Поселок шойна: Тайна Шойны. Правила жизни в заполярном поселке, утопающем в песке

Содержание

Шойна, посёлок


Посёлок Шойна, расположенный на берегу Белого моря в западной части полуострова Канин Нос, в устье реки Шойна, основан на месте рыбацкого становища. В 1902 году в Шойне было 4 рыбацкие избы и часовня.

В 1930 году в Шойну из Холмогор переселилось 50 рыбаков. В этом же году в поселке появился рыбный завод. Рыбозавод занимался приёмкой и переработкой рыбы тралового флота, добычей и переработкой морского зверя. Помимо переработки рыбы с тральщиков вёлся прибрежный лов наваги в зимнее время.

С мая 1933 года становище Шойна получило статус рабочего посёлка, образован поссовет. Посёлок развивался как рыбопромышленная база Архангельской области.

В 1935 году был открыт кирпичный завод. Десять рабочих изготавливали из местного сырья 5 тыс. штук кирпичей в день. Из кирпича была построена баня в посёлке. Кирпичный завод закрылся  в связи с уходом рабочих на фронт.

Шойна в 1939 году – это уже большой рабочий посёлок с населением 800 человек, в котором имелись метеостанция, больница, сберкасса, почта, судоремонтные мастерские. бВылавливалось 90 тыс. центнеров рыбы для Шоинского консервного завода (ассортимент: килька и корюшка в масле, камбала в томате, сельдь по типу шпрот, тресковая печень, мороженая рыба, варенье и компот из морошки).

До начала 50-х годов в Шойне находилась база флота рыболовецких колхозов Архангельской области. На рейде в Белом море одновременно стояло до 70 сейнеров, производивших лов рыбы, акулы, белухи. Из-за запрета на морской промысел тресковых рыб в районе Канина, в конце 50-х закрыт консервный завод, рыбоприёмный пункт передан Мезенскому рыбокомбинату.

С начала 60-х годов рабочие переведены на предприятия Архангельской области и Нарьян-Мара.

С 60-х годов Шойна оказывается в категории «неперспективных». Хищнический вылов рыбы с помощью тяжёлых тралов привел к полному уничтожению придонной растительности, в результате чего тысячи тонн песка, намываемого Белым морем, разносятся ветром. Сейчас более половины посёлка погребено под песчаными дюнами. Берег, на котором стоит поселок, размывается приливной волной, дома заносит перемещающимися с берега песчаными дюнами.

На сегодняшний день в Шойне насчитывается 46 жилых домов. Численность населения составляет 284 человека. Здесь расположены такие учреждения, как ФАП, общеобразовательная школа, детский сад, аэрологическая станция, почтовое отделение, филиал Ненецкой компании электросвязи. Авиатранспортным путем населенный пункт связан с Архангельском и Нарьян-Маром.

Как добраться
Выполняются регулярные авиарейсы один раз в неделю, по средам из Нарьян-Мара и Архангельска на самолете Ан-2 или на вертолете Ми-8. Грузы доставляются морем в период навигации из Архангельска.

Шойна: поселок уходит в песок

Мне выделили одну из комнат местного Дома культуры, который в основном пустует, пока у детей каникулы. Только руководитель ДК ежедневно приходит на работу. Выбритые виски, татуировки, пирсинг в языке и собачка под мышкой — чувствуется, что Анне Голубцовой тесно в Шойне. «Пока сын ходит в садик, мы будем жить здесь. Я за него не переживаю — здесь настоящее детство, бегай где хочешь.

Но в школу он пойдёт в городе: я хочу переехать в Ярославль», — рассказывает Анна. Она организует сельские праздники и занимается с детьми творчеством: поделки, скрапбукинг, театральные постановки. 

По субботам она устраивает для взрослых шоинцев дискотеки в клубе. Из колонок звучат Федук, Иван Дорн, Монатик и Элджей, а не как мы привыкли на сельских дискотеках — «хиты 90-х». «Детка, ты любишь рваные джинсы, очень рваные джинсы», «Эй, гайз, у меня всё найс, эй, гайз, у меня всё найс», — подпевают Элджею шоинцы. 

Перед дискотекой Лёха забежал ко мне: «В магазине нашлось несколько баклажек пива, тебе взять?» В Шойне нельзя купить ничего крепче вина: так власти борются с главным бичом деревни и Севера — алкоголизмом.  Но шоинцы всё равно достали из запасов вино в тетрапаках, коктейли в полторашках и символ русской деревни — самогон. Трезвых на дискотеке не было. За вечер я видел две драки — одну женскую и одну мужскую. Участником третьей драки чуть не стал я сам, когда упившийся до стеклянных глаз ненец решил разобраться, свой я человек или продался Западу:

— Скажи: русский ты или немец? (я приехал с коллегой-журналистом из Германии) — напирал он на меня.  
— Русский.
— А почему по-английски разговариваешь? 

Я не пытался отшучиваться и старался быть вежливым. Но в голове крутились истории, как пьяные представители народов Севера легко выхватывают нож из кармана. Приходилось неотрывно следить за его руками. 

— В школе выучил.
— Зачем привёз этого немца? Они дедов наших убивали

Разговор скатывался в скользкую тему даже для трезвых.

— Да ты чего, это уже другое поколение. Он только работает в Германии, а вообще гражданин Южной Африки.
— Ты негра в Шойну привёз? 

Седрик был белым. Ненец потерял связь с реальностью, но приобрёл агрессию. Я уже обдумывал, как его вырубить первым, когда внезапно наступила развязка. Днём шоинские мужики с похмелья после пятницы играли против молодых и свежих военных в футбол. Военные разнесли местных в первом тайме — 5:0. Второй тайм я сыграл за шоинцев, и мы забили один гол, а один пропустили. Оказавшись перед вратарём один на один, я отдал пас местному парню, который вогнал мяч в девятку.

На фоне вечного противостояния с военными это был важный гол. Теперь автор гола появился, чтобы спасти меня от пьяного ненца: сработала карма или я действительно сделал правильный дипломатический ход на футбольном поле.

— Ты чего грузишь Мишаню? Это стопроцентно наш человек. Ты бы видел, как он военных возил по полю, пас голевой отдал. Поделился, командный игрок, вообще — душа. 

Ненец одобрительно приобнял меня левой рукой. За правой я продолжал следить.

— И что ты молчал, Мишаня? Но дружи лучше с ненцами, а не немцами.

Заполярный район НАО | МО «Шоинский сельсовет» НАО

МО «Шоинский сельсовет» НАО

 

Муниципальное образование образовано в 1995 г.

Статус: сельское поселение.

Административный центр – с. Шойна

Населенные пункты: с. Шойна, д. Кия

Площадь поселения: 149,54 га

Расстояние от г. Нарьян-Мар: ок. 500 км

Численность населения: 350 чел. (Кия – 65,  Шойна – 285)

Глава МО Малыгина Валентина Алексеевна (избрана 2 апреля 2017 г. )

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ

Маяк в поселке Шойна построен в 1958 году, вместо отслужившего свой век старого. Высота сооружения –  33 метра. Лампа, с учетом сопки, светила на высоте 52 метров над уровнем моря на дальность 20 морских миль. В настоящее время маяк закрыт, так как современные суда ориентируются по спутниковой навигации.

Песчаные дюны одновременно и гордость и беда Шойны. Поселок стоит на самом берегу Белого моря, постепенно заносится песками. По одной из версий,  хищнический вылов рыбы с помощью тяжелых тралов привел к полному уничтожению придонной растительности, в результате тысячи тонн песка, намываемого морем, разносятся ветром. В Шойне практически нет травы и кустарников, летом дороги и обочины превращаются в песчаные дюны, некоторые дома засыпаны песком по самые окна. Чтобы предотвратить полный занос объектов необходимо постоянно расчищать дороги и дома с помощью техники.

 

Гордость поселения:

Знаменитый уроженец Шойны – ненецкий поэт и писатель, член Союза писателей РСФСР Алексей Пичков.

Храмовые сооружения: нет

 

История

Село Шойна расположено на берегу Белого моря, в западной части полуострова Канин, в устье реки Шойна. Название произошло от названия реки.

Село основано в 1902 г. на месте рыбацкого становища, где были построены 4 рыбацкие избы и часовня.

В 1930 г. из Холмогор в посёлок переехали 50 рыбаков, которые вели лов рыбы и морского зверя.

10 августа 1932 г. в Шойне открыта морская метеорологическая станция и началось проведение метеорологических наблюдений.

5 февраля 1933 г. решением Президиума Ненецкого окрисполкома образован Шоинский сельский Совет. В мае того же года Шойне присвоен статус рабочего посёлка, образован поссовет. В 1935 г. в Шойне открыта сберкасса.

Шойна развивалась как рыбопромышленная база Архангельской области. В 1933-м в населенном пункте завершено строительство консервного завода производственной мощностью 2,5 млн банок в год.

К 1939 г. завод перерабатывал до 90 центнеров рыбы, выпускались консервы: килька и корюшка в масле, камбала в томате, шпроты из сельди, тресковая печень, а также варенье и компот из морошки. В годы Великой Отечественной войны завод поставлял для фронта соленую и мороженую рыбу.

В 1935 г. открыт  кирпичный завод, 10 рабочих изготавливали по 5 000 кирпичей в день. Завод закрылся во время войны по причине демобилизации взрослого мужского населения.

На 1 января 1936 г. на территории Совета находилось 9 населенных пунктов, в которых проживало 836 человек. В том же году в Шойне создан рыболовецкий колхоз «Красный промышленник».

В 1937 г. прибыли несколько семей промпереселенцев из Мезенского района, открыты две школы: русская и ненецкая для 92 учеников – детей оленеводов.

К началу 1939 г. Шойна – крупный рабочий посёлок с населением 800 человек. Здесь были метеостанция, больница, сберкасса, почта, судоремонтные мастерские.

До начала 1950-х гг. Шойна была базой рыболовецких колхозов Архангельской области. На рейде стояли до 70 сейнеров, которые ловили рыбу, акул, белух.

В конце 1950-х гг. из-за запрета на морской промысел тресковых рыб в этом районе Белого моря консервный завод был закрыт, а рыбоприемный пункт передан Мезенскому рыбокомбинату.

В декабре 1959 г. сельсовет перешел в подчинение Ненецкому окрисполкому. С наступлением 1960-х рабочих переводят на предприятия Нарьян-Мара и Архангельской области. В 1960 г. колхоз «Красный промышленник» влился в колхоз «Северный полюс».

С 1960-х Шойна оказывается в категории «неперспективных». Берег размывается приливной волной, песчаные дюны заносят дома. В 1976 г. произошло объединение двух метеостанций в одну, расположившуюся в самом поселке.

25 июня 1997 г. Шоинский сельский совет реорганизован в муниципальное образование «Шоинский сельсовет» НАО.

Представительный орган МСУ сельского поселения – Совет депутатов МО «Шоинский сельсовет» НАО – состоит из семи депутатов.

Услуги телефонной связи предоставляют ГУП НАО «Ненецкая компания электросвязи» и филиал «Северо-Запад» ПАО «Ростелеком».

Организовано воздушное транспортное сообщение села Шойна с г. Нарьян-Маром и г. Архангельском.

Социальная инфраструктура

  • Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение НАО «Средняя школа п. Шойна» (ГБОУ НАО «СШ с. Шойна»), адрес: 166739, НАО, п. Шойна, ул. Школьная, д. 7, тел. (81857) 22-040, е-mail [email protected]

  • Государственное бюджетное дошкольное образовательное учреждение НАО «Детский сад п. Шойна» (ГБДОУ НАО «Детский сад п. Шойна»), адрес: 166739, НАО, п. Шойна, ул. Заполярная, д. 2, тел. (81857) 2-20-37, е-mail [email protected]

  • Государственное бюджетное учреждение культуры НАО «Дом культуры села Шойна» (ГБУК НАО «ДК села Шойна»), адрес 166739, Ненецкий АО, с. Шойна, ул. Школьная, д. 8, тел. (81857) 22-035

  • Библиотека с. Шойна (филиал ГБУК НАО «Ненецкая центральная библиотека имени А.И. Пичкова»), адрес: 166739, НАО, п. Шойна, ул. Школьная, д. 2, тел. (81857) 22-035

  • Фельдшерско-акушерский пункт п. Шойна (филиал ГБУЗ НАО «Центральная районная поликлиника Заполярного района НАО»), адрес 166739 НАО; п. Шойна, ул. Школьная, д. 2, тел. (81857) 22-036

  • Отделение почтовой связи с. Шойна УФПС НАО – филиала ФГУП «Почта России», тел. (81857) 22-043

  • Филиал ГУП НАО «НКЭС», тел. (81857) 22-008

  • Отдельный пост КУ НАО «Отряд государственной противопожарной службы»

  • Аэрологическая станция ФГБУ «Северное УГМС», тел. (81857) 22-038

  • Аэропорт «Шойна»/авиаплощадка, тел. (81857) 22-006

  • ЖКУ «Шойна» (филиал МП ЗР «СЖКС»), ДЭС, тел. (81857) 22-024

  • Потребительское общество «Маяк»

  • В/ч 21514-Г

Деревня Кия располагается в 25 км от Шойны. Основана на месте сезонного рыбацкого становища в устье реки Большая Кия в первой четверти XX века. Основные занятия населения – рыболовство и охотничий промысел.

Социальная инфраструктура:

  • Фельдшерский здравпункт (филиал ГБУЗ НАО «Центральная районная поликлиника Заполярного района НАО»), адрес: 166739, НАО, д. Кия

  • Дизельная электростанция МП ЗР «СЖКС»

  • Участок СПК РК «Северный полюс»

 

Муниципальное образование «Шоинский сельсовет» Ненецкого автономного округа

История МО «Шоинский сельсовет» НАО

Поселок Шойна, расположенный на берегу Белого моря в западной части полуострова Канин Нос, в устье реки Шойна, основан на месте рыбацкого становища. В 1902 году в Шойне – 4 рыбацкие избы и часовня.

В 1930 году в Шойну из Холмогор переселилось 50 рыбаков. В этом же году в поселке появился рыбный завод. Рыбозавод занимался приёмкой и переработкой рыбы тралового флота, добычей и переработкой морского зверя. Помимо переработки рыбы с тральщиков вёлся прибрежный лов наваги в зимнее время. Строительство рыбозавода в данном месте обусловлено расположением реки Шойна на побережье мыса Канин Нос близко к местам промысла и пригодностью для захода и отстоя судов.

Шоинский сельский Совет в 30-е годы осуществлял руководство местной промышленностью и сельским хозяйством, решал многие вопросы хозяйственного и культурного строительства. На заседаниях президиума Совета рассматривались вопросы работы консервного завода, моторно-рыболовной станции, рыбкоопа, отделения связи, медпункта, клуба, о состоянии животноводства и огородничества, о ходе ликвидации неграмотности среди ненцев, о работе школ, в том числе школы для взрослых, развития стахановского движения.

В 1931 году в Шойне было пять домов, баня, конюшня, склад, хозяйственные постройки.

10 августа 1932 года в поселке были начаты метеорологические наблюдения по программе 2 разряда с открытием морской гидрометеорологической станции.

Шоинский сельский Совет в становище Шойна образован по решению Президиума Ненецкого окружного исполнительного комитета от 05 февраля 1933 года.

С мая 1933 года становище Шойна получило статус рабочего посёлка, образован поссовет. Посёлок развивался как рыбопромышленная база Архангельской области.

В 1933 г. в Шойне построен консервный завод мощностью 2,5 млн. банок в год.

В 1934 году радиофицированы школа, клуб, столовая, баня с прачечной, моторно-рыболовная станция (МРС), склад, мастерские для вязки сетей; общежития и квартиры рабочих.

С 1934-1935 учебного года начальная школа реорганизована в неполную среднюю школу.

В 1935 году в Шойне открывается сберкасса.

Вопросы строительства больницы, интерната при Канинской ненецкой школе, жилья для рабочих завода также были под контролем работников Совета, депутатских групп. 

В 1935 году открыт кирпичный завод. Десять рабочих изготавливали из местного сырья 5 тыс. штук кирпичей в день. Из кирпича была построена баня в посёлке. Кирпичный завод закрылсяв связи с уходом рабочих на фронт.

На 1 января 1936 года на территории Совета находилось 9 населённых пунктов, в которых проживало 836 человек.

В 1936 году на территории Совета создаётся рыболовецкий колхоз «Красный промышленник». Вся организационно-массовая работа Совета проводилась через секции (секция советского контроля, дорог и связи, культурно-просветительная, финансово-налоговая) и депутатские группы (в 1935 году их в Совете было 4).

В 1937 годуприехали несколько семей пром-переселенцев из Мезенского района.

В этом же году были открыты русская и ненецкая школы. В ненецкой школе обучалось 92 учащихся – дети оленеводов Канинской тундры.

Шойна в 1939 году – это уже большой рабочий посёлок с населением 800 человек, в котором имелись метеостанция, больница, сберкасса, почта, судоремонтные мастерские.

Вылавливалось 90 тыс. центнеров рыбы для Шоинского консервного завода (ассортимент: килька и корюшка в масле, камбала в томате, сельдь по типу шпрот, тресковая печень, мороженая рыба, варенье и компот из морошки).

В годы Великой Отечественной войны Шоинский сельский Совет организовывал трудящихся на выполнение повышенных обязательств по добыче рыбы, пушнины, шитьё и отправку тёплых вещей бойцам, помогал семьям военнослужащих, размещал и устраивал на работу эвакуированных.Летом Шойна поставляла на фронт солёную треску, пикшу, камбалу, зимой мороженую навагу и сайку. Более 70 тружеников сельского Совета были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

До начала 50-х годов в Шойне находилась база флота рыболовецких колхозов Архангельской области. На рейде в Белом море одновременно стояло до 70 сейнеров, производивших лов рыбы, акулы, белухи. Из-за запрета на морской промысел тресковых рыб в районе Канина, в конце 50-х закрыт консервный завод, рыбоприёмный пункт передан Мезенскому рыбокомбинату.

В 1950 году в Шоинский сельский Совет было избрано 15 депутатов. По социальному положению: рабочих – 4, колхозников – 4, служащих – 6, военнослужащих – 1.

На сессиях 3-4 созывов (50-е годы) рассматривались вопросы подготовки организаций к рыбопутине и охотпромыслу, заслушивались отчёты о выполнении плана по рыбодобыче (завод, колхоз), о работе больницы, Шоинской и Ненецкой семилетних школ, Канинской МРС, о ходе подписки на Государственный заём развития народного хозяйства. Осуществлять поставленные перед советом задачи помогали постоянные комиссии: культурно-бытовая, бюджетно-финансовая, рыболовецкая, торгово-заготовительная, оборонная.

На территории Совета находились две семилетних школы (одна из них национальная), три начальных, одна больница, два фельдшерских пункта, клуб,библиотека.

В 1953 году появилась школа для сельской молодёжи, а в 1960 году местная школа становится 11-летней. Посёлок оставался образовательным центром, в средней школе которого учились дети оленеводов из близлежащих посёлков.

С ликвидацией Канино-Тиманского района (декабрь 1959 г.) Шоинский сельский Советпереходит в непосредственное подчинение Ненецкому окрисполкому.

С начала 60-х годов рабочие переведены на предприятия Архангельской области и Нарьян-Мара.

В 1960 году колхоз «Красный промышленник» вливается в укрупнённый колхоз «Северный полюс» Канинского сельского Совета.

С 60-х годов Шойна оказывается в категории «неперспективных».

Берег, на котором стоит поселок, размывается приливной волной, дома заносит перемещающимися с берега песчаными дюнами. Метеорологическая площадка располагалась к западу от посёлка на широкой возвышенной песчаной сопке в устье реки Шойна на берегу Белого моря. Станция несколько раз переносилась. Последний раз это произошло 13 августа 1976 года, когда она была перенесена на 1,5 км к юго-востоку от прежнего местоположения на территорию аэрологической станции. Аэрологическая станция самостоятельно работала с ноября 1962 года в 2 км к югу от посёлка Шойна.

В 1976 году произошло объединение двух станций в одно подразделение непосредственно в посёлке. В настоящее время на Аэрологической станции Шойна установлен новый аэрологический радиолокационный комплекс МАРЛ-А.

С 1990 года властями принимаются меры по переселению жителей в Нарьян-Мар, Архангельск, Ому, Несь, Мезенскийи Онежский районы.

В 1996 году на территории посёлка работает основная школа, Дом культуры, ФАП;проживает — 395 жителей.

В 1998 году находится 158 домов, 394 жителя.

В 1999 году -363 жителя, в т.ч. 41 – ненцы.

На сегодняшний день в Шойне насчитывается 46 жилых домов. Численность населения составляет 284 человека. Здесь расположены такие учреждения, как ФАП, общеобразовательная школа, детский сад, аэрологическая станция, почтовое отделение, филиал Ненецкой компании электросвязи. Авиатранспортным путем населенный пункт связан с Архангельском и Нарьян-Маром.

В 25 км от Шойны расположена деревня Кия, основанная в 1-й четверти XX века на месте сезонного рыбацкого становища в устье реки Большая Кия. В 1971 году в Кие существовало 20 хозяйств, в 1993 году – 26 хозяйств, проживало 100 жителей. В настоящее время в населенном пункте насчитывается 27 хозяйств и проживает 65 жителей, основные занятия которых – рыболовство и охотничий промысел. В деревне расположен участок СПК РК «Северный полюс», работает ФАП, продовольственный магазин – филиал потребительского общества «Маяк».

Сегодня муниципальное образование «Шоинский сельсовет» Ненецкого автономного округа включает в себя посёлок Шойна – административный центр и деревню Кия. Общая площадь территории равна 149,54 Га. Глава МО  «Шоинский сельсовет» НАО – Малыгина Валентина Алексеевна. Численность постоянного населения составляет 350 человек, 285 из которых проживает в поселке Шойна.

Дата создания: 03-05-2017
Дата последнего изменения: 29-08-2017

Репортаж Первого канала из утопающей в песке деревни Шойна, где тоже отмечают День рыбака

Сегодня в России День рыбака. Праздник особый для приморских регионов. Отмечают его и в Шойне. Деревня в Ненецком автономном округе в Заполярье место уникальное. Чудо природы — в прямом смысле. Об этой аномалии пишут в научных журналах по всему миру. Но самое фантастическое — люди. Закаленные климатом, полярными ночами и влюбленные в свою землю.

Мелкие песчинки бьют из всех щелей. Вокруг маленькой рыбацкой деревни Шойна выросла самая северная пустыня на планете. В бездумной погоне за рыбой браконьеры уничтожили прибрежную флору. Тут-то и выяснилось, что водоросли сдерживали песок, который стало вымывать на берег и разносить во все стороны.

Природная аномалия на берегу Белого моря словно джинн, выпущенный из бутылки. Песок в эти края пришел навсегда. Пейзаж за окном — иллюстрация того, что в Шойне пустыня воюет уже даже не с людьми, а с тундрой.

А население — свидетели этой войны, иногда вынужденные покидать свои дома. Крепкие добротные стены, печка неплохо сохранилась. Двухэтажный дом раньше был с видом на море. А сейчас из-за бесконечных песчаных бурь во дворе выросли непроходимые барханы.

Процветавшее некогда село — в 30-е был даже лозунг «сделаем из Шойны второй Мурманск!» — признали бесперспективным. Но население с этим не согласилось. После работы глава сельсовета Валя и директор клуба Лена корпят над плакатом к Дню рыбака.

Чтобы хоть как-то расшевелить сельчан, молодые начальницы решили устроить народные гуляния. У Аркадия дел невпроворот. Обкатать «каракат» — самодельный монстр с китайским двигателем и коробкой от «Жигулей». Ну и работа на метеостанции, опять же.

«Я хотел, как мой отец, стать трактористом и дизелистом, — делится Аркадий Голубцов. — Но так не получилось. Сейчас работаю газогенераторщиком».

Каждый день в одно и то же время он надувает шар, который уносит в заоблачные высоты датчик, передающий информацию о погоде.

Полярный день кажется бесконечным. Неисправное табло на здании сельсовета всегда показывает начало четвертого и ноль градусов. «Валентина Алексевна», как почтительно называют ее шоинцы, вернулась в родные края из города и сходу выиграла местные выборы.

«Люблю Шойну. Здесь мама, здесь друзья, и как-то всегда тянуло. Все по заграницам ездили, я ехала в Шойну летом», -рассказывает глава Шоинского сельсовета Валентина Малыгина.

Инициативная и напористая, она смогла привлечь в заполярное село федеральные гранты. Так что о Шойне говорили даже на Петербургском экономическом форуме.

«Пока они выиграют этот тендер, пока завезут — все, зима уже. Когда строить-то? Неправильно как-то все, неправильно», — переживает Николай Мочеховский.

Кочегар Николай — сельский депутат от оппозиции. Если кому что починить — это к нему, ну и по всем остальным вопросам проконсультирует с удовольствием.

«В городе живете… Как вы там живете, сколько народу, все бегут-бегут-бегут куда-то, все какие-то люди незнакомые», — говорит Николай.

Дорог в тундре нет. С Большой землей дважды в неделю Шойну связывает «кукурузник» Ан-2. Лететь до Архангельска около трех часов, до Нарьян-Мара — все четыре. Продукты доставляют морским путем. Когда штормит, село неделями считает дни до привоза. Очередь сметает с прилавков дефицит — молочку, овощи и фрукты. Скотину здесь не держат, редкие энтузиасты выращивают картошку.

Тревожная новость моментально разносится по селу. У берега рыба клюет только на сетку, это гарантированный штраф. Удочкой ловить бессмысленно: за час Максиму попалась одна камбала. Из ценной добычи — двухкилограммовая горбуша. И одна спасенная чайка.

Ровеснице села Антонине Степановне — 90, в любую погоду выбирается к морю. Словно там, за горизонтом, прежняя Шойна, где в три смены отгружали улов на рыбзавод, а девчонки из швейного цеха по санаторным путевкам объездили всю страну.

«С удовольствием бы съездила куда-нибудь сейчас. Никто не держит, ни семья, ничего — села бы, да поехала. Вот такие остались, как мы, старье, — говорит Антонина Широкая. — Школа есть, а школы не будет, так все тут ликвидируют, наверное, весь поселок!»

Ликвидировать Шойну, впрочем, теперь никто не собирается. Наоборот, молодым, как говорят поморы, обряжаться нужно, то есть обустраивать свои дома.

Концерт для горстки закаленных суровым климатом зрителей глава села проводит в национальном поморском костюме. Угостившись горячей ухой, гости разбредаются по домам. Самые стойкие пропели песни.

По песку — шаг за два, ноги устают очень быстро. В километре от Шойны старый маяк, который жители прозвали Эйфелевой башней. В полярный день свет его фонаря растворяется в свинцовом небе. И лишь местные знают: он горит, как и прежде.

В каникулы почти всех шоинских детей вывозят на Большую землю. Отогреться, вдоволь фруктов поесть, и назад: от городского шума в тишину русской пустыни.

Поселок Шойна

Поселок Шойна расположен в Заполярном районе Ненецкого автономного округа.

Из архива panoramio . Права на фотографию принадлежат их владельцам

У Вас есть фото из Шойны?

Добавьте их пожалуйста!

Краткая информация о Шойне

Телефонный код: 81853  

Автомобильный код: 83

Разница во времени с Москвой: 0 ч.

Шойна в Википедии

Шо́йна (нен. Сояна’я) — село в Заполярном районе Ненецкого автономного округа России, административный центр Шоинского сельсовета. Село находится в пограничной зоне. Село расположено на Канинском берегу полуострова Канин, на берегу Белого моря рядом с устьем реки Шойна. Расстояние до посёлка Кия — 25 км, до административного центра Ненецкого автономного округа города Нарьян-Мар — 380 км. В 1902 году на месте поселка Шойна сформировалось рыбацкое становище, 4 избы и часовня. В 1930 году в Шойну из Холмогор переселилось 50 рыбаков. В этом же году в поселке появился рыбный завод. Рыбозавод занимался приёмкой и переработкой рыбы тралового флота, добычей и переработкой морского зверя. Помимо переработки рыбы с тральщиков вёлся прибрежный лов наваги в зимнее время.

Фотографии Шойны

Добавить фото Были в Шойне и сделали снимки города и интересных мест? Разместите их! Многие посетители нашего сайта делают фото в своих поездках. Публикуйте свои фото из Шойны и из других городов! Отмечайте если Вы тоже видели эти места! Теперь появилась возможность добавления с мобильной версии сайта, что намного облегчает перенос фото из со смартфонов на сайт!

Сувениры из Шойны

Добавить Сувенир Были в Шойны и привезли сувениры? Покажите их всем! Магнитики на холодильник, тарелки, вымпелы, кружки и все что Вы привозите с собой из командировок и поездок в Шойну! Размещайте и отмечайте если у вас уже есть такие ! Разместите их фото! С мобильной версии сайта это сделать намного проще и перенос фото магнитиков из Шойны со смартфонов на сайт будет удобнее!

Последние отзывы о Шойне

Добавить отзыв Уважаемые посетители сайта Командировка. ру!
Пока нет ни одного отзыва Напишите отзыв!

Последние вопросы о поселке

Добавить вопрос

Если у Вас есть вопросы по данному населенному пункту или Вы ищете людей из поселкаШойны, проживающих в нем, Вы можете задать задать соответсвующий вопрос. Надеемся, что наши пользователи помогут Вам с ответами.

«Ты идешь по дюнам и понимаешь, что под тобой находятся дома»

Поселок Шойна расположен на берегу Белого моря — и практически обречен. Его заносит песком. Дмитрий Лельчук и Доминик де Рива сделали фотоальбом «Песчаные люди Шойны», а Доминик сняла тут же и фильм-эссе «Элегия». Об их впечатлениях от людей и погибающего на глазах поселка расспросил Николай Овчинников.

Дмитрий Лельчук

— Как вы узнали о Шойне?

— В 2005 году я еще учился в институте в Гамбурге. Изучал медиатехнику. На институтском форуме было объявление: режиссер набирал команду, чтобы снимать в Шойне фильм для французско-немецкого канала Arte. И я зарегистрировался у него помощником оператора.

— А откуда возникло желание вернуться туда?

— Желание было не столько мое, сколько редакции журнала Mare, которая в интернете увидела начатый мною репортаж — я снимал его для себя на пленку.

— Вы рассказывали, что в Шойне люди довольно настороженно относились к вам, к приезжим журналистам. Почему?

— Надо представить себе ситуацию. Место стало достаточно популярным. Наверное, к сожалению для местных жителей. Насколько мне известно, там уже снималось три или четыре фильма — в том числе и российские. Кроме того, туда довольно часто ездят журналисты — это ведь самая северная пустыня мира, зона экологического бедствия. И не все, кто приезжал до нас, были достаточно чистоплотны, чтобы не оставить после себя «выжженную землю».

— А сами шойнинцы считают, что живут в таком уникальном месте?

— Думаю, они считают деревню интересной в той степени, в какой каждый из нас считает свою родину интересной. Но они не считают Шойну уникальным местом — им сказали об этом журналисты. А вообще да, место становится эдаким аттракционом по двум причинам. Во-первых, это достаточно раскрученная тема. С другой стороны, когда я туда попадаю, испытываю чувство, будто нахожусь на другой планете. Голова начинает работать по-другому. Меняется отношение к времени, к расстоянию. Когда ты видишь тундру, которая простирается до самого горизонта, это очень странно. У них по-другому устроен день, особенно если сравнить с большими городами. Я, конечно, не пользовался их распорядком дня.

— Чем жители Шойны отличаются от людей из российской или белорусской глубинки?

— Не скажу, что они чем-то отличаются — кроме того, что им порядком поднадоели журналисты. Но интересен, к примеру, национальный состав. Там же живут ненцы, коми, русские. Вопрос национальных конфликтов при этом не стоит. Получается мирное — точнее, трехмирное — сосуществование.

— С учетом того, что земля там совсем не плодородная, а рыбный промысел, как известно, канул в Лету, как шойнинцы выживают в этих условиях и за счет каких средств?

— По-разному. Кто-то спивается, конечно. Но у них есть занятия, которые работают как сдерживающий фактор. Например, там великолепная охота — ей занимаются все практически круглый год. Рыбу они все еще ловят — мелкую камбалу там можно поймать, но, конечно, не на продажу. И ягоды: все собирают морошку. Это основной вид бизнеса в деревне. Потому что норвежцы и шведы закупают у них ягоды для косметики — та же фирма Oriflame делает свою продукцию из шойнинской морошки. И зарабатывают они на ней неплохо. Когда я в третий раз приехал в Шойну, мне предложили бросить снимать и начать собирать морошку — потому что я больше заработаю.

— Государство им как-то помогает?

— Да. Во-первых, они живут за Северным полярным кругом — значит, имеют северную надбавку. Кроме того, у них есть программа переселения оттуда — но они не очень стремятся уезжать. Кроме детей. Большинство молодых людей хочет уехать в крупные города вроде Архангельска и Нарьян-Мара. Однако, к примеру, когда я приезжал в первый раз, там была девушка, которая собиралась учиться в Архангельске. Но когда я приехал во второй раз, она уже вернулась в Шойну.

— А вы сами хотите вернуться?

— Да. Во-первых, там есть люди, которые мне очень приятны. В частности, семья маячника, ставшая главным героем и нашего фильма, и моего репортажа. Во-вторых, природа. В ней есть свой шарм.

— Какая была сверхидея у ваших репортажей из Шойны?

— Каждый раз я преследовал совершенно разные цели. В первый раз это была кооперация журнала Geo и телеканала Arte. Оба они обычно показывают разные малоизведанные уголки Земли. Это скорее географический репортаж. Социальная тематика, конечно, присутствовала. Но это была не журналистская работа в смысле борьбы за экологию. Мы просто рассказывали о месте.

Три часа дня — очень условное время, оно означает, что будет просто не темно, когда мы встретимся.

Второй раз по заданию журнала я развивал то немногое, что я стал снимать еще в первый раз для себя. Мне было интересно наблюдать за людьми, разговаривать. И нельзя сказать, что я преследовал какую-то цель. Многие вещи делаются просто из любопытства — в Германии мне не было бы так интересно снимать. В третий раз мы снимали фильм, мы не ставили себе целью снять репортаж или рассказать о месте. Это очень личная история Доминик. Шойна служит не больше чем декорацией к событиям, одиноким местом. Плюс отключенный маяк как символ потери. И боже упаси говорить о нашем фильме как о журналистской работе. Меня, кстати, приятно удивил монтаж фильма: Доминик взяла довольно неожиданные фрагменты.

— Если в четвертый раз поедете в Шойну, то с какой целью?

— Просто так. Есть места, которые цепляют. Все три раза я уделял слишком много внимания работе. Мне хочется там побыть без камеры, ни на что не отвлекаться.

— Что вас зацепило помимо людей?

— Природа. Я сам из Белоруссии, привык к совсем другой местности. Когда ты попадаешь на Крайний Север, тебе кажется, что там ничего нет: пустота, одиночество. А есть такое выражение: «Одиночество — гигиена души». Это как после похода хочется скорее в ванну залезть — так и тут.

— Вы уже упомянули достаточно странное отношение у них к времени. А в чем оно заключается?

— Они никогда никуда не спешат. В первый раз наш оператор-немец был в шоке и хотел вернуться обратно. С людьми нельзя было ни о чем договориться. Если вы решаете с местными жителями, что через три часа встречаетесь и едете в тундру, то в итоге, не дождавшись их, вы идете к ним, а они говорят: «Да, хорошо, вот мы сейчас чаю попьем, дров наколем, а потом съездим». Они не хотят никого обидеть, просто им так привычнее. Три часа — очень условное время, оно означает, что будет просто не темно, когда мы встретимся. Есть люди, которые живут по-другому. С теми, у кого есть постоянная работа, можно договариваться на конкретное время. Например, та же семья маячника. Но их — как раз из-за разницы в менталитете — местные жители за своих не признают. Фактор неприятия чужих может быть любым. Например, маячник не пьет. А в данной местности это кажется очень странным.

— Что будет с Шойной в дальнейшем? Она исчезнет?

— Я не ясновидящий. Все идет к тому, что их будут переселять. Контраргументом этому может служить тот факт, что у России есть свои интересы в Арктике. И никто не будет добровольно сдавать свои форпосты. Тем более говорят о разработках нефти в Ненецком автономном округе. Хотя рядом с Шойной этого не будет. Но все равно это форпост, там военный гарнизон рядом. Песок при этом наступает. Ты идешь по дюнам и понимаешь, что под тобой находятся дома. Дюны перемещаются. Если у Шойны есть будущее, то на несколько километров южнее.

— Шойна существует достаточно давно. Насколько ее жители бережно относятся к своей истории, стремятся ли, к примеру, сохранить старые дома?

— Старые дома они считают более теплыми, с другой стороны, выветривание и эрозия очень высоки. Ценят ли они свои дома? Трудно сказать. В конечном счете они не уезжают из Шойны. Что касается советского прошлого — не за что зацепиться. Остаются традиции. В основном ненецкие. Существует множество легенд. Например, про знаменитый ненецкий камень, который якобы самостоятельно перемещается по тундре.

Или такая история. Каждый раз, когда я туда приезжал, мне рассказывали, что до ненцев там еще жил какой-то маленький народ неазиатского происхождения. И когда ненцы пришли, они ушли под землю, чтобы ограничить свои контакты с пришельцами. И люди до сих пор рассказывают, что заблудившиеся в тайге видят маленького старичка, который подсказывает, как найти дорогу обратно и какую травку выпить, чтобы вылечиться от недугов.

Доминик де Рива

— Почему Шойна?

— Я ничего не знала о Шойне, пока не увидела фильм по одному из каналов. Мне показалось это место интересным, но во всем этом было слишком много телевидения — и я о нем быстро забыла. А спустя несколько лет я открыла журнал Mare и увидела репортаж Дмитрия. И я была потрясена двумя вещами. Во-первых, история маячника. Это было что-то в духе фильмов Тарковского. Меня удивило, что до сих пор в России можно оказаться в «тарковской» ситуации. Во-вторых, история с закрытием маяка — вот что меня поразило. И то, как Алексей, маячник, боролся за его сохранение. И я не могла не поехать.

— Это ведь был не документальный фильм?

— Да. Это кинематографическое эссе, в котором показаны реальные места и люди, но посвященное моей жизни и смерти моего отца. Он умер через неделю после того, как я в первый раз вернулась из Шойны. Я написала ему оттуда письмо, оно пришло, когда он уже лежал в коме в больнице. Я открыла его и сама прочитала ему. Он уже не слышал меня. И тогда я решила вернуться в Шойну, потому что это место для грусти. И фильм — о смерти маяка и смерти моего отца одновременно.

— Как это сравнение было достигнуто?

— Это было не очень сложно сравнивать. Для каждого человека отец — это маяк. Та женщина в фильме, которая приезжает в Шойну, — как бы не я. Причем, когда мы приехали, маячника дома не было, он ушел грустить куда-то еще. И в фильме мы постепенно, долго, с трудом налаживаем контакт с людьми.

— Шойна — это очень странное место даже для России. Что вы почувствовали, когда приехали?

— Одиночество. Люди с большим трудом шли на контакт. Потому что туда приезжало множество журналистов. Они снимали репортажи, писали статьи — и уезжали, оставляя шойнинцев вновь наедине со своей бедой. Мы с Дмитрием сделали книгу о Шойне. И отослали ее Алексею, в библиотеку, в администрацию и другим людям, которых мы снимали. Это важно, они должны видеть, что мы готовы дать им что-то в ответ, не оставить их. Что касается фильма, то мы сделаем DVD для Шойны, чтобы его там показали.

Кроме того, люди закрыты еще из-за своей ментальности. Я читала о людях из северных стран: ты должен долго ждать, пока они сами не пойдут на контакт, не пригласят тебя домой. В этом их отличие от немцев или швейцарцев. Трех недель, что я там пробыла, очевидно, было мало, чтобы люди смогли полностью раскрыться передо мной.

Передвигаться по песку — как ходить по сугробам, это очень сложно. Сходить на пляж пару раз нормально, но жить на огромном пляже слишком тяжело.

— Дмитрий говорил, что шойнинцы очень свободно распоряжаются своим временем — просто потому, что им некуда спешить.

— Я не согласна с Дмитрием. Мне кажется, проблема времени — это проблема света и песка. Передвигаться по песку — как ходить по сугробам, это очень сложно. Сходить на пляж пару раз нормально, но жить на огромном пляже слишком тяжело. И ты делаешь минимум движений. Когда я была в Шойне в сентябре и октябре, солнце висело очень низко и рано садилось. При этом многие из них любят полярную ночь и зиму — потому что Шойна очень чистая в это время года.

— Вы бы снова поехали в Шойну?

— Я бы с удовольствием туда сейчас вернулась, если бы не огромные трудности, которые нам приходилось преодолевать при организации поездки. Нам нужно было получить за три месяца до поездки пропуск от Вооруженных сил. Потом надо было еще и найти возможность долететь до самой Шойны — самолет там только раз в неделю, и в нем только 12 мест. К тому же это очень дорого — один полет от Архангельска до Шойны стоит 400 евро.

— Что будет с Шойной дальше?

— Сложно говорить. Мы думали, что ее скоро закроют, потому что военные из части по соседству должны были переехать. И уехало бы большинство детей, в школу стало бы некому ходить. Там еще учатся дети оленеводов, которых забирают на вертолете и поселяют в здании, где они учатся. Но никто из молодых людей не хочет оставаться. Одна девушка сказала: «Я тут умираю, я должна уехать». И уехала.

— А почему остаются другие?

— Как я слышала от Дмитрия, шойнинцам предлагали квартиры в больших городах. У них ведь здесь все есть: деньги, северная пенсия, рыба, птица, они могут делать здесь все что хотят, у них друзья. А что они будут делать в квартире, в городе?

— Выжил бы в Шойне, к примеру, житель Германии или Швейцарии, будь он вынужден остаться там надолго?

— Да. Но при одном условии: знание русского языка. Если вы не говорите по-русски, то умрете от скуки. Если вам нечего делать, если вы приехали без цели, то вы тоже умрете от скуки. У вас должно быть какое-то занятие: написать книгу, сделать фотоальбом, поработать доктором. Кроме того, вы должны любить Россию и уживаться с ментальностью местных людей. Жить в Шойне несложно. Отличие от других мест в России не сильное. Разве что туалеты ужасны, баня только раз в неделю и горячей воды нет.

— Во что верят люди в Шойне?

— У них нет священника или церкви. Но они очень русские в том смысле, что они очень суеверны: например, не здороваются через порог или наступают на ногу в ответ, если им наступили на ногу. В некоторых домах есть иконы. Но они наедине со своей верой.

— А на что надеются?

— Не знаю. Они мне не сказали. Я знаю, на что надеется молодежь: уехать, устроиться на работу, начать нормальную жизнь, учиться. Есть те, кто приехал сюда за северной надбавкой и вполне доволен. Многие мужчины одиноки или разведены, во многом из-за алкоголизма. Но им нормально.

— Они счастливы?

— Вполне. Один мужчина мне сказал: «Я в этом году собрал триста килограмм морошки». Это их главная работа. Потом приходит корабль, им платят, и они говорят: «Я теперь могу есть качественную колбасу». Ты можешь пережить в Шойне незабываемые моменты с тундрой, с этим небом, с детьми. Единственные, с кем были проблемы в разговоре, — это женщины моего возраста, и на что они надеются, я не знаю.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA. RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

В русской деревне, залитой песком, Life’s a Beach. Просто не в хорошем смысле.

ШОЙНА, Россия — Шойна, русская рыбацкая деревня на холодном берегу Белого моря, медленно исчезает под песком, покрывающим целые дома, их крыши едва видны над дюнами.

Для маленьких детей это волшебное место: весь их мир — песочница с естественными горками повсюду. Для всех остальных жизнь в этом бесплодном ландшафте — вероятно, вызванная человеком экологическая катастрофа — может быть повседневной рутиной.

Анна Голубцова живет на втором этаже своего дома. Первый этаж превратился в нежеланный пляж.

«Нам придется нанять бульдозер, чтобы оттеснять песок, и снова в следующем году», — сказала г-жа Голубцова. «Мы должны сделать это, чтобы снег, накапливающийся на песке, не закопал нас на крышу».

Ближайший дом был настолько захвачен дюнами, что его жителям приходилось входить и выходить через чердак.

По словам местных жителей, более 20 домов полностью погребены под песком.Тротуары заменяют тротуары на деревенских улицах.

В годы после Второй мировой войны Шойна был процветающим рыбацким портом, где старые советские кинохроники рассказывали истории о рыбаках, героически превышающих производственные показатели.

Но перелов не только привел к истощению местных запасов; вероятно, это разрушило экосистему этого района. Траулеры очищали морское дно от ила и водорослей. И больше не было ничего, что могло бы удерживать песок на месте, волны начали вымывать его на берег, и каждая из триллионов зерен напоминала о безрассудном хищничестве морей.

Это нарушение морского дна, возможно, в сочетании с естественным изменением русла реки, протекающей через Шойну и впадающую в Белое море, является лучшим подозреваемым в нашествии песка, сказал Сергей Уваров, координатор проекта по морскому биоразнообразию. для Всемирного фонда дикой природы в России. Но никаких официальных экологических исследований отдаленного региона не проводилось.

Летом небольшие самолеты, а иногда и вертолеты — единственный способ добраться до Шойны.

Евдокия Сахарова, 81 год, неформально встречает на песчаной взлетно-посадочной полосе. В молодости эта местность, теперь похожая на пустыню, была заполнена травянистыми лугами, где коров выгоняли на пастбище, а сельские жители имели свои собственные небольшие фермы рядом с их домами.

«Я помню деревню, когда она была полна жизни, а не песка», — сказала она.

В период своего расцвета в качестве рыбацкого порта набережная Шойны с трудом могла вместить более 70 рыболовных судов, заходящих и выходящих каждый день. На пике популярности в деревне проживало более 800 человек; сегодня здесь проживает 285 человек.

Опорожнение произошло не сразу. Сначала закрылся рыбоперерабатывающий завод, потом кирпичный завод. Фермы продержались какое-то время. «Мы продолжали сажать овощи, удобрять почву и сметать приближающийся с берега песок, — сказала г-жа Сахарова. «Пока это не стало бессмысленным».

Люди в этой деревне, где следы от квадроциклов, людей и собак пересекают песок между домами, не ожидают многого в плане удобств. В селе нет канализации, воду нужно вести из колодцев.Дома отапливают дровами или углем.

Продовольствие в единственном магазине Шойны стоит почти вдвое дороже, чем в ближайшем городе, и многие жители обращаются за пропитанием в природные зоны за пределами села, куда еще не дошел песок.

Морошка арктическая растет в тундре. Сбор урожая — непосильный труд, но и вкусный, и прибыльный. Местные жители продают ее посредникам, и в городских магазинах ее продают почти столько же, сколько красной икры. Осенью на диких гусей можно охотиться, а мяса хранить в достаточном количестве, чтобы продержаться на зиму.Иногда сюда заходят кочевые оленеводы, меняющие мясо на другие товары.

Мелкий промысел по-прежнему ведется круглый год, летом — для пропитания, а зимой — для торговли. Однако до ближайшего рынка вполне достаточно. Рыбу приходится тащить по замерзшей реке на снегоходах от восьми до 10 часов до ближайшего города, Мезени.

Шойна работает по собственному расписанию. Если вам нужен хлеб, вы должны сделать заказ в пекарне, открытой четыре дня в неделю. В деревенской бане вторник и среда зарезервированы для женщин, а четверг и пятница — для мужчин.

«Здесь мало развлечений, — сказала Карина Коткина, стажер местной метеостанции. «Нам повезло, что у нас есть подключение к Интернету».

Каждую субботу в местном общественном центре проводится танцевальный вечер, который посещают несколько молодых людей, все еще живущих в деревне, а также солдаты с близлежащей военной базы.

«Я до сих пор не могу простить своему командиру, что 23 года назад меня отпустили в отпуск», — пошутил бывший солдат Виктор Щепаков, который сейчас работает на деревенской дизельной электростанции.«Именно тогда я познакомился со своей будущей женой и решил остаться в Шойне».

Споры о том, чтобы остаться в Шойне или переехать, ведутся десятилетиями.

Переселение может быть субсидировано в рамках федеральной программы помощи жителям крайних северных регионов. Многие молодые люди уезжают учиться, работать и путешествовать. Но некоторые из тех, кто сбежал, через некоторое время возвращаются: бывает трудно адаптироваться к городской жизни после многих лет, проведенных в деревне.

«Шойна тащит вас, — сказал 21-летний Павел Коткин.«Я четыре года учился в городе и вернулся. Я люблю Шойну и хочу провести здесь свою жизнь ».

А как насчет песка?

«Я не могу без этого», — сказал г-н Коткин. «Мои ноги болят после ходьбы по асфальту».

Тем, кто остается, не хватает работы. Большинство из них работают в государственном секторе, например, преподают или работают в сельском совете. Погода также является драйвером занятости.

Анна Кравец — директор местной метеорологической станции, которая следит за тем, какие здесь могут быть экстремальные условия. Она приехала к Шойне из Ростова-на-Дону, на мягком юге России. «Я скучаю по свежим овощам», — сказала она. «Товар из местного магазина слишком зеленый и безвкусный».

Она привыкла к песку, но на это потребовалось время. «По нему тяжело ходить, ноги и ступни слишком быстро устают», — сказала г-жа Кравец. «Мне пришлось попрощаться с моими высокими каблуками».

Когда промысел закрыли, несколько крупных судов просто бросили на берегу, а ржавые туши выглядели как мифические твари.

«Когда мы были детьми, мы играли там в прятки, строили там свои домики», — сказал г.- вспоминал Коткин. «Эти корабли были всем нашим миром».

Люди привозят свою старую технику, чтобы присоединиться к этим кораблям на берегу. Но это свалка с более широкой целью: последняя задача ржавого беспорядка — служить импровизированным волнорезом, помогая защитить дома на берегу Шойны от ударов волн.

Есть некоторые признаки восстановления экосистемы Шойны. В последние пять лет в Шойне снова появилась трава. Рыбаки тоже рассказывают истории о том, как водоросли запутались в их сетях там, где их раньше не было.

Но пока песок продолжает поступать.

Ветер разносит песок с берега к маяку на пляже, который по-прежнему является самой заметной достопримечательностью деревни. Оттуда ветер поднимает песок с дюн, обрамляющих фундамент маяка, и несет его дальше в сторону деревни. Песчинки стучат по окнам и бьют по лицам прохожих.

Часть этого песка в конечном итоге окажется на крыльце г-жи Сахаровой, встречающей в аэропорту. Каждое утро она хватает лопату и постепенно выкапывает свой дом.

«Мои дети и внуки просят меня переехать в город, но я не хочу», — сказала она. «Шойна — мой дом. Здесь хорошо и спокойно.

Как русская рыбацкая деревня медленно исчезает под песком | Индепендент

Шойна, русская рыбацкая деревня на холодном берегу Белого моря, медленно исчезает под песком, который покрывает целые дома, их крыши едва видны над дюнами.

Для маленьких детей это волшебное место: весь их мир — песочница с естественными горками повсюду. Для всех остальных жизнь в этом бесплодном ландшафте — вероятно, вызванная деятельностью человека экологическая катастрофа — может быть повседневной рутиной.

Анна Голубцова живет на втором этаже своего дома. Первый этаж превратился в нежеланный пляж.

«Нам придется нанять бульдозер, чтобы оттеснять песок, и снова в следующем году», — говорит Голубцова. «Мы должны сделать это, чтобы снег, накапливающийся на песке, не закопал нас на крышу».

Ближайший дом был настолько захвачен дюнами, что его жителям приходилось входить и выходить через чердак.

По словам местных жителей, более 20 домов полностью погребены под песком. Тротуары заменяют тротуары на деревенских улицах.

(Документальный RT / YouTube

(Документальный RT / YouTube)

В годы после Второй мировой войны Шойна был процветающим рыбацким портом, и старые советские кинохроники рассказывали истории о рыбаках, героически превышающих свои производственные планы.

Но перелов не только истощил местные запасы, но и, вероятно, разрушил экосистему района.Траулеры очищали морское дно от ила и водорослей. И больше не было ничего, что могло бы удерживать песок на месте, волны начали вымывать его на берег, и каждая из триллионов зерен напоминала о безрассудном хищничестве морей.

Это нарушение морского дна, возможно, в сочетании с естественным изменением русла реки, которая протекает через Шойну и впадает в Белое море, является лучшим подозреваемым в нашествии песка, говорит Сергей Уваров, координатор проекта по морскому биоразнообразию. для Всемирного фонда дикой природы в России.Но никаких официальных экологических исследований отдаленного региона не проводилось.

Летом небольшие самолеты, а иногда и вертолеты — единственный способ добраться до Шойны.

Евдокия Сахарова, 81 год, неформально встречает на песчаной взлетно-посадочной полосе. В молодости эта местность, теперь похожая на пустыню, была заполнена травянистыми лугами, где коров выгоняли на пастбище, а сельские жители имели свои собственные небольшие фермы рядом с их домами.

«Я помню деревню, когда она была полна жизни, а не песка», — говорит она.

В период своего расцвета в качестве рыбацкого порта набережная Шойны с трудом могла вместить более 70 рыболовных судов, заходящих и выходящих каждый день. На пике популярности в деревне проживало более 800 человек; сегодня здесь проживает 285 человек.

Опорожнение произошло не сразу. Сначала закрылся рыбоперерабатывающий завод, потом кирпичный завод. Фермы продержались какое-то время. «Мы продолжали сажать овощи, удобрять почву и сметать приближающийся с берега песок, — говорит Сахарова. «Пока это не стало бессмысленным.

(Документальный RT / YouTube

(Документальный RT / YouTube)

Люди в деревне, где тропы квадроциклов, людей и собак пересекают песок между домами, не ожидают многого с точки зрения удобств. В селе нет канализации, воду приходится вывозить из колодцев. Дома отапливают дровами или углем.

Продовольствие в единственном магазине Шойны стоит почти вдвое дороже, чем в ближайшем городе, и многие жители обращаются за пропитанием в природные территории за пределами села, куда еще не дошел песок.

Морошка арктическая растет в тундре. Сбор урожая — непосильный труд, но и вкусный, и прибыльный. Местные жители продают ее посредникам, и в городских магазинах ее продают почти столько же, сколько красной икры. Осенью на диких гусей можно охотиться, а мяса хранить в достаточном количестве, чтобы продержаться на зиму. Иногда сюда заходят кочевые оленеводы, меняющие мясо на другие товары.

Мелкий промысел по-прежнему ведется круглый год, летом — для пропитания, а зимой — для торговли.Однако до ближайшего рынка вполне достаточно. Рыбу приходится тащить по замерзшей реке на снегоходах от восьми до 10 часов до ближайшего города, Мезени.

Шойна работает по собственному расписанию. Если вам нужен хлеб, вы должны сделать заказ в пекарне, открытой четыре дня в неделю. В деревенской бане вторник и среда зарезервированы для женщин, а четверг и пятница — для мужчин.

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Показать все 16

1/16 Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Фермер Эш Уитни стоит на дереве и срезает ветви, чтобы кормить свой скот

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Корова уходит от фермы резервуар для воды возле города Тамворт в Новом Южном Уэльсе

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Фермер Скотт Купер сбрасывает сено для своего скота рядом с высохшим ручьем на ферме Южного парка

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Следы шин от грузовика фермера Джимми Маккеуна можно увидеть на его опустошенной засухой земле недалеко от города Уолджетт в Новом Южном Уэльсе

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Мертвые деревья на ферме Скотта Купера в Южном парке

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

90 002 Фермер Эш Уитни стоит на заднем сиденье своего грузовика, кормит свой скот на своей земле недалеко от города Ганнеда в Новом Южном Уэльсе

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Виден орошаемый загон рядом с вспаханным загоном на ферме, расположенной на окраине города Маджи в Новом Южном Уэльсе

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Ветряная мельница и солнечные батареи на ферме Скотта Купера в Южном парке

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Старый автобус, используемый для хранения сельскохозяйственного оборудования, стоит на земле фермера Эша Уитни недалеко от города Ганнеда в Новом Южном Уэльсе

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Кенгуру отбрасывает тень, пьет из резервуара с водой на ферме Эша Уитни

Reuters

Засуха в Австралии — t рак разъедает фермы

Старый сиднейский трамвай стоит на земле Джимми и Мэй МакКаун недалеко от города Уолджетт в Новом Южном Уэльсе

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Узоры, созданные плугом можно увидеть на ферме Эша Уитни

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Фермер Эш Уитни стоит посреди высохшей плотины

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Овцы едят зерно на ферме недалеко от Тамворта в Новом Южном Уэльсе

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Дорога видна рядом с рельсами, ведущими к резервуару с водой на ферме Эша Уитни

Reuters

Засуха в Австралии — рак разъедает фермы

Одинокое дерево стоит возле желоба на ферме Джимми и Мэй МакКаун

Реут ers

«Здесь мало развлечений, — говорит Карина Коткина, стажер местной метеостанции.«Нам повезло, что у нас есть подключение к Интернету».

Каждую субботу в местном общественном центре проводится танцевальный вечер, который посещают несколько молодых людей, все еще живущих в деревне, а также солдаты с близлежащей военной базы.

«Я до сих пор не могу простить своему командиру, что 23 года назад меня отпустили в отпуск», — шутит бывший солдат Виктор Щепаков, который сейчас работает на деревенской дизельной электростанции. «Именно тогда я познакомился со своей будущей женой и решил остаться в Шойне.”

Споры о том, чтобы остаться в Шойне или переехать, ведутся десятилетиями.

Переселение может быть субсидировано в рамках федеральной программы помощи жителям крайних северных регионов. Многие молодые люди уезжают учиться, работать и путешествовать. Но некоторые из сбежавших через некоторое время возвращаются: бывает трудно адаптироваться к городской жизни после многих лет, проведенных в деревне.

«Шойна тащит за собой, — говорит 21-летний Павел Коткин. — Я четыре года учился в городе и вернулся.Я люблю Шойну и хочу провести здесь свою жизнь ».

А как насчет песка?

(Текущее время / YouTube)

«Я не могу без этого», — говорит он. «Мои ноги болят после ходьбы по асфальту».

Тем, кто остается, не хватает работы. Большинство из них работают в государственном секторе, например, преподают или работают в сельском совете. Погода также является драйвером занятости.

Анна Кравец — директор местной метеорологической станции, которая следит за тем, какие здесь могут быть экстремальные условия.Она приехала к Шойне из Ростова-на-Дону, на мягком юге России. «Я скучаю по свежим овощам», — говорит она. «Товар из местного магазина слишком зеленый и безвкусный».

Она привыкла к песку, но на это потребовалось время. «По нему тяжело ходить, ноги и ступни слишком быстро устают», — говорит Кравец. «Мне пришлось попрощаться с моими высокими каблуками».

Когда промысел закрыли, несколько крупных судов просто бросили на берегу, а ржавые туши выглядели как мифические твари.

«В детстве мы играли там в прятки, строили там свои домики», — вспоминает Коткин.«Эти корабли были всем нашим миром».

Люди привозят свою старую технику, чтобы присоединиться к этим кораблям на берегу. Но это свалка с более широкой целью: последняя задача ржавого беспорядка — служить импровизированным волнорезом, помогая защитить дома на берегу Шойны от ударов волн.

Есть некоторые признаки восстановления экосистемы Шойны. В последние пять лет в Шойне снова появилась трава. Рыбаки тоже рассказывают истории о том, как водоросли запутались в их сетях там, где их раньше не было.

Но пока песок продолжает поступать.

Поддерживайте свободомыслящую журналистику и посещайте независимые мероприятия

Ветер разносит песок с берега к маяку на пляже, который по-прежнему является самой заметной достопримечательностью деревни. Оттуда ветер поднимает песок с дюн, обрамляющих фундамент маяка, и уносит его дальше в сторону деревни. Песчинки стучат по окнам и бьют по лицам прохожих.

Часть этого песка в конечном итоге окажется на крыльце Сахаровой, встречающей в аэропорту.Каждое утро она хватает лопату и постепенно выкапывает свой дом.

«Мои дети и внуки просят меня переехать в город, но я не хочу», — говорит она. «Шойна — мой дом. Здесь хорошо и спокойно.

© New York Times

Русская деревня проигрывает битву с песками

Шойна, небольшую русскую деревню, расположенную на краю полярного круга, часто называют самой северной пустыней в мире.Песок покрывает все, насколько может видеть глаз, и немногие живущие здесь люди никогда не осмеливаются закрывать свои входные двери на ночь, опасаясь быть заживо похороненными в постоянно движущихся дюнах. Но так было не всегда…

Шойна была заселена в 1930-х годах рыбаками, привлеченными к побережью Белого моря обилием рыбы в этом районе. Всего за два десятилетия он превратился в шумный рыбацкий порт с населением около 1500 человек и флотом из примерно семидесяти рыбацких лодок.Однако вскоре чрезмерное траление уничтожило рыбные колонии, и промысел прекратился. Десятки судов, стоявших у берега, перестали подходить, и многие из семей, которые процветали в Шойне, медленно уехали. Сегодня официальное количество жителей составляет 375 человек, большинство из которых живут на пособия по безработице и пенсии. Охота — это также способ свести концы с концами благодаря большому количеству морских казарок и казарок, которые используют Шойну в качестве остановки на пути миграции, но самая прибыльная работа в деревне, безусловно, — это работа водителя бульдозера, так как каждому нужен свой дом выкопали из песка в одном месте.

Фото: Гелиограф

Современная Шойна расположена посреди пустыни, но исторические записи показывают, что, когда первые рыбаки поселились здесь в 1930-х годах, это была целинная земля, покрытая мхом и деревьями. Никто точно не знает, что привело к появлению песка в этом месте, но эксперты полагают, что это было вызвано либо массовым тралением, которое повредило растительность морского дна, позволив песку подняться и унести на берег, либо вырубкой лесов, проведенной местными жителями. население несколько десятилетий назад.

Фото: Сергей Ермохин

Песчаные дюны теперь постоянно перемещаются вверх и вниз по побережью под действием западного ветра и могут полностью похоронить дома в Шойне за одну ночь. Местные жители привыкли к зыбучим пескам и просыпаются от солнечного света, проникающего только в верхнюю часть их окон, но всегда оставляют входные двери открытыми, чтобы они не блокировались. Местный метеоролог Наташа рассказала English Russia, что теперь она использует люк. прорезал крышу ее дома как дверь, после того, как почувствовал тошноту от постоянной необходимости выкапывать здание из песка.«Это очень удобно», — говорит она. «Вы выходите прямо на землю и идете куда хотите».

Фото: Azimutx

У Шойны есть только один бульдозер, чтобы помочь людям раскапывать дома после ветреной ночи, но водитель Саша говорит, что не может помочь всем. Чтобы полностью открыть дом, требуется десять часов, а поскольку один час работы стоит примерно 70 долларов, немногие люди могут позволить себе его услуги. Российское правительство субсидирует только 40 часов в месяц, что намного меньше, чем необходимо.К тому же в сутках не хватает часов, чтобы помочь всем нуждающимся. «Я выкапываю один дом, а остальные злятся на меня», — говорит он.

Фото: Azimutx

По словам местного врача, местные жители не только видели, как многие дома опускались под песок, но и у них развились физиологические проблемы из-за того, что им постоянно приходилось ходить по неровному песку.

Фото: Azimutx

Нет ни дорог, ни железных дорог, соединяющих Шойну с остальным миром, поэтому в деревню и из нее можно попасть только по морю или по воздуху.Несмотря на борьбу с песком и изоляцию от мира, местные жители, как сообщается, очень гордятся своим автономным поселением и очень гостеприимны, приглашая посетителей в свои дома на традиционные праздники из морепродуктов, несмотря на отсутствие рыбы в море.

Фото: English Россия

Шойна классифицируется как экологическая катастрофа. Ученые приезжают сюда, чтобы изучить и понять феномен миграции песчаных дюн и способы его остановить.

Источники: Russia Beyond the Headlines, English Russia, MSS Natural Beauty

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки вашего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.
Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в cookie-файлах может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Шойна (Шо́йна), странная арктическая деревушка, захваченная «пустынными» песками Баренцева моря


Шойна , самый северный «пустынный» город, не отмечен на большинстве карт.Его песчаные дюны простираются на десятки километров вдоль побережья Белого моря, на западном побережье полуострова Канин в российской Арктике.

Шойна расположена в районе Баренцева моря, к северу от Архангельской области. Мурманск на западе и Архангельск на юге — ближайшие крупные города, где военно-морские базы и промышленные объекты имеют стратегическое значение для Российского государства.


Этот регион в настоящее время находится под давлением, поскольку Арктика рассматривается как область будущего — судоходная из-за потепления и прибыльная из-за залежей нефти, газа и угля.Россия начала стремление к Арктике, сосредоточив большую часть военных / военно-морских сил в Мурманске и Архангельске и построив добывающие сооружения и тяжелую промышленность. Давным-давно начался спор с Финляндией о границах национального водного и морского дна.
Полуостров Канин — это западная оконечность Ненецкого региона ( Ненецкого автономного округа ), более чем в 300 км от его столицы Нарьян-Мара. ненцы — коренной кочевой народ, ведущий натуральный образ жизни — скотоводство и рыболовство.

Шойна была основана в 1930-х годах как рыбацкий поселок, названный в честь реки Шойна.
Деревня оставалась рыбацкой общиной во время советской власти с впечатляющим рыболовным флотом, расположенная на плоской зеленой земле, где сходятся тундра и лес. Обилие рыбы и морских обитателей привело к процветанию, и к 1950-м годам в Шойне проживало около 1500 человек.
Однако приближалась медленная, но неумолимая песчаная волна, и с 70-х годов песчаные дюны окружали дома, положив конец рыболовству.

Сегодня флот гниет на берегу и предоставляет игровую площадку для детей и фотогеничный пейзаж конца света.
Чрезмерный лов рыбы тралом по морскому дну уничтожил растительность, уступив место занесенным ветром пескам.
Шойна (Шо́йна), Ненецкий регион

Координаты: 67 ° 52 ‘N, 44 ° 08’ E
(150 км к северу от полярного круга)
Население: 300-400

Доступ ко многим домам возможен только через крышу; лестницы обычно помогают подняться на мансардные окна.

Лучше не закрывать на ночь дверь. Потому что с наступлением утра он может не открыться — если ударила песчаная буря.

Каким-то образом людям удается сопротивляться — они даже занимаются садоводством, как могут.
День школьных наград — школа — одно из немногих зданий, сохранившихся от нашествия песка.

Здесь нет ресторанов, отелей и только два магазина, но жители Шойны, как известно, приглашают путешественников в свои дома на настоящие пиршества из морепродуктов. Жизнь небогата, но залив все еще изобилует рыбой: камбала, белая семга, труит, треска, сиг.пикша и сельдь. Деньги приходят от норвежцев через границу, которые в течение многих лет также скупали местную морошку.

Рядом растет несколько ягод и грибов, которые приносят дополнительный доход сельским жителям. Рыбалка теперь является небольшим семейным бизнесом для пропитания, как и ловля ягод . Ручная рыбалка Еженедельно приходит газета из НАО с новостями из Ненецкого автономного округа.

Рабочих мест вполне достаточно: трактористы и экскаваторы, метеорологи, деревообработчики и ремонтные бригады, несколько госслужащих и служащих (например, учителей).Многие получают пенсии и пособия.


Ни дорог, ни велосипедов, ни автомобилей — единственные машины, которые могут передвигаться, — это «песчаные тракторы», тяжелые, медленные и уродливые, которые местные жители называют « грузовых мотоциклов ».
Воду необходимо искать каждый день из единственного доступного источника.
Тем не менее работа и отдых продолжаются в недружелюбной среде.
Худшее приходит с сильными ветрами Баренцева моря.

Метеорологическая станция, вероятно, лучшее место для работы в Шойне, так как русские очень заботятся о своей сети прогнозирования погоды



Он постоянно модернизируется и, конечно же, без песка.Здесь даже есть деревянный настил по песку.

Был также маяк на Шойне, построенный в 1960 году в качестве средства навигации морякам на Белом море. После десятилетий эксплуатации он был заброшен и оставлен в руинах, но его все еще можно посетить.


Никакие дороги или железные дороги не соединяют этот район с югом. Транспортировка во внешний мир осуществляется морским или воздушным транспортом. «Аэропорт Шойна» — грунтовая взлетно-посадочная полоса длиной 650 метров по грязи …
… гостиная небольшая деревянная хижина, диспетчерская вышка, ну…
Удивительно, как мало аварий произошло, последняя в 2014 году с незначительными травмами, с этим небольшим бипланом Антонов 1940-х годов, хотя он непрерывно строился до 2001 года. Ан-2, «Аннушка», специализирующийся на удаленных районах с грунтовыми взлетно-посадочными полосами.

Полеты почти неописуемы — маленький самолет трясется, трясется, трясется и сильно вздрагивает, нет кондиционера, сквозняки внутри мерзнут, а шум двигателя (плюс ветер) практически невыносимый.Но … это единственный быстрый путь в Шойну и обратно!

Под снегом, арктической зимой все становится … лучше!

Снег позволяет ездить на снегоходах, намного удобнее в небольших поездках.

Добро пожаловать даже на собачьих упряжках!

Основные источники:
http://mir-i-mi.ucoz.ru/news/
http://grandkid.ru//?s=Шойна?
http://vnao.ru/search/node/shoyna

Деревня Шойна, Российская Федерация | Круизный отдых премиум-класса

Место назначения DestinationAfrica — Северный и Средний EastAfrica — South & CentralAlaska & Canada WestAntarcticaArctic North AtlanticArctic Northwest и Северо-PassagesAsiaAtlantic TransAustraliaAustralian RiversBahamasBermudaCanada & New EnglandCaribbeanEU Британский IslesEU MediterraneanEU Норвежский FjordsEU RiversEU Scandinavia & BalticEU West & Atlantic IslandsHawaiiIndia & Indian OceanIndia RiversMexicoNorth Америка AtlanticNorth Америка PacificPanama & Central АмерикаЮжная АмерикаЮжная American Реки Южно-Тихоокеанский регион и Новая ЗеландияWorld Cruises & Sectors

Круизная линия Круизная линияCrystal CruisesCrystal River CruisesКруизы по ОкеанииPonantRegent Seven Seas CruisesМореМореЯхт-клуб DreamSilversea CruisesTauck

Корабль ShipAndorinhaCrystal BachCrystal DebussyCrystal EndeavorCrystal EspritCrystal MahlerCrystal RavelCrystal SerenityCrystal SymphonyEmeraldEspritGraceInsigniaInspireJoyL’AustralLe BellotLe BorealLe BougainvilleLe ChamplainLe комендант CharcotLe Dumont D’UrvilleLe Жак CartierLe LaperouseLe LyrialLe LyrialLe SolealMarinaNauticaRegattaRivieraSapphireSavorSeabourn EncoreSeabourn OdysseySeabourn OvationSeabourn QuestSeabourn SojournSeabourn VentureSeaDream ISeaDream IISeven моря ExplorerSeven моря MarinerSeven моря NavigatorSeven моря SplendorSeven моря VoyagerSilver Облако ExpeditionSilver DawnSilver ExplorerSilver MoonSilver МузаСеребряное ПроисхождениеСеребряная ТеньСеребряный ДухСеребряный Шепот

Месяц с Месяц fromAugust 2021September 2021October 2021November 2021December 2021January 2022February 2022March 2022April 2022May 2022June 2022July 2022August 2022September 2022October 2022November 2022December 2022January 2023February 2023March 2023April 2023May 2023June 2023July 2023August 2023September 2023October 2023November 2023December 2023January 2024February 2024March 2024April 2024May 2024

Месяц до Месяц toAugust 2021September 2021October 2021November 2021December 2021January 2022February 2022March 2022April 2022May 2022June 2022July 2022August 2022September 2022October 2022November 2022December 2022January 2023February 2023March 2023April 2023May 2023June 2023July 2023August 2023September 2023October 2023November 2023December 2023January 2024February 2024March 2024April 2024May 2024

Продолжительность Продолжительность1-6 ночей7-13 ночей14-19 ночей20 + ночей

Порт отправления Порт отправления: Абу-Даби, ОАЭ Делаида, S A.Аль-Манама, ОАЭ Амстердам, РекиАмстердам, НидерландыАнкоридж, АляскаАнталия, ТурцияАкаба, ИорданияАфины (Пирей) ГрецияОкленд, Новая ЗеландияБали, ИндонезияБалтра, Галапагосские острова Бангкок (Клонг Той), Таиланд Бангкок (Лаем Чабанг) ​​Таиланд, Бангкок, Таиланд, Барселона, Норвегия, Испания ШвейцарияБильбао, ИспанияБордо, ФранцияБриджтаун, БарбадосБрисбен, QLD, АвстралияБрум, Западная Австралия, Брюссель (Брюгге), Бельгия, Бухарест, Румыния, Будапешт, Венгрия, Буэнос-Айрес, Аргентина, Кэрнс, Квинсленд, Австралия, Кальдера, Коста-Рика, Каллао (Лима), Колумбия, Перу, Канн, Южная Каролина, Каллао (Лима), Колумбия, Перу, Канна, Южная Африка Амалия, У.Южные Виргинские острова, Ченнаи, Мадрас, Христианская церковь (Литтелтон), Новая Зеландия, Кочин (Кочи), Индия, Кельн, Германия, Коломбо, Шри-Ланка, Колон Панама, Копенгаген, Дания, Козумель, Мексика, Дакар, Сенегал, Дарвин, Северная Каролина, Австралия, Довер, Англия, Дубай, ОАЭ, Дублин, Ирландия, Дубровник, Новая Зеландия, Дублин, Хорватия, Дубровник, Дублин, Хорватия, Дубровник, Новая Зеландия, Дублин, Хорватия. Израиль, Форталеза, Бразилия, Форте де Франс, Мартиника, Форт Лодердейл (Pt Everglades), США, Фуншал (Мадейра), Португалия, Глазго, Шотландия, Гран-Канария (Лас-Пальмас), Канарские острова, Гринвич, Англия, Гуаякиль, Эквадор, Хайфа, Израиль, Хайфон, Вьетнам, Халифакс, Финляндия Город (Сайгон), Вьетнам, Хобарт, Тасмания, Австралия, Гонфлер, Франция, Гонконг, Хониара, Соломоновы Острова, Гонолулу, Гавайи, Икитос, Перу, Стамбул, Турция, Джидда, Саудовская Аравия, Джунно, Аляска, Канадзава, Япония, Кангерлуссуак, Гренландия, Килунг, Польша, Тайвань, Кипр, Кингерлуссуак, Гренландия, Килунг, Польша, Тайвань, Кипр, Лайвак, Кипр, Лайвак, Кипр, Лайвак, Япония, Киеланд, Кипр, Ларнака, Япония, Кипр, Лайвак, Кипр, Лаланд, Южная Корея , ФранцияЛейт, Шотландия, Лиссабон, Португалия, Лондон, (Тауэрский мост), Англия, Лонгйир, Шпицберген, Лос-Анджелес, Калифорния, США, Адрид, Испания, Маэ, Сейшелы, Майзуру, Япония, Малага, Испания, Манаус, Бразилия, Манила, Филиппины, Мариго, Св.Мартин Марсель, Франция Марсель, Франция Мельбурн, ВМЦ, Австралия Майами, Флорида США Милан, Италия Милуоки, Висконсин, США, Момбаса, Кения, Монте-Карло, Монако, Монтевидео, Уругвай, Монреаль, Грин, Канада, Мумбаи, Франция, Нью-Йорк, Нью-Йорк, Канада, Мумбай, Франция, Нью-Йорк, Нью-Йорк, Канада, Нью-Йорк, Нью-Йорк, Канада, Нью-Йорк, Нью-Йорк, Канада, Нью-Йорк, Нью-Йорк, Канада. (Порту), Португалия, Ораньестад, Аруба, Осака, Япония, Осло, Норвегия, Отару, Ко, Япония, Панама, Панама, Папеэте, Таити, Париж, Франция, Перт (Фримантл), Вашингтон, Австралия, Филипсбург, Сен-Мартен, Пхукет, Таиланд, Монта-Делгада, Азорские острова, Португалия, Португалия, Порт-Луи, Маврит, Маврит, Порт-Луи, Португалия, Порт-Луи, Южная Корея Чили Пуэрто Уильямс, Чили Пунта-Аренас, Чили Пунтаренас, Коста-Рика Квебек, Квебек, Канада, Регенсбург, Германия, Рейкьявик, Исландия, Родос, Греция, Рио-де-Жанейро, Бразилия, Рим (Чивитавеккья), Италия, Розит, Шотландия, Руан, Франция, Сан-Саникос, Шотландия, Сан-Пьер, Франция, Сан-Саникос, Франция, Сан-Саникос, Франция ИсСан-Диего, Калифорния, США нсиско, Калифорния, США, Сан-Хуан, Пуэрто-Рико, Сантьяго, Чили, Санто-Доминго, Доминиканская Республика, Сиэтл, Вашингтон, США, США, Аляска, Шанхай (Баошань), Китай, Сингапур, Сингапур, Саутгемптон, Англия, Сент-Джонс, Ньюфаундленд, Канада, Сент-Люсия, Сент-Мало, Франция, Санкт-Петербург, Швеция, Россия, Стокгольм, Финляндия, Стокгольм, Франция. , Гана, Токио, Япония, Торонто, Онтарио, Канада, Тромсё, Норвегия, Ушуайя, Аргентина, Валлетта, Мальта, Валпараисо (Сантьяго), Чили, Ванкувер, Британская Колумбия.Канада, Венеция, Италия, Виктория, Маэ, Сейшелы, Вена, Австрия, Вилсхофен, Германия, Веллингтон, Новая Зеландия, Западный Палм-Бич, Флорида, США, Ангон (Рангун), Мьянма, Йокогама, Япония, Занзибар, Танзания

Порт прибытия Порт прибытияАбу-Даби, ОАЭАль Манама, ОАЭ Амстердам, Реки, Амстердам, Нидерланды, Анадыр, Россия, Анкоридж, Аляска, Анталия, Турция, Акаба, Иордания, Афины (Пирей), Греция, Окленд, Новая Зеландия, Бали, Индонезия, Балтра, Галапагосские острова, Бангкок (Клонг Той, Таиланд), Бангкок, Таиланд, Барселона, Таиланд, Бангкок, Таиланд, Барселона, Таиланд, Барселона, Испания Бали, Индонезия, Берген, Норвегия, Берлин (Росток), Бильбао, Испания, Бордо, Франция, Бостон, Массачусетс, Бриджтаун, Барбадос, Брисбен, Квинсленд, Австралия, Брум, Вашингтон, Брюссель (Брюгге), Бельгия, Бухарест, Румыния, Будапешт, Венгрия, Буэнос-Айрес, Аргентина, Аргентина, Лимасол, Кейпера, Каллдау, Франция, Коста-Айрес, Аргентина, Кэрнсаль, Капера , Южная АфрикаКартахена, КолумбияКастри, Сент-ЛюсияCharlotte Amalie, U.Южные Виргинские острова, Ченнаи, Мадрас, Христианская церковь (Литтелтон), Новая Зеландия, Кочин (Кочи), Индия, Кельн, Германия, Коломбо, Шри-Ланка, Колон Панама, Копенгаген, Дания, Козумель, Мексика, Дакар, Сенегал, Дарвин, Северная Каролина, Австралия, Довер, Англия, Дубай, ОАЭ, Дублин, Ирландия, Дубровник, Новая Зеландия, Дублин, Хорватия, Дубровник, Дублин, Хорватия, Дубровник, Новая Зеландия, Дублин, Хорватия. Израиль, Энсенада, Мексика, Форталеза, Бразилия, Форте-де-Франс, Мартиника, Форт-Лодердейл (Pt Everglades), США, Фуншал (Мадейра), Португалия, Глазго, Шотландия, Глостер, Массачусетс. США, Гран-Канария (Лас-Пальмас), Канарские острова, Гринвич, Англия, Гуаякиль, Эквадор, Хайфа, Израиль, Хайфон, Вьетнам, Галифакс, Новая Шотландия, Канада, Гамбург, Германия, Хельсинки, Финляндия, Хошимин (Сайгон), Вьетнам, Хобарт, Тасмания, Австралия, Гонконг, Гонфлеур, Франция, Хобарт, Тасмания, Австралия, Гонфлеу, Франция, Хонфлеур, Франция, Хобарт, Тасмания, Австралия. , Саудовская Аравия, Джунно, Аляска, Канадзава, Япония, Кангерлуссуак, Гренландия, Килунг, Тайвань, Остров Кинг-Джордж, Южные Шетландские острова, Кобе, Япония, Кушадасы, Турция, Ларнака, Кипр, Лаутока, Фиджи, Гавр, Франция, Лейт, Шотландия, Лиссабон, Португалия, Ливорно, Тауэр, Италия, Лиссабон, Португалия, Ливорно, Англия, Англия, Анхелес, Англия, Англия , США, Лион, Франция, Мадрид, Испания, Маэ, Сейшелы, Майзуру, Япония, Малага, Испания, Манаус, Бразилия, Манила, Филиппины, Мариго, Св.MartinMarseillette, Франция, Мельбурн, Виктория, Австралия, Майами, Флорида, США, Милан, Италия, Милуоки, Висконсин, США, Момбаса, Кения, Монте-Карло, Монако, Монтевидео, Уругвай, Монреаль, Квебек, Канада, Мумбаи (Бомбей), Индия, Нью-Йорк, Германия, Канада, Мумбаи (Бомбей, Бомбей, Нью-Йорк, Германия, Канада, Канада, Нью-Йорк, Нью-Йорк, Германия, Канада, Канада, Нью-Йорк, Нью-Йорк, Германия, Канада, Нью-Йорк, Нью-Йорк, Канада) (Наха), Япония, Опорто (Порту), Португалия, Ораньестад, Аруба, Осака, Япония, Осло, Норвегия, Панама, Панама, Папеэте, Таити, Париж, Франция, Перт (Фримантл), Вашингтон, Австралия, Филипсбург, остров Синт-Мартен, Пхукет, Таиланд, Порт-Луи, Маврикий, Маврикий, Вертуха, Пражская республика, Пражская республика, Порт-Луи, Маврикий, Вертуха, Республика. , Чили, Пуэрто Валларта, Мексика, Пуэрто Уильямс, Чили, Пунта Аренас, Чили, Пунтаренас, Коста-Рика, Квебек, Квебек, Канада, Регенсбург, Германия, Рейкьявик, Исландия, Родос, Греция, Рио-де-Жанейро, Бразилия, Рим (Сивитавеккья, Сан-Диего, Сан-Диего, Чивитавеккья), Франция, Сан-Галисано, Чивитавеккья, Франция, Сан-Гальсайт, Сан-Гальто, Франция , Калифорния, США, Сан-Франциско, Кали Форния, США, Сан-Хуан, Пуэрто-Рико, Санто-Доминго, Доминиканская Республика, Сиэтл, Вашингтон, США, Сетубал, Португалия, Сьюард, Аляска, Шанхай (Баошань), Китай, Шанхай, Китай, Сингапур, Сингапур, Саутгемптон, Англия, Сент-Джонс, Ньюфаундленд, Канада, Сен-Мало, Франция, Сен-Пьер, Германия, Строй-Пьер, Нью-Йорк, Великобритания , Австралия, Талкауано, Чили, Тема, Гана, Токио, Япония, Торонто, Онтарио, Канада, Тромсё, Норвегия, Ушуайя, Аргентина, Валлетта, Мальта, Валпараисо (Сантьяго), Чили, Ванкувер, Британская Колумбия.Канада, Венеция, Италия, Виктория, Маэ, Сейшелы, Вена, Австрия, Вилсхофен, Германия, Веллингтон, Новая Зеландия, Западный Палм-Бич, Флорида, США, Ангон (Рангун), Мьянма, Йокогама, Япония, Занзибар, Танзания

Найти

Похоронен в песке | Stormwater Online

Общеизвестно, что потеря растительности может привести к эрозии почвы; мы постоянно сталкиваемся с этой ситуацией в районах, пострадавших от строительства, лесных пожаров или засухи. То, о чем мы, вероятно, думаем реже, — это то, что то же самое — что-то вроде — может происходить под водой.

Это случай возле крошечной деревни Шойна на берегу Белого моря на северо-западе России. Эта статья New York Times рассказывает историю с яркими фотографиями. Основанная в 1930-х годах, Шойна когда-то была процветающей рыбацкой деревней, где проживало более тысячи человек и флот из 70 рыбацких лодок. Местные рыбаки регулярно превышали установленные правительством цели в области рыболовства, пока внезапно не перестали. Улов упал. А потом стали происходить еще более странные вещи.

Хотя здесь не проводились всесторонние исследования окружающей среды, местные жители считают, что активный промысел уничтожил местные популяции рыб, а также — посредством траления по дну океана — уничтожил большую часть водорослей и разрушил бентическую среду обитания. Прилив начал смывать на берег все больше и больше песка.

«Это нарушение морского дна, возможно, в сочетании с естественным изменением русла реки, которая протекает через Шойну и впадает в Белое море, является лучшим подозреваемым в нашествии песка», — сказал Сергей Уваров, координатор проекта по морскому биоразнообразию. для Всемирного фонда дикой природы в России », — говорится в статье.

Песок не переставал. Сегодня в деревне проживает менее 300 человек, а некоторые дома полностью засыпаны песком, который с каждым годом все больше заходит с береговой линии. Тем, кто решит остаться, необходимо каждый день счищать песок из своих домов; время от времени они нанимают бульдозеры, чтобы избавиться от худшего.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *