Помещики и крепостные девушки: Дело насильника-рекордсмена – Деньги – Коммерсантъ

Содержание

Эпоха блуда: как помещики издевались над своими крепостными

Помещики брюхатили крестьянок, чтобы торговать их детьми, а на вырученные деньги ездить по заграницам

Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Почти 160 лет назад император АЛЕКСАНДР II, получивший от благодарного народа прозвище Освободитель, издал Манифест об отмене крепостного права.

На этом закончилась «страна рабов, страна господ» и началась «Россия, которую мы потеряли». Давно назревшая, запоздалая реформа открыла дорогу к развитию капитализма. Случись она чуть раньше, у нас не было бы в 1917 году революции. А так бывшие крестьяне еще помнили, что помещики выделывали с их матерями, и простить барам подобное было выше их сил.

Самый яркий пример крепостничества — знаменитая Салтычиха. Жалобы на жестокую помещицу во множестве шли и при Елизавете Петровне, и при Петре III, но Дарья Салтыкова принадлежала к богатому дворянскому роду, поэтому крестьянским челобитным хода не давали, а доносчиков возвращали помещице для примерного наказания.

Уклад нарушила Екатерина II, только что вступившая на престол. Она пожалела двух крестьян — Савелия Мартынова

и Ермолая Ильина, жен которых Салтычиха убила в 1762 году. Посланный в имение следователь Волков пришел к заключению, что Дарья Николаевна «несомненно повинна» в смерти 38 человек и «оставлена в подозрении» относительно виновности в смерти еще 26.

Дело получило широкую огласку, и Салтыкову были вынуждены посадить в острог. Все прямо как с современными Цапками. Пока преступления не приобрели совсем уж запредельный характер, власть предпочитала закрывать глаза на влиятельных душегубов.

АЛЕКСАНДР II избавил Россию от крепостничества

«Нет дома, в котором не было бы железных ошейников, цепей и разных других инструментов для пытки…» — записала потом в дневнике Екатерина II. Вывод же из всей этой истории она сделала своеобразный — издала указ о запрещении крестьянам жаловаться на своих господ.

Любые попытки крестьян искать справедливости расценивались, согласно законам Российской империи, как бунт. Это дало дворянам возможность поступать и ощущать себя как завоеватели в покоренной стране, отданной им «на поток и разграбление».

В XVIII — XIX веках людей в России продавали оптом и в розницу, с разделением семей, детей от родителей и мужей от жен. Продавали «на своз» без земли, закладывали в банк или проигрывали в карты. Во многих крупных городах легально работали невольничьи рынки, а очевидец писал, что «в Санкт-Петербург привозили людей целыми барками для продажи».

Через какую-то сотню лет подобный подход начал угрожать национальной безопасности страны. Россия проиграла Крымскую кампанию 1853 — 1856 годов Англии, Франции и Турции.

— Россия проиграла, потому что отстала и экономически, и технологически от Европы, где шла промышленная революция: паровоз, пароход, современная промышленность, — объясняет академик

Юрий Пивоваров. — Это обидное, оскорбительное поражение в войне подвигло русскую элиту на реформы.

Нужно было срочно догонять и перегонять Европу, а сделать это можно было, только сменив в стране социально-экономический уклад.
Гарем из дворовых девок на Руси
Оргия после спектакля

Одним из самых распространенных развлечений дворянского общества был театр. Особым шиком считалось иметь, во всех смыслах этого слова, свой. Так, о директоре Императорских театров и Эрмитажа князе Николае Юсупове с восторгом рассказывали, что в московском особняке он держал театр и группу танцовщиц — двадцать самых красивых девушек, отобранных из числа актрис домашнего театра, уроки которым давал за огромные деньги знаменитый танцмейстер Иогель. Готовили этих невольниц в княжеском особняке для целей, далеких от чистого искусства. Издатель

Илья Арсеньев писал об этом в своем «Живом слове о неживых»: «Великим постом, когда прекращались представления на императорских театрах, Юсупов приглашал к себе закадычных друзей и приятелей на представление своего крепостного кордебалета. Танцовщицы, когда Юсупов давал известный знак, спускали моментально свои костюмы и являлись перед зрителями в природном виде, что приводило в восторг стариков, любителей всего изящного».

Крепостные актрисы — предмет особой гордости владельца. В доме, где устроен домашний театр, спектакль нередко заканчивается пиром, а пир — оргией. Князь Шаликов восторженно описывает имение «Буда» в Малороссии: «Хозяин имения, похоже, действительно не привык скупиться и понимал толк в развлечениях: музыкальные концерты, театральные представления, фейерверки, цыганские пляски, танцовщицы в свете бенгальских огней — все это обилие развлечений совершенно бескорыстно предлагалось желанным гостям».

Кроме того, в усадьбе был устроен хитроумный лабиринт, уводящий в глубину сада, где притаился «остров любви», населенный «нимфами» и «наядами», дорогу к которому указывали очаровательные «амуры». Все это были актрисы, которые незадолго перед тем развлекали гостей помещика спектаклем и танцами. «Амурами» же выступали их дети от самого барина и его гостей.

Огромное количество бастардов — одна из наиболее характерных примет эпохи. Особенно впечатляет едва ли не гоголевская история о некоем бравом гвардейце, приведенная в исследовании «Россия крепостная. История народного рабства» Бориса Тарасова:

«Все решили, что славный гвардеец надумал превратиться в провинциального помещика и заняться сельским хозяйством. Однако вскоре стало известно, что К. распродал все мужское население усадьбы. В деревне остались только бабы, и друзьям К. было совершенно непонятно, как с такими силами он собирается вести хозяйство. Они не давали ему прохода с расспросами и наконец вынудили рассказать им свой план. Гвардеец сказал приятелям: «Как вам известно, я продал мужиков из своей деревни, там остались только женщины да хорошенькие девки. Мне только 25 лет, я очень крепок, еду я туда, как в гарем, и займусь заселением земли своей. Через каких-нибудь десять лет я буду подлинным отцом нескольких сот своих крепостных, а через пятнадцать пущу их в продажу. Никакое коннозаводство не даст такой точной и верной прибыли».

В крепостной России встречались и такие бурлаки
Право первой ночи — это святое

Подобные истории не были чем-то из ряда вон выходящим. Явление носило обыденный характер, нисколько не осуждаемый в дворянской среде. Известный славянофил, публицист Александр Кошелев писал о своем соседе: «Поселился в селе Смыкове молодой помещик С., страстный охотник до женского пола и особенно до свеженьких девушек. Он иначе не позволял свадьбы, как по личном фактическом испытании достоинств невесты. Родители одной девушки не согласились на это условие. Он приказал привести к себе и девушку и ее родителей; приковал последних к стене и при них изнасильничал их дочь. Об этом много говорили в уезде, но предводитель дворянства не вышел из своего олимпийского спокойствия, и дело сошло с рук преблагополучно».

Историк Василий Семевский писал в журнале «Голос минувшего», что некоторые помещики, не жившие у себя в имениях, а проводившие жизнь за границей, специально приезжали в свои владения только на короткое время для гнусных целей. В день приезда управляющий должен был предоставить помещику полный список всех подросших за время отсутствия господина крестьянских девушек, и тот забирал себе каждую из них на несколько дней: «когда список истощался, он уезжал в путешествие и изголодавшийся там вновь возвращался на следующий год».

Чиновник Андрей Заблоцкий-Десятовский, собиравший по поручению министра государственных имуществ подробные сведения о положении крепостных крестьян, отмечал в своем отчете: «Вообще предосудительные связи помещиков со своими крестьянками вовсе не редкость. Сущность всех этих дел одинакова: разврат, соединенный с большим или меньшим насилием. Подробности чрезвычайно разнообразны. Иной помещик заставляет удовлетворять свои скотские побуждения просто силой власти и, не видя предела, доходит до неистовства, насилуя малолетних детей…»

Принуждение к разврату было столь распространено в помещичьих усадьбах, что исследователи были склонны выделять из прочих крестьянских обязанностей своеобразную «барщину для женщин». После окончания работ в поле господский слуга, из доверенных, отправляется ко двору того или иного крестьянина, в зависимости от заведенной «очереди», и уводит девушку — дочь или сноху, к барину на ночь. Причем по дороге заходит в соседнюю избу и объявляет там хозяину: «Завтра ступай пшеницу веять, а Арину (жену) посылай к барину».

Стоит ли после этого удивляться идее большевиков об общих женах и прочим сексуальным вольностям первых годов советской власти? Это лишь попытка сделать барские привилегии доступными для всех.

Чаще же всего патриархальный быт помещика был устроен по образцу уклада Петра Алексеевича Кошкарова. Писатель Януарий Неверов довольно подробно описывал жизнь этого достаточно состоятельного барина, лет семидесяти: «Около 15 молодых девушек составляли домашний гарем Кошкарова. Они прислуживали ему за столом, сопровождали в постель, дежурили ночью у изголовья. Дежурство это носило своеобразный характер: после ужина одна из девушек громко объявляла на весь дом, что «барину угодно почивать». Это было сигналом для того, чтобы жена его и дети расходились по своим комнатам, а гостиная превращалась в спальню Кошкарова. Туда вносили деревянную кровать для барина и тюфяки для его «одалисок», располагая их вокруг господской постели. Сам барин в это время творил вечернюю молитву. Девушка, чья очередь тогда приходилась, раздевала старика и укладывала в постель».

Баре по закону не имели права убивать и насиловать крестьян, но преступления чаще всего сходили им с рук
Наложница — жена соседа

Выезд помещика на охоту часто заканчивался грабежом прохожих на дорогах или погромом усадеб неугодных соседей, сопровождавшийся насилием над их женами. Этнограф Павел Мельников-Печерский в своем очерке «Старые годы» приводит рассказ дворового одного князя: «Верстах в двадцати от Заборья, там, за Ундольским бором, сельцо Крутихино есть. Было оно в те поры отставного капрала Солоницына. За увечьем и ранами был тот капрал от службы уволен и жил во своем Крутихине с молодой женой, а вывез он ее из Литвы… Князю Алексею Юрьичу приглянулась Солоничиха, говорил, что за такую лисичку ничего не пожалеет…

…Гикнул я да в Крутихино. А там барынька на огороде в малинничке похаживает, ягодками забавляется. Схватил я красотку поперек живота, перекинул за седло да назад. Прискакал да князю Алексею Юрьичу к ногам лисичку и положил. «Потешайтесь, мол, ваше сиятельство». Глядим, скачет капрал; чуть-чуть на самого князя не наскакал… Подлинно вам доложить не могу, как дело было, а только капрала не стало, и литвяночка стала в Заборье во флигеле жить».

Причину самой возможности такого положения дел объяснила известная мемуаристка Елизавета Водовозова. По ее словам, в России главное и почти единственное значение имели деньги — «богатым все было можно». Каждый русский помещик мечтал заделаться эдаким Кириллом Петровичем Троекуровым. Примечательно, что в оригинальной версии «Дубровского», не пропущенной императорской цензурой, Пушкин писал о повадках своего героя: «Редкая девушка из дворовых избегала сластолюбивых покушений пятидесятилетнего старика. Сверх того, в одном из флигелей его дома жили шестнадцать горничных… Окна во флигель были загорожены решеткой, двери запирались замками, от коих ключи хранились у Кирилла Петровича. Молодые затворницы в положенные часы ходили в сад и прогуливались под надзором двух старух. От времени до времени Кирилл Петрович выдавал некоторых из них замуж, и новые поступали на их место…»

В имениях еще в течение десятка лет после манифеста Александра II в великом множестве происходили случаи изнасилований, травли собаками, смертей от сечения и выкидышей в результате избиения помещиками беременных крестьянок.

Баре отказывались понимать изменившееся законодательство и продолжали жить привычным патриархальным укладом. Однако утаивать преступления было уже невозможно, хотя наказания, которые применяли к помещикам, долгое время были весьма условными.

Цитата

Валерий ЗОРЬКИН, председатель Конституционного суда РФ:

«При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации…»
Как за каменной стеной

Узнав об отмене крепостного права, многие крестьяне испытали настоящий шок. Если с 1855 по 1860 год в России было зафиксировано 474 народных восстания, то только в 1861 году — 1176. По свидетельствам современников, долгое время после освобождения находились такие, кто тосковал по «старым добрым временам». Почему же?

* На помещике лежали обязанности по содержанию крепостных. Так, если случались неурожаи, именно хозяин обязан был покупать хлеб и кормить крестьян. Например, Александр Пушкин считал, что крепостному крестьянину живется не так уж и плохо: «Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен… Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак бедности».

* Господин имел право сам судить холопов за большинство правонарушений, кроме особо тяжких. Наказание обычно сводилось к порке. А вот государственные чиновники отправляли виновных на каторгу. В итоге, чтобы не терять работников, помещики нередко скрывали убийства, грабежи и крупные кражи, совершаемые крепостными.

* С 1848 года крепостным разрешили приобретать (правда, на имя помещика) недвижимость. Среди крестьян появились владельцы магазинов, мануфактур и даже заводов. Но такие крепостные «олигархи» не стремились выкупаться на волю. Ведь их имущество считалось собственностью помещика, и им не нужно было платить налога на прибыль. Всего-то отдавать господину фиксированную сумму оброка. При таких условиях бизнес быстро развивался.

* После 1861 года освобожденный крестьянин по-прежнему оставался привязанным к земле, только теперь его удерживал не помещик, а община. Все были скованы одной целью — выкупить у барина общинный надел. Земля, предназначавшаяся для выкупа, была переоценена вдвое, а процент за пользование кредитами составлял 6, тогда как «обычная» ставка по таким кредитам была 4. Бремя свободы оказалось для многих неподъемным. Особенно для привыкшей питаться крошками с барского стола дворни.

Русским было хуже всех

На большей части территории России крепостного права не было: во всех сибирских, азиатских и дальневосточных губерниях и областях, на Северном Кавказе и в Закавказье, на Русском Севере, в Финляндии и на Аляске крестьяне были свободны. Не было крепостных и в казачьих областях. В 1816 — 1819 годах крепостное право было отменено в прибалтийских губерниях Российской империи.

В 1840 году шеф корпуса жандармов граф Александр Бенкендорф сообщал в секретном докладе Николаю I: «Во всей России только народ-победитель, русские крестьяне, находятся в состоянии рабства; все остальные: финны, татары, эсты, латыши, мордва, чуваши и т.д. — свободны…»

Глаз за глаз

Сообщениями о насильственной смерти дворян-помещиков, убитых за жестокое обращение с крепостными, пестрит целый ряд семейных хроник дворянских родов. В этом списке дядя поэта Михаила Лермонтова и отец писателя Федора Достоевского. О последнем крестьяне говорили: «Зверь был человек. Душа у него была темная».

Барские наложницы: что ждало крепостных девушек, попавших в гарем помещика

России эпохи крепостного права человеческая жизнь ставилась ниже жизни тягловых животных. Жертвами чудовищного произвола помещиков становились люди всех возрастов. Но хуже всего приходилось юным девушкам — они могли попасть в гарем к барину, где их жизнь становилась настоящим адом.

Серальки

На Руси девушек, используемых дворянами в качестве сексуальных рабынь, называли серальками. Такое наименование произошло от французского слова «сераль», которым европейцы обозначали восточные гаремы.

В серали помещиков русские красавицы попадали против своей воли, лишь по прихоти хозяина. Каждый «уважающий» себя дворянин XVIII-XIX веков считал неотъемлемым атрибутом своей благородный усадьбы гарем из крепостных девок.

Самым любвеобильным аристократом в истории страны считался Виктор Страшинский, который владел 500 серальками.

Положение девушек в гаремах было незавидным. Андрей Заболоцкий-Десятовский, занимавшийся от лица государства сбором информации о жизни крепостных крестьян, в своих отчётах отмечал, что помещики не видели ничего предосудительного в своих развратных и насильственных действиях: «Иной помещик заставляет удовлетворять свои скотские побуждения просто силой власти, и, не видя предела, доходит до неистовства, насилуя малолетних детей…».

Домогательства помещиков были столь обычным делом, что некоторые историки выделили их в отдельную категорию повинности под названием «барщина для женщин». Смирившись с подобным раскладом, крепостные оправдывали сексуальные извращения господ принципом: «Должна идти, коли раба».

Насилие над женщинами носило систематический характер. Чаще всего вечером, когда закабалённые жители поместья возвращались с полевых работ, барский слуга подходил к тому или иному двору, в зависимости от «очереди», и уводил дочь или сноху крестьянина к хозяину для плотских ночных утех.
Довольно часто помещики, которые благополучно проживали в городах или даже за границей, периодически наведывались в свои имения исключительно с одной целью – ублажить свои сексуальные желания.

В этом случае все повзрослевшие за время отсутствия барина девочки вносились управляющим в специальный список, а потом по одной, а иногда сразу группой, доставлялись в барскую спальню для гнусных дел.

Насильное растление бесправных крестьянок фактически не считалось преступлением, лишь единичные помещики бывали привлечены к ответственности, совсем не соответствовавшей тяжести их противоправных деяний.

Параметры сералек

Однозначных параметром, по которым девушки отбирались в гарем, не было. Всё зависело от личных предпочтений барина.

Однако чаще всего серальками становились незамужние девицы, не утратившие девичьей чести. Многие помещики считали своей почётной обязанностью лишить их целомудрия, став первым мужчиной в их жизни. Одни питали слабость к совсем юным созданиям, другим нужны были умудрённые опытом особы.
Красота, как относительное понятие, не являлась определяющим фактором для отбора наложниц. Таким образом, становится, очевидно, что попасть в число наложниц могла любая крестьянка вне зависимости от возраста и внешних данных, ведь для барина главное было насытить свою похоть. Хотя бывали исключения, когда дворяне создавали специализированные гаремы, куда отбирали девушек с определёнными параметрами.

Гаремы самодуров

Рязанский самодур князь Гагарин владел гаремом, состоявшим из семи девок и двух цыганок. В обязанности последних входило научение крестьянок зажигательным пляскам и душевным песням. Растленные в совсем юном возрасте серальки Гагарина жили в жесточайших условиях. Они были лишены всякой свободы вплоть до того, что им запрещалось даже смотреть в окно. За любое непослушание они подвергались насилию и избиению, а перед гостями барина должны были разыгрывать счастье, петь и не помнить об унижениях и побоях.

Ещё одним психически нездоровым помещиком слыл генерал Лев Измайлов, против которого даже пытались завести уголовное дело.

Этот своенравный господин любил устраивать пьяные торжества, в кульминации которых к гостям выходили гаремные девицы. Но если посетителей поместья было много, дворянин отправлял своего управляющего за новыми жертвами, в роли которых выступали как девушки, так и замужние крестьянки.
Однажды количество приглашенных на праздник было столь велико, что Измайлов велел своему приближенному отправиться за дополнительной партией сералек в соседнюю деревню. Но местные мужчины взбунтовались против такого беспредела, и даже избили посланника дворянина. В ответ на это Измайлов уничтожил всё поселение, предал огню их дома, посёк всех мятежников и всё-таки добился своего.
Число постоянных наложниц генеральского гарема равнялась 30, хотя его состав непрестанно обновлялся. Для исполнения «прихотливых связей» отбирались девочки 10 -12 лет, которые спустя какое-то время сменялись более молодыми серальками. Из всех растленных девиц Измайлова самая незавидная судьба была у Нимфодоры Хорошевской, которая в возрасте 13 лет после безжалостных избиений стала достоянием его гарема. Проведя в нём три месяца, она была сослана на каторжные работы на поташный завод. Но самое страшное то, что впоследствии следователи выяснили, что это бедная девочка приходилась Измайлову дочерью, мать которой в своё время тоже была его сералькой.

Гарем Юсупова

Достоверно неизвестно, но многие знаменитые личности XIX века отмечали в своих воспоминаниях, что у князя Николая Юсупова — большого эстета и богатейшего человека Российской империи, имелся свой собственный гарем из крестьянок.

Особенность этого сераля заключалась в том, что все его наложницы обладали неимоверной красотой и в обязательном порядке обучались балету. Для повышения профессионализма сералек Юсупов пригласил на должность преподавателя известного балетмейстера Йогеля.

Князь весьма дорожил своим женским коллективом, который он представлял гостям в дни шикарных празднеств. На протяжении всего торжества дворовые девушки танцевали, а в конце, когда Николай Борисович подавал секретный сигнал, девицы скидывали с себя театральные костюмы, и представали перед собравшимися похотливыми стариками в обнаженном виде. В этот самый момент князь вставал, и демонстративно долго аплодировали своей труппе, его примеру следовали все приглашённые, которые вместе с ним участвовали в последующей оргии.

Читайте также:

Часто ли крепостные крестьянки рожали детей от своих помещиков? | Мы, славяне

Помните, как в «Дубровском» у Пушкина говорится о зазнавшемся помещике, что содержал гарем из шестнадцати красавиц, которых менял периодически, выдавая их замуж, а во дворе у него бегали крестьянские дети, как две капли воды похожие на своего господина? Как вы думаете, насколько часто случались такие ситуации, когда русские дворяне заводили шашни со своими крепостными ну или просто сгоряча тащили на сеновал симпатичных крестьянок? Бывало ли такое, что эти девушки рожали детей?

Киношный Кирила Петрович

Киношный Кирила Петрович

Ну, я полагаю, все мы люди, и такое несомненно бывало. Но не очень часто, и на это есть немало причин.

Во-первых, это был большой позор для семьи, если о таком случае становилось известно. Главным образом потому, что это было решительно не по-христиански, разрушало семьи, осуждалось церковью, и показывало всем, что поступивший таким образом дворянин является беспринципным рaзврaтникoм. Внебрачная связь с дворянкой была делом романтическим и вызывала сочувствие, но обрюхатить крепостную – это, знаете ли, совсем не комильфо. Можно сказать, бестактность. В приличном обществе так не делают.

Во-вторых, в таком случае возникала проблема, что делать с бастардом. Поскольку крепостничество существовало в России более двух сотен лет, законодательство на этот счет сильно отличалось в разные исторические периоды. Первые законы о незаконнорожденных детях содержатся в еще в Русской правде 11-о века, согласно которой женщина, родившая ребенка от своего господина, автоматически получала личную свободу, равно как и ее чадо. Т.е. дворянин, если у него были нулевые моральные принципы и он заведомо не собирался участвовать в судьбе своего ребенка и содержать его хотя бы до совершеннолетия, как минимум, терял свое имущество.

Соборное уложение Алексея Михайловича 1649-о года, большая часть которого действовала и в имперскую эпоху, распорядилось на этот счет еще круче. Незаконнорожденные дети не могли наследовать землю своего отца, но получали все имущество своей матери (которое не мог забрать помещик) и имели право на определенного размера долю в имуществе отца, кроме земли. Таким образом, если бы у дворянина был незаконнорожденный ребенок, его законные дети получили бы меньшее наследство.

По установлениям Петра I, действовавшим до самой революции, человек из любого социального слоя должен был заботиться о своем незаконнорожденном ребенке и обеспечивать его мать. Ему грозил серьезный срок, если он не женился на этой женщине, независимо от того, была ли она свободным человеком или крепостной.

Получается, что со времен Петра Алексеевича залететь от своего помещика было в интересах крестьянки, так как она автоматом получала свободу и гарантию безбедного существования практически на всю оставшуюся жизнь. А вот для дворянина это было не очень – жениться на крепостной считалось позором и автоматически исключало его из высшего общества. А не жениться – означало всегда жить под угрозой заключения, т.к. сожительство вне брака считалось нарушением вплоть до самого 20-о века.

Тем не менее, такие случаи иногда встречались. Для действительно влиятельных семей из ближнего царского окружения или тех дворян, что пользовались уважением в конкретной губернии, вроде пушкинского Кирилы Петровича Троекурова, ребенок от крестьянки вряд ли бы имел какие-то последствия и скрыть его не составляло бы особых проблем.

Но что позволено Юпитеру, не позволено быку. Один из представителей разветвленного рода Толстых, Федор Иванович (тот, что по носил прозвище Американец), имел буйный нрав и в зрелые годы сошелся с простой цыганкой. Но этот человек за свою жизнь накосячил настолько, что для него такой поступок уже считался милой шалостью.

Жизнь по воле барской

Помещик Голбинский пригласил из Саратова доктора француза к больным крестьянам, но не все баре были такими

У рачительного, хозяйственного помещика и крестьяне жили в достатке. Так, пленный штаб-хирург Самуил Богуслав Пешке, вспоминая о своей поездке в Балашов в июне 1813 года, писал: «В пути я видел большие, прекрасно обустроенные села, окруженные возделанными полями, вдали чернели обширные леса. Особое впечатление произвели на меня владения графа Разумовского. Эти села отличались зажиточностью, порядком и чистотой, присутствовавшими в каждой крестьянской усадьбе. Это производило на меня отрадное впечатление…»

Другой, тоже пленный хирург Франсуа Мерсье, с умилением вспоминал некоего помещика Голбинского, который «обращался со своими крепостными, как с детьми, или, вернее, как с людьми, чья участь ему вверена <…> Этот помещик пригласил из Саратова к своим больным крестьянам доктора француза».

Но, к сожалению, такие помещики не составляли большинства. Поэтому крепостные жили в курных избах, без дымовых труб, при топке печей такое жилье буквально утопало в дыму. Окнами в таких избах служили два-три небольших отверстия, пропускавшие так мало света, что с трудом можно было различить находившихся внутри людей. Значительное место в избе занимала печь. В ней готовили еду. На ней, а также на полатях и лавках спали, укрываясь теми же тулупами, в которых ходили днем. Под печью жили куры и поросята. Иногда туда же помещали новорожденных телят.

Среди помещиков встречались натуры, склонные к преступлениям, и совершали их порою руками крестьян. Так, помещик Петр Неклюдов заставлял своих крепостных «в сильную зимнюю вьюгу, заметавшую след, исполу воровать со степи соседних помещиков сено». Формула «исполу воровать» означает, что половину добытого воровством сена крестьяне обязаны были отдать своему хозяину. Если же крестьяне попадались на воровстве, помещик «сек их, приговаривая: «Воруй, да не попадайся!»

Многие помещики нещадно эксплуатировали своих крепостных. Например, дворяне Ветчинины заставляли крестьян работать в воскресные и праздничные дни; управляющий имением князя Воронцова барон Тизенгаузен забирал рожь и овес из общественного магазина (то есть общих крестьянских зерновых запасов) и требовал работать не только на владельца имения, но и на себя лично. Те же из крестьян, кто пытался противостоять произволу и высказывал возмущения, получали зуботычины, розги, а то и более грубые и изощренные издевательства. Так, помещик Запольский «часто жестоко наказывал крестьян как через полицию, так и собственноручно чем попало: кулаками, граблями, кнутом, палкой, отчего они делались больны <…> Одного из них, Никандра Александрова, бил кулаками и деревянным ружьем и проломал ему голову до мозга. Дворовому мальчику Михаилу и отцу его Василию Святишеву мочился первому на голову и в рот, а последнему в карман полушубка и отбирал у них рабочие дни, заставляя работать на себя по воскресеньям».

В числе творимых некоторыми помещиками бесчинств было использование крестьянских девушек для удовлетворения своей похоти. В качестве примера можно назвать Льва Рославлёва, у которого кроме основного барского дома имелись в каждой деревне дома, «где у него большею частью штат был женский <…> В отношении своих крепостных он жестоким не был, но только особенно любил женский пол». Этот как бы и не жестокий помещик настолько возмутился крепостной фрейлиной своей жены, посмевшей отвергнуть домогательства барина, что велел управляющему выдать девушку замуж за крестьянина-дурачка, ходившего зимой и летом в одной рубахе. А когда Рославлёв узнал, что пожалевший умную и красивую крестьянку управляющий нашел ей не столь глупого мужа, как хотел барин, то тут же распорядился отправить молодожена в солдаты. Так не угодившая помещику на 28 лет стала одинокой солдаткой.

Крестьянский блуд и помещичьи гаремы. Интимные традиции на Руси

Кто будет спорить с тем, что нужно знать свою историю? Сегодня Anews хочет углубиться в этот предмет под углом, который освещается нечасто.

Что известно о сексе в языческую эпоху? Насколько пуританским было русское село? И до чего могла довести вседозволенность помещиков?

Дефлорация от волхвов и свальный грех

О сексуальных традициях древних славян известно немного. Считается, что нравы в языческий период были свободнее, чем в христианский. Это отражалось и в религиозных символах — например, довольно распространенным был фаллический культ, связанный с Ярилой, богом Солнца.

Нашим предкам приписываются довольно экстравагантные обычаи. Одним из таких является ритуал с целью добиться хорошего урожая. Раздеваясь догола, молодые девушки ходили по полю, чтобы поделиться с землей своей детородной силой. Мужчины раздевались при засевании. Порой все это раздевание перерастало в секс и перекатывание по полю туда-сюда.

Также считается, что для славян совершенно не была критичной девственность невесты — наоборот, обширный сексуальный опыт считался в глазах жениха достоинством. Отчасти это подтверждается существовавшим тогда обычаем, согласно которому невеста не должна была лишаться девственности в первую брачную ночь — в случае необходимости эту «процедуру» организовывали за день до свадьбы волхвы.

Одной из самых ярких традиций, соединивших языческие времена и христианские, стал праздник Ивана Купалы. С этой волшебной ночью, в которую по поверью цветет папоротник, связаны многие интимные традиции. Здесь и прыжки через костер, когда у девушек задирались юбки и оголялись укромные места. Здесь и волнующие путешествия по ночному лесу, когда люди находили себе пару и предавались любви без обязательств — дети же, рожденные от таких связей, считались посланными высшими силами.

Некоторые версии склонны предавать этим гуляниям большой размах — будто бы праздничная ночь превращалась в настоящие оргии с беспорядочной сменой партнеров. Называлось такое действо «свальный грех», дав начало довольно известному выражению.

Необычную сексуальную традицию описывал также итальянский путешественник Лактанций Рокколини, в XVI веке по повелению короля Карла V нанесший визит в Россию. Как-то, сбившись с пути, Рокколини с товарищами наткнулся на одно селение. Жители радушно приняли гостей и привели их в большой дом, где собрались много мужчин и женщин. Собравшиеся пели, плясали, а все пространство было освещено одной лучиной. Рокколини объяснили, что он видит древний обычай под названием «гаски», заключавшийся в следующем:

«В известное время собираются вместе соседские мужчины и женщины и, поплясав и позабавившись вместе порядком, тушат лучину, после чего каждый берет ту женщину, которая случилась к нему ближе, и совершает с ней половой акт; затем лучина снова зажигается, и снова начинаются пляски, пока не рассветет и все отправятся по домам. В этот вечер лучину уже тушили два раза, и два раза совершен акт с теми, на кого случай наткнул в темноте».

Снохачество и другой крестьянский блуд

Утверждается, что подобные обычаи существовали в российских селах вплоть до конца XIX века. Этнограф Сергей Максимов в книге 1859 года «Год на севере» приводит слова священника села Койнос Архангельской губернии: «На беседах по зимам, не боясь ни чьего сглазу, мужики обнимают баб и огни гасят…»

Архангельская губерния вообще отличалась вполне свободными нравами. В книге Юрия Семенова «Пережитки первобытных форм отношений полов в обычаях русских крестьян XIX – начала XX в.» говорится:

«В Мезенском уезде Архангельской губернии невинность девушки совершенно не ценилась. Более того, девица, родившая ребенка, имела больше шансов выйти замуж, чем сохранившая целомудрие. Не требовалась «чистота нравов» от девушек и в других местах этой же губернии. Это нашло отражение в пословице «девушка не травка, вырастет не без славки».

В фундаментальном труде, посвященном этнографии Вологодской губернии, утверждается, что «в большей части деревень девичьему целомудрию не придается строгого значения. Есть местности, где девка, имевшая ребенка, скорее выйдет замуж, чем целомудренная, так как она, знают, не будет неплодна». Как сообщали местные информаторы, «редкая из наших девок не гуляет до замужества». Что же касается парней, то они начинают «баловаться» едва минет 15 лет и к моменту вступления в брак каждый из них «знает не одну девку»».

Впрочем, отношение к вопросу невинности сильно разнилось по регионам. Доктор исторических наук Владимир Безгин в труде «Крестьянская повседневность (традиции конца XIX – начала ХХ века)» пишет:

«В Воронежской губернии еще в 80-е гг. XIX в. существовал обычай поднимать молодых. Новобрачная в одной рубахе вставала с постели и встречала свекровь и родню жениха. Такая демонстрация, восходящая своими корнями к языческим верованиям, имела цель публично удостоверить невинность невесты.

Тяжелыми были последствия для «нечестной» невесты. Ее родню с бранью выгоняли, саму избивали до полусмерти и заставляли трехкратно ползать на коленях вокруг церкви. За потерю чести провинившуюся девушку в деревне наказывали тем, что отрезали косу, пачкали рубаху дегтем и без юбки проводили по улице. После такого позора ее уже никто не брал замуж, и она оставалась в девках».

Непростыми были отношения и после брака. Безгин указывает:

«В крестьянском дворе, когда бок о бок жило несколько семей, порой возникали замысловатые любовные треугольники. Так, в орловском селе Коневке было «распространено сожительство между деверем и невесткой. В некоторых семействах младшие братья потому и не женились, что жили со своими невестками».

По мнению тамбовских крестьян, кровосмешение с женой брата вызывалось качественным превосходством того брата, который отбил жену. Братья не особенно ссорились по этому поводу, а окружающие к такому явлению относились снисходительно. Дела о кровосмешении не доходили до волостного суда, и кровосмесителей никто не наказывал».

Но один вариант подобных отношений стал по-настоящему известен. «Нигде, кажется, кроме России, – писал журналист и политик Владимир Набоков, – нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название».

Снохачество заключалось в том, что переехавшая в дом мужа молодая девушка становилась объектом домогательств со стороны еще не старого и полного сил свекра — «снохача», согласно традиционному выражению.

Некоторые главы патриархальных крестьянских семей именно для этого и устраивали браки сыновей на 16-17 летних невестах. Вскоре после женитьбы новоявленный муж по повелению главы семьи отправлялся на отхожий промысел и впоследствии наведывался домой лишь несколько раз в год. Его жена же оставалась в полном распоряжении свекра.

Склоняя невестку к сожительству, снохач сполна пользовался ее зависимым положением. В ход шли и подарки, и поблажки по домашней работе, а порой и физическая угроза. Подобные случаи родили на селе поговорку: «Смалчивай, невестка — сарафан куплю».

Некоторые женщины пытались обращаться в суд, но там подобные жалобы предпочитали не рассматривать. Снохачи же не особенно боялись и собственных жен. Вот какой рассказ был восстановлен по корреспонденции одного из жителей Орловской губернии:

«Богатый крестьянин Семин 46 лет, имея болезненную жену, услал двух своих сыновей на «шахты», сам остался с двумя невестками. Начал он подбиваться к жене старшего сына Григория, а так как крестьянские женщины очень слабы к нарядам и имеют пристрастие к спиртным напиткам, то понятно, что свекор в скорости сошелся с невесткой. Далее он начал «лабуниться» к младшей. Долго она не сдавалась, но вследствие притеснения и подарков – согласилась.

Младшая невестка, заметив «амуры» свекра со старшей, привела свекровь в сарай во время их соития. Кончилось дело тем, что старухе муж купил синий кубовый сарафан, а невесткам подарил по платку».

Иногда подобные случаи приводили к настоящим драмам. Безгин пишет:

«В начале ХХ в. в калужском окружном суде слушалось дело Матрены К. и ее свекра Дмитрия К., обвиняемых в детоубийстве. Обвиняемая Матрена К., крестьянка, замужняя, 30 лет, на расспросы полицейского урядника призналась ему, что в продолжение шести лет, подчиняясь настоянию свекра, состоит в связи с ним, прижила от него сына, которому в настоящее время около пяти лет. От него же она забеременела вторично. Свекор Дмитрий К., крестьянин, 59 лет, узнав о приближении родов, приказал ей идти в ригу, и как только она родила, схватил ребенка, зарыл его в землю в сарае».

Ученый также отмечает, что отношение к снохачам по регионам было разным:

«В ряде мест, где снохачество было распространено, этому пороку не придавали особого значения. Более того, иногда о снохаче с долей сочувствия говорили: «Сноху любит. Ен с ней живет как с женой, понравилась ему».

<…>По отзывам крестьян Борисоглебского уезда Тамбовской губернии снохачество встречалось часто, но традиционно считалось в селе самым позорным грехом. Снохачи на сходе при решении общественных дел игнорировались, так как каждый мог им сказать: «Убирайся к черту, снохач, не твое тут дело»».

Всемогущий разврат помещиков

Отдельной главой сексуальной истории России стало крепостное право. Хроники говорят, что интимное внимание помещиков к своим крепостным крестьянкам было очень даже распространено. Например, во дворе уроженца Эфиопии Абрама Ганнибала, приближенного Петра I и прадеда поэта Александра Пушкина, очевидцы встречали немало смуглых и кучерявых черноволосых детишек.

Не оставались в стороне и «борцы за народное счастье» декабристы. В материалах дела об участнике восстания Осипе-Юлиане Горском говорилось:

«Сперва он содержал несколько (именно трех) крестьянок, купленных им в Подольской губернии. С этим сералем он года три тому назад жил в доме Варварина. Гнусный разврат и дурное обхождение заставили несчастных девок бежать от него и искать защиты у правительства,— но дело замяли у гр. Милорадовича».

Впрочем, крепостные любовницы не всегда получали плохое обращение. 70-летний помещик Кошкарев, державший 10-12 девушек в качестве своеобразного гарема и еще нескольких для ублажения гостей, довольно хорошо их обеспечивал.

«Девушки все были очень развиты: они были прекрасно одеты и получали — как и мужская прислуга — ежемесячное жалованье и денежные подарки к праздничным дням. Одевались же все, конечно, не в национальное, но в общеевропейское платье» — писал один из гостей Кошкарева.

Несмотря на распространенность этого явления, некоторые случаи все же выбивались из общего ряда и подвергались общественному осуждению. В первой четверти XIX века таким стал случай генерала-лейтенанта Льва Измайлова из Тульской губернии. Помещик отличался своенравным и жестоким характером, издевался как над крестьянами, так и над чиновниками невысокого ранга. Еще в 1802 году император Александр I писал губернатору:

«До сведения моего дошло, что отставной генерал-майор Лев Измайлов … ведя распутную и всем порокам отверзтую жизнь, приносит любострастию своему самые постыдные и для крестьян утеснительные жертвы. Я поручаю вам о справедливости сих слухов разведать, без огласки, и мне с достоверностью донести».

Однако благодаря деньгам и связям расследование тянулось десятилетиями — подробности дела открылись лишь в 1828 году. Биограф Измайлова так описывал преступления помещика, создавшего себе гарем из 30 девушек:

«Несчастные эти девушки выпускались из этого своего терема или, лучше сказать, из постоянной своей тюрьмы только для недолговременной прогулки в барском саду или же для поездки в наглухо закрытых фургонах в баню. С самыми близкими родными, не только что с братьями и сестрами, но даже и с родителями, не дозволялось им иметь свиданий. Бывали случаи, что дворовые люди, проходившие мимо их окон и поклонившиеся им издали, наказывались за это жестоко.

Многие из этих девушек, — их было всего тридцать, число же это, как постоянный комплект, никогда не изменялось, хотя лица, его составлявшие, переменялись весьма часто,— поступали в барский дом с самого малолетства, надо думать, потому, что обещали быть в свое время красавицами. Почти все они на шестнадцатом году и даже раньше попадали в барские наложницы — всегда исподневольно, а нередко и посредством насилия.

Генерал Измайлов был тоже гостеприимен по-своему: к гостям его всегда водили на ночь девушек, а для гостей значительных или же в первый еще раз приехавших выбирались невинные, хоть бы они были только лет двенадцати от роду…»

Упоминается также, что Измайлов однажды взял в гарем… свою дочь от предыдущей наложницы.

Несмотря на такие злодеяния, помещика в итоге лишь отстранили от управления имением, позволив «по уважению к тяжкой его болезни» проживать в фамильном доме.

Еще одной зловещей фигурой стал помещик из Киевской губернии Виктор Страшинский. От первых обвинений в его адрес до решения суда в 1857 году также прошло порядка 25 лет, но в итоге было выяснено, что Страшинский изнасиловал более 500 девушек, причем в его собственном имении следователи не нашли ни одной неизнасилованной крестьянки — в поисках разнообразия помещик наведывался в имения родственников. Среди жертв преступника оказались также две его дочери от изнасилованной ранее крепостной. Еще две девушки не пережили надругательств.

Наказание, вынесенное 72-летнему Страшинскому, практически повторяло наказание Измайлова — считается, что накануне реформы крепостного права император Александр II не захотел ссориться с дворянами.

Карты, деньги, двести душ. Как в России зарабатывали на рабах — Секрет фирмы

Пример — Дмитрий Полторацкий. Его родители владели четырьмя душами крепостных, а сам Дмитрий с детства обожал сельское хозяйство и ездил в Европу изучать достижения европейских агрономов. Потом Полторацкий удачно женился и купил имение Авчурино под Калугой.

Хозяйство в поместье находилось в плачевном состоянии, скота насчитывалось только 1000 голов, луга почти не использовались под посевы. Но Полторацкий был хорошим бизнесменом: в отличие от большинства дворян, он не боялся новых технологий и революционных методов ведения хозяйства. Например, ввёл новую систему земледелия, а также заменил соху на плуг новой модели, который позже прозвали «плугом Полторацкого». Это можно сравнить с переходом от настольного компьютера конца 90-х на MacBook последней модели.

После смерти Полторацкого его сын Сергей хозяйством не интересовался. Он входил в круг литературной элиты того времени и дружил с Тургеневым, Пушкиным и Чаадаевым. У Сергея Полторацкого было две страсти: книги и карты. После крупного проигрыша Авчурино описали за долги. По легенде Полторацкий-младший проиграл не только усадьбу, но и свою собственную жену.

История о том, как наследники пускают состояние родителей-дворян на ветер, типична. Карточные игры стали важной частью жизни дворян, а характеристики «он приятный игрок» было достаточно, чтобы человека приняли в обществе. Игры были настолько популярны, что императорская семья монополизировала производство игральных карт. Доходы от их продаж шли на благотворительность.

Отмена крепостного права окончательно подкосила экономику дворянских усадеб. Крестьяне и их бывшие хозяева стали постепенно переходить на капиталистическую систему отношений, в которой бесплатному труду больше не было места. Соответственно, одна дворянская семья больше не могла себе позволить иметь 100 000 или 150 000 душ, поскольку приходилось думать о зарплате. В итоге усадьбы постепенно стали уменьшаться и слабеть, пока революция не уничтожила имения и самих дворян.

Фото: mskagency.ru, wikipedia.org

Дворяне-садисты: реалии крепостного права

Барыня из «Муму» — собирательный образ эпохи. А кто они были — реальные жестокие помещики?

Крепостное право существовало на Руси де-факто с XI века, официально же подтверждено Соборным уложением от 1649 года и отменено только в 1861 году.

В 1741 году императрица Елизавета Петровна издала грамоту о запрете крепостных на верноподданичество, обозначив тем самым, что невольные люди не входят даже в ранг членов общества. Насилие над крепостными в России в XVIII веке было нормой.

К крестьянам относились как к домашнему скоту, женили по эстетическим соображениям (например, по росту — очень удобно и красиво), не разрешали удалять больные зубы, чтобы не потерялся «товарный вид» (объявления о продаже крепостных соседствовали в газете с заметками о продаже самовара, черемуховой муки, гончих собак и свиноматок). Бить подневольного можно было сколько душе угодно, главное, чтобы крепостной не умер в течение 12 часов. О самых главных злодеях эпохи — ниже.

Николай Струйский
1749–1796

Владения: имение Рузаевка, земли в Симбирской, Оренбургской и Казанской губерниях

Количество крепостных во владении: 2700

Струйский был владельцем богатого пензенского имения Рузаевка. Согласно описанию в Русском биографическом словаре (РБС), помещик слыл в народе самодуром. Каждый день наряжался в стиле разных эпох и народов. Обожал поэзию и сочинял стихи. По этому поводу даже открыл частную типографию на территории имения. Мемуаристы отзываются о нем как о чудаке-графомане. «По имени струя, ‎а по стихам — болото», — иронизировал Державин.

Усадьба Рузаевка

Но самым главным развлечением помещика были ролевые игры, в особенности уголовные. Струйский придумывал сюжет для «преступления», выбирал среди своих крестьян тех, кто будет обвиняемым, а кто — свидетелем, устраивал допросы и лично выносил приговор. Наказания между тем были реальными. В подвале у Струйского располагалась коллекция орудий пыток, любовно собранная по свету. Также здесь была зона с «живым тиром». Жертвы бегали от стенки до стенки, издавая звуки уток, в то время как Струйский стрелял. На счету «режиссера» и «поэта» — жизни около 200 крепостных.

Струйский остался безнаказанным. Умер после известия о смерти Екатерины II, «слег горячкой, лишился языка и закрыл навсегда свои глаза».

Лев Измайлов
1764–1834

Владения: имения Тульской и Рязанской губерний

Количество крепостных во владении: около 1000

У кавалерийского генерала Льва Дмитриевича Измайлова было две страсти: собаки и девушки. Собак у помещика было около семи сотен, и были они самых благородных пород. Если Измайлов хотел заполучить какого-то нового замечательного пса, то предлагал обмен на своих крестьян в любом количестве. В пьесе А. С. Грибоедова «Горе от ума» в следующих словах Чацкого речь идет именно об Измайлове: «Тот Нестор негодяев знатных, толпою окруженный слуг; усердствуя, они в часы вина и драки и честь, и жизнь его не раз спасали: вдруг на них он выменял борзые три собаки!!!». Жили измайловские собаки в царских условиях: у каждой — отдельная комната и отборная еда.

О том, что собак Измайлов почитает превыше людей, доказывает его диалог с камердинером, которому богатый самодур на возражение «нельзя сравнивать человека с бестолковой тварью» проткнул руку вилкой. Про своих же работников, спавших вповалку и евших кое-как, да к тому же лишенных права заводить семью, Измайлов говаривал так: «Коли мне переженить всю эту моль, так она съест меня совсем».

И. Ижакевич. Крепостных меняют на собак

Что касается второй страсти Измайлова, ее утолял личный гарем, в котором всегда было ровно 30 девушек, самым юным едва исполнилось 12. Условия их проживания можно сравнить с тюрьмой: под замком и с решеткой на окнах. Выпускали наложниц только для прогулки в саду или похода в баню. Когда к Измайлову приезжали гости, он непременно отсылал к ним в комнаты девушек, и чем важнее гость, тем те были моложе.

Слухи о злодействах помещика дошли до самого императора. В 1802 году Александр I написал тульскому гражданскому губернатору Иванову следующее: «До сведения моего дошло, что отставной генерал-майор Лев Измайлов ведя распутную и всем порокам отверзтую жизнь, приносит любострастию своему самые постыдные и для крестьян утеснительные жертвы. Я поручаю вам о справедливости сих слухов разведать, без огласки, и мне с достоверностью донести». Губернские власти долгие годы вели следствие по делу Измайлова, но, благодаря своим связям и богатству, он остался, по сути, безнаказанным. Только в 1831 году по Сенатскому докладу его имения взяты в опеку, а сам он признан невыездным из своих имений.

Отто Густав Дуглас
1687–1771

Владения: имения Ревельской губернии

Количество крепостных во владении: неизвестно

Удивительно, что иностранцы, поступавшие на царскую службу, легко перенимали свирепый метод общения с крепостными, соревнуясь с соседями в беспощадности. Одним из таких людей был русский генерал-аншеф Отто Густав Дуглас, шведский военный и российский государственный деятель, участник Великой Северной войны, генерал-губернатор Финляндии и губернатор Ревельской губернии. Будучи на госслужбе, запомнился истории тем, что придерживался тактики выжженной земли, разоряя финские земли, и отправил в Россию «в рабство», по разным данным, от 200 до 2000 финских крестьян.

Н. А. Касаткин. «Крепостная актриса в опале, кормящая грудью барского щенка»

А наблюдая за извращенным садизмом «дворянской вольности», он создал свой собственный садистский почерк: спинной фейерверк. Сначала Дуглас не жалеючи бил кнутом крестьян, после этого приказывал присыпать их спины порохом, чтобы затем подойти к несчастным с горящей свечой и поджечь раны.

Было на его счету и убийство — правда, вроде как неумышленное, и не крепостного, а некоего капитана. За оное он был приговорен судом к пожизненному заключению, но, будучи любимцем Петра I, отделался трехнедельными работами в Летнем саду в Санкт-Петербурге.

Дарья Салтыкова (Салтычиха)
1730–1801

Владения: Московская, Вологодская и Костромская губернии

Количество крепостных во владении: около 600

«Мучительница и душегубица, которая бесчеловечно людей своих убивала до смерти» — такова характеристика Салтыковой из Высочайшего указа 1768 года. Фамилию «душегубицы» очень часто можно встретить не только в списке самых жестоких помещиков, но даже среди серийных убийц. Овдовев в возрасте 26 лет, Салтыкова получила в свою полную власть шесть сотен душ в Московской, Вологодской и Костромской губерниях. Возможно, именно гибель мужа повлияла на спокойную до тех пор барыню в совершенно кошмарном ключе. Жертвами помещицы, по свидетельствам современников, стало от 75 до 138 человек.

С самого утра она шла проверять, как ведется хозяйство: постираны ли платья, помыты ли полы, чиста ли посуда. Салтыковой достаточно было заметить на полу залетевший из окна лист с яблони, чтобы начать избивать поломойку первым попавшимся под руку предметом. Когда уставала бить, призывала на помощь конюха. Сама же сидела и, упиваясь, наблюдала за экзекуцией. Если провинившаяся выживала, ее полумертвую отправляли снова мыть полы. Салтыкова была нечеловечески изобретательна и беспощадна: обливала жертв кипятком, жгла им кожу раскаленными щипцами, выставляла голыми на мороз или отправляла сидеть в прорубь на часок.

Иллюстрация работы Курдюмова к энциклопедическому изданию «Великая реформа», на которой изображены истязания Салтычихи «по возможности в мягких тонах»

Жалоб на неистовую хозяйку было множество, но связей среди должностных лиц и влиятельных людей у Салтыковой было еще больше. Всех доносчиков отправляли в ссылку. Но двоим крестьянам, Савелию Мартынову и Ермолаю Ильину, жен которых она убила, все же удалось передать жалобу императрице Екатерине II. Около шести лет велось следствие, после чего помещицу приговорили к пожизненному заключению в подземной тюрьме без света и лишению дворянского рода.

В подлиннике указа Екатерина II вместо «она» написала «он», намекая, что Салтычиха недостойна считаться особой милосердного пола, и приказала всем в дальнейшем именовать Салтыкову местоимением «он».

Россия Русское крепостное право крепостных



Россия Русское крепостное право крепостные



Рис. 1. На этой иллюстрации изображен русский крестьянский мальчик примерно в 1880 году, спустя пару десятилетий после отмены крепостного права в России.

Большинство отчетов о крепостных сосредоточены на взрослых.Однако в процессе закрепощения крепостное право стало наследственным. Как и в случае с рабством, дети, рожденные от крепостных родителей, унаследовали крепостной статус своих родителей. Они стали крепостными при рождении. Это означало, что среди крепостных были и дети, и взрослые. И обязанности у крепостных начинались не во взрослом возрасте. Даже в детстве они были в долгу перед лордом/землевладельцем. Различия между мальчиками и девочками были. Конечно, это было ограничено для детей младшего возраста, но увеличивалось по мере того, как они становились старше.Крепостной должен был заплатить штраф, если его дети сбежали, вместо того, чтобы остаться на эсрате лорда и быть крепостным. Крепостные должны были отдать свое лучшее животное землевладельцу, когда они умирали. По сути, это позволяло детям оставаться на земле лорда. Семейные вопросы, связанные с домашним хозяйством, имуществом, наследованием и детьми. Самым важным решением, касающимся детей, будет брак. Главной обязанностью помещика в отношении детей было построить школу. Мы начинаем видеть это в начале 19 века.Возможно, раньше были какие-то школы, но только в 19 веке они стали обычным явлением. До этого русское крестьянство, особенно крепостные, были большей частью неграмотными.

Крепостные мальчики, как и их отцы, в основном использовались для сельскохозяйственных работ на полях и фермах. Крепостные не были исключительно сельскохозяйственными рабочими, но подавляющее большинство из них были так заняты. С мая по октябрь крепостные обычно работали босиком. Крепостным на зиму выдавали обувь. У крепостных были грубые рубашки и парусиновые штаны.Русские крепостные мальчики делились на две категории — рядовые крепостные мальчики (крепостные) и дворовые мальчики (дворовые). Помещики сильно различались по отношению к своим крепостным. Это варьировалось как в зависимости от помещика, так и от типа вовлеченного крепостного мальчика. Некоторые жестокие землевладельцы заковывали мальчиков в железные ошейники как в наказание, так и для дисциплины. Ночью некоторые крепостные спали в специальных сараях, все вместе на соломе. Часто в этих сараях стояли тяжелые деревянные оковы, чтобы они не убежали.Когда крепостные мальчики ложились спать, они босыми ногами засовывали в эти кандалы. Эти железные ошейники и деревянные оковы не были повсеместным явлением в старой России, но ими пользовались некоторые помещики.

Мы меньше знаем о крепостных девушках. Предположительно, им поручали различные домашние дела. Им также были поручены сельскохозяйственные работы. Здесь мы подозреваем, что тип работы был очень похож на работу, которую назначали двум женщинам в Америке. Различия, вероятно, отражали выращиваемые культуры в большей степени, чем какие-либо базовые различия во внешнем виде или статусе.Российские землевладельцы часто сосредотачивались на зерне, а американские плантации — на хлопке. Мы знаем, что девушки обычно не были пастухами. Вероятно, это произошло потому, что мальчики-пастухи отсутствовали в районах, где просачивались или пасли скот сами по себе, что, вероятно, считалось небезопасным для девочек. В качестве домашней прислуги обычно выбирались привлекательные крепостные девушки. То же самое произошло и в Америке, хотя здесь имела значение светлая кожа. Проблема, с которой столкнулись крепостные девушки, заключалась в способности мужчин-землевладельцев жестоко обращаться с ними.



Навигация по детям в истории Веб-сайт:
[Вернуться на Главную страницу русского крепостного права]
[Вернуться на Главную страницу позднего крепостного права]
[Вернуться на Главную страницу крепостного права]
[Вернуться на Главную страницу принудительного труда]
[ О нас]
[Введение] [Биографии] [Хронология] [Климатология] [Одежда] [Болезнь и здоровье] [Экономика] [Свобода] [География] [История] [Человеческая природа] [Идеология] [Закон]
[Национализм] [Президенты] [Религия] [Роялти] [Наука] [Социальный класс]
[Библиографии] [Вклады] [Часто задаваемые вопросы] [Глоссарии] [Картинки] [Ссылки] [Регистрация] [Инструменты]
[Дом детей в истории]

Навигация по исторической одежде для мальчиков Русские страницы:
[Балет] [Хоры] [Кино] [Роялти] [Школьная форма] [Молодежные группы]

Перейдите на сайт исторической одежды для мальчиков:
[Вернуться на главную страницу страны в России]
[Казахстан] [Кыргызстан] [Таджикистан] [Туркменистан] [Узбекистан]
[Болгария] [Чехословакия] [Эстония] [Финляндия] [Германия] [Латвия] [Литва] [Польша] [Румыния] [Россия]
[Армения] [Азербайджан] [Грузия] [Турция]
[Канада] [Соединенные Штаты]

Создано: 10:41 28.07.2018
Последнее обновление: 10:41 28.07.2018

История польского крепостного права

За последнее десятилетие многие голоса убедительно сравнили положение польских крепостных с положением рабов в контексте польской исторической и социологической мысли, а также в публичном дискурсе.Тексты были представлены Krytyka Polityczna , как широко комментируемая работа в области исторической социологии, в академических текстах, в обсуждениях в публичных СМИ и в частном порядке, даже на интернет-форумах. Тенденция явно усилилась, особенно среди левых авторов. Я не сомневаюсь, что благодаря этим новым интерпретациям прошлого мы теперь сможем лучше работать с некоторыми текущими проблемами. Сказав это, я хотел бы добавить, что свобода интерпретации должна также учитывать разнообразие интерпретаций.Таким образом, данная статья является попыткой сопоставления различных тезисов и антитезисов относительно культурной экономики крепостного права.

Другие статьи из польского культурного журнала Czas Kultury в Eurozine:

Конрад Косник, Юстина Филипюк:
Славянские теории заговора как ненаучные исторические нарративы

Вальдемар Кулиговский:
История польского крепостного права

Куба Шредер:
В обращении. Структурный оппортунизм как способ организации труда и быта участников художественного оборота

Агата Агнешка Кончал:
Деревья, которые должны помнить

Подробнее читайте на сайте Czas Kultury .

Область культурной экономики включает вопросы идентификации, идеологии, убеждений, систем ценностей или, говоря иначе, институтов, практик и текстов, формирующих культурный контекст функционирования экономики. Эта статья разделена на разделы, которые позволяют выделить некоторые из этих тем.

Эконом

В «Энциклопедии » Сэмюэля Оргельбранда термин «крепостное право» разъясняется следующим образом: «обязанность крестьянина выполнять неоплачиваемую работу на поле помещика или в пределах его фермы, которая длится несколько дней в неделю или в течение всю неделю, когда в распоряжении помещика было большое поле и слуги.Крепостное право принимало разные формы в разных частях Польши. В некоторых местах это было в тягость крестьянам, не имевшим свободного времени для работы по собственному хозяйству; в других, особенно на царских и церковных владениях, требовалось всего два-три дня в неделю […] Такого рода плата […] оказывалась очень вредной как для крепостных, так и для помещиков. Таким образом, недаром в старой поговорке менее достойный труд назывался «крепостным трудом», поскольку крепостное право действительно было растратой труда сельского населения.

Крепостное право стало «весьма вредной платой» в результате некоторых местных и континентальных факторов. Уже в начале 16 века Польша была самым важным европейским экспортером зерновых культур. Его основным получателем была Голландия, и деньги, которые поступали из этого источника, позволили польской знати разбогатеть, поскольку ранее у нее не было много возможностей функционировать на международных рынках. Таким образом, доступ к большому и емкому рынку дал толчок к увеличению производства.С этой целью были созданы крупные хозяйства, сначала вблизи крупных городов или на берегах Вислы и ее притоков, что позволяло перевозить зерно. Тогда увеличение экспортных возможностей основывалось на: 1) расширении экспортных площадей; 2) развитие крупных ферм; 3) расширение крепостного права. Так закрепилась система крепостничества на крупных фермах, ставшая экономической основой Речи Посполитой, просуществовавшей почти три века.

Важным следствием этих процессов была так называемая вторичная, или обостренная кабала, — писал Януш Тазбир о рефеодализации, — в основе которой лежала личная, земельная и юридическая зависимость крестьян от помещиков.В 1518 и 1520 годах парламентскими постановлениями вводилась повинность не менее одного дня за хлебное поле, находившееся в пользовании крестьянина, без обозначения верхней границы этой повинности. С конца 15 века было принято больше законов, завершающих систему кабалы между крепостными и помещиками. В результате помещик становился и собственником, и судьей крестьян, живших на его земле. Фермы управлялись правилом cuius dominium, eius religio. Дворянство имело монополию в отношении наследования земли и владения властью.Также высшие государственные и духовные должности, а также офицерские чины были доступны только дворянам.

Экстенсивные методы сбора урожая (включая высокую интенсивность труда и его низкую стоимость) привели к низкой производительности. Заметна разница в характере работы: крепостная или наемная. Вдумайтесь: когда на королевских фермах в Пруссии в середине XVI века ежегодный урожай едва достигал полутора тысяч единиц; в хозяйствах, не использовавших крепостных, а наемных рабочих, численность превышала пять тысяч единиц.

Таким образом, крепостническое хозяйство имело много далеко идущих последствий социального и культурного характера. Он установил «структуры чувств», которые позволили в целом негативно относиться к работе. Вообще говоря, если дворяне привыкли быть ленивыми, то крестьяне привыкли делать вид, что работают. Многие авторы отмечали, что крепостные в чем-то походили на дворянство – в наглости, в желании повеселиться или в показухе. Исходя из логики многолетнего существования этих сооружений, Винцентий Витос писал, что «худший землевладелец — это бедный сельский житель.Мельхиор Ванькович писал о деревенском мальчике, которому он помог получить водительские права и платил за то, чтобы он был его водителем. Во время одной из поездок, когда им на пути встала крестьянская повозка, мальчик закричал: «Уйди с дороги, деревенщина!» Историк Ян Борковский завершил эти замечания более общим наблюдением: «Свободный крестьянин мог делать с собой и своим временем все, что он хотел, по крайней мере, до некоторой степени. Больше всего он скучал не по хорошей еде, не по земным благам, которых не знал, не по культуре, о которой не имел понятия, а по сладости бездействия.Мечта крестьян частично сбылась, они как можно меньше работали, чтобы жить небогато; тот, к которому они привыкли с самого рождения». Эту проблему умело резюмировал позитивист и основатель сельскохозяйственных школ Александр Свентоховский, который писал: «За относительно немногими исключениями, независимая Польша приветствовала необразованных, социально неквалифицированных и морально неполноценных крестьян. Эта группа получила большое количество депутатских мандатов и использовала их, чтобы беспрепятственно воровать и удовлетворять свои личные и классовые потребности.Однако когда дело касалось нации, они оставались скупыми и совершенно равнодушными».

крепостных использовали широкий спектр форм сопротивления. Наиболее часто применялось пассивное сопротивление, которое включало: «опоздание на работу, использование худших и постоянно ломающихся орудий, […] медлительность в выполнении работы, […] организованный отказ от крепостной работы». В иной форме были письменные жалобы. Побеги из деревень, иногда поодиночке, но и группами, также были довольно распространены. Их масштабы были настолько велики, что создавались специальные «коридоры», происходило смещение границ этносов.Парадокс заключался в том, что помещики, осуждавшие бегство собственных крепостных, радостно встречали беглецов из разных хозяйств, освобождая их от крепостной зависимости.

Вооруженные действия были наиболее радикальными формами сопротивления. Инициированные гуситским движением в 15 в., они позже явились отражением реформистской деятельности; кроме того, происходили бои горцев (начиная с Мухи в 1492 г. до Костки Наперальского в 1651 г.). В XVIII веке крепостное «кипение» происходило на всей территории Речи Посполитой.

Общество

Система крепостного права развивалась в рамках характерной социальной структуры. Уже на рубеже 16-го века дворянство составляло 10% населения Речи Посполитой. В конце 18 века состав населения был следующим: дворянство — 9 % (для сравнения во Франции было 0,7 %, а в Англии 3 %), буржуа — 16 %, крестьян — 75 %, духовенства — 0,3 %. Двадцать пять процентов дворянства составляли этнические поляки, свыше 75 % буржуазии были евреями. Общий вывод из этих данных таков: этнический поляк был либо крестьянином, либо дворянином (реже горожанином).«В Польше появились две почти нации — дворяне и крестьяне, и между ними была еврейская стена». Таким образом, этническое единство не превращалось в моральное или социальное единство.

Чтобы дистанцироваться от крестьян, дворянство (и духовенство) культивировали веру в свое генетическое превосходство над крестьянами. Следовательно, в популярных этногенетических мифах польские дворяне представлялись потомками сарматов, а крестьяне должны были происходить от даков или гепидов. В библейской версии этого убеждения предшественником знати был Иафет, а предшественником крестьян был сын Ноя, Хам, который был проклят своим отцом (на самом деле тоже земледельцем) и деградировал вместе с его потомки, до уровня рабов, «servi servorum.Так, Бартош Папроцкий, автор Herby rycerstwa polskiego 1584 года (Гербы польского рыцарства), не сомневался, что родословная дворянства могла быть датирована самыми отдаленными библейскими временами. Гербы были дарованы «сразу после потопа», следовательно, они были и у Ноя, и у его потомков (за исключением Хама). Это происхождение рыцарства должно было быть закреплено в чертах, которые передавались от одного поколения к другому, и они были как психологическими, так и умственными.Дворянство было чем-то дарованным от рождения, генетически и благодаря врожденным духовным и физическим особенностям. Таким образом, врач XVIII века мог даже быть уверен, что у крестьян «в голове кости в виде плуга и сельскохозяйственных орудий».

Появление социальной элиты требовало определенной массы. Будучи такой массой, крестьянам приписывались такие, казалось бы, естественные черты, как: лень, хитрость, мнительность и т. д. Семантически термин дворянство склоняет дворянство, а термин барин — барское.В свою очередь крестьянин, также известный на территории Речи Посполитой как хам (имя происходит от сына Ноя – Хам), становится нарицательным и нарицательным именем. Основанием для такого превращения имени нарицательного в нарицательное послужили, с одной стороны, Библия (Хам был низведен божественной силой до servus), а с другой стороны, римское право (servus как субъект права). воля закона), функционирующих вместе как источник самопознания Сарматии. Со временем слово «чам», использовавшееся для обозначения крепостных, стало собирательным, гомогенизирующим «фамилию» для представителей всего сословия.

Определение «хама» в ранее процитированной энциклопедии Оргельбранда следующее: «Хам — это пренебрежительное выражение, используемое для описания крестьянина, холопа, человека низшего происхождения, признанного потомком Хама, сына Ноя. «Чам, поле паши, делай, смотри, кто дворяне, а кто хамы» (А. Нарушевич). Во времена правления Станислава Августа тех, кто притворялся дворянином, но не имел герба, описывали так: «Он хороший дворянин из крестьянского воеводства, из крепостной земли».Интересно, что процесс изменения библейского имени Хам в простонародное имя (чам), используемое для описания крепостных, ограничивался исключительно славянами. Это стало возможным благодаря характерному для славянского этоса патриархальному общественному строю. Таким образом, анализируемые отношения между потомками Иафета/сарматов и потомками хамов/даков или гепидов лучше понимаются, если рассматривать их через классовые категории, чем через «уровневые различия».

Языковая и ментальная дифференциация крепостных и дворянства имела и матримониальное измерение: «Дворянство не вступает или делает очень неохотно в браки с крепостными, считая их низшим видом.«Холоп всегда холоп!» — утверждает упрямый дворянин. Смешанные браки рассматривались так: «Когда дворянин женится на крепостной женщине, Богородица радуется, что дворянский род расширяется, а когда благородная девушка выходит замуж за крепостного, Богородица плачет тяжелыми слезами, как дворянская кровь достается». испорченный крестьянином». Так, брак дворянской девушки с крепостным трактовался как «позор дворянскому чину», за который можно было понести божественную кару. Подобные случаи осуждал даже Вацлав Потоцкий, известный как «защитник крестьян».Что характерно, сексуальные отношения между знатным мужчиной и крестьянкой воспринимались способными «улучшить род». Однако это было независимо от того факта, что «подданная женщина была почти беззащитна перед своим господином». Суды рассматривали дела об изнасиловании крестьянских девушек только в том случае, если они были подданными другого лорда или другого землевладельца, чем она сама. Денежная компенсация за вред обычно выплачивалась владельцу деревни.

Разнообразие

Вышеприведенные тезисы лишь кажутся аргументами для уравнивания статуса крепостного со статусом раба.Такая попытка может быть поставлена ​​под сомнение данными, свидетельствующими о разнообразии, характерном как для крестьянской, так и для дворянской сословной структуры.

Прежде всего дворянский класс был далеко не однороден. К концу 18 века 1% его населения составляли магнаты, 4% землевладельцы, 40% мелкое дворянство и 55% безземельное дворянство. Более половины представителей дворянства было трудно отличить от крестьян, что было следствием низкого уровня их материального и социального капитала. Во-вторых, различия можно было увидеть и в составе сельского населения Содружества.В этом случае различия имели юридическое, экономическое и социальное положение. Таким образом, крестьян нельзя рассматривать как однородную группу без риска чрезмерного упрощения и идеологических суждений.

На самом базовом уровне сельскую общину следует рассматривать как экономически разнообразную. В его составе можно выделить несколько основных сегментов, в которые вошли: владельцы более 17 га, владельцы ферм, имевшие хозяйство, огород и небольшое поле, безземельные крестьяне, не имевшие полей и работавшие на других, безземельные, фермерские хозяйства. -менее крестьян, право на жилище которых было условием их работы.Наконец, к концу 16 в. крупнейшей группой были крупнейшие землевладельцы, составлявшие 53–39% (в зависимости от района) сельского населения. За ними следовали землевладельцы, безземельные крестьяне и безземельные, безхозяйные крестьяне. В сумме эти группы составляли 43–24%. Население пополнялось ремесленниками, трактирщиками, мельниками, мелкими торговцами, а также дворянством: помещичьим и безземельным. Безземельные часто привлекались к различным сельским ремесленным работам. Кроме того, разнообразие сельских общин было связано с типами деревень.Всего было три типа деревень: дворянские, царские и принадлежащие церкви. В царских и церковных деревнях крестьяне могли обратиться к местному управляющему (старосте) или другому представителю власти. В царских деревнях (более 300 деревень) не было дворянских привилегий, увеличивающих кабалу. Эти места управлялись характерными самоуправлениями, в которые входили их жители и возглавлялись местным лидером или администратором ( wójt или староста ). Такие организованные органы местного самоуправления, хотя и подчинялись сеньору, обладали реальной властью.Арендная плата и пошлины устанавливались их представителями, а во внутреннее судейство входили представители сельской общины. Крепостные не платили налоги государству, не служили в армии и к тому же не знали, что могут рассчитывать на помощь своего господина в отношении, например, налоговых послаблений или помощи в инвентаризации.

В самоуправляющихся сельских учреждениях еще существовало сильное разделение между богатыми и бедными. По крайней мере, с XVI века были видны различия между «крупными землевладельцами, помещиками и помещиками, имевшими и не имевшими скота, а также разными типами крестьян, […] более бедные в большей степени зависят от них, сдавая в аренду землю, урожай или ссужая деньги по ростовщическим ставкам или с оплатой труда.Стефан Чарновский видел внутреннюю пестроту сельского населения как характерную черту королевских, дворянских и церковных деревень. По его мнению, внутри крестьянского сословия существовали «кабальные отношения» между различными слоями, «хотя они и не регулировались законом». Более богатые собственники создадут «олигархии покровителей», собрав вокруг себя мелких фермеров и дворянство без ферм. При таком устройстве крепостные могли рассчитывать на то, что получат определенную помощь от своих покровителей (во время стихийного бедствия или смерти в семье), иногда списание долгов или представительство в судах.

Другим фактором, который отличал крепостных, была практика крупных хозяйств в Королевских Прусах полагаться на наемный труд и сезонных рабочих. Это привело к тому, что в этой области землевладение так и не материализовалось. Как упоминалось ранее, крестьяне массово бежали в неуправляемые или пустынные районы или в города.

Проблема рабства

Термин «рабство», обычно используемый в академическом и популярном дискурсе, имеет ясное значение, которое нелегко объяснить; для его правильного понимания нам «нужно полностью исключить представления, которые мы выводим из чтения об американских плантациях или Древнем Риме.По существу, рабство представляет собой тип общественных отношений, который можно рассматривать как систему зависимости. Он склоняет к ситуации, когда один человек «лишается всех элементов свободы и полностью подчиняется власти хозяина […] с юридической точки зрения раб был прежде всего вещью, а не человеком». Так воспринималось рабство римским правом, которое предполагало, что раб является субъектом полной власти другого лица, а основой этой власти является собственность.

Во многих случаях рабство ошибочно рассматривается как своего рода услуга. В разных языках слова, переведенные как «раб», на самом деле относятся к зависимому человеку. На Ближнем Востоке и в северной Индии служба была одним из основных способов попасть в привилегированные классы (военные и административные). «Рабы», начавшие работать с торговцами, получали торговую прибыль и даже могли рассчитывать на то, что станут акционерами или совладельцами. В некоторых профессиях почти исчезла граница между рабом и учеником и подмастерьем.Среди некоторых африканских племен и еврейских общин Египта рабы постепенно превращались в членов семьи. В древнегреческом было много описаний, которые использовались в отношении рабов, но некоторые из них также использовались в отношении свободных домочадцев. В полисе нижние и средние административные роли отводились «государственным рабам». В Османской Турции государственных служащих набирали из числа рабов-христиан. Более того, в религиозном воображении южноиндийских святых поэтов рабство было метафорой поиска Бога благочестивым.Стать слугой лорда и стать зависимым от него вело к совершенной свободе. Во всех этих случаях вместо слова «раб» следует употреблять такие термины, как «слуга», «солдат», «подданный», «клиент». Джек Гуди также постулировал необходимость различать разные «уровни рабства»: от полной и безусловной зависимости от господина до домохозяйства. Межкультурная оптика не допускает автоматизации в этом отношении.

Кроме того, сторонники процессной точки зрения не хотят расширять эту концепцию.Для них ключом к социальной идентичности раба является маргинальность и неоднозначность статуса. Это означает, что рабство начинается с захвата или продажи в плен и, как следствие, с момента утраты социальной идентичности. Таким образом, раб — это человек, исключенный из первоначального общественного строя и затем превращенный в благо.

Антропологи предостерегают от слишком легкого связывания многочисленных иерархических форм социальных отношений с рабством. Это убеждение относится и к общественным отношениям в крепостном праве.Рабство играло важную роль в крупных владениях Римской империи. Это дало место средневековому рабству. Наконец, в позднем средневековье рабство «в европейских деревнях почти не играло роли, так как было заменено многочисленными формами феодальной зависимости». Крепостные не были рабами. Они не были товаром на невольничьих рынках и не были лишены первичной идентичности. Крепостные были подданными, которых заставляли работать. Они были клиентами помещика (арендодателями). Рефеодализация не означала установления рабства.

Таким образом, терминологическая тонкость имеет ключевое значение. Прежде всего, это склоняет к осознанию исторического контекста, что препятствует перемещению определенных понятий между эпохами и культурными системами. Во-вторых, использование понятия рабов для «прикрытия» крепостничества может размыть внутреннее разнообразие (юридическое, экономическое и социальное) старых деревень; пестрота дворянского чина, как и деятельность крепостных, основывалась на автономии самоуправлений и правах, которыми они пользовались. В-третьих, включение целого населения крепостных в группу рабов подтверждает ту проблему, которая возникает (и не только для антропологий) с термином «крестьяне», который возник как «новый прототип другого» и конструировался вокруг первобытного/современного логика.

Никогда не было одной, однородной, подчиненной единой юриспруденции, крестьянской массы, действительно привязанной к земле. Поэтому его субъективное понимание требует коррекции столь навязчивого образа. В противном случае мы заденем социального актора – крепостного. Еще раз.

 

 

 

страница не найдена — Williams College

’62 Центр театра и танца, ’62 Center
Касса 597-2425
Магазин костюмов 597-3373
Менеджер мероприятий/помощник менеджера 597-4808 597-4815 факс
Производство 597-4474 факс
Магазин сцен 597-2439
’68 Центр изучения карьеры, Мирс 597-2311 597-4078 факс
Академические ресурсы, Парески 597-4672 597-4959 факс
Служба поддержки инвалидов, Парески 597-4672
Приемная, Уэстон Холл 597-2211 597-4052 факс
Позитивное действие, Хопкинс-холл 597-4376
Африканские исследования, Голландия 597-2242 597-4222 факс
Американские исследования, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
Антропология и социология, Холландер 597-2076 597-4305 факс
Архив и специальные коллекции, Sawyer 597-4200 597-2929 факс
Читальный зал 597-4200
Искусство (История, Студия), Spencer Studio Art/Lawrence 597-3578 597-3693 факс
Архитектурная студия, Spencer Studio Art 597-3134
Студия фотографии, Spencer Studio Art 597-2030
Студия гравюры, Spencer Studio Art 597-2496
Скульптурная студия, Spencer Studio Art 597-3101
Senior Studio, Spencer Studio Art 597-3224
Видео/фотостудия, Spencer Studio Art 597-3193
Азиатские исследования, Голландия 597-2391 597-3028 факс
Астрономия/астрофизика, Физика Томпсона 597-2482 597-3200 факс
Отделение легкой атлетики, физического воспитания, отдыха, Ласелл 597-2366 597-4272 факс
Спортивный директор 597-3511
Лодочная пристань, озеро Онота 443-9851
Вагоны 597-2366
Фитнес-центр 597-3182
Хоккейный каток Ice Line, Lansing Chapman 597-2433
Очные, Спортивный центр Чандлера 597-3321
Физкультура 597-2141
Влажная линия бассейна, Спортивный центр Чендлера 597-2419
Информация о спорте, Хопкинс-холл 597-4982 597-4158 факс
Спортивная медицина 597-2493 597-3052 факс
Сквош-корты 597-2485
Поле для гольфа Taconic 458-3997
Биохимия и молекулярная биология, Биология Томпсона 597-2126
Биоинформатика, геномика и протеомика, Бронфман 597-2124
Биология, Биология Томпсона 597-2126 597-3495 факс
Безопасность и безопасность кампуса, Хопкинс-холл 597-4444 597-3512 факс
Карты доступа/Системы сигнализации 597-4970/4033
Служба сопровождения, Хопкинс-холл 597-4400
Офицеры и диспетчеры 597-4444
Секретарь, удостоверения личности 597-4343
Распределительный щит 597-3131
Центр развития творческого сообщества, 66 Stetson Court 884-0093
Центр экономики развития, 1065 Main St 597-2148 597-4076 факс
Компьютерный зал 597-2522
Вестибюль 597-4383
Центр экологических исследований, выпуск 1966 г. Экологический центр 597-2346 597-3489 факс
Лаборатория наук об окружающей среде, Морли 597-2380
Экологические исследования 597-2346
Лаборатория ГИС 597-3183
Центр иностранных языков, литературы и культуры, Голландия 597-2391 597-3028 факс
Арабистика, Голландия 597-2391 597-3028 факс
Сравнительная литература, Hollander 597-2391
Critical Languages, Hollander 597-2391 597-3028 факс
Языковая лаборатория 597-3260
Русский, голландский 597-2391
Центр обучения в действии, Brooks House 597-4588 597-3090 факс
Библиотека редких книг Чапина, Сойер 597-2462 597-2929 факс
Читальный зал 597-4200
Офис капелланов, Парески 597-2483 597-3955 факс
Еврейский религиозный центр, Stetson Court 24 597-2483
Мусульманская молитвенная комната, часовня Томпсона (нижний уровень) 597-2483
Католическая часовня Ньюмана, часовня Томпсона (нижний уровень) 597-2483
Химия, Химия Томпсона 597-2323 597-4150 факс
Классика (греческая и латинская), голландская 597-2242 597-4222 факс
Когнитивные науки, Бронфман 597-4594
Колледж Маршал, Физика Томпсона 597-2008
Отношения с колледжами 597-4057
25-я программа воссоединения, Фогт 597-4208 597-4039 факс
50-я программа воссоединения, Фогт 597-4284 597-4039 факс
Операции по развитию, Мирс Вест 597-4154 597-4333 факс
Мероприятия для выпускников, Vogt 597-4146 597-4548 факс
Фонд выпускников 597-4153 597-4036 факс
Отношения с выпускниками, Мирс-Уэст 597-4151 597-4178 факс
Почтовые службы для выпускников и разработчиков, Mears West 597-4369
Развитие, Фогт 597-4256
Отношения с донорами, Vogt 597-3234 597-4039 факс
Отдел планирования подарков, Фогт 597-3538 597-4039 факс
Офис грантов, Мирс-Уэст 597-4025 597-4333 факс
Программа крупных подарков, Vogt 597-4256 597-4548 факс
Родительский фонд, Фогт 597-4357 597-4036 факс
Prospect Management & Research, Mears 597-4119 597-4178 факс
Торжественные и академические мероприятия, Jesup 597-2347 597-4435 факс
Коммуникации, Хопкинс Холл 597-4277 597-4158 факс
Информация о спорте, Хопкинс-холл 597-4982 597-4158 факс
Веб-группа, Southworth Schoolhouse
Williams Magazines (ранее Alumni Review), Hopkins Hall 597-4278
Информатика, Химия Томпсона 597-3218 597-4250 факс
Конференции и мероприятия, Парески 597-2591 597-4748 факс
Справки о доме на дереве вяза, Mt.Ферма Надежды 597-2591
Офис диспетчера, Хопкинс-холл 597-4412 597-4404 факс
Кредиторская задолженность и ввод данных, Hopkins Hall 597-4453
Касса и кассовые чеки, Hopkins Hall 597-4396
Финансовые информационные системы, Хопкинс-холл 597-4023
Карточки для покупок, Hopkins Hall 597-4413
Студенческие кредиты, Hopkins Hall 597-4683
Танец, ’62 Центр 597-2410
Центр Дэвиса (ранее Мультикультурный центр), Дженнесс 597-3340 597-3456 факс
Харди Хаус 597-2129
Дом Дженнесс 597-3344
Райс Хаус 597-2453
Декан колледжа, Хопкинс-холл 597-4171 597-3507 факс
Декан факультета, Хопкинс Холл 597-4351 597-3553 факс
Столовые приборы, капельницы 597-2121 597-4618 факс
’82 Гриль, Парески 597-4585
Пекарня, Парески 597-4511
Питание, Факультет 597-2452
Обеденный зал Дрисколла, Дрисколл 597-2238
Эко-кафе, Научный центр 597-2383
Grab ‘n Go, Парески 597-4398
Закусочная Ли, Парески 597-3487
Обеденный зал Mission Park, Mission Park 597-2281
Уитменс, Парески 597-2889
Экономика, Шапиро 597-2476 597-4045 факс
английский, голландский 597-2114 597-4032 факс
Помещения, Сервисное здание 597-2301
Запрос автомобиля для колледжа 597-2302
Вечерние/выходные чрезвычайные ситуации 597-4444
Запросы на работу объектов 597-4141 факс
Особые события 597-4020
Склад 597-2143 597-4013 факс
Клуб факультета, Дом факультета/Центр выпускников 597-2451 597-4722 факс
Бронирование 597-3089
Офис стипендий, Хопкинс-холл 597-3044 597-3507 факс
Финансовая помощь, Weston Hall 597-4181 597-2999 факс
Геофизические науки, Кларк Холл 597-2221 597-4116 факс
немецкий-русский, голландский 597-2391 597-3028 факс
Глобальные исследования, Холландер 597-2247
Программа магистратуры по истории искусств, The Clark 458-2317 факс
Health and Wellness Services, Thompson Ctr Health 597-2206 597-2982 факс
Санитарное просвещение 597-3013
Услуги комплексного благополучия (консультации) 597-2353
Экстренные ситуации, угрожающие жизни Звоните 911
Медицинские услуги 597-2206
История, Холландер 597-2394 597-3673 факс
История науки, Бронфман 597-4116 факс
Хопкинс Форест 597-4353
Центр Розенбурга 458-3080
Отдел кадров, здание B&L 597-2681 597-3516 факс
Услуги няни, здание B&L 597-4587
Преимущества 597-4355
Программа помощи сотрудникам 800-828-6025
Занятость 597-2681
Расчет заработной платы 597-4162
Ресурсы для супругов/партнеров 597-4587
Трудоустройство студентов 597-4568
Погодная линия (ICEY) 597-4239
Гуманитарные науки, Шапиро 597-2076
Информационные технологии, Джесуп 597-2094 597-4103 факс
Пакеты для чтения курсов, почтовый ящик для офисных услуг 597-4090
Центр кредитования оборудования, Додд, приложение 597-4091
Служба поддержки преподавателей/персонала, [email protected] 597-4090
Медиа-услуги и помощь в классе 597-2112
Служба поддержки студентов, [email protected] 597-3088
Телекоммуникации/телефоны 597-4090
Междисциплинарные исследования, Hollander 597-2552
Международное образование и обучение вне дома, Хопкинс-холл 597-4262 597-3507 факс
Инвестиционный офис, Хопкинс Холл 597-4447
Офис в Бостоне 617-502-2400 617-426-5784 факс
Еврейские исследования, Мазер 597-3539
Справедливость и право, Холландер 597-2102
Latina/o Studies, Hollander 597-2242 597-4222 факс
Лидерские исследования, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
Морские исследования, Бронфман 597-2297
Математика и статистика, Bascom 597-2438 597-4061 факс
Музыка, Бернхард 597-2127 597-3100 факс
Concertline (записанная информация) 597-3146
Неврология, Биология Томпсона 597-4107 597-2085 факс
Окли Центр, Окли 597-2177 597-4126 факс
Управление институционального разнообразия и справедливости, Hopkins Hall 597-4376 597-4015 факс
Студенческая бухгалтерия, Хопкинс Холл 597-4396 597-4404 факс
Исследования производительности, ’62 Центр 597-4366
Философия, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
Физика, Физика Томпсона 597-2482 597-4116 факс
Планетарий/Обсерватория Хопкинса 597-3030
Старый театр обсерватории Хопкинса 597-4828
Бронирование 597-2188
Политическая экономия, Шапиро 597-2327
Политология, Шапиро 597-2168 597-4194 факс
Офис президента, Хопкинс-холл 597-4233 597-4015 факс
Дом Президента 597-2388 597-4848 факс
Услуги печати/почты для преподавателей/сотрудников, ’37 House 597-2022
Программа обучения, Бронфман 597-4522 597-2085 факс
Офис проректора, Хопкинс-холл 597-4352 597-3553 факс
Психология, психологические кабинеты и лаборатории 597-2441 597-2085 факс
Недвижимость, здание B&L 597-2195/4238 597-5031 факс
Ипотека преподавателей/сотрудников 597-4238
Аренда жилья для преподавателей/сотрудников 597-2195
ЗАГС, Хопкинс Холл 597-4286 597-4010 факс
Религия, голландец 597-2076 597-4222 факс
Романские языки, голландский 597-2391 597-3028 факс
Планировщик помещений 597-2555
Соответствие требованиям безопасности и охраны окружающей среды, класс ’37 House 597-3003
Библиотека Сойера, Сойер 597-2501 597-4106 факс
Услуги доступа 597-2501
Приобретение/Серийный номер 597-2506
Услуги каталогизации/метаданных 597-2507
Межбиблиотечный абонемент 597-2005 597-2478 факс
Исследовательские и справочные услуги 597-2515
Стеллаж 597-4955 597-4948 факс
Системы 597-2084
Научная библиотека Шоу, Научный центр 597-4500 597-4600 факс
Научные и технологические исследования, Бронфман 597-2239
Научный центр, Бронфман 597-4116 факс
Магазин электроники 597-2205
Машиностроительный/модельный цех 597-2230
Безопасность 597-4444
Специальные академические программы, Hardy 597-3747 597-4530 факс
Информация о спорте, Хопкинс-холл 597-4982 597-4158 факс
Студенческая жизнь, Парески 597-4747
Планировщик помещений 597-2555
Управление студенческими центрами 597-4191
Планирование студенческих мероприятий 597-2546
Студенческое общежитие, Парески 597-2555
Участие студентов 597-4749
Жилищные программы высшего класса 597-4625
Студенческая почта, Почта Парески 597-2150
Устойчивое развитие/Zilkha Center, Harper 597-4462
Коммутатор, Хопкинс Холл 597-3131
Книжный магазин Уильямс 458-8071 458-0249 факс
Театр, 62 Центр 597-2342 597-4170 факс
Управление траста и недвижимости, Sears House 597-4259
Учебники 597-2580
Вице-президент Campus Life, Хопкинс-холл 597-2044 597-3996 факс
Вице-президент по связям с колледжами, Mears 597-4057 597-4178 факс
Вице-президент по финансам и администрации, Хопкинс Холл 597-4421 597-4192 факс
Центр визуальных ресурсов, Лоуренс 597-2015 597-3498 факс
Детский центр колледжа Уильямс, Детский центр Уильямс 597-4008 597-4889 факс
Художественный музей колледжа Уильямс (WCMA), Лоуренс 597-2429 597-5000 факс
Подготовка музея 597-2426
Безопасность музея 597-2376
Музейный магазин 597-3233
Уильямс Интернэшнл 597-2161
Выездной клуб Williams, Парески 597-2317
Аппаратная/стол для учащихся 597-4784
Проект Уильямса по экономике высшего образования, Мирс-Уэст 597-2192
Уильямс Рекорд, Парески 597-2400 597-2450 факс
Программа Уильямса-Эксетера в Оксфорде, Оксфордский университет 011-44-1865-512345
Программа Williams-Mystic, Музей морского порта Mystic 860-572-5359 860-572-5329 факс
Женские, гендерные и сексуальные исследования, Шапиро 597-3143 597-4620 факс
Написание программ, Hopkins Hall 597-4615
Центр экологических инициатив Зилха, Харпер 597-4462

Жизнь раба в доме Томаса Джефферсона

Избиение русского крепостного, одного из бесчисленных миллионов живших в России умерших в условиях рабства.Wikimedia

20. Девушка с плаката жестокого обращения с русскими крепостными

Русская дворянка Дарья Николаевна Салтыкова (1730–1801) родилась в семье, имевшей хорошие связи с известными аристократическими кланами, такими как Толстые, Пушкины и Давыдовы. Кроме склонности к мрачности, в ней не было ничего зловещего ни в ее взрослении, ни в ее раннем замужестве. Она была известна своей набожностью и щедрыми пожертвованиями монастырям и другим религиозным учреждениям.Однако за этим благочестивым фасадом скрывалось чудовище. Салтыкова стала олицетворением злоупотреблений, сопровождавших де-факто рабство, которое было русским крепостным правом, и прославилась как садистка, пытавшая и убившая сотни крепостных, большинство из которых были женщинами.

Салтыкова рано овдовела и унаследовала от покойного мужа обширное имение с более чем 600 крепостными. Это было плохой новостью для крепостных, чья серая и забитая жизнь внезапно приправилась щедрой порцией ужаса.Через несколько лет после своего богатого вдовства Салтыкова познакомилась с красивым, молодым и более бедным мужчиной Николаем Тютчевым. У нее был бурный роман с ним, который поднимал ее обычно мрачное настроение. К сожалению, Салтыкова обнаружила, что за спиной его Сахарной мамочки у ее возлюбленного роман с девушкой помоложе. Хуже того, что Тютчев тайно женился на другой женщине.

Дарья Салтыковна истязает одного из своих крепостных. Russia Beyond

19. Дворянка, которая использовала российскую систему рабства, чтобы справиться с разбитым сердцем

Когда она узнала о предательстве своего мальчика-игрушки, внутри Дарьи Салтыковой что-то надломилось, и она чуть не убила своего неверного любовника.Николай Тютчев с женой покинули область, спасаясь от гнева богатой вдовы, и бежали в подмосковное имение своих родственников. Именно тогда Салтыкова в полной мере воспользовалась способностью землевладельцев использовать российскую систему фактического рабства для проявления бессмысленной жестокости. Лишенная возможности яростно выместить свою досаду на предателе, Салтыкова обернулась и выместила свою ярость на своих несчастных крепостных.

Салтыкова так и не оправилась от унижения и обиды любовника, который предпочел ей более молодую женщину.Не имея возможности наказать его, она выместила свой гнев на своих крепостных и вместо этого наказала их. В течение многих лет ее крепостные были вынуждены пережить ужасный кошмар пыток и убийств. Как видно ниже, приступы ярости разгневанной вдовы были необъяснимы и непредсказуемы, и в любой момент она могла впасть в убийственную ярость без всякой видимой причины.

Иллюстрация избиения русского крепостного в семнадцатом веке. Wikimedia

18. Эскалация злоупотреблений

Издевательства Дарьи Салтыковой над крепостными начались в относительно мягкий конец, но со временем неуклонно ухудшались.Сначала, когда она не одобряла работу одного из своих слуг, особенно если служанкой была девушка, она бросала в них палки. Затем она перешла от метания палок к швырянию бревен в своих крепостных. Насилие усилилось, и вскоре она начала избивать своих слуг. Тогда она начала их мучить. Наконец, она замучила их до смерти. Гнев кровожадной вдовы был направлен главным образом на женщин.

Из сотен жертв убийства Салтыковой только трое были мужчинами, и все трое были убиты случайно.Когда она хотела отомстить мужчинам, она не пытала их напрямую, а заставляла их смотреть, как она мучает и убивает их родственниц. Один из ее крепостных, например, потерял трех жен, одну за другой, из-за разврата Салтыковой. Ее злоба по отношению к своим крепостным женщинам не знала границ. Она пытала и убивала их всех возрастов, от младенцев до стареющих старух.

Дарья Салтыковна истязает крепостного. Russia Beyond

17. Эта русская дворянка любила слушать, как ее крепостные кричат ​​от боли

В условиях почти без последствий российского фактического рабства, когда помещики могли по своему желанию издеваться над своими крепостными, Дарья Салтыкова была беспощадна.Она истязала молодых, старых и даже беременных женщин разными зверскими способами. Однако, хотя она оскорбляла крепостных женщин всех возрастов, ее гнев больше всего падал на молодых. Особенно, если они оказались и молодыми, и хорошенькими, и этим напомнили ей молодую хорошенькую девушку, которую предпочел ей ее возлюбленный.

Некоторых пороли кнутом – тяжелым русским кнутом, сужающимся к концу. Удары тонким наконечником кнута могли разрезать плоть субъекта, как острый нож, а сильный удар более толстой частью мог сломать спину крепостного.Других она выбрасывала голыми на улицу в разгар ужасных зим России, чтобы они замерзли насмерть. Иногда она впадала в противоположную крайность и обливала их тела кипятком. Садистка насквозь, Салтыкова наслаждалась звуком измученных криков своих крепостных — это была музыка для ее ушей.

Екатерина Великая. Пинтрест

16. О пороках Дарьи Салтыковой было известно, но ей позволяли продолжаться годами

В одном из крупнейших обвинений в русском рабстве, под видом крепостного права, ничего не было сделано в отношении развратных действий Дарьи Салтковой имущество, хотя они были секретом Полишинеля в течение многих лет.Она была дворянкой, ее жертвами были крепостные, а Салтыкова и ее семья имели хорошие связи при российском императорском дворе. Жалобы родственников жертв обычно игнорировались, и многие заявители были наказаны за свои жалобы. Наконец, родственникам погибших удалось подать прошение непосредственно императрице Екатерине Великой, которая приказала Салтыкову арестовать.

Она была заключена в тюрьму, пока власти вели шестилетнее расследование. В 1768 году Салтыкову признали виновной в убийстве 38 крепостных.Это был серьезный недоучет, поскольку, по оценкам ученых, она убила еще как минимум сотню, а фактическое число жертв могло быть значительно больше. Екатерина Великая не знала, как наказать Салтыкову. Смертная казнь недавно была отменена, и императрица нуждалась в поддержке русского дворянства. В конце концов Салтыкову на час приковали к цепи с табличкой, описывающей ее преступления, а зеваки осыпали ее оскорблениями. Затем ее отправили в монастырь, где она была заточена в подвале до своей смерти в 1801 году.

Стенька Разин. Пинтрест

15. Первое крупное восстание в России против крепостнического рабства

Учитывая вышеописанные злоупотребления, неудивительно, что русские крепостные были недовольны условиями фактического рабства, в которых они трудились. В семнадцатом и восемнадцатом веках Россию сотрясали массовые восстания, которые жестоко подавлялись государством. Первый из них произошел в 1670–1671 годах, когда беглые крепостные, крестьяне и казаки восстали против русской аристократии и царской власти в результате крупного бурного извержения в нижнем течении реки Дон на юго-западной границе России.

Восстание возглавил казачий предводитель Степан Тимофеевич Разин, более известный в истории как Стенька Разин ( ок. 1630 – 1671). Это было первое из трех крупных крестьянских восстаний, потрясших Российское государство до основания. Казаки — члены полувоенных, демократических, самоуправляемых общин вдоль южных и юго-западных границ России — не были земледельцами. Вместо этого они зарабатывали на жизнь за счет пошлин с торговых судов на реках Дон и Волга, проходивших по их землям.

Стенька Разин во время похода на Каспийское море против персов. Wikimedia

14. Попытки вернуть беглых крепостных спровоцировали восстание

Российские власти, никогда не отличавшиеся терпимостью к свободе, сделали исключение для казаков. Они терпели их де-факто независимость и даже субсидировали их. Взамен казаки должны были охранять южные рубежи России. В 1650-х и 1660-х годах войны, эпидемии и неурожаи привели к повсеместной нищете и обнищанию в России.В результате многие крепостные бежали от рабства и своих деспотичных господ на Дон. Российские власти пытались насильно вернуть беглых крепостных, но казаки оказали сопротивление.

В ответ власти отрезали казакам дотации и продовольственные запасы, чтобы заставить их подчиняться. Вместо того, чтобы подчиниться, они взялись за оружие. В 1667 году Стенька Разин организовал казачий полк для сопротивления российскому эмбарго. В мае того же года он напал на русский караван, в котором держали доли и русский царь, и патриарх православной церкви.Разгневанные власти объявили его вне закона и преступником. Беззаботный Разин повел своих людей в экспедицию по разграблению персидских поселений вдоль Каспийского моря.

К Стеньке Разину стекались крепостные и русские забитые. Военное обозрение

13. Забитые русские в бегах от рабских условий разожгли массовое восстание

К тому времени, как Стенька Разин вернулся на Дон из набегов на персов, он уже был народным героем. Далее он организовал около 7000 крестьян и беглых из рабства крепостных крестьян и возглавил их на восстание от имени угнетенных России.Восстание приобрело широкую популярность, и в мае 1669 года после того, как городское население открыло ворота разинцам, крестьянское войско захватило Астрахань и Царицын (современный Волгоград). Пламя восстания распространилось, и к 1670 году более 200 000 крестьян и крепостных на юге и юго-западе России подняли оружие и объединились в банды, нападавшие на помещиков и государственных чиновников.

Разин стремился создать казачью республику на Волге в качестве предварительного шага.Если все пойдет хорошо, за этим должен был последовать марш на Москву. Он хотел захватить российскую столицу, чтобы « устранить дворян и чиновников, мешающих простому народу ». Однако планы повстанцев были сорваны у города Симбриск, который они атаковали, но не смогли захватить. После двух ожесточенных сражений войска Разина были разбиты и почти уничтожены мстительными правительственными войсками.

Казнь Стеньки Разина. Энциклопедия безопасности

12.После подавления восстания Стеньки Разина русские войска вырезали сотни тысяч крепостных

После поражения и разгрома его войск под Симбриском Разин был вынужден бежать обратно на Дон. Несмотря на неудачу, его эмиссары подняли новые восстания на севере. Заявленное им намерение установить республику и распространить абсолютное равноправие казаков на всю Россию нашло отклик у забитого крестьянства и крепостных. Вскоре на окраинах Москвы и в окрестностях Нижнего Новгорода, примерно в 250 верстах к востоку, собрались вооруженные крестьяне, искавшие избавления от условий рабства, в которых они жили.

К сожалению, когда правительство набрало силу, легковооруженные крестьяне не смогли сравниться с дисциплиной и огневой мощью профессиональных солдат. Восстания были жестоко подавлены, за ними последовала волна жестоких репрессий, в ходе которых были убиты сотни тысяч крепостных. Только в Новгородской области было убито около 100 000 человек. К 1671 году восстание закончилось, и в апреле того же года Стенька Разин попал в плен. Его доставили в Москву, где казнили через четвертование перед собором св.Собор Василия Блаженного.

Болота недалеко от Басры на юге Ирака, где вспыхнуло восстание зандж. Wikimedia

11. Условия рабства в средневековой Месопотамии спровоцировали массовое восстание

Средневековую Месопотамию потрясло восстание занджей (по-арабски «черные») 869–883 годов, которое началось как восстание чернокожих рабов на юге Ирака против рабство. Тысячи африканских рабов поколениями трудились на масштабных полевых работах, чтобы осушать соленые болота региона.Работа была непосильной, рабов недокармливали, с ними жестоко обращались и тысячами загоняли в переполненные трудовые лагеря. Бесчеловечные условия вызывали негодование, и лагеря рабов превратились в пороховые бочки, которым достаточно было искры, чтобы взорваться.

Искра была зажжена в 869 году малоизвестным арабским или персидским поэтом-мистиком по имени Али ибн Мухаммед, который утверждал, что Бог поручил ему возглавить крестовый поход за освобождение. К повстанцам присоединились другие рабы, и восстание в конечном итоге превратилось в всеобщее восстание против Аббасидского халифата, когда к нему присоединились свободные люди.К тому времени, когда осела пыль и все было кончено, сотни тысяч, а по некоторым оценкам, даже миллионы, были убиты, а Аббасидский халифат был фатально ослаблен.

Восстание занджей. Wikimedia

10. Восстание, потрясшее Аббасидский халифат

Али ибн Мухаммад проповедовал свободу и равенство независимо от расы или класса, и занджи стекались к нему, чтобы избежать страданий рабства. Они присоединились к нему в таком огромном количестве, что он стал известен как Сахиб аль-Зандж — по-арабски «вождь занджа».Эгалитарное послание Али понравилось другим угнетенным людям, которые также сплотились на его стороне. Битва началась всерьез в сентябре 869 года и вскоре переросла в одно из самых кровавых и разрушительных восстаний, которые когда-либо знал Ближний Восток. Занджи стали опытными партизанами и неоднократно устраивали засады правительственным войскам в болотах. Они также совершали набеги на близлежащие деревни и города, чтобы захватить припасы и освободить других рабов.

В разгар восстания занджи контролировали южный Ирак и захватили его крупнейший город Басру в 871 году.Их территория простиралась в пределах 50 миль от столицы халифа Багдада. Повстанцы сформировали правительство, управляли флотом, собирали налоги и чеканили собственные монеты. Ситуация окончательно изменилась в 881 году, когда правительство собрало огромную армию, которая отбросила мятежников обратно в болота. Осажденные, многие повстанцы были вынуждены уйти, предложив щедрые условия тем, кто добровольно подчинился. Восстание окончательно закончилось в 883 году захватом последнего крупного бастиона занджей, во время которого был убит их лидер Али ибн Мухаммед.

Прибытие испанцев в Эспаньолу. Imgur

9. Появление африканского рабства в Новом Свете

Рабство впервые было завезено на Испаньолу, остров, который охватывает современные Гаити и Доминиканскую Республику, вскоре после того, как испанцы достигли Нового Света в 1492 году. их европейские завоеватели добывали золото, и из-за жестоких условий труда и болезней Старого Света они были почти уничтожены. В течение столетия коренные народы Гаити были практически истреблены.К тому времени, однако, золотые рудники острова были истощены, и испанцы, открывшие гораздо более богатые рудники в Южной и Центральной Америке, потеряли интерес к Гаити.

В семнадцатом веке власть Испании ослабла, поскольку поселенцы все чаще игнорировали официальную политику и шли своим путем. Попытки Испании восстановить свой контроль привели к обратным результатам, и вскоре большая часть острова стала убежищем для пиратов. В 1697 году разочарованные испанцы уступили западную часть Эспаньолы — сегодняшнее Гаити — Франции.Французы, назвавшие свое новое владение Сен-Доминго, превратили его в очень прибыльную колонию с трудоемкой экономикой, основанной на сахаре, которая опиралась на огромное количество африканских рабов.

Порка рабыни. Британский музей

8. Гаити стало самым прибыльным колониальным владением Франции

Массовое рабство превратило Гаити в идеальный сахарный остров, а его доходы сделали его имперским двигателем французского экономического роста. Это дорого обошлось рабам, условия труда которых были ужасными.Их продолжительность жизни была ужасающе короткой, она обычно обрывалась непосильным трудом, производственными травмами, тропическими болезнями, голодом, жестоким обращением или прямым убийством их хозяевами. Однако рабы были расходным материалом: рабу нужно было жить и трудиться всего два года, чтобы окупить затраты на его покупку и содержание, а также принести своему владельцу приличную прибыль.

При таких жестоких экономических реалиях и том факте, что рабы на замену были легко доступны и относительно дешевы, у владельцев плантаций были все финансовые стимулы заставлять своих рабов работать до смерти.Население рабов росло, но, в отличие от британских североамериканских колоний, рост рабского населения Гаити происходил не за счет естественного прироста, а за счет покупки все большего количества рабов взамен тех, кто погиб. К 1780-м годам на Гаити приходилось треть всей атлантической работорговли, поскольку поселенцы постоянно нуждались в новых рабах, чтобы заменить тех, кто до смерти работал на своих плантациях.

Железная маска, ошейник, ножные кандалы и шпоры, используемые для удержания рабов. Пинтрест

7.Гаити готовили к взрыву, поскольку его рабское население стремительно сокращалось

Система душераздирающего рабства на Гаити могла поддерживаться только с помощью жестоких методов принуждения. Особенно в свете численного неравенства между рабами и белыми, которое в конце восемнадцатого века достигло 17:1. Теоретически рабство подпадало под действие Кодекса Noir — французских законов, которые наделяли рабов некоторыми основными правами, даже если они разрешали своим хозяевам использовать телесные наказания для принуждения к соблюдению.На практике хозяева могли свободно распоряжаться своей человеческой собственностью, а гаитянские рабы постоянно подвергались неограниченному и садистскому насилию.

К концу 1780-х годов Гаити превратилось в пороховую бочку, ожидающую искры, поскольку число недавно импортированных рабов неуклонно росло, примерно с 10 000 до 15 000 в год в 1760-х годах, до примерно 25 000 в год к началу 1780-х годов и более 40 000 человек. в год к 1787 году. Ко времени Французской революции 1789 года на Гаити насчитывалось более 500 000 африканских рабов, которыми правило белое население численностью около 30 000 человек.Кроме того, было около 24 000 свободных мулатов (людей европейской и африканской крови) и негров, известных как affranchis .

Фронтиспис из книги 1815 года, изображающий начало восстания на Гаити против рабства. Облачный фронт

6. Ночь, когда на Гаити вспыхнуло восстание против рабства

В ночь на 14 августа 1791 года любимый и уважаемый жрец вуду по имени Датти Букман провел религиозную церемонию в Буа-Каймане на севере Гаити. Там он дал сигнал к восстанию рабов.Весть дошла до сахарных плантаций, и в ночь с 21 на 22 августа 1791 года тысячи рабов подняли жестокое восстание, которое напугало рабовладельцев всего Нового Света. Они вооружались мачете, ножами, вилами и любым оружием, до которого могли дотянуться.

Затем рабы напали и напали на своих хозяев, а также на всех встречных, кто был связан с системой, которая держала их в рабстве. Они отомстили за жестокое обращение поколений беспощадной резней.По всей колонии вооруженные рабы врывались в особняки своих хозяев, мстили своим владельцам грабежами, нападениями, пытками и смертью, оставляя за собой огонь и кровь. Они вырезали поработителей и предавали огню жилища их владельцев, тростниковые поля и сахарные заводы.

Гаитянские рабы нападают на своих хозяев. Reddit

5. Крайнее насилие гаитянского рабства спровоцировало соответствующее чрезвычайно жестокое восстание

Чтобы заставить рабов работать в ужасных условиях на полях и плантациях сахарного тростника Гаити, рабство поддерживалось с крайним насилием и жестокостью.Реакция, когда рабы, наконец, восстали, с самого начала была чрезвычайно жестокой и жестокой. Когда столы переворачивались, надзирателей, хозяев и хозяек стаскивали с постелей, а удачливых убивали на месте. Несчастных замучили до смерти, часто с теми же орудиями пыток и методами, которые применялись к рабам.

Отрубленные головы европейских мужчин, женщин и детей часто надевали на пики и несли во главе колонны рабов, когда они переходили с плантации на плантацию.В то время сахарная страна Гаити была самым прибыльным участком недвижимости в мире. Казалось, за одну ночь сахарная страна превратилась в дымящуюся и пропитанную кровью дикую местность. В течение нескольких недель рабы убили более 4000 белых, сожгли не менее 180 сахарных плантаций, 900 плантаций кофе, многочисленные плантации индиго и нанесли ущерб на миллионы франков.

Гаитянские рабы сражаются с французскими войсками. ThoughtCo

4. Гаити погрузилось в цикл массовых убийств и ответных массовых убийств

На ранних стадиях восстания рабов на Гаити повстанцы требовали не независимости от Франции, а только свободы от рабства.Многие повстанцы ошибочно полагали, что король Людовик XVI издал указ об освобождении рабов, но что губернатор острова и белые неправомерно подавил королевскую прокламацию. Таким образом, рабы первоначально сформулировали свое восстание как борьбу от имени французского короля против коррумпированного колониального губернатора и белых поселенцев, которые отказались выполнять королевский указ.

В течение десяти дней после начала восстания количество восставших рабов по всей колонии выросло до более чем 100 000, и большая часть северного Гаити попала под их контроль.Затем они двинулись на Кап-Франсе, резиденцию колониального правительства, но были отброшены белыми, которые организовались в ополчения. Когда рабы перегруппировались, белые перешли в контратаку и вырезали около 15 000 черных. Гаити погрузилось в цикл массовых убийств и ответных массовых убийств, которые продолжались до тех пор, пока колония, наконец, не обрела независимость, и продолжались в течение многих лет после этого.

Резня белых французов на Гаити. Черный тогда

3. Насильственное восстание против рабства на Гаити закончилось так же кроваво, как и началось

Вспышка гаитянской революции привела к более чем десятилетнему затяжному и временами запутанному столкновению с французами, другими европейцами и внутренним раздорам между сами повстанцы.Наконец, 1 января года года 1804 года бывшая французская колония Сен-Доминго была провозглашена независимой и переименована в Гаити — коренное название народа таино, населявшего Карибское море, когда прибыл Христофор Колумб. Лидер повстанцев по имени Дессалин стал пожизненным генерал-губернатором и занимал эту должность до сентября 1804 года, когда генералы провозгласили его императором Гаити. Он был коронован как император Жак I и занимал эту должность, пока не был убит в 1806 году.

Дела белых французов на Гаити шли не очень хорошо.Многие из них поддержали неудачные попытки восстановить рабство, и победители были полны решимости отомстить. Через несколько дней после окончательного поражения французских войск на Гаити Дессалин приказал утопить 800 французских солдат, оставленных из-за болезни, когда их товарищи покинули остров. Поскольку ходили слухи о том, что французское меньшинство участвовало в заговоре с целью убедить иностранные державы вторгнуться и вновь ввести рабство, Дессалин подвергся критике за предполагаемую бездействие. Он выступил в феврале 1804 г. с приказом уничтожить белых Гаити.В течение двух месяцев было убито около 5000 человек, а белое население Гаити было практически уничтожено. Это была порочная заключительная глава порочной истории рабства на Гаити.

Салли Хемингс. Aventuras na Historia

2. Самый известный раб Томаса Джефферсона

Ни одна статья, касающаяся Томаса Джефферсона, Монтиселло и рабства, не будет полной без упоминания его отношений с рабыней Салли Хемингс (1773–1835). Это были жуткие отношения — настолько жуткие, что даже описать их как «отношения» проблематично.Сегодня то, что произошло между Джефферсоном и Хемингсом, было бы расценено как прямое сексуальное насилие. Хемингс был рабом, которого держала в рабстве жестокая система, в которой насилие использовалось для принуждения своих жертв и обеспечения их послушания. В этом контексте у Хемингс было столько же выбора, чтобы подчиниться требованиям Джефферсона, как и у современной похищенной жертвы, которая годами оказывается прикованной цепями в подвале какого-то психопата.

Даже если бы она не была рабыней, все равно было бы что-то жуткое в разнице в возрасте между Хемингсом и знаменитым Отцом-основателем.Томасу Джефферсону было 44 года, когда он использовал Хемингса для удовлетворения своих плотских желаний. Ей было тринадцать или четырнадцать. К тому времени, когда ей исполнилось шестнадцать, она была беременна первым из по крайней мере шести детей, которых родила ему. Даже если бы Хемингс приветствовал его ухаживания, то, что сделал Джефферсон, сегодня считалось бы изнасилованием по закону: дети в таком юном возрасте еще не созрели для согласия на секс.

Томас Джефферсон. Время для детей

1. Президент и сестра-рабыня его покойной жены

Еще один слой жуткости в отношении Томаса Джефферсона и его малолетней наложницы заключается в том, что Салли Хемингс была сестрой его покойной жены и двойником.Хемингс была дочерью рабыни и Джона Уэйлса, тестя Томаса Джефферсона. Это сделало ее биологической сводной сестрой жены Джефферсона, Марты Уэйлс Джефферсон (1748–1782). Хемингс, которой было девять лет, когда умерла ее сводная сестра, была поразительно похожа на покойную Марту, и это сходство только увеличивалось по мере того, как она росла. Джефферсон скучал по своей умершей жене, поэтому, когда ее похожей сестре было тринадцать или четырнадцать, он переспал с ней.

Короче говоря, то, что Томас Джефферсон сделал с Салли Хемингс, было бы грандиозным скандалом, если бы это случилось сегодня — скандалом, который заденет почти все неприятные кнопки.Педофилия? Проверять. Инцест? Проверять. Насилие, принуждение и изнасилование? Проверяйте, проверяйте и проверяйте. Еще один неприятный слой поверх остального заключается в том, что Джефферсон стал отцом шестерых детей от Салли и держал их в качестве рабов. В конце концов он освободил своих детей, но так и не освободил свою наложницу. Салли Хемингс все еще жила в рабстве и была движимым имуществом Томаса Джефферсона, когда он умер в 1826 году. Некоторые источники и дополнительная литература

Все, что интересно — Познакомьтесь с Дарьей Салтыковой, русской кровной графиней, которая ради развлечения убила 138 своих крепостных Медведь, Джеймс А.JR. — Джефферсон в Monticello (1967)

Броди, Fawn Mckay — Томас Джефферсон: интимная история (1974)

(1974)

Encyclopedia Britannica — Haitian Revolution

Encyclopedia Britannica — HELOT

Encyclopedia Britannica – Стенька Разин

Гоник, Ларри – Мультфильм История Вселенной I (1990)

Гоник Ларри – Мультфильм История Вселенной III (2002)

Хайнл, Роберт –

Кровь: история гаитянского народа, 1492–1995 (1996)

Историческая коллекция — Бросание рабов за борт, чтобы они утонули, и другие мрачные моменты из истории

Найт, Франклин В., Американский исторический обзор, Vol. 105, № 1, февраль 2000 г. Â- Гаитянская революция

New York Times, 16 июня , 2018 – Монтичелло покончил с тем, чтобы избегать отношений Джефферсона с Салли Хемингс

3


Plutarchs

Попкин, Джереми Д. – Перед расовой революцией: свидетельства очевидцев восстания на Гаити (2008)

Попович, Александр – Восстание африканских рабов в Ираке, 3 rd 95 9255 / 4 9 9215 Century (1999)

Russiapedia – Выдающиеся русские: Дарья Салтыкова

Slate, 6 августа 2015 – Сладко-горькая победа на Сен-Доминго

Talbert, Richard J.А., Historia Journal, Bd. 31, H. 1 (1 st Quarter, 1989) — Роль илотов в классовой борьбе в Спарте

Vox — Томас Джефферсон годами насиловал свою рабыню Салли Хемингс

Washington Post, 7 июля , 2017 — Салли Хемингс не было любовницей Томаса Джефферсона, она была его недвижимостью

Wikipedia — Monticello

Wikipedia — Serfddom в России

Wikipedia — Zanj Rebellion

страница не найдена

81 st Ежегодное собрание Ассоциации экономической истории

29-31 октября 2021 г.

Курорт Хилтон Эль Конкистадор

Тусон, Аризона

Обзор программы

Щелкните здесь, чтобы перейти к программе PDF

Программа PDF содержит все ссылки на Zoom.Пароли отправляются по электронной почте только зарегистрированным участникам.

ПРИМЕЧАНИЕ. Если вы зарегистрировались в качестве виртуального участника и не получили пароль, проверьте папку со спамом и, если вы все еще не нашли его, обратитесь к Джереми Лэнду ([email protected]).

Щелкните здесь, чтобы просмотреть лист с исправлениями

Пятница, 29 октября 2021 г. (все время указано по времени Аризоны по Гринвичу-7)

8:00-12:00 Экскурсии

8:00–12:00: Заседание попечительского совета EHA

10:00: настройка стендовой сессии

10:00–12:00: Семинар по рынку труда

12:45-17:00: Постерная сессия

13:30: Параллельные сеансы

14:30-15: Кофе-брейк

15–16:30: одновременные сеансы

17-18:30: Пленарное заседание

19:00-20:30: приемная

20:30-22:00 Ужин для аспирантов

Суббота, 30 октября 2021 г.

6:45-8 утра: Завтраки историков и учителей

8:30–17:15: постерная сессия

8:30–10: одновременные сеансы

10-10:30: Перерыв на кофе

22:30-12: Параллельные сеансы

12-13:30: женский обед

13:30–14:30: Деловая встреча

14:45-16:45: Диссертация

16:45–17:15: перерыв на кофе

17:15-18:30: Обращение президента

18:30-19:30: коктейльный прием

19:30-21:30: банкет и награждение

9:45-Полночь: Президентская вечеринка

Воскресенье, 31 октября 2021 г.

7–8:30: полный завтрак «шведский стол» (при поддержке Global Financial Data)

8:30–10: одновременные сеансы

10-10:30: Перерыв на кофе

22:30-12: Параллельные сеансы

Полдень: конференция заканчивается

Подробное расписание

Пятница, 29 октября

8:00–12:00:

Тур 1 – Гастрономический тур Taste of Tucson Downtown

9:00-12:00:

Тур 2 – Ботанический сад Тохоно Чул

10:00-12:00:

Семинар по трудоустройству

Местоположение: Бирюза I

Организаторы: Ричард Хорнбек (Чикагский университет) и Микела Джорчелли (Калифорнийский университет, Лос-Анджелес)

12:45-17:00:

Постерная сессия

Место: Бирюза III

13:00–14:30:

Сессия 1: Раннее институциональное развитие

Видео: https://youtu.быть/tRY77Vxpq4g

Комната: Бирюзовый I

Председатель: Стивен Нафцигер (Колледж Уильямс)

Маттиа Бертаццини (Оксфордский университет), Роберт К. Аллен (Нью-Йоркский университет Абу-Даби), Леандер Хелдринг (Северо-Западный университет), «Экономические истоки правительства»

Участник дискуссии: Ноэль Джонсон (Университет Джорджа Мейсона)

Пьер Паоло Креанса (Принстон), «Институты, торговля и рост: древний случай проксении»

Участник дискуссии: Шейла Огилви (Оксфордский университет)

Антонио Йодиче (Университет Эксетера/Университет Генуи), «Скрытые инновации: правила ГА и институциональное развитие в Генуэзской республике (1590-1700)»

Участник дискуссии: Яри Элоранта (Университет Хельсинки)

13:00–14:30:

Сессия 2: Исторические рынки труда

Видео: https://youtu.be/WnHr20shIJA

Комната: Бирюзовый II

Председатель: Тодд Нойманн (Университет Аризоны)

Майкл Пойкер (Ноттингемский университет), Риккардо Маркингильо (Аналитическая группа), «Экономика гендерно-специфического законодательства о минимальной заработной плате»

Участник дискуссии: Джойс Бернетт (Wabash College)

Джуди Зара Стивенсон (Университетский колледж Лондона), Мередит Пакер (Оксфордский университет), Патрик Уоллис (Лондонская школа экономики), «Монопсония на рынках труда раннего Нового времени»

Участник дискуссии: Суреш Найду (Нью-Йоркский университет)

Лайонел Кестенбаум (INED, PSE), Виктор Гей (TSE), «Сопутствующий ущерб? Как Первая мировая война изменила то, как женщины работают»

Участник дискуссии: Лиз Кассио (Дартмутский колледж)

13:00–14:30:

Раздел 3: Меритократические реформы и элиты

Видео: https://youtu.be/OOjBIUQFdhg

Комната: Агава

Председатель: Джошуа Розенблюм (Университет штата Айова)

Сантьяго Перес (Калифорнийский университет в Дэвисе), Дайана Морейра (Калифорнийский университет в Дэвисе), «Кому выгодна меритократия?»

Участник дискуссии: Го Сюй (Калифорнийский университет, Беркли)

Жан Лакруа (Университет Париж-Сакле), Токе Аидт (Кембриджский университет), Пьер-Гийом Меон (Свободный университет Брюсселя), «Истоки упорства элиты: свидетельства политических чисток во Франции после Второй мировой войны»

Участник дискуссии: Жан Лоран Розенталь (Калифорнийский технологический институт)

Ровена Грей (Калифорнийский университет в Мерседе) Рэймонд Ким (Калифорнийский университет в Мерседе), «Создание полицейского: качество полиции после системы трофеев в городском университете».С.”

Участник дискуссии: Роб Гиллезо (Университет Виктории)

14:30-15:00:

Перерыв на кофе

15:00-16:30:

Сессия 4: Великая депрессия и ее наследие

Видео: https://youtu.be/lZA9tYkNhAI

Комната: Бирюзовый I

Председатель: Мэри Роджерс (Государственный университет Нью-Йорка, Освего)

Веллор Арти (Калифорнийский университет в Ирвине), Кэтрин Эрикссон (Калифорнийский университет в Дэвисе), Гэри Ричардсон (Калифорнийский университет в Ирвине), «Скарирование рынка труда в очень долгосрочной перспективе: данные крупномасштабных связанных микроданных»

Участник дискуссии: Кэтрин Шестер (Университет Вашингтона и Ли)

Сара Куинси (Вандербильт), «Потрясения доходов и вторичные эффекты жилья: данные о бонусах ветеранов Первой мировой войны»

Участник дискуссии: Дэн Феттер (Стэнфордский университет)

Габриэль Мати (Американский университет), Васудева Рамасвами (Американский университет), «Программа долгосрочных расходов Хьюи в Луизиане: оценка финансовых мультипликаторов во время Великой депрессии»

Участник дискуссии: Прайс Фишбэк (Университет Аризоны)

15:00-16:30:

Сессия 5: Риск смерти и страхование

Видео: https://youtu.быть/ZhDOwDQKCZg

Комната: Бирюзовый II

Председатель: Уокер Хэнлон (Северо-Западный университет)

Гертьян Вердикт (KU Leuven), Густаво Кортес (Warrington College of Business), «Пандемия гриппа 1918–1919 годов убила индустрию страхования жизни в США?»

Участник дискуссии: Джонатан Роуз (Федеральный резервный банк Чикаго)

Филипп Ягер (RWI-Институт Лейбница), «Могут ли пенсии спасти жизни? Данные о введении помощи пожилым в Великобритании»

Участник дискуссии: Питер Линдерт (Калифорнийский университет, Дэвис)

Эзра Габриэль Гольдштейн (штат Флорида) «Долгосрочные последствия смерти родителей: свидетельства несчастных случаев на шахтах»

Участник дискуссии: Эрин Троланд (Совет управляющих Федеральной резервной системы)

15:00-16:30:

Сессия 6: Американское рабство и его наследие

Видео: https://youtu.быть/TwsiLO0lOqc

Комната: Агава

Председатель: Минди Миллер (Технический университет Вирджинии)

К. Хойт Бликли (Мичиганский университет), Пол Род (Мичиганский университет), «Экономические последствия американского рабства, Redux: Тесты на границе»

Участник дискуссии: Гэвин Райт (Стэнфордский университет)

Уоррен К. Уотли (Мичиганский университет), Нина Бэнкс (Бакнелл), «Нация законов и расовых законов»

Участник дискуссии: Джонатан Притчетт (Университет Тулейна)

Джон Маевски  (Калифорнийский университет в Санта-Барбаре) «Творческий потенциал в рабовладельческом хозяйстве: изобретения и инновации в южных городах до Гражданской войны»

Участник дискуссии: Лиза Кук (Мичиганский государственный университет)

17:00-18:30:

Пленарное заседание

Видео: https://youtu.быть/OA46Tl-rXIQ

Комната: Бальный зал Presidio

Председатель: Джон Уоллис (Университет Мэриленда)

Вуди Пауэлл (Стэнфордский университет) и Роберт Гиббонс (Массачусетский технологический институт)

«Правила в организациях?! Перспективы экономики и социологии (и политологии)»

19:00-20:30:
Приемная

Местоположение: Последняя территория

20:30-22:00:

Ужин для аспирантов

Местоположение: Сандэнс Кортъярд

Суббота, 30 октября

6:45-8:00:

Завтрак историков

Комната: Сонора

Докладчик: Ранджит Диге (Государственный университет Нью-Йорка, Освего)

Завтрак для учителей

Комната: Санта-Рита

Докладчик: Энн Маккантс (Массачусетский технологический институт)

12:45-17:00:

Постерная сессия

Место: Бирюза III

8:30–10:00:

Сессия 7: Протекционизм и его последствия

Видео: https://youtu.be/BnMHIk2-898

Комната: Бирюзовый I

Председатель: Дэвид Митч (UMBC)

Стивен Реддинг (Принстонский университет), Стивен Хеблих (Университет Торонто), Янос Зильберберг (Бристольский университет), «Последствия торговли для дистрибуции: данные о хлебных законах»

Участник дискуссии: Дуглас Ирвин (Дартмутский колледж)

Крис Джеймс Митченер (Университет Санта-Клары), Кирстен Вандшнайдер (Венский университет), Кевин О’Рурк (Нью-Йоркский университет – Абу-Даби), «Торговая война Смута-Хоули»

Участник дискуссии: Кристофер Мейснер (Калифорнийский университет, Дэвис)

Винцент Остермейер (Университет Лунда), «Победители и проигравшие: асимметричное влияние тарифной защиты на шведские фирмы в конце 19 века»

Участник дискуссии: Килиан Ридер (Osterreichische Nationalbank и CEPR)

8:30–10:00:

Сессия 8: Сельское хозяйство, институты и рост

Видео: https://youtu.быть/du8X45nJd0Y

Комната: Бирюзовый II

Председатель: Пол Род (Мичиганский университет)

Ицхак Раз (Еврейский университет), «Обучение – это забота: неоднородность почвы, социальное обучение и формирование сплоченных сообществ»

Участник дискуссии: Пэт Теста (Университет Тулейна)

Апарна Хауладер (Университет Род-Айленда), «Роль местных природоохранных учреждений в адаптации к климату: данные из природоохранных районов на Великих равнинах»

Участник дискуссии: Эрик Эдвардс (Университет штата Северная Каролина)

Мелинда Миллер (Технологический институт Вирджинии), Мэтью Т.Грегг (Федеральный резервный банк Миннеаполиса), «Новая институциональная история земельных участков: свидетельства резервации Пайн-Ридж, 1904–1937»

Участник дискуссии: Дастин Фрай (Колледж Вассар)

8:30–10:00:

Сессия 9: Расовая сегрегация и движение за гражданские права

Видео: https://youtu.be/mftsszFPFV4

Комната: Агава

Председатель: Симона Вегге (Городской университет Нью-Йорка)

Д. Марк Андерсон (штат Монтана), Кервин Кофи Чарльз (Йельский университет), Дэниел И.Рис (Университет Колорадо в Денвере), «Федеральные усилия по десегрегации южных больниц и разрыв в детской смертности между чернокожими и белыми»

Участник дискуссии: Эдсон Северини (Университет Карнеги-Меллона)

Го Сюй (Калифорнийский университет в Беркли, Хаас), Абхай Анеджа (Калифорнийский университет в Беркли, юридический факультет), «Издержки сегрегации в сфере занятости: данные федерального правительства при Вудро Вильсоне»

Участник дискуссии: Дэн Ааронсон (Федеральный резервный банк Чикаго)

Андреас Феррара (Университет Питтсбурга), Марко Табеллини (HBS), «Вторая мировая война и корни движения за гражданские права»

Участник дискуссии: Джон Парман (Колледж Уильяма и Мэри)

10:00-10:30:

Перерыв на кофе

10:30-12:00:

Занятие 10: О важности институтов

Видео: https://youtu.быть/1a9xChoSFzY

Комната: Бирюзовый I

Председатель: Питер Линдерт (Калифорнийский университет, Дэвис)

Дейдра Макклоски (Иллинойсский университет в Чикаго), «Институты не имеют фундаментального значения»

Участник дискуссии: Барри Вайнгаст (Стэнфордский университет)

Энн Маккантс (MIT), Дэниел Селигсон (независимый исследователь), «Природа и культура в экономической истории»

Участник дискуссии: Джоэл Мокир (Северо-Западный университет)

Ли Дж.Алстон (Университет Индианы), Мари Дагган (Государственный колледж Кина), Хулио Рамос (Пенсильванский государственный университет), «Испанские миссии и их влияние на коренных американцев на юго-западе и в Калифорнии»

Участник дискуссии: Энн Карлос (Университет Колорадо)

10:30-12:00:

Сессия 11: Финансовое развитие

Видео: https://youtu.be/_AXi5eC9Kmk

Комната: Бирюзовый II

Председатель: Кристофер Мейснер (Калифорнийский университет, Дэвис)

Аманда Грегг (Колледж Миддлбери), Кэролайн Фолин (Университет Эмори), «Финансирование индустриализации в России и Германии»

Участник дискуссии: Мэтью Яремски (Университет штата Юта)

Чензи Сюй (Стэнфордский университет), Хэ Ян (Амазонка), «Монетизация экономики: национальные банки и местное экономическое развитие»

Участник дискуссии: Марк Карлсон (Совет управляющих Федеральной резервной системы)

Саша Индарте (Wharton), «Банкиры с плохими новостями: репутация андеррайтера и заражение на рынках суверенных долговых обязательств до 1914 года»

Участник дискуссии: Крис Миченер (Университет Санта-Клары)

10:30-12:00:

Сессия 12: Межпоколенческая мобильность и ассортативное спаривание

Видео: https://youtu.быть/kwGcJxKTObw

Комната: Агава

Председатель: Симона Вегге (Городской университет Нью-Йорка)

Грегори Кларк (Калифорнийский университет в Дэвисе), Нил Камминс (Лондонская школа экономики), «Ассортативное скрещивание и межпоколенческая мобильность, Англия, 1837–2020 гг.»

Участник дискуссии: Хосе Эспин-Санчес (Йельский университет)

Дженнифер Уитроу (Бюро переписи населения США), «Фермерский кризис и брачные мужчины: изменения в мобильности владельцев ферм и формировании семьи во время сельскохозяйственного кризиса в США 1920-х и 1930-х годов»

Участник дискуссии: Карл Китченс (Университет штата Флорида)

Мэтью Кертис (Калифорнийский университет в Дэвисе), «Наследство: брак и мобильность в Квебеке, 1800–1970»

Участник дискуссии: Лаура Солсбери (Йоркский университет)

12-13:30:

Обед для женщин

Местоположение: лужайка у бассейна

13:30-14:30:

Деловая встреча

Видео: https://youtu.быть/QqR7tjC7TD0

Место: Бальный зал Presidio

14:45-16:45:

Диссертационная сессия

Видео: https://youtu.be/TGAspwEwcq0

Место: Бальный зал Presidio

Премия Гершенкрона

Премия Александра Гершенкрона присуждается за лучшую диссертацию по экономической истории региона за пределами США или Канады, выполненную в течение предыдущего года.

Председатель и организатор: Стивен Нафзигер (Williams College)

Бенджамин Милнер (доктор философии: Университет Британской Колумбии, настоящее время: Университет Альберты)

Очерки британских рынков труда во время Второй промышленной революции

Мередит Пакер (доктор философии: Оксфордский университет, настоящее время: Оксфордский университет)

Проблема отраслей и регионов: безработица и структурные изменения в Великобритании в межвоенный период и в 1980-е годы

Эмилиано Травьесо (доктор философии: Кембриджский университет, настоящее время: Мадридский университет имени Карлоса III)

Ресурсы, окружающая среда и развитие сельских районов в Уругвае, 1779-1913 гг.

Премия Невинса

Премия Аллана Невинса в области американской экономической истории ежегодно присуждается Ассоциацией экономической истории от имени издательства Колумбийского университета за лучшую диссертацию в США.S. или канадская экономическая история, завершенная за предыдущий год.

Председатель и организатор: Марта Олни (Калифорнийский университет, Беркли)

Брайан Марейн (доктор философии: Университет Колорадо, настоящее время: Университет Торонто)

Экономическое развитие Пуэрто-Рико после аннексии США

Тяньи Ван (доктор философии: Питтсбургский университет, настоящее время: Принстонский университет)

Технологии, СМИ и политические изменения

Илин Чжао (доктор философии: Северо-Западный университет, настоящее время: Пекинский университет)

Очерки экономической истории американского высшего образования

16:45-17:15:

Перерыв на кофе

17:15-18:30:

Обращение Президента

Видео: https://youtu.б/уТДУЙБЦ6тЙ

Комната: Бальный зал Presidio

Организатор: Прайс Фишбэк (Университет Аризоны)

Президент EHA: Джон Уоллис (Университет Мэриленда)

Альтернативный институциональный подход к правилам, организациям и развитию

18:30-19:30:

Прием с коктейлями

Расположение: Бирюзовое фойе

19:30-21:30:

Банкет и награждение

Комната: Бальный зал Presidio

9:45-полночь:

Президентская партия

Комната: Sundance Courtyard

Воскресенье, 31 октября

7:00-8:30:

Полный завтрак «шведский стол» (при поддержке Global Financial Data)

Комната: Бальный зал Presidio

8:30-10:00:

Сессия 13: Институты и развитие Китая

Видео: https://youtu.be/v31XPtJ7DgA

Комната: Бирюзовый I

Председатель: Джон Браун (Университет Кларка)

Xin Nong (Техасский университет в Остине), «Неформальные институты преемственности и самодержавное выживание: свидетельства из Древнего Китая»

Участник дискуссии: Мелани Сюэ (Лондонская школа экономики)

Tuan-Hwee Sng (Национальный университет Сингапура), Jiahua Che (Китайско-европейская международная бизнес-школа), John K.-H. Куа (Университет Джона Хопкинса), «Аристократы и бюрократы»

Участник дискуссии: Джаред Рубин (Университет Чепмена)

Беатрис Симон-Ярза (Университет Наварры), «Гипотеза меняющихся колес.Коррупция и развитие: данные из Китая»

Участник дискуссии: Кэрол Шиуэ (Университет Колорадо)

8:30-10:00:

Сессия 14: Истоки инноваций

Видео: https://youtu.be/cf0u7U8ko-c

Комната: Бирюзовый II

Председатель: Джефф Кларк (Университет Брандейса)

Шмуэль Сан (Нью-Йоркский университет), «Предоставление рабочей силы и направленные технические изменения: свидетельство отмены программы Брасеро в 1964 году»

Участник дискуссии: Река Юхас (Колумбийский университет)

Феликс Пож (Институт Макса Планка), «Конкуренция и инновации: распад IG Farben»

Участник дискуссии: Уокер Хэнлон (Нью-Йоркский университет)

Джинлин Вей (Уорик), «Финансовое развитие и патенты во время Первой промышленной революции: Англия и Уэльс»

Участник дискуссии: Элизабет Перлман (U.С. Бюро переписи населения)

8:30-10:00:

Сессия 15: Насилие и принуждение

Видео: https://youtu.be/B1nF_RV4vnk

Комната: Агава

Председатель: Грег Нимеш (Университет Майами)

Феликс С.Ф. Шафф (Лондонская школа экономики), «Войны и экономическое неравенство: данные из доиндустриальной Германии (ок. 1400-1800)»

Участник дискуссии: Филип Хоффман (Калифорнийский технологический институт)

Михиль Де Хаас (Университет Вагенингена), Брэм ван Бесоу (Университет Эразма), «Принуждение или адаптация? Расширение экспорта африканских товаров во время Великой депрессии»

Участник дискуссии: Белинда Арчибонг (Колледж Барнарда)

Самитра Джа (Стэнфорд), Джулия Кейдж (Sciences Po), Полин Грожан (UNSW), «Герои и злодеи: влияние боевого героизма на автократические ценности и сотрудничество с нацистами во Франции»

Участник дискуссии: Грег Нимеш (Университет Майами)

10:00-10:30:

Перерыв на кофе

10:30–12:00:

Сессия 16: Миграция и ее последствия

Видео: https://youtu.быть/bJ7ECFXMAhg

Комната: Бирюзовый I

Председатель: Брайан Стюарт (Университет Джорджа Вашингтона)

Джанлука Руссо (Университет Помпеу Фабра), Никола Фонтана (Лондонская школа экономики), Марко Манакорда  (Университет королевы Марии) Марко Табеллини (Гарвардский университет), «Эмиграция и экономическое развитие: свидетельства массовой миграции в Италии»

Участник дискуссии: Брайан Стюарт (Университет Джорджа Вашингтона)

Василий Русанов (Нью-Йоркский университет), «Внутренняя миграция и распространение образования в США»

Участник дискуссии: Андреас Феррара (Университет Питтсбурга)

Александр Персо (Университет Ричмонда), «Солнце никогда не заходит над денежными переводами Британской империи»

Участник дискуссии: Брайан Стюарт (Университет Джорджа Вашингтона)

10:30–12:00:

Сессия 17: Урбанизация и социальные изменения

Видео: https://youtu.be/InCRNOhNloI

Комната: Бирюзовый II

Председатель: Прайс Фишбэк (Университет Аризоны)

Ронан Лайонс (Тринити-колледж, Дублин), Алан де Бромхед (Королевский университет Белфаста), «Укоренившись в почве: социальное жилье и население в Ирландии с 1911 года»

Участник дискуссии: Кормак О’Града (Университетский колледж Дублина)

Джон Браун (Университет Кларка), Дэвид Куберес (Университет Кларка), «Рождение и сохранение городов: первая и вторая природа городского развития Оклахомы»

Участник дискуссии: Хойт Бликли (Мичиганский университет)

Эрик Меландер (Университет Намюра), «Транспортные технологии, индивидуальная мобильность и социальная мобилизация»

Участник дискуссии: Дэн Богарт (Калифорнийский университет, Ирвин)

10:30–12:00:

Сессия 18: Внедрение технологий: причины и последствия

Видео: https://youtu.быть/8Ce2wSXM3Lw

Комната: Агава

Председатель: Майкл Хауперт (Университет Висконсина, Ла-Кросс)

Бьорн Брей (Ноттингемский университет), «Долгосрочные выгоды от раннего внедрения электричества»

Участник дискуссии: Джереми Атак (Университет Вандербильта)

Микела Джорчелли (UCLA), Бо Ли (Университет Цинхуа), «Передача технологий и раннее промышленное развитие: данные китайско-советского альянса»

Участник дискуссии: Ричард Хорнбек (Чикагский университет)

Майкл Рубенс (KU Leuven/UCLA), «Управление, производительность и выбор технологий: данные U.С. Горные училища»

Участник дискуссии: Майкл Эндрюс (UMBC)

Завершение конференции

Дефицит рабочей силы и трудовое принуждение: крепостное право в Богемии

Многие считают институты фундаментальной причиной экономических результатов. Но каковы причины институтов? У нас нет однозначного ответа (Acemoglu et al. 2005, Ogilvie 2007, Ogilvie and Carus 2014). Но поскольку институты часто уходят своими корнями в далекое прошлое, рассмотрение исторических институтов дает возможность ответить на этот вопрос.

Институты принуждения к труду – крепостничество и рабство – на протяжении столетий оказывали глубокое влияние на экономику многих стран. Крепостное право обязывало сельских жителей выполнять принудительные работы на помещиков, которые также регулировали их мобильность, демографическое поведение и участие в рынке. Крепостное право преобладало в большинстве европейских экономик примерно с 800 г. н.э., ослабев между 1300 и 1500 гг. на западе континента, но сохранившись и усилившись в большей части центра и востока. Это развитие известно как «второе крепостничество» (Klein 2014, Ogilvie 2014a).Во многих крепостных хозяйствах большой процент сельских семей был вынужден выполнять принудительные работы. Поскольку сельская экономика производила 80-90% доиндустриального ВВП, крепостничество затронуло большую часть экономической деятельности. Трудовое принуждение в условиях крепостного права снижало производительность труда, инвестиции в человеческий капитал, инновации и уровень жизни настолько, что его различная интенсивность широко рассматривается как главный фактор, определяющий расхождение европейских экономических показателей между 1350 и 1864 годами (Broadberry and Gupta 2006, Dennison 2011, Ogilvie and Carus 2014, Klein 2014, Ogilvie 2014b, Baten et al.2014, Маркевич и Журавская 2017).

Теории крепостничества

Почему крепостное право в одних местах сильнее, а в других слабее? Одна известная теория была выдвинута Домаром (1970), который выдвинул гипотезу о том, что крепостное право было реакцией на обеспеченность факторами, в частности, на высокое соотношение земли и труда. В странах, где заработная плата была высокой из-за нехватки рабочей силы по сравнению с землей, утверждал Домар, землевладельцы изобретали такие институты, как крепостное право, чтобы гарантировать, что они могут нанимать рабочую силу для обработки своей земли по более низкой цене, чем это было бы в случае рынка труда без принуждения.

Кажется, эта гипотеза противоречит фактам. Постан (1937, 1966) и Норт и Томас (1973) утверждали, что, напротив, рост соотношения между землей и рабочей силой после Черной смерти в 1350 году привел к снижению крепостного права за счет увеличения внешних возможностей для крестьян в свободных сельских владениях и городских мастерских. Бреннер (1976) отверг все утверждения о том, что пропорции факторов влияют на крепостничество, указав, что повышение соотношения земли и труда после 1350 г. совпало с упадком крепостничества в Западной Европе и его усилением на востоке.Последующие исследования утверждали, что определяющими были переменные, характерные для конкретной страны, такие как классовая борьба, государственная власть и общая институциональная структура, хотя для каждого общества рассказывалась своя история (Aston and Philpin 1988, Hatcher and Bailey 2001).

Acemoglu and Wolitzky (2011) вдохнули новую жизнь в идею Домара, предоставив теоретическую основу, объясняющую, почему обеспеченность факторами может по-разному влиять на принуждение к труду в разных контекстах. Они утверждали, что рост соотношения земли и труда может иметь два уравновешивающих эффекта.Это могло бы увеличить цену продукта, производимого землевладельцем, что увеличило бы производительность принуждения к труду и, таким образом, увеличило бы количество принуждения в соответствии с гипотезой Домара. Но большая нехватка рабочей силы может также увеличить заработную плату, которую крепостные могут получать за пределами деятельности, например, в городском секторе, что снизит производительность принуждения к труду и, таким образом, уменьшит количество принуждения, как утверждали Постан и Норт. Относительная величина этих двух эффектов будет варьироваться в зависимости от рыночного спроса на товары помещиков и заработной платы крепостных за пределами подневольного сектора.Таким образом, один и тот же рост соотношения земли и труда может привести к разным результатам принуждения в разных обществах.

Что случилось в Богемии?

Эта новая структура ясна и мощна, но требует эмпирического исследования. Для этого мы собрали чрезвычайно подробные микроуровневые данные о 11 670 крепостных деревнях, охватывающих всю Богемию XVIII века, которая сейчас является частью Чехии (Klein and Ogilvie 2017). Мы подсчитали, сколько принудительного труда приходилось выполнять крепостным, как в одиночку, так и в командах человек-животное.Затем мы измеряем основные экономические факторы, с которыми сталкиваются крепостные и лорды — соотношение земли и труда для разных типов земли, размеры деревень, внешние возможности в различных категориях городов, географическое положение, типы лордов, фрагментация владения и многие другие переменные.

Мы используем метод множественной регрессии, учитывающий другие факторы, влияющие на принуждение к труду, что позволяет нам определить влияние пропорций факторов так, как это невозможно в качественных исследованиях. Анализируя конкретное общество, мы также учитываем политико-экономические переменные — классовую борьбу, государственную власть, общую институциональную структуру, — которые могли скрыть влияние пропорций факторов в предыдущих исследованиях.

Раскопки эффекта Домара

Мы находим, что там, где соотношение земли и труда было выше, принуждение к труду было значительно выше, и, таким образом, эффект Домара перевешивал любой уравновешивающий эффект внешних вариантов. На рис. 1 показана эластичность принуждения к труду по отношению к соотношению земли и труда в соответствии с нашими регрессионными моделями, при этом все остальные регрессоры устанавливаются на их выборочные средние значения.

Рисунок 1 Эластичность принудительного труда в Богемии по соотношению земельного труда, 1757 (двухкомпонентная регрессия)

Для принудительного труда только человека эластичность по отношению к земельному труду нетривиальна и лежит в пределах 0.20-0,34 для трех четвертей сел, где удельная трудоемкость ниже 12 га на домохозяйство. Для принудительного труда людей и животных эластичность в три раза выше. Они лежат между 0,5 и 1,0 для 92% сел, где удельный вес земли в хозяйстве ниже 17 га на домохозяйство, и еще нетривиальны, лежат в диапазоне 0,2-0,5 для остальных сел.

Почему соотношение земли и труда больше повлияло на человека и животное, чем на принудительный труд только человека? Мы думаем, что эффект Домара был больше для труда человека и животных, а эффект внешних вариантов был меньше.Эффект Домара усиливался взаимодополняемостью человеческого и животного труда, а также полезностью животных для транспортировки зерна на поместные пивоварни, древесины на поместные стекольные заводы и руды на поместные металлургические заводы (Klein 2014). Эффект внешних вариантов был уменьшен из-за отсутствия спроса на труд животных в альтернативных целях, таких как городские ремесла и торговля, которые требовали человеческой ловкости, общения и расчета больше, чем грубая сила. Животных также было труднее спрятать, чем людей, поэтому домовладельцы могли легче обнаруживать их незаконное использование, что еще больше сокращало внешние возможности для рабочих групп людей и животных.

Почему трудовое принуждение меньше реагировало на соотношение земли и труда по мере увеличения последнего? Произошло это, как мы думаем, из-за технических ограничений на принуждение. В деревнях с очень высоким соотношением земли и труда крепостным требовалась большая часть их труда только для того, чтобы выжить. Лорды не могли извлечь его, не убив крепостных. Когда рабочей силы стало крайне мало, то есть прорвалось рыночное давление, и никакая технология принуждения не могла ему противостоять. Чешские землевладельцы сами признали эти ограничения, предоставив временную свободу от принудительного труда в резко обезлюдевших деревнях после Тридцатилетней войны (Cerman 1996, Štefanová 1999, Zeitlhofer 2014).

Слабые внешние опции

Как внешние варианты в городском секторе повлияли на трудовое принуждение? Поразительным результатом наших регрессий является то, что городской потенциал, которым располагала крепостная деревня, — размеры и близость городских рынков — почти не оказали статистически или экономически значимого влияния на принуждение к труду в деревне. Единственные городские эффекты, которые были статистически (а в одном случае и экономически) значимыми, были положительными, то есть они усиливали принуждение к труду, предполагая, что города создавали больше возможностей для лордов, чем для крепостных.Это неудивительно, поскольку исторические данные показывают, что богемные города делали вещи, которые скорее ограничивали, чем расширяли внешние возможности крепостных, в частности, ограничивая сельские ремесла и ремесла, которые конкурировали с теми, которыми занимались горожане (Cerman 1996, Ogilvie 2001, Klein and Ogilvie 2016). . Но в большинстве случаев влияние городов на принуждение к труду было настолько незначительным, что не имело экономического значения.

Это согласуется со слабостью городов в Богемии, как и в большинстве частей восточно-центральной Европы.Как видно из таблицы 1, в европейских обществах, где еще сохранялось крепостное право в 1750 г., всего 7% населения проживало в городах с населением более 5000 человек по сравнению с 17-19% в обществах без крепостного права. В империи Габсбургов, в которую входила Богемия, всего 3-4% населения проживало в городах с населением более 5000 человек. В крепостных обществах городов было слишком мало и они были слабы, чтобы повышать заработную плату крепостным или цены помещикам. Они не предоставляли серьезных внешних возможностей ни для одной из сторон, поэтому они не оказали серьезного влияния на крепостное право.

Таблица 1  Урбанизация в европейских обществах, 1750 и 1800 гг.

Примечание : Среднее значение для обществ с крепостным правом и без него в 1750 году рассчитывается на основе общей численности населения.
Источник : рассчитано по данным Malanima (2010), стр. 260-2.

Фонды факторов формируют институты

Наше исследование содержит постоянные политико-экономические переменные, анализируя конкретное общество и контролируя другие влияния на крепостное право.Это позволяет нам впервые предоставить четкие доказательства того, что чистым эффектом более высоких соотношений земли и труда действительно было усиление принуждения к труду. Положительное влияние усилилось, когда землевладельцы привлекли рабочую силу в командах людей и животных, и уменьшилось по мере роста соотношения наземного труда и труда; оба шаблона соответствуют техническим ограничениям на принуждение. Города в Богемии и в большинстве европейских обществ, где сохранилось крепостное право в 18 веке, обычно были слишком слабы, чтобы предоставлять внешние возможности ни крепостным, ни помещикам, и, таким образом, не облегчали принуждение — скорее, иногда они слегка его усиливали.Так что Домар был прав – обеспеченность факторами может существенно влиять на крепостничество. Наше исследование показывает, что институты частично формируются под влиянием экономических основ.

Ссылки

Асемоглу, Д., С. Джонсон и Дж. А. Робинсон (2005). «Институты как фундаментальная причина долгосрочного роста». В P. Aghion and S.N. Durlauf, eds., Handbook of Economic Growth . Амстердам/Лондон, Эльзевир. 1А: 385-472.

Асемоглу, Д. и А. Волицки (2011). «Экономика трудового принуждения. Econometrica 79(2): 555-600.

Aston, TH и CHE Philpin, ред. (1988). Дебаты Бреннера . Кембридж, Издательство Кембриджского университета.

Батен, Дж., М. Шолтысек и М. Кампестрини (2017). «Девичья сила» в Восточной Европе? Развитие человеческого капитала в Центрально-Восточной и Восточной Европе в семнадцатом-девятнадцатом веках и его определяющие факторы». Европейский обзор экономической истории 21(1): 29-63.

Бреннер, Р.(1976). «Структура аграрного класса и экономическое развитие в доиндустриальной Англии». Прошлое и настоящее 70: 30-75.

Бродберри, С. и Б. Гупта (2006 г.). «Великое расхождение раннего Нового времени: заработная плата, цены и экономическое развитие в Европе и Азии, 1500–1800». Обзор экономической истории 59(1): 2-31.

Черман, М. (1996). «Proto-industrialisierung und Grundherrschaft. Ländliche Sozialstruktur, Feudalismus und Proto-industrielles Heimgewerbe in Nordböhmen vom 14.bis zum 18. Jahrhundert (1381-1790)». Кандидат наук. диссертация, Вена.

Деннисон, Т. (2011). Институциональные основы русского крепостничества. Кембридж, Издательство Кембриджского университета.

Домар, Э. Д. (1970). «Причины рабства или крепостничества: гипотеза». Журнал экономической истории 30(1): 18-32.

Хэтчер, Дж. и М. Бейли (2001). Моделирование средневековья: история и теория экономического развития Англии. Оксфорд, Издательство Оксфордского университета.

Кляйн, А. (2014). «Учреждения« второго крепостного права »и экономическая эффективность: обзор существующих свидетельств для Богемии». В S. Cavaciocchi, изд., Рабство и крепостное право в европейской экономике с 11 по 18 века. Флоренция, Издательство Флорентийского университета: 59-82.

Кляйн, А. и С. Огилви (2016). «Занятая структура в чешских землях при втором крепостном праве». Обзор экономической истории 69(2): 493-521.

Кляйн, А.и С. Огилви (2017). «Был ли Домар прав? Крепостное право и факторные пожертвования в Богемии». Документ для обсуждения CEPR № 12388.

Маланима, П. (2010). «Урбанизация». В S. Broadberry and KH O’Rourke, eds., The Cambridge Economic History of Modern Europe, Vol 1: 1700-1870 . Кембридж, Издательство Кембриджского университета. 1: 235-263.

Маркевич, А. и Е. Журавская (ожидается в 2018 г.). «Экономические последствия отмены крепостного права: свидетельства из Российской империи». Американское экономическое обозрение.

North, D.C. и RP Thomas (1973). Восход западного мира. Кембридж, Издательство Кембриджского университета.

Огилви, С. (2001). «Экономический мир богемского крепостного: экономические концепции, предпочтения и ограничения в поместье Фридланд, 1583–1692». Обзор экономической истории 54 (3): 430-453.

Огилви, С. (2007). «Что бы ни было, это правильно»? Экономические институты в доиндустриальной Европе». Обзор экономической истории 60(4): 649-684.

Огилви, С. (2014a). «Крепостное право и институциональная система в Германии раннего Нового времени». В S. Cavaciocchi, изд., Рабство и крепостное право в европейской экономике с 11 по 18 века. Флоренция, Издательство Флорентийского университета: 33-58.

Огилви, С. (2014b). «Рабство и крепостничество в европейской экономике: вклад в Tavola Rotunda». В S. Cavaciocchi, изд., Рабство и крепостное право в европейской экономике с 11 по 18 века . Флоренция, издательство Флорентийского университета: 689-693.

Огилви, С. и А. В. Карус (2014). «Институты и экономический рост в исторической перспективе». В С. Дурлауф и П. Агион, ред., Справочник по экономическому росту . Амстердам, Эльзевир. 2А: 405-514.

Постан, М. М. (1937). «Хронология трудовых услуг». T , транзакции Королевского исторического общества 20: 169-193.

Постан, М. М. (1966). «Средневековое аграрное общество в расцвете сил: Англия». В MM Postan, изд., Кембриджская экономическая история Европы, том 1: Аграрная жизнь средневековья. Кембридж, Издательство Кембриджского университета: 548-632.

Штефанова, Д. (1999). Erbschaftspraxis und Handlungsspielräume der Untertanen in einer gutsherrschaftlichen Gesellschaft. Die Herrschaft Frýdlant in Nordböhmen, 1558-1750 . Мюнхен, Ольденбург.

Цайтльхофер, Х. (2014). Besitzwechsel und sozialer Wandel. Lebensläufe und sozioökonomische Entwicklungen im südlichen Böhmerwald, 1640-1840 . Вена, Бёлау Вена.

крепостных девушек русских помещиков

И.Бондарь

Барышни и крестьянки

В мою деревню одновременно

Прискакал новый помещик

Александр Павлович Иртеньев прибыл в состоянии глубокой меланхолии. Деревня оказалась вовсе не таким романтичным местом, как казалось из столицы. С юных лет он поступил на военную службу, но не куда-нибудь, а в Семеновский полк старой гвардии. Принимал участие в Турецкой компании, где получил Георгия III степени и Очаковскую медаль.Однако, получив ранение в Киеве, попал в историю — взбитый под настроение квартального надзирателя. Дошло до царя Павла Петровича. А нашему героическому прапорщику было приказано высочайшим: «жить в имении своем в Тамбовской губернии, не покидая своего уезда».

Итак, в двадцать два года Александр Павлович очутился в глуши, в окружении тысячи душ крепостных, многочисленных дворов и старой дедовской библиотеки. Однако читать он не любил.

Достойных внимания соседей буквально не было.Обширное поместье на многие версты было окружено землями бедных дворян однодворцев, у каждого из которых было едва ли пятнадцать крепостных. Дружба с ними несомненно была бы мезальянсом. Поэтому наш помещик жил затворником и лишь изредка навещал дальнего соседа генерала Евграфа Арсеньева. Однако генерал был очень скучным человеком, способным говорить только о славе гусар, к которой он когда-то принадлежал.

Ближайшее окружение Александра Павловича состояло из камердинера Прошки, который был с барином в походе против турок, кучера Миняя и шустрого Пахома — мастера на все руки, — которого барин называл ямщиком, хотя и делал не держать конуру.Нельзя не вспомнить и отставного солдата, которого подобрали по дороге в усадьбу. Как бывший военный, г-н Иртеньев сочувствовал всем, кто был «уволен» из армии.

Один солдат из суворовских чудо-богатырей уволен на неопределенный срок с указанием «бороду сбрить и во имя Христа в мире не просить». Многие отставные солдаты находили себе пропитание, становясь охранниками городских районов или дворниками. Но наш слуга, покалеченный ранением, был непригоден для такой службы и потому с радостью принял предложение нашего помещика.

Находя земледелие скучным делом, новый помещик перевел крестьян на оброк.

Как сказал потом наш поэт:

Ярем он старый барщина Заменена легкой арендной платой И раб благословил судьбу.

По этой причине его полюбили крепостные, не противившиеся барскому интересу к прелестям многочисленных деревенских девиц, весьма сочных телами. Освободившись от хозяйственных дел, наш герой вплотную занялся придворными. Повар со своими помощниками нареканий не вызывал, так как мастер не был гурманом.К дворнику и лакею претензий не было, а вот девичья его огорчила. Полтора десятка дворовых девиц предавались безделью и всяким безобразиям. По этой досадной причине новый хозяин решил регулярно выпороть всех девушек .

До этого виновных пороли во дворе, но возможные непогоды или зимние холода сильно мешали регулярности. Воспитанный по строгому повелению императора Павла Петровича, молодой барин задался целью исправить все, что касается порки дворовых людей.В первую очередь предписывалось, чтобы у ключницы постоянно было достаточное количество намоченных стержней — соленых и не соленых. Старцу было приказано поднять стены бани на пять венцов, без которых низкий потолок затруднял раскачку жезла. К бане срубили новую, очень просторную раздевалку, и Александр Павлович считал подготовку законченной.

В амбаре поставили стул для барина, а затем ключнице приказали в тот же день отвезти всех девушек в деревню в баню, так как барин не любит запах мужского пота.Утром все пятнадцать девушек были готовы к казни. По новому регулярному правилу одна девушка должна лежать под розгами, еще две должны сидеть на скамейке возле хозяйской бани, а остальным приказано ждать наказания в девичьей. Исполнителем был назначен отставной солдат.

Первая ключница, отправленная в баню Танька, дочь крупного кузнеца. Таня перекрестилась и вошла в раздевалку, посреди которой стояла широкая почерневшая скамья, а в углу два ведра с розгами.Таня, дрожа от страха, поклонилась барину и замерла на пороге.

— Проходи, красная девица, скинь свой сарафан и ложись на скамейку, — сказал солдат. Испуганная Таня схватила руками подол сарафана, стянула его через голову и осталась в натуре … Она попыталась от стыда прикрыться руками, но Александр Павлович тростью отвел ее руки и продолжил созерцать сильные статуи девушки. Тане нравились большие сиськи, плоский живот и подтянутые бедра.Для полного обзора мастер повернул девушку спиной с той же тростью и осмотрел ее полную попку.

— Ложись, девочка. Проходит время, а вас много — мчался солдат.

Таня, которую в детстве много пороли, тут же легла прямо — она вытянула ноги прямо, крепко сжала бедра, чтобы стыд не ударила, и прижала локти к бокам, чтобы гибкий лосин не дошел до сисек.Солдат не привязал девушку к скамейке. В русской порке есть определенный эстетический момент, когда девушка свободно лежит на скамейке, дрыгает ногами и играет задом под розгами, но не прыгает со скамейки и не прикрывается руками.

— Сколько вы заказываете? — спросил солдат у мастера.

Александр Павлович уже оценил красоту тела девушки и имел на него виды. Поэтому он был милостив.

— Четверть несоленая, три стержня.

Такое мягкое наказание было назначено потому, что Александр Павлович захотел сегодня увидеть эту девушку в своей спальне. Несмотря на милостивое наказание, Таня тут же «заиграла»: подала голос, стала дрыгать ногами и подбрасывать свою круглую жопу к удочке. Правильнее было бы сказать, что в этот раз Таня не пострадала под розгами, а сыграл . После того, как ее высекли, она встала, поклонилась мастеру и, подобрав сарафан, вышла из ванны обнаженной, показав в дверях силуэт своего соблазнительного тела.

Вторая девушка, поспешно перекрестившись, поклонилась мастеру, стянула с себя сарафан и, не дожидаясь приглашения, легла под прут. Так как ее тело еще не приобрело всей прелести девичьих статей, ей строго приписали две соленые четверки.

Солдат-половча оправился, поднял руку с мокрой связкой длинных стержней к потолку и с густым свистом опустил их вниз.

— Ооо!!! — вскочила девушка, захлебываясь слезами и каменно сжимая разом прорезанный приклад.

Ооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо).

— Так ее, так, — сказал мастер, — и то еще раз наискосок, и то сверху на заднице. На концах красных полос, оставленных стержнями, появились капли крови. Соленые стержни жгли белую кожу. С каждым ударом девушка высоко подбрасывала попку и брыкалась ногами. Солдат пороли «с умом», после каждого удара давал девушке время крикнуть и перевести дух, и только после этого обрушивал ей на зад новый свистящий удар.

— Отец-с, прости меня окаянный! — крикнула девушка в голос.

Порка третьей девушки удивила и мудрую экономку, и камердинера Прошку, которые крутились рядом, чтобы созерцать афедронов девушки. Мастер хотел выпороть третью девушку из моих собственных рук и обошелся он с ней очень жестко — вломил ей в попку те же две четверки солонки, но одним горящим жезлом. А когда сверкающая девушка встала, ей подарили городские медовые пряники.Выпоротые и не выпоротые девушки смотрели на подарок хозяина с удивлением и завистью. В дальнейшем такой пряник стал желанным подарком, ради которого девушки сами просили розги из собственных рук мастера, но он им не потакал.

Завершив выполнение и попутно установив приоритет привлекательности девушек, Александр Павлович приказал домработнице отправить вечером Таню в опочивальню, чтобы она на скорую руку взбалтывала господскую перину.Таня вошла, когда Александр Павлович уже переоделся в новомодную ночную сорочку и докурил последнюю трубку. Нарядная девица стала стегать перину на кровати такой широкой, что на ней могли лечь пятеро гвардейцев Семёновского полка. Когда Таня сильно наклонилась вперед, чтобы добраться до противоположного края кровати, Александр Павлович подошел к ней сзади и накинул девушке через голову сарафан и рубаху. Таня замерла в этой распластанной позе, утонув головой и руками в поднятом сарафане.Это предоставило мастеру возможность обозреть ее тело от пяток до плеч.

Крепостная девушка.

Но мой рассказ будет о честном и свободном человеке по имени Иван Захаров. Иван приехал в большой город бедняком. В отличие от других людей его уровня, которые, загоревшись, тут же тухнут, обладал железным характером и упорством. Став подмастерьем у ювелира, он работал с большим усердием. Хозяин заметил его и сделал хозяином. Иван умножал свое усердие, старался везде перенимать приемы своего ремесла.Потом он придумал более изощренные техники, и самостоятельно сделал много открытий в ювелирном искусстве.

Нельзя сказать, что Иван Захаров был холоднее льда, нет, это не так. Он наверняка видел прелести, которыми природа щедро одарила некоторых своих клиентов. Но, наслушавшись их забавной болтовни, за которой скрывались лукавые мысли, он понял, что заигрывая с ним, они просто пытаются сбить цену на драгоценности.Но все равно.

Очаровательные женщины добились своего, но совсем в другой сфере

Он шел домой после работы, мечтательный, как поэт, тоскующий, как кукушка без гнезда. В этих снах уже фигурировала добрая и беспокойная жена. И подходя к своему дому, он уже мысленно имел с десяток детей от этой воображаемой жены.

-А ты не можешь убежать?

-Маша.

-Кто она?

-Девочку зовут Маша.

-Какой указ?

Когда ювелир ушел, принц долго сидел в своем кабинете, глядя на кубок. Настоящая любовь побеждает все!

Создано Юрием Елистратовым

П. Вилка

Регистрационный номер 0098959 выдан на работу:

Крепостная девушка.

Эта история произошла во времена крепостного права в России.Это право принадлежало людям, удостоенным дворянского титула со дня рождения. Эта группа людей, на которых полагалась власть царя, пользовалась его особыми почестями, в том числе правом распоряжаться жизнями своих подданных, пожизненно отдававшихся его власти.

Но мой рассказ будет о честном и свободном человеке по имени Иван Захаров. Иван приехал в большой город бедняком. В отличие от других людей его уровня, которые, загоревшись, тут же тухнут, обладал железным характером и упорством.Став подмастерьем у ювелира, он работал с большим усердием. Хозяин заметил его и сделал хозяином. Иван умножал свое усердие, старался везде перенимать приемы своего ремесла. Потом он сам стал изобретать более сложные приемы, и самостоятельно стал делать множество открытий в ювелирном искусстве.

Он много и неустанно работал. До поздней ночи в окне его мастерской горел свет лампы. Иван усердно стучал молотком, точил, пилил, резал, гнул, точил, паял.

Нужда породила труд. Труд породил высокое трудолюбие. Усердие породило богатство.

Он построил свой дом. Он устроил в доме мастерскую и небольшой магазин, в котором стал продавать свои замечательные изделия. Многие горожане стали его частыми посетителями и покупателями.

Несмотря на соблазны большого города, наш Иван жил скромно. Даже в цветущую пору своей юности он ни разу не поддался искушениям жизни, бушевавшим вокруг него.

Иван был человеком простых и самых бесхитростных понятий. Он боялся Бога, потом воров, дворян всякого ранга, но больше всего боялся всяких бед и забот.

Со временем он научился идти своим путем. Не лезьте в чужие дела. Протяни ноги по одежде, себе не должен и ближнему не давай взаймы. Держите ухо востро, не позволяйте очкам тереться о вас, не говорите о том, что вы делаете.Зря даже воду не вылить. Не будьте забывчивы, никому не доверяйте ни свои заботы, ни свой кошелек.

Все эти простые бытовые правила позволяли ему торговать в свою пользу, что он и делал, никого не обидев.

О нем говорили, что Иван создан будто бы одним ударом, вытесан из одного куска. Такие люди всегда выше тех, чье творение было взято несколько раз.

Вот каким добродетельным был Иван Захаров.Почему наш мастер оставался одиноким как палец, когда его природные свойства мог оценить любой.

Если начать критиковать нашего героя, возникает вопрос, а знаете ли вы, что такое любовь? Боюсь, вы не совсем знаете…

Любящий должен куда-то идти, откуда-то возвращаться, слушать, подстерегать, молчать, говорить. Теперь сожмитесь, затем обернитесь. Он растет и сжимается. Угодить, наиграть на каком-нибудь инструменте, покаяться, за тридевять земель тащить.Вылезай из кожи, получай птичье молоко, ласкай свою кошечку или собачку, дружи с ее подругами. Нюхать то, что нравится ее близким, не наступать никому на ноги, не бить посуду. Чтобы убрать луну с неба, переливай из пустого в порожнее. Молоть чушь, лезть в огонь и в воду. Любуйтесь нарядами любимой, и повторяйте это тысячу раз. Оденьтесь павлином сами. Шутить метко, остро. Смехом преодолевать страдания. Умерь свой нрав.

Прогулка с утра до вечера с милой улыбкой.А ведь известно, что милым дамам угодить сложно — они виляют хвостом и прощаются, даже не объясняя причин! Сама она причин толком не знает, но от любимого требует, чтобы он знал!

Некоторые мужчины в таких обстоятельствах становятся угрюмыми, злыми, сходят с ума, делают всякие глупости. Вот чем человек отличается, например, от собаки. Это объясняет, почему у собак нет души. Не хотеть? — Она наконец фыркнула и побежала себе дальше.

Любовник должен быть мастером на все руки: он и маг, и воин, король, бездельник, простак, кутеж, лжец, хвастун, доносчик, доносчик, помощник, волокита , бомж, дурак, юродивый.

Выслушав все это, разумный человек пренебрежет любовью. И действительно. Занимаясь этим занятием, уважающие себя мужчины, прежде всего, вынуждены тратить: время, жизнь, кровь, заветные слова, не считая уже сердца, души, мозга.Именно к этим человеческим качествам девицы стремятся сверх меры. Дружно болтая между собой, они говорят друг другу: «Если человек не дал мне всего, что у него есть, то он мне ничего не дал!». А некоторые, нахмурив брови, до сих пор не в восторге от того, что мужчина разбивается ради нее в лепешку: «Что за пустяк, плохо он старается!»

А уважаемый Иван Захаров знайте сами, он плавил серебро и золото. Глядя на окружавшую его суету, он не мог зажечь в своем сердце фантастических узоров любви, чтобы украсить ее, отразиться в ней, разыграться в замысловатых выдумках.Все объяснялось просто, нигде он не нашел живого образца этого таинства души.

Сами понимаете, что ни в одной стране девственницы не падают на ровном месте в объятия мужчины, как не падают с неба жареные цыплята. Так что наш ювелир оставался целомудренным.

Нельзя сказать, что Иван Захаров был холоднее льда, нет, это не так. Он не мог не видеть тех прелестей, которыми природа щедро одарила некоторых его клиентов.Но, наслушавшись их забавной болтовни, за которой скрывались лукавые мысли, он понял, что заигрывая с ним, они просто пытаются сбить цену на драгоценности. Но все равно. Очаровательные женщины добились своего, но совсем в другой сфере — он после работы шел домой, мечтательный, как поэт, тоскующий, как кукушка без гнезда. В этих снах уже фигурировала добрая и беспокойная жена. И подходя к своему дому, он уже мысленно имел с десяток детей от этой воображаемой жены.

Свои сокровенные мечты он воплотил в красивых безделушках, а восхищенные покупатели и не подозревали, сколько жен и детей спрятано в этих красивых вещицах!

Так и ушел бы наш талантливый ювелир холостяком в мир иной, но на сорок первом году жизни случилось вот что! В один прекрасный день наш герой гулял за городом. Незаметно для себя он вступил в поле, которым владел дворянин князь К.Посреди луга он встретил молодую девушку, тащившую за собой корову. Проходя мимо ювелира, девушка приветливо поклонилась ему, улыбнулась и сказала: — Добрый день, милорд!

То ли невинная красота хорошенького девичьего лица, то ли приветливый голос, то ли мысли о женитьбе, которые не давали ему покоя, но Иван влюбился мгновенно и страстно.

-Дорогая девушка, вы, наверное, бедны, раз в воскресенье не знаете отдыха от работы?

-Я княжеская крепостная.Он из доброты своей разрешает ей пасти нашу корову на своем лугу, но уже после обеда.

-А тебе так дорога твоя корова?

-Да, милорд, она кормилица и пьяница всей моей семьи.

-Такая красавица и одна в поле?! Наверное, есть много желающих завоевать ваше сердце?

-Нет, это совсем не так. Все знают, что я крепостная девушка. Если кто-то женится на мне, он автоматически становится крепостным князя.Особенно обидно, что, когда князю будет угодно, я буду низведена до такого же крепостного человека, как жена.

Так медленно разговаривая, они подошли к дому девушки. Ювелир восхищался красивым лицом девушки, ее стройной фигурой. Хотя он был девственником с чистым сердцем и помыслами, но не мог заставить себя не угадывать прелестные белоснежные груди, которые девушка с очаровательной стыдливостью скрывала под грубым платком. Все это возбуждало его, пробуждало жажду, как чаша с холодной водой соблазняет усталого путника.

Одним словом, гуляя рядом с этим чудесным существом, наш Иван изнемог от внезапной любви. Чем строже был запрет на этот фрукт, тем больше томился ювелир.

Неожиданно девушка попросила подоить коровье молоко, так как день был жаркий. Иван отказался и неожиданно для себя разразился страстным признанием в любви.

-Я не хочу молока, но я жажду тебя. Если ты не против, я хочу выкупить тебя у принца!

-Это невозможно! Уже многие несчастные поколения моих предков принадлежали князю.И деды так жили, и так будут жить внуки. Мне суждено быть рабом принца навсегда. И мои дети будут крепостными. Принц хочет, чтобы все люди, принадлежащие ему, имели потомство.

— Неужели нет человека, который осмелился бы купить такую ​​красивую женщину на свободу?

— Воля слишком дорогая. Те, кто мне нравился, уходят так же быстро, как и появляются.

-А ты не можешь убежать?

-О, ты не можешь.У князя длинные руки, и королевский закон о крепостных очень строг. Если меня поймают, то заковают в кандалы, и милый мой может лишиться не только свободы, но и всего своего имущества. Я не стою таких жертв! Так что я живу в полном повиновении, понятно, что это мой удел.

-Как тебя зовут, милая девочка?

-Маша.

-А меня зовут Иван. Иван Захаров, ювелир. И вот что я скажу тебе, моя дорогая.Никогда в жизни мне не нравилась ни одна женщина, как ты. А еще ты знаешь…? Я шел по этому полю с мыслями выбрать себе друга, но встретил тебя. В этом я вижу указание на небо. Если я тебе не противен, если ты готов забыть, что мне уже много лет, считай меня своим другом, а потом… может быть, и мужем!

Услышав такие приятные для женского сердца слова с признанием в любви, девушка покраснела чудесным румянцем, опустила счастливые глаза и залилась слезами:

-Дорогой мой Иванушка! Я не хочу причинять тебе много горя, как только ты попросишь принца исполнить мою волю.Мне достаточно нескольких ласковых слов.

-Дорогая Машенька! Ты еще ничего не знаешь обо мне. Я достаточно богатый человек. Я ни о чем не пожалею, чтобы получить свободу для своей будущей жены.

-Иванушка! Отбросьте эти мысли. — сказала девушка, проливая слезы, — я буду любить тебя всю жизнь и так. Без этих жестких условий.

-Давай, Машенька, договоримся. В следующее воскресенье я снова приду на это поле.

-Добрый господин! Я обязательно буду ждать вас здесь.Если после этого меня строго накажут, это не имеет значения. Я не боюсь. Приходи, моя дорогая.

-Девушка вернулась домой поздно вечером, за что получила сильное избиение, но побоев не почувствовала.

Добрый Иван, пропал аппетит. Он даже закрыл свою мастерскую и лавку, поэтому влюбился в эту замечательную крепостную девушку. Я думал о ней, видел везде только ее. Когда мужчина находится в такой стадии влюбленности, вполне прилично начать действовать, при этом активно.

Ювелир, мужчина был осторожен. Поэтому для разговора с князем я решил прибегнуть к помощи уважаемого покровителя. Никаких затруднений в этом вопросе у него не возникало, так как многие блестящие дамы готовы были оказать помощь в таком приятном для женщин деле, как любовь!

Княгиня М., имевшая большой вес при царском дворе, вызвалась сопровождать ювелира и помогать в его бедах, как выкупить крепостного.

Принц с большим почтением принял гостью и сопровождавшего ее ювелира.Княгиня взяла на себя смелость завязать разговор:

-Великий князь! Я с вами по очень приятному для меня делу. Я хочу способствовать объединению двух влюбленных сердец.

-Принцесса! Буду рад быть полезным, но не знаю, о чем речь.

— Перед вами наш придворный ювелир, воспылавший любовью к девушке, которая, к сожалению, ваша крепостная. Поэтому я ходатайствую перед вами о завещании для этой девушки.С нашей стороны вы можете рассчитывать на выполнение любого вашего пожелания.

-Кто она?

-Девочку зовут Маша.

-Ах, ах! Мне что-то говорили, но я не придала этому значения. В любом случае нам придется договариваться об условиях выкупа. Вы готовы к этому разговору?

-Ваше Превосходительство! — вступил в разговор наш влюбленный ювелир, — Я решил сделать для тебя чудесную золотую вазу, усыпанную драгоценными камнями.Я уверен, что такого человека в России вы не найдете.

— Конечно, от такого подарка я не откажусь. Но… — князь выразительно посмотрел на княгиню, — я не волен изменить царский указ.

-Какой указ?

-Когда царь пожаловал мне и другим высшим лицам поместья, его указ установил, что все крестьяне становятся нашими крепостными. И их дети, и дети их детей. Особо указывалось, что человек со стороны, если он женится на моем крепостном, становится крепостным на всю оставшуюся жизнь.Это королевский указ! — развел руками князь — Не в моей власти поправить короля! Так что решиться на это может только человек, потерявший рассудок.

-Великий князь! Я такой человек. Я потерял рассудок от любви к этой бедной девушке. Меня больше тронуло ее нежное и доброе сердце, чем телесное совершенство. Но более всего меня поражает ваше жестокосердие, ибо из любой ситуации есть выход. Просто нужно захотеть. Короче говоря, моя судьба в ваших руках, извините за мои слова.Так! Даже если все мое имущество станет твоей собственностью, а я стану твоим рабом, твоя сила все равно имеет предел.

— Это что, — спросил рассерженный дерзкими речами князь, простолюдин, — как вы выразились, предел?

-Это ограничение у меня в голове. Ни одна мощнейшая сила не властна над моим талантом и над всеми идеями будущих творений. Это все таится в моей памяти!

Слушая эту яростную перепалку, принцесса уже не радовалась тому, что ввязывается в историю.Она испуганно смотрела то на разъяренного принца, то на своего любимого ювелира. При всех своих талантах ювелир оставался невидимой фигурой на поверхности. Во власти князя было устранить эту помеху одним движением руки. Неизвестно, чем бы все это кончилось, но, к счастью, Машеньку внесли в зал.

Князь приказал заранее подготовить предмет разговора, для собственного рассмотрения и как предмет торга.Горничные старались изо всех сил. Машенька сверкала, как серебряное блюдо, заботливо вытертое хлопотливой хозяйкой. Она была одета в красивое белое платье с розовым поясом, ноги обуты в изящные туфли, из-под которых выглядывали красивые ножки в белых чулках.

Машенька выглядела царственно красивой. Увидев девушку, Иван обалдел от восторга. Даже принц и принцесса признались себе, что никогда не видели такой совершенной красоты.

Первой начала принцесса, которая поняла, что дальнейшее пребывание такой красивой девушки грозит ювелиру огорчениями и всякими опасностями.Поэтому она вежливо извинилась и, схватив ошарашенного Ивана за руку, повела его в карету. Всю дорогу она уговаривала ювелира отказаться от данного девушке слова, так как женским чутьем она угадала, что принц не отпустит такую ​​прелестную приманку.

Через некоторое время принцесса получила письмо от принца. В ней он еще раз подтверждает, что в случае женитьбы на девушке Маше ювелир Иван Захаров должен отдать все свое имущество в пользу князя, а себя и своих будущих детей признать крепостными.В качестве особой милости князь оставил молодым жилище и ювелирную мастерскую. Там они могли жить и работать. Но раз в году муж и жена обязаны остаться в человеческой комнате на неделю, чтобы подтвердить свое рабское состояние.

Иван был в отчаянии. Он не смог даже похитить Машу, так как князь приказал держать девушку под особой охраной, что тут же и было выполнено. Ювелиру оставалось только одно — жаловаться своим покупателям на жестокость принца и его несчастную любовь.В результате эта история стала широко обсуждаться в обществе. Все без исключения встали на сторону бедного ювелира. Этот ропот дошел даже до короля.

Услышав эту грустную историю, царь сначала заплакал от жалости, а потом рассердился на князя. Когда он предстал перед глазами разгневанного правителя, то спросил:

-Почему ты принц, не хочешь слушать голос великой любви и не следуешь милосердию?

-Подписчик, судите сами! Все законы государства взаимосвязаны, как звенья в цепи.Как только одно звено выпадает, все рушится. Если моего крепостного возьмут против нашей воли, то вскоре в государстве может подняться мятеж. Повинности в казну платить откажутся, да и корону с вашей головы-с снимут не за горами!

Последнее обстоятельство сразу охладило царский гнев, и он, взмахом руки, отпустил князя.

Тем не менее визит во дворец не прошел для принца даром.Он был опытным сановником, и решил разрядить обстановку от греха и царского гнева. В результате ювелира допустили к Машеньке под строгим надзором. Ввели девушку, одетую в роскошные платья, как придворную даму. Влюбленным разрешалось только видеться и разговаривать друг с другом. Надзор был настолько строг, что влюбленные не могли даже тайком обменяться поцелуями.

Этим принц достиг своей цели. Не выдержав этой медленной пытки, влюбленный ювелир решил подписать все необходимые бумаги и контракты.

На слух о том, что знаменитый ювелир ради возлюбленной решил расстаться со своим состоянием и поработить себя, став добровольно собственностью князя, все хотели на него посмотреть. В лавке стали толпиться придворные дамы, красивые женщины, которые без счета уносили драгоценности, лишь бы подольше побеседовать с ювелиром. И если другие могли сравниться с красотой Машеньки, то никто из них не обладал ее добрым сердцем.

Накануне окончательного перехода в рабство и любовь ювелир переплавил все золото, сделал из него корону, не особо стараясь, подогнал к ней все драгоценные камни и отнес царице.

-Ваше Величество! Я не знаю, кому доверить свое богатство, я передаю его вам. Завтра у меня ничего своего не будет — все достается князю. Я знаю, что Вы неоднократно высказывали в мой адрес слова сожаления. Поэтому будьте великодушны, примите этот венец. Смею надеяться, что если мои дети станут свободными, а со мной случится что-то плохое, я надеюсь на ваше великодушие по отношению к ним.

-Принимаю подарок, бедняга! Рано или поздно принцу понадобится моя помощь.Тогда, поверь мне, я тебя запомню.

Свадьба ювелира, лишившего себя за это свободы, собрала несметную толпу. «Вы всегда останетесь благородным человеком, вопреки принцу!» — кричали жениху именитые граждане.

Вдохновленные всенародной поддержкой, молодожены показали себя достойными друг друга в интимной дуэли. Муж Ивана одержал много побед, а любимая жена ответила ему боем, как и положено здоровой крестьянской девушке.Так продолжалось весь первый месяц, и молодожены, как голуби, начали вить себе уютное гнездышко. Машенька наслаждалась небывалым светом и уютом дома. Свой свет любви и утешения она передала покупателям, которые столпились в магазине. Этот свет увлекли покупатели, очарованные молодой хозяйкой.

В конце медового месяца случилось непредвиденное. Князь вошел в дом, который уже принадлежал ему. Вызвав ювелира и его умершую от неожиданности жену, князь сказал:

-Я принес вам свое любезное решение.Я не хочу быть тираном в глазах общества, поэтому решил — ты свободен! Эта свобода вам ничего не будет стоить.

Иван с женой упали на колени и заплакали от радости. Ювелир с большим почетом и уважением провез карету князя через весь город.

На этом события не закончились. В один прекрасный день слуга доложил князю, что его хочет видеть ювелир. Войдя в кабинет князя, ювелир поставил перед ним сундук из красного дерева.Принц открыл сундук и закрыл глаза. В сундуке лежал чудесный золотой кубок дивной формы. Все это было украшено драгоценными камнями.

-Помните, принц, в свой первый приезд я обещал создать для вас этот кубок. Я сдержу свое обещание. Примите это в подарок, за вашу доброту, в память о самой счастливой супружеской паре в мире.

Когда ювелир ушел, принц долго сидел в своем кабинете, глядя на кубок.Настоящая любовь побеждает всех!


Создано Юрием Елистратовым

П. Вилка

— Иначе что? — по голосу Владимира нельзя было понять его настроения. Он стоял в дверях библиотеки, подпирая косяк плечом, вопросительно глядя на управляющего.
— Так вот, Владимир Иванович, — зачастил Карл Модестович, — смотрю, девушка не работает, бездействует. Я хотел поставить ее во главе.Я сказал ей убрать со стола, а она спорит со мной.
— Карл Модестович, Анна Вас больше не слушается. Я запрещаю тебе что-либо заказывать ей. Ясно? — лениво проговорил Владимир, слегка растягивая гласные.
— Ну как же, Владимир Иванович? Она крепостная, а я управляющий, если Анна меня не слушается, остальные подумают, что тоже могут отлынивать от работы.
— Вы плохо слышите, Карл Модестович? Я не хочу это обсуждать. Отныне Анна слушается только меня. Вы все понимаете?
— Конечно, как не понять?
— Идите, Карл Модестович, идите.- Владимир проследил взглядом за менеджером.
Анна робко подняла на него глаза. — Могу я идти, сэр?
— Да, Анна, иди.
Понаблюдав, как девушка поднимается по лестнице, Владимир вернулся в библиотеку.

Анна забралась в кресло ногами, прижав к животу подушку. Почему Владимир это делает? Сначала он меня унижал, причинял мне боль, теперь взял меня под свою защиту. Угрызения совести, не иначе. Но почему он вчера был так жесток? , набросился на меня, начал насильно целовать, как я могла не сопротивляться?А потом, он меня связал, хотя я просила этого не делать.Он всегда ненавидел меня, но тогда мой дядя защищал меня, а теперь, получив власть надо мной, просто воспользовался ею. Он сделал все, что произошло, только для того, чтобы показать, что я теперь принадлежу ему? Почему Иван Иваныч воспитал меня дворянкой? Я просто играла, как с дорогой куклой, забывая, что я тоже живой человек. Он хотел меня видеть на сцене, но меня хоть кто-то спросил, чего я хочу? Я просто хочу жить, любить, быть любимой, растить детей. Но разве у крепостной могут быть свои желания? Зачем мне все это? Дорогая одежда, образование, воспитание, манеры? Почему голос, красота, талант? Что барин, потеряв голову от ненависти и похоти, изнасиловал меня, а потом, мучаясь, пытался загладить свою вину? Если бы я был обычным крепостным, я бы так не волновался.Это в порядке вещей, когда хозяин развлекается с дворовыми девчонками, выпуская лихую удаль. Если бы дядя не отвел меня в дом, Владимир не посмотрел бы в мою сторону. Я действительно был бы ничего . Как бы ни была благодарна Анна учителю за его доброту и заботу, сегодня она впервые осознала, как жестоко поступил Иван Иванович, дав ей все, кроме свободы. За эту ошибку она поплатилась вчера на посту, когда Владимир доказал ее, что владелец может сделать что-нибудь с ней.Он может напортачить до смерти, его можно развлечь, он может развлечься беспомощностью, он даже может заставить вас разлюбить. Любовь к Михаилу казалась призрачным сном, который, проснувшись, не можешь вспомнить. На душе пусто и тревожно, от былого счастья и радости не осталось и следа.

Владимир сосредоточенно рассматривал вино в бокале, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Вчерашнее безобразное дело стояло между ними стеною. » Несдержанный ревнивый ублюдок, мне нет оправдания.Когда я увидел, что Анна целует Михаила, мой разум затуманился от ревности, не иначе. Почему я начал целовать ее в офисе? Она не хотела, но ведь я ее хозяин, и она не может мне отказать! Боль ослепляла меня, соленый привкус крови во рту вызывал холодную ярость, мне так же хотелось причинить ей боль. Он хотел отомстить за муки ревности, за отказ, за ​​собственное неуемное желание обладать ею. Месть. Кому? Она или она сама? Что бы я ни сделал, она не простит меня.Я мог бы дать ей свободу сейчас, но сейчас это будет похоже на предательство. Как будто я его использовала, а теперь выгоняю, выбрасываю как ненужную вещь, надоедливую игрушку, сломанную куклу. На коленях просить прощения? Обида еще слишком сильна, просить прощения сейчас все равно, что ковырять пальцем в чуть зажившей ране. Возможно, нежность и время помогут мне заслужить ее прощение, но я не могу простить себя. . «Владимир со стыдом вспоминал миг ликования от обладания нежным телом, отшатываясь от его поцелуев, они теперь навеки связаны ее болью, ее ненавистью и его….. любовь. Ему придется очень постараться, чтобы она перестала дергаться от его прикосновений, он надеялся, что когда-нибудь сможет услышать свое имя из ее уст на пике наслаждения, куда она отправится с ним по собственной воле.

К ужину Анна надела строгое черное платье с глухим воротником, волосы собрала в пучок. Ей не хотелось доставлять Владимиру слишком много удовольствия, но она и не представляла, как прелестно выглядит открытая хрупкая шея.
Владимир смотрел на пламя свечи, когда Анна вошла в столовую.
— Добрый вечер, Анна. Он встал и подошел к ее креслу.
— Добрый вечер, сэр. — Анна настороженно посмотрела на него, но он вежливо помог ей сесть.
Они почти не разговаривали. Владимир не задавал вопросов, и она не хотела говорить. Когда подали десерт, маленькие воздушные пирожные, он вдруг нарушил тишину.
— Анна, пожалуйста, подойдите. — Она умерла, почти с таких слов и начались те страшные события. Но, взяв себя в руки, встала и подошла.
— Что вам нужно, сэр?
Владимир посмотрел на нее, затем указал на торт.
— Возьми и держи.
Анна осторожно взяла лакомство, сильные пальцы сомкнулись на запястье и подтянули руку ко рту. Анна перестала дышать, ожидая очередных мучений, но Владимир неожиданно мягко прикоснулся губами к ее пальцам. Во рту крошилась тонкая корочка. Анна хотела отдернуть руку, но он не позволил ей.
— Подожди, у тебя на пальцах мой крем. — Сладкая ноющая боль внизу живота, когда Владимир взял ее палец в рот, нежно погладил языком, слизывая крем.
— Мммм, вкусно. Хотеть? — Анна испуганно посмотрела ему в глаза, пытаясь понять, издевается он или говорит серьезно. Владимир отпустил ее руку, пододвинул к себе стул и пригласил сесть. Анна напряженно опустилась на сиденье. Похоже, ее утренние видения все-таки оказались пророческими. Владимир взял торт и поднес к губам. Анна робко приоткрыла рот, ожидая очередного подвоха, но он просто положил ей в рот небольшой десерт, нежно проведя пальцами по губам.Он ухитрился не транспортироваться в сливках, в отличие от нее.
Торт, действительно, был очень вкусным, хрустящая корочка соседствовала с нежнейшим чуть сметанным кремом. Но удивительнее было другое, собственное тело предало ее, откликнувшись на ласки ненавистного хозяина. Усилием воли Анна вспомнила холодный столб, веревки, стягивающие ее руки, но память подвела ее, вместе с болью она вспомнила прерывистое дыхание Владимира, поцелуй, когда он перестал ее мучить.Анна посмотрела на его руки, красивые руки — узкие, но в то же время хваткие ладони, сильные, нежные, чувствительные пальцы. Эти руки коснулись ее тогда, и Анна не могла не признать, что Владимир был все-таки нежен и ласков, даже унижая ее, на его теле не было ни единого синяка, исчезли и следы от веревок.
А теперь… то, что он делал с ней сейчас, стерло болезненные воспоминания, кружила голову, обещало наслаждение. Нет, поддаваться нельзя. Все это лишь уловка, очередная прихоть мастера, который теперь решил таким образом развлечься.Наверняка, сейчас он снова начнет издеваться.

Владимир смотрел на нее со странной смесью грусти и нежности, опустившись рядом на колени. Анна отвела глаза.

Крепостное право существовало на Руси де-факто с XI века, но официально подтверждено Соборным Уложением 1649 г. и отменено только в 1861 г.

В 1741 году императрица Елизавета Петровна издала указ, запрещающий крепостным крестьянам быть верными, тем самым указав, что невольные люди не включаются даже в чины членов общества.Насилие над крепостными в России в 18 веке было нормой.
С крестьянами обращались как со скотиной, женили из эстетических соображений (например, за их рост — это очень удобно и красиво), им не разрешали удалять больные зубы, чтобы не потерять «товарный вид» (реклама продажа крепостных соседствовала в газете с заметками о продаже самовара, черемуховой муки, гончих и свиноматок). Бить холопа можно было сколько угодно, главное, чтобы крепостной не умер в течение 12 часов.Самые главные злодеи эпохи — ниже.

Николай Струйский


Струйский был владельцем богатого пензенского имения Рузаевка. По описанию в Русском биографическом словаре (РБС), помещик слыл в народе самодуром. Каждый день он наряжался в стиле разных эпох и народов. Он любил поэзию и писал стихи. По этому поводу он даже открыл в поместье частную типографию. Мемуаристы отзываются о нем как о эксцентричном графомане.»Именем ручья, а стихами — болото», — иронизировал Державин.



Но главным развлечением помещика были ролевые игры, особенно криминальные. Струйский придумал сюжет для «преступления», выбрал среди своих крестьян тех, кто будет обвиняемым, а кто будет свидетелем, устроил допросы и лично вынес приговор. Наказания, между тем, были реальными. В подвале у Струйского хранилась коллекция орудий пыток, любовно собранная со всего мира.Также была зона с «живым тиром». Жертвы бегали от стены к стене, издавая звуки уток, пока Струйский стрелял. На счету «директора» и «поэта» — жизни около 200 крепостных.
Струйский остался безнаказанным. Он умер после известия о смерти Екатерины II, «заболел лихорадкой, потерял язык и закрыл глаза навеки».

Лев Измайлов


У генерала от кавалерии Льва Дмитриевича Измайлова было две страсти: собаки и девушки. У помещика было около семисот собак самых благородных пород.Если Измайлов хотел завести какую-нибудь новую замечательную собаку, он предлагал обменять ее на своих крестьян в любом количестве. В пьесе А. Грибоедова «Горе от ума» в следующих словах Чацкого речь идет об Измайлове: «Тот Нестор из благородных негодяев, окруженный толпою слуг; усердны они в часы вина и драки и чести , и жизнь ему не раз спасали: вдруг променял на них трех борзых!!!». Измайловские собаки жили в царских условиях: у каждой была отдельная комната и отборный корм.
О том, что Измайлов ставит собак выше людей, свидетельствует его диалог с камердинером, которому богатый самодур сунул руку с вилкой в ​​ответ на возражение «нельзя сравнивать человека с глупым существом». О своих же рабочих, которые рядом спали и кое-как ели, да к тому же были лишены права создать семью, Измайлов говаривал: «Если я женюсь на всей этой моли, она меня съест целиком».



Что касается второй страсти Измайлова, то она утолялась его личным гаремом, в котором всегда было ровно 30 девушек, младшим едва исполнилось 12.Условия их жизни можно сравнить с тюрьмой: под замком и с решетками на окнах. Наложниц отпускали только на прогулку в сад или поход в баню. Когда к Измайлову приходили гости, он непременно отправлял девушек в их комнаты, и чем гость был важнее, тем они были моложе.
Слухи о злодеяниях помещика дошли до самого императора. В 1802 г. я писал тульскому гражданскому губернатору Иванову следующее: «Дошло до моего сведения, что отставной генерал-майор Лев Измайлов, ведя распутную жизнь, открытую всем порокам, приносит своей похоти самые постыдные и тягостные жертвы для крестьян.Поручаю вам расследовать эти слухи без огласки на предмет справедливости этих слухов и с достоверностью донести их до меня. Губернские власти расследовали дело Измайлова много лет, но, благодаря его связям и богатству, он остался, по сути, безнаказанным. Лишь в 1831 году, по сенатскому докладу, его имения были взяты под стражу, и он сам был признан не покидающим своих поместий.

Отто Густав Дуглас


Удивительно, что иностранцы, поступающие на царскую службу, легко перенимали свирепый метод общения с крепостными, соревнуясь в беспощадности с соседями.Одним из таких людей был русский генерал-аншеф Отто Густав Дуглас, шведский военный и русский государственный деятель, участник Северной войны, генерал-губернатор Финляндии и губернатор Ревельского воеводства. Находясь на государственной службе, он запомнился в истории тем, что придерживался тактики выжженной земли, разоряя финские земли и отправляя в Россию «в рабство», по разным данным, от 200 до 2000 финских крестьян.



И наблюдая извращенный садизм «благородной свободы», он создал свой собственный садистский почерк: назад фейерверк.Сначала Дуглас без сожаления поколотил крестьян кнутом, после чего приказал посыпать им спины порохом, чтобы затем подойти к несчастным с горящей свечой и поджечь раны.
На его счету тоже было убийство — правда как-то неумышленное, и не крепостного, а некоего капитана. За это он был приговорен судом к пожизненному заключению, но, будучи любимцем Петра I, отделался тремя неделями работы в Летнем саду в Петербурге.Петербург.

Дарья Салтыкова (Салтычиха)


«Мучительница и убийца, бесчеловечно забившая на смерть свой народ» — такова характеристика Салтыковой из Высочайшего Указа 1768 года. Фамилию «убийцы» часто можно встретить не только в списке самых жестоких помещиков, но даже среди серийных убийц. Овдовев в 26 лет, Салтыкова получила шестьсот душ в свое полное распоряжение в Московской, Вологодской и Костромской губерниях. Возможно, именно смерть мужа повлияла на спокойную до тех пор даму совершенно по-кошмарному.Жертвами помещика, по свидетельству современников, было от 75 до 138 человек.
С самого утра она пошла проверить, как ведется хозяйство: выстираны ли платья, вымыты ли полы, чиста ли посуда. Салтыковой достаточно было заметить летящий из окна на пол листок от яблони, чтобы начать бить щетку первым попавшимся под руку предметом. Когда ей надоело бить, она позвала жениха на помощь.Сама она сидела и, упиваясь, наблюдала за казнью. Если провинившаяся выжила, ее полумертвую снова отправляли мыть полы. Салтыкова была бесчеловечно изобретательна и беспощадна: она обливала жертв кипятком, обжигала их кожу горячими щипцами, выставляла голыми на мороз или отправляла на час в прорубь.



Жалоб на взбесившуюся любовницу было много, но еще больше у Салтыковой было связей среди чиновников и влиятельных людей. Все осведомители были отправлены в ссылку.Но два крестьянина, Савелий Мартынов и Ермолай Ильин, жен которых она убила, все же успели передать жалобу императрице Екатерине II. Следствие велось около шести лет, после чего помещика приговорили к пожизненному заключению в подземной тюрьме без электричества и лишению дворянского рода.
В подлиннике указа Екатерина II вместо «она» написала «он», намекая на то, что Салтычиха недостойна считаться особым милосердным полом, и повелела всем в дальнейшем именовать Салтыкова с местоимением «он».

Завершив выполнение и попутно установив приоритет привлекательности девушек, Александр Павлович приказал домработнице отправить вечером Таню в опочивальню, чтобы она на скорую руку взбалтывала господскую перину. Таня вошла, когда Александр Павлович уже переоделся в новомодную ночную сорочку и докурил последнюю трубку. Нарядная девица стала стегать перину на кровати такой широкой, что на ней могли лечь пятеро гвардейцев Семёновского полка. Когда Таня сильно наклонилась вперед, чтобы добраться до противоположного края кровати, Александр Павлович подошел к ней сзади и накинул девушке через голову сарафан и рубаху.Таня замерла в этой распластанной позе, утонув головой и руками в поднятом сарафане. Это предоставило мастеру возможность обозреть ее тело от пяток до плеч.

Будучи большим эстетом, мастер медленно любовался удивительно тонкой талией дворовой девушки. Смею вас уверить, что знатным дамам не под силу добиться такой талии с помощью корсетов и платьев новомодного кроя. Тогда Александр Павлович положил руку на свой белый раздвоенный зад, что заставило его вспомнить стихи в давно забытой книге:

… холмы прохладной пены.

Попка у Тани была как холмы — мягкая, но упругая, с такой прохладной кожей.

Действительно, у Тани были холмы — мягкие, но твердые, с такой прохладной кожей. Оставалось рассмотреть повнимательнее сиськи девушек.

Проницательная Таня по первому движению руки мастера выпрямилась, повернулась и, прижав к горлу свою простую одежду, ушла от мастера изучать свой фасад. А со стороны Таня была так хороша! Та же тонкая талия, полная грудь, плоский живот.И привлекательный треугольник волос между предупредительно раздвинутыми бедрами. Девушку никто не учил, как привлекать мужчину своим телом, она действовала инстинктивно.

Таня прекрасно понимала, что ей даровано необыкновенное счастье — теперь ее хозяин «позабавится» или, говоря литературным языком, сделает из девушки женщину. О таком везении дворовая девушка могла только мечтать. Вместо шитья и вязания ежедневная ласка хозяина, независимость от злой домоправительницы и, даже, рождение хозяйского ребенка.И, помоги Богородице, быть может, господин признает его свободным и своим наследником. Таких случаев в русской истории было немало. Поэт Жуковский, писатель Сологуб, живописец Кипренский, «властитель дум» Герцен были зачаты крепостными на господской постели. Я уже не говорю об актере Жемчугове, крепостной наложнице Шереметьева, чей сын стал законным наследником рода этого графа.

Много лет спустя русский поэт вздыхал, что «…тут расцветают юные девицы по прихоти развратного злодея», что не мешало ему с увлечением «баловать» крепостных девиц.Но наша Таня хорошо знала, какая сторона ее хлеба намазана медом. По этой причине она всячески старалась угодить Александру Павловичу. Она знала, что если не угодит, то не будет возвращена в девичий дом, а сослана на дальний хутор и выдана замуж за того самого мужика на вид!

Когда Александр Павлович слегка толкнул ее, Таня упала на кровать. Цвет смущения вспыхнул только после того, как рука мастера проникла во влажную ложбинку между ног. Даже потеряв при барине девственность, Таня не смела кричать, а лишь слегка повизгивала.Что доставляло Александру Павловичу особое удовольствие. Как я уже отмечал, он был эстетом.

Утром было указано, что по вечерам будет приходить дворовая девица Таня в натуре бить барскую перину. И каждый вечер она по-девчачьи обливалась и гордо шла обнаженной к хозяйской половине, тряся попкой. Она прошла мимо дворецкого, пересчитывавшего столовое серебро, мимо парадных портретов Иртеньевых, сподвижников Петра Великого.

От своего положения Танька получила другие блага — она ​​выпрашивала, задабривала своего хозяина, а он указывал, чтобы отцу был выделен лес под новую хижину.И это в редколесной Тамбовской области! Кроме того, староста давал кузнецу на месяц хлеба — по мешку на едока в месяц (!). Скажите, как крестьянская семья должна относиться к приезду падшей дочери? Вы ошибаетесь, господа. Отец назвал ее Татьяной Герасимовной и усадил за стол рядом с собой — в переднем углу под иконами.

Так Танька стала первой, но не единственной наложницей Александра Павловича Иртеньева.

В то время, когда Александр Павлович только начинал осваивать свою девицу, он прославился тем, что похитил дочь соседа однодомного дворца.Папа Наташи служил личному дворянству, будучи командной строкой . Имея небольшие сбережения, он дал дочери образование и жил с ней на ферме. Всегда помня о своем происхождении из низших классов табеля о рангах, Наташа и ее отец завидовали их знатности. Потому что Наташа предпочитала, чтобы ее называли Натали.

Бедность была крайней, у Натали было только одно приличное платье и комплект нижнего белья. В них она посещала церковь, но даже в праздничном наряде больше походила на бедную мещанку, чем на дворянку.

В тот злосчастный день Натали с отцом возвращались на ферму из церкви. Путь им был всего три километра. Но, на их беду, вскоре Александр Павлович выехал из той же церкви в своей карете. Как обычно, пребывал в меланхолии, которая сулила особо жестокую порку любому обидчику. С Прошкой и Миняем барин ехал на козлах в сопровождении гужевого ямщика Пахома. От скуки он обратил внимание на отца и дочь, идущих по дороге, и спросил у Прошки:

— Кто они?

Прошка, знавший несколько французских слов и потому презиравший всех мужиков и мещан, пожал плечами и ответил:

— Так, нищий человечек.Совсем не серьезные люди.

Александру Павловичу достаточно было только кивнуть Пахому, чтобы тот схватил Натали и перекинул ее живот через седло. Когда Натали начала звать на помощь, Пахом пару раз сильно ударил ее по попе. Девушка поперхнулась и замолчала. Отец ошеломленно посмотрел на всадника, увезшего его дочь, и на карету знатного соседа.

Бывший чиновник бросился к своим однополчанам, написал ходатайства к приставу, в суд, к мэру.Ничего не помогло. Вскоре безутешный отец исчез… Его хозяйство досталось чиновнику, который закрыл дело «О девушке Наталье, сбежавшей с неизвестным женихом». По стечению обстоятельств после этого исправник и городской судья получили от Александра Павловича барашков в бумажке на постройку нового обмундирования.

А саму Натали отвезли на барский двор Александра Павловича и передали в надежные руки Марьи и Дарьи.

Эти две бабы необычным образом попали во двор.Однажды староста обратился к барину с просьбой выпороть двух несчастных женщин. Выяснилось, что Марья и Дарья сильно избили своих пьющих мужей. С крестьянской точки зрения все должно быть ровно наоборот. Собрание приговаривало виновных к публичной порке, но женщины уверяли, что им стыдно говорить перед соседями и со слезами на глазах просили выпороть их на имении из рук собственного хозяина. Крестьянские судьи и душеприказчики опасались, что им не удастся убить этих амазонок.Учитывая силу Марьи и Дарьи, эти опасения оказались далеко не напрасными.

Крестьянки, приехавшие на расправу, вошли в гардеробную вместе. Вместе они заголились и дождались порки. Александр Павлович, оставшийся на этот раз без душеприказчика, осмотрел тела крестьян и убедился, что они выдержат любую порку.

Потом он провел им урок на тему: «Жена, пусть боится своего мужа». Женщины молча слушали, но не верили, что таких никчемных мужчин нужно бить.Потом попросили не привязывать к скамейке — они, де, все равно будут лежать под прутьями. достойный.

Мастер поверил им и, действительно, Марья и Дарья не дернулись и не попытались вскочить. Александр Павлович разрисовывал их задницы розгой из одной соленой лозы, что считалось очень жесткой поркой. Тут он подумал, а выпоротые Дарья и Марья стояли нагими у стены, предоставив барину обозревать свои изделия.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.