Индейцы прерий: ИНДЕЙЦЫ ПРЕРИЙ | Индейцы без томагавков | Милослав Стингл

Содержание

ИНДЕЙЦЫ ПРЕРИЙ | Индейцы без томагавков | Милослав Стингл

Мы надолго задержались в Южной и Центральной Америке — у инков и ацтеков, у гениальных майя и отважных арауканов. И только теперь возвращаемся туда, откуда начали свое путешествие, — в Северную Америку, к индейцам, населявшим ее. Несколько преувеличенная «популярность» североамериканских индейцев вызвала много недоразумений. Коренных обитателей Америки читатель часто представляет себе именно как индейцев Северной Америки, а еще точнее — как индейцев североамериканских прерий. В действительности же индейцы Северной Америки являются лишь небольшой частью коренного населения Америки, численно наименее значительной. Ведь в доколумбову эпоху все североамериканские индейцы составляли лишь двадцатую часть населения Америки, а сейчас даже пятидесятую! 98 процентов всех индейцев живет в Центральной и Южной Америке. Наиболее населенными областями в Америке на протяжении последних двух тысячелетий совершенно бесспорно были Месоамерика и область Анд. Следовательно, в этом смысле Северная Америка и ее индейцы для общей оценки индейской истории и культуры до и после Колумба имеют неизмеримо меньшее значение. Но все это мы говорим лишь в качестве предварительного замечания. Итак, отправимся к индейцам Северной Америки.

И для них с 1492 года — с даты «официального открытия Америки» — начинается новая историческая эпоха. Хотя, как мы помним, европейцы открыли Северную Америку и познакомились с ее обитателями еще задолго до Колумба, предания о замечательных плаваниях отважных северян были давно забыты. И после 1492 года вся северная часть Индейского континента обследуется заново. В то время как Антильские острова, Мексику, Центральную и Южную Америку (за исключением Бразилии) открывают и завоевывают почти исключительно испанцы, север Америки (особенно после того, как выяснилось, что здешние индейцы куда беднее и золота у них нет) открывают, завоевывают, а впоследствии и заселяют представители ряда других европейских народов.

В период завоевания Северной Америки с испанскими интересами скрестились великодержавные интересы Англии, Франции, Португалии, даже Голландии и Швеции.

Те, кто открывал Северную Америку и ее индейцев после Колумба, знакомятся сначала, так же как и за пять веков до них скандинавы, с ее негостеприимным северо-востоком. Первенство тут принадлежит венецианскому мореплавателю Себастьяну Каботу, состоявшему на службе у английского короля Генриха VII, завидовавшего испанским и португальским успехам. Экспедиция, которую снарядили англичане и которой после смерти своего отца Джованни руководил молодой Себастьян, покинула порт в мае 1498 года и после длительного плавания достигла побережья, по всей вероятности, у современного Лабрадора. Затем она продвигалась далее на север, пока наконец (на 60° северной широты) арктические льды не преградили ей дорогу. Тогда Кабот приказал повернуть назад и через несколько дней открыл у берегов Северной Америки остров, который назвал «Вновь открытая земля» (New Found Land).

Так капитан Себастьян Кабот (ему не было тогда и 22 лет) первым открывает для Англии Северную Америку.

Но зависть одолевала не только английского короля. Португальцы тоже не прочь были укорениться в Новом Свете. И когда король Мануэл узнал об успешном плавании Кабота, он послал своего подданного Гаспара Кортереала продолжить обследование севера Нового Света. Кортереал переплыл Атлантический океан по следам Кабота, но пристал к берегам Америки значительно севернее и начал изучать весьма расчлененное побережье современного Лабрадора. Кортереал был португалец, а Португалия в ту пору богатела на работорговле, поэтому он захватил с собой несколько десятков индейцев, намереваясь продать их в Лиссабоне в рабство. Из них только семеро выдержали плавание, и Кортереал действительно с выгодой продал их. Лабрадорские индейцы (особенно предшественники нынешних наскапи) были признаны весьма трудоспособным «материалом». Так, сами того не желая, они соответственным образом окрестили и свою родину: латинское слово «labor» (труд) навсегда осталось в названии Лабрадора.

Испанцы, если не упоминать знаменитой экспедиции Понсе де Леона, впервые появляются в Северной Америке приблизительно в 1524 году. Первая их экспедиция во главе с гаитянским (эспаньольским) энкомендьером Лукасом Васкесом де Айльон пристала у берегов нынешней Южной Каролины. Несмотря на оказанный им дружественный прием, испанцы захватили более сотни индейцев и отвезли их на Гаити, где этим несчастным пришлось работать в рудниках. Вслед за Айльоном в Северной Америке побывал наш старый знакомый Эрнандо де Сото (1539—1542). Экспедиция де Сото открыла дотоле неведомую обширную территорию юго-востока нынешних Соединенных Штатов с ее многочисленным индейским населением. Де Сото первый увидел также величайшую реку Северной Америки — Миссисипи. На берегах ее он и погиб, был убит оборонявшимися индейцами.

Самой прославленной из испанских экспедиций на север была экспедиция Коронадо. Мы имеем о ней подробные и точные сведения благодаря одному из ее участников — Педро де Кастеньядо, рассказ которого содержит ценные этнографические данные об индейцах пуэбло и других племенах североамериканского юго-запада.

Экспедиция Коронадо, которую привлекли в эти места фантастические сообщения о «семи (серебряных) городах Сиболы» (в конечном счете оказалось, что это индейские пуэбло), а также сообщения о таинственной богатой «Кивире», впервые обследовала Аризону, Нью-Мексико, обширные территории в Канзасе и т. д. Итак, испанцы посетили юг Северной Америки. Португалец Кортереал и прежде всего венецианский мореплаватель на британской службе Кабот — ее северо-восточное побережье. А еще один венецианец, Джиованни Вераззано, пират на службе у французского короля, пристает к берегу нынешней Каролины и встречается с живущими здесь индейцами. Плавание Вераззано наводит французского короля на мысль приступить к исследованию всей Северной Америки. Задача эта была возложена на Жака Картье, который в 1534—1535 годах открывает реку Святого Лаврентия. Картье также исследует область, в которой ныне находится главный центр канадских французов — Квебек. Картье был первым белым, познакомившимся с жизнью канадских индейцев, в особенности гуронов.
За экспедициями Картье последовали новые французские экспедиции, и прежде всего экспедиция де Роберваля. Первыми французскими поселенцами в Северной Америке стали гугеноты, искавшие в Новом Свете спасения от религиозных преследований.

Англичане вновь появляются на севере Америки уже в 80-х годах XVI века. Главная цель английских экспедиций — колонизация новых земель (экспедиции Фробишера, Гринвилля и другие). Но лишь в первом десятилетии XVII века попытки англичан создать поселения в Северной Америке увенчались успехом. Их центром становится Вирджиния, а с 1620 года, когда к американским берегам причаливает корабль «Майский цветок» («May-flower»), на борту которого находились переселенцы, покинувшие Англию по религиозным причинам (их было 101), началось настоящее заселение Северной Америки белыми. На ее восточном побережье европейцы основывают первые города. Так, голландцы менее чем за сумму в 200 нынешних крон покупают остров Манхаттан и основывают на нем маленькое поселение Новый Амстердам, превратившееся впоследствии в крупнейший город мира — Нью-Йорк.

Как мы видим, европейское проникновение в Северную Америку во многом отличалось от завоевания Центральной и Южной Америки. Оно протекало значительно медленнее. Так что индейцы, особенно в центральных и западных областях Северной Америки, в XVI, а иногда еще в XVII и XVIII веках его не ощущали.

На обширной территории Северной Америки жило множество индейских племен. Однако больших и богатых государств, какие существовали в доколумбову эпоху в Центральной и Южной Америке, здесь так и не возникло. Дать полный этнографический обзор североамериканских индейцев на нескольких страницах невозможно. До сих пор нет ни одного исчерпывающего научного труда, где содержалось бы описание индейских племен всех трех частей Америки. В Соединенных Штатах группа ученых попробовала составить краткий этнографический обзор, характеризующий индейцев хотя бы одной из них. Получился труд в 5 тысяч страниц, или 7 объемистых томов! Поэтому в предшествующих главах мы даже не пытались дать полный перечень всех индейских племен Центральной и Южной Америки, а остановились лишь на некоторых, наиболее значительных.

Воспользуемся тем же методом и теперь.

Североамериканских индейцев часто делят по принадлежности к языковым группам.

Основными языковыми группами Северной Америки можно считать: атапаскскую (или атабаскскую), племена которой живут сейчас преимущественно на северо-западе, главным образом в Канаде; алгонкинскую — вероятно наиболее многочисленную (восточная часть Северной Америки), и ирокезскую, в которую, кроме шести ирокезских народностей, входили также чироки, гуроны и другие племена. На юго-востоке нынешних США с представителями ирокезской языковой группы соседствовали племена, принадлежащие к мускогской языковой группе (например, чоктавы, чика-савы, флоридские семинолы и др.). На западе, в Орегоне, Вайоминге, Монтане и частично в Колорадо, Техасе и Нью-Мексико, жило множество племен шошонской языковой группы. Но самую известную языковую группу составляют 68 племен, говорящих на языках сиу — на языках, которые были родной речью большинства индейских племен, обитавших в американских прериях.

Индейцам североамериканских прерий, — индейцам, о которых написано столько книг, чаще всего весьма далеких от правды, мы и уделим в этой главе основное внимание. А затем посетим и другие значительные группы индейского населения Северной Америки (при этом мы разделяем их не по приведенному выше языковому признаку, а руководствуясь гораздо более рациональными и надежными критериями — местом расселения и прежде всего способом ведения хозяйства).

В начале XVI века, когда в Северной Америке появились первые европейцы, здесь насчитывалось примерно 400 индейских племен. Как ни странно, индейцы прерий, о которых мы будем больше всего говорить, в прериях тогда не жили! Беспредельные, необозримые степи были недоступны для пешего индейца. Индейцы жили только на крайнем востоке прерий, в современных американских штатах Небраска, Северная и Южная Дакота, по течению больших рек, где можно было возделывать кукурузу и бобы. На всей остальной территории прерий (как показали доскональные археологические исследования) индейцев в ту пору не было.

Лишь после того, как индейцы, жившие до XVI века за пределами прерий и добывавшие себе пропитание либо охотой (например, племена кайова, команчи), либо примитивным земледелием (чейенны на реке Ред-Ривер в Северной Дакоте), получили от белых первого коня, прерии распахнули перед ними свои просторы. Прерии! Родина мужественных индейцев… Что, в сущности, они собой представляли? Слово «прерия» французского происхождения, и означает оно «большая травянистая равнина». Французское слово метко передает характер прерий. И действительно, эти бескрайние холмистые равнины были покрыты одним видом растительности, настоящей королевой прерий — так называемой «бизоньей травой». А бизонья трава была основной пищей бизоньих стад. Североамериканские прерии простираются между рекой Миссисипи на востоке и Скалистыми горами на западе. На севере прерии доходили до средней части нынешней Канады, а на юге — почти до Мексиканского залива. И это огромное пространство овладевший конем индеец заселил всего за несколько лет уже в послеколумбову эпоху.
Только тогда и родился прерийный, или, как его еще называют, степной, индеец. Следовательно, культура прерийных индейцев является самой молодой индейской культурой Северной Америки. Какие индейские племена можно считать настоящими степными кочевниками? В первую очередь племена языковой группы сиу. Кстати, сиу — это сокращение от слова nedowessioux, возникшего из исковерканного оджибвеского Nadowe-Is-Iw, что означало «змеи», «гады». Таким ругательным прозвищем оджибве окрестили воинственных индейцев прерий. К большой языковой семье сиу принадлежали в северной части прерий наряду с иными племенами манданы и хидатса, вороньи индейцы и ассинобойны, затем айовы, миссури, ото, оседжи и особенно прославленные дакоты. Нужно иметь в виду, что ни одно индейское племя Северной Америки само себя «сиу» не называло. Те, кого европейцы наградили этим исковерканным французами наименованием, называли себя дакота — «союзники». Кроме племен, говорящих на сиу, в прериях жили и многие другие племена, принадлежащие к иным языковым группам, например чейенны, ацина, арапахо и три племени так называемых «черноногих» (сиксика, кайнахи и пиеган), относящиеся к алгонкинской языковой группе, знаменитые команчи — к языковой группе шошонов и т. д.

Вся жизнь прерийных индейцев была связана с двумя животными. Во-первых, с бизоном. Он давал им мясо, из которого они приготовляли также своего рода «консервы» (пеммикан). Из бизоньих шкур индейцы делали конусообразные палатки — типи, шили одежду и обувь.

Пока у индейцев не было лошадей, бизон был для них желанной, но весьма трудной добычей. На бизонов они охотились следующим образом: в середине лета строились большие загоны, куда загоняли бизонов, и уже там их убивали. Основным оружием индейцев доколумбовой эпохи был лук из рога или твердого дерева. Кроме того, прерийные индейцы пользовались на охоте длинными копьями с каменными наконечниками.

В 1541 году, когда в нынешнем восточном Арканзасе появилась первая испанская экспедиция — экспедиция де Сото, на индейцев самое большое впечатление произвели не столько удивительные белокожие люди, сколько лошади. Индейцы сразу поняли, как пригодились бы они для охоты на бизонов. И действительно, вскоре индейцы приобретают лошадей: либо покупают их, либо выменивают, либо похищают. Много лошадей вырвалось на свободу из испанских скотоводческих ферм и одичало в прериях. Их стали называть мустангами. Так в наш рассказ вступает второе животное — лошадь, оказавшая решающее влияние на жизнь и хозяйство индейцев. Лошадь — как сказали бы мы сейчас — неизмеримо повысила продуктивность охоты на бизонов. Индейцы настигали на лошадях стада бизонов, этих танков прерий. Окружали и убивали. В результате индейцы постепенно отказываются от своего прежнего образа жизни и становятся кочевниками. Когда в начале XIX столетия белые «открывают» прерийных индейцев, им принадлежат уже табуны лошадей в тысячи голов и все прерии. До появления лошадей индейцы при переездах имели только одного помощника — собаку. (По бокам собакам прикрепляли кожаные торока.) Теперь же перебираться с места на место стало гораздо проще. Индейцы еще не знали колеса и потому изобрели «волокушу». Это было очень простое приспособление: два шеста одинаковой длины связывались на одном конце и укреплялись на крупе лошади. Лошадь волокла этот открытый веер за собой. Обе стороны треугольника соединялись поперечной планкой, и на этот каркас натягивалась шкура. Так кочевали индейцы.

Уже при первой встрече степные индейцы поразили белых своим одеянием. Вся одежда мужчин и женщин изготовлялась из выделанных бизоньих шкур. Основным будничным одеянием мужчины была набедренная повязка и особые «гамаши» — ноговицы, закрывающие ноги выше щиколоток. Мужчины и женщины обувались в мокасины, богато украшенные иглами дикобраза. Ноговицы, соединенные с мокасинами, напоминали облегающие ногу высокие до пояса сапоги. Женщины носили длинные прямые одеяния из замши. Боевые рубахи, украшенные скальпами, носили только вожди и самые прославленные воины племени. В этот торжественный наряд входил и плащ, на котором часто изображались подвиги его владельца. Но самым великолепным украшением прерийных индейцев была налобная повязка с орлиными перьями. Каждое птичье перо в повязке означало какой-нибудь мужественный поступок носящего это украшение. Перья были по-разному окрашены и особым образом подрезаны. Каждый оттенок цвета, каждая зарубка имели свой строго определенный смысл. Так что в те времена налобные повязки были своего рода орденскими ленточками. Воины, кроме того, украшали себя ожерельями из когтей гризли. Индейцы прерий не были какой-то особо воинственной группой индейского населения. Свою первую оборонительную войну они начали только после того, как белые вероломно нарушили все заключенные договоры и стали лишать индейцев последней принадлежавшей им земли. В межплеменных столкновениях индейцы прерий совершали неожиданные молниеносные нападения, причем не с целью убить врага, а для того, чтобы снять скальп, а позднее — похитить его лошадь и тем самым доказать свою храбрость. Основным орудием охоты и оружием индейцев прерий оставался лук, которому они отдавали предпочтение даже перед огнестрельным оружием. В бою прерийные индейцы защищали себя щитами из оленьей или бизоньей кожи.

Наименьшей общественной ячейкой у этих индейцев, как и всюду, был род. Индеец принадлежал либо к роду своей матери (например, у вороньих индейцев), либо к роду отца. Несколько родов составляли племя, во главе которого стоял «совет вождей», представлявший собой не столько исполнительную власть, сколько репрезентативный орган. Взрослые мужчины объединялись в особые «мужские» общества. Одно из них — чаще всего оно называлось «Собаки» — выполняло обязанности некой «племенной службы порядка».

Если вожди, как правило, не обладали сколько-нибудь значительной властью, то колдуны, шаманы пользовались большим уважением. Главной их обязанностью было общение с духами, которое позволяло им врачевать больных, руководить религиозными обрядами, предрекать будущее, отвращать непогоду и т. д. Основными их «рабочими инструментами» были, как обычно, шаманский бубен и трещотка. Колдун готовится к своей «профессии» еще до того, как появляется на свет. Так, например, дакоты верят, что до рождения колдун живет на небесах среди громов, от коих и приобретает свои знания. Гром дает избраннику духов указание, когда, в какое время он должен стать шаманом.

На основании сна или видения колдуна определялось также, какие субстанции должны войти в «колдовскую связку» — «священный узел». «Колдовская связка», сопровождавшая прерийного индейца буквально всю жизнь, состояла из птичьей шкурки, цветных камешков, листьев табака и многих других, подчас весьма необычных предметов, за которыми шаман признал волшебные свойства. Эти амулеты, спрятанные в кожаный мешочек, прерийный индеец постоянно носил при себе. Индейцы верили, что шаман является носителем той всеобъемлющей сверхъестественной магической силы, которая на языке хидатса называлась ксупа, у дакотов — ваконда, у племен алгонкинской языковой группы — манито или манидо. Из манито некоторые авторы «романов об индейцах» сделали верховного бога прерийных индейцев или какого-то «Великого духа». Никакого верховного бога индейцы, конечно, не знали и не призывали себе на помощь. Сообщения о нем в трудах первых европейцев, посетивших прерии, ошибочны и отражают монотеистические представления христианства. Прерийные индейцы почитали мать-землю, могучий гром и особенно солнце. Солнцу было посвящено и самое большое религиозное торжество прерийных индейцев — «танец солнца», для исполнения которого каждое лето собиралось все племя.

Упомянутая выше магическая сила (например, манито), по представлениям прерийных индейцев, могла находиться, в птице, рыбе, дереве, траве, цветке или былинке. Общение с этой таинственной силой могло осуществиться либо в полном уединении, либо во сне. Для такого общения нужно было очиститься телесно — индеец для этого долго купался и целую неделю постился — и духовно, что и достигалось полной отрешенностью от людей. Видения посещали прерийных индейцев чаще всего в пору полового созревания. В жизни индейца сны играли исключительную роль. Женщины, увидев во сне орнаменты, украшали ими типи и нарядные пояса. Юношам, будущим воинам прерий (например, у омаха), «божественный сон» часто предвещал изменение всей прежней жизни.

Так жили прерийные индейцы — между сном и явью. Однако прожили они так недолго. Собственно прерийная культура рождается — повторяем — только тогда, когда индейцы, жившие до тех пор лишь на окраинах бесконечных зеленых травянистых равнин, обретают лошадь, т. е. в начале восемнадцатого столетия. А уже к концу следующего века эта самая молодая из культур североамериканских индейцев умирает. Ее вытесняет совершенно новая культура — культура «белого человека». Но об этих горчайших годах истории прерийных индейцев мы расскажем позднее…

СЫНЫ ВЕЛИКИХ РАВНИН. Индейцы Великих равнин

СЫНЫ ВЕЛИКИХ РАВНИН

«Непреодолимая страсть к безусловной свободе — отличительная черта американского индейца…»

Дж. Кэтлин «У американских индейцев»

Заселение степей

Карта расселения индейских племен Великих равнин

Великие равнины! Так называется огромное пространство в центре Северной Америки. От реки Саскачеван на севере до реки Рио-Гранде на юге, от Миссисипи на востоке до Скалистых гор на западе раскинулись необъятные просторы, изрезанные множеством рек и вздыбленные кое-где холмами да скалами. Восточная часть равнин — американские прерии — это высокотравная низменность, богатая плодородными землями, тенистыми рощами и зверьем. Ландшафт западных равнин более суров — засушливая степь, порой переходящая в скопления причудливых скал, и даже настоящие горы. Подчас встречаются совершенно бесплодные и мало пригодные для жизни — так называемые бэдленды, или «дурные земли». Другая примета равнин — «бьютт», одиноко стоящий холм или скала, часто с плоской вершиной.

По этим бескрайним территориям бродили несметные стада бизонов. К началу XVIII века их насчитывалось около 60 миллионов.

Американские бизоны

Другим крупным животным был американский лось, или мус. На равнинах также обитали четыре вида оленей, антилопы, дикие козы, бараны, кролики, бобры, выдры, скунсы, барсуки, еноты, американские дикобразы и многочисленные мелкие грызуны. Наиболее опасными хищниками были пума, или горный лев, серый медведь гризли, а также его собрат — более спокойный и меньший по размерам обыкновенный бурый медведь. Целую армию охотников составляли волки, койоты, лисы, рыси, дикие кошки и гремучие змеи. Пернатые были представлены также на редкость разнообразно: от крохотных колибри до мощных орлов — беркута и белоголового орлана, или лысого орла, который стал символом Америки и ныне изображен на герое США.

С такой природой столкнулись ранние обитатели американских равнин — жители поселений в бассейнах Миссисипи — Миссури, сочетавшие земледелие с охотой, и немногочисленные пешие кочевники — охотники на бизонов.

С начала XVIII века наступила новая эра в истории Великих равнин. Экспансия европейцев в глубь континента вызвала цепную реакцию — в степи устремились кочевые племена окрестных лесов и гор. Появление у индейцев лошадей, которые к ним попадали из испанских владений на юге, и огнестрельного оружия, которым снабжали индейцев северо-восточных лесов торговцы пушниной, ускорило развитие событий.

С востока, из районов, примыкающих к Великим озерам (современные штаты Висконсин и Миннесота), в прерии стали переселяться воинственные племена Сиу — их теснили жившие еще восточней алгонкиноязычные Чейенны и Сутайо, которые слились затем в единое племя. Сиу же, напротив, начали дробиться. Восточные Сиу, или Дакота, распались на четыре племени, поселившиеся в лесостепной зоне: Сиссетон, Вахпетон, Вахпскуто и Мдевакантон. Зачастую их называли общим именем Санти.

Лагерь Ассинибойнов

Кочевые индейцы предпочитали разбивать лагерь возле воды — реки или ручья — и деревьев. Дерево было необходимо для костров, хозяйственных нужд, также время от времени приходилось обновлять шесты для палаток. Вода была нужна и для лошадей, как и сочная трава, которая не всегда имелась в достатке на больших засушливых пространствах открытых степей. Соседство с горами позволяло сделать запасы мягких шкур горных баранов — лучшего материала для одежды.

Дальше на запад, в восточную часть нынешних штатов Северная Дакота и Южная Дакота, ушли центральные Сиу, или Накота, — Янктон и Янктонаи. От последних откололись Ассинибойны, ставшие самостоятельным племенем, а потом и ярыми врагами своих сородичей. Ассинибойны попали на север Великих равнин и разделились на три крупные группы — собственно Ассинибойны, кочевавшие в северной части Монтаны; Ассинибойны канадских прерий; и Стони — самые западные из Ассинибойнов, жившие у подножия Скалистых гор Альберты.

Западные Сиу — Лакота, или Тетон, в 1775 году достигли Черных холмов. Это были семь племен, численность которых составляла половину всех Сиу: Оглала, Брюле, Хункпапа, Миннеконджу. Сихасапа, Сансаркс и Два Котла. Пять последних имели общее название Саони. Продвижение Сиу по Миннесоте и Южной Дакоте сопровождалось постоянными войнами с Чейеннами. Те отходили все дальше на запад и в конце концов заняли территорию на юго-востоке Монтаны, а некоторые продвинулись и на юг, достигнув Оклахомы. Часть лесных алгонкинских племен Кри и Оджибва (Чиппева) также с востока проникла в степи, расположившись в их северной части вместе с Ассинибойнами. Эти два племени получили название Степные Кри и Степные Чиппева, или Банги.

С севера равнины заселяли отколовшиеся от лесных Атанапасков Сарси, которые стали самым северным племенем конных кочевников, а также алгоикиноязычные Черноногие, состоящие из трех племен — Пиеганы, Кайна (или Блад) и собственно Черноногие. Вслед за Черноногими пришел другой алгонкиноязычный народ, который разделился на два племени. Первое, Гро-Вантры, или Атсина, осталось севернее Миссури; второе, Арапахо, ушло в центральные и южные равнины.

Гораздо раньше, в XV–XVI веках, пересекли степи с севера на юг Апачи — южные Атапаски, разбившиеся на множество племен. Некоторые из них стали носителями культуры конных кочевников» — Кайова-Апачи, Липан, Хикарилья. Соседями Апачей оказались шошоноязычные Команчи и таноязычные Кайова, которые переселились на южные равнины с северо-запада, из района Скалистых гор. Юта и Шошоны остались в горах, но часто появлялись на равнинах для охоты на бизонов или нападения на племена собственно степных кочевников. Маленькое племя Тонкава, жившее на юго-восточной окраине степей, также впитало черты типичных конных кочевников. Отметим, что именно племена юга первыми освоили коневодство, и через них лошадь распространилась на север — к середине XVIII века все племена равнин в той или иной степени стали конными. Индейцы вывели даже две новые породы лошадей — пинто и аппалуза.

Представители более древней степной культуры оседлых и полуоседлых земледельцев прерии, так называемые «фермеры», не могли не ощутить прихода более сильных соседей, и среди них также произошли расколы и переселения. Дальше на запад отошли сиуязычные Куапо, Оседжи, Канза и Омаха, бывшие ранее одним племенем. Под натиском Сиу Омаха перебрались в Небраску, а после 1780 года от них откалываются Понка и селятся у места слияния Найобрэры с Миссури. Юго-восточнее, в районе рек Платт и Репабликан, стояли деревни кэддоязычных Пауни, от которых отделилось племя Арикара, переселившееся на север, к верховьям Миссури, в земли сиуязычных Манда н и Хидатса. От последних в 1776 году откололась группа, ушедшая в район реки Йеллоустон в Монтане и ставшая типичным племенем кочевников, известным как Кроу, или Абсарока.

В нижнем течении Миссури жили Ото, Айова и Миссури, говорившие на родственных языках группы сиу.

Самым южным племенем степных земледельцев были Уичита, жившие в Техасе.

Для полноты картины упомянем и восточные племена, изгнанные американцами со своих земель и насильно переселенные в Оклахому, называвшуюся тогда Индейской территорией. Это Потаватоми, Саук-и-Фокс, Делавары, Шауни, Ирокезы, Кикапу, Семинолы, Чокто, Чикасо, Крики и Чероки.

Карта заселения равнин

Красными стрелками показаны пути распространения лошади и огнестрельного оружия. Цифрами обозначены важнейшие торговые центры:

1. Хидатса — Мандан — Арикара.

2. Шошоны.

3. Пуэбло.

К началу XIX века практически завершился и раздел территорий между племенами, сформировалась конная культура Великих равнин. Периоде 1810 по 1890 год можно считать «Золотым веком» степных индейцев. Это время кровавых войн и великих вождей, побед и поражений, время Дикого Запада, без которого немыслима история Америки.

Индейцы в 10 вопросах • Arzamas

Антропология, История

Действительно ли североамериканские индейцы жили в вигвамах, правильно ли изображать их с луком и стрелами и общий ли у них язык

Автор Евгения Коровина

1.

Когда и как индейцы попали в Америку

Существует две основные точки зрения. Согласно первой (так называемая «короткая хронология»), люди пришли в Америку около 14–16 тысяч лет назад  В то время уровень моря был на 130 метров ниже современного, кроме того, зимой по льду пролив было нетрудно перейти пешком. . По второй — люди заселили Новый Свет гораздо раньше, от 50 до 20 ты­сяч лет назад («длинная хронология»). Ответ на вопрос «Как?» куда более опре­деленный: древние предки индейцев пришли из Сибири через Берингов про­лив, а дальше шли на юг — или по западному побережью Америки, или по цен­тральной части материка через свободное от льдов пространство между Лав­рентийским ледяным щитом и ледниками Береговых хребтов в Канаде. Впро­чем, вне зависимости от того, как именно двигались первые жители Америки, следы их раннего присутствия либо оказались глубоко под водой из-за повы­шения уровня моря (если они шли вдоль тихоокеанского побережья), либо разрушены действиями ледников (если люди шли по центральной части ма­терика). Поэтому самые ранние археологические находки обнаруживаются не в Берингии  Берингия — биогеографическая область, связывающая Северо-Восточную Азию и северо-западную часть Северной Америки., а гораздо южнее — например, в Техасе, на севере Мексики, на юге Чили. 

2. Отличались ли индейцы на востоке США от индейцев на западе

Вождь тимукуа. Гравюра Теодора де Бри по рисунку Жака Ле Муана. 1591 годBrevis narratio eorum quae in Florida Americae provincia Gallis acciderunt / book-graphics.blogspot.com

Выделяется около десяти культурных типов индейцев Северной Америки  Арктика (эскимосы, алеуты), Субарктика, Калифорния (чумаши, вашо), северо-восток США (Вудленд), Большой бассейн, Плато, северо-западное побережье, Великие равнины, юго-восток США, юго-запад США.. Так, индейцы, населявшие Калифорнию (например, мивоки или кламат), были охот­никами, рыболовами и занимались собирательством. Жители юго-запада США — шошоны, зуни и хопи — относятся к так называемым культурам пуэбло: они были земледельцами и выращивали кукурузу, фасоль и тыкву. Про индейцев востока США, а особенно юго-востока, известно значительно меньше, поскольку большинство индейских племен вымерли с приходом европейцев. Например, до XVIII века во Флориде жил народ тимукуа, отли­чавшийся богатством татуировок. Быт этих людей зафиксирован в рисунках Жака Ле Муана, который посетил Флориду в 1564–1565 годах и стал первым европейским художником, изобразившим коренных американцев.

3. Где и как жили индейцы

1 / 2

Вигвам племени апачи. Фотография Ноа Гамильтона Роуза. Аризона, 1880 годDenver Public Library / Wikimedia Commons

2 / 2

Глинобитные дома в Таос-Пуэбло, Нью-Мексико. Около 1900 годаLibrary of Congress

В вигвамах — стационарных жилищах из веток и шкур животных в форме купола — жили индейцы лесной зоны на севере и северо-востоке Америки, тогда как индейцы пуэбло традиционно строили глинобитные дома. Слово «вигвам» происходит из одного из алгонкинских языков  Алгонкинские языки — группа алгских язы­ков, одной из крупнейших языковых семей. На алгонкинских языках говорят около 190 тысяч человек на востоке и в централь­ной части Канады, а также на северо-восточ­ном побережье США, в частности индейцы кри и оджибве. и в переводе озна­чает что-то вроде «дом». Строились вигвамы из веток, которые связывались между собой, образуя конструкцию, которая сверху покрывалась корой или шкурами. Интересным вариантом этого индейского жилища являются так называемые длинные дома, в которых жили ирокезы  Ирокезы — группа племен общей числен­но­стью около 120 тысяч человек, живу­щих в США и Канаде. . Они делались из де­рева, а длина их могла превышать 20 метров: в одном таком доме жили сразу несколько семей, члены которых приходились друг другу родственниками.

У многих индейских племен, например у оджибве, существовала специальная паровая баня — так называемый «вигвам потения». Это было отдельное стро­ение, как нетрудно догадаться, для мытья. Впрочем, мылись индейцы не слиш­ком часто — как правило, несколько раз в месяц — и использовали паровую баню не столько для того, чтобы стать чище, сколько как лечебное средство. Счита­лось, что баня помогает при болезнях, если же чувствуешь себя хорошо, можно обойтись без мытья. 

4. Что они ели

1 / 3

Мужчина и женщина за едой. Гравюра Теодора де Бри по рисунку Джона Уайта. 1590 годNorth Carolina Collection / UNC Libraries

2 / 3

Посев маиса или бобов. Гравюра Теодора де Бри по рисунку Жака Ле Муана. 1591 годBrevis narratio eorum quae in Florida Americae provincia Gallis acciderunt / book-graphics.blogspot.com

3 / 3

Копчение мяса и рыбы. Гравюра Теодора де Бри по рисунку Жака Ле Муана. 1591 годBrevis narratio eorum quae in Florida Americae provincia Gallis acciderunt / book-graphics.blogspot.com

Рацион индейцев Северной Америки был достаточно разнообразен и сильно отличался в зависимости от племени. Так, тлингиты, жившие на побережье северной части Тихого океана, в основном ели рыбу и мясо тюленя. Земле­дельцы пуэбло питались как блюдами из кукурузы, так и мясом добытых на охоте животных. А основной пищей индейцев Калифорнии была желудевая каша. Чтобы ее приготовить, нужно было собрать желуди, высушить, очистить и измельчить. Потом желуди складывали в корзине и варили на раскаленных камнях. Получившееся блюдо напоминало нечто среднее между супом и ка­шей. Ели его ложками или просто руками. Индейцы навахо готовили из куку­рузы хлеб, и его рецепт сохранился:

«Чтобы приготовить хлеб, вам понадобятся двенадцать початков куку­рузы с листьями. Для начала нужно отшелушить початки и растереть зерна с помощью зернотерки. Затем завернуть получившуюся массу в кукурузные листья. Вырыть в земле яму такого размера, чтобы в ней помещались свертки. Развести в яме огонь. Когда земля как следует прогреется, выньте угли и положите в яму свертки. Прикройте их, а сверху разведите огонь. Хлеб печется около часа».

5. Мог ли неиндеец возглавить племя

Губернатор Соломон Бибо (второй слева). 1883 годPalace of the Governors Photo Archive / New Mexico Digital Collections

В 1885–1889 годах еврей Соломон Бибо занимал должность губернатора индей­цев пуэбло акома, с которым вел торговлю с середины 1870-х. Бибо был женат на женщине-акома. Правда, это единственный из­вестный случай, когда пуэбло руководил неиндеец.

6. Кто такой кенневикский человек

В 1996 году в районе небольшого города Кенневик в штате Вашингтон были найдены останки одного из древних жителей Северной Америки. Его так и назвали — кенневикский человек. Внешне он сильно отличался от современ­ных американских индейцев: был очень высок, носил бороду и ско­рее напоми­нал современных айнов  Айны — древние жители Японских островов.. Исследователи предпо­ложили, что скелет принадле­жал европейцу, жившему в этих местах в XIX веке. Однако радиоуг­леродный анализ показал, что обладатель скелета жил 9300 лет назад.

Реконструкция внешнего облика кенневикского человека© Brittney Tatchell / Smithsonian Institution

Сейчас скелет хранится в Музее естественной истории имени Бёрке в Сиэтле, и современные индейцы штата Вашингтон регулярно требуют, чтобы останки передали им для захоронения согласно индейским традициям. Впрочем, осно­ваний считать, что кенневикский человек при жизни принадлежал к какому-нибудь из этих племен или их предкам, нет.

7. Что индейцы думали о луне

Индейская мифология очень разнообразна: ее героями часто становятся жи­вотные, например койот, бобр или ворон, или небесные тела — звезды, солнце и луна. Например, члены калифорнийского племени винту счита­ли, что своим внешним видом луна обязана медведю, который пытался ее укусить, а ирокезы утверждали, будто на луне находится старуха, ткущая по­лотно (несчастную отправили туда за то, что та не смогла предсказать, когда будет конец света).

8. Когда у индейцев появились лук и стрелы

Индейцы Вирджинии. Сцена охоты. Гравюра Теодора де Бри по рисунку Джона Уайта. 1590 годNorth Carolina Collection / UNC Libraries

Сегодня индейцы разных североамериканских племен часто изображаются держащими в руках лук или стреляющими из него. Так было не всегда. О том, что первые жители Северной Америки охотились с помощью лука, историкам ничего неизвестно. Зато есть сведения о том, что они использовали разнооб­разные копья. Первые находки наконечников стрел датируются примерно девятым тысячелетием до нашей эры. Они были сделаны на территории совре­менной Аляски — уже потом технология постепенно проникла в другие части конти­нента. К середине третьего тысячелетия до нашей эры лук появляется на тер­ритории современной Канады, а в начале нашей эры приходит на терри­торию Великих Равнин и Калифорнии. На юго-западе США лук и стрелы появились еще позднее — в середине первого тысячелетия нашей эры.

9. На каких языках говорят индейцы

Портрет Секвойи, создателя слогового письма индейцев чероки. Картина Генри Инмана. Около 1830 годаNational Portrait Gallery, Washington / Wikimedia Commons

Сегодня индейцы Северной Америки говорят примерно на 270 различных язы­ках, которые относятся к 29 языковым семьям, и 27 языках-изолятах, то есть изолированных языках, которые не относятся к какой-то большой семье, но образуют собственную. Когда в Америку пришли первые европейцы, индей­ских языков было гораздо больше, однако многие племена вымерли или утра­тили свой язык. Больше всего индейских языков сохранилось в Калифор­нии: там говорят на 74 языках, относящихся к 18 языковым семьям. Среди самых распространенных североамериканских языков — навахо (на нем говорит около 180 тысяч индейцев), кри (около 117 тысяч) и оджибве (около 100 тысяч). В большинстве индейских языков сейчас используется латинский алфавит, хотя чероки пользуются оригинальным слоговым письмом, разрабо­танным в начале XIX века. Большинство индейских языков могут исчезнуть — ведь говорят на них меньше 30% этнических индейцев.

10. Как живут современные индейцы 

Сегодня большинство потомков индейцев США и Канады живут практически так же, как и потомки европейцев. Только треть из них занимают резервации — автономные индейские территории, составляющие примерно два процента площади США. Современные индейцы пользуются рядом льгот, и, чтобы их получить, нужно доказать свое индейское происхождение. До­статочно, чтобы ваш предок был упомянут в переписи начала XX века или иметь определенный процент индейской крови.

Племена по-разному определяют, принадлежит ли к ним человек. Например, пуэбло ислета считают своим только того, у кого хотя бы один родитель был членом племени и чистокровным ин­дейцем. А вот оклахомское племя айова более либерально: чтобы стать его членом, нужно иметь всего 1/16 индейской крови. При этом ни знание языка, ни следование индейским традициям не имеет никакого значения. 


См. также материалы об индейцах Центральной и Южной Америки в курсе «Мифы Южной Америки».

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

Некоторые черты военного искусства индейцев североамериканских прерий Текст научной статьи по специальности «История и археология»

НЕКОТОРЫЕ ЧЕРТЫ ВОЕННОГО ИСКУССТВА ИНДЕЙЦЕВ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ ПРЕРИЙ

Торопицын И. В.

Торопицын Илья Васильевич, Астраханский государственный университет, 414056, Астрахань, Россия, ул. Татищева, 20а. Эл. почта: [email protected]

Индейские войны — неотъемлемая часть истории США. В массовом сознании давно уже сложились стереотипные представления о противостоянии коренных жителей американского Запада потоку переселенцев и золотоискателей и встававших на их защиту частей американской кавалерии. Нападения индейцев на фургоны переселенцев, стычки с солдатами и охотниками преподносятся в форме лихих кавалерийских атак. Воина-индейца часто изображают в пышном головном уборе, который мчится и стреляет на полном скаку в противника, издавая леденящие душу вопли. Белые поселенцы, как правило, героически обороняется, а армия США решительно наступает на индейский лагерь и преследует убегающих краснокожих. На этом фоне далеко не всегда удается разглядеть тактический замысел индейцев, вставших на «тропу войны», понять, какими приемами они пользовались для борьбы, как с другими племенами, так и с белыми переселенцами на их земли и кавалерией США. Изучение данного вопроса позволяет глубже понять военное искусство и мировоззрение индейцев Северной Америки, расширить наше представление об американском фронтире.

Ключевые слова: фронтир, индейцы, кавалерия США, скауты, Литтл-Бигхорн,

XIX в.

Введение

Покорение Дикого Запада является одной из ярких страниц в истории американского фронтира. Немало научных исследований и литературных трудов посвящено противостоянию коренных жителей североамериканского континента белым поселенцам и армейским частям США. В ходе этих конфликтов исследователи часто проецировали свое внимание на характере вооруженных столкновений, отмечая поведение индейцев в бою.

Своеобразный итог такого рода наблюдений изложен в труде Дж.М. Уайта. Характеризуя отношение индейцев к военному делу, он указывает на то, что войны, которые они вели между собой, никогда даже отдаленно не напоминали те, которые вели белые — и американцы, и европейцы. Сравнивая методы их ведения, Дж.М. Уайт обращает внимание на то, что индейцы практически не вели крупномасштабных сражений, зато в совершенстве владели искусством внезапных нападений. С появлением лошади и огнестрельного оружия индейцы, по мнению Дж.М. Уайта, не

устояли перед искушением отказаться от своей традиционной, проверенной временем тактики ведения войны. В моду у индейцев вошли массированные, но плохо подготовленные кавалерийские атаки. В целом же у автора сложилось впечатление, что у индейцев не было военной стратегии: «они поверхностно разбирались в тактике и вели боевые действия с точки зрения военной науки весьма примитивно» (Уайт, 2006, стр. 108, 122).

Методология исследования

На протяжении большей части ХХ в. о тактике и приемах военного искусства североамериканских индейцев можно было судить по немногочисленным литературным и автобиографическим произведениям, изредка издававшимся в нашей стране (Шульц, 1961; Щульц, 1965; Рассказы, 1991). Авторов этих трудов отличало хорошее знание как истории американского фронтира, так и жизни коренного населения Северной Америки, так как многие из них длительное время общались с участниками тех событий. Это придавало особую ценность их произведениям.

В 1990-х гг. в российском информационном поле наступает мощный прорыв. На рынке появляются переводные работы зарубежных авторов, посвященные истории различных индейских племен. В Москве и в Санкт-Петербурге начинается выпуск периодических изданий: историкоэтнографического альманаха об индейцах и американском фронтире (ИКТОМИ), «Первые американцы. Индейцы Америки: прошлое и

настоящее». Изданные в России в конце ХХ — начале XXI вв. труды признанных зарубежных специалистов по истории коренного населения Северной Америки значительно расшили источниковую базу и создали необходимые условия для анализа избранной темы.

Традиционно считается, что индейцы прерий Северной Америки воевали в конном строю. Цель настоящего исследования выявить различные приемы ведения военных действий, применявшихся индейцами как в войнах с другими племенами, так и в сражениях с белыми поселенцами и регулярными армейскими частями.

Индейская тактика нападения и обороны

Дж.М. Уайт, описывая тактику индейских войн, справедливо отметил многие ее характерные черты. Однако только ими навыки ведения военных действий у индейцев не исчерпывались. Говоря о тактических военных приемах, выработанных индейцами различных племен в междоусобных войнах, можно отметить опыт тетон-сиу по штурму укрепленных деревень племени поуни. В нападениях на земляные деревни

главную роль играли брюле, тогда как оглала предпочитали нападать на поуни, когда те выезжали на равнины для охоты на бизонов.

Как правило, сиу, врываясь в деревню, стремились нанести врагу урон в живой силе, поджигали ближайшие жилища и угоняли лошадей. Подобным образом в июне 1845 г. сиу атаковали деревню поуни, состоявшую из 60 домов. Оборонявшиеся (большинство из них собралось в доме верховного вождя) вели огонь по численно превосходящему их противнику из огнестрельного оружия через амбразуры, проделанные в жилищах. Несмотря на то, что поуни вели оборонительный бой, их потери составили около 70 человек, среди них оказалось несколько вождей (Хайд, 1996а, стр. 10-11).

Другим тактическим приемом, применявшимся племенами прерий, было сооружение различного рода укреплений, вроде защитного окопа или бруствера из камней или другого подходящего материала, достигавшего порой высоты полутора метров (по грудь). С помощью сооруженного из камней бруствера перед входом в пещеру группа северных шайенов во главе с Маленьким Стариком успешно отражала атаки военного отряда шошонов, преследовавшего их после того, как шайены угнали табун лошадей (1855 г.).

Шошоны предприняли попытки выгнать противников из их импровизированного укрепления, устроенного под навесом скалы, с помощью огня. Несколько шайенов не выдержали осады и попытались принять открытый бой, но были легко убиты. Однако несколько воинов (Маленький Старик, Сорока и Воющий Волк) не отказались от борьбы, и шошоны, потеряв еще одного из своих воинов, отступили, удовлетворившись возвратом угнанного табуна и гибелью шестерых шайенов (Сражения, 1996, стр. 43-47).

В другом случае (около 1870 г.) военный отряд шошонов, обнаружив, что шайены выследили их, также соорудили бруствер из камней для обороны (Сражения, 1996, стр. 63-64). Вождь племени кроу Много Подвигов упоминает о сооружении индейцами пикуни (черноногие. — И.Т.) в битве на ручье Свитграсс защитного бруствера из деревьев ивы, который помог им отбить несколько атак кроу (Линдермэн, 1996, стр. 161).

Использование окопов для обороны также было одним из распространенных тактических приемов индейцев прерий. Дж. Б. Гриннел пишет, что в битве на Волчьем ручье (1838 г. ) в то время как воины кайова защищали свой лагерь от шайенов и аропахо, женщины кайова копали углубления и делали насыпь в песчаных холмах, чтобы воины могли сражаться, если враги полностью захватят лагерь. Часть воинов кайова впоследствии воспользовалась этим укреплением (Гриннель, 1994, стр. 4243).

С помощью вырытого ножами окопа в виде глубокой ямы восемь индейцев племени блад успешно отразили однажды все атаки целой сотни воинов кроу, выйдя невредимыми из весьма опасной ситуации. Данный факт отражен на бизоньей шкуре одного из храбрейших воинов племени блад Белого Волка (известен также под именами Белый Бизон и Одна Неделя), хранящейся в музее Гленбоу (Биографии, 1996, стр. 137). По словам вождя кроу Много Подвигов, во время одного из сражений с ними сиу отступили и окопались на вершине холма. Лишь к ночи кроу удалось выбить врагов оттуда, но при этом победа стоила им жизни многих своих воинов (Линдермэн, 1996, стр. 89).

К 1864 г. относится факт применения индейцами прерий примитивных окопных укреплений против подразделений американской армии. Во время нападения отряда полковника Чивингтона на лагерь мирных шайенов на реке Сенд Крик, индейцы, углубив ямы на берегу реки, превратили их в подобие окопов, откуда стали отстреливаться от нападающих. Бой продолжался около четырех часов, по окончании которого уцелевшие индейцы смогли уйти (Гриннель, 1994, стр. 115).

В 1876 г. во время захвата солдатами и скаутами генерала МакКензи шайенской деревни вождя Тупого Ножа индейцы также использовали для обороны как естественные укрытия (расщелины в близлежащих скалах), так и вырытые траншеи. В ходе боя американским войскам не удалось нанести противнику сколько-нибудь существенного урона в живой силе. Им пришлось довольствоваться уничтожением лагерного имущества шайенов и захватом табуна, из которого около 80 голов индейцам удалось отбить (Гриннел, 1996, стр. 74-86).

Приведенные выше примеры свидетельствуют, что племена прерий были знакомы с тактикой использования различного рода укреплений, активно применяли их для обороны, а также знали и умели штурмовать их и вести осаду.

Однако история знает немало примеров, когда солдатам американской армии и белым поселенцам удавалось отразить нападения значительно превосходивших их по численности индейцев, укрывшись за спасительными фургонами или другими укрытиями. Ярким примером подобных успешных действий является оборона группы белых охотников на бизонов в поселке Эдоуби Уоллс от многократно превосходящего их по силам отряда индейцев из племен команчей, кайова, кайова-апачей и шайенов (Гриннель, 1994, стр. 187-189).

В другом сражении, имевшем место на острове Бичер в бассейне реки Арикари в 1868 г., отряду полковника Дж. Форсайта, состоявшему из 53 гражданских скаутов (разведчиков), удалось, несмотря на серьезные потери, отбиться от многочисленных воинов шайенов. Выдержав первые

атаки, скауты смогли лучше укрепиться на острове, выкопав окопы и сделав брустверы из убитых лошадей. В результате прицельной стрельбы им удалось смертельно ранить предводителя шайенов по имени Римский Нос, что предопределило дальнейший ход сражения (Хойг, 1999, стр. 4142).

Битва при Литтл-Бигхорн: тактические ошибки 7-го

кавалерийского полка или новые тенденции в военном искусстве индейцев прерий

Кампания 1876 г. против индейцев прерий началась совсем не так, как того ожидало ее командование. Атака кавалерии из колонны генерала Дж. Крука во главе с полковником Дж. Рейнольдсом на лагерь шайенов и оглала-сиу на реке Паудер 17 марта 1876 г. не принесла желаемого успеха армии США. Изгнанные из своего лагеря индейцы не сбежали с места сражения, а вернулись и, по словам Дж. Э. Хайда, «сражались с таким воодушевлением, что войскам пришлось покинуть лагерь, не уничтожив его, как предписывали делать приказы» (Хайд, 1996б, стр. 264).

Дж. Б. Гриннел в связи с этим обратил внимание на тот факт, что во время нападения американской кавалерии на индейский лагерь на реке Паудер никто из индейцев не был убит, в то время как солдаты потеряли несколько человек (Гриннель, 1994, стр. 209). Шайены и оглала-сиу перегруппировались и бросились в контратаку на отряд полковника Рейнольдса, отступавшего вверх по реке Паудер, и отбили табун из 700 лошадей, захваченный солдатами у их лагеря. Провал этой военной операции, по утверждению Дж. Э. Хайда, вынудил генерала Крука отказаться от повторных военных операций весной 1876 г., вернув войска в форт Феттерман, который являлся станцией снабжения фортов вдоль Бозманского тракта (Хайд, 1996, стр. 264).

Битва на реке Роузбад, притока реки Йеллоустоун в Монтане, также продемонстрировала новые тенденции в индейской тактике. В частности, шайены и сиу, атаковавшие войска генерала Дж. Крука, ловко применили обходной маневр выдвинувшегося вперед отряда индейских союзников Крука, состоявшего преимущественно из индейцев кроу и шошонов, которые впоследствии заняли позицию на левом фланге линии обороны войск Крука под командованием майора А. Б. Кейна (Трехольм, Карли, 1997, стр. 295). В этой битве основной целью индейской атаки являлись не столько скауты, сколько солдаты вражеской армии. Помимо кавалерийских атак, шайены и сиу эффективно использовали в битве при Роузбаде стрельбу из укрытий, используя складки местности (Гриннель, 1994, стр. 206).

К тому времени, когда скауты смогли присоединиться к своим белым союзникам, их противники уже успели обратить в бегство спешенных кавалеристов. «Враги били солдат дубинками, сбивали их с лошадей и лишь изредка то здесь, то там раздавались ружейные выстрелы», — вспоминал вождь кроу Много Подвигов. Но пехотинцы, закрепившиеся в поросшем кустами и ивами узком глубоком ущелье, смогли удержать свою позицию до прихода помощи от своих индейских союзников (Линдермэн, 1996, стр. 120-121).

Отряд генерала Дж. Крука изрядно потрепало в этой битве. Со стороны американских войск в сражении погибло менее 10 человек, но многих ранило, кроме того, отряд потерял много лошадей и мулов (Вождь, 1996, стр. 83). Индейцам досталось также большое количество армейского вооружения и боеприпасов, сыгравших важную роль в последующей битве с 7-м кавалерийским полком.

В сражении при Литтл-Бигхорн обращает на себя внимание тот факт, что продвижение в сторону лагеря 7-го кавалерийского полка не представляло тайны для его обитателей. Разведчики сиу и шайенов отслеживали перемещения войск Дж. Крука и знали о продвижении отряда Дж. Кастера вверх по реке Роузбад. На эту армейскую колонну случайно вышла группа сиу, двигавшаяся в агентство вождя Красное Облако. Вернувшись в индейский лагерь на Литтл-Бигхорн, она сообщила о приближении солдат.

Дж. Б. Гриннел утверждает, что в лагере знали о том, что солдаты разделились на реке Рено Крик, а наиболее опытные воины даже сумели предугадать последующие маневры кавалерии США, в частности, что противник попытается атаковать верхнюю и нижнюю части селения (Гриннель, 1994, стр. 212). Отдельные воины стали готовиться к бою. Те, у кого не было в лагере лошадей, отправились за ними к своим табунам, но многим так и пришлось вступить в бой с отрядом майора М. Рино пешими. Отчасти это предопределило дальнейшую тактику индейцев, многие из которых, не имея возможности атаковать противника в конном строю, сосредоточились на поражении солдат из стрелкового оружия.

Действия отряда Рино также свидетельствуют о том, что солдаты с самого начала встретили активное сопротивление индейцев: им пришлось спешиться и открыть огонь по противнику. Данное поведение индейцев меньше всего походило на паническое бегство. Однако следует признать, что организованного отпора при атаке на лагерь кавалерии США все-таки оказано не было. Большинство индейцев, по крайней мере, на первоначальном этапе сражения вступало в бой спонтанно, без какой бы то ни было тактической задумки со стороны Сидящего Быка, Бешеного Коня и других вождей и военных лидеров сиу и шайенов.

Нельзя не отметить и того факта, что нападение солдат на огромный лагерь явилось полной неожиданностью для части его обитателей. Беспечность и самонадеянность сиу и их союзников шайенов нередко играли на руку их противникам. Вождь кроу Много Подвигов вспоминал, что пришел к этому выводу очутившись среди лагеря своих врагов во время набега на объединенный лагерь сиу и шайенов на Г усином Ручье. «Сиу были не одни, и это, вероятно, сделало их глупее, -подчеркнул он, — они поверили, что никакие враги не осмелятся напасть на них» (Линдермэн, 1996, стр. 92). Подобное чувство уверенности от осознания своей силы испытывали многие воины индейского лагеря на Литтл-Бигхорн.

Тем не менее, при атаке М. Рино на верхнюю часть стойбища индейцы с самого начала стали действовать вопреки устоявшимся о них представлениям. Они не отступили перед атакующим их противником, а навязали встречный бой.

Учитывая тот факт, что никто из людей, сражавшихся непосредственно под командованием Кастера в тот день, не выжил, мы можем лишь предполагать о том, как действовал подполковник в сражении на Литтл-Бигхорн. Показания индейцев, собранные Дж. Б. Гриннелом, свидетельствуют, что нападение солдат (отряд Рино) на селение вызвало отток оттуда небоеспособной части населения (женщин, детей и стариков), которые пересекли реку в поисках убежища, где они столкнулись с другой частью солдат 7-го кавполка и повернули обратно в лагерь. Часть кавалеристов стала преследовать бегущую толпу, но была остановлена беглым огнем со стороны индейского лагеря.

В историографии, посвященной данной кампании, неоднократно высказывалась версия, что приостановление атаки на лагерь было вызвано подозрением, возникшим у Кастера, что его людей пытаются заманить в ловушку с помощью отряда-приманки. Однако хорошо известно, что, воюя с армией, индейцы северных равнин не использовали своих женщин, детей и стариков в этой роли. Стрельба нескольких индейцев по подходящей колонне Кастера, наоборот, более подходила на попытку группы воинов задержать атаку на лагерь, чтобы дать возможность укрыться женщинам и детям.

Если допустить, что Кастер остановил продвижение своих сил ввиду угрозы попасть в расставленную ему ловушку, то необходимо найти объяснение факту рассредоточения им оставшихся у него после разделения полка сил на площади в 250 акров вместо того, чтобы сконцентрировать их в единый ударный кулак.

Кастер не мог не знать о величине индейского селения на реке Литтл-Бигхорн, которое он намеревался захватить. Скауты предупреждали

командира 7 кавполка о том, что там разбит очень большой лагерь. Тем не менее, Кастер принял решение атаковать враждебных индейцев, несмотря на их внушительную численность. Следовательно, он был готов встретиться с численно превосходящим противником.

Очевидно, также, что Кастер знал методы ведения боя индейцев, которые, как правило, при решительной атаке на их лагерь стремились отступить, а не сражаться среди своих жилищ. В 1868 г. во время атаки 7ым кавполком шайенского лагеря на реке Уашита Кастеру без труда удалось рассеять жителей стойбища вождя Черный Котел. По всей видимости, исходя из своего опыта, Кастер сделал расчет на ту же модель поведения индейцев, и сам рассчитывал заманить их в ловушку. Для этого отряд Рино выделен был для нападения на лагерь с одного конца селения. Кастер ожидал, что индейцы отступят, в то время как сам он с основными силами намеревался ударить им в тыл, вызвав тем самым еще большую панику в рядах противника. Отряд Ф. Бентина, продвигаясь параллельно Литтл-Бигхорн, должен был вступить в селение в центральной части для усиления атаки на лагерь в случае сопротивления индейцев. Отряд Бентина был необходим также на тот случай, если бы индейцы под давлением Кастера решили бы прорваться через отряд Рино и уйти на противоположный от лагеря берег Литтл-Бигхорн.

Однако данный план не удался ввиду того, что индейцы не поддались панике, а перешли к активным атакующим действиям, к чему кавалеристы Кастера не были готовы.

В связи с этим стоит обратиться к работе американского археолога Ричарда Аллана Фокса «Археология, История и Последняя Битва Кастера» (Крах, 1996, стр. 87-91), которая проливает свет на события битвы при Литтл-Бигхорн. Археологические находки на месте сражения, собранные группой, которой руководил Р.А. Фокс, показывают, что люди Кастера использовали наступательную, а не оборонительную тактику, когда потерпели серию катастрофических тактических разделений на части. Сначала под огнем индейцев, стрелявших по солдатам из магазинных винтовок из-за ближайшего хребта, распалась рота «С». Это поставило в тяжелое положение роту «L», прикрывавшую роту «С» с возвышенности, располагавшейся в 600 метрах от лощины, которую та попыталась очистить от индейцев.

После того, как рота «L» была рассеяна огнем противника (археологи предположили, что лишь нескольким выжившим из ее состава удалось соединиться с ротой «I», которая находилась всего в 400 метрах от нее), атака индейцев была сконцентрирована на этом участке боя — и вновь, утверждают археологи, она заключалась в основном в выстрелах из укрытий, а не в ближнем бою.

В расположение сил Кастера на возвышенность, получившую впоследствии название Холм Последней Надежды, по мнению Р.А. Фокса, пробилось не более 20 солдат из рот «L» и «I». Оказавшись в критическом положении, Кастер послал пятерых кавалеристов за помощью и предпринял попытку отвлечь индейцев маневром 40 солдат из роты «Е» в направлении каньона, называемого Глубокая Лощина, но обе попытки не увенчались успехом. Индейцы стали осаждать оставшихся с Кастером людей (не более 60 человек), которые отстреливались, укрываясь за тушами убитых животных. В итоге все солдаты были перебиты. Археологи пришли к выводу, что «скорее всего там не было рукопашной схватки, и определенно, — славной последней битвы» (Крах, 1996, стр. 91). Дж. Б. Гриннел также утверждает, что «индейцы перебили солдат, обстреливая их из-за холмов, а финальную атаку они предприняли, когда все солдаты на холме попадали» (Гриннель, 1994, стр. 217).

Свидетельства, собранные Дж. Б. Гриннелом, показывают, что индейцы к этому времени уже успели по достоинству оценить преимущества огнестрельного оружия перед своими традиционными видами. Так, в сражении на реке Арикари (1868 г.) шайенам удалось нанести наибольший ущерб отряду полковника Дж. Форсайта именно из огнестрельного оружия. Во время круговой атаки на остров индейские снайперы поливали пулями укрепления, за которыми укрылись скауты, в результате чего отряд понес тяжелые потери среди офицерского состава. Были ранены его командир полковник Дж. Форсайт и его заместитель лейтенант Ф. Бичер, а также хирург Дж. Муерс (Хойг, 1999, стр. 41-42).

В начале боя с Кастером разнообразное огнестрельное оружие имелось не менее чем у половины из противостоящих ему индейцев. К этому времени их арсенал пополнился карабинами, взятыми в бою с войсками генерала Дж. Крука. В день битвы при Литтл-Бигхорн в качестве военных трофеев им также досталось вооружение разбитого отряда майора М. Рино, остатки которого индейцы не стали преследовать на противоположном берегу реки, а повернули назад, чтобы посмотреть, кто из их людей погиб и пограбить убитых солдат.

Огнестрельное оружие, как известно, представляло большую ценность для индейцев. Как только им стало известно о приближении нового противника, все воины помчались ему на встречу. «В этот день они постоянно захватывали новые ружья, а седельные сумки пойманных лошадей были полны боеприпасов, — пишет Дж. Б. Гриннел. — Белый Бизон сказал, что если бы не это, индейцы не смогли бы перебить солдат так быстро» (Гриннель, 1994, стр. 213-215).

К вопросу о дисциплине и доблести применительно к индейской военной тактике

Исследования и мемуары свидетельствуют, что очень часто из-за чрезмерного желания отличиться в бою наиболее разгоряченные предстоящей схваткой индейские воины, несмотря на предпринятые меры предосторожности, срывали планы руководителей военных отрядов.

Например, в 1865 г. объединенный военный отряд, состоявший из воинов трех союзных племен: сиу, шайенов и арапахо намеревался уничтожить гарнизон небольшого Форта Ранкин, располагавшегося в миле от городка Джулесбург. Индейцы применили свою излюбленную военную тактику с заманиванием противника в засаду с помощью отряда-приманки. Когда часть кавалеристов 7-го Айовского полка вышла из Форта Ранкин и стала преследовать отступавших индейцев, группа молодых воинов, находившаяся в засаде вместе с основными силами (около 1000 воинов), прорвала линию оцепления, состоявшего из членов воинских обществ, и выскочила навстречу неприятелю, который еще не успел приблизиться на близкое расстояние.

Таким образом, план индейцев провалился и был дан сигнал к общей атаке, которая, хотя и завершилась уничтожением почти половины отряда американских кавалеристов, не привела к его полному разгрому (Гриннель, 1994, стр. 123).

В другом эпизоде горячность нескольких молодых воинов чуть не сорвала план индейцев брюле-сиу, намеревавшихся бежать к своим соотечественникам, перебив охрану, при переводе солдатами их лагеря от Форта Ларами в Форт Керни, штат Небраска. Утром на одной из стоянок индейские воины, спрятав под одеждой немногочисленное оружие, выстроились перед лагерем для традиционной переклички, которую ехала проводить команда сопровождавших лагерь солдат. Другая группа солдат отправилась в путь несколько раньше с обозом. Но группа молодежи, не дожидаясь сигнала, напала на офицера конвойной команды, намного опередившего своих подчиненных.

После гибели своего командира солдаты уклонились от боя, и это дало возможность индейскому лагерю бежать, но, вступи солдаты в бой, шансов у индейских воинов было бы не много, учитывая разницу в вооружении противостоявших сторон (Гриннель, 1994, стр. 153).

Данные примеры достаточно красноречиво характеризуют индейцев, воинская дисциплина которых, особенно у молодежи, не всегда была на должном уровне.

Следует также отметить, что желание заслужить воинские почести оказывалось у индейцев под час сильнее чувства предосторожности. Так, в 1868 г. в битве на реке Уашита с 7-ым кавалерийским полком многие

шайены, арапахо, кайова и кайова-апачи при атаке на окруженный ими отряд майора Эллиота предпочли сразиться с солдатами в ближнем бою. При этом бросившиеся в рукопашную воины чуть было не растоптали своих более старших и благоразумных соплеменников, которые незаметно подбирались к солдатам вверх по оврагу с тем, чтобы расстрелять их в упор.

Подобное поведение объясняется простым стремлением индейцев отличиться в бою и заслужить как можно больше славы. Дж. Б. Гриннел пишет, что во время разгрома отряда Эллиота его участники насчитали много «ку» и впоследствии индейцы из разных племен долго выясняли, кто сделал первый «ку» на солдатах Эллиота (Гриннель, 1994, стр. 172173). Известно также, что даже во время битвы на Литтл-Бигхорн воины не могли преодолеть искушения добыть «ку». Одним из отличившихся подобным образом стал шайен Желтый Нос, сделавший «ку» на солдате древком кавалерийского флага, который он захватил в бою (Гриннель, 1994, стр. 215).

Выводы

Военная тактика североамериканских индейцев в XIX в. была, отнюдь, не примитивной, как это может показаться. Они использовали различные приемы ведения военных действий в зависимости от противника, с которым сталкивались, знали, как нападать и как защищаться, используя особенности местности. Индейцы по достоинству оценили мощь огнестрельного оружия, которым активно пользовались, в том числе и во время сражений с регулярными частями американской армии.

При этом среди них было немало тех, кто не мог преодолеть традицию поведения в бою. Страстное желание заслужить похвалу за доблестное поведение («ку») заставляло многие из них забывать об осторожности как при подготовке к сражению, так и непосредственно во время него самого. Вследствие этого задуманные индейскими военными предводителями операции часто срывались из-за поведения своих соплеменников.

Библиографический список

1. Биографии знаменитых индейцев (1996). ИКТОМИ, Историкоэтнографический альманах об индейцах и американском фронтире. М.: Зеленоградский обыватель. Вып. 1, стр. 133-138.

2. Вождь Много Подвигов, важный союзник армии США (1996).

ИКТОМИ, Историко-этнографический альманах об индейцах и

американском фронтире. М. Зеленоградский обыватель. Вып. 1, стр. 79-84.

3. Гриннель Дж.Б. (1994). Сражающиеся Чейены. 1800-1876 гг. (История, рассказанная индейцами). М.: Зеленоградский обыватель.

4. Гриннел Дж.Б. (1996). Захват деревни Тупого Ножа, 1876. ИКТОМИ, Историко-этнографический альманах об индейцах и американском фронтире. М.: Зеленоградский обыватель. Вып. 3, стр. 69-86.

5. Крах героического имиджа Кастера. По книге «Archeology, History, and Custer’s Last Battle» by R.A. Fox (1996). ИКТОМИ, Историкоэтнографический альманах об индейцах и американском фронтире. М. Зеленоградский обыватель. Вып. 3, стр. 87-91.

6. Линдермэн Ф.Б. (1996). Много Подвигов — вождь племени кроу. М.: Зеленоградский обыватель.

7. Рассказы об индейских войнах (1991). М.: Молодая гвардия.

8. Сражения шайенов с шошонами, 1850-1870 (1996). ИКТОМИ, Историко-этнографический альманах об индейцах и американском фронтире. М.: Зеленоградский обыватель. Вып. 1, стр. 39-66.

9. Тренхолм В., Карли М. (1997). Шошоны: сторожевые Скалистых гор. М.: Зеленоградский обыватель.

10. Уайт Дж.М. (2006). Индейцы Северной Америки. Быт, религия, культура / Пер. с англ. С.К. Меркулова. М.: ЗАО Центрполиграф.

11. Хайд Дж.Э. (1996а). Народ Красного Облака. ИКТОМИ, Историкоэтнографический альманах об индейцах и американском фронтире. М.: Зеленоградский обыватель. Вып. 1, стр. 3-22.

12. Хайд Дж.Э. (1996б). Народ пятнистого хвоста. История брюле сиу. М.: Зеленоградский обыватель.

13. Хойг С. (1999). Римский Нос. Первые американцы. СПб. № 5, стр. 3942.

14. Шульц Дж.У. (1961). Ошибка Одинокого Бизона и другие повести. Петрозаводск: Г осударственное издательство Карельской АССР.

15. Шульц Дж.У. (1965). Моя жизнь среди индейцев. М.: Мысль.

SOME FEATURES OF THE ART OF WAR OF THE NORTH AMERICAN

PRAIRIE INDIANS

Toropitsyn I.V.

Toropitsyn Ilya Vasilyevich, Astrakhan State University, 414056, Astrakhan, Tatishchev Str., 20a. E-mail: [email protected]

American Indian wars — an integral part of U.S. history. In the mass consciousness has already formed stereotypes of the confrontation between indigenous residents of the American West lay the flow of settlers and gold diggers and stand up for their protection of the US cavalry. The attack on the Indian vans relocated-ant, clashes with soldiers and hunters are presented in the form of dashing cavalry attacks. Warrior-Indian is often portrayed as a lush headdress, who rushes in and shoots at full gallop at the enemy, uttering the chilling cries. White posse-Lenz, as a rule, heroically defended, and the U.S. army decisively comes to an Indian camp and pursues the fleeing Redskins. Against this background, not all GDSs could see the tactical plan of the Indians, embarked on the «path of war», to understand what methods they used to fight, as with other tribes and with white settlers on their land and the U.S. cavalry. The study of this question allows us to understand better the art of war and the worldview of the Indians of North America, to expand our understanding of the American frontier.

Key words: frontier, Indians, the U.S. cavalry, scouts, Little Bighorn, XIX century.

References

1. Biographies of famous Indians (1996). IKTOMI, Historical and ethnographic anthology about the American Indians and the frontier. Moscow: Zelenograd citizen. Vol. 1. pp. 133-138.

2. The leader of Many Feats, an important ally of the United States army (1996). IKTOMI, Historical and ethnographic anthology about the American Indians and the frontier. Moscow. Zelenograd citizen. Vol. 1. pp. 79-84.

3. Grinned J.B. (1994). Fighting Chainy. 1800-1876. (the Story told by the Indians). Moscow. Zelenograd citizen.

4. Grinnell. J.B. (1996). The capture of the village of Dull Knife in 1876.

IKTOMI, Historical and ethnographic anthology about the American Indians and the frontier. Moscow: Zelenograd citizen. Vol. 3, pp. 69-86.

5. The collapse of the heroic image of Custer. According to the book «Archeology, History, and Custer’s Last Battle» by R. A. Fox (1996). IKTOMI, Historical and ethnographic almanac about indey-Zach and the American frontier. Moscow: Zelenograd citizen. Vol. 3. pp. 87-91.

6. Linderman F.B. (1996). A lot of Exploits — the chief of the tribe of crow. Moscow: Zelenograd citizen.

7. Stories about the Indian wars (1991). M.: Young guard.

8. The battle with the Cheyenne Shoshone, 1850-1870 (1996). IKTOMI, Historical and ethnographic anthology about the American Indians and the frontier. Moscow: Zelenograd citizen. Vol. 1, pp. 39-66.

9. Trenholm V., Carley M. (1997). Shoshone: the watchtower of the Rocky mountains. Moscow: Zelenograd citizen.

10. White J.M. (2006). The Indians Of North America. Life, religion, culture / Per. from English. S. K. Merkulova. Moscow: ZAO Tsentrpoligraf.

11. Hyde G.U. (1996а). The People Of Red Cloud. IKTOMI, Historical and ethnographic anthology about the American Indians and the frontier. Moscow: Zelenograd citizen. Vol. 1, pp. 3-22.

12. Hyde G.U. (1996). The people of spotted tail. The history of the Brule Sioux. Moscow: Zelenograd citizen.

13. Haig S. (1999). Roman Nose. The first Americans. Saint-Petersburg. No. 5, pp. 39-42.

14. Schultz J.W. (1961). Error Lone Bison and other stories. Petrozavodsk: Th-state publishing house of the Karelian ASSR.

15. Schultz J.W. My life among the Indians. Moscow: Thought.

Битва при Роузбад: индейцы против индейцев

Битва у Маленького Большого Барана была сражением, показавшим превосходство многозарядного оружия над однозарядным. Однако битва за Черные холмы стала еще и войной, подтвердившей одно очень важное военное правило: «враг твоего врага – твой друг!»
Ну, а начало этим событиям положила «золотая лихорадка Блек Хилс», когда число золотоискателей в Хе-Запа или в Черных Холмах перевалило за пятнадцать тысяч человек и продолжало расти с каждым днем. В результате обстановка в этом районе накалилась до предела и отдельные нападения индейцев на них переросли в настоящую войну, названную белыми «Войной за Чёрные Холмы».
Индейцы прерий. Фотография тех далеких лет

Сначала правительство США попыталось просто купить индейские земли, однако договориться не удалось, так как большинство индейцев не скрывали своего негодования. Дошло до того, что один из дакота по имени Маленький Большой Человек, который представлял вождя оглала Бешеный Конь, во время переговоров с винчестером в руках вышел вперед и закричал, что убьет всех бледнолицых, если они попытаются украсть его землю. Его слова сильно возбудили сиу, и лишь вмешательство Юноши, Боящегося Своих Лошадей позволило предотвратить кровопролитие. Тем не менее, переговоры с индейцами были сорваны. Вожди Пятнистый Хвост и Красное Облако вновь посетили Вашингтон и отказались продать Блэк-Хиллс за те деньги, что им предложили, то есть за шесть миллионов долларов с выплатой всей суммы в течение пятнадцати лет, а предложили свою цену. Вождь Красное Облако потребовал снабдить семь следующих поколений дакота скотом, продуктами питания и даже «перцем для стариков». Затем он потребовал легкую повозку с лошадьми и упряжку из шести рабочих волов каждому взрослому мужчине. В свою очередь Пятнистый Хвост потребовал, чтобы все это поставлялось индейцам «пока существуют сиу». Хотя эти два вождя постоянно соперничали друг с другом, в тех случаях когда речь заходила о племенных интересах, Красное Облако и Пятнистый Хвост выступали всегда сообща и уж если чего-то хотели, то твердо стояли на своем. Получалось, что краснокожие дикари предлагали выплатить им не меньше, чем миллионов на сорок долларов! Тогда как всю территорию Дикого Запада, с востока от Миссисипи и Миссури и до самых Скалистых гор, Соединенные Штаты купили у Наполеона в 1803 году всего лишь за пятнадцать миллионов! А тут, в общем-то, незначительный участок уже оплаченной земли и вдруг такие цены?!

Тогда правительство США 6-го декабря 1875-го года предъявило индейцам ультиматум, истекавший 31 января 1876 года. По нему они должны были сначала зарегистрироваться, а затем отправиться в приготовленные для них резервации. Иначе они объявлялись врагами, к которым разрешалось применять силовые методы воздействия. На зимние стоянки индейцев были отправлены гонцы. Но кочевать в морозы было невозможно, поэтому приказу подчинились лишь немногие, а большая часть сиу и шайенов не тронулась с места. Получалось, что индейцы ультиматум правительства просто проигнорировали, поэтому в Вашингтоне решили вынудить их принять его силой. 18 января был опубликован запрет продавать индейцам оружие и боеприпасы. А уже 8 февраля войска, находившиеся на границе, получили приказ от военного департамента готовиться к военному походу.

Однако начавшаяся весной 1876 года карательная экспедиция не смогла достичь поставленных целей, так как настичь индейцев солдатам не удалось. Поэтому весь расчет был на летнюю кампанию, которая планировалась куда более серьёзным образом. На индейскую территорию армия должна была наступать тремя большими колоннами, с разных направлений, чтобы разгромить индейцев раз и навсегда и заставить их переселиться в резервации. С запада шел полковник Джон Гиббон, с востока – генерал Альфред Терри, а с юга – генерал Джордж Крук.

Суть войны состояла в том, войска США преследовали индейские племена, передвигавшиеся вместе с женщинами и детьми. Причем они старались нападать на небольшие стойбища и не брезговали убийством женщин и детей, чем вызывали массовое отступление индейцев разных племен, поневоле объединившихся в одно большое кочевье на юге Монтаны, которое возглавил Верховный жрец дакота Татанка-Ийотаке.

Впрочем, многие из индейцев прерий в этом противостоянии поддержали не индейцев, а белых. Так несколько племенных вождей шошонов во главе с вождем Вашаки решили, что уж лучше подчиниться белым, чем сражаться против них. Вождь ютов Урай прямо заявил, что ему нравится то, как живут бледнолицые. Будучи человеком гостеприимным, он, не стесняясь, угощал гостей выпивкой и сигарами. Ещё в 1872 году он продал правительству США значительную часть своих земель и теперь получал от него ежегодную пенсию в 1000 долларов.


Вождь кроу Вашаки

Гваделупе, вождь племени кэддо вдруг также почувствовал огромную тягу к цивилизации. Он поставлял армии Соединенных Штатов разведчиков-скаутов, поскольку считал, что воюют не столько краснокожие с бледнолицыми, сколько кочевники и оседлые люди (какой мудрый человек, однако, – понимал в чем суть конфликта культур и цивилизаций!). А так как его племя кэддо относилось к культуре земледельцев, то это автоматически сближало его с людьми белой расы и заставляло ненавидеть кочевников.

Племя кроу также поставляло армию отличных скаутов, но у них мотив был иной: старинная вражда с дакота, ради победы над которыми они были готовы даже заискивать перед бледнолицами.


Вождь кроу Много Подвигов

Их вождь по имени Много Подвигов посоветовал своим воинам помочь белым в их войне против сиу, потому, что «Когда война закончится, вожди солдат будут помнить о той помощи, которую мы им сейчас окажем!»

Пауни поставляли белым своих скаутов по тем же причинам, что и кроу, но это им дорого стоило. В 1873 году большой отряд сиу захватил врасплох группу индейцев пауни во время охоты. Белые солдаты поспешили на помощь своим союзникам, но опоздали: те уже потеряли только убитыми 150 человек, причем индейцы убили у них и самого вождя. Тот же Вашаки тоже пострадал от сиу. Ещё в 1865 году 200 сиу совершили набег на его летнюю стоянку на реке Сладкая Вода и угнали около 400 лошадей. Вашаки повел отряд, чтобы отбить их, однако шошоны эту битву проиграли. А старшего сына Вашаки сиу убили и оскальпировали прямо у него на глазах.

Все эти взаимные раздоры были только на руку генералу Круку, который и не мечтал о том, чтобы успешно провести эту кампанию с одними белыми солдатами, так как, опираясь на свой опыт, хорошо знал, что лишь индейцы смогут выследить индейцев в прерии. Ни один белый человек не способен сделать то, что мог сделать индеец и так великолепно преследовать животных и людей.

Ведь индейский скаут по оставшейся в воздухе пыли мог установить, оставлена ли она стадом бизонов или неприятельским боевым отрядом. По неясным отпечаткам копыт и мокасин на траве он мог установить и намерения и численность вражеского отряда, равно как и давно он вышел в поход, и куда он направляется. Подражая пению птиц или крикам зверей, они предупреждали друг друга об опасности. Кроме того, скауты являлись полноценным боевым отрядом и мастерами стремительных нападений и угона неприятельских лошадей.

Поэтому, как только генералу Круку пришел приказ выступать, он тут же обратился за поддержкой к шошонам и тут же её и получил. Тем временем командир третьего отряда полковник Джон Гиббон с которым шло всего 450 солдат, двинулся на восток из форта Эллис на юге Монтаны, но предварительно встретился с вождями кроу в агентстве на реке Йелоустон, и произнес перед ними следующую речь: «Я пришел сюда, что бы начать войну с сиу. Сиу наши общие враги, они долгое время убивали и белых, и кроу. И вот я пришел, чтобы их наказать. Если кроу хотят войны с сиу, то время для этого пришло. Если кроу хотят, что бы сиу больше не посылали свои военные отряды на их земли, если они хотят, что бы они не убивали больше их мужчин, то сейчас время для этого настало. Если они хотят отомстить за убитых кроу, то время пришло!» Естественно, что молодые кроу вдохновились этой речью и тридцать человек немедленно присоединились к Гиббону, а остальные обещали подойти к генералу Круку через два месяца.

Уже в начале июня Крук разбил лагерь и выстроил склад для боеприпасов на Гусином ручье – притоке Реки Языков неподалеку от границы штатов Вайоминг и Монтана. Там-то он и получил предупреждение от вождя сиу Тачунко Витко: «Любой солдат, который перейдет Реку Языков и двинется на север, будет убит».

С таким предостережением следовало считаться, зато теперь генерал Крук точно знал, где надо искать этих неуловимых сиу, и решил пересечь реку сразу же, как только к нему подойдут скауты-индейцы. И вот 14 июня в его лагерь прибыло сразу 176 воинов кроу вместе с вождями Магическая Ворона, Старая Ворона и Доброе Сердце. А спустя ещё один день к нему пришло пополнение из 86 шошонов вместе с вождем Вашаки и двумя его сыновьями.


Вождь кроу Магическая Ворона

Один из офицеров, служивший под командованием генерала Крука, позже рассказывал: «Длинные ряды блистающих копий и ухоженного огнестрельного оружия возвестили приход наших долгожданных союзников шошонов. Шошоны проскакали по направлению к главному штабу, затем развернулись и удивляя всех умелой выездкой лошадей, двинулись фронтом. Никакие воины цивилизованных армий не двигались так красиво. Восклицаниями удивления и восторга приветствовали этот варварский взвод суровых воинов их бывшие враги, а сегодняшние друзья – кроу. Наш генерал выехал вперед, чтобы посмотреть на них во всех их парадных регалиях из орлиных перьев, латунных блях и бисера. А когда им отдали приказ отойти по одному направо, то они двигались словно точный часовой механизм, и достоинством настоящих ветеранов».

Теперь его силы насчитывали 1302 человека: 201 пехотинец, 839 кавалеристов, и 262 индейских разведчиков. В этот же вечер он устроил совет с офицерами и индейскими вождями. Вашаки и его союзники кроу попросили разрешения, чтобы в этой войне с сиу им разрешили бы поступать по-своему, и генерал охотно предоставил им полную свободу действий.

Встреча эта вскоре закончилась, так как белые решили, что воины шошонов, проехали 60 миль, и потому им требуется отдых. Но они решили подготовиться к войне обычным своим способом, а это означало, что ночью они будут танцевать!

«Танцевальное бдение» началось с монотонного воя с криками и воплями, причем все это сопровождались прокалыванием ушей и гулкими ударами в барабан. Это привлекло к их лагерю солдат и офицеров со всего лагеря, свободных от караульной службы и сбежавшихся посмотреть на такое удивительное действо. И они увидели индейцев, сидевших возле маленьких костров, причем они раскачивались из стороны в сторону вместе с их вождем и монотонно пели. В этих пении было невозможно различить отдельные слова, но впечатление оно производило завораживающее, как и само их раскачивание. Закончилась «ночь танцев» только на рассвете, когда Крук и его не выспавшиеся солдаты и индейские союзники вместе снялись с лагеря, перешли Реку Языков и направились на северо-запад, на территорию сиу. Индейские скауты поехали вперед и уже вскоре после полудня вернулись назад и рассказали, что они нашли следы большого лагеря сиу и ещё большое бизонье стадо, которое эти сиу спугнули.

Между тем отряд Крука остановился на реке Роузбад, где он устроил привал в большой низине, похожей на античный амфитеатр, с трех сторон окруженный холмами, а с четвертой руслом ручьем. Солдатам было приказано расседлать лошадей и пустить их пастись, в ожидании подхода отставшей части колонны. Часть солдат расположилась на одном берегу ручья, а другая – на противоположном. К северу поднималась гряда низких обрывов, дальше шла цепочка невысоких гор, ведущих к столовой возвышенности. С равнины того, что происходило на этих высотах и за ними увидеть, естественно, было нельзя. Вождь Вашаки и другие вожди кроу были убеждены, что там-то и скрываются враги, тогда как люди Крука, ничего не подозревая, отдыхали на совершенно открытой равнине, да ещё и разделенные ручьем. Сам генерал считал, что лагерь сиу где-то неподалеку, и ему нужно всего лишь его найти и уничтожить. Однако его индейские союзники ему сказали, что Бешеный Конь является слишком опытным воином, чтобы из своего лагеря сделать мишень и что, скорее всего, он хочет заманить белых в ловушку. Поэтому Вашаки и вожди кроу отдали приказ своим воинам занять позиции на горах к северу, и послали разведчиков за холмы, что бы они посмотрели, не прячутся ли там враги. Не прошло и получаса, как они галопом прискакали назад, крича: «Сиу! Сиу! Много сиу!», причем один воин был серьезно ранен. Раздались выстрелы – это авангард скакавших за ними следом сиу наткнулся на армейские сторожевые посты. Затем индейцы, словно из-под земли возникли и на западных и на северных холмах, причем они скакали, прячась за крупами своих коней.

Получилось, что только часть армии Крука оказалась готовой вступить в бой, и то это были воины шошонов и кроу. Они не испугались численного превосходства сиу,и немедля пошли в контратаку. Между тем только в первой атаке участвовало пятнадцать сотен сиу, тогда как Бешеный Конь держал в резерве ещё около двух с половиной тысяч воинов, которые прятались за холмами, чтобы нанести удар по дезорганизованному и затем преследовать отступающих. Но получилось так, что шошоны и кроу сумели остановить его воинов в пятистах ярдах от главных сил Крука, и сдерживали их, пока тот не организовал достаточно сильной обороны. Затем он выслал свои части вперед, чтобы поддержать индейских союзников, а всех остальных солдат разместил на выгодных позициях. Что до Вашаки, то он не только умело командовал своими воинами, но и спас капитана Гая Генри, раненного пулей в лицо и лежавшего на земле без сознания. Сиу поскакали к нему, что бы снять с него скальп. Но тут на помощь офицеру подоспел Вашаки и вместе с шошоном по имени Маленький Хвост и другими своими воинами защищал капитана Генри, пока до них не добрались солдаты и не отнесли его в лагерь.

Атаки сиу следовали одна за другой и всякий раз скауты их отбивали. Некоторые из них сошли с коней и вели по ним прицельный огонь. Другие напротив ринулись в самую гущу схватки, где индейцы дрались с индейцами томагавками, копьями и ножами, так что все кусты диких роз, покрывавшие всю долину, были растоптаны и перепачканы в грязи и крови. Многие кроу и шошоны так увлеклись преследованием врага, что оказались вдали от своих главных сил слишком далеко и начали возвращаться, а сиу в свою очередь стали их преследовать.

Между тем генерал Крук, явно не зная о большом превосходстве противника, вскоре после полудня приказал капитану Миллсу направить свои главные силы на север вверх по течению реки Роузбад чтобы они напали на лагерь сиу, лежавший, по его мнению, всего в нескольких милях. Крук расчитывал, что это отвлечет внимание индейцев, а потом он направит помощь Миллсу и сражение будет выиграно. Однако вопреки его ожиданиям, противник не только не оставил позиций, а напротив, атаковал его центр, ослабленный уходом солдат Миллса. Крук быстро понял свою ошибку и отправил гонцов вернуть его назад. К счастью Миллс быстро сообразил, что делать, и, выведя своих людей из каньона, описал полукруг по расположенной на возвышенности равнине, после чего вернувшись на поле боя, атаковал основные силы сиу с тыла, застав их этим самым врасплох. Увидев, что их окружают, индейцы сиу галопом умчались в прерию, оставив белых людей в замешательстве от этой странной их манеры столь молниеносным образом рассыпаться и исчезать.


Индейцы сиу атакуют американских солдат у Роузбад. Иллюстрация из газеты того времени

Генерал мог бы праздновать победу, так как поле боя осталось за ним, однако в действительности эта битва стала его поражением, потому, что до предела уставшие и израненные солдаты Крука были не способны продолжать сражение и уж тем более преследовать индейцев. Они оказались разбросанными на большой территории, израсходовали почти двадцать пять тысяч патронов, но на месте боя обнаружили всего лишь трупы тринадцати убитых сиу! Сам Крук имел безвозвратные потери в 28 человек, считая и индейских разведчиков, и 56 человек тяжелоранеными. Все это вынудило его возвратиться в свой базовый лагерь у Гусиного Ручья, что он и сделал на следующий день, то есть закончил все дело там, где его и начал! И надо заметить, что если бы не индейские союзники бледнолицых, то… это столкновение могло бы обернуться для него еще более тяжелым поражением, чем то, что ожидало генерала Кастера несколькими днями спустя!

И в данном случае американцы сделали правильный вывод из опыта этой войны и активно привлекали на свою сторону тех, кто почему-то готов воевать за их интересы со своим же народом! Впрочем, так поступали и англичане, и немцы в Европе и на территории СССР, одним словом, это общемировая и очень эффективная практика, о чем сегодня никому не следует забывать!

Википедия — свободная энциклопедия

Избранная статья

Прохождение Венеры по диску Солнца — разновидность астрономического прохождения (транзита), — имеет место тогда, когда планета Венера находится точно между Солнцем и Землёй, закрывая собой крошечную часть солнечного диска. При этом планета выглядит с Земли как маленькое чёрное пятнышко, перемещающееся по Солнцу. Прохождения схожи с солнечными затмениями, когда наша звезда закрывается Луной, но хотя диаметр Венеры почти в 4 раза больше, чем у Луны, во время прохождения она выглядит примерно в 30 раз меньше Солнца, так как находится значительно дальше от Земли, чем Луна. Такой видимый размер Венеры делает её доступной для наблюдений даже невооружённым глазом (только с фильтрами от яркого солнечного света), в виде точки, на пределе разрешающей способности глаза. До наступления эпохи покорения космоса наблюдения этого явления позволили астрономам вычислить расстояние от Земли до Солнца методом параллакса, кроме того, при наблюдении прохождения 1761 года М. В. Ломоносов открыл атмосферу Венеры.

Продолжительность прохождения обычно составляет несколько часов (в 2004 году оно длилось 6 часов). В то же время, это одно из самых редких предсказуемых астрономических явлений. Каждые 243 года повторяются 4 прохождения: два в декабре (с разницей в 8 лет), затем промежуток в 121,5 года, ещё два в июне (опять с разницей 8 лет) и промежуток в 105,5 года. Последние декабрьские прохождения произошли 9 декабря 1874 года и 6 декабря 1882 года, а июньские — 8 июня 2004 года и 6 июня 2012 года. Последующие прохождения произойдут в 2117 и 2125 годах, опять в декабре. Во время прохождения наблюдается «явление Ломоносова», а также «эффект чёрной капли».

Хорошая статья

Резня в Благае (сербохорв. Масакр у Благају / Masakr u Blagaju) — массовое убийство от 400 до 530 сербов хорватскими усташами, произошедшее 9 мая 1941 года, во время Второй мировой войны. Эта резня стала вторым по счету массовым убийством после создания Независимого государства Хорватия и была частью геноцида сербов.

Жертвами были сербы из села Велюн и его окрестностей, обвинённые в причастности к убийству местного мельника-хорвата Йосо Мравунаца и его семьи. Усташи утверждали, что убийство было совершено на почве национальной ненависти и свидетельствовало о начале сербского восстания. Задержанных сербов (их число, по разным оценкам, составило от 400 до 530 человек) содержали в одной из школ Благая, где многие из них подверглись пыткам и избиениям. Усташи планировали провести «народный суд», но оставшаяся в живых дочь Мравунаца не смогла опознать убийц среди задержанных сербов, а прокуратура отказалась возбуждать дело против кого-либо без доказательства вины. Один из высокопоставленных усташей Векослав Лубурич, недовольный таким развитием событий, организовал новый «специальный суд». День спустя дочь Мравунаца указала на одного из задержанных сербов. После этого 36 человек были расстреляны. Затем усташи казнили остальных задержанных.

Изображение дня

Эхинопсисы, растущие на холме посреди солончака Уюни

Американские индейцы. Люди войны | История и техника

Последним крупным сражением между североамериканскими индейцами и потомками первых европейских поселенцев считается битва с показательным названием «Бойня на ручье Вундед-Ни». Это сражение, случившееся в декабре 1890 года, завершило череду так называемых Индейских войн, растянувшихся на три столетия. Племена краснокожих были покорены, термин «резервация» твёрдо укрепился в словарях американской и канадской лексики.

Нисколько не оправдывая жестокость европейских поселенцев и их потомков, нужно заметить, что индейцы Северной Америки тоже не были добродушными хлюпиками. На континенте ещё и духа белого человека не было, а племена краснокожих уже вовсю наносили друг другу визиты с томагавками войны наперевес. Современный историк рассказывает о весьма примечательном обычае, бытовавшем у племени черноногих. При рождении сына отец просил у солнца дать мальчику силу, храбрость и «пусть он лучше погибнет в битве, чем от старости и болезни!». 

Штрихи к портрету индейского воина

Для индейцев война была не только способом обогащения или мести, но ещё и вопросом престижа. Тот, кто не воевал, — не заслуживал даже мизерного уважения. Когда некоторые кочевые племена переносили свой лагерь и у какой-то семьи не было лошадей, потому что их угнали враги или они умерли по какой-то причине, с ними делились родственники или вожди. Трусу или слабому человеку говорили: «Иди пешком!»

Десять лошадей, угнанных из табуна, ценились индейцами меньше, чем одна, уведённая от жилища врага. А ружьё, взятое у убитого, ценилось ниже, чем выхваченное из руки противника на скаку.

В отличие от утилитарного европейского подхода к тактике, индейцы щедро разбавили своё воинское искусство элементами магии, ритуалов и привнесли в него элементы своеобразного шоу. Например, нельзя было просто угнать лошадей у противника, было необходимо, чтобы он понял своё унижение. Поэтому индейцы перерезали верёвки, которыми были привязаны лошади, а не отвязывали их. Краснокожие с размахом праздновали уход на войну и успех своего похода. В случае неудачи и гибели вождя или известных воинов всё селение старались предупредить заранее, чтобы они встречали возвращавшийся отряд трауром.

Отдельно стоит отметить, что индейцы создали сложную систему подвигов. Если говорить коротко, то каждый поступок, совершённый индейским воином в сражении или набеге, имел свою ценность. К примеру, десять лошадей, угнанных из табуна, ценились меньше, чем одна, уведённая прямо от жилища врага. А ружьё, взятое у убитого, ценилось ниже, чем выхваченное из руки противника прямо на скаку. Наиболее любопытным вариантом подвига были так называемые «ку», распространённые у индейцев Великих Равнин. Суть его сводилась к тому, чтобы дотронуться до врага в бою или ударить его (рукой или палкой), но не убивать. Можно было также касаться и имущества противника. Пока индейцы воевали между собой, система «ку» процветала. Когда сражаться пришлось с американской армией, это стало приносить краснокожим героям больше проблем, чем славы. 

С того момента, как индейцы Северной Америки начали широко использовать лошадей, угон и захват этих домашних животных стал одной из главных экономических причин военных походов. Молодой воин, собираясь завести семью, должен был подумать, как её обеспечить. Лошади для езды и перевозки имущества из воздуха не берутся. Чем многочисленнее и беднее была семья, тем активнее её молодые представители ходили в «лошадиные» походы. Хотя, конечно, трофеями становились не только лошади, у побеждённого врага можно было забрать всё что угодно. В том числе — женщин и детей.

Война ради мести ставила немного иные задачи: в этом случае нужно было убить как можно больше врагов. При этом собственные потери требовалось свести к минимуму, поскольку потеря каждого воина была ударом для племени и сильно его ослабляла. Индейцы, осознавшие, что битва принимает для них нежелательный поворот, предпочитали отступить. В целом их тактика была типичной партизанской войной: действия небольшими отрядами, стремительные налёты, быстрое отступление и набор военных хитростей.

Так индейцы воевали друг с другом, так они сражались и с белыми. И, по мнению некоторых современных историков, белые так никогда и не научились по-настоящему хорошо воевать с индейцами.

Под знамёнами бледнолицых

Интересным аспектом взаимодействия белых и индейцев были их военные союзы. Например, индейцы поддерживали и англичан, и французов во время франко-индейской войны, крупного колониального конфликта, случившегося в XVIII веке на территории будущих США и Канады. События знаменитого романа Джеймса Фенимора Купера «Последний из могикан» происходят как раз в это время, а среди его героев есть индеец-делавар Чингачгук и ирокез Магуа.

Одно из известнейших событий этой войны — разгром отряда британского генерала Эдварда Брэддока, случившийся 9 июля 1755 года. Английские войска под его командованием насчитывали 2000 человек. Их противниками был гарнизон форта Дюкен — 250 канадцев и 650 индейцев. Пока англичане пытались развить свой первоначальный успех в этом, казалось бы, предсказуемым и беспроигрышном сражении, индейцы напали из засады и обратили в бегство английский авангард. Бегущие солдаты врезались в основную колонну, войска сбились в кучу, так что канадцы и индейцы могли просто стрелять, зная, что любая пуля найдёт цель. Потеряв убитыми всего восемь человек, они уничтожили более 450 английских солдат. 

Ещё один пример союза белых и индейцев — участие последних в войне за независимость США от Великобритании. Поначалу и американцы, и англичане старались не втягивать индейцев в боевые действия. Да и сами краснокожие сначала придерживались политики невмешательства. Один воин из племени сенека говорил: «Мы уже давно живём с американцами в мире и намерены жить так и дальше, пока сможем». Это было сказано примерно в 1775 году, и в это время количество индейцев в противоборствующих армиях действительно было небольшим.

Но так не могло продолжаться, индейцы были слишком внушительной силой, чтобы оставить их «за бортом». В 1777 году британцам удалось подарками и уговорами привлечь на свою сторону четыре из шести народов огромной Ирокезской конфедерации, а часть племён примкнула к американцам. Фитиль под Великим миром индейских племён был подожжён. Битва при Орискане, в которой американцы нанесли индейцам серьёзные (по их меркам) потери, убив 17 представителей племени сенека и ещё столько же представителей других племён, взорвала давний союз.

После этого индейцы самозабвенно бросились в бой, и началась кровавая баня. Английский король натравливал индейцев на мирных американских поселенцев, американцы в ответ устраивали карательные экспедиции на земли ирокезов, оставляя за собой выжженную землю. Белые люди всё активнее стали захватывать земли краснокожих, те в ответ убивали пришельцев. И, как будто этого было мало, индейские племена всё глубже погружались в междоусобные распри.

Победив в войне, новообразованные Соединённые Штаты Америки отказались признавать права на землю тех индейцев, которые выступали на стороне англичан. Да и со своими краснокожими союзниками у них в конечном счёте тоже гладко не получилось.

Путь слёз и смерти

XIX век стал временем финального натиска потомков европейских поселенцев на коренных американцев. В 1830 году американское правительство приняло Закон о переселении индейцев. Была обозначена так называемая Индейская территория западнее реки Миссисипи. Краснокожие должны были перебраться туда — хотели они этого или нет. В северной части США индейское население было менее многочисленно и более раздроблено, поэтому процесс переселения для них проходил не так сложно и драматично, как для коренных жителей южной части страны.

Яркий пример того, что происходило на юге, — история переселения Пяти цивилизованных племён. Индейцы народностей чероки, семинолы, крики, чикасо и чокто жили в юго-восточной части США и переняли многие обычаи и законы белых людей, за что и получили своё прозвище. Земли этих племён хотели заполучить поселенцы, на юге США появилось целое движение, требовавшее, чтобы индейцев выселили. Закон о переселении позволял сделать это без зазрения совести. Пяти народам приказали уйти на специально созданную для них Индейскую территорию.

Это переселение вошло в историю как Дорога слёз. В общей сложности по ней прошли более 50 тысяч человек. Никакого организованного перемещения индейцев не проводилось, расстояние в сотни, а то и тысячи километров людям пришлось пройти своим ходом. Голод, болезни, антисанитария и бандитские нападения были их спутниками. Одни только индейцы чероки похоронили на Дороге слёз несколько тысяч своих соплеменников.

Не все индейцы Пяти цивилизованных племён были согласны уйти со своих земель. История одного из них, молодого семинольского вождя Оцеолы, описана в романе Майн Рида и нашла своё отражение в кинематографе. Когда американцы готовили депортацию, Оцеола возглавил отряд примерно из сотни человек и начал войну с американцами. Вместе с ним восстали ещё несколько вождей. Началась Вторая семинольская война. Она длилась пять лет и потребовала от американцев немалых военных усилий, прежде чем сопротивление индейцев было подавлено.

И даже в конце XIX века, когда подавляющее большинство индейцев оказалось в резервациях, конфликты продолжались. В 1887 году племя сиу, загнанное в резервации недалеко от канадской границы, голодало и умирало от болезней. Американская администрация делала всё, чтобы окончательно сломить краснокожих и лишить авторитета их вождей. Нередко дело заканчивалось беспорядками и кровопролитиями. Показательна в этом плане цепочка событий, закончившаяся бойней на ручье Вундед-Ни, упомянутой в начале статьи.

Детонатором для трагедии стало убийство знаменитого вождя по имени Сидящий Бык, жившего в резервации Стэндинг-Рок (штат Южная Дакота). Причины уничтожения этого человека были абсолютно надуманными: единственная реальная вина Быка была в том, что он пользовался слишком большим авторитетом среди других сиу. Вождя убили не американские солдаты, а индейцы, работавшие на белую администрацию. Между ними и сторонниками убитого состоялся тяжёлый бой. Жители поселений поблизости от резерваций немедленно потребовали от армии принять самые жёсткие меры против краснокожих.

Жители соседней резервации, Пайн-Ридж, прекрасно понимали, чем подобные требования заканчиваются. Солдаты не станут разбираться, кто прав, кто виноват. Они будут стрелять и жечь дома. В страхе от такой перспективы несколько сотен индейцев из Пайн-Ридж сбежали на север. Войска догнали их на ручье Вундед-Ни и устроили побоище, стреляя не только по кое-как вооружённым краснокожим мужчинам, но по женщинам и детям. Новости о резне на Вундед-Ни вызвали длительные беспорядки, и только совместными усилиями краснокожих вождей и тех белых, которые сохранили здравый смысл, удалось избежать глобального восстания. События на ручье Вундед-Ни в 1890 году стали последним крупным вооружённым столкновением между белыми и индейцами.

Индейцам понадобилось ещё много десятилетий, чтобы вернуть себе звание полноправных членов общества. Но, к счастью, времена одеял, заражённых оспой, и договоров, главным доводом для заключения которых был виски, остались позади.


Автор текста — Владимир Пинаев

Источники:

  1. Индейская война на северо-западе США 1786–1795 годов. http://www.warconflict.ru/rus/new/?action=shwprd&id=1127.
  2. Потылико А. Cевероамериканские индейцы: жертвы собственного нравственного превосходства. http://www.mezoamerica.ru/indians/north/victims.html.
  3. Аверкиева Ю. Индейское кочевое общество XVIII–XIX вв. http://www.indiansworld.org/Nonmeso/indian_nomadic20.html#.VlVy5TJsim7.
  4. Уошберн У. Индейцы и американская революция. http://www.americanrevolution.org/ind1.php.
  5. Стукалин Ю. Индейцы Дикого Запада в бою. «Хороший день, чтобы умереть!». ЭКСМО, 2012.

Культура американских индейцев — Национальный заповедник Таллграсс-Прери (Служба национальных парков США)

Дом племени Уичито

Историческое общество штата Канзас


Человеческую деятельность на Канзасских холмах Флинт можно проследить примерно 12 000 лет назад. Человеческое использование природных ресурсов области эволюционировало от охоты на крупных и мелких млекопитающих и сбора дикорастущих растений до развития керамических технологий и садоводства, с обменными сетями, простирающимися далеко за пределы равнин (около 6000 г.C.-AD.1). Начиная примерно с 1 года нашей эры, развиваются новые жизненные и технологические черты, включая рутинное производство керамики и использование одомашненных растений, а также охоту из лука и стрел. Примерно с 1000 г. н.э. одомашненные растения и связанные с ними артефакты отражают преимущественно садоводческое существование и переход к оседлой деревенской жизни (Jones 1999: 6-9, 14-17).

К 1500 — 1825 г. н.э. эффективная садоводческая деятельность сочеталась с увеличением охоты на бизонов, почти наверняка из-за приобретения лошадей группами американских индейцев.Это было время перехода между доисторическим прошлым и эпохой письменной истории

года. Большие равнины . Этот период имеет четкую связь с определенными народами американских индейцев. В районе заповедника к ним относятся Уичито, Канса, Осейдж и Пауни. Перемещение этих людей по Великим равнинам в течение этого периода предотвращает отнесение определенных народов к определенным местам на Флинт-Хиллз. Уичито, по-видимому, покинули северную часть своей территории между 1690-1719 гг. И двинулись на юг к реке Арканзас в современной Оклахоме.К первым двум десятилетиям XIX века западная граница центральной территории Канзы простиралась почти до территории заповедника. Места обитания пауни и осейджей не были обнаружены на общей территории заповедника, хотя этот регион, вероятно, был включен в их охотничьи угодья (Jones 1999; 17-22).

Описания исследователей и первых поселенцев Великих равнин предоставляют важную информацию об использовании индейцами земли и ее ресурсов, особенно бизонов, и об использовании огня.Индейские народы на Великих равнинах начали пожары в прериях по ряду причин, включая управление растениями, улучшение пастбищ, акты агрессии и связи. Однако существует мало доказательств, подтверждающих идею о том, что индейцы практиковали ежегодное сжигание в больших масштабах или что они преднамеренно поджигали лесные массивы. Задокументированные случаи описывают пожары, которые были относительно небольшими по размеру, в то время как крупные пожары, вызванные индейцами, были либо несчастными случаями, либо актами агрессии.Некоторые группы американских индейцев на северных Великих равнинах использовали огонь, чтобы ограничить или контролировать бизонов, чтобы предсказать движение животных следующей весной или заставить бизонов двигаться к лагерям; однако негативные последствия превосходили преимущества применения такого масштабного пожара. Эти пожары были опасными, и их было трудно контролировать. Они также уничтожили растительность и, как следствие, отогнали животных подальше от лагерей. Вместо этого типичные исторические упоминания об охоте на бизонов включают племенные группы как сообщество, путешествующие в район для охоты на бизонов (Мур, 1972, Хиггинс, 1986, Артур, 1975 и Эванс, 1998, личное сообщение.)

Взято из общего плана управления национальным заповедником Таллграсс-Прери.


Местные племена

Коренные народы этой области состояли из племен канса (кау), уичито, осейджей и пауни. Эти племена выращивали урожай и жили в полупостоянных домах вдоль ручьев и ручьев. Флинт-Хиллз были общинными охотничьими угодьями племен. Наряду с пищей для племен, Флинт-Хиллз также предоставил столь необходимый камень, известный как сланец или «кремень», для изготовления инструментов, оружия и церемониальных предметов.

Племя канза, часто называемое «народом южного ветра», занимало среднюю часть долины Миссури, недалеко от слияния рек Миссури и Канзас. Вытесненные на запад более могущественными племенами, канза переместилась вдоль нижней части долины Канзас, сосредоточив свои деревни между устьем реки Биг Блю и ручьем Стрейнджер. Хотя они оставались в восточном Канзасе в течение большей части девятнадцатого века, их пребывание в этом регионе казалось вечным сомнением. На своих восточных границах им угрожали последовательные волны эмигрантов-индейцев и американских поселенцев, их отступление на запад было заблокировано более многочисленными и кочевыми племенами равнин.Сдавая свою родину, они искали убежище в серии сокращающихся резерваций, пока в 1872 году не сдали свои земли в плодородной долине Неошо. К 1873 году большая часть племени канза перебралась в северную Оклахому.

Информация предоставлена ​​ «Индейцы Канса; История народа Ветра, 1673 — 1873 гг.» Уильяма Э. Унрау.

Дополнительную информацию и экспонаты можно найти в Миссии Кав, расположенной в 17 милях к северу от заповедника в Каунсил-Гроув, штат Канзас, на Национальной живописной дороге Флинт-Хиллз (K-177).

индейских равнин | История, культура, искусство, факты, карты и племена

Лингвистическая организация

Шесть различных языковых семей или групп американских индейцев были представлены на равнинах. Тех, кто говорит на одном языке, обычно называют племенем или нацией, но это соглашение об именах часто скрывает существование ряда полностью автономных политических подразделений или групп внутри данного племени. Например, племя черноногих (черноногих) включало в себя три независимых отряда: пиган (официально в Канаде пишется как пейган), блад и собственно черноногие (северные черноногие).

Каждая языковая семья включала группы, которые жили в других культурных ареалах, и носители нескольких языков в пределах одной группы не всегда были географически смежными. Таким образом, говорящие на алгонкинских языках включали черноногих, арапахо, атсина, равнинных кри и солто (равнинная оджибва), все на северных равнинах, в то время как на шайеннском языке, также являющемся алгонкинским, говорили на центральных равнинах.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишись сейчас

В число носителей сиуанских языков входили мандан, хидатса, ворон, ассинибойн, омаха, понка, осейдж, Канза, Айова, Ото и Миссури. На дакоте, лакоте и накоте говорили группы племен санти, тетон и янктон сиу соответственно ( см. Врезка : Различие между племенем и группой; Врезка: Самоназвание коренных американцев).

Пауни, арикара и уичито были носителями каддоанцев, тогда как шошоны реки ветра и команчи принадлежали к языковой семье уто-ацтеков. Стадо атабасков (на-дене) было представлено сарси на северных равнинах, а стадо кайова-таноа было представлено кайова.

Следует упомянуть две другие системы связи. Метисы канадских равнин говорили на мичифском торговом диалекте, который сочетал в себе равнинный кри, алгонкинский язык и французский. О Мичифе говорили на большом пространстве. В других областях многие племена использовали язык жестов равнинных индейцев (PISL) в качестве средства общения. Это была система фиксированных положений рук и пальцев, символизирующих идеи, значения которых были известны большинству племен этой местности.

Индейцы Великих Западных Прерий

В районе Йеллоустоуна и в верховьях Миссури наиболее известными племенами являются вороны и черноногие. На севере и северо-востоке с ними граничат их враги, оджибвеевы, книстено и ассинабоины, о некоторых из которых кратко упоминалось в предыдущих главах. В 1834 году было подсчитано, что черноногих насчитывалось более тридцати тысяч, но когда в 1838 году оспа охватила западную страну, они ужасно уменьшились. По данным 1850 года, их было около тринадцати тысяч.

Поскольку эти индейцы являются одними из наиболее удаленных от пагубного влияния белых, и поскольку прерии изобилуют всем необходимым для их существования, а именно лошадьми и буйволами, они представляют собой прекрасные образцы аборигенной расы. У них мужественные пропорции, они подвижны и способны к большой выносливости: их платья особенно удобны и украшены, они украшены всеми вышивками и бахромой, характерными для дикарей.

Стиль одежды, жилищ, средств к существованию и т. Д. У индейцев западных прерий во многих отношениях настолько схож, что мы избежим утомительных повторений, только опуская подробные описания, говоря о различных племенах.

Их летняя и зимняя хижины

Таблица 24c — Кожаная хижина вождя ассинибоинов — Карл Бодмер

Летняя хижина, обязательно сделанная подвижной в соответствии с их миграционными привычками, представляет собой палатку из шкур буйвола, поддерживаемую сосновыми шестами, привезенными из далекие горы. Эти шкуры аккуратно и существенно сшиты вместе и часто сильно раскрашены и украшены. Палатка перемещается путем связывания шестов в две связки, небольшие концы которых, связанные вместе, подвешиваются через плечи лошади, а окурки тянутся по земле под тяжестью шкур и других принадлежностей. домик. Собак тоже заставляют выполнять ту же службу и загружают почти таким же образом грузом, который они могут нести.

Холодная зима проходит в каком-нибудь месте, защищенном высокими обрывами или тяжелыми бревнами, либо в этих шкурах, либо в грубых вигвамах из бревен.

Аптечка

Набор лекарств Черноногие

Именно среди этих отдаленных рас мы все еще можем видеть многие из древних суеверных обрядов (ранее с небольшими вариациями, свойственными почти всему населению Запада), сохраненных со всеми своими подлинная торжественность. Одним из самых необычных и универсальных является изготовление «аптечки», которую каждый мужчина носит с собой на все случаи жизни, поскольку он неразрывно связан с его собственной безопасностью и успехом на войне, охоте или в любом другом жизненном занятии. .Примерно в возрасте полового созревания индийский мальчик задумывается о том, чтобы предпринять необходимые шаги для изготовления этого таинственного амулета или талисмана. Он удаляется в какое-нибудь уединенное место, где проводит несколько дней, лежа на земле, не принимая пищи и постоянно усердно обращаясь к Великому Духу. Засыпая в таком состоянии, он особо отмечает, какая птица или животное впервые пришло ему в голову во сне. Затем он возвращается домой и, собрав свои силы, занимается преследованием существа, пока не найдет экземпляр.После этого он одевает кожу, набивает ее мхом или другим легким веществом и уделяет внимание украшению ее самым сложным орнаментом.

Эту сумку с лекарствами можно достать бесплатно, и потеря ее, даже в пылу битвы, — это позор, который можно стереть только с помощью захвата аналогичного амулета у убитого врага. «Эти любопытные придатки, — говорит Кэтлин, — для лиц или гардероба индейцев, иногда сделаны из кожи выдры, бобра, ондатры, ласки, енота, полярной кошки, змеи, лягушка, жаба, летучая мышь, мышь, крот, ястреб, орел, сорока или воробей; иногда из шкуры животного размером с волк; а в других случаях — шкуры более мелких животных, такие маленькие, что они спрятаны под одеждой, и их очень трудно найти, даже если поискать.

Странные и отвратительные заклинания знахари или некромантов, которые совершают свои обряды вокруг больных или умирающих с целью их облегчения, могут быть здесь замечены в их крайней экстравагантности.

Вороны и черноногие

Неопознанные вороны индейцы

Вороны намного уступают по численности черноногим, с которыми они ведут постоянную войну. Они населяют страну, прилегающую к Йеллоустону, на западе до подножия Скалистых гор.Физически это прекрасная раса; их средний рост намного превосходит рост любого из соседних племен, и они являются образцом активности и силы. Их характеризовали как беззаконную, вороватую орду дикарей; но те, кто лучше всего знаком с их характером и нравом, говорят о них как о честных и заслуживающих доверия и оправдывают хищения, в которых они время от времени были виноваты, как о том, что они обычно являются результатом грубой провокации. По какой бы то ни было причине и какая раса могла быть больше всего виновата, несомненно, что два диких племени, о которых мы сейчас говорим, с самых ранних периодов проникновения европейцев на их территорию были объектами террора для торговцев и торговцев. ловцы.

Отличительной особенностью этих индейцев является необычайная длина их волос, которые лелеют и культивируют как украшение, пока они не заметят землю за ними. Такого обилия нет ни у одного племени, кроме воронов, хотя некоторые из их соседей стараются подражать этому, приклеивая дополнительную длину к своим натуральным волосам.

Расы, враждебные последнему племени

Вороны говорят на языке, отличном от языка черноногих, и, как мы уже упоминали, постоянно находятся в состоянии войны с этим племенем.Их всего около четырех тысяч, и поэтому они находятся в очень невыгодном положении в этих военных действиях.

Меньшие племена минитари, расположенные между устьем Йеллоустоуна и местом расположения деревень мандана, и обширная нация Гро-Вентрес, населяющая восточный склон Скалистых гор, говорят на одном языке с воронами, или на одном очень почти в союзе с ним. Арапахо, насчитывающее около трех тысяч человек, живущие у истоков рек Платт и Арканзас, принадлежат к расе черноногих.

Последним народам, помимо своих врагов на Востоке, приходилось с неопределенного времени бороться с плоскоголовыми и другими племенами еще дальше на запад. Спуск этих далеких отрядов на равнины в погоне за бизонами когда-либо считался Черноногими явным нарушением их прав, и ожесточенные битвы часто возникают из-за противоречивых требований соперничающих наций. Хотя в горных районах, населенных некоторыми из этих племен, изобилует иная дичь, ничто не привлекает их, как охота на бизонов, и они готовы пойти на любую опасность, вместо того чтобы отказаться от этого любимого занятия.

Стуману, мальчик с плоской головкой

Индейцы Нез Персе, или Индейцы с пронзенным носом, Плоскоголовые и Пендс Орей, или Висячие Уши, Скалистые горы и их западные склоны, а также равнины, осушенные истоками Колумбии, находятся на постоянная и смертельная вражда с Черноногими. Последние, кажется, действительно ополчились против каждого человека, за исключением родственных им арапахов, к которым они периодически приезжают в дружеские отношения.

О стычках между военными отрядами этих враждебных племен, их набегах на территорию друг друга и подвигах их самых грозных воинов рассказывают много поразительных историй торговцы и звероловы, посещающие эти отдаленные регионы.В замечательной публикации мистера Ирвинга «Приключения капитана Бонневилля, США в Скалистых горах и на Дальнем Западе», составленной в форме интересного и приятного повествования из рукописей капитана и других источников, приводятся подробности различных происшествий. иллюстрирующие характер и привычки этих племен, рассказанные так, чтобы привлечь внимание читателя и оставить яркое впечатление в сознании.

В «Приключениях на реке Колумбия» Кокса дается ужасающее описание жестокости, которую Плоскоголовые применяли к некоторым пленным черноногим, которые попали в их руки.Подобные действия казались совершенно отличными от естественного настроя этих индейцев и служат только для того, чтобы показать, до какой степени обычаи, дух возмездия и естественная антипатия могут иметь отношение к людям, чей общий характер мягкий и добрый.

Стойкость воина черноногих

Танцовщица с собаками хидатса

Автор в частности описывает стойкость одного из храбрых черноногих, над которым все виды пыток подвергались тщетным попыткам преодолеть его стойкость. Он ликовал над своими мучителями, хвастаясь собственными делами на следующих языках: «Мое сердце сильно.Вы мне не больно. Ты не можешь причинить мне боль. Вы дураки. Вы не умеете мучить. Попробуйте снова. Я пока не чувствую боли. Мы намного лучше мучаем ваших родственников, потому что заставляем их плакать, как маленьких детей. Вы не смелы; у вас маленькие сердца, и вы всегда боитесь драться. Затем, обращаясь к одному из них, он сказал: «От моей стрелы ты потерял глаз; на которую Плоскоголовый метнулся в него и ножом в мгновение ока выколол ему один глаз; в то же время перерезал переносицу почти пополам.Это не остановило его: оставшимся глазом он строго посмотрел на другого и сказал: «Я убил твоего брата и снял скальп с твоего старого дурака-отца». Воин, которому это было адресовано, мгновенно бросился на него и отсек ему скальп ».

Вождь удержал этого разъяренного воина от прекращения страданий жертвы ударом; но сам сразу же после этого был так рассержен своими насмешками и оскорблениями, что не мог удержать свою руку и выстрелил искалеченному негодяю в сердце.

Вождь ворон Арапуиш и его гость

В характере Ворона очень необычная черта проявляется в приключении известного охотника, мистера Роберта Кэмпбелла, как указано в вышеупомянутой работе мистера Ирвинга. Однажды этого путешественника гостеприимно принял знаменитый вождь воронов Арапуиш, в палатку которого он положил большой узел ценных мехов. Большая часть его запасов была закопана в землю в целях безопасности.

Старый вождь убедился во время пребывания Кэмпбелла, что его гость сделал «тайник» (французский термин применяется к таким укрытиям) и что некоторые из его собственного племени обнаружили и разграбили его.Было украдено сто пятьдесят бобровых шкур.

Арапуиш немедленно собрал всех мужчин деревни и, произнеся речь, в которой он яростно выступил против их недобросовестности по отношению к незнакомцу, поклялся, что не будет прикасаться к еде и питью до тех пор, пока не будет выполнено полное восстановление. Затем он занял свое место с звероловом в своем вигваме и стал ждать результата, желая, чтобы его товарищ не делал замечаний, если шкуры были принесены, а просто считал их.Более сотни украденных предметов были принесены до ночи, но, несмотря на выражение Кэмпбелла удовлетворения, старый индеец не ел и не пил всю ночь и следующий день. Шкуры медленно появлялись, «по одной и по две в течение дня; пока несколько человек не захотели завершить число. Теперь Кэмпбелл очень хотел положить конец этому посту старого вождя и снова заявил, что полностью удовлетворен. Арапуиш спросил, сколько шкур еще не хватает.Узнав об этом, он прошептал некоторым из своих людей, которые исчезли. Через некоторое время это число было принесено, хотя было очевидно, что это были не украденные шкуры, а другие, добытые в деревне ».

Затем Арапуиш прервал свой пост и дал своему гостю множество полезных советов, всегда обвиняя его, когда он посещал деревню воронов, чтобы он поставил себя и свои товары под защиту вождя. О выводах Кэмпбелла относительно характера расы г-н Ирвинг говорит: «С тех пор он утверждал, что Вороны не такие черные, как их рисовали.«Доверься их чести, — говорит он, — и ты в безопасности; доверься их честности, и они украдут волосы с твоей головы ».

Индийские представления об идеальной стране

Манера, в которой старый Арапуиш подробно рассказывал о природных преимуществах страны Кроу в разговоре с мистером Кэмпбеллом, слишком причудлива, чтобы ее можно было обойти стороной. Он утверждал, что он расположен как раз в нужном месте, чтобы обеспечить безопасность всего, что было желательно в жизни, и избежать обычных испытаний и желаний.Он подробно остановился на холоде севера, где собаки должны занять место лошадей; и на бесплодных и засушливых равнинах юга, полных чумных паров. На западе он сказал: «На Колумбии они бедные и грязные, катаются на каноэ и едят рыбу. Их зубы стерты; они всегда вынимают рыбьи кости изо рта. Рыба — плохая еда.

«К востоку они живут селами; они хорошо живут; но они пьют мутную воду Миссури, что плохо. Воронья собака не пьет такую ​​воду.

«Около развилок Миссури прекрасная страна; хорошая вода; хорошая трава; много буйволов. Летом здесь почти так же хорошо, как в Вороньей стране; а зимой холодно; трава исчезла; и нет солончаков для лошадей ». (Приключения Бонневилля.)

Затем последовал восторженный перечень благословений, которыми наслаждались Вороны; разнообразие климата; обилие игры; зимние ресурсы для людей и животных; и облегчение от летней жары благодаря прохладному бризу и свежим источникам в горах.

В предыдущей главе мы уделили немного места иллюстрациям из писем мистера Кэтлина о силе родительской привязанности среди западных индейцев, особенно сиу: в последней процитированной работе есть многочисленные примеры из жизни. одинаково насильственная манера, прочная и сильная привязанность, часто заметная между полами; и это не только среди индейцев, но и там, где они вступили в брак с белыми.

История Лоретто и его жены-индианки

Один из таких случаев был следующим: «Среди свободных зверолов в банде Скалистых гор был энергичный молодой мексиканец по имени Лоретто; который во время своих странствий выкупил красивую черноногую девушку у банды ворон, которые схватили ее.Он сделал ее своей женой в индийском стиле, и с тех пор она следила за его состояниями с самой преданной любовью ».

Однажды отряд столкнулся с многочисленным отрядом воинов Черноногих, и были предприняты предварительные шаги для переговоров и курения калумета в знак мира. В этот момент индийская жена Лоретто увидела в группе своего брата. Оставив своего младенца с Лоретто, она бросилась вперед и бросилась на шею брату; Который прижал к сердцу свою давно потерянную сестру с теплотой привязанности, но мало совместимой с известным стоицизмом дикарей.

Тем временем Бриджер, один из лидеров охотников, приближаясь к Черноногим, из-за неосмотрительной чрезмерной осторожности, взвел курок, как только он подошел к ним. Индейский вождь, делавший дружеское приветствие, услышал щелчок замка, и вся его врожденная ярость и подозрение сразу же пробудились. Он набросился на Бриджера, вонзил дуло ружья в землю, где он выстрелил, сбил его с ног, схватил его лошадь и поскакал. Завязалась общая, но беспорядочная драка, во время которой жену Лоретто увезли родственники.

Благородный молодой мексиканец увидел ее в своих силах, тщетно умоляя разрешения вернуться, и, несмотря на возникшую опасность, сразу же поспешил на ее сторону и вернул ребенка его матери. Храбрецы Черноногих восхищались его смелостью и уважали доверие, которое он оказал им, рискуя таким образом оказаться среди них, но они были глухи ко всем молитвам его самого и его жены о том, чтобы они могли остаться вместе. Его уволили невредимым, а женщину и ребенка задержали.

Спустя несколько месяцев верный Лоретто добился увольнения из компании, на службу которой он был зачислен, и последовал за своей женой в ее страну. Произошло счастливое воссоединение, и влюбленная пара поселилась в торговом доме среди черноногих, где муж служил переводчиком между индейцами и белыми торговцами.

Приключения Косато, воина-черноногих

Еще одна история о любви и соперничестве индейцев — это история воина-черноногих по имени Косато, жившего среди нез-персе, когда это племя посетил Бонневиль.

Он влюбился в жену вождя своего собственного племени, и его привязанность была ответной. Согласно его собственным положительным оценкам, хотя они «разговаривали вместе, смеялись вместе и всегда искали друг друга в обществе», они были «невинны, как дети».

Ревность мужа была наконец полностью возбуждена, и он отомстил обеим обидчикам. Жена была жестоко избита, и она строго приказала даже не смотреть на Косато, в то время как сам юноша потерял всех своих лошадей, которых схватил вождь.Обезумевший от любви и мести, Косато ждал своего случая; убил объект своей ненависти; и поспешил упросить любовницу полететь с ним. Сначала она только горько плакала, но в конце концов, подавленная его уговорами и побуждениями собственной привязанности, она покинула свой народ и вместе со своим возлюбленным искала убежища среди мирных и добрых Нез Персе.

Косато был прежде всего в том, чтобы пробудить воинственный и мужественный дух в племени, которое он принял, но он обнаружил, что расположение своих новых союзников сильно отличается от настроения горячих Черноногих и Воронов.«Они добрые и добрые, — сказал он Бонневилю; «Они честны; но их сердца — сердца женщин ».

Из этих и бесчисленного множества подобных сказок достаточно очевидно, что покров сдержанности, которым индеец укрывается от взглядов посторонних, скрывает страсти и страсти, столь же пламенные и неистовые, какие можно наблюдать в более демонстративных гонках.


Коллекция:
Brownell, Charles De Wolf. Индейские расы Северной и Южной Америки : Включает описание основных аборигенных рас; описание их национальных обычаев, мифологии и религиозных обрядов, история их самых могущественных племен и их самых знаменитых вождей и воинов; их сношения и войны с европейскими поселенцами; и великое множество анекдотов и описаний, иллюстрирующих личный и национальный характер.Хартфорд, штат Коннектикут, Чикаго, Э. B. & R.C. Относиться; [и т. д. и т. д.]: Hurlbut, Scranton & Co. 1864.

Связанные

Индейские семена — История прерий (2)


Часть 2: 1800-е годы
Восход «King Cotton»
Конец цивилизации красного человека

The Европейское заселение прерий ознаменовало конец цивилизации который поддерживал его и поддерживал на протяжении тысяч лет.Поселенцы были пионерами в прямом смысле слова — с решимость выжить и процветать в самых суровых условий, и использовать щедрость земли для обогащения не только свои жизни, но жизни других на этом континенте и по всему миру. Но конец цивилизации красного человека был жестоким и кровавым. Во время процесса земля также изменилось кардинально, и в невероятно короткие сроки.

До Гражданская война, от двадцати до шестидесяти миллионов зубров бродили по Североамериканские равнины. К 1900 году менее тысячи живой. Как вспоминал знаменитый вождь индейцев сиу Черный Лось: «Я помню, когда бизонов было так много, что они могли не в счет, но все больше и больше васичу (белых людей) приходило убить их, пока не останутся только кучи костей где они были раньше.Васичу убивали их не ради еды; они убили их из-за металла, который сводит их с ума, и они взял на продажу только шкуры. Иногда даже не брали шкуры, только языки; и я слышал, что пожарные лодки спустился по реке Миссури, нагруженный сушеными языками бизона. Вы видите, что люди, которые это сделали, были сумасшедшими … » активность белого человека в заклании буйвола была такой же непонятны туземцам равнин, как и их собственные «примитивный» образ жизни и кочевое поведение Европейские поселенцы.

Старый святой женщина из племени винту, размышляя о странных способах поселенцы сказали: «Белые люди никогда не заботились о земле или олень, или медведь. Когда мы, индейцы, убиваем мясо, мы съедаем его все. Когда мы выкапываем корни, мы делаем маленькие отверстия. Когда строим дома, делаем дырочки. Когда мы сжигаем траву для кузнечиков, мы не портите вещи.Мы встряхиваем желуди и кедровые орехи, мы этого не делаем. рубить деревья. Но белые люди землю вспахивают, валить деревья, убивать все … Как может дух земля как белый человек? Куда бы ни прикасался белый человек это больно ».

Это было только на несколько лет раньше европейских поселенцев с их вера в человеческое «владычество над землей» и их изобретательность в поиске способов покорения и эксплуатации природы и его ресурсы коренным образом изменили характер человека отношение к земле, а вместе с ней и характер сами прерии.

Страна крупного рогатого скота
Первые кавказские оккупанты Техасских прерий Блэкленд не были фермерами; толстый дерн и тяжелая, засушливая черная глина почвы — почвы, которые позже назовут «обеденным звонком», слишком влажный, чтобы пахать перед обедом и слишком сухой после обеда — были Практически невозможно возделывать деревянным отвалом в использовании в то время.Итак, те, кто хотел заняться сельским хозяйством, когда испанцы первыми открыли Техас для колонизации в 1800-е годы поселились в юго-восточной части штата недалеко от Побережье Мексиканского залива, где почвы были более пригодны для возделывания с деревянными орудиями.

Ранние земли дотации в Черных землях брали в основном скотоводы, где высокая трава — «достаточно высокая, чтобы укрыть скот, и длинные достаточно, чтобы завязать узел на спине лошади «- отлично корм.Характер выпаса скота отличался от такового. буйволов, и это введение домашнего скота был первым серьезным разрушением пастбищ. В то время как буйволы интенсивно пасли землю, вскоре они двинулись дальше, давая траве пора восстанавливаться. Под управлением человека крупный рогатый скот выпас был сосредоточен на небольших территориях в течение более длительных периодов времени.Естественная конкуренция видов и преемственность флора была нарушена, отдавая предпочтение сорным однолетникам, чем короче, тем больше устойчивые к пастбищу виды трав и виды, невкусные для крупный рогатый скот.

Колючая проволока был введен в 1874 году, и в течение 15 лет большая часть государства был огорожен, что сосредоточило поголовье и привело к даже более перевыпас пастбищ.В 1885 году объединенные влияния чрезмерного выпаса и засухи были настолько серьезными, что сотни тысяч крупного рогатого скота, умершего от голода в Техасе. К 1890 году выпас скота многих пастбищ сократилось наполовину или более, а предселенческая растительность была постоянно изменена.

Разрушители дерьма
Лишь в 1870-х и 80-х годах фермеры заинтересовались в культивировании Черных земель, когда развитие стали плуг и другие орудия позволили прорезать густой дерн прерий.Корни были такие плотные — до пяти миль или более корней можно найти в одном квадратном метре травы — прерии буквально звенели или звенели, когда стальные плуги перевернули его плотный нижний слой — «шторм дикой музыки «- поэтическое описание, данное одним дочь фермера несколько десятилетий спустя.

К 1900 году большая часть прерии Блэкленд возделывалась и признан одним из ведущих регионов по производству хлопка мир.Округ Эллис в Техасе был в центре этого необычного благоустройства, и многие великие старые викторианские дома в городах Ваксахачи и Энниса все еще существуют, как напоминания о судьбе которые были сделаны в те времена.

Выращивание было также, однако, катастрофическим разрушением прерии экосистема. Рассказывать историю о старый индеец, который, впервые увидев вспаханное поле время, сказал фермер: «Изнаночной стороной вверх.» История был воспринят как иллюстрация невежества индейца, но на самом деле, когда коренные травы вывернуты и почва аэрированный, органическое вещество разлагается быстрее. Это создает приток питательных веществ, доступных для возделываемых культур, но когда урожай убран, питательные вещества удаляются вместе с урожаем, и почва продолжает истощаться год за годом.Сегодняшний зависимость от химических удобрений свидетельствует о том, что, возможно, в утверждении этого старого индейца было больше мудрости, чем признали в то время.

Конечно что касается восстановления утерянных прерий, его заявление было правдой. Как только корни прерии сломаны, и цикл ее восстановления прерывается традиционным сельским хозяйством, луга никогда не лечить без посторонней помощи.Экосистема прерий настолько уязвима для рукотворных беспорядки, которые колесные колеи оставлены миграциями середина девятнадцатого века все еще видна, более 140 лет после того, как крытые повозки везли пионеров на запад путешествия. Подобные следы можно увидеть на остатках прерий Тропа Чисолм в Техасе, в том числе одно место возле Вако, где знаки вагонов, сопровождавших большие перегонки скота можно увидеть.

Деталь 1 | Часть 2 | Часть 3

23 Великие равнины Indian Wars

« Я не чувствую, что мы поступили неправильно, приняв решение — это хорошо t страна путь от них… наш так называемый steali ng этой страны был просто вопрос выживания.Было огромному количеству людей, которые нуждались в земле, и индейцы изо всех сил пытались сохранить ее для себя ».
— Джон Уэйн

Последняя часть Соединенных Штатов, заселенная евроамериканцами, была не Западным побережьем, а, скорее, Великими равнинами, простирающимися от Техасской Панхандл до западной Оклахомы, Канзаса, Небраски, восточного Колорадо и западной Дакоты до восточной Монтаны. между горами на западе и плодородными прериями на востоке.Это была широко открытая, неумолимая местность с небольшой водой, суровой зимой, жарким летом, торнадо и нашествием кузнечиков. Сегодняшние фермеры могут подключиться к массивному подземному водоносному горизонту Огаллала, по крайней мере, еще на 20-50 лет, но никто не уверен, что станет с этим районом, когда водохранилище иссякнет. Ученые считают, что этот регион и другие части Запада периодически страдали от «мегазух» на протяжении всей истории, нанося ущерб даже индейцам с низкой численностью населения и низким потреблением воды.Сегодня общая численность населения региона сокращается с 1930-х годов, несмотря на временный всплеск нефтяного бума в Баккене. Некоторые маленькие городки в Канзасе были полностью заброшены.

Великие равнины красного цвета

Население Равнин также было редким по сравнению с большей частью страны после гражданской войны. До того, как фермеры и владельцы ранчо огородили свои усадьбы колючей проволокой, «пастухи» гнали коров через хребет на железнодорожные станции в таких городах, как Абилин и Додж-Сити, штат Канзас.В то время ковбой было обычно уничижительным термином для преступника, грабителя или бандита. Бывшие рабы, называемые Исходами, в связи с пылью местности и библейской книгой Исхода, заселяли ненадежные дома. Чтобы преодолеть опасения по поводу засухи в этом районе, бустеры выдвинули псевдонаучную теорию о том, что при вспашке высвобождается влага, которая возвращается в виде дождя. «Дождь следует за плугом!» было их коммерческое предложение. Белые Содди строили хижины из глины и ломали дерн, чтобы прокормиться, пока миллионы бизонов паслись под большим небом.В отличие от других частей страны, белые на равнинах не намного превосходили численностью окружающих их индейцев в конце 19 века.

Мандан, предлагающий череп буйвола, 1908 г., фото Эдварда Кертиса, Curtis Collection-LOC

Традиционные индейцы равнин, которых они встретили, которые охотились на бизонов с ружьями верхом на лошадях, не были такими традиционными. Ружей и лошадей не существовало в доколумбовой Америке — лошади вымерли за тысячи лет до этого — и многие племена, населявшие Равнины, были вытеснены из охотничьих угодий вокруг Великих озер всего за несколько поколений до этого.Испанские конкистадоры повторно завезли лошадей на материковую часть Северной Америки в начале 16 века, как мы видели в главе 1. Писатель Н. Скотт Момадей описал переход между кайова на южных равнинах:

Примерно во время Пекодской войны [в Новой Англии 17-го века] кайова и лошадь одновременно пришли на южные равнины. Потом сто лет назад кайова и лошадь были одним целым. Лошадь оказала решающее влияние практически на все аспекты культуры кайова.Это привело к революции. Из доконской культуры кайова принесли только кочевничество и мифологию; лошадь принесла новый и материальный образ жизни. Кайова вырвал корни, которые всегда держали его на земле. Ему были даны средства побеждать на расстоянии. Впервые он смог выйти за пределы своих человеческих сил, своего видения, даже своих прежних мечтаний. Больше не было необходимости преследовать стада, строить ловушки и нести труп пешком.С лошадью кайова мог добыть достаточно еды за один день, которой хватило бы ему на многие месяцы. Он мог транспортировать свое имущество по своему желанию, затрачивая лишь часть своего прежнего времени и усилий.

На северных равнинах Монтаны мандан охотился на буйволов без лошадей и ружей на протяжении веков до прибытия белых индейцев или индейцев Великих озер. Мандан и Черноногие пасли бизонов по подъездным дорожкам из скал и скал, где их ждали другие охотники с дубинками и копьями. Этот прием получил название «прыжок буйвола».

Генерал Филип Шеридан

американцев переехали в прерийные штаты Среднего Запада в 1830-х годах, но затем интерес переместился на Дальний Запад с открытием Орегонской тропы, Мормонского пути и Калифорнийской золотой лихорадки перед гражданской войной. Равнины были слишком засушливы, чтобы с легкостью приносить урожай, и населены грозными индейскими племенами, которые блокировали поселения белых. Как мы видели в главе 16, на ранних картах местности Великая американская пустыня упоминалась как почти необитаемая.

Равнины были последним районом в Нижнем 48, где индейцы жили независимо до того, как их заставили жить в резервациях.Когда вы слышите, как люди говорят об индейских войнах в американской истории, они обычно имеют в виду войну на равнинах во время и после Гражданской войны, начиная с Дакотской войны 1862 года и заканчивая резней Раненого Колена в 1890 году. Та же самая армия Союза, которая воевала. Конфедераты вели одновременную войну против равнинных индейцев и даже использовали ту же тактику тотальной войны, которая использовалась в Марше У. Т. Шермана, Кампаниях Филипа Шеридана (Шенандоа) в Долине и Осаде Виксбурга Грантом. Шерман и Шеридан воевали на западе после Гражданской войны, в то время как Грант курировал дела Индии в качестве президента с 1869-1877 гг.

На Южных равнинах команчи грубо ездили по всем и каждому, будь то белые или другие индейцы, по территории, называемой испанцами Команчерия, и вокруг нее, юго-восточная граница которой включала Остин. К 1850-м годам шум вокруг рабства в Канзасе препятствовал заселению белых. Но без участия южан в Конгрессе во время Гражданской войны правительство Союза способствовало западной экспансии, раздавая землю фермерам в соответствии с Законом о усадьбах 1862 года и, в соответствии с Законом Моррилла, предоставляя землю штатам на Среднем Западе и равнинах для строительства колледжей (многие тех, которые сегодня оканчиваются на «состояние»).Журналист Kiowa Тристан Ахтоне проследил, как правительство забирало землю у индейцев, чтобы отдать ее железным дорогам и этим колледжам, причем даже восточные школы, такие как Массачусетский технологический институт, использовали сумы с этих земельных владений для строительства своих кампусов. Правительство часто обменивало такую ​​землю на нарушенные обещания о правах на воду или здравоохранение.

В 1864 году Линкольн выделил землю в Йосемити, Калифорния, заложив основу для первого национального парка страны в Йеллоустоне в 1872 году. Линкольн вступил в должность, увидев три региона, которые он хотел объединить в одну нацию: Союз, Калифорния и Юг.Следовательно, его армия выполняла несколько задач, взяв Запад под контроль Союза, когда они боролись с Конфедерацией. Он также справедливо опасался, что Конфедерация вторгнется на западную территорию, если они выиграют, что они, казалось, делали в 1862 году.

Авраам Линкольн и республиканцы 1860-х годов синтезировали жесткий индивидуализм с идеей коллектива. Линкольн верил в самостоятельность, но в самостоятельность в обществе, которое предоставляло возможности трудолюбивым работникам через субсидии на землю, государственные школы, железные дороги и т. Д.В целом права личности всегда основывались на правительстве. Закон о хомстедах не был бесплатной раздачей; менее 50% получателей обрабатывали землю достаточно хорошо, чтобы получить грант. В редких случаях Exodusters выиграли гранты на землю.

«Люди, спасающиеся от индейской резни 1862 года в Миннесоте, на обеде в прерии», Фото Адриана Дж. Эбелла, Библиотека Конгресса

После гражданской войны возобновившаяся эмиграция из Европы, особенно из Германии и Скандинавии, способствовала заселению верхнего Среднего Запада и равнин.Правительство предоставило ссуду и уступило огромные участки земли железнодорожным компаниям, которые, предположительно, не могли позволить себе авансовый платеж за недвижимость. Правительство отдало около 10% территории поселенцам или железным дорогам, в том числе железнодорожным компаниям больше земли, чем весь квадратный километр Новой Англии. Это часто приводило к схеме землепользования в виде шахматной доски, потому что правительство отдавало поселенцам или железным дорогам альтернативные участки площадью в одну квадратную милю. Пять трансконтинентальных железных дорог, которые существуют до сих пор, возникли в период между гражданской войной и 1900 годом.Эти проекты, наряду с открытием золота на северных равнинах и в Скалистых горах, вызвали финальную схватку между США и оставшимися независимыми индейцами.

Индейцы вмешались в строительство железных дорог, погибли рабочие. И индейцы-бизоны, на которых рассчитывали выжить (за мясо, мантии, инструменты и т. Д.), Мешали железному коню (поезда) пастись на путях. Следовательно, правительство хотело вытеснить индейцев по обе стороны от трансконтинентальных маршрутов, переместив их в резервации.Убийство буйволов в массовом порядке служило двойной цели: расчистке следов и подрыву экономики Индии. Солдаты армии убивали буйволов, а пассажирские поезда даже останавливались среди стад, чтобы путешественники могли вытащить винтовки и открыть огонь. Когда они закончили, они двинулись дальше, оставив трупы. Умерло так много буйволов, что иногда их гниющую плоть можно было почувствовать по всему региону.

Куча черепов бизона в ожидании измельчения для внесения удобрений

Постоянный медведь

Были многочисленные форсированные марши в резервации, похожие на «Тропу слез» на востоке в 1830-х годах (глава 13).Понка (современная) долины реки Ниобрара в Небраске были отправлены в резервацию, которую правительство случайно уступило другим племенам по договору 1868 года. Затем армия отправила их в северную Оклахому, где многие погибли. Когда их вождь, Стоящий Медведь, вернулся в Небраску, чтобы настаивать на своем деле, власти арестовали и заключили его в тюрьму. Он подал в суд с помощью местных поверенных на общественных началах, и в деле Standing Bear v. Crook (1879 г.) окружной суд впервые в истории постановил, что индейцы имеют законные права в США.S. Это был важный первый шаг к гражданству, сделанный индейцами по всей стране в 1924 году.

Индейцы Юго-Запада представляли для белых аналогичное препятствие. В ходе вынужденной миграции, подобной «Длинной прогулке» понков, армия во главе с Китом Карсоном и союзными американцами племенами вытеснила навахо в резервацию Боске-Редондо недалеко от района Четыре угла в Колорадо, Нью-Мексико, Аризоне и Юте. К востоку оттуда объединенные силы болезней (в основном, холеры и оспы) и новые переселения белых в Техас ослабили некогда могущественных команчей.

Джон Милтон Чивингтон, Армия США Фото

В Колорадо отношения между индейцами и правительством ухудшились после того, как полковник Джон Чивингтон — по совместительству методистский проповедник, масон и аболиционист — возглавил резню невинных арапахов и шайенов в Санд-Крик и Смоки-Хилл-Ривер, которые уже согласились переехать в оговорка. Когда местная пресса преследовала людей Чивингтона за то, что они не убивали индейцев, он отполировал свою репутацию, приказав им «убивать Шайеннов всякий раз, когда и где бы они ни находились.Как он бессердечно выразился в своем призыве к оружию: «Убейте их всех, больших и малых, гниды производят вшей». Обладая медалью мира, которую президент Авраам Линкольн лично вручил ему в Вашингтоне в 1863 году, шайеннский вождь Лин Беар уверенно выехал, чтобы поприветствовать Чивингтона, но умер прежде, чем упал на землю, когда люди полковника застрелили его. Когда дым рассеялся, к нему подъехали солдаты, чтобы накачать его новыми патронами. Слова Линкольна оказались пророческими, поскольку он предупредил Линкольна, что «его дети (армейские офицеры) могут терроризировать западные племена и игнорировать мирные договоры, потому что не всегда отец мог заставить своих детей поступать именно так, как он хочет. делать.«Больше всего пострадал отряд Вутапай из Black Kettle, который по совету других солдат США вывесил американский флаг с белым флагом капитуляции над своей деревней.

Денвер чествовал мужчин Чивингтона победным парадом, на котором они вешали мужские и женские гениталии и другие части тела на шею и несли вырванные зародыши — гниды — в качестве сувениров. Эти жуткие трофеи месяцами висели в театре Аполло и в местных салонах. Не все американцы одобрили теракты и предание Чивингтона военному суду.Вот что сказал Кит Карсон:

Подумать только об этой собаке Чивингтоне и его грязных собаках на Санд-Крик. Его люди стреляли скво и вышибали мозги маленьким невинным детям. Вы называете своих солдат христианами? А индейцы-дикари? Что, по вашему мнению, думает об этом наш Небесный Отец, сотворивший и их, и нас? Вот что я тебе скажу, я не люблю враждебную красную кожу не больше тебя. А когда они враждебны, я боролся с ними, как с любым другим мужчиной.Но я еще ни разу не нарисовал бусинки на скво или папуся, и я презираю человека, который сделает это.

У резни в Сэнд-Крик, Автор Воющий Волк, Оберлин-WikiCommons

Резня в Сэнд-Крик разрушила все прежнее доверие, существовавшее между индейцами равнин и американским правительством, опустошила Южный Шайенн и, что противоречит американским намерениям, отговорила многих индейцев от переезда в резервации, поскольку они, естественно, опасались, что их убьют. их женщины и дети искалечены, если сдадутся.И многие из старейших племен, которые выступали за мир, были убиты в этой бойне. Историк Ари Кельман исследовал, как живые потомки, местные жители и Служба национальных парков работали вместе, чтобы построить соответствующий мемориал. Правительство ознаменовало это место (ниже в юго-восточной части штата Колорадо) как национальное историческое место в 2007 году. Служба парков описывает происходившие там события как «хаотичные, ужасающие, бурные и кровавые».

Найдите несколько минут, чтобы прокрутить временную шкалу на этом сайте за 1860-е и 70-е годы: Вторжение в Америку

В следующем, 1865 году, армия напала на индейцев в бассейне Паудер-Ривер на территориях Вайоминг и Монтана после открытия золота .Оглала Лакота из народа сиу во главе с Красным Облако заманил американские войска и устроил засаду во время резни Феттермана 1866 года недалеко от форта Фил Кирни. Они обезглавили, выпотрошили, сняли скальпы и кастрировали всех солдат, кроме одного молодого горнача, которого они почтительно прикрыли бизоньей шкурой после его тщетных попыток отражать атаки своим рогом. Подобные увечья были столь же традиционны среди американских индейцев, как и среди европейцев и колониальных американцев. Равнинные племена отчетливо помечали свою добычу.

В результате Договора о Форт-Ларами (1868 г.) обширные земли, предоставленные основным племенам равнин в соответствии с одноименным договором 1851 г., значительно сократились, якобы для обеспечения цивилизации. Правительство переселило многих индейцев в резервации либо в Оклахоме, либо в пустынных Блэк-Хиллз на юго-востоке территории Дакота, где белые считали, что у них никогда не будет причин селиться. Лакота заняли Черные холмы после вытеснения кайова и воронов в 18 веке. По словам историка Питера Коззенса, Лакотас ценил Ȟe Sápa или Paha Sapa («черные холмы») не за их мистическую ауру, а скорее как за их «шкафчик для мяса, заповедник, который нужно использовать. времена голода.Менее определенная не уступленная территория простиралась дальше на юг и запад, где лакота и шайенны все еще могли охотиться. Бойцы во главе с Сидящим Быком и Безумной Лошадью отказались переезжать в резервации, осуждая тех, кто забрал васичу (белых) за их предложения бесплатной еды и припасов. Другие решили принять сделку, пока у них был шанс, поскольку их перспективы на будущее в любом случае казались туманными, и они оценили обещанные четыре года мяса и муки.

Но затем в 1874 году армия обнаружила золото вдоль северо-западной границы Блэк-Хиллз, и правительство попросило северных сиу, как они называли Лакота, выкупить территорию обратно ( сиу — это французское искаженное название «Надуэссиу», слово оджибве, означающее змея или враг).Президент Улисс С. Грант пришел к власти в 1869 году, обещая мир на Западе, признав, что «наши отношения с индейцами должным образом подвергают нас обвинениям в жестокости и мошенничестве». И Грант мог правдоподобно сказать делегации Лакота, посетившей Белый дом в 1875 году, что он и относительно небольшие военные были бессильны не допустить шахтеров к Черным холмам. Это настройка HBO Deadwood (2004-06) для читателей, знакомых с этой серией. Однако документы в Библиотеке Конгресса и У.Библиотека S. Военной академии демонстрирует, как золото побудило Гранта потворствовать войне в 1876 году за спиной Конгресса и общественности и подорвать договор Форта Ларами. Он выбрал ястребиную внутреннюю клику, которая обходила обычную цепочку подчинения, избегая таких, как У. Т. Шерман, который подписал договор Ларами и написал Гранту, чтобы жаловаться на «белые, ищущие золото, [которые] убивают индейцев так же, как они сами убивайте медведей и не обращайте внимания на договоры ». Грант не приглашал Шермана в свое ближайшее окружение, хотя в его число входили двое воинственных подчиненных Шермана, Фил Шеридан и Джордж Крук (фигурант вышеупомянутого дела Standing Bear ).

Секретная комиссия спросила «диких» (не резервирующих) Лакота, могут ли США приобрести права на добычу полезных ископаемых, зная, что они сказали «нет», затем приказала им перебраться в резервацию в невероятно короткие сроки в середине зимы, при этом сфабриковав поддельные жалобы. против них. Они знали, что лошади зимой слабеют от голода и не могут подниматься на вершины. Удобно, что независимые Лакота отказались от просьбы Гранта переехать в резервацию, при этом Сидящий Бык якобы поднял кучу земли и сказал посыльному: «Я не хочу продавать или сдавать в аренду какую-либо землю правительству — даже в такой степени, как эта. .Грант, который годами ранее был так критически настроен по отношению к произведенному президентом Полком casus belli против Мексики на юге Техаса (глава 17), теперь имел свое желание: Лакоты «провоцировали конфликт», и у США не было другого выбора, кроме как защищаться против «неукротимых» индейцев, тех самых, которые сказали полевому репортеру Chicago Inter Ocean Уильяму Кертису, что у них нет желания воевать. Последовала новая война, которая включала, пожалуй, самое позорное поражение в истории США, но в конечном итоге к 1877 году вольные Лакота исчезли.

Джордж Армстронг Кастер, ок. 1860-65, LC Коллекция негативов на стекле времен Гражданской войны

В 1876 году воины Шайеннов, Арапахо, Оглала и Лакота (Хункпапа) уничтожили целый американский батальон, возглавляемый безрассудно храбрым и эгоистичным Джорджем Армстронгом Кастером. Люди Кастера нашли золото в 1874 году у реки Литтл-Бигхорн на юго-востоке Монтаны и расчищали территорию от индейцев, чтобы освободить место для белых поселенцев и шахтеров. Кастер написал своему зятю, что его набег на Черные холмы «откроет богатую жилу богатства.Но, как сообщила Helena Daily Herald 5 июля 1876 года, на следующий день после столетнего юбилея страны, они были «разрублены на куски … в ужасной битве». Это поражение потрясло американцев на востоке, большинство из которых никогда даже не видели индейцев и считали само собой разумеющимся, что армия в основном их покорила. Теперь, в самый разгар празднования столетнего юбилея страны в Филадельфии, пришло известие о том, что лихой длинноволосый подполковник Кастер — возможно, самый знаменитый не-майор времен Гражданской войны и лидер героической атаки Мичиганской Росомахи на Голгофе. Геттисберг — погиб вместе со всеми своими людьми.Он случайно привел свой 7-й кавалерийский отряд в лагерь большего размера, чем ожидалось, во главе с Сидящим Быком и защищаемым Безумным Конем и другими воинами.

Атаки армии на Лакотас и Шайенн были жестокими, что привело к тому, что младенцы оставили замерзать насмерть, и эта группа не собиралась допустить повторения атаки Санд-Крик, атаки Кастера 1868 года на реку Вашита в Оклахоме, или Резня Марии 1870 года над Пиганом Блэкфитом в Монтане. Кастер ожидал, что воины побегут на помощь своим женщинам и детям, прежде чем сражаться, и жаловался, что предпочел бы, чтобы они «стояли и сражались».На этот раз он наткнулся на более крупный лагерь (6-7к), и там было много воинов, которые стояли и сражались (1,5к), в то время как другие остались с семьями. Отчасти это произошло потому, что они воодушевились видением победы Сидящего Быка во время его Танца Солнца днями ранее. Люди Кастера прибыли раньше трех других колонн во главе с Круком, Альфредом Терри и Джоном Гиббоном, с которыми они должны были встретиться у истоков реки Литтл-Бигхорн (вверху). Вместе с тремя отрядами Маркуса Рино они все равно решили сражаться, опасаясь, что индейцы разбегутся, прежде чем прибудут более крупные силы Терри, и не понимая изначально, что их численность составляет 7: 1.

Битва при Литтл-Бигхорне, автор Cheyenne Artist, 1878, Национальный музей американских индейцев, Нью-Йорк

Поле битвы при Литтл-Биг-Хорн, ок. 1877. Из Национального архива

.

В отличие от многих предыдущих атак кавалерии, на этот раз воины были хорошо вооружены. В предыдущие годы они продали поселенцам достаточно бизоньих шуб, чтобы накопить арсенал винтовок Винчестера и Генри. В отличие от однозарядных винтовок Springfield 1873, используемых 7-й кавалерийской полкой, эти многозарядные винтовки могли стрелять из магазинов от двенадцати до шестнадцати патронов перед перезарядкой.Опытному солдату посчастливилось стрелять из Спрингфилда столько выстрелов за минуту, а когда он заклинивал, он мог использовать его только как клюшку. В этом случае у индейцев было то же преимущество, которым войска Союза пользовались во время марша Шермана через Грузию во время Гражданской войны. В результате было уничтожено 268 человек, или 1% от всей армии США, которая значительно сократилась после гражданской войны. Игнорируя предупреждение Сидящего Быка уважать жертв, мстительные воины, потерявшие свои семьи в результате предыдущих нападений, изуродовали солдат, так что они не могли наслаждаться загробной жизнью, вышибая себе мозги и рассыпая внутренности по полю.Существуют противоречивые сведения о том, что случилось с телом Кастера. Одна история состоит в том, что воины сиу сохранили Кастера, потому что две шайеннские женщины сказали им, что в прошлом году у него были короткие отношения с женщиной из их племени, и поэтому он считался родственником. Другой — то, что воины порочили останки Кастера, как и остальные, в том числе прокалывали его барабанные перепонки, потому что он не слушал. У Кастера был индийский разведчик, индейский скаут сиу по имени Кровавый Нож, который умер в Литтл-Бигхорне.

Эдвард Кертис, 1889 г. Автопортрет

Несколько индейцев вороны, враги сиу, также сражались с Кастером.Спустя годы они рассказали индийскому этнографу и фотографу Эдварду Кертису, что, когда Кастер увидел, что людей Рино разбили в начале битвы, он спешился и стал наблюдать, несмотря на протесты со стороны Ворона, чтобы те пошли на помощь. Кастер, заклятый враг Рино, сказал: «Нет. Пусть сражаются. Нам предстоит еще много сражаться ». Достаточно сказать, что ревизионизм Кертиса не понравился американцам рубежа веков, включая его покровителя Теодора Рузвельта (тогдашнего президента), который отругал Кертиса в письме.

Битва Лакота на Сальной траве, известная среди белых как Битва при Литтл-Бигхорне или, в просторечии, как Последняя битва Кастера, была худшим поражением армии США от рук индейцев со времен битвы при Вабаше (поражение Сент-Клер. ) в 1791 году. Тем не менее, это было, вероятно, худшее, что могло случиться с индейцами равнин. США удвоили свои усилия, чтобы уничтожить оставшихся противников, которые не перебрались в резервации. Армия направила больше войск на равнины и северо-запад, где они захватили бегущих Нез Персе всего в нескольких милях от канадской границы и отправили их в Оклахому, где большинство из них погибли.В 1980 году Верховный суд присудил Лакотасу компенсацию за потерю земли, невостребованное поселение стоимостью более миллиарда долларов с начисленными процентами. Вместо этого они надеются когда-нибудь вернуть себе Черные холмы.

Памятник Безумной Лошади в Южной Дакоте недалеко от горы. Рашмор, ок. 2019

Призрачный танец сиу, ок. 1894

Вдохновленные духовным лидером северных пайютов по имени Вовока, некоторые индейцы участвовали в танцах с привидениями, чтобы побудить других возродить свою традиционную экономику и не полагаться на белую торговлю.Они надеялись, что индийцы откажутся от кофе, сахара и бекона, например, или других продуктов, в производстве которых они полагались на белых. Танцы-призраки оскорбляли белых, и в 1890 году армия косила танцоров сиу в Вундед-Ни, Южная Дакота, из ружья Гатлинга, одного из первых автоматов, и похоронила их в братской могиле. Раненное Колено ознаменовало конец сопротивления индейцев на равнинах в 19 веке. Оскорбления еще больше уменьшились в размерах. В 1889 году правительство открыло большую часть Оклахомы, первоначально выделенную как одну большую резервацию, во время одного из величайших землетрясений в истории. Раньше , или Бумеры , были белыми скваттерами, которые бросились через границу, чтобы потребовать землю, прежде чем она официально открылась.

Как и другие войны, войны на Великих равнинах включали культурные войны, а не только военные и экономические. Это включало уничтожение религий индейцев. После поражения в каньоне Пало-Дуро и форсированного марша к тюрьме Старый Каменный Загон в Оклахоме танец солнца Тай-ме кайова постигла та же участь, что и танцы призраков. Писатель Момадей описал трагедию: «Прежде, чем танец начался, рота солдат выехала из форта Силл, получив приказ разогнать племя.Запрещенные без причины главным актом их веры, увидев дикие стада, убитые и оставленные гнить на земле, кайова навсегда отступили от целебного дерева. Это было 20 июля 1890 года, у большого излучины Вашиты. Моя бабушка была там. Без горечи и до тех пор, пока она жила, она видела богоубийцу ».

Похороны мертвых после резни Раненого Колена, 1891, Библиотека Конгресса

индейцев стояли перед выбором: либо остаться в резервациях, либо ассимилироваться в основное русло американского общества, хотя до 1924 года у них не было основных прав гражданства, таких как голосование.Многим, кто покинул резервации, было трудно приспособиться, особенно в больших городах, окруженных шумом, огнями и людными улицами. Алкоголизм и бедность преследовали многих, кто уехал или остался в резервациях. Закон Дауэса 1887 года разрешал индейцам брать сельхозугодья и получать гражданство, если они того пожелают, но эти сельскохозяйственные угодья были вырезаны из резерваций, что сделало их еще меньше. Ученые изучали индейцев в надежде задокументировать местную культуру, прежде чем она полностью исчезнет. Зунис усыновил одного из этих исследователей, Фрэнка Гамильтона Кушинга из Смитсоновского института, который стал известен как Цветок медицины.

Белые, действующие из лучших побуждений, обучали некоторых индейцев посещать школы-интернаты за пределами резервации, призванные вытеснить из них индийскую культуру и обратить их в белое платье, поведение и мышление. В самой известной Индийской промышленной школе Карлайла в Пенсильвании пугающим девизом ее основателя Ричарда Генри Пратта было «Убей индейца и спаси человека». Несмотря на пренебрежение (и даже пренебрежение) к местной культуре студентов и периодическое физическое насилие, многие студенты получили достойное образование и профессиональную подготовку и часто преуспевали, оставаясь трезвыми, чем их сверстники из резервации.

Торп, Кантонские бульдоги, ок. 1915-20

У Карлайла была отличная футбольная команда, которую возглавлял один из лучших спортсменов начала 20 века, Сак и Фокс Джим Торп. Торп, родители которого оба были наполовину европейцы, выиграл золотую медаль в олимпийском десятиборье 1912 года, но потерял медали, когда официальные лица обнаружили, что он играл в профессиональный бейсбол, нарушив его статус любителя. Затем он провел шесть лет в высшей лиге и десять, играя в профессиональный футбол.

Еще до того, как Равнины были заселены, предприниматели уже упаковывали и продавали романтизированные версии Старого Запада восточноамериканской и европейской аудитории в виде бесценных романов и цирков, таких как «Шоу Дикого Запада» Буффало Билла Коди.Вскоре после этого первые голливудские фильмы, снятые в пустынях за пределами Лос-Анджелеса, мифологизировали Запад даже до того, как многие из его первоначальных героев умерли. Уятт Эрп жил, чтобы смотреть фильмы о себе. Такие люди, как Коди и «Дикий Билл» Хикок, сами проводили время на Западе в качестве пастухов, разведчиков, законников, охотников, индейских бойцов и т. Д.

Шоу Пауни Билла на Диком Западе, ок. 1905 г., Библиотека Конгресса

Относительная открытость и беззаконие западной мифологии привлекали публику к карнавалам, на которых воспроизводились известные сцены.Наряду с родео и снайперами, такими как Энни Окли, на этих шоу работали и индейцы. Вождь апачей Джеронимо, который сдался американским войскам в Аризоне в 1886 году, сыграл танцующего медведя и поставил фотографии с автографом, чтобы выжить. Сидящий Бык, который побывал в настоящем Литл-Биг-Хорн, реконструировал «Последний рубеж» Кастера для публики в Нью-Йорке, Лондоне и Париже, прежде чем был застрелен армией в резервации Стэндинг-Рок в 1890 году за уклонение от ареста.

Фото Джоша Моргана, Huffington Post, резервация Standing Rock Sioux, декабрь.5, 2016

В 2016 году ветераны армии США во главе с Уэсом Кларком-младшим, сыном бывшего верховного главнокомандующего НАТО (вверху), приняли участие в акциях протеста по трубопроводу Dakota Access Pipeline в резервации Стэндинг-Рок в Северной Дакоте. На эмоциональной церемонии в казино они поклонились вождям племен сиу, чтобы искупить боль, причиненную индейцам американскими военными. Кларк предложил совершенно иной подход, нежели корыстная субъективность актера Джона Уэйна в начале главы:

Многие из нас, в частности я, из тех подразделений, которые причинили вам вред на протяжении многих лет.Мы пришли. Мы дрались с тобой. Мы забрали вашу землю. Мы подписали договоры, которые нарушили. Мы украли минералы с ваших священных холмов. Мы взорвали лица наших президентов. [Mt. Рашмор] на вашу священную гору. Затем мы взяли еще больше земли, затем мы забрали ваших детей, а затем мы попытались взять ваш язык, и мы попытались уничтожить ваш язык, который дал вам Бог, и Творец дал вам. Мы не уважали вас, мы загрязнили вашу Землю, мы причинили вам боль во многих отношениях, но мы пришли сказать, что нам очень жаль.Мы к вашим услугам и просим прощения.

Леонард Вороний пес предложил прощение и умолял о мире во всем мире, добавив: «Земля не принадлежит нам, земля владеет нами».

Дополнительные возможности чтения, просмотра и прослушивания :
Татанка Ийотаке: переосмысление сидящего быка (NEH)
Архив Уильяма Ф. Коди (NEH)
Питер Коззенс, «Антигражданская война Гранта», ( Smithsonian Magazine , 11.16)
B Линн Ингрэм, «Запад без воды: что прошлые засухи могут сказать нам о завтрашнем дне?» (Происхождение)
Эта американская жизнь: Маленькая война в прериях (WBEZ-PRX)

Джордж Армстронг Кастер и его жена Либби в Форт-Линкольне на территории Дакоты, незадолго до его смерти.Либби написала три книги о подвигах своего мужа.

Маленький домик в прерии построен на земле коренных американцев | Умные новости

Маленький домик в прерии , серия из восьми в основном автобиографических книг о жизни Лоры Ингаллс Уайлдер как белого поселенца в американских прериях, неизменно пользуется популярностью с тех пор, как впервые была опубликована в 1935 году.

Действие третьей книги, носящей то же название, что и серия, происходит, когда семья Ингаллс поселилась в Осейдж-Уменьшенном заповеднике с 1869 по 1870 год.«Семья Ингаллс прибыла в Канзас вместе с большим потоком других скваттеров летом и осенью 1869 года», — пишет Пенни Т. Линсенмайер в книге « Kansas History ». В конце концов, они двинулись дальше после того, как федеральные войска пригрозили удалить их и других незаконных поселенцев с земель осейджей, пишет она.

Изображений индейских персонажей в этой книге и на протяжении всей этой серии вызвали некоторые призывы не преподавать эту серию в школах. В конце 1990-х, например, ученый Вазиятавин Анджела Кэвендер Уилсон обратилась в школьный округ Yellow Medicine East после того, как ее дочь пришла домой, плача из-за строчки в книге, впервые приписываемой генералу.Фил Шеридан, но распространенная к тому времени поговорка: «Единственный хороший индеец — это мертвый индеец». Ее история привлекла внимание всей страны.

«Когда книгу читают критически, становится совершенно ясно, почему ребенок из числа коренных народов уходит с чувством стыда, боли и смущения», — пишет Вазиятавин. «Есть буквально десятки уничижительных, бесчеловечных и разрушительных сообщений».

Семья Ингаллов была людьми своего времени и своего места. По словам Лауры Джун Топольски, написавшей для The Awl , это означало, что они были «воплощением Проявленной Судьбы».Но они также являются персонажами любимого детского сериала, который все время открывают для себя новые дети.

Эвен Па, взрослый персонаж, который больше всего симпатизирует индейцам осейджей, на земле которых поселяется семья Ингаллс, считает, что белые люди имеют право на землю, пишет ученый Лоры Ингаллс Эми Фатцингер. Она цитирует Па Лоры из текста:

.

Когда белые поселенцы прибывают в страну, индейцы должны двигаться дальше.Правительство собирается переселить этих индейцев дальше на запад в любое время. Вот почему мы здесь, Лора. Белые люди собираются заселить всю эту страну, и мы получим лучшую землю, потому что мы придем сюда первыми и сделаем свой выбор. Теперь ты понял?

Топольский пишет о том, как начала читать сериал своей дочери и осознает недостатки, которых у нее не было, когда она впервые читала их в детстве. Она перестает читать их дочери. «Эти книги — увлекательная и невероятно ошибочная версия серии событий, которые действительно произошли, запомнились глазами маленького ребенка и написаны в 1930-х годах», — пишет она.

Некоторые утверждали, что серию Little House следует продолжать читать, но критически. Это касается чтения с детьми, а также чтения или перечитывания взрослым. «Запрет Little House в прерии может показаться рефлексией на сложный текст», — пишет Хелдрих. «Изображение в тексте как ингаллсов, так и индейцев противоречит любой простой оценке книги и ее различных характеристик».

Серия Little House «предлагает возможности для обсуждения сложных тем, связанных с пограничной историей, и побуждает читателей критически относиться к проблемам коренных народов в текстах — возможности, которые редко встречаются в основных американских сборниках рассказов и критике», — пишет Фатцингер.

Может быть, они являются воротами для разговора с детьми о колониальной истории Америки. А может и нет. Ватзиявин и другие утверждали, что книги являются настолько широко принятой частью американского канона, посвященного детскому освещению, что трудно понять, как их можно научить критически.

Для Топольского первым шагом было отложить сериал, который она любила в детстве, и прочитать что-то еще своей дочери. Может, до бесконечности. «Я не уверена, что их литературная ценность настолько высока, чтобы не заметить то, что я считаю серьезными и глубоко неотъемлемыми недостатками», — пишет она.

История племен — Prairie Band Potawatomi Nation

Население прерий Нация потаватоми — это племя, возникшее в районе Великих озер много лет назад. В это время племя было автономной и процветающей группой, живущей за счет обильных природных ресурсов Великих озер. То, что они не могли поймать в озерах или охотиться в лесах, они приобрели через торговлю с другими племенами, а затем и с неиндейцами.

После первых контактов с неиндейцами в 1641 году, земля стала центральным вопросом, который усилился с расширением 13 колоний или «13 огней.«Неиндейцы хотели землю для шахт, леса и растущего числа поселков, городов и портов.

В то время наступающего заселения народ потаватоми не имел реального представления о собственности на землю. Их верования научили их, что земля принадлежит всем живым существам. Однако правительство США в своих первых договорах с индейцами установило границы племенных земель. В последовавших за этим многочисленных договорах, известных как «договоры о цессии», потаватоми согласились продать землю США.С. Правительство. Эти ранние уступки вскоре привели к более радикальной политике.

Закон о высылке 1830 года был руководящей политикой правительства Соединенных Штатов. Политика вращалась вокруг мечты о том, что индийская «проблема» может быть устранена навсегда, убедив восточных индейцев обменять свои земли на территорию к западу от Миссисипи. Обмен оставит территорию между Аппалачами и «Отцом вод» свободной для эксплуатации и заселения белыми.

Однако по Договору 1829 года в Прерии-дю-Чиен за вождем Потаватоми Шаб-э-най и его бандами зарезервированы два участка земли возле По-Па-Гроув, штат Иллинойс.В 1849 году земля была незаконно продана правительством США на открытом аукционе. Поскольку для аннулирования прав племени на резервацию необходим акт Конгресса или последующий договор, и оно не было включено в договоры о передаче права собственности, оно продолжает юридически принадлежать к Prairie Band.

Во время этой вынужденной миграции на запад потаватоми делали временные остановки в штате Миссури Платт в середине 1830-х годов и в районе Каунсил-Блафс в Айове в 1840-х годах. Племя контролировало до пяти миллионов акров в обоих местах.После 1846 года племя перебралось в современный Канзас, новый регион, который когда-то называли «Великой американской пустыней». Хотя в этой местности не хватало красоты Великих озер, обстоятельства переселения не оставили племенам особого выбора. Это было очередным периодом адаптации племени, как и много раз в прошлом. В то время площадь резервации составляла тридцать квадратных миль, включая часть современной Топики.

Даже это временное поселение изменилось с принятием Закона Канзас-Небраска 1854 года.Открытие этой территории для белых поселений инициировало поток иммигрирующих белых поселенцев. Поселенцы, даже не дожидаясь, пока земля будет официально отнята у индейцев по договору, перебрались на индейские земли, известные как «суверенитет скваттеров».

Дополнительная миграция белых в районы Санта-Фе и Орегон сделала такие земли, как территория Канзас, внезапно вдвойне привлекательной. В этом контексте индейцы представляли угрозу для этой экспансии и в результате стали жертвами неэтичных сделок с землей.

Вскоре после этого к переговорам по новому договору подключились интересы железных дорог, религиозные группы и политики. Но в племени также произошел внутренний раскол: 1400 членов хотели разделить землю на наделы вместе с обещанием возможного гражданства. Однако небольшая группа из 780 Potawatomi твердо стояла за коммунальные хозяйства. Они не были заинтересованы ни в получении гражданства, ни в отказе от своего наследия, и они твердо верили, что ни один человек не владеет землей.Эта группа превратилась в то, что сейчас называется Prairie Band Potawatomi Nation.

Два договора, один в 1861 году, а другой в 1867, разделили существующую резервацию с земельной базой в 568 223 акра на участки, которые отвечали интересам отдельных лиц. Железная дорога получила более 338000 акров, иезуитские доли — 320 акров, баптисты — 320 акров, а остальное было разделено на отдельные участки. Иезуиты, хотя и не смогли в конечном итоге превратить Канзас в центр католических интересов, в конце концов заселили около 2300 акров вокруг Св.Миссия Марии.

Резервация Потаватоми Прери-Бэнд первоначально составляла 11 квадратных миль в северо-восточном углу первоначальной резервации. Здесь, как и везде, эксплуатация индийских земель стала ключом к развитию экономики белого человека. Общие владения Potawatomi начинались с 568 223 акров в 1846 году и к 1867 году уменьшились на 87 процентов до 77 357 акров.

С заключением железнодорожных договоров 1860-х годов Потаватоми поселились в резервации площадью 11 квадратных миль, надеясь жить в мире.Но, как много раз в прошлом, продолжающееся развитие игнорировало интересы племени.

«Бронирование должно быть снято!» стал криком восточных реформаторов, решивших создать индейцев по своему собственному образу и, следовательно, провозгласить их самостоятельными гражданами. В результате в 1887 году Конгресс принял Закон Дауэса или Закон об общем распределении от 1887 года. Правительство сочло этот закон «практически необходимостью». Они сказали, что больше не могут защищать индийские земли от дальнейшего заселения и требований железных дорог и других предприятий.Основная предпосылка Общего закона о земельных участках заключалась в том, чтобы предоставить каждому индейцу частный участок земли, на котором он мог бы стать трудолюбивым фермером. Чтобы ускорить ассимиляцию, закон предусматривал прекращение племенных отношений, таких как владение общей землей. Он предусматривал, что резервации должны быть сданы и разделены на семейные фермы, которые будут выделены каждому индейцу. Высшей целью было заменить племенную культуру белой цивилизацией.

Потаватомите все еще упорно отказывался признавать свои наделы земли или справа от правительства, чтобы сделать такой расклад.Убеждение состояло в удержании федеральных платежей, причитающихся Prairie Band, и предоставлении двойных наделов своей земли белым, индейцам из других племен и родственникам проживающего агента. Кроме того, большая часть выделенной им земли была слишком бедной для возделывания, и они не получали ни финансовых кредитов, ни какой-либо помощи.

Многие индейцы, в том числе потаватоми, совершенно не знали о неиндийских экономических мотивах и обычаях. Они сдавали в аренду или продавали свои земли белым за малую часть их истинной стоимости.Других выманили из своих земельных владений в соответствии с Законом Дауэса и более поздним законодательством, призванным ускорить продажу и аренду наделов индейцев белым. Условия по бронированию стали скандальными. Индийцы получали мало или совсем не получали образования, и с ними обращались как с подопечными, неспособными к самоуправлению или самоопределению. В годы, прошедшие после Закона Дауэса, Потаватоми пережили эти несправедливости вместе с Великой депрессией благодаря своей способности адаптироваться к экономическим условиям. .Однако принятие Закона о реорганизации Индии 1934 года было другим вопросом.

Закон о реорганизации касается самоуправления Индии, специального образования для индейцев, земель индейцев и суда по делам индейцев. Потаватоми благосклонно отнеслись к отмене политики распределения по Закону Дауэса и возвращению потаватоми лишних земель, потому что к этому времени племя потеряло около пятидесяти тысяч акров в результате этого закона. Однако индейцы, живущие в резервации Потаватоми, категорически против самоуправления.В основном племя выступало против чуждой концепции формирования нового руководящего органа.

В истории племени большинство решений принималось всем племенем, а не отдельными людьми. Многие члены племени были пожилыми людьми, которые с подозрением относились ко всему, чего не понимали полностью.

Еще одним камнем преткновения для членов племени было то, что Закон о реорганизации индейцев не был предназначен для признания суверенитета и не поощрял его. Большинство решений должны были утверждаться министром внутренних дел или комиссаром по делам индейцев.Тем не менее, этот конкретный бюрократический механизм был установлен вопреки желанию Потаватоми и оставался проблемой в течение многих лет. Племя не могло начинать какое-либо коммерческое предприятие, распоряжаться собственными трастовыми деньгами или проводить какие-либо серьезные изменения в своем правительстве без предварительного одобрения бюро.

Всякое несогласие племени в будущем может быть напрямую связано с формой правления, навязанной племени. Правящий орган никогда не был частью истории Потаватоми, и хотя меняющиеся времена диктовали эту концепцию, она никогда не была принята, и лидеры, которые стали частью нового племенного тела, не были политическими.

Этот вопрос стал почти спорным в 1947 году, когда консервативный республиканский Конгресс захотел сократить расходы федерального правительства. Исполняющего обязанности комиссара по делам индейцев Уильяма Циммермана попросили дать показания по индейским программам, оценить условия существования племен и составить список тех племен, которые могут немедленно добиться успеха без дальнейшей федеральной помощи. Это заложило основу для беспокойных 1950-х и следующего комиссара Диллона Майера, который выступал за немедленный уход правительства из индийского бизнеса.

У Майера в Конгрессе было много людей, которые разделяли его взгляды. Следовательно, этот период стал известен как Период прекращения. Это была еще одна попытка ассимиляции со стороны «друзей» в Вашингтоне — кампания, похожая на политику выделения земель в 1800-х годах, но гораздо более серьезную. Теперь вся индийская система должна была быть ликвидирована.

В 1954 году Палата представителей подготовила проект резолюции под названием HR 4985 с явной целью отменить федеральный надзор за пятью индейскими племенами как можно скорее.В этот список вошло племя потаватоми. Стратегия Potawatomi по предотвращению увольнения включала массовую кампанию. Это включало подписание и отправку петиций протеста правительству. Несколько делегаций племени потаватоми отправились в Вашингтон, округ Колумбия, чтобы дать показания перед комитетами Конгресса и лоббировать политиков. К счастью, послание о единстве Потаватоми прозвучало убедительно и ясно, и Конгресс исключил имя Потаватоми из списка участников.

История Potawatomi — это гораздо больше, чем то, что описано в последних нескольких абзацах, но она может служить некоторой справочной информацией.В других материалах более подробно рассказывается о вкладе отдельных стран-членов. В течение последнего десятилетия страна пережила оживление: введение игровой деятельности инициировало улучшение социальных, образовательных и культурных программ лидерства. В результате страна может предоставить широкий спектр возможностей для трудоустройства и развития бизнеса, одновременно способствуя экономической жизнеспособности региона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *