Молчание фото: D0 bc d0 be d0 bb d1 87 d0 b0 d0 bd d0 b8 d0 b5: стоковые фото, изображения

Содержание

Двух чиновниц Минпромторга арестовали за крупное мошенничество — Российская газета

Задержание и быстрый арест высокопоставленных чиновниц минпромторга Ольги Покидышевой и Ольги Колотиловой не стали сенсацией.

Из достоверной и подтвержденной следствием информации известны лишь должности, фамилии и сам факт задержания и арестов. Заместитель главы департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности минпромторга Ольга Покидышева и бывший директор этого департамента Ольга Колотилова были задержаны сотрудниками ФСБ. На момент задержания Колотилова уже в министерстве не работала, а была помощником губернатора Новгородской области.

Сразу после задержания женщин привезли в Следственный комитет, где им вручили готовое обвинение. Когда задержанному и, как правило, высокопоставленному чиновнику или крупному бизнесмену сразу предъявляют обвинение, это значит, что все уже сделано — доказательства собраны и подшиты.

Затем дам отвезли в Басманный суд, где следствие заявило ходатайство о мере пресечения и попросило не домашний арест, как можно было бы ожидать, а реальную камеру в СИЗО с охраной и решетками на окнах.

Именно из суда информация об этом деле и «утекла» в СМИ.

В ходатайстве следствия в суд упомянута статья 159 часть 4 Уголовного кодекса РФ — «мошенничество в особо крупном размере, совершенное в группе и по предварительному сговору».

Спустя сутки официально отозвался минпромторг. Однако там лишь подтвердили задержание бывшей и действующей сотрудниц.

При этом ведомство сразу заявило о непричастности к незаконной деятельности своих работников, сообщив, что министерство признано потерпевшей стороной по уголовному делу и «всячески способствует его расследованию».

Если Следственный комитет РФ не «раскроет карты» в ближайшее время, то новые подробности появятся лишь в июле, когда закончится срок ареста. Тогда следователю придется через два месяца ходатайствовать о мере пресечения и раскрывать фабулу преступления.

История отношений Ганнибала Лектера и его преследователей

В феврале 1991 года, аккурат в День влюбленных, в прокат вышло «Молчание ягнят». На следующий день фильм был показан на Берлинском кинофестивале и принес Джонатану Демми «Серебряного медведя» за режиссуру, после чего награды посыпались уже отовсюду — от Японии до Англии, а спустя год Американская киноакадемия наградит его пятью «Оскарами» во всех основных номинациях. С тех пор интеллектуал-каннибал Ганнибал Лектер появлялся на большом экране еще трижды, удостоился звания главного злодея в истории кино, стал заглавным героем сериала, а на днях канал CBS выпускает первый сезон «Клариссы», истории агента Клариссы Старлинг — но уже без Лектера. К тридцатилетию самого титулованного фильма ужасов рассказываем, как ФБР помогло успеху героя-людоеда, а герой-людоед поспособствовал престижу ФБР

Текст: Татьяна Алешичева



Как бывший криминальный репортер изучил методы работы ФБР и встретил своего будущего героя

Профайлеры ФБР Роберт Ресслер (слева) и Джон Дуглас (справа) на допросе серийного убийцы Эда Кемпера (в центре), конец 1970-х

Фото: Edmundkemperstories.com

Научившийся читать в три года и выделявший среди других писателей Хемингуэя, Томас Харрис занялся журналистикой еще студентом Бейлорского университета города Уэйко, штат Техас. Там он изучал английскую литературу, по-хемингуэевски подрабатывая в местной газете криминальным репортером, а вдобавок писал рассказы о всякой жути — пара мужских журналов их даже печатали. За год до окончания учебы 23-летний Харрис отправился в Мексику, чтобы изучить пути криминального трафика и детской проституции. Во время посещения тюрьмы в приграничном штате Нуэво-Леон он получил разрешение поговорить с заключенным смертником Симмонсом, убившим троих подростков. Однажды Симмонс пытался бежать, получил полицейскую пулю и был прооперирован. Заинтересовавшись этим эпизодом, Харрис решил взять интервью и у спасшего Симмонса врача. Субтильный элегантный доктор (спустя много лет, в предисловии к юбилейному изданию «Молчания ягнят», Харрис назвал его вымышленным именем «доктор Салазар») внезапно завел с ним беседу о мотивах убийцы и о том, как причинять человеку телесные муки. Лишь позднее Харрис узнал, что человек, которого он принял за тюремного врача, на самом деле психопат, порубивший на куски свою жертву и упаковавший останки в коробку. Но юный корреспондент Waco Tribune-Herald уже успел заглянуть в глаза своему будущему герою.

В 1975 году Харрис, перебравшийся к тому моменту в Нью-Йорк, опубликовал свой первый роман. «Черное воскресенье» рассказывало о неудавшемся теракте во время Суперкубка в Новом Орлеане — роман во многом опирался на историю теракта 1972 года на мюнхенской Олимпиаде, жертвами которого стали 11 членов израильской сборной, взятых в заложники палестинскими террористами из организации «Черный сентябрь». Фанат Харриса Стивен Кинг от его первого романа не был в восторге: «„Черное воскресенье» было написано до того, как его автор осознал свое предназначение». Но книга принесла Харрису деньги и свободу от журналистской поденщины: он уволился из Associated Press, где работал с 1968 года, и занялся сбором материала для нового романа. Давний исследовательский интерес к психологии убийц привел Харриса в Национальную академию ФБР в Куантико.

Именно там спецагенты Джон Дуглас и Роберт Ресслер из отдела поведенческой науки в 1976 году начали создавать базу данных серийных убийц и проводить интервью с именитыми монстрами вроде Теда Банди и Эда Кемпера. Их целью было создать «психологический профиль» преступника, позволяющий вычленить уникальный иррациональный мотив, заставляющий его повторять свои злодеяния снова и снова. В 1981 году Харрис опубликовал роман «Красный Дракон», основанный на этих изысканиях. Герой романа профайлер ФБР Уилл Грэм под руководством начальника поведенческого отдела Джека Кроуфорда, срисованного с Дугласа, консультируется с Ганнибалом Лектером, чтобы поймать другого серийного убийцу. В романе Грэм объясняет жене суть метода профилирования, повторяя то, что Харрис услышал на лекциях в Куантико: «Психопата, если он не глуп, поймать трудно. Особенно садиста. Во-первых, нет мотива преступления. Значит, этот путь закрыт. Во-вторых, почти никакой помощи от информаторов. Чаще всего задержание преступника — результат доноса, а не собственно розыскной работы. А в таких делах стучать просто некому, понимаешь? Никто ничего не знает, иногда даже сам психопат — часто он просто не отдает себе отчета в своих поступках. Поэтому приходится брать след — иногда единственный — и думать, думать… Нужно влезть в его шкуру, воссоздать картину, найти закономерности его поведения».

«Харрис был тихий одиночка, похожий на асоциального типа,— вспоминал Дуглас,— только при этом был очень внимательным. Он ходил на мои лекции по криминальной психологии в Академии ФБР. Тогда я только начал развивать метод профилирования и посещать тюрьмы. Я делал это не для того, чтобы кого-нибудь поймать, вовсе нет. Я интервьюировал убийц, чтобы воссоздать картины их собственных преступлений. Ведь чтобы понять Пикассо, нужно рассматривать его картины». Внимательный Харрис воспроизвел этот образ в «Молчании ягнят», своем следующем романе о Лектере. Там Джек Кроуфорд говорит курсантке Академии ФБР Клариссе Старлинг, что лицо Уилла Грэма, изувеченное маньяком в финале «Красного Дракона», «теперь похоже на портрет, нарисованный чертовым Пикассо». (Обе экранизации «Красного дракона» пощадили Грэма, и он не предстал в таком виде на экране.)

Ни Ресслер, ни Дуглас впоследствии не отзывались о романах Харриса комплиментарно. «Я не знаю ни одного серийного убийцы, который был бы похож на Ганнибала Лектера,— писал Ресслер.— Во-первых, среди серийников не было психотерапевтов. Я знаю нескольких врачей, которые убивали, но точно не в извращенной манере.

И я не знаю ни одного человека со столь высоким положением в обществе, который был бы каннибалом». Что до Дугласа, то для него цикл романов о Лектере и их последующие экранизации были лишь пробным шаром в сотрудничестве с Голливудом.


Как спецслужбы водили дружбу с Голливудом до рождения маньяка-людоеда

Слева направо: директор ФБР Джон Эдгар Гувер, режиссер Мервин Лерой и актер Джимми Стюарт на встрече, посвященной фильму «История агента», 1959

Фото: National Law Enforcement Officers Memorial Fund

Министерство обороны США и спецслужбы всегда проявляли интерес к кино как машине влияния. В Пентагоне отдел по сотрудничеству со сферой развлечений появился в 1948 году, и при поддержке Минобороны Голливуд снял около 800 фильмов и более тысячи телешоу. ЦРУ открыло точно такое же бюро в 1996-м и в целом поучаствовало в меньшем количестве проектов — их всего около 60. В обмен на консультации и аренду для съемок военных зданий и техники (например, танков или авианосца) ведомство могло попросить — и просит до сих пор — внести изменения в сценарий.

Иногда доходило до смешного: например, на съемках комедии «Знакомство с родителями» (2000) консультанты из ЦРУ рекомендовали, чтобы рядом с персонажем Роберта Де Ниро, который играл отставного оперативника, в кадре не маячил толстый том инструкций по технологии пыток.

Но первым внедрился в Голливуд всемогущий шеф ФБР Эдгар Гувер. Он пристрастно относился к изображению деятельности собственного Бюро с тех пор, как в 1935 году Джимми Кэгни сыграл первого в истории кино агента ФБР в фильме Уильяма Кили «Правительственные агенты». Гувер курировал создание фильма вплоть до вопросов кастинга, был страшно доволен тем, как на экране создавался миф его ведомства и, по слухам, даже начал разрабатывать план создания при ФБР собственной киностудии — ходил с этой затеей к Рузвельту, но поддержки не получил. А вот «Происшествием на Саут-стрит» Сэма Фуллера (1953) Гувер был так недоволен, что попросил продюсера студии 20th Сentury Fox Дэррила Занука организовать совместный обед с режиссером, где стал пенять ему, что облик конторы вышел каким-то непатриотичным («Не надо размахивать надо мной флагом»,— говорит в фильме один из агентов).

Занук занял промежуточную позицию, разрешив Фуллеру не вносить изменения в фильм, но убрал из его рекламы все упоминания ФБР. В 1959-м Гувер собственной персоной появился в фильме «История агента» с Джеймсом Стюартом. Фильм снимал Мервин Лерой, закадычный приятель Гувера, консультантами выступали двое фэбээровцев, а сам Гувер утверждал если не каждый кадр, то общую концепцию. В 1965-м по мотивам «Истории агента» на канале ABC вышел сериал с лаконичным названием «ФБР» — Гувер консультировал его создание до самой своей смерти в 1972 году (в 1975-м сериал выходить перестал), и на официальном сайте ФБР теперь отмечено, что благодаря этому шоу случился приток новых сотрудников в контору. На сайте Бюро благосклонно упомянута и комедия «Я был зомби на службе ФБР» (1982) — там двое агентов спасают человечество от инопланетного нашествия.

Но и сами режиссеры и сценаристы часто бывали заинтересованы в том, чтобы получить поддержку ФБР, и официально обращались за ней в Бюро. Такие запросы могли касаться мелочей вроде использования логотипа ведомства или короткой консультации, но иногда контора предоставляла киношникам больше возможностей — например, разрешение снимать в собственной штаб-квартире в Вашингтоне.

Отдел Бюро по связям с общественностью и до сих пор руководствуется примерно такими принципами: коль скоро общественность черпает свое мнение о нас в поп-культуре, а не из куцых новостных сводок, то лучше уж мы сами расскажем свою историю, чем предоставим дуракам рассказать ее за нас. Именно поэтому Бюро стало организовывать семинары для Гильдии сценаристов и подробно рассказывать о своей деятельности. К середине 1980-х, когда планировалась первая экранизация «Красного Дракона», сотрудничество ФБР с киношниками было отработано и поставлено на поток.


Как Ганнибал Лектер впервые оказался на экране, а вместе с ним в кино дебютировали профайлеры ФБР

Харрис закончил «Красного Дракона» в 1981 году. К моменту публикации романа уже вышли не только «Хэллоуин» (1978) Джона Карпентера, положивший начало жанра слэшер, но и главные фильмы, определившие его каноны: «Пятница, 13» (1980), «Сожжение» (1981), «Мой кровавый Валентин» (1981), «Незнакомец» (1981). Во всех этих фильмах убийцей оказывался человек без свойств, безликая жуть — и только в «Маньяке» Уильяма Ластига (1980), недооцененной жемчужине жанра, лицо грузного одутловатого киллера не было скрыто под маской, а его психотравма — жестокое обращение с ним в детстве матери-проститутки — была поставлена в центр сюжета.

Легендарный продюсер Дино Де Лаурентис купил права на «Красного Дракона» в 1985-м и, отвергнув кандидатуру Дэвида Линча, с которым уже успел выпустить многострадальную «Дюну» (по другой версии, Линчу не понравился сценарий, и он отказался сам), отдал фильм Майклу Манну, на тот момент автору мегапопулярного сериала «Полиция Майами». Съемки его «Иерихонской мили» (1979) частично проходили в тюрьме Фолсом в Калифорнии, где Манн досконально изучил быт и нравы заключенных. А потом вступил в переписку с киллером Деннисом Уэйном Уоллесом, параноиком, одержимым случайной знакомой и «во имя ее защиты» совершившим несколько убийств. От него в «Охотнике на людей» остался след: Уоллес считал гимном своей любви песню психоделической группы Iron Butterfly «In-A-Gadda-Da-Vida» — именно под эту композицию в фильме происходит финальная схватка агента Уилла Грэма и маньяка по прозвищу Зубная Фея.

Как когда-то Томас Харрис, Манн и утвержденный на роль Уилла Грэма Уилл Петерсен первым делом отправились в Куантико. Петерсен консультировался с профайлерами поведенческого отдела, работавшими на тот момент над делом «Ночного сталкера» Рамиреса, на счету которого было 19 жертв: «Я спрашивал их: как вы выдерживаете? Вы же приходите к своей жене и детям с работы, где только что осматривали место убийства целой семьи… А они отвечали мне, что умеют переключаться». Об этом пресловутом «умении переключаться» мог бы кое-что порассказать Джон Дуглас. Однажды он так зарапортовался на работе, что, увидев на собственной кухне брызнувшие во все стороны капли крови, когда его жена порезала руку, стал машинально сопоставлять их траекторию со следами крови с места свежего убийства.

В романе Грэм не является действующим агентом Бюро, поскольку однажды ему самому пришлось пройти через психиатрическую лечебницу — застрелив своего первого психопата, он впал в жестокую депрессию. Бюро держит его про запас, «как мангуста, которого можно запустить в дом, если там завелась змея». Частично история взлетов и падений Грэма тоже была списана с Джона Дугласа: в 1983-м он едва не погиб, когда переутомление и стресс спровоцировали развитие тяжелого энцефалита, от которого он впал в кому. Вернувшись к работе через полгода, Дуглас совершил грубейшую ошибку: когда в одну из газет Сиэтла пришло анонимное письмо, в котором, помимо прочего, упоминались неизвестные широкой публике детали о серии жутких убийств в Грин-Ривер, Дуглас постановил, что писавший не имеет отношения к убийствам,— как потом выяснилось, письмо было написано самим убийцей Генри Риджуэем. Одним из коллег Дугласа в группе по расследованию убийств в Грин-Ривер был полицейский из Сиэтла Роберт Кэппел, ранее участвовавший в поимке Теда Банди. Уже из тюрьмы Банди начал забрасывать Кэппела письмами, в которых предлагал свою помощь в деле убийцы из Грин-Ривер. Так что Дуглас слегка лукавил, когда утверждал, что сама возможность использования одних маньяков для поимки других чистый вымысел и придуманный Харрисом Лектер-консультант неубедителен,— да, сам он к таким консультациям не прибегал, но точно знал, что ими пользуются ближайшие коллеги. Банди, впрочем, был не особенно полезен в поимке Риджуэя, зато в результате переписки с Кэппелом признался в нескольких собственных нераскрытых убийствах.

Впервые Ганнибал Лектер появился на экране именно в «Охотнике на людей». На эту роль Майкл Манн пригласил шотландского актера Брайана Кокса. У Кокса была своя теория, почему Манн в конечном счете выбрал его из множества других актеров. «Другие претенденты были американцами, а я иностранцем. А слишком умный человек должен вести себя немного противно. И поэтому его должен был играть европеец» (позднее тот же принцип сработает и в случае выбора на роль Лектера англичанина Энтони Хопкинса). Был у Кокса и свой образец маньяка: актер строил роль, опираясь на образ своего соотечественника, шотландского серийного убийцы Питера Мануэля, которого поймали в 1958-м, когда Кокс был ребенком.

Начиная с «Хеллоуина» в слэшерах нередко использовалась «субъективная камера», которая перенимает точку зрения того или иного героя и усиливает впечатление ужаса. У Харриса и Манна этот простой киноприем приобрел не прикладное, а решающее смысловое значение: увидеть место преступления глазами убийцы, влезть в его сознание — работа агента, его цель и его проклятие. Ключом к поимке Зубной Феи-Доллархайда становятся домашние видео его будущих жертв: только внимательно посмотрев эти фильмы, Уилл Грэм внезапно осознает, что их взгляды наконец совпали — убийца тоже их видел. За прошедшие 30 лет формула «мыслить как преступник» стала частью поп-культурного канона — но именно Харрис первым внедрил ее в фикшен, а Манн сумел найти ей пугающе адекватную киноформу. И все же «Охотника на людей» ожидал провал в прокате, а критики сочли его перегруженным излишними красивостями. Джоди Фостер впоследствии говорила, что в нем «было слишком много „Полиции Майами»».


Как ФБР натаскивало актеров «Молчания ягнят», а после его премьеры получило рекордный наплыв курсанток

Несмотря на провал фильма Майкла Манна, спустя два года выход нового романа Харриса «Молчание ягнят» вызвал в Голливуде возбужденное брожение. Студия Orion Pictures купила права на сам роман и договорилась с Дино Де Лаурентисом о правах на персонажа Лектера. Не верящий в затею новой экранизации Де Лаурентис отдал их бесплатно, но с оговоркой, что использовать их можно будет лишь один раз.

Джоди Фостер двигалась навстречу фильму со своей стороны — прочитав роман Харриса, она сама захотела купить права, опоздала, но не отказалась от мысли сыграть Клариссу. За год до начала съемок «Молчания ягнят» актриса выиграла «Оскар» за роль жертвы группового изнасилования в фильме «Обвиняемые». Ее акции котировались высоко, и ей удалось убедить назначенного студией режиссера Джонатана Демми, что лучше нее Клариссу не сыграет никто. «Почему я ухватилась за эту роль? За свою предыдущую карьеру я переиграла множество героинь-жертв. И наконец хотела сыграть женщину, которая спасает других женщин. До Клариссы в кино не было таких персонажей, как женщина-агент».

На самом деле у Фостер были и более личные мотивы поучаствовать в героизации образа ФБР. После роли малолетней проститутки в «Таксисте» Мартина Скорсезе (1976) ее несколько лет преследовал одержимый ею шизофреник Джон Хинкли — в 1981 году он совершил покушение на президента Рейгана исключительно для того, чтобы привлечь внимание Фостер. Но и после того как Хинкли был заключен под стражу, она все еще оставалась в опасности — у Хинкли немедленно объявился последователь, еще один безумец по имени Эдвард Майкл Ричардсон. Он планировал застрелить Джоди, а потом и себя во время студенческого спектакля в Йельском университете, но не сделал этого, «потому что она была слишком красива». Тогда Ричардсон отправился добивать Рейгана (с момента покушения Хинкли прошла всего неделя), но федералы взяли его на полпути. Фостер навсегда осталась благодарна ФБР за защиту и прямо сказала Джонатану Демми, что не хочет, чтобы в фильме агентов изображали «глупыми республиканцами» — они должны были выглядеть «правильно». К тому же роман и сценарий гарантировали, что маньяк окажется в фильме не сказочным монстром вроде Фредди Крюгера, как на протяжении целого десятилетия было заведено в слэшерах, а реальной угрозой, знакомой Фостер не понаслышке.

Съемочную группу «Молчания ягнят» во главе с Демми в Академии ФБР на базе Куантико приняли с распростертыми объятиями. Поведенческий отдел размещался в подвале, в кабинетах не было окон, и киношники сразу оценили дух мрачной клаустрофобии, которым веяло от этого места.

В восьмом эпизоде первого сезона сериала Дэвида Финчера «Охотник за разумом» (2017), который поставлен по книгам Джона Дугласа, есть сцена, где группа профайлеров из ФБР проводит собеседование с претендентом на работу в отделе — «сначала в качестве стенографиста, а там посмотрим». Когда выясняется, что тот католик и верит в дихотомию «добро и зло», кто-то из агентов-старожилов считает нужным заметить, что черно-белое мышление противоречит методу отдела, в каком-то смысле основанному на том факте, что в мире существует бесконечное множество оттенков серого: «Наши подопечные творили такое, что почти невозможно представить». Глава отдела Холден Форд (тоже срисованный с Джона Дугласа) в качестве теста включает запись, сделанную убийцами и насильниками Биттейкером и Норрисом, где слышно, как они пытают 16-летнюю жертву. После того как потрясенный новичок срывает с себя наушники, Форд спрашивает: «Все еще хотите эту работу?»

Точно такую же экзекуцию Джон Дуглас проделал над актером Скоттом Гленном, когда готовил его к роли своего альтер эго Джека Кроуфорда. Слушая пыточную запись, Гленн расплакался и впоследствии признавался, что с той минуты стал сторонником смертной казни. Дуглас так хорошо натаскал Гленна в своем предмете, что даже спустя годы актер излагал свою точку зрения на серийных убийц практически словами Дугласа: «В действительности эти парни не похожи на Ганнибала и Доллархайда, которые выглядят зловеще и пугают людей. Большинство серийников наоборот маскируются под нормальных. Эд Кемпер выглядел ботаником, и ты никогда не обратил бы на него внимания на улице. А Тед Банди вообще был красавчиком-республиканцем в элегантном костюме. Их главная цель — завоевать доверие».

Актеру Теду Левайну, который сыграл в «Молчании ягнят» убийцу Буффало Билла, сдиравшего кожу с убитых женщин, профайлеры из Куантико показывали запись интервью с серийником, похищавшим женщин и державшим их в яме в своем подвале. «Он просто сидел на стуле перед камерой и рассказывал о своих мотивах и намерениях»,— с ужасом вспоминал актер. Брук Смит, сыгравшую спасенную Клариссой Старлинг жертву маньяка, похвалил кто-то из присутствовавших на съемках, обмолвившись, что именно так все и выглядит в реальной жизни,— только тогда актриса поняла, что с ней говорил не один из членов съемочной группы, а консультант-федерал.

Успех «Молчания ягнят» совпал с концом триумфального десятилетия слэшеров: завораживающий и обворожительный Ганнибал Лектер Хопкинса в одночасье вытеснил с экрана всех безликих бугименов. Новаторство фильма Демми еще и в том, что главным персонажем криминальной истории впервые становится сильная женщина. ФБР это тоже коснулось: как в свое время сериал «ФБР» привлек на работу в контору множество бравых парней, так теперь образ Клариссы Старлинг соблазнял поступать на службу в Бюро женщин.

Не остался внакладе и Джон Дуглас. Он не посчитал удачным ни образ Лектера, ни изображение профайлеров в подхвативших тему сериалах вроде «Миллениума» Криса Картера или «Профайлера» Синтии Саундерс. Но все же формула профайлеров «мыслить как преступник» вышла за пределы подвала Академии ФБР и прижилась в поп-культуре благодаря Харрису и его выдающимся экранизаторам. А спустя годы Дэвид Финчер снова прославил Дугласа, его коллег и «подопечных» в «Охотнике за разумом» — на сей раз совсем «близко к тексту».

 


Читайте также:

  • Как Кен Кизи тестировал ЛСД для ЦРУ и написал «Пролетая над гнездом кукушки»


Подписывайтесь на Telegram-канал Weekend

Суд над Анастасией Шевченко: почему Ростов хранит молчание | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

В Ростове-на-Дону завершился громкий судебный процесс против местной политической активистки Анастасии Шевченко. В четверг, 18 февраля, суд Октябрьского района Ростова счел ее виновной по обвинению в том, что она состояла в сетевом движении «Открытая Россия», и приговорил к четырем годам условно.

Дело Шевченко стало первым в России, открытым по новой статье уголовного кодекса (284.1 УК РФ). В 2017 году Минюст РФ  признал «Открытую Россию», ассоциируемую с общественным деятелем и бывшим нефтяным магнатом Михаилом Ходорковским, нежелательной организацией.

Обвинения против Шевченко были выдвинуты зимой 2019 года. Весь судебный процесс, длившийся два года, Анастасия провела под домашним арестом. За это время умерла ее тяжело больная дочь Алина, находившая на лечении в спецклинике в 120 километрах от города. Попрощаться с ней следователь по ее делу разрешил Шевченко, по словам знакомых, буквально в последнюю минуту перед смертью. У Шевченко, которая разведена с мужем, на попечении остаются еще двое несовершеннолетних детей.

В Ростове обсуждать дело Шевченко публично «желающих нет»

Процесс над активисткой вызвал международный резонанс, но в городе, где судят Шевченко, ее история не привлекала особого внимания — несмотря на очевидную даже сторонним наблюдателям несоразмерность вменяемого правонарушения и грозящего Анастасии наказания (обвинение требовало пяти лет лишения свободы). В Ростове живет больше миллиона человек, но на акции солидарности, организованные в поддержку Шевченко, приходили лишь несколько десятков человек. Местные СМИ сообщали об основных деталях судебного процесса, но в целом не особо интересовались этой историей. Чем это можно объяснить?

Журналистка «Новой газеты» Елена Романова

«О судебном процессе знают много людей, но не все подают вид, что знают, и обсуждать это публично желающих нет. Ростов — не политизированный город. Это сытый юг», — объясняет Елена Романова, живущая в Ростове журналистка «Новой газеты», которая внимательно следила за ходом процесса.

«Я считаю, что в городе об этом никто не знает, — если на улицу выйти и спросить, кто такая Шевченко. Разве что малочисленная политизированная тусовка в Facebook. Надо понимать, что Ростов — очень аполитичный город», — прокомментировал ситуацию музыкальный и креативный продюсер Сергей Пименов, живущий в том же Октябрьском районе Ростова, где судят Анастасию.

Многие ростовчане знают о суде над Анастасией и сочувствуют ей, считает Наталья Крайнова, независимый консультант и бывшая руководительница «Ростовского регионального агентства поддержки предпринимателей». «Когда ей разрешили прогулки, она стала получать слова поддержки даже от незнакомых людей, которые останавливались, чтобы поприветствовать Настю, пожелать семье сил и здоровья», — рассказывает Крайнова. По ее словам, даже местная пресса, финансируемая властями города и области, «освещала процесс таким образом, что было видно сочувствие, насколько это возможно при отсутствии свободы слова и фактическом запрете на профессию».

Ростов считается городом со слабым протестным потенциалом

Продюсер Сергей Пименов

Если сочувствующие Шевченко и пишут о ее деле в социальных сетях, то только о том, что организовывать акции солидарности, в любом случае, слишком поздно, мол, приговор уже составлен и «согласован где надо». Многие в городе в принципе сомневаются в эффективности публичных акций. «Я не верю, что одиночный пикет может что-то изменить. Я в 1991-м ездил в Москву (на митинги против ГКЧП. — Ред.), в 93-м ходил на демонстрации (противостояние парламента и президента РФ — Ред. ). Может, я слишком старый для пикетов. Но пикеты не работают», — говорит Сергей Пименов. 

Вообще протестный потенциал в Ростове-на-Дону считается очень слабым. «Оппозиционная тусовка — я не хочу никого обидеть — она как будто немного хромая. Это прекрасные люди с искренними убеждениями, но они никого не трогают», — говорит Елена Романова, имея в виду, что их идеи широкого отклика в Ростове не находят. «Настю поддерживают старожилы. Там есть люди, которым под семьдесят, — уточняет Романова. — Они ходили на акции протеста в 2014 году против агрессии в адрес Украины, они постоянно выходят на дни памяти жертв политических репрессий. Они ее поддерживают, приходят в суды. Но публично поддерживающих людей очень мало, только самые отчаянные на это могут решиться».

«Пандемия — плюс заняты выживанием»

На слабый протестный потенциал в городе накладывается еще и внешняя обстановка. «Пандемия — плюс люди заняты выживанием», — добавляет Пименов. Представить себе какое-то событие, способное вызвать волну солидарности в городе, он, по его словам, просто не может. «Гражданское самосознание отсутствует», — замечает Пименов.

Елена Романова говорит, что последняя крупная акция была в городе в 2011 году на фоне антикавказских настроений, возникших после убийства русского студента парнем из Ингушетии. «Молодежь тогда прошла маршем по городу. К ним вышли представители администрации и диаспор (кавказской — Ред.), мальчика нашли и судили. Полиция не задержала ни одного человека, они эту колонну охраняли. А вот тех, кто требует политических прав и свобод, ростовчане в лучшем случае воспринимают, как каких-то безобидных фриков», — рассказывает ростовская журналистка.       

«Все работает, в ресторанах хорошо и вкусно. У людей нет глубинного запроса на изменения. Большинство из них ситуация устраивает», — констатирует Елена Романова. Есть и другая часть населения, которая борется за выживание, но они тоже не формулируют политических требований, говорит она. «В некоторых регионах нет даже воды — ни колодца, ни водопровода. Им точно не до Насти, им точно не до правды», — уверена журналистка.

Что касается политики, то большинство жителей Ростова, по ее словам, действуют согласно принципу: «Не поддерживай Ходорковского, не ходи на митинги за Навального, меньше обсуждай политику, не критикуй Путина, и тебя это не коснется. Это главный рефрен, с которым люди живут». Тем не менее, именно такими процессами, как дело Шевченко, «власть настраивает против себя значительную часть общества, даже тех, кто не разделяет политические взгляды оппозиции», — уверен Алексей Тимошенко, заместитель главного редактора одной из первых деловых газет Ростова «Город N».

«Люди запуганы»

Дочь Анастасии Влада на вручении премии имени Бориса Немцова в 2019 году

Многим мешает проявлять гражданскую активность чувство страха, уверена Наталья Крайнова, которая предоставила семье Шевченко квартиру на время домашнего ареста: «Люди запуганы. Очень многие из сочувствующих не решаются даже в социальных сетях выражать свое отношение к процессу». По ее словам, возле здания суда в Ростове постоянно находятся сотрудники спецслужб в штатском. «Раньше они демонстративно вели видеосъемку людей, приходящих поддержать Настю. Сейчас они эту практику прекратили, но все знают, что ведется наружное наблюдение за «неблагонадежными гражданами», — объясняет она.

Крайнова называет обстановку в городе «тяжелой». В качестве примера она приводит отказ городской администрации согласовать митинг в память об убитом политике Борисе Немцове численностью всего до 100 человек. «Если люди примут решение собраться, то полиция проведет задержания, суды привлекут к административной ответственности, выпишут штрафы, арестуют», — уверена Крайнова.

«Мне преследование Шевченко кажется несправедливым и по форме, и по существу», — говорит Тимошенко из «Города N». «Мне жалко Настю по-человечески, она честный, открытый человек, и пострадала за это, — считает Елена Романова. — Я с ужасом вижу у себя в Facebook комментарии: «А что? Она работала на Ходорковского. Ну и пусть расплачивается. Так и надо». Это пишут не тролли нанятые, а вполне конкретные люди, которых я знаю».    

Смотрите также:

  • «Иностранный агент» — кремлевский ярлык для НКО

    Политическая деятельность — понятие растяжимое

    Некоммерческие организации, по закону, включаются в реестр «иностранных агентов» в том случае, если занимаются на иностранные деньги политической деятельностью в России. Профиль включенных в список НКО дает понять: спектр их деятельности — самый широкий, фокус работы многих из них не ассоциируется с политикой.

  • «Иностранный агент» — кремлевский ярлык для НКО

    Когда звонил колокол

    Львиную долю «иноагентов» власти России включили в реестр в 2015 году. Темпы в 2016 году несколько снизились. В 2017 году по аналогии с НКО «иноагентами» в РФ решили признавать и СМИ.

  • «Иностранный агент» — кремлевский ярлык для НКО

    Ведущие регионы

    DW посчитала, в каких регионах чаще всего находят «иностранных агентов». Сюрпризов мало: впереди Москва. За столицей, с большим отрывом, Санкт-Петербург, на третьем месте — Екатеринбург.

    Автор: Михаил Бушуев


Настольная игра Элементарно! Гробовое молчание

Описание

Элементарно! Гробовое молчание

Адам Локвуд исчез на работе. Что случилось? Почему? Следуйте подсказкам со своей командой исследователей, чтобы ответить на эти и другие вопросы. Сможете ли Вы разгадать тайну пропавшего рабочего?

Что скажете, Ватсон?

В игры серии «Элементарно!» можно играть как в одиночку, так и в большой компании. В этом случае у вас будет общая стопка сброса, в которой к концу партии должно остаться не менее шести карт. Но будьте внимательны, чтобы случайно не скинуть важные подсказки, ведь кроме вас никто не будет знать о них до самого конца игры. Однако перед тем как построить окончательную версию случившегося все смогут поделиться информацией со скинутых карт, если запомнят её. Играя в одиночном режиме, вы сможете один раз перебрать колоду сброса перед тем как приступить к ответу на вопросы.

Ну вот и всё. Когда все карты разыграны, смело вооружайтесь листочком и ручкой: теперь вам нужно посчитать свои баллы. За каждый правильный ответ вы получаете по два очка, а за каждую лишнюю выложенную карту – теряете по одному. Кем были грабители и сколько их было? Как они разошлись с группой захвата и куда же, в конце концов, спрятали драгоценности? Для Шерлока Холмса это элементарно, а что скажете вы?

Уровень сложности – средний.

Где купить настольную игру Элементарно! Гробовое молчание?

Вы можете купить настольную игру Элементарно! Гробовое молчание в магазине настольных игр Wheelko, позвонив по телефону 8 (8332) 73-11-04 или оформив заказ на сайте wheelko.ru.

Комплектация

  • 37 карт
  • правила игры

Молчание с золотом: кому достанутся сокровища крымских скифов | Статьи

В понедельник, 26 августа, стало известно, что до оглашения решения по «скифскому золоту», которое задержалось в гостях у голландских музейщиков, остались считаные месяцы. По крайней мере на это надеются. По словам постоянного представителя Республики Крым при президенте РФ Георгия Мурадова, еще одно заседание апелляционного суда состоится до конца этого года, а окончательное решение может быть вынесено в конце 2019 – начале 2020 года. Удивительный спор, который не может разрешиться уже пять лет. О том, какие козыри на руках сторон и почему голландская Фемида до сих пор не может поставить точку в непростом разбирательстве — читайте в материале «Известий».

С Амстела выдачи нет

Набережная Ауде-Тюрфмаркт, 127. По этому адресу в Амстердаме уже пять лет хранится коллекция «скифского золота». Если бы крымские музейщики знали, чем закончится выставка «Крым: золото и секреты Черного моря» в музее Алларда Пирсона, то трижды подумали бы, отправлять экспонаты на гастроли или нет.

Шел февраль 2014-го. Успешно погостив в немецком Бонне, более 2 тыс. экспонатов из коллекций Музея исторических драгоценностей Украины, Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника, керченского Восточно-крымского историко-культурного музея-заповедника, Центрального музея Тавриды, историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический» прибыли в Амстердам.

Впрочем, название «скифское золото» по большей части условное. Золота не так много, а сами вещи относятся к разным эпохам, но от этого не становятся менее уникальными. Перстни, кольца, серьги, ожерелья, фигурки из серебра, мечи, монеты, керамика, украшения конской узды, сосуды-водолеи в виде баранов, пряжки, застежки, шатровое навершие в виде грифона, надгробия, только что отреставрированные китайские шкатулки, сарматский расписной складной нож — это далеко не полный список сокровищ, найденных при раскопках Усть-Альминского некрополя, Неаполя Скифского, на территории Херсонесского городища, могильника Нейзац и других.

Золотой скифский шлем, IV век до н.э.

Фото: TASS/AP/Peter Dejong

По оценкам министра культуры Крыма Арины Новосельской, страховая стоимость экспонатов потянет на €2 млн. И это по очень грубым подсчетам, поскольку есть среди артефактов и совсем уникальные. Так, возможно, двустороннее скульптурное изображение «Змееногая богиня» (найдена во время раскопок столицы Боспорского царства Пантикапея, территория Керчи), которое существует в мире в единственном экземпляре, превысит оценочную стоимость всей коллекции в сотни раз.

В мае 2014-го, когда Крым уже вошел в состав России, а «скифское золото» нужно было возвращать обратно, голландские власти растерялись: кому отдавать? Договаривались и с министерством культуры Украины, и с музеями Крыма, которые теперь на территории России… Украина потребовала вернуть все экспонаты в Киев. Крымские музеи возмутились — с чего вдруг? У каждого из них есть личный договор с музеем Алларда Пирсона о передаче экспонатов на выставку.

Амстердамский музей взял паузу и продлил выставку до августа — не помогло. По окончании выставки почти два десятка экспонатов украинского музея вернулись в родные стены, а за справедливым решением по остальным предметам стороны отправились в суд.

Металлическое ожерелье, II в. н.э.

Фото: TASS/AP/Peter Dejong

В декабре 2016 года окружной суд Амстердама постановил вернуть артефакты «украинскому государству в соответствии с голландским законом о (культурном) наследии» — брали при украинских властях, им и отдавать. Четыре крымских музея подали апелляцию. В июле 2019 года суд согласился, что закон о культурном наследии в данном случае не работает, и запросил дополнительную информацию.

«Согласно Апелляционному суду, сейчас вопрос состоит в том, кто обладает наиболее вескими правами: крымские музеи, заявляющие о праве оперативного управления в соответствии с украинским законодательством, или украинское государство, заявляющее о праве собственности на крымские экспонаты», — уточнялось в заявлении Апелляционного суда Амстердама.

Как говорится, лед тронулся, господа присяжные заседатели. «Пробита брешь», «это маленькая победа» — говорила тогда журналистам генеральный директор Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника Татьяна Умрихина.

Выиграли битву, но не войну.

Тянут-потянут, вытянуть не могут

По мнению руководителя рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве Республики Крым при президенте РФ Александра Молохова, голландскому суду сейчас не позавидуешь — он будто между двух огней, потому и затягивает процесс.

«С одной стороны, если коллекция вернется туда, куда, по нашему мнению, она должна вернуться, украинская сторона будет недовольна этим решением. Будут говорить о том, что Нидерланды противопоставили себя мировому сообществу, что они не учитывают тот факт, что произошла «аннексия», и тому подобное. И отношения Голландии с Украиной будут безнадежно испорчены. Хотя, наверное, для Голландии отношения с Украиной не первостепенный фактор, но тем не менее это в том числе серьезный внутриполитический фактор для голландской жизни, — говорит в беседе с «Известиями» эксперт. — С другой стороны, портить отношения с Россией тоже никому не хочется. Были очень жесткие заявления нашего министра культуры вообще по поводу какого-то культурного взаимодействия с Нидерландами, если решение будет отрицательным для крымских музеев. В этом споре, к сожалению, очень мало права и очень много политики. Поэтому они и тянут: либо шах умрет, либо ишак сдохнет».

Золотое кольцо

Фото: allardpiersonmuseum. nl

Профессор кафедры международного права МГИМО, доктор юридических наук Дмитрий Лабин считает оправданной неторопливость голландского суда — есть время вынести взвешенное решение.

«Правосудие должно быть справедливым, и это не обязательно значит быть скорым. У нас всё решается за 15 минут, а тут судьи усомнились — и правильно усомнились — в решении первой инстанции. В Голландии нет жестких сроков, в которые судьи обязаны уложиться. В приоритете найти справедливое решение, применить не только закон, но и право как таковое, — объясняет «Известиям» эксперт.

Вернуть на место

Дело беспрецедентное — это понимают все. Невозможно открыть некий свод законов и найти верное решение. Украинская сторона ссылалась в том числе на Конвенцию ЮНЕСКО «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи прав собственности на культурные ценности», но даже она уже не играет им на руку.

«Ни в одной международной конвенции, защищающей культурные ценности, не идет речь о каких-то отдельных территориях, это межгосударственные документы и межгосударственные отношения», — поясняет Дмитрий Лабин. Даже Верховный суд Голландии не может рассматривать дело о «скифском золоте» в контексте принадлежности Крыма или Севастополя к Российской Федерации. Это не уровень компетенции суда какого-либо государства, а вопрос факта. А вот интересы коренного населения, которому принадлежат ценности, соблюсти обязаны.

Фото: TASS/AP/Peter Dejong

Кухонная утварь, найденная в могиле скифской женщины, I в. н.э.

«Государства, заключая эту конвенцию десятки лет назад, намеревались своим суверенитетом защитить именно культурное наследие конкретных общин и народов, — отмечает эксперт. — Культурные ценности тесно связаны юридически — и защищены международным правом — с конкретным народом и конкретной местностью, где они были найдены, и должны быть возвращены именно по этому основанию безотносительно каких-то политических перипетий. Привезти «скифское золото» в Москву или отправить во Владивосток — это тоже будет нарушение конвенции».

По словам Александра Мохова, Украина серьезно ошиблась еще в 2014 году, когда не потрудилась расторгнуть отношения с крымскими музеями.

«Поэтому сегодня это «длящиеся правоотношения», в рамках которых существует обязанность вернуть ценности туда, откуда они уехали», — говорит юрист.

Золотой скифский меч

Фото: Фото: allardpiersonmuseum.nl

Сейчас перед сторонами стоит вопрос: по какому праву крымские музеи управляли коллекцией в тот период, когда Крым был в составе Украины, и что оно давало? Защитники крымской стороны настаивают на том, что в то время для музеев действовало право оперативного управления. В некоторых случаях для защиты этого права субъект может пойти против собственника. Возможно ли это в ситуации со «скифским золотом»?

«Да, безусловно, возможно, — считает Александр Молохов. — С точки зрения тех норм, которые действовали в украинский период, крымские музеи безусловно обладали правом оперативного управления этой коллекцией. Они могут защищать свое право в том числе против собственника, который в свое время добровольно оформил им это право».

«По рукам» не получится

Музейное сообщество тем временем расколото. Еще в 2016 году, когда суд первой инстанции решил передать сокровища Киеву, директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина посчитала вердикт обоснованным, поскольку «весь музейный фонд — это собственность государства, а не имущество отдельно взятого музея или иного учреждения культуры». Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, напротив, заявил, что священные вещи должны вернуться в музеи.

Впрочем, говорят, что кулуарно подавляющая часть музейщиков высказывается в пользу крымских коллег.

«Для них неделимость музейных коллекций — это святое. Они не понимают, как можно разделить их на части, — замечает руководитель рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве Республики Крым при президенте РФ. — А самое главное, все понимают, что в условиях, когда настолько нестабильна политическая жизнь на Украине, никто не может поручиться за сохранность этой коллекции. Это ключевой вопрос. Вот почему, например, господин Пиотровский в свое время высказывался за такое соломоново решение — «так не доставайся же ты никому»: пусть хранится в музее Алларда Пирсона до лучших времен, когда Россия и Украина миром решат этот вопрос. Что на самом деле не исключено как некий промежуточный вариант. Я бы это рассматривал как не самый худший вариант исхода дела».

Золотая брошь

Фото: Фото: allardpiersonmuseum.nl

Технически мировая возможна на любом этапе рассмотрения дела, пока не будет вынесено окончательное решение.

«Вообще-то я думаю, что голландцы бы отдали всё, чтобы стороны как-то договорились миром, но миром, видимо, на данном этапе не получится», — добавляет Александр Молохов.

«Подобных предложений нам не поступало и я, честно говоря, не вижу, каким образом тут возможно мировое соглашение. Это невозможно. Для украинской стороны важно оспорить наше право на пользование этими экспонатами, — говорит «Известиям» директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин. — Я не готов оценивать наши шансы, но, безусловно, мы надеемся на справедливое решение суда».

Китайская шкатулка из захоронении скифской женщины, I в. н.э.

Фото: TASS/AP/Peter Dejong

И если уж говорить о мировом соглашении, то оно должно быть заключено в глобальном, межгосударственном смысле, считает Дмитрий Лабин.

«Чтобы соседнее государство понимало, что всегда лучше жить в мире и согласии, чем строить козни, — говорит эксперт. — В одной семье и у соседей бывают разногласия, но жизнь такова, что рано или поздно приходится мириться. Другие варианты вряд ли возможны».

«Это коллекция, которая не имеет цены. Если бы не этот спор, то большая честь была бы для голландского музея хранить такую коллекцию у себя до лучших времен на законных основаниях. Время покажет, оно же и лечит — никакого другого рецепта быть не может. Как показало промежуточное решение, голландский суд находится в большом затруднении, потому что правовая позиция крымских музеев достаточно сильна и просто так отмахнуться от нее нельзя», — считает Александр Молохов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«И что — все должны молчать?» Явлинский объяснился после скандала со статьей о Навальном

Автор фото, Sergei Fadeichev/TASS

Подпись к фото,

Григорий Явлинский на митинге. Архивное фото

Основатель «Яблока» Григорий Явлинский, выступивший с критикой в адрес заключенного под стражу Алексея Навального, разъяснил свою позицию и ответил на упреки в несвоевременности нападок на оппозиционера.

В субботу вечером на сайте Явлинского была опубликована статья «Без путинизма и популизма. О смыслах текущей политики», вызвавшая бурное обсуждение в соцсетях. В понедельник представитель основателя «Яблока» сказал Би-би-си, что Явлинскому нечего добавить к сказанному.

В четверг вечером Явлинский дал интервью радио «Эхо Москвы».

Что сказал Явлинский

Разговор вел главный редактор «Эха» Алексей Венедиктов. Он начал с самой распространенной претензии к Явлинскому: «Навальный находится в тюрьме и не может ответить». «Почему сейчас?» — спросил Венедиктов.

«Потому что эта статья не о нем и в этой статье я его ни о чем не спрашиваю», — начал отвечать Явлинский. После этого он по бумаге (эфир транслировали в YouTube) зачитал слова соратника Навального Леонида Волкова о том, что были неизбежны массовые задержания и аресты — чтобы привлечь максимальное внимание и заручиться максимальной поддержкой.

«Это Леонид Волков», — напомнил Венедиктов. «Но цитата начинается со слов «Я получил указания от Алексея Навального…» — парировал основатель «Яблока».

«Я не обсуждаю личность Алексея. Я обсуждаю политику», — настаивал Явлинский. По его словам, Навальный стал центральной фигурой в этой политике, а протесты в его поддержку привели к возбуждению 90 уголовных дел. «И что — все должны молчать?» — воскликнул он.

Явлинский еще раз повторил, что к делу Навального и суду его статья «никакого отношения не имеет». А затем рассказал, что старался помогать арестованным, в том числе оказавшимся в спецприемнике в Сахарово. «Судьба этих людей гораздо важнее», — заявил основатель «Яблока».

Когда Венедиктов попытался вернуть его к теме суда над Навальным и отравления, Явлинский попросил прочитать в своей статье раздел, который называется «Террор», в котором осуждается покушение. «Впервые заявлена тема эскадронов смерти!» — воскликнул он, пообещав, что будет требовать расследования.

«Навальный должен быть освобожден?» — спросил главред «Эха». Явлинский сказал, что события, происходящие с Навальным, не имеют ничего общего с правом. Но тут же повернул эту тему в другую сторону: «60 раз не являлся отметиться [в инспекции]? Шесть? У нас [в «Яблоке»] Евгений Витишко не отметился один раз — и ему дали два года. А он [Навальный] еще и за границу ездил!»

На вопрос, не намекает ли он на связь Навального с властью, Явлинский ответил: «Я не разбираюсь в башнях Кремля! Я говорю искренне!» На вопрос, не является ли само «Яблоко» частью кремлевского пасьянса, ответил, что и «Эхо» — тоже его часть. На вопрос, который Венедиктов повторил в третий раз, «не скребет» ли у Явлинского от того, что Навальный сидит за решеткой в момент выхода «очень жесткой статьи», Явлинский ответил: «Нет, не скребет!»

«Я считаю, что все сделано, к сожалению, правильно. Меня скребет то, что в стране происходит», — пояснил он. Может быть дело в том, что Навальный — политический конкурент? «Алексей Навальный не участвует в выборах! Не отбирает никакие голоса!» — ответил этот вопрос Явлинский.

В перерыве (трансляция YouTube продолжалась) главный редактор «Эха Москвы» спросил о еще одной версии — что статья Явлинского была инспирирована Кремлем. Явлинский назвал это глупостями и чепухой. «Я считаю, что должен был написать эту статью», — сказал он.

При этом он выразил сожаление, если кого-то «задел этой статьей» и «кому-то сделал неприятно», поскольку публикация была направлена не против тех, кто вышел на улицу протестовать, а тем, кто является «затейниками этого всего».

По словам Явлинского, коррупция, с которой борются соратники Навального, в истории служила переходным звеном от национализма к национал-социализму. «Я посчитал себя обязанным сказать об этом, — пояснил он. — Граждане, это очень опасное направление, оно тупиковое».

Как развивался скандал

В статье, которая была опубликована 6 февраля, Явлинский обвинил Навального, который после возвращения в Россию был заключен в СИЗО «Матросская тишина», в популизме, национализме и вождизме.

По мнению Явлинского, «главный общественно значимый эффект, на который ориентирована стилистика «разоблачительных» фильмов Навального, — это разжигание примитивной социальной розни». «Разжигание классового популизма в России, провоцирование столкновения бедных и богатых ни к чему хорошему не приведет», — написал он.

Кроме того, Явлинский упрекнул Навального и его окружение в том, что их «не волнуют поломанные судьбы граждан, которые по их призыву вышли на несанкционированные акции и оказались за решеткой».

«Поддерживать или не поддерживать Навального как политика, каждый решает сам. Но надо понимать: демократическая Россия, уважение к человеку, свобода, жизнь без страха и без репрессий несовместимы с политикой Навального», — заявил Явлинский.

Статья Явлинского вызвала негативную реакцию среди пользователей «Фейсбука» и «Твиттера». Главное, в чем обвинили Явлинского в соцсетях, — это несвоевременность нападок на Навального, который находится в СИЗО. Многих также смутила фраза о «странным отравлении» оппозиционера.

Дословно она звучала так: «Тот огромный шум, что поднялся в мире после отравления Навального, конечно, был связан не с ним самим, а с очередным подозрением в использовании Россией боевых отравляющих веществ. Этого, естественно, на Западе очень боятся, поэтому и разыграли шумное шоу с подвернувшимся под руку странным отравлением. Такую реакцию вполне можно понять в контексте новой холодной войны, которую, безусловно, спровоцировала Россия и лично Путин. И здесь важно напомнить об убийстве в 2015 году Бориса Немцова. Как политическая фигура Немцов был значительно крупнее Навального, однако на Западе это сочли внутренним делом России и подобных сегодняшним журналистских расследований не проводилось».

Одни критики Явлинского заподозрили его в отработке кремлевской повестки, другие предположили, что основатель «Яблока» хочет набрать политический вес, ругая конкурента в борьбе за симпатии либерально настроенных граждан.

В «Яблоке» после выхода статьи заявили, что в партии разделились мнения по поводу публикации Явлинского о Навальном, но предпосылок для раскола в ней нет.

Наиболее развернуто Явлинскому ответил лидер псковского отделения «Яблока» Лев Шлосберг, который в прошлом году претендовал на пост председателя партии. Он даже сопроводил свою статью эпиграфом. Если Явлинский цитировал философа Мераба Мамардашвили, то Шлосберг — Анну Ахматову: «Я была тогда с моим народом, там, где мой народ, к несчастью, был».

Шлосберг назвал публикацию Явлинского «самым резонансным событием в российской политической жизни, касающимся партии «Яблоко», за многие годы», и обратил внимание на то, что никто из руководства партии не знал о выходе этой статьи в свет.

«Речь о жизни и смерти гражданина России, политика Алексея Навального, отравление которого является не «странным», а страшным, а его смелое (при любых мотивах) возвращение в Россию вернуло в нашу страну публичную политику с ее главным требованием — свободы», — написал Шлосберг.

Другие члены партии обратили внимание, что вне зависимости от позиции Явлинского «Яблоко» требовало освобождения Навального.

Петербургский депутат-яблочник Борис Вишневский в свою очередь заявил о «травле Явлинского за его мнение». По его словам, обвинять Явлинского в том, что он действует по заказу Кремля, — «это чудовищная ложь», ведь большая часть статьи «посвящена резкой критике Путина и его режима, а отравление Навального он открыто называет примером государственного террора».

Зампред «Яблока» Сергей Иваненко говорил, что в партии в настоящее время существуют «оттенки во мнении», однако по ключевым вопросам члены партии солидарны.

В четверг за несколько часов до интервью «Эху Москвы» федеральное бюро партии «Яблоко» большинством голосов приняло заявление, в котором поддержало Явлинского (заявление на рассмотрение внес нынешний председатель партии Николай Рыбаков).

«Мы с уважением относимся к людям, вышедшим на мирный протест из-за возмущения репрессиями и усталости от несменяемого правления Путина, — говорится в заявлении бюро. — Реальная смена власти — это не замена одного вождя на другого, а создание политической системы, в которой вождя нет. Мы считаем категорически недопустимым силовое подавление мирных протестов. Но для нас также неприемлемо использование людей как расходного материала, когда массовые задержания и аресты на акциях протеста являются лишь средством, как признают сами организаторы, «максимального привлечения общественного внимания».

Вышел тизер сериала «Кларисса» — сиквела «Молчания ягнят». Видео :: Репост :: РБК Стиль

© Clarice / Twitter

Автор Елена Фомина

09 декабря 2020

Действие сериала развернется через год после событий, показанных в фильме Джонатана Демме, когда доктор Ганнибал Лектер сбегает из тюрьмы

Главную роль в проекте канала CBS «Кларисса» сыграет Ребекка Бридс из сериала «Древние»: перед ней стоит задача перехватить тревожное состояние той Клариссы Старлинг, которую 30 лет назад создала актриса Джоди Фостер.

Шоураннерами нового проекта стали Алекс Куртцман и Дженни Люмет, которые занимаются продолжениями космической саги «Звездный путь» на телевидении. Спродюсировала «Клариссу» Элизабет Клавитер из проектов «Анатомия страсти» и «Частная практика».


 

За выходом фильма «Молчание ягнят» режиссера Джонатана Демме в 1990 году последовали и другие экранизации романов Томаса Харриса с участием Энтони Хопкинса в роли Ганнибала. Режиссер Бретт Ратнер снял фильм «Красный дракон» по одноименному роману 1981 года. Вместо агентессы Старлинг в сюжете фигурировал агент ФБР Уилл Грэм.

В другой картине, «Ганнибал», снятой Ридли Скоттом, Кларисса появилась, но ее роль отдали Джулианне Мур, имевшей внешнее сходство с Джоди Фостер. Последняя отказалась от участия в проекте, поскольку съемки в «Молчании ягнят» тяжело дались ей психологически.

В 2010-х шоураннер Брайан Фуллер продолжил историю маньяка-людоеда на телеэкране, сделав шоу «Ганнибал» с датским актером Мадсом Миккельсеном в главной роли.

Сериал выходил в течение трех сезонов на телеканале NBC и рассказывал о Ганнибале Лектере и его взаимоотношениях с Уиллом Грэмом и другими персонажами серии книг Харриса. Фигура Клариссы Старлинг была полностью исключена из проекта из-за проблем с получением прав на романы Харриса у студии MGM. При этом писатель консультировал Фуллера при создании сценария и образов главных героев.

Сериал «Кларисса» выйдет 11 февраля на CBS.

Градус повышается: зачем смотреть новый фильм Томаса Винтерберга «Еще по одной»

Запечатлеть спокойствие и тишину нашего мира


Клэр Дропперт — фотограф из Роттердама, Нидерланды. Для многих подписчиков Instagram она также известна как @claireonline. Мы разместили набор ее изображений в ленте @WorldPhotoOrg.

В рамках ее темы «Звуки тишины» путешествия, природа и уникальные места — общие аспекты ее фотографии. Помимо коммерческой и туристической фотографии, она также увлечена искусством и концептуальным фотографом. В своей работе она говорит, что вдохновляется «разнообразием природных ландшафтов и пустынных открытых пространств».

Ее работы выставлялись в Нью-Йорке, Брюсселе, Роттердаме и Амстердаме, а также появлялись в ряде публикаций, включая журнал Wired, , MSN, Discovery Magazine, Colossal, Design you Trust и The Huffington Post, а также в других национальных изданиях. а также международные сайты об искусстве, дизайне и новостях.

Привет, Клэр. Пожалуйста, представьте себя и свою фотографию

Меня зовут Клэр Дропперт, фотограф-фрилансер и дизайнер из Роттердама, Нидерланды.Как фотограф я постоянно фокусируюсь на сочетании простоты и минимализма, чтобы добиться безмятежного стиля с художественным подходом. Используя общие темы, такие как путешествия и природа, я стараюсь запечатлеть уникальные заброшенные места по всему миру, где я могу создать особую атмосферу тишины в своей работе. В своей работе я постоянно стремлюсь реализовать свое видение, используя современные методы редактирования.

Расскажите о серии изображений, которые мы представили.У тебя есть любимый и почему?

My Silence серии созданы из интереса к отсутствию звука, наблюдаемого в разных местах по всему миру. Уловив чувство, вызываемое этим местом, все эти места обладают определенным спокойствием, в котором выделяется удаленность. Как и в предыдущих сериях Silence I и II, использование упрощенного стиля было необходимо для того, чтобы запечатлеть характерную тишину. В этих сериях настроение и тона задаются таким образом, чтобы я мог сосредоточить внимание на характеристиках определенных мест, не отвлекаясь на другие элементы.

«Тропическая тишина» «» — третья серия по счету, которая снималась на прекрасном Счастливом острове Аруба. Эта карибская жемчужина предоставляет множество возможностей запечатлеть типичное ощущение тишины в уникальном, разнообразном и потрясающем ландшафте Арубы. Вместе с удивительным светом и яркими цветовыми тонами суть тишины передана самым эмоциональным образом.

Мне больше всего нравится изображение из серии «Розовый парад» (фламинго на пляже).Знание, что я собираюсь на этот остров, взволновало меня возможностью запечатлеть это прекрасное существо. Я всегда находил их интересными и рос рядом с морем, это означает, что мой визуальный контент часто имеет морской оттенок. Поэтому я хотел запечатлеть эту красочную птицу в этом месте из-за тонального контраста, который она имеет на фоне чистой голубой воды.

Почему фотография? Что для вас значит среда?

Помимо того, что я фотограф-фрилансер, я работал графическим дизайнером.Это означает, что я мыслящий визуально и вижу вещи визуально. Моя фотография позволяет мне находить визуально привлекательные возможности, исследуя при этом самые разные места. Меня всегда интересовала фотография, и я увлечен созданием визуально привлекательных изображений. Кроме того, фотография позволяет мне выражать свои мысли, мою личность и свое видение. Для меня чрезвычайно важно запечатлеть уникальный момент, поскольку я стараюсь создавать контент, который не всегда видишь с первого взгляда.

У вас есть философия фотографии?

Всегда создавайте собственное уникальное видение, будьте верны себе и развивайте идеи, которые подходят вашей личности. Таким образом, ваши изображения будут не только визуально привлекательными, но и рассказать историю.

Откуда вы черпаете вдохновение?

Каждый день меня вдохновляют то, что я делаю, места, которые я посещаю, и люди, с которыми я встречаюсь. Некоторые из моих самых творческих моментов приходятся на эти тихие моменты, вдали от моей обычной жизни.Одно можно сказать наверняка: у меня никогда не бывает недостатка в идеях, и это постоянно меня вдохновляет, поскольку я активно стремлюсь превратить эти мысли в положительные сдвиги в моей работе как фотографа.

Узнайте больше о Клэр:

claireonline.nl

Instagram: @claireonline
Twitter: @claireonline
Facebook: @ claireonline.imaging
Behance: @claireonline

The Notes Of Silence — Better Photography

Фотографии Амита в Кашмире — это отказ от прекрасного, с окутывающим зловещим чувством тишины.Фотография / Амит Мехра

Амит Мехра

фотографий Амита Мехры — это не только собрание его личных наблюдений, но и понимание человеческой психики. Радж Лалвани узнает.

Эта статья была первоначально опубликована в апреле 2013 года.

Кашмир Амита Мехры — это как разговор с землей, так и личный монолог между фотографом и его мыслями. Это своего рода работа, которая заставила несколько мыслей одновременно проноситься в моей голове, когда я два дня подряд видел ее в прекрасной галерее Photoink в Дели.Одного просмотра недостаточно.

Несколько пауз
Как человек, который любит фотографировать и писать, я постоянно пытаюсь провести параллели между ними. Изображения часто похожи на знаки препинания: драматические изображения похожи на восклицательные знаки, а соединяющие их фотографии в эссе — на запятые. А вот работа Амита в Кашмире похожа на связку эллипсов. Три точки, которые заставляют задуматься о том, что будет дальше… не произойдет ли что-то. Где-то по пути, фото или две позже, пунктуация меняется на вопросительный знак.Рамка увлекает, заставляет задуматься, заставляет задуматься.

Когда вы говорите о такой многослойной проблеме, как Кашмир, нет правильных ответов. Амит сознательно решил, что не ищет. «Фотограф — всего лишь свидетель. Он не судья », — говорит он. «Он не для того, чтобы изменить какое-либо мнение. Но если его тело может вызвать дискуссию, диалог, беседу, это будет величайшей наградой ».

«Дело не в азади, не в том, на чьей вы стороне. Это просто попытка понять человеческую психику.”

Одно из своих любимых мест в Кашмире, Амит несколько раз заходил к этому дереву, чтобы наконец сделать эту фотографию. Фотография / Амит Мехра

Обретение видения
То, как мы воспринимаем место, если мы не испытали его на себе, часто зависит от того, как оно представлено на фотографиях. Например, любое освещение в СМИ или ссылки на Кашмир связаны либо с его волшебными перспективами, либо с политическим конфликтом.

Когда Амит начал этот проект, он обнаружил, что попадает в ту же ловушку.«Мои фотографии застревали в сфере очевидного. Мой друг порекомендовал мне съездить в Кашмир без фотоаппарата. Я не знал, как реагировать. Интересно, что будет делать фотограф, путешествуя без глаз ».

Но Амит обдумал это предложение и вернулся не как фотограф, а как человек. «Я провел дни, просто молча наблюдал на расстоянии. Я проводил время в чай-тапри и просто разговаривал. Не было камеры, которая закрывала бы мое зрение », — сказал он.

Оглушающая тишина
Безмолвные фотографии всегда очаровывали меня, но в работах Амита тишина — это не спокойствие. Это почти жутко, наполнено тихими криками и чувством страха. Кажется, вы слышите шепот, но не знаете, откуда он.

«Я хотел показать боль и отчуждение, которые я чувствовал, оставаясь в Кашмире. Моя работа не об азади, а о простом человеке и его чувствах. Дело не в том, на чьей вы стороне. Со всех сторон равное количество ран, наполненных сожалением и подозрением.”

«Когда вы начинаете жить в зоне конфликта, это настолько глубоко затрагивает вас, что это меняет ваше видение».

Неустойчивый фрейм доминирует над большей частью этой работы, как будто что-то заставило Амита встряхнуть все. Фотография / Амит Мехра

Последствия любовного романа
Для меня объем работ завораживает, потому что напряжение было изображено без каких-либо уловок в рамках традиционной документальной фотографии.Кажется, что Амит играет с визуальными мотивами, с барьерами в кадре, изображающими психологическую дистанцию ​​между ним и его объектами. Он не совсем инсайдер, не совсем аутсайдер. Безликие сущности, игра пространства и приглушенные цвета делают фотографии холодными и тревожными. Это похоже на неудачный роман.

Амит говорит: «Когда вы начинаете жить в зоне конфликта, это настолько глубоко затрагивает вас, что это меняет ваше видение. Я увидел заросли деревьев, и протянувшиеся ветви напоминали руки.Для меня это выглядело так, как будто даже деревья протестовали против того, что случилось с землей ».

Неудобно и оцепенело
Примерно в это время няня привела его дочь Наазо. Мы приостановили наш разговор, когда Амит расплылся в широкой улыбке, казалось, будто боль утихает. Но когда мы сидели некоторое время спустя, он говорил о случаях, когда он играл со своей дочерью в своей голове. «Я сам замолчал. Я разучился вести регулярный разговор. Поэтому я закончил проект в 2011 году.Мое видение сужалось. Некоторое время мне пришлось пройти консультацию «.

«Я как осьминог, которому нравится заниматься разными вещами одновременно. Вы, наверное, можете называть меня фотографом-шизофреником.

Он считает, что страдание является коллективным, и отдельные лица часто отвлекают от этой реальности. Фотография / Амит Мехра

The Need for Debate
Если честный фотограф, который с головой окунется в свой объект, может быть настолько поражен, можно только предполагать, насколько онемевшим окажется человек из этого региона.Амит говорит, что нам, индийцам, нужно быть более теплыми по отношению к кашмирцам. «Мы говорим, что Кашмир хумаара хай. Конечно, такова реальность, это наша, но вы ведь ничего не можете заставить, не так ли? Thodi mohabbat toh dikhaiye (проявите хоть немного любви) ».

Если оставить в стороне фотографические соображения, Кашмир — это важный объект, который нужно увидеть, оценить, критиковать, поставить под сомнение и обсудить. Это единственный способ добиться большего осознания и сочувствия. Фактически, Амит твердо убежден, что работа фотографа должна выходить за рамки фотографического братства.

Вот почему он посчитал, что книга требует другого редактирования по сравнению с выставкой. «Поэзия Галиба была сложной, но у него были и простые строки, с которыми тавайфы и факиры отождествляли себя. Раньше мое путешествие заканчивалось экстатическим моментом получения кадра. Это был первый раз, когда я был вовлечен во весь букмекерский процесс. Это похоже на рождение ребенка », — говорит он.

Осьминог
Трудно представить, что прохожий, вырезавший тихий шепот в Кашмире, был тем же фотографом, который снимал буйную Индию: Вечное празднование.Старая книга Амита получила высокую оценку, но лично мне она не понравилась.

Амит полуулыбается моему мнению и говорит: «Я когда-нибудь переделаю эту книгу. После Кашмира я стал другим человеком. Я думаю, что из 70 картинок в книге, о которых вы говорите, только семь или восемь выдержат испытание временем. Для фотографа очень важно безжалостно относиться к своей работе ».

В текущем проекте, который прослеживает корни суфизма, Амит любит, чтобы его холсты были большими.Но он также повторно посещал дом, в котором он вырос, в старом Дели. Обычный день часто включает в себя коммерческую архитектурную съемку ранним утром, после этого посещение Низамуддина даргях и портрет друга ночью. «Я как осьминог, которому нравится заниматься разными вещами одновременно. Вы, наверное, можете называть меня фотографом-шизофреником.

Метафоры окружают его работы, переплетающиеся провода, изображающие запутанные жизни людей. Фотография / Амит Мехра

Гаджеты и снаряжение

• В век автоматизации Амит твердо верит, что выбор объектива — самый важный фактор, который повлияет на ваши снимки.

• Ему нравится фокусное расстояние 35 мм.

Советы Амита

• Будьте открыты для разных событий. Я узнал из цветов, что джитна хулоге, утна хилоге.

• Часто требуется год или два, чтобы просто раскрыть нюансы объекта. Но всегда держите в голове временные рамки, иначе вы можете потерять фокус.

• Делайте распечатки. Это поможет вам взглянуть на свою работу в перспективе.

О компании Amit Mehra

Его эстетика документального кино проистекает из первых лет обучения у легендарного С Пола.Его любимый фотограф — Надав Кандер. «Я дышу его работой», — говорит он. Среди своих современников он глубоко восхищается творчеством Свапана Пареха. Он подчеркивает важность редактирования. «Покажи свои карточки по одной, почти как в кино», — говорит он.

Чтобы увидеть другие работы Амита, вы можете посетить его веб-сайт www.amitmehra.com.

Неустойчивый фрейм доминирует над большей частью этой работы, как будто что-то заставило Амита встряхнуть ситуацию.Фотография / Амит Мехра
Портреты в этой работе имеют странное ощущение близости в сочетании с расстоянием. Фотография / Амит Мехра
Вездесущность кладбищ и животных придает фотографиям тревожный кафкианский вид. Фотография / Амит Мехра

Теги: Витрина, Профиль, Радж Лалвани, Кашмир, интервью, апрель 2013, Амит Мехра, Записки молчания, Перспективы

Оглушающая тишина, горящие фотографии Нью-Йорка Майкла Гесснера

Город Нью-Йорк является синонимом множества уникальных характеристик.Будь то его растянутая сетка, изображения устрашающе неподвижны; Безмолвные изображения города, так часто приписываемые тому, который «никогда не спит» — это система шумных тротуаров, высоких небоскребов или обильного культурного разнообразия, его самобытность очевидна повсюду. Изображения Гесснера представляют собой совершенно иной взгляд на гигантский мегаполис — без людей изображения устрашающе неподвижны; безмолвные изображения города, которые так часто приписывают тому, что «никогда не спит». Эта тревожная тишина очевидна повсюду — в закрытом ставне магазина в Верхнем Вест-Сайде, в пустом Центральном парке или на стройке Манхэттена, где нет рабочих.

Несмотря на то, что изначально они были сфотографированы в 2018 году, при просмотре сегодня — в свете глобального здравоохранения и экономического кризиса — изображения отражают постепенное исчезновение общественных мест. Мы спросили, каково это, когда образы принимают это новое, вторичное повествование, на что Гесснер объясняет: «Это кажется сюрреалистичным. Я никогда не собирался показывать пустые города. Скорее, в своих фотографиях я сосредотачиваюсь на городских пространствах и пытаюсь делать это, концентрируясь на объектах, которые нас окружают ». Хотя предпосылка осталась прежней, повествование изображений «Степень нашего счастья в основном измеряется настоящим» за последние недели полностью изменилось.«Фотографии теперь служат проекцией текущих событий», — говорит Гесснер. Изображения дают уникальную возможность оглянуться назад и пересмотреть наше понимание городов. Какой совет Гесснер дал бы себе в молодости в эти неспокойные времена? «Учитывая нынешнюю ситуацию, я бы посоветовал себе быть счастливым, быть здоровым и иметь возможность путешествовать и пользоваться определенной свободой», — говорит он. «Тем не менее, оглядываясь назад, всегда следует помнить, что степень нашего счастья в основном измеряется настоящим.”

Фотография и тишина. Погружен в очень визуальный мир… | Карло де Марчис

Погруженный в визуальный мир с детства, я пережил множество преобразований в искусстве и медиа фотографии.

Copyright Piero De Marchis

В последнее время меня одолели два слова: Фотография… Тишина.

Мой отец всю жизнь был фотографом, работал в La Stampa — туринской газете в Италии — почти 40 лет, и он представлял особую категорию, называемую фото-журналистикой или фоторепортерами (фоторепортер на итальянском языке).

Copyright Piero De Marchis

Меня окружали фотографии, фотоаппараты и объективы, я вырос, восхищаясь работами великих фотографов прошлого, от Роберта Капы, Картье-Брессона и всех остальных в Magnum до Ман Рэя, Пола Стрэнда, Дайан Арбус , Ансель Адамс, Роберт Мэпплторп и многие другие.

Я также восхищался работой моего отца и его коллег в Италии, особенно в 70-е годы, когда они документировали общество в момент радикальных перемен.

Они отправлялись на миссию «un servizio», снимая несколько роликов «rullini» по 36 фотографий в каждой с целью сделать ту единственную фотографию, которая попадет в газетное издание той ночью.

Я понял, что изображения — самый важный инструмент для повествования.

Copyright Piero De Marchis

На протяжении многих лет я был свидетелем перехода от пленочной фотографии к цифровой фотографии и недавнего перехода к фотографии со смартфона, в то время как в настоящее время я экспериментирую со съемкой в ​​360 и VR.

Замечательная книга по этой теме — насколько я знаю на данный момент на итальянском языке — это: «Lo sguardo rovesciato: Come la fotografia sta cambiando le nostre vite», где Роберто Котронео описывает влияние, которое оказывают изменения в технических аспектах фотографии. повлиял на нашу жизнь.

Вкратце он говорит о большой разнице между съемкой и просмотром фотографий через несколько дней по сравнению с возможностью просматривать свою работу во время съемки (от пленки к цифровой), а также о менее очевидной разнице между цифровой фотографией и мобильной фотографией. : с помощью видоискателя и экрана SLR у вас есть представление о фотографии, которая будет снята; вместо этого на смартфонах вы просматриваете фотографию на экране точно в том виде, в котором она будет отображаться, и вы можете поиграть с фокусировкой и экспозицией одним касанием палец, действительно большая разница — ничего удивительного.

Я никогда не был настоящим фотографом и закончил работу в Sport Media, где все основано на изображениях, движущихся или неподвижных.

Из-за моей страсти к визуальным изображениям я на протяжении многих лет влиял на работу, которую мы выполняем в deltatre, во многих отношениях, в последнюю очередь, но не в последнюю очередь, на создание мощного инструмента повествования, основанного на изображениях — SportTeller.

Множество способов, с помощью которых мы получаем все больше и больше видео по всем каналам в любое время в течение дня, имеет первый эффект: мы все больше привыкаем потреблять видео вместе с изображениями и текстом.

Видео в социальных сетях становится все более тихим, если вы намеренно не увеличиваете громкость.

На днях меня поразило: фотография и тишина.

Фотография — это мгновение. И это так сильно.
Безмолвие мощно.

Фотография мощнее из-за тишины.

Видео — это промежуток времени.
Видео более реалистичное.

Фотография — это абстракция, ничего не существует.

Copyright Piero De Marchis

Фотография сделана в ситуации, когда присутствует звук: шум, голоса, музыка.Но на фото это не запечатлено. На фото нет звука.

Когда вы смотрите фотографию, вы иногда можете представить или абстрагироваться от того, что могло быть звуком в тот момент.

Фотография бесшумна, но может издавать много шума.

Когда вы смотрите фотографию, вы погружаетесь в звуковой ландшафт вашего жизненного момента, который взаимодействует с фотографией, но каким-то образом вы попадаете в кадр и чувствуете себя изолированным от вашего текущего окружения.

Авторские права Пьеро Де Маркис

Когда вы смотрите фотографию, вы всегда один.

Даже если вы с другими, нет времени, нет звука, вы не синхронизированы с кем-либо еще.

Это ты и это фото, это частный опыт просмотра.

Фотография мощнее из-за тишины.

Copyright Piero De Marchis

Нужна помощь, комментарии и отзывы очень приветствуются — присылайте на cdm [at] deltatre.it

(Все фотографии любезно предоставлены Пьеро Де Маркисом)

Silence — Групповая выставка

Silence

Кураторская международная выставка фотографии

7 — 30 мая 2020 г., информационный бюллетень

Щелкните эскиз, чтобы просмотреть изображение.Щелкните изображение, чтобы увеличить его и получить информацию.

Молчание всегда мыслится против своих противоположностей; звук, шум, громкость. Молчание тесно связано с одиночеством и отчуждением, с неизвестным и тревожным пейзажем, с одной стороны, и известным спокойствием и покоем, с другой. С фотографической точки зрения контраст между глубокой темнотой и ослепляющим светом также имеет решающее значение. После природных или социальных катастроф все замолкает; пустые города, деревни, заброшенный общественный транспорт и пустые рабочие места напоминают нам о быстроте и хрупкости человечества.Молчание сопровождается спокойной деятельностью, такой как созерцание и медитация, которые отрицают саму природу действия. Молчание также часто присутствует в натюрмортах, городских пейзажах, портретах и ​​многих других жанрах фотографии.

Выбор присяжного

Мариса Нуньес: Пейзажные дневники № 3

Почетные грамоты

Крис Бирнс: Вы меня еще видите

Кип Харрис: South Shore Suite: Horizon Series, 21 марта 2015 г.

Агнешка Пясецка: Затерянный город No.5

Фотографы-экспоненты

Джанлука Аттоли (Монца, Италия), Шон Э. Бангерт (Мидленд, Мичиган, США), Дэвид Бартлетт (Фармингтон-Хиллз, Мичиган, США), Брюс Берков (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США), Жан-Клод Биз (Невшатель, Швейцария), Билл Бауэрман (Лоуренс, Канзас, США), Престон Бухтель (Кливленд, Огайо, США), Томас Бундшу (Вена, Австрия), Крис Бирнс (Ньюкасл, Австралия), Тьерри Камю (Париж, Франция), Триша Капелло ( Бостон, Массачусетс, США), Хесус М.Чамисо (Мадрид, Испания), Хюн Джу Чо (Токио, Япония), Пол Дельпани (Вена, Австрия), Питер Девеньи (Оттава, Канада), Сюзетт Души (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США), Ласло Галос (Салготарьян, Венгрия) , Альберт Джордж (Чикаго, Иллинойс, США), Надиде Гоксун (Скарсдейл, Нью-Йорк, США), Кип Харрис (Индийская гавань, Новая Шотландия, Канада), Адитьявардхан Джаярам (Коимбатур, Индия), Инбал Кристин (Ашкелон, Израиль), Стефани Лебовски (Париж, Франция), Йошитака Масуда (Токио, Япония), Дебби МакКаллисс (Гринвуд Виллидж, Колорадо, США), Малгожата Миколайчик (Варшава, Польша), Вера Милькович (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США), Негьед Неги (Будапешт, Венгрия), Рэйчел Никсон (Ванкувер, Канада), Мариса Нуньес (Лиссабон, Португалия), Дэнни Овенс (Лондон, Великобритания), Агнешка Пясецка (Гдыня, Польша), Каталин Пушташери (Будапешт, Венгрия), Себастьян Ранну (Бретань, Франция) , Абель Рети (Будапешт, Венгрия), Юсеф Ригель (Менхенгладбах, Германия), Рютен Пауль Розенблюм (Сан-Ансельмо, Калифорния, США), Джозеф Ровеньо (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США), Мариан Рубин (Монклай р, Нью-Джерси, США), Сцилард Шлауски (Секешфехервар, Венгрия), Майкл Шван (Пюттлинген, Германия), Вил Скотт (Аннаполис, Мэриленд, США), Чарльз Эндрю Ситон (Сураттани, Таиланд), Патриция Соренсен (Лодзь, Польша) , Стефан Шпейдель (Токио, Япония), Аллан Сиферс (Гвинед-Вэлли, Пенсильвания, США), Юдит Эржебет Сабо (Будапешт, Венгрия), Джошуа Танн (Лонг-Бич, Калифорния, США), Паоло Торторелла (Сесто-Сан-Джованни, Италия), Симона Труду (Рим, Италия), Анжела Васко (Будапешт, Венгрия), Эйдзи Ямамото (Саарбрюккен, Германия), Весна Зедник (Загреб, Хорватия), Сине (Суан) Чжэн (Лондон, Великобритания)

Щелкните имя, чтобы просмотреть контактную информацию (веб-сайт или адрес электронной почты), если таковая имеется.

Фотографии 9:30 Club, Anthem, Black Cat, DC9 и Madam’s Organ во время закрытия коронавируса

В феврале я отправился туда, где не был почти год. «Мадам Орган» находится всего в паре кварталов от моего дома, и это одно из моих любимых мест, когда мне нужно увидеть знакомые лица за баром или интересных незнакомцев, стоящих рядом с баром. Стены забиты чучелами, рисунками в стиле бурлеск и хорошей пылью. С потолка свисают инструменты и велосипеды.Над «ящиком для предложений» стоит гипсовый средний палец трех футов высотой.

В типичную среду перед пандемией на сцене можно было увидеть деревенскую группу, иностранных дипломатов и сотрудников Белого дома, выкрикивающих просьбы, и владельца Билла Даггана с бокалом вина в руке, держащего суд в углу.

Однако этой зимней ночью блюз-бар Адамса Моргана — мой блюз-бар — был закрыт. Но это выглядело иначе, чем просто закрытое — комната выглядела так, как будто ее прервали, как будто все были в восторге от питья.Бутылки стояли на стойке, инструменты стояли на сцене, а табуреты расставлены так, чтобы было лучше видно — из ничего.

Когда в марте прошлого года концертные площадки округа Колумбия были закрыты из-за опасений по поводу коронавируса, Madam’s Organ полностью закрылась, вместо того, чтобы пытаться хромать в качестве ресторана на вынос. Более года спустя «Мадам Орган», а также многие крупные музыкальные клубы города все еще не открылись, несмотря на то, что округ недавно ослабил ограничения на личные развлечения. Дагган говорит, что его заведение посвящено живой музыке, поэтому, пока он не сможет устроить это для настоящей публики, он предпочел бы оставаться закрытым.

Я подумал: если бы это место застыло в неожиданном виде, что бы я увидел в других, все еще закрытых ставнями музыкальных пространствах города? Я провел в этих местах много ночей, как фанат, так и фотограф, снимая ночные клубы и уличные сцены для музыкальных блогов или самих площадок. Как выжившие в спасательной шлюпке до того, как будет замечена какая-либо спасательная операция, будет ли каждое знакомое место по-разному реагировать на возможность гибели?

Я отправился посмотреть.

Клуб 9:30, сфотографировано со второго этажа 19 марта.

9:30 Club

The Dead Kennedys играли в клубе 9:30 11 марта 2020 года. Это будет последнее выступление клуба перед закрытием города.

Я купил разовый билет, как только узнал, что мэр объявил в районе чрезвычайное положение. Оглядываясь назад, зная, что я теперь знаю о коронавирусе, мое решение не имеет особого смысла, но я просто хотел попасть в аншлаг в 9:30 в клубе — не имело значения, кто играет. Я подозреваю, что многие другие думали так же.

Этот дисплей обычно висит в холле клуба 9:30. Теперь он отдыхает на лестничной клетке.

Когда недели превратились в месяцы закрытия, I.M.P., коллектив, который заказывает 9:30 Club, Anthem и несколько других местных площадок, превратился из почти 2000 человек в горстку. Чтобы помочь своим уволенным сотрудникам, они открыли кладовую на этаже клуба, чтобы можно было забрать пожертвованные обеды. Он действует уже больше года. Во время протестов, которые начались после убийства Джорджа Флойда, клуб «9:30» приветствовал участников марша внутри, чтобы они набрали воду, зарядили телефоны или воспользовались удобствами.В неспокойное время комната стала безопасным местом — закрытым, но не закрытым.

Ночной клуб DC9 10 марта.

DC9

Владелец Билл Спилер поддерживал открытые пространства DC9 в течение первых нескольких месяцев пандемии, а затем закрыл их зимой. В соответствии с правилами города, терраса на крыше и внутренний дворик на уровне улицы открылись снова, и в них снова подают гамбургеры, закуски и напитки.

Но концертный зал клуба остается бездействующим. Дерево, строительные материалы, краска и инструменты — все это занимает пространство, рассчитанное на размещение до 230 человек.В зеленой комнате, где артисты проводят до и после шоу, теперь хранятся спиртные напитки для бара на крыше. В ванных комнатах — также превращенных в кладовые — сохранились афиши концертного сезона 2020 года, которых никогда не было. Единственная часть клуба, которая все еще используется как бы для музыки, — это уголок сцены, оборудованный для потоковой передачи событий.

«Наша площадка стала многофункциональным пространством для всего , кроме самих концертов », — сказал мне Шпилер. Было легко услышать разочарование, которое приходит с попытками сдвинуть землю, чтобы выжить в то время, когда нет живой музыки, и это единственная причина существования клуба.

Владелец Данте Феррандо в «Черной кошке» 19 марта.

«Черная кошка»

«Черная кошка» — одна из последних видимых черт, оставшихся на 14-м участке между улицами U и R на северо-западе. Группы, играющие там, склонны к панк- или хардкорным группам, а размер зала гарантирует, что вы хорошо их узнаете к концу выступления.

Но когда я приехал в марте, я был поражен: клуб был чистым. Чище, чем я когда-либо видел. Мое ожидание хаоса, несомненно, было окрашено тем, что столько ночей помогали его пачкать, но оказалось, что владелец Данте Феррандо — немного аккуратный урод.Он рассматривал отключение как возможность по-настоящему привести в порядок это место и завершить некоторые обновления — например, новые ванные комнаты. Блестящий клетчатый пол и пустота делали Чёрную кошку намного больше, чем на моей памяти. Это похоже на каток, которым на самом деле превратилась главная комната — если вам посчастливилось быть детьми Феррандо и его жены Кэтрин.

Знаки и произведения искусства опираются на стену внутри «Черной кошки».

Линдси Смайерс, один из партнеров Феррандо, рассказала мне, как владельцы и персонал устраивали свидания в клубе; об их новой группе, состоящей из давних барменов и самого Феррандо; и жениться во время пандемии и рассматривать глупую близость своего босса и его жены как стремление.Во всем этом я слышал радость, и это заставляло меня улыбаться.

Гимн служил местом вакцинации 13 апреля.

Гимн

Цифровая витрина за пределами Гимна, место на 6000 мест, которое закрепляет причал, оставалась замороженной на «Мы переживем это» на протяжении большей части пандемия. На открытом воздухе у воды есть всплывающий бар и ресторан, но в помещении главный концертный зал по-прежнему заставлен сиденьями в ожидании шоу Натаниэля Рэтлиффа, которого так и не было.

В середине марта я гулял по затемненным балконам в такой тишине, которую можно слышать. Только дополнительное освещение, омывающее каркасы балок и аккуратные ряды стульев, и отсутствие музыкального акта, привлекающего мое внимание к сцене, Гимн был геометрическим праздником. Я обнаружил, что просто смотрю — пораженный звездным небом.

Три с половиной недели спустя я вернулся, когда Гимн использовался в качестве места вакцинации от коронавируса для местных жителей. В отличие от драматически закрытой комнаты, которую я только что посетил, этот Anthem казался совершенно домашним.Были люди. Загорелся свет.

Медсестры готовят прививки внутри Гимна.

Коробки с формами согласия на вакцинацию внутри Гимна.

СЛЕВА: медсестры готовят прививки внутри Гимна. СПРАВА: Ящики с формами согласия на вакцинацию внутри Гимна.

Я наблюдал, как строители вошли в комнату. Все еще в шлемах, они посовещались с медсестрами, получили шанс, а затем сели на социально удаленные сиденья на 15-минутный период ожидания.Я видел, как раньше были заняты одинокие стулья, прислушивался к тихому бормотанию разговоров и наблюдал за линией лиц в масках, сверкающих улыбками на пути к двери.

Гимн ни в коем случае не был полон. Но он был жив.

Примечание. Все фотографии для этого проекта были сняты при доступном освещении, в клубах, как я их нашел, с помощью одной черно-белой камеры Leica Monochrom. Помещения не очищались и не обрабатывались, и я попросил, чтобы большинство домов было выключено, как это было во время пандемии.Вы можете увидеть больше моих работ в Instagram @insomnigraphic .

ПОДРОБНЕЕ

Мир быстр. Bad Brains быстрее.

Бронирование мест в барах округа Колумбия — новая необходимость. Вот как извлечь из них максимальную пользу.

Лучший способ познакомиться с искусством прямо сейчас — в одном из этих садов скульптур.

«Кунг-фу» 1×02 Фотографии: «Silence»

Сегодняшний вечер — это вторая серия сериала Кунг-фу , и, чтобы подготовить вас, у нас есть фотографии для сегодняшнего часа.Название серии — Тишина.

Вот синопсис —

В поисках тишины внутри — Когда привычка к жизни дома идет не так, как планировалось, Ники (Оливия Лян) обращается к Генри (Эдди Лю) за помощью в ее охоте за Чжилань (приглашенная звезда Ивонн Чапман). Между тем, пока Цзинь (Ци Ма) надеется, что жизнь вернется в нормальное русло, Мэй-Ли (Кхенг Хуа Тан) настроена не так оптимистично. Наконец, протянув руку помощи нуждающейся молодой женщине, Ники обретает ясность ума, в которой она отчаянно нуждается.Также снимаются Шеннон Данг, Джон Прасида, Гэвин Стенхаус и Ванесса Кай. Ханель Калпеппер сняла эпизод, написанный Кристиной М. Ким и Робертом Беренсом (№ 102). Исходная дата выхода в эфир 14.04.2021.

  • Кунг-фу — «Тишина» — Номер изображения: KF102d_0100r.jpg — На фото: Ванесса Кай в роли Пей-Лин Чжан — Фото: Кайли Шверман / The CW — © 2021 The CW Network, LLC. Все права защищены.
  • Кунг-фу — «Безмолвие» — Номер изображения: KF102c_0201r.jpg — На фото: Оливия Лян в роли Ники Шен — Фото: Кейли Шверман / The CW — © 2021 The CW Network, LLC.Все права защищены.
  • Кунг-фу — «Безмолвие» — Номер изображения: KF102c_0139r.jpg — На фото: Оливия Лян в роли Ники Шен — Фото: Кейли Шверман / The CW — © 2021 The CW Network, LLC. Все права защищены.
  • Кунг-фу — «Безмолвие» — Номер изображения: KF102b_0289r.jpg — На фото: Оливия Лян в роли Ники Шен — Фото: Дин Бушер / The CW — © 2021 The CW Network, LLC. Все права защищены.
  • Кунг-фу — «Безмолвие» — Номер изображения: KF102b_0135r.jpg — На фото: Цзи Ма в роли Цзинь Шена — Фото: Дин Бушер / The CW — © 2021 The CW Network, LLC.Все права защищены.
  • Кунг-фу — «Безмолвие» — Номер изображения: KF102b_0070r.jpg — На фото: Гэвин Стенхаус в роли Эвана Хартли — Фото: Дин Бушер / The CW — © 2021 The CW Network, LLC. Все права защищены.
  • Кунг-фу — «Безмолвие» — Номер изображения: KF102a_0110r.jpg — На фото: Шеннон Данг в роли Алтеи Шен — Фото: Дин Бушер / The CW — © 2021 The CW Network, LLC. Все права защищены.
  • Кунг-фу — «Безмолвие» — Номер изображения: KF102a_0129r.jpg — На фото (LR): Джон Прасида в роли Райана Шена, Оливия Лян в роли Ники Шен и Шеннон Данг в роли Алтеи Шен — Фото: Дин Бушер / The CW — © 2021 The CW Network, LLC.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *