Йемен таиз: Ошибка 404 — РИА Новости

Содержание

Йемен: неизбирательные нападения на гуманитарный медицинский объект в Таизе

Сана/Таиз, Йемен, 20 марта 2020 года – Неоднократные атаки и вооруженные нападения на медицинские учреждения, которым оказывает поддержку организация «Врачей без границ»/Médecins Sans Frontières (MSF) в городе Таиз, ставят под угрозу нашу способность оказывать эффективную медицинскую помощь населению Йемена. С 2018 по 2020 год MSF зафиксировала по меньшей мере 40 случаев нападения на главный госпиталь Аль-Тавра, которому организация оказывает поддержку, и насилия в отношении его персонала и пациентов. В том числе – перестрелки внутри или вблизи больничных помещений. Здание больницы и другие ее сооружения подвергались обстрелам из стрелкового оружия и артобстрелам более 15 раз, около 10 раз персонал госпиталя подвергался преследованиям и нападениям.

______________

«Врачи без границ» обращаются ко всем сторонам конфликта с призывом принять все необходимые меры для обеспечения неприкосновенности медицинских учреждений и больниц как гуманитарных объектов и положить конец неизбирательным нападениям и другим силовым действиям, угрожающим жизни медицинских сотрудников, пациентов и их близких.

Больница общего профиля Аль-Тавра считается самой крупной государственной больницей города Таиз. Она подверглась неизбирательным обстрелам со стороны сил группировки «Ансар Алла» и вооруженным нападениям вооруженных групп, связанных с международно признанным правительством Йемена.

«Наш гуманитарный объект находится под угрозой из-за неоднократных нападений со стороны разных сторон конфликат в Таизе, — говорит Корин Беназех, операционный менеджер MSF в Йемене. – Персонал больницы Аль-Тавра больше не чувствует себя там в безопасности, хотя этот объект должен быть неприкосновенным. Пациенты не обращаются в больницу, опасаясь за свою жизнь, даже если для них это единственная возможность получить медицинскую помощь».

Эти нападения также заставляют медицинский персонал уходить из больницы, они вынуждены искать «более безопасную» работу.

«Если вы сотрудник больницы, ваша жизнь здесь постоянно находится под угрозой, – говорит Хашим, сотрудник больницы Аль-Тавра. – Большая часть медперсонала ушла после многочисленных нападений. Остался только один ортопед и два специалиста по общей хирургии. Остальных специалистов здесь уже нет».

Было несколько особенно ужасных инцидентов, когда вооруженные злоумышленники убивали пациентов, находившихся в больнице не лечении. Такие нападения неоднократно приводили к приостановке деятельности MSF и решениям руководства больницы Аль-Тавра о закрытии отделений больницы, что закрывало людям доступ к жизненно важной медицинской помощи.

Хотя в 2019 году число воздушных бомбардировок и артиллерийских обстрелов медицинских учреждений в Таизе сократилось, недавние обстрелы, обрушившиеся на больницу, свидетельствуют, что ситуация с по-прежнему вызывает серьезную озабоченность. Прямые и косвенные акты насилия в отношении медицинских учреждений не только ставят под угрозу жизнь медицинского персонала и пациентов, но и создают дополнительные препоны для системы здравоохранения, возможности которой и без того ограниченны и нестабильны.   

Ранее в этом месяце боевые действия вспыхнули на востоке Таиза и быстро распространились на остальной город, обстрелам подвергались жилые районы. 13 марта в отделение неотложной помощи больницы Аль-Таура поступили восемь убитых в результате столкновений в этот день. Сама же больница этот день несколько раз подвергалась обстрелу. Всего за неделю до этого, 5 марта, произошел аналогичный случай, была повреждена лаборатория больницы, находившиеся в ней сотрудники получили ранения.

Вооруженные акторы, находящиеся за пределами города, должны прекратить беспорядочные обстрелы Таиза, а вооруженные акторы внутри города должны также, насколько это возможно, избегать размещения военных объектов вблизи густонаселенных районов. MSF подняла этот вопрос с соответствующими органами, но, к сожалению, наши обращения остались без внимания.

«Действия сторон военного конфликта наглядно демонстрируют вопиющее пренебрежение неприкосновенностью больниц и медицинских помещений. Каждый день медицинский персонал принимает отважное решение продолжать оказывать медицинскую помощь, несмотря на риски, в интересах пациентов, которым эта помощь необходима. Все стороны, вовлеченные в этот конфликт, в соответствии с нормами международного гуманитарного права несут ответственность за обеспечение неприкосновенности и защиты гражданских лиц и гражданской инфраструктуры, включая больницы», — говорит Беназех.

______________

С 2015 года через расположенный на юго-западе Йемена город Таиз пролегали многочисленные линии фронта, город оказался разделен на две части. Непрекращающиеся активные боевые действия уже давно препятствуют доступу населения к базовым услугам, в частности к медицинской помощи. 

В конце 2015 года MSF начала оказывать поддержку больнице Аль-Тавра. В 2016 году, чтобы удовлетворить потребность населения в медицинской помощи, поддержка была расширена на две другие ключевые государственные больницы, Аль-Джамхури и Йеменскую шведскую больницу.

С 2015 года и до конца 2019 года, при поддержке MSF, больницы города Таиз оказали помощь 15 263 раненым в результате военных действий, сделано более 3400 хирургических операций,  76 766 пациентов обратились в отделение неотложной помощи, принято более 8700 родов, проведено более 9500 консультаций педиатра амбулаторно.

*Имя изменено из соображений конфиденциальности

Половине детей младше пяти лет в Йемене грозит острая недостаточность питания в 2021 году

Как предупредили сегодня четыре учреждения Организации Объединенных Наций, в 2021 году от острой недостаточности питания в Йемене, по прогнозам, будут страдать почти 2,3 млн детей в возрасте до пяти лет. Из них, согласно прогнозам, 400 тыс. детей будут страдать от тяжелой острой недостаточности питания и могут умереть, если им в срочном порядке не будет оказана помощь.

Согласно новым данным последнего доклада об острой недостаточности питания в соответствии с Комплексной классификацией стадий продовольственной безопасности (ККС), который был выпущен сегодня Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций (ФАО), Детским фондом Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ), Всемирной продовольственной программой (ВПП), Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) и партнерами, рост показателей острой недостаточности питания и тяжелой острой недостаточности питания у детей в возрасте до пяти лет по сравнению с 2020 годом составляет 16 и 22 процента, соответственно. 

Эти учреждения предупредили также, что речь идет о наиболее высоких уровнях острой недостаточности питания в Йемене с момента эскалации конфликта в 2015 году.

Недостаточность питания отрицательно сказывается на физическом и умственном развитии ребенка, особенно в течение первых двух лет жизни. Последствия этого по большей степени необратимы, что усугубляет проблему болезней, нищеты и неравенства.

Для предотвращения проблемы острой недостаточности питания и устранения ее катастрофических последствий необходимо начинать с поддержания здоровья матерей, однако же, по прогнозам, в 2021 году от острой недостаточности питания будут страдать порядка 1,2 млн беременных или кормящих женщин в Йемене.

Годы вооруженного конфликта и экономического упадка, пандемия COVID-19 и серьезная нехватка средств для финансирования гуманитарных мер обрекают истощенное население на голод на фоне все более острого дефицита продовольствия. Многие семьи вынуждены сокращать количество или качество потребляемых продуктов питания, а в некоторых случаях им приходится делать и то, и другое.

«Рост числа голодающих детей в Йемене должен шокировать всех нас и побудить к действиям», – заявила Директор‑исполнитель ЮНИСЕФ Хенриетта Фор. «С каждым днем бездействия будут умирать все больше детей. Для спасения человеческих жизней требуется безотлагательно и на предсказуемой основе обеспечить гуманитарные организации ресурсами и предоставить им возможность беспрепятственно взаимодействовать с местным населением».

«Семьи в Йемене слишком долго живут в условиях конфликта, а появившиеся уже позже угрозы, такие как COVID-19, лишь усугубляют их непрекращающиеся страдания», – заявил Генеральный директор ФАО Цюй Дунъюй. «В условиях отсутствия безопасности и стабильности по всей стране, а также невозможности предоставить фермерам средства, которые позволили бы им снова начать производить в достаточном количестве обладающие высокой пищевой ценностью продукты питания, дети Йемена и их семьи будут все больше страдать от голода и недоедания».

«Эти цифры – еще один крик о помощи из Йемена, где за каждым страдающим от острого недостатка питания ребенком стоит его семья, которая с трудом пытается выжить», – заявил Директор‑исполнитель ВПП Дэвид Бизли. «Кризис в Йемене представляет собой ядовитую смесь конфликта, экономического краха и острой нехватки финансирования для оказания жизненно необходимой помощи, в которой отчаянно нуждается население. Но решение проблемы голода есть, и для этого необходимо накормить людей и прекратить насилие. Если мы начнем действовать сейчас, то еще есть время положить конец страданиям йеменских детей».

«Болезни и неблагоприятная для здоровья среда являются ключевыми факторами проблемы недостаточного питания детей», – заявил Генеральный директор ВОЗ д‑р Тедрос Адханом Гебрейесус. «В то же время дети, не получающие достаточного питания, чаще болеют, в том числе страдают от диареи, респираторных инфекций и малярии, которые, среди прочего, представляют собой серьезную проблему в Йемене. Эти взаимосвязанные проблемы часто приводят к гибели людей, однако с помощью относительно дешевых и простых мер можно спасти множество жизней».

Показатели острой недостаточности питания среди детей младшего возраста и матерей в Йемене увеличивались с каждым годом конфликта, а в 2020 году произошло значительное ухудшение ситуации, что обусловлено высокими показателями заболеваний, таких как диарея, инфекции дыхательных путей и холера, а также усугубляющейся проблемой отсутствия продовольственной безопасности. К числу наиболее пострадавших мухафаз относятся Аден, Эд-Дали, Хаджа, Эль-Ходейда, Лахдж, Таиз и город Сана, на которые, по прогнозам, в 2021 году придется более половины случаев острого недоедания.

В настоящее время Йемен является одним из наиболее опасных в мире мест для детей. В стране наблюдается высокий уровень инфекционных заболеваний, дети и родители не имеют свободного доступа к плановой иммунизации и медицинской помощи, преобладает нездоровая практика кормления новорожденных и малолетних детей, а также отсутствуют надлежащие санитарно‑гигиенические системы.

Кроме того, и без того хрупкая система здравоохранения испытывает на себе непрямые последствия пандемии COVID-19, которые привели к истощению скудных ресурсов и сокращению числа людей, получающих медицинскую помощь.

Тяжелая ситуация, в которой находятся самые маленькие дети и матери, означает, что любые перебои с оказанием гуманитарной помощи в таких областях, как водоснабжение, санитария и гигиена, питание, продовольственная помощь и поддержка источников средств к существованию, угрожают еще больше ухудшить пищевой статус этих лиц.

На оказание гуманитарной помощи катастрофически не хватает средств. В 2020 году на осуществление плана гуманитарной помощи было выделено 1,9 млрд долл. США из необходимых 3,4 млрд долл. США.

Примечания для редакторов:

С полной версией доклада ККС можно ознакомиться по ссылке:

http://www.ipcinfo.org/fileadmin/user_upload/ipcinfo/docs/IPC_Yemen_Acute_Malnutrition_2020Jan2021Mar.pdf 

http://www.ipcinfo.org/ipcinfo-website/alerts-archive/issue-34/en/ 

Аудиовизуальные материалы доступны по ссылке:

https://weshare.unicef.org/Package/2AM40805FSQX

О ВПП: Всемирная продовольственная программа Организации Объединенных Наций является лауреатом Нобелевской премии мира за 2020 год. Наша организация является крупнейшей в мире гуманитарной организацией, которая занимается спасением жизни людей в чрезвычайных ситуациях и оказанием продовольственной помощи во имя мира, стабильности и процветания людей, преодолевающих последствия конфликта, бедствий и изменения климата.

О ФАО: Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) является специализированным учреждением Организации Объединенных Наций, которая находится во главе международных усилий по искоренению голода. Наша цель заключается в достижении продовольственной безопасности для всех и обеспечении регулярного доступа людей к высококачественному продовольствию, достаточному для активной и здоровой жизни. ФАО, в состав которой входят свыше 194 членов, работает более чем в 130 странах по всему миру.

О ЮНИСЕФ: ЮНИСЕФ работает в наиболее тяжелых в мире ситуациях, помогая детям из самых обездоленных слоев населения. Мы работаем более чем в 190 странах и территориях, неизменно уделяя внимание каждому ребенку, где бы он ни был, с тем чтобы построить более благополучный для всех мир.

О ВОЗ: Всемирная организация здравоохранения обеспечивает в рамках системы Организации Объединенных Наций руководство глобальными усилиями в области общественного здравоохранения. ВОЗ была основана в 1948 году и в настоящее время работает на базе более чем 150 отделений со 194 государствами-членами из шести регионов в целях укрепления здоровья, поддержания безопасного мира и защиты уязвимых слоев населения. Наша цель на 2019–2023 годы заключается в том, чтобы обеспечить всеобщий доступ к медицинским услугам для еще одного миллиарда человек, защитить еще один миллиард людей от чрезвычайных ситуаций в области здравоохранения и улучшить состояние здоровья и сделать более благополучной жизнь еще одного миллиарда человек. 

Йемен на карте мира на русском языке подробно

Карта Йемена. Географическая характеристика

Йемен — самое южное государство Ближнего Востока. Страна расположилась на южном побережье Аравийского полуострова и омывается водами Красного моря с запада и Аденского залива и Аравийского моря с юга и юго-востока. На подробной карте Йемена можно увидеть, что прибрежные воды сходятся в Баб-эль-Мандебском проливе — наиболее оживленном участке торговых маршрутов восточного полушария.

Помимо континентальной части Йемен имеет несколько островных территорий. Архипелаги Ханиш, Эз-Зубайр и остров Камаран в Красном море невелики, но архипелаг Сокотра в Аравийском море — крупнейший в регионе.

Йемен на карте мира: география, природа и климат

Йемен на карте мира простирается на площади 527970 км2, имея 300-500 км в ширину и более 1000 км в длину. Несмотря на то, что протяженность границ страны составляет 1 746 км, наземными соседями страны являются лишь 2 страны: Саудовская Аравия на севере и Оман на востоке.

Северные границы страны достаточно размыты и часто менялись в последние десятилетия, что, впрочем, типично для государств региона.

Восточная граница более стабильна, но на протяжении всех 288 км от пустыни Руб-эль-Хали до самого Аравийского моря представляет из себя ровную прямую линию.

По морю страна граничит с Эритреей и Джибути через пролив и с Сомали в Аравийском море.

Географическое положение

Йемен можно условно разделить на три основных части. Равнинные регионы вытянулись узкой полосой не более 50 км от берега моря. Большая часть страны находится на территории Йеменского высокогорья — горного хребта, протянувшегося от западного побережья до границ Омана. У Красного моря горы имеют наибольшую высоту. Самую высокую точку Аравийского полуострова можно найти именно здесь на карте Йемена на русском языке — это гора Эн-Наби-Шуайб (3666 метров). Ближе к восточной границе горы становятся более пологими и не превышают 1100 метров в высоту. Северные и северо-восточные районы страны находятся в пределах пустыни Руб-эль-Хали — одного из самых безжизненных мест планеты.

Ещё одна характерная региональная особенность — отсутствие постоянных рек и крупных озер. Крупнейшим вади на территории страны является Хадрамаут, расположенный на юго-востоке Йемена. Два раза в год он становится полноценной рекой, однако быстро пересыхает в нижнем течении. В верхнем течении на долгое время остается цепочкой небольших водоемов.

Кроме того, страна лежит в непосредственной близости от продолжения Восточно-африканской рифтовой долины, что делает её подверженной частым землетрясениям разной мощности. В западной части Йемена есть 3 крупных действующих вулканических зоны.

Животный и растительный мир

Континентальные районы Йемена бедны растительностью. Для большей части страны характерна традиционная пустынная флора: сезонные травы, акация, верблюжья колючка и олеандр.

В западных предгорьях присутствуют и вечнозеленые леса, но их площадь сокращается ввиду интенсивного роста населения. Животный мир также типичный пустынный: пресмыкающиеся, паукообразные, мелкие грызуны и хищные птицы.

В предгорных районах фауна разнообразнее — часто встречаются антилопы, газели, каракалы, дикие ослы и аравийские волки.

Морские воды богаты промысловыми видами рыб. Особняком стоит отметить остров Сокотра. Благодаря биологической изоляции, остров богат на различные виды флоры и фауны, до 40 % которых являются эндемичными. Благодаря этому Сокотра занесена в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Климат

Несмотря на то, что страна расположена в зоне аридного климата, для неё характерны повышенная влажность воздуха и несколько большее количество осадков, нежели в других странах Ближнего Востока. В горных регионах юга уровень осадков достигает 1000 мм. Но в большей части страны средний уровень не превышает 150-300 мм, а в пустынных северо-восточных регионах может доходить до минимума.

Побережье Йемена характеризуется высокими средними температурами — от 25°С зимой до 35-40°С летом. Однако нередко столбик термометра переваливает и за 50°С.

Горные районы отличаются значительно более умеренным климатом — от 0°С зимой до 22°С летом. Для пустынных регионов присущи экстремальные амплитуды температур.

Карта Йемена с городами. Административное деление страны

Йемен разделен на 22 мухафазы. Карта Йемена с городами на русском языке демонстрирует, что население сконцентрировано в юго-западных регионах страны. До 1990 года восточная часть страны и всё южное побережье составляло государство Южный Йемен. Сейчас эти территории (65% нынешнего Йемена) содержат в себе лишь около 20 % населения.

Сана

Сана — столица Йемена — располагается в западной части страны в центре горного плато. Значительная высота над уровнем моря (2200 м) сильно смягчает местный климат. Город является одним из ближневосточных центров традиционного ремесла: ювелирного дела, ковроткачества, изготовления различных тканей.

Аден

Аден — главный порт страны и бывшая столица Южного Йемена. Расположен в южной части страны, на побережье одноименного залива. Это важный перевалочный пункт на самом оживленном международном транспортном пути.

Таиз

Таиз — город на юго-западе Йемена, в ста километрах от Баб-эль-Мандебского пролива. Крупный индустриальный центр, однако более известен тем, что является крупнейшим на Аравийском полуострове производителем кофе.

Йемен. Забид, Таиз и Джибла

Наше путешествие по континентальной части Йемена продолжается. Переночевав на побережье Красного моря, мы отправились вглубь страны и, проехав много километров по пустынным землям, добрались до старинного города Забид, в средние века служившего столицей Йемена.


Ещё раньше, с 9 по 12 века, этот город был столицей разных династий и считался крупнейшим центром мусульманства в этой части Аравийского полуострова. О тех славных временах до сих пор напоминает мощная крепость.

Однако с тех пор утекло много воды, Забид зачах и превратился в бедный маленький городишко с населением в 23 тысячи человек. На восстановление его великолепия у Йемена нет денег, и хотя город внесён в список всемирного наследия ЮНЕСКО, он находится в «красной книге» как исчезающий памятник.

Сейчас большая часть улиц Забида выглядит примерно так:

Хотя народ здесь, как и в других частях страны, очень жизнерадостный. Работают салоны красоты:

Продают уличный фаст-фуд — жареную кукурузу:

И какие-то вкусняцкие пирожки во фритюре. Молодой человек предлагал нам попробовать, но мы не рискнули.

Верблюды, как и столетия назад, ходят по кругу и давят масло:

А Наташа неизменно привлекает внимание всех окрестных ребятишек, которые готовы бежать за ней по всему городу:

На улицах встречаются змеи. Насколько они ядовиты, мы проверять не стали. 🙂

Заглянули в старую мечеть.

Здесь, конечно, нет того гламура и размаха, как в Президентской мечети в Сане.

И священные тексты выглядят совсем иначе.

Зато тут можно поспать прямо на полу, в прохладе, когда на улице температура приближается к сорока — и это в самом начале весны!

Весь город похож на что-то промежуточное между разрушенным и ещё не построенным.

Женская мода — пусть всё закрыто чёрным, но как кокетливо выглядывает внизу цветное платье, и сколько смысла в шлёпанцах разных цветов! 🙂

Забид показался нам слишком жарким. Едем дальше. Наши проводники делят свежекупленный кат. 🙂

Наш древний Hyundai Santa Fe выглядит сверхсовременным по сравнению с такими динозаврами, до сих пор бегающими по дорогам Йемена. Кстати, историю фирмы «Тойота» здесь можно изучать на вполне ездящих машинах.

Через каждый десяток-другой километров на дорогах — блок-посты. Солдатам обязательно нужно предъявлять документы на туристов, иначе задержат. Здесь слишком боятся, что туристы едут в машине не по своей воле, а в очередной раз похищены.

Подъезжаем к Таизу — второму по величине городу Йемена и текстильной столице страны. Такого разнообразия тряпок я нигде не встречал — это делает похожим многие улицы города на барахолку.

Над городом на горе стоит крепость. Туда мы ещё заберёмся.

Такой большой город не мог не быть столицей страны. Он и был. Аж два раза в истории.

Повсюду мечети. Здесь ни на минуту не забываешь, что ты в мусульманской стране.

Во дворах мечетей — кладбища.

Детишки.

Вот этот пацан показался Наташе похожим на Гарри Поттера. 🙂

А это, по заверениям наших гидов — лучший фаст-фуд в городе.

На оживлённом перекрёстке прямо на земле сидят посетители и уплетают жуткий деликатес — ВАРЁНУЮ КАРТОШКУ! Нам так долго расписывали все прелести этого необычайного блюда, что мы даже попробовали. Картошка. Варёная. Совершенно обычная. Кстати, вилок у них не предусмотрено вообще — мы попросили вилку, и проводник убежал куда-то минут на пятнадцать искать для нас этот экзотический столовый прибор. Где-то смог его купить и отдал нам со словами: «Вот, не потеряйте. Хорошо, что Таиз — большой город, здесь можно купить даже такие странные вещи!»

Поднимаемся на крепость.

Это уже утро. Восход солнца над Таизом.

Город действительно большой — дома повсюду.

Прощаемся с Таизом, едем дальше.

Следующий пункт — Джибла.

Этот небольшой город тоже был когда-то столицей Йемена — во времена, когда правила королева Арва. Формально властителем считался её муж, однако он был парализован и прикован к постели, поэтому фактически страной управляла женщина. Это, кстати, не единственный пример в Аравии — к востоку от здешних мест правила знаменитая царица Савская (она же Шеба), о которой говорится в Библии.

Арва была весьма коварной дамочкой — она перенесла столицу сюда из Саны, чтобы быть поближе к своему врагу, убившему её отчима. В итоге ей удалось отомстить, заманив негодяя в ловушку. Сама же королева прожила после этого ещё 50 лет и скончалась лишь в 92 года — завидное долгожительство для 12 века! Похоронена Арва здесь, в Джибле.

В городке много узких улочек, петляющих среди древних домов. Без провожатых здесь трудно не заблудиться.

Повсюду натыкаешься на спонтанные рынки, где продаются овощи и фрукты.

Местная чайная:

Впрочем, не все предаются чаепитию. Многие просто отдыхают у дверей мечетей в тенёчке.

Или ведут оживлённые беседы.

А мы возвращаемся в Сану. Подступы к столице охраняют танки.

На въезде развешены такие забавные плакаты. Официально в Сане запрещено ношение оружия, хотя на этот запрет, похоже, все плюют.

На этом мой рассказ о континентальном Йемене заканчивается. Надеюсь, вам было интересно.

В следующий раз начну рассказывать о Сокотре — острове, затерянном между Азией и Африкой. Stay tuned!

Прошлые серии этой истории:

1. Йемен. Сана.
2. Йемен. Прогулки по Сане.
3. Йемен. Рынок Сук-аль-Милх в Сане.
4. Йемен. Окрестности Саны.
5. Йемен. Горы Хараз.
6. Йемен. Путь на Манаху.
7. Йемен. Джабаль Бура’а: с гор в тропический лес.
8. Йемен. Побережье Красного моря.

Старый город Таиз | Всемирный фонд памятников

Исторический город

Исторический город Таиз является третьим по величине городским центром Йемена. Первоначально укрепленная позиция, когда династия Сулайхид правила Йеменом в одиннадцатом веке, позже стала цитаделью Айюбидов и местом сокровищницы Айюбидов. Кварталы города росли ниже укрепленной цитадели, и Таиз достиг своего золотого века как столица династии Расулидов, правившей всем Йеменом в 1229–1454 годах.Таиз занимал перекресток в Расулид Йемен, государство, основанное в основном на торговле и коммерции. Известно, что султаны Расулидов построили в Таизе роскошные дворцы, а также мечети и медресе, хотя от этого периода истории города сохранились только три религиозных памятника.

Часы World Monuments 2018

Таиз был полем битвы в гражданской войне, охватившей Йемен с начала 2015 года, и истоки которой лежат в массовых протестах, вспыхнувших в крупных городах в феврале 2011 года.Конфликт сталкивает повстанческие силы хуситов и боевиков, верных бывшему президенту страны, против правительственных сил Йемена, поддерживаемых коалицией иностранных государств во главе с Саудовской Аравией. С 2015 года конфликт унес жизни более 10 000 мирных жителей и оставил миллионы людей, остро нуждающихся в гуманитарной помощи. В Таизе повстанцы первоначально захватили цитадель, которая впоследствии стала объектом бомбардировок и была повреждена в результате авиаудара в мае 2015 года. В течение двух лет город находился в осаде со стороны повстанцев, которые пытались вырвать контроль над ним у правительства.В 2016 году музейный комплекс Таизз подвергся обстрелу, а его коллекция рукописей была уничтожена, а историческая мечеть XVI века была взорвана экстремистами. Еще больше исторических зданий было повреждено в результате обстрелов и уличных боев между повстанческими ополченцами и силами сопротивления. Всемирное дежурство памятников 2018 года является выражением озабоченности по поводу защиты исторической застройки Тайизза и благополучия его граждан. Дозор также поддерживал усилия студентов местных университетов и других добровольцев по выявлению критически важных зданий и проведению аварийного ремонта, а также по продолжению процесса подготовки плана сохранения старого города, прерванного войной.

Аварийный ремонт и обучение навыкам

В конце 2018 года Всемирный фонд памятников и Всемирный фонд памятников Великобритании получили грант Фонда защиты культуры Британского совета для поддержки обучения навыкам сохранения, постконфликтного планирования и физического восстановления в историческом городе Таиз, Йемен, на основе ранее оказанной поддержки. от частного донора из США. Проект включал в себя сотрудничество с Генеральной организацией древностей и музеев (GOAM) Таиза для проведения аварийного ремонта и реставрационных работ в Национальном музее и Куббат аль-Хусайнии, важном мавзолее османской эпохи.

В феврале 2020 года в Национальном музее прошел День дозора, посвященный сохранению его фасадов. К Watch Day присоединились сотрудники Национального музея, а также члены сообщества, и он включал художественную презентацию, в том числе короткое видео с подробным описанием процесса реставрации и церемонию вручения сертификатов об окончании работ персоналу GOAM.

При поддержке второго гранта Фонда защиты культуры Британского совета WMF инициировал дополнительный этап работ в Национальном музее, включающий реставрацию всех его интерьеров.Ожидается, что стабилизация Куббат аль-Хусайнии и реставрация интерьеров Национального музея будут завершены весной 2021 года.

С 2020 года грант Фонда ALIPH также поддерживает восстановление Музея наследия и подготовку всего музейного комплекса Таиз. Ожидается, что этот этап проекта будет завершен к концу 2021 года.

Последнее обновление: февраль 2021 г.

Кризис, которому не видно конца: как продолжающийся кризис в провинции Таиз продолжает подвергать риску мирных жителей — Йемен

ВВЕДЕНИЕ

Вот уже почти шесть лет мирные жители несут основную тяжесть конфликта в Йемене.
Продолжаются активные боевые действия, включая авиаудары, обстрелы и наземные бои. Все стороны конфликта проявили пренебрежение к международному гуманитарному праву (МГП), нападая на гражданских лиц и гражданскую инфраструктуру, включая дороги, медицинские центры и медицинские учреждения, школы, фабрики, инфраструктуру водоснабжения и электроснабжения, фермы, общественные рынки и гражданские автомобили. Пострадали даже поселки для внутренне перемещенных лиц (ВПЛ).

Декабрь 2020 года исполняется два года с тех пор, как враждующие стороны собрались вместе, чтобы подписать Стокгольмское соглашение, соглашение при посредничестве ООН, которое состояло из трех частей:

  1. Худайдское соглашение, которое включало обязательство о прекращении огня в городе Худайда и портах Красного моря Худайда, Салиф и Рас Исса, а также «взаимное передислокацию сил»;

  2. Соглашение об обмене заключенными, направленное на освобождение в общей сложности более 15 000 заключенных и задержанных; и

  3. Таизская договоренность, в соответствии с которой стороны договорились создать совместный комитет для рассмотрения ситуации в Таизе, городе, который находился в осаде после эскалации конфликта в 2015 году.

В Стокгольме впервые за более чем два года встретились международно признанное правительство Йемена и руководство «Ансар Аллах», и это стало важной возможностью для дальнейшего обсуждения.
Однако, спустя два года, результаты мирных переговоров все еще лишь частично ощущаются на местах.

Был достигнут некоторый прогресс по первым двум частям соглашения: крупномасштабного штурма города Худайда удалось избежать, и в октябре 2020 года было освобождено более 1000 заключенных.Однако не было предпринято никаких согласованных усилий для продвижения реализации Понимания Таиз.

В марте 2020 года Генеральный секретарь ООН призвал противоборствующие стороны заключить общенациональное прекращение огня в Йемене, чтобы обеспечить эффективный ответ на пандемию COVID-19. Функционирует только 51% медицинских учреждений Йемена, и в стране крайне низкий потенциал тестирования, в общей сложности всего 700 коек для интенсивной терапии и всего 500 аппаратов ИВЛ на население более 30 миллионов человек.Несмотря на это, насилие продолжается на многих передовых рубежах, в том числе в Худайде, Марибе, Аль-Джауфе, Таизе, Аль-Дали, Абьяне и некоторых частях Саны.

На протяжении всего конфликта защита гражданских лиц оставалась серьезной проблемой. Почти 4 миллиона человек были вынуждены покинуть свои дома, в том числе более 166 000 в 2020 году. Многие из них испытали многочисленные волны перемещения из-за смещения линий фронта или проливных дождей и наводнений, которые разрушили их временные убежища. Женщины, мужчины, девочки и мальчики в Йемене — особенно те, кто были перемещены или принадлежат к маргинализованным группам, таким как мухамашины, — столкнулись с огромными рисками для своей безопасности и благополучия.Отсутствие доступа к услугам еще больше подорвало их защиту и заставило их использовать негативные механизмы выживания, чтобы выжить.

Гуманитарные организации в Йемене продолжают сталкиваться с серьезными проблемами на фоне растущей зависимости от гуманитарной помощи как единственного средства выживания для миллионов людей. Услуги по защите, включая приюты для переживших гендерное насилие, часто запрещаются властями, в то время как острая нехватка финансирования привела к прекращению оказания помощи по спасению жизней.Например, количество общественных центров, предоставляющих услуги по защите, в том числе для переживших гендерное насилие и сексуальные надругательства, упало с 37 в 2019 году до всего 19 в 2020 году из-за нехватки средств.

В Йемене мало других мест, где конфликт так сильно повлиял на жизнь простых йеменцев, чем провинция Таиз. Город Таиз, столица мухафазы, был в центре одних из самых ожесточенных боев, которые видел Йемен, в первую очередь между Ансар Аллах, который контролирует большую часть северного Йемена, и международно признанным правительством, поддерживаемым коалицией во главе с Саудовской Аравией и ОАЭ. .

В этой информационной записке излагаются некоторые из основных проблем защиты, с которыми сталкиваются ВПЛ и принимающие общины в провинции Таиз. Он основан на шести обсуждениях в фокус-группах (ОФГ) с членами сетей защиты на уровне сообществ Oxfam (CBPN) из 18 ВПЛ и принимающих сообществ. Встречи проводились с отдельными группами мужчин и женщин в двух местах в провинции Таиз в октябре 2020 года. Индивидуальные интервью были также проведены с сотрудниками 10 местных гуманитарных организаций, базирующихся в Таизе.

Выводы рисуют мрачную картину. Люди объяснили, что они больше не чувствуют себя в безопасности и не могут получить доступ к основным услугам, необходимым им для выживания, включая еду, чистую воду и здравоохранение. Многие из них были перемещены более одного раза за последние шесть лет, и продолжающийся конфликт оказал разрушительное воздействие на их здоровье и благополучие. Многие косвенные последствия конфликта, в том числе нехватка услуг, отсутствие возможностей для получения средств к существованию и напряженность между сообществами, которые были объединены и вынуждены совместно использовать ограниченные ресурсы, также усиливают чувство незащищенности людей и побуждают их принимать отчаянные меры, которые часто представляют свои собственные риски.

Преступники, ставшие саудовскими наемниками, терроризируют йеменскую провинцию Таиз

Не имея работы и вооруженные до зубов, бывшие наемники, покинувшие саудовско-хуситскую линию фронта, теперь бродят по провинции Таиз, терроризируя жителей города и грабят, когда считают нужным.

Fares * — один из них. В 2014 году он был признан виновным в убийстве человека и ограблении его дома и был отправлен в центральную тюрьму города Таиз в ожидании казни.

Но силы хуситов при поддержке войск, верных бывшему президенту страны Али Абдулле Салеху, вторглись в Таиз 22 марта 2015 года, захватив военный аэропорт и другие ключевые части города.

Смерть йеменского военачальника разожгла партизанские столкновения в Таизе

Прочитайте больше »

Боевые действия в конце концов достигли тюрьмы Фареса в июне того же года, и сотни заключенных, включая Фареса, смогли бежать из тюрьмы во время столкновений.

Многие из беглых заключенных не вернулись в свои дома, а вместо этого приняли участие в боевых действиях в Таизе.

Фарес присоединился к поддерживаемым Саудовской Аравией проправительственным силам в Таизе и воевал около двух лет.

Несмотря на перемирие и обмен пленными, битва за город продолжается и по сей день.

Самопровозглашенный шейх

Фарес затем присоединился к боевым действиям еще на два года в качестве наемника на границе с Саудовской Аравией, чтобы помочь защитить королевство от хуситов. Затем он вернулся в свою деревню недалеко от Таиза в 2019 году, изображая себя военачальником.

Помня его криминальное прошлое, никто из жителей его деревни не осмелился бросить ему вызов.

Через несколько месяцев Фарес, которому сейчас за 40, на свои деньги собрал вокруг себя несколько вооруженных людей и представился шейхом своего родного города и окрестных деревень.

Некоторые друзья Фареса, которые также вернулись с боев на границе с Саудовской Аравией, начали делать то же самое в своих близлежащих районах.

При ежемесячной зарплате в 6000 йеменских риалов (800 долларов США) наемники, сражающиеся на границе, могут легко превзойти обычных йеменских солдат, которые зарабатывают десятую часть этой зарплаты. Набрать бойцов в свое окружение несложно.

Репатрианты также поддерживают друг друга и установили хорошие отношения с службами безопасности в своих районах, так как у них там есть друзья.

Итак, была создана сеть бывших наемников, которые наложили ряд ополченцев на измученных войной людей Таиза.

‘Они собирались убить меня’

Сначала Фарес набрал около 10 вооруженных охранников, меньше, чем у обычного йеменского шейха. Затем он искал землю, принадлежащую уязвимым людям, у которых не было мужчин, которые могли бы защитить ее.

Все стороны войны в Йемене обвиняются в произвольных задержаниях и исчезновениях: отчет

Прочитайте больше »

«Я обрабатываю свою землю с детства, поскольку унаследовал ее от отца.А теперь так называемый шейх и члены его банды захватили его », — сказал Middle East Eye Ахмед *, житель Таиза.

«Я пытался им помешать, но они стреляли в меня и собирались убить. Как видите, я старик, а мои сыновья образованные люди, поэтому они не могут противостоять вооруженным людям ».

Ахмед сказал MEE, что он молится, чтобы Аллах отомстил Фаресу и его людям, так как у него нет никого, кто мог бы ему помочь.

Вооруженных людей можно увидеть повсюду в Таизе, а поскольку ополченцы сильнее местных армейских частей, никто не может предотвратить происходящее.

«Я пошел к нашему шейху, чтобы пожаловаться, но он сказал мне, что он больше не шейх и хочет жить в мире, потому что мой враг [Фарес] — дикарь», — сказал Ахмед.

Его деревня находится далеко от того места, где живет Фарес, но, тем не менее, он реквизировал свою землю, так как она расположена недалеко от главной улицы деревни и является ценной.

«Я пошел к вору и сказал ему, что это моя земля, и что он даже не принадлежит деревне, так как он теперь может владеть моей землей», — сказал Ахмед.

«Он сказал мне, что купил эту землю у друга на границе с Саудовской Аравией. Это нелепый предлог ».

‘Они воры и убийцы’

Ахмед решил подать жалобу в местное управление безопасности на следующий день, но был потрясен, обнаружив, что за это отвечает друг Фареса, поскольку он был «революционером» — термин для человека, который воевал против хуситов.

«Раньше мы думали, что служба безопасности поддерживает угнетенных людей или, по крайней мере, рассматривает их жалобы.Но когда я сказал офицеру, что жалуюсь на Фареса, он сразу сказал: «Этот шейх не грабит земли», — вспоминал он.

Когда Ахмед вышел из офиса, он встретил на улице десятки людей, у которых были похожие проблемы с Фаресом или другими лидерами банд, которые захватили их земли и дома, но не имели никого, кто мог бы им помочь.

«Странно, что головорезы теперь контролируют Таиза под предлогом защиты Таиза от хуситов», — сказал Ахмед.

«Мы знаем, что они воры и убийцы, а сегодня они лидеры.”

«Мы сражаемся с хуситами, Эмираты поддерживают ополченцев, сражающихся против нас, и никто не поддерживает нас, поэтому сейчас не лучшее время для борьбы с бандами»

— Источник в офисе охраны «Таиз»

На просьбу прокомментировать обвинения Фарес сказал MEE: «Все это обвинения, и любой может обратиться в службу безопасности или в суд с жалобой».

Он отказался сообщить какие-либо подробности жалоб.

Источник в службе безопасности Таиза на условиях анонимности сказал MEE: «Мы живем в военное время, и это нормально, когда такие банды грабят имущество мирных жителей.

«Могу подтвердить, что после войны угнетенные люди могут восстановить свое имущество».

Источник сказал, что пока они не могут вмешиваться и бороться с бандами.

«Мы сражаемся с хуситами, Эмираты поддерживают ополченцев, борющихся против нас, и никто не поддерживает нас, поэтому сейчас не лучшее время для борьбы с бандами», — сказал он.

‘Мы только что взяли труп и похоронили хозяина’

Не все йеменцы, которые воевали на стороне Саудовской Аравии в качестве наемников, столь жестоки и беззаконны.

Йемен уже был самой бедной страной региона до начала войны в 2015 году, и большие зарплаты за боевые действия на границе были заманчивыми для многих бедных йеменцев, которые предпочли бы жить тихо.

Однако сотни убийц, воров и других преступников присоединились к боевым действиям, но затем вернулись домой, чтобы возобновить свои преступления, на этот раз с усилением насилия.

Салим *, 30 лет и еще один житель провинции Таиз, подозревался в серии краж со взломом и в 2017 году убил своего друга во время ссоры из-за раздела украденных вещей.

Сана сотрясается от сильнейших авиаударов за последние

лет по столице Йемена. Прочитайте больше »

«Он бежал из деревни и исчез до начала 2020 года, когда мы узнали, что он участвовал в боевых действиях на границе с Саудовской Аравией», — сказал MEE 49-летний житель Таиза Ахмед Амин.

«Он вернулся в деревню с некоторыми деньгами, нанял нескольких охранников и возобновил свою деятельность, но на этот раз он забирает землю и дома, а не мебель и предметы, как раньше».

Те, кто сражался против хуситов, считают себя освободителями Таиза, и их статус устрашает любого, кто желает, чтобы им можно было противостоять.

«Пока Салим пытался захватить землю, ее хозяин пытался помешать ему, но Салим убил его и ушел», — сказал Амин.

«Никто не осмелился сказать что-либо Салиму, поэтому мы просто взяли труп и похоронили хозяина».

Салим теперь захватил землю, и ни служба безопасности, ни армия не готовы взять его под стражу даже на день.

«Убийца остается убийцей», — сказал Амин.

«Этот человек убивал раньше, а сегодня он все еще убивает людей и грабит их имущество, но на этот раз с большей силой.”

‘Я надеюсь, что хуситы захватят Таиз’

Беззубость правительства и армии перед лицом таких вопиющих злоупотреблений и воровства вызвала у жителей Таиза гнев и ярость. Некоторые даже надеются, что хуситы вернут Таиз и положат конец этому беззаконию.

«Хуситы управляют своими частями страны, там есть безопасность, судебная система и суды, и никто не осмеливается грабить имущество людей таким жестоким способом», — сказал Амин.

«Эти головорезы говорят, что они освободители, но на самом деле они воры, поэтому я надеюсь, что хуситы захватят Таиз и освободят нас от них.”

Ахмед, который потерял свою землю из-за Фарес, также надеется, что хуситы захватят Таиз.

«Мы не слышим о таких бандах в районах, контролируемых хуситами, и никто не будет мстить за нас, кроме хуситов», — сказал он.

«Я молю Аллаха освободить нас от этих головорезов и поддержать хуситов, чтобы они захватили Таиз».

* Имена не настоящие

Эта статья доступна на французском языке в французском издании Middle East Eye.

Новая гуманитарная | В Таизе некоторые йеменцы предпочитают войну — и дом — перемещению

После более чем четырех лет боевых действий жизнь некоторых из трех йеменцев стала невыносимой.6 миллионов перемещенных лиц делают то, что когда-то казалось немыслимым выбором: они возвращаются в Таиз, горячую точку, которая не видела передышки от насилия войны.

Одним из таких людей является Саиф Ахмед Саиф, чей район на юго-западе города превратился в линию фронта примерно через месяц после начала войны в Йемене в марте 2015 года.

В апреле того же года в его районе Таиз начались обстрелы. В конце 2015 года 19-летний брат Саифа Мохаммед был убит снайпером недалеко от дома семьи.

Итак, Саиф, его мать и четверо его оставшихся братьев и сестер присоединились к сотням тысяч других и покинули город.

В то время как Саиф был в безопасности от пуль, 22-летний Саиф описывает более чем двухлетнее перемещение своей семьи как «худшее время» в своей жизни.

Его семье сравнительно повезло: вместо того, чтобы спать во временном убежище или школе, они смогли остаться в доме родственника в сельской провинции Таиз. Но Саиф изо всех сил пытался найти работу, а в семье не было электричества.Чтобы получить базовую медицинскую помощь, им пришлось преодолевать 10 километров по каменистым дорогам — обузой из-за высоких цен на бензин.

Итак, семья вернулась в Таиз в апреле 2018 года, несмотря на опасность — теперь дом Саифа находится примерно в двух километрах от активной линии фронта. Он и ему подобные говорят, что, хотя насилие продолжается, легче найти работу и приличное место для сна, не говоря уже о доступе к гуманитарной помощи, в городе, чем в тех районах, из которых они вернулись.

«Мы стараемся избегать снайперов, закрывая окна в направлении боя, мы не включаем свет ночью и не выходим после захода солнца», — сказал Саиф.«Город не совсем безопасен, но жизнь среди сражений лучше, чем жизнь перемещенной семьи».

Невозможно точно сказать, сколько людей пошло по тому же пути, поскольку ООН не может собирать данные о возвращении в Таиз с ноября прошлого года. На момент публикации этих статистических данных провинция занимала третье место по количеству возвращающихся в стране. Недавние анекдотические свидетельства, полученные от жителей и сотрудников гуманитарных организаций за последний месяц, свидетельствуют о том, что, хотя мирные жители все еще покидают город, другие возвращаются на одно из самых давних полей сражений Йемена.

Текущее население города Таиз оценивается примерно в 200 000 человек по сравнению с 600 000 до войны. Но хотя в некоторых частях города по-прежнему нет мирных жителей, местные сотрудники по оказанию помощи заметили рост людей, возвращающихся в город, и последующий рост потребностей.

Один работник гуманитарной помощи, который говорил на условиях анонимности, поскольку ему не было разрешено общаться со СМИ, сказал, что, несмотря на продолжающиеся боевые действия, «люди предпочитают умереть в своих домах, а не бежать… Многие ВПЛ столкнулись с такими плохими условиями, что некоторые считают, что им отказано в чувстве собственного достоинства ».

Он сказал, что после побега из города люди, которые владели собственными домами в Таизе и когда-то вели безбедное существование, «прибегали к попрошайничеству на улицах, чтобы прокормить своих детей».

Беспощадная битва за Таиз

Война в Йемене, в которой мятежники-хуситы столкнулись с правительством Абд Раббу Мансура Хади (поддерживаемого коалицией, возглавляемой Саудовской Аравией и ОАЭ), была жестокой и долгой.По оценкам Проекта данных о местоположении и событиях вооруженного конфликта, ACLED, с 2015 года в результате конфликта погибло более 11700 мирных жителей, не считая смертей от холеры или голода.

Но также были длительные тупики, и районы страны оставались относительно спокойными, несмотря на насилие.

Таиз, который является столицей одноименной южной прибрежной провинции, подвергся серии осад, но после боевых действий почти не было передышки. Гуманитарный доступ к гражданскому населению в некоторых частях города долгое время был затруднен: еще в 2016 году люди использовали своих ослов для контрабанды кислородных баллонов в город.

Это привело к повсеместному и продолжающемуся перемещению: по состоянию на ноябрь 2018 года, когда миграционное агентство ООН, МОМ, в последний раз смогла собрать статистические данные о перемещении и возвращении для всех 21 провинции страны, более 411000 человек из провинции Таиз покинули свои дома. . Это четвертый по величине показатель среди провинций Йемена.

Более свежие данные МОМ показывают, что люди продолжают покидать свои дома, и в этом году в провинции Таиз было перемещено более 19 000 человек.

Но люди тоже возвращаются в Таиз. В ноябре МОМ сообщила, что более 148 000 человек из Таиза вернулись к своим «обычным местам проживания» либо в городе, либо в другом месте.

Многие репатрианты, такие как Саиф, вернулись в дома, невероятно близкие к месту насилия, от которого они изначально бежали.

Салама Яхья покинула город в 2015 году с мужем и семью детьми. Они направились на север к импровизированному лагерю в районе под названием аль-Хавбан. Яхья, которой за сорок, говорит, что туда им приходилось носить в канистрах воду из ближайшей мечети.Также не было электричества и еды. У некоторых из ее детей наблюдались симптомы холеры — болезни, которая особенно быстро распространилась в неофициальных лагерях Йемена из-за отсутствия санитарных условий.

«Нам некому было помочь, — сказал Яйха. «Моим детям приходилось бросать учебу и ходить на работу, иногда прося милостыню у проходящих мимо людей».

Муж Яхьи инвалид и не может работать, и в течение многих лет семья зарабатывала деньги, собирая бутылки и продавая их на перерабатывающих заводах в городе Таиз.Заводы были закрыты в начале войны, но когда некоторые вновь открылись, Яйха воспользовалась шансом заработать и вернула свою семью домой.

«В то время как сражения продолжаются, мои дети изо всех сил пытаются обеспечить достойную жизнь для своей семьи», — сказала Яя. «Это опасно, но дом — лучшее, и, по крайней мере, теперь мы не зависим ни от кого, кроме самих себя».

«Город небезопасен, — продолжила она. «Много раз пули попадали в наш дом, но у нас не было другого выбора [кроме как вернуться]».

Гуманитарная помощь

Местные и международные НПО делают все возможное, чтобы оказать помощь всем, кто в ней нуждается, будь то перемещенные лица или местные жители, сказал местный гуманитарный работник.Тем не менее, он отметил, что они не могут охватить всех: «Каждый день появляется все больше людей, которым нужна помощь, так что это серьезная проблема».

Агентство ООН по делам беженцев, УВКБ ООН, которое также оказывает помощь внутренне перемещенным лицам, не ответило на вопросы о возвращении в Таиз или о предоставлении помощи в провинции.

Когда Мариам Хасан бежала из Таиза в 2015 году вместе со своим мужем и 10 детьми после того, как их дом был обстрелян и двое детей получили ранения, она слышала, что перемещенным лицам, таким как она, будет предоставлено питание и приличное жилье, сказала она.

Но в том же лагере, где остановился Яхья, сказал Хасан, помощь доставлялась редко, и ее было недостаточно, чтобы прокормить всю семью. «В перемещении мы страдали от голода», — сказала она. «Мы не получали еды … ни от одной организации».

Сейчас в городе, сказал Хасан, она, по крайней мере, регулярно получает продовольственную помощь.

Что касается Саифа, то его жизнь в Таизе далека от нормальной — по-прежнему не хватает элементарных услуг, не говоря уже о постоянной угрозе насилия.Но он нашел работу поваром в ресторане, и его отец, который до потери работы жил в Саудовской Аравии, тоже вернулся.

В целом, Саиф считает, что возвращение в Таиз было правильным шагом. «У меня было только два выбора: жить на поле боя или в качестве перемещенного лица», — сказал он. «Я просто надеюсь, что эта жестокая война закончится, и мы сможем вернуться к нормальной жизни».

(ВЕРХНЕЕ ФОТО: Зайд аль-Мавшеки, район Саифа Ахмеда Саифа в Таизе, сейчас находится примерно в 2 км от активной линии фронта.)

na-s / as / js / il

йеменских жителей Таиза все еще тонут в бедах, несмотря на сделку

6 декабря 2019 г.

18 ноября поддерживаемое ООН правительство Йемена вернулось из ссылки в Саудовской Аравии в Аден в соответствии с соглашением о разделении власти, которое вселило надежды на новую главу мира, безопасности и развития. В течение последних двух месяцев Эр-Рияд работал над соглашением между правительством и сепаратистским Южным переходным советом (ЮПС) — разработкой, призванной положить начало политическому партнерству между сторонами после их кровавых столкновений.

Однако не все йеменцы в этом убеждены.

Аден стал свидетелем кровавой драки в августе, завершившейся захватом города сепаратистами и быстрым развалом правительственных сил после трех дней столкновений. Благодаря соглашению, заключенному при посредничестве Эр-Рияда, правительство теперь снова в Адене, что может стать позитивным поворотным моментом для контролируемых правительством провинций, особенно на юге.

Но по крайней мере одна южная провинция — Таиз — имеет мало шансов избавиться от ужасного, многослойного положения, которое она перенесла.В течение последних пяти лет одноименный город подвергался жестоким войнам и неумолимой осаде. Развивается гуманитарная катастрофа, и продолжают всплывать эпидемии. Гражданские лица несут основную тяжесть тяжелых потерь.

Житель Таиза Мохаммед Абдулмалик не надеется на возвращение правительства в Аден. «Я не оптимистично настроен по поводу сближения между правительством и южными сепаратистами, и нынешняя операция правительства из Адена не улучшит ситуацию в Таизе», — сказал Абдулмалик Al-Monitor.

«Даже если правительство хочет облегчить страдания людей здесь, оно не в состоянии сделать это. Правительство не могло защитить себя в Адене, и мы не ожидаем, что это правительство придет нам на помощь », — добавил он.

26 ноября Международный комитет Красного Креста (МККК) сообщил, что в Таизе произошла новая вспышка лихорадки денге. Агентство сообщило, что там зарегистрировано более 3500 случаев лихорадки денге и десятки смертей. «Вы можете себе представить, что в условиях насилия и боевых действий борьба с этой эпидемией является большой проблемой», — сказал журналистам Роберт Мардини, наблюдатель МККК при ООН.

Проживая в Таизе несколько лет, Абдулмалик сказал, что гуманитарная ситуация все больше ухудшается, а усилий организаций ООН и благотворительных агентств недостаточно, чтобы остановить распространение эпидемий или помочь мирным жителям преодолеть свои экономические проблемы.

Амер Даакам, политический писатель из Таиза, отвергает возможность того, что Таиз выздоровеет в ближайшее время из-за своего тяжелого состояния здоровья и экономического положения. «Решить проблему в Таизе крайне сложно. Во-первых, правительству необходимо положить конец осаде города хуситами, а это трудная задача.Во-вторых, правительству необходимо предотвратить дальнейшие внутренние столкновения [между поддерживаемыми Ираном хуситами и правительственными силами] в городе Тайз. Если эти два условия будут выполнены, другие проблемы будет легче решать », — сказал Даакам Al-Monitor. «Ситуация с безопасностью в Таизе нестабильна».

В конце ноября премьер-министр Йемена Маин Абдулмалик встретился с губернатором провинции Таиз Набилем Шамсаном в городе Аден для обсуждения вопросов безопасности, государственных услуг и общей ситуации. Премьер-министр сказал, что сделка о разделении власти между правительством и STC устранит дисбаланс в сфере безопасности во всех районах, свободных от хуситов, и Таиз возглавляет список приоритетов правительства.

Похоже, что у правительства есть пакет корректирующих процедур для улучшения сектора услуг и стабилизации городов, находящихся под его юрисдикцией. Но еще неизвестно, сохранится ли соглашение о разделе власти или развалится.

Тайсир аль-Самей, заместитель менеджера по информации в офисе Министерства здравоохранения в Таизе, сказал, что события вселяют в него надежду для всех подконтрольных правительству провинций, включая Таиз.

«Я с оптимизмом смотрю на возвращение премьер-министра и других правительственных чиновников.Очевидно, это шаг к улучшению. Правительство будет способствовать поддержке местных властей Таиза таким образом, чтобы это служило интересам населения », — сказал Самей Al-Monitor.

Ухудшающаяся система здравоохранения в городе породила множество эпидемий, по словам Самей: «Сектор здравоохранения является неотложным приоритетом. Если не будет предпринято никаких действий по сдерживанию вспышки болезней, пострадает больше людей и увеличится число смертей ».

Он отметил, что с начала этого года управление здравоохранения в Таизе задокументировало около 10 000 случаев лихорадки денге и 10 смертельных случаев.«Масштабы трагедии совершенно очевидны, и правительство хорошо осведомлено о гуманитарном кризисе в городе. Мы надеемся, что правительство не оставит камня на камне, чтобы поддержать Таиза и вывести его из нынешнего состояния », — добавил он.

В 2015 году йеменские хуситы свергли правительство и захватили огромные территории в стране. Арабская коалиция под руководством Саудовской Аравии вмешалась в то время, чтобы поддержать правительство. С тех пор Таиз был разделен между правительственными войсками Йемена и хуситами.Обе стороны присутствуют в разных районах Таиза. Хуситы строго контролируют въезды в город, что затрудняет доставку припасов всем. Это также заставляет людей совершать длительные обходные пути, когда они переезжают в город или выезжают из него.

«Осада хуситов задушила нас и сделала нашу жизнь мучительной. Сегодня мне нужно провести пять часов, путешествуя из контролируемой правительством части города Тайз в контролируемый хуситами район Хавбан. До войны это расстояние можно было преодолеть на машине за 20 минут », — сказал Мохаммед Абдулмалик.

Ахмед, проправительственный солдат из города Таиз, который предпочел не называть своего полного имени, не может скрыть своего разочарования по поводу существующего положения вещей. Он сказал Al-Monitor: «Людям здесь есть за что бороться. Нам нужно бороться с эпидемиями, тяжелыми условиями жизни и жесткой осадой хуситов. Мы все ждем, когда война закончится ».

Йемен: число жертв среди детей в Ходейде и Таизе стремительно растет, мировые лидеры собираются встретить

Октябрь стал самым смертоносным месяцем для йеменских детей и их семей в этом году, предупреждает организация «Спасите детей».

Эскалация боевых действий в горячих точках Йемена Ходейда и Таиз привела к наибольшему количеству жертв среди детей за последний год. Всплеск произошел накануне саммита G20 в соседней Саудовской Аравии в эти выходные, на котором мировые лидеры обещают «беспрецедентные меры по защите наиболее уязвимых». [1]

Согласно данным, проанализированным организацией «Спасите детей», по меньшей мере 29 детей были убиты или ранены в двух городах в октябре [2] из-за возобновления боевых действий — на 55% больше, чем в в среднем в 2020 году.В результате насилия дети и их семьи оказываются зажатыми между снарядами, бомбами и пулями в ежедневных нападениях на мирных жителей.

Число мирных жителей, убитых или раненых в этих горячих точках конфликта, почти удвоилось в октябре по сравнению со средним показателем за предыдущие девять месяцев. По всей стране в октябре было зарегистрировано 228 жертв среди гражданского населения — это самый высокий ежемесячный показатель с сентября 2019 года. Больше всего пострадали дети, поскольку на них приходится четверть жертв конфликта, зарегистрированных в этом году.

Этот всплеск насилия произошел почти через два года после подписания Стокгольмского соглашения, направленного на прекращение боевых действий в Ходейде и Таизе. [3] Активизация боевых действий в Ходейде вызывает особую озабоченность, сказал «Спасите детей», поскольку его порт является воротами для 70 процентов всего импорта в Йемен [4] . Даже временное закрытие снижает доступность продуктов питания для уязвимых семей, в тот момент, когда страна находится на грани голода, предупредила благотворительная организация [5] .

Ущерб, причиненный в результате обстрела дому семьи Хамди.

Группа «Спасите детей» в Ходейде отмечает рост числа раненых детей. С июня отряды «Спасите детей» приняли 40 детей, искалеченных в результате боевых действий в этом районе. В Таизе бригады наблюдают за поступлением ужасных случаев, например, с семьей Хамди *, попавшей под артиллерийский обстрел. Хамди *, 16 лет, был тяжело ранен осколком и теперь не может ходить и ходить в школу.

«Я вошел в дом, чтобы лечь спать, как вдруг я очнулся от звука взрыва и пыли, заполнившей все помещение.Я не осознавал, что получил травму колена, поэтому, вставая, чтобы идти, я упал. Моя беременная тетя находилась в одной комнате со мной и тоже была ранена. Мои младшие братья были поражены осколками и доставлены в больницу вместе с другими ранеными в моей семье », — говорит Хамди . «Самая трудная часть в моей жизни сейчас — это то, что я не могу ходить и видеть, как другие дети ходят и играют».

Хамди * также потерял свою тетю Нуру *, поскольку он жил с ней во время обстрела их дома.Нура * была беременна и серьезно пострадала в результате обстрела, когда ее доставили в больницу, где ее ребенок был доставлен через кесарево сечение, когда она находилась в коме. Ее ребенок выжил, но Нура * умерла от полученных травм вскоре после этого, оставив своего новорожденного и двух других детей сиротами.

Ксавье Жубер, страновой директор фонда «Спасите детей» в Йемене, сказал:
«Пока мировые лидеры встречаются на саммите G20 под руководством Саудовской Аравии, йеменские дети будут жить в страхе дома, поскольку война продолжает уносить смерть их поселки и города.Всплеск насилия в Ходейде и Таизе показывает, что сейчас более чем когда-либо пора договориться и осуществить общенациональное прекращение огня в качестве шага к прочному миру.

«Поскольку лидеры G20 ищут решения для защиты жизней во всем мире, они должны призвать стороны конфликта вернуться за стол переговоров, а также членов G20, которые продолжают продавать оружие Саудовской Аравии и Эмиратам. возглавляемая коалицией, немедленно прекратить и отменить оружейные сделки. Эти продажи оружия подпитывают эту разрушительную войну, которая продолжает убивать и калечить детей по всему Йемену, поскольку число жертв среди детей в результате авиаударов с июня увеличилось в пять раз по сравнению с предыдущим кварталом.”

* Имена изменены для защиты личности

ПРИМЕЧАНИЯ ДЛЯ РЕДАКТОРОВ:

Больше фотографий и аудио-интервью Хамди * можно найти здесь.

Узнайте больше о нашей реакции в Йемене.

Для получения дополнительной информации или запросов на интервью обращайтесь по телефону:

[1] Согласно официальному объявлению, Саммит лидеров G20 с темой «Реализация возможностей 21 века для всех» https: // g20.org / en / media / Documents / G20SS_PR_G20% 20Leaders ‘% 20Summit% 20Announcement_EN.pdf

[2] Данные проекта мониторинга гражданского воздействия https://civilianimpactmonitoring.org/

[3] https: // osesgy.unmissions.org/full-text-stockholm-agreement

[4] https://reliefweb.int/report/yemen/undp-support-vital-hodeidah-ports-sets-pace-sustainable-peace- Йемен

[5] https://apnews.com/article/virus-outbreak-sanaa-famine-david-beasley-united-nations-ff4efada3f17362917ec63d6ad1342ab

Таиз на пересечении йеменской войны

01

Более широкая йеменская война состоит из различных индивидуальных конфликтов и сотрудничества между местными и региональными игроками, и нет места, где эти сложности пересекаются больше, чем Тайз.Город традиционно был культурной столицей Йемена, его жители были высокообразованными и политически активными, с более широкой провинцией, включая стратегический участок земли, пролегающий вдоль побережья Красного моря от пролива Баб-эль-Мандеб мимо портового города Моха. Таиз считается воротами в южный Йемен, который на протяжении всей продолжающейся войны обрекал город на одни из самых значительных передовых сражений между международно признанным правительством Йемена, поддерживающей его коалицией под руководством Саудовской Аравии и Эмиратов и вооруженными хуситами. движение.Хотя город Таиз и провинция теоретически разделены между этими двумя сторонами, более пристальный взгляд показывает, что ситуация намного сложнее.

В тылу фронта

Территории, номинально контролируемые правительством Йемена, на самом деле разделены между несколькими партиями. Силы Тарика Салеха, племянника бывшего президента Али Абдуллы Салеха, который находится недалеко от Объединенных Арабских Эмиратов, контролируют город Моха и всю прибрежную часть провинции. Силы национальной армии, связанные с партией Ислах, контролируют город Таиз.В соседних с ними районах находятся ополченцы, возглавляемые шейхом Хаммудом аль-Мехлафи, которого финансируют и поддерживают Оман и Катар. 35-я бронетанковая бригада, которая близка к социалистическим и насеристским политическим партиям и пользуется поддержкой Эмиратов, контролирует Аль-Худжария, стратегический район, охватывающий южную и юго-восточную сельскую местность провинции. ОАЭ также поддерживают салафитские бригады Абу аль-Аббаса; некогда доминирующая сила в городе Таиз, после их поражения силами Ислаха в 2019 году бригады Абу аль-Аббаса исчезли со сцены и теперь имеют лишь символическое присутствие в Аль-Кадхе на западе мухафазы.

Линия фронта в городе Таиз между хуситами и армейскими силами, верными Ислаху, не претерпела существенных изменений, поскольку первые были вытеснены из южной части города летом 2015 года после вмешательства коалиции под руководством Саудовской Аравии в начале года. На западе губернаторства город Моха, расположенный на побережье, и его окрестности были освобождены в первые месяцы 2017 года «Бригадами гигантов» и Национальными силами сопротивления во главе с Тариком Салехом.Позже, в январе и феврале 2018 года, линия конфликта сместилась к востоку от города Тайз после того, как 35-я бронетанковая бригада захватила районы Аль-Сильв и Аль-Каббайта.

Тем не менее, хуситы сохранили свою власть к северу от города, включая три основные дороги провинции. В результате с лета 2015 года группа жестко блокирует Таиз, препятствуя передвижению людей и товаров. Единственной крупной дорогой, которая оставалась для движения в город и из города, была дорога, идущая на юг, через Аль-Турбах в сторону Адена.Важно отметить, что хуситы также контролируют промышленную зону к северу от города, где они ежегодно получают сотни миллионов риалов за счет налогов с владельцев фабрик. Довольные таким положением дел, хуситы неявно вышли из основной стадии конфликта в Таизе, заняв оборонительную структуру и ограничив стычки с противниками.

Характер конфликта в Таизе изменился: вместо войны правительства Йемена с хуситами произошли в основном внутренние баталии между номинальными партнерами по антихуситской коалиции.В период с конца 2017 года по апрель 2019 года в Таизе часто вспыхивали вооруженные конфликты, поскольку разные стороны стремились захватить контроль над городом. Эта битва была выиграна Ислахом, который изгнал силы Абу аль-Аббаса после нескольких раундов боевых действий. Однако за победу пришлось заплатить, поскольку политическая напряженность усилилась и возник кризис доверия между Ислахом и другими политическими партиями в городе.

Ислах играет вора в законе

Таиз стал свидетелем повсеместного хаоса в сфере безопасности и преступных действий, частично приписываемых вооруженным бандам, лояльным политическим и военным лидерам, которые, в свою очередь, кажутся лояльными Ислаху.Среди наиболее известных группировок — одна, возглавляемая Газваном аль-Мехлафи, который связан с Садеком Сарханом, командиром бригады 22 Мика и сторонником вице-президента Али Мохсена аль-Ахмара, а также другая, возглавляемая Гадром аль-Шарааби. который является сторонником Абдо Фархана, известного как Салем, советника ислахитского командира военной оси Таиз йеменской армии. Эти банды вымогают деньги из магазинов, захватывают землю и захватывают заброшенные дома, принадлежащие людям, бежавшим из этого района.

Ислах является самой сильной партией и основным лицом, принимающим политические и военные решения в провинции.Командующий военной осью Таиз Халед Фадель, руководитель операций этой оси Аднан Зурейк, директор таизской полиции Мансур аль-Ахали и директор службы политической безопасности (разведывательного агентства) Абдул Вахид Сархан — все являются сторонниками Ислаха. Большинство военных бригад находятся под контролем Ислаха, даже если их командиры не связаны с партией. Это было достигнуто за счет изменений в организационной структуре оси, включая формирование новой военной бригады, состоящей из сторонников Ислаха, интеграцию сторонников Ислаха в существующие военные бригады, продвижение членов Ислаха в вооруженные силы и присвоение воинских званий Лица, связанные с исламом, не состоявшие на законных основаниях в армии.

Абдо Фархан (Салем), связанный с Ислахом и считающийся самой сильной фигурой в Таизе, имеет эффективный военный статус, хотя официально он всего лишь служащий в министерстве образования. Салем — одна из самых важных фигур, на которую полагается Ислах, чтобы держать армию под своим контролем в Таизе. На политическом уровне важны две фигуры с точки зрения принятия решений: Абдулхафед аль-Факих, глава отделения Ислах в Таизе; и Ахмад аль-Кумаири, видный член партии.Аль-Факих и Кумаири управляют, консультируясь с другими политическими партиями, а именно с социалистами, насеристами и Всеобщим народным конгрессом, — главными фигурами в урегулировании политических споров и деэскалации между различными группами в провинции. Аль-Факих живет в городе Таиз, а Кумаири — в Эр-Рияде.

В декабре 2019 года в Таизе был убит выдающийся военачальник 35-й бронетанковой бригады Аднан аль-Хаммади. Убийство произошло после серии ссор между Ислахом и 35-й бронетанковой бригадой и кампании подстрекательства к последней в исламских кругах и близких к партии СМИ, что способствовало усилению поляризации в провинции.Основным источником напряженности между ними является контроль 35-й бригадой над Аль-Турбахом в стратегическом районе Аль-Худжария, через который проходит единственная дорога в город Таиз и из него, не находящаяся под осадой хуситов. 35-я бронетанковая бригада поддерживается ОАЭ, но не обязана им, которые выступают против Ислаха из-за своей принадлежности к политическому исламу в целом и Братьям-мусульманам в частности. ОАЭ поддерживают конкурирующие группы Ислах по всему Йемену. Ислах, в свою очередь, рассматривает 35-ю бригаду как угрозу своим шансам контролировать не только город Таиз, но и всю провинцию.

Катар и Оман создают прокси Taiz для противодействия ОАЭ, Саудовской Аравии

Помимо ОАЭ, в Таизе возросла активность других региональных партий. Катар, который находится в ожесточенном споре с Саудовской Аравией с середины 2017 года, был наиболее заметен в этом отношении благодаря своей поддержке популярного лидера сопротивления шейха Хаммуда аль-Мехлафи, при этом Оман также играет роль посредника в этой поддержке. Ислахи Аль-Мехлафи впервые появился в качестве лидера повстанцев в Таизе во время боев между местными силами и правительственными войсками, лояльными тогдашнему президенту Али Абдулле Салеху во время восстания 2011 года.Он был одним из первых, кто возглавил местное сопротивление хуситам в 2015 году, а позже взял на себя роль местного посредника в городе. В августе 2019 года аль-Мехлафи, который базируется между Маскатом и Стамбулом, призвал боевиков, дислоцированных на йеменско-саудовской границе, присоединиться к военному лагерю в Таизе и захватить остальную часть провинции у хуситов. Однако этот призыв широко рассматривался как мобилизация против сил Тарика Салеха, поддерживаемых ОАЭ, которые контролируют побережье и город Моха.

Лагерь был основан в Яфрусе, к югу от города Таиз, в районе, контролируемом 17-й бригадой, связанной с Ислахом, и в нем находилось около 5000 бойцов. Однако политические партии Таиза, в первую очередь Ислах, осудили Аль-Мехлафи за незаконное создание лагеря — шаг, который был направлен на умиротворение Саудовской Аравии. Впоследствии боевики покинули лагерь, но неофициальные данные свидетельствуют о том, что эти боевики были переброшены через город Тайз. Финансирование сил Аль-Мехлафи, по-видимому, является самым смелым катарским шагом на сегодняшний день, чтобы продемонстрировать вооруженное общественное влияние в Таизе, да и во всем Йемене.

Эти текущие осложнения отражают, насколько сложной является ситуация в Таизе, и маловероятно, что нестабильная политическая ситуация и ситуация с безопасностью улучшится в краткосрочной перспективе. Если хуситы, которые в 2020 году возобновили военные наступления более чем на одном фронте, не возобновят атаки в Таизе, характер конфликта будет определяться местным соперничеством среди антихуситских рядов. Эта борьба отражает продолжающийся кризис легитимности правительства на фоне раскола между его якобы союзниками, а также конкуренции между региональными державами за влияние на конфликт.

Магед аль-Мадхаджи — соучредитель и исполнительный директор Центра стратегических исследований Саны. Он пишет в Твиттере на @ Malmadhji .

Примечание редактора : В предыдущей версии этого отчета неверно указан глава прихода Ислах в Таизе. Главой филиала Ислах в Таизе на самом деле является Абдулхафед аль-Факих.


Центр стратегических исследований Саны — это независимый аналитический центр, который стремится способствовать изменениям за счет производства знаний с упором на Йемен и окружающий регион.Публикации и программы Центра, предлагаемые как на арабском, так и на английском языках, охватывают дипломатические, политические, социальные, экономические, военные события, события, связанные с безопасностью, гуманитарными вопросами и правами человека, с целью оказания воздействия на политику на местном, региональном и международном уровнях.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.