Ирландцы о русских: ирландцы о России и русских

Содержание

ирландцы о России и русских

Мы продолжаем спрашивать людей в самых разных странах мира, что они думают о нас и нашей стране. Спрашивать жителей Дублина о России было интересно. С одной стороны, Россия далеко, и несколько человек ответили, что у них нет никаких ассоциаций, связанных с нашей страной, и они о ней не думают. С другой — те, кто задумывался над вопросом, часто отвечали, что Россия имеет большое влияние (неважно, отрицательное или положительное) на жизнь людей в мире и, в частности, на жизнь ирландцев.

(Всего 14 фото)


Источник: Моя Планета

Я заметила, что русские студенты отличаются вежливостью. Три моих ассоциации с Россией: холодная погода, коммунизм и шапки-ушанки. (Ив, 23 года, администратор)

Хочу поехать и посмотреть Санкт-Петербург, Калининград. В моей электронной библиотеке есть книги Чехова, Толстого. Русские писатели поражают эпичностью произведений, размахом. С удовольствием слежу за выступлениями ваших атлетов, восхищаюсь гимнастками. Иногда слушаю Чайковского и смотрю русский балет. (Том, преподаватель английского языка)

Водка и холод — традиционные ассоциации. Классическая русская литература: Толстой, Достоевский. Строили коммунизм, но это не сработало. (Джордж, 25 лет, продавец)

Россия продала Аляску Америке. Русские люди любят черный хлеб. Русские первые запустили спутник и ракету в космос. (Келс, 38, музыкальный продюсер)

У нас в доме несколько раз останавливались студенты из России, и мы заметили, что русские студенты не ленивы, много учатся, хотят много путешествовать и узнавать про культуру разных стран. Мы смотрим русский балет, с интересом следим за космической программой России. С трудом представляем огромные размеры страны. (Супруги Шейла, домохозяйка, и Брэндон, водитель такси)

Я жил и работал в России. Мыслями я не расстаюсь с ней, ношу значок с гербом России на лацкане пиджака. Он объясняет русскую душу: одна голова орла смотрит вперед, на запад, другая оглядывается на восток, а тело объединяет эти знания.

Я люблю русскую историю, русскую музыку и русские песни. Даже когда песня веселая и динамичная, в ней слышно немного меланхолии, чувствуются огромные российские просторы и расстояния. Русские отличаются прямолинейным мышлением и эмоциональностью. (Кори, 41 год, преподаватель)

Русская водка, русские песни и танцы. «Калинка-малинка, малинка моя…» (почти пляшет и правильно ведет мелодию). Уверен, что в России очень красивые девушки. Слышал про Ленина и Сталина. (Финн, 22 года, продавец туров по Ирландии)

Матрешка. Казаки, особенно казачьи шапки. Танец «Калинка-малинка». Московское метро — очень красивое. (Дермот, директор по обучению)

Удивляют фотографии собора Василия Блаженного на Красной площади Москвы. Русские туристы любят покупать тур в Музей ирландского виски с дегустацией. А еще русские туристы положительно отзываются о пиве «Гиннесс». (Кен, 23 года, сотрудник туристического информационного центра)

Я был в Москве и Казани. Россия запомнилась мне фильмом Тарковского «Солярис», традицией пить чай с лимоном и прочитанной книгой Толстого «Война и мир». (Брайан, 40 лет, преподаватель)

У нас русский шоколад считается хорошим продуктом, и я люблю русский шоколад. Знаю про русскую водку и что в России холодно. (Изабель, 41 год, администратор)

Русская классическая музыка (люблю ее слушать). Кремль. Водка — слышала, что в России ее делают из картофеля, но не представляю себе этого. (Сэм, 33 года, преподаватель)

Неулыбчивость (потом мне русские рассказали, что в России не принято улыбаться незнакомому человеку; обратила внимание, что студенты гордятся тем, что они русские). Московское метро (ежедневно под землю спускается в три раза больше людей, чем живет в Дублине). «Сталкер» Тарковского. (Джоана, 36 лет, менеджер по работе с клиентами)

Я слышала про холод в России и про красоту русских женщин. Знаю, что Россия — известный лидер в космических программах. И я благодарна России за сумасшедших сибирских хаски, которых у меня две и которых я очень люблю. (Сюзанна, 40 лет)

Смотрите также: Итальянцы о России и русских,
Голландцы о России и русских,
Индийцы о России и русских,
Датчане о России и русских,
Китайцы о России и русских,
Вьетнамцы о России и русских,
Жители Таиланда о России и русских

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Почему ирландцы так похожи на русских: Книги: Культура: Lenta.

ru

Говорим «ирландский» — и мысленно продолжаем: виски, кофе, сеттер, терьер, волкодав, танец. Если набрать в поисковой строке «ирландский писатель», можно не без удивления прочесть имена тех, кто в сознании широкого русскоязычного читателя считаются авторами английскими: Джеймса Джойса, Джонатана Свифта, Оскара Уайльда, Сэмюэла Беккета, Бернарда Шоу, Брэма Стокера и других. Ирландская культура — одна из древнейших в Европе, и после 700 лет господства Англии страна восстановила свою национальную идентичность гораздо быстрее, чем это происходит в России после 70 лет существования Советского Союза. В рамках литературного проекта «Скрытое золото ХХ века» в скором времени будут изданы две книги ирландских авторов, которые ранее целиком не выходили на русском. В чем уникальность ирландской истории и культуры и почему ирландцы так похожи на русских, «Ленте.ру» рассказала переводчик

Шаши Мартынова.

Примерно со времен Шекспира Ирландия — с посторонней помощью — начала создавать образ, который сейчас называется «сценическим ирландцем». Впервые он появился в «Генрихе V». Эту инициативу подхватили другие драматурги. Потом то, что начиналось в театре, выплеснулось с подмостков в народ, и образом ирландца, который сейчас обитает у людей в головах, мы в значительной степени обязаны английским драматургам, сложным отношениям между Англией и Ирландией и 700-летнему господству первой над второй.

Деклан Киберд

Фото: Richard Gardner / REX

В определении того, кто такой «сценический ирландец», я придерживаюсь позиции выдающегося ирландского мыслителя ХХ века Деклана Киберда, который посвятил свою жизнь (дай ему бог здоровья — он еще жив) изучению того, как мировая культура и история создали Ирландию. Этот «сценический ирландец» был придуман англичанами для того, чтобы у Англии появился «другой»: собирательная фигура всего того, что Англия не. Особенно он оказался востребован в викторианскую эпоху.

Примерно с того времени, как в Англии началась промышленная революция, английскому культурному пространству и менталитету было приятно считать себя эффективными, то есть не расходующими себя на эмоции, фантазии и грезы. Вся сновидческая реальность и связанные с ней чувства признаются неэффективными, ненужными и отставляются далеко в сторону. Постулируется, что англичане — это сдержанность, холодность, закрытость — то, что до сих пор стереотипически связывается с Англией. А ирландцы — это все, что противоположно.

Ирландец

Фото: Clodagh Kilcoyne / Getty Images

В этом смысле взросление культуры не очень отличается от человеческого взросления. Особенно в подростковом возрасте. Только взрослый человек может определить себя как самость без отрицания. Я есть это и это, умею то и то, добился того и того. Когда мы маленькие, у нас пока нет достижений и провалов, нам приходится определять себя через «я — не…»: я не Вася, не Петя и не Катя. А кто ты? Я не знаю. В этом отношении Англии был нужен «другой», и до этого другого было рукой подать — соседний остров. И он был все, что Англия вроде как не: недисциплинированный, ленивый, вздорный, взбалмошный, эмоциональный, сентиментальный. Похоже на классический конфликт физиков и лириков. Этот набор качеств и закрепился за ирландцами на определенное время.

Где-то с середины XIX века и чуть далее, когда в индустриализованную Англию хлынул поток рабочих мигрантов из Ирландии, ирландцам даже выгоден был этот стереотип. Потому что когда человек приезжает из глухой деревни (а Ирландия — это в основном пространство не городское) в город, то он оказывается на другой планете, где нет ничего общего с той коммунальной жизнью, которую он вел в деревне. И тут ему предлагают готовую маску этакого деревенского дурачка — и он принимает ее на себя. Мы при этом понимаем, что даже деревенские ирландцы — сметливые, ушлые, наблюдательные, ехидные, демонстрирующие бытовую хватку и способность выживать в экстремальных обстоятельствах. Но этот образ был выгоден, и ирландцы, особенно перебравшиеся в Англию, его какое-то время поддерживали — сознательно или бессознательно.

Женщина с ребенком. Великий голод

Фото: Hulton Archive / Getty Images

Рисунок ирландского художника Джеймса Махони (1810–1879).

Великий голод середины XIX века — фантастическое по своей чудовищности событие в истории Ирландии, когда 20 процентов населения страны погибло или уехало. Понятно, что потом случилась Вторая мировая, и мир повидал еще не такое, но до изобретения оружия массового поражения и без всяких эпидемий потерять столько людей просто потому, что им кушать было нечего, — это было чудовищно. И надо сказать, что население Ирландии не восстановилось до прежних размеров до сих пор. Поэтому трагедия Великого голода актуальна для Ирландии и поныне влияет на представление ирландцев о самих себе, на их позицию относительно окружающего мира и тем более определяла накал страстей в период Ирландского возрождения рубежа XIX-XX веков, когда страна наконец обрела независимость от Англии.

Позже, уже в ХХ веке, на фоне того самого «сценического ирландца» — веселого остроязыкого раздолбая — возникает консьюмеристское общество со всем этим коммерческим хайпом вокруг лепреконов, радуг, горшков с золотом, танцев типа Lord of the Dance, которые имеют довольно косвенное отношение к народной традиции. Страна, которая долго была в нищете, наконец поняла, что богатство ее истории, темперамент (потому что без темперамента в их условиях не выживешь — и климат не фонтан, и история последних 700 лет не располагала к расслабленности) — это все можно коммерциализировать. Это нормальное занятие любой европейской культуры. Просто среди европейских стран Ирландия настолько богата гуманитарно, что богаче едва ли не любой культуры, не считая античной.

Так произошло, в частности, еще и потому, что Ирландия никогда не была под Римом. Городская культура пришла к ней не через те каналы, через которые ее получила континентальная Европа. И организация отношений между людьми была не такая, и иерархические взаимосвязи в обществе выстраивались не под давлением римского права и римского порядка.

Северная Ирландия

Фото: Siegfried Kuttig / Globallookpress.com

Ирландия же вообще была очень дробная — такая Тверская область, разбитая на районы размером примерно с Чертаново. В каждом был свой король и свои взаимоотношения с соседями. При этом вплоть до прихода англо-норманнов в XII веке это все было единое культурное непрерывное пространство более или менее единого языка (диалектов было полно, но люди друг друга понимали), единого старого закона, едва ли не одного из самых старых из сохранившихся законодательных систем на земле. Основан он был на житейской логике, потому что в Ирландии не было ни карательной, ни законодательной власти в римском ее понимании.

Закон был традицией, а традиция — законом. Раз в какое-то время происходило собрание народа при верховном короле, вершился суд, вносились прецедентарные поправки. И эта древняя, непрерывная на протяжении тысячелетий традиция создала уникальную культуру, которую ирландцы — после того, как англичане оставили их в покое, — коммерциализировали, и мы сейчас имеем всех этих лепреконов, которые в массовом сознании связаны с Ирландией, как матрешка, балалайка, медведи и снег — с Россией. При этом мы понимаем, что «на здоровье» мы, выпивая, не говорим, матрешек друг другу дарим только очень по большому стебу, и нужно быть очень специфически имиджево ориентированным человеком, чтобы носить картуз с гвоздикой в повседневной жизни.

А теперь о том, почему мы взялись издавать на русском языке авторов, которые никому не известны. Во-первых, ирландские великие писатели уровня Уайльда, Шоу, Джойса, Беккета, О’Кейси, Йейтса, Хини — так или иначе, в большей или меньшей степени переведены на русский. Другое дело, что мало кто догадывается о том, что они ирландцы. А они ирландцы. При том что понятие ирландскости — оно очень, очень непростое.

Бернард Шоу

Фото: Sasha / Hulton Archive / Getty Images

Почему? Потому что Ирландия — та же Америка, только в пределах Европы. Пока не началось завоевание того полушария, Ирландия была краем Европы. Дальше — большая вода. Волна за волной люди, которые шли на запад, в конечном счете упирались в предел — в Ирландию. И туда наприходила прорва народу, поэтому генетически ирландцы — это смесь иберийских кельтов, континентальных кельтов, англосаксов, скандинавов. Поэтому разумно считать ирландцами тех, кто сам считает себя ирландцем.

Внутри Ирландии с XII-XIV веков первая волна англо-норманнов очень быстро адаптировалась, ассимилировалась, и эти люди, которые были до Кромвеля, назывались «старыми англичанами» — Old English. Так вот они считаются абсолютными ирландцами, при том что в дремучем анамнезе у них не кельты, а англосаксы и норманны. Но они родили детей, эти дети уже говорили по-ирландски, носили ирландскую одежду, пели ирландские песни и были ирландцами, потому что их отцы женились на ирландских женщинах. А воспитывает ребенка мать, говорит с ним на своем языке, поэтому ребенок — ирландец, независимо от того, какие у него крови по папе. В этом смысле совершенно матриархальная история.

До той поры, пока Англия была католической, все, кто пришел в Ирландию, становились ирландцами. В эту старую, вязкую, завораживающую культуру люди падали с головой и растворялись в ней. Потому что англо-нормандской культуре к тому моменту было 100 лет. Эта смесь англосаксов и норманнов была таким вот чудищем Франкенштейна, которое еще не осознало себя как отдельную самость. А у Ирландии к тому времени уже семь веков была письменность, они были очагом европейской цивилизации, спасали от темного Средневековья всю католическую Европу, были центром просвещения. И в VI-VIII веках с севера Европы на юг пришла толпа католических просветителей.

Шаши Мартынова

Но в эпоху Тюдоров ситуация поменялась: Англия перестала быть католической, а ирландцы стали врагами, потому что остались католиками. И дальше это уже был конфликт национально-религиозный. На этой почве представления об ирландце изменились, и политика в XIX веке приравняла ирландскость к католицизму — то есть культурный аспект отпал, а религиозный остался, и англоязычным протестантам, считавшим себя ирландцами до мозга костей, пришлось нелегко — литераторам в особенности.

Теперь о литературе. У Ирландии четыре нобелевских лауреата по литературе — Йейтс, Шоу, Беккет, Хини. И это у нации, в которой всего пять миллионов человек. Это во-первых. Во-вторых, в их тени, особенно в тени Джойса, выросла огромная литература, часть которой, к счастью, существует и по-русски. И это нам хотелось бы тоже подчеркнуть.

Ну и в этом году мы решили издать двух авторов, имевших прямое или косвенное отношение к ирландскому Возрождению. Первый — Томас О’Крихинь с книгой «Островитянин». Он писал по-ирландски, и Юрий Андрейчук перевел его с ирландского, что особенно ценно, потому что есть тенденция переводить ирландских писателей с английских переводов. Средневековая ирландская литература переводится на русский давно, но современная ирландская литература, написанная на ирландском языке, в русскоязычном пространстве почти не фигурирует. И мы решили начать этот поход — не то чтобы наполеоновский, но некоторые планы на десяток книг, переводимых с ирландского, у нас есть.

Больше двух книг в год мы делать не будем, потому что Юра [Андрейчук] больше не осилит: с ирландского переводить — это не баран чихнул, а у Юры еще преподавательская нагрузка. Но очень хочется показать русскому читателю, что ирландский язык не умер — это не латынь, и насколько богата литература на ирландском языке. И модернизм, и постмодернизм в ней есть. Ирландская литература в силу исторических причин больше склонна к малому жанру, нежели к романной форме. И «Улисс», в общем, не очень-то замаскированный сборник рассказов, что никак не умаляет его достоинств, но важно понимать, что вся традиция ирландского творчества в языке организует это литературное пространство как пространство малой формы: поэзия, рассказы, драматургия. Хотя, глядишь, представим читателям и некоторый набор привычных нам романов.

Томас О’Крихинь написал эпохальный биографический роман. О’Крихинь родился в середине XIX века, то есть примерно в Великий голод, и прожил довольно длинную жизнь уже в ХХ веке. Жил он на острове Бласкет. Это такой абсолютный заповедник в смысле культуры, языка, взаимоотношений и прочего. Бласкетцы, понятно, ездили на Большую землю — на основной остров — по своим делам, но у них специфическое все: одежда, походка, язык, они выделяются в толпе. И когда их спрашивали — ты что за ирландец такой, они отвечали: мы бласкетцы. Ирландия, с их точки зрения, опопсела, модернизировалась и вульгаризировалась, а они остались ветхозаветными.

Жизнь на Бласкете была жестокой, мрачной, таким непрерывным преодолением, когда на улицу можно было неделю не выйти, потому что ветер валил с ног. Потому что почва там — это камень, поросший травой, и нет ничего, кроме водорослей, чтобы эту почву удобрить. И люди на этом острове выживали. Их оттуда в середине ХХ века эвакуировали под тем предлогом, что там непригодные для жизни условия, а на самом деле — чтобы народ от налогов не уклонялся и вообще был подконтрольным. И сейчас эти острова потихонечку превращают в музеи-заповедники. В частности — Бласкет.

И житель этого острова с подачи одного своего приятеля неспешно, целой чередой писем составил автобиографию. И породил целое течение автобиографических свидетельств, которые призваны были зафиксировать уходящую реальность этого заповедника: на Бласкете таких мемуаристов возникло еще двое помимо О’Крихиня. В «Островитянине» очень сложный ирландский язык, специфический диалект, Юра с ним бодался почти год. И справочный аппарат большой.

«Островитянин» Томаса О’Крихиня — настоящая мемуарная, не беллетризованная Ирландия, уникальный документ. Есть еще один бонус: роман «Поющие Лазаря» Флэнна ОʼБрайена — в значительной мере кивок в сторону «Островитянина» и вообще мемуарного феномена Бласкета. Но это пародия не на самих островитян, а скорее на сентиментализацию этого пласта литературных высказываний. В целом это был популярный жанр, потому что ирландцы понимали: натура уходит; ее фиксация была ценна не только националистам, но и вообще интеллигентным людям — как память о прошлом.

Вторая книжка — «Ирландские чудные сказания» Джеймза Стивенза, такой образчик гэльского Ренессанса, с которым мы знакомы преимущественно по работам Йейтса, леди Грегори и, до некоторой степени, Джорджа Расселла. Это люди, которые занимались возрождением культуры, собиранием фольклора, перерождением и трансляцией собранного через театр. Стивенз одного поколения с Джойсом, тогда пересказы мифологического материала были модной штукой, занялся этим еще О’Грэйди-старший, и дальше — Йейтс, Грегори и Стивенз.

Но чем примечателен Стивенз — так это фантастическим чувством юмора. Если леди Грегори работала с текстами очень педантично, скрупулезно, то он взял десять сказаний и их переработал, пересказал, переложил. Он вытащил из этих текстов смешное, ироничное, хулиганское, живое, сдул с них патину вечности. К любому эпосу читатель нередко склонен относиться с благоговением и скукой, потому что там действуют люди с непонятной мотивацией, у них свои, отличные от наших ценности. Книга Стивенза может дать русскоязычному читателю возможность увидеть в мифологическом материале неустаревающую настоящую жизнь, живой смех и поэзию. Стивенз в этом смысле переводчик между временами.

В сухом остатке, как нам кажется, эти две книги дадут читателю возможность соприкоснуться со временем гэльского Ренессанса — то есть тем временем, когда Ирландия радикально переосмысляла себя и пересоздавала себя такой, какой мы сейчас ее видим, за пределами лубочных стереотипов.

Экспаты о России и русских: ирландец Томми О`Каллаган

О достоевщине, подвохах русского языка и отличиях русских от ирландцев.

Я изучал русский язык в Тринити-колледже, год жил в Москве по обмену и, так как мечта научиться свободно говорить по-русски не оставляла меня, после окончания колледжа переехал в Москву.

Ирландские студенты тоже живут в общежитиях, но обычно комнаты в них намного чище, а жизнь менее веселая

Ехать в Россию было страшно. Во-первых, я совершенно не знал, чего ожидать. Во-вторых, понимал, что крайне плохо говорю по-русски. В-третьих, слышал, что русские очень недружелюбны.

Сложнее всего было привыкнуть к общежитию. Ирландские студенты тоже живут в общежитиях, но обычно комнаты в них намного чище, а жизнь менее веселая. Сам я делил площадь с парнем из Южной Кореи, но слышал, что в одной комнате может жить пять-шесть человек. Так что мне еще повезло! Хотя привыкнуть к тому, что на 40 человек приходится лишь один душ, было непросто.

Вернувшись в Россию после окончания учебы в Дублине, начал скитаться по квартирам. Начинал с типичной бабушкиной, ее владельцем была женщина около 80 лет, которая приходила ко мне каждую субботу и проверяла, все ли в порядке. Еще она любила посидеть за чашкой чая и рассказать о Сталине и его правлении.

Сначала я устроился преподавателем английского языка в один из международных языковых центров, но довольно быстро понял, что учить — не мое призвание. Сейчас работаю корреспондентом в англоязычном издании Russia Beyond The Headlines. Предпочитаю писать об искусстве и истории России.

Интервью провожу на русском, но с коллегами приходится много общаться на английском.

Сначала в русском языке все было непонятно. Я долгое время не мог разобраться с падежами, а ударения и сейчас являются моим ежедневным кошмаром. Но на английский уже стараюсь не переходить.

Из-за незнания лексики иногда возникают казусы. Так, я очень долго думал, что официанты в конце трапезы предлагают shot, то есть алкогольный напиток. Для себя объяснял это тем, что русские много пьют, и отказывался. Оказалось, они спрашивали, не принести ли мне «счет».

Почему я вообще решил изучать русский? В колледже у меня был выбор между польским, итальянским и русским языками. Я остановился на последнем, потому что понимал: больше такого шанса может не представиться. К тому же я всегда интересовался историей России, и мне хотелось научиться говорить на языке этой страны. Итальянский же относится к романской языковой группе, как и французский. Французский я знаю и решил, что выучить итальянский будет не так сложно. Польский же никогда меня не привлекал.

Ирландцев в Москве мало. Я знаком только с двумя, да и те намного старше меня. Основная часть моих друзей — русские.

Москва — обычный европейский город, где хорошо ходит транспорт и каждый может найти работу. Больше всего меня поражают ее размеры. Дублин по сравнению с ней совсем крохотный. К тому же у нас нельзя построить дом выше шестого этажа, а в Москве очень много высоких зданий.

Не ожидал, что Москва настолько большая и богатая. Говорят, это не настоящая Россия. Но я был в Санкт-Петербурге, Казани, и мне везде нравится. В архитектуре Казани наблюдается интересная смесь мусульманских и русских традиций. А Санкт-Петербург — один из самых красивых городов, которые я посещал. Напомнил мне одновременно и Амстердам, и Венецию. Но погода там как в Ирландии.

Хочу посмотреть на красоты русской природы, побывав в Якутии и на Камчатке. Одна проблема — говорят, там еще холоднее, чем в Москве. Поэтому освоение Сибири оставил на потом.

Я долго думал, что официанты в конце трапезы предлагают shot, то есть алкогольный напиток. Для себя объяснял это тем, что русские много пьют, и отказывался. Оказалось, они спрашивали, не принести ли мне «счет»

Когда увязаю в сугробах в середине марта, думаю: «Что я здесь забыл?!» Ненавижу русскую зиму и обожаю лето. Между погодой в Москве и Ирландии — пропасть. У нас зимой где-то +5 °C, а летом — +15 °C. И постоянный дождь.

После первой русской зимы я понял, почему в России принято переобуваться в тапочки, когда заходишь в дом. Снег с песком — это нечто.

К местной кухне так и не привык, а от окрошки, гречки и кваса мне до сих пор делается плохо. Заливать салат квасом… Нет, спасибо. Но здесь много кухонь, о которых в Ирландии и не слышали. Мне больше всего нравится грузинская.

Из русской ем только пельмени, борщ, сырники и блины. Что-что, а готовить десерты здесь умеют! Обожаю торты «Медовик» и «Наполеон». («Моя Планета» уже писала, что думают иностранцы о русской кухне.)

Сначала мне не хватало свежей рыбы. Только через несколько месяцев мне подсказали, что искать ее надо не в супермаркетах, а на рынке. И были правы! Порадовало еще то, что найти общий язык с продавцами не составило особого труда. Хоть я и крайне плохо говорил по-русски, оказалось, что москвичи довольно хорошо владеют английским.

У русских Ирландия ассоциируется со старинными мифами. Откуда вы только знаете все эти легенды? Признаться, из тех, о которых меня спрашивают, я сам слышал не все

Русские люди не грубые, как я думал сначала. Они просто более серьезные. У вас принято скрывать эмоции и не улыбаться без причины.

Понять русскую душу мне помогают книги Достоевского и Толстого (Льва Толстого. — Прим. авт.). Жаль, что европейцы плохо понимают Россию и русских.

Ирландцы думают, что русские много пьют. А русские считают, что ирландцы много пьют. И это правда. Только напитки у нас разные: в России — водка, в Ирландии — пиво, виски.

У русских Ирландия ассоциируется со старинными мифами. Откуда вы только знаете все эти легенды? Признаться, из тех, о которых меня спрашивают, я сам слышал не все.

Ирландцы не очень любят говорить на глубокие темы, предпочитая отшучиваться. Наш веселый нрав позволяет связывать забавные истории с природными ландшафтами, явлениями, животным миром так, что самая серьезная фраза приобретает чудаковатый оттенок. Русские же могут часами разговаривать о философии, истории. И мне это нравится. Возможно, ирландцам просто нечего сказать по этому поводу?

Ирландцы не придают такого значения приметам, как русские. У вас же принято смотреться в зеркало, если забыл что-то дома и надо вернуться. Иначе быть беде. (Подробнее о том, что иностранцы думают о русских привычках, — в этом обзоре «Моей Планеты». Потрясающие картинки — бонусом!)

У России богатая история. Я изучал ее в Литературном институте. Особенно меня интересует время Первой мировой войны и первые годы СССР. Если о последствиях правления Петра Первого я могу судить только понаслышке, то переход от царизма к советской власти и влияние смены руководства страны в XX веке видны в облике современной Москвы. Зная историю, я могу отличить сталинку от хрущевки и объяснить иностранным друзьям, почему многие церкви в советские годы взрывались, а иконы прятались.

Сначала я не понимал русских девушек. Потом мне объяснили, что, если русская девушка не начинает общение, это не значит, что я ей не нравлюсь. Просто она не хочет, чтобы я думал, будто она навязывается. А у нас девушки прямолинейны, могут сами пригласить понравившегося человека на встречу и платят в кафе за себя сами.

В свободное время я играю в футбол, хожу в тренажерный зал или просто гуляю по городу. Люблю посещать музеи. Больше всего нравится Музей современного искусства, «Гараж» и Пушкинский.

В России мне не хватает свежей еды, дешевого виски, концертов западных музыкантов. К сожалению, сюда редко приезжают иностранные исполнители. Во время проведения чемпионата мира по футболу их стало больше, но я не уверен, надолго ли.

За время жизни в России я стал более прямым, честным и консервативным. Теперь и в Ирландии открываю двери перед девушками и стою, когда еду в метро.

Я научился отвечать «да» на случайное предложение. Однажды русский друг предложил взобраться на крышу 30-этажного здания. Моей первой реакцией было: «Я? Но я боюсь высоты…» А потом я понял: Россия — это место, где все возможно. И поборол свой страх.

Россия для меня — это жизненный опыт, приключение. Ирландия — родина. Там живут мои близкие, друзья.

Ранее «Моя Планета» узнала, что думают о России американец, француженка, греки, шотландец, аргентинец, англичанин, итальянец.

Наши там. Ирландия: «В России ты часто даже не помнишь, как тебя крестили. А здесь это праздник»

— Расскажи вообще свою историю. Как ты оказалась так далеко от Перми?

— Вообще изначально мне приспичило поехать в Ирландию, так как я поняла, что мне в душе всегда очень нравилась эта страна. Я начала узнавать все визовые вопросы. Мне нужен был кто-то, кто мог бы мне показать страну. Из моих — никто не собирался, поэтому я обратилась в интернет и стала там искать кого-нибудь из Ирландии: и русскоязычных, и ирландцев. Кого-нибудь, кто мог бы мне показать страну, погулять со мной, чтобы было не так одиноко. Я познакомилась с парнем из Латвии — такой русский латыш. Мы с ним переписывались, он сказал: «Да, приезжай. Что смогу, то покажу».

Я засобиралась в Ирландию, но мне отказали в визе. А на тот момент мы уже переписывались около четырёх месяцев, и как-то настроились, что увидимся. И стало обидно — уже ни столько из-за того, что я в Ирландию не попадаю, а сколько из-за того, что я с ним не увижусь. Мы решили увидеться в какой-нибудь другой стране и встретились в Праге. Там он решил, что больше меня оставлять не хочет, сделал предложение и перевёз в Ирландию. Это было в 2014 году.

— Чем ты тогда занималась в Перми?

— Я тогда работала в компании Дом.ru бизнес-тренером. У меня, конечно, была хорошая работа, и мне всё там очень нравилось, но было какое-то состояние, что всё поднадоело, и нужно что-то в жизни изменить. И вот видимо так оно и случилось.

— Как отнеслись к переезду твои близкие и друзья? Что сказали?

— С друзьями у меня было всё достаточно просто — многие близкие подруги уже жили в других городах. Кто-то в Санкт-Петербург переехал, кто-то в Екатеринбург. Поэтому было проще — я была не первая, кто уезжает, пусть и так далеко. Мне вообще сложно понять, как меня мама отпустила. Расписывались мы в Перми. Когда мой муж приехал на регистрацию, он всего неделю побыл в Перми. Он хороший и добрый человек. Видимо мама посмотрела и поняла, что я в надёжных руках.

— А если углубиться в ваши личные отношения: вы с ним переписывались, потом встретились где-то в Праге. а через сколько вы приехали подавать заявление?

— Встретились мы в мае, а поженились в августе.

— И потом сразу же переехали в Ирландию?

— В Ирландию я переехала в конце года, в декабре.

— Как тебя встретила Ирландия? Твои ожидания оправдались?

— Относительно страны — да. В целом, мои представления об Ирландии — о традициях и о людях — оправдались. Я знала что они будут классными, собственно такими они и оказались.

— Какие ирландцы?

— Они очень дружелюбные и общительные. Русскому человеку непривычно, когда с ним в очереди заговорят, на остановке, в автобусе. Сначала это кажется странным, но сейчас уже три года прошло, и мне это очень нравится. Я как будто в социуме не чувствую себя чужой — везде поздороваются, что-нибудь спросят, что-то пожелают. К тебе везде относятся как к знакомой, и это очень приятно.

— Языкового барьера не было?

— Конечно, был. Мало того, что мой английский был очень средним, плюс у ирландцев свой акцент. Весь мир считает, что ирландский английский очень непонятный. Мне в этом плане повезло, так как мой английский и так не был очень хорошим. Я сначала попала в среду, где много русскоязычных и иммигрантов, которые тоже на английском говорили так себе. Первая волна моей адаптации к языку была с иммигрантами.

А потом, когда я лучше стала ориентироваться и начала общаться с ирландцами, мне полегчало. Но это произошло, когда ситуация общения стала безвыходной. Я напрямую стала работать с ирландцами, и отступать было некуда, приходилось говорить по-английски. Тогда мне стало легче, я как-то перешла этот психологический барьер.

— Русских много было? Кто это — диаспора или просто приезжие?

— Много. Не только русских, а русскоговорящих. С тех пор как страны бывшего СНГ стали входить в Евросоюз, их население стало мигрировать по всей Европе. Многие переехали в Ирландию: из Латвии, как мой муж, из Литвы, из Польши, из Эстонии. Большая часть этих мигрантов говорит по-русски. Некоторые просто понимают русский. Поляки часто говорят на польском, но все русскоязычные их понимают. И эта диаспора, тех кто говорит и понимает по-русски, она очень большая. Людей из России тоже много.

— Чем там занимаются русские?

— Россияне, которых я знаю, как правило, хорошо тут устроены. Тяжело из России переехать в Ирландию, поэтому приезжают чаще уже работать на какую-то должность по приглашению. Те, кого я знаю, работают в IT сфере. А если говорить о других переехавших гражданах Евросоюза, то кто чем занимается. Многие из них приехали от безвыходности, так как в их стране работы либо мало, либо она низко оплачивается. Поэтому здесь они работают во всех сферах, начиная от неквалифицированного труда, ну и кто куда поднялся выше, в зависимости от амбиций.

— Где ты жила, когда переехала?

— У мужа в комнате. Он жил со своими друзьями, они все вместе снимали дом. У мужа была в этом доме своя маленькая комната и первые пять месяцев мы жили там. Потом переехали в другую комнату, к другим ребятам.

— Что из себя представляют ирландские дома? Часто ли там живут такими большими компаниями в одном доме?

— Если говорить о русскоязычных иммигрантах — почти все. Особенно те, кто приехал просто на заработок. Они все живут практически в коммунальных условиях. Мы переехали в дом, когда устали от этих коммунальных условий. Здесь дома по категориям можно разделить по количеству спален: если в доме две спальни, он в любом случае включает в себя большой зал и кухню, иногда совмещённую со столовой. Чем больше спален, тем дороже дом.

Многие иммигранты сначала находят дом, а потом подыскивают людей, которые будут снимать оставшиеся комнаты. Доходит до того, что сдают даже зал. То есть ты попадаешь в ситуацию, когда у тебя есть только твоя комната — больше ни одного личного помещения. На кухне кто-то всё время готовит или кушает, там не будешь просто так сидеть. Получается, ты заперт в своей комнатушке, а весь остальной дом распределён — это тяжело. Но тем, кто приезжает на заработки, это удобно, так как получается значительно дешевле.

— Сколько стоит снимать такую комнату?

— Мне тяжело сказать, так как мы живём не в Дублине, а где-то в 40–50 км. В нашем городе стоимость большой комнаты от 400 евро в месяц, маленькой комнаты 300–350 евро. Бывают прямо большие, семейные комнаты, они соединены с отдельным душем и туалетом. Такие стоят от 450–500 евро. Многое зависит от качества дома: качества ремонта, условий в комнатах. Как правило, жильё сдаётся с мебелью. Ты приходишь смотреть комнату и можешь оценить, стоит ли она своих денег. Возможно, у тебя до этого был дом лучше, светлее, теплее, но по той же цене.

— А в каком городе ты живёшь?

— Наван.

— Дублин сильно отличается от вашего города?

— Сильно. На самом деле Дублин единственный крупный город, в котором я была в Ирландии. Наш город прямо маленький. Хотя Наван является центром округа. Вся жизнь естественно кипит в Дублине. Там больше развлечений, театров, кинотеатров, парков — всего больше.

— Насколько трудно купить своё жильё? Есть ли ипотека?

— Ипотека есть, но купить трудно. Нужен первоначальный взнос в размере 10%. Если говорить о доме где-нибудь в нашем районе, то его стоимость будет составлять около 250 тыс. евро. Это дом с тремя спальнями — хороший семейный дом. Получается 25 тыс. на первоначальный взнос, плюс оформление документов, адвокат, справки — может уйти ещё порядка 5 тыс. Чтобы купить дом за 250 тысяч, у тебя 30 тыс. должно быть наличными. А это не такая уж доступная сумма. При этом, процентная ставка по кредиту невысокая.

— А как можно получить ирландское гражданство и паспорт?

— Сейчас я в декрете. Так как ребёнок родился в Ирландии, он имеет право претендовать на ирландское гражданство, если один из его родителей живёт в Ирландии три из последних четырёх лет. На момент рождения ребёнка я жила в Ирландии только 2,5 года, а у мужа пять полных лет. Поэтому мы оформляем гражданство ребёнку на основании документов мужа. А вообще, если обратиться к вопросу получения гражданства, то на него может претендовать любой, кто живёт в Ирландии более пяти лет и может самостоятельно себя обеспечивать. У социальщиков мало шансов получить гражданство, так как они не могут сами себя обеспечить.

— То есть сейчас ты по какой-то визе живешь?

— Да, у меня документ со штампом, что я жена гражданина Евросоюза

— А двойное гражданство разрешено?

— Да. Мы ребенку, как только получим ирландский паспорт, будем делать ещё и российский.

Кстати почта тут является хорошим и удобным способом связи. Более того, мы сейчас занимаемся оформлением паспорта для ребёнка — отправляли заявление по почте. Мы взяли форму на паспорт на почте, заполняем её, собираем справки, приходим на почту, оплачиваем рассмотрение заявки. Они этот чек и все наши документы кладут в специальный конверт и отправляют. При этом мы отправляем оригинал паспорта мужа. Кроме паспорта ещё свидетельство о рождении, тоже оригинал.

— Чем живёт Наван? Где люди работают?

— В Ирландии всё устроено немного иначе. Если в России обычно существуют градообразующие предприятия, вокруг которых изначально были построены города для проживания заводчан, то здесь никаких заводов особо нет. Ничего, кроме пива и спиртных напитков, Ирландия не производит — здесь страна фермеров, градообразующих предприятий нет. Из тех, кто работает в городе, можно встретить работников магазинов, медицинских учреждений. И то, врачи часто из других городов. Тут не такие большие расстояния между городами, и можно себе позволить найти работу в соседнем городе. В основном это обычные профессии. Никаких больших производственных предприятий тут нет.

— Какие зарплаты? Хватает ли на жизнь?

— Муж у меня не имеет какой-либо специализации, поэтому он может, в силу своих навыков, заниматься чем угодно. Любая работа начинается с минимальной зарплаты. Минимальная зарплата в Ирландии около 10 евро в час, без вычета налогов. Условно говоря, трудовая неделя при минимальной заработной плате оплачивается в 300–400 евро в неделю. Зарплата здесь чаще всего выдаётся раз в неделю. На эти деньги можно хорошо жить. Если сравнивать с зарплатой в России, здесь люди живут и обеспечивают себя даже на минимальной зарплате.

— А ты ведь какое-то время работала, в Ирландии. Кем?

— Я начинала складским работником в большой фирме, которая занимается отправкой продуктов питания в магазины. Начинала в цехе упаковки — мы там клеили наклейки, упаковывали фрукты-овощи в пластиковые контейнеры. Потом, в рамках этой же фирмы, я устроилась на другую должность. Там я проверяла уже собранные паллеты. То есть мужчины у нас ходили собирали по списку, что нужно в конкретный магазин отправить, а девочки потом ходили проверяли, все ли правильно собрано.

Ну и вершиной моей карьеры (смеется) была должность контроллера качества продуктов питания. Вот тогда я начала работать непосредственно с ирландцами, потому что до этого всё была среди иммигрантов, где было много русскоязычных. Когда я стала работать в отделе контроля качества, тогда я стала больше общаться с фермерами, которые, собственно, привозили нам продукты, произведенные в Ирландии. На этом моя карьера закончилась.

— Это тоже была почасовая оплата или нет?

— У нас в основном везде, сколько я встречала работ, кем бы ты ни работал, даже айтишником в гугле, там все равно почасовая оплата.

— Ты сказала о том, что много таких IT специальностей, что там развивается? Что за IT кластеры такие?

— Ну вот Google тут точно есть, есть офис PayPal, Microsoft, Ebay. В принципе, здесь IT сфера очень востребована.

— Во сколько обходится поход в магазин за стандартной продуктовой корзиной?

— Естественно что-то можно найти дороже или дешевле. За мясом можно сходить к мясникам. Это семейный бизнес, не сеть государственных производителей, а пара магазинчиков. У них, как правило, дороже. В магазинах часто бывают акции, при которых ты три продукта покупаешь за 10 евро, хотя каждый из них по отдельности стоит 4 евро. Так можно купить, например: 700 г бекона, свиного фарша 800 г или говяжьего 400 г, плюс 400 г куриного филе.

— А медицина?

— У ирландцев есть свой семейный врач и ходят наблюдаться в одну и ту же клинику несколькими поколениями. Это удобно, так как врачи знают всю вашу семейную историю: кто чем болел, кто от чего умирал. Например, если ты простыл и тебе нужен больничный, тебе нужно обратиться к семейному доктору. Ты оплачиваешь визит к доктору, и он даёт тебе на неделю справку о том, что ты болеешь. Если за неделю ты не поправился, то через неделю ты снова идёшь к врачу на осмотр, и снова платишь за визит. И так до полного облегчения ситуации.

Существуют медицинские карты. Их выдают бесплатно нуждающимся слоям населения. Нужно подать заявление для рассмотрения, далее будут оценивать твою финансовую ситуацию и выдадут карту, которая будет покрывать часть медицинских расходов: все визиты к семейному доктору, лечение двух зубов в год и др.

— А сколько стоит обычный визит к врачу?

— 50 евро. При этом, если с тобой что-то серьёзное, и семейный доктор не может решить твою проблему, то тебя направляют в госпиталь — а там все обследования и лечение проводятся бесплатно. Я так падала с велосипеда на запястье, оно долго болело. Естественно я запаниковала и пошла к доктору. Он посмотрел и отправил меня на рентген. И вот я ездила в больницу на рентген и за него не платила.

— Много ли бедных можно встретить на улице в твоём городе?

— Бедных бездомных на улицах нет, они все в Дублине. Там есть возможность попрошайничать. В маленьких городах с этим сложнее. В нашем городе есть только одно место в центре, где регулярно попрошайничает один мужчина с собачкой. По большому счету в маленьких городах нищих нет, но очень много социальщиков — это люди, которые не работают и живут на помощь государства. Не работают они, как правило, из-за того что не хотят. У них большая семья, например, с тремя детьми. Получается, что им выгоднее сидеть дома, чем ходить на работу с минимальной зарплатой. В Ирландии таких семей много, и к ним не очень хорошо относятся. Это действительно халявщики. Редко бывает, что кто-то реально нуждающийся в помощи встаёт на учет.

— А сколько составляет денежное пособие?

— Чем больше семья, тем больше пособие. Если бы мой муж не работал, социальная служба платила бы нам не 511 евро, конечно, но примерно 370 евро, и плюсом мы просили бы у них какой-нибудь социальный дом за 50–70 евро в неделю.

— А на содержание одного ребёнка государство выплачивает какое-то пособие? Есть материнский капитал?

— Есть пособие. Оно составляет 140 евро в месяц. Пока ребёнок маленький должно хватать. Но если ребёнок на смеси, требуется больше средств.

— А до какого возраста ребёнка выплачивается пособие?

— На самом деле не знаю. Возможно, лет до 14, всё то время, пока человек считается ребёнком.

— А в целом ирландцы трудолюбивые, раз они так плохо относятся к неработающим?

— Я не хочу, чтобы эта тема вызвала неприятную дискуссию, но, как правило, на государственной помощи сидят иммигранты. Сами ирландцы не сказать, что очень трудолюбивые и мега ответственные — обычные, нормальные люди. Если есть возможность, могут и похалявить, если нет — будут поответственнее. Пунктуальностью большой не отличаются: могут опаздывать, оправдываться, врать, выгораживать себя.

— На чем передвигаетесь по городу?

— В Дублине удобно ездить на велосипеде, чтобы в пробках не стоять. А у нас все в основном на машинах. Есть общественный транспорт — три автобуса ходит из разных районов до центра города.

— Во сколько обходится содержание машины?

— Всё зависит от машины: года выпуска и мощности двигателя. Чем мощнее машина, тем дороже содержание: и бензина нужно больше, и налог на дорогу будет выше, и страховка дороже. Средняя цена 1,35 евро за литр.

— Что едят ирландцы?

— У ирландцев вообще очень простая кухня. Так как страна фермерская, они едят, по большей части, то, что вырастили сами. Что меня удивило, так это то, что ирландцы большие фанаты картошки, много её едят. Ещё удивило, что в Ирландии едят и другие корнеплоды, которые в России не были популярны. Например, брюкву, пастернак, турнепс. В России я знала о пастернаке, но ни разу не видела. А здесь он прямо популярен. Они много едят брокколи, не как в России. В России как-то больше едят цветную капусту.

— Из этого вытекает вопрос, следят ли ирландцы за своим здоровьем?

— Кто как. Тут нельзя сделать определённый один вывод. Людей с избыточным весом много. Но и людей, которые занимаются спортом, тоже много. В городе, где мы раньше жили, когда вечером с работы возвращались, постоянно встречали бегунов. В Наване тоже много бегунов. Кто не бегает, тот занимается спортивной ходьбой. Пропаганда здорового образа жизни в СМИ и рекламе тоже развита. На продуктах и овощах есть специальные маркировки-напоминания, что в день нужно съедать пять разных фруктов или овощей.

— Теперь к вопросу о нездоровом образе жизни. Как часто ты видишь пьяных ирландцев?

— Для них зайти после работы в паб и выпить кружку пива — это нормально. При этом никто не пытается напиться. Они могут за вечер выпить 2–4 пинты. Некоторые после этого садятся за руль и едут домой. Это, конечно, неправильно, но по закону какие-то промилле разрешены. Они не такие пьяные, как мы привыкли воспринимать пьяных в России: буйных или шатающихся. Такого я тут не видела.

— Как с безопасностью в твоём городке и в Дублине?

— Большая тема. Тут полиция отличается от российской. Помимо правонарушений, полиция занимается вопросами дорожно-транспортных происшествий. В Ирландии нет отдельной службы, вроде нашего ГИБДД. Всем занимаются полицейские, они называются «гарда». Кроме того, они занимаются учетом мигрантов.

Когда я только приехала, мы записывались к иммиграционному офицеру, чтобы поставить меня учет и подать документы на постоянное место жительства. Он тоже принимает в полиции. Сейчас мы отправляем документы ребёнку на паспорт и это тоже через полицию.

На улице их встретить в нашем городе редкость, они так просто не ходят по улицам. Даже машины просто для проверки документов не останавливают. Тут могут устроить пункт, на котором будут проверять все машины, если что-то случилось. Например, если пропал ребёнок, то будут всех опрашивать, заглядывать в машины. В Дублине полицейских больше. Там больше туристов, а значит больше соблазна что-то своровать. В Дублине криминальная ситуация чуть хуже. А вдали от Дублина спокойно.

— Как местные относятся к туристам?

— Про туристов ничего плохого не слышала. Вот иммигранты некоторым надоели. Они приезжают и общаются на своих непонятных языках. Нечасто, но пару раз я встречала такое мнение. А про туристов — это же хороший вклад в страну, почему бы и нет.

— Столько раз сказано про иммигрантов. Откуда приезжают? Как с англичанами дела?

— Иммигранты приезжают из всех стран. Выходцев из арабских стран вообще не много. Англичан сюда мало приезжает. Наоборот, ирландцы часто уезжают в Англию на заработки. Мы были в Англии, у мужа там брат живет в небольшом городе, который далеко от Лондона. И вот у них в городе было очень много приезжих из восточных стран, а здесь нет. Когда я встречала нетерпимость к иммигрантам, это было связано именно с недовольством в духе: «Вы приехали в другую страну, разговаривайте по-английски».

— Есть ещё старый конфликт между Ирландией и Северной Ирландией. Ты это как-то замечала?

— Я только слышала о нём. Я постоянно вижу машины с британскими номерами. Понятное дело, какие-то противоречия есть. Но мы живём далеко от них, и я этого как-то не замечаю. Города, которые поближе к границе, наверно, чувствуют. Сейчас вообще ходят всякие мифы о выходе Великобритании из Евросоюза. Я не вдаюсь в эти политические подробности.

— Как развлекаетесь?

— Когда есть возможность, мы выезжаем на природу. Природа здесь очень красивая. Можно просто уехать на море и встречать рассвет. Мы иногда ездим на море просто погулять. Можно поехать погулять в горы, на водопады, на озёра.

Кроме этого, летом мы иногда ездили играть в гольф — здесь это очень популярно, есть хорошие поля для гольфа, закрытые клубы, членство в которых очень дорогое. Мы ездили на простенькие поля пару раз с друзьями. В крупных городах есть кинотеатры. Театры и культурные развлечения, как правило только в Дублине. У нас бывают вечера живой музыки. Можно в пятницу пойти развеяться, выпить пинту пива, сходить на танцы.

— Ирландцы шумные сами по себе? Любят отмечать что-нибудь массово?

— Я бы сказала, сами по себе шумные, если идти куда-нибудь в паб. А вот что-то массово отмечать. Ну вот какую-нибудь победу клуба фанаты могут, да.

— А какие праздники у них популярны?

— Главных праздников у них четыре: Рождество, День Святого Патрика, Пасха и Хэллоуин. На пасху ничего особенного не происходит, это семейный праздник. Хэллоуин отмечается походами по домам, попрошайничеством. В лучших традициях, как в кино показывают, так и есть. Новый год они особо не отмечают, могут в паб пойти.

На День святого Патрика всегда парады, которые похожи на наши парады в честь 1 мая. Там танцевальные и театральные коллективы, крупные компании. В нашем городе на парад выходят компании местного значения, молодёжные организации, тематические школы, творческие коллективы.

— Какой климат в Ирландии?

— Сильные ветра круглый год. Бывает, что летом хочется надеть куртку. Если ветра нет, то и в футболке жарко. А так погода очень меняется в течение дня. Можно выйти в дождь, и уже солнце светит. Пройдёт полчаса, и опять ветер с дождём. Сейчас у нас 8–10 градусов. Вроде как тепло. Но когда температура опускается ниже 6 градусов, ощущается прямо мороз. А от 8 и выше — воздух тёплый.

— Ты сказала, что ирландцы очень религиозны. В чем это проявляется?

— Они ходят в церковь на службу по утрам. По воскресеньям утром у церкви куча припаркованных машин. Это целая культура, мне это очень нравится. Люди приходят в церковь, слушают мессу, общаются с друзьями. Получается, раз в неделю такой вот общественный выход. У них многие религиозные таинства перенесены в школу. В России, когда крестишь ребёнка, сразу проходишь причастие. Здесь все эти процедуры разделены. Можно в любое время окрестить ребёнка, а уже потом, когда он пойдёт в школу, в возрасте 8–9 лет, весь класс идёт на причастие. При этом все дети нарядно одеты: мальчики в костюмах, как на свадьбе, девочки в белых платьях. Все очень красивые идут в церковь и всем классом проходят это таинство причастия. В России ты часто даже не помнишь, как тебя крестили. А здесь это прямо праздник.

— Расскажи в целом об отношении ирландцев к русским. Что они вообще знают о России? Есть ли стереотипы?

— Я встречала два типа ирландцев: тех, которые обычные ирландцы, и тех, которые интересуются Россией. Тут прямо есть люди, которым нравится Россия, которые изучают русский язык самостоятельно, планируют свои поездки в Россию или уже их совершали. Такие люди, которые интересуются Россией, знают о ней много, и у них нет стереотипов.

Те, кто не интересуется Россией, они и не слышали никаких стереотипов. Мне кажется, это такие стереотипы, которые скорее культивируются русскими. То есть это мы сами считаем, что все про нас так думают. Реальное количество людей, которые так думают, гораздо ниже. Никак особенно ирландцы к русским не относятся. Вот у россиянина спроси, как он относится к Индии, что он тебе скажет?

— А те, кто интересуются Россией, что говорят о Путине?

— Многие, когда узнают, что я из России, говорят: «О! Путин!». Его знают. Как мне видится, уважают. Никаких шуточек или пренебрежительного отношения я не встречала. Каких-то разговоров о неправильной политики России тоже не слышала.

— Скучаешь вообще по Перми, по России, чего тебе там не хвататет? Может, гречки не хватает, людей?

— Естественно я скучаю по родственникам, так как они были в доступности такой шаговой. Понятное дело, мы всё время созваниваемся в скайпе, но прийти в гости намного приятней, чем просто поболтать по телефону. В-общем, родных конечно не хватает.

Относительно всего другого, не хватает, как бы странно это ни прозвучало, возможностей. Потому что все-таки Пермь — активно развивающийся крупный город. А здесь всё намного проще — нет вот этой движухи — здесь как-то всё спокойно, семейно. Здесь, конечно, свои плюсы. При таком размеренном образе жизни. Но иногда вот этих вот возможностей, которые есть в Перми, не говоря про Россию в целом, не хватает. Даже в Дублине нет того, что есть в Перми.

— Какие планы? Оставаться там в деревушке или переезжать? Может быть, в Дублин?

— Планы оставаться. В Дублин нас тоже не тянет. Если бы мужа тянуло, я бы поддержала, потому что все-таки возможностей там больше, чем в нашей деревне.

Что думают ирландцы о России и русских

В Дублине, столице Ирландии, был проведен необычный опрос. Он был посвящен нашей стране. У жителей города спрашивали, какие ассоциации им приходят в голову при упоминании России.

Конечно, Ирландия и Россия находятся далеко друг от друга, поэтому некоторые отвечали, что у них нет никаких ассоциаций с нашей страной, и они никогда о ней не думают. Но большинство опрошенных дали интересные, иногда неожиданные ответы, позволяющие нам взглянуть на себя со стороны, а также лучше понять ирландцев.

Опрашивали людей разных возрастов и профессий, что позволило оценить ответы ирландцев из разных социальных и культурных слоев.

Как нас видят ирландцы

Многие из опрошенных считают, что сегодня Россия оказывает большое влияние на жизнь людей во всем мире, и ирландцев в том числе. Правда, одни считают, что мы влияем на мир положительно, а другие – что отрицательно.

Конечно, встречались и странноватые ассоциации. Например, что в России очень холодно. Не думаю, что климат простого российского города Сочи более суров, чем климат Дублина. Кто-то вспоминает русские головные уборы, например, русские шапки-ушанки и казачьи папахи. Другие вспомнили русскую водку. 33-летний преподаватель Сэм почему-то считает, что ее делают из картошки. Третьим кажется странным привычка русских пить чай с лимоном. Кто-то назвал символом России матрешку.

Но наличие штампов, стереотипов и странных ассоциаций не удивило. Больше удивило то, что ирландцы, оказывается, неплохо разбираются в русской культуре. Они вспомнили русскую классическую литературу и музыку. Многие из них читали Чехова, Достоевского, Толстого.

22-летний сотрудник турагентства Финн, продающий туры по Ирландии довольно сносно напел русскую народную песню «Калинка-малинка», пританцовывая при этом. Он считает, что в России очень красивые девушки.

40-летний Брайан сразу сказал, что с удовольствием читал «Войну и мир» Льва Толстого и смотрел «Солярис» Андрея Тарковского.

Другой молодой человек по имени Том сказал, что любит слушать Чайковского и смотреть русский балет, следит за выступлениями российских спортсменов, мечтает посетить Санкт-Петербург и Калининград. На его электронных носителях есть книги Чехова и Толстого. Напомню, Том живет не в Москве или Новосибирске, а в Дублине.

Таксист Брендон и его жена Шейла обратили внимание на наших студентов, которые останавливались в их доме. Они показались им умными, чрезвычайно любознательными и любящими путешествовать. Ребята из России с удовольствием знакомятся с культурой и обычаями Ирландии. Брендона и Шейлу поражают размеры нашей страны.

Мужчина по имени Кори рассказал, что жил и работал в России и очень любит нашу страну. Его интересует наша история и музыка. На лацкане его пиджака прикреплен значок с гербом России. Он считает, что этот герб отражает суть нашей страны. Одна голова орла смотрит на Запад, вторая обращена к Востоку.

Опрос показал нам, что между обычными людьми из разных стран гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд.

Юрий Андрейчук о России и Ирландии

Стартовал второй сезон книжного проекта «Скрытое золото XX века». В этот раз при помощи краудфандинга собирают средства на печать книг ирландских писателей. «Афиша Daily» расспросила переводчика Юрия Андрейчука о том, как русские и ирландцы относятся к юмору, власти и другим важным вещам.

Юрий Андрейчук

Переводчик, преподаватель, исполнитель ирландских народных песен на ирландском и английском языках в составе группы «Воинство сидов» (Slua Sí).

Окраина

© Daniel Janeiro/EyeEm/GettyImages.ru

«Ирландия и Россия — две окраины Европы, две периферии. Это страны, которые постоянно находились под гнетом. В России это было монголо-татарское иго и крепостное право, в Ирландии — восемьсот лет нежной опеки Британской империи, включая двести лет карательных законов, на протяжении которых ирландец не имел права содержать лошадь, иметь собственную мастерскую, торговать, разговаривать и писать книги на своем языке. Все, что ему оставалось, — быть арендатором на земле у английского помещика».

Внутренняя эмиграция

Удивительным образом «Островитянин» выходит на русском языке позже «Поющих Лазаря» Флэнна ОʼБрайена, которые в значительной степени являются пародией на «Островитянина»

«Русский живет на огромной территории, а ирландец — на маленьком острове. Поэтому русский так или иначе от этого гнета может куда-то бежать. И Сибирь есть, и с Дону выдачи нет. В то время как ирландец в состоянии уехать только за море, а в ирландском языке «уехать за море» — эвфемизм, который означает «умереть».

Поэтому ирландец уходит во внутреннюю эмиграцию. Огромное количество культуры, литературы и музыки в жизни даже поселкового жителя, вроде автора книги «Островитянин», — следствие постоянной внутренней эмиграции, когда приобщение к литературе дает внутреннее развитие, потому что снаружи развития нет никакого».

Подробности по теме

«Буду делать вид, что я не ирландец»: как отметить День святого Патрика?

«Буду делать вид, что я не ирландец»: как отметить День святого Патрика?

Власть

© Daniels Pikurs/EyeEm/GettyImages.ru

«Отношение к власти у наших народов похожее: и ирландец, и русский на бытовом уровне убеждены, что любая власть — это плохо. Что в принципе она нужна для того, чтобы что-то не давать нам делать. Парадоксальным образом с этим же уживается патернализм. Оба народа считают, что раз уж они терпят эту власть, то она обязана о них заботиться.

Здесь дело не в инфантильности, а в том, что и русский, и ирландец живут и жили в очень плохих природных условиях. Самая простая вещь: по-ирландски слово «холостой» одновременно значит «никчемный». Не потому, что все обязаны жениться, а потому, что иначе человек пропадет. Без детей, друзей, общины он не сможет вспахать каменистое поле или выполнить другую масштабную работу. В России то же самое: ценность общины, социума очень значима.

Оба народа наивны по отношению к власти, но наивны по-разному. Русские уверены, что если все вместе во что-то впрягутся, то получится изменить страну — по крайней мере внуки будут жить лучше. Они чувствуют себя частью огромного проекта, дай им этот проект — сдвинут землю.

Для ирландца власть всегда чужая, она никогда не объединяла и не направляла. Отсюда коренная разница. Русский говорит: «На миру и смерть красна», он при наличии мотивации всегда готов быть героем. А главная ирландская пословица на эту тему — «Лучше хорошо бежать, чем плохо стоять». Это не значит, что они трусы. Это значит, что стоять одному против системы, государства, полиции, армии — глупость. Ты будешь убит, уничтожен. Поэтому, делая что-то вопреки власти, всегда имей, куда отступить. Ирландец не будет ввязываться в открытую битву, он будет партизанской войной долго, мучительно, на измор — собственно, как и была завоевана ирландская независимость — обеспечивать себе победу. В этом есть и плюс: ирландец — гораздо более терпеливый человек, чем русский».

Юмор

Джеймз Стивенз известен не только сборником историй из фенийского, исторического и мифологического циклов ирландской средневековой литературы, но и тем, что дружил с Джойсом и едва не стал его соавтором

«Ирландец как никто понимает русскую пословицу «Смех без причины — признак дурачины». В отличие от англосаксов, а тем более американцев, он — как и русский — знает ценность искренности эмоций. Любая эмоция должна быть продиктована ситуацией. Улыбка не может быть дежурной, она не может быть кодом, частью поведения.

И русский, и ирландец крайне эмоциональны и не терпят эмоционального немотивированного воздействия, наезда. Но надо заслужить, чтобы ирландец показал тебе эмоции. Столетия жизни в оккупации, когда за ухмылку по делу могли отрубить голову или отправить в ссылку, выработали у него панцирь, который позволяет открываться собеседнику так глубоко, как то диктует ситуация. Ирландец перестанет сдерживать эмоции, только почувствовав себя среди своих.

По эмоциональности — если мы не говорим о пьяной драке, где все абсолютно одинаковы, — русский и ирландец разные в степени искренности. У ирландца она зависит от ситуации, у русского — меньше.

Кроме этого, ирландец склонен к юмору над собой. Ирландец всегда посмеется над тем, что он дурак. Но если вы над ним смеетесь, вы должны иметь основания. Ирландский юмор чернее, чем русский, он очень искренний и направлен скорее на себя. А русский юмор, безусловно, направлен наружу. Русские не любят смеяться над собой, а любят смеяться над ситуацией».

Подробности по теме

Как и зачем книжные магазины сами издают книги

Как и зачем книжные магазины сами издают книги

Работа

© Barry Lewis/GettyImages.ru

«Оба могут и умеют долго и продуктивно работать. Но не любят. Чем больше монотонного, тяжелого труда достается им в жизни, тем больше тяга к вдохновению и импровизации. Наши народы тяготеют к спонтанным решениям. Именно русский и ирландец быстрее прочих догадаются сделать ручку из скотча, чтобы перенести тяжелую коробку. Именно им под силу подковать блоху. А вот планомерный, кропотливый труд — не для них, хотя они и должны им заниматься по принуждению. При отсутствии вдохновения, импровизации и тот и другой быстро переходят из состояния подневольного батрака в состояние повстанца, борца — да и просто разбойника».

Скрытое золото ХХ века Planeta.ru

Ирландцы и русские. — Полный Дзен. — LiveJournal

Вчера, по всей Святой Руси прошли празднества посвященные одному из самых любимых русско-ирландских праздников — дню Святого Патрика. И я, благодаря представленному моменту, хотел бы пару слов об этом сказать. По поводу сходства русских и ирландцев есть немало мнений, хотя лично мне представляется, что есть только две черты характера,которые нас сильно роднят: ослиное упрямство и готовность выпить.


(с) Поцелуй меня, я -ирландец!

Некоторые, там на Западе,склонны приписывать нам излишнюю религиозность, благодаря которой православные обретают сверхспособности и становятся неуязвимыми, как Гришка Распутин или Борис-бритва из знаменитого фильма Гая Ричи «Большой куш». Даже древние фильмы  времен холодной войны, с агентом 007, рисуют русских весьма уважительно, предлагая зрителю тезис: русского проще убить, чем напоить победить.

 В тоже время образ ирландца, который присутствует в фильме «Святые из Бундока», как нельзя более соответствует нашему представлению о героизме.Причем героизм этот произрастает не из-за выпестованной отваги средневековых рыцарей, а от беспредельного похуизма и детской веры в следующие инкарнации, доставшейся нам от наших предков арийцев.

И здесь мы подходим к важнейшей составляющей нашей жизни, которая демонстрирует несколько иную ментальность, чем  есть у ирландцев, к праздничному календарю.

Если ирландский праздничный календарь остается неизменным на протяжении многих десятилетий и даже столетий, русский постоянно мутирует, вбирая в себя праздники со всего мира, вроде Дня Валентина, Дня Святого Патрика или Дня рождения Господа Кришны.

Но и  здесь есть одна существенная деталь.Из 15 ирландских праздников  шесть празднуются в первый или последний понедельник месяца.Что это мазохим, садизм или тонкий намёк на толстые обстоятельства?

Ведь стоит вспомнить русский национальный гимн «Остров невезения», как становится вполне понятна мистическая взаимосвязь между русским и ирландцем:

«Остров невезения в океане есть
Весь покрытый зеленью абсолютно весь
Там живут несчастные люди-дикари
На лицо ужасные добрые внутри

Что они не делают не идут дела
Видно в понедельник их мама родила…»

Русские со своей широкой душой, обязаны нести крест за все нации мира и выпивать по всем их праздникам, причем строго соблюдая правило:выпивать на чужие празднества только национальные напитки. На День взятия Бастилии — мы пьем старое доброе бургундское; падение сёгуната Токугава в Японии принято отмечать подогретым сакэ; присоединение Крыма к Украине празднуется пенящимся кумысом, «Кокуром» и «Бастардо», а в День Святого Патрика,по традиции, выдержанное солодовое виски тройного перегона принято запивать темным пивом  Гиннесс.

Была у нас с ирландцами еще одна общая черта, которая,впрочем канула в лету -это страсть к самогоноварению.Ну,действительно, какого рожна платить за выпивку, если при правильном подходе её можно пить почти на халяву?

В начале 19 века, в братья-ирландцы так втянулись в процесс самогоноварения и дегустации произведенных напитков, что большая часть мужчин превратилась в алкоголиков.
В России ситуация была похожей, но алкоголиками русские упорно не становились, то ли в силу тяжкого крестьянского труда, то ли в силу большего здоровья.

Ирландцам, повезло, им на помощь пришла католическая церковь. Достоверно известно, что монах-капуцин Теобальд Мэтью своими пламенными проповедями всего лишь за пять лет смог заставить пять из восьми миллионов ирландцев, населявших тогда страну, дать обет воздержания от алкоголя. В результате подобных проповедей, индустрии ирландского виски был нанесён серьезный удар.

Православная церковь,хоть и делала вид, что борется с зеленым змием, но никогда не принимала доктринальной установки по оздоровлению нации. На мой взгляд, это было не выгодно, ведь разум человека незатуманенный парами алкоголя, плохо поддается любой пропаганде, будь она церковная,советская или путинская.

Ну и закончить этот небольшой пост, я бы хотел ирландским анекдотом,который звучит так:

An old Irishman, Paddy, is about to go to his eternal reward. He looks at his grieving friend, Mike, and says, «I have one last request, Mike.»
«Anything, Paddy,» Mike says. «What is it?»
«In me kitchen pantry you’ll find a 100- year-old bottle of whiskey. When they put me in the ground will you pour it over me grave?»
«I will, Paddy,» Mike says. «But would you mind if I passed it through me kidneys first?»

И перевод,для тех, кто еще не начал изучать английский:

Старый ирландец Пэдди, собирается на Поля Вечной Охоты. Он смотрит на своего печального корефана Мишу , и говорит: «У меня есть к тебе последняя просьба, Миха».

«Базара нет,брат, всё сделаю», говорит Мишаня. «Чего ты хочешь?»
«Слушай сюда,брат.У меня на кухне в кладовке ты найдёшь 100 — летнюю бутылку виски. Когда меня опустят в землю, вылей на меня всю бутылку,договорились?»
Миша почесал затылок пяткой и сказал:
«Не вопрос, старина, конечно я тебя оболью. Но надеюсь ты не будешь возражать, если я сначала промою этим виски свои почки?»

РУССКИЕ И ИРЛАНДСКИЕ ГОВЯДИНЫ

Распространение запрета на импорт говядины из России на большее количество ирландских округов всегда было под вопросом, поскольку принцип избирательности был введен в конце прошлого года. Чтобы описать это как «произвольное» и «неоправданное», как вчера сделал президент Ирландской ассоциации фермеров г-н Джон Доннелли, которого вторил г-н Брайан Коуэн, представитель сельского хозяйства Fianna Fail, который назвал это «еще одним ударом по нашей говядине». промышленность », показывающая, что предыдущие заверения министра« бесполезны », может быть хорошей политикой, но политика не принесет ни одного фунта ирландской говядины на российский рынок.С этим, несомненно, согласятся г-н Доннелли, г-н Коуэн и другие, осуждающие нынешнюю непредсказуемую ситуацию, именно в этом и заключаются национальные интересы.

Те, кто просто придираются, либо не принимают, либо предпочитают не соглашаться с тем, что мир, в котором продается ирландская говядина, — это мир, в котором решает покупатель. Десятилетия, в течение которых фермер занимался производством товаров, не заботясь о конечном потребителе, давно прошли, и предположения об обратном не помогают ни отрасли, ни торговым отношениям.Русские свободны выбирать, и если они требуют стандарта продукта, который кажется излишне строгим, это по-прежнему их прерогатива, и ответ — работать над достижением этого стандарта. (Бенефициары будут включать ирландского потребителя.)

К счастью, многие фермеры уже знают, что они продают на потребительском рынке.Последние изменения в российской торговле будут неизбирательно наказывать некоторых производителей говядины, больших и малых, находящихся на разных этапах производственного цикла. Это также вызовет серьезное давление в отрасли, поскольку в результате расширенного запрета 40% ирландской говядины не будут иметь права на экспорт в Россию. Но важно то, что связи поддерживались, и в целом не должно быть значительных потерь в общем объеме нашего экспорта говядины на наш крупнейший рынок за пределами Европейского Союза.Также было принято решение о том, что округа будут удалены из запрещенного списка по мере падения уровня BSE.

Фермеров, некоторым из которых может угрожать жизнеобеспечение, неудобно, что опыт России, далеко не безоговорочная катастрофа, является полезным напоминанием о тяжелых реалиях и о том, что работа с россиянами, которые намерены следить за развитием ГЭКРС, близко, будет полезно для будущей стабильности отношений с другими странами, которые подвергли сомнению ирландскую говядину.У правительства есть ограниченный набор вариантов: миссия высокого уровня, направленная в Москву, возможно, не достигла своей непосредственной цели, но, похоже, она достигла успеха в долгосрочной цели разработки руководящих принципов сотрудничества. Дипломатия и открытость в отношении фактов, а также использование политических контактов, где это уместно (например, в отношении экспортных возмещений), с большей вероятностью принесут результаты, чем рассмотрение вопроса, как если бы это было всего лишь недостатком навыков продаж и отсутствием драйва.

В этом отношении, однако, правительство возложило на себя (не в первый раз) ответственность за непрозрачную обработку фактов своим решением две недели назад публиковать данные по BSE один раз в месяц вместо того, чтобы, как прежде, объявлять случаев, как они произошли. На практике нет абсолютно никакого оправдания этому изменению; действительно, все против. И потенциальные экспортные рынки, и потребители внутри страны лишены актуальной информации, и неизбежным результатом будет создание впечатления, что правительству есть что скрывать.Общественное здравоохранение заслуживает гораздо большего, и министр должен отменить это решение. Ничего не добьешься, поддерживая его.

Русская революция в Дублине

ОЦЕНКИ РАЗЛИЧНЫ от того, сколько русских проживает в Ирландии, но этого определенно достаточно, чтобы выдержать яркий Дублинский городской фестиваль русской культуры, который проходит в столице на этой неделе.

Для многих ирландцев русскоязычная и русскоязычная общины здесь находятся вне поля зрения, за исключением уличных указателей продуктовых магазинов, продающих русскую еду.

Но третий ежегодный фестиваль русской культуры, поддерживаемый городским советом Дублина и проходящий в столице до воскресенья, направлен на знакомство ирландцев с аспектами русской культуры, а также на объединение нескольких тысяч русских и русскоязычных жителей. в Ирландии, чтобы отметить свою культуру, искусство, музыку и еду.

Фестиваль совпадает с Масленицей, или Масленицей, которая отмечается в России, Украине и Беларуси на седьмую неделю перед Пасхой, кульминацией которой является масленичный день в воскресенье этой недели.

Фестиваль также помнит о деловых связях между Ирландией и Россией, где руководители бизнеса встречаются, чтобы обсудить пути укрепления экономических связей между двумя странами.

Владимир Попов — член Бизнес-ассоциации «Россия Ирландия» и председатель Российского фестивального комитета. «Это мой второй фестиваль, и в целом я считаю его хорошим. Это хорошо для Ирландии, а также для русских и русскоязычных людей из бывшего СССР ».

Попов — русскоговорящий уроженец Украины, который переехал сюда в 2000 году, когда ему предложили работу в международной компании.Он никогда не думал о переезде в Ирландию до того, как получил предложение о работе, но затем поступил на степень магистра делового администрирования в бизнес-школу Smurfit.

«Я думаю, что с культурной точки зрения это в некотором смысле сложно», — говорит Попов о своих первых взаимодействиях здесь со своими ирландскими коллегами. «Даже если вы говорите по-английски, потому что довольно много вещей передается вам посредством невербальных сигналов, которые некоторые [русские] люди не понимают».

Он говорит, что конкретные интересы Ирландии также могут затруднить взаимодействие.«Люди на личном уровне любят говорить о вещах, которые им интересны, поэтому они могут выпить пинту пива Guinness и поговорить о гэльском футболе. Иностранцы понятия не имеют, что такое гэльский футбол ».

В результате, по мнению Попова, фестиваль помогает создать новый уровень взаимопонимания и связей. «Фестивали, подобные этому, помогают понять, что это за иностранная культура, что интересует людей и какой полезный опыт они могут привнести в Ирландию и ирландский бизнес.”

Тем временем, девятилетний сын Попова, который ходит в международную школу, также интегрируется. «У всех бывают взлеты и падения, но, по сути, я бы сказал, что Ирландия — прекрасное место для воспитания детей. Это то, что мне нравится больше всего », — говорит он. «Он [сын Попова] говорит с дублинским акцентом, а половина его друзей — ирландцы, так что для него это здорово».

Вера Смит, родом из Уральских гор в России, жила в Москве, прежде чем она переехала в Ирландию в 2000 году, чтобы учиться на аспирантуре Дублинской школы бизнеса.Сейчас она работает в Дублинской пожарной команде. «Я бы сказала, что это довольно разнообразное сообщество», — говорит она о русских, живущих в Ирландии.

«Есть люди, которые приходят на работу, или люди, которые вышли бы замуж за ирландцев, и они прошли бы через свой брак, но есть множество разных причин, по которым русские приезжают в Ирландию».

Смит познакомилась со своим ирландским мужем после того, как они заговорили на выставке в галерее Хью Лейн.«Между русскими и ирландцами есть много общего, — объясняет Смит.

«Люди очень открытые. Вы можете подумать, что русские люди закрытые, но я думаю, что это только первое впечатление. Если вы подружитесь с русскими, они сделают для вас все, и я думаю, что то же самое и с ирландцами. И если вы расскажете русский анекдот, ирландцы, как правило, поймут.

Смит говорит, что, хотя изначально русские, возможно, не были склонны взаимодействовать с ирландской общественной жизнью, они стали «более общительными.. . но традиционно это по-прежнему в большей степени посещение домов друг друга, чем встречи где-то на улице. «Я замечаю, что русские, наверное, все еще здесь в новинку, но им нравятся пабы и атмосфера, потому что она другая. Ирландцы также склонны разговаривать с вами, когда вас нет дома, просто проходят мимо, что-то говорят и начинают разговор ».

«Мы все являемся частью одного сообщества, вот как я это вижу», — говорит Анна Руни, которая переехала из России в Ирландию в январе 2000 года и в настоящее время является членом городского совета Клонов в Ко Монагане.

«У оседлых людей те же проблемы, что и у ирландцев. Им трудно платить по ипотеке, и у них есть дети в школе, поэтому собрать вещи и переехать не так-то просто.

«Это примерно то же самое, что и ирландцы — они хотят дать своим детям лучшее образование. Родителям приходится идти на жертвы и делать выбор. А найти работу или сменить работу так же сложно, как и любому ирландцу.”

Во время городского фестиваля русской культуры в Дублине освещается все, от деловых завтраков до актерских мастерских. Для тех, кто хочет узнать о русской кухне, в четверг состоится урок русской кулинарии в Кулинарной академии на Саут-Уильям-стрит. Воскресенье насыщено событиями, при этом основное внимание уделяется семейным мероприятиям. В прошлом году воскресные мероприятия посетили более 7000 человек.

В районе Cows Lane и Essex Street в Temple Bar разместится русский рынок продуктов и ремесел.В Smock Alley дети могут принять участие в ремесленных мастерских, в том числе в раскрашивании кукол.

Во второй половине дня на Cow’s Lane будет выступление детского хора, а затем мастер-класс по уличной музыке, а в Gutter Bookshop пройдут русские народные и сказочные чтения для детей на русском и английском языках, а также Wood Quay. проведение музыкальной и игровой сессии.

Лекции также являются частью программы: в среду в блоке искусств Тринити-колледжа обсуждаются политические, экономические, социальные и коммерческие аспекты современной России, а в обеденное время лекция об искусстве, истории и культурной самобытности в Национальной галерее. в пятницу.

Если вам нужно бросать фигуры на танцпол, а не на холст, то в отеле Czech Inn в Temple Bar есть русская дискотека. А еще в кинотеатре Light House Cinema в Смитфилде проходят показы российских фильмов в рамках Международного кинофестиваля Jameson Dublin.

Одна из общих черт ирландской и русской культуры — это насыщенная литературная история.Это отмечается во время фестиваля представлением рассказов Александра Пушкина в Национальной библиотеке к 175-летию со дня его смерти.

Четверг — это еще одно великое русское развлечение — шахматы, игра, в которой традиционно доминировали российские игроки. В административных зданиях на Вуд-Куэй есть шахматная мастерская для подростков, шахматная задача для учеников третьего уровня, а также выставка лекций и сеансов одновременной игры.Все эти шахматные соревнования проходят под председательством гроссмейстера Александра Бабурина — наивысшего титула, который может заработать шахматист.

После посещения открытия фестиваля в прошлый четверг, задача Анны Руни будет заключаться в информировании россиян, проживающих в приграничных графствах и других мультикультурных сетях других графств, о предстоящих мероприятиях.

«Я очень горжусь», — говорит она о фестивале.«Это заставляет вас чувствовать, что вы действительно дома. Очень приятно, что русская культура освещается и хорошо поддерживается ».

Спустя 12 лет Руни без колебаний называет Ирландию своим домом, хотя, по ее словам, этот термин иногда может сбивать с толку, когда она возвращается с визитом в Россию. «Мама смеется надо мной, когда я еду домой в Россию, и через пару недель я говорю:« Мамочка, мне пора домой », а она смотрит на меня и спрашивает:« Где мой дом? »»

дублинрусский фестиваль.webs.com

В цифрах

В реестре посольства России находится граждан России 5 000 проживающих в Ирландии, хотя есть много граждан, которые не зарегистрированы в посольстве.

Число русскоязычных человек намного больше, в том числе граждане Беларуси, Украины, Казахстана, Латвии, Литвы, Эстонии.

Считается, что в Ирландии проживает от 70 000 до 80 000 русскоязычных, хотя некоторые оценки больше.

Думаешь, ты ирландец? Ваши гены могут сказать иначе.

Когда приближается День Святого Патрика, мы все называем себя немного ирландцами. Но стоит ли нам в этом году тоже претендовать на звание немного русских?

Недавнее генетическое исследование пришло к выводу, что значительная часть ирландского населения, возможно, на самом деле произошла от древних русских переселенцев.

В исследовании, опубликованном в 2016 году в журнале Proceedings of the National Academy of Science, изучалась ДНК останков трех ирландцев, живших более 4000 лет назад. Анализ показал, что у троицы есть ряд общих генетических черт с современными ирландцами. Но это также показало, что они имели значительное генетическое сходство с людьми, которые когда-то жили в русских степях.

Генетик Фонда медицинских исследований Оклахомы Патрик Гаффни, доктор медицины, сам ирландский американец, сказал, что эти результаты менее удивительны, чем они могут показаться на первый взгляд.«Человечество мигрировало по всему миру», — сказал он.

Но то, что ирландское происхождение можно проследить до русского происхождения, не означает, что ирландцы не имеют собственных уникальных генетических меток.

«Когда население поселяется на одной территории и процветает, миграция может замедлиться и население может стать более изолированным. Именно тогда мутация и эволюционная генетика накладывают свой географический отпечаток на геном этих людей », — сказал Гаффни.

Эта изоляция ирландского населения на острове, по словам Гаффни, привела к увеличению общих генетических черт, которые стали более распространенными, таких как веснушки и рыжие волосы.

Так что не все так просто, как сказать, что ирландцы — это просто пересаженные русские. По его словам, ирландцы — это их уникальное население.

«Если бы я пошел на Ancestry.com и сдал анализ ДНК, мои генетические результаты показали бы, что я произошел от предков из Ирландии, но это не 100 процентов моей генетической информации», — сказал Гаффни. «Также будут видны следы других регионов мира».

Ирландцы — вторая по значимости родословная в Соединенных Штатах после Германии — 34 человека.5 миллионов человек считают свое наследие хотя бы частично ирландским. Гаффни сказал, что ирландцы существуют достаточно долго, чтобы развить свой собственный географический генетический след, отличный от их русских предков.

Так что значит быть ирландцем?

«Я думаю, что для большинства людей это больше связано с культурой и семейной историей, чем с реальной генетикой», — сказал Гаффни. «Это своего рода историческая идентичность, где вы можете проследить фамилию людей, живущих за океаном, и определить родословную этих людей.Это снимок вашей личной истории «.

И это личная история, которую празднует Гаффни и его семья, и не только в День Святого Патрика. Дети Гаффни выучили ирландский танец, и он играет на традиционном ирландском барабане, который называется бодхран. Его жена играет на ирландском оловянном свистке и флейте. «Мы время от времени исполняем традиционную ирландскую музыку», — сказал он. «Каждый раз, когда мы чувствуем потребность».

Гаффни, со своей стороны, приветствует всех, кто заявит о своем происхождении от гибернианцев 17 марта.

«Если вы чувствуете себя немного ирландцем в День Святого Патрика, это здорово», — сказал он.«Мы не будем проверять вашу генетику».

русских в Ирландии — русские эмигранты в Ирландии

Найдите советы и рекомендации по Ирландии от русских эмигрантов

Конечно, эмигранты, живущие в Ирландии, — это не только отправка ваших вещей и заполнение бюрократических документов. Регулярное общение с другими россиянами является неотъемлемой частью жизни экспатов и помогает привыкнуть к ирландскому образу жизни и менталитету. InterNations помогает вам общаться и встречаться с другими россиянами в Ирландии, проживающими в Дублине, Корке, Лимерике и многих других местах по всей стране.Взгляните на нашу группу русских в Дублине или русских в Корке.

Если вы когда-нибудь захотите поговорить на своем родном языке, узнать, где купить русскую еду или обсудить последний матч вашей любимой спортивной команды, станьте членом ирландского сообщества InterNations:

  • Найдите нашу сеть высшего качества, чтобы познакомиться с открытыми эмигрантами из России в Ирландии.
  • Получайте советы от инсайдеров и делитесь ими на наших форумах для экспатов из Ирландии, например как нанять няню, свободно говорящую на вашем родном языке, для ваших детей или где купить борщ в Корке.
  • Выполните поиск в базе данных InterNations Places для Ирландии, чтобы получить информацию об учреждениях в вашей стране, включая российское посольство.

От самого популярного туристического района Дублинского залива до зеленых панорамных видов на западе, мы поможем вам связаться с гостеприимными и дружелюбными русскими эмигрантами в Ирландии .

Присоединяйтесь к нашим мероприятиям, связанным с экспатриантами, и общайтесь с другими русскими в Ирландии

Кроме того, не стесняйтесь посещать наши регулярные мероприятия и мероприятия для экспатов в Ирландии.Наши встречи очень разнообразны и варьируются от уютных встреч, чтобы насладиться традиционным ирландским ирландским тушеным мясом, до больших праздников эмигрантов с сотнями участников в лучших местах Дублина. Вы также можете принять участие в одной из наших поездок для экспатов, чтобы увидеть чудесные острова Аран, а также другие красивые достопримечательности Ирландии.

Наши встречи и мероприятия — прекрасная возможность пообщаться с эмигрантами из России и других стран в непринужденной обстановке. Заинтересованы? Просто зарегистрируйтесь, и скоро вы получите сердечный Privet от наших россиян, проживающих в Ирландии !

Из России (в Ирландию) с любовью

В июне 1813 года лондонский универсальный журнал знаний и удовольствий «» опубликовал два письма из России.Они были написаны Элеонор Каванах, служанкой, которая побывала там между 1805 и 1807 годами. Им предшествовало краткое, но урезанное вступление, в котором удивлялось, как буквы отражают влияние путешествия на сознание «необразованной ирландской девушки». они были одними из первых опубликованных ирландских отчетов о России.

Ирландцы работали, жили и приезжали в Россию, по крайней мере, с начала 17 века. Первоначально это были в основном военные и члены их семей, но на протяжении XVIII и XIX веков профиль путешественников разнообразился, включив в него врачей и инженеров, дипломатов ирландского происхождения, представляющих британские интересы, писателей-путешественников, журналистов, медсестер (особенно во время Крымской войны и США). Первая мировая война), гувернантки, воспитатели, няни и политические радикалы.Их число было ничтожным по сравнению с ирландским присутствием в Великобритании или Америке. Хотя многие из них написали подробные отчеты о своих переживаниях, первый рассказ очевидца России длиной в целую книгу, сделанный ирландским писателем Ричардом Саутуэллом Бурком Санкт-Петербург и Москва: посещение царского двора , был опубликован в 1846 году, за ним последовала Селина. Книга Банбери « Россия после войны» в 1857 году. История Польши «» (1698 г.), составленная ирландским врачом и историком Бернардом Коннором, включала некоторую информацию о соседней Московии, но это было предоставлено его другом, английским писателем Джоном Сэвиджем.Ирландский журналист Роберт Белл опубликовал свою трехтомную «Историю России » в 1836–1838 годах, но, похоже, не посещал страну — его книга была составлена ​​на основе свидетельств, собранных другими. Дипломаты, конечно, выпускали официальные отчеты, но они предназначались только для ограниченного круга читателей. Несколько ирландцев, побывавших в России в XVIII и XIX веках, вели подробные отчеты о своем опыте, большинство из которых либо никогда не публиковались, либо были опубликованы только спустя много времени после смерти автора.Поэтому письма Элеоноры Кавана необычны тем, что стали доступными для широкой читательской аудитории всего за несколько лет после написания.

То немногое, что известно о жизни Элеоноры Кавана, почерпнуто из ее русских писем. Она была из Корка, имела четырех братьев и работала горничной путешественницы и писательницы дневников Кэтрин Уилмот (1773-1824). Мать и отец Элеоноры жили в 1805 году, но ее возраст на момент путешествия неизвестен.

Ее работодатель, Кэтрин Уилмот, родилась в Ирландии в семье англичанина и матери-ирландки.В 1801 году Уилмот совершила грандиозное турне по Франции и Италии со своей подругой и соседкой Маргарет Кинг, леди Маунт Кэшелл, которую в детстве учила Мэри Уоллстонкрафт и которая произвела фурор, когда оставила своего аристократического мужа ради своего любовника Уильяма Тайге. Катерина Вильмот отправилась в Россию в 1805 году, чтобы увидеть свою сестру Марту, которая приехала туда в 1803 году, чтобы навестить княгиню Екатерину Романовну Дашкову, видную фигуру в Европе Просвещения. В молодости Дашкова была близким другом и доверенным лицом Екатерины Великой и сыграла роль в перевороте 1762 года, когда Екатерина захватила власть у своего мужа Петра III.За восемь лет совместной жизни в России сестры Уилмот написали тысячи страниц наблюдений о традиционных обычаях, высшем обществе, личной и семейной жизни Дашковой. Письма и дневники сестер остаются одним из важнейших англоязычных источников в России начала XIX века. Марта опубликовала несколько писем Катерины в качестве приложений к ее изданию мемуаров Дашковой 1840 года, а издания дневников и писем обеих сестер были опубликованы посмертно в 1920-х и 1930-х годах.

Элеонора и Катерина выехали из Корка в Россию в июне 1805 года и прибыли в Москву в августе; они оставались там до июля 1807 года. Первые впечатления Элеоноры от России зафиксированы в двух письмах, датированных августом и октябрем 1805 года. Первое адресовано Генриетте Четвуд, одной из младших дочерей семьи Корк, связанной с Вильмотами; второе письмо адресовано ее отцу. Она написала по крайней мере еще одно письмо — мы знаем это, потому что она спросила о его прибытии, — но оно так и не дошло до предполагаемого получателя.Можно предположить, что она написала и другие письма, которые не сохранились. Всего около 5500 слов, ее два сохранившихся письма являются богатым, импрессионистическим источником и фиксируют ее неотфильтрованные реакции на то, что она видела и пережила в течение первых месяцев в новом месте.

Элеонора наслаждалась относительно гладким плаванием из Лондона в Кронштадт, недалеко от Санкт-Петербурга, всего за два бурных дня, и коротала время на борту корабля, сшивая платье. По приезду в Москву первое впечатление о княгине Дашковой было очень близким.Она сказала отцу: «Я никогда не видела такой хорошей дамы с тех пор, как родилась, ни такой доброй и щедрой дамы». Она очень восхищалась Дашковой и относилась к ней очень тепло, поскольку много слышала о ней до встречи с ней. Вкупе с ее ограниченным образованием это могло способствовать тому, что Элеонора не понимала правового статуса русских крепостных. Она писала о поместье Дашковой: «Все 16 деревень принадлежат княжне… 3000 мужчин и женщин, все их подданные, и они любят ее, как если бы она была их матерью.Однако крепостные были привязаны не к помещику, а к самой земле, и им было отказано в основных свободах. Они не могли вступать в брак без разрешения землевладельца, владения имуществом или права голоса. Элеонора не питала к ним особого сочувствия, говоря Генриетте Четвуд, что «они называют их рабами, но я никогда не видел, чтобы с ними свисали цепи».

Впечатления Элеоноры о русской жизни и обычаях были довольно негативными. Выразив свое неодобрение ярким традиционным женским платьям и количеству украшений, которые они носили, она написала Четвуду: «Почему бы им не удовлетвориться христианской одеждой?» особенно в отношении слуг, критикуя их бороды, хвостики, одежду и манеры.Она без стыда рассказала Четвуду, как, когда африканский слуга принес ей обед в ее комнату, она издевалась над ним за то, что он назвал хлеб по русски хлеб . Ирландская католическая горничная, служившая протестантской женщине английского происхождения, Элеонора занимала в Ирландии явно неполноценное положение с точки зрения религии, этнической принадлежности, сословия и пола. Однако в России она оказалась в более высоком — или менее невыгодном — положении благодаря своему статусу англоязычной горничной уважаемого гостя.Она использовала католицизм и свои личные качества скромности и сдержанности, чтобы поставить себя в относительном смысле выше русских православных, африканских и адыгских (черкесских) крепостных и слуг Дашковой.

Этнорелигиозные иерархии, которые управляли взаимодействиями и отношениями Элеоноры с другими слугами во дворце Дашковой, однако, были обращены против самой Элеоноры после ее возвращения из России. Публикация ее писем в 1813 году, по-видимому, была результатом жестокой шутки богатых женщин, от которых такие женщины, как Элеонора, зависели от средств к существованию.

В начале 1812 года Марта Уилмот познакомилась с Сарой «Серена» Холройд в Бате. В то время город был популярным курортом для людей с чистым доходом и важным местом женского общения. Марта добросовестно показала Серене русские письма Элеоноры при условии, что они никому не будут переданы. Однако вскоре после этого Серена написала, чтобы рассказать о письмах своей племяннице, писательнице леди Марии Стэнли. Шестнадцать месяцев спустя письма были опубликованы в Universal Magazine под инициалами «М.С. ‘. Похоже, Мария Стэнли получила копии писем, вероятно, от Серены, и отправила их в журнал. Введение в буквы коснулось качеств, которые считались биологически предопределенными в необразованном ирландском персонаже — «проницательная простота» и «бесхитростные чувства». Сочетание этнической принадлежности, класса, пола и профессии Элеоноры сделало ее уязвимой для публичных насмешек, не в последнюю очередь из-за ее диалекта и выражения. Действительно, этот эпизод предваряет широко распространенное карикатурное изображение фигуры домашней прислуги «ирландской Бриджит» в американской прессе конца XIX века.

В письмах Элеоноры изображена гордая женщина, которая старательно подчеркивает свое хорошее поведение и решимость, что ее путешествия не приведут к обвинению в том, что она разработала идеи, выходящие за рамки ее положения. Она попросила Генриетту Четвуд сказать своим родителям и соседям, что она регулярно посещает исповедь, каждое утро принимает холодную ванну и что «Я никогда ни с кем не расстаюсь и не собираюсь». Эта напористая, уверенная внешность ускользнула, когда дело дошло до семьи. Она призналась отцу: «Мне всю ночь снятся мои братья; Так что если они заболеют, дорогой отец, дайте мне знать.«Когда она говорит своему отцу, она говорит отцу:«

»- это острая смесь волнения от новых впечатлений и острого осознания того, что она удалена от дома.

Мне было бы жаль вернуться так скоро, потому что, чтобы быть уверенным, что это чудесное грандиозное место, и я всегда очень весел, хотя я часто думаю о каждом теле в Ирландии, когда я был бы сижу на работе.

Трудно не задаться вопросом, узнала ли она о публичном предательстве своей уверенности и не повредило ли это ее самоуверенности и гордости — и испортило ли ее воспоминания о времени, проведенном в России.

Анджела Бирн , научный сотрудник Ольстерского университета, завершает работу над книгой о встречах Ирландии с Россией в 18-19 веках.

Ирландия | Кремлевский дозор

Ирландия

Ирландия

  • Ирландия практически не проявляла активности в борьбе с угрозами со стороны России.
  • Его удаленность от России и небольшой политический вес на арене ЕС делают его менее привлекательной целью для российской подрывной деятельности, чем более видные игроки ЕС.

Отношения с Российской Федерацией


Отношения с Россией отсутствуют. Географически удален от России и почти не интересуется какими-либо связанными с этим вопросами [1].

Позиция Ирландии по отношению к России едва заметна, но в большинстве вопросов международных отношений ирландские политики стремятся найти общий язык с Соединенным Королевством. Единственный интерес Ирландии к России — это в первую очередь коммерческий, но когда дело доходит до оборонных мер, Ирландия имеет тенденцию сильно полагаться на вооруженные силы Великобритании, но пока Ирландия по-прежнему не заинтересована в отказе от своей политики нейтралитета.

Политическое признание угрозы


Ирландские политики осудили действия России в международных делах. Депутат Fine Gael Брендан Гриффин призвал правительство выслать российского посла Пешкова из-за нападения на Алеппо, Сирия. [2] Таосич (премьер-министр) Кенни также призвал к ужесточению санкций против России в ответ на осаду [3]. Однако вопрос о потенциальной российской дезинформации и подрывной деятельности против Ирландии не освещался политиками страны, даже несмотря на то, что российские военные самолеты были близки к вторжению в воздушное пространство Ирландии несколько раз в прошлом.[4]

Действия правительства против российского влияния и дезинформации


Правительство Ирландии не ведет видимой деятельности в этой сфере.

Подход спецслужб к российскому вмешательству


Управление военной разведки Ирландии (G2) — это секретная служба республики, которой поручено поддерживать потенциал национальной обороны Ирландии, особенно в области контрразведки. О G2 известно немного, за исключением того, что она находится под командованием Сил обороны Ирландии.[5] Другими важными учреждениями являются Управление по борьбе с преступностью и безопасности (CSB) национальной полиции (Gardai) [6], однако оно остается неуловимым для общественности.

Самый известный случай российской шпионской деятельности в Ирландии произошел в 2010 году и был связан с базирующимися в США российскими шпионами, которые использовали ирландские паспорта для поездок между странами. [7] В ходе расследования этого инцидента российский посол был выслан из страны [8].

Деятельность негосударственного сектора


Президент Ирландской медицинской организации д-р.Энн Хоган подчеркнула, что распространение «фейковых новостей» в социальных сетях привело к снижению использования вакцины MMR в стране. [9] Базирующийся в Дублине Институт международных и европейских дел подчеркнул опасность российской дезинформации и влияния и назвал действия России «самым серьезным вызовом в региональном порядке». [10]



[1] «Как европейские демократии реагируют на российские агрессия». Европейские ценности. 22 апреля 2017 г. Доступно по адресу: http://www.europeanvalues.net/russia/
[2] http: // www.irishexaminer.com/ireland/fine-gaels-brendan-griffin-urges-expulsion-of-russian-ambassador-to-ireland-423517.html
[3] http://www.irishexaminer.com/ireland/taoiseach-demands -sanctions-on-russia-over-aleppo-devastation-426864.html
[4] http://www.irishexaminer.com/ireland/passenger-planes-dodged-russian-bombers-315623.html; http://www.irishexaminer.com/ireland/russian-bomber-in-irish-air-space-had-nuclear-weapon-312161.html; http://www.irishexaminer.com/breakingnews/ireland/raf-scrambles-jets-after-russian-bombers-fly-close-to-ireland-and-the-uk-776372.html
[5] https://www.thetimes.co.uk/article/recordings-of-irish-islamists-passed-to-cia-lzjhg3tw7w2
[6] http://citation.allacademic.com//meta /p_mla_apa_research_citation/0/7/1/1/8/pages71181/p71181-3.php
[7] http://www.irishtimes.com/news/russian-spies-may-have-used-six-irish- паспорта-1.662374
[8] http://edition.cnn.com/2011/WORLD/europe/02/01/ireland.russia.spies/index.html
[9] http://www.independent.ie/ irish-news / health / fake-news-за-снижением-потребления-вакцины-в-ирландии-имо-президент-предупреждает-35645039.html
[10] http://www.iiea.com/ftp/Publications/2017/Trump-and-Brexit-Implications-for-Global-Security.pdf

Россия — Министерство иностранных дел

Мы советуем всем гражданам Ирландии в России регистрировать свои данные у нас, чтобы мы могли связаться с вами или вашей семьей в случае возникновения чрезвычайной ситуации. Вы можете зарегистрироваться онлайн по следующей ссылке www.dfa.ie/travel/citizens-registration/

С нашими последними советами по путешествиям по России можно ознакомиться здесь.

Важное обновление для туристических советов:

По рекомендации Национальной группы по чрезвычайным ситуациям в области общественного здравоохранения ирландское правительство в настоящее время не рекомендует совершать второстепенные поездки за границу.

Любые ирландские граждане в России, которые обычно проживают в Ирландии и желают вернуться в Ирландию, должны договориться об этом. НЕМЕДЛЕННО , пока это еще возможно. Любые ирландские граждане, которым требуется помощь, должны обращаться в посольство.

Тех, кто вернется в Ирландию, попросят ограничить свои передвижения на 14 дней.Советы о том, как это сделать, можно найти на сайте Вышки.

Изменения в рабочем порядке посольства

В целях содействия усилиям по сдерживанию и обеспечению непрерывности основных услуг посольство в настоящее время работает с сокращенным персоналом на месте. Наши телефонные линии остаются открытыми в обычное время, но офис посольства работает строго по предварительной записи. Лица с симптомами Covid 19, которые контактировали с подтвержденным случаем или вернулись из зоны повышенного риска, не должны приходить в посольство.

Необходимо записаться на прием заранее, позвонив нам по телефону + 7 495 937 5911 или посетив страницу «Свяжитесь с нами» на нашем веб-сайте, и мы свяжемся с вами в ближайшее время. Имейте в виду, что эти договоренности могут быть изменены в зависимости от развития событий.

Наша служба в нерабочее время также работает в обычном режиме, и граждане Ирландии, которым требуется срочная помощь, могут оставить сообщение на автоответчике в нерабочее время.

Визы

Мы приняли решение временно прекратить прием новых заявлений на визу.Это вступает в силу после закрытия рабочего дня 20 марта 2020 года. Дополнительную информацию см. На нашей странице о визах.

Перенос мероприятий посольства Ирландии

Учитывая текущую ситуацию в области здравоохранения в мире, нам пришлось на время отложить все мероприятия в Посольстве. Мы надеемся, что сможем возобновить мероприятия при первой же возможности.

Тем временем, по мере развития ситуации, мы рекомендуем вам следовать руководящим принципам и соблюдать все инструкции, изданные здесь российскими властями, чтобы защитить себя и других от коронавируса и обеспечить быстрое лечение, если возникнет необходимость.

Следующие веб-сайты рекомендуются для того, чтобы быть в курсе последних событий:

Бюллетень Роспотребнадзора о ситуации и мерах по предотвращению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом:

https://www.rospotrebnadzor.ru/about/info/news/news_details.php?ELEMENT_ID=13944

Выделенная страница Мэрии Москвы:

https://www.mos.ru/city/projects/covid-19/

Экстренный номер: 103

Специальная горячая линия по коронавирусу: +7 495870 45 09

Департамент здравоохранения города Москвы:

https: // мосгорздрав.ru /

Руководитель службы здравоохранения

https://www2.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *