Крещение руси состоялось: Крещение Руси князем Владимиром 988 год, суть кратко

Содержание

День Крещения Руси

«Крещение дало нашим предкам высшую свободу — свободу выбора между Добром и Злом, а победа православия подарила Руси тысячелетнюю историю».

(Гумилев Л. Н. «От Руси к России»).

В этом году отмечается 1033 года с момента Крещения Руси. Особый колокольный звон прозвучит в храмах и монастырях Русской православной церкви в разных странах в День Крещения Руси, сообщает в пятницу Синодальный отдел по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата.

День крещения Руси, которое состоялось в 988 году, отмечается 28 июля. В православном церковном календаре это день памяти князя Владимира (960-1015), крестителя Руси, которого историки назвали великим, церковь — святым равноапостольным, а народ прозвал Владимиром Красное Солнышко. С 2010 года праздник является государственной памятной датой в России.

«Крещение Руси — это ключевой, поворотный этап нашей истории, событие цивилизационного масштаба и преображающей духовной силы. Оно определило дальнейший многовековой путь России, оказало влияние и на все мировое развитие», — сказал Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин в ходе торжеств в честь празднования 1030-летия крещения Руси. Он отметил, что: «Крещение — это отправная точка становления и развития российской государственности, настоящего духовного рождения наших предков, определения их идентичности, самосознания, расцвета национальной культуры и образования, развития многоплановых связей с другими странами».

Православие сделало то, чего раньше не было, подчеркнул Президент РФ: «Оно обратилось к человеку, к его совести и к его душе, обратилось с вечным призывом к милосердию, добру и любви. И этот призыв был услышан». По его мнению, крещение открыло народам Руси подлинные нравственные и духовные ориентиры. 

«Победа православия подарила Руси тысячелетнюю историю. Народы, принявшие христианские истины, как родные, смогли достичь небывалых высот в политике, искусстве, литературе, в науках и хозяйственной деятельности, получили колоссальный опыт единения, который не один раз спасал и поддерживал на самых суровых исторических переломах нашу Родину», — указал В.В. Путин. По его словам, сохранение и преумножение этого единения является священным долгом россиян.

 

Россия отпраздновала День крещения Руси — Российская газета

День крещения Руси вот уже 11-й год традиционно празднуется 28 июля (в день памяти святого князя Владимира) как государственный праздник в России, на Украине и в Беларуси.

Ровно в полдень во всех храмах и монастырях на территории России прозвучал колокольный звон «Слава Тебе, Боже!». Но традиционный для праздника крестный ход в этом году в Москве не состоялся из-за эпидемии коронавируса.

— Сегодня великий праздник — мы вспоминаем событие, которое радикально изменило жизнь наших далеких предков. 1033 года назад в Киеве, Матери городов русских, по изволению великого князя Владимира были крещены киевляне, а затем и вся Русь, сказал патриарх Кирилл, служивший Божественную литургию в Александро-Невском скиту близ Переделкина.

Помимо глубокого религиозного и духовного смысла, это событие, по словам Патриарха, имело и большое историческое значение. Крещение изменило мировоззрение, личную и общественную нравственность, дало человеку силу с Божией помощью изменяться к лучшему.

Кончилось время идолов — ложных богов и темной языческой страницы истории. «Свет Евангелия, идеалы христианства стали постепенно, но реально входить в ткань народной жизни, меняя не только мировоззрение, но и нравственность, сам стиль общения людей, — сказал Патриарх в проповеди. — Там, где раньше была только жестокость, появились сострадание и любовь». Эта перемена, по словам патриарха, по своему значению превосходит все последующие радикальные перемены в нашей истории. Открылась новая, христианская эра в жизни народа.

По словам Патриарха, по поводу отказа наших предков от идолов напрашиваются современные аналогии: «А чему сегодня поклоняются люди?» Среди новых идолов — то идеологии, то определенные вкусы и стиль поведения. «Например, формируется некий образ человека, главная ценность которого заключается не в любви, не в радости душевной, не в чистоте помыслов и жизни, а в силе» — сказал Патриарх.

Идолопоклонство, по его мнению, никуда не делось, и борьба с идолами остается актуальной. Каждый, в том числе христианин, должен, наверное, задать себе вопрос: а не поклоняется ли он каким-то идолам, языческим божкам, внимание к которым оттесняет на периферию подлинную спасительную веру в Бога?

Крещение изменило мировоззрение людей, личную и общественную жизнь

— Дай Бог, чтобы и мы, люди XXI века, могли освободиться от влияния ложных богов, тех идолов, поклонение которым несет смерть душе и нередко болезни нашему телу, — сказал Патриарх.

Патриарх Кирилл поздравил с праздником президента России Владимира Путина. День памяти святого князя Владимира — день его именин, и Патриарх пожелал главе государства здоровья и помощи Божией на президентском посту, поблагодарив его за «неизменное внимание к служению Русской церкви и личное содействие осуществлению социально значимых начинаний духовенства и православных сограждан».

В Киеве в честь праздника прошел крестный ход. Каноническая Украинская православная церковь (УПЦ) заявила, что в крестном ходе накануне Дня крещения Руси в Киеве приняли участие 350 тысяч человек, это в шесть раз больше озвученных полицией цифр.

Справка «РГ»

Крещение Руси состоялось в 988 году 28 июля в православном церковном календаре — день памяти князя Владимира (960-1015), крестителя Руси. С 2010 года праздник является государственной памятной датой в России. В этот день в Церкви звучит колокольный звон и проводят крестные ходы.

Православные отмечают День Крещения Руси::Новости::Портал о дружбе народов «ВСЕ МЫ

28.07.2021

28 июля в России отмечают День Крещения Руси, которое произошло в Киеве в 988 году. Это важнейшее событие связано с именем святого равноапостольного князя Владимира.
Как повествует летописное «Сказание об испытании или выборе вер», в 986 году князь Владимир принимал в Киеве послов от разных народов с целью выбрать религию для своего народа. Сначала пришли волжские болгары мусульманской веры, потом легаты от папы римского проповедовали веру латинскую, а хазарские евреи – иудаизм. Последним, согласно летописям, прибыл проповедник, присланный из Византии. Он рассказал князю о православии. Чтобы понять, чья вера лучше, Владимир отправил девять посланников побывать в тех странах, откуда приходили проповедники. По возвращении они рассказали о религиозных обрядах этих стран. Они побывали и в мусульманской мечети у болгар, и у католиков-немцев, но самое большое впечатление на них произвела патриаршая служба в Константинополе.

«Повесть временных лет» сообщает, что в 987 году князь Владимир принял решение о крещении Руси «по закону греческому». Однако он не сразу принял христианство. В 988 году Владимир захватил Корсунь (территория современного Севастополя) и потребовал в жены сестру византийских императоров Василия II и Константина VIII Анну. В случае отказа князь грозился пойти на Константинополь. Императоры согласились, однако потребовали в свою очередь крещения Владимира. Все-таки их сестра должна была выйти замуж за единоверца. Получив согласие Владимира, братья отправили в Корсунь Анну. Там же Владимир с дружинниками принял крещение от епископа корсунского. После этого состоялось бракосочетание. В крещении князь принял имя Василий, в честь правящего византийского императора Василия II.
Существует предание о том, что в Корсуни князь Владимир ослеп. Однако сразу после крещения прозрел и тут же воскликнул: «Ныне познал я Бога истинного!». После женитьбы на царевне Анне Владимир отпустил всех своих жен и наложниц. Возвратившись в Киев в сопровождении корсунских и греческих священников, Владимир крестил своих сыновей от предыдущих жен в источнике, известном в Киеве под именем Крещатика. Вслед за ними крестились и многие бояре.
В Киеве Владимир также приказал разгромить устроенное им некогда в капище (пантеон Владимира). Языческие кумиры были изрублены в щепки и сожжены. Затем князь повелел собрать всех жителей города на берегу Днепра. Накануне князь объявил по городу: «Если кто не придет завтра на реку – богатый или бедный, нищий или раб – будет мне враг».
Крещение народа произошло у места, где в Днепр впадает река Почайна. Летописи гласят: «На следующий же день вышел Владимир с попами царицыными и корсуинскими на Днепр, и сошлось там людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие по грудь, малые дети же у берега по грудь, некоторые держали младенцев, а уже взрослые бродили, попы же совершали молитвы, стоя на месте…». Это важнейшее событие отмечено в летописной хронологии 988-ым годом. Вслед за столицей христианская вера пришла и в другие города Киевской Руси: Чернигов, Волынский, Полоцк, Туров. Принятие новой, единой, веры стало серьезным шагом к объединению русских земель.

По материалам сайта «РИА»




Культура Донбасса — Крещение Руси. История

Летом 988 года произошло официальное Крещение Руси князем Владимиром Святославичем. Нет в исторической науке, посвященной Древней Руси, более значительного и наименее исследованного вопроса, чем вопрос о распространении христианства и крещения.

Лев Николаевич Гумилёв, историк: «Победа православия подарила Руси её тысячелетнюю историю».

Крещение Руси – термин, под которым в современной исторической науке подразумевается введение в Киевской Руси христианства как государственной религии, осуществлённое в конце X века князем Владимиром Святославичем. Традиционно, вслед за летописной хронологией, событие принято относить к 988 году и считать началом официальной истории Русской церкви (некоторые исследователи полагают, что «крещение» состоялось позже: в 990 или 991 году).

Выражение «Крещение Руси» есть в Повести временных лет:

«В лето 6582 (1074 год). …Был также другой брат, именем Еремия, который помнил крещение земли Русской». В российской историографии Нового времени термин впервые употреблён В.Н. Татищевым («крещение славян и Руси») и Н.М. Карамзиным («крещение России»). Наряду с ним в литературе также используются иные термины: «Просвещение Руси», «введение христианства», «вторая религиозная реформа Владимира».

Предыстория

Обращение в христианство было стандартной практикой Византии в отношениях с воинственными народами-язычниками. В IX веке попытки христианизации предпринимались в отношении Великой Моравии (862) и Болгарии (864-920). Путём крещения правящей верхушки Византия стремилась закрепить государства язычников в своей сфере влияния и уменьшить опасность военных конфликтов на своих границах. После нападения русов на Константинополь (860) та же тактика была применена в отношении Киевской Руси, для чего Константинопольский патриарх Фотий I направил миссионеров в Киев. По некоторым данным, в это время были крещены киевские князья Аскольд и Дир c «боярами» и некоторым количеством народа. Эти события иногда именуют первым (Фотиевым, или Аскольдовым) крещением Руси. По другим источникам, первое крещение на Руси произошло во времена Василия I (867-886) и патриарха Игнатия (867-877).

Первым правителем Киевской Руси, официально принявшим христианство византийского обряда, стала княгиня Ольга. В 957 году Ольга с большим посольством нанесла официальный визит в Константинополь, известный по описанию придворных церемоний императором Константином Багрянородным в сочинении «Церемонии», причём её сопровождал священник Григорий. Император именует Ольгу правителем (архонтиссой) Руси, имя её сына Святослава упоминается без титула. Ольга добивалась крещения и признания Византией Руси как равной христианской империи. При крещении она получила имя Елена.

Данные археологии подтверждают начало распространения христианства до официального акта крещения Руси. Начало христианизации Руси документируется распространением христианских древностей –нательных крестов, свечей и другого. Они фиксируются уже с середины – третьей четверти Х века в сети узловых пунктов Древнерусского государства – в городах и на погостах (дружинных центрах и торгово-ремесленных поселениях): в Киеве, вблизи Смоленска, в районе Чернигова, под Ярославлем. Известны монеты на Руси с нанесёнными на них граффити, передающими крест и молот Тора. Такие византийские монеты носились как иконы. Потоки монет на международных путях контролировала и распределяла княжеская дружина, религия которой становилась синкретичной. Эту дохристианскую эпоху, в отличие от более поздней, и можно считать периодом «двоеверия». В некоторых захоронениях знати, совершённых в языческих некрополях X века в специальных деревянных «камерах», углублённых в землю, найдены свечи, отражающие христианские элементы погребального обряда.

Крещение князя Владимира

Согласно «Повести временных лет», до крещения князя Владимира имело место «испытание вер». В 986 году к князю Владимиру прибыли послы от волжских булгар, предложившие ему перейти в ислам. Когда они рассказали князю об обрядах, которые необходимо соблюдать, в том числе и о запрете на питьё вина, Владимир ответил знаменитой фразой: «Руси есть веселие пити», после чего отверг предложение булгар. После булгар пришли немцы (иностранцы) из Рима, посланные Римским папой. Те заявляли, что у них был пост по силе: «если кто пьёт или ест, то всё во славу божию». Однако Владимир отослал их, сказав им: «Идите, откуда пришли, ибо и отцы наши не приняли этого». Следующими были хазарские иудеи, предлагавшие Владимиру принять иудаизм. В ответ на это он, зная что Хазария была разгромлена его отцом Святославом, спросил, где их земля. Хазары были вынуждены признаться, что у них нет своей земли — Бог рассеял их по другим странам. Владимир отказался от иудаизма.

Затем на Русь прибыл византиец, которого русский летописец за мудрость назвал Философом. Он рассказал русскому князю о библейской истории и христианской вере. Однако Владимир ещё не принял окончательного решения и советовался со своими ближайшими боярами. Было решено дополнительно испытать веру, побывав на богослужениях у мусульман, у немцев и у греков. Когда после посещения Константинополя посланники вернулись в Киев, они с восторгом сообщили князю: «Не ведали, где мы есть — на небе или на земле». В итоге Владимир сделал выбор в пользу христианства по греческому обряду.

Согласно «Повести временных лет», в 6496 лето от сотворения мира (то есть приблизительно в 988 году н. э.) киевский князь Владимир Святославич принял решение креститься от Константинопольской церкви. Это произошло в Херсонесе, в Крыму. После чего, в царствование императоров-соправителей Василия II и Константина VIII, присланное Константинопольским Патриархом Николаем II Хрисовергом духовенство крестило киевских людей в водах Днепра и Почайны. Многие историки относят крещение самого Владимира к 987 году. В целом в византийской литературе событие 988 года осталось практически незамеченным, поскольку, по представлениям греков, обращение Руси произошло столетием раньше.

Помимо киевской митрополии, епископские кафедры были основаны в пяти городах — Новгороде, Чернигове, Переяславле Южном, Полоцке и Белгороде (ныне село Белогородка Киевской области). Во всех этих городах, кроме Белгорода, к XI веку имелись каменные храмы. В Белгороде следы каменного строительства выявлены с XII века (церковь Апостолов), но ранее на этом месте находилась деревянная церковь. Во второй половине XI века епархии были основаны в Юрьеве на реке Рось и в Ростове Великом. Первая каменная постройка в Ростове — Успенский собор был заложен, согласно летописям, в 1161—1162 годах, вместо сгоревшей «чудной» церкви.

Георгий Флоровский, протоиерей: «История русской культуры начинается с Крещения Руси».

Мифы, связанные с Крещением Руси

От приверженцев неоязыческой идеологии в наше время можно услышать, что христианство навязывалось славянам силой и большую часть населения при этом убили. Это утверждение не имеет никаких объективных доказательств. При массовом убийстве людей во время археологических раскопок были бы найдены их останки, но этого не произошло. Да и сложно представить, как малочисленная дружина князя Владимира расправляется с многотысячным населением страны. Из всех земель лишь Новгород отказался креститься добровольно, но и там не было засвидетельствовано массовых убийств, а лишь единичные случаи.

Еще одним мифом считается утверждение, что после крещения погибла “высокая славянская культура”. Но если обратиться к археологии, то подтверждения этим словам найти сложно. Не найдено никаких подтверждений существования у славян собственной письменности. Только с принятием христианства появилась “кириллическая письменность”.

Значение Крещения Руси

Цивилизационное значение крещения Руси огромно. Известный филолог В.Н. Топоров, оценивая значение принятия христианства для русской цивилизации, пишет: «…Принятие христианства на Руси не только приобщило к уже христианскому миру наиболее обширную и самую отдалённую часть единого пространства — Восточную Европу, но и тем самым в исторически ближайшем будущем открыло новый огромный мир, который должен был христианизироваться с помощью русских христиан, «тружеников одиннадцатого часа»… И каковы бы ни были последующие судьбы христианства в Восточной Европе, его наследие стало неотменимой составной частью духовной культуры и здесь, — может быть, особенно здесь».

Принятие христианства имело значительные политические последствия. Оно способствовало усилению международного престижа Руси, дальнейшему укреплению и расширению уже традиционных связей с Византией, расширению контактов с южнославянским миром и странами Запада.

Крещение Руси было важно и для социальной жизни древнерусского общества. Важнейший постулат христианства исходил из принципа божественной природы верховной власти. Постулат православия о «симфонии властей» превращал церковь в сильную опору власти, давая возможность духовного объединения всего государства и освящения всей системы общественных отношений. Принятие христианства способствовало быстрому укреплению государственных институтов.

Принятие христианства вело к национальной консолидации и к развитию культуры. Оно содействовало развитию зодчества и живописи в средневековых её формах, проникновению византийской культуры как наследницы античной традиции. Особенно важным было распространение кириллической письменности и книжной традиции: именно после крещения Руси возникли первые памятники древнерусской письменной культуры.

Улучшились общие нравы, исчезли человеческие жертвоприношение, многоженство отныне было запрещено, улучшилось отношение к женщинам.

Дмитрий Сергеевич Лихачёв, академик, филолог: «Если говорить об условной дате начала русской культуры, то я, по своему разумению, считал бы самой обоснованной 988 год. […] Основное, что сделано восточным славянством для мировой культуры, сделано за последнее тысячелетие».

Историография

Русская церковно-историческая литература XIX — начала XX века историю христианства в России и Русской церкви обычно рассматривала начиная с I века, связывая её с деятельностью апостола Андрея Первозванного. Официальное издание Московской патриархии в 1971 году писало: «По преданию, лучи христианской веры озарили пределы России уже в первые десятилетия христианства. Начало христианизации Руси это предание связывает с именем святого апостола Андрея Первозванного, бывшего на Киевских горах <…> В 954 году приняла крещение княгиня Киевская Ольга. Всё это подготавливало величайшие события в истории русского народа — крещение князя Владимира и последовавшее за этим в 989 году крещение Руси». Указание 989 (а не 988) года соответствовало преобладавшей в то время точке зрения в советской исторической науке о том, что событие имело место после 988 года.

История установления памятной даты

День Крещения Руси – государственная памятная дата Российской Федерации, законодательно установленная 31 мая 2010 года в память о крещении Руси, отнесённом к 988 году. Отмечается ежегодно 28 июля, как день памяти святого равноапостольного великого князя Владимира – крестителя Руси. Как и все памятные даты в России, День Крещения Руси не является выходным днём.

27 июня 2008 года, в год празднования 1020-летия Крещения Руси, от имени Архиерейского собора Русской православной церкви Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился с посланием к президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву с предложением: «…Учитывая значимость для народов России, Украины и Белоруссии Крещения Руси, которое определило их исторический путь, Собор полагает, что день памяти святого равноапостольного князя Владимира, крестителя Руси, мог бы отмечаться в России как государственный праздник…»

31 мая 2010 года президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев подписал Федеральный закон № 105-ФЗ «О внесении изменения в статью 1.1 Федерального закона Российской Федерации от 13 марта 1995 года № 32-ФЗ „О днях воинской славы и памятных датах России“», согласно которому в России установлена новая памятная дата – 28 июля – «День крещения Руси».

Святой равноапостольный князь владимир и крещение Руси (к чествованию памяти в связи с 1000-летием преставления) Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Русская Церковь в эпоху равноапостольного князя Владимира

А.В. Петров

СВЯТОЙ РАВНОАПОСТОЛЬНЫЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИР

И КРЕЩЕНИЕ РУСИ

(к чествованию памяти в связи с 1000-летием преставления)

Статья посвящена Крещению Руси и князю Владимиру. Выявляется первичность духовной причины Крещения. По мнению автора, сплава христианства с язычеством не было, а русское средневековье являлось временем сосуществования разорванных культурных пластов. В статье подчёркивается уникальный характер почитания на Руси святых Бориса и Глеба и русской кенотипической традиции. Как считает автор, летописный образ князя Владимира в определённой мере зависел от политических и дидактических задач летописцев.

Ключевые слова: Крещение Руси, кн. Владимир Святославич, свв. Борис и Глеб, русский кенозис, литературные тенденции начального русского летописания, варяги Начальной летописи, Ярослав Мудрый

В 1888 г., во время празднования 900-летия Крещения Руси, выдающийся русский византинист академик Фёдор Иванович Успенский сказал: «на событиях 988 и 989 гг. всё ещё лежит печать тайны, которую едва ли в состоянии раскрыть историк при настоящих научных средствах»1.

Прошло более ста лет после того, как были произнесены эти слова, но нам по-прежнему нечего возразить по существу. Умножилось число авторских имён, научных публикаций, гипотез, реконструкций, но величайшее событие русской и мировой истории сохраняет свою божественную прикровенность, держит философскую паузу, будоражащую исследовательскую мысль и религиозное чувство.

Причина этого кроется не только в обычных для древней истории скудости и противоречивости источников, но и в самом характере их противоречий, а также в том, что события кажутся наполненными каким-то трансцендентным смыслом.

Вдруг, над морем Русским засверкали огненные столбы, а затем промчалась комета, и солнце меркло, словно хотело погаснуть. А потом случилось землетрясение, разрушившее главное святилище империи… Это

Алексей Владимирович Петров — доктор исторических наук, преподаватель Санкт-Петербургской Духовной Академии и профессор Санкт-Петербургского государственного университета ([email protected]).

1. Успенский Ф.И. Русь и Византия в Х в. Одесса, 1888. С. 35.

на внешнем, видимом горизонте, а в мистических глубинах как будто в очередной раз схватились силы добра и зла!

Далее начинаются парадоксы.

Византия не любила русских, «народ Рос», боялась их. Во-первых, на слуху было библейское пророчество Иезекииля, которое, в передаче Септуагинты, упоминало варварский народ Рош (в греческой траслитера-ции — Рос)2. В византийской традиции росам уподоблялись дикие племена, нападавшие на империю. Например, когда в 20-е гг. V в., не состоялось готовившееся нашествие гуннов на Константинополь, патриарх Прокл в своей проповеди уподобил последних библейским росам. Считалось, что именно они явятся перед концом света и сокрушат «Священный град» на берегах Босфора. В его центре стояла колонна, барельефы которой изображали последние дни Константинополя, разрушаемого пресловутыми росами.

Но именно исторические русские, которых греки называли «народом Рос», а его страну — Россией (P®oia /Росиа), в конце X в. спасли империю и правившую династию от неминуемого краха, а в течение последующей истории стали единственными законными наследниками Византии — III Римом, единственной православной державой, недоступной для врагов.

Словно кто-то позаботился, чтобы анонимный севастийский митрополит одного исторического источника, в другом источнике, как доказывает Андрей Поппе, приобрёл имя и значение первого Русского митрополита3.

Словно кто-то заботился и о вневременной, сразу неясной, поэзии этих событий. «Нужна поэзия, чтобы узнать историю, — говорил Алексей Степанович Хомяков, — нужно чувство художественной, то есть чисто человеческой истины, чтоб угадать могущество односторонней энергии, одушевлявшей миллионы людей». А «в науке есть уже поэзия, потому что наука сдружилась с истиной»4. И вот, чтобы активной мужской половине рода человеческого был ясен заострённый эстетизм произошедшего, эстетизм с возвышенно-драматическими нотами, ясен пусть не современникам, но через столетия и тысячелетия, является багрянородная принцесса, отдающая себя в руки варвара и недавнего ещё язычника и многоженца. А затем уже христианская Россия, в лице своей высокой культуры, выраба-

2. Сюзюмов М.Я. К вопросу о происхождении слова «Россия» // Вестник древней истории. М., 1940. № 2. С. 121-123.

3. Поппе А.В. Политический фон крещения Руси (русско-византийские отношения в 986-989 годах) // Как была крещена Русь. 2-е изд. М., 1989. С. 202-240.

4. Хомяков А.С. Собр. соч.: В 8 т. Т. V. М., 1900. С. 6.

тывает идеал женской красоты и достоинства, в средневековую пору связанный с особым отношением к почитанию Богородицы, а в Новое время с особенным акцентом на целомудрии, отличающим русский Эрос. Всё это сполна проявилось в русской духовной жизни и искусстве…

Толковать об мистическом смысле истории — дело неблагодарное. Я лишь хочу предостеречь всех нас от интеллектуального высокомерия, чтобы все мы глубже поняли смысл замечательных слов Фёдора Ивановича Успенского, о печати тайны, скрепляющей великие события 988-989 гг.

Но тайна тайной, а историческая наука не может обойтись без гипотез и реконструкций. Историография эпохи князя Владимира обширна и разнообразна, как и процессы, в ней происходившие. По необходимости, оставим в стороне историографические подробности и хрестоматийные детали летописного рассказа и сосредоточимся на некоторых важных аспектах темы.

Весьма распространены взгляды, акцентирующие ту или иную политическую мотивацию решения о принятии христианства. То подчёркивали заинтересованность князя в укреплении международного престижа своего государства или династии; говорили, что он хотел войти в «элитный клуб» правителей тогдашней Европы и не мог этого сделать, оставаясь язычником. То указывали на несоответствие славянского язычества, — религии «доклассового общества» — формировавшейся будто бы на Руси марксистской «феодальной формации», требовавшей соответствующей идеологической санкции. То, наоборот, опровергая мнение о наличии в Киево-Новгород-ской Руси «феодального государства», ставили христианизацию в зависимость от необходимости цементировать единство Руси дополнительными духовными и организационными скрепами в виде христианской религии и церковной организации.

С одной стороны, не следует идеализировать тогдашнюю Русь, не видеть в ней силы прежней веры, удержавшейся в отдельных представлениях и традициях чуть ли не до XIX в. С другой стороны, в принятии христианства наряду с исторически «сиюминутными» политическими интересами и потребностями, сказалось и «стратегическое» действие властного фактора, существо которого замечательно определил ещё Тертуллиан: «Душа человеческая по природе своей христианка!» Сергей Михайлович Соловьёв не без основания писал о том, что в плане исторической перспективы перед христианством язычество оказалось «несостоятельным»5. При всём богатстве и разнообразии языческих верований, культуры,

5. Соловьёв С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. I. Т. 1-2. / Отв. ред. И.Д. Ковальченко, С.С. Дмитриев. М., 1988. С. 169-170.

язычество, даже в своём античном варианте, в конечном счёте, заводит в духовную пустыню6. Основанная на язычестве культура лишена важного качества для развития созидательных возможностей человека — личностного понимания абсолюта, понимания его как носителя всех высших духовных качеств, поднимающих (в идеале) человека до Бога как нравственного совершенства. Личностное понимание абсолюта — главное, что принесено в мир христианством, и что обуславливает особое культуро-образующее значение христианской религии. Из абстрактного философского тезиса личностное понимание абсолюта стало конкретным (максимально приближенным к человеку) благодаря центральному акту христианской истории — Боговоплощению. На основе этической направленности культурной жизни, заданной христианством, выстроилась иерархия ценностей всей постантичной Европы, в том числе и Русской земли. Это должно определять самые общие принципы подхода к проблеме христианизации Руси. А говоря именно о причинах этого процесса, следует подчеркнуть, что любой из её мотивов вторичен по отношению к духовной мотивации. Крещение Руси при князе Владимире Святославиче не состоялось бы, ни окажись на берегах Днепра и Волхова, уже к моменту Крещения, достаточного числа русских людей, преданных христианским ценностям.

Сказанное об обязательных предпосылках Крещения не означает утверждения, что в конце X в. на Руси христиан было много. Но они были и, в конечном счёте, обеспечили успех христианизации. Соотношение же в древнерусской религиозности генетически различных компонентов образует другую важную научную проблему, связанную с предыдущей. Большое значение для историка русского средневековья имеют выводы Никиты Ильича Толстого, установившего, что «средневековая и «традиционная» духовная культура славян состояла из трёх генетически различных компонентов: 1) христианства, связанного с церковной догматикой, привнесённого извне из греческой Византии или латинского Рима, 2) язычества, унаследованного от праславянского периода, исконного для его носителей, и 3) «антихристианства» (либо ахристианства), чаще всего опять-таки язычества, но неславянского происхождения». Причём, «третий компонент во многом слился со вторым, что позволило <…> ряду учёных выдвинуть тезис о русском (и славянском) народном христианско-языческом

а ?? 7

двоеверии »’.

6. ЛосевА.Ф. Дерзание духа. М., 1988. С. 170.

7. Толстой Н.И. Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике. М., 1995. С. 57-58.

Признавая справедливость данных положений, следует вместе с тем подчеркнуть, что компонент духовной культуры, генетически восходящий к национальному язычеству, включал в себя как десемантизированные элементы, так и составляющие, о которых подобное утверждать нельзя.

С одной стороны, как на это ещё в 1952 г. указал Дмитрий Сергеевич Лихачёв8, с определённого исторического момента языческий символ (песня, обряд, etc.) продолжает жить независимо от породившего его язычества. Происходит своеобразная «перекодировка» знаков, переключение отдельных компонентов языческой культуры из сферы религии в сферу иных форм общественного сознания, например, эстетического сознания. Данная «перекодировка» во многом и призвана объяснить ту видимую лёгкость, с которой языческий по происхождению обряд вступает во внешнюю связь с христианской обрядностью, зачастую сохраняясь, таким образом, до наших дней. Это, условно говоря, — «чешуя, в которой нет змеи, лишь тонкий воздух, вьющийся в пространстве».

Относительно языческих образов фольклора, письменной словесности, изобразительного искусства, форм народных развлечений, как будто допустимо сравнительно простое решение. Позволительно говорить о том, что где-то с конца XII столетия обращение к языческим символам и образам отнюдь не всегда свидетельствует о язычестве как таковом, а может являться формой «умелой проповеди», преподнесения христианских реликвий сквозь призму привычного в народной среде мировосприятия, неотъемлемой частью которого выступала календарно-обрядовая традиция9.

Сложнее дело обстоит, если речь заходит о структурах другого порядка и значения. Насколько и о них можно говорить, что они тоже — «чешуя, в которой нет змеи»? В составе выделенного Н.И. Толстым «второго компонента» духовной культуры средневекового славянства мы фиксируем воззрения и обычаи, генетически связанные с дохристианскими верованиями (причём, не только с «национальным язычеством», но и с более архаичными индоевропейскими пластами, или с общечеловеческими началами культуры). Эти воззрения и обычаи продолжали жить и развиваться вне язычества как системы, уже разрушенной в своей целостности. Они наполнялись новым содержанием, приобретали новое оформление и общественное значение. Это своего рода «дериваты», — «вторичные» формы

8. Лихачев Д.С. Возникновение русской литературы. М., 1952. С. 185.

9. Филипповский Г.Ю. Столетие дерзаний (Владимирская Русь в литературе XII в.). М., 1991. С. 8-9, 15.

культуры, возникавшие или регенерировавшиеся на основе «первичных» форм, производные от них, но удержавшие в себе нечто очень важное от своих исконных оснований. А, значит, для их характеристики важны не только их происхождение (генетическая связь с язычеством), но также судьба и общественное значение в «постязыческие» времена.

Институт вражды и соперничества сторон и концов, реконструируемый мною в Новгороде с древнейших времён до XVII в. может быть отнесен к подобного рода «дериватам»10.

Как последнее явление могло уживаться с христианством? Как понимать проблему единства духовной культуры русского средневековья (или определять степень такового)? Религиозная ситуация в средневековой Руси была исключительно сложной. В понятие «двоеверие» разные исследователи зачастую вкладывают неодинаковый смысл. О данном понятии надлежит тщательно условливаться. В наиболее общем плане есть принципиальное различие между «двоеверием», понятым как сплав языческих и христианских элементов культуры и «двоеверием», понятым как всего лишь смешение данных составляющих.

Н.И. Толстой считал, что само по себе «двоеверие» «можно наблюдать, если анализировать элементы культуры <…> в позиции противопоставления двух начал (христианского и языческого). В позициях же нейтрализации язычество и христианство могли смыкаться <…> При синхронно-структуральном рассмотрении этого явления (славянской народной духовной культуры — А.П.) можно говорить о целостности религиозно-мифологических народных представлений, о диалектном, народном единоверии, которое было характерно для славян.»11.

В суждениях о единоверии присутствует недооценка фундаментальных различий между христианством и язычеством. О том, что названные религиозные системы в принципиальном плане не отличались друг от друга, решительно и категорично писал признанный «Боян национального язычества» Борис Александрович Рыбаков12.

10. Петров А.В. От язычества к Святой Руси. Новгородские усобицы (к изучению древнерусского вечевого уклада). СПб., 2003. С. 31-62.

11. Толстой Н.И. Язык и народная культура. С. 58-59.

12. «При ознакомлении с литературными произведениями, летописями, прикладным искусством мы не ощущаем резкого перелома в существе религиозных представлений. Менялась (иногда очень существенно) форма, а содержание оставалось близким к прежнему. И это происходило <.. > в силу того, что «свет» новой веры в своей сущности <.. > очень незначительно отличался от традиционной «тьмы» дедов и прадедов». (Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М., 1987. С. 559). «Отмиранию язычества не содействовало то, что су-

На мой взгляд, в осмысление исторического феномена «двоеверия» и в определение логической роли его истолкования в реконструкции общей истории русской средневековой культуры значительный вклад вносят работы Георгия Карловича Вагнера13.

Опирающиеся на фундаментальные труды Алексея Фёдоровича Лосева положения Г.К. Вагнера позволяют многое по-иному увидеть в долгом и противоречивом процессе христианизации Руси.

Г.К. Вагнер замечательно акцентировал ключевую проблему истории христианства в России и иных странах. Я имею в виду проблему исторического соотношения христианства и язычества, от решения которой напрямую зависит интерпретация религиозно-культурной эволюции постантичного европейского общества. Разнятся ли христианство и язычество только по форме, по сути оставаясь близкими религиозными системами, либо между ними, если иметь в виду культурологический аспект, — пропасть? Здесь находится важнейшая методологическая и историографическая развилка.

В исследованиях Б.А. Рыбакова в наиболее полной мере реализован первый подход, что предопределило взгляды этого учёного на причины принятия Русью христианства, на характер культуры русского средневековья в целом, на то главное, что принесено в мир христианством. Подход, о котором идёт речь, вполне определился в дореволюционной историографии, как определился в ней и противоположный взгляд. Различие мнений

щественных, принципиальных отличий нового от старого не было: и в язычестве, и в христианстве признавался единый владыка Вселенной; и там и здесь существовали невидимые силы низших разрядов; и там и здесь производились моления — богослужения и магические обряды с заклинаниями-молитвами; там и здесь каркасом годичного цикла празднеств были солнечные фазы; там и здесь существовало понятие «души» и ее бессмертия, её существования в загробном мире. Поэтому перемена веры расценивалась внутренне не как смена убеждений, а как перемена формы обрядности и замена имён божеств». (Там же. С. 774). Б.А. Рыбакова в затронутом отношении не менее решительно поддержал И.Я. Фроянов — другой крупный знаток истории и культуры Киево-Новгородской Руси, занимающий по другим важным вопросам принципиально иные позиции. И.Я. Фроянов писал о «существовании на Руси Х!-ХП столетий оязыченного христианства, то есть «двоеверия», с одной стороны, и чистого язычества — с другой». И позднее сохранилось «являвшееся смесью христианства с язычеством «двоеверие», из которого впоследствии и выросло современное русское православие». (Фроянов И.Я. Начало христианства на Руси. Изд. 2-е. Ижевск, 2003. С. 183)

13. См.: Вагнер Г.К. Тысячелетние корни. М., 1991; Его же. К вопросу о новом сознании Киевской Руси Х-ХП веков // Герменевтика древнерусской литературы. № 8. М., 1995. С. 16-23.

Вагнера и Рыбакова — это и отголосок давних споров в русской исторической литературе, и столкновение двух принципиально различных историософских и мировоззренческих позиций, продемонстрировавших свою несхожесть и неодинаковый эвристический потенциал в многовековом ходе не только исторического, но и общегуманитарного постижения культуры.

Сплава язычества с христианством в средневековой Руси не было. Прослеживаемый в Великом Новгороде (с древнейших времён до XVII в.) институт традиционной вражды и соперничества ни с чем в христианстве «слиться» или «сомкнуться» не мог, архаические воззрения на огонь и пожары14 — тоже.

То, что не могло быть десемантизировано, выдавливалось, изгонялось, искоренялось, — долго, порою, целые столетия.

Века же этой борьбы логичнее определять как время сосуществования разорванных культурных пластов, время раздвоения общественного сознания и, вместе с тем, как время накоплявшихся успехов христианизации в религиозном, моральном и политическом аспектах. Русское средневековье — и пора противоборства с язычеством, и история постепенного нравственного торжества христианства.

Святой равноапостольный князь Владимир Святославич, предопределивший это торжество, — отец святых страстотерпцев Бориса и Глеба, первых святых, канонизированных Русской Церковью. Борис и Глеб стоят у истоков кенотипического типа русской святости. Чествуя князя Владимира, необходимо остановиться и на этом.

Языком Церкви и образованности у нас стал свой собственный славянский язык, что предопределило особенности переводов с греческого. Желая шаг за шагом освоить уже пройденный Византией путь, древнерусские переводчики, как правило, переводили не современников, а ран-невизантийскую классику. Поэтому и собственное религиозное творчество Древней Руси вдохновлялось образцами, взятыми не из византийской современности.

Георгий Петрович Федотов обратил внимание на близость идеала русской преподобнической святости к ранневизантийскому палестинскому идеалу15. Древнерусское восприятие концепции кенозиса, олицетворённое

14. ПетровА.В. Что озарялось в сполохах пожаров средневекового Новгорода? // Украш-ський юторичний збiрник—2007 (Випуск 10) / Головний редактор Т. Чухлiб. Кшв: шститут юторп Украши НАН Украши, 2007. С. 21-27; Его же. С ветром и вихром. «Пожарная скорбь» в волховской столице // Родина, 2009, сентябрь. № 9. С. 34-36.

15. Федотов Г.П. Святые Древней Руси. Париж, 1985. С. 32-48.

в истории святых князей-страстотерпцев Бориса и Глеба, «первых венчанных избранников Русской Церкви», также овеяно ранневизантийским духом. Как справедливо заключил Г.П. Федотов, при всём очевидном евангельском происхождении идеи вольной жертвы за Христа для неё невозможно найти агиографический образец. «Подвиг непротивления есть национальный русский подвиг, подлинное религиозное открытие новокрещенного русского народа. <…> [Русские люди] сумели с гениальной простотой младенцев плениться образом Христа и абсолютной красотой евангельского пути. <…> Чрез жития святых страстотерпцев, как чрез Евангелие, образ кроткого и страдающего Спасителя вошёл в сердце русского народа — навеки, как самая заветная его святыня. <…> Русская Церковь не делала различия между смертью за веру во Христа и смертью в последо-вании Христу, с особым почитанием относясь ко второму подвигу»16.

«Младенчески»-непосредственное восприятие христианства из его евангельского первоисточника шло рука об руку с общей «ученической» ориентацией неофитов на времена «старохристианской классики» с их более демократическим по своему характеру монашеством и особой близостью подвижников V-VI вв. к евангельскому идеалу. Всё это стало не единственной, но важной составляющей специфики понимания на Руси Х!-ХП вв. кенотипической идеи.

Опубликованные после выхода в свет книги Г.П. Федотова исследования не смогли опровергнуть его основного утверждения об уникальности в христианском мире древнерусского почитания Бориса и Глеба.

В древнерусской литературе образы этих святых, равно как образ их отца, зависели от определённых идей, настойчиво проводимых книжниками Х!-ХП столетий. В историографии давно и справедливо замечено, что летописный Владимир-язычник не похож на летописного Владимира-христианина, между первым и вторым громадная дистанция, не снившаяся даже мудрому царю Соломону: благодаря крещению князь полностью преобразился и «обрёл спасение»17. Николай Иванович Костомаров решительно подчёркивал: «.По всему видно, что летописец с намерением хочет наложить на Владимира-язычника как можно более чёрных красок, чтобы

16. Курсив в цитате мой — А.П.

17. Повесть временных лет (далее — ПВЛ) / Под редакцией В. П. Адриановой-Перетц. Изд. 2-е. СПб., 1996. С. 37.

тем ярче указать на чудотворное действие благодати крещения, представив того же князя в самом светлом виде после принятия христианства»18.

Но стало бы очевидным преувеличением доводить данную мысль до утверждения, что эволюция образа Владимира в летописи — результат исключительно литературной настойчивости, и этот образ ничего общего не имел с действительностью. Как некогда Савл стал Павлом, коварный предводитель язычников мог на самом деле переродиться в христианского правителя, «боящегося греха»19.

Вместе с тем, сказанное нисколько не отменяет того, что у летописцев был свой «литературно-дидактический» план действий. Под их пером повествование о реальных событиях прошлого становилось выразительнее и контрастнее для восприятия поучительным христианским противопоставлением полярных интенций и категоричной расстановкой моральных акцентов. К Владимиру-язычнику летописцы строги. До своего крещения он совершил много с христианской точки зрения неблаговидных поступков. Его вины не отменить — на прямые слова: «будь готов убить»20 брата Ярополка, Владимир такую готовность продемонстрировал сполна!

Причём, среди неблаговидных поступков Владимира-язычника, на мой взгляд, заслуживает особого внимания летописное предательство князем варягов, приведших его к власти. Тем более, что в свете гипотезы о предполагаемой матери Владимира Малфриде21, перед нами не простое предательство наёмников, но обман единокровных помощников-выручателей.

По моему мнению, в Повесть временных лет её авторами внесено особое комплиментарное отношение к варягам, отразившее и реальные факты формирования державы Рюриковичей, и отзвуки древней причерноморской традиции, и морализаторские составляющие летописи, и политические задачи летописцев22. Для летописца, реализовывавшего свою

18. Костомаров Н.И. Господство дома св. Владимира: Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. М., 1993. С. 6.

19. ПВЛ. С. 56.

20. ПВЛ. С. 36.

21. Петров А.В. Владимир Святославич и его сыновья в контексте норманнского вопроса // Древняя Русь: во времени, в личностях, в идеях. ПаХюрюаш. Альманах. Вып. 3: Материалы научной конференции «Равноапостольный князь Владимир и формирование русской цивилизации» Санкт-Петербург, 23-24 сентября 2015 г. / Под ред. к.и.н. прот. К.А. Костромина. — СПб., 2015. С. 8-30.

22. Петров А.В. Ярослав Мудрый и варяги // Мавродинские чтения, 2008. Петербургская историческая школа и российская историческая наука: дискуссионные вопросы истории, историографии, источниковедения: Материалы Всероссийской конференции, посв. 100-летию со дня рождения проф. В.В. Мавродина / Под ред. А.Ю. Дворниченко. СПб.,

концепцию, рассказ о предательстве варягов князем-язычником был весьма важен.

Повесть временных лет демонизировала Владимира-язычника и возвышала Владимира Святославича и его сыновей, как христиан. Одним из средств решения этих задач служило летописное исполнение «варяжской темы». Летописные варяги играют роль некоего индикатора. По отношению к ним князья делятся на «хороших», с христианской точки зрения, и «плохих». Язычник Владимир был их предателем, а христианин Ярослав готов мстить за них. Хотя сама по себе месть и нехристианское понятие, но ведь Ярослав потом раскаялся и получил прощение. Да и сам Владимир, после своего крещения, поставил церковь на месте, где жили замученные в его недавнем языческом прошлом варяги-христиане23.

Владимир-христианин действительно отличался от прежнего Владимира языческой поры. Он пережил настоящее перерождение сам, и выбрал путь нравственного обновления для своей страны, для нас с вами. Но есть все основания думать, что и негативная составляющая летописного образа Владимира-язычника намеренно преувеличена летописцами.

Как ни скудны, как ни противоречивы данные о Владимире Святославиче и его эпохе, как ни разнообразны версии и интерпретации историков, как ни прикрывает завеса тайны реальные события, мы имеем полное право утверждать, что перед нами, в нашей памяти величайшая историческая Личность! Личность человека, создавшего христианскую Россию и неотделимого от неё.

Источники и литература

1. Вагнер Г.К. К вопросу о новом сознании Киевской Руси Х-ХП веков // Герменевтика древнерусской литературы. № 8. М., 1995. С. 16-23.

2. Вагнер Г.К. Тысячелетние корни. М., 1991. 96 с.

3. Костомаров Н.И. Господство дома св. Владимира: Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. М., 1993. 767 с.

4. Лихачев Д.С. Возникновение русской литературы. М., 1952. 240 с.

5. ЛосевА.Ф. Дерзание духа. М., 1988. 366 с.

6. Петров А.В. От язычества к Святой Руси. Новгородские усобицы (к изучению древнерусского вечевого уклада). СПб., 2003. 352 с.

2009. С. 66-71; Его же. Владимир Святославич и его сыновья в контексте норманнского вопроса.

23. ПВЛ. С. 38.

7. Петров А.В. С ветром и вихром. «Пожарная скорбь» в волховской столице // Родина, 2009, сентябрь. № 9. С. 34-36.

8. Петров А.В. Ярослав Мудрый и варяги // Мавродинские чтения, 2008. Петербургская историческая школа и российская историческая наука: дискуссионные вопросы истории, историографии, источниковедения: Материалы Всероссийской конференции, посв. 100-летию со дня рождения проф. В.В. Мавродина / Под ред. А.Ю. Дворниченко. СПб., 2009. С. 66-71.

9. Петров А.В. Владимир Святославич и его сыновья в контексте норманнского вопроса // Древняя Русь: во времени, в личностях, в идеях. ПаХюрюта. Альманах. Вып. 3: Материалы научной конференции «Равноапостольный князь Владимир и формирование русской цивилизации» Санкт-Петербург, 23-24 сентября 2015 г. / Под ред. к.и.н. прот. К. А. Костромина. — СПб., 2015. С. 8-30.

10. Петров А.В. Что озарялось в сполохах пожаров средневекового Новгорода? // Украшський юторичний збiрник—2007 (Випуск 10) / Головний редактор Т. Чухлiб. Кив: шститут ютори Украши НАН Украши, 2007. С. 21-27.

11. Повесть временных лет / Под редакцией В. П. Адриановой-Перетц. Изд. 2-е. СПб., 1996. 669 с.

12. Поппе А.В. Политический фон крещения Руси (русско-византийские отношения в 986-989 годах) // Как была крещена Русь. 2-е изд. М., 1989. 320 с.

13. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М., 1987. 783 с.

14. Соловьёв С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. I. Т. 1-2. / Отв. ред. И.Д. Ковальчен-ко, С.С. Дмитриев. М., 1988. 797 с.

15. Сюзюмов М.Я. К вопросу о происхождении слова «Россия» // Вестник древней истории. М., 1940. № 2. С. 121-123.

16. Толстой Н.И. Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике. М., 1995. 512 с.

17. Успенский Ф.И. Русь и Византия в X веке. Одесса : Тип. Шульца, 1888. [2], 38 с. — В подзаг. : Речь, произнес. 11 мая 1888 г … в память 900-летнего юбилея крещения Руси.

18. Федотов Г.П. Святые Древней Руси. Париж, 1985. 243 с.

19. Филипповский Г.Ю. Столетие дерзаний (Владимирская Русь в литературе XII в.). М., 1991. 160 с.

20. Фроянов И.Я. Начало христианства на Руси. Изд. 2-е. Ижевск, 2003. 276 с.

21. ХомяковА.С. Собр. соч.: В 8 т. (1886-1906). Т. V. М., 1900. 614 с.

Путин заявил о мудрости предпринявших Крещение Руси предков — РБК

Князь Владимир сделал «решающий выбор», приняв решение христианизировать Древнюю Русь, заявил Владимир Путин у памятника древнерусскому правителю после участия в торжествах, посвященных 1030-летию со дня Крещения Руси

Владимир Путин (Фото: Михаил Климентьев / РИА Новости)

Владимир Путин принял участие в торжествах, посвященных 1030-летию со дня Крещения Руси и памяти равноапостольного князя Владимира, сообщает «Интерфакс». Глава государства присоединился к крестному ходу верующих в Москве, который прошел от Соборной площади Кремля до Боровицкой площади к памятнику князю Владимиру, где обратился к присутствующим с речью.

«Наши предки проявили мудрость и великое предвидение, открыв эпоху, которой мы все принадлежим и поныне», — сказал президент России.

В России отпраздновали 1030-летие Крещения Руси. Фоторепортаж

По его словам, Крещение Руси стало «отправной точкой» для «настоящего духовного рождения наших предков», а также точкой «становления и развития российской государственности» и вехой, которая предопределила дальнейший путь развития как России, так и всего мира.

«Народы, принявшие христианские истины как свои, как родные, могли достичь небывалых высот в политике, искусстве, литературе, в науках и хозяйственной деятельности, получили колоссальный опыт единения, который не раз, не один раз спасал, укреплял и поддерживал на самых суровых исторических переломах нашу Родину», — сказал президент.

Крещение Руси — Игорь Данилевский — Не так — Эхо Москвы, 20.12.1997

СЕРГЕЙ БУНТМАН: Добрый день! 14 часов 11 минут. Сергей Бунтман у микрофона. Что я хочу сказать перед тем, как вы послушаете довольно давнюю нашу передачу 97-го года, передачу о крещении Руси. Алексей Венедиктов беседовал в программе «Не так» с Игорем Данилевским. Дело в том, что сейчас, когда отмечалась 1025 годовщина крещения Руси, все ушло в какой-то политический аспект с плясками и чтением стихов, и рассказов о русском и украинском народе, и куда-то подевалось само событие и сам факт крещения Руси и принятие христианства славянами восточными в этих областях. Мне хочется не придумывать ничего и идти по этой скользкой дорожке, а вспомнить исторический контекст того самого 988 года от рождества Христова, когда состоялось крещение Руси, как оно проходило. Давайте мы вспомним и вместе с Игорем Данилевским. Дело в том, что это был очень непростой процесс, как оказалось в Европе, что крещение той или иной страны, того или иного народа занимает многие-многие десятилетия и столетия. Но начальный пункт собственно на государственном тогдашнем уровне принятия христианства можем мы проследить. Что мы сейчас с вами и сделаем. Напоминаю, что это передача 1997 года.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: И сегодняшняя программа «Не так» посвящена, в общем, хорошо известному событию. Это крещение Руси или вернее переход Руси от язычества к христианству. Где, когда, почем и за что? У нас в гостях Игорь Данилевский. Так вот, ну, начнем, наверное, с того, за что?

ИГОРЬ ДАНИЛЕВСКИЙ: За что?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что собственно говорить… В учебниках истории, в школьных учебниках истории переход к христианству изображен как одномоментный акт. Вот пришли там товарищи из разных конфессий, предложили…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Устроили спор.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, устроили спор. Как всегда там Владимир повыбирал, почесал… Сейчас ты об этом расскажешь только поподробнее, потому что, может быть, кто-нибудь не знает. И выбрал. И с тех пор все на Руси стало христианское вплоть до 1917 года и, пожалуй, с 1994 года.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да. Ну, на самом деле оно было христианским и в промежуток между этими временами, потому что у нас и советское общество, оно в значительной степени, в общем-то, основывалось на тех же самых ценностных структурах, хотя они по-другому назывались.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, давай вернемся все-таки в 10-й век…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Мы вернемся к самому началу, наверное. Действительно по летописной версии, так излагает события «Повесть временных лет», в 980 году Владимир Святославович попытался провести религиозную реформу. Он создал единый пантеон языческих божеств.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: То есть туда вошли… это, так сказать, единая структура, во главе которой стоял Перун, и эта структура, она повторяла в какой-то степени то, что происходило в нормальном мире, так сказать. Перун. Затем в этот пантеон языческий вошли Стрибог, Даждьбог, Симаргл, Хорос, Мокошь…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что значит «вошли»? А где они раньше были?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Вот где они раньше были, это никак не объясняется в летописи. И через…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Может, это какие-то племенные боги. Подожди. И он собрал как бы племенных богов в одном месте?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да. Видимо, это были племенные боги, а может быть даже и какие-то боги, которые были распределены, так сказать, по социальным каким-то группам, потому что Перун… многие считают, что это был дружинный бог.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Бог дружинников? Да?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да. Недаром, в общем-то, дружинники клялись во время подписания договора Руси с греками, они клялись Перуном и своим оружием. Вот. Но фактически мы больше ничего не знаем из «Повести временных лет» о том, что это за боги. Через 8 лет как раз начинается та самая история, которую Вы упомянули. То есть к Владимиру Святославовичу пришли представители 3-х религий, а именно пришли греки со своим христианством, пришли католики со своим христианством… Это можно считать одна религия, потому что до 1054 года единая христианская церковь существовала.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но уже пришли разные.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Но уже пришли разные. Но мы не будем забывать давайте, что это и пишет летописец, который живет в то время, когда разделение церквей уже совершилось. То есть после 1054 года…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Для него это нормально, что пришли разные религии, что это раскол?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да. Для него это разные уже религии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А вот для Владимира если бы это было, было бы непонятно.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Совершенно верно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Раскола церкви еще нет. Еще 70 лет, а они тут…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, конечно. Вот. Хотя, конечно, в чем-то различались уже ветвь западная и восточная христианская. Кроме того пришли мусульмане. Это булгары из Волжской Булгарии. Попрошу не путать с Болгарией южнославянской. Это, так сказать, дальние родственники этих булгар. И, наконец, пришли хазарские иудеи. В Хазарии в 8-м веке при кагане Обадии приняли иудаизм в качестве государственной религии, хотя само государство было образовано тюрками. И они начали спор богословский. Ну, надо сказать, что это…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что пришли-то?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … сказать. А вот вопрос: чего пришли?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Чего хотели?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Он никак не объясняется. Каждый хочет обратить Владимира в свою веру.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть Владимир и еще тогда Киевскую Русь?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, и Киевскую Русь естественно. Каждый рассказывает о достоинствах своей веры и ругает все прочие веры. Самый пространный рассказ…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А сам Владимир-то язычник, да?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, сам он язычник. Он вроде как полностью придерживается еще старой вот этой системы, которую он же сам и создал. Вот. Но каждый убеждает его, что надо перейти в другую веру. Больше всех говорит с ним философ так называемый. Судя по всему в рассказе, в речи философа так называемой используются действительно какие-то тексты, связанные с Кириллом, с создателем… Кирилл, Константин – создатели кириллической азбуки…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кирилл и Мефодий которые?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, с Мефодием создавали как раз азбуку славян. Вот. И после этой беседы, она производит на Владимира большое впечатление, он обращается к своим боярам и спрашивает, что делать, потому что…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Голосуют*?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да. Каждый из пришедших хвалил свою религию и ругал чужую. Бояре думают и говорят, что вообще-то это вполне естественно, что каждый ругает чужую религию и хвалит свою. Желательно было бы посмотреть, как это выглядит на самом деле. И отправляется такая депутация, которая объезжает все эти страны…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Великое посольство.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, великое посольство такое своеобразное для Древней Руси объезжает все эти страны и смотрит, как совершается богослужение в Булгарии, в Хазарии, в Риме и в Греции. И приехавшие бояре, они с восторгом рассказывают о том, что такая красота, которую они видели в Греции, больше нигде они такой красоты не видели.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос о красоте стоял?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, вопрос о красоте. Вообще надо сказать, что аргументы, по которым принимается или не принимается та или другая вера, они очень своеобразны. Например, пищевые запреты, которые не устраивают Владимира у иудеев и, скажем, у мусульман, то, что нельзя есть свинину, а у мусульман еще кроме того нельзя употреблять спиртные напитки. Вот тогда Владимир якобы и произносит свою знаменитую фразу, что Руси есть веселие пити и не можем без того быти. Хотя судя по всему, буквально эту фразу воспринимать нельзя даже для того времени.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пили-то меда.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, пили меды. Видимо, пиво пили. Вот. Но кроме того Владимира устраивают кое-какие черты в каждой религии. Ну, скажем, ему очень импонирует то, что у мусульман принято многоженство. Это его вполне устраивает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, да, он же известный был…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … товарищ по этой части.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Он женолюбив был.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Якожи и Соломон, как потом пишет о нем летописец. Вот. Но какие-то обряды его не устраивают. То есть все идет вроде на таком эмоционально-оценочном уровне. Когда возвращаются бояре, то они тоже рассказывают ему о красоте. И это очень сильный аргумент, видимо, для Владимира. Он решает креститься. Но это только одна из версий. Потому, что есть и другая версия крещения Руси. По этой версии Константин… Извините. Владимир захватил Корсунь – это был греческий город на Крымском полуострове – и пообещал отдать его грекам, если они выдадут замуж за Владимира свою сестру Анну.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То бишь императорскую?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Греки – это византийцы…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Греки – это византийцы. Совершенно верно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Греками называли на Руси византийцев.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: И надо сказать, что это предавало определенный статус самому Владимиру. Он становился вровень тогда с византийскими императорами.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как минимум зятем.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Как минимум зятем. Да. Для булгар, когда булгарский царь Симеон выдал своего сына за византийскую принцессу, Симеон автоматически получил титул «василеопатора», то есть…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отца императора.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … отца императора. Совершенно верно. Или государя-императора. Можно и так перевести. Это, так сказать, однозначно переводу не поддается.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: И естественно это повышало статус Владимира, но Анна отказалась выходить замуж за Владимира до тех пор, пока он будет язычником. Владимир, тем не менее, вроде бы не собирался менять веру, но тут он внезапно ослеп, и только по настоянию Анны он принимает крещение, и тут же слепота спадает с его глаз. То есть это такой образ, очень красивый образ, когда наступает душевное прозрение, и Владимир становится христианином, после чего он крестит всю Русь. Но действительно это вроде бы такой одномоментный акт. После этого совершается очень быстро крещение и в Киеве, и в Новгороде, и по всей русской земле.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но не так просто. Даже летопись…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … меланхолично замечает, что это не было всеобщее прозрение.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Конечно, во-первых, это не было всеобщее прозрение…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хотя летопись пишет монах.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Это раз. Да? И, во-вторых, надо учесть, что вообще принятие религии, так вот это очень долговременный процесс. И та же самая летопись, она сохраняет ведь и другие легенды. Скажем, легенда о том, что первым крестителем Руси был апостол Андрей. Вот скажем, первый орден российский…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … Андрея Первозванного… почему он «первозванный»? Андрей первым из апостолов приходит на Русь и предсказывает великое будущее Руси и Киева, он говорит, что на том месте, где он остановился – он остановился на правом берегу Днепра, – будет возведен огромный город, и здесь будет возведен храм в честь Господа, и здесь этот народ, значит, приобщится к христианству. Хотя он фактически не совершает крещения, но он, так сказать, предсказывает его. Есть и другие свидетельства. Ну, во-первых, христианство уже было известно на Руси и до Владимира. Достаточно вспомнить княгиню Ольгу. Бабка князя Владимира…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … она, как известно, была христианкой по…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кому известно? Извини.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, известно практически всем, потому что она святая.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, подожди, подожди. Это только по российским источникам или по византийским тоже?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Нет, по византийским ничего о крещении Ольги не говорится. Тут вообще очень темная история.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот я про то и говорю.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: А сама легенда очень забавная вообще. Это одна из самых, наверное, забавных таких историй, которую рассказывает летописец. Ольга едет в Константинополь после смерти князя Игоря, которого убили древляне, и после того как она приобщила к своему государству землю древлян со столицей Искоростенем, она отправляется в Византию. И там она встречается с византийским императором. Действительно греческие источники подтверждают это. Есть описание посольства Ольги к Константину Багрянородному, хотя в наших летописях упоминается другой император Иоанн Цимисхий. Там, видимо, какая-то… хронологический сдвиг произошел, и не смогли установить к кому именно…

А. ВЕНЕДИКТОВ: С кем встречалась…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, а дальше происходит совершенно потрясающая история, потому что так был потрясен император ее красотой…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Хотя если верить летописи, ей тогда уже за 70 должно было бы быть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, бывает такое.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, бывает. Да. Что он предлагает ей царствовать вместе с ним…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, подожди. А ему-то было всего ничего в этот момент.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, всего ничего…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Может, как с бабушкой царствовать, я не знаю.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Нет, как с супругой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что-то у них там… Да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Но там, видимо, действительно… У нас все ранние даты, просто напоминаю, что все ранние даты до 1015 года – это даты, которые можно подвергать очень серьезному сомнению. Мы можем указывать в лучшем случае десятилетия, когда что-то происходит. Более точные даты – это даты поздние. И они искусственные, они общепринятые, но это даты условные, конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо. Увлекся он. Да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Увлекся. Предлагает ей руку и сердце. А Ольга отвечает, что не может этого сделать, поскольку она язычница, и просит крестить ее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Она не может так?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Просит ее крестить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да ради Бога, говорит.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Император соглашается, крестит ее вместе с патриархом, после чего повторяет свое предложение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И тут она его кинула.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: И тут Ольга ему говорит, что а вот теперь мы никак не можем, потому что по христианским законам, она является крестной дочерью императора…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: И соответственно они считаются кровными родственниками.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А он… что же он с патриархом-то? Что у них за патриархи такие были?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Вот не додумались. Хуже знали, чем Ольга христианские законы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Кстати, что забавно. Да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Тогда император якобы сказал: «Переклюкала мя еси Ольга», то есть перехитрила меня. И отправляет…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Она не только его перехитрила.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да. Она перехитрила всех.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … многих древлян. Пусть скажет спасибо, что живой ушел, между прочим.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: И отпускает ее на Русь с богатыми дарами.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Но у нас очень часто пишется в литературоведческих работах, что это вообще фольклорный сюжет. Но на самом деле, Вы знаете, это, конечно, не фольклорный сюжет. Я помню как…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что дары не фольклор?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Дары – не фольклорный сюжет. И сама эта история – не фольклорный сюжет. То есть если там есть фольклорная основа, то она очень существенно была переработана. Я помню, как я как-то читал еще раз этот фрагмент летописи и вдруг подумал: «Батюшки! Да это же история о том, как царица Савская приезжает к Соломону. Но, правда, такой вариант наоборот. Когда Соломон, то есть византийский император не может ответить ни на один вопрос этой царицы Савской, и она сама рассказывает ему все и уезжает, кстати сказать, с дарами те ми же самыми, которые царица Савская привозила Соломону. Потом я, правда, посмотрел на часы, увидел, что 3 часа ночи, думаю, ну, в 3 часа ночи еще и не то покажется.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, да. Бывает.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Перелистнул страницу, увидел, что дальше написано в летописи: она же как царица Юрская, то есть как царица Савская, приезжавшая к Соломону. Действительно в этом рассказе летописей сопоставляет, он берет за основу библейский рассказ, но переворачивает его. То есть это, конечно, легенда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но если на секундочку… Вот до Владимира, да? Значит, напомним еще раз, что Владимир – внук…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Внук.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … Ольги. Третье поколение.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все-таки христиане на Руси были.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Были, вне всякого сомнения. И, кстати сказать, это подтверждается и греческими источниками, в частности это подтверждается тем, что Ольга, когда приехала к Константину Багрянородному, как сообщают греки, она…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как сообщают греки?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да. Она участвовала в приеме. С язычницей Константин Багрянородный за один бы стол не сел просто-напросто. То есть она уже приезжает христианкой. Когда она крестилась? Как крестилась? Наверное, это навсегда для нас останется тайной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо. Ну, кроме Ольги, которая случайно где-то крестилась…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Кроме Ольги были и другие христиане. Ну, во-первых, есть очень ранние сообщения, они относятся еще к 60-м годам 9-го века о том, что Русь какая-то, приезжавшая в Константинополь и совершавшая набеги на Константинополь, крестилась. Это окружное послание патриарха Фотии, так называемое фотиево крещение Руси. Источник с одной стороны вроде бы надежный. С другой стороны свидетельства этого источника, они очень часто оспариваются исследователями, и это связано с тем, что никаких других подтверждений того, что на Руси было христианство у нас практически не осталось.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну, наверное, миссионеры какие-то были, купцы должны были греческие приезжать.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, Вы знаете, высказывают обычно такую гипотезу, что Русь, которая в это время претерпела несколько лет голода, неудачный поход на Константинополь совершила, обиделась на своих языческих богов и принимает христианство от Византии, и одновременно подчиняется Византии, но надолго этого состояния не могло сохраняться, поэтому это был такой разовый акт крещения. И Русь, судя по всему, в данном случае – это, прежде всего, дружинники. Действительно среди дружинников христиане были. И они были и в это время и чуть позже. Есть, например, и такая точка зрения, что, скажем, Аскольд и Дир – это бояре Рюрика, которые отправлялись на Константинополь, Аскольд якобы тоже был христианином. В частности это подтверждают тем, что на могиле Аскольда была построена позже церковь святого Николая. И считаю, что, может быть, в крещение Аскольд даже принял имя Николая. Но надо сказать, что о христианстве Аскольда рассказывают поздние источники. Ну, можно ли им доверять, тут сложно сказать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, что в эфире программа радиостанции «Эхо Москвы» и журнала «Знание – сила» «Не так». У нас в гостях Игорь Данилевский.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы продолжаем нашу программу «Не так». Игорь Данилевский у нас в студии. И все-таки между Ольгой и Владимиром есть Святослав. А при нем что-то о христианах не очень слышно.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Слышно. Но Святослав не хочет креститься. Ольга предлагает ему креститься. Святослав отказывается и очень интересно мотивирует свой отказ. Он говорит, что не может креститься, поскольку над ним будет смеяться дружина.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, дружина не крестилась…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Дружина Святослава не крестилась, видимо. И надо сказать, что влияние дружины на князя в это время очень существенно, и князь, видимо, не может пойти наперекор дружине.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что случилось с той секунды, как Владимир-то стал великим князем? Потому, что и Владимир от дружины зависел. Она же его, напомню, возвела на престол в результате дворцового переворота, в результате убийства брата.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, казалось бы зависимость от дружины велика. Уж он-то точно должен был думать о том, как дружина… Она уже не смеется.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: А вот самое интересное, что Ольга возражает Святославу. Она говорит: «Ты крестись. А тогда и дружина твоя крестится». То есть кто в данный момент сильнее сказать трудно. Но я не думаю, что это был единственный такой аргумент. Вероятно все-таки причины были гораздо более глубокие, но каковы эти причины сказать, конечно, в данном конкретном случае, вряд ли представляется возможным. При Владимире крещение происходит.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Как? Это тоже загадка. Неизвестно, где крестится Владимир, потому что, по крайней мере, есть три версии крещения Владимира. То ли он крестился в Корсуне, то ли он крестился в Киеве, то ли он крестился в Василеве – это пригород Киева. Но как бы то ни было, он действительно креститься. Он крестится и крестит всю русскую землю. По его приказы приходят все киевляне, причем летописец рассказывает это в очень радужных таких тонах. Он рассказывает о том, как все люди с радостью пошли к Днепру, когда им сказал Владимир, с тем, чтобы принять святое крещение. Правда, при этом следует еще одно замечание Владимира, что а если кто не придет, тот мне враг будет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: После этого, конечно, так задумываешься, так ли действительно радостно все восприняли крещение. Был крещен Новгород. Правда, это поздние источники, которые говорят о том, что Добрыня, дядька Владимира…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тот самый.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … крестил Новгород огнем и мечем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Добрыня Никитич.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Более ранние источники говорят об этом гораздо спокойнее. Там даже присутствует в летописном рассказе такой сюжет: над идолом Перуна издеваются. Его привязывают к хвосту кобылы, волочат его по дороге, бьют его батогами и плетьми, сбрасывают его в реку. И на следующее утро этот болван подплывает к берегу, а кто-то из новгородцев отпихивает его ногой от берега и говорит: «Ты, Перунище, поел, попил, а теперь плыви дальше». То есть отношение к языческим богам вроде бы такое не очень приятное.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Фривольное.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Фривольное. Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Поел, попил и давай плыви отсюда.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Вот это интересный вопрос, понимаете? Во-первых, почему? 1-ая религиозная реформа Владимира оказалась недейственной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: И, во-вторых, почему такое отношение? Достаточно спокойно проходит крещение Руси.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но все-таки огнем и мечем. Там, по-моему, есть такая в учебнике истории для 7-го класса когда-то, когда изучали Киевскую Русь… Путята крестил Новгород мечем, а Добрыня огнем.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: А Добрыня огнем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, Вы знаете, Алексей, это вообще известие поздних летописей…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все-таки поздних?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … привлекаются. Да. Когда читаешь источники, которые более-менее приближены…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пораньше.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … по времени к этому событию, как написал один автор у нас: «Такое впечатление, что это триумфальное шествие христианства по Руси. Все очень просто принимают новую веру». И я думаю, что это могло быть вполне связано с тем, что вот тот искусственный пантеон богов, который создает Владимир, он отрицательно воспринимается людьми.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть уже как бы старые боги уже как бы вот что-то с ними сделали, да?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, во-первых, большинство из этих богов оказывается не своими. Вы знаете, вопрос о язычестве древней Руси – это вопрос один из наиболее сложных и спорных. Есть, правда, монографии и довольно много и язычестве древних славян…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Рыбакова, например.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … о язычестве древней Руси. Да, есть Бориса Александровича Рыбакова две большие монографии. Но беда вся в том, что источники, которые нам рассказывали о языческих богах, их очень мало и почти все они позднего происхождения. С уверенностью можно говорить только о том, что был бог Перун, который как-то связан с молниями и громом. Был бог Волос или Велес, который был «скотьем богом». Он упоминается в таком качестве.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: И было какое-то женское божество славянское Мокошь, функции которой вообще непонятны. Все остальные боги, как это не парадоксально прозвучит, они вообще-то имеют не славянские имена даже. Ну, начнем с того, что Даждьбог и Стрибог, то есть это, судя по всему, боги, которые связаны, во-первых, с солнечным культом, а солнечного культа у славян не было, как отмечают практически все этнографы и историки религии. Имена их имеют такую структуру, которая характерна для иранских имен божеств. Хорос – еще один бог. А это вообще иранское имя. В частности это имя однокоренное с название Хорезма, Хвалынского моря, то есть Каспийского моря, и даже говорят, что со словом «хорошо» однокоренное слово. Хорос – это солнечное божество, но иранское. Почему иранское? Это вопрос очень серьезный. Некоторые считают, что Владимир просто попытался снять противоречия, которые накапливаются в это время в обществе, за счет того, что он сводит вместе богов разных социальных и этнических групп.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: В частности речь шла о том, чтобы перевести, так сказать, на свою сторону хорезмийскую гвардию, которую пригласили хазары к себе. После того вот самого разгрома Святослава Хазария продолжала существовать, но они наняли хорезмийскую гвардию. Ну, и совсем, конечно, потрясающее божество – это Симаргл, потому что, судя по всему, речь идет о Сенмурве. Сенмурв – это иранское тоже божество, это такая собака, покрытая рыбьей чешуей, птичьими крыльями…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Боже!

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Это птица счастья. Вот птица счастья завтрашнего дня…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Симаргл.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … судя по всему тот самый Симаргл. Да. То есть иранские божества присутствуют. Это очень странно, и, конечно, они воспринимались как чужие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот Владимир крестился. За ним крестилась дружина.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Так.

А. ВЕНЕДИКТОВ: За ним бояре крестили…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Всю русскую землю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как бы да. Все хорошо.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, все вроде бы хорошо, если не считать того, что те восстания, которые фиксируются в летописи, они практически все выступают под одним и тем же знаменем. Во главе этих восставших стоят волхвы, языческие волхвы. То есть это вроде бы противники христианской религии. Они все толкуются как ложные пророки, как люди, которые совершают неправедные действия. Но на стороне церкви остаются князь и дружина сплошь и рядом. Это дает повод для того, чтобы говорить о так называемом двоеверии в древней Руси. И очень многие авторы, они развивают эту идею. Они говорят о том, что двоеверие – это вообще чуть ли не самая характерная черта для русской культуры вообще чуть ли не вплоть до нашего времени. Вопрос этот еще был больше, так сказать, продвинут в связи с тем, что в советское время официально совершенно говорилось, что для древнерусских даже монахов, в общем-то, христианская религия – это только внешняя оболочка, которая прикрывает очень такой прагматический взгляд на вещи, и вообще-то по сути дела они христианами в глубине души не были. Но если не христиане, то кто? Ясное дело, что не иудеи, не мусульмане, язычники. Остается только язычество. Видимо, в связи с этим пришлось достраивать вот эту языческую прокладку и написать солидные монографии, во всяком случае по объемам на этот счет. Но надо сказать, что, наверное, разочарую многих из наших радиослушателей, но подавляющее большинство вот этих якобы славянских божеств или богов таких как Лель, Лада, Коляд, Курент… Да их огромное количество называют. В общем, это представители так называемой кабинетной мифологии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Мифологии, созданной в 19-м и в 20-м веке в кабинетах ученых.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да ладно!

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Совершенно верно. И дело тут в том, чтобы… Во-первых, проводилось такое вольное осмысление некоторых междометий, которые встречаются в фольклоре, в позднем фольклоре. Либо это какие-то духи и божества, которые еще не приобрели статуса бога, скажем, для древней Руси и для восточных славян лучше сказать. Ну, скажем, это такие как… ну, я знаю даже, тут можно многих называть таких вот духов, но… Лада. Род, роженицы. Вот у Бориса Александровича Рыбакова, у него колоссальные заходы на счет рода и рожениц, но источники не дают основания для такого развития этих образов. Дело в том, что это упоминания случайные, по которым практически ничего нельзя сказать о том, кто это были. Судя по всему, это были домашние такие духи родственников, которые умерли. Действительно был культ мертвых. Он у нас очень своеобразный, потому что это отмечают практически все фольклористы, что был у восточных славян в частности культ злых мертвецов, это так называемые заложенные мертвецы, то есть люди, которые умерли не своей смертью раньше предназначенного срока, умерли не крещенными, и они могли принимать самый необычный вид. Ну, скажем, это в более позднее время домовые из них, русалки из них, лешие из них, даже вот волколаки или то, что мы называем вурдалаками, тоже из них. Но это, как правило, более поздние образования.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, но если это более поздние образования, давайте вынесем их за скобки.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, их можно спокойно вынести за скобки, и тогда у нас останется вообще-то очень мало собственно славянских божеств.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо. Ну, крестили же.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Крестили. И славянская религия, судя по всему, вообще к моменту крещения это не была еще устоявшаяся какая-то иерархия, не было завершено оформление вот этих самых богов, не выяснились их отношения между собой, не закрепились какие-то функции, и поэтому функции этих славянских богов, они очень быстро перенеслись на христианских святых. Можно ли это называть двоеверием? Понимаете, вообще-то двоеверия – это как раз вот та самая ситуация, когда внешне вроде бы человек исповедует христианскую религию, а на самом деле он язычник. Этого не было. И такое явление – это включение каких-то языческих элементов в христианскую культуру, оно было не только у нас. Оно было и в Западной Европе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, наверное, это нормальный процесс.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Это нормальный процесс, причем это не оязычивание христианства, а это христианизация язычества, так можно сказать. Это очень сложное порождение, но это цельные представления, которые очень хорошо наложились на то, что было в традиции у народа, и выделить, в общем-то, вот этот собственно языческий какой-то субстракт оттуда очень сложно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Игорь Данилевский в гостях на «Эха Москвы». Игорь, еще один вопрос, связанный вот с чем: принятие христианства в Византийском варианте, в греческом варианте – да? – православия, собственно говоря, оно как бы изменило внешние границы Руси.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот насколько был точен тот момент выбора Владимира, если действительно у него был выбор, кстати.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Был ли у него выбор – это большой вопрос, конечно…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: … потому, что связи с Византией были постоянные. И, конечно, религия выбиралась еще и в связи с тем, что соответствовало тому, что мы называем иногда страшным словом «ментальность», то есть какие-то неосознанные установки в восприятии, в поведении. Наверное, это хорошо соответствовало христианской религии. Да, это изменило границы Руси. Это изменило границы русской земли, я бы так сказал. Дело в том, что вообще русская земля у нас понимается в современной науке, во-первых, есть маленькая русская земля в узком смысле слова – это собственно Киевская земля, но есть и русская земля в широком смысле слова. Это вообще большой разговор, что такое русская земля в широком смысле слова.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас про принятие христианства…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, принятие христианства нам позволяет говорить о том, что изменилась точка зрения на свой народ и на свою страну, свое государство. Начинает восприниматься русская земля уже при сыне Владимира Святославовича, при Ярославе Владимировиче как…

А. ВЕНЕДИКТОВ: При Ярославе Мудром.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, Ярославе Мудром. Как центр богоспасаемый земли, как центр христианской земли. И это находит очень мощное подтверждение в источниках. И судя по всему то, что называется русской землей далеко выходит за границы того, что мы называем сейчас Древней Русью или русской землей. Другой, конечно, вопрос не поставило ли это в зависимость русскую землю от Византии, потому что такая вот внешнеполитическая переоценка, она тоже была важна. Но здесь надо сказать, что, во-первых, восточный вариант христианской религии, он гораздо более мягок по отношению между светской и духовной властью. Светская власть здесь стоит выше духовной или во всяком случае вровень с ней.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это византийский вариант?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Византийский вариант, да. И, видимо, это было не последней причиной, которая заставила принимать именно в византийском варианте христианство.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, верховные иерархи церкви, их же набирали не из русских священников.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, русских священников просто принципиально быть вроде бы сначала не могло.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо. Даже потом. Первый русский митрополит – это…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Митрополит – это Илларион.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это какой век-то, Господи?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Это 11-й век. Это 1050 год.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть прошло 60 лет?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, прошло 60 лет, когда появился первый русский митрополит, назначенный, судя по всему, видимо, по началу во всяком случае, без согласия Византии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Византийского?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да. Византия все-таки была далеко, и влиять на русских иерархов было очень трудно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, но существует другая точка зрения или вернее она не другая, но она… Как бы это сказать? Не дополняющая… Черт! Не знаю. Она такова, что выбрав православный вариант, повторяю, если был выбор…

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, если был выбор.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … то таким образом Россия ориентируется на единственную православную страну, которая затем там в 15-м веке исчезнет, ну, за исключением там Сербии небольшой, Болгарии, которая будет как бы осколок Византии православной, и тем самым отрезает себя от западного, католического, потом католико-протестантского, ну, от западного мира. Она выбирает свой путь туда.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, я думаю, что это был очень серьезный выбор, именно вот такой культурный выбор.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Именно культурный выбор.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Культурный выбор. Потому, что в какой-то степени, конечно, это отрезало Русь от западной Европы. Хотя все-таки при всем при том Русь была христианской страной, и браки между христианами, они не возбранялись. И поэтому русские, скажем, княжны они часто выходят замуж за представителей правящих династий западной Европы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это до великого раскола.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Или во время великого раскола.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: И после него.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это когда была еще надежда, что великий раскол, в общем, – это такое временное умопомешательство.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Видите, скажем, тот же самый Юрий Долгорукий, он ведь был женат на англо-саксонской принцессе, не смотря на то, что вроде бы разные религии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, женщин кто в счет-то берет у нас?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Но все-таки. Вот. Я думаю, что да, действительно, это в определенной степени изолировало Русь от Запада. Понимаете, все-таки и книжная культура… А пришла ведь и книжная культура вместе с христианством. Это величайшее достижение было. Это, несомненно, вот то, что называют у нас хорошим словом прогрессивное явление. Конечно, это включило в культурный мир Европы Русь, но одновременно и отрезало от этого мира, потому что принимаются книги греческие, принимаются книги болгарские, но неизвестно, как принимаются книги латинские. Для латиноязычных авторов кириллица, которая принята на Руси вместе с христианством, это, в общем-то, серьезная преграда, это другая письменность, хотя культура очень близкая.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, Игорь Данилевский. Вот давно обещанная попытка, последние 4 минуты эфира по телефону 203-19-22 задать Игорю Данилевскому вопросы по сегодняшней теме в нашей дискуссии. Речь идет о крещении Руси, о тех, может быть – как это сказать вам? – оставшихся непонятными или оставшихся темными пятнах в этой проблеме.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел спросить в связи с язычеством на Древней Руси. Как понимать упоминание языческих богов в «Слове о полку Игореве»?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Игорь, пожалуйста.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: «Слово о полку Игореве» рассматривается как один из источников для изучения языческих богов в Древней Руси, но вообще это вопрос чрезвычайно сложный, потому что некоторые исследователи полагают, что там очень солидные есть заимствования, скажем, из античной литературы, из западноевропейской литературы, но упоминаются и славянские боги, скажем, стрибожьи внуки. Но что за бог Стрибог? Чем он занимается? Сказать трудно. Хотя речь идет о ветрах в данном случае.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Откуда пришел?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, откуда пришел.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, мы Вас слушаем. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я лет 10 уже задумываюсь, где же все-таки территориально находится Византия?

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть? Ну, это есть в картах 6-го класса по истории.

СЛУШАТЕЛЬ: А! Все. Спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пожалуйста. Это хороший вопрос. Ну, возьмите, пожалуйста… Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо большое за передачу. А сколько же лет, тысяч лет русскому язычеству?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сколько…

СЛУШАТЕЛЬ: Я читаю книгу Гобарева. Там 2 тысячи лет минимум.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сколько тысяч лет русскому язычеству, сотен тысяч? Игорь, пожалуйста, отвечайте.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Вы знаете, из тех богов, которых я назвал, там есть сюжеты, которые совпадают с греческой мифологией, с иранской мифологией. Судя по всему, эти образы уходят еще в индоевропейские верования. Но в тот момент, когда разделяются индоевропейские народы, а это где-то середина, скажем, 2-го тысячелетия до нашей эры, еще вот такое… названных богов с точно определенными функциями не было. Я не берусь ответить на вопрос, сколько лет этому язычеству…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но много.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Много.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Много. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, а вот верования варягов какой-нибудь след на Руси оставили?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, оставили…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это вопрос был про верования варягов.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да. Действительно оставили, но, судя по всему, вот эти варяжские легенды – это скандинавская мифология, она сохранилась только в очень узкой среде, прежде всего, это дружинная среда, где по большей части и обретались эти самые варяги. В их погребениях встречаются кое-какие детали, которые соответствуют культу там, скажем, Тора, молот Тора так называемый.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но быстро отмирали?

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, они быстро отмирали, не прижились на Руси. Это и погребение в ладье. Вот знаменитое погребение знатного руса, которая в историческом музее картина Семирадского весит, потрясающая совершенно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да.

И. ДАНИЛЕВСКИЙ: Это не прижилось.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю в программе «Не так» был Игорь Данилевский, была передача, посвященная крещении Руси.

* Движение в защиту прав избирателей «Голос» — незарегистрированное общественное объединение, признанное иноагентом.

РОССИЯ Настоящая революция произошла с Крещением Руси, — говорит Кирилл.

Патриарх Московский впервые за несколько месяцев отслужил мессу в Храме Христа Спасителя. Большевистская революция стремилась стереть христианскую «революцию». «Мы вспоминаем мечты революционеров с сочувственной улыбкой, поскольку они ничего не достигли», — сказал он. Эрдогана просят уважать собор Святой Софии. Строится много новых церквей для солдат и полицейских. Националисты предложили отмечать «День России» 28 июля, а не 12 июня, как сейчас.

Москва (AsiaNews) — Во вторник в России праздновали Крещение Киевской Руси князем Владимиром (Владимиром) Великим. Празднования были очень приглушенными из-за пандемии коронавируса; Однако Московский Патриарх Кирилл (Гундяев) возглавил Божественную литургию в московском Храме Христа Спасителя, который открылся впервые после Пасхи.

Патриарх выразил свои наилучшие пожелания всем православным в России и Украине, в частности, президенту Владимиру Путину, который носит то же имя, что и крестившийся князь.Праздник крещения приходится на день, посвященный памяти Владимира Киевского (Киев), умершего 28 июля 1015 года нашей эры, а крещение людей на Днепре состоялось 1 августа 988 года нашей эры.

Слова патриарха сильно повлияли на все общественное мнение, даже если он использовал типичную советскую риторику. «Говоря современным языком, — сказал Кирилл, — Крещение Руси, несомненно, было революционным событием. По своим последствиям его нельзя сравнивать ни с одной из последующих революций, поскольку Крещение коренным образом изменило жизнь людей, их культуру и систему ценностей.”

Сравнивая это событие с большевистской революцией, он добавил: «Мы знаем, как самая грозная из революций в нашей стране в начале 20 века пыталась изменить эту систему ценностей и разрушить православную веру. Но в 21 веке в этом восстановленном соборе мы вспоминаем мечты революционеров с сочувственной улыбкой, поскольку они ничего не добились ».

Патриарх призвал россиян оставаться верными древнему выбору князя во имя крови православных мучеников прошлого века и любить «нашу Родину, наш народ, наших правителей и нашу армию», верные дару веры. получила.

По словам Кирилла, князь умел глубоко раскаяться в своих прошлых жестокостях как языческий монарх, «в отличие от нацистских лидеров в Нюрнберге, которые совсем не раскаивались», и сегодня это повод для нового коллективного раскаяния для всего Советского Союза. прошлого, чтобы «новое начало» в жизни русского народа было передано будущим поколениям.

Недавно Патриарх и другие представители Русской Православной Церкви призвали президента Турции Реджепа Эрдогана уважать христианскую преданность великой церкви Святой Софии в Константинополе (Стамбул).Около 950 г. н.э. бабушка князя Владимира, святая Ольга, крестилась в соборе, что стало первым прямым контактом Киевской Руси с Византийской империей.

Перед обращением в 988 г., как гласит древняя летопись инока Нестора, посланцы Владимира прибыли в Константинополь, посетив евреев, мусульман и католиков, и были восхищены торжественностью патриархальной литургии Святой Софии.

«Мы не знали, где мы были, на небе или на земле [.. .] Нельзя забывать эту красоту, потому что каждый человек, если он съест что-нибудь сладкое, потом не съест что-нибудь горькое; так что мы не можем оставаться без него », — писал летописец через несколько лет после Крещения.

Ортодоксальное националистическое движение «40 раз по 40» предложило отмечать 28 июля как «День России» вместо 12 июня, когда в 1991 году президент Борис Ельцин утвердил новую конституцию Российской Федерации. Патриархат выступает за предложение.

По этому случаю была торжественно открыта еще одна «военная церковь», посвященная князю Владимиру, — Церковь Национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардия), главного опорного пункта жандармерии и полиции при Министерстве внутренних дел.

Российские Силы специальных операций ( Спецназ, ) и Мобильное подразделение специального назначения ( Омон, ), которые проявили особую активность из-за протестов в знак солидарности с жителями Хабаровска, также подпадают под министерство.

В церкви, которая находится в подмосковной Балашихе, ведутся заключительные работы, выполняется установка последних орнаментов, икон и мозаик. Объявив, что другие культовые сооружения будут посвящены военным и государственным органам, руководитель церкви Росгвардии, депутат (нижняя палата) Думы Владимир Ресин, которому Патриарх поручил построить 200 новых церквей в Москве, подчеркнул важность обновления. с «традицией посвящения церквей полкам, как при царе».

Церковь городской полиции почти завершена, а церковь речной полиции была открыта в прошлом году. По словам Ресина, солдаты, защищающие Родину и поддерживающие порядок, «нуждаются в местах молитв и внутреннего покоя, чтобы выполнять свою задачу под защитой Бога».

Настоящая революция произошла с Крещением Руси, — говорит Кирилл

. Впервые за несколько месяцев Патриарх Московский отслужил мессу в Храме Христа Спасителя.Большевистская революция стремилась стереть христианскую «революцию». «Мы вспоминаем мечты революционеров с сочувственной улыбкой, поскольку они ничего не достигли», — сказал он. Эрдогана просят уважать собор Святой Софии. Строится много новых церквей для солдат и полицейских. Националисты предложили отмечать «День России» 28 июля, а не 12 июня, как сейчас.
30 июл.2020 г.

Владимир Розанский
Во вторник Россия праздновала Крещение Киевской Руси князем Владимиром (Владимиром) Великим.Празднования были очень приглушенными из-за пандемии коронавируса; Однако Московский Патриарх Кирилл (Гундяев) возглавил Божественную литургию в московском Храме Христа Спасителя, который открылся впервые после Пасхи.

Патриарх выразил свои наилучшие пожелания всем православным в России и Украине, в частности, президенту Владимиру Путину, который носит то же имя, что и крестившийся князь. Праздник крещения приходится на день, посвященный памяти Владимира Киевского (Киев), умершего 28 июля 1015 года нашей эры, а крещение людей на Днепре состоялось 1 августа 988 года нашей эры.

Слова патриарха сильно повлияли на все общественное мнение, даже если он использовал типичную советскую риторику. «Говоря современным языком, — сказал Кирилл, — Крещение Руси, несомненно, было революционным событием. По своим последствиям его нельзя сравнивать ни с одной из последующих революций, поскольку Крещение коренным образом изменило жизнь людей, их культуру и систему ценностей ».

Сравнивая это событие с большевистской революцией, он добавил: «Мы знаем, как самая грозная из революций в нашей стране в начале 20 века пыталась изменить эту систему ценностей и разрушить православную веру.Но в 21 веке в этом восстановленном соборе мы вспоминаем мечты революционеров с сочувственной улыбкой, поскольку они ничего не добились ».

Патриарх призвал россиян оставаться верными древнему выбору князя во имя крови православных мучеников прошлого века и любить «нашу Родину, наш народ, наших правителей и нашу армию», верные дару веры. получила.

По словам Кирилла, князь умел глубоко раскаяться в своих прошлых жестокостях как языческий монарх, «в отличие от нацистских лидеров в Нюрнберге, которые совсем не раскаивались», и сегодня это повод для нового коллективного раскаяния для всего Советского Союза. прошлого, чтобы «новое начало» в жизни русского народа было передано будущим поколениям.

Недавно Патриарх и другие представители Русской Православной Церкви призвали президента Турции Реджепа Эрдосана уважать христианскую преданность великой церкви Святой Софии в Константинополе (Стамбул). Около 950 г. н.э. бабушка князя Владимира, святая Ольга, крестилась в соборе, что стало первым прямым контактом Киевской Руси с Византийской империей.

Перед обращением в 988 г., как гласит древняя летопись инока Нестора, посланцы Владимира прибыли в Константинополь, посетив евреев, мусульман и католиков, и были восхищены торжественностью патриархальной литургии Святой Софии.

«Мы не знали, где мы были, на небе или на земле [. . .] Нельзя забывать эту красоту, потому что каждый человек, если он съест что-нибудь сладкое, потом не съест что-нибудь горькое; так что мы не можем оставаться без него », — писал летописец через несколько лет после Крещения.

Ортодоксальное националистическое движение «40 раз по 40» предложило отмечать 28 июля как «День России» вместо 12 июня, когда в 1991 году президент Борис Ельцин утвердил новую конституцию Российской Федерации.Патриархат поддерживает это предложение.

По этому случаю была торжественно открыта еще одна «военная церковь», посвященная князю Владимиру, — Церковь Национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардия), главного опорного пункта жандармерии и полиции при Министерстве внутренних дел.

Российские Силы специальных операций ( Спецназ, ) и Мобильное подразделение специального назначения ( Омон, ), которые проявили особую активность из-за протестов в знак солидарности с жителями Хабаровска, также подпадают под министерство.

В церкви, которая находится в подмосковной Балашихе, ведутся заключительные работы, выполняется установка последних орнаментов, икон и мозаик. Объявив, что другие культовые сооружения будут посвящены военным и государственным органам, руководитель церкви Росгвардии, депутат (нижняя палата) Думы Владимир Ресин, которому Патриарх поручил построить 200 новых церквей в Москве, подчеркнул важность обновления. с «традицией посвящения церквей полкам, как при царе».

Церковь городской полиции почти завершена, а церковь речной полиции была открыта в прошлом году. По словам Ресина, солдаты, защищающие Родину и поддерживающие порядок, «нуждаются в местах молитв и внутреннего покоя, чтобы выполнять свою задачу под защитой Бога». –– Новости Азии

Выпуск с крещением Руси (Мягкая обложка)

Четверное крещение России Официальная версия русской истории была изготовлена ​​в XVIII веке импортированными из династии Романовых немецкими историками Байером, Миллером и Шлезером.Рассказывает, что единственное крещение Руси произошло при князе Владимире в 986-989 гг.посланцы разных земель, предположительно, прибыли во Владимир в 986 году, предлагая обратить его в свою конфессию. Сборная Греции выиграла соревнования. Фактическое крещение произошло в 989 году. До этого христианской церковной иерархии не существовало, поэтому священники из Греции получили задание обучать вере русских язычников. При князе Ярославе Мудром потребовалось несколько десятилетий для перевода церковной литературы. был с греческого на славянский.Доктор Фоменко и другие поцарапали эту полированную поверхность и обнаружили, что в Великой катехизации, опубликованной в Москве при царе Михаиле Федоровиче Романове и патриархе Филарете в 1627 году нашей эры, содержится версия уникального крещения, сильно расходящаяся с тем, к которому мы привыкли. к. Согласно Великой Катехизации, Русь крестилась четыре раза. Первое крещение совершил апостол Андрей, второе — Фотий, Патриарх Царь-Градский », в правление греческого царя Василия Македонского и великого князя Русского Рюрика с князьями Аскольдом и Диром, правившими в Киеве.Великая Катехизация не указывает дат для крещения. В отличие от первых двух, третье и четвертое крещения Руси датируются Катехизацией. Третье произошло при великой княжне Ольге в 963 году н.э. Четвертое крещение Руси — знаменитое крещение 989 года н.э. при князе Владимире. Великая Катехизация гласит: «И поэтому он повелел всему народу России креститься у Святых Патриархов Николы Хрусоверта, или Цициния, или Сергия, архиепископа Новгородского, при митрополите Киевском Михаиле».Немецкая команда историков ничего не говорит о русских или греческих архиепископах в Новгороде или митрополитах в Киеве при Владимире. Для ученых немцев Россия в то время была языческой. Период. Байер, Миллер и Шлезер использовали Povest Vremennyh Let «обнаружено» (пишется, так в оригинале) только в XVIII веке в качестве первоисточника. Доктор Фоменко и др. Опровергают эту версию многочисленными данными, которые объясняют последовательные крещения Руси как конфессиональный выбор во время религиозных расколов XII-XIV веков, а не уникальное Крещение язычников.https: //evilempire.blog/

Анатолий Фоменко — действительный член (академик) Российской академии наук, действительный член Российской академии естественных наук, действительный член Международной академии наук высшего образования, доктор физико-математических наук, профессор, зав. Математико-механический факультет МГУ. Решил классическую проблему Плато из теории минимальных спектральных поверхностей.

Русская Православная Церковь и влияние большевизма

Общеизвестно, что приход большевизма в 1917 году был разрушительным для набожных верующих в бывшей царской империи.

Менее известен тот факт, что Октябрьская революция прервала движение за реформы, которое могло бы направить Русскую Православную Церковь в новом направлении, и что впоследствии она вызвала раскол, от которого Церковь до сих пор не оправилась.

При царях Русская Православная Церковь (РПЦ) служила важной опорой самодержавной системы. Насколько подчинена церковь государству, остается предметом споров. Некоторые историки, такие как Грегори Фриз и Скотт Кенуорти, выступили против представления о Китайской республике как о «служанке государства».

Но можно с уверенностью сказать, что сфера независимой деятельности Церкви была ограничена, что расстраивало как мирян, так и духовенство. И связь институциональной церкви с царским государством, безусловно, была помехой, когда наступил революционный 1917 год.

В конце царской эпохи власти заблокировали усилия церкви по реформированию, отложив планы созыва реформистского Всероссийского церковного собора (известного как Поместный собор в православной терминологии).Именно Февральская революция окончательно расчистила путь для заседания местного совета в августе 1917 года.

Местный совет быстро предпринял шаги по передаче полномочий по принятию решений местным уровням, надеясь повысить духовную жизнеспособность, которую бывшие российские автократы, опасался любых форм самостоятельной общественной деятельности, мешал.

Самой значительной реформой Собора было восстановление должности патриарха, института, упраздненного при Петре Великом, который заменил его Святейшим Правящим Синодом, органом, который позволил государству внимательно следить за Церковью и ограничивать его пространство. для самостоятельных действий.

Совет избрал нового патриарха Тихона (Беллавина) 5 ноября 1917 года (по старому стилю), всего через несколько дней после захвата власти в Петрограде большевиками.

Большевикам-воинствующим атеистам понадобился почти год, чтобы официально закрыть вниз по местному совету. В хаосе после Октябрьской революции Церковь уже начала разрушаться. В ответ на распространение смятение раннего большевистского периода, Патриарх Тихон пожаловал самоуправление церковных приходов в Северной Америке, инициатива, которая дала начало Православной церкви в Америке (OCA).

Позже, однако, Патриарх Тихон приказал отколовшейся церкви в изгнании, стойкий антибольшевистский карловицкий синод распустить. Он снова собрался и стала известна как Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ).

После смерти Тихона в 1925 г. должность патриарха сохранилась. вакантным, и РПЦ испытывала непреодолимое давление со стороны государства. Согласно книге Натаниэля Дэвиса «Долгий путь в церковь: современная история русского православия», у РПЦ было всего около 200-300 действующих приходов в Советском Союзе на 1939; до революции их было около 50 000 человек.

Необходимость Второй мировой войны побудила советского диктатора Йозефа Сталин, чтобы ослабить позицию церкви и позволить избрание нового патриарх Сергий (Страгородский).

В то время как РПЦ была вынуждена быть подчиненные государству до конца советского периода, русские Христиане в диаспоре продолжали развивать богословскую мысль, сознательно рассматривая свои усилия как часть сохранения «истинного» Русская культура для того времени, когда Советская власть могла рухнуть.

Политика гласности и политики бывшего советского лидера Михаила Горбачева перестройка конца 1980-х годов дала надежду на то, что реформаторский потенциал местного совета 1917-18 гг. могли быть восстановлены в России, и это богословские идеи и церковные практики, пропагандируемые духовенством диаспоры и светской интеллигенции, некоторые из которых циркулировали в СССР среди диссиденты, могли положительно повлиять на развитие РПЦ.

«Это было невероятно захватывающее время», — сказал Серж Шмеманн, бывший сотрудник Новой Зеландии. Московский корреспондент York Times, отец которого Александр был выдающийся эмигрант-богослов.

1000-летие крещения Киевской Руси в 1988 году стало поворотным моментом. По всей России прошли крупные торжества, были вновь открыты церкви и монастыри, собрался местный совет. «Я помню, как меня поразила скорость, с которой люди восстанавливали традиции, которые я считал утраченными, — хоровое пение, колокольный звон и т. Д.», — вспоминал Шмеманн. «К сожалению, так продолжаться не могло».

В конечном итоге руководство Китайской республики не последовало реформистским порывам.Инга Леонова, редактор православного ежеквартального издания «Колесо», объяснила ситуацию следующим образом: перед лицом жестоких преследований, особенно в ранний советский период, у РПЦ никогда не было «надлежащего контекста, в котором можно было бы обдумать обстоятельства, которые способствовали широко распространенная ненависть к церкви »при старом режиме.

Еще одним фактором было то, что у руководства РПЦ при советской системе не было возможности бороться с вопросом о церковно-государственных отношениях, добавила она.

Советские преследования только поощряли Китайскую республику «стремиться к восстановлению отношений, в которых ее власть гарантировалась бы государством в обмен на политическую лояльность», — сказала Леонова. «Такая позиция неизбежно приводит к компромиссу с государством».

В то же время православные интеллектуалы из диаспоры, осознавшие ущерб, нанесенный Церкви зависимостью от государства, не смогли «довести эти мысли до уровня широкого обсуждения», — отметила Леонова.

Чтобы усложнить ситуацию, вскоре после распада Советского Союза русское православие снова раскололось.

Украинская Православная Церковь в начале 1990-х годов учредила Киевский Патриархат, который, хотя и официально не признан православным сообществом, представляет собой серьезного соперника духовному авторитету Московского Патриархата в колыбели Русского Православия, а также представляет собой реальную угрозу для общества. Имперская идеология Кремля, против которой сегодняшнее руководство РПЦ Московского Патриархата (МП), похоже, не способно противостоять.

Положительным моментом для РПЦ МП стало официальное примирение с РПЦЗ в 2007 году.

За пределами России РПЦ МП сегодня часто воспринимается как инструмент проецирования мягкой силы государством, выступающий в качестве знаменосца кампании Кремля по превращению России в главного глобального защитника «традиционных ценностей». Книга Марселя Х. ван Херпена 2015 года «Машина пропаганды Путина: мягкая сила и российская внешняя политика» содержит документацию о роли Китайской Народной партии в достижении государственных целей.

«Сегодняшняя Русская Православная Церковь [МП] перешла от институционального выживания посредством десятилетий базового сотрудничества с атеистическим государством к« саморазвитию », продолжая присоединяться к государству, которое теперь демонстрирует перформативное благочестие», — сказала Эйприл Френч. докторант Брандейского университета и специалист по истории религии России.

РПЦ МП предприняла попытки воссоединиться с действиями и идеями местного совета 1917-18 годов. В частности, Новоспасский монастырь в Москве начал издавать в 2012 году многотомный сборник источников из ранее существовавшего Русского Собора.

Этот проект реализуется при поддержке Патриарха Кирилла, который в предисловии к первому тому написал: «Многие члены Поместного Церковного Собора 1917-1918 гг. Претерпели страдания за свою христианскую веру» и теперь признаны « новомученики и исповедники Русской Церкви.

Что касается наследства подчиненной роли церкви как в российской имперской, так и в советской системе, церковные руководители, похоже, не горят желанием решать эту проблему.

Возможно, ни одно событие не олицетворяет неспособность РПЦ МП преодолеть наследие имперского и советского подчинения, чем внезапное увольнение Сергея Чапнина с поста главного редактора ее официального журнала. Официально Чапнин был уволен 16 декабря 2015 года, и когда эта новость распространилась через социальные сети, российская интеллигенция сразу испытала шок и тревогу.

Занятость Чапнина, православного интеллектуала от умеренного до либерального, на столь видном посту в Московском Патриархате с 2009 года служила индикатором того, что в официальных патриархальных структурах есть место для различных взглядов.

Но к концу 2015 года иерархия РПЦ МП и российское государство, казалось, больше не желали одобрять публичную критику имперских и националистических аспектов церкви со стороны кого-то в положении Чапнина.

На просьбу прокомментировать эту статью г-н.Чапнин сказал следующее: «Сегодняшняя Русская Церковь оказалась неподготовленной к честной и ответственной оценке двух русских революций и советской эпохи. Главное препятствие — это вновь торжествующее самосознание Русской Церкви как церкви империи ».

Эта статья была первоначально опубликована на EurasiaNet.org в рамках проекта «Красное наследие».

1025-летие крещения Киевской Руси

Дж.П. | КИЕВ

В отличие от своего западного аналога, восточное христианство всегда поддерживало тесные связи с государством. Но визит в Киев 27 июля Патриарха Русской Православной Церкви Кирилла I и президента России Владимира Путина вывел эту концепцию на новый уровень. Празднование 1025-летия крещения Киевской Руси, средневековой федерации восточнославянских княжеств, послало четкий сигнал: не отклоняйтесь от общего пространства нашей русско-православной цивилизации.

Мероприятие прошло на фоне растущей озабоченности в России по поводу будущего Украины.Официальные лица Европейского Союза надеются подписать Соглашение об ассоциации с постсоветским государством на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе, Литва, в ноябре этого года. Если соглашение вступит в силу, как утверждается в недавнем отчете
лондонского аналитического центра Chatham House, это может означать, что «игра для России окончена».

Чтобы предотвратить такой исход, Москва расширила и кнут, и пряник, совсем недавно предупредив Украину, что она потеряет свой статус наблюдателя в таможенном союзе России, Беларуси и Казахстана, на который приходится более трети ее экспорта.Для полноправного членства обещаны дешевый газ и открытые границы, что, вероятно, разрушит любые надежды на европейскую интеграцию.

Сообщение было снова отправлено 27 июля -го г-ном Путиным, который отметил, что товарооборот Украины с Россией упал на 18% в этом году, в то время как в рамках возглавляемого Москвой торгового блока он увеличился на 2–3%. «На мировых рынках идет жесткая конкуренция. И я уверен, что большинство из вас понимает, что только объединив усилия, мы сможем быть конкурентоспособными и победить в этой довольно жесткой борьбе », — сказал г-н Путин.

Тем не менее, визит был посвящен в основном мягкой силе, а не жесткой политике. Кремлю более удобны торговые запреты и realpolitik, утверждает Аркадий Мошес из Финского института международных отношений, аналитического центра, но пока можно только зайти с деньгами и дешевым газом. В России нет ничего, что по идеям напоминало бы ее прежнее руководство: панславизм в 19 веке и коммунизм в 20-м. «Кремль явно находится в поисках новой идеологической конструкции», — говорит Мошес.

Один из ответов — повышение авторитета Россотрудничества, федерального агентства, отвечающего за развитие дружественных отношений за рубежом, которое на прошлой неделе значительно увеличило расходы и, как ожидается, к 2020 году его бюджет вырастет в пять раз.

Еще важнее, наименее символично, продвигает идеологическую концепцию Русский мир , или Русский мир, который помещает Москву в центр православной цивилизации преимущественно русскоязычных народов. В его основе лежат три восточнославянских государства, Беларусь, Россия и Украина, которые, по мнению неофициального лидера движения Кирилл I, должны поддерживать духовное и культурное единство в рамках Русской православной церкви.

Эта конструкция выполняет как внутренние, так и международные цели. На внутреннем фронте он выходит за рамки нарушенного обещания законности и порядка, которое привело г-на Путина к власти после хаотических 1990-х годов, и вместо этого сосредоточивает внимание на консервативных ценностях. На международном уровне он помещает Россию в центр крупной мировой цивилизации, укрепляя ее роль глобальной державы.

Украина, где проживает второе по величине православное население в мире и мифологическая колыбель русского народа, играет решающую роль в успехе проекта.Само название Россия происходит от Киевской Руси, присвоенной Московским княжеством в 16 веке вместе с духовным наследием. «Украина важнее всего, это центральный элемент», — говорит г-н Мошеш.

Насколько успешными будут аргументы России — другой вопрос. Многие украинцы видят в этом еще одну попытку москвичей украсть часть своей культуры и искоренить остальное. Рассматриваемая Москвой как ренегат, Украинская православная церковь Киевского патриархата на мероприятия не была приглашена.Возможно, у членов российской делегации были значки в честь Крещения Руси с опущенным словом «Киевское».

Еще одна слабость российской стратегии в том, что она смотрит назад, а не вперед. Чтобы быть эффективной, мягкая сила должна быть основана на некотором обещании будущего процветания: членство в ЕС дает перспективы повышения уровня жизни; Америка стремится распространять либеральную демократию. Идея Русского мира ориентирована только на общее прошлое и мало говорит о будущем.

Но это не значит, что у Москвы пока нет планов. Уже 29 июля российские регуляторы запретили производство сладостей украинского кондитерского гиганта Roshen. Судя по всему, даже когда Кремль пытается уговорить соседей мягкой силой, жесткая палка всегда остается в стороне.

Россия делает еще один шаг к серьезному расколу в православной церкви

Русская православная церковь в понедельник предприняла попытку разорвать все связи с Константинопольским патриархатом, материнской православной церковью, в знак протеста против своих действий по созданию независимой церкви в Украине.

Решение, принятое иерархией Русской церкви, запретило всем ее приверженцам принимать участие в ритуалах, таких как причастие, крещение и бракосочетание, в любой церкви мира, контролируемой Патриархатом.

«Мы надеемся, что здравый смысл возобладает, что Константинопольский патриарх изменит свое отношение к существующей церковной реальности», — заявил митрополит Волоколамский Иларион, глава внешнеполитического ведомства Русской церкви, объявляя решение после синода в Минске. , Беларусь.

Это решение стало еще одним шагом на пути к одному из самых серьезных расколов в христианстве за столетия. Однако этот шаг не завершился полным перерывом: Русская церковь призвала лидеров других 12 независимых православных церквей оказать давление на Константинополь, а не потребовать, чтобы они тоже порвали с ним.

«Это похоже на ультиматум — оказать максимальное давление на Константинополь», — сказал Александр Баунов, старший научный сотрудник Московского центра Карнеги.Он отметил, что это может сработать или иметь неприятные последствия, подтолкнув Константинополь к утверждению своей власти путем выполнения этого решения.

Патриарх Константинопольский Варфоломей I, который как вселенский патриарх считается «первым среди равных» в церковных делах, на прошлой неделе сделал несколько шагов к созданию автономной церкви в Украине. Однако ему еще предстоит издать Томос об автокефалии — официальное постановление, по которому будет создана независимая Украинская православная церковь.

Эти шаги включали отмену решения от 1686 года, по которому украинская церковь фактически подчинялась Москве.Константинополь утверждает, что он просто предоставил Москве право утвердить патриарха в Киеве, и, поскольку он предоставил это право изначально, в рамках церковного закона вернуть его.

Москва утверждает, что ей нужно согласие русской церкви, называя эти шаги «незаконными».

Различные церкви православной веры разорвали общение друг с другом за свою долгую, почти 2000-летнюю историю, особенно из-за создания автономных церквей. Сама русская церковь порвала с Константинополем в 1996 году на несколько месяцев по вопросу контроля над церковью в Эстонии, прежде чем был достигнут компромисс.

Но ставки намного выше в Украине из-за количества верующих там, и вероятность насилия намного выше после более чем четырех лет войны между двумя странами. Есть опасения, что насилие распространяется повсюду, от исторического монастыря в центре Киева до местных приходских церквей.

Русская православная церковь заявляет о 150 миллионах последователей, или половине примерно 300 миллионов православных во всем мире. Примерно 12000 приходов в Украине составляют около одной трети всех приходов в Русской Православной Церкви, поэтому независимая церковь резко сократит русскую церковь и подорвет ее давние претензии на лидерство всего Православия из-за размера.

Потеря церкви в Украине также будет иметь политические и исторические последствия. Киев считается родиной русского православия. Что еще более важно, любой раскол разорвал бы последнюю имперскую связь между Москвой и Киевом, похоронив попытку президента Владимира Путина восстановить как можно большую часть империи под знаменем «Русского мира».

Россия обвинила США в манипулировании решением ослабить Москву. Но самого Путина часто обвиняют в том, что он привел в движение раскол, направив российские военные на Украину, начиная с 2014 года.Многие верующие в Украине не хотят, чтобы их церковь отвечала враждебной Москве.

Конфронтация между Москвой и Константинополем ставит остальной православный мир в затруднительное положение, заставляя выбирать между богатством и властью, которыми Кремль наделяет русскую церковь, и многовековыми церковными традициями, представленными ныне материнской церковью в Константинополе. известный как Стамбул.

Крещение Руси: мнения и суждения


Павел Кузенков, кандидат исторических наук, специалист по церковной истории и исторической хронологии.Доцент исторического факультета МГУ и Сретенской духовной семинарии, преподаватель Московской духовной академии.

Бесспорно, крещение Руси было эпохальным событием. Вряд ли найдется толковый автор, который усомнился бы в значении этого события для истории нашего Отечества. Но мнения о причинах и последствиях этого выбора цивилизации, сделанного Святым Владимиром 1033 года назад, сильно различаются: от несомненного и восторженного одобрения до столь же сильного и решительного отрицания и неодобрения.Споры по этому поводу и сегодня не утихают. Ниже мы предлагаем вниманию наших читателей некоторые мнения и комментарии по поводу Крещения Руси, представленные разными авторами — от древних до наших дней — в своих трудах.

Ранние авторы церковной традиции, естественно, превозносили деятельность князя Владимира. Повесть временных лет (также называемая Первой летописью или Летописью Нестора) описывает крещение Руси как духовную победу над язычеством:

И была радость на небе и на земле о стольких спасенных душах.Дьявол стонал: «О горе мне! Я изгнан отсюда … Я побежден не апостолами или мучениками, а невеждой … И я больше не могу царствовать в этих землях «.

Хроника также представляет взгляды Крестителя Руси в повествовании от первого лица:

Владимир, со своей стороны, был счастлив познакомиться с Богом и позволить своему народу узнать Его тоже; подняв глаза к небу, он сказал: «Христос, Бог, сотворивший небо и землю! Взгляни на этих новых людей и позволь им, Господи, узнать Тебя, истинного Бога, как знают тебя христианские страны.Утверди в них правильную и непоколебимую веру и помоги мне, Господь, против дьявола, чтобы, возлагая мои надежды на Тебя и твою силу, я мог преодолеть все его злые дела ».

Она (Хроника) также отдаёт должное политической мудрости и нравственному подвигу князя Владимира:

Он — новый Константин Великого Рима; точно так же, как тот крестился и крестил свой народ, то же самое сделал и этот.Если раньше он следовал своим мерзким похотливым желаниям, то впоследствии он ревностно каялся, по словам апостола: «Но где умножился грех, тем больше преизобиловала благодать». Удивительно, как много добра он сделал для Русской земли. , крестив … Надо за него молиться, потому что через него мы познали Бога. [1]


Митрополит Киевский Иларион, первый великий русский оратор и богослов, представляет Крещение Владимира и Руси как синергетический эффект Провидения и примера Византии:

Его посетил Всевышний, и всемилостивый око Всемилостивого Бога посмотрел на него.И свет знания сиял в его сердце, чтобы он увидел тщету идолопоклоннического искушения и искал Единого Бога, Который создал все видимое и невидимое. В то же время он постоянно слышал о земле греков, стране, которая была Христолюбива и сильна верой … И услышав это, он проникся искренним желанием стать самим собой и сделать свою землю христианской. Так все и произошло по воле Божьей о человечестве. [2]

В последнем завещании сыновьям (1054 г.) Ярослав Мудрый описал результаты христианизации России, используя эту красивую метафору:

Отец мой Владимир крещением пахал землю Русскую, засеял ее книгами, воспитывал заповедями, жал по закону, укреплялся верой и сохранял в духовных житницах.Вы просто едите приготовленные блюда и пьете духовные напитки из камня, который есть Христос.

В то время князь Владимир считался истинным основателем русской государственности.

Присоединение Крыма к России дало новый импульс теме крещения в Корсуне. Екатерина II получила титул царицы Херсонеса Таврического г. и учредила Орден равноапостольного святого Владимира (1782 г.), приложившего немало усилий для просвещения Руси через Крещение; и пусть его молитвы у Престола Всемогущего Создателя укрепят силу и труд ревностных и прилежных слуг Империи и Нашего Престола.'[3]


Говоря о Владимире в своей «Истории», Николай Карамзин выделил курсивом следующие слова: он пытался просветить Россию. [4] Создается впечатление, что творчество Крестителя Руси перекликается с идеалами 18–90–169-го– -го века, эпохи Просвещения.

Но времена менялись, и в Россию проникал дух «свободы», которому многовековое непоколебимое Православие казалось чуждым и диковинным.Петр Чаадаев горько сетовал на изоляцию России от цивилизованного мира:

Подчиняясь нашему беззаконному положению, мы обратились к жалкой и глубоко презираемой северными народами Византии за моральной хартией, которая должна была лечь в основу нашего воспитания … Мы ограничились нашим религиозным разделением, и никаких изменений не происходит. в Европе доходит до нас. [5]

Не соглашаясь со своим другом, Александр Пушкин утверждал:

Мы взяли у греков Евангелие и предания, но не дух детской мелочности и ссор.Мораль Византии никогда не была моралью Киева. Наши священнослужители до Феофана были очень респектабельными и никогда не запятнали себя подлостью папизма… Что касается нашей исторической незначительности, то я категорически с вами не согласен… Я далек от того, чтобы восхищаться тем, что вижу вокруг. Меня как писателя раздражает. Как человек с предрассудками, я обижаюсь. Но клянусь честью, а не ради всего мира, я бы хотел изменить Отечество или иметь историю, отличную от истории наших предков, данной нам Богом.[6]


В начале Крымской войны святитель Иннокентий (Борисов) обратился к будущим героям, защищающим Севастополь, со словами:

Вот где купель нашего Крещения; Здесь началась наша священная история и национальные традиции. Отказаться от этой земли после этого, передать ее кому-либо еще, для России равносильно отказу от купели своего Крещения и предательству памяти св.Владимир. [7]

Россия протягивала руку помощи православным народам Европы и в конце концов вырвала их из-под османского ига. Такая политика была полной противоположностью милитаристскому национализму «Второго рейха». Федор Тютчев, споря с Бисмарком, писал:

«Единство, — провозгласил оракул наших дней,
Его можно паять только кровью и железом …
Но попробуем с любовью спаять,
А там посмотрим, что сильнее…

По случаю 900, -й годовщины Крещения Руси поэт Яков Полонский написал стихотворение, в том числе следующие строки:

Сияй, наша вера! И прочь с сомнением!
Обещанная любовь Мессии без,
Получилось бы Российское государство таким великим?
Пусть хладнокровны и пусты на душе
С самого начала отвергайте вещи вокруг себя.
Мы разные, потому что всегда заботимся о нас
Чтобы сердца были открыты и готовы поделиться,
Пребывать в одной вере отцов
И относитесь к пленным как к нашим братьям.


20, 90–169-е годы, -е годы были свидетелями безжалостного разрыва с нашим великим прошлым. В 1936 году пролетарский поэт Демьян Бедный написал фарсовую пьесу «Богатыри», в которой высмеивал крещение князя Владимира, но подвергался резкой критике Политбюро за «неисторическое, глухое и циничное описание крещения Руси, которое на самом деле было крещением Руси». положительный этап в истории русского народа ». Наша страна готовилась к борьбе с фашизмом, а власти искали опоры в великом прошлом России.

В советских учебниках признавалось:

Неоспорима прогрессивная роль Церкви как организации, способствовавшей укреплению молодой русской государственности в эпоху стремительного наступления феодализма, неоспорима и ее положительная роль в развитии русской культуры, приобщении к культурным сокровищам Византии. а также в распространении образования и создании ценных произведений искусства и литературы.

Но признательность перемежалась ритуальными упреками:

Следует, однако, помнить, что русский народ дорого заплатил за то, что то, что было положительным в Церкви как яд религиозной идеологии, проникло во все поры жизни людей даже глубже, чем в языческое время, ослабляя классовую борьбу, возрождая первобытные воззрения в новой форме и на долгие века закрепившиеся в сознании людей представления о потустороннем мире, божественном происхождении власти и провиденциализма.[8].


Год тысячелетия Крещения Руси удивительно совпал с поворотом держав СССР к общечеловеческим ценностям. Начался возврат к духовным корням, исчезло давнее табу, и академик Александр Панченко, как и многие другие люди, мог открыто отдать должное исторической роли христианства:

Христианство, стремительно распространявшееся в Европе в 9 -11 века, доказало язычникам свою силу, а не истину.Поэтому Русь включилась в общеевропейский процесс. Однако крещение не было отречением. Русь создала свою собственную версию Православия, которая была толерантной и открытой, а также сложной культурой, равноценной. Эта культура, вдохновленная оптимизмом, создала выдающиеся памятники искусства и создала вневременные ценности. [9].

Лев Гумилев писал: Крещение дало нашим предкам высшую свободу — свободу выбора между добром и злом, а победа Православия подарила России ее тысячелетнюю историю »[10].

Тема возврата к истокам цивилизации актуальна как никогда в современной России. Историки развеяли миф о крещении Руси «огнем и мечом». Профессор Игорь Фроянов писал: «Князь и его свита не имели средств для массового насилия в обществе, которым они правили. Они подчинялись вече (народному собранию), имевшему могучую военную единицу — добровольную народную армию, которая была сильнее вооруженной силы князя.Может быть, были определенные факты принуждения во время крещения в Киеве, но они не стали системой ». [11]

До сих пор слышны голоса критиков исторического курса России. Известный журналист Владимир Познер прямо заявил, что, по его мнению, для будущего России было бы намного лучше, если бы Владимир выбрал католицизм … «Я считаю Православие темной, реакционной и консервативной религией», — сказал он. [12]


Эти слова признанного гуру русского либерализма удивительно напоминают обвинения коммунистических идеологов прошлого.Но те, кто серьезно изучает нашу историю в ее глубине, скорее согласятся со словами Патриарха Кирилла:

Крещение Руси, говоря современным языком, несомненно, было революционным событием. Более того, по своим последствиям оно несовместимо с любой другой последующей революцией, потому что Крещение радикально изменило жизнь людей, их культуру и их систему ценностей. (…) Присоединение к милостиво благотворному телу Вселенской Церкви наделило русский народ очень сильной духовной силой, которая — я глубоко убежден в этом — помогала нашему народу преодолевать очень сложные перипетии на нашем историческом пути.{13]

Банкноты

1. Повесть временных лет, 6496 и 6523 года от сотворения мира.

2. Проповедь митрополита Илариона о законе и благодати. Перевод диакона Андрея Юрченко. http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4868

3. Полное собрание законов Российской Империи. 1 ул цв., Г.СПб., 1830, т. 21, № 15515

4. История государства Российского. Vol. Я, гл. IX. http://www.spsl.nsc.ru/history/karam/kar01_09.htm

5. Философские письма, 1 st Letter (1838)

6. Письмо Петру Юрьевичу Чаадаеву от 19 октября 1836 г. // Пушкин Александр Сергеевич, Собрание сочинений, М., 1962, т. 10, С. 308

7. Речь на церемонии закладки камня в фундамент св.Владимирский собор в Севастополе, 15 июля 1854 г. Cit. из «Первая осада Севастополя 1854-1855 гг.» Николая Федоровича Дубровина, он «Русская Троя», Санкт-Петербург, 1900 г.

8. Рыбаков Борис Александрович История СССР.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.