Матильда манукян: Страница не найдена | Вестник Кавказа

Содержание

«Королева борделей»: Матильда Манукян — самая богатая женщина Турции | восточная жизнь


Здравствуй, дорогой читатель!

Мы часто видим в интернете списки самых богатых женщин мира, составляемые деловыми журналами — например, журнал Forbes. В основном это представители из мира шоу-бизнеса и спорта, и живут они в странах Запада.

В восточных же странах дела обстоят иначе: исторически сложилась, что женщина занимается домашними делами, а мужчины работают в сфере бизнеса. В этом отношении Турция не исключение. Но родилась и жила Турецкой Республике женщина, которая платила больше всех налоги и стала самой богатой женщиной Турции. Зовут ее Матильда Манукян.

Матильда Манукян

Матильда Манукян

Матильда сделала состояние на необычном для мусульманских стран деле — она владела всеми публичными домами в Турции.

Интересные факты из жизни Матильды

Она родилась в армянской семье и работала портнихой, пока не приняли в Турции закон, разрешающий проституцию. Отец оставил ей в наследство несколько задний, и эти здания она превратила в публичные дома.

Публичные дома пользовались спросом у жителей Стамбула, поэтому Матильда начала хорошо зарабатывать. Сеть домов терпимости расширялась с каждым годом — в последние годы своей жизни она владела 37 публичными домами по всей стране.

В 1992 году Матильда стала самой богатой женщиной Турции и мира — ее состояние оценивалось в 200 миллионов долларов.

Матильда Манукян

Матильда Манукян

Консервативные мусульмане не любили Матильду за ее деятельность — в 1995 на нее было совершено покушение, в результате которой она осталось жива, но потеряла ногу.

Это покушение сильно подорвало ее здоровье, и в 2001 году она скончалась в Стамбуле.

В 2006 году по мотивам ее жизни был снят сериал. Роль Матильды Манукян сыграла актриса Аху Тугба.

Несмотря на то, что у власти в Турции находится исламская партия, публичные дома не закрывают, ведь государственная казна получает хорошие деньги.

Прошу вашей помощи — поставить «палец вверх» статье, поделиться в социальных сетях, подписаться на канал . Спасибо за внимание.

Женщины без судьбы: публичные дома разрешены законом Турции | Турчанка Якутянка

Признаюсь для меня самой это стало новостью и я решила узнать подробнее и рассказать об этом своим читателям.


Зачем и почему это в рамках закона

Признаюсь иногда думаю, почему нет официально публичных домов, куда могли бы пойти те, кто уже на грани совершения преступления. Оказалось, все это есть в Турции. Со времен османской империи, для кого-то это действительно профессия.

Объясняют наличие подобных услуг в Турции желанием защитить чистоту одних женщин за счет других. Желающие стать работницами дома терпимости должны регистрироваться в полиции и проходить регулярно медицинский осмотр. Ночото из реального публичного дома

Ночной Стамбул, фото из Pixabay.com

Ночной Стамбул, фото из Pixabay.com

Вокабуляр: на турецком ночных бабочек называют Hayatsiz kadinlar (Женщины без жизни). Публичный дом — Genelev (с турецкого «общий дом»)

К слову, мужчинам заниматься этой профессией нельзя. По оценке профессора Медицинского Университета Анкары Айшегюль Акбай, в Турции более 150 000 женщин работают в этой сфере. При этом, на 1 официально оформленную, 9 работают вне закона. Возраст работниц составляет от 15-40 лет.

Официальные данные есть только за 2004 год, тогда количество женщин, работающих в сфере подобных услуг составило 100 000. Оборот рынка 3-4 млрд $ в год.

Специального изучения и статистики с 2004 года не делали, поэтому все данные приблизительные. Если по всему миру в этой индустрии работает 42 000 000 человек, то согласно простым вычислениям и количеству населения Турции, число «женщин без жизни» может составлять указанное профессором количество.

«Мы тоже работники государства. Хотим свободы»

«Мы тоже работники государства. Хотим свободы»

Региональные власти пытаются создать бюрократические препоны для уменьшения количества проституток. Но, как только это у них начинает получаться, увеличивается количество работающих неофициально. На дому, через социальные сети, сектор продолжает существовать на свой страх и риск как в других странах.

Как это выглядит и кого ловят

Тем не менее, часто слышим в турецких СМИ как поймали девушек древнейшей профессии, в основном происхождения из стран бывшего СНГ. После такой информации понимаем, что просто у них нет разрешения заниматься этим легально.

Женщина без судьбы

Женщина без судьбы

Порой попадают в дома терпимости за нарушения общественного порядка и морали. Вероятно пойманных нелегалок заставляют регистрироваться и платить налоги. Время от времени проходят «забастовки» и даже были попытки создать профсоюз.

Матильда Манукян — крупный налогоплательщик Стамбула

Прославилась тем, что создала сеть из 32 публичных домов в Стамбуле. Ее корни тянутся от разорившейся армянской аристократии. Предприимчивая мадам в 90-х была одним из самых крупных налогоплательщиков и получала разные грамоты от политических деятелей страны за участие в благотворительности.

Матильда Манукян в молодости

Матильда Манукян в молодости

Матильда Манукян в старости. Правее ее сын и невестка.

Матильда Манукян в старости. Правее ее сын и невестка.

Скончалась она в глубокой старости. Незадолго перед смертью приняла Ислам для очищения своих грехов.

Надеюсь, что статья была интересна,

Подписывайтесь на мой канал Турчанка Якутянка здесь

«Королева публичных домов»: ею гордится вся Армения

Недавно в армянских СМИ был поднят вопрос о появившихся на улицах Еревана баннерах с фото «великих армян». Среди них были и сомнительные личности, и даже американская актриса армянского происхождения Шер. Кроме того, скандал вызвало появление на обложках школьных дневников аппетитного декольте порнозвезды Ким Кардашян. Накладываясь на уже подпортивших имидж армянства деятелей вроде нациста Нжде, звезды и звездочки сомнительного свойства заставили многих в соседней стране задуматься: неужели у армянского народа нет более достойных объектов для национальной гордости?

Оказалось, что такие объекты есть.

Издание armtimes.com опубликовало статью Ermenihaber.am, посвященную самой влиятельной женщине-бизнесмену в Турции 20-го века — Матильде Манукян.

Отметим, что Манукян занималась чрезвычайно «достойным» делом — содержала прибыльную сеть публичных домов, чем нажила себе огромное состояние.

Издание пишет: «Первые публичные дома в Турции открылись в конце 19-го века. В частности, они были открыты в годы Крымской войны (1853-1856 гг.) — для «удовлетворения сексуальных потребностей солдат».

Порнозвезда стала символом армянской школы — ФОТО

Говоря о публичных домах в Турции, нельзя не упомянуть о предпринимательнице, занимавшей особое место в этой сфере. Речь идет о Матильде Манукян, которая владела 37 публичными домами в Турции. Там она была известна по имени «королева публичных домов» или «владычица публичных домов».

Матильда Манукян считается одной из влиятельнейших женщин-бизнесменов 20-го века. Она родилась в 1914 году в семье аристократов. По окончании лицея «Notre Dame de Sion» она занималась швейным делом, но, испытывая финансовые затруднения после смерти мужа, стала использовать дома, оставшиеся от отца, под публичные дома.

За короткое время число публичных домов, принадлежавших Матильде Манукян, увеличилось, достигнув 37-и. Она часто оказывалась в списках крупных налогоплательщиков и несколько раз даже побила рекорд по числу уплаченных налогов и получила награды. Позже эти награды были выставлены в музее «M&M», посвященном достижениям Матильды Манукян.

Согласно данным, опубликованным в прессе, у Манукян было 50 офисов, 50 магазинов, 4 дачи, 220 такси, 37 публичных домов, 40 зданий, 2 завода, 1 яхта, 1 Роллс-ройс, 4 BMW, 4 Мерседеса и гостиницы, а также украшения на триллионы лир. Причем инвестиции она делала не только в Турции, но и на Кипре. В одном из интервью Матильда рассказала, что на Кипре у нее 10 особняков.

Матильда Манукян сдавала принадлежащие ей здания в аренду мэрии, Палате правосудия и другим государственным учреждениям Стамбула. Скончалась она 21-го февраля 2001 года и была похоронена на армянском кладбище в Шишли. Огромное состояние предпринимателя перешло к единственному сыну — Керобу Чилингиру.

Многие осуждали и, мягко говоря, не «приветствовали» деятельность Матильды Манукян, но тот факт, что армянская женщина-бизнесмен сыграла большую роль в деловой жизни Турции, неоспорим».

Одним словом, к пантеону сомнительных «героев Армении», присоединилась армянская «мама Роза» — Матильда Манукян, бывшая главным поставщиком проституток в Турции.

Правда, сегодня ее культурно величают бизнес-леди, но суть от этого не меняется.

Зульфугар Ибрагимов

Читать «Стамбул. Перекресток эпох, религий и культур» — Кича Мария — Страница 4

О многоликости Бейоглу свидетельствуют даже вывески. Месопотамский культурный центр, где показывают курдские фильмы. Ресторан «Rejans», предлагающий гостям огненный борщ и лимонную водку. Кофейня «Andon Cafe Bar» с 55 сортами кофе. Бар на крыше ресторана «Nu Teras» с танцполом на высоте 7-го этажа и прозрачным полом. Еще одна зарисовка, характеризующая Бейоглу, – ранним утром в Рамадан пьяные, шатаясь, ходят по улицам вместе с барабанщиками. Барабанщики будят правоверных, дабы те успели позавтракать и покурить перед началом дневного поста. Словом, Бейоглу живет настолько вольной жизнью, что турецкие консерваторы регулярно предлагают сровнять с землей этот «рассадник разврата».

Публичные дома (генелев) в Турции легальны. Стамбульским «кварталом красных фонарей» считаются семты Бейоглу – Зурафа, Бекяр и Замбак в квартале Галатасарай; местные бордели работают еще со времен султана Абдул-Хамида I. Известнейший притон находился прямо под Галатской башней – в память о первых ценах он назывался «Ikıbu uk genelev» («Бордель за две лиры»). Его хозяйка Матильда Манукян, самая богатая женщина Турции, являлась добросовестным налогоплательщиком. Суммы, выплачиваемые мадам Матильдой в государственную казну, впечатляли – так, в 1994 году они составили более 10 млн долларов; в казну Стамбула поступило 1,2 млн.

Манукян называли «королевой борделей». Предприимчивая женщина открыла по всей стране сеть публичных домов, приносивших огромные доходы. Только бордели в Бейоглу ежегодно зарабатывали для своей хозяйки около 4 млн долларов. Помимо этого, она владела 37 торговыми центрами, гостиницами в Анталье и Аланье, заводами по производству пластиковых изделий, текстильной фабрикой и островом в Мраморном море. Все имущество оценивалось экспертами в несколько сотен миллионов долларов.

Матильда Манукян построила свою бизнес-империю на основе неукоснительного соблюдения законов. В 1994 году она в шестой раз получила «Золотую плакетку» – памятную медаль от правительства Турции. «Королева публичных домов» занималась благотворительностью – например, в 1995 году перечислила 36 тыс. долларов на ремонт Стамбульского неврологического диспансера. Кроме того, мадам Матильда принимала деятельное участие в жизни армянской общины Стамбула и являлась ее главным спонсором.

Несмотря на уважение к закону и активную гражданскую позицию, у Матильды Манукян имелось немало врагов и недоброжелателей. Однажды на официальном обеде турецкий премьер-министр Тансу Чиллер отказалась сидеть рядом с «королевой борделей». В атмосфере назревавшего скандала Манукян осталась невозмутимой и после заявила журналистам: «Я видела много премьер-министров. Премьер-министры в Турции меняются очень часто, а мадам Манукян одна».

Социалисты не любили ее за богатство, консерваторы и исламисты – за аморальность, националисты – за то, что она была армянкой. Осенью 1995 года на 80-летнюю Манукян совершили покушение – в ее автомобиле взорвалась бомба. Водитель и охранник погибли, мадам Матильда лишилась ноги. Оправившись от ран, эта удивительная женщина прожила еще 6 лет, до последнего вздоха управляя своей бизнес-империей, которую унаследовали ее дети и внуки. Такова вкратце история Матильды Манукян – одного из ярких персонажей старого Стамбула и его самого злачного района, Бейоглу.

Манукян была не единственным живым символом Бейоглу. Стамбульцы хорошо помнят аккордеонистку Анаит Варан (1917–2003), или мадам Анаит. Более 40 лет она исполняла в ресторанах Бейоглу танго, армянские, греческие и турецкие мелодии. Веселая и артистичная мадам Анаит олицетворяла собой космополитизм великого города, его удивительную способность преодолевать любые трудности и радоваться каждой минуте.

Фотоателье играли в Бейоглу не менее важную роль, чем питейные заведения и публичные дома. Расцвет фотоискусства на берегах Босфора пришелся на вторую половину XIX века – в 1857 году стамбулец Паскаль Себах открыл первую в городе студию «Foto Sébah». Она располагалась на главной улице Бейоглу – Гран-Рю-де-Пера, в доме № 439. Дело Себаха унаследовал его сын Жан Паскаль, который взял в партнеры художника Поликарпа Жоалье. Фирма «Foto Sébah» (а затем «Sébah & Joaillier») стала культурным брендом поздней Османской империи. У семьи Себах были конкуренты: грек Базиль Каргопуло (студия «B. Kargopoulo», дом № 447), швед Гийом Берггрен (салон «Little Sweden», дом № 414) и армянин Богос Таркулян (ателье «Photographie Phébus», дом № 359). В Бейоглу работали и другие мастера: Николай Андреоменос, братья Гюльмез, братья Абдулла (Абдуллаяны) и первая в Турции женщина-фотограф – Мариам Шагинян. Благодаря их таланту мы знаем, как выглядел старый Стамбул и его жители – от дервишей до падишахов.

Каждый фотограф имел свою специализацию. Каргопуло снимал панорамы Стамбула и Босфора, сцены уличной жизни и интерьер султанских дворцов. Себах-старший фотографировал представителей разных религий и национальностей. Берггрен и Андреоменос работали с памятниками архитектуры. Таркулян прославился как портретист. Братья Гюльмез и братья Абдулла занимались портретной и панорамной фотографией. Шагинян любила эксперименты – в студии «Foto Galatasaray» в Бейоглу она снимала не только счастливых молодоженов, прелестных младенцев и длинноволосых красавиц, но также трансгендеров и членов незаконных организаций.

Районы и кварталы Бейоглу – Таксим, Каракёй, Топхане, Асмалы и др. – заметно отличаются друг от друга. Особенно хорош Джихангир, названный в память об умершем шехзаде (принце) Джихангире – сыне султана Сулеймана I. Это очаровательный семт с европейской архитектурой, тихий и зеленый. На его каменных лестницах, ведущих к Босфору, можно сидеть часами: пить вино, есть мороженое и смотреть, как город дышит и мерцает, словно крупная волшебная рыба; как он зажигает огни в сгущающихся восточных сумерках; как с наступлением ночи над черной водой, не разделимой с таким же черным небом, вспыхивают горы щедро разбросанного золота – это стамбульцы включают свет в своих домах.

В Джихангире вырос турецкий писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Орхан Памук. Из окон его квартиры было видно Босфор, Девичью башню, берега Ускюдара и Фындыклы. «Все это я мог рисовать, даже не выходя из дома, – вспоминает Памук. – При этом я ни на минуту не забывал, что рисую не что-нибудь, а знаменитый на весь мир “вид Стамбула”».

Виды Стамбула всегда изумляли европейцев. Французский поэт и прозаик Жерар де Нерваль не стал исключением. В 1843 году, тяжело переживая смерть возлюбленной, Нерваль отправился в путешествие по маршруту Каир – Александрия – Сирия – Кипр – Родос – Измир – Стамбул. Вернувшись в Париж, он написал книгу «Путешествие на Восток» и посвятил целую главу городу на берегах Босфора. Одним из наиболее ярких впечатлений Нерваля стали прогулки по Пере. Он с удовольствием отмечает царящие тут радостное оживление и непреходящее праздничное настроение.

Через 35 лет после Нерваля Стамбул посетил итальянский публицист Эдмондо де Амичис. По итогам поездки он издал работу «Константинополь», где назвал Перу центром франтовства и удовольствий. Читая «Путешествие на Восток» и «Константинополь», можно понять, что с XIX века в Пере изменилось лишь название самого ильче и некоторых улиц – так, Гран-Рю-де-Пера после провозглашения республики переименовали в Истикляль (улицу Независимости). Все остальное – «блестящие магазины бижутерии, белья, кондитерские, французские и английские отели, читальные залы» Нерваля и «изящные кафе, театры, консульства, клубы, посольские дворцы» Амичиса – по-прежнему на своих местах.

Пера всегда представляла собой чуть ли не отдельную республику. Турецкий историк Мурат Гюль подробно описывает вестернизацию Галаты, достигшую расцвета в XIX веке, и называет ее шестым округом – согласно нумерации, принятой в османской столице.

Вестернизация османской Галаты имела глубокие исторические корни, идущие еще из византийской эпохи. Официально в Константинополе не существовало органов местного самоуправления. Все дела столицы находились в ведении эпарха (мэра), который подчинялся лично василевсу (византийскому императору) и назначался из числа его приближенных. Сохранившийся свод правил («Книга эпарха») свидетельствует о жесткой регламентации всех сфер общественной жизни Константинополя – начиная с торговли шелком и заканчивая организацией и проведением торжественных процессий.

Аху Тугба — это… Что такое Аху Тугба?

Аху́ Тугба́ (тур. Ahu Tuğba; род. 3 мая 1963, Стамбул) — турецкая киноактриса албанского происхождения.

Настоящее имя — Тугба́ Чети́н (тур. Tuğba Çetin). Родилась в состоятельной семье. В кино со школьного возраста. Училась в Американском лицее для девочек в Стамбуле. Бросила учёбу на отделении английского языка в Университете Конкордия в Канаде.

Секс-символ турецкого кино 80-х гг. Как правило её героинями были наркозависимые, но чистые душой работницы сферы сексуальных услуг. Позировала для издававшегося в 80-е гг. эротического журнала Erkekçe. Продюсировала шоу-программы в различных казино.

Фильмография

  • Meçhule Gidenler (Матильда Манукян) 2006
  • Pembe & Mavi 2005
  • Analar Ölmez 1995
  • Aşkın Gücü 1995
  • Deliler Kudurunca 1994
  • Aşk Ve Aşk 1993
  • Ayça Seni Seviyoruz 1993
  • Aldatacağım 1991
  • Akdeniz Güneşi 1990
  • Haciz Kararı 1990
  • Aşk Üçgeni (Sibel) 1990
  • Bir Aşk Bin Günah 1989
  • Gece 1989
  • Suçumuz Kadın Olmak 1989
  • Acı Yıllar / Lekeli Melek 1989
  • Yağmur Altında Bir Kedi 1989
  • Evcilik Oyunu 1988
  • Kumar 1988
  • Yasak İlişki 1988
  • Deli Gönlüm 1987
  • Damga 1987
  • Gülümse Biraz 1986
  • Hayat Kadını 1986
  • Akrep Şadiye 1986
  • Yosma (Pınar) 1984
  • Kadın Bir Defa Sever 1984
  • Yangın 1984
  • Kayıp Kızlar (Lale) 1984
  • Taçsız Kraliçe (Naciye) 1984
  • Kurban 1983
  • Beyaz Ölüm (Meral) 1983
  • Zifaf Ahu 1983
  • Elveda Dostum (Sibel) 1982
  • Yapışık Kardeşler 1981
  • Banker Bilo 1980
  • Şaşkın Milyoner 1980
  • Dokunmayın Şabanıma 1979
  • Derviş Bey 1978
  • Şerefsiz Şeref 1978
  • Mavi Mercedes 1977
  • Akdeniz Kartalı 1977
  • Cıbıl 1976
  • Tolga 1975
  • Şeytan (anılmadan) 1974

Альбомы

  • 1987, Buyur Gel / Mırnık

Ссылки

Мост через Босфор / Travel.Ru / Страны и регионы

При слове «турок» у большинства наших сограждан еще не так давно возникал образ этакого человека в чалме и в шароварах. Он пьет кофе по-турецки, пишет справа налево арабской вязью, молится Аллаху о здоровье своего гарема и верблюдов. Образ этот столь же колоритен, сколь далек от истины. Чалма здесь вышла из употребления еще в начале XIX века и была заменена феской, которую, в свою очередь, в двадцатые годы, отменил основатель Турецкой республики Ататюрк, арабская вязь уступила место латинице при нем же, а многоженство — давным-давно уголовное преступление. Верблюда же можно встретить не чаще, чем медведя на улице Москвы. Свидетельствую это как человек, проработавший в Турции не один год.

Впрочем, как известно, дыма без огня не бывает… Я назвал эти скромные записки «Мост через Босфор», потому что именно этот пролив разделяет в Турции европейскую и азиатскую части. А почему мост, надеюсь, читатель догадается.

Открой личико!

Курорт в окрестностях Стамбула. Море, жара, широкий песчаный пляж. Уставшие за неделю трудящиеся усердно жарятся на солнце, пользуясь своим законным правом на отдых. Вдруг, неожиданно я замечаю, что головы соотечественников, с которыми я приехал отдохнуть, как по команде поворачиваются в одну сторону, а лица деформируются в гримасе удивления. Следуя стадному инстинкту, я поворачиваюсь туда же, куда и все, и вижу: по пляжу в сторону воды идет группа женщин. Гражданки явно направляются купаться в верхней одежде. Одетые в длинные плащи и традиционные платки, они спокойно входят в воду и начинают плескаться, не обращая внимания на окружающих. Следует сказать, что подобное купание, да и костюм, здесь — не экзотика. Правда, и встречается не на каждом шагу.

Если бросить беглый взгляд на местные законы, то за турчанок можно только порадоваться. «Освобожденных женщин Востока» щедро наделяют всеми мыслимыми демократическими правами и свободами. Однако, как это часто встречается в жизни, декларированные возможности не всегда совпадают с реальными. Жить здесь предпочитают «не по закону, а по справедливости», и понятия о справедливом распределении прав и обязанностей за последние века мало изменились. Показателен лозунг, под которым выступали лидеры исламской (еще недавно) оппозиции. Отношение к политике, проводимой госпожой Тансу Чиллер, выражалось емкой фразой: «Правительство — в отставку, Тансу — на кухню!» И этот взгляд здесь на место женщины в общественной жизни распространен не только среди исламистов.

К примеру, я как-то поинтересовался, что думает по этому поводу мой давний знакомый Ахмет Халлы. Обратился я к нему не случайно, поскольку считал его типичным представителем турецкого среднего класса. Ахмет родом из захудалой деревушки, но, благодаря помощи родственников, сумел получить образование в столичном университете. В молодости он сочувствовал коммунистам, ходил под красным флагом и боролся за благосостояние всего человечества. После военного переворота 1980 года остепенился и решил ограничиться для начала благосостоянием собственной семьи, работая на ниве торговли. С Ахметом мы общались по делам нашей фирмы часто, и с некоторых пор он стал моим постоянным консультантом, к которому я то и дело обращался, столкнувшись с очередным турецким парадоксом.

Так вот, что касается семейных отношений, то Ахмет — отнюдь не мусульманский фундаменталист! — убежденно выступал за субординацию в семье. Оставляя за собой право время от времени изменять жене, он, тем не менее, был решительно против того, чтобы супруга следовала его примеру. В противном случае, развод, по его мнению, был бы неминуем. К чести Ахмета, развод в таких случаях считается в Турции наиболее мягкой формой решения семейных проблем. Газеты то и дело щекочут нервы читателям подробностями подвигов местных отелло. Если дело и не доходит до смертоубийства, то на провинившуюся даму, тем не менее, все окружающие отныне начинают смотреть не иначе, как на женщину легкого поведения.

Кстати, о легком поведении. Проституция в Турции легализована. Публичные дома существуют во всех городах. Наиболее популярны у населения, разумеется, стамбульские бордели. Всей сетью этих заведений владеет госпожа Матильда Манукян. Поговаривают (конечно же, недоброжелатели), что она набирает в свои заведения исключительно турчанок с тем, чтобы унизить в их лице всю турецкую нацию, принесшую в свое время армянам немало горя. Так это или нет, судить трудно, зато доподлинно известен другой факт из ее биографии. Вот уже не первый год госпожа Манукян лидирует в своей стране по сумме налогов, выплаченных государству, за что и получает регулярные премии, вручаемые в торжественной обстановке.

Стоит добавить, что в Турции принято жениться исключительно на девственницах. Ахмет, услышав мой вопрос по этому поводу, поведал мне, что лично он никогда не смог бы жениться на женщине, которая раньше принадлежала кому-то другому: «сэконд хенд» в этой области неприемлем!..» Ясно было, что для турка это аксиома.

Как-то я прочитал в одной из газет о трагическом случае. Началось все с довольно обыденного события: молодой человек похитил девушку. Тут надо пояснить. Дело в том, что в Турции для свадьбы необходимо согласие родителей. Если по той или иной причине оно отсутствует, молодые люди, убежав из дома, начинают жить вместе, а родителей ставят перед свершившимся фактом. Имея альтернативу: признать свою дочь опозоренной или дать свое согласие на нежелательный брак, родители, как правило, выбирают последнее. Это и называется здесь «похитить девушку». Ничего необычного.

Но этот молодой человек, похитив — с ее согласия — девушку, скоро выяснил, что эта девушка — уже вовсе не девушка. Он не смог перебороть себя и бросил ее. Чтобы хоть как-то спастись от позора, беглянка использовала последнее имеющиеся у нее средство и подала заявление в полицию об изнасиловании. (Сильно, видать, любила!) Дело еще можно было бы замять, если бы молодой человек согласился на брак, тем более, что родители уже дали свое согласие. Особого выбора у них, правда, и не было. Однако юноша остался непреклонным. В своем последнем слове на суде он, пустив скупую мужскую слезу, признался, что по-прежнему любит ее, но жениться все равно не может и согласен честно тянуть свой срок за изнасилование…

Что остается делать девушке, попавшей в подобную ситуацию? Ее положение незавидно. Впрочем, если грех молодости еще не предан огласке, дело можно поправить, если сделать несложную хирургическую операцию, которую здесь зовут «ремонт». Хирурги, специализирующиеся на подобных операциях, имеют в Турции устойчивый доход. Если умеют держать язык за зубами…

Хозяева своего слова

Давным-давно, работая переводчиком с туристами из Турции, я был одержим одной и той же мыслью: почему они всегда опаздывают? Назначая им встречу в холле гостиницы в десять утра, я с сожалением констатировал, что первые, наиболее сознательные граждане, появлялись не раньше половины одиннадцатого. В результате нам не удалось попасть вовремя ни на одну из экскурсий. Тогда я предположил, что турки ведут себя подобным образом только на отдыхе. Позже, попав в Турцию и познакомившись с народом поближе, я понял, что ошибался. Отдых тут ни при чем.

Образцы этого феномена встречались мне в Турции буквально на каждом шагу. К примеру, как-то раз мы с другом собрались ехать по делам в Стамбул. Наш местный знакомый Мустафа, направлявшийся, как выяснилось, в тот же день по тому же маршруту, вызвался нас подвезти. Он предупредил, что выезжает очень рано, и пообещал зайти за нами. Очарованные таким вниманием и заботой, мы поднялись ни свет ни заря. Примерно через полтора часа, когда дальнейшее ожидание потеряло всякий смысл и стало ясно, что поездка безнадежно сорвана, мы вновь завалились спать, поминая на чем свет стоит свою доверчивость и Мустафу.

С того дня я обходил дом Мустафы за километр до тех пор, пока случайно не столкнулся с ним на улице. Мустафа был искренне удивлен моим исчезновением. Я, стараясь сдерживаться, доходчиво объяснил ему причину, на что он доброжелательно улыбнулся и заявил, что, к сожалению, в то утро очень торопился и попросту забыл прихватить нас с собой. Было видно, что он искренне не понимает причины моего неудовольствия. Я же не понимал его непонимания. Как всегда, все поставил на место Ахмет. Он выслушал мою проникновенную речь, усмехнулся и изрек фразу, достойную быть процитированной:

Чему удивляться? Мы ведь хозяева своего слова: хотим — даем, хотим — берем обратно.

Увы, но это правило широко распространено в Турции, начиная от бытового общения и кончая программой телевидения на неделю. Мне, привыкшему доверять информации, опубликованной в газете, первое время в Турции нелегко было свыкнуться с мыслью, что если в программе объявлен какой-нибудь фильм, это еще ничего не значит. Мало того, ничего не значит даже если этот фильм в течение недели постоянно рекламируют по тому же телеканалу. К примеру, фильм «Амадеус» я пытался посмотреть три раза, однако все попытки окончились неудачей. Усаживаясь поудобнее у экрана телевизора, я, вместо заявленной картины, обнаруживал нечто, даже отдаленно ее не напоминавшее. При этом никому и в голову не приходило сообщить об изменениях заранее или хотя бы извиниться за содеянное. Постепенно я привык и начал относиться к таким вещами философски.

Так же философски я стал относиться и к турецкой манере ездить.

На фирме мой начальник учил меня турецкой жизни. Как-то раз по дороге в Стамбул он указал мне на «мерседес» популярной модели, мирно и степенно ехавший впереди нас, и предложил понаблюдать за тем, что сейчас произойдет. Прибавил газу, и наша видавшая виды «девятка» вышла вперед, оставив позади гордость немецкого автомобилестроения. Результат не замедлил сказаться. Оскорбленный до глубины души турецкий автолюбитель мгновенно забыл о том, что ему некуда торопиться. Он налег на акселератор, и шикарный автомобиль, рванувшись изо всех своих лошадиных сил, в мгновение ока скрылся за горизонтом.

Так я впервые стал свидетелем симптомов лихачества местных водителей. Стоит турку выехать на проезжую часть на своем транспортном средстве, как в нем просыпается инстинкт джигита-кочевника, которого не останавливает даже не самое лучшее качество местных дорог.

Поразительно, но приведенные выше черты национального характера спокойно уживаются с высоким качеством работы: турецкие товары — во всяком случае многие — действительно на мировом уровне. (Другое дело, что наши «челноки», да и многие фирмы стараются закупать что подешевле, а за небольшие деньги и качество невысокое.) Славится страна своими строителями, причем строят они отменно и в Турции, и за рубежом. И водитель, привозящий бетон, не только не превышает установленной скорости, но и никогда не опаздывает.

Да уж если говорить о хороших свойствах турок, то здешний предприниматель ведет бизнес, ничуть не отличаясь от европейца или американца, разве что никогда не забудет предложить посетителю кофе или чай.

Но работая в Турции, успеваешь привыкнуть к этому, а вот все то, чем страна отличается от европейских стран (от других европейских стран, как не преминули бы подчеркнуть турки) бросается в глаза и надолго запоминается.

К примеру, в Европе, а тем более в Америке, быть некурящим становится делом доблести, геройства и славы.

Однажды, просматривая на досуге «Комсомольскую правду», натолкнулся на забавную статью, в которой шла речь о том, что в Стамбуле в определенных заведениях устраивается шоу: русские девушки сидят в креслах и курят сигарету за сигаретой, а богатые турки, не привыкшие к виду курящей женщины, приходят посмотреть на это чудо природы.

Я долго смеялся. Чтобы не заметить в Турции курящих женщин, нужно ходить с закрытыми глазами, стараться особенно не принюхиваться.

Как это ни прискорбно, но вредная привычка в условиях отсутствия каких-либо ограничений (курить здесь можно практически везде, включая междугородние автобусы) выросла до масштабов национального бедствия, и некурящему человеку в Турции живется нелегко.

Чем объяснить это повальное увлечение табаком? Мой друг Ахмет считал, что турецкие женщины курением подчеркивают свою эмансипированность, а мужчины смолят, как паровозы, спасаясь от стрессов. Может, это действительно так.

Государство пытается как-то повлиять на ситуацию. На телевидении запрещена реклама сигарет. Я слышал, даже готовится законопроект о запрещении курения в общественных местах, но слабо верю, что в стране курящих людей может выйти подобный документ. Это было бы противоестественно.

А что касается наших девушек, глотавших дым на виду у состоятельных турок, то я уверен, что и те, и другие собирались там совсем по другому поводу, о котором нетрудно догадаться и который не имеет к курению никакогоотношения. Просто о нем забыли рассказать чистому душой корреспонденту «Комсомолки»…

Если кто-то кое-где…

Я помню, как мне, впервые приехавшему в Турцию несколько лет назад, в глаза сразу бросились две вещи: обилие колючей проволоки на оградах и полицейские с автоматами на каждом перекрестке. Вначале возникло ощущение, что я попал в этакое полицейское государство. Пожив там, могу сказать, что это не так. Зато порядок в стране есть и поддерживается. Я не хочу сказать, что преступности в Турции нет вообще. Она, конечно, есть, и местная общественность, разумеется, выражает свою обеспокоенность. Однако, как говорит поэт Владимир Вишневский, на то она и общественность, чтобы выражать свою обеспокоенность.

Судите сами. Рэкета в нашем понимании среди самих турок нет. Отдельные случаи вымогательства погоды не делают. Женщины разгуливают по улицам, обвешанные золотом, как новогодние елки. Мужчины тоже не избегают украшений. Обувь здесь оставляют в подъезде перед входом в квартиру или на улице, у входа в мечеть. Здесь не снимают дворники с машин и запросто могут оставить ключи от квартиры на бензоколонке, чтобы ее служащие залили мазут для калорифера в отсутствие хозяина. Порой иностранцы здесь поражаются проявлениям честности, не характерной для более (или менее) развитых стран.

Знакомый бизнесмен как-то пригласил нас прогуляться по берегу Босфора. Мы взяли кое-чего перекусить в открытом ресторанчике и сели на лавочку у самой воды. Минут через десять к нам подошел хозяин заведения и протянул 50 тысяч лир, по тем временам — около семи долларов. Выяснилось, что наш бизнесмен, расплачиваясь, дал лишнее. Обнаружив это, хозяин стал нас искать, нашел в массе народа и вернул деньги, прежде чем сам клиент успел обэтом вспомнить. Впрочем, говорят, раньше тут были нравы еще проще. Обронив на улице какую-нибудь вещь, вы могли прийти на следующий день в это место и наверняка обнаружили бы потерю в одной из окрестных лавочек.

Полиция в Турции всегда начеку и неплохо справляется со своими обязанностями, хотя здесь стоило бы отметить один немаловажный момент, во многом определяющий успех ее работы. Я имею в виду бескорыстную помощь населения. Большинство тяжких преступлений здесь раскрывают благодаря сигналам, поступившим от людей. Бдительные турецкие граждане не стесняются сообщить в полицию обо всем подозрительном, что заметили, и это дает возможность раскрыть, а главное, предотвратить массу преступлений.

Бывают, конечно, и перехлесты. В местной телевизионной юмористической передаче показали забавный сюжет на эту тему. Молодой человек знакомится с девушкой, ее поведение ему кажется подозрительным, и он, на всякий случай, решает донести на нее в полицию. Он идет к ближайшей телефонной будке, где уже стоит очередь. Кто уведомляет о неблагонадежности своей супруги, кто стучит на тещу, а кто-то даже признается в своих не совсем правильных мыслях. В конце концов молодой человек так и не успевает поговорить с полицией. Его арестовывают, поскольку девушка успевает настучать на него раньше. Смех смехом, но если серьезно, то помощь населения — великая сила, пренебрегать которой просто неразумно.

Действует и еще один фактор.

Однажды мой земляк и сотрудник попал в Турции в крайне неприятную ситуацию. У него ограбили квартиру, унесли зарплату за несколько месяцев. Надежд на возвращение денег практически не было. Последним ударом по оптимизму было наше личное присутствие при работе местного эксперта-криминалиста, использовавшего методы, над которыми смеялся еще старик Холмс. Однако несмотря на неутешительные прогнозы, преступник был задержан, а большая часть денег возвращена.

Позже, обмывая это событие в ресторане с верхушкой местных правоохранительных органов, мы поинтересовались, как же им все-таки удалось найти преступника. Ответ нас немало удивил.

Мы бросили на это дело все силы, — скромно заявил местный Жеглов. — Ведь если бы мы его не нашли, у вас, иностранцев, сложилось бы мнение, что в Турции одни бандиты, а полиция ничего не делает.

Вот так, не больше и не меньше. Патриотические соображения превыше всего. Вообще, патриотизм в турецком характере тесно сочетается с такой давней традицией, как уважение к старшим. Под старшинством понимаются обычно как возраст, так и звание. Соблюдение субординации, нередко вызывает чинопочитание. Страх перед начальством пронизывает каждого турецкого чиновника. Помню, как однажды я был поражен, прочитав факс, направляемый менеджером среднего звена хозяину фирмы. Он начинался словами: «О великий и достойный уважения!» Правила субординации в Турции не изменяются с низу до самого верха властной пирамиды. К примеру, в городе Испарта, где родился нынешний президент страны Сулейман Демирель, которого в народе ласково зовут «отец», есть бульвар, носящий его имя.

Особое отношение в Турции к основателю республики и первому президенту страны Мустафе Кемалю Ататюрку. Его почитают так, как у нас в прежние времена почитали Ленина. Все соответствующие ритуалы настолько похожи, что нет смысла их перечислять. Единственное отличие состоит в том, что во время всех перипетий новейшей турецкой истории авторитет Ататюрка остался непоколебим. Однажды я спросил у Ахмета, как тот относится к Ататюрку.

Я его уважаю, — последовал ответ. — Мустафа Кемаль был мужчина! Пил за троих, а уж каким был бабником!

Еще одна сторона турецкой пропаганды выражается в лозунгах, развешанных буквально на каждом шагу. К призывам беречь мать-природу или общественное достояние нам не привыкать, но и тут Турция порой являет просто поразительные образцы письменного чиновного творчества.

Однажды, ожидая автобуса на остановке и размышляя о том, где бы поблизости отыскать туалет, я заприметил небольшую мечеть им. сержанта Ахмета Кахведжиоглу, очевидно, героя местного значения, притулившуюся неподалеку. Я подошел поближе, чтобы оценить оперативную обстановку. Каково же было мое удивление, когда на стене храма я узрел металлическую табличку, гласившую дословно: «Джамийе ишейен — динсиздир!» — «Писающий на мечеть — безбожник!»

Я тогда здорово пожалел о том, что у меня не было с собой фотоаппарата.

Зато под табличкой нарисована была стрелка, показывавшая необходимое мне место.

Всенародная любовь

Как-то раз, будучи в провинциальном городе Люлебургазе, я вышел в шесть часов вечера за покупками. Погода стояла отменная, до вечера было еще далеко, и, по всем признакам, меня ожидала продуктивная прогулка. Однако, к своему огромному удивлению, я обнаружил большинство лавочек уже закрытыми, а остальные спешно закрывающимися. Я не сразу понял, чем вызвано столь нелогичное поведение торговцев, отличающихся здесь завидным трудовым энтузиазмом, однако вскоре все выяснилось. Попавшийся мне навстречу пожилой джентльмен объяснил, что причина кроется в приближении святая святых — международного футбольного матча.

Я хотел спросить еще что-то, но джентльмен очень торопился и предложил мне пойти с ним и увидеть все самому. Мы вошли в просторную кофейню как раз вовремя. Матч только-только начинался. Помещение было забито битком. В Турции не принято смотреть футбол дома в одиночестве. Плач детей и громыхание посуды на кухне не способствуют должному восприятию происходящего. Поэтому турки предпочитают смотреть футбол на стадионах, либо в кофейнях и пивных, где за стаканчиком чая или пива в хорошей компании можно в полной мере насладиться любимым зрелищем.

Позже я понял, что любовь турок к футболу поистине всенародна. Я пытался найти в Турции хотя бы одного человека, равнодушного к этому виду спорта, однако сделать это не удалось. Футбол здесь любят все. Любой разговор с турком, независимо от первоначальной темы, медленно, но верно переходит на футбол. Тут не пропускают ни одного матча и знают поименно всех игроков, в том числе давно покинувших большой спорт. Создается ощущение, что эта всеобщая любовь объединяет и сплачивает нацию крепче, чем призывы к патриотизму. Поражение в международном матче здесь сопоставимо с национальным трауром. Ну а что творится в случае победы — угадать не трудно.

Кстати, упомянутый выше матч завершился не то победой, не то ничьей, принесшей, тем не менее, желанное очко, необходимое для выхода в следующий круг чемпионата. Радости болельщиков не было границ. Дружные толпы людей вывалились из тесных кофеен. Они ходили по улицам, били в барабаны и распевали слегка заунывные победные песни. Все машины шли по городу с включенными звуковыми сигналами. Это продолжалось более получаса. Первый и последний раз я стал в Турции свидетелем по-настоящему всенародного праздника.

Культурная жизнь в Турции бьет ключом, но природная сентиментальность турок определяет генеральное направление творчества — мелодрамы. Весь турецкий кинематограф, за исключением нескольких военно-патриотических лент, состоит из бесконечной череды слезливых фильмов. Не уступает ему и эстрада, представленная исключительно песнями о несчастной любви. (Правда, у большинства народов песни о любви, как правило, грустны. Но у турок они не просто грустны — они вызывают слезы!) Причина этого явления загадочна. Знакомая переводчица-турчанка, дама прогрессивно настроенная, однажды высказала мнение, что правительство не заинтересовано в том, чтобы народ особенно веселился. Не знаю, соответствует ли это действительности, однако, так или иначе, но жалоб на певцов не поступает. Народ лучше знает, что ему нужно.

Турецкие газеты также не стоят в стороне от удовлетворения насущных потребностей населения. Здесь мелодрама приобретает форму светских сплетен, которым посвящены первые, цветные страницы практически всех турецких изданий. Вообще, сплетни играют в Турции огромную роль. Народ здесь чрезвычайно живо интересуется интимными подробностями из жизни сильных мира сего.

Вспоминается случай, когда на первой странице одной из ведущих газет я узрел статью, повествовавшую о том, что известный футболист появился в ночном клубе с новой любовницей. Я усмехнулся и отложил газету в сторону, чтобы просмотреть другие издания. Каково же было мое удивление, когда почти во всех остальных газетах я обнаружил заметки на ту же животрепещущую тему. В другой стране никто бы не обратил внимание на этот незначительный эпизод личной жизни спортсмена. Но только не в Турции. Кстати, этим дело не кончилось. Вечером в программе светской хроники журналисты уже брали интервью у влюбленной пары, интересуясь, давно ли они вместе и насколько у них это серьезно.

Обходительный местный сервис

Неотъемлемая черта национального характера турок — склонность к торговле. Работать с покупателем здесь умеют.

Войдя в лавку, вы сразу же почувствуете внимание. Отечественного безразличия, не побежденного даже переходом к рынку, здесь не встретишь. Продавец поинтересуется, что вы хотели бы приобрести, и подберет нужный товар. Тут есть интересная деталь. Турецкий продавец никогда не скажет вам, что товара у него нет. Даже если необходимой вещи нет, он будет уверять, что она, конечно же, была, но кончилась буквально только что, и посоветует зайти завтра или попросит немного подождать, а сам пошлет мальчика в соседнюю лавку, где такой товар точно имеется.

Кстати, пока вы ждете, продавец обязательно заведет с вами задушевную беседу, поделится своим сокровенным желанием поехать в Россию и непременно угостит вас чаем или любым другим безалкогольным напитком по вашему выбору. При этом вы, конечно, понимаете, что вас угощают не от природной щедрости, а в расчете на вашу будущую покупку, однако, все равно очень приятно. Особенно по жаре. Напившись чаю и вдоволь наговорившись, вы почувствуете, что после всего этого покинуть магазин без покупки даже как-то неудобно… Что, собственно, и требовалось доказать.

Впрочем, турецкая торговля с ее комбинацией западного прагматизма и восточной хитрости — это всего лишь частный случай. Вся жизнь Турции показывает, что эта страна ушла от традиционного Востока, но пока не добралась до Запада. Так сказать, не совсем дошла до западного конца моста через Босфор. В этом ее особенность, и именно этим турки похожи на нас.

Иван ОВЧИННИКОВ

01.06.1997

gaz.wiki — gaz.wiki

Navigation

  • Main page

Languages

  • Deutsch
  • Français
  • Nederlands
  • Русский
  • Italiano
  • Español
  • Polski
  • Português
  • Norsk
  • Suomen kieli
  • Magyar
  • Čeština
  • Türkçe
  • Dansk
  • Română
  • Svenska

Матильд Манукян; Турецкие бордели сделали ее богатой

АНКАРА, Турция —

Матильд Манукян, королева турецких борделей и одна из самых богатых женщин страны, умерла от сердечного приступа в субботу в своей роскошной стамбульской квартире. Ей было 84 года.

Происходящая из аристократической армянской семьи, Манукян училась в шикарной стамбульской школе Нотр-Дам-де-Сион, управляемой французскими монахинями, прежде чем начать свою первую карьеру в качестве швеи от кутюр для западного высшего общества города.Когда клиент предложил ей один из своих публичных домов для погашения невыплаченного долга, Манукян оказалась в мрачном мире проституции, которая является легальным бизнесом в Турции, если он осуществляется в публичных домах, зарегистрированных в местных органах власти.

Проницательная деловая женщина, она оказалась сильнее своих конкурентов-мужчин, построив сеть из 32 борделей. Во время интервью в 1994 году она сказала, что гордится тем, что у нее «самые здоровые, хорошо воспитанные и самые красивые девушки во всем Стамбуле.«Ее состояние было настолько велико, что в начале 1990-х годов она пять лет подряд была крупнейшим налогоплательщиком Стамбула.

Ее финансовая честность заслужила высокую официальную похвалу. Стены ее дома украшали обрамленные письма от ведущих политиков Турции, в том числе покойного президента Тургута Озала, с благодарностью за ее чувство гражданского долга.

Некогда красавица получила широкое признание за ее благотворительность. Она пожертвовала десятки тысяч долларов из своего многомиллионного состояния больницам и другим благотворительным организациям.

Со временем она стала влиятельной фигурой в этой преимущественно мусульманской стране. Но ее огромное состояние, которое она вложила в недвижимость, сделало ее жертвой бандитов, управляющих рэкетом в Стамбуле. Считается, что они несут ответственность за взрыв автомобиля в 1995 году, в результате которого Манукян чуть не погиб. Ей пришлось прооперироваться 12 раз, и она так и не оправилась от травм.

В 1996 году Манукян лишилась благосклонности общества, когда ее задержали за то, что она использовала несовершеннолетних девочек в своих салонах.В том же году она объявила, что обратилась в ислам, и вызвала общественный резонанс, попросив разрешения на строительство мечети.

Назначенный правительством Турции главный священнослужитель Мехмет Нури Йилмаз встал на сторону Манукяна, сославшись на указ пророка Мухаммеда о том, что любой, кто объявляет себя мусульманином, очищается от всех предыдущих грехов. Следовательно, утверждал он, для нее было нормально использовать свои заработки на строительство храма.

У Манукяна остался сын Керопе Чилингир.

Матильд Манукян кимдир?

Матильд Манукян кимдир?

Manukyan olarak tanıdığımız Matild Manukyan’ın gerçek adı Эвелин Матильд Чах Мурадян.Бабасы Эрмени тенор Арменак Чах Мурадян, аннеси Исвичрели балерин Салле Маргерит. 1914’te doğan Manukyan’ın ailesi 1913’te Fransa’ya göç etti. Манукян бир Тюрк Эрмениси. Vergi rekortmeni olan Manukyan’ın tüm Türkiye tarafından tanınmasının sebebi ise, genelev patroniçesi olması.

Manukyan gençliği

Aristokrat bir aileden gelen Матильд Манукян, Notre Dame de Sion mezunu. Бу okuldan mezun olduktan sonra iş hayatına atılan Manukyan, иже olarak terzilikle uğraştı.Dropier Gabriel ile 11 yıl evli kaldı. Манукян, даха чок пара казанабилмек исин сосете терзилишине союнду.

Manukyan hayatı

Manukyan’ın genelev işletmeciliği ise; Стамбул Karaköy’de babasına ait binaların kirasını ödeyemeyen genelev işletmelerinden birine ortak olmasıyla başladı. İşletmesinden sorumlu olduğu genelev sayısı zaman içerisinde 37’yi buldu.

Manukyan mal varlığı

Genelevlerden kazandığı parayı gayrimenkule dönüştüren Манукян, ailesinden kalan gayrimenkul sayısını da artırdı.Manukyan tam 6 defa vergi rekortmeni oldu. Тек вариси ABD’de yaşayan oğlu yani Kerope ilingir. Manukyan’ın mal varlıı ise şöyledir: 500 daire, 50 dükkan, 4 han, 4 yazlık, 220 ticari taksi plakası, 37 genelev, 2 fabrika ve çok sayıda otomobil. Манукян, 17 ubat 2001 tarihinde hayatını kaybetti.

Manukyan neden gündemde?

Матильд Манукян geçtiğimiz günlerde tekrar haberlere konu oldu. Bunun sebebi ise Manukyan’ın mirası.Genelev gelirleri, 220 ticari taksi, 486 taşınmaz, hisseler, dövizler ve banka hesaplarından oluşan bu dev miras için tam 16 kişi ‘ortağız’ diyerek dava açtı. Davacılar, 79 yaşındaki tek mirasçı Kerope ilingir’in Manukyan’ın oğlu olmadıını iddia edip ilingir’i resmi evrakta sahtecilik yapmakla suçladılar. İddiaya göre nüfus kayıtlarında oynama yaparak kendisini Manukyan’ın tek mirasçısı gibi göstermişti.

Manukyan serveti ve mirası

Son olarak Manukyan’ın mirasçısı olduğunu öne süren Hakan Baçivan adlı kişi, mezarın açılarak DNA eşleşmesi yapılmasını isted.Manukyan’ın dev mirasına ortak olmak isteyen 36 davacı; genelev gelirleri, 220 ticari taksi, 486 taşınmaz, banka hesapları, hisseler, dövizler gibi mal varlığının eşit olarak paylaştırılması gerektiğini belirtiyor.

‘Manukyan’ın mirası’ davasında yeni gelişme

Eski vergi rekortmenlerinden olan ve ‘genelev kraliçesi’ olarak tanınan Matild Manukyan’ın milyonlarca liramrasöşır Mirasta tek hak sahibi olan Kerope ilingir’in, gerçekte Manukyan’ın oğlu olmadığını ileri süren Manukyan’ın 36 akrabası, Стамбул 7.Asliye Hukuk Mahkemesi’nde nüfus kayıtlarının düzeltilmesi amacıyla dava açtı. Davacıların avukatlarından Kocaeli Barosu’na kayıtlı avukat Oktay Köse, tüm davanın seyrini değiştirecek bir belgeye ulaştı. Стамбул 3. Asliye Hukuk Mahkemesi’nin 25 Şubat 1943 tarihli Арам Çilingir Ile Матильда Manukyan’ın boşanmasına ilişkin davanın Карар tutanağına ulaşan avukat Kose, belgede Матилд Манукян Ile Арам Çilingir’in Bir çocuğunun olmadığının belirtildiğini, dolayısıyla belgenin Miras davasının seyrini değiştireceğini söyledi.Belgenin ortaya çıkması ile birlikte, Стамбул 7. Asliye Hukuk Mahkemesi tarafından nüfus kayıtlarının idari yollarla düzeltilebileceği belirtilerek, dava usulen reddedildi.

‘BOŞANMA Карари BULUNAMAMIŞTI’

Мирас davasının gidişatı hakkında konuşan avukat Октай Köse, «Hepimizin ве kamuoyunun yakından ismini tanıdığı, bildiği Матильда Manukyan’ın bilmediğimiz бир hikayesi olduğu iddiasıyla Йола çıktık ве mirasçıları olduğunu düşündüğümüz, ellerinde Bunu kanıtlayacak Belgesi Olan 36 kişi adına bir dava açtık.Бу, nüfus kayıtlarının düzeltilmesi, hatalı olan kayıtların doğru hale getirilmesi ve mirasın gerçek sahipleri adına geçmesini sağlamaya yönelik olan davalardı. Bu 2 davamız halen devam etmekle birlikte, dün itibariyle çok önemli bir gelişme oldu. Бу davanın gidişatını etkileyecek, değiştirecek ve sonuçlandıracak bir duruma işaret ediyor. Matild hanımın 1943 yılında boşandığını nüfus kayıtlarından biliyorduk. Ancak boşanma kararını çok uzun uğraşlara rağmen, bir türlü ne biz ne de mahkeme bulamamıştı.Ok eski bir karar olması sebebiyle, Sultanahmet Adliyesi’nin taşınmasından kaynaklı bazı sorunlarla bu kararın, dosyanın kaybolmuş olabileceğini düşünmüştük. Ancak dün itibariyle önemli bir gelişme oldu. Bu gelişme, bugüne kadar bizim ileri sürdüğümüz iddiaları birebir doğrulayacak. Бу gelişme, mahkeme kararının ortaya çıkması Ile gerçekleşti»Dedi.

’36 KİŞİNİN MİRASTA HAK Sahibi OLDUĞUNU KANITLAYAN ÇOK önemli BİR BELGE»

Ulaştıkları belgenin Матильда Manukyan’ geçmi hakkındaki birç Сор işaretini giderdiğini söyleyen avukat Köse, «Б mahkeme kararına göre, yani 1943 yılında Matild hanımın eşi Aram Çilingir’den boşanmasına yönelik olarak açtığı davanın gerekçeli kararının bir fotokopisi elimize geçti.Бу kararda, Матильда Manukyan’ бир çocuğunun olmadığı, boşanmanın бушель şekilde gerçekleştiği ве Дах да önemlisi Бизим iddia ettiğimiz şekilde, Герчки анны ве babasının Fransa’da bulunduğu, kendisinin бир Fransa vatandaşı Olup, doğumunun Paris’te gerçekleştiğini doğrulayan kayıtlar elimize geçti. Бу kayıtları mahkemeye sunduk. Sayın mahkeme dikkatle değerlendirdi. Artık bu nüfus kayıtlarının düzeltilmesine ihtiyaç kalmadığı, bunu artık idari yoldan düzeltebileceğimiz şeklinde bir görüş beyan etti mahkeme.Бу, artık bizim iddialarımızın doğrulandığı ve müvekkilliğini yaptığım 36 kişinin artık mirasta hak sahibi olduğunu kanıtlayan çok önemli bir belgedir. Bundan sonra Артик мал varlığının kontrolünü sağlamak ве Doğru kişilerin Элин geçmesini sağlamak Adina yasal süreci hızlı бир şekilde девам ettirip, inşallah ан yakın Zamanda neticeyi alacağımızı düşünüyoruz»diye konuştu.

Manukyan’ın dudak uçuklatan serveti! Мал varlığına Ortak OLMAK isteyen aşiret

Genelev patroniçesi Matild Manukyan’ın dev mirasına ortak olmak için Kerope Çilingir’e dava açan 36 kişi, bu defa nüfus kayıtlarının düzeltilmesi için mahkemeye başvurdu.Kerope Çilingir’in Manukyan’ın oğlu olmadığını iddia eden 36 kişi, nüfus kayıtlarının sahte olduğunu öne sürdü. Mahkeme ise Manukyan’ın yıllarca işlettiği geneleve ilişkin tüm kayıtların valilik ve İçişleri Bakanlığı’ndan istenmesine karar verdi.

Kerope Çilingir’in Matild Manukyan’ın oğlu olmadığını iddia eden 36 kişinin avukatı Oktay Köse, «Matild Manukyan, hem babasının hem de halası Susan Chah Mouradian’ın mirasına konmuşin.O öldükten sonra da 36 kişiye geçmesi gereken tüm mal varlığına Kerope Çilingir konmuştur. Kerope ilingir, Matild Manukyan’ın oğlu ve mirasçısı değildir ”demişti. 36 davacı, başta genelev gelirleri olmak üzere 220 taksi, 486 taşınmaz, banka hesapları, hisseler ve dövizlerin tereke idaresince Manukyan’ın mirasının eşit olarak paylaştırılmasını istemişler. 36 davacı bu defa Kerope Çilingir ile Matild Manukyan’ın nüfus kayıtlarının sahte olduğunu iddia ederek yeni bir dava açtı. Стамбул Asliye Hukuk Mahkemesi’ne dava açan 36 davacının avukatı Oktay Köse dava dilekçesinde şu ifadelere yer verdi: «Matild Manukyan’a ait 25 Mart 1985 tarihli nüfus cüzdanı sahtedir.О kadar sahtedir ки nüfus cüzdanının ön yüzündeki Türk Bayraı ters basılmıştır. Doğum tarihi, sahte nüfus kaydındaki tarihe dahi uymamaktadır. Ее cüzdanın arka yüzünde yer alan ‘Medeni Hali’ ve ‘Dini’ bölümü ön yüzün sonuna sıkıştırılmıştır. Tüm yazılar elle yazılmıştır. Адета Матильд Манукян’а йени бир исим, йени бир кимлик, йени бир хаят йаратылмиштыр ».

MAHKEME GENELEV KAYITLARINI İSTEDİ

Kerope Çilingir’in де nüfus kayıtlarının sahte olduğunu dilekçesinde belirten avukat Köse «Kerope Çilingir’in imzası bulunan Silivri Тапу Müdürlüğü’nce düzenlenmiş 1979 tarihli Devir senedinde Çilingir’in nüfus cüzdan Сери numarası 316938 olarak belirtilmiştir.Kerope Çilingir’e ait 1989 tarihli nüfus cüzdanı seri numarası ise 308678 olarak görünmektedir. İki cüzdanın tanzim tarihi arasında 24 yıl olmasına rağmen 24 yıl önce düzenlenen nüfus cüzdanındaki seri numarası daha büyüktür. Ее doğum ve kimlik yenileme işlemi sonrası seri numarasının ilerlemesi ve büyümesi gerekirken geriye gitmiş olması gariptir, düşündürücüdür ”dedi.

Mahkeme Kerope ilingir ve Matild Manukyan’ın nüfus kayıtlarının düzeltilmesine ilişkin davanın ikinci duruşmasında ara kararını açıkladı.Стамбул Valiliği İçişleri Bakanlığı’na yazı yazılarak Matild Manukyan’ın yıllarca işlettiği geneleve ilişkin tüm kayıtların istenilmesine karar verildi.

МАНУКЯН В МАЛ ВАРЛИНИ

Matild Manukyan’ın mirasçısı olduğunu iddia eden 36 kişi, tereke idaresi tarafından Manukyan’ın mirasının eşit olarak paylaştırılmasını istemişlerdi. 36 kişinin ardından Kerope Çilingir’in kızı Дора ilingir de mahkemeye Manukyan’ın mal varlıklarını sunmuştu. İşte dava dosyasında yer alan Manukyan’ın mal varlığı:

— Antalya, Alanya ve Balıkesir’de 5’er yıldızlı 5 otel
— Kıbrıs’ta 5 yıldızlı otel
— İstanbul’da 2 fabrika
— Kınalı Ada ve Büyük Ada’da 2 köşk
— İstanbul’da 2 köşk
— İstanbul iş hanı
— Yalova’da yüzlerce daire ve arsa
— Mula, Kocaeli, Erzurum ve Adana’da onlarca bina ve arsa
— Fransa’daki bir bankada 150 milyon Euro
— 220 ticari taksi
— Toplam 486, taşı hisseler ve dövizler

MUŞLU AŞİRET ORTAKLIK İSTEDİ

Matild Manukyan’ın 2001 yılında vefatının ardından mirasına ortak olmak isteyen Muşlu Bekiran aşiretine mensup 36 kişi iki yıl önce İstanbul Sulh Hukuk Mahkemesine baçşmavuraasıı tere.Avukat Oktay Köse, davacı 36 kişinin İstanbul, Muş, Bursa, Kocaeli, İzmir, Yalova ve Aydın’da ikamet ettiğini belirtti. Мирас davasının görüldüğü Сюлх Hukuk Mahkemesi’nin Manukyan’ın geçmişe dönük Tüm AILE nüfus kayıtlarının araştırılması için дава dosyasını bilirkişiye gönderdiğini belirten avukat Köse, «Эски Yazi uzmanı ве sahtecilik uzmanı ики bilirkişi, Manukyan’ın nüfus kayıtlarında sahtecilik yapılıp yapılmadığını tespit edecek. Biz kayıtlardaki sahtecilikten eminiz. Шу ан инчелеме девам эдиер.İddiamız ispatlandığı takdirde başka bir işleme gerek kalmadan Kerope ilingir’in mirasçılığı sona erecek ”dedi.

(Hürriyet)

Манукян кимдир? Матильд Манукян Mal varlığı ne kadar? Mirası kime kaldı?

Genelev patroniçesi olarak tanınan Manukyan yeniden gündeme geldi. Mirasından pay alabilmek için 20 kişi daha başvuru yaptı. Tek mirasçı Kerope Çilingir’in Manukyan’ın oğlu olup olmadığının tespiti istendi.

Genelev patroniçesi Matild Manukyan’ın dev mirasına ortak olmak için 16 kişinin açtığı davada mirasçı sayısı 36’ya çıktı.Стамбул Sulh Hukuk Mahkemesi’nde önceki gün görülen davanın илк duruşmasına, dev mirastan pay isteyen bir kısım davacı ile avukatları katıldı. Davacıların vekili Oktay Köse, «Ankara’ya yazılan yazının cevabı beklensin» деди.

Sabah gazetesinden Ali Oktay’ın haberine göre; Mahkeme de halen tek mirasçı görünen Kerope ilingir’in Matild Manukyan’ın oğlu olup olmadıının tespiti için Nüfus ve Vatandaşlık İşleri Genel Müdürlüğü’ne yazınara ceÖte яндан дава açıldığını duyan ве Manukyan’ın mirasçısı olduğunu iddia eden 16 kişi dışında mirasçı sayısı arttı. 16 davacının dışında 20 kişi daha Manukyan’ın mirasından pay alabilmek için davaya müdahil oldu.

МАТИЛЬД МАНУКЯН КИМДИР? ASLEN NERELİDİR?

Матильд Манукян (1914 — 17 ubat 2001), vergi rekortmeni, Türkiye Ermenisi genelev patroniçesi. Аристократ бир айледен гельмектедир. Нотр-Дам-де-Сиону bitirdikten sonra terzilik ile iş hayatına başlamıştır.Eşinin ölümü dolayısıyla oğlu ile tek başına kalmış, sosyete terziliği ne soyunmuştur.Karaköy’de kiraya verdiği babasına ait binaların kirasını ödeyemeletyşeşrdenlev ideymeletyşindenlev ideyemeletyşindenlev ideyemeletyşeşrdenlev i. Daha sonra işletiği genelev sayısı 37’ye çıkmıştır.

6 KEZ ÖDÜL ALDI

Genelevlerden kazandığı paraları gayrimenkule dönüştürerek ailesinden kalan gayrimenkul sayısını artıran Manukyan 6 kez vergi rekortmeneşlötılıı

МАНУКЯНЬ В МАЛ ВАРЛИНЬ НЕ КАДАР?

Manukyan’ın 500 dairesi, 50 dükkânı, 4 hanı, 4 yazlığı, 220 ticari taksi plakası, 37 genelevi, 40 binası, 2 fabrikası, Kalamış’ta yatı, bir Rolls-Royce, dörtbilane de mercedes-benz ile oteli vardır.Kiracıları arasında Şişli Belediyesi ile işli Adliyesi de yer alıyor.

MANUKYAN’IN MAL VARLIĞI KİME KALDI?

Tek varisi ABD’de yaşayan oğlu Kerope ilingir’dir.

İçinde 5 yıldızlı otellerin de olduğu büyük miras paylaşılamıyor — Turizm Güncel — Turizm Haberleri

2001 yılında ölen genelev patroniçesi Matild Manukyan’ın sahip olduğu dev miras paylaşılamıyor.


Antalya, Alanya, Balıkesir ve Kıbrıs’taki 5 yıldızlı otellerin yanında yüzlerce gayrimenkul, 220 ticari taksi, 150 milyon euro para, fabrikalar ve köşkleri geride bırakarak ölen Matiınışıyorla’la.

36 kişi miras davası açtı

Hürriyet’ten Özge Eğrikar’ın haberine göre, Matild Manukyan’ın dev mirasına ortak olmak için Kerope Çilingir’e dava açan 36 kişi, bu defa nüfus kayıtlarınınıme içyeduh. Kerope Çilingir’in Manukyan’ın oğlu olmadığını iddia eden 36 kişi, nüfus kayıtlarının sahte olduğunu öne sürdü.

‘’ Kerope Çilingir Manukyan’ın oğlu ve mirasçısı değil ’’

Kerope Çilingir’in Matild Manukyan’ın oğlu olmadığını iddia eden 36 kişinin avukatı Oktay Köse, «Matild Manukyan, hem babasının hem de halası Susan Chah Mouradian’ın mirasına konmuşin.O öldükten sonra da 36 kişiye geçmesi gereken tüm mal varlığına Kerope Çilingir konmuştur. Kerope ilingir, Matild Manukyan’ın oğlu ve mirasçısı değildir ”demişti.

Nüfus kayıtları sahte iddiası

36 davacı, başta genelev gelirleri olmak üzere 220 taksi, 486 taşınmaz, banka hesapları, hisseler ve dövizlerin tereke idaresince Manukyan’ın mirasının eşit olarak paylaştırılmasşını istemi. 36 davacı bu defa Kerope Çilingir ile Matild Manukyan’ın nüfus kayıtlarının sahte olduğunu iddia ederek yeni bir dava açtı.Стамбул Asliye Hukuk Mahkemesi’ne dava açan 36 davacının avukatı Oktay Köse dava dilekçesinde şu ifadelere yer verdi: «Matild Manukyan’a ait 25 Mart 1985 tarihli nüfus cüzdanı sahtedir. О kadar sahtedir ки nüfus cüzdanının ön yüzündeki Türk Bayraı ters basılmıştır. Doğum tarihi, sahte nüfus kaydındaki tarihe dahi uymamaktadır. Ее cüzdanın arka yüzünde yer alan ‘Medeni Hali’ ve ‘Dini’ bölümü ön yüzün sonuna sıkıştırılmıştır. Tüm yazılar elle yazılmıştır. Адета Матильд Манукян’а йени бир исим, йени бир кимлик, йени бир хаят йаратылмиштыр.”

Kerope Çilingir’in де nüfus kayıtlarının sahte olduğunu dilekçesinde belirten avukat Köse «Kerope Çilingir’in imzası bulunan Silivri Тапу Müdürlüğü’nce düzenlenmiş 1979 tarihli Devir senedinde Çilingir’in nüfus cüzdan Сери numarası 316938 olarak belirtilmiştir. Kerope Çilingir’e ait 1989 tarihli nüfus cüzdanı seri numarası ise 308678 olarak görünmektedir. İki cüzdanın tanzim tarihi arasında 24 yıl olmasına rağmen 24 yıl önce düzenlenen nüfus cüzdanındaki seri numarası daha büyüktür.Ее doğum ve kimlik yenileme işlemi sonrası seri numarasının ilerlemesi ve büyümesi gerekirken geriye gitmiş olması gariptir, düşündürücüdür ”dedi.

Manukyan’ın mal varlığı

— Анталия, Alanya ve Balıkesir’de 5’er yıldızlı 5 otel

— Kıbrıs’ta 5 yıldızlı otel

— İstanbul’da 2 fabrika

— Kınalı Ada ve Büyük Ada’da 2 köşk

— İstanbul’da 500 daire, 70 iş hanı

— Yalova’da yüzlerce daire ve arsa

— Мугла, Коджаэли, Эрзурум ве Аданада onlarca bina ve arsa

— Fransa’daki bir bankada 150 миллионов евро

— 220 тикари такси

— Toplam 486 taşınmaz, banka hesapları, hisseler ve dövizler



Bu Haber 18.07.2020 — 12:34:24 tarihinde eklendi.


Йорум Яз

Kullanıcı Yorumları

Türkiyeli Ermeni Matild Manukyan: Türkiye’de 20.yy’ın en önemli işkadınlarından biri

İstanbul’da genelevler 19.uy’ın sonlarına doğru, özellikle de Kırım savaşı (1853-1856) zamanında askerlerin temel ihtiyaçlarını karşılamak amacıyla açılmış ve kurumsallaşmaya barşlamı. Galata’da ve daha sonrasında Beyoğlu’nda açılan ve oldukça rağbet gören genelevler, günümüzde birçok zorluklarla karşılaşmış olsa dahi hala yerlerini koruyup, hizmetlerini sürdürmekted.

Bugün Türkiye’de genelevlerin yaklaşık olarak% 85’i незаконный olarak yürütülmektedir. Bunun sebebi ise, Türkiye’de 100.000’den fazla seks işçisinin çalışıyor olması ama sadece 15.000 seks işçisinin resmi olarak çalışılmasına izin verilmesidir.


Türkiye`deki genelevlerden bahsedip bu alanda büyük rol oynayan Matild Manukyan’ı unutamayız.

Матильд Манукян 1914 yılında İstanbulda doğdu.İstanbullu aristokrat bir Ermeni ailesinin kızı. « Нотр-Дам-де-Сион » лизесини битирен ве иш хаятына sosyete terziliği ile başlayan Manukyan, eşinin ölümünün ardından oğluyla tek başına kaldı.

Manukyan açtığı atölyede kıyafet dikerek para kazandı. Karaköyde babasına ait binaları genelev işletmecilerine kiraya veren Manukyan, buradan alacağını ödemeyen bir kiracısı vasıtasıyla geneleve ortak oldu. Önce ev sahipliği ile bu işe başlayan Manukyanın yıllar içinde işlettiği genelev sayısı 14ü buldu.
Daha sonra Manukyana ait genelevlerin sayısı 37`e ulaştı.

Матлид Манукян 20.yy’ın en önemli işkadınlarından biridir. О, genelevlerden kazandığı paralarla çok sayıda gayrimenkul aldı. Üstüste vergi rekortmeni seçildi, resmi görevlilerden vergi rekortmenliği plaketleri aldı. M&M adını verdiği özel müzede başarılarını sergiledi.


Genelev patroniçesinin son mal varlığı şöyle; Manukyan`ın 50 dairesi, 50 dükkânı, 4 hanı, 4 yazlığı, 220 ticari taksi plakası, 37 genelevi, 40 binası, 2 fabrikası, Kalamış`ta yatı, bir Rolls-Royce, dört BMW ve dörtbilard или другие автомобили Mercedes .Kiracıları arasında Şişli Belediyesi ile işli Adliyesi de yer alıyor.

`Genelev kraliçesi` ve` `Genelev patroniçesi« olarak bilinen Matild Manukyan kendini hayır işlerine de adadı. Sağlığında пек çok kimsesiz ве yoksul öğrenciyi okuttuğu bilinir. çeşitli vakıflara üzerinde dairebağışladı. Cemaatinin kilisesine bağış yapmak istemiş, ama kilise kabul etmemiş. Manukyanın iflastan kurtardıı üç iş adamı, Çinde yaptırdıkları Manukyan’ın heykelini ünlü işkadınının evinin bahçesine dikti.

Matild Manukyanın faaliyetini çok Sayıda kınayan olsa da, onun Türkiyenin iş hayatında oynadığı büyük rol hepimizin malumu.

Genelev patroniçesi Matild Manukyan, 21 ubat 2001 tarihinde Beyoğlunda bulunan Üçhoran Kilisesinde düzenlenen törenin ardından işli Ermeni Mezarlığında toprağa verildi.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.