Марокко гашиш – — .

Конопляная энциклопедия (Види)/Марокко — Викитека

Марокко

Весьма примечательное во многих отношениях государство на севере Африки. Оно очень удачно расположено географически и омывается как Средиземным морем, так и Атлантическим океаном. Лето в Марокко жаркое, а зимой в горах выпадает снег. Население занимается сельским хозяйством; развитая туристическая индустрия, большое количество французских и немецких туристов. В последнее время приобретает репутацию «гашишной Мекки северной Африки». Немало репортажей о поездках в центры гашишного производства можно найти на поисковике YouTube.

Местные жители бережно хранят древние традиции изготовления и употребления гашиша. Он широко распространён и принимается общественным мнением примерно так же, как пиво в Германии. Подавляющее большинство мужского населения страны курит, а сельские жители активно производят гашиш нескольких сортов. Он настолько популярен в стране, что упоминания о гашише можно встретить в народном эпосе.

Конкретнее, в Марокко существует немало старинных легенд о курильщиках гашиша. Они рассказываются вечерами перед костром и веками передаются от отца к сыну. Часто противоречивые, многие из них упоминают один и тот же персонаж — Сиди Хиди. Известный каждому крестьянину, он считается святым среди курильщиков. Легенды утверждают, что именно он принёс в Марокко манеру курить киф.

Популярное во всей стране изречение «Киф — как огонь: когда его немного, согревается сердце, когда его много — сгорает душа» приписывается Сиди Хиди.

Дата его рождения неизвестна: по одним данным, он жил в ХIХ столетии и был философом, по другим — принадлежал к элите общества и дружил с дедушкой короля Марокко Хуссейна. По уверениям крестьян, Сиди Хиди научил короля курить и привил ему интерес к выращиванию конопли.

Жители деревушки Сиди Хиди уверены, что их поселение носит имя святого, и считают, что он жил 2 тысячи лет тому назад и принадлежал к секте Суфис.

Возможно, ввиду уважения к святому имени, вплоть до 1956 года выращивание и продажа конопли были разрешены законом. Торговцы табаком на рынке предлагали связки сушёной конопли наравне с табачными листьями. По регламенту, коноплю заворачивали в обёрточную бумагу.

Местные жители называют такие рулончики «киф», причём это понятие распространяется как на листья конопли, так и на смесь табака с коноплёй. Мелко нарубленные, очищенные от листьев цветки конопли смешивают с табаком в пропорции 2:1. Обычно добавляют табак мягких и ароматных сор­тов, самый дорогой из возможных.

Полученную смесь, то есть киф, курят при помощи длинной трубки с чубуком из обожжённой глины или камня. Хотя трубка и не очищает дым, но он успевает изрядно охладиться, проходя через длинный мундштук, и не так обжигает верхушки лёгких.

После получения независимости в 1956 году в Марокко на словах запретили выращивание и торговлю коноплёй. Побывавшие в стране в те времена туристы не заметили, однако, никаких беспорядков и гонений. В 1957 году американец Хупер пишет в путевом дневнике:

«Уличный мальчик за вознаграждение в два доллара привёл меня к продавцу гашиша. У того было в наличии два сорта: прибывший из Индии тёмный чарас, кусками размером от яйца и до цилиндра диаметром в предплечье. Второй был прекрасный марокканский киф, твёрдый, как камень, и чудесно гладкий. За $48 я получил свой кусок размером с небольшой ломтик французской булки».

Вскоре после визита Хупера, а именно в период с 1959 по 1965 год, правительство предпринимало несколько попыток покончить с конопляным фермерством. Рассудив, что бумажные законы и полиция бессильны, дело — как это водится в большинстве государств — предоставили войскам.

Задачей нескольких военных частей стало уничтожение плантаций конопли. В 1961 и 1962 годах солдаты занимались выжиганием полей в провинции Кетама, всемирно известной по одно­имённому сорту гашиша. Воинственные племена берберов, ответственные за местную «агрономию», оказали активное сопротивление. Вооружённые стычки и открытое народное недовольство стали повсеместными.

В 1966 году силами местной жандармерии было уничтожено ещё несколько посевов, но в целом с начала 70-х годов государство оставило фермеров в покое. Возмущение и противодействие жителей было таким сильным, что продолжение репрессий могло бы вызвать масштабные народные волнения или даже войну. К тому же, многих селян такая политика оставила в буквальном смысле без хлеба, и в народе пополз бессмысленный, но неприятный слух, что страна погружается в нищету… Закрыв глаза на гашишный промысел, государство получило взамен мир и стабильность. Семьи бедняков, у которых едва не отняли право растить коноплю на выжженных склонах гор, получили возможность заработать. В результате конопляное фермерство набрало просто ошеломляющие масштабы. Близость Европы, в которой живёт более 20 миллионов курильщиков, гарантирует скорый и стабильный сбыт продукта.

Деревня Кетама

Коммерческие плантации конопли выращивают на севере страны, в суровых предгорьях горного массива Риф.

Расположенный там посёлок Кетама известен как столица промысла, тамошние крестьяне традиционно занимаются конопляным фермерством и передают плантации от поколения к поколению. Неизвестно, когда Кетама стала символом гашишной торговли, но бесспорно, что титул остаётся и по сей день.

Едва ли не все семейства, живущие в посёлке, занимаются исключительно выращиванием конопли.

Постоянно высеивая семена на одном и том же месте, изготовители держат марку, из года в год производя одинаковый по качеству и свойствам гашиш. Небольшие горные делянки засеивают по весне, а осенью охапки травы спускают вниз в селение и сушат на плоской крыше.

Ассортимент продаваемого гашиша не особо богат. Все сорта изготавливаются из чистой пыли без связующих компонентов и носят названия «зеро-зеро», «премьер» и «кетама».

Стабильно высокие цены и большой спрос на гашиш активизируют деятельность селян, заинтересованных в повышении заработка. За последние три десятилетия в Марокко развилась полноценная индустрия из мелких, но успешных фермерских хозяйств, где старшие поколения изготавливают, а младшие — реализуют гашиш на месте или самостоятельно переправляют его в Европу.

Количество гашишных ферм и посевные площади не перестают увеличиваться. Путешественник, попавший в северный Марокко, не может не встретить конопляное поле — они расположены повсюду, в том числе и вдоль дорог. По оценкам разных источников, в 1970 году коноплёй было покрыто от 400 до 600 гектаров, а в 1993 году цифра выросла до 25 000 га.

В 2008 году коноплёй было засеяно около 130 000 гектаров, а общее число занятых в сельском хозяйстве насчитывает 800 000 человек, то есть подавляющее большинство жителей региона.

По этим показателям Марокко не имеет себе равных в мире (учитывается площадь посеянных и орошаемых растений, заведомо предназначенных для переработки в гашиш). Доходы с производства гашиша поддерживают существование 200 000 семей, вовлечённых в посев, уборку и прессование. Дело доходит до курьёзов — в уборочный сезон пучок травы меняют на еду и даже на мороженое, которое разносят по полям предприимчивые коробейники…

Готовый товар либо сдаётся перекупщикам, либо продаётся приезжающим из Европы туристам. Об этом знают немало европейцев, большие количества продаются на месте.

В окрестностях Кетамы гашиш можно купить везде — на улице, на заправке, в кафе, у дверей магазина…

Вне Кетамы это тоже не проблема — кусочек гашиша предложат на улицах любого марокканского курорта по цене не намного ниже голландской, около 5-7 евро за грамм. Это дело приносит многодетным марокканским семьям стабильный доход, а жаждущим туристам — удовлетворение.

Европейские и соседние арабские государства неоднократно выступали против такого положения вещей. Более того, Марокко получает ежегодную финансовую помощь для борьбы с фермерами, однако толку от этого нет. Совершенно ясно, что правительство сознательно смотрит сквозь пальцы на промысел и тормозит процесс уничтожения посевов и полицейское наступление.

В конце 90-х годов, впрочем, начали предприниматься кое-какие действия по контролю ситуации. Вместе с американскими сыщиками был арестован знаменитый контрабандист по имени Абдулазис Эль Якхлуфи, который на протяжении многих лет руководил крупными поставками гашиша в Европу. Господин Якхлуфи нажил на этом солидное состояние и являлся владельцем шикарной яхты и 15 автомобилей. Ему также принадлежали несколько счетов в крупных швейцарских банках и ряд компаний по продаже недвижимости во Франции.

По данным 1994 года, фермеры страны «выдали на-гора» 1500 тонн гашиша, а в 1996 году — уже 2000 тонн. Доставка гашиша в страны ЕС происходит по отлаженной схеме. Мелкими партиями от 10 до 100 кг товар скупается у фермеров, а в крупном портовом городе Танже тщательно упакованный гашиш грузится на суда. Быстроходные морские скутеры используются контрабандистами так же охотно, как и большие сухогрузы. В 1997 году судно «Волга», задержанное на севере Испании, таило в своих трюмах 28 тонн гашиша. Прибывшие во Францию партии реализуются по тройной цене. Продажа больших количеств затруднена ввиду жёсткости французских законов. Наибольшая часть продукта оседает в Амстердаме. Расфасованный порциями до 25 кг, гашиш продаётся мелким оптом владельцам кофешопов. Таким образом, товар в несколько сотен килограммов можно легко и быстро продать за наличные деньги, не рискуя быть наказанным.

Наименьшая часть продукции экспортируется в Англию и Ирландию, где гашиш продаётся по самой высокой в Европе цене. Для доставки используются обычные пассажирские паромы, перевозящие начинённый гашишем легковой транспорт.

Законодательство

Употребление и хранение небольших количеств не вызывает нареканий со стороны властей, в особенности в провинции. В целом, марокканская полиция коррумпирована свыше всякой меры.

Трафик и транспортировка крупных количеств возможны при условии щедрого вознаграждения и знакомств на местной таможне. В реальности законодательства, оговаривающего хранение конопли, не существует, есть только расценки…

ru.wikisource.org

Туристы рвутся в африканский рай ради дешевых наркотиков: Мир: Путешествия: Lenta.ru

Ежегодно десятки тысяч россиян летят в Марокко за новыми впечатлениями. В нынешнем году этот поток стал вдвое больше по сравнению даже с 2016 годом — около 70 тысяч человек. Количество же туристов, приезжающих в эту североафриканскую страну со всего мира, перевалило за 10 миллионов, и эта цифра увеличивается в геометрической прогрессии. Но далеко не все едут любоваться океаном, наслаждаться пляжным отдыхом, приобрести в Медине сувениры и посетить исторические и архитектурные памятники. Для многих иностранных туристов Марокко — это наркотическая Мекка Северной Африки.

Роскошные пляжи на берегу Средиземного моря и Атлантического океана, необычайно красивые ландшафты (рукотворные сады Менара, Атласские горы, пустыня Сахара и знаменитый водопад Узуд), разнообразие климатических зон и древняя культура — неповторимый марокканский стиль, навсегда запечатлевшийся не только в архитектуре дворцов и мечетей Марракеша, но и в мировой моде, — неоспоримые преимущества Марокко перед другими странами, если речь идет о выборе места для отдыха. Однако высок процент туристов, которым не так важны местные пейзажи и достопримечательности. Королевство Марокко давно приобрело статус международного центра наркотуризма. Представители европейской аристократии и американского истеблишмента еще в середине прошлого века приезжали в эту страну, чтобы без проблем и без последствий приобретать наркотики.

К примеру, американский писатель Уильям Берроуз (1914-1997) в середине 1950-х годов проживал в Международной зоне Танжер (присоединена к Марокко в 1956 году), и свой знаменитый роман «Голый завтрак» писал «под кайфом», легко и недорого приобретая дурь на местном рынке. Действие романа происходит в так называемой «Интерзоне», списанной с окружавшей его марокканской действительности:

Фото: Damir Sagolj / Reuters

«Сложносоставной Город, где все человеческие потенциалы разложены на огромном молчащем рынке.

Минареты, пальмы, горы, джунгли…

На Городском рынке есть Кафе Встреч. Последователи устаревших невообразимых ремесел, машинально рисующие этрусские закорючки, пристрастившиеся к еще не синтезированным наркотикам, чернорыночники Третьей мировой войны, акцизные телепатической чувствительности, остеопаты духа, расследователи нарушений, изобличаемых ломовыми параноидными шахматистами… (…)

Место, где неведомое прошлое и возникающее будущее встречаются в вибрирующем беззвучном гуле…»

Ежегодно в стране только официально (предполагается, что эта цифра на порядок меньше фактической) производится не менее 800 тонн наркотиков на основе конопли. 80 процентов наркотиков идет на экспорт (конфискуется в среднем десятая часть), а 20 процентов остаются в Марокко и реализуются на месте — в том числе благодарным туристам. Стоимость местного гашиша — здесь его называют «киф» — в десятки раз ниже экспортного.

Мир бьет тревогу: только в Северной Африке число людей, регулярно употребляющих каннабис, составляет 5,7 миллиона. Туристов, приезжающих сюда ради получения недорогого удовольствия, не счесть.

Сельским хозяйством занимается подавляющее число марокканцев, из них не менее 200 тысяч заняты выращиванием марихуаны и изготовлением наркотиков (под плантации травки отведены десятки тысяч гектаров земли). В сезон сбора урожая конопля становится валютой в ее первозданном виде: пучок травы можно обменять на еду.

Для местных жителей употребление гашиша — вековая традиция. Ритуалу посвящено множество легенд, главный персонаж которых — Сиди Хиди, эдакий местный гуру, практически бог наркотиков. В честь «святого» названа деревушка, население которой верит, что Сиди Хиди — реальный персонаж. Именно ему приписывается здешний сакраментальный афоризм: «Киф — как огонь: когда его немного — согревается сердце, когда много — сгорает душа». Марокканские крестьяне рассказывают, что Сиди Хиди пристрастил к марихуане самого короля Марокко Хасана II (1929-1999).

Где же еще мог состояться фестиваль для любителей ганджи — Bombola Ganja, как не на одном из марокканских курортов! На странице мероприятия в Facebook указаны имена диджеев, играющих музыку в стиле транс, а также призыв легализовать каннабис в медицинских целях. По сути мероприятие представляло собой вечеринку возле бассейна для любителей употребить травку.

Фото: Rafael Marchante / Reuters

Марокканский город Шефшауэн примечателен как раз тем, что существует и благоденствует только благодаря иностранцам, которые приезжают сюда, чтобы употребить гашиш. Здесь нелегальные гиды и мелкие торговцы проводят для туристов экскурсии: за небольшую плату можно попасть на конопляное поле и посмотреть, как обрабатывают каннабис, вживую познакомиться с различными сортами (наиболее распространенные — мексиканский, бельгийский и афганский).

Россиянка Кристина Пономарева, побывавшая на заработках в марокканской деревне Тагазут, рассказала на своем канале YouTube, как местные употребляли гашиш: «Иногда мне приходилось уходить спать на крышу, на груду кирпичей, потому что они употребляли гашиш прямо в той комнате, где я спала. Причем так, что открываешь дверь, а там — как в бане, пар идет».

В Марокко с девушкой произошла неприятность — она сильно отравилась рыбой, и местные мужчины, согласившиеся довезти Кристину до больницы, сначала заехали за «кирпичом гашиша», невзирая на ее тяжелое состояние.

Самые крупные плантации марихуаны расположены вблизи города Кетама на севере страны, в предгорье хребта Риф. Сюда со всего мира стягиваются любители веществ». Причем если в Шефшауэне к наркотуристам относятся вполне снисходительно, то в Кетаме можно нарваться на неприятности — здесь нередки полицейские облавы. Кроме того, здесь часто встречаются нечистоплотные торговцы, которые продают плохой товар и не чураются денежных махинаций. В 1990-х город Кетама был внесен во многие справочники и путеводители как зона, которую туристам посещать не рекомендуется.

По мечтательным воспоминаниям путешественников, пожелавших сохранить инкогнито, сразу по прилете, еще в аэропорту, можно было недорого купить у местных барыг дозу наркотиков, причем продавцы поджидали туристов буквально всюду. Стоит постоять пару минут на улице — тут же подбегают «коммерсанты», предлагающие несколько сортов кайфа на любой вкус.

Фото: Danish Siddiqui / Reuters

Официально в стране наркотики запрещены, однако марихуана высаживается и продается повсеместно. 20 процентов национального дохода обеспечивается за счет туризма, и местные власти прекрасно осознают, насколько высока привлекательность Марокко для наркоманов. А посему не пресекают деятельность узкопрофильного сельского хозяйства и стараются не трогать барыг, зато с удовольствием принимают дотации от соседних государств — все на борьбу с наркоторговлей! Одним словом, коррупция цветет, только здесь уже не маковым, а конопляным цветом.

Конечно, косячок в общественном месте может обернуться для туриста приключением в местном отделении полиции, а если вовремя не откупиться — даже лишением свободы на срок до десяти лет. Впрочем, как говорят, в королевстве хватает наркопритонов, в которых собираются и «бывалые» туристы…

lenta.ru

Сеута. 2002-ой год. Марокканский гашиш.

Давным-давно поехал я в городок с названием Сеута. Есть такой анклав в северной части Африки, где Марокко. Туристов там практически не бывает, несмотря на наличие неплохого пляжа и симпатичных, типично испанских улочек. Теоретически, это самый безопасный город в стране. Полиции на улицах больше чем прохожих. Всё очень дёшево. Поселился в классной гостиннице, в центре, и вышел на ознакомление с культурным ландшафтом. Минут через пятнадцать, усатый мужичок предложил мне купить у него гашиш.

Про марокканское зелье ходят легенды, ну и подумалось: «а почему бы и нет ?» В поездке я один, погода располагает к грехопадению, а цена вполне доступная. Пришли с дядькой на набережную, он сбегал к себе в закуток и вынес кругляк — тот самый, который на крыше сушат. Внешне он очень похож на пемзу и яркого светло-коричневого цвета. Такого я в жизни не видывал.

Сели мы с ним на завалинке, ноги вниз свесили и пыхнули. Минуты через три меня на смех потянуло, захотелось мороженного и язык стал жутко болтливым. Дядька учил, что продажа зелья туристам на местном сленге называется «бизнес». До этого курил я всякое, начиная от дешового самопала из чехословацких лесов, заканчивая голландским Super Haze, купленным в Тильбурге. В кофешопе играл рояль, а без пиджака в заведение не пускали. Вообщем, высший сорт. Мароканский гашиш из Сеуты был лучше. Так возвышенно и благодатно, я себя ни от какого зелья до этого не чувствовал. Запил курево сангрией, заел апельсинкой и пошёл пешком в сторону пустыни Сахары — там совсем недалеко, если через горы Атлас перебраться… будь они не ладны — с другой стороны уже другая Африка.

Настоящий отпуск длился шесть дней. Я провёл их, прогуливаясь по улицам. Смотрел на Гибралтар, с почты открытки посылал, ел паэлью и наслаждался парадом марокканской армии по телевизору. Больше всего мне понравилось как с вертолётов, зависших над морской гладью, вниз прыгали аквалангисты. Комадовал парадом король государства — он отдалённо напоминал Кадафи, но весовая категория иная. Пожёвывая свои пухлые губы, правитель-отец отдавал приказы полушёпотом на арабском языке. Однако, с гашишом понимаешь все наречия, даже самые смешные.

В номере стояло кресло с дистанционным управлением. Жмёшь на кнопочки и меняшь положение. Я смотрел парад вытянув тело дугой, задрав пузо к потолку, а голову и ступни опустив к полу. На мой крик: «Памагите !!!», дядька-мароканец не откликался, так как на другом кресле принял точно такую же позу. Сотрудники гостинницы не слышали страданий. К счастью, пульт управления оставался в руке и палец случайно попал на правильную кнопку. Сидушка зажужала и поползла наверх. Марокканский король подал сигнал, публика на арене поднялась и заиграла бравурная музыка — под точно такую маршировали лилипуты в знаменитом мультике сталинских времён.

В Сеуте гашиш продаётся буквально за копейки и покупаешь его не у барыги опасного вида, а у милого, улыбчивого человека . Представьте себе, что Бурановские бабушки клонировались и вышли на испанские улицы торговать анашой. Представили ? Отлично ! Старушки не обидят и на ломаном английском могут дать ненавязчивую рекомендацию:
— Много не клади, сынок! С копыт слетишь.
— Спасибо мать. Я только самую капельку.
— Ты его зажигалкой не нагревай , а подержи в кулаке и считай до пяти.
— Раз, два, три, четыре, пять.

В самом деле, твёрдый камень становится нежным как воск. Он уже не крошится в ладони, благоухает и тает как апрельский снег. Подставляешь ладошку, но его нет. Усатому дядьке уже пятьдесят семь стукнуло и «бизнесом» он занят недавно. Говорит, что хватает «на хлеб да соль».

На обратном пути, в очереди на паром, меня отсортировал испанский полицейский. Заглянул в карманы, ботинки и ничего не нашёл. Потому что я всё купленное по почте выслал, запаковав малую толику в плотный конверт с полиэтиленом внутри. Сеута — незабываемый город. К сожалению, он лежит в стороне от привычных маршрутов, но имеет солидный потенциал. Бурановские бабушки вдоль тротуаров тому живые свидетели.

P.S. Фотографии к этому очерки сделаны в 2002-ом году.

1. Где то там Европа.

Фейсбук: https://www.facebook.com/nikolaj.nakropin

pipokipp.livejournal.com

21+ Психоделические каникулы — YaTuristka.ru

Дождь и ветер за окном; неутешительные новости из телевизора, безработный бойфренд, который опять просит денег в долг, и пора доставать зимнюю одежду. Конечно, можно избежать стресса, взяв отпуск, но не для всех стандартный турпакет «солнце + пина колада» станут отдушиной. Вот почему многие ищут кое-что покрепче пина колады.

И речь пойдет не о сорокоградусных напитках, а о разрешенных в некоторых странах психотропных веществах, которые изменяют наше сознание и отношение к реальности. Итак, берите подругу, пакуйте чемоданы, мы отправляемся в психоделическое путешествие! Но это не просто погоня за кайфом, а культурное погружение в среду, где ритуал и употребление особых веществ взаимосвязаны.

Конечно, есть большая разница между освобождением своего сознания легально во время отпуска и тем, что может закончиться в Бирманской тюрьме. Мы придерживаемся списка веществ, употребление которых в настоящее время не является преступлением. Но законы могут меняться с течением времени, так что лучше проверьте, действуете ли вы в рамках закона, прежде чем паковать курительную трубку.

И не забудьте записать номер мобильного вашего адвоката (так, на всякий случай). Покупайте препараты только в легальных местах; захватите подругу (которая была бы абсолютно трезва и могла бы за вами приглядеть) и зарегистрируйтесь в отделении консульства вашей страны по прибытии. Ведь одно дело открыть что-то в себе, и совершенно другое – потерять себя.

МАРИХУАНА В АМСТЕРДАМЕ

Зачем: В Голландии выращивают не только тюльпаны и томаты? О, да! Помните выходные, проведенные как в тумане в квартале Красных фонарей в компании пары австралийцев, залитых пачули, покуривая четырехфутовый кальян? Ну, может быть, это было давно, и вы повзрослели и выросли из грязных дредов, но не настолько, чтобы не затянуться лучшей травкой в Амстердаме. Просто сделайте это на другом уровне: ультрасовременные кофе-шопы, большой выбор музыкальных площадок и новые дизайнерские отели предлагают более изысканные способы затянуться сигаретой с марихуаной.


Где достать: Избегайте туристического района Красных фонарей в пользу coffeeshop(ов), где можно расслабиться под короткометражное кино и трип-хоп ди-джеев или для получения большего визуального эффекта зайдите в одно из множества заведений, где залы стилизованы под индийский храм. В большинстве кафе меню часто меняется, так что посоветуйтесь с персоналом, прежде чем делать заказ.

Марихуана формально вне закона в Голландии, но на потребление её в небольших количествах внимания не обращают; тем не менее, городские власти рассматривают возможность введения дальнейших ограничений на потребление, так что лучше осведомиться о новых законах прежде, чем зажечь джоинт.

В любом случае, курить везде и всякий раз, когда захочется, — это большая оплошность туристов, особенно с 2008 года, когда голландские власти запретили курение в общественных местах. В тюрьму вас, конечно, не посадят, но и друзей среди голландцев вы себе точно не заведете.

Где расслабиться: Посетите крохотный Музей Пианино (Pianola Museum), где можно послушать более 20 000 музыкальных роликов для пианино на различных инструментах. С заходом солнца, чтобы продлить музыкальную тему дня, отправляйтесь в Melkweg – обитель музыки, занимающую территорию бывшего молочного завода, где играет музыка в стиле «инди», например, Peter Bjorn and John и известный диджей Steve Lawler.
Где прийти в себя: В отеле, где вы остановились. Персонал в Амстердаме обычно настолько дружелюбен и тактичен, что не заметит ваших покрасневших глаз и поможет справиться с приступом неудержимого голода, характерным последствием от курения травки. Все еще голодны? Попробуйте жареной картошки или сладкие вафли, которыми так славится стрит-фуд Амстердама.

ВОЛШЕБНЫЕ ГРИБЫ НА БРИТАНСКИХ ВИРГИНСКИХ ОСТРОВАХ


Зачем: Взвешиваете плюсы и минусы волшебных грибов? Плюсы — яркие галлюцинации, как правило, перевешивают минусы — иногда тошнота и головокружение. И характерный неприятный вкус легко смывается пивом Корона. Но не следует ожидать, что съев каких-то грибов, можно вдруг увидеть умерших президентов, приземляющихся на космических кораблях. Есть разные варианты грибов, и только некоторые вызывают зрительные галлюцинации. Легкое возбуждение, сильные эмоции, обращенность в себя, и искажение времени — такой опыт можно получить, употребляя грибы.

Где достать: На Тортоле на Британских Виргинских островах легализовано потребление псилоцибиновых грибов, но их продажа запрещена. Поэтому, например, на знаменитых пляжных вечеринках в честь полнолуния в Bomba’s Surf Shack подают грибной чай, а не грибы как таковые.

Где расслабиться: Атмосфера танцевального праздника в Surf Shack привлекает много туристов. Вечеринка хоть и веселая, но чересчур интенсивная – тысячи экспатриантов, карибские серферы-бродяги, крепкий ром и другие наркотики. Так что когда вы осознаете, что с вас достаточно веселья, берите такси и прямиком в бассейн при отеле, чтобы прийти в себя. Местные жители настолько привыкли к одурманенным наркотиками туристам, что никто и бровью не поведет.

Где прийти в себя: Взять катамаран, отправиться в море, а заодно и острова посмотреть. Под мерное звучание мотора, сияние Млечного пути и умиротворяющий плеск волн приятно вернуться в свое привычное состояние. Помните, не отправляйтесь в море под грибами в одиночку.

ЛИСТЬЯ КОКИ В БОЛИВИИ


Зачем: В основных странах-производителях коки в Южной Америке разрешено жевание листьев коки, а все производные наркотики из этого растения вне закона. Листья коки, которые держат за щекой (наподобие жевательного табака), являются неотъемлемой частью повседневной жизни в Андах. Легкое наслаждение наступает от жевания листьев: приятное онемение во рту, ощущение благополучия и возбуждение, которое длится весь день. Плюс это отличный способ, чтобы облегчить симптомы высотной болезни, которая не редкость в высотных районах Анд.

Где достать: Президент Боливии Эво Моралес является громогласным защитником права граждан на получение прибыли от традиционного использования листьев коки, и дружественная туристам страна. в значительной степени избежала насилия, громких конфликтов, которые изводят других производителей коки, например, Колумбию. Листья коки можно свободно купить с рук на улицах столицы Ла-Пас. Имейте в виду, не покупайте сразу много: вам не захочется засунуть в рот больше одного-двух листьев за один раз.

Где расслабиться: В Музее Коки (Museo de la Coca), и не забудьте захватить ручку и бумагу, на случай, если там вас вдруг озарит прозрение. Музей охватывает социальные, экономические и сельскохозяйственные аспекты самого распространенного растения Боливии и является увлекательным окном в культуру, где коку можно обнаружить во всем — от зубной пасты до соды.

Где прийти в себя: На озере Титикака — самом большом пресноводном озере в Южной Америке и источнике значительного числа плохих шуток. Отсюда открывается завораживающий вид на Мачу-Пикчу. Прокатитесь на автобусе от ворот El Viejo Cementerio в Ла-Пас до пляжа Copacabana, где вы можете плавать кругами в водах озера Титикака до тех пор, пока кока окончательно не покинет ваше тело.

ГАШИШ В МАРОККО


Зачем: В Марокко гашиш относится к марихуане также, как варенье к фруктам: вкусный, насыщенный и легкодоступный, независимо от того, какое время года. Известный под названием «киф», этот североафриканский деликатес официально вне закона, но в Марракеше, городе, который зарабатывает на туристах, гашиш в основном легализован. Местная полиция не заинтересована в аресте туристов за хранение небольшого количества гашиша, и это уже вам решать, стоит проверять эту теорию или нет.

Где достать: Почти в каждом переулке вы услышите «Киф для вас!» Этот обмен сродни покупке Rolex в китайском квартале. Убедившись, что поблизости нет полицейских, убедитесь, что киф мягкий и ароматный (старый товар обычно очень твердый, не имеет запаха и не дает нужного эффекта). Киф также может быть обжарен в масле на слабом огне и запечен с едой или его можно выкурить через очень длинную тонкую трубку. Гашиш горит при очень высокой температуре, так что длина трубки имеет значение, дым должен охлаждаться пока идет по трубке, прежде чем попадает в горло.

Где расслабиться: Шефшауэн — городок неподалеку от Танжера — является неофициальным центром в Марокко по нелегальной торговле легкими наркотиками — разновидностью кифа, доступного здесь. Приводит в изумление, также как и местная архитектура: сотни простых Берберских жилищ, раскрашенных в яркие оттенки синего и белого. Это около четырех часов от Феса на автобусе, так что планируйте остаться, по крайней мере, на ночь, хотя, скорее всего, вы захотите задержаться здесь на подольше.

БАНГ В ИНДИИ


Зачем: Во время ежегодного Фестиваля Цвета в марте люди по всей Индии впадают в странное состояние от банга, почек и листьев марихуаны, которые перетирают в зеленую пасту и готовят вместе с молоком, топленым маслом, специями в традиционный напиток ласси. Банг также добавляют в выпечку и пирожные.

Где достать: Напитки на основе гашиша доступны на уличных лотках, в местных магазинчиках и ресторанах во время фестиваля. Марихуана под запретом в Индии, но по причине религиозного праздника власти закрывают на употребление наркотика глаза.

Где расслабиться: Лучшим местом для потребления банга считается город Barsana, расположенный между Нью-Дели и Агрой. Там вы станете свидетелем ошеломляющего действа: женщины бьют мужчин палками и пытаться захватить их, а несчастные, которых поймали, вынуждены одеваться в лохмотья и танцевать вокруг. В отместку мужчины выливают ведра с краской на женщин. Это совершенно великолепно, совсем другой мир, и разворачивающееся представление в сочетании с бангом подходят друг другу как горошины из одного стручка. Кстати, не переживайте за мужчин — они носят специальную защиту и женщины не причиняют им особого вреда.

Где прийти в себя: Сотни туроператоров по всей Индии организуют для вас маршрут, чтобы вы смогли охватить как можно больше граней священного праздника, а потом выспаться как минимум на четырехзвездочной подушке где-нибудь в окрестностях Агры. Также они позаботятся о личном шофере, чтобы доставить вас в целости в гостиницу.

ПЕЙОТ В МЕКСИКЕ


Зачем: Случайные искатели приключений на беззаботные выходные в пустыне – это не для вас! Пейот является последним рубежом сумасшедшей напряженной психотропии: речь идет о 15-часовой галлюцинации и, по крайней мере, одном приступе рвоты. Но галлюцинации, которые подвигли Олдоса Хаксли, Хантера Томпсона, Уильяма С. Берроуза на сумасшедшие произведения и которые были описаны многими как «встреча с Богом», могут привести вас к полной гармонии с собой и миром вокруг вас. По крайней мере, нам так рассказывали.

Где достать: Кактус пейот растет в пустыне и горах, окружающих Реаль-де-Каторс, город в центральной Мексике, возникший рядом с серебряными рудниками. Бесчисленные нелегальные проводники за различную плату привезут вас в пустыню и помогут найти нужное растение, которое режется на маленькие кусочки и съедается. На центральной площади деревни вам всякий укажет на такого проводника. Будьте осторожны, хотя потребление пейота не запрещено законом, сбор кактуса является незаконным для любых целей, кроме религиозных. Убедитесь, что ваш проводник заслуживает доверия и знает, как правильно срезать пейот, чтобы не навредить растению, священному для коренных индейцев племени Уичоль.

Где расслабиться: Побездельничайте среди деревьев и цветов кактусов с великолепным видом на окружающую пустыню. Направьтесь к востоку от города к Серро Quemado – священной горе и месту ежегодных сакральных встреч индейцев племени Уичоль. Не забудьте захватить навигатор и теплую одежду на случай, если не успеете вернуться в город до захода солнца.

АБСЕНТ В ПАРИЖЕ


Зачем: Прекрасная эпоха расцвета абсента и его популярность среди распутных поэтов и художников (Бодлер, Ван Гог и Оскар Уайльд) свелась к сумасшедшим галлюцинациям и неадекватному поведению. Подозрения о воздействии напитка на психику привело к запрету абсента во Франции почти на 100 лет, вплоть до его отмены в 2001 году. Истина в том, что абсент не заставит вас увидеть зеленых фей или отрезать себе ухо, он просто добавит темпа пьяной вечеринке, что сделает мир немного ярче.

Где достать: После отмены запрета на абсент напиток со вкусом аниса стали добавлять в неоправданно дорогие коктейли в гламурных барах Парижа. Но есть только один правильный способ употребления этого напитка. Абсент должен быть надлежащим образом разведен ледяной водой, в результате чего жидкость меняет цвет и вязкость. Лучше всего пробовать этот напиток в специальных магазинах абсента.

Где расслабиться: Лучше всего пить абсент там, где он течет рекой. Les Caves du Roy в Париже имеет не только огромный выбор разновидностей абсента, но и темные закоулки, чтобы напиться до беспамятства. Здесь можно пробовать различные виды абсента до тех пор, пока не упадете лицом вниз. Каждый октябрь тысячи туристов отправляются из Парижа в Понтарлье на востоке Франции, чтобы посетить Абсентиаду – трехдневный праздник в честь абсента.

Где прийти в себя:С кофе, круассанами и еще абсентом, предполагает эксперт Брайан Робинсон, редактор журнала Wormwood Society (специализированное издание для ценителей абсента). Если такой способ прийти в себя не для вас, то идите прямиком в Хемингуэй Бар в отеле Ритц, куда нередко заглядывал заядлый любитель абсента Эрнест Хемингуэй. Сегодня здесь вам подадут профессионально приготовленный мартини, который облегчит возвращение к равновесию и реальности.

yaturistka.ru

Легкие деньги: как марокканский гашиш попадает в Европу

«Эти люди работают на износ. Рано или поздно это должно было произойти – Гражданская Гвардия не в состоянии справиться с таким объемом работы, у нее не хватает ресурсов. Правительство должно об этом думать», — говорит местная жительница.

«Да, людей не хватает. Но те люди, которые есть, пытаются выполнить свою работу как можно лучше. Можно ли сделать больше? Всегда можно сделать больше. Чем больше людей – тем более результативная работа. Но не мы должны жаловаться. Но об этом должны думать другие. Мы работаем с тем, что у нас есть», — признается сотрудник Гражданской Гвардии.

За последние восемь лет в Испании численность сотрудников правоохранительных органов — Национальной полиции и Гражданской Гвардии — сократилась на 20 тысяч человек: многие ушли на пенсию, в годы кризиса пришлось сократить финансирование. В этом году, наконец, объявили новый набор – пять тысяч человек, но пока они пройдут обучение и смогут начать полноценно работать, пройдет как минимум три года.

Особенности региона

«Проблема не только в безработице, проблема в отсутствии у людей возможности получить профессиональное образование. Мы требуем от испанских властей принять план профподготовки, чтобы безработные могли чему-то научиться, приобрести профессию, разработать план занятости, а также ввести дополнительные меры, изменить систему наказания. Слышат ли нас в Мадриде? Не в такой степени, как бы нам хотелось», — — считает мэр Ла-Линеа.

«Нельзя все сваливать на безработицу, это «особенности региона». Назовем это так. Люди не видят в этом ничего плохого, относятся как к чему-то нормальному. В этом проблема», — соглашается сотрудница Гражданской Гвардии.

В расположенном через «забор» Гибралтаре (границу испанцы называют verja — «забор») проблему решили: ужесточили наказание за преступления, связанные с наркотиками (за пять грамм кокаина можно сесть в тюрьму на год) и запретили входить в территориальные воды и причаливать к берегу лодкам с моторами – таким, на которых переправляют наркотики контрабандисты.

Порт

Порт Альхесираса – крупнейший на юге Испании и один из самых больших в Европе. Бесконечные этажи контейнеров, заезжающие и выезжающие на его территорию машины, многочисленные указатели. Город в городе. Этот порт – еще один пункт переправки наркотиков в Европу. Именно сюда приходят «грузы» из Латинской Америки и Африки. Пакеты с кокаином могут спрятать среди какого угодно товара – чемоданов, рыбы, бананов, ананасов. Наркоторговцы иногда демонстрируют чудеса изобретательности и делают муляжи фруктов, в которые помещают наркотики, а сам «особенный товар» прячут среди легального груза.

ria.ru

Марокко: миллион людей живут за счет конопли (Noonpost, Египет) | Общество | ИноСМИ

Марокко — одно из важнейших туристических направлений в мире: ежегодно сюда приезжают миллионы людей, которых привлекают богатая культура, местные климат и природа. Однако в Шефшауэне в горах на севере страны, известном как Синий город, развивается туризм иного рода — там у всех на виду курят гашиш.

Люди приезжают в Шефшауэн, чтобы попробовать, по их словам, лучший наркотик в мире, и сделать это прямо там, где его выращивают. Хотя курение гашиша запрещено в Марокко и конопля культивируется незаконно, как и в большинстве стран мира, это растение приносит доходы почти миллиону жителей марокканских земель на крайнем западе Северной Африки.

Беднота среди урожайных полей гашиша

Шефшауэн расположен в регионе Риф, на спутниковых снимках которого отчетливо видны сельскохозяйственные районы. Здесь коноплю выращивают совершенно свободно, однако ее нельзя назвать исключительно марокканской, поскольку сейчас некоторые семена ввозятся из других стран.

Гашиш — это спрессованный порошок, изготовленный из марокканской конопли. Его производят в небольших количествах для туристов, посещающих город Шефшауэн и другие туристические направления в этой стране.

Уже более века фермеры сажают этот наркотик в неплодородной почве, непригодной для выращивания какой-либо другой культуры. Особенно это касается гор Рифа, где условия крайне неблагоприятны для ведения сельского хозяйства.

В Кетаме, изолированном и на первый взгляд заброшенном горном поселении, выращивают самый желанный в мире каннабис, и его употребление — часть местной культуры. Согласно отчету, опубликованному одним из европейских исследовательских центров в марте, число потребителей каннабиса в Марокко составляет около 1,5 миллиона человек, тогда как стоимость одного грамма гашиша достигает примерно 78 дирхамов.

Выращивание марихуаны на ферме в долине Поттер, Калифорния
The Guardian
The New Yorker
Pacific Standard

Спустя десятилетия стало обычным делом видеть на конопляных полях одних женщин — мужчины бегут, преследуемые властями. Это заставило женщин выйти в поля, и в их жизни стало больше тягот. Даже несовершеннолетние девушки целыми днями трудятся на конопляных полях, не получая ничего взамен.

Повседневная жизнь сельских женщин сурова, и споры вокруг каннабиса их не слишком волнуют. Для них слово «конопля» не связано с чем-либо недостойным, ведь они привыкли слышать его с детства.

Мужчины, наоборот, ищут убежища в горах, опасаясь властей. По данным статистики, против фермеров, выращивающих коноплю, выдано более 40 тысяч ордеров на арест, хотя в действительности случаев задержания не так много. Тем не менее они осознают нависшую над ними угрозу, так что некоторые дают полиции взятки из своего скудного дохода в 100 долларов в месяц.

В результате многие крестьяне вынуждены жить, скрываясь, что нередко имеет серьезные последствия для них самих и их семей. Дети многих фермеров не имеют никаких документов, а потому им отказывают в лечении или образовании. Тем временем родители не могут обновить свои паспорта, поскольку их деятельность незаконна.

Наркобароны зарабатывают на этой торговле миллионы долларов, в то время как фермеры прячутся в горах, живут в ужасных условиях, а их дома скрыты от глаз полями конопли. Семьи страдают от нищеты и сложной гуманитарной обстановки в целом, ведь многие из них работают всего за один доллар в день. Если же семья отправляет детей на работу в ближайший город, то они могут рассчитывать не более чем на 50 долларов в год.

Тем не менее эти фермеры считают выращивание каннабиса своим основным делом. Сегодня за счет выращивания конопли выживают примерно 90 тысяч семей в регионе Риф и на севере страны, однако они остаются за чертой бедности, поскольку основная прибыль достается сети посредников, поставляющих наркотики в Европу.

Продавцы наркотиков охотятся за коноплей

Несколько лет назад марокканские власти обязались заплатить от 10 до 12 миллионов дирхамов тем, кто готов отказаться от выращивания каннабиса и заняться альтернативными проектами в стране. Однако ряд деревень, вовлеченные, как известно, в торговлю наркотиками, нуждаются в больших суммах, чем та, о которой говорил бывший министр внутренних дел Шакиб Бенмуса. Там нет ни асфальтированных дорог, ни транспорта, и люди оставлены наедине со своими проблемами — бедностью и суровыми природными условиями.

Хотя с 2003 года Марокко приняло стратегию развития, направленную на сокращение культивирования каннабиса в районах на севере страны, и выделило на эту программу до 900 миллионов дирхамов, незаконное выращивание этой культуры продолжается и охватывает более 50 тысяч гектаров в северных горах и долинах королевства. Речь идет о регионах, расположенных в пяти провинциях: Эль-Хосейма, Шефшауэн, Таунат, Лараш и Тетуан.

Хотя конопля официально запрещена в Марокко, ее выращиванием занимаются во всех уголках Рифа, и трудно поверить, что власти не знают об этом. Причина — в терпимом отношении к этой деятельности, даже если она незаконна. В то же время марокканское правительство тратит миллионы на борьбу с контрабандой наркотика. Вот лишь некоторые драматические противоречия вокруг первых шагов по санкционированию выращивания конопли.

Выращивание марихуаны на ферме в долине Поттер, Калифорния
NoonPost
NoonPost

В 2017 году Марокко значилось в списке африканских стран с наибольшим количеством изъятий каннабиса. В этом году марокканская полиция сообщила об изъятии 117 тонн смолы каннабиса (клейкий материал, извлеченный из цветущего растения). Зачастую местные власти преувеличивают свои достижения в борьбе с контрабандистами и широко распространяют сообщения об успехах.

Несмотря на продвижение образа эффективной полиции, обладающей большими ресурсами и вносящей вклад в международную борьбу с наркотиками, согласно статистическим данным, прилагаемые усилия недостаточны. По оценкам американской организации New Frontier Data, Марокко — третий по величине рынок каннабиса в Африке с годовым оборотом в 3,5 миллиарда долларов. За королевством следуют Эфиопия и Нигерия. При этом число людей, принимающих гашиш, увеличилось, достигнув 1,7 миллионов, в то время как во всей Африке число наркоманов составляет 58 миллионов человек.

Поэтому марокканские власти не видят смысла заниматься проблемой выращивания каннабиса: они признают, что у фермеров нет иного выбора. Однако противоречия сохраняются: почему тысячи людей скрываются от правосудия, если на самом деле марокканцы свободно занимаются выращиванием, продажей и курением конопли?

Сейчас европейские нелегальные инвесторы начали снабжать фермеров, чьи угодья расположены в низменности, генетически модифицированными семенами для более обильного урожая и улучшения его качества. В результате Марокко стало крупнейшим в мире экспортером каннабиса, и сотни тонн производного продукта ежегодно попадают в Европу, согласно данным Международного комитета ООН по контролю над наркотиками.

Преступность в Марокко и борьба с ней в Европе

Порт Танжер — один из самых оживленных африканских портов, из него отплывают миллионы контейнеров с товарами, и спрятать в них наркотик не так трудно. Однако власти заявляют, что закручивают гайки для контрабандистов и обыскивают около 7 миллионов человек и 700 тысяч контейнеров, проходящих через порт каждый год.

Южный берег Испании находится всего в 14 километрах от Танжера, поэтому испанские службы по наркоконтролю тревожит распространение гашиша на юге страны, куда контрабандисты доставляют тонны каннабиса из Марокко. Наркотик поставляют через Средиземное море на лодках.

Испанская береговая охрана патрулирует Гибралтарский пролив каждую ночь, чтобы перехватить контрабандистов. Последние ввозят в Европу сотни тонн наркотиков, избегая крупных портов и доставляя свой груз в те районы на побережье, где нет контроля.

Хасан Хаджадж «Ездок»
The Daily Beast
ИноСМИ

Что касается бессилия испанской полиции, которая в прошлом году объявила о начале нового этапа в борьбе с наркотиками, кажется, путь в Европу для преступников по-прежнему открыт. Как следствие, появилась наркомафия, специализирующаяся на контрабанде гашиша из Марокко. Ежегодно она доставляет наркотики стоимостью несколько сотен миллионов долларов через Гибралтарский пролив к побережью у города Валенсина-де-ла-Консепсьон, и Европа потребляет треть. Огромная прибыль идет в карманы семей контрабандистов, которые делятся с посредниками и теми, кто запугивает местных жителей, заставляя их молчать.

В то время как большинству вовлечённых людей контрабанда наркотиков не приносит особой выгоды, небольшое число преступников делают на марокканском гашише целое состояние. По словам главы группы организаций по борьбе с наркотиками в Испании Франциско Мины, человек, управляющий лодкой с наркотиками, получает 30 тысяч евро за доставку одной партии. Те, кто разгружает товар на побережье, берут около 3 тысяч евро, а водители грузовиков получают 10 тысяч.

В столице Нидерландов Амстердаме, городе, который первым приходит на ум, когда речь заходит о наркотиках, идёт крупная торговля гашишем, который широко доступен в различных заведениях.

Наркотики, которые употребляют в кофешопах, преодолели расстояние 3000 км из Марокко. По оценкам голландской прессы, доходы составляют 1 миллиард евро в год. Это довольно крупная цифра, если учесть, что в марокканском городке Кетама фермеры получают менее 1% от цены гашиша в амстердамских заведениях. При этом они выращивают коноплю, исходя из спроса, поскольку некоторые кофешопы поддерживают связь с фермерами в Марокко напрямую.

Западные деньги произвели революцию в производстве гашиша в марокканской сельской местности. Выращивание конопли теперь не такое простое занятие для фермера, как прежде, особенно с появлением крупных инвесторов из Нидерландов и Испании. Они выделяют большие суммы фермерам, привыкшим выращивать овощи, а не генно-модифицированную продукцию.

В целом спрос на гашиш растет, а в ответ на это появляются огромные поля генетически модифицированных растений. Пока марокканцы закрывают на все глаза, испанская полиция применяет военную тактику, а голландцы пользуются своими законами. На фоне всей этой непоследовательной политики некоторые фермеры вынуждены бороться за жизнь в столкновениях с бандами и коррумпированными чиновниками, которые наживаются на марокканском гашише.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Марокканский гашиш в Европе

Ирина Лагунина: Испанская полиция бьет тревогу. В последние месяцы контрабанда гашиша из Марокко в Испанию и через ее территорию в другие страны Европы заметно увеличилась. Социологи связывают это явление с затяжным кризисом и безработицей, которые переживает Испания. Рассказывает наш корреспондент в этой стране Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Испанию отделяет от Марокко, самого крупного производителя гашиша в мире, Гибралтарский пролив — всего 14 километров. Конопля выращивается в Марокко в основном в северо-восточном горном районе Риф. Район этот, населенный берберами, считается «проблемным и конфликтным», так что марокканские власти, как отмечают политологи, не решаются навести там порядок. Тем более что в последние десятилетия гашиш стал основным источником дохода населения Рифа. Знаток проблемы, политолог Игнасио Ривас.

Игнасио Ривас: В районе Риф выращивание конопли не запрещено. Другое дело ее переработка в гашиш – за это по закону положен тюремный срок. Однако марокканские власти предпочитают закрывать глаза на этот промысел в обмен на социальный мир. Так что производство гашиша в последние годы только увеличивается. Под плантации конопли отводятся более 250 тысяч гектаров. В наркоторговле задействованы множество людей.

Виктор Черецкий: Впрочем, марокканские власти, по определению испанской стороны, все же участвуют, по мере возможности, в борьбе с контрабандой наркотиками. В этом году, например, созданы совместные оперативные группы с участием испанских гражданских гвардейцев и марокканских жандармов. Они действуют как на территории Испании, так и Марокко. Одна из таких групп находится в испанском порту Альхесирас, который считается основными «воротами» гашиша и в Испанию, и, соответственно, во всю остальную Европу. Сюда приходят паромы из Марокко. Прокурор Эмилио Миро, руководитель испанской прокуратуры по борьбе с наркотиками.

Эмилио Миро: Лица, приезжающие в порт на паромах, везут с собой, как правило, небольшое количество гашиша: 500 граммов, килограмм, полтора килограмма, самое большое — два. Те, у кого есть собственный легковой автомобиль, везут побольше: от 20 до 40 килограммов. Ну а когда контрабандисты пользуются грузовиками, то здесь среди легального груза может быть спрятано значительно большее количество гашиша – от 500 килограммов до тонны. Порой нам удавалось обнаруживать груз наркотика до 8 тонн.

Виктор Черецкий: В порту Альхесирас в этом году ежедневно задерживаются за контрабанду наркотиков в среднем два человека – в основном, испанцы и марокканцы. Еще несколько лет назад такое количество задержаний совершалось в неделю. Количество испанцев, решивших попробовать себя в наркоторговле, растет, по мнению прокурора Миро, по мере углубления кризиса и роста безработицы в стране, которая достигла уже четверти трудоспособного населения. Желание «легких» денег привлекает немало молодых и не только молодых людей. Ведь килограмм зелья стоит в Испании полторы тысячи евро, а в Марокко – в десять раз меньше. Так что многие забывают, что наркоторговцам полагаются тюремные сроки. Прокурор Миро:

Эмилио Миро: Наш уголовный кодекс предусматривает наказание для лиц, которые выращивают, вырабатывают, перевозят и продают наркотические вещества. То есть наркоторговля в любой форме является правонарушением. Однако у нас делается различие между теми, кто торгует особо вредными для здоровья наркотиками, такими как героин или кокаин, и теми, кто продает гашиш. Наказание для последних – тюремное заключение от одного до трех лет. Срок зависит в основном от количества наркотического вещества, перевозимого правонарушителем. Лица, пойманные с большим количеством гашиша – свыше двух с половиной килограммов, могут быть приговорены к четырем с половиной годам заключения. Обязаны заплатить осужденные и большой штраф.

Виктор Черецкий: Однако само потребление гашиша и других наркотиков в Испании в уголовном порядке не преследуется. Так что лица, задерживаемые в Альхесирасе с гашишем весом до 150 граммов, наказываются лишь административно — штрафом размером в 300 евро. Считается, что речь идет о количестве для сугубо личного потребления. Эмилио Миро:

Эмилио Миро: В принципе само потребление наркотиков у нас не является даже нарушением. Административным нарушением считается их потребление в общественных местах, хранение и транспортировка – даже с целью личного потребления. Ну а потребление как таковое в домашних условиях никак не наказывается.

Виктор Черецкий: Несмотря на то, что гашиш не рассматривается испанским законодательством как особо вредное наркотическое вещество, сажают за него именно по статье о вреде, наносимом здоровью общества. Исследователь конопли профессор Мануэль Репетто считает, что гашиш все же наносит вред человеку.

Мануэль Репетто: Потребление гашиша, которое вызывает у большинства людей, как правило, состояние эйфории, у лиц с агрессивным характером провоцирует повышенную агрессивность. И это опасный психологический эффект. Кроме того, большинство потребителей гашиша расслабляются, им все безразлично, включая существующие законы, правила и нормы. Я имею в виду, к примеру, водителей автотранспорта. С другой стороны, потребление гашиша пагубно сказывается на печени, а также на памяти. Например, студенты, находящиеся под действием этого наркотика, испытывают трудности на экзаменах. У лиц, постоянно потребляющих гашиш, вырабатывается наркозависимость.

Виктор Черецкий: Возвращаясь в порт Альхесирас, отметим, что здесь борьба с гашишем ведется и днем, и ночью. Главные действующие лица этой борьбы, по признанию самих сотрудников Гражданской гвардии – служебные собаки. Две из них – знамениты на всю страну. 7-летняя овчарка Гундо, абсолютный чемпион Европы по обнаружению гашиша. Эва Эрбосайн, капрал Гражданской гвардии.

Эва Эрбосайн: Сегодня Гундо обнаружил очередную партию наркотиков, на этот раз в фургончике, прибывшем на пароме из Марокко. Машина была буквально начинена гашишем: он находился под обшивкой дверей и потолка, под сидениями – везде. Иногда такой груз гвардейцы могут обнаружить и без собаки – простукивая кузов машины. Теперь остается выяснить, кому предназначался гашиш – Испании или другим странам — и кому он принадлежал, ведь пойманный шофер – всего лишь нанятый мафией перевозчик груза. В его машине было 230 килограммов наркотиков.

Виктор Черецкий: Однако самый популярный пес в Испании сейчас не ветеран Гундо, а его более молодой коллега – двухлетний водолаз Турко. Мадридский телеканал посвятил ему недавно серию передач под названием «специальный агент Гражданской гвардии», и о забавном питомце гвардейцев узнала вся страна. Его обучали, придумывая разные игры, в основном пряча наркотик вместе с лакомствами или игрушкой. Так что запах гашиша вызывает у Турко буквально восторг. Он легко обнаруживает его не только в багаже пассажиров парома, но и в дверцах автомобилей, под сидениями или даже в бензобаке. Кинолог, старший капрал Луис Мартинес тут же выдает гостинец – казенное печенье. Лохматый Турко — в форменной попонке с эмблемами Гражданской гвардии – подлинная гроза контрабандистов. Кинолог Мартинес:

Луис Мартинес: Работают служебные собаки с утра до вечера, учитывая, что паромы приходят один за другим. Хорошо, что наши питомцы воспринимают поиск наркотиков не как работу, а как игру, а посему особо не устают. Ежедневно они обнаруживают несколько контрабандных грузов – и в багаже, и в автомобилях.

Виктор Черецкий: Порт Альхесирас – не единственное место проникновения гашиша в Испанию. Его доставляют также контрабандисты на быстроходных моторных лодках, достигающих скорость 100 километров в час. Бороться с ними не просто, учитывая, что патрульным катерам угнаться за подобной лодкой невозможно, берег тянется на сотни километров, а наркоторговцы, вдобавок, пользуются помощью местных жителей, которые встречают их и помогают спрятать груз. Командир патрульной службы Гражданской гвардии в районе залива Альхесирас капитан Антонио Лопес.

Антонио Лопес: Наша ежедневная работа – прочесывать на рассвете побережье. До Марокко здесь рукой подать. Берег труднодоступный, холмистый, заросший кустарником, дорог мало. Есть, где спрятаться самому, спрятать лодку и товар. Иногда за ночь сюда переправляется три-четыре группы контрабандистов. Мы стараемся выявить прибытие груза и определить место его складирования. Ведь большое количество гашиша, а на лодках привозят обычно до 500 килограммов, сразу не вывезешь. Так что нам часто удается захватить весь груз или хотя бы его часть, спрятанную в тайнике на берегу. Контрабандистов-профессионалов захватить труднее. Они нанимают местных жителей, которые караулят на дорогах и предупреждают правонарушителей о нашем приближении по мобильной связи.

Виктор Черецкий: Гражданская гвардия пользуется современными средствами слежения. Локаторы расположены по всему южному побережью. Особо тщательное наблюдение ведется в заливе Альхесирас. Начальник одной из станций наблюдения Гонсало Фернандес.

Гонсало Фернандес: Мы контролируемся движение судов в Гибралтарском проливе. Эта система была создана в 2002 году для борьбы с нелегальной иммиграцией. Но мы применяем ее и в борьбе с наркоторговлей. На экранах локаторов видны практически все суда, которые находятся в заливе Альхесирас. Это порядка 800 судов. Оператору следует выявить те из них, которые предположительно могут иметь на борту гашиш, определить место их нахождения и передать информацию патрульной службе Гражданской гвардии – как береговой охране, так и морской. Система позволила за минувшие годы обнаружить сотни лодок контрабандистов.

Виктор Черецкий: Наркоторговцы осведомлены о технических возможностях испанской пограничной стражи, а потому прибегают к различного рода хитростям. К примеру, отправляют несколько лодок подряд. И пока первая маневрирует на небольшой скорости у берега, привлекая внимание гражданских гвардейцев, вторая выгружает товар и на большой скорости уходит назад в Марокко. Иногда, контрабандисты для отвода глаз специально «сдают» испанским силовикам часть контрабанды – для прикрытия более крупной партии наркотиков. Одним словом, за годы незаконной деятельности здесь выработалось множество приемов для обмана сотрудников правоохранительных органов. Перевозят гашиш некоторые контрабандисты даже в собственном организме, заглатывая пластиковые капсулы с этим наркотиком. Капрал гражданской гвардии Эва Эрбосайн:

Эва Эрбосайн: Для переброски наркотиков используется в основном молодежь. Молодые люди набивают живот капсулами с зельем. Так можно провести от 500 граммов до полутора килограммов наркотиков.

Виктор Черецкий: В последние месяцы ситуация в заливе осложнилась. Власти Гибралтара – британской колонии на испанском побережье – запретили испанским рыбакам вести лов вблизи ее побережья под предлогом необходимости защитить рыбные богатства региона. Испанцы не подчинились, поскольку это противоречит сложившимся веками традициям. Патрульные катера Гражданской гвардии вынуждены каждую ночь брать под охрану рыболовецкие шхуны, поскольку морская полиция Гибралтара норовит порвать их сети. И покуда гвардейцы и полицейские пререкаются и обмениваются колкостями, контрабандисты беспрепятственно бороздят воды залива. Секретарь профсоюза рыбаков Альхесираса Хавьер де Салас.

Хавьер де Салас: Гражданская гвардия охраняет наши суда, сопровождает к месту лова. Радуются такой ситуации лишь контрабандисты. Что касается рыбаков, то не все решаются вести лов под конвоем. Ведь всегда существует опасность инцидента с британской стороной и конфискации судна.

Виктор Черецкий: Гибралтарский пролив – это еще и юго-западная граница Евросоюза. Наркоторговля и нелегалы – проблема не только Испании, но и других стран, поскольку гашиш предназначается для всей Западной Европы. По статистике перехватить испанцам удается лишь десятую часть поступающего к ним наркотика. Поэтому власти Испании постоянно заявляют о необходимости совместных усилий для охраны своих южных рубежей и находят отклик в ЕС. К примеру, система электронного наблюдения за движением судов у южных берегов страны была создана при его содействии.

www.svoboda.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о