Китайская женщина: Китайская женщина

Содержание

Китайская женщина

Китайская женщина отличается от европейской женщины. Хотя бы уже, и прежде всего, тем, что в Китае нет блондинок.

Китайская женщина, в большинстве, небольшого роста, хотя есть среди них и высокие, стройные фигуры, есть также толстые, тучные женщины, но когда иностранец, много лет проживший в Китае, хочет представить себе китайскую женщину, как собирательный тип, то перед его духовным взором встает силуэт небольшой, гибкой, как тростинка фигуры, с невысокой грудью, часто, особенно в молодые годы, безукоризненно сложенной, с маленькими, изящными ручками, с тонкой шеей, особенно удлиненной на вид, от высокого, стоячего воротника, являющегося необходимой принадлежностью, выходного туалета, будь то или вечернее платье из тяжелой материи, украшенное драгоценностями, или легкое платье, из почти прозрачной материи, радужных цветов!

Туалет европейской женщины не подходит ни к миниатюрному росту, ни к линиям фигуры китайской женщины, это они прекрасно сознают сами, так что большинство людей даже вполне европеизированных, не живущих по-китайски женщин, к услугам которых лучшие портнихи города, всё-таки одеваются в платья, являющиеся остроумной комбинацией национального одеяния и европейской моды, причем юбочка, доходящая до щиколотки, часто имеет, с обоих боков, разрез до колена, что дает возможность при ходьбе показывать стройную ножку, в шелковом чулке.

У китайских женщин, мы имеем в виду молодых и здоровых, в большинстве прекрасные зубы, глаза не всегда узкие, они часто, действительно, мерцают загадкой Востока, и обворожительной улыбкой, так что можно понять тех иностранцев, впрочем, их не много, которые теряют голову от своеобразной, несколько экзотической, красоты китайской женщины и становятся их преданными друзьями, любовниками, мужьями на всю жизнь.

Меняющийся Китай меняет и внешний облик китайской женщины. Она усиленно учится, не только в средних школах, но и в высших, продолжает, если представляется к тому возможность, образование за границей. В Европе входит мода на короткие волосы, она делает себе «бубикопф», тщательно изучает иностранные языки, прежде всего английский, танцует изящно, грациозно, ритмично и скромно фокстрот, не отказывается иногда от коктейля, иногда курит, все чаще уходит в политику и, в отдельных случаях, сама себя поддерживает профессиональной работой адвоката, учительницы, врача, стенографистки, не говоря уже о распространенной профессии «синг-сонг герл».

В книжке И.Л. Миллера «Китайская девушка» отмечается, что китайские девушки от природы наделены выдержкой, осторожностью, милой застенчивостью, сдержанностью при встрече с незнакомым человеком, в особенности с иностранцем.

Китайская девушка, в большинстве, не позволит думать о ней легкомысленно, не даст повода к фамильярности.

«Тот, кто будет бесцеремонен с китайской девушкой, невежлив с ней, кто перейдёт на двусмысленности, тот никогда не может рассчитывать на успех среди китайского женского общества.

«Если ваше поведение не по ней, она не покажет этого резко, не обидит вас, но она злопамятна по натуре и не прощает сделанной однажды бестактности.

«Китайская женщина, говорит – говорит г. Миллер, — ценит в мужчине, особенно европейском, солидность, корректность, известную неразговорчивость и предупредительность».

Эти наблюдения довольно точны, но не бесспорны, поэтому-то вообще, трудно в кратких словах характеризовать такое собирательное понятие, как «китайская девушка».

Во всяком случае, о китайской женщине разговоры и споры среди европейцев, живущих в Китае, не прекращаются – в этих спорах много противоречивого, как есть противоречия и в наших личных наблюдениях.

Есть европейцы, которые искренне уверяют, что китайская женщина не так строга в нравственном отношении, не так чуждается европейца, не так труднодоступна, как об этом принято говорить и думать…

Они идут в своих утверждениях даже вплоть до того, что китайская женщина любит иметь европейца, как мужчину, и если не слышно, очень часто, о любовных интригах иностранцев с женщинами китайского общества, если они своих связей не афишируют, то больше из страха перед общественным мнением и опасений, что роман с европейцем труднее скрыть, чем роман с китайцем – слишком много наблюдающих китайских глаз, развито доносительство, притом китайцы, обычно, живут кланами, имеют в городе многочисленных родственников и среди них, более чем где-либо применима поговорка – «ничего нет тайного, что не стало — бы явным».

С другой стороны от китайцев и не только от китайцев, вы услышите, что если муж в командировке, то китайская женщина остается дома, не выезжает, а если выезжает, то только с родственниками и не тяготится этими несколькими устарелыми нравами средневекового добровольного заточения «в тереме».

Теперь о застенчивости.

Надо отметить, что при всей указываемой г. Миллером сдержанности на людях китайской молодой женщины, те из них, по крайней мере, кто получили среднее или высшее образование на иностранный образец, кто говорят свободно по-английски, — часто дают волю своему острому языку, совсем не производя впечатления пугливых колибри.

Мы меньше всего хотим сказать, что они могут быть в словах не скромны, этого нам ни разу не приходилось наблюдать, но они именно остры на язык – любят едко ответить, даже съязвить, если почувствуют себя задетыми, всегда отпарируют удар, подчас гораздо резче и напористее, чем при подобных же обстоятельствах сделала бы выдержанная европейская женщина.

Затем, хотя на протяжении семисот лет, китайская женщина не могла побороть ужасный обычай уродования ног бинтованием, несмотря на то, что, как и у других азиатских народов, о полном женском равноправии можно до сих пор говорить больше в применении к условиям жизни больших, европеизированных городских центров Китая, — китайские женщины свободнее в обращении на людях и независимее в домашнем быту, чем японки.

Она не падает ниц перед мужчиной – властелином, она не кланяется ему в пояс, она не обезличена мужем, который в доме глава, но не повелитель, не полубог, не деспот.

Как и японские женщины – китаянки, в большинстве прекрасные домоправительницы, верные жены, любящие матери, существа по природе женственные, нежные и в ласках трогательные, хотя часто на наш слуховой критерий – крикливые.

Их естественные положительные качества и являются причиной того, что редко из уст европейцев, ставших жертвами чар Востока, можно слышать дифирамбы нежности, преданности, душевной чуткости и внутренней деликатности китайской женщины.

Их положительные качества сами по себе заслуживают особого признания, потому что положение девочки, затем девушки, равно как и женщины в семье в Китае столетиями было не из завидных, по сравнению с положением мужчины.

В книгах Древних Од, каковую считают самым ценным, по богатству и достоверности, источником сведений о нравах и обычаях древнего Китая, мы встречаем такие строфы — даем их в нашем переводе с английского текста:

«Когда родится сын,

«Положи его спать в колыбельку,

«Дорогими пеленками кутай,

«Дай ему игрушки из яшмы.

«Когда родится дочь,

«Пусть она спит на полу,

«И будет пелената в тряпки,

«Дай для игры ей кусочек черепицы».

В китайской истории есть много свидетельств, о том, что женщина была не согласна, даже боролась, но тщетно, с тем положением, на втором месте в доме, которое она, столетиями, занимала.

Уже в 120 году по Р.Х. (тысяча восемьсот лет тому назад) Пан — Чжао, сестра великого историка Пан-Гу, который хотя и умер в тюрьме, но оставил после себя монументальный труд: «История Ханьской династии» будучи женщиной передовой, сетовала в своих «Уроках для женщин»:

«Мужчины сегодняшнего дня, — писала эта образованная и энергичная женщина, — которые старательно учат своих сыновей, и наоборот, оставляют в полном невежестве дочерей, показывают этим свою неспособность усвоить истинные отношения между полами. Согласно заветам старины, мальчики начинают обучаться грамоте приблизительно с семи лет, так что, к пятнадцати годам, приобретают уже кое-какие знания. Почему того — же самого не делается в отношении девочек?» — задает она вопрос.

Хотя этот патетический вопрос древней феминистки оставался без ответа почти на протяжении двух тысячелетий, тем более отрадно отметить, что китайская женщина не погрязла, за столь долгий срок, окончательно в мелочах домашнего обихода и не только, временами, возносилась, течением исторических обстоятельств, на вершины государственной власти и общественного влияния, но заслуженно занимала выпадавшее на ее долю высокое положение.

Знаменитая Ханьская династия, которая правила Китаем четыреста лет имеет среди мудрых правителей императрицу Люй-Тай-Хоу, известную в истории под именем Гао-Хоу умершую в 180 г. до Р.Х., жену основателя династии, вышедшую из простонародья, и наделенную властным, решительным характером.

По ее приказу были умерщвлены два воеводы, которые угрожали целости империи. Другой выдающейся индивидуальностью были: императрица Ту (ум. в 135 г. до Р.Х), которая правила Китаем сорок лет и была поклонницей политической философии Лао-Цзы, заповедав наследникам идти путями, указанными философом.

Благодаря мудрой системе государственной экономики и воздержания от ненужных войн, она, к концу своего долгого царствования, привела Китай в состояние завидного материального благополучия и собрала материальные ресурсы, которые помогли ее внуку, Сяо-У-Ди вести политику широких завоеваний и округлить границы, теперь уже великой империи. Это была эпоха великих достижений на поприщах литературы и архитектуры.

В дни наивысшего расцвета Танской династии мы снова видим на троне выдающуюся китаянку, императрицу У-Чжао (660-705 по Р.Х.), которая правила 45 лет подряд и, после тридцатилетнего царствования, приказала объявить себя не императрицей — регентшей, как считалось по Танской династии, а императором, основателем новой династии Чжоу. По свидетельству историков эпохи, она была наделена незаурядным литературным талантом и отмечена чертами подлинного государственного гения: она вела политику смелых завоеваний и много содействовала культурному прогрессу тогдашнего Китая, она была матерью двух императоров Чжун-Цзуна и Жуй-Цзуна. После ее смерти на престол вступил Чжун-Цзун, которого она держала в заточении, и который вернул династии прежнее название Тан.

Из всех женщин писательниц, которых, на протяжении китайской истории, было очень много, едва ли не самой яркой звездой была некая Ли-Чжин-Чжао, супруга ученого археолога Чжао-Мин-Чжена. Она родилась в 1081 г. и умерла в 1140, будучи уроженкой Шаньдунской провинции, города Цинана.

Она выросла в культурной семье, в изысканной обстановке, как отец, так и мать ее были талантливыми писателями своего времени, и она одинаково легко сочиняла как стихи, так и прозу.

Дни ее жизни совпали с редким расцветом в Китае поэтического творчества, что давало для ее острого ума и насмешливого пера («кисти») неисчерпаемый материал для критических, часто весьма суровых, отзывов о творчестве других современных ей поэтов и поэтесс.

Вообще она была женщина не только крупной индивидуальности, но и поразительных особенностей независимого характера.

Как отмечает, современный нам, известный ученый и философ д-р Ху-Си, она была всегда просто и естественно откровенна, смела в мыслях и не колебалась рассказывать, в своих повествованиях, обо всех своих увлечениях, радостях и огорчениях.

Среди других сочинений она написала книгу «Об азартной игре», и в предисловии к этому своеобразному труду, мы встречаем такую, характерную для этой писательницы, сентенцию:

«Я люблю игру, её азарт! Я так обожаю все виды игорного азарта, что могу ночами не спать и, играя, забываю о пище. И я всегда выигрываю, по каким — бы ставкам игра не велась – по крупной или скромно. Почему? Потому, что я изучила игру до деталей, зная душу азарта. После того, как разразилась война, и мы были вынуждены иммигрировать, в тех перипетиях беженства, которые выпали на мою долю, на юге я растеряла все свои наборы для игр и теперь я редко играю. Но я никогда не переставала размышлять об азартных играх».

В Китае до последних, самых последних десятилетий, всегда, как тысячу, так и сто лет назад, для женщины было трудно, а иногда и совершенно невозможно получить образование.

Тот же известный современный философ, ученый и писатель д-р Ху-Си говорит:

«Часто спрашивают, как много женщин в Китае прошлого получали законченное образование? На этот вопрос трудно ответить удовлетворительно. Все зависело от тех возможностей к образованию, которые предоставлялись семьей.

«В семьях с литературными традициями, как правило, и девочки получали, хотя — бы элементарное, образование и с зачатками литературы. Можно только сказать, что женщины, рождавшиеся и проводившие свои молодые годы в долине Ян-Цзе-Цзяна, имели больше возможностей, как впрочем, и мужчины, развивать путем образования, свои умственные способности».

Несколько лет тому назад г-жа Чен-Сюй, супруга бывшего китайского посланника в Риме, несмотря на свой почтенный возраст, ей было семьдесят лет, опубликовала труд: «Библиография трудов женщин-писательниц на протяжении последних трехсот лет».

Для составления своей «Библиографии» и на предварительное собирание сырого фактического материала по библиотекам, частным хранилищам, г-жа Чен-Сюй потратила около десяти лет.

Ее книга была весьма сочувственно воспринята китайским ученым миром и, согласно данных этой библиографической статистики, оказывается, что за триста лет в Китае писало и печатало свои произведения 2310 женщин, причем 32 % общего числа писательниц падает на уроженок провинции Цзянсу, 30 % на Чжэцзян, 5 % на Аньхуй, 4 % на Фуцзянь и 3 % на провинцию Хунань.

Из трех тысяч литературных произведений, отмеченных и описанных в Библиографии, 99 проц. составляют литературные произведения, несколько работ посвящено математике, одна медицине, шесть исторических трудов и около двенадцати посвящено философии и классической литературе.

Точность и достоверность данных в указанной Библиографии, в отношении распределения писательниц по провинциям, подтверждается еще и тем, что статистика мужских печатных трудов так же указывает на то, что наиболее продуктивными были те писатели, которые также проживали в долине великой Голубой реки, равно как на те же районы падает и наибольшее количество литераторов, философов и ученых мужского пола.

В современном Китае мы так же, конечно, встречаем целый ряд женщин, играющих крупную роль в литературе, в общественной жизни и политике.

Жена Сун Ят-сена Сун Цин-лин

Из последней категории достаточно назвать, всем известную, г-жу Сун Ят-сен и после смерти мужа оказывающую заметное влияние на ход политических событий, как — бы мы не относились к левизне ее убеждений, укажем также на известную женщину-адвоката г-жу Суо Мэ-цзен, которая занимала недолго даже пост председателя китайского суда на международном сеттльменте в Шанхае, а, потом, была назначена советником Мукденского краевого правительства при маршале Чжан Сюэ-ляне, являясь крупной работницей в руководящих центрах партии Гоминдан, а также г-жу Надин Хуан, бывшую в 1927 г. личным секретарем председателя пекинского кабинета министров Пан-Фу и имевшую почетный чин полковника китайской армии. Весьма значительна роль и г-жи Чжан Кай-ши исключительно светски образованной и обаятельной женщины, блистающей и своей красотой.

Несколько иное представление о положении современной китайской женщины, в особенности из рабочего класса, создается, если почитать, всегда пристрастные и редко объективно достоверные, труды советских социологов и публицистов.

В частности, известная коммунистка Фанни Бородина, жена бывшего диктатора Кантона Михаила Бородина, опубликовала после бегства из Китая статью на интересующую нас тему: «Женщина Китая».

Подходя с большевицкой меркой к затронутому вопросу, она говорит:

«Феодальные обычаи-законы тщательно оберегались всеми эксплуататорами. На основании этих законов сложился бытовой уклад крестьянской деревни. В этом укладе женщина расценивается не выше рабочей скотины и никаких прав не имеет. Мужчина – глава семьи. Он распорядитель, хотя – бы и не многих материальных благ. Он владыка над телом и душой своей жены и дочерей.

«Нищета, скудость крестьянского бюджета, разные бедствия, которые совершенно выбивают его из колеи (засуха, наводнение, пожар, гражданская война) часто заставляют главу дома прибегать к крайнему средству – к продаже своих детей в рабство, к продаже или сдаче в «аренду» своей жены.

«Спрос на живой товар в Китае поддерживается, как впрочем, и везде, наличием имущих классов и освященной старинной системой конкубината (наложничества).

«Продаваемые девушки и малолетние девочки поступают из деревень в городские публичные дома или в дома богачей, собирающих большой гарем для своих утех. И там и тут проданная девушка (или девочка) становилась полной рабой своего хозяина.

«В Китае до сих пор существует профессия посредников или перепродавцов живого товара, которые разъезжают по деревням и скупают девушек.

«В Хэнани, разоренной бесконечными гражданскими войнами, сложилась недавно такая поговорка: «В Хэнани трудно найти курицу, но за то легко можно купить девушку. Причем за девушку платят не дороже, чем за курицу».

«Брак в феодальных условиях Китая – по мнению Ф. Бородиной – мало чем отличается от продажи в рабство. Глава семьи получает за невесту известную плату. Он сговаривается непосредственно с родителями жениха. Девушка, вступившая в брак, становится рабой своего мужа.

«Таков – сокрушается гр. Бородина – порочный круг китайского быта. Лишь в городах он начал подвергаться изменениям.

«Будучи рабой, крестьянка, особенно на юге, несет на себе все тяготы домашней работы и работы по сельскому хозяйству. Зимой она корпит за тончайшей вышивкой, за плетением кружев, за тканьем, чтобы заработать несколько копеек для пополнения бюджета семьи».

Надо ли добавлять, что вся указанная статья, страдающая неточностями, полна, в дальнейшем, обещаний, что коммунистическая партия, кроме прочих благодеяний, несет с собой «раскрепощение китайской женщины».

Здраво и трезво подходит к вопросу о женских достижениях в Китае уже цитированный нами ученый д-р Ху-Си, который говорит:

«Несмотря на все шоры и путы, китайская женщина не уставала в борьбе за свое положение и добилась достойного ее места в семье, в обществе и в истории.

«Она была хозяйкой в доме, и она правила государством. Она много ценного дала литературе и прославила себя в изящных искусствах.

«Но, превыше всего, она учила и формировала характер и душу своих сынов, чтобы быть тем, кем они были. И если она не дала больше, то, может быть, потому, что Китай этого не заслужил».

Чжэн Юйсю – киллер, феминистка и первая в Китае женщина-доктор наук — Магазета

Кантон — так европейцы назвали раньше город Гуанчжоу, а заодно и близлежащие территории провинции Гуандун. Эта местность на юге Китая подарила стране в разные периоды её существования немало знаменитых китайцев, судьбы которых нашли отражение в истории страны и мира. Среди них – феминистка, революционерка и киллер по имени Чжэн Юйсю, ставшая первой в истории Китая женщиной, получившей степень доктора наук и должность судьи.

Чжэн Юйсю в юности. Источник: 中国妇女新闻网

Чжэн Юйсю (郑毓秀) вошла в историю Китая как первая женщина, получившая степень доктора наук и ставшая высокопоставленным чиновником, юристом, а позже и председателем местного суда. Она также была известным общественным деятелем, выдающейся революционеркой и сторонником феминистского движения в Китайской Республике (1912 – 1949). Известна также как Miss Soumay Tcheng.

Чжэн Юйсю на церемонии получения учёной степени. Источник: 搜狐

Чжэн Юйсю родилась 20 марта 1891 года в деревне Уся уезда Синьань (新安县屋下村). В те годы это поселение относилось к городу Гуанчжоу, а в наши дни – это станция метро Сисян (西乡) в районе Баоань, на первой ветке метро города Шэньчжэнь.

К моменту появления девочки в семье, дед Чжэн Юйсю – Чжэн Яо, был уже довольно известен в Кантоне. Родившийся в бедности, он много работал и стал крупным бизнесменом в Гонконге, подавая пример ближайшему окружению и восхищая молодёжь. Он активно участвовал в общественной жизни, а также состоял в Союзной лиге (同盟会), так называемой партии буржуазной революции, возглавляемой Сунь Ятсеном. В целом родители Чжэн Юйсю придерживались консервативных взглядов.

Чжэн Юйсю в парке. Источник: 东风军事网

В эпоху поздней Цин страна переживала серьезные изменения не только в политической системе — перемены в обществе коснулись и положения китайских женщин, традиционного жизненного уклада. Появление различных новых периодических изданий привлекало женщин с передовыми идеями и литературными талантами, торопившихся делиться своими размышлениями. Пышным цветом расцвело движение за равенство мужчин и женщин, привлёкшее внимание Чжэн Юйсю.

В те неспокойные годы Чжэн Юйсю была умна и молода, но также и мятежна по своей природе: девочка никак не желала принять «троякую покорность и четыре достоинства женщины» (三从四德) — традиционную формулу требований к женщине в старом Китае, включающую добродетель, скромность в речах, женственность и трудолюбие. Также Чжэн выступала резко против бинтования ног, что сильно беспокоило семью, ведь женщину с большими ступнями было непросто выдать замуж.

Когда девочке исполнилось 13 лет, она стала проявлять себя активней. Случайно узнав, что бабушка по отцу без её ведома сосватала Чжэн за сына наместника Лянгуана (пост в империи Цин, стоявший над губернаторами провинций Гуандун и Гуанси), то пришла в ярость. Тогда она собственноручно написала письмо стороне жениха с требованием расторгнуть помолвку. Случился большой скандал, и Чжэн Юйсю ушла из дома.

Уже в следующем 1905 году Чжэн поступила в церковную школу для девочек в городе Тяньцзинь, чтобы получить западное образование. В 1907 году она вместе с сёстрами направилась в Японию, где познакомилась с идеями Сунь Ятсена и прониклась революционным духом. Вскоре после этого она вернулась в Китай, где подверглась преследованию за свои действия.

После 1911 года остроумная и смелая девушка, неоднократно помогала западным активистам тайно доставлять оружие революционерам и передавала разведданные. Дважды она лично участвовала в спецоперациях по ликвидации чиновников, защищавших интересы династии Цин. Задания были выполнены так тонко, что Чжэн прозвали в народе «женщиной-киллером» (女殺手).

Чжэн Юйсю (в центре в тёмном ципао) с единомышленниками. Источник: 中国律师博物馆

В 1914 году, после неудачного покушения на военного лидера Юань Шикая, Чжэн Юйсю была вынуждена уехать на обучение за границу. После прибытия во Францию она поступила Парижский университет. Здесь, в общении со студентами, она быстро выучила английский и французский языки, а также показала себя как внимательный лидер и горячий идеолог. В 1924 году Чжэн Юйсю получила степень доктора права в Парижском университете и стала первой в истории китаянкой, достигшей такого признания. Позже, вернувшись в Китай, она основала юридическую фирму в Шанхае и стала также первой в истории страны женщиной-юристом.

Иллюстрация в шанхайской газете. Источник: 雪花新闻

Эта юридическая фирма была основана совместно с ее мужем, Вэй Даомином (魏道明, 1901–1978). Вэй Даомин также был выпускником-докторантом Парижского университета, где они и познакомились. Позже он работал директором Шанхайской судебной канцелярии, директором надзорного управления и председателем временного суда Шанхая, а затем был деканом Шанхайского юридического института и заместителем министра образования, служил послом Китая в разных странах.

Чжэн Юйсю с мужем Вэй Даомином. Источник: 搜狐

Когда после Первой мировой войны державами-победительницами была организована «Парижская мирная конференция» (1919—1920) в Версальском дворце, Китай также послал своих представителей для участия во встрече, среди делегатов была и Чжэн Юйсю. К тому времени она уже была довольно известным общественным деятелем и благотворителем. В 1921 году во Франции обучалось более 1000 китайских студентов, в том числе около 30 девушек, приглашенных лично Чжэн Юйсю, которая помогала им финансово.

Чжэн Юйсю с единомышленницами. Источник: 凤凰- 凤凰网

В 1919 году Министерство иностранных дел военного правительства Гуанчжоу назначило Чжэн Юйсю почетным участником дипломатического расследования, известного как «прецедент участия китайских женщин в политике» (中国女子参政之先例). Несмотря на то, что движение за участие женщин в политической жизни уже шло полным ходом, оно не встречало массового общественного одобрения.

Под влиянием новых идей некоторые китаянки, особенно студентки, побывавшие на Западе, стали придерживаться не только политических идей, но требовать, например, возможности свободно выбирать себе супруга. Чтобы узаконить концепцию свободы брака, Чжэн Юйсю впервые предложила в Законодательном совете национального правительства Нанкина включить в правовые положения свободу выбора партнёра для брака с обеих сторон.

Вернувшаяся из-за рубежа Чжэн Юйсю на собственном примере доказывала консервативно настроенной общественности способность китайских женщин жить самостоятельно. Она же обнародовала новую концепцию «добродетель женщины в талантах» (女子有才才有德) в противовес бытовавшей в то время в обществе присказки «добродетель женщины в отсутствии талантов» (女子无才便是德).

Окончательно перебравшись в Китай в 1925 году, Чжэн Юйсю была назначена ректором Пекинского женского педагогического университета. Работая на этом посту, она написала несколько трудов на тему прав женщин, использовала свои юридические знания и полезные связи для активного участия в важных социальных делах, чем снискала славу в народе.

Чжэн Юйсю и Ли Шицзэн (李石曾), один из создателей современного музея Гугун. Источник: 搜狐

Помимо должности ректора и работы юристом Чжэн Юйсю занимала несколько важных должностей в правительстве города Нанкин, а с созданием в 1928 году законодательного органа национального правительства Нанкина Чжэн Юйсю с соратницами были назначены в комитет, который отвечал за разработку гражданского законодательства.

Во время антияпонской войны Чжэн Юйсю была вторым министром Министерства образования. В 1942 году её муж, Вэй Даомин, получил пост посла в Соединенных Штатах, и Чжэн Юйсю отправилась с ним, чтобы помогать мужу выполнять дипломатическую работу; президент Рузвельт хвалил её за острый политический ум. В 1947 году муж Чжэн Юйсю был назначен председателем провинции Тайвань, и чета отправилась в Тайбэй. В 1948 году Вэй Даомин покинул этот пост и вместе с женой снова перебрался в Соединенные Штаты. Вскоре пара исчезла с политической арены.

На высоком приёме. Источник: 趣历史

Вэй Даомин (по центру) на Тайване за работой. Источник: DaddyToday

После выхода «на пенсию» знаменитое семейство юристов отправилось в Бразилию, чтобы заняться там бизнесом. Однако из-за плохого менеджмента и отсутствия нужных контактов Чжэн Юйсю и её муж вскоре вернулись в Штаты. Оставшись через несколько лет одна, Чжэн Юйсю до самой смерти занималась тем, что организовывала вечера памяти, на которых друзья-иммигранты собирались вместе, чтобы вспомнить былые времена.

Первая в истории Китая доктор наук и женщина-судья, известная юрист и чиновница, феминистка и революционерка скончалась от болезни 16 декабря 1959 года в Лос-Анджелесе, США, в возрасте 68 лет.

Чжэн Юйсю с родственницей. Источник: DaddyToday

Для заглавной иллюстрации использовано фото 中国律师博物馆.

Статьи о других знаменитых кантонцах

Господин Вампу — первый китайский консул, сингапурский бизнесмен и дипломат трёх стран
Юн Вин – от первого китайского студента в США до крупнейшего реформатора-западника и друга Марка Твена
Госпожа Чжэн — королева китайских пиратов, о которой не помнят в Китае
Фэн Жу – патриот, мечтатель и отец китайской авиации

Wǒ ❤ Magazeta

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebook, vk, instagram, telegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Женщины и Китай: что изменилось?

«Как бы ни была хороша женщина, она будет кружить вокруг кухонной плиты. Как бы ничтожен ни был мужчина, он будет путешествовать по миру», — такая поговорка была в дореволюционном Китае. Часто также поговоривали, что на стук в дверь отвечают «Никого нет дома», если дома не было мужчин.

 

«Несмотря на маоистские рассуждения на уровне государства о том, что «женщины держат половину неба», реальность всегда была другой.»

 

Революция 1949 года впервые дала китаянкам узаконенное право работать вне дома. Женщины получили право на развод, владение землей и другие права, благодаря которым их уже не рассматривали только как собственность мужчин. Были законодательно запрещены детские и договорные браки. И все же, несмотря на маоистские рассуждения на уровне государства о том, что «женщины держат половину неба», реальность всегда была другой.

 

Репродукция фотографии китайских женщин с бюстами Мао Цзэдуна

 

Революция низвергла империалистические силы, полевых командиров и японских оккупантов. Её радостно встретили миллионы крестьян. Но эта революция была националистической, а не социалистической. Нужды и стремления рабочих и крестьян были подчинены государственной цели — строительству сильной и независимой экономики, способной конкурировать со всем миром. В сфере охраны материнства произошли значительные улучшения. Всё меньше матерей и младенцев умирали при родах, но женщины продолжали нести двойное бремя работы и воспитания нового поколения.

Многие женщины, жительницы крупных и средних городов, работали на государственных предприятиях, где рабочие места распределялись между сферами тяжелой и легкой промышленности, делились на квалифицированную и неквалифицированную работу. Большая часть квалифицированных постов и рабочих мест в тяжелой промышленности предназначалась для мужчин, женщинам же оставался низкооплачиваемый труд. Особенно заметным это стало в 1990-е годы, когда госкомпании были приватизированы или реструктурированы, а это часто ударяло по самым низкооплачиваемым работникам. Невзирая на то, что женщин были всего 39% от общего числа городской рабочей силы, они составили почти 63% от числа уволенных.

Многие женщины поддержали китайскую политику одного ребенка, введенную в 1979 году, потому что она разорвала бесконечный и мучительный круг беременностей. Но и этот подход ударил по женщинам, когда государство стало контролировать фертильность посредством штрафов, увольнений, принудительных абортов и стерилизации. Из-за особенностей сельской семьи, где женщина, выходя замуж, покидала свой род, люди предпочитали иметь сыновей, потому что они будут заботиться о пожилых родителях. Тогда государство позволило парам заводить двоих детей: осталось слишком мало молодых людей, способных помогать родителям, бабушкам и дедушкам.

 

«Ради благосостояния государства, благополучия семей просим вас проводить в жизнь политику планирования рождаемости»

 

Экономический рост Китая значительно изменил жизнь женщин за последние тридцать лет. Но сейчас многое зависит от того, является ли китаянка переселенкой из сельской местности или же она всегда была горожанкой. Всё дело в китайской хукоу — внутренней паспортной системе. Ее ввели в 1958 году, чтобы контролировать внутреннюю миграцию и распределение социального обеспечения и ресурсов. Граждане делятся на обладателей городского и сельского хукоу. Ребенку, вне зависимости от места его рождения, переходит статус родителей.

У рабочих с сельской пропиской нет безусловного права на образование и медицинское обслуживание в городах. Поэтому при переезде многие не берут с собой детей. Сегодня 61 миллион — 22% всех детей страны и 37% детей с сельскими хукоу — находятся либо на попечении бабушек и дедушек, либо живут с одним родителем. По некоторым оценкам, около 3% детей живут одни. 20% сельских пар, забирающих детей при переезде в город, сталкиваются с бюрократическими барьерами при устройстве в городские школы.

 

 

Например, в области дельты Жемчужной реки Гуанчжоу родители-«мигранты», пытающиеся устроить ребенка в школу, должны предоставить допуск к работе, подтверждение регистрации с места рождения и подтверждение прописки по месту жительства. Многие городские школы берут с таких семей дополнительную плату. С детьми-«мигрантами», которые уже учатся в городских школах, обращаются как с чужаками. Одно из исследований показало, что у 86% таких детей нет ни одного местного друга. Те, кто не может попасть в городские школы, оказывается в переполненных школах без лицензий и обеспечения, с большой текучкой учителей и вечной угрозой закрытия.

Так, работницам-мигранткам, которые становятся матерями, остается или бороться вместе с другими рабочими за лучшие условия, или (что менее вероятно) возвращаться в сельскую местность.

 

«Авторитаризм и репрессии могут на долгие годы замораживать социальный протест, но не могут уничтожить его корни, прорастающие из самой природы капиталистического общества.

«

 

В то же время обладательницам городских хукоу, а в особенности их дочерям, выгоден рост китайской экономики. Хорошо образованных женщин, чей труд высоко оплачивается, становится больше. Но несмотря на это, разница в оплате труда мужчин и женщин и общем достатке увеличивается. Одна из причин такого роста имущественного разрыва в семейных парах — право собственности на семейный дом. В 2012 году только 30% записей о домовладениях включали женское имя, тогда как 70% женщин вносили вклад при покупке. При этом в возрастной группе до 30 лет мужчин больше, чем женщин, на 20 миллионов. Найти жену им непросто.

Авторитаризм и репрессии могут на долгие годы замораживать социальный протест, но не могут уничтожить его корни, прорастающие из самой природы капиталистического общества. Всю историю подчиненное положение женщин было причиной гнева и активной деятельности. Иногда на нем концентрировалось недовольство, и это провоцировало широкие антикапиталистические протестные движения. Если мы поразмыслим о событиях во Франции, которые произошли 50 лет назад, то вспомним, что студенты выразили давно копившееся недовольство и что те события быстро превратились в массовое движение, которое встряхнуло все социальные и политические структуры. Политика не точная наука. Мы не можем предсказать, какой будет форма протеста в Китае в ближайшие месяцы и годы. Вполне вероятно, что храбрые мужчины и женщины, которые рискуя подвергнуться государственным репрессиям, поддерживают онлайн-движения и подписывают петиции, могут начать волну протеста и неповиновения, которая так же сильно повлияет на Китай (и не только), как на Францию и весь остальной современный мир повлиял май 1968 года.

 

Борьба с семейным насилием и сексуальными домогательствами

Сейчас у китаянок значительно лучше здоровье, чем у их бабушек и матерей тридцать-сорок лет назад. Однако семейное насилие и сексуальные домогательства — все ещё обыденность для китайского общества.

Десятилетия активисты пытались придать огласке уровень домашнего насилия в стране. В 2011 году Ким Ли после многих лет жестокого обращения ушла от своего супруга Ли Янга, знаменитого преподавателя английского языка. Пытаясь всего лишь обратиться к своим друзьям, она опубликовала с нового телефона в социальной сети фотографии своего избитого тела, покрытого синяками. Очень быстро тысячи людей начали давать ей советы и поддерживать ее. Многие из них сами были жертвами семейного насилия.

 

Активистка, поддерживающая Ким Ли: «Позор тебе, преступник Ли Янг»

 

Когда Ким Ли попыталась обратиться в полицию, то столкнулась с тем же, с чем и многие жертвы домашнего насилия — полным безразличием, когда в лучшем случае скажут что-то вроде «вы в порядке, он в порядке, просто расслабьтесь и отправляйтесь домой», а в худшем — ход делу не даст раздутая бюрократия. То документ о регистрации личности будет неподходящим, то медицинское освидетельствование не будет считаться уликой, потому что выдала его не «специализированная» больница.

Борьба с системой правосудия Китая отняла у Ким более 18 месяцев, прежде чем она смогла получить охранный ордер для защиты от мужа. В конце концов она получила и развод по причине семейного насилия. Когда Ким вышла из суда, ее обняли сторонницы, одетые в свадебные платья, перепачканные кровью.

 

«Но в Китае, как и везде, частная сфера семейной жизни остается источником подавления женщин, а сфера общественной жизни контролируется мужчинами.»

 

Некоторые всё ещё верят, что Китай отличается от других капиталистических стран, и даже в то, что это социалистическое государство. Но в Китае, как и везде, частная сфера семейной жизни остается источником подавления женщин, а сфера общественной жизни контролируется мужчинами. Только в 2016 году государство криминализовало домашнее насилие. Несмотря на это, по оценкам государства, лишь каждая четвертая женщина подвергается семейному насилию в браке.  Это явно заниженная цифра. Несмотря на все кампании, насилие в браке все ещё считается частным, а не публичным делом, чем-то, что можно разрешить в уединении дома. А государство, кажется, больше озабочено тем, как заставить протестующих замолчать и обвинить жертв, а не как оказать практическую поддержку.

Накануне Международного женского дня в 2015 году пять феминисток-активисток были задержаны и отправлены за решетку на 37 дней на раздачу стикеров на тему борьбы с сексуальными домогательствами. Эти женщины все еще под следствием. Из-за тех событий другие активистки уже не так решительно выступают публично и участвуют в общественных мероприятиях. Поэтому всё чаще стали идти в ход онлайн-петиции, которые усложняют идентификацию личности для полицейских.

Чуть ранее в этом году, пока Международный женский день подходил к концу в Пекине, с сайта микроблогов Weibo была удалена группа «Феминистские голоса». На следующий день её аккаунт на WeChat (китайский аналог WhatsApp) тоже удалили.

 

Публикации в социальных сетях в поддержку группы «Феминистские голоса»

 

Несмотря на репрессии и цензуру, сопротивление продолжается. Последняя попытка заблокировать любые отсылки к контенту ЛГБТ на Weibo встретила онлайн-противодействие. За сутки 170 тысяч пользователей использовали хештег #IAmGay. Движение #MeToo в Китае тоже приоткрыло завесу над масштабной проблемой сексуальных домогательств.

После того, как прогремела история Вайнштейна, государственная ежедневная газета «Чайна дейли» опубликовала в интернете статью, где утверждалось, что из-за высокого уровня китайской культуры случаев сексуальных домогательств стране относительно немного. Это повлекло большой резонанс в социальных сетях. Такое заявление не просто опровергли, люди подняли целый пласт данных о низком количестве отчетов о сексуальном насилии. Сам официальный язык для описания этого явления намеренно вводит в заблуждение, а университеты ссылаются на «неуместные отношения преподавателей и студентов». Исследование, проведенное в 2017 году Центром гендерного и сексуального образования Гуанчжоу, показало, что около 70% китайских студентов подвергались сексуальным домогательствам.

 

 

В начале этого года вдохновленная международным движением #MeToo Луо СэйСэй опубликовала на Weibo открытое письмо о том, как подверглась насилию своего научного руководителя, будучи молодой аспиранткой в 2004 году в Пекине. За 24 часа пост набрал 3 миллиона просмотров. Профессора уволили. С тех пор власти понемногу начали относиться к вопросу сексуальных домогательств серьезнее. «Жэньминь Жибао» написала 7 января, что жертвы, решившиеся вынести свои истории на свет, заслуживают поддержки. В середине января Министерство образования сообщило, что планирует «работать со смежными структурами, чтобы создать единый долговременный механизм предотвращения сексуального харассмента в колледжах и университетах».

 

«Правительство быстро попыталось помешать движению, начавшемуся в университетских городках и интернете.»

 

Но несмотря на эти обнадеживающие моменты, правительство быстро попыталось помешать движению, начавшемуся в университетских городках и интернете. Цензоры блокировали не только #MeToo, но и любые похожие фразы вроде «антисексуального харассмента». Растет подозрение, что «серые пиджаки», то есть центральное правительство, ведут борьбу с разоблачениями харассмента, поскольку многие сами в нем повинны. К тому же, их пугает социальная нестабильность в период экономического спада.

В прошлом китайское государство уже пыталось подавлять одно движение за другим, чтобы остаться у власти. От площади Тяньаньмэнь в 1989 году до поддержки Арабской весны в 2011-м и относительно недавнего «Движения зонтиков» в Гонконге — всякий раз, когда государство достигает цели, новые общественные движения учатся на опыте предшественников. Ядовитая смесь разоблаченного домашнего насилия, сексуальных домогательств и гендерного неравенства вызовет попытки похоронить эту информацию, наложить заперты или отделаться неработающими законами, но это будет напрасно.

 

Перевела О. Ворошилова по публикации: Kincaid, S., 2018. «Women and China: what has changed?». In: Socialist Review. Available 16.07.2018 at: [link].

Ни мужа, ни детей. Почему в Китае таких девушек называют «объедками»

https://ria.ru/20200627/1573472194.html

Ни мужа, ни детей. Почему в Китае таких девушек называют «объедками»

Ни мужа, ни детей. Почему в Китае таких девушек называют «объедками»

Выйти замуж, обеспечить семью материально, произвести на свет наследника и помнить свое место — такую роль отводят слабому полу китайские традиции… РИА Новости, 27.06.2020

2020-06-27T08:00

2020-06-27T08:00

2020-06-27T08:00

мао цзэдун

китай

шанхай

в мире

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/06/19/1573474943_0:87:3036:1795_1920x0_80_0_0_9c162723a32e41bb7f7c5f16bf43b402.jpg

МОСКВА, 27 июн — РИА Новости, Софья Мельничук. Выйти замуж, обеспечить семью материально, произвести на свет наследника и помнить свое место — такую роль отводят слабому полу китайские традиции. Принудительные аборты сменяются требованиями рожать, и лишь одно пока незыблемо — мужчин в Поднебесной ценят гораздо больше, чем женщин. Но молодые китаянки отстаивают свои права. С какими трудностями они сталкиваются, разбиралось РИА Новости.С выпускного — в загс»Я уже столько денег на чужие свадьбы просадила, жду не дождусь, когда отобью на собственной», — смеется жительница Харбина Цзин Юэ. Ей немного за тридцать. Почти все ровесницы замужем, кто первый раз, кто — второй. И каждой она дарила «красный конверт» с несколькими сотнями юаней.Но перспектив «отбить вложения» у нее все меньше. Таких, как Цзин, на родине называют «остатками» или «объедками». «Хорошо еще, что родители не давят. Понимают, что я не хочу в спешке заводить семью только ради одобрения других. Мне надо докторскую защищать, да и мир хочу посмотреть. Сверстницы вышли замуж по настоянию родни или потому, что «пора», а теперь мучаются», — делится она соображениями. У ее коллеги Дун Шэнмэй тоже не клеится с личной жизнью: «Мне скоро 27, и я упустила свой шанс». Ситуация Дун — типичная для китаянок.В старшей школе она встречалась с одноклассником, хотя отец и мать категорически возражали. Для китайских родителей учеба детей — превыше всего. Несмотря на неодобрение, пара поступила в университет вместе. Уединялись на выходных в маленьких гостиницах рядом с кампусом. Казалось, все серьезно, но отца и мать по-прежнему раздражало, что дочь «отвлекается» от занятий.»Потом он меня бросил. С тех пор отношений у меня нет вообще, зато родители постоянно выносят мозг — когда замуж, когда рожать?» — с досадой говорит девушка. Дун не видит смысла в их требованиях. «Это не только в нашей семье, у многих так. Во время учебы — ни-ни, а как исполнилось двадцать лет (брачный возраст для девушек в Китае. — Прим. ред.) — сплошные причитания: срочно замуж! Мне что, за первого встречного выходить?» — возмущается девушка. И добавляет: в итоге многие так и делают.Знать свое местоУдачное замужество дочери для большинства китайских родителей — не только забота о ее благополучии, но и способ решить финансовые проблемы. За невест часто просят большой выкуп — от десятков до сотен тысяч юаней. И на будущего тестя смотрят как на источник постоянной материальной поддержки. Этот меркантильный подход так прочно укоренился в обществе, что власти в итоге приняли закон: долги и покупки супругов, выходящие по стоимости за рамки базовых нужд домохозяйства, оплачиваются раздельно.Невеста столь «дорога» из-за гендерного перекоса. На сотню девочек в Китае приходится 104-117 мальчиков. Молодой человек без хорошей работы или собственного жилья в Поднебесной — не жених и не продолжатель рода: таких называют «голые ветки». Малайзийский профессор Хуан Югуан из Фуданьского университета Шанхая предлагает решать проблему нетривиально. «Обслуживают же проститутки по десять клиентов в день, значит, и жена способна ублажить более одного мужа», — рассуждает он.В Сети профессора сильно раскритиковали — обвинили в мизогинии и пропаганде секс-рабства, предложили его дочери первой начать такую практику. Вот один из популярных комментариев: «Надо убивать мальчиков во младенчестве. Гарантирую, женщин через двадцать лет станет больше». Дело в том, что девочек в Китае значительно меньше не только по естественным причинам: долгие годы родители избавлялись от дочерей сразу после рождения. В стране даже появилось понятие «чжуннань цинню» — лелеять мальчиков и пренебрегать девочками. У этого есть свои исторические корни.Тяжелая доляКитай — традиционно аграрная страна. В деревнях всегда ценили мужское потомство. Сын и в поле поработает, и невесту-помощницу приведет в дом. Дочь же сначала будет «лишним ртом», а затем еще и уйдет в другую семью. Тратить и без того ограниченные ресурсы на «бесполезное» потомство не хотелось, поэтому в сельских районах практиковали инфантицид девочек — намеренное детоубийство.Ситуация изменилась в XIX веке. На закате империи в период реформ стало очевидно: без женщин модернизация невозможна. Им разрешили получать образование и не бинтовать ступни. Этот обычай, ужасающий иностранцев, превращал нормальные женские ноги в изящные, по мнению китайцев, «лотосы» — с длиной стопы максимум пять-семь сантиметров.Мао Цзэдун объявил: «Женщины держат половину неба». Им позволили владеть землей и предоставили равные с мужьями права в браке — невиданная вольность! А проституцию запретили. Вскоре женщины вышли и на политическую арену.Казалось бы, в коммунистическом Китае победило равенство. Однако это не так. Слабый пол жестоко пострадал от политики «одного ребенка», которую власти КНР проводили с 1970-х годов для борьбы с перенаселением: женщин насильно отправляли на аборты и стерилизацию. И даже сейчас в Китае нельзя сообщать беременным пол ребенка — многие по-прежнему готовы отказаться от девочки.Искоренить патриархальные устои трудно, подтверждают во Всекитайской федерации женщин. Согласно традиционным конфуцианским воззрениям, у всего в мире свое место и порядок есть только там, где соблюдается иерархия. У слабого пола в этой системе положение «под мужем». В Китае до сих пор есть так называемые школы морали, где учат быть «правильными женами» — повиноваться супругу и в буквальном смысле грамотно ему поклоняться. Правда, власти не одобряют такие «образовательные учреждения» и закрывают их под предлогом «несоответствия нормам социальной морали».Все больше китаянок, особенно в городах, отказываются жить «по традициям». Они активно следят за западными трендами — в китайском интернете, например, возникло свое движение #MeToo: под этим хештегом в соцсетях девушки делятся историями о сексуальном домогательстве. Они отстаивают свои права — судятся с клиниками из-за отказа замораживать яйцеклетки. В Китае женщинам до сих пор запрещают откладывать беременность на потом, хотя холостые мужчины имеют право пользоваться спермобанками.До торжества равноправия китаянкам еще далеко. В стране не спешат присоединяться к инициативам активисток, а любое массовое движение привлекает пристальное внимание властей. Китаянкам предстоит пройти долгий путь в борьбе за право на «половину неба».

китай

шанхай

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e4/06/19/1573474943_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_9606882659804a299dcda6f103716a24.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

мао цзэдун, китай, шанхай, в мире

МОСКВА, 27 июн — РИА Новости, Софья Мельничук. Выйти замуж, обеспечить семью материально, произвести на свет наследника и помнить свое место — такую роль отводят слабому полу китайские традиции. Принудительные аборты сменяются требованиями рожать, и лишь одно пока незыблемо — мужчин в Поднебесной ценят гораздо больше, чем женщин. Но молодые китаянки отстаивают свои права. С какими трудностями они сталкиваются, разбиралось РИА Новости.

С выпускного — в загс

«Я уже столько денег на чужие свадьбы просадила, жду не дождусь, когда отобью на собственной», — смеется жительница Харбина Цзин Юэ. Ей немного за тридцать. Почти все ровесницы замужем, кто первый раз, кто — второй. И каждой она дарила «красный конверт» с несколькими сотнями юаней.

Но перспектив «отбить вложения» у нее все меньше. Таких, как Цзин, на родине называют «остатками» или «объедками». «Хорошо еще, что родители не давят. Понимают, что я не хочу в спешке заводить семью только ради одобрения других. Мне надо докторскую защищать, да и мир хочу посмотреть. Сверстницы вышли замуж по настоянию родни или потому, что «пора», а теперь мучаются», — делится она соображениями.

У ее коллеги Дун Шэнмэй тоже не клеится с личной жизнью: «Мне скоро 27, и я упустила свой шанс». Ситуация Дун — типичная для китаянок.

В старшей школе она встречалась с одноклассником, хотя отец и мать категорически возражали. Для китайских родителей учеба детей — превыше всего. Несмотря на неодобрение, пара поступила в университет вместе. Уединялись на выходных в маленьких гостиницах рядом с кампусом. Казалось, все серьезно, но отца и мать по-прежнему раздражало, что дочь «отвлекается» от занятий.

«Потом он меня бросил. С тех пор отношений у меня нет вообще, зато родители постоянно выносят мозг — когда замуж, когда рожать?» — с досадой говорит девушка. Дун не видит смысла в их требованиях.

«Это не только в нашей семье, у многих так. Во время учебы — ни-ни, а как исполнилось двадцать лет (брачный возраст для девушек в Китае. — Прим. ред.) — сплошные причитания: срочно замуж! Мне что, за первого встречного выходить?» — возмущается девушка. И добавляет: в итоге многие так и делают.

Знать свое место

Удачное замужество дочери для большинства китайских родителей — не только забота о ее благополучии, но и способ решить финансовые проблемы. За невест часто просят большой выкуп — от десятков до сотен тысяч юаней. И на будущего тестя смотрят как на источник постоянной материальной поддержки. Этот меркантильный подход так прочно укоренился в обществе, что власти в итоге приняли закон: долги и покупки супругов, выходящие по стоимости за рамки базовых нужд домохозяйства, оплачиваются раздельно.

Невеста столь «дорога» из-за гендерного перекоса. На сотню девочек в Китае приходится 104-117 мальчиков. Молодой человек без хорошей работы или собственного жилья в Поднебесной — не жених и не продолжатель рода: таких называют «голые ветки». Малайзийский профессор Хуан Югуан из Фуданьского университета Шанхая предлагает решать проблему нетривиально. «Обслуживают же проститутки по десять клиентов в день, значит, и жена способна ублажить более одного мужа», — рассуждает он.

В Сети профессора сильно раскритиковали — обвинили в мизогинии и пропаганде секс-рабства, предложили его дочери первой начать такую практику. Вот один из популярных комментариев: «Надо убивать мальчиков во младенчестве. Гарантирую, женщин через двадцать лет станет больше». Дело в том, что девочек в Китае значительно меньше не только по естественным причинам: долгие годы родители избавлялись от дочерей сразу после рождения. В стране даже появилось понятие «чжуннань цинню» — лелеять мальчиков и пренебрегать девочками. У этого есть свои исторические корни.

Тяжелая доля

Китай — традиционно аграрная страна. В деревнях всегда ценили мужское потомство. Сын и в поле поработает, и невесту-помощницу приведет в дом. Дочь же сначала будет «лишним ртом», а затем еще и уйдет в другую семью. Тратить и без того ограниченные ресурсы на «бесполезное» потомство не хотелось, поэтому в сельских районах практиковали инфантицид девочек — намеренное детоубийство.

Ситуация изменилась в XIX веке. На закате империи в период реформ стало очевидно: без женщин модернизация невозможна. Им разрешили получать образование и не бинтовать ступни. Этот обычай, ужасающий иностранцев, превращал нормальные женские ноги в изящные, по мнению китайцев, «лотосы» — с длиной стопы максимум пять-семь сантиметров.

Мао Цзэдун объявил: «Женщины держат половину неба». Им позволили владеть землей и предоставили равные с мужьями права в браке — невиданная вольность! А проституцию запретили. Вскоре женщины вышли и на политическую арену.

Казалось бы, в коммунистическом Китае победило равенство. Однако это не так. Слабый пол жестоко пострадал от политики «одного ребенка», которую власти КНР проводили с 1970-х годов для борьбы с перенаселением: женщин насильно отправляли на аборты и стерилизацию. И даже сейчас в Китае нельзя сообщать беременным пол ребенка — многие по-прежнему готовы отказаться от девочки.

Искоренить патриархальные устои трудно, подтверждают во Всекитайской федерации женщин. Согласно традиционным конфуцианским воззрениям, у всего в мире свое место и порядок есть только там, где соблюдается иерархия. У слабого пола в этой системе положение «под мужем». В Китае до сих пор есть так называемые школы морали, где учат быть «правильными женами» — повиноваться супругу и в буквальном смысле грамотно ему поклоняться. Правда, власти не одобряют такие «образовательные учреждения» и закрывают их под предлогом «несоответствия нормам социальной морали».

Все больше китаянок, особенно в городах, отказываются жить «по традициям». Они активно следят за западными трендами — в китайском интернете, например, возникло свое движение #MeToo: под этим хештегом в соцсетях девушки делятся историями о сексуальном домогательстве. Они отстаивают свои права — судятся с клиниками из-за отказа замораживать яйцеклетки. В Китае женщинам до сих пор запрещают откладывать беременность на потом, хотя холостые мужчины имеют право пользоваться спермобанками.

До торжества равноправия китаянкам еще далеко. В стране не спешат присоединяться к инициативам активисток, а любое массовое движение привлекает пристальное внимание властей. Китаянкам предстоит пройти долгий путь в борьбе за право на «половину неба».

Китай пересчитал мужчин и женщин – Газета Коммерсантъ № 76 (4617) от 29.04.2011

Вчера самая многонаселенная страна мира Китай обнародовала итоги проведенной в 2010 году переписи населения. Благодаря многолетней политике «одна семья — один ребенок» прирост населения удалось существенно замедлить. Обратной стороной медали ограничительных мер становится проблема старения населения и «излишек» мужчин.

Первая перепись населения прошла в Китае в 1953 году. Тогда население страны составляло скромные, по нынешним меркам, 594 млн человек. С тех пор перепись населения проводится каждые десять лет. Последняя из таких переписей, результаты которой национальное бюро статистики огласило вчера, стала рекордной по числу принявших в ней участие волонтеров. На подсчет проживающих в стране граждан отрядили сразу 6 млн человек — количество, в три раза превышающее численность китайской народно-освободительной армии.

Сегодня численность китайского населения составляет 1,34 млрд человек. С 2000 года — времени предыдущей переписи — оно увеличилось на 73,9 млн человек. Примерно столько, для сравнения, составляет население Турции, или половина России. Но в пересчете на проценты прирост китайского населения выглядит скромно — за десять лет китайцев стало больше всего на 5,7%.

Это стало результатом демографической политики, введенной тогдашним китайским лидером Дэн Сяопином в 1980 году. Товарищ Дэн мудро рассудил, что китайцев слишком много и ресурсов на всех не хватит, и постановил, что каждая семья должна иметь только одного ребенка. Впоследствии из общего правила были сделаны исключения: несколько детей позволено сегодня заводить представителям 54 национальных меньшинств (ими в Китае считаются все народности, за исключением титульной нации хань), сельским жителям, а также некоторым категориям горожан. По подсчетам социологов, не будь политики «одна семья — один ребенок», население Китая за три десятилетия приросло бы на 400 млн человек.

Однако, решив одну проблему, ограничительные меры создали ряд других. Одна из них — резкое старение населения. Как показали итоги переписи, те, кому за шестьдесят, составляют 13%, тогда как десятилетие назад их доля была 10%. Уже к 2015 году численность китайцев, перешагнувших 60-летний рубеж, достигнет 200 млн человек. Тех же, кому предстоит взять на себя бремя по обеспечению стариков, становится год от года меньше. Подростки до 14 лет составляют 17% всего населения КНР, тогда как в 2000 году их было 23%.

Не менее тревожная тенденция — разрыв между численностью рождаемых мальчиков и девочек. По китайской традиции сын гораздо ценнее, нежели дочь. И поэтому в прошлом многие пары предпочитали делать аборт, если УЗИ обещало девочку, что вынудило власти на каком-то этапе запретить заранее узнавать пол будущего ребенка. В деревнях новорожденных девочек порой и вовсе топили. Известная американская феминистка Энн Уоррен даже придумала термин для такого рода дискриминации по-азиатски — «гендерцид» (gendercide).

В XXI веке родители стали менее придирчиво относиться к полу своего будущего ребенка. Но гендерный дисбаланс в Китае по-прежнему огромен: на каждые 100 девочек рождается 118 мальчиков. В развитых странах это соотношение составляет в среднем 100 к 107. И хотя перебор мужчин по сравнению с женщинами оказался не таким большим, как предсказывали (51,3% мужчин против 48,7% женщин), в пересчете на реальные цифры проблема налицо. По прогнозам Китайской академии социальных наук, через 10-20 лет каждый пятый китайский мужчина останется без жены. А западные эксперты предупреждают, что такое поколение вынужденных холостяков грозит превратиться в источник социальной нестабильности в Китае.

«Данные переписи демонстрируют, что страна столкнулась с рядом вызовов»,— признал вчера на пресс-конференции глава национального бюро статистики КНР Ма Цзяньтан. Сейчас в прессе идет активная дискуссия о целесообразности отмены политики ограничения рождаемости, которая вообще-то вводилась как временная мера. Однако за два дня до оглашения итогов переписи председатель КНР Ху Цзиньтао на специальной встрече по вопросам народонаселения дал четко понять, что пока политика планирования семьи в Китае останется прежней.

Это значит, что к следующей всенародной переписи Китай, вполне возможно, уступит титул самой многонаселенной страны мира Индии, где численность населения растет в три раза быстрее, чем в КНР.

Наталия Портякова


Китайская феминистка создала империю клубнички

https://ria.ru/20210119/kitay-1593559523.html

Китайская феминистка создала империю клубнички

Китайская феминистка создала империю клубнички

Самая большая в мире женская организация, понятно, в Китае — это Всекитайская федерация женщин, у нее 20 тысяч одних только центров борьбы с бедностью по всей… РИА Новости, 19.01.2021

2021-01-19T08:00

2021-01-19T08:00

2021-01-19T08:00

хэнань

великобритания

китай

авторы

мнение — авторы

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e5/01/12/1593568683_0:161:3078:1893_1920x0_80_0_0_5397423f8ccb61d476acde9443d1e95e.jpg

Самая большая в мире женская организация, понятно, в Китае — это Всекитайская федерация женщин, у нее 20 тысяч одних только центров борьбы с бедностью по всей стране. Мужчины к этим центрам отношения не имеют, они для относительно одиноких дам или просто очень предприимчивых. Итоги года: вывели из нищеты пять миллионов соотечественниц. В центральной провинции Хэнань одна умная женщина взяла в аренду десять гектаров земли и начала там выращивать клубнику (климат подходящий). Местные активистки федерации ей помогли, прежде всего политическим вниманием — тем, что сделали проект особо охраняемым от скептиков. В итоге лучше жить стала целая деревня, а потом появились еще 32 такие плантации, на которых работают пять тысяч человек, 90 процентов которых — женщины. Почему у мужчин не получается с клубникой (или им она неинтересна), федерацию не волнует. Еще есть проекты по развитию традиционной вышивки народа мяо и прочие швейные производства, и в каждом случае какую-то роль сыграли сельские представительницы той самой федерации. Иногда с человеком достаточно просто поговорить, поддержать какие-то его (то есть ее) идеи, и дальше дело идет само. Федерацию создали за полгода до образования КНР, весной 1949 года, и она считалась вроде как коммунистической организацией. Хотя что тут коммунистического, когда помогаешь создать частное предприятие, — большой философский вопрос. Еще более философский вопрос — какое отношение это имеет к феминизму, как мы это слово сегодня воспринимаем. Признаки дискриминации мужчин тут налицо, но и не более того. Вся эта китайская история интересна вот почему: ну хорошо, Китай смог стать одной из двух первых экономик мира в рекордные сроки, но это экономика, то есть деньги. А как насчет идей? И естественно, что этот самый мир — или часть такового — ждет от Китая еще и морального, идейного лидерства. То есть присматривается к китайским особенностям функционирования и развития общества на предмет добровольного их заимствования. И тут выясняется, что заимствовать трудно. Например, если уж речь о женских проблемах, то у нас вряд ли бы поняли, почему вся китайская держава минувшим летом яростно обсуждала телевизионный проект «Сестры, о которых говорят», а сейчас набросилась на новое похожее шоу «Земля женщин». Цифры типично китайские: трейлер просмотрели 1,7 миллиарда человек. Страсти тоже китайские: все ругаются, все недовольны. Тут разговор уже не о сельской нищете, а о сложной жизни процветающего городского обитателя. И речь всего-то о том, какой женщине живется лучше: до 30 или после. До — мужчины лучше ее воспринимают. После — у нее устоявшаяся карьера, опыт, семья, бизнес, но… Кстати, «Сестры» — это череда выступлений звезд шоу-бизнеса любого зрелого возраста, с общей идеей доказать, что обаяние таковых стало с годами только сильнее. Недовольны же обитательницы интернета предсказуемо тем, что снимали мужчины, которые ничего не понимают. В общем, у каждой цивилизации в каждый данный момент свои тараканы. И не будем даже начинать разговор о том, как несколько лет назад шли споры в соседней Японии уже о мужчинах (никоим образом не гомосексуальных) — надо ли им пользоваться косметикой и часами сидеть в соответствующих салонах. Победили, разумеется, лоббисты индустрии красоты… Что касается тараканов западной цивилизации, то с безопасного от нее расстояния очень хорошо видна принципиальная разница подходов к тому общему для всех факту, что женщина — не мужчина. Восточный феминизм не напрашивается на драку, не раскалывает общество на непримиримые части. Западный при любых поворотах его глубокой философской мысли норовит не то чтобы провести разделительные линии, а выкопать в своем обществе непроходимые пропасти, поделить население на «их» и «нас», да так, чтобы «их» уничтожить на корню. Строго говоря, этот рефлекс касается не только того, что мы называем феминизмом. Он проявляется где угодно. Черный расизм объявляет, что белые обречены на вечное покаяние и денежные выплаты потомкам рабов. Левацкий радикализм демократов или социал-демократов предполагает, что республиканцы и прочие консерваторы должны быть поставлены на колени, чтобы не встали. И так во всем: сразу надо обозначить своих и чужих, с чужими даже не вступать в споры, а немедленно изобретать способы их уничтожения, чтобы следующее поколение было уже единообразным и правильным. Причем всю эту драчливую гадость надо обязательно тащить по всему миру через всяческие фонды и прочие организации, да хоть в Китай. Но вернемся к нашей клубнике (и вышивке народа мяо). Даже и в западной цивилизации есть сюжеты, когда женские проблемы видятся не только в плане уничтожения насильников из эпизодов двадцатилетней давности — в этих сюжетах, как ни странно, фигурируют все те же, что у сельских китаянок, вопросы бедности. Причем они как-то связаны с тем, что есть специфически мужские профессии, в которых у «непрекрасного пола» есть преимущества. И вот (что характерно, пример тоже из китайских СМИ — им это интересно) в Великобритании выяснилось, что некоторые женщины уже готовы пойти на тяжелую мужскую работу, жизнь заставляет. И такие должности им не заказаны, тут не до дискриминации: людей не хватает, а мигрантов не напасешься, особенно если те получают пособие и работать не спешат. Но женщин отпугивает стиль объявлений о найме. Феминистски на своем специфическом языке (который никому не советую учить) называют этот язык «мачистским». А именно: женщинам не нравится, когда им объясняют, какой это восторг — нестись к месту поломки техники в фургончике, испачкать руки в машинном масле, взобраться на телеграфный столб… Жизнь настоящего мужчины, в общем. А как только слова «инженер» и «техник» заменили на «системный координатор», приток леди, желающих занять инженерно-технические должности, возрос на 200 процентов. Это уже, наверное, британские тараканы — когда ненавидеть мужчин с «их» языком, надо настолько, что даже не хочется оказаться равными им на бывшей мужской работе. Китайцам этого явно не понять.

https://ria.ru/20201215/kitay-1589393380.html

https://ria.ru/20201125/bednost-1586132835.html

https://radiosputnik.ria.ru/20201215/ssha-1589325911.html

https://ria.ru/20210109/zhena-1592359757.html

хэнань

великобритания

китай

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Дмитрий Косырев

https://cdn24.img.ria.ru/images/91056/41/910564151_162:0:1038:876_100x100_80_0_0_fc817097c5955e90cca80f1fd5260ca4.jpg

Дмитрий Косырев

https://cdn24.img.ria.ru/images/91056/41/910564151_162:0:1038:876_100x100_80_0_0_fc817097c5955e90cca80f1fd5260ca4.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e5/01/12/1593568683_177:0:2908:2048_1920x0_80_0_0_256c4fb2c837b538e2654782ea1e2a67.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Дмитрий Косырев

https://cdn24.img.ria.ru/images/91056/41/910564151_162:0:1038:876_100x100_80_0_0_fc817097c5955e90cca80f1fd5260ca4.jpg

хэнань, великобритания, китай, авторы, мнение — авторы

Самая большая в мире женская организация, понятно, в Китае — это Всекитайская федерация женщин, у нее 20 тысяч одних только центров борьбы с бедностью по всей стране. Мужчины к этим центрам отношения не имеют, они для относительно одиноких дам или просто очень предприимчивых. Итоги года: вывели из нищеты пять миллионов соотечественниц. В центральной провинции Хэнань одна умная женщина взяла в аренду десять гектаров земли и начала там выращивать клубнику (климат подходящий). Местные активистки федерации ей помогли, прежде всего политическим вниманием — тем, что сделали проект особо охраняемым от скептиков. В итоге лучше жить стала целая деревня, а потом появились еще 32 такие плантации, на которых работают пять тысяч человек, 90 процентов которых — женщины. Почему у мужчин не получается с клубникой (или им она неинтересна), федерацию не волнует. 15 декабря 2020, 20:06Россия-Китай: ГлавноеКак Китаю удалось вывести сотни миллионов человек из бедности

Еще есть проекты по развитию традиционной вышивки народа мяо и прочие швейные производства, и в каждом случае какую-то роль сыграли сельские представительницы той самой федерации. Иногда с человеком достаточно просто поговорить, поддержать какие-то его (то есть ее) идеи, и дальше дело идет само.

Федерацию создали за полгода до образования КНР, весной 1949 года, и она считалась вроде как коммунистической организацией. Хотя что тут коммунистического, когда помогаешь создать частное предприятие, — большой философский вопрос.

Еще более философский вопрос — какое отношение это имеет к феминизму, как мы это слово сегодня воспринимаем. Признаки дискриминации мужчин тут налицо, но и не более того. Вся эта китайская история интересна вот почему: ну хорошо, Китай смог стать одной из двух первых экономик мира в рекордные сроки, но это экономика, то есть деньги. А как насчет идей? И естественно, что этот самый мир — или часть такового — ждет от Китая еще и морального, идейного лидерства. То есть присматривается к китайским особенностям функционирования и развития общества на предмет добровольного их заимствования.

И тут выясняется, что заимствовать трудно. Например, если уж речь о женских проблемах, то у нас вряд ли бы поняли, почему вся китайская держава минувшим летом яростно обсуждала телевизионный проект «Сестры, о которых говорят», а сейчас набросилась на новое похожее шоу «Земля женщин». Цифры типично китайские: трейлер просмотрели 1,7 миллиарда человек. Страсти тоже китайские: все ругаются, все недовольны.

25 ноября 2020, 08:00

Нищеты больше нет. Кого Китай победит следующим

Тут разговор уже не о сельской нищете, а о сложной жизни процветающего городского обитателя. И речь всего-то о том, какой женщине живется лучше: до 30 или после. До — мужчины лучше ее воспринимают. После — у нее устоявшаяся карьера, опыт, семья, бизнес, но… Кстати, «Сестры» — это череда выступлений звезд шоу-бизнеса любого зрелого возраста, с общей идеей доказать, что обаяние таковых стало с годами только сильнее. Недовольны же обитательницы интернета предсказуемо тем, что снимали мужчины, которые ничего не понимают.

В общем, у каждой цивилизации в каждый данный момент свои тараканы. И не будем даже начинать разговор о том, как несколько лет назад шли споры в соседней Японии уже о мужчинах (никоим образом не гомосексуальных) — надо ли им пользоваться косметикой и часами сидеть в соответствующих салонах. Победили, разумеется, лоббисты индустрии красоты…

Что касается тараканов западной цивилизации, то с безопасного от нее расстояния очень хорошо видна принципиальная разница подходов к тому общему для всех факту, что женщина — не мужчина. Восточный феминизм не напрашивается на драку, не раскалывает общество на непримиримые части. Западный при любых поворотах его глубокой философской мысли норовит не то чтобы провести разделительные линии, а выкопать в своем обществе непроходимые пропасти, поделить население на «их» и «нас», да так, чтобы «их» уничтожить на корню.

Строго говоря, этот рефлекс касается не только того, что мы называем феминизмом. Он проявляется где угодно. Черный расизм объявляет, что белые обречены на вечное покаяние и денежные выплаты потомкам рабов. Левацкий радикализм демократов или социал-демократов предполагает, что республиканцы и прочие консерваторы должны быть поставлены на колени, чтобы не встали. И так во всем: сразу надо обозначить своих и чужих, с чужими даже не вступать в споры, а немедленно изобретать способы их уничтожения, чтобы следующее поколение было уже единообразным и правильным. Причем всю эту драчливую гадость надо обязательно тащить по всему миру через всяческие фонды и прочие организации, да хоть в Китай.

15 декабря 2020, 14:16АкцентыИщите женщин, или Почему США и Китай продолжат борьбу друг с другом

Но вернемся к нашей клубнике (и вышивке народа мяо). Даже и в западной цивилизации есть сюжеты, когда женские проблемы видятся не только в плане уничтожения насильников из эпизодов двадцатилетней давности — в этих сюжетах, как ни странно, фигурируют все те же, что у сельских китаянок, вопросы бедности. Причем они как-то связаны с тем, что есть специфически мужские профессии, в которых у «непрекрасного пола» есть преимущества.

И вот (что характерно, пример тоже из китайских СМИ — им это интересно) в Великобритании выяснилось, что некоторые женщины уже готовы пойти на тяжелую мужскую работу, жизнь заставляет. И такие должности им не заказаны, тут не до дискриминации: людей не хватает, а мигрантов не напасешься, особенно если те получают пособие и работать не спешат. Но женщин отпугивает стиль объявлений о найме. Феминистски на своем специфическом языке (который никому не советую учить) называют этот язык «мачистским».

А именно: женщинам не нравится, когда им объясняют, какой это восторг — нестись к месту поломки техники в фургончике, испачкать руки в машинном масле, взобраться на телеграфный столб… Жизнь настоящего мужчины, в общем. А как только слова «инженер» и «техник» заменили на «системный координатор», приток леди, желающих занять инженерно-технические должности, возрос на 200 процентов.

Это уже, наверное, британские тараканы — когда ненавидеть мужчин с «их» языком, надо настолько, что даже не хочется оказаться равными им на бывшей мужской работе. Китайцам этого явно не понять.

9 января, 01:45

В Китае рассказали, что думают о русских женах

Британские СМИ: «избыточные китаянки» — это положительное обозначение успешных незамужних женщин в Китае

Автор: Nima Prenton

  На сайте британской газеты The Independent 19 марта появилась статья под названием «Не жалейте незамужних китаянок «в возрасте», они живут лучше, чем Вы думаете».

Мне 25 лет, я не замужем, значительную часть времени живу в Китае. Встречаясь с незнакомыми китайцами, складывается впечатление, что они задуют практически одни и те же вопросы: Откуда ты? Сколько лет? Есть ли молодой человек? Узнав о том, что у меня нет второй половинки, китайцы либо качают головой, либо впадают в недоумение или даже сочувствуют мне.

Многочисленные сообщения Запада сосредоточены на том, что китайское общество оскорбляет успешных незамужних женщин в возрасте 30 лет и старше. Однако западные СМИ не учитывают то, что выражение «шэннюй» (словосочетание, которое описывает успешных незамужних женщин старше 30 лет, дословно переводится как «оставшиеся или избыточные женщины») каждый понимает по-своему, его можно использовать в разных случаях, конкретный смысл зависит от отдельного человека. Слово «шэн» можно понять, как созвучное ему другое слово «шэн», в переводе с китайского языка означающего «побеждать, выигрывать». Некоторые люди считают, что выражение «шэннюй» носит положительную окраску, описывает успешных незамужних женщин.

«Шэннюй» — это передовики современного Китая. Они – городские жители, которые «опьянены» головокружительными личными достижениями, без каких-либо ограничений наслаждаются яркой и великолепной современной жизнью. Эти женщины знают о существующем социальном давлении, связанном с замужеством, однако все они получили хорошее образование, кроме того, они материально независимы, поэтому не спешат выходить замуж.

Данные Национального статистического бюро КНР показывают, что среди китайского населения младше 30 лет мужчин на 20 млн. больше, чем женщин. Несмотря на то, что в китайских деревнях по-прежнему существует предпочтительное отношение к сыновьям, нежели чем к дочерям, для талантливых китаянок наличие свободных мужчин все же является хорошей возможностью найти спутника жизни. Однако, почему в Китае все же так много «оставшихся дам»? Такое происходит не потому, что они никому не нужны, их успешность стала причиной высоких стандартов в выборе себе второй половинки.

Родители таких девушек надеются, что их дочери смогут найти более успешных мужчин, чтобы они смогли ухаживать за ними. Однако вопрос в том, нужна ли таким успешным женщинам мужская забота? В Китае с каждым днем растет показатель разводов. Согласно новому постановлению о браке, после развода квартира отходит стороне, которая купила ее, обычно квартиру покупает сторона мужа. Современные китаянки не похожи на представительниц старшего поколения Китая, они менее зависимы от мужчин.

С точки зрения нынешней ситуации, единственным фактором, который может остановить рост количество «избыточных девушек» является семейное чувство вины. Поскольку представителям поколения 80-х годов в Китае разрешат иметь двоих детей, давление к будущим подобным семьям, возможно, постепенно ослабнет. Вслед за стремительной модернизацией Китая, выражение «оставшиеся женщины» даже может стать полностью положительным обозначением.-о-

Китай: замужняя женщина, которая обратилась к врачу из-за травмы лодыжки, обнаружила, что родилась мужчиной, World News

Китайская женщина, которая пыталась зачать ребенка в течение года, была потрясена, узнав, что на самом деле она родилась мужчиной.

25-летняя женщина обнаружила интерсекс после того, как ей сделали рентгеновский снимок поврежденной лодыжки, сообщает SCMP.

Рентген травмированной лодыжки показал, что у Пинпин, имя которой было изменено, кость не развивалась с подросткового возраста, и дальнейшее исследование показало, что она никогда не мастурбировала.

Также читайте | «Чудо-младенец»: женщина забеременела, несмотря на то, что она девственница

«Когда я был молод, мама отвела меня к врачу. Врач сказал, что я просто сексуально развиваюсь медленнее, чем другие, и что у меня могут быть месячные через несколько лет», — сказал Пинпин местному врачу.

«Когда я вырос, я обнаружил, что эта проблема довольно неприятна, поэтому я не относился к ней серьезно».

Она сказала, что у нее не было никаких причин чувствовать что-либо, кроме биологической женщины из-за наличия женских гениталий, — говорится в заявлении Первой дочерней больницы медицинского колледжа Чжэцзянского университета, опубликованном на этой неделе в WeChat.

Пинпин спросил эндокринолога, что: «Мы с мужем пытаемся завести ребенка в течение года, хотя безуспешно. Связано ли это [с моим костным возрастом и отсутствием менструации]?»

Анализы показали, что у нее высокое кровяное давление и низкий уровень калия в крови.

Это типичный симптом заболевания, называемого врожденной гиперплазией надпочечников, которое может вызвать нарушение полового развития.

Врачи предположили, что это могло быть связано с тем, что ее родители тесно связаны друг с другом.

Генетический тест показал, что ее кариотип 46, XY, что встречается у мужчин, у которых нет ни мужских, ни женских гениталий, сказал эндокринолог доктор Донг Фэнцинь.

Пинпин узнала, что, хотя у нее нет матки или яичников, у нее также отсутствуют мужские гениталии или кадык.

Почему связывание ног сохраняется в Китае на протяжении тысячелетия | История

В течение последнего года я работала с британским телеканалом BBC над созданием документального сериала об истории женщин.В последнем туре съемок произошел инцидент, который не дает мне покоя. Это произошло во время сегмента социальных изменений, которые затронули китайских женщин в конце 13 века.

Эти изменения можно проиллюстрировать на практике связывания ног у женщин. Некоторые ранние доказательства этого происходят из гробницы госпожи Хуан Шэн, жены члена имперского клана, которая умерла в 1243 году. Археологи обнаружили крошечные деформированные ступни, которые были обернуты марлей и помещены в «ботиночки лотоса» особой формы.«В одном из своих произведений на камеру я балансировал на ладони пару вышитых кукольных туфель, рассказывая о госпоже Хуан и происхождении связывания ног. Когда все закончилось, я обратилась к куратору музея, который подарил мне туфли, и прокомментировал глупость использования игрушечной обуви. Это было тогда, когда мне сообщили, что я держал настоящую вещь. Миниатюрные «кукольные» туфли на самом деле носил человек. Шок от открытия был подобен тому, что вас облили ведром с ледяной водой.

Считается, что связывание ног было вдохновлено придворной танцовщицей X века по имени Яо Нян, которая связала свои ступни в форме новой луны. Она очаровала императора Ли Ю, танцуя на цыпочках внутри шести футов золотого лотоса, украшенного лентами и драгоценными камнями. В дополнение к изменению формы стопы, практика также вырабатывала особую походку, которая опиралась на мышцы бедер и ягодиц для поддержки. С самого начала связывание ног было проникнуто эротическим подтекстом.Постепенно другие придворные дамы — имевшие деньги, время и пустоту, которую нужно было заполнить, — начали использовать бинты для ног, что сделало их символом статуса среди элиты.

Маленькая ступня в Китае, ничем не отличавшаяся от тонкой талии в викторианской Англии, олицетворяла собой вершину женской утонченности. Для семей с дочерьми на выданье размер стопы переводится как денежная единица и средство повышения мобильности. Самая желанная невеста имела трехдюймовый фут, известный как «золотой лотос». Было респектабельно иметь четырехдюймовые стопы — серебряный лотос, — но стопы пяти дюймов и более считались железными лотосами.Перспективы замужества для такой девушки были действительно туманными.

Луи Шуй Инь (справа) связали ноги в 1930-х годах, после того как этот обычай вышел из моды.(Джо Фаррелл) Автор держит пару крошечных «ботинок лотоса», которые были распространены до того, как практика была запрещена.(Эндрю Лихтенштейн) Фотограф Джо Фаррелл намеревалась запечатлеть некоторых из последних живых женщин в сельских районах Китая со связанными ногами для своей серии «Живая история.Среди них: Чжан Юнь Ин, 88 лет. (Джо Фаррелл) «Только за последний год три женщины, которых я документировала, умерли», — отметила Фаррелл на странице Kickstarter, которую она разместила в прошлом году для сбора средств для своего проекта.(Джо Фаррелл) «Я считаю, что сейчас необходимо сосредоточиться на записи своих жизней, пока не стало слишком поздно», — написал Фаррелл.Леди Пин Яо (вверху) была сфотографирована в возрасте 107 лет. (Джо Фаррелл) Фаррелл говорит, что цель ее проекта «запечатлеть и отпраздновать часть истории, которую в настоящее время редко показывают и которая скоро будет потеряна навсегда.(Вверху: Чжан Юнь Ин, 88.) (Джо Фаррелл) Фаррелл работал с местным переводчиком, чтобы заставить женщин (вверху: Чжан Юнь Инь и Пин Яо Леди) рассказывать свои истории.(Джо Фаррелл) Женщины на фотографиях Фаррелла — это «крестьяне-фермеры, работающие на земле в сельской местности вдали от городской жизни, которую так часто изображают в академических кругах в связке ног», — пишет она.(Джо Фаррелл) Снимая документальный сериал об истории женщин, Форман сначала поверила, что она держит кукольные туфли — она ​​была ошеломлена, узнав, что на самом деле их носил человек.(Эндрю Лихтенштейн) Автор Аманда Форман сравнивает пару «ботинок лотоса» со своей рукой.(Эндрю Лихтенштейн)

Когда я держал туфли с лотосами в руке, было ужасно осознавать, что каждый аспект женской красоты неразрывно связан с болью.Расположенные рядом, туфли были размером с мой iPhone и менее чем на полдюйма шире. Мой указательный палец был больше, чем «носок» ботинка. Было очевидно, почему процесс должен был начаться еще в детстве, когда девочке было 5-6 лет.

Сначала ее ноги погрузили в горячую воду, а ногти на ногах были коротко острижены. Затем ступни массировали и смазывали маслом до того, как все пальцы ног, кроме больших, были сломаны и привязаны к подошве, образуя треугольную форму. Затем ее свод был растянут, так как ступня была согнута вдвое.Наконец, ступни были привязаны к месту с помощью шелковой полоски длиной десять футов и шириной два дюйма. Эти повязки ненадолго снимали каждые два дня, чтобы предотвратить заражение стопы кровью и гноем. Иногда «лишнюю» плоть срезали или заставляли гнить. Девушек заставляли преодолевать большие расстояния, чтобы ускорить перелом свода стопы. Со временем обертывания стали туже, а обувь меньше, так как каблук и подошва сдавились. Через два года процесс был завершен, и образовалась глубокая щель, в которой можно было удерживать монету.После того, как ступня была раздавлена ​​и связана, ее нельзя было изменить, если бы женщина снова не испытывала ту же боль.

***

Как показывает практика связывания ног, социальные силы в Китае тогда поработили женщин. И влияние можно оценить, рассмотрев три величайших женских фигуры Китая: политик Шангуань Ван’эр (664-710), поэт Ли Цин-чжао (1084-1151) и воительницу Лян Хунъюй (около 1100–1151 гг.) 1135).Все три женщины жили до того, как связывание ног стало нормой. Они проявили себя сами по себе — не как голоса за троном или муз, вдохновляющие других, а как самостоятельные агенты. Хотя ни одна из них не известна на Западе, имена женщин в Китае стали нарицательными.

Шангуань начала свою жизнь при неудачных обстоятельствах. Она родилась в год, когда ее дед, канцлер императора Гаоцзуна, был замешан в политическом заговоре против могущественной жены императора, императрицы У Цзэтянь.После того, как заговор был раскрыт, разгневанная императрица казнила мужчин из семьи Шангуань, а всех женщин поработила. Тем не менее, узнав об исключительном таланте 14-летнего Шангуань Ван’эр как поэта и писца, императрица сразу же наняла девушку в качестве своего личного секретаря. Так начались необычные 27-летние отношения между единственной женщиной-императором Китая и женщиной, чью семью она разрушила.

В конце концов У повысила Шангуань от министра культуры до главного министра, возложив на нее ответственность за составление имперских указов и указов.Положение было таким же опасным, как и во времена ее деда. Однажды императрица подписала свой смертный приговор только для того, чтобы в последнюю минуту наказание было заменено обезображиванием лица. Шангуань пережил падение императрицы в 705 году, но не последовавшие политические потрясения. Она не могла не оказаться втянутой в заговоры выжившего потомства и контрзаговоры на престол. В 710 году ее уговорили или заставили составить поддельный документ, передававший власть вдовствующей императрице Вэй.Во время кровавых столкновений между фракциями Шангуань выволокли из дома и обезглавили.

Более поздний император собрал ее стихи и записал их для потомков. Многие из ее стихов были написаны по приказу императора в ознаменование определенного государственного события. Но она также внесла свой вклад в развитие «поэмы о поместье», формы поэзии, прославляющей придворного, который охотно выбирает простую пастырскую жизнь.

Шангуань считается некоторыми учеными одним из предков Высокого Тан, золотого века китайской поэзии.Тем не менее, ее творчество бледнеет по сравнению со стихами Ли Цинчжао, уцелевшие реликвии которой хранятся в музее в ее родном городе Цзинань — «Городе источников» — в провинции Шаньдун.

Ли жил в одно из наиболее хаотичных времен эпохи Сун, когда страна была разделена на северный Китай при династии Цзинь и южный Китай при Сун. Ее муж был чиновником среднего звена в правительстве Сун. Они разделяли сильную страсть к искусству и поэзии и были заядлыми коллекционерами древних текстов.Ли было за 40, когда умер ее муж, обрекая ее на все более тяжелое и нищенское вдовство, которое продлилось еще два десятилетия. В какой-то момент она вышла замуж за человека, с которым развелась через несколько месяцев. Представительница стихов ci — лирических стихов, написанных на популярные мелодии, Ли излила свои чувства к мужу, вдовству и последующему несчастью. В конце концов она поселилась в Линьане, столице южной Сун.

Поздние стихи Ли становились все более мрачными и отчаянными.Но ее ранние работы полны радости жизни и эротического желания. Как этот, приписываемый ей:

Заканчиваю настройку трубок
лицом к цветочному зеркалу
тонко одет
малиновый шелковый шифт
полупрозрачный
поверх ледяной плоти
блестящий
кремового цвета
сверкающие ароматические масла
и смех
моему милому другу
сегодня вечером
ты внутри
мои шелковые занавески
твоя подушка, твой коврик
остынет.

Литературные критики в более поздних династиях изо всех сил пытались примирить женщину с поэзией, считая ее повторный брак и последующий развод оскорблением неоконфуцианской морали. По иронии судьбы, Ли и ее современник Лян Хунъюй считали первого более преступным. Лян была бывшей куртизанкой, которая следовала за своим мужем-солдатом из лагеря в лагерь. Уже выходя за рамки респектабельности, она не подвергалась обычному осуждению, присущему женщинам, которые вышли за рамки nei — женской сферы домашних навыков и ведения домашнего хозяйства — и вступили в wei , так называемое мужское царство. литературное образование и государственная служба.

Лян выросла на военной базе, которой командовал ее отец. Ее образование включало военные учения и изучение боевых искусств. В 1121 году она встретила своего мужа, младшего офицера по имени Хань Шичжун. С ее помощью он стал генералом, и вместе они сформировали уникальное военное партнерство, защищая северный и центральный Китай от вторжений конфедерации чжурчжэней, известной как царство Цзинь.

В 1127 году силы Цзинь захватили столицу Сун в Бяньцзине, вынудив китайцев основать новую столицу в южной части страны.Поражение чуть было не привело к государственному перевороту, но Лян и ее муж были среди военачальников, которые встали на сторону осажденного режима. За храбрость ей было присвоено звание «Леди-защитница». Три года спустя Лян обрела бессмертие за участие в военно-морском сражении на реке Янцзы, известном как битва при Хуантиандане. Используя комбинацию барабанов и флагов, она смогла сигнализировать о местонахождении флота Джин своему мужу. Генерал загнал флот в угол и удерживал его 48 дней.

Лян и Хан похоронены вместе в гробнице у подножия горы Линъянь. Ее репутация национальной героини оставалась такой, что ее биография была включена в «Набросок модели для женщин » XVI века Леди Ван, одну из четырех книг, которые стали стандартными текстами конфуцианской классики для женского образования.

Хотя это может показаться неочевидным, причины, по которым неоконфуцианцы причисляли Лян к похвале, а не Шангуань или Ли, были частью тех же социальных импульсов, которые привели к повсеместному принятию связывания ног.Прежде всего, история Лян продемонстрировала ее непоколебимую преданность своему отцу, затем ее мужу и через него государству Сун. Таким образом, Лян выполнила свой долг подчиняться надлежащему (мужскому) общественному порядку.

Династия Сун была временем огромного экономического роста, но также и огромной социальной незащищенности. В отличие от средневековой Европы при императорах Сун сословный статус больше не передавался по наследству, а зарабатывался через открытую конкуренцию. Старые китайские аристократические семьи оказались вытесненными меритократическим классом, называемым литераторами.Поступление было получено после сдачи строгих экзаменов на государственную службу, которые измеряли уровень владения конфуцианским каноном. Неудивительно, что по мере того, как интеллектуальная доблесть стала цениться выше грубой силы, культурное отношение к мужским и женским нормам сместилось в сторону более разреженных идеалов.

Связывание ног, которое зародилось как модный импульс, стало выражением ханьской идентичности после вторжения монголов в Китай в 1279 году. Тот факт, что его выполняли только китайские женщины, превратил эту практику в своего рода стенографию национальной гордости.Периодические попытки запретить это, как пытались маньчжуры в 17 веке, были связаны не с самим связыванием ног, а с тем, что оно символизировало. Для китайцев эта практика была ежедневным доказательством их культурного превосходства над грубыми варварами, которые правили ими. Это стало, как и конфуцианство, еще одной точкой различия между ханьцами и остальным миром. По иронии судьбы, хотя конфуцианские ученые изначально осуждали связывание ног как легкомыслие, соблюдение женщиной обоих правил стало единым действием.

Ранние формы конфуцианства подчеркивали сыновнюю почтительность, долг и образованность. Форма, возникшая в эпоху Сун, неоконфуцианство, была наиболее близкой к государственной религии Китая. Он подчеркивал неделимость социальной гармонии, моральной ортодоксальности и ритуализированного поведения. Для женщин неоконфуцианство уделяло особое внимание целомудрию, послушанию и усердию. У хорошей жены не должно быть никаких других желаний, кроме как служить своему мужу, никаких других амбиций, кроме как родить сына, и никаких интересов, кроме подчинения себя семье мужа, что, среди прочего, означает, что она никогда не должна повторно выходить замуж, если овдовела.Каждый конфуцианский учебник по нравственному женскому поведению включал в себя примеры женщин, которые были готовы умереть или пострадать от увечий, чтобы доказать свою приверженность «Пути мудрецов». Акт связывания ног — связанная с этим боль и создаваемые ею физические ограничения — стал ежедневной демонстрацией женщиной ее собственной приверженности конфуцианским ценностям.

Правда, какой бы неприятной она ни была, это то, что связывание ног пережили, увековечили и применяли женщины. Хотя сейчас она полностью отвергнута в Китае (последняя обувная фабрика, производившая обувь из лотоса, закрылась в 1999 году), она просуществовала тысячу лет отчасти благодаря эмоциональному вкладу женщин в эту практику.Ботинок лотоса — это напоминание о том, что история женщин не следовала прямой линии от страдания к прогрессу, и это не просто большой свиток патриархата. Шангуань, Ли и Лян в свое время не имели себе равных в Европе. Но с появлением связывания ног их духовные потомки оказались на Западе. Между тем в течение следующих 1000 лет китайские женщины направили свою энергию и таланты на достижение трехдюймовой версии физического совершенства.

Жизнь Афонг Мой, первой китаянки в Америке ‹Литературный центр

В 1834 году Афонг Мой была первой признанной китаянкой, прибывшей в Америку.Путешествуя по стране, она стала первым китайцем, получившим признание широкой публики и национальное признание. Хотя ее слава была недолгой, она познакомила американцев с Китаем через свою личность и товары, которые продвигала.

За 17 лет заметного присутствия Афонг Мой в Америке ее отношение к китаянке со временем менялось. Когда она впервые приехала, публика в целом отреагировала на Китай положительно. На грани патрицианского ориентализма воспринимаемый «Восток» был экзотикой, красотой, достоинством и почитаемой историей.Торговцы Карнеса, Фрэнсис и Натаниэль Г., и капитан корабля Бенджамин Обир, который привез Афонг Мой в Америку, воспользовались этим восприятием, используя чувственный стимул, который исходил от продажи китайских товаров с экзотикой. Они играли, контролировали и опосредовали осознание общественностью ее визуальных отличий — ее связанных ног, китайской одежды и аксессуаров — и все это для продвижения своих товаров.

На втором этапе своего жизненного опыта, в конце 1830-х годов, Афонг Мой перешла от пропаганды товаров к представителям зрелищ.За это время она испытала соединение двух миров — рынка и театра. Afong Moy действовал одновременно как развлечение, назидание и рекламный щит. Ее новый менеджер иногда помещал ее на панорамный фон иллюзионистской восточной сцены, тем самым подчеркивая ее культурную исключительность через ее одежду, предметы и образы.

Прибытие Афонг Мой в период великих потрясений в американской культурной и экономической жизни поставило ее под прицел рабства, изгнания коренных американцев, движения за моральные реформы и двойственного отношения к женщинам.Во время ее трехлетнего путешествия с 1834 по 1837 год по Средней Атлантике, Новой Англии, югу, Кубе и вверх по реке Миссисипи ее раса послужила поводом для насмешек, шовинизма, религиозного прозелитизма и патерналистского контроля.

После душераздирающего восьмилетнего междуцарствия, скрытого от общественности, Афонг Мой снова вышел на сцену в конце 1840-х — начале 1850-х годов. Ее менеджером стал П. Т. Барнум, мастер по маркетингу различий. Он признал ее рекламную ценность как единственной китаянки в Америке, чьи связанные ноги, одежда, предметы и опыт означали присутствие «востоковеда», которое могло бы возбудить американскую публику.Время, проведенное Афонг Мой в Америке, принесло Барнум дополнительную пользу: ей больше не требовался собеседник. Хотя иногда ей требовался переводчик, ее языковых навыков было достаточно для большинства взаимодействий с аудиторией. На сцене она представила доказательства своего непохожести от использования палочек для демонстрации и объяснения китайских религиозных ритуалов.

Благодаря презентациям Афонг Мой контрасты и огромные различия между Востоком и Западом стали очевидными, и результат часто вызывал высокомерную реакцию публики.

Тем не менее, с течением времени и с появлением новых взглядов на Китай, которые стали возможными с открытием четырех дополнительных китайских портов в конце 1840-х годов, общественное мнение в отношении Китая стало менее приемлемым. Все более распространенными стали насмешливые и насмешливые комментарии в прессе и выступления Афонг Мой на сцене. В обществе начали формироваться стереотипные представления о китайцах как об отсталых, деспотичных, недемократических, а иногда и жестоких. Классификация и обозначение «типов» народов учеными и философами подтвердили эту точку зрения.Промоутеры и комментаторы связали с Афонг Мой негативные характеристики китайцев: женщина, «восточница» и артистка на сцене.

Благодаря ее выступлениям контрасты и огромные различия между Востоком и Западом стали очевидными, и результат часто вызывал высокомерную реакцию публики. Таким образом, ее положение было не столько мостом к чуждой и древней культуре, сколько фольгой для новой. Ее связанные ноги и одежда, а также обычаи ее китайской женственности вызвали противоположные определения американской женственности.Ее религиозные убеждения, часто характеризуемые как языческие, вызвали отклик со стороны реформаторов морали и других христиан. Ее объяснение абсолютной власти и управления китайского императора вызывало контраст с американским республиканизмом с его упором на добродетель, самоуправление, образование и самоконтроль. Изложение древних путей Китая укрепило представление об успехах Америки.

О жизни Афонг Мой в Америке так мало сказано, написано или сказано, что один из основных способов проникнуть в ее рассказ — это чувственное выражение.Ее жесты, движения, поза и даже слезы передают чувства, которые скрываются за несколькими словами, которые она произнесла. Наблюдения со стороны зрителей дали красноречивые описания мимолетных моментов эмоций Афонг Мой, когда она раздраженно реагировала на прозелитизм, нежелательный контакт и развязывание ног. Эти выразительные моменты позволяют нам понять ее характер, а иногда и ее отчуждение.

Неравенство Афонг Мой заключалось не только в ее «китайскости», но и в ее женственности. В 1830-х годах в Америке жила лишь небольшая горстка китайцев мужского пола, но, вероятно, она была единственной женщиной.Ее пол поставил ее в уникальное положение. Как незамужняя женщина без семьи, ее средства к существованию зависели от своих менеджеров. Со связанными ногами она была ограничена в передвижении. Ее положение сначала в качестве рекламного щита торговца, а затем в качестве зрелища скомпрометировало и ограничило ее место как женщины, живущей в американском обществе.

Кто был аудиторией посланий Афонга Мой, которые были созданы со сцены и представлены в атенеумах, театрах, музеях и лекционных залах по всей Америке? Из тысяч, видевших ее, мы знаем имена и конкретные события только 11 зрителей, которые записывали комментарии в свои дневники, стихи, письма или альбомы для вырезок.Большинство из них принадлежало к среднему или высшему среднему классу, и только один мог считаться элитным.

Хотя в 1830-е годы некоторые места общественного развлечения считались подозрительными, непослушными и неприличными, некоторые места приобрели несколько иной характер. Американцы испытывали растущее желание назидания; музеи, атенеи и салоны давали возможность узнать о более широком мире. Они также были местами, где можно было увидеть участие в этой деятельности. На первом и большей части второго этапа ее постановки события Афонг Мой проходили в этих более респектабельных местах, где начало собираться множество людей.

Торговцы Карнеса и капитан Обир, слуги Афонг Мой, воспользовались этим растущим стремлением к общественному образованию. В 1834 году они ловко переплели свою кампанию продаж с публичной выставкой китайских «диковинок», в том числе Афонг Мой, в салоне возле мэрии Нью-Йорка. В декабре 1834 года они опубликовали двухстраничный каталог своей выставки с изображениями «китайской леди» на обеих сторонах. На одной стороне они перечислили исторические китайские объекты, такие как 600-летние зеркала, железную чашу 1366 года, китайский колокол 1486 года и пять китайских музыкальных инструментов.С другой стороны, они рассказали информацию об Афонг Мой, которого посетители находили «в окружении различных предметов китайского производства, достойных внимания любопытных». Это был первый, хотя и самый маленький из опубликованных американских каталогов, представляющих китайские объекты публике.

В Америке вся известная жизнь Мой была жизнью спектакля. У нас нет другого способа оценить ее значение для других, кроме как через ее жизнь на сцене.

В 1838 году китайский торговец Натан Данн опубликовал Десять тысяч китайских вещей , чтобы сопровождать открытие своего Китайского музея в Филадельфии, а в 1845 году Джон Р.Петерс напечатал описательный каталог для своего Бостонского китайского музея. Торговые предприниматели Карнезы и Обир были в первых рядах, первыми уловив любопытство и стремление людей узнать больше о Китае. В своем каталоге они объединили исторические китайские предметы с современными, доступными для покупки, и повысили привлекательность, включив экзотические, «восточные» изображения Афон Мо. Их небольшое издание способствовало продажам, обещая при этом информировать общественность о Китае.Золотая цепь мировой торговли связала историчность «восточного» Китая с китаянкой и товарами, которые она продвигала.

В Америке вся известная жизнь Афонг Мой была жизнью перформанса. У нас нет другого способа оценить ее значение для других, кроме как через ее жизнь на сцене. Ее презентации были в такой же степени вымыслом предположений ее менеджеров о Китае, как и ее собственными примерами китайскости. Посетители предполагали, что предметы, одежда и изображения, связанные с Afong Moy, имеют историческую ценность.

Тем не менее, как заметил Эдвард Саид, ориентализм «представляет собой систему представлений, созданную целым набором сил, которые привели Восток в западное учение, западное сознание». Таким образом, распространенность того, что означает ориентализм, может широко интерпретироваться и применяться западными влиятельными лицами. Афонг Мой служит мостом, фольгой, а затем и окном в культурное восприятие Америки Америкой. Следовательно, ее необходимо оценивать в свете того, что ее американские менеджеры разрешили ей передать и какие предметы и изображения были доступны в качестве средства передвижения.

Несмотря на эти препятствия и возможные искажения, присутствие Афонг Мой на сцене обеспечило наиболее яркое изображение Китая, которое когда-либо испытывала Америка. Джозефин Ли правильно определила, что «« живость »или« присутствие »театра предполагает немедленную, интуитивную реакцию на телесность расы; воплощение театра переживается или ощущается, равно как и видимое и слышимое. Театр не позволяет нам забыть, что вопросы расовых различий касаются наших самых основных внутренних реакций, переживаний и ощущений.Афонг Мой почувствовала взгляд белой публики, но она, в свою очередь, посмотрела в ответ.

_____________________________________

Отрывок из книги The Chinese Lady: Afong Moy in Early America Нэнси Э. Дэвис. Авторские права © 2019 Издательство Оксфордского университета. Все права защищены.

«Это сложно для китайца!» 5 вещей, которые шокировали китаянок после того, как вышли замуж за японских мужчин

ДОМА «Это сложно для китайца!» 5 вещей, которые шокировали китаянок после того, как вышли замуж за японцев

Дата публикации: 13 декабря 2020 г.

Международные браки в Японии больше не являются чем-то необычным.Особенно когда речь идет о соседнем Китае, многие люди переезжают в Японию на учебу или по работе, поэтому формируется много китайско-японских пар.

Хотя Япония и Китай являются азиатскими странами, есть несколько вещей, которые культурно шокируют супругов после брака. Я взял интервью у китаянки Кам, которая замужем за японцем уже 7 лет! (Следующее отражает только мнения опрошенных).

Уборка и стирка… Он помогает содержать вещи в чистоте

Первое, что удивило Кама после того, как она стала жить с мужем, — это то, что он любит чистоту.

«Дома он помогает со стиркой и уборкой. Мой папа китаец… Ну, не совсем… Мой отец, будучи моим отцом, был ленив (смеется). Я рада, что мой муж даже думает об этом ».

Для супруга не составляет большого труда убирать жилое пространство. Я думаю, что есть много японцев, которые не умеют убирать.Также было приятно не только то, что он убирал, но и то, что он держал его «чистым»!

Я рада, что он доедает блюда, которые я готовлю

«Китайцы готовят много еды, так что ничего страшного, если люди не могут ее съесть. Но мой муж всегда убирает всю мою домашнюю кухню. Я даже не обращал внимания на людей, которые не доедали еду до того, как я женился, но я рада, когда он говорит: «Это действительно хорошо» и убирает тарелку.»

Различия в еде и предпочтения в еде — важные вещи в браке. Все рады хорошей еде. Однако более вероятно, что муж доедает обед не потому, что он японец, а потому, что готовит Кам очень вкусно!

Сохраняет спокойствие даже во время драки. Это действительно сложно для китайца!

В долгом браке иногда бывают ссоры.Какие ссоры у Кам и ее мужа?

«Я сражаюсь один (смеется). Китайцы много и громко разговаривают, что также отражается в драках. Но он всегда спокойно слушает, что бы я ни делал. Если бы он был того же типа личности, что и я, возможно, все накалилось бы гораздо сильнее ».

Я думаю, что это в большей степени зависит от личности, а не от национальности, с сильной китаянкой и спокойным японцем. Они, вероятно, хорошо ладят, потому что хорошо уравновешены.

Я единственный ребенок.Как хорошо иметь братьев и сестер!

Семейная жизнь — это не просто отношения между двумя людьми. Кам часто удивлялась, что покупают родственники мужа.

«Я научился ценить братьев и сестер. Я родился во время политики Китая в отношении единственного ребенка, поэтому у меня нет братьев и сестер. Старший брат и старшая сестра моего мужа очень добрые. Мы вместе едим по выходным, и они дают мне советы о жизни в Японии. Я действительно благодарен за таких вдохновляющих и веселых братьев и сестер.”

Каму в этом году 31 год. Когда я приехал в Китай, все люди, которых я встречал, были только детьми. Похоже, что муж Кам — первый, кого она встретила, у кого есть братья и сестры.

Когда трудно сближаться с людьми, и ты чувствуешь себя немного одиноким

Хотя она благодарна своим новым брату и сестре, она не чувствует, что то же самое происходит с другими членами семьи ее мужа.

«Есть некоторые из его семьи, с которыми я еще не очень близок… Может быть, это из-за того, что японцы застенчивы? Мы встречались достаточно часто, и я подумал, что мы можем постепенно сблизиться.

Это правда, что отчасти из-за того, что они японцы, а отчасти из-за того, что люди из окружающей среды могут быть разными. Конечно, есть много застенчивых японцев, но как только вы познакомитесь с ними поближе, с ними легко поладить. Надеюсь, что, несмотря на национальные барьеры, они будут становиться все ближе и ближе.

Кам, похоже, довольна своей жизнью с мужем-японцем. Иногда могут возникнуть некоторые проблемы, но когда люди, не связанные кровью, собираются вместе, приятно видеть уважение, понимание и хорошие времена.

Автор: Ран Танака

* Это информация с момента публикации статьи.
* Указанные цены и опции могут быть изменены.
* Если не указано иное, все цены включают налог.

Международный женский день в Китае 2021 г., Женский день в китайском стиле

Китайские фестивали и события

От Келли Панг Обновить мар.08.2021

Подарок на женский день

Ежегодно 8 марта в Китае отмечается Международный женский день. Немного отличаясь от первоначальной направленности этого дня, посвященной празднованию экономических, политических и социальных достижений женщин, Женский день стал просто поводом для мужчин выразить свою любовь к женщинам в манере, аналогичной . сочетание Дня святого Валентина и Дня матери (да, многие китайцы в городах отмечают эти два праздника, которые были введены из западных стран.).

Многим китайцам очень нравится этот день. В этот день многие китайские мужчины покупают подарки своим матерям, женам и даже дочерям. Работницы: получают отпуск на полдня, и им нравится делать покупки, наслаждаться другими праздниками, такими как званый обед, спа-процедуры или прогулки.

Women’s Day стал еще одним маркетинговым трюком, позволяющим компаниям проводить большие распродажи женских товаров. Для этих компаний Женский день имеет не большее значение, чем День святого Валентина, и это просто возможность для бизнеса.

Женский день? или День девочек?

Во многих китайских университетах есть интересные практики в женский день. Студентки колледжа учредили новый фестиваль под названием «День девочек » (女生 节 / nyoo-shnng jyeh /), который ежегодно отмечается 7 марта.

В Китае слово «женщины» (妇女 / foo-nyoo /) больше соответствует замужним женщинам, и, поскольку студентки не хотят отказываться от возможности быть «королевами», они создали День девочек. В День девочек университеты проводят множество мероприятий для своих студенток, таких как конкурс макияжа, конкурс ручной работы, оценка самого теплого перепела и конкурс танцев.

Более того, некоторые университеты могут делать деревья желаний или доски желаний, где студентки могут прикреплять карточки, на которых записаны их пожелания (даже профессии для мужчин). Таким образом, 7 марта — это своего рода «День святого Валентина» в кампусе, потому что студенты мужского пола имеют возможность выразить свою любовь студенткам, которыми они восхищаются.

Языковые подсказки

  • 妇女节 (Женский день) : fù-nǚ jié или / foo-nyoo jyeh /
  • 妇女节 快乐 (Счастливый женский день) : fù-nǚ-jié kuài-lè or / foo-nyoo-jyeh kwhy-ler /
  • Поскольку женский день приходится на 8 марта, некоторые китайцы называют этот день Санба Цзе (三八 节 / san-ba jyeh /) для краткости.Однако «» НЕ «» говорит женщинам только « санба » (三八 / san-ba /), потому что санба — оскорбительное слово в китайской культуре, особенно для женщин.

Посмотрите фестивальные туры по Китаю China Highlights и присоединитесь к одному из них или свяжитесь с нами, и мы поможем вам спроектировать свой собственный фестивальный тур по Китаю.

Хлоя Чжао — первая китаянка, номинированная на премию «Оскар» за лучшую режиссуру

С объявлением в понедельник о номинациях на «Оскар» кинорежиссер Хлоя Чжао стала первой китаянкой и первой цветной женщиной, номинированной на звание лучшего режиссера.

Чжао поставила фильм «Страна кочевников», который она также адаптировала из одноименной научно-популярной книги Джессики Брудер. Чжао также была номинирована за сценарий и за монтаж. Дорама претендует на лучшую картину.

В фильме Фрэнсис МакДорманд, номинированная в понедельник на лучшую женскую роль, играет Ферн, вдову с сильной независимостью, которая ведет жизнь в фургоне и кочует, встречая на дороге таких же изгнанных из жизни попутчиков. Высоко оценивая режиссера в своей рецензии, со-главный кинокритик The Times А.О. Скотт писал: «Страна кочевников терпелива, сострадательна и открыта, движима побуждением блуждать и наблюдать, а не судить или объяснять».

Чжао работает над своим следующим фильмом, командой супергероев Marvel «Вечные», но в понедельник сделала заявление: «Я так рада, что мы номинированы! Спасибо академии. Я благодарен за то, что отправился в это путешествие с нашей талантливой командой режиссеров и встретил так много замечательных людей, которые щедро делились с нами своими историями. Большое спасибо моим коллегам по академии за признание этого фильма, который мне очень близок.

Чжао, 38 лет, вырос в Пекине и, согласно профилю в журнале New York, в 2000 году переехал в Лос-Анджелес, чтобы учиться в средней школе. После окончания киношколы при Нью-Йоркском университете она дебютировала в полнометражном фильме «Песни, которые меня научил мой брат», драме 2016 года, действие которой происходит в резервации Пайн-Ридж в Южной Дакоте, а в 2018 году она продолжила хваленый вестерн «Всадник».

В Китае сначала отметили ее достижения в этом сезоне. Но затем националисты нашли старое интервью, которое она дала с критикой Китая, и ссылки на «Nomadland» (включая хэштеги в социальных сетях) были удалены.Но фильм все еще намечен к выходу на экраны 23 апреля.

Только пять женщин когда-либо претендовали на звание лучшего режиссера Оскара: Грета Гервиг («Леди Берд»), Кэтрин Бигелоу («Обиженный шкафчик»), София Коппола («Трудности перевода»), Джейн Кэмпион («Фортепиано» ») И Лина Вертмюллер (« Семь красавиц »). И только Бигелоу победил в 2010 году.

Может ли Чжао стать вторым? На протяжении всего сезона награждения она была лидером, получив «Золотой глобус» за лучший режиссер в прошлом месяце и премию «Выбор критиков» в той же категории в этом месяце, а также ряд наград от групп критиков в Нью-Йорке. Лос-Анджелес, Чикаго и другие места.

Чжао известен подбором непрофессиональных исполнителей и рисованием деталей персонажей из реальной жизни. Сама адаптируя книгу Брудера — задача, которая включала исследование того, как живут странствующие американцы, — она ​​наняла некоторых людей, изображенных в книге, чтобы они сыграли самих себя на экране. Она подтолкнула свою звезду Фрэнсис МакДорманд к работе, которую выполняет ее персонаж Ферн, например, к работе на складе.

«Это очень интересно, многослойность», — сказал Чжао корреспонденту The Times Кайлу Бьюкенену. «Фрэн играет Ферн, но даже имя« Ферн »пришло от нее самой и от того, кем, по ее мнению, могла бы стать, если бы она отправилась в путь.

Традиционные китайские ограничения беременности, связанное со здоровьем качество жизни и воспринимаемый стресс среди беременных женщин в Макао, Китай

Резюме

Цель

Целями этого исследования было определение распространенности и обоснование традиционных китайских ограничений на беременность и исследовать взаимосвязь между ограничением беременности, качеством жизни, связанным со здоровьем, и воспринимаемым уровнем стресса в двухэтапном дизайне.

Методы

Этап I состоял из изучения традиционных китайских ограничений беременности и лежащих в их основе убеждений на основе обширного обзора литературы с последующим углубленным интервью с 30 беременными женщинами.На этапе II изучалась взаимосвязь между ограничениями по беременности, качеством жизни, связанным со здоровьем, и воспринимаемым стрессом среди 1151 женщины. Самостоятельно разработанные списки ограничений на беременность в традиционном Китае были измерены на основе соблюдения традиционных китайских ограничений на беременность. Воспринимаемый стресс и качество жизни, связанное со здоровьем, измерялись с помощью шкалы воспринимаемого стресса и краткого опроса о состоянии здоровья по форме-12 (SF-12), соответственно.

Результаты

Большинство женщин придерживались традиционных китайских ограничений на беременность, чтобы защитить будущего ребенка от опасности и избежать проблем, связанных с беременностью и родами, таких как выкидыш, мертворождение, смерть матери и несовершенства плода.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *