Испанией и Великобританией. Другими словами, Мадрид настаивал на отдельном рассмотрении проблем Гибралтара, а не в общем пакете с торговыми и другими вопросами. Таким образом, у Испании, которая и без того имела возможность ставить палки в колеса оппоненту на переговорах о «разводе», появилось право вето еще и в связи с Гибралтаром. Испанские СМИ расценили это как двойную победу премьера М. Рахоя, полагавшего, что брекзит позволит Испании утвердить свои права на Гибралтар.

Эта «игра в покер» вызвала возмущение со стороны Пикардо: в своем интервью британскому телевидению он не скрывал недовольства действиями Лондона, а в телефонном разговоре с Т. Мэй отчитал ее за отсутствие консультаций и какого-либо интереса к позиции собственно Гибралтара. Конфликт был улажен лишь после заверений со стороны главы Форин-офис Б. Джонсона, а также заявления Даунинг-стрит о том, что правительство никогда не заключит договоренности по Гибралтару против воли его жителей.

В дополнение к этому дипломатическому инциденту бывший лидер тори М. Ховард еще более усложнил ситуацию, предположив в интервью «Скай ньюс», что Британия готова воевать за Гибралтар подобно тому, как она воевала в 1982 г. за Фолкленды. Его заявление было поддержано военными, в частности известным адмиралом в отставке К. Перри, подчеркнувшим, что британские ВМС, втрое превосходящие испанские, вполне могут «подпалить бороду испанскому королю»1. Страсти улеглись лишь после заявления Т. Мэй о том, что Великобритания предпочитает не воевать, а вести переговоры, чем и занимается в Брюсселе. Позже она вновь повторила, что переговоров о суверенитете Гибралтара без согласия его жителей не будет.

Впоследствии на Уайтхолле оправдывали допущенную в отношении Гибралтара небрежность нежеланием заранее упоминать его и другие спорные вопросы, чтобы не дать возможности ЕС разработать по ним особую переговорную позицию: «Если бы мы включали все, то европейцы начали бы всему противодействовать» [Shipman, 2018: 135]. Этот же аргумент — угрозу возврата Мадрида к рассмотрению гибралтарского вопроса в ходе пересмотра соглашения о «разводе» —

1 Гибралтар и брекзит. URL: www.tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5825973 (дата обращения: 2.12.2019).

использовали сторонники Мэй против упрямых евроскептиков, отвергавших подписанное ею соглашение с Брюсселем.

Предоставление Испании права вето по любому решению, затрагивающему будущие отношения ЕС с Гибралтаром, а также, по сути, и по Соглашению о выходе Британии из Евросоюза (в то время как ст. 50 Лиссабонского договора требует только квалифицированного большинства стран-членов), было расценено Лондоном как отход от Кордовского соглашения. Нынешняя позиция ЕС означает, что проблемы Гибралтара должны решаться на двусторонней основе — между Британией и Испанией. Сравнение двух спорных пограничных вопросов — Северная Ирландия/Ирландская Республика и Гибралтар/Испания — свидетельствует о двойных стандартах ЕС: требуя свободы передвижения через межирландскую границу (и соблюдения Соглашения Страстной пятницы 1998 г., хотя там не шла речь о свободном пересечении границы), он одновременно допускает введение ограничений со стороны Мадрида на границе с Гибралтаром, перечеркивая таким образом Кордовское соглашение.

К угрозе применения вето Испания прибегла накануне ноябрьского 2018 г. саммита ЕС, которым завершались долгие переговоры Лондона и Брюсселя. Они сопровождались с британской стороны нескончаемой министерской чехардой, а также спорами внутри команды переговорщиков о варианте решения вопроса межирландской границы, которые чуть не сорвали подписание Соглашения о выходе Британии из ЕС. Его финальный текст, включая протокол по Гибралтару и статью 184, признающую британский суверенитет над Скалой, из-за демарша Мадрида не был готов до последней минуты. В итоге ЕС вынужден был уступить требованию нового испанского премьер-министра, лидера социалистов П. Санчеса, поддержанного оппозиционными партиями — Народной и «Граждане — Партия гражданства». Британская сторона, в свою очередь, согласилась с тем, что вопрос о Гибралтарe не войдет в торговое соглашение с Евросоюзом, а подлежит отдельному урегулированию. По итогам саммита проект договора об условиях выхода Великобритании из ЕС был одобрен, в том числе и упомянутая статья 184.

Санчес расценил достигнутое с Лондоном согласие по спорному вопросу как начало двусторонних переговоров по «совместному суверенитету» над Гибралтаром, особо отметив укрепление испанской позиции благодаря поддержке Евроко-миссии и Евросовета [History and Legal Aspects ., 2020].

28-29 ноября 2018 г. Испания и Великобритания подписали четыре меморандума, которые вступили в силу 1 февраля 2020 г. (с даты официального выхода Соединенного Королевства из ЕС) и действовали до окончания переходного периода (31 декабря 2020 г.). Самый важный из них — о правах граждан — гарантирует сохранение прав граждан Гибралтара и Испании и их защиту в соответствии с законодательством ЕС. За их соблюдением в Гибралтаре и приграничном испанском регионе Кампо-де-Гибралтар будет следить Объединенный координационный комитет в составе шести представителей гибралтарского правительства, одного представителя Лондона, четверых — Мадрида, двух — из правительства автономного сообщества Андалусия и одного — из местной администрации региона. 26-27 февраля 2020 г. в г. Альхесирас состоялось первое заседание комитета (позже его работа была приостановлена в связи с пандемией коронавируса).

Согласно меморандуму о взаимопонимании по регулированию цен на табак, правительство Гибралтара взяло на себя обязательство постепенно сократить разницу в цене с Испанией до 32%, на момент подписания меморандума она варьировалась от 25 до 48%. Стороны обязались сотрудничать в борьбе с контрабандой табака, организованной преступностью, в вопросах окружающей среды, взаимодействия полицейских и пограничных служб. B январe 2020 г. было объявлено об успешной совместной операции против преступной группировки, занимавшейся незаконной перевозкой мигрантов из Марокко в Испанию через территорию Гибралтара.

Уже после подписания меморандумов, в условиях непреодолимых трудностей, связанных с ратификацией соглашения о «разводе» (патовой ситуации из-за противостояния британского правительства и парламента), Ф. Пикардо предлагал Т. Мэй отозвать ст. 50 Лиссабонского договора. При Б. Джонсоне обстановка вокруг предстоящего брекзита еще более обострилась, а отсутствие ясности относительно будущего территории заставило гибралтарцев поддержать действующую власть: на состоявшихся в октябре 2019 г. выборах в Гибралтаре вновь победили либералы во главе с Пикардо, набрав 52,5% [Gibraltar Election: What will…, 2020].

Угроза обвального брекзита, которая была снята лишь в конце 2019 г. после внушительной победы консерваторов на внеочередных парламентских выборах, особенно остро воспринималась Гибралтаром, экономика которого получила бы ощутимый удар. Это признавалось в подготовленном британским правительством «Yellow Hammer Document»1, детали которого просочились в СМИ. В документе подчеркивались негативные последствия брекзита без сделки, в том числе введение пограничного контроля между Гибралтаром и Испанией, нехватка продуктов, лекарств и проблема с утилизацией мусора (он вывозится на переработку в Испанию). Вместе с тем были и оптимистичные заявления со стороны гибралтарских властей о собственном производстве воды и электричества, а также готовности жителей к блокаде, которую они уже переживали в прошлом [Gibraltar Looks., 2020].

Особый статус Гибралтара отражен в Протоколе к соглашению о выходе Великобритании из ЕС [Brexit negotiations: Gibraltar Memoranda of Understanding. Policy Paper, 2019]. Однако в отличие от аналогичного протокола по Северной Ирландии, детально фиксирующего действующие после брекзита законы и положения, он написан в общих словах, лишь подчеркивая преимущества свободного передвижения людей и товаров через границу, сотрудничества в вопросах охраны окружающей среды, взаимодействия полицейской и налоговой служб, а также создание совместных координационных комитетов для обсуждения ключевых вопросов будущего Гибралтара. К тому же протокол по Северной Ирландии начинает действовать после окончания переходного периода, в то время как по Гибралтару, напротив, рассчитан на период до его окончания, что делает будущее взаимоотношений территории с Испанией по-прежнему неопределенным.

Таким образом, признав де-юре британский суверенитет над Скалой, Испания де-факто поставила точку в давнем территориальном споре. Теперь pечь может ид-

1 «Yellow Hammer» — название правительственной программы подготовки страны к обвальному выходу из Евросоюза.

ти лишь о совместном управлении зоной, аннексированной Британией в ходе войны за испанское наследство [Прохоренко, 2018: 255].

Заключение

Статус Гибралтара остается проблемным вопросом отношений двух королевств, а его жители не стремятся вернуться под юрисдикцию Испании. [Cuadrado, 2016: 46]. Ценность Гибралтара для Британии превосходит ценность Фолклендских островов, захват которых Аргентиной привел сорок лет назад к полномасштабной войне. Лондон не готов отказаться от военной базы в Гибралтаре, имеющей важное стратегическое значение. Британская сторона уже озвучила предостережение Мадриду не пытаться решить этот давний исторический спор силовым путем. Соединенное Королевство также не может игнорировать мнение жителей территории.

Проблема Гибралтара осложнилась в связи с брекзитом, так как экономически он слишком тесно связан с ЕС. Вместе с тем возращение суверенитета над Скалой (а точнее — над прилегающими территориями) является одним из главных внешнеполитических приоритетов Испании. В Лондоне полагают, что, получив в виде брекзита исторический шанс, Мадрид будет добиваться установления вначале временного совместного суверенитета, а потом и собственного полного. На данном этапе Испании удалось укрепить свои позиции по гибралтарскому вопросу, заручившись поддержкой Евросоюза.

Как и ожидалось, проблема Гибралтара обострилась в конце декабря 2020 г. в связи с завершением переходного периода и окончательным (с 1 января 2021 г.) выходом Британии из ЕС. Призрак обвального брекзита, генеральной репетицией которого стал связанный с закрытием англо-французской границы хаос в Британии, напугал как власти Гибралтара, так и другие заинтересованные стороны. Правительство Скалы тоже закрыло сообщение с Лондоном, чтобы не допустить проникновения нового штамма коронавируса. В последний момент перед Рождеством Британии и ЕС удалось заключить торговое соглашение, которое, однако, не распространялось на Гибралтар, так как его судьба решалась заинтересованными сторонами (без представителей Брюсселя) отдельно. Это решение, достигнутое 24 декабря, состояло в следующем: сохранить в отношении свободы передвижения людей и перемещения товаров статус-кво, распространив на Гибралтар Шенгенское соглашение, следить за исполнением которого в его морской и воздушной гавани станет испанская сторона совместно с Frontex. Новое соглашение между Британией и ЕС по Гибралтару должно быть разработано в течение полугода.

Учитывая уязвимое положение Гибралтара в связи с выходом Великобритании из Евросоюза, желание его жителей сохранить национальную принадлежность, но при этом оставаться в ЕС, аналитики предлагают следующие варианты будущего:

— Временный совместный суверенитет, который подразумевает статус автономии для Гибралтара, сохранение британского гражданства, членства территории в Евросоюзе, ответственность Мадрида за внешние сношения после брекзита. Этот вариант предлагался Испанией в 1985, 1998 и 2016 гг. Однако в 2002 г. он был отвергнут на референдуме в Гибралтаре. В январе 2020 г. Пикардо высказался за при-

соединение полуанклава к Шенгенской зоне и гибкую границу с ЕС по аналогии с Лихтенштейном1.

— Аналитики Королевского института Элькано предложили дать Гибралтару статус «Город британской и испанской корон, связанный с ЕС» по типу двух его анклавов на территории Швейцарии или Андорры (совместные монархи, являющиеся главами государства), или в британском варианте — островов Мэн, Джерси и Гернси (автономные, но не независимые территории, формально принадлежащие Великобритании, но связанные с ней как зависимые территории короны, за чьи иностранные дела отвечает Британия) [Molina I., 2014]. При таком варианте Гибралтар остался бы частью ЕС, сохранив при этом связь с британской короной, собственное правительство, добавив к британскому подданству гражданство Европейского союза. Великобритания сохранила бы свою военную базу, хотя внешняя политика, безопасность и иммиграционный вопрос регулировались бы совместно с Испанией. Этот вариант позволил бы совместить участие в ЕС с намерением сохранить принадлежность Британии, если бы не отказ Гибралтара от совместного суверенитета. К тому же он не устраивает и Соединенные Штаты, активно использующие важное стратегическое значение Скалы в своих военных целях. С точки зрения Вашингтона, Мадрид и так поддерживает слишком тесные отношения с Россией, чьи корабли нередко заходят в соседний испанский порт Сеута для дозаправки.

— Разные виды ассоциации, например, сохранение за Гибралтаром особого статуса по типу ассоциации с государством-членом ЕС (Испанией) [Gibraltar, UK and Spain: how Brexit could be an opportunity, 2020] или свободная ассоциация с каким-либо государством — в данном случае Британией — подобно тому, как острова Кука ассоциированы с Новой Зеландией или Пуэрто-Рико — с США. Этот статус признается ООН, но он, как правило, является переходным на пути завоевания полного суверенитета (например, острова Кука) или же интеграции в государство, с которым ассоциировано.

— Интеграция Гибралтара в состав Соединенного Королевства. В пользу этого варианта с 1965 г. выступают гибралтарские лоббистские группы, например, «За интеграцию». Недостатком данного варианта является утрата Гибралтаром особого налогового режима; пострадают также сектор финансовых услуг и достигнутый территорией уровень самоуправления. Этот вариант в настоящее время не считается привлекательным, если только Британия не превратится в федеративное государство (в таком случае Гибралтар мог бы пользоваться статусом, аналогичным Квебеку).

— Интеграция Гибралтара в состав Испании путем создания нового автономного сообщества (наряду с уже имеющимися семнадцатью испанскими), вхождения в состав Андалусии или другими способами. Гибралтар мог бы сохранить особый статус по типу Гонконга. Однако этот привлекательный для Мадрида вариант, учитывая мнение самих гибралтарцев, представляется нереализуемым.

1 Гибралтар может присоединиться к Шенгену после Brexit. URL: https://ria.ru/20200118/1563582250.html (дата обращения: 03.06.2020)

— Расширение самоуправления Гибралтара (по аналогии с Гренландией: обе -зависимые территории государств-членов ЕС, имеют немногочисленное население, обе стали частью Евросоюза в 1973 г.) Этот вариант известен как «противоположный Гренландии» — Гибралтар хотел бы остаться в ЕС, а Гренландия провела в 1982 г. референдум и в течение трех лет вышла из Союза.

— Превращение Гибралтара в суверенное государство, тем более что он имеет собственную конституцию (с 2006 г.) и стабильно действующее правительство. Однако этот вариант осложняется в связи с противоречием между двумя важными принципами международного права — правом наций на самоопределение и правом территориальной целостности суверенных государств. Без международного признания нового государства (что маловероятно) будет невозможно его вступление в ЕС [Bosque, 2018].

Список литературы

Аникеева Н.Е. (2016) Внешняя политика Испании в конце ХХ — начале XXI века. МГИМО-Университет, Москва. C. 269-270.

Прохоренко И.Л. (2018) Испания: первые итоги работы нового правительства. Год планеты: ежегодник. ИМЭМО РАН, Москва. Вып. 2018 г. 255 с.

References

Anikeeva N.E. (2016) Vneshnaya política Ispanii v konze XX — nachale XXI veka [Foreign policy of Spain]. MGIMO-University, Moscow, рр. 269-270.

Bosque M.M. (2018) Ten Different Formulas for Gibraltar Post-Brexit. DCU. Brexit Institute. Working paper № 6.

Brexit: Gibraltar — European Union Committee&. [Электронный ресурс]. URL: https://publications.parliament.uk/pa/ld201617/ldselect/deucom/116/11609.htm Accessed: 2.03.2020).

Brexit negotiations: Gibraltar Memoranda of Understanding. Policy Paper. URL:www.gov.uk (accessed: 2.12.2019).

Cameron. D. (2019) For the Record. London, 674 P.

Comparecencia del señor ministro de Asuntos Exteriores y de Cooperación, Dastis Quecedo, para informar sobre las líneas generales de la política de su departamento. Diario de Sesiones del Congreso de los Diputados. Comisiones. Sesión no 8. 21.12.2016. p. 3. URL: http:// www. congreso.es/public_oficiales/L 12/CONG/DS/CO/DSCD- 12-CO-84.PDF (accessed: 15.10.2018).

Cuadrado M.M. (Ed.). (2016) La Union Europea. De la crisis a la Union federal. Madrid: Escolar y Mayo editors S.L, 380 P.

Embers of Empire in Brexit Britain. (2019) Ed. by St. Ward, A. Rasch. London, 82 P.

Ferguson N. (2002) Empire. The Rise and Demise of the British World Order and Lessons for Global Power. London, 32 P.

García-Margallo J. (2015) Todos los cielos conducen a España. Cartas desde un avión. Planeta, Barcelona, 799 P.

Gibraltar Election: What will happen to Gibraltar after Brexit? URL: https://www.express.co.uk/news/world/1192470/gibraltar-election-results-what-will-happen-to-gibraltar-after-brexit/ (accessed: 2.02.2020).

Gibraltar looks into… URL: https://www.theneweuropean.co.uk/top-stories/gibraltar-airlifting-food-plans-in-a-no-deal-brexit-1-6261569 (accessed: 2.03.2020).

Gibraltar, UK and Spain: how Brexit could be an opportunity. URL:https://ukandeu.ac.uk/gibraltar-uk-and-spain-how-brexit-could-be-an-opportunity (accessed: 1.02.2020).

Gilbert M. (1983) Finest Hour. Winston S. Churchill, 1939-1941. London, 816 P.

Mackintyre B. (2014) A Spy Among Friends. Philby and the Great Betrayal. London, 194 P.

Molina I. (coord). Hacia una renovacion estrategica de la politica exterior espanola. (2014) /Informe 15/febrero. Real Instituto Elcano-Madrid-Espana, pp. 14-17. URL: http//www-relinstitutoelcano.org (accessed: 1.09.2018).

Prokhorenko I.L. (2018) Ispania: pervye itogi raboty novogo pravitelstva. God planeti: ezhegodnik. IMEMO RAN, Moscow. 255 P.

Reynolds D. (2019) Islands Stories. Britain and its History in the Age of Brexit. William Collins, London.

Spain and Britain set date to negotiate on post-Brexit Gibraltar. (2019) URL: https://elpais.com/elpais/2019/12/23/inenglish/1577091337_796760.html (accessed: 23.12.2019).

Straw J. (2012). Last Man Standing. Memoirs of a Political Survivor. London. 325 P.

Thatcher M. (1993) The Downing Street Years. London. 746 P.

The economic effects of brexit in the Campo de Gibraltar. Elcano Royal Institute Gibraltar, United Kingdom and Spain: how Brexit could be an opportunity. (2020) URL:https://ukandeu.ac.uk/gibraltar-uk-and-spain-how-brexit-could-be-an-opportunity (accessed: 23.02.2020).

The Problem of Gibraltar in British-Spanish Relations in the Context of Brexit

Received 01.04.2020

Authors: Anikeeva N., Professor, Doctor of Sciences (History), Department of European and American Studies, MGIMO-University. Address: 76 Vernadsky Ave., Moscow, Russia, 119454. E-mail: [email protected]

Kapitonova N., Professor, Doctor of Sciences (History), Department of European and American Studies, MGIMO-University. Address: 76 Vernadsky Ave., Moscow, Russia, 119454. E-mail: [email protected]

Abstract. The article deals with the problem of Gibraltar in British-Spanish relations in light of Brexit. The provisions of the Treaty of Utrecht in 1713 do not allow the UK and Spain to reach a compromise and move forward in resolving the dispute over Gibraltar. From Britain’s perspective, the Gibraltar issue appears to be a permanent and irritating element in relations with Spain. Gibraltar does not seek to return to the jurisdiction of Spain, as indicated by the results of referendums held in Gibraltar in 1967 and 2002. During the negotiations on regional cooperation in 2004, the parties announced the creation of the Forum «Dialogue on Gibraltar». In 2006, within the framework of the first ministerial meeting of the Forum, the Cordoba agreement was signed, which does not mention the problem of sovereignty, as well as other controversial issues of the Gibraltar problem, but specifically settles inter alia the problem of freedom of movement according to one of the fundamental principles of the EU. Spain considered Brexit as an opportunity to resolve a long-running historic dispute with London. According to Madrid, all parties lose from Brexit. At the same time, Spain managed to strengthen its position on the Gibraltar issue, having enlisted the support of the European Commission and the European Council. The UK as a whole voted to leave the European Union. This puts the Gibraltar in a difficult position: they do not want to leave the EU, but at the same time intend to keep belonging to the British crown.

Keywords: Spain, Great Britain, European Union, Gibraltar, Brexit.

DOI: http://dx.doi.org/10.15211/soveurope620206475

Гибралтар Гибралтар

 

Гибралтар —  заморская территория Великобритании, спорная с Испанией.

Гибралтар располагается на юге Пиренейского полуострова (сюда входит Гибралтарская скала и песчаный перешеек).  Гибралтар занимает 6,5 кв. км. В государстве располагается военная база НАТО.

 

Язык.

Английский — официальный, разговорный — янито (смесь английского с испанским). Также в ходу испанский, португальский, итальянский.

 

Время.

Разница во времени между: Гибралтаром и Москвой равняется двум часам.

 

Население.

33140 человек (2014 год).

Этнический состав: евреи, испанцы, португальцы, итальянцы, мальтийцы, англичане. 

 

Религия.

Последователи католицизма — 70 % жителей, приверженцев ислама — около 10 %, англикан — 8 %, иудеев — 1 %.

 

Климат.

Средиземноморский: зимы мягкие и дождливые (средняя температура воздуха от +12 С до + 14 С), в летние месяцы очень жаркая и сухая погода  (средняя температура воздуха от +22 С  до + 24 С). 

 

Валюта.

Гибралтарский фунт.

 

Визовый режим.

Россияне могут попасть в Гибралтар с визой, оформленной в консульстве или посольстве Великобритании.

 

Национальную визу в Гибралтар можно не оформлять, а попасть в эту страну с британскими многократными визами и многократными шенгенскими визами категории С.

 

Таможенные правила.

Провозить и увозить местную и иностранную валюту можно неограниченно. 

Запрещается ввозить и вывозить предметы, которые представляют историческую ценность, наркотические вещества, холодное оружие, боеприпасы, порнографические материалы, растения, птиц, цветы.

Без пошлины можно ввезти: до 200 сигарет (или 100 сигарилл, 50 сигар). Столового вина — до 2 л., до 60 мл духов.

Домашних животных можно провозить лишь из Ирландии, Великобритании и острова Мэн. Животное должно быть не младше 4 месяцев, с обязательными ветеринарными свидетельствами, например, прививкой от бешенства. У каждой гостиницы могут быть свои правила проживания животных в номерах.

 

Курорты.

Главная достопримечательность и символ Гибралтара — мыс Европа, огромная известняковая скала, один из двух Геркулесовых столбов, с нее открывается вид на Африканский континент.

«Аппер-рок», природный парк и исторический музей, который занимает большую часть острова. Наверх можно подняться пешком или прокатиться на канатной дороге, за вход нужно будет заплатить.

В заповеднике обитают обезьяны — магрибские макаки (маготы), они считаются единственными в Европе. Существует легенда, что Гибралтар останется британским, пока там будут жить эти животные, есть популярный девиз «Мы будем защищать обезьян до последнего англичанина».

Животных охраняет военно-морской флот Британии, кормить их запрещено, за это могут взять штраф.  

В природном парке в период сезонных миграций останавливаются перелетные птицы, за ними можно понаблюдать из обсерватории орнитологов Jew’s Gate.

Туристы-экстремалы могут зайти в тоннели, вырубленные в скале, увидеть древние амбразуры. Говорят, что у британских военных есть свои проходы, которыми они сейчас активно пользуются.

В скале есть пещера Святого Михаила (на глубине 62 метров), в ней были найдены останки древнего человека, наскальные рисунки, которым более 10-20 тысяч лет и древние сталагмиты и сталактиты. Внутри скалы проходят концерты в уникальном подземном зале. По мнению древних греков, скала была вратами в ад, входом в потусторонний мир. 

Мавританский замок (ХIII век) — еще одна интересная достопримечательность Гибралтара, он считается первой мавританской постройкой на территории Европы (его изображение находится на оборотной стороне банкноты Гибралтара в пять фунтов).

 

Кухня.

Гастрономические традиции Гибралтара —  это смешение британской кухни с гастрономией средиземноморских государств.

В городе можно перекусить в индийском ресторане, на обед зайти в паб выпить пива, вечер провести в заведении с итальянской, испанской кухней или гастрономией Франции.

 

Традиции.

Гибралтарский пролив — это древнейший судоходный путь между Африкой и Европой.  Гибралтар всегда имел особое значение для разных цивилизаций благодаря выгодному географическому положению, полуостров по очереди захватывали испанцы, британцы, мавры. По этой причине в архитектуре города и в нраве местных жителей будет смешение этих культурных традиций.

Поведение туристов должно быть аналогичным манерам путешественников в других частях Европы. 

Традиционные праздники Гибралтара: международный музыкальный фестиваль всех направлений, который проводится в конце сентября; 

10 сентября отмечается День Нации, который проводится в честь референдума 1967 года. В этот день на улицах города проходят народные гуляния и концерты, особые мероприятия для детей.

Что такое гибралтарский спор? — Образовательный блог National Geographic

ПОЛИТИКА

Почему напряженность возросла из-за Гибралтара и почему это важно? (BBC)

Настройте здесь свою карту спорной территории.

Учителя, прокрутите вниз, чтобы просмотреть краткий список основных ресурсов, включая современную простую интерактивную карту MapMaker.

Гибралтар — британская территория на Пиренейском полуострове. Это не остров, как многие думают.
Фотография Дэвида Алана Харви, National Geographic Используйте сегодняшнюю интерактивную карту MapMaker, чтобы поместить спор о Гибралтаре в географический контекст.

Обсуждение Идеи

  • Крошечная территория (6,5 км или 2,5 квадратных миль) Гибралтара внезапно стала доминирующей в заголовках мировых новостей. Где находится Гибралтар?
    • Гибралтар — заморская территория Великобритании, расположенная недалеко от юго-западной оконечности Европы на Пиренейском полуострове.
    • Гибралтар — это полуостров, вдающийся в Средиземное море и являющийся восточной точкой Гибралтарского залива.Над ним доминирует великолепный известняковый мыс, известный как Гибралтарская скала. В классической древности Гибралтарская скала была северной из двух «Геркулесовых столбов», пересекающих Гибралтарский пролив между Европой и Африкой. Геркулесовы столбы отмечали бурный узкий проход между Средиземным морем и диким Атлантическим океаном. (Взгляните на пролив на этом красивом снимке с Международной космической станции.)

  • Почему о Гибралтаре упоминают в новостях?

  • Гибралтар расположен на Пиренейском полуострове и граничит с Испанией.Почему британский?
    • Британские и голландские войска захватили полуостров у Испании в 1704 году.

  • Почему Великобритания сохраняет такой пристальный интерес к этой крошечной территории?
    • Это прибыльно. Гибралтар не является частью таможенного союза, что позволяет территории устанавливать собственные налоги и тарифы на товары, импортируемые из-за пределов ЕС. Чтобы привлечь бизнес, Гибралтар установил эти налоги на низком уровне, и по этой причине его иногда обвиняют в том, что он является налоговым убежищем для корпораций.Он также является крупным центром онлайн-гемблинга.
    • Солнечно. Мягкий средиземноморский климат полуострова Гибралтар делает его очень популярным местом отдыха британцев и пенсионеров.
    • Это стратегическое. Гибралтар находится всего в 19 километрах (12 милях) от северного побережья Африки. У Великобритании там военная база, включая порт и взлетно-посадочную полосу. Расположение Гибралтара в проливе также дает ему важный доступ к коммерческому судоходству, транспортировке нефти и военному транспорту.

  • Какой интерес у Испании к Гибралтару?
    • Испания не признает британский суверенитет в Гибралтаре. Помимо экономических и стратегических преимуществ территории, Испания также указывает на исторические связи региона с Испанией.
      • Гибралтар был частью Королевства Кастилия, а затем Испании, с 1492 года до Утрехтского мирного договора в 1714 году. До этого Гибралтар (и большая часть остальной части Пиренейского полуострова) был частью Аль-Андалуса, или Мавританская Испания.(Мавры были мусульманскими общинами из Северной Африки.)
      • Испания утверждает, что Война за испанское наследство была внутренним спором, и британские гибралтарцы являются колониальными «поселенцами».
    • До 1980-х годов Испания требовала от Соединенного Королевства уступить полуостров Испании.
    • В 1980-х и 1990-х годах Испания стремилась к совместному суверенитету над территорией. Одно из предложений позволило бы гибралтарцам сохранить свое британское гражданство в течение 100-летнего соглашения о совместном суверенитете до постоянной передачи Испании.(Это не неслыханное предложение. США начали передавать Панамский канал Панаме в 1977 году (полный панамский контроль пришел в 1999 году) после управления каналом в течение почти 100 лет. Соединенное Королевство передало суверенитет Гонконга в Китай в 1997 г., по окончании аренды на 99 лет.)

  • Чего хотят гибралтарцы?
    • Они хотят остаться британцами. Подавляющее большинство гибралтарцев отвергли два крупных референдума о частичном суверенитете Испании.На последнем референдуме в 2002 году 30 000 гибралтарцев проголосовали за сохранение единоличного британского суверенитета более чем на 98%.
    • Но… они тоже хотят быть европейцами. Гибралтарцы отвергли голосование за Брексит более чем на 95%.

  • Англия и Испания собираются воевать?
    • Нет. И Великобритания, и Испания могут слишком много потерять в таком конфликте. Премьер-министр Великобритании Тереза ​​Мэй отвергла подобные идеи, заявив, что поддерживает дипломатию — «челюсть» — войну.

ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ УЧИТЕЛЯ

BBC: Гибралтар Скандал по Брекситу: о чем идет спор?

Vox: Почему Британия (ненадолго) пригрозила начать войну с Испанией

Nat Geo: Одностраничная карта Гибралтара

Nat Geo: Где находится Гибралтар? MapMaker Interactive

Nat Geo: Что такое Brexit? учебное пособие

Нравится:

Нравится Загрузка…

Гибралтар проигрывает борьбу за статус единого государства-члена

Гибралтарская ассоциация ставок и азартных игр (GBGA) проиграла заключительный этап судебного разбирательства по вопросу о том, могут ли Гибралтар и Великобритания рассматриваться как единый член ЕС по некоторым аспектам законодательства ЕС , получив решение «единого юридического лица» Европейского суда (CJEU).

Ассоциация ставок и азартных игр Гибралтара (GBGA) проиграла заключительную стадию судебного разбирательства по вопросу о том, могут ли Гибралтар и Великобритания рассматриваться как единый член ЕС по некоторым аспектам законодательства ЕС, получив постановление «единого юридического лица» от Европейского союза. Суд справедливости (CJEU).

Постановление развеяло любые надежды Гибралтара на получение особого статуса после Брексита и было основано на опубликованном в январе заключении генерального прокурора Европейского суда Мацея Шпунара о том, что Гибралтар и территория Великобритании являются единым государством-членом.

Решение означает, что европейский закон о свободе предоставления услуг между государствами-членами не будет применяться к протесту GBGA по поводу введения 15% налога на точку потребления (POC) в Великобритании в 2014 году.

GBGA утверждала, что налог на прямые импортные товары является незаконным в соответствии с европейским законодательством, поскольку он нарушает статью 56 договора о функционировании ЕС, которая касается права на свободную трансграничную торговлю.

CJEU постановил, что Гибралтар является европейской территорией, за которую несет ответственность Великобритания, и подтвердил, таким образом, что закон ЕС применим к этой территории.

Кроме того, CJEU заявил, что в соответствии с Актом о присоединении 1972 года акты ЕС не применяются к Гибралтару в определенных областях законодательства ЕС, но свобода предоставления услуг не является одним из исключений.

HMRC заявила, что GBGA не имеет юридически закрепленных прав ЕС, поскольку предоставление услуг операторами, зарегистрированными в Гибралтаре, клиентам в Великобритании не регулируется законодательством ЕС.

GBGA изначально проиграл свой аргумент в судах Великобритании, но после пересмотра дело было передано в CJEU.

Статьи по теме: Мнение Европейского суда: Великобритания и Гибралтар являются единым государством-членом для предоставления услуг
Brexit, igaming и вопрос о Гибралтаре (платный доступ)
Гибралтар: рок и жесткий Brexit (платный доступ)

История и правовые аспекты спора

I.Основные аспекты позиции Испании

Гибралтар — колония. С 1960-х годов Гибралтар включен в список «Несамоуправляющихся территорий, подлежащих деколонизации» Организации Объединенных Наций. Этот колониальный пережиток разрушает национальное единство и территориальную целостность Испании и несовместим с Резолюцией 1514 (XV) 1960 о деколонизации. Организация Объединенных Наций заявила, что в процессе деколонизации Гибралтара применяется не принцип самоопределения, а принцип восстановления территориальной целостности Испании.Вопрос о Гибралтаре должен быть решен путем двусторонних переговоров между Испанией и Соединенным Королевством, которые ООН непрерывно рекомендует с 1965 года.

Относительно перешейка:
• По Утрехтскому договору были переданы только «город и замок Гибралтар вместе с его портом, обороной и крепостями, которые ему принадлежат». Перешеек (включая прилегающие воды или вышележащее воздушное пространство) не уступал Испании, поэтому всегда оставался под суверенитетом Испании.
• Простая непрерывная оккупация британцами не соответствует требованиям международного права для приобретения суверенитета.
• Таким образом, Испания считает оккупацию перешейка незаконной и противоречащей международному праву и, соответственно, всегда требовала его возвращения без каких-либо условий.

В Лиссабонской декларации 1980 года оба правительства обязались решить проблему Гибралтара в духе дружбы и в соответствии с соответствующими резолюциями Организации Объединенных Наций.

Впоследствии Лиссабонская декларация была разработана посредством Брюссельской декларации 1984 года: Испания и Соединенное Королевство заложили основы для нового переговорного процесса, направленного на разрешение всех их разногласий в отношении Скалы, включая вопросы, касающиеся суверенитета. В период полномочий 2001–2002 годов также велись интенсивные переговоры, которые так и не увенчались успехом.

Испания продолжает отстаивать свои претензии там, где они принадлежат: в Организации Объединенных Наций, особенно в ее Генеральной Ассамблее, а также в Комитете 24, где обсуждаются процессы деколонизации, которые, в случае Гибралтара, управляются по принципу территориальная целостность государств.

Правительство призвало Соединенное Королевство как можно скорее вернуться к двусторонним переговорам по вопросам суверенитета, которые прерывались слишком много лет без ответа. Он также подтвердил свою готовность вести переговоры о новом специальном методе регионального сотрудничества с Соединенным Королевством, который способствует практическим аспектам такого сотрудничества. Эта процедура заменит Трехсторонний форум, который Испания больше не считает действующим.

Новая схема будет включать участие, помимо Испании и Соединенного Королевства, местных властей Гибралтара, а также местных и региональных властей Испании: будут приглашены муниципалитеты Хунта-де-Андалусия и Содружество Кампо-де-Гибралтар, поскольку а также Европейская комиссия.

Мы выполнили свои обязательства как государство-член ЕС и участник Шенгенского соглашения. При поддержке и проверке со стороны Комиссии мы реализовали амбициозный проект по улучшению контрольно-пропускных пунктов на пограничном заграждении в интересах граждан, живущих по обе стороны от него. В то же время мы усилили нашу борьбу с контрабандой и организованной преступностью в соответствии с нашими обязанностями в рамках Европейского Союза и Шенгенской зоны.

Испания также следит за соблюдением налоговых правил ЕС, осуждая те ситуации, в которых мы считали, что в силу закона Европейского Союза эти правила нарушали европейскую налоговую систему. Гибралтар — это налоговая гавань для Испании и других членов ЕС. В настоящее время Комиссия провела официальное расследование о государственной помощи в отношении корпоративной налоговой системы Рока. Испания также осудила налогообложение сектора онлайн-гемблинга Гибралтара перед Европейской комиссией.

Поведение, противоречащее экологическим нормам ЕС и международным правилам рыболовства, также контролируется.
Статус Гибралтара и спор о суверенитете над водами и перешейком имеют прямое влияние на некоторые вопросы ЕС (правосудие и внутренние дела, окружающая среда, авиация и т. Д.), Поскольку Испания не признает ни оккупацию перешейка, ни забор как бордюр. Что касается гражданской авиации, чтобы обеспечить соблюдение правил и соглашений ЕС в отношении третьих сторон, мы выдвинули конструктивные предложения по решению проблемы аэропорта Гибралтара, построенного Соединенным Королевством на перешейке.

II. Гибралтар и BREXIT

Гибралтар и Европейский Союз

Гибралтар не является составной частью Соединенного Королевства. Это территория под британским суверенитетом, внешние отношения которой регулируются Соединенным Королевством. Таким образом, в соответствии со статьей 355.3 Договора о функционировании Европейского Союза, касающейся сферы применения договоров ЕС, положения договоров применяются к Гибралтару в той мере, в какой это европейская территория, внешние отношения которой принимает на себя государство-член. (Соединенное Королевство).
Суд ЕС также считает Гибралтар колонией, как он указывал в нескольких постановлениях (последнее — от 13 июня 2017 года).
Однако применение Договоров регулируется рядом особых характеристик, изложенных в Акте о присоединении Дании, Ирландии и Соединенного Королевства 1972 года, который исключает Гибралтар из:
— Таможенного союза
— Общей торговой политики
-Единая сельскохозяйственная политика и Единая политика в области рыболовства
-Обязательный сбор НДС.

Гибралтар не входит в Шенгенскую зону, как Великобритания

BREXIT

Поскольку закон Европейского Союза применяется к Скале только благодаря членству Великобритании в ЕС, выход Великобритании из ЕС обязательно подразумевает и выход Гибралтара. Об этом говорится в пункте 4 директив Совета Европы от 29 апреля 2017 года по BREXIT, а также в инструкциях Европейской комиссии.

Что касается отношений, которые Гибралтар будет поддерживать с Европейским союзом, после BREXIT, положения пункта 24 руководящих принципов кажутся важными, поскольку они буквально заявляют, что «после того, как Соединенное Королевство выйдет из Европейского Союза, никаких соглашений между ЕС и Соединенными Штатами не будет. Королевство может применяться к территории Гибралтара без соглашения между Испанией и Соединенным Королевством ».Это также относится к переходному периоду, который может быть согласован, как указано в руководящих принципах от 15 декабря и инструкциях Комиссии от 29 января 2018 года.

Испания заявляет об успехе в споре между Гибралтаром и Великобританией

БРЮССЕЛЬ (Рейтер) — Испания заявляет о своей победе в споре с Великобританией о статусе Гибралтара после того, как Европейский парламент принял закон, в котором полуостров упоминается как «колония государства». Британская корона ».

Этот скандал может быть предвкушением того, что Британия уменьшилась в весе после того, как она покинет Европейский Союз, который всегда, вероятно, встанет на сторону члена против государства, не являющегося его членом.

Это обращение расстроило Лондон и задержало законопроект, уже одобренный исполнительной властью ЕС, который гарантирует, что британцы смогут посещать Европейский Союз на срок до 90 дней без визы, даже если Великобритания покинет ЕС без сделки, пока как Британия отвечает взаимностью.

Представитель правительства Испании заявил, что это «первый раз, когда Европейский парламент и … государства-члены признали, что Гибралтар является колонией», и «это большой шаг вперед для позиции и требований Испании».

Испания уступила порт в устье Средиземного моря Великобритании в 1713 году после войны, но требует суверенитета над ним.

Гибралтар был «колонией короны», когда Великобритания присоединилась к европейскому блоку в 1973 году, но Лондон реклассифицировал его как «британскую заморскую территорию» в 2002 году.

Официальные лица говорят, что Великобритания не возражала, когда Европейский суд в своих постановлениях 2006 и 2017 гг., Что Гибралтар был «колонией британской короны», а не частью Соединенного Королевства.Но Лондон был раздражен стремлением Испании поднять спор о суверенитете в процессе Брексита.

Представитель Великобритании заявила в феврале, что Гибралтар является «полноценной частью британской семьи» и что «совершенно неуместно» называть его колонией.

Гибралтарцы, экономика которых зависит от открытой границы с Испанией, подавляющим большинством проголосовали за то, чтобы остаться в ЕС на британском референдуме 2016 года.

Испания, в которой 28 апреля проводятся общенациональные выборы, рассматривает Brexit как шанс сплотить остальную часть ЕС в поддержку своих претензий на территорию с 33 000 жителей.

Он уже получил право вето в отношении того, могут ли будущие договоренности о Брексите применяться к Гибралтару после того, как Великобритания покинет ЕС.

Репортаж Габриэлы Бачиньской в ​​Брюсселе и Жанны Фаус в Мадриде; Редактирование Кевина Лиффи

Мнение: спор о гибралтарстве показывает абсурдность Брексита | Мнение | DW

Последним камнем преткновения, связанным с Брекситом, является Гибралтар, полуостров площадью около шести квадратных километров (2,3 квадратных мили) на южном побережье Испании. Здесь проживает около 30 000 человек, около 200 диких обезьян, и с 1704 года он находится под контролем Великобритании.Суверенитет над полуостровом был официально передан Испанией Великобритании по Утрехтскому миру в 1713 году.

Испания, однако, настаивает на том, что Гибралтар является территорией Испании. Премьер-министр Педро Санчес в четверг заявил в Твиттере, что его правительство всегда будет защищать интересы Испании и наложить вето на любую сделку по Brexit, если соглашение не будет достигнуто по оспариваемому полуострову.

Санчес прав. Будущее обустройство границы между Северной Ирландией и Ирландской Республикой является важным вопросом в текущих переговорах по Brexit, и крайний срок для достижения окончательного соглашения перенесен на 2020 год.

Тем не менее, граница между Британским полуостровом Гибралтар и Испанией не фигурировала в переговорах по Брекситу, и никто не знает, что случится с 10 000 испанских рабочих, которые каждый день ездят в Гибралтар после выхода Великобритании из ЕС.

Можно ли закрыть границу?

В то же время абсурдно, что разногласия по поводу этого небольшого полуострова могут все же свести на нет попытки сделать полпути достойный выход Великобритании из ЕС. Санчес должен знать, что отказ от заключения всеобъемлющей сделки по Brexit также будет иметь непредсказуемые последствия для Гибралтара.

Мартин Муно из DW

Не исключено, что граница между Британским полуостровом и материковой частью Испании может быть временно закрыта, как в период с 1969 по 1985 год. Это одна из причин, по которой подавляющее большинство жителей Гибралтара проголосовали за сохранение Британии в ЕС.

Спор по поводу Гибралтара также подчеркивает, насколько анахроничен статус Гибралтара. С 2002 года Гибралтар и другие бывшие колонии называются британскими заморскими территориями, а не британскими зависимыми территориями.Название звучит, возможно, более современно и, безусловно, лучше, чем слово «колония», но это то, чем фактически является Гибралтар.

Гибралтар хочет остаться британским

Его жители в подавляющем большинстве поддерживают оставшуюся часть Великобритании. На двух отдельных референдумах в 1967 и 2002 годах почти 100 процентов избирателей поддержали политический статус-кво.

Итак, Испании было бы хорошо посоветовать не слишком громко жаловаться на британский колониализм, тем более, что она также поддерживает две де-факто колонии прямо через Средиземное море, Сеуту и ​​Меллилу, которые Испания определенно не рассматривает для передачи контроля над ними. .

Безумие, которое представляет собой Брексит

Битва за Гибралтар иллюстрирует полное безумие, которым является Брексит — независимо от всех бюрократических усилий, предпринимаемых для достижения работоспособного раскола. Лидеры, присутствующие на предстоящем в воскресенье саммите ЕС, ознакомятся с планом Brexit, который просто откладывает достижение окончательного соглашения по многочисленным спорным вопросам.

Также неясно, одобрит ли британский парламент сделку, а это означает, что наихудший сценарий, Брексит без сделки, все еще остается в силе.Сторонникам Брексита, таким как бывший министр иностранных дел Борис Джонсон, не придется беспокоиться благодаря щедрой пенсии. Но обычных людей, живущих недалеко от границ между Великобританией и ЕС, может грозить ужасное будущее.

Споры о суверенитете и территориальные воды

Статьи Раздел 81

Бюллетень о границах и безопасности IBRU Весна 1999 г. ©

Брифинг по претензиям, границам и территориям, 1: 2, Дарем: исследование международных границ

Unit.

5O’Reilly, G. (1993) «Спорные территории в регионе Гибралтара: Королевская колония

Гибралтар и испанские суверенные территории в Северной Африке», в Mediterranean Social

Science Review, 1: 7-16.

6 BIS, Белая книга правительства Великобритании о британских заморских территориях, март 1999 г.

7BIS, Белая книга правительства Великобритании о британских заморских территориях, март 1999 г.

8 Лиссабонское заявление, в Палате общин, седьмой доклад Министерства иностранных дел Комитет,

Сессия 1980-81, Гибралтар: Положение Гибралтара и отношения Великобритании с Испанией, вместе

с приложениями к нему; Протоколы Комитета по Отчёту; и протоколы доказательств

, представленные Комитету 18, 25 февраля, 18, 25 марта и 6 мая,

с приложениями, Лондон: HM Stationery Office, 22 июля 1981 г.

9BIS, Белая книга правительства Великобритании о британских заморских территориях. Март 1999 г.

10 Генеральная Ассамблея ООН, Резолюция 2353 (XXII). 19 декабря 1967 г.

11 BIS COI (1969) Гибралтар: спор с Испанией, Командование 715615.

12 BIS, Белая книга правительства Великобритании о британских заморских территориях, март 1999 г.

13 Правительство Испании (1968 г.) Красный Книга о Гибралтаре: Гибралтар в испанских кортесах,

Мадрид: 1965. Также переговоры по Гибралтару (Новая красная книга Испании).

14 Дайджест Гибралтара, 3 марта 1977 г.

15 Официальный перевод предложений Matutes, Panorama Newsweekly, 7 декабря 1998 г.

16 См. O’Reilly, G. (1994) Сеута и суверенные территории Испании: испанский и марокканский

Претензии, границы и брифинг по территории, 1: 2. Дарем: Международное исследование границ

Блок: 25-26.

17 Сомнительные финансовые операции, а также торговля людьми и контрабанда составляют часть «деловой

культуры» Гибралтара, Сеуты и Мелильи.Взаимные обвинения продолжаются веками.

Какими бы ни были соответствующие позиции и политика правительств Великобритании и Испании в пределах

их соответствующих юрисдикций, необходимо отметить, что помимо очевидного криминального элемента, который

существует в любом обществе, существуют отдельные лица и квазисемейные династии с большими финансовыми возможностями. и

косвенная политическая власть, часто уходящая в прошлое. Удаленность от центрального правительства может еще больше затруднить проверку.

18 Гибралтарский финансовый центр, специальный репортаж в Panorama Newsweekly, 22 марта 1999 года.

19 BIS, Белая книга правительства Великобритании о британских заморских территориях, март 1999 года.

20 BIS, Белая книга правительства Великобритании о британских заморских территориях, март 1999 года.

21 BIS COI. (1969) Гибралтар: спор с Испанией, Командование 715615.

22 Исторический и правовой анализ соответствующих позиций Великобритании и Испании в территориальных водах

и воздушном пространстве в районе залива и пролива Гибралтар см. O’Reilly, G. .(1992) Гибралтар:

Претензии Испании и Великобритании, Territory Briefing, 4, Дарем: Группа исследования международных границ,

7-17.

23 Заявление министра иностранных дел Великобритании, сделанное в Палате общин в январе

1999 и цитируемое в Panorama Newsweekly 25 января 1999 года.

24 Главный министр Гибралтара, пресс-релиз, цитируется в Panorama Newsweekly, 4 февраля 1999 года

25 Главный министр Гибралтара, пресс-релиз, цитируется в Panorama Newsweekly, 4 февраля 1999 г.

26 Главный министр Гибралтара, пресс-релиз, цитируется в Panorama Newsweekly, 4 февраля 1999 г.

27 BIS, Правительство Великобритании, Белая книга о британских заморских территориях, март 1999 г.

28 О’Рейли, Г. (1990) «Гибралтар и Детройт: Британская колония и геостратегический проход», в

De Gibraltar a ‘Panama’, в Herodote: revue de geographie et de geopolitique, 57: 59-75.

29 О’Рейли, Г. (1988) «Союз Большого Магриба: геостратегическое и геополитическое значение»,

в Gulf Report, 16: 2-8.

30 Морское право, 516 UN Treaty Series 205, 15 UST 1606 (1958). Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву

: (UNCLOS, A / CONF.62 / 122, 7 октября 1982 г. — статьи 2 (1), 2 (2), 3, 15, 35-44.

Гибралтар Никогда не приму общий суверенитет — Внешняя политика

В статье в журнале Foreign Policy от 30 января Марк Нейлер задается вопросом, может ли ожидаемый выход Соединенного Королевства из Европейского Союза означать конец неограниченного британского суверенитета над Гибралтаром.Нейлер не просто рассматривает перспективы этой возможности. Он также сомневается в том, что для Гибралтара «пора» пересмотреть свой исторический отказ от любой формы испанского контроля в контексте недавно расширенного предложения Испании о совместном суверенитете над Скалой — предложения, которое теперь переупаковано как очевидное решение проблемы Brexit для Гибралтара. .

Найлер ошибается, когда приходит к такому выводу, но я ему сочувствую. Я могу понять, почему, подходя к вопросу как к вопросу логики или арифметики, он видит «значительные преимущества» в испанском предложении.

Посмотрим правде в глаза: как указывает Найлер, гибралтарцы проголосовали 96 процентов за то, чтобы остаться частью ЕС на референдуме 2016 года. В обмен на совместный британо-испанский контроль над Гибралтаром Испания якобы позволит Гибралтару и дальше получать беспрепятственный доступ к единому рынку ЕС. Его граждане, имеющие возможность получить испанское гражданство, будут иметь право на свободу передвижения. Как выразился бывший министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Гарсиа-Маргалло и с чем, похоже, согласен Найлер, это якобы «беспроигрышный вариант» для всех.

В статье в журнале Foreign Policy от 30 января Марк Нейлер задается вопросом, может ли ожидаемый выход Соединенного Королевства из Европейского Союза означать конец неограниченного британского суверенитета над Гибралтаром. Нейлер не просто рассматривает перспективы этой возможности. Он также сомневается в том, что для Гибралтара «пора» пересмотреть свой исторический отказ от любой формы испанского контроля в контексте недавно расширенного предложения Испании о совместном суверенитете над Скалой — предложения, которое теперь переупаковано как очевидное решение проблемы Brexit для Гибралтара. .

Найлер ошибается, когда приходит к такому выводу, но я ему сочувствую. Я могу понять, почему, подходя к вопросу как к вопросу логики или арифметики, он видит «значительные преимущества» в испанском предложении.

Посмотрим правде в глаза: как указывает Найлер, гибралтарцы проголосовали 96 процентов за то, чтобы остаться частью ЕС на референдуме 2016 года. В обмен на совместный британо-испанский контроль над Гибралтаром Испания якобы позволит Гибралтару и дальше получать беспрепятственный доступ к единому рынку ЕС.Его граждане, имеющие возможность получить испанское гражданство, будут иметь право на свободу передвижения. Как выразился бывший министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Гарсиа-Маргалло и с чем, похоже, согласен Найлер, это якобы «беспроигрышный вариант» для всех.

Но не все так просто. Взгляд на вопрос через теоретические или логистические очки размывает гораздо более важные факторы. Факторы, которые для Гибралтара и гибралтарцев являются экзистенциальными. Чувства, составляющие основу общества, в котором мы, гибралтарцы, живем.Эмоции, с которыми мы выросли, и переживания, которые пережили наши родители, бабушки и дедушки, прабабушки и дедушки. Это гибралтарская идентичность. Идентичность, передаваемая из поколения в поколение с 1704 года. Это наш образ жизни, элементы, которые делают нас людьми.

Гибралтар не единолично проголосовал 96 процентов за то, чтобы остаться в ЕС. Найлер не понимает, что Гибралтар проголосовал за гораздо большее. Гибралтар проголосовал 96 процентов за то, чтобы остаться, потому что его избиратели знали, что если Гибралтар окажется за пределами ЕС, испанское правительство возобновит дипломатическое наступление.Действительно, накануне референдума правительство Испании недвусмысленно дало понять, что это будет именно так. Поэтому мы проголосовали за то, чтобы остаться не потому, что у нас есть романтическое увлечение ЕС, а для предотвращения попыток и достижений Испании, которые мы наблюдаем сегодня. По сути, мы проголосовали за защиту своей личности.

Это правда, что ставки высоки, но мы бывали здесь раньше. К сожалению, в этом нет ничего нового. Скала проявила решимость, когда попала в самые трудные места.В XVIII веке, несмотря на три осады Испании, Гибралтар оставался британским. Блокированный с суши и моря и столкнувшийся с голодной смертью, Гибралтар не сдался. Во время Второй мировой войны все наше гражданское население было эвакуировано из Гибралтара из-за страха перед вторжением Германии при поддержке Испании. Мы выжили. Перенесемся в сентябрь 1967 года.

Испания, которой тогда правил фашистский диктатор генерал Франсиско Франко, предоставила гибралтарцам выбор, основной элемент которого аналогичен выбору, который рекламируется сегодня: перейти под суверенитет Испании.Прекрасно зная, какими будут последствия, наши руки не дрожали у урны для голосования. Вооруженные бумагой и карандашом, гибралтарцы проголосовали за то, чтобы остаться британцами, на 99,6 процента. В ответ Франко закрыл границу, семьи были разлучены, наземные связи с Испанией были прерваны, а рабочая сила, продукты питания и больничные принадлежности должны были быть доставлены из Марокко и других мест. Эта современная осада длилась более 13 лет.

По иронии судьбы, хотя некоторые думали, что Гибралтар упадет, как спелый плод, узы, объединяющие нас как народ, за это время стали еще сильнее.Это именно то, что мы отмечаем в Национальный день Гибралтара 10 сентября каждого года: годовщину того первого референдума. И если результат первого референдума не был достаточно ясным, в 2002 году Гибралтар снова проголосовал на 99 процентов против принципа, согласно которому Великобритания и Испания должны разделить суверенитет над Гибралтаром. В последнее время Испания ничего не сделала, чтобы завоевать расположение гибралтарцев.

Наша гибралтарская идентичность не подлежит обсуждению. Мы не испанцы. Наша Родина не продается.У нас современные конституционные отношения с Великобританией, которые предоставляют нам автономию во всех областях политики, кроме внешних сношений и обороны. Мы не пойдем на компромисс и никогда не заплатим своим суверенитетом в обмен на нормальное сосуществование с нашими соседями по ту сторону границы.

Найлер называет Гибралтар «спорным участком земли». Однако то, что Испания предъявляет претензии на Гибралтар, не означает, что спор является законным. Гибралтар, бесспорно, британский. В деле, касающемся Гибралтара совсем недавно, в 2016 году, Международный арбитражный суд по спорту постановил, что «в соответствии с международным публичным правом суверенитет Гибралтара явно является британским», что «в настоящее время не ведется никакого фактического юридического спора» и что «нет законный спор, поскольку Испания уступила Гибралтар Соединенному Королевству в 1713 году в соответствии со статьей X Утрехтского договора.Единственная причина, по которой нет другой судебной практики по этому вопросу, заключается в том, что Испания отказалась от официального предложения Великобритании в 1966 году урегулировать вопрос о статусе Гибралтара в Международном Суде. Можно только догадываться, почему это было так. Тогда же могли разрешиться и софистические споры Испании по поводу перешейка.

По отдельности, хотя верно то, что Brexit, если не управлять надлежащим образом, может иметь разветвления на двух границах — границе между Северной Ирландией и Ирландией и границе между Гибралтаром и Испанией — динамика на этих границах очень разная.Когда в 1973 году Великобритания и Гибралтар присоединились к ЕС, а затем к Европейскому экономическому сообществу, было решено, что Гибралтар не будет частью общей торговой политики ЕС.

Таким образом, Гибралтар уже находится за пределами таможенного союза, и между Гибралтаром и Испанией существует таможенный контроль. Что касается товарооборота, то здесь уже существует жесткая граница, и существуют физические инфраструктурные механизмы для разделения любой из наших таможенных территорий — именно этого ирландцы и северные ирландцы надеются избежать.То, что анафема на острове Ирландия, уже существует между Гибралтаром и Испанией. Хотя нет сомнений в том, что можно улучшить торговлю через границу за счет улучшения инфраструктуры, у Гибралтара нет проблем с этим контролем, если он соразмерен и не препятствует законной торговле.

Что касается людей, иммиграционные власти Испании и Гибралтара уже осуществляют контроль, поскольку Испания является частью Шенгенской зоны, а Гибралтар — нет. И наоборот, между Ирландией и Северной Ирландией нет иммиграционного контроля, потому что оба U.К. и Ирландия являются частью Общей зоны путешествий. Гибралтар не является частью Общей зоны путешествий, потому что он не является частью Великобритании. Вместо этого, согласно британскому конституционному праву, Гибралтар является заморской территорией Великобритании, и согласно нашей конституции наши исполнительные, законодательные и судебные органы полностью отделены от этих территорий. Великобритании

Таким образом, ирландская поддержка существует, чтобы предотвратить появление контроля между Северной Ирландией и Ирландией или Северной Ирландией и Великобританией. В случае Гибралтара, то, что необходимо будет решить в рамках обсуждения будущего партнерства между Соединенным Королевством.К. и ЕС представляют собой механизмы для обеспечения беспрепятственного передвижения людей через границу в обстоятельствах, когда контроль может стать более строгим в результате потери Гибралтара своего статуса в ЕС.

Политическая декларация, уже парафированная между ЕС и Великобританией, позволяет изучить меры по облегчению пересечения границ, и британское правительство ясно дало понять, что оно будет вести переговоры о будущих соглашениях по реализации декларации от имени всех территорий, для которых внешние сношения U.К. несет ответственность, в том числе и Гибралтар.

Мне также необходимо пояснить, что Гибралтарский протокол, согласованный с ЕС как часть соглашения о выходе Великобритании и ЕС, вовсе не предусматривает «совместного контроля» над Гибралтаром, как выразился Нейлер. Протокол затрагивает местные и практические вопросы, важные для граждан и предприятий Испании и Гибралтара, обеспечивая сотрудничество в поддержку общего процветания и безопасности региона. Были созданы механизмы для развития этого сотрудничества, но эти договоренности не делают никаких уступок Испании в отношении суверенитета, юрисдикции или контроля.

Только если мы начнем с того, что право гибралтарцев на самоопределение является священным, можно добиться прогресса. Только когда суверенитет остается в стороне, мы можем работать над инициативами по улучшению трансграничных отношений, что, несомненно, отвечает обоюдным интересам. Все должны действовать добросовестно и оставаться открытыми для диалога, если мы искренне желаем вступить в новую эру в отношениях между Лондоном, Мадридом и Гибралтаром. В таком духе стороны должны подходить ко всем вопросам, касающимся будущих отношений.

Этот подход использовался в 2006 году для решения проблем Испании с аэропортом Гибралтара. В том же году в соответствии с условиями Кордовского соглашения между правительствами Испании, Великобритании и Гибралтара были согласованы практические, разумные и работоспособные договоренности, соблюдающие красные линии суверенитета. В рамках этого пакета Гибралтар согласился построить новый терминал аэропорта прямо у границы, предполагая, что на испанской стороне будет еще одно здание, обеспечивающее легкий доступ без прохождения обычного иммиграционного контроля на сухопутной границе. .Эти договоренности имели огромный потенциал для стимулирования экономики по обе стороны границы.

К сожалению, правительство Испании сменилось после открытия терминала в конце 2011 года. Новое правительство Народной партии изменило политику своих социалистических предшественников и перешло от сотрудничества с Гибралтаром к прямой конфронтации как части своей националистической повестки дня. Они настаивали на совместном владении терминалом аэропорта и присутствии испанских властей в здании терминала, чтобы вернуть себе юрисдикцию и контроль над перешейком, полосой земли, которая составляет неотъемлемую часть территории Гибралтара.К сожалению, нынешний премьер-министр Испании-социалист Педро Санчес до сих пор не был убежден вернуться к позитивным установкам прошлого.

Последние статистические данные показывают, что в Гибралтаре работают 14 703 приграничных рабочих — люди, которые живут в Испании и полагаются на плавную границу, чтобы получить доступ к работе в Гибралтаре. Из 14 703 рабочих 9 175 — испанцы и 2 904 — европейцы, не являющиеся ни испанцами, ни британцами. Согласно отчету, заказанному Торгово-промышленной палатой Гибралтара, было обнаружено, что Гибралтар увеличивает объем производства в испанском регионе, который граничит с Гибралтаром, более чем на полмиллиарда фунтов стерлингов, более чем на 650 миллиардов долларов, за один год.Несмотря на вышесказанное, соседний с Гибралтаром город Ла-Линеа-де-ла-Консепсьон по-прежнему входит в пятерку лучших муниципалитетов Испании с самым высоким уровнем безработицы. В области 32 процента безработных.

Было бы крайне безответственно со стороны Брюсселя и Мадрида, преследуя скрытые мотивы, поставить под угрозу средства к существованию тысяч семей в регионе из-за того, что они не рассмотрели амбициозные предложения по границе. Испанское правительство должно знать, что, если из-за Брексита пострадает плавность на границе, тысячи их собственных граждан столкнутся с большими трудностями при получении доступа к местам работы в Гибралтаре, и то же самое пострадает испанский бизнес в регионе, если гибралтарцы не смогут торговать с ними.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.