Город скелетов – Орудия тьмы. Город скелетов — Яна Оливер скачать бесплатно в fb2, epub, mobi, pdf, txt, читать онлайн

Яна Оливер — Город скелетов » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

США, Атланта, недалекое будущее. Мир потряс серьезный экономический кризис, а землю заполонили демоны из Ада — во главе с Люцифером. Для 17-летней Райли Блэкторн, дочери легендарного охотника на демонов, борьба с нечистью — главная цель всей жизни. Но после трагического случая она понимает, что схватка с самыми свирепыми созданиями подземного мира — не самое страшное, что ее ждет. Кому она может довериться, когда у нее никого не осталось?

Яна Оливер

ГОРОД СКЕЛЕТОВ

Посвящается Мишель Роупер, которая научила меня воспринимать с юмором любые ситуации

Оба были одиноки,
На земле — она, он — в небе.
Он возлюбленную нежил
И ласкал улыбкой солнца…

Генри Уодсворт Лонгфелло «Песнь о Гайавате» [1]

Атланта, Джорджия.

2018 год.

В кофейне «Граунд Зиро» варили лучший горячий шоколад во всей Атланте, а возможно, и во всем мире. За него Райли Блэкторн была готова пройти огонь, воду и медные трубы.

— Конец света уже близко! — выкрикивал прохожим какой-то малахольный.

Он стоял у магазина, держа в руках картонную табличку, которая повторяла его слова. Вопреки классике жанра, он не походил на библейского пророка — бороды не было, черную рясу заменили брюки и красная рубашка.

— Вам стоит подготовиться к нему, юная мисс! — выпалил он и с жаром протянул Райли какую-то брошюрку.

Бумажка подозрительно походила на ту, что уже лежала в кармане девушки. Ту, что ей дала ангел Марта как раз перед тем, как Райли согласилась работать на стороне Рая, чтобы спасти жизнь своему парню.

— Конец света наступает! — снова завопил мужчина.

— Но ведь еще осталось время на чашечку горячего шоколада? — невозмутимо спросила Райли.

Пророк растерянно заморгал:

— Возможно, я не знаю…

— Вот и замечательно, — подытожила она. — Я просто ненавижу отправляться в Ад на голодный желудок.

Он озадаченно нахмурился. Ничего больше не сказав, Райли смяла брошюру в кармане и направилась в кофейню, а мужчина продолжил призывать окружающих готовиться к худшему.

В «Граунд Зиро» ничего не изменилось с тех пор, как она была тут в последний раз. В воздухе висел аромат жареных какао-бобов, похожий на терпкие духи, низко и монотонно гудела кофе-машина. Посетители стучали по клавишам своих ноутбуков и потягивали горячие напитки, болтая о том, о сем. Этот день был бы похож на все предыдущие, если бы не одно но…

Теперь все стало каким-то странным.

Даже выпить горячего шоколада оказалось уже не так просто, как раньше. Казалось бы, закажи, расплатись, забери напиток. Никакой суеты, никаких переживаний по поводу нашествия демонов или конца света.

Но только не сегодня.

Бариста пялился на нее так, что забыл, что делает, и чуть не ошпарил себе руку. Возможно, проблема была в том, что ее джинсовка смахивала на решето из-за многочисленных дыр от ожогов, а от рукава был оторван такой приличный кусок, что виднелась футболка. Или в том, что даже дважды вылитый на голову шампунь и кондиционер не смогли разгладить подпаленные волосы. Пусть парень скажет спасибо, что Райли хотя бы переодела джинсы — они были все в запекшейся крови. Не ее крови.

— Я видел тебя по телеку. Ты же одна из них, да? — дрожащим голосом спросил он и вытаращил глаза на пол-лица.

По телеку?Райли ничего не оставалось, как признаться:

— Да, я ловец демонов. Одна из немногих, переживших вчерашнюю бойню.

Парень чуть не выронил фарфоровую чашку на прилавок и расплескал немного бесценного напитка на блюдце.

— Взбитые сливки? — спросила Райли, серьезно нахмурившись. Несмотря на то что Армагеддон был уже близко, чашку горячего шоколада обязана венчать пушистая сливочная корона, иначе в чем тогда смысл? Бариста словно с неохотой добавил немного, не сводя глаз с Райли, из-за чего немного сливок пролилось мимо.

— Шоколадная стружка? — напомнила она.

— Ой, закончилась, — проговорил он.

Просто этот чувак слегка ненормальный. Ничего серьезного.

Но дело, кажется, было не только в нем. Другие посетители смотрели на нее, пока она шла к столику, переводя взгляд на висевший в зале телевизор и затем снова на Райли.

О, черт.

По Си-эн-эн показывали вчерашние события во всей красе: столбы пламени, вырывающиеся из купола здания, разбегающиеся демоны… А вот и она, подсвеченная огнем, стоит на коленях рядом со своим раненым парнем, плачет и сжимает его в объятиях. Тогда она думала, что он умирает.

Боже. Еще раз я этого не вынесу.

Блюдце в руках Райли заходило ходуном, расплескав еще немного шоколада. Непонятно, как ей вообще удалось пережить весь этот ужас, а теперь его безжалостно демонстрировали по телевизору во всех деталях.

Она остановилась у столика, и тут на весь экран высветилось фото Саймона, которое, наверное, сделали перед самым выпуском из школы: светлые волосы были коротко острижены, лицо казалось серьезным и непроницаемым. Таким он был почти всегда, пока они не оставались наедине: только тогда он оттаивал. Особенно если они целовались.

Райли закрыла глаза, вспоминая время, что они проводили вместе. Они разговаривали о самом сокровенном, и Саймон признался, как много она для него значит. А потом его попытался убить демон.

Райли скользнула за стол и глубоко вдохнула густой аромат горячего шоколада, пытаясь вытеснить неприятные воспоминания из головы. Но это ей не удалось, как и всегда. Словно издеваясь, ее подсознание услужливо изобразило Саймона лежащим на больничной койке, опутанного трубками, с лицом, белым, как простыня.

Он был так дорог ей. После смерти отца Саймон оставался единственным человеком, способным принести в ее жизнь покой и равновесие. Лишиться его теперь казалось немыслимым. И в Раю знали об этом. Райли ничего не оставалось, кроме как согласиться на все их условия. Даже на его жизнь в обмен на любую ее услугу. Большую услугу. Например, предотвратить Армагеддон.

«Ну почему я? — мысленно возмутилась Райли. — Почему не кто-то еще? Саймон, например?»

Он был так религиозен, неотступно следовал всем правилам. Просто идеальная кандидатура на роль спасителя мира. Они бы с легкостью договорились с ним после того, как он был ранен.

Но вместо этого они решили выбрать меня.

Шоколад уже совсем остыл, и Райли рассердилась, но все равно стала пить его мелкими глотками, стараясь не поднимать глаза от чашки, чтобы не видеть того, что творится на экране. Кто-то начал двигать стул по полу, чтобы усесться за столик, и Райли подскочила от неожиданного звука — она в любой момент была готова к тому, что в дверь ввалится орда демонов.

Чашка задрожала в ее руках. Райли подумала о том, что уже слишком долго разгуливает по краю пропасти. Ей столько пришлось вынести за последнее время. Казалось, еще немного — и она уже не выдержит.

nice-books.ru

Отзывы о книге Орудия Тьмы. Город Скелетов

После неожиданно приятного сюрприза «Дочери охотника на демонов» захотелось прочитать продолжение, так что на эту книгу я не пожалела потратиться в книжном. Правда если бы я заранее не ознакомилась с порядком книг на лайвлибе, не поняла бы, что это продолжение.

Обложка. Название. Честно, не понимаю я издательства, которые создают подобные серии (под Сумерки, под Голодные игры и т.п.) и книги становятся похожими друг на другу уже чисто визуально. Понятное дело, что и от внутреннего ее содержания подсознательно будешь ожидать такого же сюжета. Хотя сама по себе обложка красивая, хоть и вторична.

Что ж, эта книга оказалась на уровне первой, если не лучше. Райли начинает расследовать «дело о смерти своего отца», отодвигая на второй план ловлю демонов как таковую, а также продолжает выяснять отношения со своим сложившимся гаремчиком из трех (в каком-то смысле даже четырех) парней. В финале, естественно, не обошлось без экшена со всеми оттуда вытекающими. Райли стала своеобразным изгоем общества, на который, тем не менее, ведется теперь уже двойная, если не тройная, охота.

Поначалу сюжет развивался не спеша, одно время практически стоя на месте, что, в принципе, было характерно и для первой книги. Но к финалу действие разогналось настолько, что я уже во всем окружении Райли видела потенциальных врагов, т.к. во второй части ее просто преследовали предательства и обман. Также выяснилось, кто на самом деле воскресил отца девушки, настоящая сущность Ори и Саймона.

В общем-то, к этим парням я изначально отнеслась настороженно. Саймон уж больно положительным персом рисовался, а Ори, как ни крути, оставался темной лошадкой и вообще подозрительной личностью. Во второй книге, как ни странно, роли у этих двоих поменялись местами, тем самым запутав и так запутавшуюся Райли.

И только за Бека я была спокойна. Он остался верен себе, и, хоть и не до конца верен Райли (в принципе, он свободный мужчина с естественными потребностями, которые тоже нужно удовлетворять). А его, так полюбившиеся мне, фразочки… А еще милый его же секретик, который как бы невзначай разгадала Райли. Этот момент был действительно очень нежным и мимимишным.

В общем, теперь с нетерпением буду ждать третью книгу серии, ибо ответы почти на все вопросы, не были даны.

www.livelib.ru

Орудия тьмы. Город скелетов читать онлайн — Яна Оливер

Яна Оливер

Орудия тьмы. Город скелетов

Посвящается Мишель Роупер, которая научила меня воспринимать с юмором любые ситуации


Оба были одиноки,
На земле — она, он — в небе.
Он возлюбленную нежил
И ласкал улыбкой солнца…
Генри Уодсворт Лонгфелло «Песнь о Гайавате» [Перевод И. Бунина.]

Глава первая

Атланта, Джорджия.

2018 год.

В кофейне «Граунд Зиро» варили лучший горячий шоколад во всей Атланте, а возможно, и во всем мире. За него Райли Блэкторн была готова пройти огонь, воду и медные трубы.

— Конец света уже близко! — выкрикивал прохожим какой-то малахольный.

Он стоял у магазина, держа в руках картонную табличку, которая повторяла его слова. Вопреки классике жанра, он не походил на библейского пророка — бороды не было, черную рясу заменили брюки и красная рубашка.

— Вам стоит подготовиться к нему, юная мисс! — выпалил он и с жаром протянул Райли какую-то брошюрку.

Бумажка подозрительно походила на ту, что уже лежала в кармане девушки. Ту, что ей дала ангел Марта как раз перед тем, как Райли согласилась работать на стороне Рая, чтобы спасти жизнь своему парню.

— Конец света наступает! — снова завопил мужчина.

— Но ведь еще осталось время на чашечку горячего шоколада? — невозмутимо спросила Райли.

Пророк растерянно заморгал:

— Возможно, я не знаю…

— Вот и замечательно, — подытожила она. — Я просто ненавижу отправляться в Ад на голодный желудок.

Он озадаченно нахмурился. Ничего больше не сказав, Райли смяла брошюру в кармане и направилась в кофейню, а мужчина продолжил призывать окружающих готовиться к худшему.

В «Граунд Зиро» ничего не изменилось с тех пор, как она была тут в последний раз. В воздухе висел аромат жареных какао-бобов, похожий на терпкие духи, низко и монотонно гудела кофе-машина. Посетители стучали по клавишам своих ноутбуков и потягивали горячие напитки, болтая о том, о сем. Этот день был бы похож на все предыдущие, если бы не одно но…

Теперь все стало каким-то странным.

Даже выпить горячего шоколада оказалось уже не так просто, как раньше. Казалось бы, закажи, расплатись, забери напиток. Никакой суеты, никаких переживаний по поводу нашествия демонов или конца света.

Но только не сегодня.

Бариста пялился на нее так, что забыл, что делает, и чуть не ошпарил себе руку. Возможно, проблема была в том, что ее джинсовка смахивала на решето из-за многочисленных дыр от ожогов, а от рукава был оторван такой приличный кусок, что виднелась футболка. Или в том, что даже дважды вылитый на голову шампунь и кондиционер не смогли разгладить подпаленные волосы. Пусть парень скажет спасибо, что Райли хотя бы переодела джинсы — они были все в запекшейся крови. Не ее крови.

— Я видел тебя по телеку. Ты же одна из них, да? — дрожащим голосом спросил он и вытаращил глаза на пол-лица.

По телеку?Райли ничего не оставалось, как признаться:

— Да, я ловец демонов. Одна из немногих, переживших вчерашнюю бойню.

Парень чуть не выронил фарфоровую чашку на прилавок и расплескал немного бесценного напитка на блюдце.

— Взбитые сливки? — спросила Райли, серьезно нахмурившись. Несмотря на то что Армагеддон был уже близко, чашку горячего шоколада обязана венчать пушистая сливочная корона, иначе в чем тогда смысл? Бариста словно с неохотой добавил немного, не сводя глаз с Райли, из-за чего немного сливок пролилось мимо.

— Шоколадная стружка? — напомнила она.

— Ой, закончилась, — проговорил он.

Просто этот чувак слегка ненормальный. Ничего серьезного.

Но дело, кажется, было не только в нем. Другие посетители смотрели на нее, пока она шла к столику, переводя взгляд на висевший в зале телевизор и затем снова на Райли.

О, черт.

По Си-эн-эн показывали вчерашние события во всей красе: столбы пламени, вырывающиеся из купола здания, разбегающиеся демоны… А вот и она, подсвеченная огнем, стоит на коленях рядом со своим раненым парнем, плачет и сжимает его в объятиях. Тогда она думала, что он умирает.

Боже. Еще раз я этого не вынесу.

Блюдце в руках Райли заходило ходуном, расплескав еще немного шоколада. Непонятно, как ей вообще удалось пережить весь этот ужас, а теперь его безжалостно демонстрировали по телевизору во всех деталях.

Она остановилась у столика, и тут на весь экран высветилось фото Саймона, которое, наверное, сделали перед самым выпуском из школы: светлые волосы были коротко острижены, лицо казалось серьезным и непроницаемым. Таким он был почти всегда, пока они не оставались наедине: только тогда он оттаивал. Особенно если они целовались.

Райли закрыла глаза, вспоминая время, что они проводили вместе. Они разговаривали о самом сокровенном, и Саймон признался, как много она для него значит. А потом его попытался убить демон.

Райли скользнула за стол и глубоко вдохнула густой аромат горячего шоколада, пытаясь вытеснить неприятные воспоминания из головы. Но это ей не удалось, как и всегда. Словно издеваясь, ее подсознание услужливо изобразило Саймона лежащим на больничной койке, опутанного трубками, с лицом, белым, как простыня.

Он был так дорог ей. После смерти отца Саймон оставался единственным человеком, способным принести в ее жизнь покой и равновесие. Лишиться его теперь казалось немыслимым. И в Раю знали об этом. Райли ничего не оставалось, кроме как согласиться на все их условия. Даже на его жизнь в обмен на любую ее услугу. Большую услугу. Например, предотвратить Армагеддон.

«Ну почему я? — мысленно возмутилась Райли. — Почему не кто-то еще? Саймон, например?»

Он был так религиозен, неотступно следовал всем правилам. Просто идеальная кандидатура на роль спасителя мира. Они бы с легкостью договорились с ним после того, как он был ранен.

Но вместо этого они решили выбрать меня.

Шоколад уже совсем остыл, и Райли рассердилась, но все равно стала пить его мелкими глотками, стараясь не поднимать глаза от чашки, чтобы не видеть того, что творится на экране. Кто-то начал двигать стул по полу, чтобы усесться за столик, и Райли подскочила от неожиданного звука — она в любой момент была готова к тому, что в дверь ввалится орда демонов.

Чашка задрожала в ее руках. Райли подумала о том, что уже слишком долго разгуливает по краю пропасти. Ей столько пришлось вынести за последнее время. Казалось, еще немного — и она уже не выдержит.

Нужно найти папу любой ценой.

Это было ей по силам. Возможно. Одно из немногих дел, на котором она смогла бы полностью сосредоточиться. Вряд ли его тело осталось под обломками Часовни, особенно после всех ухищрений, на которые некромантам пришлось пойти, чтобы поднять его из могилы. Именно в этом и заключалась их работа: они оживляли тела умерших и продавали богатым людям в услужение. Сейчас они уже наверняка связались с кем-нибудь, чтобы подороже продать самого Мастера Пола Блэкторна, если еще не продали.

Каково это — умереть, но расхаживать по земле, будто ты еще жив?

Наверное, это очень странное ощущение, не говоря уже о том, что едва передвигаешь ноги. Помнил ли папа о том, как погиб? Или церемонию прощания и как его хоронили? По спине Райли зазмеился ледяной холодок. Волей или неволей ей нужно было включаться в игру.

Я найду его, верну в землю и покончу со всем этим кошмаром.

Райли снова подняла глаза к телевизору. Уже другой журналист вел репортаж с места недавних событий. Он рассказывал почти верно: в пригороде Атланты, в Часовне, в разгар собрания Гильдии местных ловцов произошло неожиданное нападение демонов, и дело приняло серьезный оборот.

— Очевидцы рассказывают, что в атаке участвовали по меньшей мере два вида порождений Ада, и вскоре ловцы были побеждены, — сообщал репортер.

Вообще-то три вида, но кому какая разница?

Райли нахмурилась. Ловцы не были побеждены. Во всяком случае, не полностью. Им удалось ликвидировать несколько тварей.

Она взяла в руки чашку и заметила, что руки все еще дрожат. Тремор не прекращался с прошлой ночи, и Райли ничего не могла с ним поделать. Она принялась потягивать шоколад мелкими глотками, чувствуя на себе взгляды окружающих. Она знала, что сейчас ее обсуждают. Кто-то сфотографировал ее на мобильник.

О боже.

На заднем плане репортер Си-эн-эн продолжал свой рассказ:

— Части ловцов удалось скрыться с места нападения, но они были немедленно атакованы демоном более высокого уровня.

«Демоном более высокого уровня» оказался не кто иной, как Геодемон, так называемый пятак, способный вызывать торнадо, землетрясения и так далее. И все это с целью заполучить одного из ловцов.

Меня.

Если бы не Ори, охотник-одиночка, пятак расправился бы с ней так же, как и с ее отцом.

— Некоторые очевидцы утверждают, что прошлой ночью видели ангелов, — тараторил репортер. — Мы попросили доктора Осборна, профессора теологии университета Санта-Барбары, просмотреть снятые очевидцами видео и прокомментировать их. Сейчас он у нас на связи.

На экране появился солидный седовласый мужчина.

— Как вы считаете, доктор, что за явление мы можем наблюдать на этих видео?

— Все, что мне удалось увидеть, — это яркий свет, окруживший ловцов демонов. Мои коллеги из Атланты рассказывают, что видели ангелов. Согласно Библии, мы знаем, что ангелы являлись Аврааму и Иакову, спускались в Содом и Гоморру. Здесь же они защищали ловцов от порождений Ада. Поэтому я могу утверждать, что данное событие имеет прямо-таки библейское значение.

Да что вы говорите.

Райли покопалась в сумке, выудила оттуда ручку и составила на салфетке следующий список:

Найти папу.

Разобраться с подделкой Святой воды.

Спасти мир.

Купить овощей.

Постирать.

Только потом она подумала, что если с третьим пунктом не сложится, то два следующих могут и не понадобиться.

Глава вторая

У Денвера Бека саднило горло, и он натужно кашлял, пытаясь избавиться от дыма в легких. Безуспешно. Неподалеку среди развалин Часовни работала бригада пожарных. Они тушили очаги пламени и разыскивали останки жертв среди обугленных обломков здания.

Прошлой ночью я должен был погибнуть.

Раньше это ничего бы не значило для него. Теперь все изменилось. Из бушующего огня он смог выбраться только потому, что боялся за Райли.

Справа от него, тяжело опираясь на трость, стоял мастер Ангус Стюарт. Его обычно румяное, пышущее здоровьем лицо побледнело и почти сливалось с седыми волосами. На фоне окровавленной повязки на голове оно казалось мертвенно-белым. Ловцы стояли рядом с одной из многочисленных воронок, испещрявших парковку рядом с Часовней. В воздухе висел тяжелый смрад горелого асфальта. Бек нагнулся и заглянул внутрь, в переплетение оплавленных проводов и погнутого металлолома. Из жерла воронки все еще поднималась тоненькая струйка дыма.

— Как может демон причинять такой ущерб?

— Чтобы появился такой провал в земле, Геодемону достаточно просто взмахнуть рукой. Эти отродья обладают особенными силами, управляющими погодой и землей, — пояснил Стюарт. Его своеобразный шотландский акцент сохранился, несмотря на долгое пребывание в Атланте.

Бек выпрямился, и рана на бедре — памятка от демона — заныла с новой силой. Повязка намокла, и на джинсах начало проступать кровавое пятно. Надо было выпить еще аспирина — температура продолжала подниматься, и Бек уже отчетливо стучал зубами. Симптомы были похожи на экзотический грипп с отметинами от огромных когтей в качестве бонуса.

Все действительно изменилось.

Конечно, Бек твердо знал: ангелы существуют! Он видел их своими глазами. Но в большинстве своем это были ангелы добра, те, что выполняли волю Бога на земле. А тех, других, высших ангелов с огненными мечами, ему никогда не приходилось видеть раньше. Вплоть до прошлой ночи.

Бек снова покачал головой, пытаясь примириться с увиденным. Это было что-то невообразимое. Высотой под три метра, в слепящих глаза сверкающих одеяниях, будто сотканных из чистого света, с огромными мерцающими крыльями, эти небесные создания размахивали пламенными мечами. Казалось, будто бушует летняя гроза, и воздух заполнял свежий запах озона, от которого захватывало дух.

— Никогда еще не слыхал, чтобы воины света заступались за ловцов, — шепнул Бек, помня о том, что поблизости ошиваются репортеры с телевидения. Теперь они буквально кишели повсюду, пытаясь раздобыть что-нибудь свеженькое о самом громком событии Атланты со времен Олимпийских игр. — Почему демоны объединились? Такое ощущение, будто завязывается война.

— Именно так. — Стюарт откашлялся. — Увидел ангелов и стал истым верующим?

Бек растерянно заморгал. Может такое быть?Он никогда серьезно не думал о Боге.

— Возможно, — признал он.

Стюарт хмыкнул:

— Теперь в городе найдется работенка для нас.

— Разве мастер Харпер не позаботится об этом? — спросил Бек.

Харпер был самым опытным ловцом во всей Атланте, да и к тому же наставником Райли. Бек понимал, что Харпер — очень непростой человек, но когда тот не пил, становился лучшим из ловцов.

— Не-е, только не с такими ребрами, как сейчас, — покачал головой Стюарт. — Мне придется взять все обязанности на себя. Итан погиб, и мне понадобится твоя помощь.

Итан, один из учеников Мастера, не выбрался из Часовни живым.

— А что с другим твоим учеником, Роллинсом? Где он?

— Ушел. Сказал, что больше не может выдержать такого. И я уважаю его выбор. — Стюарт призадумался и добавил: — Я очень рад, что юный Саймон выжил. Хорошая новость для Райли.

— Угу, — промычал Бек, не понимая, к чему ведет старый мастер.

— Они с Саймоном запали друг на друга, ты не знал? Они держались за руки и целовались перед собранием в Часовне. Думали, их никто не видит.

— Целовались? — Бек почувствовал какую-то странную тяжесть в груди. Наверное, из-за раны, нанесенной демоном, — у них бывал подобный удручающий эффект. В первую очередь для него Райли — дочь Пола, и никак иначе. Если он позволит себе относиться к ней по-другому, ничем хорошим это не закончится.

— Ба, да ты не знал? — с невинным видом протянул хитрый старик.

Бек ошарашенно покачал головой. Конечно, он знал, что Райли с Саймоном много времени проводят вместе — они оба учились у Харпера. Но он и не подозревал, что молодые люди успели настолько сблизиться. Райли всего семнадцать лет, теперь она осталась сиротой, и он, Бек, стал ответственным за ее жизнь. Может быть, кем-то вроде старшего брата, а может быть, даже больше.

— Да ты весь потемнел, парень, — подколол его Стюарт.

Бек напрягся. Ему не нравилось, что старый ловец с такой легкостью может препарировать его душу.

— Саймону действительно уже лучше, — с неохотой согласился он. — Но не об этом Райли сейчас должна думать. Придется поговорить с ним хорошенько, как только он поправится. Предупредить кое о чем.

Да, объяснить, что оторву к чертям его тупую блондинистую голову, если он зайдет слишком далеко.

Стюарт сочувственно улыбнулся ему:

— Позволь им самим разобраться, дружище. Ты же не можешь всю жизнь держать ее в золотой клетке.

А почему бы и нет?

Пол и сам хотел бы этого, будь он жив. Честно говоря, Бек не мог сомкнуть глаз, думая об опасностях, что грозят Райли. Разглядывая изрешеченную воронками землю и дымящиеся обломки здания, он вспоминал о том, что здесь произошло. Жестокую схватку и Райли среди бушующего пламени. Как легко он мог ее потерять. Мороз побежал у Бека по коже, его всего передернуло.

Стюарт положил свою тяжелую ладонь ему на плечо, пытаясь отвлечь от неприятных размышлений.

— Я знаю, что ты держался до последнего. Ты настоящий герой, я чертовски горжусь тобой.

Бек не мог смотреть ему в глаза. От похвалы стало только хуже.

Но шотландец не сдавался:

— Ты не сможешь тащить все это на своих плечах, какими бы широкими они ни были.

Он говорил прямо как Пол — и это было не случайно. Когда-то мастер Стюарт тренировал Пола, отца Райли, а тот в свою очередь взял в ученики Бека. Пол рассказывал, что Стюарты — одни из лучших ловцов в мире.

Этот ловец правда считает, что прошлой ночью Бек сделал все правильно?

Да он просто пытается меня успокоить.

Почувствовав, что пора менять тему разговора, Стюарт спросил:

— У тебя есть какие-нибудь предположения, кому могло понадобиться поднять Пола из могилы?

Вот еще одна более чем серьезная проблема. Отец Райли появился на собрании ловцов в Часовне через две недели после смерти, вызванный каким-то неизвестным некромантом. Теперь он представлял собой живой труп, не более чем ходячие деньги, — и это гарантировало, что он целым и невредимым выбрался из Часовни.

— Райли сделала все возможное, чтобы предотвратить это, — сокрушался Бек. — Она каждую ночь охраняла могилу отца и проверяла, на месте ли защитный магический круг. Но какой-то выродок дождался, пока ее там не будет, и все обтяпал. Это просто отвратительно.

— У нее нет предположений насчет того, кому это могло понадобиться? — поинтересовался Стюарт.

— У меня пока не было возможности переговорить с ней, — соврал Бек.

Они ночевали в фамильном склепе на Оклендском кладбище, под защитой магического круга. До самого рассвета он держал ее в своих объятиях. Она так переживала из-за Саймона и остальных, что плакала, пока не впала в беспамятство и наконец не заснула. В тот момент Беку казалось неважным, кому понадобилось тело Пола, он мог только крепче обнимать Райли и крепче прижимать ее к себе, вновь и вновь убеждаясь в том, что она здесь, с ним, в безопасности. Он возносил бесконечные немые хвалы Богу за то, что она жива. И никак не мог до конца разобраться в себе, не осознавал полностью, что к ней чувствует. Когда этим утром ему настала пора уходить, он долго смотрел на ее лицо со следами слез. У него не поднялась рука ее разбудить.

Стюарт смилостивился и решил сменить тон: невооруженным глазом было видно, что парень переживает больше, чем пытается показать.

— Мне кажется, что есть определенная связь между похищением Пола и нападением демонов, — задумчиво протянул он.

— Разве это возможно?

— А ты подумай как следует. Будь у него такая возможность, разве он не разобрался бы с обнаглевшим некромантом вместо того, чтобы тратить силы на какой-то слюнявый визит к старым коллегам?

— Не знаю, что и сказать. — Бек растерянно взъерошил свои светлые волосы. — Но скоро узнаю. Найду этого умельца, и мы придем с ним к пониманию: либо Пол будет в земле, либо он сам, все просто.

Стюарт посерьезнел.

— Будь осторожнее. У некромантов сильная вредоносная магия, и вряд ли они будут в восторге от того, что кто-то лезет в их дела.

Бек ничего не ответил. Неважно, что будет с ним, но к Полу Блэкторну вернется вечный покой, это решено. Он не смог спасти лучшего друга, но теперь мог сделать для него хотя бы это. Ради его дочери, раз уж ничто больше не в состоянии вселить мир в ее душу.

— Я слышал, что пятак приходил за Райли, — сказал мастер. — Интересно, зачем ему девочка.

Бек не знал. Геодемоны пятого уровня — одни из высших порождений Ада, они способны создавать смерчи и разломы в земле с такой же легкостью, как он дышит. Но одно Бек мог сказать точно: за Райли пришел тот же самый демон, что прикончил ее отца.

knizhnik.org

Орудия тьмы. Город скелетов читать онлайн — Яна Оливер (Страница 7)

— Но для ловцов демонов нет наград.

— Пока нет, — поправила ее Сими и взяла под руку. — А теперь расскажи мне о своем хорошеньком голубоглазом бойфренде…

* * *

Как и большинство зданий Атланты, дом мастера Харпера проживал свою вторую жизнь: до кризиса здесь располагалась автомастерская. Теперь эта одноэтажная постройка из бетона с высокими двустворчатыми воротами и остатками ремонтных боксов была приспособлена под жилье. Точнее говоря, Харпер кое-что переделал, но место так и осталось свалкой, провонявшей жжеными покрышками, машинным маслом и пометом демонов.

Райли не могла найти никаких положительных сторон в своем вынужденном общении с Харпером, как ни старалась. По какой-то неизвестной причине он ненавидел ее отца, к тому же часто напивался и демонстрировал свой гадкий характер. Он легко срывался на своих учеников и подчас давал волю кулакам, от которых оставались синяки. Райли не виделась с ним после происшествия в Часовне. В каком настроении он окажется сегодня? Если ей повезет, он уже напился и спит, тогда она сможет быстро смыться.

Но сегодня оказался не ее день: Харпер бодрствовал. Он примостился на кривом громыхающем офисном стуле в своем подобии офиса, и на столе рядом стояла не бутылка выпивки, а банка таблеток с красной наклейкой — это означало, что с ними нельзя совмещать спиртное. Кто бы мог подумать, что заставить Харпера отказаться от пьянства окажется так просто!

Старый ловец сидел на месте с обычной кислой миной, и, хотя в комнате было прохладно, лоб его был мокрым от пота. Жутковатый шрам, пересекающий его лицо от левой брови до угла рта, заметно воспалился и, наверное, причинял немало страданий. Райли постаралась держаться подальше — иногда Харпер был просто опасен.

Громко щебетал телевизор: по Си-эн-эн транслировали очередной репортаж на фоне дымящихся руин. Потом мимоходом показали жуткую вереницу из мертвых тел в черном целлофане, похожих на гигантские коконы.

Мастер угрюмо посмотрел на нее и выключил звук.

— Чего приперлась? — прорычал он.

— Я привезла вам поесть, — ответила Райли и с грохотом опустила на стол пакет с покупками.

Хотя ты этого не заслуживаешь, старый хрыч.

— Я не знала, чего вы хотите, поэтому взяла то, что нравится мне самой.

Она положила рядом с ним бумажный сверток из «Макдоналдса», и мастер покосился него так, будто это была бомба. Но запах еды все же сделал свое дело: Харпер открыл пакет и, покопавшись в нем, извлек чизбургер.

— Что-то не сходится, — сказал он невпопад с набитым ртом. — Демоны никогда не работают вместе.

Он скривился, разобрал сэндвич, выковырял из него маринованные огурцы и с отвращением кинул в мусорку.

— Каждый демон мечтает оказаться как можно ближе к Люциферу. Они подсиживают и исподтишка убивают друг друга — это распространенная практика.

Его недовольная физиономия понемногу разглаживалась.

— А ты не захватила ничего попить?

Она молча покопалась в сумке и передала ему бутылку холодной газировки. Харпер сделал два больших глотка и отставил ее в сторону, затем молча покончил с сэндвичем и принялся за картошку. Пока он ел, Райли потащила сумку с едой в маленькое подобие кухоньки, объединенной со спальней. Кровать была не застелена, и складывалось впечатление, будто ее хозяин частенько бился в судорогах, так все было скомкано и измято. Рядом на полу стояла большая стопка книг, все заголовки так или иначе были связаны с Адом или демонами. Райли никак не могла представить себе Харпера, спокойно читающего книги в постели.

Он пригвоздил ее к месту тяжелым взглядом и вдруг ухмыльнулся. Райли готова была поспорить: это связано с ее новой стрижкой.

— А ты уверена, что Святая вода для защитного круга была настоящей, а не поддельной? — спросил он.

Как осмелиться ответить ему? С другой стороны, почему бы и нет? Он все равно уже ее ненавидел, правда хуже не сделает.

— Я проверила только этикетки, а не саму воду. Но отец Гаррисон сказал, что это ничего бы не изменило. Слишком много собралось демонов, слишком концентрированным было зло. Магическая защита была не способна удержать его.

Райли уже приготовилась к тому, что мастер взорвется, но он только тяжело вздохнул.

— Священник прав. И как бы старательно Адлер ни разворачивал защитный круг, мы уже были обречены.

Адлер? Обычно старый самодур называл его исключительно святошей за искреннюю религиозность.

— Но это все равно не объясняет причину, по которой появился твой отец, — продолжал Харпер, сверля ее взглядом.

— Он сказал мне, что демоны атакуют. Пытался спасти меня. Всех нас.

Харпер отвел взгляд к телевизору.

— А что с Адлером?

— Он выкарабкается.

Мастер снова уставился на нее.

— Я говорил тебе держаться подальше от Геодемона! Какого черта ты меня не слушаешь?

— Это был тот самый, который убил моего отца.

— Мечтаешь отомстить? — Он презрительно оскалился. — Наверное, хотела подойти и представиться? — Он сердито покачал головой. — Тупая малолетняя дрянь.

Она уже не могла держать себя в руках.

— Он сказал, что не убьет больше никого, если я сдамся.

И без того воспаленные глаза Харпера налились кровью.

— И ты поверила этой проклятой твари? Боже, неужели ты действительно настолько глупа.

— Но оно того стоило, — сдалась Райли. — К тому же Саймон…

Харпер обессиленно откинулся на спинку стула, поморщившись от боли — сломанные ребра давали о себе знать.

— В следующий раз будешь не самодеятельностью заниматься, а слушать то, что я тебе говорю.

— Да, сэр. Что я буду делать до того, как вы поправитесь?

Он задумчиво потер заросший подбородок.

— Приезжай каждое утро. Если найдется работа по ловле первачей — займешься ею. Если нет, придумаю что-нибудь, чтобы держать тебя в безопасности.

Лучше в этом не сомневаться.

— Все, хватит с меня на сегодня, — сварливо сказал он и стал щелкать по старому телевизионному пульту. — Скройся с глаз.

Если бы все было так просто.

* * *

Во второй половине дня Бек шел по Демон Централ с туго набитой сумкой. Ему так хотелось работать, что аж руки чесались, и было плевать, сколько из пойманных демонов выживут к тому моменту, как он окажется у перекупщиков. Он убивал их без малейшего сомнения после того, что пережил в Часовне.

Бек отлично знал, что не должен расхаживать здесь один, но время истекало. Когда до Атланты доберутся охотники из Ватикана, они будут убивать любого демона, попавшегося им на пути. А если Бек хочет убраться отсюда до их приезда, нужно шевелиться. Сейчас или никогда.

С его гениальным планом «поймай столько, сколько сможешь» было две проблемы. Во-первых, он был не в лучшей физической форме — раненая нога еще болела. А во-вторых, куда-то пропали все демоны. Обычно на Демон Централ он всегда встречал парочку, иногда даже пятаков. Сейчас не было видно никого, кроме шелудивой кошки и пары облезлых голубей. Это казалось странным — значит, здесь давно не охотились тройбаны.

Демон Централ — так ловцы называли Файв-Пойнтс, район Атланты, который раньше никогда не затихал. Но после экономической депрессии здесь не прижилось даже казино. Со временем в асфальте появлялись многочисленные ямы, которые соединялись со старыми вентиляционными шахтами. У города не было денег, чтобы заделывать их, и район постепенно стал пристанищем тройбанов. Гастродемоны селились под асфальтом и пожирали все, что способны были заглотить, даже оптоволоконные кабели. Неважно — бродячая собака, дохлая крыса или ловец — тройбаны пожирали все с одинаково жадным равнодушием.

Бек отвлекся от философских мыслей и огляделся вокруг. Не стоило впадать в глубокую задумчивость в таком месте, а то угодишь в желудок к демону. Отвратительная вонь из переполненной мусорки заставила ловца сморщить нос. Чтобы не платить лишний налог за вывоз мусора, жители приносили отходы сюда, рискуя стать обедом очередного адского отродья. Единственный плюс заключался в том, что гниющий мусор становился отличной приманкой для Гастродемонов.

Но здесь никого не было. Бек слышал разрозненные сводки о появлении демонов еще где-то в городе, но это было похоже на сказки. Демоны известны определенной манерой поведения, и многие из историй с ней абсолютно не состыковывались. Это казалось странным.

Например, байка о том, как какой-то тройбан вломился в магазин одежды и изгрыз манекены, разные тряпки и все остальное. Да, они готовы съесть все что угодно, но не заглядывают в людные места быстренько перекусить.

Шагая мимо заброшенных домов по дороге, усыпанной обломками застывшего цемента, горелыми покрышками и мусором, Бек в который раз подумал о Райли. В последнее время он вспоминал о ней все чаще и чаще. Сегодня, если не считать неприятного утреннего звонка, он не видел ее и уже начинал волноваться. Несмотря ни на что, он очень любил с ней разговаривать.

А ведь ничего страшного не произойдет, если он позвонит ей? Проверит, как дела, может, нужна какая-нибудь помощь? Пол наверняка хотел бы, чтобы он заботился о ней.

Бек еще некоторое время поколебался, затем раскрыл мобильник и набрал ее номер. Может быть, он как-нибудь научится писать ей сообщения.

— Привет, девочка, как ты? — спросил он, как только Райли ответила.

— Все о’кей. Чего ты хотел? — Ее голос звучал нейтрально, будто она не собиралась с ним ссориться. Может быть, им удастся поддерживать такой тон общения?

— Завтра днем назначили похороны. Я хотел спросить, не могла бы ты подвезти меня на кладбище. Это на Саус-Вью.

— Хорошо, — ответила она.

— Подъезжай к половине второго.

— Ты знаешь дорогу к кладбищу?

— Ага. — Он был там в прошлом году на похоронах знакомого ловца.

Бек зажал трубку другим плечом, не спуская глаз с окружающей улицы. Если все выглядело так тихо и безобидно, это совсем не значило, что он может расслабляться. Именно в такие моменты тебя обычно застают врасплох и пронзают когтями.

— Как нога? Нормально заживает?

— Уже лучше. Что сегодня делала? — спросил он, стараясь не походить на инквизитора на допросе.

— Подруга затащила меня к парикмахеру, так что волосы теперь выглядят лучше. И я повидалась с Харпером, — сказала она. Раздался звук захлопнувшейся дверцы автомобиля. — Он такой же псих, но хотя бы перестал пить. Я приехала в Литл-Файв-Пойнтс, хочу переговорить с Мортимером. Вдруг у него есть какие-нибудь соображения по поводу пропажи отца.

Бек открыл было рот, чтобы возмутиться и сказать, что это плохая идея, но потом передумал. Райли необходимо было делать что-то полезное, чтобы не думать постоянно о Саймоне и других грустных вещах. К тому же в Литл-Файв-Пойнтс ее вряд ли поджидала серьезная опасность. Это была территория ведьм и некромантов, поэтому демоны туда не совались.

— Неплохой план, — ответил Бек. — Дай мне знать, если что-нибудь выяснишь.

На том конце трубки воцарилась тишина, будто Райли уже приготовилась к отповеди и теперь растерялась, не зная, что сказать.

— А… А где ты?

— Демон Централ. Пока негусто. — Он медленно повернулся вокруг своей оси. Чисто.

— С тобой кто-нибудь есть?

Он услышал в ее голосе явное беспокойство и неожиданно сам для себя улыбнулся от удовольствия.

— Не-а. Ничего со мной не случится.

— Бек… — Ее голос задрожал. — Ты еще не полностью пришел в себя после ранений. Нужно, чтобы кто-нибудь прикрывал тебя.

— Все в порядке, Райли. Здесь все равно никого нет. Я уже хотел сворачиваться, заглянуть в бар, может быть, сыграть партию в пул. Сто лет этого не делал.

С той поры, как погиб твой папка.

Ее облегченный вздох заставил его улыбнуться еще шире.

— Тяжело же тебе живется, верзила, — подколола она.

— Да, стерва-жизнь. Ты ночуешь сегодня на святой земле, не так ли?

— Кстати, зря ты натравил на меня Стюарта. Это было подло с твоей стороны. Жди реванша.

— Я весь к твоим услугам. Главное, чтобы ты была в безопасности.

Он еще раз проверил периметр. Ничего, кроме одинокой крысы, бегущей в паре метров от него. Не о чем волноваться. Кстати, Райли не ответила на его вопрос.

— Так ты будешь на кладбище или нет?

— Нет, не буду.

— Чертова девчонка, не заставляй меня снова звонить шотландцу!

— В этом нет необходимости. Я ночую в церкви Святой Бригитты, в твоем тайнике.

— Что? Ага. А почему ты мне сразу не сказала? — растерянно забрюзжал он.

— Потому что ты все равно найдешь повод придраться.

Застала врасплох.

— Ну ладно, тогда это просто замечательно, — протянул он, радуясь, что не нужно будет держать ночную вахту у ее дома. Прошлой ночью ему пришлось несладко — его еще сильно лихорадило от ран.

— Не буду спорить. А теперь сделай одолжение — уберись с Демон Централ! — приказала она. — И не смей возвращаться туда один, без прикрытия.

— Все в по…

— Если ты сейчас же не уйдешь оттуда, я сама позвоню Стюарту. Клянусь! — пригрозила она.

Он расплылся в улыбке. Райли — мастер переводить стрелки. И похоже, она действительно о нем волновалась.

— Слушаюсь, мэм. Передавай Морту привет от меня. — Бек выключил телефон прежде, чем она успела попрощаться. Больше всего он не любил прощания.

Он поудобнее перекинул сумку и пошел к машине.

— Почему же я сам не додумался оставить ее в церкви? — пробормотал он. Это же очевидно. И Стюарт не сразу до этого дошел. — Слишком много проблем. Мы с ними не справляемся, и это очень плохо.

Сейчас он был рад последовать просьбе Райли — несколько партий в пул и кружка ледяного пива казались отличной идеей.

Глава девятая

Литл-Файв-Пойнтс располагался на востоке города. Это был странноватый райончик, состоящий из лавок с наркотой, тату-салонов и магазинов с ретротряпьем. В отличие от своего пригородного тезки, он славился странноватыми жителями, любившими натуральную вегетарианскую еду, длинные дреды и прикиды — либо в стиле эмо, либо винтажные одеяния из натурального хлопка. Здесь говорили об аурах, археологических культурных слоях и качественной анаше. В общем, Райли здесь нравилось. Здесь царила доброжелательная атмосфера, будто положительная энергия так и струилась по улицам.

В этой части города, в отличие от остальной Атланты, приветствовалось передвижение на лошадях. Как будто содержать лошадь и конюшню было дешевым удовольствием. Конечно, у каждой хорошей, практичной идеи рано или поздно появляется гротескное воплощение. В случае с Литл-Файв-Пойнтс это произошло с конными экипажами. Здесь они стали символом статуса — чем богаче семья, тем больше и затейливее был ее экипаж. Существовала даже специальная телепередача, в которой показывали самые вычурные средства передвижения богачей и знаменитостей.

Судя по внешнему виду огромного экипажа впереди — обилие золота на белом, — его обладатели не были стеснены в средствах. Золото наверняка было сусальным, тратить настоящее на повозку было бы непростительным расточительством, но выглядело все равно сногсшибательно. К транспорту прилагался чопорный лакей в голубой вельветовой ливрее, коротких штанах с белыми чулками и пышной рубашке. У него даже были лаковые туфли с пряжками — все, как полагается.

Вот стыдоба-то.

В экипаж залезли две девушки, и лакей, усадив их на бордовые плюшевые сиденья, подал им сумки. Райли раздраженно принялась постукивать пальцами по рулю. Рядом находилось первое свободное место на парковке, которое ей удалось найти за более чем десять минут, обидно будет, если его займут.

Томясь в вынужденном ожидании, Райли бесцеремонно разглядывала пассажирок экипажа. Они оказались ее ровесницами, только одетыми не в секонд-хенде, и изобилие ярких пакетов у их ног говорило об удачном шопинге. Одна девушка демонстрировала другой очередную покупку — пару ярко-оранжевых босоножек на гигантских двенадцатисантиметровых каблуках. Райли не умела ходить на таких, но все равно почувствовала приступ зависти. Когда она последний раз покупала себе одежду и не переживала за каждый потраченный пенни?

Когда мама еще не заболела.

Попытки спасти маму от рака дорого им обошлись. Когда все деньги закончились, отец взял большой кредит, чтобы покрыть больничные счета. Для Райли это означало отсутствие новых вещей и обуви до тех пор, пока старые могут служить. Каждый пенни был на счету. Смерть папы, похоже, переложила ярмо кредита на нее.

Как же это было несправедливо.

Райли нахмурилась, и ее зависть как рукой сняло. Да, яркие тряпки и крутые туфли — это очень даже неплохо, только вот она бы не глядя обменяла все это на возможность увидеть маму и папу живыми. Экипаж двинулся со стоянки, холеная вороная лошадка зацокала вниз по улице, а жертвы моды продолжили священнодействовать, вынимая покупки из пакетов и показывая друг другу. Радуясь, что модное шоу закончилось, Райли припарковалась.

Неудивительно, что квартал заклинателей так отличался от других улиц города. Для начала на въезде стояли массивные бронзовые ворота, украшенные символом общества некромантов — зазубренной молнией, бьющей в гранитное надгробие, и надписью: Memento mori. Помни о смерти.

Райли глубоко задумалась — не над пессимистичной латинской пословицей, а над тем фактом, что металлические ворота еще на своем месте. Почему их до сих пор не украли? Декоративный металл давно стал диковинкой. Любой, даже самый занюханный кусок железа в других частях города был уже оторван и перепродан. Поддавшись любопытству, она коснулась ворот и завопила от боли, одернув руку. Они оказались раскаленными, словно их только что вынули из доменной печи. Райли испуганно поежилась: на пальцах не осталось ожога.

Волшебство.

Если бы кто-нибудь попытался сдвинуть ворота с места, то ощутил бы все пламя Ада на своей плоти. Магия заклинателей совершенно явно могла служить не только для того, чтобы поднимать тела из могил.

Квартал был вымощен брусчаткой, и по каменной кладке домов плетями вился плющ. Над дверьми по обеим сторонам улицы красовались печати с некромантской символикой. Немного поодаль справа виднелось кафе с запотевшими окнами и меню на входной двери. А еще дальше Райли заметила старую выцветшую вывеску: «Колокол, книга и метла». Вот где находился основной магазин, старший брат того шатра на ярмарке Терминус. Чем ближе к нему Райли подходила, тем лучше себя чувствовала, и мурашки от жутковатого некромантского волшебства понемногу проходили. Наверное, это было как-то связано с ведьмами.

Дальше улица сужалась и упиралась в каменную стену, увешанную металлическими почтовыми ящиками, которые аккуратно располагались друг над другом почти от самой земли и до самого верха. Некоторые камни в кладке торчали наружу, так что конструкция походила на стену для скалолазания. Выходит, обладатели верхних почтовых ящиков регулярно лезли наверх, чтобы забрать утренние газеты.

Почтальоны, наверное, балдеют от этого места.

Все ящики были разными. На том, что предназначался для ведьминского магазина, висела очаровательная переливающаяся фея с крошечной волшебной палочкой, а на соседнем сидела деревянная черно-белая кошка со светящимися желтыми глазами.

Райли потерла виски, пытаясь унять головную боль, и отпила воды из бутылки. В любое другое время она бы радовалась всей этой экзотике, но только не сейчас — не то было настроение. Цедя воду мелкими глотками, она разглядывала две небольшие улочки, уходящие вправо и влево от тупика. Какую выбрать? На карточке Морта не было никаких пояснений. Райли уже решила зайти в ведьминский магазин и спросить дорогу, как из левой улочки вышла женщина. Мертвец. Ее светлые серебристые волосы лежали красивыми локонами у подбородка, а одета она была в тунику цвета слоновой кости и легкие синие брюки. Женщина замешкалась, затем зацокала каблучками к почтовой стенке. Открыв ящик с символом ветряной мельницы, женщина забрала содержимое, но один журнал выскользнул из вороха бумаг и упал на мостовую. Райли наклонилась и подняла его: «Дайджест заклинателей». Пометка на обложке — для Мортимера Александра.

knizhnik.org

Орудия тьмы. Город скелетов читать онлайн — Яна Оливер (Страница 2)

И еще одно было странно — похоже, в Преисподней слишком заинтересовались Райли. Все демоны обращались к ней по имени, что было исключением из правил.

Может, стоит рассказать Стюарту? Вдруг он способен объяснить, что происходит…

Но что, если это только добавит Райли лишних проблем? Пока Бек колебался, у мастера в кармане зазвонил телефон.

Он достал его, нахмурился и ответил.

Бек принялся разглядывать воронку в асфальте. Один из ловцов рассказывал, что своими глазами видел, как Геодемон швырнул Райли в эту яму. И он не понимал, как ей удалось оттуда выбраться. Потом все скрыл дым.

Почему пятак не стал убивать тебя, принцесса?

Существовало единственное объяснение, о котором он не хотел даже думать. Райли ни за что бы не стала продавать душу Дьяволу.

А что, если бы она так и погибла в этой воронке?

Он еще не успел осознать, насколько невыносимой стала бы потеря, как его отвлек Стюарт:

— Это звонил Харпер. Представители Гильдии должны встретиться с мэром в течение ближайших двух часов. Нам нужно ехать.

— Нам? — растерялся Бек. — И что, мне тоже?

— Ну да. А что, у тебя с этим какие-то проблемы?

Бек почувствовал явный вызов, но лишь покачал головой.

— А городские власти не могут подождать хотя бы до того момента, как мы похороним погибших?

Стюарт скептически хмыкнул:

— Конечно же нет. Когда у политиканов появляется возможность свалить вину на какого-нибудь несчастного козла отпущения, они не станут ждать никого.

Глава третья

Райли готовилась к тому, что рядом с ярмаркой Терминус будет сложно разыскать местечко для парковки. Но сегодня оказалось еще хуже, чем обычно, — ярмарка находилась недалеко от места вчерашней трагедии. Райли пришлось наматывать по округе целую вечность, пока наконец удалось приметить отъезжающий скутер. Он оставил за собой непроницаемое облако выхлопа, и Райли даже побоялась задеть один из прилавков, заруливая на свободное место. Тот был завален вязаными шапочками и шарфами с логотипами штата Джорджия. Владелец, пожилой негр, с явным беспокойством поглядывал на ее маневры. Но как только она выключила двигатель, он расслабился и одобрительно поднял вверх два больших пальца. Она ответила тем же.

Когда Атланта оказалась в печальном списке городов-банкротов, градостроители стали хвататься за любой, даже малейший шанс заработать деньги. Они распродали школы и муниципальные здания, обложили налогами и пошлинами табачную продукцию, алкоголь, медицину, домашнее образование — практически все. Как только городские парковки начали постепенно пустеть из-за баснословного подорожания бензина, местные власти превратили их в свободные места для сдачи под магазины и лавки. Каждый такой магазинчик существовал на территории, ограниченной белыми парковочными линиями, — подобно этому негру с вязаными шапочками. Некоторые особо успешные предприниматели арендовали сразу несколько парковочных мест, например музыкальный магазин «Пять метров» на Персиковой улице.

Сжимая в руке джинсовую сумку, Райли с трудом выкарабкалась из машины. Тело ломило так, будто вчера над ней хорошенько потрудилась шайка каратистов-садистов. Сегодня утром в душе Райли разглядела свое тело в зеркало и ужаснулась: из-за желто-коричневых пятен она казалась похожей на леопарда. Святая вода помогала только от ран, так что несколько дней придется мириться с такой экзотической раскраской. Повезло еще, что большую часть синяков можно скрыть под одеждой. Самую большую отметину — на левом бедре — ей оставил тот самый пятак, а удар о дверцу «вольво» хорошо закрепил результат.

Райли проковыляла в Парк Столетия Олимпийских игр и медленно двинулась по аллее, стараясь поменьше беспокоить свое отбитое бедро. Она еще помнила те времена, когда этот парк был настоящим парком с прохладными рощами, оазисом в центре города. Посреди него располагался фонтан с олимпийскими кольцами, где было так здорово играть, и повсюду продавалось мороженое и прочая вкуснятина. Единственное, что осталось неизменным в парке спустя годы, — это прохлада. Все торговцы переехали на территорию рынка, так что внутри Атланты вырос еще один городок. Ярмарка Терминус из сезонной стала круглогодичной.

Перед тем как войти на территорию рынка, Райли отошла в сторонку и замерла, предаваясь детским воспоминаниям. Она закрыла глаза и услышала голос мамы, будто та была здесь, рядом, и спорила с папой по поводу покупки очередной, на-этот-раз-действительно-последней книги по истории Гражданской войны.

— Родные мои, я скучаю, — шепнула она. Вот бы вы оказались рядом.После чего окунулась в торговый хаос.

Первоначально застройка рынка следовала определенному плану, но вскоре всевозможные палатки всех цветов радуги, от черного до огненно-красного, стали беспорядочно возникать тут и там. Одни выглядели совсем просто, другие же были обвешаны вывесками и флагами. На многих красовалась эмблема с молнией — это означало, что торговцы работают до полуночи.

Райли задержалась перед палаткой, где над огнем на вертеле жарилось какое-то неизвестное животное. Вертелом командовал мальчик, и было видно, что он крутит тяжелую конструкцию из последних сил — его мышцы натягивались, как струны. Вывеска у палатки гласила, что это жареная свинина, но тут не угадаешь. Иногда попадалась и козлятина. Что бы это ни было, пахло аппетитно. Желудок недовольно заурчал, напоминая Райли о том, что за весь день она подкрепилась только чашкой шоколада.

Потом.

Неподалеку какой-то мужчина продавал мебель — стулья, столы, полки… Некоторые из них были обшарпаннее, чем жалкие обломки (мебелью она назвать их не могла) из ее каморки.

— Райли?

Она обернулась на голос, который способна была узнать где угодно в любое время суток. И эту прекрасную фигуру тоже. Как всегда, в черной водолазке, джинсах и эффектном серо-стальном плаще — мистер Охотник собственной персоной. Она не могла отвести взгляда от его черных, как вороново крыло, волос и бездонных темных глаз. Так бы и съела. А самой прикольной в нем была манера поведения: «И пусть весь мир подождет».

Что я вообще сейчас творю?

Саймон в больнице, а она глазеет на других парней. Это уж слишком. Хотя, с другой стороны, за просмотр денег не берут… Она успокоила себя этой мыслью.

— Ори! — обрадовалась она. — А ты что тут делаешь?

— Все еще не нашел нормальный меч, — улыбнулся он.

Райли расплылась в ответной улыбке. Действительно, впервые она увидела его у оружейной лавки. С мечом в руках Ори казался красавцем-рыцарем, сошедшим со страниц романтической сказки.

Но и без меча в нем есть что-то рыцарское.

Он пытливо поглядел на нее:

— Как ты, после вчерашней бойни?

— Все о’кей, — автоматически ответила она.

Его иссиня-черные глаза потеплели.

— А если подумать? — мягко спросил он.

Она вся поникла.

— Подумать? Все ужасно. Погибло много наших, а кроме того, моего отца подняли из могилы.

Ори выглядел озадаченным.

— Кому это могло понадобиться?

— Понятия не имею. — Райли развела руками.

— Мне правда очень жаль. — Он подался к ней, и у нее по спине тут же пробежали мурашки. Райли не понимала, что с ней происходит, но ощущение было приятное. Ей необходима была чья-то поддержка, а участие Ори выглядело вполне искренним.

Она с трудом могла вспомнить все подробности вчерашней ночи. Но одно она помнила совершенно четко: Ори заслонил ее собой и заставил демона-пятака отступить. Не окажись его поблизости, Райли уже лежала бы рядом с родителями. Если быть точнее, рядом с одним из них.

Она смущенно поковыряла носком кроссовки землю.

— А я… успела… ну… поблагодарить тебя за то, что ты спас меня?

— Нет, но ты сделала это только что, — ответил он так легко и небрежно, будто каждый вечер вытаскивал девиц из огня.

— Не скромничай! — возмутилась она. — Если бы не ты, мне крышка. Я теперь твоя должница.

В его глазах запрыгали озорные искорки.

— Договорились.

— Если честно, я почти ничего не помню с того момента, как села в машину. Пришла в себя только на кладбище.

— Такое бывает. Если сознание сталкивается с чем-то чересчур страшным или тяжелым, у него срабатывает что-то вроде «аварийного выключения».

— Вот бы с ночными кошмарами было так же…

Ори вдруг накрыл своей ладонью ее руку. Райли почувствовала, как от него исходит приятное тепло. И это был не жест самоуверенного самца, а что-то гораздо более тонкое и деликатное.

— Ты отлично справилась вчера, — сказал он. — Еще ни один ловец-ученик не отваживался бросать вызов Геодемону.

— Я просто хотела, чтобы он перестал убивать невинных людей.

— Ты очень храбрая девушка.

Она почувствовала, что сейчас покраснеет, как помидор.

Он считает меня храброй. Как круто…

— Не переживай, в следующий раз я его точно прикончу, — сказал он уже своим обычным жестким тоном.

— Ты думаешь, что он снова придет за мной?

Ори уверенно кивнул:

— Никаких сомнений. Так что не смущайся, если теперь будешь часто со мной сталкиваться. — Он обезоруживающе улыбнулся. — Я буду выслеживать не тебя, а это адское отродье.

Она не смогла сдержать улыбки.

— А почему ты не поймал его вчера?

— Не хотел, чтобы ты пострадала, — объяснил он. — К тому же не хочу выделываться перед ловцами. Это моя работа и моя личная добыча.

— Знаю, ты их наверняка недолюбливаешь, но в Гильдии теперь не хватает людей. Тебе будут рады.

Он покачал головой:

— Я привык работать в одиночку.

Вполне предсказуемая фраза. Ведь Ори был охотником-одиночкой, фрилансером, или лансером, как они сами себя называют. Ловцы недолюбливали их за то, что им плевать на правила Гильдии. Элитные бойцы из Рима — за то, что те не желают присягать Ватикану. Каждый лансер — сам себе хозяин и полностью независим.

Скорее всего, Райли ожидает похожая судьба. В Гильдии ее все равно не принимают, так что придется идти своей дорогой.

— Как себя чувствует твой парень? — поинтересовался Ори.

Райли глупо моргнула.

— А как ты узнал, что мы с Саймоном встречаемся?

— Я видел, что вы пришли на собрание вместе. К тому же ни над кем из ловцов ты больше так не плакала, вот я и решил, что между вами что-то есть.

Она не стала возражать.

— Саймону уже лучше. Он выкарабкается.

При мыслях о нем у Райли в груди затрепетало что-то теплое и нежное.

Благодаря мне и моему ангелу.

Ори остановился у прилавка с книгами. На секунду призадумавшись, он взял в руки одну из них. Обложка гласила «Данте. Божественная комедия». Он небрежно пролистнул несколько страниц и помрачнел.

— Все не так. И девятый круг Ада совсем не такой детский парк развлечений.

Он захлопнул книжку и с отвращением бросил ее на прилавок.

— А ты раньше видел ангелов?

— Конечно. Много раз.

— Ага. — Получается, это просто ей не везло. За всю свою жизнь она видела только одного.

— Ты имеешь в виду тех, вчерашних, да? — уточнил Ори, не отвлекаясь от своих мрачных мыслей. Она кивнула, и тогда он продолжил: — А это были… — Он призадумался. — Воины света. Их не призывали уже очень давно.

Призывали?Какой-то армейский термин. Ори что, тоже служил в армии?

Ее загадочный спутник тем временем посмотрел куда-то вдаль и нахмурился, словно вспомнил о чем-то неприятном.

— Ладно, мне пора, — вдруг сказал он. — Я был очень рад тебя видеть.

Он будто решил сбежать от нее. Неужели она опять сморозила какую-нибудь глупость? Нет, ничего такого не вспоминалось.

— Спасибо тебе еще раз. Я этого не позабуду.

— Мне было приятно помочь тебе.

Она смотрела, как Ори стремительно уходит прочь и его плащ эффектно развевается позади. Девушки оборачивались и глядели ему вслед, — наверное, вот он, тот самый магнетизм. Слишком много вопросов у нее накопилось к этому рыцарю, но спрашивать было уже не у кого. К тому же она пообещала ему никому о нем не рассказывать. Учитывая, что вчера он был в самом пекле битвы, выглядело это подозрительно.

— Ладно, об этом мы подумаем потом, — сказала она себе. В первую и в десятую очередь надо позаботиться о папе, а потом уж она разберется с этим мистером Загадочность.

Райли направилась к ведьминскому магазину «Колокол, книга и метла». Найти его было очень просто — золотые и серебряные звезды шатра так и сияли на полуденном солнце. Эйден, к счастью, была на месте и разбирала мешочки с благовониями, одетая в наряд эпохи Возрождения со шнуровкой и пышными юбками. Погода стояла холодная, и ведьма накинула на плечи изумрудную накидку из толстой шерсти. В глаза бросалась ее яркая татуировка — цветной дракон, спускавшийся от нежных каштановых кудряшек на затылке прямо в глубины обширного декольте. Эйден казалась нимфой или царицей фей, случайно залетевшей сюда из сказочного леса.

— Эйден? — позвала ее Райли, встав на пороге.

Та подняла голову, буквально перескочила через прилавок и бросилась к ней, заключив в сокрушительные объятия. По таким объятиям можно было понять, что ее уже не ожидали увидеть в живых. Райли тоже крепко обняла ведьму.

— Богиня, я очень волновалась за тебя, — шепнула Эйден.

— Прости. Мобильник расплавился, и твой номер пропал. Я сейчас хожу с папиным телефоном.

— А моя визитка тоже пропала? — недовольно проворчала ведьма.

— Ой… извини. — Визитка действительно валялась где-то на самом дне сумки. — Мне даже в голову не пришло.

— Ничего, — смягчилась она. — Ты цела, и это самое главное.

— Папа исчез. Кто-то воскресил его прошлой ночью. Он пришел в Часовню и… — Ее плечи заходили ходуном.

Ведьма снова обняла ее. Райли намочила ее блузку слезами, смутилась и стала рыться в сумке в поисках салфетки.

— Пойдем. Тут недалеко один парень продает горячий сидр. Думаю, нам стоит выпить.

Шумно сморкаясь, Райли зашагала за подругой по лабиринту ярмарки. Шатер торговца сидром напомнил ей турецкий базар. Повсюду подушки, занавеси и красный шелк, переплетенный золотыми шнурами. В углу стояла курительница с благовониями и распространяла вокруг легкий аромат. Смуглый хозяин шатра — похоже, выходец с Ближнего Востока — вовсю кокетничал с ведьмой. Она улыбнулась ему, забрала напитки и провела Райли вглубь шатра. Они устроились на больших плюшевых подушках рядом с обогревателем. Сидр оказался замечательным на вкус, с первого глотка Райли почувствовала, как согревается. Не такой сладкий, как горячий шоколад, но по-своему приятный.

— Расскажи, что случилось с твоим отцом, — попросила Эйден.

Райли перехватила кружку поудобнее и помолчала некоторое время, согревая пальцы.

— Мне пришлось уйти на собрание Гильдии, а сторожить могилу остался какой-то новенький. У него была драконофобия, а некроманты как-то разузнали об этом и натравили на него магического дракона. Бедняга сломал защитный круг и убежал прочь. Служители кладбища только разводят руками.

— Скорее всего, это был Озимандиа. К тому же ты так дерзко с ним разговаривала, он наверняка захотел тебя проучить.

Райли взвыла от досады. Действительно, пару ночей назад, когда они с Эйден сторожили могилу папы, она перебрала домашнего ведьминского вина. Когда появился Озимандиа, столь похожий на героя из «Властелина колец», она не смогла не приколоться над ним. Чего ей было бояться под защитой магического круга?

А вот чего. Он забрал папу.

— Какая же я дура! — заныла Райли.

— Не буду спорить.

— Эй, ты в этом тоже участвовала. Твое вино слишком забористое.

— Слишком забористым был твой язык! — отрезала ведьма. — Так или иначе, но ближайший год твой отец проведет среди живых. Ничего не попишешь.

— Я не позволю этого!

— Не воображай, будто тебе удастся одержать верх в битве с настоящим некромантом, — нахмурилась Эйден. — Особенно если это сам Озимандиа. Я не шутила, когда говорила, что он действительно опасен. Придется смириться с этим. Ладно?

Нет не ладно!

Не желая дальше спорить, Райли замолчала и уткнулась в чашку. Подумав, что молчание означает согласие, Эйден принялась пить сидр.

— Ты не хочешь рассказать о том, что случилось в Часовне? — осторожно спросила она.

Райли затрясла головой. Кому охота рассказывать про то, как твоих знакомых и друзей рвут на части и едят еще живыми? И про то, что ты собиралась погибнуть такой же страшной смертью?

Эйден успокаивающе положила руку ей на плечо.

— Если тебе захочется, я всегда готова выслушать.

— Не знаю, настанет ли когда-нибудь такое время, — призналась Райли. — Это было просто ужасно.

— С Беком все нормально? — спросила подруга.

— Его сильно ранили, но он в порядке. А вот Саймон… — Райли стиснула зубы, стараясь не заплакать.

— Он выкарабкается? — спросила ведьма. Она не убирала своей руки с ее плеча, стараясь поддержать и ободрить.

Райли кивнула:

— Я… Угу. В больнице думали, что уже ничем не помочь, но тем не менее он жив.

Эйден нахмурилась, словно сомневаясь в услышанном.

— Ты мне больше ничего не хочешь сказать?

Райли не могла больше молчать. Кто-то должен был знать ее тайну.

— Ну, дело в том, что я заключила договор с ангелом и…

Эйден нахмурилась еще сильнее. Посмотрев вокруг и убедившись, что их не подслушивают, она наклонилась к ней.

— Договор? Что ты этим хочешь сказать?

Райли рассказала о своем соглашении с Раем.

— Моя богиня! — испуганно шепнула Эйден. — Ты уверена, что это был ангел?

Райли кивнула.

— И она сдержала свое слово. Саймону стало лучше.

— Если в Аду узнают, что у тебя договор с Раем… Дело может принять совсем плохой оборот, — предупредила ее Эйден.

Райли хмыкнула:

— Вряд ли хуже, чем было этой ночью. Тот пятак приходил за мной. Причем это тот самый, что убил папу, а до этого пытался расплющить меня книжным шкафом в библиотеке.

— А это произошло еще до того, как ты договорилась с Небесами, — словно сама себе пробормотала Эйден. — Богиня, да у тебя серьезные проблемы. Ты говорила Беку что-нибудь?

— Даже не собираюсь. Я сама со всем разберусь.

— Попросить его о помощи вовсе не значит продемонстрировать свою слабость.

— Ни за что, только не Бека! — отрезала Райли. — Это решено!

* * *

Они с Эйден дошли до ведьминского магазина.

— Через два ряда отсюда есть шатер, где торгуют Мертвецами, — сказала ведьма. — Там могут знать и о твоем отце.

— Но ты же сама запрещала мне связываться с некромантами.

Подруга с хитрым видом приподняла изогнутую бровь.

— Я прекрасно понимаю, что ты не послушаешься моих наставлений, так что уж лучше подсказать тебе верный путь.

— А если там ничего не знают?

— Тогда свяжись напрямую с теми некромантами, что приходили к тебе по ночам. Только не с Озимандиа. Не приближайся к нему, ты меня поняла?

— Поняла.

— Честно, или ты просто заговариваешь мне зубы? — не успокаивалась ведьма.

— Не знаю еще.

Эйден закатила глаза. Обнявшись с Райли на прощание, она вручила ей небольшой пакетик с какими-то травками.

— Заваривай себе чай с этим. Чайная ложка на чашку. Должно помочь. Приводит мысли в порядок и прогоняет кошмары. Думаю, тебе это будет полезно.

Райли заулыбалась:

— Спасибо! Спасибо тебе за все.

Ведьма ничего не сказала и, слегка шевельнув губами, начертила в воздухе между ними какой-то сложный знак.

— А это еще что такое?

— Где? Я просто отмахнулась от комара, — невозмутимо ответила та.

knizhnik.org

Город скелетов — 1 / де Клиари Кае

де Клиари Кае

Город скелетов — 1

Город скелетов

Зачем я только сюда приехал? Мог ведь свернуть не направо, а налево на том перекрёстке, и глядишь, оказался бы в другом месте… Может быть похуже этого.

Это единственное утешение, потому что здесь весьма отвратительно. И, прежде всего, это касается самого города. Дело в том, что он… чист!

В других городах грязи по колено, всё кругом завалено мусором, который постепенно превращает столкнувшиеся машины в небольшие холмы, готовые зазеленеть свежей травой, а здесь… чисто!

Это ли не странно, если учесть, что чистить город принципиально некому. Я бы ещё понял, если бы это был один двор, как перед домом той семьи, которую я расстрелял на прошлой неделе.

А что? В мире, где действует единственный закон — «убей или умри», это обычное дело. Они первые схватились за оружие, когда увидели меня.

Жалко, конечно! Мать, отец и две дочери, двенадцати и пятнадцати лет. Учитывая, как мало осталось от человечества, такая потеря сопоставима с гибелью целого государства в недавнем прошлом. Но дело в том, что у меня нет никаких причин допускать, чтобы проигравшей, (уничтоженной), стороной, был я сам! Если бы во мне сохранилась, хоть капля того, что называлось когда-то уважением и любовью к людям, может быть, всё было бы иначе. Но этого больше нет, так что хватит об этом!

Итак, передо мной пустой на вид город, в котором нет, не только столкнувшихся машин, но и неизбежного слоя опавших листьев на мостовой. Подозрительно.

Если бы дело было днём, я развернулся бы и дал дёру. Подобные места лучше сразу объезжать стороной, не выясняя причин увиденной аномалии. Но приближался вечер, а я за рулём сидел уже двенадцать часов с лишним. Хотелось есть, хотелось найти себе угол, чтобы выспаться. Можно было бы всё это организовать, не съезжая с главной дороги — годы походной жизни приучили меня обходиться малым, но они же показали ценность уюта, пусть теперь это только иллюзия.

В общем, увидев указатель с обозначением города, я свернул к нему, чтобы найти себе пустую квартиру, и провести, может быть, пару дней по-человечески.

Въехал в пригород, приведя все системы обороны в боевую готовность. Машина ощетинилась пулемётными стволами по два с каждого борта, ещё два спереди и целых четыре сзади, на случай, если придётся отступать, отстреливаясь. Такое делать уже приходилось. Ох, как приходилось!

Засветились мониторы заднего и боковых видов. Рука привычно легла на джойстик, а большой палец откинул крышечку, закрывающую кнопку гашетки. Если что, прошу на меня не обижаться!

Те, что встретились мне на прошлой неделе, не имели никаких шансов. Но они добросовестно высаживали мне в стекло и в капот обойму за обоймой. При этом стволы были даже у девчонок!

Я бы, наверное, просто развернулся и уехал — их пули не могли причинить мне вред, но в это время папаша вытащил откуда-то старый ПТР, способный продырявить танк и навёл на меня этот стреляющий лом практически в упор, намереваясь сделать дуршлаг из моего фургона. Он не успел.

Медленно двигаясь по пустынным улицам, я внимательно вглядывался в каждый поворот, в каждый въезд во дворы. Но всё было тихо. Обманчиво тихо.

Поразившая мир катастрофа не отучила людей от привычки стрелять друг в друга. Наоборот, такой стрельбы стало больше, благо оружия кругом завались, а законы испарились вместе с государствами.

Правда, некоторые выжившие сбиваются в стаи, где тут же начинают действовать первобытные иерархические принципы. Нда. Кому-то комфортно сунуть голову в прежнее ярмо, но не мне. Я — одиночка.

Последний случай столкновения с себе подобными показал правильность моего выбора. Ведь мой фургон не выглядит боевой машиной. В походном положении пулемёты убраны, а противопульная броня скрыта под обшивкой. Так что стреляли в меня тогда просто так, для профилактики. По принципу диких народов древности — а вдруг прохожий окажется демоном? Убьём его на всякий случай, чтобы не рисковать!

…………………………………………………………………………………………………..

Первые двое сидели на скамейке, обнявшись и склонив, друг к другу головы. Пара влюблённых. Но я не строил иллюзий — их неподвижность бросалась в глаза издалека.

Эти голубки были мертвы уже не один год. Солнце и ветер высушили их плоть, осыпавшуюся с костей, словно осенние листья. На скамейке сидели в обнимочку два скелета! Оставалось лишь удивляться, что они не развалились от собственной тяжести или под давлением снега зимой. А также почему-то не были привлекательны для ворон и мелкого зверья. Странно.

Следующая композиция обнаружилась в припаркованной машине. За рулём застыла длинноволосая блондинка в летней блузке и, наверное, джинсах. Я не заглядывал, но так мне представлялось. Рядом в детском кресле, закреплённом поверх обычного, сидел скелетик ребёнка лет трёх. Я вздрогнул, когда увидел в высохшей ручке куклу.

Ещё один скелет стоял в телефонной будке с трубкой в руке. Странно, но меня поразило не то, что скелет стоял, а не лежал грудой костей на полу, а само наличие телефонной будки. Я думал, что их больше не существует в природе. Развитие мобильной связи сделало этот городской атрибут, просуществовавший почти столетие нерентабельным. Вот уже лет двадцать на эти шкафы со стеклянными стенками можно было полюбоваться лишь на картинках и в ностальгических фильмах о старом времени. Конечно, город, в который меня занесло, был провинциальным, но всё же…

Я выехал на площадь и чуть не прибавил газу, увидев несколько скелетов за столиками летнего кафе! Что за чудеса? Может быть, в этом городе или вообще в этих местах каким-то образом сложились идеальные условия для мумификации тел? Но нет, причём здесь это? Эти тела не мумифицированы, они просто отказываются вести себя, как положено порядочным жмурикам!

Я не в первый раз вижу людей, застигнутых смертью за каким-либо делом — за едой, за рулём, на ходу, за работой на компьютере, да мало ли ещё где? И все они либо лежат, уронив голову на стол, либо сидят, откинувшись на спинку кресла, а то и вовсе валяются на полу мешком с костями, свалившись со стула.

Но эти демонстрировали полное пренебрежение законами физики! Они застыли в динамических позах перед чашками с высохшим кофе, словно продолжая разговор, который вели, когда смерть одним взмахом скосила 99,5% человечества. Ни один даже шляпу не потерял!

И тут спину мне словно облили из ведра ледяной водой. Ощущение сходное с действием кипятка, но при этом ошпаренный обычно приходит в движение, а обмороженный замирает. Вот и я замер, несмотря на то, что в своё время тренировался не замирать от неожиданности — свойство, погубившее немало народу, среди которого были бойцы намного круче меня.

А всего-навсего я увидел официантку. Обычную официантку в чёрном платье, аккуратном белом переднике и чепчике. Дресс код в стиле ретро. Она направлялась к столику с посетителями, неся в руках поднос на котором стояли какие-то тарелки…

Нет, на самом деле она не шла. Просто стояла на месте, делая шаг, как в остановленном кадре кинофильма. Но ведь этого не могло быть! Она же мертва, это только скелет девушки, погибшей вместе со всеми остальными!..

Если сидящие за столиками мертвецы имели хоть какую-то опору, то официантка не имела иной опоры, кроме собственных ног, плоть которых давно высохла и осыпалась, обнажив кости.

Я чуть с маху не въехал в столб! Затормозил в последнюю секунду, и хотел было дать задний ход, но мотор, за состоянием которого я всегда тщательно следил, вдруг заглох без видимой причины. Ни первая, ни вторая, ни третья попытка оживить сердце моей крепости на колёсах, успехом не увенчались. На четвёртой аккумулятор сел и стартёр умер.

Блин! В городе, конечно, найдётся замена сдохшему аккумулятору, но придётся повозиться с его поисками и доставкой к автомобилю. А потом ещё нужно поставить эту штуку на место. Все задачи не сложны и выполнимы, вот только придётся работать в темноте при свете лампочки подсветки под капотом. Но и это проблема не стоящая переживаний.

Я уже взялся за ручку двери, но вдруг остановился. Что это? Паранойя? При моей жизни не мудрено стать параноиком. Но ведь это же абсурд! Я не боюсь мертвецов, я знаю, что скелеты ходить неспособны. Они вообще не могут двигаться, потому что мышцы и сухожилия истлевших тел физически не могут выполнять свои функции.

Но ведь та девушка каким-то образом осталась стоять, в то время как её тело должно было лежать на тротуаре, а рядом должен был валяться поднос с разбитыми тарелками!

Я взглянул в сторону мёртвой официантки и вздрогнул. Её лицо было обращено ко мне, пустые глазницы смотрели в мою сторону. Мне даже казалось, что она мне улыбается, но это была чушь! Ясно же, что это просто оскал черепа, ведь её губы высохли и обнажили зубы.

Что за детские страхи?! Мне удалось выйти победителем из полутора десятков схваток не на жизнь, а на смерть, где приходилось противостоять сразу нескольким вооружённым до зубов противникам. Неужели мне вдруг стали страшны какие-то пуги-пуги, достойные малолеток?

Я взял из стойки автомат с подствольным дробовиком и вышел из машины. (Недолюбливаю подствольные гранатомёты и вообще не люблю ничего взрывать. А вот засадить противнику заряд картечи в упор, это совсем другое дело!)

Что ж, вот я и на улице. Там, внутри машины был мой мир, а здесь чужой. Там я сидел за слоем брони, здесь же меня защищает лишь лёгкий бронежилет. Но я всегда предпочитал мобильность прочности, а потому не намерен оставаться взаперти.

Взгляд в сторону летнего кафе… Опа! Теперь все лица обращены в мою сторону, и все безглазые взгляды устремлены на меня. Готов поклясться, что до этого они смотрели друг на друга.

С трудом подавляю желание швырнуть им под стол гранату. Нелюбовь к взрывам не мешает мне носить с собой пару лимонок, одна из которых живо превратила бы их всех в груду костей перемешанных с обломками мебели. Но это глупо, а потому я поворачиваюсь спиной к чересчур любопытным жмурям и направляюсь вдоль улицы, радиально отходящей от площади, в поисках бензоколонки, автомастерской или чего-нибудь в этом роде.

Короткий, но очень симпатичный бульвар. Наличие нянь с колясками, сидящих на лавочках уже не удивляет. А вот то, что некоторые из них «прогуливаются», подобно той официантке вдоль по дорожкам, вызывает чувство протеста! Причём, иные ведут за ручку скелетики малышей…

Полицейский регулировщик. Я что, не только попал в город странно активных скелетов, но ещё и провалился во времени? У них здесь что, нет светофоров? Вроде бы есть, вон висят, хоть и не работают. Но, может быть, они на тот момент поломались? Или здесь ожидался проезд чего-то такого, что требовало дополнительного контроля? Какое мне дело, в конце концов!

Велосипедист… Нет, это уже слишком! Как, скажите на милость, скелет велосипедиста ухитряется держать равновесие, да ещё на спущенных шинах? Я решил свернуть во дворы.

Зря, конечно, я это сделал. Здесь было ничуть не легче. Старички и старушки на лавочках у подъездов, мальчишки, «гоняющие» мяч, девочка со скрипкой в футляре, возвращается с занятий музыкой. Пожалуй, здесь мне делать нечего.

Я попытался вернуться на проспекты и понял, что заблудился. А ведь почти стемнело, но, конечно, ни один из уличных фонарей не ожил с наступлением темноты. Правильно, зачем здешним обитателям свет? Он им не нужен. А вот мне не помешал бы!

Фонарь у меня с собой есть. Вот только батарейки приходится экономить. Чем дальше от крушения цивилизации, тем сложнее найти работающие батарейки. Скоро они исчезнут совсем, как и многие другие удобные вещи. Хорошо ещё патронов человечество наделало столько, что на мою жизнь их точно хватит!

Куда же, в конце концов, подевались широкие улицы, ведущие обратно к площади? Прям, хоть спрашивай, да вот только не у кого.

Нет, правда, смех смехом, но теперь я шагал по пустым дворам. Даже старики у подъездов исчезли, словно ушли домой ужинать и смотреть телевизор. Только какой здесь может быть телевизор, если в городе нет электричества?

Дурацкие мысли! Этот город мёртв, как мертвы сотни подобных ему городов и разного рода посёлков. У кого я здесь спрашивается, собрался узнавать дорогу?

Когда-то я был мирным человеком, даже в подростковом возрасте избегал драк, и вся моя агрессивность сводилась к воображению себя героем во время просмотра фильмов. При этом боевики наскучили мне достаточно быстро. Больше нравились умные фильмы с необычным сюжетом, в который создатели вкладывают какую-то мысль, раскрывая её перед зрителем с помощью продуманной и хорошо сыгранной истории. Но это я так, к слову.

Последние годы сделали из меня боевую машину, иначе было не выжить. Причудливая вышла метаморфоза, учитывая, что человек я самый обыкновенный — никакой мезоморфии, никаких пудовых кулаков. Видимо, проявился некий скрытый талант, но факт есть факт — подходить ко мне со скверными намерениями себе дороже, особенно если подкрадываться сзади.

Как он оказался за спиной, не представляю! Не было ведь никого. Я не спеша шёл вдоль темнеющего переулка, стараясь угадать направление, которое вывело бы меня на одну из широких улиц, радиально отходящих от центральной площади. Торопиться в таких случаях вредно. Быстрота нужна в бою, а во время поисков и ориентирования на первом месте точность…

Как всегда в таких ситуациях руки и ноги сработали раньше, чем голова сообразила, что на самом деле стряслось необычного. Только что я шагал, положив руки на автомат, висящий на низко опущенном ремне, и вдруг делаю бросок назад, вытянув тело в ударе и превращая своё оружие в таран, жалом которого является приклад окованный сталью!

Удар вышел безупречным — точно в подбородок, но эффект от него превзошёл все ожидания. Обычно у противника при этом ломаются шейные позвонки, а тело опрокидывается навзничь. То, что от челюсти остаются мелкие осколки, это уже вторичное явление — челюсть попавшему под такой удар уже без надобности.

Здесь же получилось ещё круче — тело подкравшегося осталось стоять, в то время как голова его отскочила, словно мяч и с сухим стуком запрыгала по асфальту… От неожиданности я открыл рот, снова замерев в непростительной паузе, которая в иной ситуации могла бы стоить жизни. Между тем, безголовый труп, постояв немного неподвижно, уронил портфель, который держал, (вместе с рукой уронил!), и осел на тротуар со звуком высыпавшихся из пачки сухих макарон.

Я захлопнул рот, раскрывшийся от удивления, и заставил себя успокоиться. Ну, да, очередной скелет, только и всего. Пора бы уже привыкнуть. Не знаю, что здесь такое случилось, но жмурики в этом месте ведут себя не по правилам. Это уже перестаёт быть удивительным, странно другое — как это я ухитрился его не заметить? Притом теперь было не похоже, чтобы этот тип ко мне подкрадывался. Просто мужик шёл домой с работы, а я его получается того… Тьфу ты, опять! Не мог я его убить, ведь он же покойник! Причём со стажем…

Поразмыслить, как следует над этим парадоксом не дали. Или может это я не дал себе возможности раскинуть мозгами?

Как бы то ни было, в следующее мгновение я уже садил из автомата в темноту проулка, откуда почувствовал следующую угрозу! Стрелял с колена, на которое упал не слишком удачно. (Эх, старею наверно — раньше со мной таких казусов не было. Теперь придётся неделю хромать и растирать коленку чем-нибудь жгучим.)

Но я снова остался жив, а тот, кто прятался там, в темноте, врядли! То есть, наверняка убит, ведь стреляю я так же хорошо, как разбиваю головы в рукопашной. Из темноты не раздавалось ни звука, а потому я включил тактический фонарь и на всякий случай передёрнул помповик. Надо было проверить, кого накрыла моя очередь.

Мне следовало догадаться! Да, их было пятеро. Да, у них не было ни единого шанса спастись, когда в них выпустили тридцать смертей в упор. Но какой в этом смысл, если это тоже были скелетизированные трупы?!

Глубокая ниша в стене, которую я в темноте принял за проулок, была вся завалена костями. То, что собравшихся там было пятеро, я понял по количеству черепов, оставшихся целыми, так-как огонь я вёл на уровне человеческого торса, а потому мои пули искрошили рёбра и хребты поджидавшим в засаде… скелетам.

В том, что это была засада, сомневаться не приходилось — костяные руки до сих пор сжимали рукоятки бейсбольных бит, монтировки и куски арматуры. Но охотились они не на меня, а скорее на того мужика, которого я только что…

Надо выбираться отсюда, а то так можно сойти с ума! Дураком я себя уже чувствую. Правда, хотел бы я посмотреть, как другой на моём месте справился бы. Положа руку на сердце, скажем — здесь очень страшно!

Иногда приходится признать, что представления о мире, о самом себе и собственных чувствах и ощущениях, это весьма относительный набор правил, который только самоуверенный олух считает незыблемым. Всё относительно и всё изменяется! Изменились и мои представления о страхе. Сегодня изменились…

……………………………………………………………………………………….

Годы я убеждал себя не бояться мертвецов. Это было крайне важно, ведь после катастрофы немногочисленные выжившие оказались в мире, наполненном трупами. Как на грех, стояла страшная жара и буквально через сутки все поселения людей, будь то крупные и малые города или совсем небольшие посёлки воняли так, что к ним близко подойти было невозможно. Тогда-то я и выбрал жизнь на колёсах, стараясь, как можно быстрее покидать места полные заразы и буквально гудящие от мириадов мух.

Но ведь невозможно было жить без припасов, а это означало, что мне необходимо время от времени наносить визиты в магазины, на склады и военные базы. Ведь первоначально автомобили приходилось забирать, вытряхивая с места водителя их прежних владельцев. Тогда меня периодически выворачивало наизнанку, а руки казались грязными даже после длительного отмывания и оттирания их разными моющими средствами. Даже если на них были перчатки, когда приходилось прикасаться к разъезжающейся под пальцами плоти покойников.

Потом я привык. Убедил себя в том, что мёртвые безобидны, а бояться надо живых, съехавших с катушек на собственных страхах, готовых палить во всё что движется.

Тогда я попробовал жить в коммунах выживших. И не ужился с ними.

Люди не могут жить по-человечески. Им обязательно нужно изобразить из себя обезьянье стадо, где доминирующий жлоб будет глумиться над толпой раболепствующих ублюдков до тех пор, пока не подрастёт или появится пришлый новый жлоб, который оторвёт старому его подурневшую и ослабшую голову. Или если он жлоб гуманный, то просто даст низложенному главнюку под отожравшийся зад!

В одном таком месте пришлось пристрелить верховного жлоба, как бешеную собаку. Поверьте, он это заслужил.

Можно понять, когда такой залипупырь требует себе самую лучшую жратву, если он при этом следит за тем, чтобы остальные не остались голодными, а сильные не совсем бессовестно объедали слабых. Можно также закрыть глаза на то, что он тащит себе в постель всех женщин от двенадцати до пятидесяти лет, если их самих, а так же их мужей, отцов и братьев это по каким-то причинам устраивает. Но тот гад предпочитал девочек пяти-семи лет, а когда я, при полном молчании всей долбаной коммуны, заступился за одну из них, решил зарубить меня тесаком. Пришлось ему из обреза жеканом кишки вывернуть.

Так ведь этим дело не кончилось! Остальные решили, что я претендую на место главного жлоба в их гадюшнике и первым делом презентовали мне ту девочку, из-за которой вышел весь сыр-бор. Они были уверены, что я оспаривал её у предыдущего извращенца! Ведь родная мамочка тогда за ручку её привела и с дорогой душой вручила мне это дитя, тыча ей кулаком промеж лопаток! Я плюнул и ушёл от них.

До сих пор жалею, что не взял ту малышку с собой. Но тогда пришлось бы забрать не только её, а всех малолеток имеющихся в общине. Не для плотских утех, конечно, а как раз для того чтобы спасти от насилия! Но, во-первых, куда мне деваться с таким детским салом — душ двадцать, не меньше? А, во-вторых, может следующий главнюк не будет у них извращенцем?

Но я отвлёкся! Впрочем, это, на мой взгляд, простительно, ведь такие воспоминания это часть истории. Моей личной истории, которая важна для меня, поскольку память о тех событиях объясняет мои действия в настоящее время. И моё одиночество тоже.

Глава другой коммуны требовал от всех вновь прибывших и от постоянных членов сдавать всё оружие, вплоть до ножей, якобы для обеспечения безопасности граждан. Оружие, причём самое мощное, армейское, мог носить только он сам, и ещё четыре дуболома, находившиеся при его драгоценной особе.

И это при том, что вокруг обитало полным-полно всякого хищного зверья, и прежде всего расплодившихся в огромном количестве волко-собак, привыкших к вкусу человеческой плоти!

Конечно, заботился он о безопасности себя любимого и только! Но, как ни странно, у него при этом хватало поддакивающих среди тех самых граждан, о которых он проявлял такую трогательную заботу. Ну и что, что ежедневно недосчитываются кого-нибудь из детей? Ну и что, что передвигаться по улице смертельно опасно, если люди идут менее чем впятером, а лучше вдесятером? Главное не огорчить любимого и ненаглядного глав-проглота, глав-ханжу и глав-насильника! Ведь он ночей не спит, всё о людях думает! Так думает, что оголодал совсем, ведь думалка много энергии требует, вот и не хватает калорий. А значит, еды ему побольше, да самой лучшей!

Тьфу, вспоминать противно! Рабские души, холуйские мозги!.. Одно хорошо — там обошлось без поножовщины. Я ведь сдуру сначала сдал оружие, а потом, когда вник в суть местной жизни, понял, что эта община ничем от предыдущей, где верховодил поганый педофил, не отличается!

Тогда я явился к «его величеству» и потребовал своё имущество обратно. Было много вони. Меня сначала хотели взять на крик, потом угрожали, потом уговаривали. Дуболомы пытались наставлять на меня стволы и делать зверские рожи. Но, в конце концов, их повелитель снисходительно разрешил мне забрать всё, что я требовал и ещё долго плакался по поводу той незавидной участи, которая ждёт меня за пределами рая, вверенного народом ему, как самому мудрому и ответственному!

Если кто спросит, почему там прошло всё так гладко при явном перевесе сил противоположной стороны, скажу откровенно — я взял их на понт. Просто до этого главнюка дошли слухи об участи его коллеги-извращенца. Когда во время разговора он играл передо мной спектакль, то гневаясь и брызгая слюной, то слёзно уговаривая и стараясь польстить, я сохранял снисходительное спокойствие и стоял на своём. А для марафета наматывал на кулак эластичный жгут.

Глаза всех присутствующих так и следили за тем, как я накладываю виток за витком. Видимо им представлялось при этом, как мой бронированный кулак дробит им челюсти и ломает рёбра. Знать бы бедолагам, что как раз на кулачках-то я не мастер драться! Клинок любой длины мне дайте, и будет совсем другое дело. Древковое оружие, тоже сила! Про остальное я уж молчу.

В общем, уехал я оттуда, чувствуя, как спину сверлят злобные взгляды. Но это были глаза не главнюка, которого я «обидел», а тех к кому он присосался. Из-за них я ушёл, не из-за него. Органически не перевариваю холуёв любого вида!

Через год проезжал я мимо тех мест и решил заглянуть на огонёк или просто одним глазком посмотреть, что там с этой общиной делается. Всё-таки это была самая большая коммуна из тех, что мне довелось видеть.

Я не слишком удивился, когда нашёл это место безлюдным и безжизненным. Половина домов была сожжена, оставшиеся носили следы взлома. Кое-где виднелись отверстия от пуль. А ещё я нашёл немало относительно свежих трупов, среди которых был и главнюк с переломанной шеей.

Что здесь произошло? Пройдя разорённое поселение вдоль и поперёк, я пришёл к выводу, что коммуна подверглась нападению неизвестного супостата. Кому это понадобилось, ума не приложу! А главное — зачем? Ограбление? Но ведь кругом полно всякого добра, которого с лихвой хватит выжившим людям на несколько веков вперёд!

Возможно, целью нападавших были женщины. Это подтвердилось тем, что среди убитых в основном были мужчины и дети, тоже по большей части мальчики. Такое объяснение было правдоподобным. Старо, как мир — не хватает своих баб, заберём чужих! А почему бы нет, если мужики в этом обществе — комолый рабочий скот?

Короче, защищать этих людей было некому. Не телохранителям же главнюка геройствовать! Не их это дело. Пугать и бить безоружных, вот это да! А воевать они, похоже, даже не пытались — сдались на милость победителя. Нашёл ведь всех четверых застреленными в затылок. Явно не в бою погибли.

Второй мой отъезд из того места был ещё хуже первого. Терзало чувство вины, хоть винить себя было не за что. Если бы я тогда остался, то всё равно не смог бы защитить этих дураков в одиночку! Даже вооружённый до зубов не справился бы, а уж безоружный тем более.

По той же самой причине я не бросился, как некий супергерой освобождать несчастных пленниц. Даже если я добьюсь успеха, ворвавшись в чью-то цитадель на своём фургоне, то чего я добьюсь? Разорения ещё одной общины? Возвращения женщин к сожжённым гнёздам и убитым семьям?

В конце концов, я не имел представления, куда их увели, так что не обессудьте! А если кто-то не желает овечьей участи, то надо вовремя не дать своим мужьям становиться баранами!

После того случая я не хотел больше иметь дело с единоплеменниками. Точнее с представителями своего вида. По крайней мере, с живыми.

……………………………………………………………………………………..

Общество мёртвых меня больше устраивало, тем более, что они к тому времени уже достаточно высохли и не испускали того убийственного зловония, которое когда-то изгнало меня из городов. И покойники до сих пор не подводили меня ни разу! До сегодняшнего случая.

Сегодня всё встало с ног на голову, и вот это действительно было страшно, а не нападение тех, у кого давно уже не было мышц. Расстреляв компанию скелетов-гопников, я почувствовал, что ещё немного и нервы мои не выдержат.

Что за дьявольщина? Если жмурикам неспокойно живётся в загробной жизни, так хоть нападали бы в открытую! Но эта мерзкая манера появляться сзади и подкарауливать за углом достанет кого угодно.

Я ругал себя, на чём свет стоит за дурацкую идею отправиться за аккумулятором, на ночь глядя! Что стоило подождать до утра? На месте, видите ли, не усиделось! Глупо…

А может дело не в этом? Может я не хотел оказаться запертым в неподвижной машине, когда они подойдут вплотную? Отвратительно не иметь возможности уехать и оставаться неподвижным, слушая, как по обшивке скребут когтистые пальцы! Наблюдая безглазые лица, заглядывающие в кабину сквозь стекло…

Я что, в это верю?! То, что со скелетами в этом городе что-то не так, это ясно. Но до сих пор никто из них не сдвинулся ни на миллиметр, а потому все страхи подобного рода — бред! Мёртвые не способны ходить и вообще двигаться, тем более скелеты, состоящие из костей и сухих корок вместо плоти!

Правда, мне показалось, что некоторые из них изменяли позы, пока я на них не смотрел. Но это нельзя было утверждать с уверенностью. Мне могло померещиться. Мало ли что привидится, когда нервы напряжены? Натянуты от одиночества и подсознательного ожидания нападения? Неважно, будь то медведь или собрат-человек, которому для чего-то нужна твоя жизнь?

Вот спросите — почему я ищу дорогу к своему фургону, вместо того чтобы подыскать себе место для ночлега? Я ведь за этим сюда приехал, иначе не стоило сворачивать с главной дороги. Действительно, не стоило…

Совсем недавно я выбрал бы пустую квартиру или вытряхнул бы из понравившегося жилья останки его прежних обитателей. А сам бы застелил постельку свежим бельём из шкафа и выспался бы всласть, воображая, что всего окружающего кошмара нет, и не было!

Признаюсь — пару раз я даже устраивал себе такие ночёвки, не вынося трупы из облюбованного жилья, если находилась свободная комната. А что? Они мне не мешали. Никто не топал среди ночи по коридору, не пытался вломиться ко мне в дверь, не занимал туалет. Так почему я не вошёл сейчас ни в один из домов, не вскрыл ни одну квартиру?

Просто я не хочу этого видеть. Не желаю застать какую-нибудь семью за ужином. Возможно, сторонний наблюдатель уже сделал вывод, что у меня нет сердца… Оно есть! Оно живёт и чувствует, страдает и жаждет… И сочувствует, конечно.

Мне не безразличны скелеты каких-нибудь мамы, папы и детей, сидящих перед грязными тарелками, еда на которых превратилась в пыль. И какой-нибудь скелет дедушки, расположившийся на диване перед погасшим годы назад телевизором. И скелет бабушки с вязанием в кресле…

Ну, да, ты ещё Жучку, кошку и мышку вообрази в виде скелетов! Брр! Нет, хватит этой паранойи! Я хочу залезть в свой фургон, закрыться в нём, сварганить себе ужин, благо запасов еды у меня хватит, и улечься на койку!..

А там, пусть все скелеты мира скребут когтями по обшивке! Она у меня прочная, ей пули не страшны, а уж тем более кости.

И тут я увидел то, что искал! Точнее две вещи, которые искал — выход из лабиринта домов на широкую улицу и магазин автозапчастей, как раз на углу этого проезда.

Лучше себе представить было невозможно! Дело в том, что аккумуляторы в автомобилях разбросанных тут и там, редко бывают на что-то годными, кроме заполнения дорожных ям. Но в таком месте, как автомагазин или мастерская, легче найти исправный сухозаряженный образец.

Мои ожидания оправдались самым лучшим образом. Уже через полчаса я катил вдоль улицы тележку нагруженную аккумулятором и ещё всякой всячиной. Настроение сразу повысилось! Что бы там не мерещилось мне в этом городе, а главная цель малоприятной прогулки достигнута, и сейчас я немедленно займусь ремонтом, а после этого укачу отсюда подальше, не глядя на поздний час. Свет клином не сошёлся на этом городе. Другой найду, а этот мне не нравится!

Лучи фар ударили в глаза, когда я миновал изгиб дороги, оказавшейся не совсем прямой. Фары светились «ближним» светом, но в почти кромешной тьме они казались невероятно яркими.

Но ведь это же фары моей машины! Я что, забыл их выключить? Но как же они горят при севшем аккумуляторе? Возможно, там остался небольшой потенциал, но…

Но ведь у меня давно отработана привычка вырубать все системы, кроме противоугонной. Я же не хочу, чтобы моей машиной воспользовался какой-нибудь проходимец, пусть даже появление этого проходимца крайне маловероятно.

Так что зажжённые фары могли означать одно из двух — либо у меня там полный сбой электроники, (может аккумулятор и не садился даже?), либо у меня окончательно поехала крыша и ослабли инстинкты выживания.

Второе было хуже первого. Машину можно починить или раздобыть себе новую, а вот с повреждённым чувством опасности и накатившей рассеянностью, мне долго не протянуть.

Как бы там ни было, требовалось проверить, что там такое с машиной? Вполне понятное нетерпение заставило меня сделать это, как можно скорее. Я оставил тележку с трофеями на дороге и зашагал широкими нетерпеливыми шагами по направлению к фургону.

До него оставалось шагов пятнадцать-двадцать. Фактически, я вышел на безлюдную площадь, краем глаза заметив, что за столиками летнего кафе, где давеча располагалась живописная компания, никого нет. (А что тут удивительного? Кто будет там сидеть в этот поздний час, когда кругом такая темнотища?)

Вдруг раздался звук, которого я ожидал меньше всего! Мне ведь удалось добиться синхронной работы всех систем, удалось сделать автомашину чёткой и безупречной. Но не бесшумной.

Открывающиеся шторки, за которыми прятались стволы пулемётов снятых с боевого вертолёта, слегка вжикали, а ещё жужжали электромоторы.

Я встал, как вкопанный, второй раз, за сегодняшний день, впав в опасный для жизни ступор. Это было невозможно, но прямо на меня смотрели дула скорострельных машин, способных скосить в воздухе высокоманёвренный истребитель! Уйти от их очередей было практически невозможно. Так предназначенная для заготовки на зиму трава не способна уйти от косы в руке опытного косаря. Я проверял.

И тут тёмная до сих пор кабина фургона осветилась изнутри, как будто специально показывая мне безобразие в ней творящееся! Конечно, они были там. Все пятеро или шестеро прилично одетых мерзавцев в шляпах, смахивающих на киношных гангстеров старого времени. Точнее на пародию на них. Вот куда они делись после того, как покинули свои места за столиками кафе!

Эти подлецы бесцеремонно расположились на пассажирских сидениях. А за рулём восседала та самая улыбчивая официантка, которая накануне вечером несла им заказ. Её левая рука лежала на баранке, а правая сжимала джойстик управления пулемётами. Движение большого пальца нажимающего на гашетку, было первым, которое я увидел в этом городе…

 

14.06.2018

writercenter.ru

Читать книгу «Орудия тьмы. Город скелетов» онлайн

Глава первая

Атланта, Джорджия.

2018 год.

В кофейне «Граунд Зиро» варили лучший горячий шоколад во всей Атланте, а возможно, и во всем мире. За него Райли Блэкторн была готова пройти огонь, воду и медные трубы.

— Конец света уже близко! — выкрикивал прохожим какой-то малахольный.

Он стоял у магазина, держа в руках картонную табличку, которая повторяла его слова. Вопреки классике жанра, он не походил на библейского пророка — бороды не было, черную рясу заменили брюки и красная рубашка.

— Вам стоит подготовиться к нему, юная мисс! — выпалил он и с жаром протянул Райли какую-то брошюрку.

Бумажка подозрительно походила на ту, что уже лежала в кармане девушки. Ту, что ей дала ангел Марта как раз перед тем, как Райли согласилась работать на стороне Рая, чтобы спасти жизнь своему парню.

— Конец света наступает! — снова завопил мужчина.

— Но ведь еще осталось время на чашечку горячего шоколада? — невозмутимо спросила Райли.

Пророк растерянно заморгал:

— Возможно, я не знаю…

— Вот и замечательно, — подытожила она. — Я просто ненавижу отправляться в Ад на голодный желудок.

Он озадаченно нахмурился. Ничего больше не сказав, Райли смяла брошюру в кармане и направилась в кофейню, а мужчина продолжил призывать окружающих готовиться к худшему.

В «Граунд Зиро» ничего не изменилось с тех пор, как она была тут в последний раз. В воздухе висел аромат жареных какао-бобов, похожий на терпкие духи, низко и монотонно гудела кофе-машина. Посетители стучали по клавишам своих ноутбуков и потягивали горячие напитки, болтая о том, о сем. Этот день был бы похож на все предыдущие, если бы не одно но…

Теперь все стало каким-то странным.

Даже выпить горячего шоколада оказалось уже не так просто, как раньше. Казалось бы, закажи, расплатись, забери напиток. Никакой суеты, никаких переживаний по поводу нашествия демонов или конца света.

Но только не сегодня.

Бариста пялился на нее так, что забыл, что делает, и чуть не ошпарил себе руку. Возможно, проблема была в том, что ее джинсовка смахивала на решето из-за многочисленных дыр от ожогов, а от рукава был оторван такой приличный кусок, что виднелась футболка. Или в том, что даже дважды вылитый на голову шампунь и кондиционер не смогли разгладить подпаленные волосы. Пусть парень скажет спасибо, что Райли хотя бы переодела джинсы — они были все в запекшейся крови. Не ее крови.

— Я видел тебя по телеку. Ты же одна из них, да? — дрожащим голосом спросил он и вытаращил глаза на пол-лица.

По телеку?Райли ничего не оставалось, как признаться:

— Да, я ловец демонов. Одна из немногих, переживших вчерашнюю бойню.

Парень чуть не выронил фарфоровую чашку на прилавок и расплескал немного бесценного напитка на блюдце.

— Взбитые сливки? — спросила Райли, серьезно нахмурившись. Несмотря на то что Армагеддон был уже близко, чашку горячего шоколада обязана венчать пушистая сливочная корона, иначе в чем тогда смысл? Бариста словно с неохотой добавил немного, не сводя глаз с Райли, из-за чего немного сливок пролилось мимо.

— Шоколадная стружка? — напомнила она.

— Ой, закончилась, — проговорил он.

Просто этот чувак слегка ненормальный. Ничего серьезного.

Но дело, кажется, было не только в нем. Другие посетители смотрели на нее, пока она шла к столику, переводя взгляд на висевший в зале телевизор и затем снова на Райли.

О, черт.

По Си-эн-эн показывали вчерашние события во всей красе: столбы пламени, вырывающиеся из купола здания, разбегающиеся демоны… А вот и она, подсвеченная огнем, стоит на коленях рядом со своим раненым парнем, плачет и сжимает его в объятиях. Тогда она думала, что он умирает.

knigochei.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о