Посмертное фото маяковского – Загадка смерти Владимира Маяковского (7 фото) . Чёрт побери

Загадка смерти Владимира Маяковского (7 фото) . Чёрт побери

Это произошло 14 апреля 1930 года в Москве, в Лубянском проезде. В рабочей комнате Владимира Маяковского прозвучал выстрел. Споры, ушел ли поэт из жизни добровольно или был убит, не стихают до сих пор.

О виртуозном расследовании экспертов рассказывает один из его участников, профессор кафедры судебной медицины ММА им.Сеченова Александр Васильевич Маслов.

Версии и факты

14 апреля 1930 г. «Красная газета» сообщила: «Сегодня в 10 часов 17 минут в своей рабочей комнате выстрелом из нагана в область сердца покончил с собой Владимир Маяковский. Прибывшая «скорая помощь» нашла его уже мертвым. В последние дни В.В.Маяковский ничем не обнаруживал душевного разлада и ничего не предвещало катастрофы».
Днем тело перевезли в квартиру поэта в Гендриковом переулке. Скульптором К.Луцким была снята посмертная маска, причем плохо — он ободрал покойному лицо. Сотрудники Института мозга извлекли мозг Маяковского, весивший 1700 г. В первый же день в презектуре клиники медицинского факультета МГУ патологоанатом профессор Талалай произвел вскрытие тела, а в ночь на 17 апреля состоялось перевскрытие: из-за поползших слухов о якобы имевшемся у поэта венерическом заболевании, которые не подтвердились. Потом тело было кремировано.

Как и с Есениным, самоубийство Маяковского вызвало различную реакцию и множество версий. Одной из «мишеней» стала 22-летняя актриса МХАТа Вероника Полонская. Известно, что Маяковский просил ее стать женой. Именно она была последним человеком, видевшим поэта живым. Однако показания актрисы, соседей по квартире и данные следствия свидетельствуют, что выстрел прогремел сразу после того, как Полонская вышла из комнаты Маяковского. Значит, стрелять она не могла.

Версия, будто Маяковский не в переносном, а в прямом смысле «лег виском на дуло», пустил себе пулю в голову, не выдерживает критики. Мозг поэта сохранен по сей день и, как справедливо сообщили в те дни сотрудники Института мозга, «по внешнему осмотру мозг не представляет сколько-нибудь существенных отклонений от нормы».

Несколько лет назад в передаче «До и после полуночи» известный тележурналист Владимир Молчанов высказал предположение, что на посмертной фотографии на груди Маяковского ясно видны следы ДВУХ выстрелов.

Эту сомнительную гипотезу развеял другой журналист — В.Скорятин, проведший скрупулезное расследование. Выстрел был один, но он также считает, что в Маяковского стреляли. Конкретно — начальник секретного отдела ОГПУ Агранов, с которым, кстати, поэт дружил: спрятавшись в подсобной комнате и дождавшись ухода Полонской, Агранов проникает в кабинет, убивает поэта, оставляет предсмертное письмо и вновь черным ходом выходит на улицу. А затем уже поднимается на место происшествия как чекист. Версия занятная и почти укладывается в законы того времени. Впрочем, не ведая того, журналист неожиданно помог экспертам. Упоминая о рубашке, бывшей на поэте в момент выстрела, он пишет: «Я осмотрел ее. И даже с помощью лупы не обнаружил следов порохового ожога. Нет на ней ничего, кроме бурого пятна крови». Значит, рубашка сохранилась!

Рубашка поэта

Действительно, в середине 50-х Л.Ю.Брик, у которой находилась рубашка поэта, передала ее в Государственный музей В.В. Маяковского — реликвия хранилась в коробке и была завернута в пропитанную специальным составом бумагу. На левой стороне переда рубашки — сквозное повреждение, вокруг него видна засохшая кровь. Удивительно, но это «вещественное доказательство» ни в 1930 году, ни позже не подвергалось экспертизе. А сколько было споров вокруг фотографий!
Получив разрешение на исследование, я, не посвящая в суть дела, показал рубашку крупному специалисту по судебно-баллистической экспертизе Э.Г.Сафронскому, который сразу поставил «диагноз»: «Входное пулевое огнестрельное повреждение, скорее всего, выстрел в упор».

Узнав, что выстрел произведен более 60 лет назад, Сафронский заметил, что тогда в СССР подобные экспертизы не проводились. Была достигнута договоренность: специалисты Федерального центра судебных экспертиз, куда передавалась рубашка, не будут знать о ее принадлежности поэту — для чистоты эксперимента.

Итак, исследованию подлежит рубашка бежево-розового цвета из хлопчатобумажной ткани. Спереди на планке 4 перламутровые пуговицы. Спинка рубашки от ворота до низа разрезана ножницами, о чем свидетельствуют уступообразные края разреза и ровные концы нитей. Но для утверждения, что именно эта рубашка, купленная поэтом в Париже, находилась на нем в момент выстрела, недостаточно. На фотографиях тела Маяковского, сделанных на месте происшествия, хорошо различимы рисунок ткани, фактура, форма и локализация пятна крови, огнестрельного повреждения. Когда музейную рубашку сфотографировали в том же ракурсе, увеличении и провели фотосовмещение, все детали совпали.

Экспертам из Федерального центра предстояла нелегкая работа — найти на рубашке следы выстрела более чем 60-летней давности и установить его дистанцию. А их в судебной медицине и криминалистике три: выстрел в упор, с близкого и дальнего расстояния. Были обнаружены характерные для выстрела в упор линейные повреждения крестообразной формы (они возникают от действия отражаемых от тела газов в момент разрушения ткани снарядом), а также следы пороха, копоти и опаления как в самом повреждении, так и на прилегающих участках ткани.

Но надо было выявить ряд устойчивых признаков, для чего и использовался диффузно-контактный метод, не разрушающий рубашку. Известно: при выстреле вместе с пулей вылетает раскаленное облачко, затем пуля опережает его и улетает дальше. Если стреляли с дальней дистанции, облачко не достигло объекта, если с близкой — газо-пороховая взвесь должна была осесть на рубашке. Предстояло исследовать комплекс металлов, входящих в состав оболочки пули предполагаемого патрона.

Полученные оттиски показали незначительное количество свинца в области повреждения, а меди практически не обнаружено. Зато благодаря диффузно-контактному методу определения сурьмы (один из компонентов капсульного состава) удалось установить обширную зону этого вещества диаметром около 10 мм вокруг повреждения с характерной для выстрела в боковой упор топографией. Причем секторальное отложение сурьмы говорило, что дульный срез был прижат к рубашке под углом. А интенсивная металлизация в левой части — признак произведения выстрела справа налево, почти в горизонтальной плоскости, с небольшим наклоном книзу.

Из «Заключения» экспертов:

«1. Повреждение на рубашке В.В.Маяковского является входным огнестрельным, образованным при выстреле с дистанции «боковой упор» в направлении спереди назад и несколько справа налево почти в горизонтальной плоскости.

2. Судя по особенностям повреждения, было применено короткоствольное оружие (например, пистолет) и использован маломощный патрон.

3. Небольшие размеры пропитанного кровью участка, расположенного вокруг входного огнестрельного повреждения, свидетельствуют об образовании его вследствие одномоментного выброса крови из раны, а отсутствие вертикальных потеков крови указывает на то, что сразу после получения ранения В.В.Маяковский находился в горизонтальном положении, лежа на спине.

4. Форма и малые размеры помарок крови, расположенных ниже повреждения, и особенность их расположения по дуге свидетельствуют о том, что они возникли в результате падения мелких капель крови с небольшой высоты на рубашку в процессе перемещения вниз правой руки, обрызганной кровью, или же с оружия, находившегося в той же руке».

Можно ли так тщательно сымитировать самоубийство? Да, в экспертной практике встречаются случаи инсценировки одного, двух, реже пяти признаков. Но весь комплекс признаков фальсифицировать невозможно. Установлено, что капли крови — не следы кровотечения из раны: они падали с небольшой высоты с руки или оружия. Даже если допустить, что чекист Агранов (а он действительно знал свое дело) был убийцей и нанес капли крови после выстрела, скажем, из пипетки, хотя по восстановленному хронометражу событий у него на это просто не было времени, необходимо было достичь полного совпадения локализации капель крови и расположения следов сурьмы. Но реакция на сурьму была открыта лишь в 1987 году. Именно сопоставление расположения сурьмы и капель крови стало вершиной этого исследования.

Автограф смерти

Пришлось поработать и специалистам лаборатории судебно-почерковедческих экспертиз, ведь многие, даже очень чуткие люди, сомневались в подлинности предсмертного письма поэта, выполненного карандашом почти без знаков препинания:

«Всем. В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля — люби меня. Моя семья это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская…
Любовная лодка\разбилась о быт.\Я с жизнью в расчете\И не к чему перечень\Взаимных\бед\И обид. Счастливо оставаться.\ Владимир\Маяковский. 12.IV.30 г.»

Из «Заключения» экспертов:

«Представленное письмо от имени Маяковского выполнено самим Маяковским в необычных условиях, наиболее вероятной причиной которых является психофизиологическое состояние, вызванное волнением».

Не вызвала сомнений и датировка — именно 12 апреля, за два дня до смерти — «непосредственно перед самоубийством признаки необычности были бы выражены более ярко». Так что тайна решения уйти из жизни кроется не в 14-м дне апреля, а в 12-м.

«Ваше слово, товарищ маузер»

Сравнительно недавно дело «О самоубийстве В.В.Маяковского» было передано из Президентского архива в Музей поэта вместе с роковым браунингом, пулей и гильзой. Но в протоколе осмотра места происшествия, подписанного следователем и врачом-экспертом, говорится, что он застрелился из «револьвера системы маузер, калибр 7,65, № 312045». По удостоверению у поэта было два пистолета — браунинг и байярд. И хотя «Красная газета» писала о выстреле из нагана, очевидец В.А.Катанян упоминает маузер, а Н.Денисовский, спустя годы, браунинг, все-таки трудно представить, чтобы следователь-профессионал мог спутать браунинг с маузером.

Сотрудники Музея В.В.Маяковского обратились в Российский федеральный центр судебных экспертиз с просьбой провести исследование переданного им из Президентского архива пистолета браунинг № 268979, пули и гильзы и установить, из этого ли оружия стрелял в себя поэт?

Химический анализ налета в канале ствола браунинга позволил сделать вывод, что «из оружия после последней чистки выстрел не производился». Но пуля, извлеченная когда-то из тела Маяковского, действительно «является частью 7,65 мм патрона браунинга образца 1900 года». Так в чем же дело? Экспертиза показала: «Калибр пули, количество следов, ширина, угол наклона и правосторонняя направленность следов свидетельствуют, что пуля была выстрелена из пистолета маузер модели 1914 г.».

Результаты экспериментальной стрельбы окончательно подтвердили, что «пуля 7,65 мм патрона браунинга была выстрелена не из пистолета браунинг № 268979, а из маузера калибра 7,65 мм».

Все-таки — маузер. Кто же подменил оружие? В 1944 году сотрудник НКГБ, «беседуя» с опальным писателем М.М.Зощенко, спросил, считает ли он ясной причину смерти Маяковского, на что писатель достойно ответил: «Она и дальше остается загадочной. Любопытно, что револьвер, из которого застрелился Маяковский, был ему подарен известным чекистом Аграновым».

Уж не сам ли Агранов, к которому стекались все материалы следствия, подменил оружие, приложив к делу браунинг Маяковского? Зачем? О «подарке» знали многие, к тому же маузер не был зарегистрирован за Маяковским, что могло сильно аукнуться самому Агранову (кстати, позже его расстреляли, но за что?). Впрочем, это из области догадок. Лучше отнесемся с уважением к последней просьбе поэта: «…пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил»

chert-poberi.ru

Загадка смерти Владимира Маяковского

Это произошло 14 апреля 1930 года в Москве, в Лубянском проезде. В рабочей комнате Владимира Маяковского прозвучал выстрел. Споры, ушел ли поэт из жизни добровольно или был убит, не стихают до сих пор.
О виртуозном расследовании экспертов рассказывает один из его участников, профессор кафедры судебной медицины ММА им.Сеченова Александр Васильевич Маслов.

Версии и факты

14 апреля 1930 г. «Красная газета» сообщила: «Сегодня в 10 часов 17 минут в своей рабочей комнате выстрелом из нагана в область сердца покончил с собой Владимир Маяковский. Прибывшая «скорая помощь» нашла его уже мертвым. В последние дни В.В.Маяковский ничем не обнаруживал душевного разлада и ничего не предвещало катастрофы».
Днем тело перевезли в квартиру поэта в Гендриковом переулке. Скульптором К.Луцким была снята посмертная маска, причем плохо — он ободрал покойному лицо. Сотрудники Института мозга извлекли мозг Маяковского, весивший 1700 г. В первый же день в презектуре клиники медицинского факультета МГУ патологоанатом профессор Талалай произвел вскрытие тела, а в ночь на 17 апреля состоялось перевскрытие: из-за поползших слухов о якобы имевшемся у поэта венерическом заболевании, которые не подтвердились. Потом тело было кремировано.

Как и с Есениным, самоубийство Маяковского вызвало различную реакцию и множество версий. Одной из «мишеней» стала 22-летняя актриса МХАТа Вероника Полонская. Известно, что Маяковский просил ее стать женой. Именно она была последним человеком, видевшим поэта живым. Однако показания актрисы, соседей по квартире и данные следствия свидетельствуют, что выстрел прогремел сразу после того, как Полонская вышла из комнаты Маяковского. Значит, стрелять она не могла.

Версия, будто Маяковский не в переносном, а в прямом смысле «лег виском на дуло», пустил себе пулю в голову, не выдерживает критики. Мозг поэта сохранен по сей день и, как справедливо сообщили в те дни сотрудники Института мозга, «по внешнему осмотру мозг не представляет сколько-нибудь существенных отклонений от нормы».
Несколько лет назад в передаче «До и после полуночи» известный тележурналист Владимир Молчанов высказал предположение, что на посмертной фотографии на груди Маяковского ясно видны следы ДВУХ выстрелов.

Эту сомнительную гипотезу развеял другой журналист — В.Скорятин, проведший скрупулезное расследование. Выстрел был один, но он также считает, что в Маяковского стреляли. Конкретно — начальник секретного отдела ОГПУ Агранов, с которым, кстати, поэт дружил: спрятавшись в подсобной комнате и дождавшись ухода Полонской, Агранов проникает в кабинет, убивает поэта, оставляет предсмертное письмо и вновь черным ходом выходит на улицу. А затем уже поднимается на место происшествия как чекист. Версия занятная и почти укладывается в законы того времени. Впрочем, не ведая того, журналист неожиданно помог экспертам. Упоминая о рубашке, бывшей на поэте в момент выстрела, он пишет: «Я осмотрел ее. И даже с помощью лупы не обнаружил следов порохового ожога. Нет на ней ничего, кроме бурого пятна крови». Значит, рубашка сохранилась!

Рубашка поэта

Действительно, в середине 50-х Л.Ю.Брик, у которой находилась рубашка поэта, передала ее в Государственный музей В.В. Маяковского — реликвия хранилась в коробке и была завернута в пропитанную специальным составом бумагу. На левой стороне переда рубашки — сквозное повреждение, вокруг него видна засохшая кровь. Удивительно, но это «вещественное доказательство» ни в 1930 году, ни позже не подвергалось экспертизе. А сколько было споров вокруг фотографий!
Получив разрешение на исследование, я, не посвящая в суть дела, показал рубашку крупному специалисту по судебно-баллистической экспертизе Э.Г.Сафронскому, который сразу поставил «диагноз»: «Входное пулевое огнестрельное повреждение, скорее всего, выстрел в упор».

Узнав, что выстрел произведен более 60 лет назад, Сафронский заметил, что тогда в СССР подобные экспертизы не проводились. Была достигнута договоренность: специалисты Федерального центра судебных экспертиз, куда передавалась рубашка, не будут знать о ее принадлежности поэту — для чистоты эксперимента.

Итак, исследованию подлежит рубашка бежево-розового цвета из хлопчатобумажной ткани. Спереди на планке 4 перламутровые пуговицы. Спинка рубашки от ворота до низа разрезана ножницами, о чем свидетельствуют уступообразные края разреза и ровные концы нитей. Но для утверждения, что именно эта рубашка, купленная поэтом в Париже, находилась на нем в момент выстрела, недостаточно. На фотографиях тела Маяковского, сделанных на месте происшествия, хорошо различимы рисунок ткани, фактура, форма и локализация пятна крови, огнестрельного повреждения. Когда музейную рубашку сфотографировали в том же ракурсе, увеличении и провели фотосовмещение, все детали совпали.

Экспертам из Федерального центра предстояла нелегкая работа — найти на рубашке следы выстрела более чем 60-летней давности и установить его дистанцию. А их в судебной медицине и криминалистике три: выстрел в упор, с близкого и дальнего расстояния. Были обнаружены характерные для выстрела в упор линейные повреждения крестообразной формы (они возникают от действия отражаемых от тела газов в момент разрушения ткани снарядом), а также следы пороха, копоти и опаления как в самом повреждении, так и на прилегающих участках ткани.

Но надо было выявить ряд устойчивых признаков, для чего и использовался диффузно-контактный метод, не разрушающий рубашку. Известно: при выстреле вместе с пулей вылетает раскаленное облачко, затем пуля опережает его и улетает дальше. Если стреляли с дальней дистанции, облачко не достигло объекта, если с близкой — газо-пороховая взвесь должна была осесть на рубашке. Предстояло исследовать комплекс металлов, входящих в состав оболочки пули предполагаемого патрона.

Полученные оттиски показали незначительное количество свинца в области повреждения, а меди практически не обнаружено. Зато благодаря диффузно-контактному методу определения сурьмы (один из компонентов капсульного состава) удалось установить обширную зону этого вещества диаметром около 10 мм вокруг повреждения с характерной для выстрела в боковой упор топографией. Причем секторальное отложение сурьмы говорило, что дульный срез был прижат к рубашке под углом. А интенсивная металлизация в левой части — признак произведения выстрела справа налево, почти в горизонтальной плоскости, с небольшим наклоном книзу.

Из «Заключения» экспертов:

«1. Повреждение на рубашке В.В.Маяковского является входным огнестрельным, образованным при выстреле с дистанции «боковой упор» в направлении спереди назад и несколько справа налево почти в горизонтальной плоскости.

2. Судя по особенностям повреждения, было применено короткоствольное оружие (например, пистолет) и использован маломощный патрон.

3. Небольшие размеры пропитанного кровью участка, расположенного вокруг входного огнестрельного повреждения, свидетельствуют об образовании его вследствие одномоментного выброса крови из раны, а отсутствие вертикальных потеков крови указывает на то, что сразу после получения ранения В.В.Маяковский находился в горизонтальном положении, лежа на спине.

4. Форма и малые размеры помарок крови, расположенных ниже повреждения, и особенность их расположения по дуге свидетельствуют о том, что они возникли в результате падения мелких капель крови с небольшой высоты на рубашку в процессе перемещения вниз правой руки, обрызганной кровью, или же с оружия, находившегося в той же руке».

Можно ли так тщательно сымитировать самоубийство? Да, в экспертной практике встречаются случаи инсценировки одного, двух, реже пяти признаков. Но весь комплекс признаков фальсифицировать невозможно. Установлено, что капли крови — не следы кровотечения из раны: они падали с небольшой высоты с руки или оружия. Даже если допустить, что чекист Агранов (а он действительно знал свое дело) был убийцей и нанес капли крови после выстрела, скажем, из пипетки, хотя по восстановленному хронометражу событий у него на это просто не было времени, необходимо было достичь полного совпадения локализации капель крови и расположения следов сурьмы. Но реакция на сурьму была открыта лишь в 1987 году. Именно сопоставление расположения сурьмы и капель крови стало вершиной этого исследования.

Автограф смерти

Пришлось поработать и специалистам лаборатории судебно-почерковедческих экспертиз, ведь многие, даже очень чуткие люди, сомневались в подлинности предсмертного письма поэта, выполненного карандашом почти без знаков препинания:

«Всем. В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля — люби меня. Моя семья это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская…
Любовная лодка\разбилась о быт.\Я с жизнью в расчете\И не к чему перечень\Взаимных\бед\И обид. Счастливо оставаться.\ Владимир\Маяковский. 12.IV.30 г.»

Из «Заключения» экспертов:

«Представленное письмо от имени Маяковского выполнено самим Маяковским в необычных условиях, наиболее вероятной причиной которых является психофизиологическое состояние, вызванное волнением».
Не вызвала сомнений и датировка — именно 12 апреля, за два дня до смерти — «непосредственно перед самоубийством признаки необычности были бы выражены более ярко». Так что тайна решения уйти из жизни кроется не в 14-м дне апреля, а в 12-м.

«Ваше слово, товарищ маузер»

Сравнительно недавно дело «О самоубийстве В.В.Маяковского» было передано из Президентского архива в Музей поэта вместе с роковым браунингом, пулей и гильзой. Но в протоколе осмотра места происшествия, подписанного следователем и врачом-экспертом, говорится, что он застрелился из «револьвера системы маузер, калибр 7,65, № 312045». По удостоверению у поэта было два пистолета — браунинг и байярд. И хотя «Красная газета» писала о выстреле из нагана, очевидец В.А.Катанян упоминает маузер, а Н.Денисовский, спустя годы, браунинг, все-таки трудно представить, чтобы следователь-профессионал мог спутать браунинг с маузером.

Сотрудники Музея В.В.Маяковского обратились в Российский федеральный центр судебных экспертиз с просьбой провести исследование переданного им из Президентского архива пистолета браунинг № 268979, пули и гильзы и установить, из этого ли оружия стрелял в себя поэт?

Химический анализ налета в канале ствола браунинга позволил сделать вывод, что «из оружия после последней чистки выстрел не производился». Но пуля, извлеченная когда-то из тела Маяковского, действительно «является частью 7,65 мм патрона браунинга образца 1900 года». Так в чем же дело? Экспертиза показала: «Калибр пули, количество следов, ширина, угол наклона и правосторонняя направленность следов свидетельствуют, что пуля была выстрелена из пистолета маузер модели 1914 г.».
Результаты экспериментальной стрельбы окончательно подтвердили, что «пуля 7,65 мм патрона браунинга была выстрелена не из пистолета браунинг № 268979, а из маузера калибра 7,65 мм».

Все-таки — маузер. Кто же подменил оружие? В 1944 году сотрудник НКГБ, «беседуя» с опальным писателем М.М.Зощенко, спросил, считает ли он ясной причину смерти Маяковского, на что писатель достойно ответил: «Она и дальше остается загадочной. Любопытно, что револьвер, из которого застрелился Маяковский, был ему подарен известным чекистом Аграновым».
Уж не сам ли Агранов, к которому стекались все материалы следствия, подменил оружие, приложив к делу браунинг Маяковского? Зачем? О «подарке» знали многие, к тому же маузер не был зарегистрирован за Маяковским, что могло сильно аукнуться самому Агранову (кстати, позже его расстреляли, но за что?). Впрочем, это из области догадок. Лучше отнесемся с уважением к последней просьбе поэта: «…пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил»


ribalych.ru

Тайна смерти Маяковского. Сегодня 85 лет со дня смерти

Из «Заключения» экспертов:

«1. Повреждение на рубашке В.В.Маяковского является входным огнестрельным, образованным при выстреле с дистанции «боковой упор» в направлении спереди назад и несколько справа налево почти в горизонтальной плоскости.

2. Судя по особенностям повреждения, было применено короткоствольное оружие (например, пистолет) и использован маломощный патрон.

3. Небольшие размеры пропитанного кровью участка, расположенного вокруг входного огнестрельного повреждения, свидетельствуют об образовании его вследствие одномоментного выброса крови из раны, а отсутствие вертикальных потеков крови указывает на то, что сразу после получения ранения В.В.Маяковский находился в горизонтальном положении, лежа на спине.

4. Форма и малые размеры помарок крови, расположенных ниже повреждения, и особенность их расположения по дуге свидетельствуют о том, что они возникли в результате падения мелких капель крови с небольшой высоты на рубашку в процессе перемещения вниз правой руки, обрызганной кровью, или же с оружия, находившегося в той же руке».

Можно ли так тщательно сымитировать самоубийство? Да, в экспертной практике встречаются случаи инсценировки одного, двух, реже пяти признаков. Но весь комплекс признаков фальсифицировать невозможно. Установлено, что капли крови — не следы кровотечения из раны: они падали с небольшой высоты с руки или оружия. Даже если допустить, что чекист Агранов (а он действительно знал свое дело) был убийцей и нанес капли крови после выстрела, скажем, из пипетки, хотя по восстановленному хронометражу событий у него на это просто не было времени, необходимо было достичь полного совпадения локализации капель крови и расположения следов сурьмы. Но реакция на сурьму была открыта лишь в 1987 году. Именно сопоставление расположения сурьмы и капель крови стало вершиной этого исследования.

Автограф смерти

Пришлось поработать и специалистам лаборатории судебно-почерковедческих экспертиз, ведь многие, даже очень чуткие люди, сомневались в подлинности предсмертного письма поэта, выполненного карандашом почти без знаков препинания:

«Всем. В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля — люби меня. Моя семья это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская…
Любовная лодка\разбилась о быт.\Я с жизнью в расчете\И не к чему перечень\Взаимных\бед\И обид. Счастливо оставаться.\ Владимир\Маяковский. 12.IV.30 г.»

Из «Заключения» экспертов:

«Представленное письмо от имени Маяковского выполнено самим Маяковским в необычных условиях, наиболее вероятной причиной которых является психофизиологическое состояние, вызванное волнением».

Не вызвала сомнений и датировка — именно 12 апреля, за два дня до смерти — «непосредственно перед самоубийством признаки необычности были бы выражены более ярко». Так что тайна решения уйти из жизни кроется не в 14-м дне апреля, а в 12-м.

«Ваше слово, товарищ маузер»

Сравнительно недавно дело «О самоубийстве В.В.Маяковского» было передано из Президентского архива в Музей поэта вместе с роковым браунингом, пулей и гильзой. Но в протоколе осмотра места происшествия, подписанного следователем и врачом-экспертом, говорится, что он застрелился из «револьвера системы маузер, калибр 7,65, № 312045». По удостоверению у поэта было два пистолета — браунинг и байярд. И хотя «Красная газета» писала о выстреле из нагана, очевидец В.А.Катанян упоминает маузер, а Н.Денисовский, спустя годы, браунинг, все-таки трудно представить, чтобы следователь-профессионал мог спутать браунинг с маузером.
Сотрудники Музея В.В.Маяковского обратились в Российский федеральный центр судебных экспертиз с просьбой провести исследование переданного им из Президентского архива пистолета браунинг № 268979, пули и гильзы и установить, из этого ли оружия стрелял в себя поэт?

Химический анализ налета в канале ствола браунинга позволил сделать вывод, что «из оружия после последней чистки выстрел не производился». Но пуля, извлеченная когда-то из тела Маяковского, действительно «является частью 7,65 мм патрона браунинга образца 1900 года». Так в чем же дело? Экспертиза показала: «Калибр пули, количество следов, ширина, угол наклона и правосторонняя направленность следов свидетельствуют, что пуля была выстрелена из пистолета маузер модели 1914 г.».

Результаты экспериментальной стрельбы окончательно подтвердили, что «пуля 7,65 мм патрона браунинга была выстрелена не из пистолета браунинг № 268979, а из маузера калибра 7,65 мм».

Все-таки — маузер. Кто же подменил оружие? В 1944 году сотрудник НКГБ, «беседуя» с опальным писателем М.М.Зощенко, спросил, считает ли он ясной причину смерти Маяковского, на что писатель достойно ответил: «Она и дальше остается загадочной. Любопытно, что револьвер, из которого застрелился Маяковский, был ему подарен известным чекистом Аграновым».

Уж не сам ли Агранов, к которому стекались все материалы следствия, подменил оружие, приложив к делу браунинг Маяковского? Зачем? О «подарке» знали многие, к тому же маузер не был зарегистрирован за Маяковским, что могло сильно аукнуться самому Агранову (кстати, позже его расстреляли, но за что?). Впрочем, это из области догадок. Лучше отнесемся с уважением к последней просьбе поэта: «…пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил»

fishki.net

Загадка смерти Владимира Маяковского — dilijan — LiveJournal

Владимир Владимирович Маяковский (1893-1930) считается выдающимся советским поэтом. Кроме поэзии он также занимался драматургией, написанием киносценариев, пробовал себя в роли кинорежиссёра и киноактёра. Принимал активное участие в работе творческого объединения «ЛЕФ». Он был яркой творческой личностью, невероятно популярной в 20-е годы прошлого столетия. Имя поэта знала вся страна. Кому-то его стихи нравились, а кому-то не очень. Действительно, они были несколько специфичны и находили признание у сторонников именно такого своеобразного выражения своего внутреннего мира.
По сей день вызывает множество вопросов неожиданная смерть Маяковского, наступившая 14 апреля 1930 года. Владимир Владимирович умер в возрасте 36 лет. Это тот самый счастливый жизненный период, когда с одинаковой иронией смотришь и на тех, кто старше, и на тех, кто младше тебя. Впереди ещё много-много лет жизни, но судьбоносный путь творца почему-то оборвался, оставив в душах людей чувство растерянности, перемешанного с недоумением.


14 апреля 1930 года «Красная газета» сообщила: «Сегодня в 10 часов 17 минут в своей рабочей комнате выстрелом из нагана в область сердца покончил с собой Владимир Маяковский. Прибывшая скорая помощь нашла его уже мертвым. В последние дни В.В.Маяковский ничем не обнаруживал душевного разлада и ничего не предвещало катастрофы». Днем тело перевезли в квартиру поэта в Гендриковом переулке. Скульптором К.Луцким была снята посмертная маска, причем плохо — он ободрал покойному лицо. Сотрудники Института мозга извлекли мозг Маяковского, весивший 1700 г. В первый же день в клинике медицинского факультета МГУ патологоанатом профессор Талалай произвел вскрытие тела, а в ночь на 17 апреля состоялось повторное вскрытие: из-за поползших слухов о якобы имевшемся у поэта венерическом заболевании, которые не подтвердились. Потом тело было кремировано.

Естественно, было следствие. Провели его органы ОГПУ. Официальное заключение гласило – самоубийство. С этим можно согласиться, так как творческие натуры по своей сути очень непредсказуемы. Они видят окружающий мир несколько не так, как другие люди. Вечно какие-то метания, сомнения, разочарования и постоянный поиск чего-то всё время ускользающего. Одним словом, очень трудно понять, что они хотят получить от этой жизни. И вот на пике разочарования к виску или сердцу подносится холодное дуло пистолета. Выстрел, и все проблемы решаются сами собой наиболее простым и проверенным способом.

Однако самоубийство Владимира Владимировича оставило очень много вопросов и неясностей. Они явно указывают на то, что не было никакого самоубийства, а было убийство. Причём осуществили его официальные государственные органы, которым изначально положено оберегать граждан от необдуманных и опасных поступков. Так где же истина? В данном случае она не в вине, а в фактах, явно указывающих не просто на уголовное, а политическое преступление. Но чтобы понять суть вопроса, нужно знать частности.
Поэтому стоит познакомиться с семейством Бриков, с которым нашего героя связывали долгие близкие отношения.
Лиля Юрьевна Брик (1891-1978) – известный советский литератор и её муж Осип Максимович Брик (1888-1945) – литературный критик и литературовед. Эта пара познакомилась с молодым талантливым поэтом в июле 1915 года. После этого в жизни Маяковского начался новый этап, который продолжался 15 лет вплоть до его смерти.

Владимир и Лиля влюбились друг в друга. Но Осип Максимович не стал помехой этому чувству. Троица начала жить вместе, чем вызвала много пересудов в литературных кругах. Что там и как было, для данного повествования несущественно. Гораздо важнее знать, что Бриков и Маяковского связывали не только духовные, но и материальные отношения. При советской власти поэт вовсе не был бедным человеком. Вполне естественно, что частью своих доходов он делился с Бриками.

Можно допустить, что именно поэтому Лиля старалась всеми силами привязать Владимира к себе. С 1926 года троица жила в московской квартире, которую получил поэт. Это Гендриков переулок (ныне переулок Маяковского). Находится он в самом центре Москвы недалеко от Таганской площади. У Бриков же не было возможности получить в то время отдельную квартиру. Огромный город жил в коммуналках, а собственную жилплощадь имели лишь выдающиеся личности, приносящие весомую пользу существующему режиму.

С 1922 года произведения Маяковского стали печатать в крупных изданиях. Гонорары были такими большими, что троица начала проводить много времени заграницей, останавливаясь в дорогих отелях. Поэтому не в интересах Бриков было разрывать отношения с даровитым и наивным поэтом, который был хорошей дойной коровой.
Находясь в полной зависимости от Лили Брик, наш герой время от времени вступал в интимные отношения с другими женщинами. В 1925 году он ездил в Америку и завёл там любовный роман с Элли Джонс. Она была эмигранткой из России, поэтому языковый барьер им не мешал. От этой связи 15 июня 1926 года родилась девочка, получившая имя Хелен (Елена). Она здравствует по сей день. Является философом и писателем, поддерживает тесную связь с Россией.

В 1928 году Маяковский познакомился в Париже с Татьяной Яковлевой. По ходу дела Владимир купил Лили Брик французский автомобиль. Выбирал он его вместе с Яковлевой. Для Москвы в то время это было немыслимой роскошью. Поэт захотел создать со своей новой парижской пассией семью, но та не изъявила желания ехать в большевистскую Россию.

Однако Владимир не терял надежду соединить себя узами Гименея с Татьяной и наконец-то распрощаться с Бриками. Это, естественно, не входило в планы Лили. В апреле 1929 года она познакомила поэта с молодой и красивой актрисой Вероникой Полонской, которая уже 4 года была замужем за актёром Михаилом Яншиным.

Наш герой всерьёз увлёкся девушкой, которая была младше его на 15 лет. Очень кстати пришло известие из Парижа, что якобы Яковлева выходит замуж за родовитого француза. Поэтому Владимир быстро забыл заграничную пассию и сосредоточил всё своё внимание на Веронике. Именно эта девушка и стала основным свидетелем трагедии, ведь смерть Маяковского произошла практически у неё на глазах.

Если допустить, что Владимира Владимировича убили, то зачем это было сделано, кому он мешал? В 1918 году поэт неразрывно связал свою судьбу с партией большевиков. Он был трибуном, проповедующим идеи мировой революции. Поэтому и пользовался таким огромным успехом у различных издательств. Ему платили огромные гонорары, обеспечили отдельным жильём, но взамен требовали преданности и лояльности.

Однако к концу 20-х годов в произведениях поэта стали проскальзывать нотки разочарования существующим режимом. Впереди ещё были годы коллективизации, страшный голод, репрессии, а Владимир Владимирович уже душой почувствовал смертельную опасность, нависшую над страной. Ему всё труднее становилось восхвалять существующую реальность. Приходилось всё чаще переступать через своё понимание мира и нравственные принципы.
В стране набирала силу волна ликования. Все восхищались или делали вид, что восхищались достижениями социалистического строя, а Маяковский начал сатирически обличать всякую «дрянь». Это звучало диссонансом по отношению к восторженному хору подхалимов и приспособленцев. Власть очень быстро почувствовала, что поэт стал другим. Он изменился, причём в опасную для режима сторону. Первой ласточкой стала критика его пьес «Клоп» и «Баня». Затем исчез портрет из литературного журнала, и развернулась травля в прессе.

Наряду с этим поэта начали опекать чекисты. Они стали регулярно заходить в гости на правах добрых знакомых, ведь Лиля Брик любила принимать гостей. Но одно дело, когда приходят друзья-литераторы, а другое, когда в квартиру заходит с дружеским визитом сотрудник ОГПУ. Не надо также забывать, что Осип Максимович Брик в 1919-1921 годах являлся сотрудником ЧК. А бывших чекистов не бывает.
Вся эта опёка осуществлялась для того, чтобы проверить благонадёжность поэта. Результаты оказались для Владимира Владимировича плачевными. Было принято решение его убрать. По-другому и быть не могло, ведь перековавшийся три

dilijan.livejournal.com

Смерть Маяковского | Дата, причины, обстоятельства, фото и видео.

Смерть Маяковского. Обстоятельства. Страница 2

Таким образом, на начало апреля 1930 года психическое состояние Владимира Маяковского оценивается как крайне шаткое.

Апофеозом стала встреча с читателями, которая прошла 12 апреля в Политехническом институте столицы, на которой Маяковского ждал скандал. Именно 12 апреля Владимир Владимирович пишет посмертную записку. 

Что касается самого последнего дня жизни поэта 14 апреля, то рассказать о событиях можно не так уж много, ибо день для Маяковского выдался короткий.  Все случилось еще до полудня. В 8 утра Маяковский на такси заехал за своей тогдашней пассией двадцатидвухлетней Вероникой Витольдовной Полонской. (С Полонской все последнее время происходили скандалы, бурное выяснение отношений, обмен записками и т. д.)

Вместе они прибыли на Лубянку, в коммуналку к Маяковскому. Там состоялся эмоциональный диалог, ненадолго прерванный приездом курьера самиздата. Все это время на улице Полонскую ждало такси. После недолгого разговора с Маяковским Полонская выбегает из комнаты, так как спешит на репетицию в театр. Возле входной двери ее настигает звук выстрела. Она возвращается в комнату и застает там оседающего Маяковского, который умирает до приезда скорой помощи. 

Такова общепринятая официальная версия смерти Маяковского.

Существует еще по меньшей мере две альтернативных версии смерти. Предполагалось, что Маяковского застрелили сотрудники ОГПУ, либо в процессе пылких выяснений его застрелила сама Вероника Полонская. В ходе проведенных экспертиз, некоторые из которых делались спустя 80 лет с момента смерти была установлена несостоятельность альтернативных версий, и основной официальной версией остается самоубийство.

После смерти производилось вскрытие, и даже повторное вскрытие, ибо поползли слухи, что Маяковский страдал венерическим заболеванием. Впрочем это не нашло подверждения.  По обычаям того времени была изготовлена посмертная маска. Посмертных масок, кстати, сделали две — работы Константина Луцкого, и, по иронии судьбы,  Сергея Меркурова. Ведь именно над Меркуровым потешался Маяковский называя его смволом «мраморной слизи» и «бронзы многопудья».

 

В то время как близкие покойного собрались в гостиной, из комнаты, где лежало тело Маяковского раздался ужасающе громкий стук. По рассказу Юрия Олеши: 

Так могут рубить, казалось, только дерево… Через стенку, кто-то рубил топором. Затем, минутой позже, из комнаты выбежал человек в белом халате, неся таз.

В тазу был мозг поэта.

Врач сказал друзьям Маяковского, что мозг был необычайно большим — 1.700 граммов — перед тем как загрузить его в машину и уехать. Мозг поэта поместили на хранение в институт мозга. 

 

В процессе похорон случилось еще одно совпадение: оформлением знаменитого футуристичного гроба занимался скульптор-оформитель Антон Лавинский, в чей семье вырос внебрачный сын Маяковского.

 

Вероника Полонская в интервью:
Вероника Полонская

14 апреля. Утром Владимир Владимирович заехал в 8.30, заехал на такси, так как у его шофера был выходной. Выглядел Владимир Владимирович очень плохо.

<…> Я сказала, что у меня в 13.30 репетиция с Немировичем-Данченко, очень важная, что я не могу опоздать ни на минуту. Приехали на Лубянку, и он велел такси ждать.

Его очень расстроило, что я опять тороплюсь. Он стал нервничать, сказал:

— Опять этот театр! Я ненавижу его, брось его к чертям! Я не могу так больше, я не пущу тебя на репетицию и вообще не выпущу из этой комнаты!

Она запер дверь и положил ключ в карман. Она был так взволнован, что не заметил, что не снял пальто и шляпу.

Я сидела на диване. Он сел около меня на пол и плакал. Я сняла с него пальто и шляпу, гладила его по голове, старалась всячески успокоить.

<…> Я ответила, что люблю его, буду с ним, но не могу остаться здесь сейчас ничего не сказав Яншину. <…> И театра я не брошу и никогда не смогла бы бросить.

<…> Владимир Владимирович был не согласен с этим. Он продолжал настаивать на том, чтобы все было немедленно, или совсем ничего не надо.

<…> Он быстро забегал по комнате, подбежал к письменному столу. Я услышала шелест бумаги, я не видела, так как он загораживал собой письменный стол.

Теперь мне кажется, что, вероятно, он оторвал 13-е и 14-е числа из календаря.

Потом Владимир Владимирович открыл ящик и захлопнул его, опять забегал по комнате. Я сказала:

— Что же, вы не проводите меня даже?

Он подошел ко мне, поцеловал и сказал совершенно спокойно и очень ласково:

— Нет, девочка, иди одна… Будь за меня спокойна…

supremusdies.info

Тайна смерти Маяковского — Самое интересное в интернете — LiveJournal

Цитата сообщения Dmitry_Shvarts

14 апреля 1930 года в Москве в Лубянском проезде в рабочей комнате Владимира Маяковского прозвучал выстрел. Споры, ушел ли поэт из жизни добровольно или был убит, не стихают до сих пор. О виртуозном расследовании экспертов рассказывает один из его участников,
профессор кафедры судебной медицины ММА им.Сеченова Александр Васильевич Маслов.


Версии и факты

14 апреля 1930 г. «Красная газета» сообщила: «Сегодня в 10 часов 17 минут в своей рабочей комнате выстрелом из нагана в область сердца покончил с собой Владимир Маяковский. Прибывшая «скорая помощь» нашла его уже мертвым. В последние дни В.В.Маяковский ничем не обнаруживал душевного разлада и ничего не предвещало катастрофы».

Днем тело перевезли в квартиру поэта в Гендриковом переулке. Скульптором К.Луцким была снята посмертная маска, причем плохо — он ободрал покойному лицо. Сотрудники Института мозга извлекли мозг Маяковского, весивший 1700 г. В первый же день в презектуре клиники медицинского факультета МГУ патологоанатом профессор Талалай произвел вскрытие тела, а в ночь на 17 апреля состоялось перевскрытие: из-за поползших слухов о якобы имевшемся у поэта венерическом заболевании, которые не подтвердились. Потом тело было кремировано.

Как и с Есениным, самоубийство Маяковского вызвало различную реакцию и множество версий. Одной из «мишеней» стала 22-летняя актриса МХАТа Вероника Полонская. Известно, что Маяковский просил ее стать женой. Именно она была последним человеком, видевшим поэта живым. Однако показания актрисы, соседей по квартире и данные следствия свидетельствуют, что выстрел прогремел сразу после того, как Полонская вышла из комнаты Маяковского. Значит, стрелять она не могла.

Версия, будто Маяковский не в переносном, а в прямом смысле «лег виском на дуло», пустил себе пулю в голову, не выдерживает критики. Мозг поэта сохранен по сей день и, как справедливо сообщили в те дни сотрудники Института мозга, «по внешнему осмотру мозг не представляет сколько-нибудь существенных отклонений от нормы».

Несколько лет назад в передаче «До и после полуночи» известный тележурналист Владимир Молчанов высказал предположение, что на посмертной фотографии на груди Маяковского ясно видны следы ДВУХ выстрелов.

Эту сомнительную гипотезу развеял другой журналист — В.Скорятин, проведший скрупулезное расследование. Выстрел был один, но он также считает, что в Маяковского стреляли. Конкретно — начальник секретного отдела ОГПУ Агранов, с которым, кстати, поэт дружил: спрятавшись в подсобной комнате и дождавшись ухода Полонской, Агранов проникает в кабинет, убивает поэта, оставляет предсмертное письмо и вновь черным ходом выходит на улицу. А затем уже поднимается на место происшествия как чекист. Версия занятная и почти укладывается в законы того времени. Впрочем, не ведая того, журналист неожиданно помог экспертам. Упоминая о рубашке, бывшей на поэте в момент выстрела, он пишет: «Я осмотрел ее. И даже с помощью лупы не обнаружил следов порохового ожога. Нет на ней ничего, кроме бурого пятна крови». Значит, рубашка сохранилась!

Рубашка поэта

Действительно, в середине 50-х Л.Ю.Брик, у которой находилась рубашка поэта, передала ее в Государственный музей В.В. Маяковского — реликвия хранилась в коробке и была завернута в пропитанную специальным составом бумагу. На левой стороне переда рубашки — сквозное повреждение, вокруг него видна засохшая кровь. Удивительно, но это «вещественное доказательство» ни в 1930 году, ни позже не подвергалось экспертизе. А сколько было споров вокруг фотографий!
Получив разрешение на исследование, я, не посвящая в суть дела, показал рубашку крупному специалисту по судебно-баллистической экспертизе Э.Г.Сафронскому, который сразу поставил «диагноз»: «Входное пулевое огнестрельное повреждение, скорее всего, выстрел в упор».

Узнав, что выстрел произведен более 60 лет назад, Сафронский заметил, что тогда в СССР подобные экспертизы не проводились. Была достигнута договоренность: специалисты Федерального центра судебных экспертиз, куда передавалась рубашка, не будут знать о ее принадлежности поэту — для чистоты эксперимента.

Итак, исследованию подлежит рубашка бежево-розового цвета из хлопчатобумажной ткани. Спереди на планке 4 перламутровые пуговицы. Спинка рубашки от ворота до низа разрезана ножницами, о чем свидетельствуют уступообразные края разреза и ровные концы нитей. Но для утверждения, что именно эта рубашка, купленная поэтом в Париже, находилась на нем в момент выстрела, недостаточно. На фотографиях тела Маяковского, сделанных на месте происшествия, хорошо различимы рисунок ткани, фактура, форма и локализация пятна крови, огнестрельного повреждения. Когда музейную рубашку сфотографировали в том же ракурсе, увеличении и провели фотосовмещение, все детали совпали.

Экспертам из Федерального центра предстояла нелегкая работа — найти на рубашке следы выстрела более чем 60-летней давности и установить его дистанцию. А их в судебной медицине и криминалистике три: выстрел в упор, с близкого и дальнего расст

slavikap-2.livejournal.com

Тайна смерти Маяковского: vasily_sergeev — LiveJournal

Цитата сообщения Dmitry_Shvarts

14 апреля 1930 года в Москве в Лубянском проезде в рабочей комнате Владимира Маяковского прозвучал выстрел. Споры, ушел ли поэт из жизни добровольно или был убит, не стихают до сих пор. О виртуозном расследовании экспертов рассказывает один из его участников,
профессор кафедры судебной медицины ММА им.Сеченова Александр Васильевич Маслов.

Версии и факты

14 апреля 1930 г. «Красная газета» сообщила: «Сегодня в 10 часов 17 минут в своей рабочей комнате выстрелом из нагана в область сердца покончил с собой Владимир Маяковский. Прибывшая «скорая помощь» нашла его уже мертвым. В последние дни В.В.Маяковский ничем не обнаруживал душевного разлада и ничего не предвещало катастрофы».

Днем тело перевезли в квартиру поэта в Гендриковом переулке. Скульптором К.Луцким была снята посмертная маска, причем плохо — он ободрал покойному лицо. Сотрудники Института мозга извлекли мозг Маяковского, весивший 1700 г. В первый же день в презектуре клиники медицинского факультета МГУ патологоанатом профессор Талалай произвел вскрытие тела, а в ночь на 17 апреля состоялось перевскрытие: из-за поползших слухов о якобы имевшемся у поэта венерическом заболевании, которые не подтвердились. Потом тело было кремировано.

Как и с Есениным, самоубийство Маяковского вызвало различную реакцию и множество версий. Одной из «мишеней» стала 22-летняя актриса МХАТа Вероника Полонская. Известно, что Маяковский просил ее стать женой. Именно она была последним человеком, видевшим поэта живым. Однако показания актрисы, соседей по квартире и данные следствия свидетельствуют, что выстрел прогремел сразу после того, как Полонская вышла из комнаты Маяковского. Значит, стрелять она не могла.

Версия, будто Маяковский не в переносном, а в прямом смысле «лег виском на дуло», пустил себе пулю в голову, не выдерживает критики. Мозг поэта сохранен по сей день и, как справедливо сообщили в те дни сотрудники Института мозга, «по внешнему осмотру мозг не представляет сколько-нибудь существенных отклонений от нормы».

Несколько лет назад в передаче «До и после полуночи» известный тележурналист Владимир Молчанов высказал предположение, что на посмертной фотографии на груди Маяковского ясно видны следы ДВУХ выстрелов.

Эту сомнительную гипотезу развеял другой журналист — В.Скорятин, проведший скрупулезное расследование. Выстрел был один, но он также считает, что в Маяковского стреляли. Конкретно — начальник секретного отдела ОГПУ Агранов, с которым, кстати, поэт дружил: спрятавшись в подсобной комнате и дождавшись ухода Полонской, Агранов проникает в кабинет, убивает поэта, оставляет предсмертное письмо и вновь черным ходом выходит на улицу. А затем уже поднимается на место происшествия как чекист. Версия занятная и почти укладывается в законы того времени. Впрочем, не ведая того, журналист неожиданно помог экспертам. Упоминая о рубашке, бывшей на поэте в момент выстрела, он пишет: «Я осмотрел ее. И даже с помощью лупы не обнаружил следов порохового ожога. Нет на ней ничего, кроме бурого пятна крови». Значит, рубашка сохранилась!

Рубашка поэта

Действительно, в середине 50-х Л.Ю.Брик, у которой находилась рубашка поэта, передала ее в Государственный музей В.В. Маяковского — реликвия хранилась в коробке и была завернута в пропитанную специальным составом бумагу. На левой стороне переда рубашки — сквозное повреждение, вокруг него видна засохшая кровь. Удивительно, но это «вещественное доказательство» ни в 1930 году, ни позже не подвергалось экспертизе. А сколько было споров вокруг фотографий!
Получив разрешение на исследование, я, не посвящая в суть дела, показал рубашку крупному специалисту по судебно-баллистической экспертизе Э.Г.Сафронскому, который сразу поставил «диагноз»: «Входное пулевое огнестрельное повреждение, скорее всего, выстрел в упор».

Узнав, что выстрел произведен более 60 лет назад, Сафронский заметил, что тогда в СССР подобные экспертизы не проводились. Была достигнута договоренность: специалисты Федерального центра судебных экспертиз, куда передавалась рубашка, не будут знать о ее принадлежности поэту — для чистоты эксперимента.

Итак, исследованию подлежит рубашка бежево-розового цвета из хлопчатобумажной ткани. Спереди на планке 4 перламутровые пуговицы. Спинка рубашки от ворота до низа разрезана ножницами, о чем свидетельствуют уступообразные края разреза и ровные концы нитей. Но для утверждения, что именно эта рубашка, купленная поэтом в Париже, находилась на нем в момент выстрела, недостаточно. На фотографиях тела Маяковского, сделанных на месте происшествия, хорошо различимы рисунок ткани, фактура, форма и локализация пятна крови, огнестрельного повреждения. Когда музейную рубашку сфотографировали в том же ракурсе, увеличении и провели фотосовмещение, все детали совпали.

Экспертам из Федерального центра предстояла нелегкая работа — найти на рубашке следы выстрела более чем 60-летней давности и установить его дистанцию. А их в судебной медицине и криминалистике три: выстрел в упор, с близкого и дальнего расстояния. Были обнаружены характерные для выстрела в упор линейные повреждения крестообразной формы (они возникают от действия отражаемых от тела газов в момент разрушения ткани снарядом), а также следы пороха, копоти и опаления как в самом повреждении, так и на прилегающих участках ткани.

Но надо было выявить ряд устойчивых признаков, для чего и использовался диффузно-контактный метод, не разрушающий рубашку. Известно: при выстреле вместе с пулей вылетает раскаленное облачко, затем пуля опережает его и улетает дальше. Если стреляли с дальней дистанции, облачко не достигло объекта, если с близкой — газо-пороховая взвесь должна была осесть на рубашке. Предстояло исследовать комплекс металлов, входящих в состав оболочки пули предполагаемого патрона.

Полученные оттиски показали незначительное количество свинца в области повреждения, а меди практически не обнаружено. Зато благодаря диффузно-контактному методу определения сурьмы (один из компонентов капсульного состава) удалось установить обширную зону этого вещества диаметром около 10 мм вокруг повреждения с характерной для выстрела в боковой упор топографией. Причем секторальное отложение сурьмы говорило, что дульный срез был прижат к рубашке под углом. А интенсивная металлизация в левой части — признак произведения выстрела справа налево, почти в горизонтальной плоскости, с небольшим наклоном книзу.

Из «Заключения» экспертов:

«1. Повреждение на рубашке В.В.Маяковского является входным огнестрельным, образованным при выстреле с дистанции «боковой упор» в направлении спереди назад и несколько справа налево почти в горизонтальной плоскости.

2. Судя по особенностям повреждения, было применено короткоствольное оружие (например, пистолет) и использован маломощный патрон.

3. Небольшие размеры пропитанного кровью участка, расположенного вокруг входного огнестрельного повреждения, свидетельствуют об образовании его вследствие одномоментного выброса крови из раны, а отсутствие вертикальных потеков крови указывает на то, что сразу после получения ранения В.В.Маяковский находился в горизонтальном положении, лежа на спине.

4. Форма и малые размеры помарок крови, расположенных ниже повреждения, и особенность их расположения по дуге свидетельствуют о том, что они возникли в результате падения мелких капель крови с небольшой высоты на рубашку в процессе перемещения вниз правой руки, обрызганной кровью, или же с оружия, находившегося в той же руке».

Можно ли так тщательно сымитировать самоубийство? Да, в экспертной практике встречаются случаи инсценировки одного, двух, реже пяти признаков. Но весь комплекс признаков фальсифицировать невозможно. Установлено, что капли крови — не следы кровотечения из раны: они падали с небольшой высоты с руки или оружия. Даже если допустить, что чекист Агранов (а он действительно знал свое дело) был убийцей и нанес капли крови после выстрела, скажем, из пипетки, хотя по восстановленному хронометражу событий у него на это просто не было времени, необходимо было достичь полного совпадения локализации капель крови и расположения следов сурьмы. Но реакция на сурьму была открыта лишь в 1987 году. Именно сопоставление расположения сурьмы и капель крови стало вершиной этого исследования.

Автограф смерти

Пришлось поработать и специалистам лаборатории судебно-почерковедческих экспертиз, ведь многие, даже очень чуткие люди, сомневались в подлинности предсмертного письма поэта, выполненного карандашом почти без знаков препинания:

«Всем. В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля — люби меня. Моя семья это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская…
Любовная лодка\разбилась о быт.\Я с жизнью в расчете\И не к чему перечень\Взаимных\бед\И обид. Счастливо оставаться.\ Владимир\Маяковский. 12.IV.30 г.»

Из «Заключения» экспертов:

«Представленное письмо от имени Маяковского выполнено самим Маяковским в необычных условиях, наиболее вероятной причиной которых является психофизиологическое состояние, вызванное волнением».

Не вызвала сомнений и датировка — именно 12 апреля, за два дня до смерти — «непосредственно перед самоубийством признаки необычности были бы выражены более ярко». Так что тайна решения уйти из жизни кроется не в 14-м дне апреля, а в 12-м.

«Ваше слово, товарищ маузер»

Сравнительно недавно дело «О самоубийстве В.В.Маяковского» было передано из Президентского архива в Музей поэта вместе с роковым браунингом, пулей и гильзой. Но в протоколе осмотра места происшествия, подписанного следователем и врачом-экспертом, говорится, что он застрелился из «револьвера системы маузер, калибр 7,65, № 312045». По удостоверению у поэта было два пистолета — браунинг и байярд. И хотя «Красная газета» писала о выстреле из нагана, очевидец В.А.Катанян упоминает маузер, а Н.Денисовский, спустя годы, браунинг, все-таки трудно представить, чтобы следователь-профессионал мог спутать браунинг с маузером.
Сотрудники Музея В.В.Маяковского обратились в Российский федеральный центр судебных экспертиз с просьбой провести исследование переданного им из Президентского архива пистолета браунинг № 268979, пули и гильзы и установить, из этого ли оружия стрелял в себя поэт?

Химический анализ налета в канале ствола браунинга позволил сделать вывод, что «из оружия после последней чистки выстрел не производился». Но пуля, извлеченная когда-то из тела Маяковского, действительно «является частью 7,65 мм патрона браунинга образца 1900 года». Так в чем же дело? Экспертиза показала: «Калибр пули, количество следов, ширина, угол наклона и правосторонняя направленность следов свидетельствуют, что пуля была выстрелена из пистолета маузер модели 1914 г.».

Результаты экспериментальной стрельбы окончательно подтвердили, что «пуля 7,65 мм патрона браунинга была выстрелена не из пистолета браунинг № 268979, а из маузера калибра 7,65 мм».

Все-таки — маузер. Кто же подменил оружие? В 1944 году сотрудник НКГБ, «беседуя» с опальным писателем М.М.Зощенко, спросил, считает ли он ясной причину смерти Маяковского, на что писатель достойно ответил: «Она и дальше остается загадочной. Любопытно, что револьвер, из которого застрелился Маяковский, был ему подарен известным чекистом Аграновым».

Уж не сам ли Агранов, к которому стекались все материалы следствия, подменил оружие, приложив к делу браунинг Маяковского? Зачем? О «подарке» знали многие, к тому же маузер не был зарегистрирован за Маяковским, что могло сильно аукнуться самому Агранову (кстати, позже его расстреляли, но за что?). Впрочем, это из области догадок.

link Думаю, Маяковский сам покончил с собой, никто его не убивал. Просто до него дошло, наконец, что и кого он воспевал всем своим творчеством, и это понимание его убило.
А с пистолетом все очень просто: у Маяковского таки был маузер, из которого он и застрелился, но незарегистрированный, и Агранов припрятал его и убрал его следы из бумаг во избежание лишней тягомотины.





grigvas

И имя этому гвоздю — Ляля Брик. 🙂
Маяковский «жил вместе с Лилей и её мужем Осей в одной квартире, став известным, оплачивал львиную часть расходов тройственной семьи. При этом, по признанию самой Брик, она любила заниматься любовью с мужем, заперев Маяковского на кухне, а тот рвался, хотел к ним, царапался в дверь и плакал. Современные тетки любительницы доминирования и прочего в таком духе, должны вешать портрет Лили на стену, и проходя мимо, отдавать ему пионерский салют. Года с 25-го Лиля отказала Маяковского в доступе к телу, однако совместное проживание продолжалось почти до смерти поэта в 30-м. Кажется это уже можно провести по категории бытового рабства… Кличку Лиля Маяковскому назначила — Щен, ну то есть щенок. При этом Лиля пристально следила за поиграшками Маяковского на стороне. Удовлетворять естество разрешалось, но Маяковский стал склоняться к брак с симпатичной библиотекаршей, Лиля тут же натянула удила, и сказала «тпру». Закрутил с моделью дома Шанель — тоже тпру. Нельзя было упускать такой замечательный источник дохода, да и осознание себя музой великого поэта приятно щекочет душу. Так Маяковский и метался между любимой Лилечкой и подвернувшимися барышнями, пока не поженился с пулей. А ведь смотришь на фотографии Маяковского. — Мужик! Ненандерталец почти. О челюсть кирпичи разбивать можно. Недаром умный человек сказал глубоко правильные слова: — «Внутри многих суровых на вид мужиков скрывается маленький испуганный мальчик; а иногда даже — и маленькая испуганная девочка». Мда… Правда, сколько Маяковский этой Лильке стихов написал замечательных…
© Л.А. Соколов

vasily-sergeev.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о