Россия восточная европа: Недопустимое название

Содержание

Россия и Восточная Европа – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

«Полит.ру» публикует новую статью известного историка, эксперта по Восточной Европе Алексея Миллера, окончательный вариант которой будет опубликован в периодическом издании Института Научной Информации по общественным наукам «Политическая наука», №2, 2006 под заголовком «Формирование новой системы международных отношений в Восточной Европе». См. также недавнее интервью Алексея Миллера на близкую тему: «Ющенко терять уже нечего».   

В последнее время события в отношениях России с ее западными соседями развиваются весьма интенсивно и драматично. Эта статья представляет собой попытку проанализировать политику России в этом регионе в течение последних лет, показать ее взаимосвязь с другими направлениями внешнеполитической активности России и угадать среднесрочные тенденции развития международных отношений в Восточной Европе, насколько это возможно в ситуации, когда каждый день приносит новые, порой весьма неожиданные, политические повороты.

Новая Восточная Европа как объект игры с нулевой суммой

В 2001 г. я написал статью под названием «Восточная Европа: вообразить заново» [1]. Основные тезисы ее были следующие. Прежняя Восточная Европа, охватывавшая страны Варшавского договора, перестала существовать. Большинство этих стран уже вступило в НАТО и считает главным приоритетом внешней политики вступление в ЕС, причем имеет все основания рассчитывать на решение этой задачи в обозримом будущем. Новая Восточная Европа, если использовать этот термин для обозначения тех стран, которые не принадлежат западным структурам и не имеют ясной перспективы вступления в них, охватывает теперь лишь Белоруссию, Украину и Молдавию. Эти страны становятся объектом игры с нулевой суммой между Россией и США [2]. ЕС политику в отношении них не определил. Продолжение такого противостояния, суть которого определяется формулой «чем ближе к нам, тем дальше от них», вредно и для стран Восточной Европы, и для России. Для этих стран это вредно потому, что, во-первых, тот из крупных внешних игроков, который считает себя в данный момент проигрывающей стороной, начинает работать на подрыв стабильности, а во-вторых, потому, что сами они заинтересованы в сотрудничестве с обеими сторонами — и Россией, и Западом. Для России такая политика плоха тем, что в длительной перспективе ведет к неизбежному поражению, поскольку всякий, кто поставлен перед необходимостью делать стратегический выбор между Западом и Россией, выберет Запад — и будет прав. Лишь бы «в Запад» взяли. Соревнование с Западом в цивилизационной привлекательности Россия проиграла всерьез и надолго, и поэтому все мечты о возвращении прежней или о построении новой, хоть бы и «либеральной» империи, ни к чему хорошему не ведут.

Тогда я считал, что совсем не обязательно следовать правилам игры с нулевой суммой, представляя Украину, Белоруссию и Молдову как лодки, которые выбирают, к какому берегу пристать. Вместо этого можно увидеть реку, в которой их лодки, вместе с российской, движутся в одном направлении — к Западу. Разумеется, у каждой из них своя траектория движения: одни могут надеяться на вступление в западные структуры, другие нет. Но если отрешиться от логики игры с нулевой суммой, то Россия среди прочего может добиваться того, чтобы любые шаги по сближению ее восточных соседей с ЕС с ней согласовывались. Речь идет, разумеется, не о праве вето, а о том, чтобы постепенно, но заранее, а не вдогонку, выстраивать такую структуру отношений с ЕС (торговых, визовых и т.д.), при которых даже потенциальное вступление в Евросоюз Украины — как бы далеко сегодня до него ни было — не становилось ударом по российским интересам.

Перечисляя затем разнообразные сложности на пути к осуществлению сценария с конструктивной логикой, я все-таки считал, что этот вариант — не утопия. Бурные события последующих лет показали с полной ясностью, что игра с нулевой суммой была продолжена. Как всегда в таких случаях, виноваты все участники. На Западе хватает людей, которые заинтересованы именно в таких правилах игры. К неоднородности понятия «Запад» мы еще вернемся, но нас, прежде всего, интересует российская внешняя политика. Нет сомнений, что Москва во многом сама себя высекла.

Молдавский провал

Уже в 2003 г. Россия ясно продемонстрировала, что не способна играть роль «честного брокера», когда в рамках «меморандума Козака» постаралась сделать условием примирения между Кишиневом и Тирасполем продление пребывания в Молдавии своих войск аж до 2020 г. Вместо того чтобы разрабатывать соглашение в сотрудничестве с ЕС и ОБСЕ, Москва вела подготовку этого соглашения одна, без Запада и против Запада, в расчете на то, что Воронину деваться некуда. И поражение Москвы состояло не только и даже не столько в том, что Путину пришлось буквально в последний момент отменять свой визит в Кишинев из-за отказа Воронина подписать соглашение. Москва сознательно выбрала тактику действий без сотрудничества и согласования с другими крупными акторами в той ситуации, когда была, как ей казалось, сильнее в данном месте и в данное время. Несколько телефонных разговоров Воронина с Брюсселем ясно показали, насколько ошибочными были кремлевские расчеты на то, что ресурсов Москвы по-прежнему достаточно, чтобы действовать на постсоветском пространстве без оглядки на Запад и без сотрудничества с ним. А еще они показали, насколько прав был в своем решении Воронин, в том числе и с точки зрения своих личных интересов, потому что иначе он бы превратился в такую же мишень для Запада, как Кучма и Лукашенко, не обладая при этом ресурсами сопротивления белорусского президента. Между тем, именно в той ситуации, с промосковским (тогда) президентом в Кишиневе, и можно было продемонстрировать способность быть достойным и предсказуемым партнером, готовность работать вместе с ЕС. Только целью в этом случае должно было быть именно и только урегулирование приднестровского конфликта, а не сохранение своих войск в регионе.

В данном случае очень важно, что в 2003 г. в Брюсселе как столице ЕС еще не было наших прежних заклятых друзей по Варшавскому договору, а в Берлине и Париже у власти были люди, которые меньше всего хотели ссориться с Москвой. От одной мысли о дальнейшей экспансии ЕС в Восточную Европу у них тогда, накануне уже согласованного вступления стран Вышеградской группы, начиналась мигрень. Но уже в 2003 г. ЕС ясно дал понять, что хочет, чтобы с ним всерьез считались в новой Восточной Европе, странам которой вскоре предстояло стать непосредственными соседями Евросоюза.

Президентские выборы на Украине — потеря лица

Однако события, развернувшиеся на Украине в 2004 г., показали, что провал «меморандума Козака» ничему Москву не научил. Предположим, что у Москвы были уважительные причины не желать победы Виктора Ющенко (хотя далеко не все в Москве так думали, и уж тем более не все воспринимали эту ситуацию как своего рода Сталинградскую битву). Предположим, что мы допускаем вмешательство в выборы в соседней стране, хотя бы по принципу — «и они (Запад) тоже». Вопрос о том, кто первый начал, оставим в покое как не имеющий ответа. Но даже в этом случае вопрос о методах — то есть, во-первых, об их эффективности, а во-вторых, об их избирательности, не снимается. И по обоим критериям Москве гордиться нечем.

Выдвижение в качестве кандидата власти на президентских выборах представителя донецкого клана как самого сильного и агрессивного в своей экономической экспансии в другие регионы Украины должно было вызвать и вызвало консолидацию «антидонецких» сил. В. Янукович, с его судимостями и прочими достоинствами, был, наверное, самым трудным объектом для «раскрутки», какой только можно вообразить. Нетрудно представить себе, как бы отнесся Кремль к выдвижению такого кандидата на губернаторских выборах в России (впрочем, история А. Климентьева, отправленного под суд после победы на сразу же отмененных выборах мэра Нижнего Новгорода, дает ясный ответ на этот вопрос). Именно то обстоятельство, что Янукович оказался абсолютно неприемлем, в том числе эстетически, для слишком многих людей, позволило Ющенко выиграть со столь впечатляющим отрывом центр Украины, в том числе Киев. И это в ситуации, когда при жесткой фиксации симпатий и, что не менее важно, антипатий избирателей на востоке и западе исход выборов решался именно в центральной части страны. На фоне Януковича любые недостатки и слабости Ющенко как кандидата уже не имели никакого значения для изначально сомневавшихся избирателей.

Каковы бы ни были причины, побудившие Кучму и «авторитетного» лидера Донбасса Р.Ахметова сделать ставку на Януковича, это не объясняет готовности Путина поддержать кандидата, недостатки которого были слишком очевидны. Если Путин уже после выборов сказал правду, что Кремль делал только то, о чем просили власти в Киеве, то это ни что иное, как признание собственной некомпетентности. Он позволил сделать себя, а вместе с собой и страну, которую он представляет, заложником внутриукраинской клановой борьбы. Я вовсе не хочу сказать, что в Кремле должны были определять, кто именно будет соперником Ющенко, но право отклонения заведомо неприемлемой кандидатуры как условие активной помощи Москва обязана была использовать.

История отравления Ющенко не ясна, и, может быть, никогда не станет вполне ясной. Весьма возможно, что Москва не имела к этому отношения. Но Москва не отшатнулась от Кучмы и Януковича, когда Ющенко стал жертвой таких методов «предвыборной борьбы», и, тем самым, взяла на себя чудовищную моральную ответственность. Именно это, а также немыслимая топорность, с которой были вброшены избирательные бюллетени в Донецке, сказалось на последующих событиях. Не вмешательство России на стороне одного из кандидатов как таковое — Запад тоже вмешивался активно — но то, как это было сделано, и то, как был «украден» второй тур, привело к консолидации общественного мнения, прежде всего в Европе, против Януковича и поддержавшей его Москвы. А это, в свою очередь, позволило тем политикам в ЕС, прежде всего полякам, которые стремились мобилизовать Европейское сообщество в поддержку Ющенко, добиться своей цели. Ни Шредер, ни Ширак не мечтали о том, чтобы ЕС сыграл на Украине ту роль, которую он сыграл. Но в силу совершенной скандальности происходящего им не оставалось ничего другого, как поддержать миссию Квасьневского. И не надо обижаться на Квасьневского. Если кто-то виноват в том, что ему удалось сыграть столь важную роль в украинском кризисе, то этих виноватых надо искать в Москве.

Для президента Путина «оранжевая революция» стала сильным ударом по престижу, настоящей «потерей лица». В своем отношении к внешней — а во многом и к внутренней — политике Кремля российские граждане, в грубом приближении, делятся на три категории. Во-первых, это те, кто изначально враждебно относится к «режиму Путина». Здесь все просто: для этих людей вмешательство России в события на Украине заслуживает осуждения само по себе.

Во-вторых, это те, кто считает, что России надо «перестать церемониться», особенно в отношении соседей. Часть этой категории людей полагает, что надо СССР восстанавливать, часть — что надо какую-то новую империю строить. Этим различием, при других обстоятельствах важным, здесь можно пренебречь. Для них в целом Путин «потерял Украину», а для многих из этих людей вина Путина определяется по принципу, сформулированному в известной песне Высоцкого: «Ты ж советский, ты же чистый как кристалл, начал делать, так уж делай, чтоб не встал!».

Но наибольший интерес представляет третья — наверное, самая многочисленная — категория, которая относилась к Путину по принципу «права на сомнение», то есть не спешила осуждать, старалась понять мотивы тех или иных действий и, в целом, соглашалась со многим во внешней политике его первого президентского срока. Для этой группы политика России в украинских событиях стала «моментом истины».

Здесь нужно сделать оговорку. Многие комментаторы, ставившие в один ряд неудачи Кремля в избирательных кампаниях на Украине и в Абхазии, совершали ошибку. Дело в том, что никто в здравом уме не может представить, что президент лично занимался абхазскими проблемами. Нельзя даже быть уверенным, что Путин помнил фамилию Хаджинбы через полчаса после того, как последнего привели к нему для фотографии на избирательном плакате. Другое дело Украина. Это был приоритетный вопрос внешней политики. Путин неоднократно встречался с Кучмой и Януковичем, дважды ездил в Украину в ходе избирательной кампании. Это — его персональный провал. А если даже в качестве отговорки объявить, что президента «подставили» плохие советники и политтехнологи, то и при этой трактовке это — все равно личный провал Путина, потому что надо знать, кому поручаешь важные вещи. И по существу, и по стилю политика Кремля в ходе украинской избирательной кампании была вызывающе некомпетентной.

«Оранжевые» события в Киеве совпали со страстями по поводу монетизации льгот внутри страны, поэтому трудно определенно сказать, какая доля существенного падения рейтинга Путина в 2005 г. была вызвана его некомпетентной и неуклюжей ангажированностью на Украине. Но стоит обратить внимание, что рейтинг президента вернулся к уже подзабытому уровню 2004 г. именно теперь, после «газовой войны».

Внутриполитическая ситуация на Украине и ее связь с внешней политикой Киева

Ключевая проблема Украины — это раскол страны. Речь о том, что принято называть востоком Украины и что на самом деле представляет собой те десять восточных и южных регионов, которые решительно голосовали против Ющенко. Если третий тур выборов, завершившийся победой Ющенко, легитимен, то легитимны и те 70 с лишним процентов голосов, которые в этих регионах были поданы против президента. Ничто не говорит в пользу предположения, что Ющенко знает, как решать эту проблему. Для начала он пригрозил судом тем, кто ставит вопрос о федерализации Украины и даже об автономии регионов и выборах губернаторов. И не услышал, заметим, в свой адрес почти никакой критики за это со стороны Запада [3]. Затем Ющенко сформировал правительство, в котором лишь 4 из 23 министров родились или долго жили на востоке и юге страны. Причем партия Тимошенко, а она сама входит в число этих четырех выходцев с востока, получила на выборах в ее родном Днепропетровске в 2002 г. 4% голосов. То есть, в кабинете Тимошенко не было политиков, которых избиратель «востока» признавал бы своими легитимными представителями. Ситуация не изменилась принципиально и в правительстве Еханурова. Как справедливо замечает, комментируя эти данные, канадский политолог Доминик Арель, такая политика отражает убежденность Ющенко и его главных союзников, что «восток» должен быть подвергнут «исправлению», системной реформе, руководимой извне.

Арель говорит очень важные вещи, и в том, что он говорит, много неочевидного и для наших комментаторов украинских дел. Поэтому дам длинную цитату. «Восточные украинцы, — пишет Арель, — не русские, но в том, как они интерпретируют свое прошлое и будущее, они тесно связаны с Россией. … Западные украинцы не чувствуют этой связи, а если и чувствуют, то намного слабее. В этом суть дела. Западные украинцы склонны верить, что эту двухуровневую идентичность на востоке можно «снять». Это то, что можно назвать строительством нации в этническом смысле. На языке национальных активистов это значит сделать из восточных украинцев «настоящих» украинцев. Но очень может быть, что в опыте восточной Украины есть нечто устойчивое, что делает этот проект иллюзорным. Это не вопрос языка как такового, но языка в определенном историческом регионе. Восточные украинцы смотрят на «оранжевую революцию» сквозь призму своего восприятия регионального опыта, и язык, на котором они говорят, становится символом этого самовосприятия. Они отвергают «оранжевую революцию» не потому, что они внутренне враждебны проекту открытого общества, но потому, что ощущают, что этот проект их исключает» [4].

Почему это важно для внешней политики Украины? Как показывает опыт тех стран, которые уже осуществили в последние пятнадцать лет «бросок на запад», первой стадией процесса неизменно было вступление в НАТО, а затем, через некоторое время, в ЕС. В отличие, например, от Грузии, где никакой явной оппозиции вступлению в НАТО нет, в Украине положительно к членству в НАТО относится не более 25% населения, а более половины — резко против. Причем, главным образом, это «восточные украинцы». Даже идею вступления в ЕС поддерживает только 49,9% населения [5]. Это значит, что попытка форсировать вопрос о вступлении в НАТО чревата для Ющенко еще большим углублением внутренних проблем. Не случайно именно оппоненты Ющенко пытаются сейчас, зимой 2006 г., инициировать референдум о вступлении в НАТО, поскольку уверены в его негативном исходе. Пропагандистская кампания в пользу курса на вступление в НАТО на Украине ведется, но значимых изменений в настроениях избирателей она в обозримом будущем не принесет.

Между тем тот символический капитал, который был у Ющенко — борца, страдальца, победителя (все это написано без иронии), — растрачен едва ли не без остатка, причем как внутри страны, так и за рубежом. Внутри страны вновь доминирует восприятие Ющенко как человека слабого, не слишком компетентного, в целом не соответствующего масштабу той роли, на которую он замахнулся. За год у власти к этому портрету добавились обвинения в коррумпированности окружения и сомнения в чистоплотности самого президента, вызванные скандалом из-за роскошного образа жизни сына Ющенко и тем, каким образом президент старался этот скандал приглушить. Рейтинги президентской партии «Наша Украина» за три месяца до новых парламентских выборов, по самым оптимистичным оценкам, не превышают 20%. Между тем в результате конституционной реформы именно Верховная Рада становится главным центром власти в стране и формирует правительство. Попытки Ющенко поставить конституционное соглашение под сомнение и инициировать референдум в пользу его отмены в январе 2006 г. ясно показали, что ни сил, ни правовых механизмов для такого сценария у него уже нет. Единственный оставшийся у Ющенко значимый политический союзник — социалисты — ясно дали понять, что будут отстаивать новые принципы организации власти. Единственный орган, который мог бы легитимно оспорить конституционное соглашение, — это Конституционный суд, но он оказался недееспособным из-за истечения полномочий большинства судей, а парламент не торопится утвердить новых членов КС до выборов и формирования правительства Верховной Радой.

Если курс на вступление в НАТО неприемлем для востока страны, то курс на сближение с Россией и полноценное вступление в ЕЭП неприемлем для запада Украины, где живет подавляющее большинство оставшихся верными Ющенко избирателей. Даже если бы президент захотел вдруг резкого сближения с ЕЭП, с электоральной точки зрения он ничего бы не приобрел на востоке и рисковал бы много потерять на западе страны, где у него есть сильный конкурент в лице Ю.Тимошенко и ее блока. Отставленная премьерша не только оказалась еще большей популисткой, чем Ющенко, но и заметно более органично справляется с исполнением этой роли на политической сцене. Она настойчиво апеллирует к символике Майдана, так что даже на этот весьма выцветший ресурс Ющенко сохранил монополию лишь с точки зрения формальных авторских прав, закрепленных за его старшим сыном. Блок Тимошенко уже обогнал «Нашу Украину» по популярности у избирателей центра страны и наступает ей на пятки на западе.

Среди провозглашенных Ющенко внешнеполитических приоритетов лишь интеграция в ЕС могла бы послужить в качестве платформы для объединения расколотой страны. В ЕС есть силы, которые пытаются настаивать на скорейшем рассмотрении этого вопроса. Европейский комиссар Данута Хубнер (разумеется — представитель Польши) включила этот тезис в один из своих меморандумов уже в начале 2005 г. И не нужно слишком легко сбрасывать это со счета — поляки имеют в этом поддержку целого ряда новых членов ЕС (хотя и не тех, кто несет на себе финансовое бремя расширения). Напомню, что роль идеологического обеспечения для первой стадии расширения НАТО и ЕС играла концепция «похищенной» Центральной Европы, в которой России была отведена роль того самого похитителя и, что важнее, главного и перманентного «Иного», источника угрозы. Тот же мотив стараются использовать применительно к новой Восточной Европе. И эти голоса теперь звучат не «из прихожей», а в главных европейских салонах. В этом смысле ЕС теперь стал заметно более трудным партнером для России.

Кроме того, Ющенко очень хочет надеяться, что стремление Украины в евроатлантические структуры получит поддержку  со стороны Вашингтона. Однако позиция США более значима в вопросе расширения НАТО, чем ЕС, к тому же приоритетом для США является «продавить» членство в ЕС для Турции.

Главные доноры Евросоюза из числа стран «старой Европы» весьма ясно заявили о нереалистичности надежд на членство Украины в ЕС в сколько-нибудь обозримом будущем. Эта позиция была столь жестко обозначена с самого начала отношений с новой украинской властью, что во время своего визита в Германию сразу после победы на выборах, на волне симпатий к «оранжевой революции» немецкого общественного мнения, Ющенко не счел возможным ни разу даже упомянуть о перспективе членства Украины в Евросоюзе.

Все, что происходило в ЕС в 2005 г., лишь подчеркивало бесперспективность надежд Украины. Европейская конституция была провалена. Расширение 2004 г. создало много проблем, которые ЕС не сможет быстро переварить. Бюджет на 2007-2013 годы принят с трудом, и дебаты ясно показали, что наиболее богатые страны весьма жестко борются за сокращение собственной доли финансового бремени. Теракты в Лондоне и, особенно, беспорядки в парижских предместьях сделали будущее решение о принятии Турции еще труднее, причем вне зависимости от того, каким оно будет.

Ясно, что раньше Турции Украина в ЕС не войдет. И, скорее всего, не войдет вместе с Турцией. А шансов на то, что она войдет в ЕС вместо Турции, еще меньше. Скорее всего, ЕС «закроется» после принятия Болгарии и Румынии в 2007 г., во всяком случае, пока не сумеет переварить расширение и принять Конституцию, либо будет в течение длительного времени допускать новых членов гомеопатическими дозами. Например — Хорватию.

Ющенко можно только посочувствовать — в сфере внешней политики он не может получить для себя накануне выборов никаких дивидендов. В некотором смысле положение Ющенко оказалось хуже, чем у Кучмы. Последний, понимая, что на Западе Украину в обозримом будущем не ждут, как мог затягивал принятие решений по вопросам участия в интеграционных проектах с Россией, старясь при этом не только сохранить прежние привилегии в энергетической сфере, но и получить новые — либо как поддержку на выборах, либо как плату за интеграционные обещания, с выполнением которых можно было еще потянуть. Проведя избирательную кампанию под лозунгами «марша в Европу» и перевода отношений с Россией «на прозрачные рыночные основания», доказывая, что членству в ЕС мешает главным образом плохая репутация режима Кучмы, Ющенко лишил себя пространства для маневра, чтобы в следующий момент убедиться, что никакого ускоренного «марша в Европу» не получится. Экономические потери в отношениях с Россией не заставили себя долго ждать. А на роль Моисея, способного если не 40, то хотя бы 20 лет водить свой народ по пустыне, то есть по долгой дороге в ЕС без дешевого российского газа, Ющенко никак не похож. Да и народ несколько иной…

Уроки Ноября, или кого и чему научила «оранжевая революция»

Практически все авторитарные режимы на постсоветском пространстве, будь то мягкий российский авторитаризм или совсем не мягкий узбекский, сделали быстрые и эффективные выводы относительно того, как можно блокировать «цветные революции». Это отразилось в изменениях законодательной базы [6], создании контролируемых властью молодежных организаций, которые можно вывести на площадь в нужный момент. Лишь режиму Акаева не хватило времени на подготовку. Однако «цветная революция» в Киргизии сопровождалась прогулкой участников свержения А. Акаева по бишкекским магазинам, которая убедительно показала, что мирный характер киевских событий — это не правило, а, скорее, исключение. Последовавшие затем события в Узбекистане (весьма кровавые) и в Азербайджане (где власти и оппозиция уже вели себя более сдержанно, ограничившись лишь арестами потенциальных лидеров оппозиции и мирными митингами протеста) свидетельствуют, что «оранжевая революция» войдет в историю не как начало волны подобных движений в постсоветских государствах, а, скорее, как последняя удавшаяся «цветная революция». На перевыборах Н.Назарбаева в Казахстане, которые, как считалось после «оранжевой революции», станут следующим большим «боем за демократию», никто даже не вспоминал о киевских событиях годичной давности. Ясно, что и Лукашенко на ближайших выборах «цветная революция» не грозит — вопрос только в том, сумеет ли оппозиция организовать сколько-нибудь массовые выступления протеста и сколько они продлятся [7].

Да и в самом Киеве о Майдане все больше вспоминают как о, может быть, и прекрасном, но далеком прошлом, не оправдавшим возлагавшихся на движение надежд. Степень коррумпированности власти, ее поглощенность внутренними дрязгами, равно как и уровень свобод через год после «оранжевой революции» принципиально не отличается от того, который можно было видеть на Украине через год после прихода к власти Кучмы. Было бы, конечно, интересно, понаблюдать за тем, насколько эволюция режима Ющенко на протяжении нескольких лет повторяла бы эволюцию режима Кучмы, но боюсь, такой возможности у нас не будет.

Можно с удовлетворением отметить, что в политике Кремля впечатления от «оранжевой революции» вылились не только в разработку превентивных мер в самой России, но и в серьезное переосмысление задач и методов внешней политики страны. Здесь скажем только о методах. Наконец осознав, какую роль могут играть неправительственные организации в проведении внешней политики, в том числе во влиянии на внутриполитическое положение в других странах, в Кремле не ограничились стремлением поставить такие организации в России под строгий контроль, но впервые предусмотрели в бюджете расходы на поддержку деятельности подобных российских организаций за рубежом. В ходе новой избирательной кампании на Украине Россия уже не стала превращать себя в заложницу одной силы, а поддерживает интенсивные контакты со всеми ведущими игроками. Заметно активизировалась работа кремлевских политтехнологов в медийном пространстве, и, похоже, что с этой задачей они справляются лучше, чем с ведением избирательной кампании Януковича в 2004 г. Есть и другие признаки того, что в Кремле постепенно осваивают общепринятые способы проведения так называемой «политики влияния».

За что воевал Кремль в газовой войне?

Модификация методов российской политики во многом связана и с тем, что существенной корректировке подверглись стратегические цели политики России в Восточной Европе. Было бы непростительным упрощением считать, что газовый конфликт между Россией и Украиной был вызван только — или даже главным образом — стремлением Кремля повлиять на исход парламентских выборов на Украине в последнее воскресенье марта 2006 г. [8] и «загнать» Украину в ЕЭП. Москва, скорее, готова была смириться с ростом антироссийских настроений на Украине для достижения своих стратегических, а не краткосрочных целей.

Очевидно, что прежние политико-идеологические приоритеты, тема близости России и Украины, их интеграции отошли на задний план. И общественное мнение оказалось к этому готовым. Объединение России и Украины по-прежнему приветствовали бы более 70% граждан России. Однако еще накануне газового конфликта лишь 18% опрошенных россиян считали объединение реальным, а значит, видели эту задачу как приоритет для российской политики. Еще 35% допускают такую возможность лишь в отдаленной перспективе, и примерно столько же считает, что это абсолютно нереально [9]. Как следствие, общество уже не ждет от политиков усилий по достижению утопической цели и даже готово поддержать жесткую линию по отношению к Украине как к «отрезанному ломтю».

Это не значит, что интеграционные планы в отношении Восточной Европы вообще и Украины в частности сданы в архив. Однако они уступили первое место на шкале приоритетов экономическим задачам. Политическая интеграция с Белоруссией может стать результатом проводимой экономической политики, но экономические цели и, прежде всего, цели энергетической экспансии не будут более приноситься в жертву задаче «заманить» Украину в ЕЭП или Белоруссию в «единое государство». Энергоносители становятся стержнем российской политики, и Путин ясно говорит об этом.

Тема рынка энергоносителей и способов их доставки от производителя к потребителю требует отдельного и подробного обсуждения. Обозначим лишь несколько ключевых моментов, которые оказывают непосредственное влияние на международные отношения в Восточной Европе.

Во-первых, нужно отметить качественную новизну возникшей ситуации с ценами на энергоносители. Резкие колебания этих цен — не новость. Однако сегодня следует говорить не об очередном пике цен, за которым неизбежно последует их спад, но о выходе базовых цен на принципиально иной уровень. Дело в том, что число крупных потребителей энергоресурсов выросло и будет продолжать расти за счет Индии, Китая и стран Юго-Восточной Азии. Число же надежных поставщиков нефти и газа сокращается. Постепенно иссякают запасы в Северном море.

Это делает совершенно несерьезными любые разговоры о диверсификации поставок газа в Европу и сокращении зависимости ЕС от «Газпрома». Напротив, его доля неизбежно будет расти. Балтийский трубопровод в Германию не сможет принять на себя всю нагрузку, которая сейчас приходится на украинские газопроводы. Но, вместе с достроенным из Турции до Италии газопроводом «Голубой поток», проложенным по дну Черного моря, он сможет обеспечить транспортировку в «старую» Европу всего объема газа, закупаемого у России. В этом случае угроза несанкционированного отбора газа Украиной будет касаться уже не Германии, Италии, Франции, но только Венгрии, Словакии и Румынии. Последним получателем газа вместо его транзитера станет и Польша. Это сводит на нет возможности стран Восточной Европы (как старой, так и новой) сопротивляться повышению цен на газ. Весь вопрос будет сводиться к тому, смогут ли они за него платить.

Строительство мощностей по поставкам газа в Китай, Корею, Японию, США (как трубопроводов, так и заводов по производству сжиженного газа) позволит «Газпрому» выбирать рынки сбыта. При этом последние шаги «Газпрома» в Центральной Азии показывают, что ему практически удалось монополизировать сбыт газа, добываемого в Туркменистане и Узбекистане. Парадоксальным образом «оранжевая революция» сыграла в этом регионе на руку Кремлю — авторитарные правители Ашхабада и Ташкента решили, что политическая поддержка Москвы им не помешает, и предпочли сотрудничать с «Газпромом», а не пускаться в рискованные проекты газотранспортного консорциума с Украиной.

В отношении ЕЭП в Москве очевидным образом принята тактика «поезд уходит без опоздавших» [10]. В рамках новой энергетической стратегии главным партнером России в ЕЭП становится Казахстан. И роль Казахстана в свете последних событий, в том числе попыток реанимации ГУАМ, сильно возрастает. ГУАМ потенциально представляет вызов для России в двух вопросах. Во-первых, это Приднестровье. Но так же, как Россия одна была не способна решить эту проблему, так и без России решить ее нельзя [11].

Существенно более важен вопрос о транспортных коридорах каспийской нефти и среднеазиатского газа в обход России, с которым ГУАМ связан напрямую. Вот здесь тесный союз с Казахстаном становится для Москвы крайне важен, потому что если казахстанские нефть и газ будут прокачиваться главным образом через российскую систему или продаваться в Китай, альтернативные пути транспортировки должны будут опираться лишь на нефть Азербайджана и оказываются просто нерентабельными. Вопрос о том, станет ли Восточная Европа угрозой для энергетических позиций России или одним из источников прибылей «Газпрома», еще далеко не закрыт, но на данном этапе «Газпром» играет партию белыми фигурами.

«Газпром» готовится собирать богатый урожай. Чтобы он был действительно обильным, «Газпрому» нужен контроль не только над магистральными трубопроводами, но и над газораспределительной сетью, то есть сбытом газа непосредственным потребителям. В «старой» Европе «Газпром» пытается с переменным успехом добиться этого в партнерстве с крупнейшими местными кампаниями. На рынке Прибалтики ему также пришлось по политическим соображениям действовать в союзе с Рургазом и концерном Е.ОN. Сегодня этот рынок сбыта уже в руках консорциумов «Газпрома» и немецких концернов. В Восточной Европе «Газпром» старается, где может, обходиться без западноевропейских партнеров. В конфликтах, которые сопровождались на разных этапах отключением газа, «Газпрому» удалось именно в конце 2005—начале 2006 гг. добиться уступок в вопросе о собственности на газопроводы и газораспределительные сети в Белоруссии и Молдавии. На очереди — создание совместного с «Нафтогазом» предприятия по сбыту газа на внутреннем рынке Украины. Аналогичную политику «Газпром» проводит в Грузии и Армении. С учетом того, что «Газпром» подконтролен государству, Кремль принципиально меняет механизм использования экспорта энергоносителей как инструмента внешней политики. Мощь газа как политического оружия резко возрастает.

В этой связи правительствам Восточной Европы есть от чего занервничать. Особенно это касается Украины, которая за пятнадцать лет независимости не сделала ровным счетом ничего для перехода на энергосберегающие технологии. Здесь полезно сравнение с Польшей, которая, как и Украина, унаследовала от социализма крайне энергоемкую экономику. Поляки, однако, не сидели сложа руки и сегодня могут платить за газ более 200 долларов. Так что современную отчаянную ситуацию Украина создала для себя во многом сама [12].

Впрочем, объяснима и нервная реакция Польши и прибалтийских стран на строительство балтийского газопровода — никто не знает, сколько будет стоить газ через год. По расчетам американских экспертов, достаточно совпадения во времени двух неблагоприятных факторов, как, например, ураган Катрина и нападения на нигерийские нефтяные скважины в этом году, чтобы цена на нефть взлетела до 160 долларов за баррель, а с ней и цена на газ. Между тем, скандал вокруг ядерной программы Ирана делает такой вариант развития событий вполне возможным.

Весьма важно, что в своих проектах экспансии «Газпром» опирается на союз с мощными коммерческими структурами «старой» Европы и, как следствие, может быть уверен в достаточно благожелательном отношении политиков этих стран. Найм Г. Шредера на работу в совместное предприятие по постройке балтийского трубопровода вызвал скандал, но решения бывший канцлер не изменил. Не менее важно, что новый канцлер А. Меркель сразу дала понять, что не намерена ставить проект под сомнение. Весьма показательно, что ЕС приветствовал договоренности по газу между Москвой и Киевом, в то время как США необычно резко их критиковали — политические приоритеты игры с нулевой суммой в этом случае старая Европа не пожелала ставить выше своих экономических интересов.

Формирующаяся империя «Газпрома», если это термин применим в данном случае, весьма отличается от межгосударственных интеграционных проектов прежних лет. Она не нуждается в политической интеграции и заметно менее чувствительна к смене политических сил, находящихся у власти в Восточной Европе. Не менее важно, что эта империя опирается на коммерческие контракты, легитимна с точки зрения международного права [13] и способна защищать себя в судах.

Отношения России с Польшей и роль Варшавы в Восточной Европе

В последние годы отношения России и Польши неизменно были сложными. В то же время, как убедительно показано в статье С. Дембского в этом сборнике, официальная Варшава, во всяком случае, на уровне министров иностранных дел, неизменно старалась сохранять сдержанный тон. В целом то же можно сказать и об официальной позиции Москвы. Разумеется, польские средства массовой информации отнюдь не придерживались этой линии. Антироссийские кампании в польской прессе представляли собой дежурное явление в течение последних полутора десятилетий. В российских средствах массовой информации польская тема появлялась заметно реже, хотя всплески антипольских настроений также имели место.

В 2004 и 2005 гг. мы стали свидетелями резкого обострения отношений между Москвой и Варшавой, что было обусловлено целым рядом причин. Чаще всего это связывают с вмешательством президента А. Квасьневского в кризис на Украине осенью 2004 г. В Москве его роль в киевских событиях восприняли с нескрываемым раздражением, хотя Москва сама создала все условия для успеха его миссии своей слишком активной и неуклюжей поддержкой В. Януковича. Именно благодаря этому Квасьневский смог мобилизовать для активного вмешательства в события на Украине ведущие фигуры ЕС, хотя изначально и Берлин, и Париж надеялись остаться в стороне. Между тем, Квасьневский, благодаря своим контактам в обоих лагерях украинских политиков, сыграл важную роль в предотвращении использования силы со стороны режима Кучмы, за что, в конечном счете, ему должны быть признательны все участники противостояния.

События в Киеве показали, что претензии Варшавы как новоиспеченного члена ЕС на ведущую роль в определении восточной политики этой организации при определенных обстоятельствах могут стать реальностью. Дальнейшее ухудшение отношений Москвы и Варшавы в 2005 г. происходило уже в условиях, когда недружественные заявления и жесты делались на уровне высокопоставленных официальных лиц. Российская сторона в этом плане отнюдь не отставала от польской: достаточно напомнить о том, как Путин «забыл» упомянуть поляков среди тех, кто сражался с нацизмом во время празднования 60-й годовщины Победы, о том, как российский президент поспешил высказаться об избиении детей российских дипломатов в Варшаве в первый же день после происшествия, и о том, как были затем избиты сотрудники польского посольства в Москве. Вряд ли следует объяснять это лишь раздражением в связи с украинскими событиями. Готовность Москвы к эскалации напряженности в отношениях с Варшавой может иметь и «рациональное» объяснение. Никакой положительной повестки дня в сфере международных отношений в Восточной Европе у Варшавы и Москвы на сегодня не видно. Польша выступает адвокатом скорейшего принятия Украины (а также, в принципе, Белоруссии и Молдовы) в ЕС и НАТО, подчеркивая при этом, что данный вопрос совершенно не касается России. Польша наиболее активно из всех стран ЕС поддерживает оппозицию Лукашенко в Белоруссии [14] и не скрывает критического отношения к проектам российско-белорусской интеграции. Наконец, Польша, вместе со странами Прибалтики, предпринимает все возможные усилия для того, чтобы торпедировать проект строительства газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря. В целом Польша претендует на роль лидера, вокруг которого могли бы объединиться те новые члены ЕС, чьи отношения с Россией остаются весьма неблагополучными. Она же играет активную роль в попытках создания новой организации «Содружество демократического выбора», об антироссийской направленности которой открыто говорят некоторые ее участники. Варшава настойчиво говорит в Брюсселе о необходимости «энергетической солидарности» стран ЕС, причем в ее трактовке этого понятия «Газпром» выступает как источник угрозы, в том числе и политической. В этих условиях дальнейшая эскалация напряженности в двухсторонних отношениях Москвы и Варшавы, акцентирование при каждом удобном случае польской русофобии может помешать Польше в ее стремлении утвердиться в качестве ведущей силы, определяющей восточную политику ЕС, ведь страны «старой» Европы обострять отношения с Москвой не хотят.

Трудно предсказать, насколько успешной может быть такая тактика, основанная на принципе «чем хуже, тем лучше». Пока что политические процессы в самой Польше, где пришедшая к власти в конце 2005 г. консервативно-католическая и националистическая партия братьев Качиньских «Право и справедливость» всерьез рассматривает возможность коалиции с радикальными популистами и евроскептиками из Лиги польских семей и Самообороны, скорее подрывают позиции Польши в ЕС. Сама же по себе Польша не обладает ни экономическим, ни политическим потенциалом для того, чтобы в длительной перспективе играть ведущую роль в Восточной Европе. Именно кризисные ситуации в Восточной Европе создают для Варшавы дополнительные возможности.

ЕС, Россия и Восточная Европа

Болгарский политолог Иван Крастев дал полезное определение ЕС как великой державы с неопределенными границами [15]. Оно требует уточнения. Во-первых, ЕС лишь потенциально является великой державой, и не вполне ясно, сможет ли он ею стать. Во-вторых, ЕС обладает уникальным механизмом расширения, легитимность которого никем с правовой точки зрения не оспаривается. Способность ЕС создавать у своих соседей мощную положительную мотивацию для присоединения к Союзу сегодня является главным инструментом внешнеполитического влияния ЕС. Но это же является источником определенной внешнеполитической слабости Евросоюза.

Оценивая возможности политики ЕС в Восточной Европе, нужно иметь в виду, что неверно рассматривать эту проблему по аналогии с влиянием ЕС в последние пятнадцать лет на страны прежней Восточной Европы, которые теперь принято называть странами Центральной Европы. Принципиальное различие состоит в том, что в отношении стран Центральной Европы ЕС сразу ясно определил перспективу членства. Именно этот фактор оказывал решающее стабилизирующее воздействие как на внутриполитические процессы, так и на отношения между странами региона. Иными словами, за правильное поведение был твердо обещан приз — членство в ЕС. Можно только догадываться, как развивались бы, например, отношения Венгрии с Румынией и Словакией, если бы все эти страны не рассматривали вступление в ЕС как приоритет своей внешней политики. Внутренняя стабильность, сдерживание авторитарных тенденций и радикального национализма тоже во многом определялись в странах Центральной Европы и в прибалтийских республиках этим фактором.

Когда полпред Украины в ЕС Р. Шпек настаивал в январе 2006 г. на том, чтобы ЕС дал обещание его стране, что она будет принята в Союз, он, на самом деле, касался главной болевой точки сложившейся ситуации. Не желая связывать себя обещаниями такого рода, Брюссель лишает проевропейских политиков на Украине важнейшего ресурса легитимации, причем в ключевой момент перед парламентскими выборами. Сам факт того, что в этой ситуации ЕС не готов дать такое обещание даже в отношении отдаленного будущего, свидетельствует о глубине разногласий о будущем Восточной Европы среди политиков Союза.

В ЕС нет и в ближайшее время не будет консенсуса по вопросу о возможности дальнейшего расширения Союза на восток. Вместе с тем, Евросоюз уже не желает рассматривать пространство СНГ и, прежде всего, страны Восточной Европы как зону преимущественного влияния России. Внешнеполитические неудачи в Восточной Европе в 2003 и 2004 гг., кажется, заставили Кремль понять и принять эту новую реальность. В то же время ЕС, в особенности «старая» Европа, не заинтересован в том, чтобы превращать этот регион в зону конфронтации с Россией. В ближайшее время предстоит трудный диалог ЕС, Москвы и стран Восточной Европы о том, каковы будут новые правила игры на этом пространстве. Первый этап выяснения новой реальности уже пройден — он заключался в расставании прозападных элит Восточной Европы с иллюзиями относительно возможности ускоренного марша в ЕС по образцу стран Центральной Европы.

Москва же до сих пор целиком полагается в своей европейской политике на контакты с Парижем, Берлином и Римом. Между тем в 2005 г. Г. Шредер уступил пост канцлера А.Меркель, которая вовсе не нуждается в тех особых отношениях с Путиным, за которые она не раз критиковала Шредера в ходе избирательной кампании. С. Берлускони вполне может потерять свой пост уже в 2006 г. Ж. Ширак тоже переживает закат своей политической карьеры, и на смену ему в 2007 г., если не раньше, может прийти Н. Саркози, никаких симпатий к России до сих пор не проявлявший.

Однако эта новая ситуация не обязательно должна обернуться для России ухудшением отношений с ЕС, в том числе по вопросам, связанным с Восточной Европой. Визит Меркель в Москву в январе 2006 г. ясно показал, что смена тона в отношениях России и ее главного партнера в ЕС, Германии, не будет сопровождаться пересмотром реального содержания отношений, прежде всего в экономической сфере. Здесь интересы совпадают, и это крупные интересы.

Меркель старается установить более дружелюбные отношения с США. Ось Москва-Берлин-Париж уходит в прошлое. Берлин стремится улучшить отношения и с Варшавой. В 2006 г. состоится встреча в уже подзабытом формате Версальского треугольника Варшава-Берлин-Париж. Однако плодом нормализации отношений Германии и Франции с Польшей не станет готовность Берлина и Парижа следовать польской линии в отношении Восточной Европы. Это будет, скорее, попытка перетянуть Варшаву, до сих пор выступавшую верным союзником США, на сторону «старой» Европы. Для Польши это будет серьезным выбором, потому что отказ от сотрудничества с ведущими державами ЕС может привести к ее дальнейшей маргинализации в Союзе. Если Варшава пойдет на сближение с Берлином и Парижем, это, весьма вероятно, откроет возможность и для потепления ее отношений с Москвой. В этом случае возможности США проводить и далее на пространстве СНГ политику, основанную на концепции игры с нулевой суммой, значительно уменьшатся.

В этой ситуации важно, чтобы Москва проявляла сдержанность в проведении своей политики влияния в Восточной Европе, прежде всего избегала попыток слишком явного и активного одностороннего вмешательства в политические дела этих стран. Возможность углубления кризиса на Украине одинаково опасна как для России, так и для ЕС, и все стороны должны проявлять крайнюю осторожность в игре на этом поле. ЕС уже пригласил и Януковича, и Тимошенко посетить Брюссель, показав тем самым, что готов принять любой исход парламентских выборов, если они будут в меру честными.

Решительно критикуя Лукашенко, ЕС также не будет делать резких шагов для предотвращения его переизбрания в 2006 г. И не будет критиковать Москву за поддержку белорусского режима.

Заключение

В целом можно констатировать, что за последние несколько лет место Восточной Европы в международных отношениях, с одной стороны, существенно изменилось — страны региона перестали рассматриваться как зона исключительного влияния Москвы. Москва, как кажется, признала новое положение вещей и сделала ставку на принципиально новые механизмы экономической экспансии [16].

С другой стороны, становится все более очевидно, что в отношении будущего новой Восточной Европы «оранжевая революция» ничего не решила. Она лишь заострила многие проблемы и для самой Украины, и для ее соседей. Политическое будущее стран региона еще останется неопределенным в течение довольно длительного времени.

 

Примечания

[1] Впервые опубликованная по-немецки (Osteuropa neu denken. Russland, seine westlichen Nachbarn und die Grenzen Europas. // Transit, 21, 2001, p. 76-90), в России она вышла в 2001 г. в журнале «Неприкосновенный запас» (№ 4(18), с. 82-87.

[2] Это соображение верно и по отношению к некоторым другим бывшим республикам СССР, но они остаются за рамками этой работы.

[3] Этот пример может служить ясной иллюстрацией двойных стандартов многих западных комментаторов и политиков, которые резко критиковали Путина за отмену выборов губернаторов, хотя в России, в отличие от Украины, эта процедура все-таки дает право голоса региональным парламентам.

[4] Dominique Arel. The “Orange Revolution” Analysis and Implications of the 2004 Presidential Election in Ukraine. Third Annual Stasiuk-Cambridge Lecture on Contemporary Ukraine, Cambridge University, 25.02.2005.

[5] Дмитричева О. Любовь без расчета в кредит // Зеркало недели. — Киев, 2005. — 12-18 марта. — № 9. Опрос центра им. Разумкова.

[6] Всякий делал это как умеет. Лукашенко законом запретил плохо говорить о себе. И.Каримов просто запретил работу ряда иностранных общественных организаций в стране. Впрочем, в этом отношении ему показал пример тот же Лукашенко. В России Дума подготовила держимордовский закон о неправительственных организациях, который удалось несколько приблизить к нормам приличного общества лишь после волны протестов в самой стране и за границей.

[7] Лукашенко в обозримом будущем никакая «оранжевая революция» не грозит, поскольку его авторитарный режим с режимом Кучмы не сравнить. Свои Гонгадзе у него, разумеется, есть, а вот появление собственных Мельниченко, Ющенко и любой значимой оппозиции Лукашенко душит в зародыше. Силовые структуры вполне ему лояльны. При этом он ухитряется поддерживать в Белоруссии уровень жизни по крайней мере не ниже украинского, и свои выборы и референдумы выигрывает без вбросов бюллетеней. (Последнее не означает, разумеется, что Лукашенко непременно откажется от подобных методов, если нужда припрет.) В активной политической поддержке России Лукашенко для сохранения своей власти не нуждается. Похоже, что в отношении Лукашенко Запад в целом принял тактику постепенного размягчения режима. Сколько это займет времени, и удастся ли вообще, сказать трудно. Поэтому Москве, у которой с Лукашенко немало своих проблем, но которая все же боится его смены по принципу «не стало бы хуже», в отношениях с Белоруссией можно никуда особенно не торопиться. Белоруссию с Лукашенко на Западе никто не ждет, а Белоруссию без него мы увидим еще не скоро.

[8] Хотя было бы смешно считать, что газовый конфликт такого влияния не оказал. По состоянию на январь 2006 г. расклад политических сил на Украине таков, что вполне вероятным выглядит сценарий, о котором недавно еще трудно было думать всерьез: союз в новой Верховной Раде Партии регионов Януковича как более сильного партнера с партией «Наша Украина» Ющенко как партнером более слабым. А блок Тимошенко в этом раскладе выполнял бы роль оппозиции, атакующей прежде всего Ющенко за «предательство национальных интересов». Такой расклад сил стал во многом результатом «газового конфликта».

[9] Опрос «Левада-Центра» в сентябре 2005 г.

[10] Это не значит, что Москва не заинтересована в различных проектах кооперации с Украиной. Самый свежий пример — предложения нового главы Минатома С.Кириенко о сотрудничестве в этой сфере. Однако и здесь приоритет безусловно отдан экономическим, а не политическим целям. В других областях торговых отношений Россия, чей рынок становится все более привлекательным для экспортеров, начала весьма жестко наказывать своих партнеров из Восточной Европы за любые прегрешения, которые прежде сходили им с рук. За последние месяцы Москва ввела запреты на поставки широкого спектра сельскохозяйственной продукции из Польши, Молдавии и Украины. Потери Польши и Украины исчисляются даже не десятками, а сотнями миллионов долларов.

[11] Ющенко будет, наверняка, очень осторожен своей политике в отношении Приднестровья. У него слишком много более важных интересов в отношениях с Россией, чтобы резко играть против Москвы в вопросе о Тирасполе. Здесь не следует ждать в ближайшем будущем никаких неприятных сюрпризов.

[12] Украине в последнем конфликте было все равно, требует Газпром 160 или 230 долларов за тысячу кубометров газа, потому что коллапс экономики наступал в обоих случаях. Киев отчаянно старается сохранить в безраздельной собственности свои магистральные трубопроводы, и не допустить дальнейшего повышения цен на газ. Поэтому можно уверенно предположить, что мы были свидетелями лишь первого раунда газовой войны. В частности, достигнутые 4 января соглашения между Газпромом и Нефтегазом Украина в будущем может попытаться оспорить, потому что межправительственные соглашения с ее стороны будет подписывать правительство, уже отправленное Верховной Радой в отставку.

[13] Этот проект может не нравиться, но попытки его заблокировать со стороны, например, США, выливаются для Вашингтона в серьезные траты. Так, в 2005 г. США пришлось выделить Грузии около 50 млн. долларов, чтобы убедить Тбилиси не продавать Газпрому распределительные сети. Но проблема стала вновь в 2006 г., и теперь, похоже, Тбилиси придется согласиться на предложения Газпрома. А в случае с Украиной критика Газпрома со стороны США вовсе не сопровождалась предложениями финансовой помощи Украине — просто масштабы не сопоставимы с Грузией или Молдавией, вместо десятков миллионов счет идет на миллиарды долларов.

[14] Отношения Минска и Варшавы сегодня плохи как никогда. Отчасти это связано с конфликтом вокруг Союза поляков в Белоруссии, который Лукашенко поставил под свой контроль, отстранив прежнее нелояльное ему руководство. Именно в Польше создана радиостанция для вещания против режима Лукашенко. Но наиболее важно, что Польша неизменно предоставляла убежище белорусским оппозиционерам, оказывала им поддержку, насколько это возможно, в самой Белоруссии и старалась усилить свое влияние в среде белорусской интеллигенции и молодежи, в том числе приглашая на учебу и стажировки.

[15] Krastev I. Putinowskie “społeczeństwa obywatelskie”? Imperium rosyjskie po pomarańczowej rewolucji // Europa. — № 43, — Kraków, 2005, 26.10. — S. 6.

[16] Это не значит, что Россия прежде к такой экспансии не стремилась. Однако методы ее проведения были качественно иными. Прежде это была точечная экспансия крупных частных кампаний на рынки Восточной Европы, которая часто опиралась на непрозрачные и ненадежные приватизационные механизмы. Современная экспансия Газпрома жестко координируется Кремлем, и часто связана с привлечением к сделкам в качестве партнеров крупных концернов из ЕС.

Аймар Вентсель: Россия, Восточная Европа и коронавирус | Мнение

Недавно в журнале Nature вышла статья, которая вызвала жаркие споры среди моих российских коллег. В статье сравнивается готовность вакцинироваться в странах с низкими и средними доходами: 13 стран Южной Америки, Азии и Африки сравнили с США и Россией.

Авторы исследования заключили, что самая низкая готовность вакцинироваться – в России, там о такой готовности заявили только 30% населения. В США готовность составляет 65%, в прочих странах в среднем 75-85%. Эта статья породила дискуссию не только среди моих коллег, ее также цитировал новостной портал «Новая газета».

«Новая газета» сравнила статью в Nature с исследованием двух ученых Университета Пенсильвании. Кристен Годси, с которым я, часом, знаком, и Митчелл Оренштейн недавно опубликовали книгу Taking stock of shock, в которой сравнивают общественное доверие в Восточной Европе, как между людьми, так и в отношении государства.

Авторы пришли к очень логичному выводу, что в странах Восточной Европы уровень доверия людей к государству низкий. Весьма оригинально объяснение. Недоверие жителей Восточной Европы к своему государству любят считать наследием социализма (я лично с таким утверждением никогда согласен не был). Годси и Оренштейн однако утверждают, что на самом деле во времена социализма доверие как в отношении сограждан, так и государства было на очень высоком уровне (с этим утверждением я согласен), и это доверие было подорвано длинным и тягостным переходным периодом.

В своем блоге авторы также опубликовали статью, в которой рассматривают пессимизм в отношении вакцинации именно в этом свете. Действительно, средний показатель вакцинации в Европейском союзе составляет почти 76%, в Болгарии 26,2%, в Румынии – чуть ниже 40, на Украине – чуть выше 20, а в России – 36,3. Эстония со своими 60%, конечно, не очень типичное государство Восточной Европы.

В свете этих показателей Россия – вовсе не исключение, для Восточной Европы эти показатели даже хорошие. Моя московская знакомая, антрополог Александра Архипова изучает связанные с коронавирусом теории заговора с начала пандемии. В каком-то смысле она стала в России звездой медиа, всевозможные издания берут у нее интервью, когда нужно ответить на вопрос, почему народ в России так упрямится в отношении вакцинации от коронавируса.

Александра утверждает, что неприятие вакцинации – одна из немногих оставшихся в России форм выражения гражданской позиции, когда у людей есть право самим решать, как действовать.

Это очень интересное объяснение. Кто следил за развитием России в последнее десятилетие, тот знает, что роль государства там постоянно крепла. Причем во всех областях. Даже в предпринимательстве, которое я изучаю в России уже несколько лет, есть зависимость от государства. И государственный контроль достиг таких масштабов, которые мы тут в Эстонии и представить себе не можем.

Как бы то ни было, утверждается, что 30% россиян вакцинироваться не намерены. Тем не менее государство в этом плане давит. Помимо давления на людей, особенно на государственных служащих, Россия также начала бороться с ложными новостями и теориями заговора на тему вакцин.

У нас мало кто знает, что в России распространение фейков о коронавирусе и вакцинации теперь наказывается в уголовном порядке. За этим следит Росздравнадзор, сотрудники которого мониторят фейки и в социальных сетях. В России возбуждено уже 60 уголовных дел. Максимальное наказание – до трех лет колонии.

В чем нетипичность России как страны Восточной Европы, так это в том, что еще недавно она как на внутригосударственном, так и международном уровне вела вакцинную политику, используя в качестве оружия «Спутник V» (made in Russia). Тут я согласен с журналистом Павлом Ивановым, который в последнем выпуске «Кириллицы» заявил, что «Спутник V» – история антиуспеха. Сейчас «Спутник V» вообще исчез с поля зрения. В России люди ему не доверяют, да и международный успех под вопросом. Но это уже совсем другая история.

История России. Всеобщая история / КонсультантПлюс

История России. Всеобщая история

История России

От Древней Руси к Российскому государству

Введение

Роль и место России в мировой истории. Проблемы периодизации российской истории. Источники по истории России. Основные этапы развития исторической мысли в России.

Народы и государства на территории нашей страны в древности

Заселение территории нашей страны человеком. Каменный век. Особенности перехода от присваивающего хозяйства к производящему на территории Северной Евразии. Ареалы древнейшего земледелия и скотоводства. Появление металлических орудий и их влияние на первобытное общество. Центры древнейшей металлургии в Северной Евразии. Кочевые общества евразийских степей в эпоху бронзы и раннем железном веке. Степь и ее роль в распространении культурных взаимовлияний.

Народы, проживавшие на этой территории до середины I тысячелетия до н.э. Античные города-государства Северного Причерноморья. Боспорское царство. Скифское царство. Дербент.

Восточная Европа в середине I тыс. н. э.

Великое переселение народов. Миграция готов. Нашествие гуннов. Вопрос о славянской прародине и происхождении славян. Расселение славян, их разделение на три ветви — восточных, западных и южных. Славянские общности Восточной Европы. Их соседи — балты и финно-угры. Хозяйство восточных славян, их общественный строй и политическая организация. Возникновение княжеской власти. Традиционные верования. Страны и народы Восточной Европы, Сибири и Дальнего Востока. Тюркский каганат. Хазарский каганат. Волжская Булгария.

Образование государства Русь

Исторические условия складывания русской государственности: природно-климатический фактор и политические процессы в Европе в конце I тыс. н. э. Формирование новой политической и этнической карты континента.

Государства Центральной и Западной Европы. Первые известия о Руси. Проблема образования Древнерусского государства. Начало династии Рюриковичей.

Формирование территории государства Русь. Дань и полюдье. Первые русские князья. Отношения с Византийской империей, странами Центральной, Западной и Северной Европы, кочевниками европейских степей. Русь в международной торговле. Путь из варяг в греки. Волжский торговый путь.

Принятие христианства и его значение. Византийское наследие на Руси.

Русь в конце X — начале XII в.

Территория и население государства Русь/Русская земля. Крупнейшие города Руси. Новгород как центр освоения Севера Восточной Европы, колонизация Русской равнины. Территориально-политическая структура Руси: волости. Органы власти: князь, посадник, тысяцкий, вече. Внутриполитическое развитие. Борьба за власть между сыновьями Владимира Святого. Ярослав Мудрый. Русь при Ярославичах. Владимир Мономах. Русская церковь.

Общественный строй Руси: дискуссии в исторической науке. Князья, дружина. Духовенство. Городское население. Купцы. Категории рядового и зависимого населения. Древнерусское право: Русская Правда, церковные уставы.

Русь в социально-политическом контексте Евразии. Внешняя политика и международные связи: отношения с Византией, печенегами, половцами (Дешт-и-Кипчак), странами Центральной, Западной и Северной Европы.

Культурное пространство

Русь в культурном контексте Евразии. Картина мира средневекового человека. Повседневная жизнь, сельский и городской быт. Положение женщины. Дети и их воспитание. Календарь и хронология.

Древнерусская культура. Формирование единого культурного пространства. Кирилло-мефодиевская традиция на Руси. Письменность. Распространение грамотности, берестяные грамоты. «Новгородская псалтирь». «Остромирово Евангелие». Появление древнерусской литературы. «Слово о Законе и Благодати». Произведения летописного жанра. «Повесть временных лет». Первые русские жития. Произведения Владимира Мономаха. Иконопись. Искусство книги. Архитектура. Начало храмового строительства: Десятинная церковь, София Киевская, София Новгородская. Материальная культура. Ремесло. Военное дело и оружие.

Русь в середине XII — начале XIII в.

Формирование системы земель — самостоятельных государств. Важнейшие земли, управляемые ветвями княжеского рода Рюриковичей: Черниговская, Смоленская, Галицкая, Волынская, Суздальская. Земли, имевшие особый статус: Киевская и Новгородская. Эволюция общественного строя и права. Внешняя политика русских земель в евразийском контексте.

Формирование региональных центров культуры: летописание и памятники литературы: Киево-Печерский патерик, моление Даниила Заточника, «Слово о полку Игореве». Белокаменные храмы Северо-Восточной Руси: Успенский собор во Владимире, церковь Покрова на Нерли, Георгиевский собор Юрьева-Польского.

Русские земли в середине XIII — XIV в.

Возникновение Монгольской империи. Завоевания Чингисхана и его потомков. Походы Батыя на Восточную Европу. Возникновение Золотой орды. Судьбы русских земель после монгольского нашествия. Система зависимости русских земель от ордынских ханов (т.н. «ордынское иго»).

Южные и западные русские земли. Возникновение Литовского государства и включение в его состав части русских земель. Северо-западные земли: Новгородская и Псковская. Политический строй Новгорода и Пскова. Роль вече и князя. Новгород в системе балтийских связей.

Ордена крестоносцев и борьба с их экспансией на западных границах Руси. Александр Невский: его взаимоотношения с Ордой. Княжества Северо-Восточной Руси. Борьба за великое княжение Владимирское. Противостояние Твери и Москвы. Усиление Московского княжества. Дмитрий Донской. Куликовская битва. Закрепление первенствующего положения московских князей.

Перенос митрополичьей кафедры в Москву. Роль православной церкви в ордынский период русской истории. Сергий Радонежский. Расцвет раннемосковского искусства. Соборы Кремля.

Народы и государства степной зоны Восточной Европы и Сибири в XIII — XV вв.

Золотая орда: государственный строй, население, экономика, культура. Города и кочевые степи. Принятие ислама. Ослабление государства во второй половине XIV в., нашествие Тимура.

Распад Золотой орды, образование татарских ханств. Казанское ханство. Сибирское ханство. Астраханское ханство. Ногайская орда. Крымское ханство. Касимовское ханство. Дикое поле. Народы Северного Кавказа. Итальянские фактории Причерноморья (Каффа, Тана, Солдайя и др.) и их роль в системе торговых и политических связей Руси с Западом и Востоком.

Культурное пространство

Изменения в представлениях о картине мира в Евразии в связи с завершением монгольских завоеваний. Культурное взаимодействие цивилизаций. Межкультурные связи и коммуникации (взаимодействие и взаимовлияние русской культуры и культур народов Евразии). Летописание. Памятники Куликовского цикла. Жития. Епифаний Премудрый. Архитектура. Изобразительное искусство. Феофан Грек. Андрей Рублев.

Формирование единого Русского государства в XV веке

Борьба за русские земли между Литовским и Московским государствами. Объединение русских земель вокруг Москвы. Междоусобная война в Московском княжестве второй четверти XV в. Василий Темный. Новгород и Псков в XV в.: политический строй, отношения с Москвой, Ливонским орденом, Ганзой, Великим княжеством Литовским. Падение Византии и рост церковно-политической роли Москвы в православном мире. Теория «Москва — третий Рим». Иван III. Присоединение Новгорода и Твери. Ликвидация зависимости от Орды. Расширение международных связей Московского государства. Принятие общерусского Судебника. Формирование аппарата управления единого государства. Перемены в устройстве двора великого князя: новая государственная символика; царский титул и регалии; дворцовое и церковное строительство. Московский Кремль.

Культурное пространство

Изменения восприятия мира. Сакрализация великокняжеской власти. Флорентийская уния. Установление автокефалии русской церкви. Внутрицерковная борьба (иосифляне и нестяжатели, ереси). Развитие культуры единого Русского государства. Летописание: общерусское и региональное. Житийная литература. «Хожение за три моря» Афанасия Никитина. Архитектура. Изобразительное искусство. Повседневная жизнь горожан и сельских жителей в древнерусский и раннемосковский периоды.

Региональный компонент

Наш регион в древности и средневековье.

Россия в XVI — XVII вв.: от великого княжества к царству. Россия в XVI веке.

Княжение Василия III. Завершение объединения русских земель вокруг Москвы: присоединение Псковской, Смоленской, Рязанской земель. Отмирание удельной системы. Укрепление великокняжеской власти. Внешняя политика Московского княжества в первой трети XVI в.: война с Великим княжеством Литовским, отношения с Крымским и Казанским ханствами, посольства в европейские государства.

Органы государственной власти. Приказная система: формирование первых приказных учреждений. Боярская дума, ее роль в управлении государством. «Малая дума». Местничество. Местное управление: наместники и волостели, система кормлений. Государство и церковь.

Регентство Елены Глинской. Сопротивление удельных князей великокняжеской власти. Мятеж князя Андрея Старицкого. Унификация денежной системы. Стародубская война с Польшей и Литвой.

Период боярского правления. Борьба за власть между боярскими кланами Шуйских, Бельских и Глинских. Губная реформа. Московское восстание 1547 г. Ереси Матвея Башкина и Феодосия Косого.

Принятие Иваном IV царского титула. Реформы середины XVI в. «Избранная рада»: ее состав и значение. Появление Земских соборов: дискуссии о характере народного представительства. Отмена кормлений. Система налогообложения. Судебник 1550 г. Стоглавый собор. Земская реформа — формирование органов местного самоуправления.

Внешняя политика России в XVI в. Создание стрелецких полков и «Уложение о службе». Присоединение Казанского и Астраханского ханств. Значение включения Среднего и Нижнего Поволжья в состав Российского государства. Войны с Крымским ханством. Набег Девлет-Гирея 1571 г. и сожжение Москвы. Битва при Молодях. Ливонская война: причины и характер. Ликвидация Ливонского ордена. Причины и результаты поражения России в Ливонской войне. Поход Ермака Тимофеевича на Сибирское ханство. Начало присоединения к России Западной Сибири.

Социальная структура российского общества. Дворянство. Служилые и неслужилые люди. Формирование Государева двора и «служилых городов». Торгово-ремесленное население городов. Духовенство. Начало закрепощения крестьян: указ о «заповедных летах». Формирование вольного казачества.

Многонациональный состав населения Русского государства. Финно-угорские народы. Народы Поволжья после присоединения к России. Служилые татары. Выходцы из стран Европы на государевой службе. Сосуществование религий в Российском государстве. Русская Православная церковь. Мусульманское духовенство.

Россия в конце XVI в. Опричнина, дискуссия о ее причинах и характере. Опричный террор. Разгром Новгорода и Пскова. Московские казни 1570 г. Результаты и последствия опричнины. Противоречивость личности Ивана Грозного и проводимых им преобразований. Цена реформ.

Царь Федор Иванович. Борьба за власть в боярском окружении. Правление Бориса Годунова. Учреждение патриаршества. Тявзинский мирный договор со Швецией: восстановление позиций России в Прибалтике. Противостояние с Крымским ханством. Отражение набега Гази-Гирея в 1591 г. Строительство российских крепостей и засечных черт. Продолжение закрепощения крестьянства: указ об «Урочных летах». Пресечение царской династии Рюриковичей.

Смута в России

Династический кризис. Земский собор 1598 г. и избрание на царство Бориса Годунова. Политика Бориса Годунова, в т.ч. в отношении боярства. Опала семейства Романовых. Голод 1601 — 1603 гг. и обострение социально-экономического кризиса.

Смутное время начала XVII в., дискуссия о его причинах. Самозванцы и самозванство. Личность Лжедмитрия I и его политика. Восстание 1606 г. и убийство самозванца.

Царь Василий Шуйский. Восстание Ивана Болотникова. Перерастание внутреннего кризиса в гражданскую войну. Лжедмитрий II. Вторжение на территорию России польско-литовских отрядов. Тушинский лагерь самозванца под Москвой. Оборона Троице-Сергиева монастыря. Выборгский договор между Россией и Швецией. Поход войска М.В. Скопина-Шуйского и Я.-П. Делагарди и распад тушинского лагеря. Открытое вступление в войну против России Речи Посполитой. Оборона Смоленска.

Свержение Василия Шуйского и переход власти к «семибоярщине». Договор об избрании на престол польского принца Владислава и вступление польско-литовского гарнизона в Москву. Подъем национально-освободительного движения. Патриарх Гермоген. Московское восстание 1611 г. и сожжение города оккупантами. Первое и второе ополчения. Захват Новгорода шведскими войсками. «Совет всей земли». Освобождение Москвы в 1612 г.

Земский собор 1613 г. и его роль в укреплении государственности. Избрание на царство Михаила Федоровича Романова. Борьба с казачьими выступлениями против центральной власти. Столбовский мир со Швецией: утрата выхода к Балтийскому морю. Продолжение войны с Речью Посполитой. Поход принца Владислава на Москву. Заключение Деулинского перемирия с Речью Посполитой. Итоги и последствия Смутного времени.

Россия в XVII веке

Россия при первых Романовых. Царствование Михаила Федоровича. Восстановление экономического потенциала страны. Продолжение закрепощения крестьян. Земские соборы. Роль патриарха Филарета в управлении государством.

Царь Алексей Михайлович. Укрепление самодержавия. Ослабление роли Боярской думы в управлении государством. Развитие приказного строя. Приказ Тайных дел. Усиление воеводской власти в уездах и постепенная ликвидация земского самоуправления. Затухание деятельности Земских соборов. Правительство Б.И. Морозова и И.Д. Милославского: итоги его деятельности. Патриарх Никон. Раскол в Церкви. Протопоп Аввакум, формирование религиозной традиции старообрядчества.

Царь Федор Алексеевич. Отмена местничества. Налоговая (податная) реформа.

Экономическое развитие России в XVII в. Первые мануфактуры. Ярмарки. Укрепление внутренних торговых связей и развитие хозяйственной специализации регионов Российского государства. Торговый и Новоторговый уставы. Торговля с европейскими странами, Прибалтикой, Востоком.

Социальная структура российского общества. Государев двор, служилый город, духовенство, торговые люди, посадское население, стрельцы, служилые иноземцы, казаки, крестьяне, холопы. Русская деревня в XVII в. Городские восстания середины XVII в. Соляной бунт в Москве. Псковско-Новгородское восстание. Соборное уложение 1649 г. Юридическое оформление крепостного права и территория его распространения. Русский Север, Дон и Сибирь как регионы, свободные от крепостничества. Денежная реформа 1654 г. Медный бунт. Побеги крестьян на Дон и в Сибирь. Восстание Степана Разина.

Внешняя политика России в XVII в. Возобновление дипломатических контактов со странами Европы и Азии после Смуты. Смоленская война. Поляновский мир. Контакты с православным населением Речи Посполитой: противодействие полонизации, распространению католичества. Контакты с Запорожской Сечью. Восстание Богдана Хмельницкого. Переяславская рада. Вхождение Украины в состав России. Война между Россией и Речью Посполитой 1654 — 1667 гг. Андрусовское перемирие. Русско-шведская война 1656 — 1658 гг. и ее результаты. Конфликты с Османской империей. «Азовское осадное сидение». «Чигиринская война» и Бахчисарайский мирный договор. Отношения России со странами Западной Европы. Военные столкновения с манчжурами и империей Цин.

Культурное пространство

Эпоха Великих географических открытий и русские географические открытия. Плавание Семена Дежнева. Выход к Тихому океану. Походы Ерофея Хабарова и Василия Пояркова и исследование бассейна реки Амур. Коч — корабль русских первопроходцев. Освоение Поволжья, Урала и Сибири. Калмыцкое ханство. Ясачное налогообложение. Переселение русских на новые земли. Миссионерство и христианизация. Межэтнические отношения. Формирование многонациональной элиты.

Изменения в картине мира человека в XVI — XVII вв. и повседневная жизнь. Жилище и предметы быта. Семья и семейные отношения. Религия и суеверия. Синтез европейской и восточной культур в быту высших слоев населения страны.

Архитектура. Дворцово-храмовый ансамбль Соборной площади в Москве. Шатровый стиль в архитектуре. Антонио Солари, Алевиз Фрязин, Петрок Малой. Собор Покрова на Рву. Монастырские ансамбли (Кирилло-Белозерский, Соловецкий, Новый Иерусалим). Крепости (Китай-город, Смоленский, Казанский, Тобольский Астраханский, Ростовский кремли). Федор Конь. Приказ каменных дел. Деревянное зодчество.

Изобразительное искусство. Симон Ушаков. Ярославская школа иконописи. Парсунная живопись.

Летописание и начало книгопечатания. Лицевой свод. Домострой. Переписка Ивана Грозного с князем Андреем Курбским. Публицистика Смутного времени. Усиление светского начала в российской культуре. Симеон Полоцкий. Немецкая слобода как проводник европейского культурного влияния. Посадская сатира XVII в.

Развитие образования и научных знаний. Школы при Аптекарском и Посольском приказах. «Синопсис» Иннокентия Гизеля — первое учебное пособие по истории.

Региональный компонент

Наш регион в XVI — XVII вв.

Россия в конце XVII — XVIII вв: от царства к империи

Россия в эпоху преобразований Петра I

Причины и предпосылки преобразований (дискуссии по этому вопросу). Россия и Европа в конце XVII века. Модернизация как жизненно важная национальная задача.

Начало царствования Петра I, борьба за власть. Правление царевны Софьи. Стрелецкие бунты. Хованщина. Первые шаги на пути преобразований. Азовские походы. Великое посольство и его значение. Сподвижники Петра I.

Экономическая политика. Строительство заводов и мануфактур, верфей. Создание базы металлургической индустрии на Урале. Оружейные заводы и корабельные верфи. Роль государства в создании промышленности. Основание Екатеринбурга. Преобладание крепостного и подневольного труда. Принципы меркантилизма и протекционизма. Таможенный тариф 1724 г. Введение подушной подати.

Социальная политика. Консолидация дворянского сословия, повышение его роли в управлении страной. Указ о единонаследии и Табель о рангах. Противоречия в политике по отношению к купечеству и городским сословиям: расширение их прав в местном управлении и усиление налогового гнета. Положение крестьян. Переписи населения (ревизии).

Реформы управления. Реформы местного управления (бурмистры и Ратуша), городская и областная (губернская) реформы. Сенат, коллегии, органы надзора и суда. Усиление централизации и бюрократизации управления. Генеральный регламент. Санкт-Петербург — новая столица.

Первые гвардейские полки. Создание регулярной армии, военного флота. Рекрутские наборы.

Церковная реформа. Упразднение патриаршества, учреждение синода. Положение конфессий.

Оппозиция реформам Петра I. Социальные движения в первой четверти XVIII в. Восстания в Астрахани, Башкирии, на Дону. Дело царевича Алексея.

Внешняя политика. Северная война. Причины и цели войны. Неудачи в начале войны и их преодоление. Битва при д. Лесной и победа под Полтавой. Прутский поход. Борьба за гегемонию на Балтике. Сражения у м. Гангут и о. Гренгам. Ништадтский мир и его последствия.

Закрепление России на берегах Балтики. Провозглашение России империей. Каспийский поход Петра I.

Преобразования Петра I в области культуры. Доминирование светского начала в культурной политике. Влияние культуры стран зарубежной Европы. Привлечение иностранных специалистов. Введение нового летоисчисления, гражданского шрифта и гражданской печати. Первая газета «Ведомости». Создание сети школ и специальных учебных заведений. Развитие науки. Открытие Академии наук в Петербурге. Кунсткамера. Светская живопись, портрет петровской эпохи. Скульптура и архитектура. Памятники раннего барокко.

Повседневная жизнь и быт правящей элиты и основной массы населения. Перемены в образе жизни российского дворянства. Новые формы социальной коммуникации в дворянской среде. Ассамблеи, балы, фейерверки, светские государственные праздники. «Европейский» стиль в одежде, развлечениях, питании. Изменения в положении женщин.

Итоги, последствия и значение петровских преобразований. Образ Петра I в русской культуре.

После Петра Великого: эпоха «дворцовых переворотов»

Причины нестабильности политического строя. Дворцовые перевороты. Фаворитизм. Создание Верховного тайного совета. Крушение политической карьеры А.Д. Меншикова. «Кондиции верховников» и приход к власти Анны Иоанновны. «Кабинет министров». Роль Э. Бирона, А.И. Остермана, А.П. Волынского, Б.Х. Миниха в управлении и политической жизни страны.

Укрепление границ империи на Украине и на юго-восточной окраине. Переход Младшего жуза в Казахстане под суверенитет Российской империи. Война с Османской империей.

Россия при Елизавете Петровне. Экономическая и финансовая политика. Деятельность П.И. Шувалова. Создание Дворянского и Купеческого банков. Усиление роли косвенных налогов. Ликвидация внутренних таможен. Распространение монополий в промышленности и внешней торговле. Основание Московского университета. М.В. Ломоносов и И.И. Шувалов.

Россия в международных конфликтах 1740-х — 1750-х гг. Участие в Семилетней войне.

Петр III. Манифест «о вольности дворянской». Переворот 28 июня 1762 г.

Россия в 1760-х — 1790- гг. Правление Екатерины II и Павла I

Внутренняя политика Екатерины II. Личность императрицы. Идеи Просвещения. «Просвещенный абсолютизм», его особенности в России. Секуляризация церковных земель. Деятельность Уложенной комиссии. Экономическая и финансовая политика правительства. Начало выпуска ассигнаций. Отмена монополий, умеренность таможенной политики. Вольное экономическое общество. Губернская реформа. Жалованные грамоты дворянству и городам. Положение сословий. Дворянство — «первенствующее сословие» империи. Привлечение представителей сословий к местному управлению. Создание дворянских обществ в губерниях и уездах. Расширение привилегий гильдейского купечества в налоговой сфере и городском управлении.

Национальная политика. Унификация управления на окраинах империи. Ликвидация украинского гетманства. Формирование Кубанского Оренбургского и Сибирского казачества. Основание Ростова-на-Дону. Активизация деятельности по привлечению иностранцев в Россию. Расселение колонистов в Новороссии, Поволжье, других регионах. Укрепление начал толерантности и веротерпимости по отношению к неправославным и нехристианским конфессиям.

Экономическое развитие России во второй половине XVIII века. Крестьяне: крепостные, государственные, монастырские. Условия жизни крепостной деревни. Права помещика по отношению к своим крепостным. Барщинное и оброчное хозяйство. Дворовые люди. Роль крепостного строя в экономике страны.

Промышленность в городе и деревне. Роль государства, купечества, помещиков в развитии промышленности. Крепостной и вольнонаемный труд. Привлечение крепостных оброчных крестьян к работе на мануфактурах. Развитие крестьянских промыслов. Рост текстильной промышленности: распространение производства хлопчатобумажных тканей. Начало известных предпринимательских династий: Морозовы, Рябушинские, Гарелины, Прохоровы, Демидовы и др.

Внутренняя и внешняя торговля. Торговые пути внутри страны. Водно-транспортные системы: Вышневолоцкая, Тихвинская, Мариинская и др. Ярмарки и их роль во внутренней торговле. Макарьевская, Ирбитская, Свенская, Коренная ярмарки. Ярмарки на Украине. Партнеры России во внешней торговле в Европе и в мире. Обеспечение активного внешнеторгового баланса.

Обострение социальных противоречий. Чумной бунт в Москве. Восстание под предводительством Емельяна Пугачева. Антидворянский и антикрепостнический характер движения. Роль казачества, народов Урала и Поволжья в восстании. Влияние восстания на внутреннюю политику и развитие общественной мысли.

Внешняя политика России второй половины XVIII в., ее основные задачи. Н.И. Панин и А.А. Безбородко.

Борьба России за выход к Черному морю. Войны с Османской империей. П.А. Румянцев, А.В. Суворов, Ф.Ф. Ушаков, победы российских войск под их руководством. Присоединение Крыма и Северного Причерноморья. Организация управления Новороссией. Строительство новых городов и портов. Основание Пятигорска, Севастополя, Одессы, Херсона. Г.А. Потемкин. Путешествие Екатерины II на юг в 1787 г.

Участие России в разделах Речи Посполитой. Политика России в Польше до начала 1770-х гг.: стремление к усилению российского влияния в условиях сохранения польского государства. Участие России в разделах Польши вместе с империей Габсбургов и Пруссией. Первый, второй и третий разделы. Вхождение в состав России украинских и белорусских земель. Присоединение Литвы и Курляндии. Борьба Польши за национальную независимость. Восстание под предводительством Тадеуша Костюшко.

Участие России в борьбе с революционной Францией. Итальянский и Швейцарский походы А.В. Суворова. Действия эскадры Ф.Ф. Ушакова в Средиземном море.

Культурное пространство Российской империи в XVIII в.

Определяющее влияние идей Просвещения в российской общественной мысли, публицистике и литературе. Литература народов России в XVIII в. Первые журналы. Общественные идеи в произведениях А.П. Сумарокова, Г.Р. Державина, Д.И. Фонвизина. Н.И. Новиков, материалы о положении крепостных крестьян в его журналах. А.Н. Радищев и его «Путешествие из Петербурга в Москву».

Русская культура и культура народов России в XVIII веке. Развитие новой светской культуры после преобразований Петра I. Укрепление взаимосвязей с культурой стран зарубежной Европы. Масонство в России. Распространение в России основных стилей и жанров европейской художественной культуры (барокко, классицизм, рококо и т.п.). Вклад в развитие русской культуры ученых, художников, мастеров, прибывших из-за рубежа. Усиление внимания к жизни и культуре русского народа и историческому прошлому России к концу столетия.

Культура и быт российских сословий. Дворянство: жизнь и быт дворянской усадьбы. Духовенство. Купечество. Крестьянство.

Российская наука в XVIII веке. Академия наук в Петербурге. Изучение страны — главная задача российской науки. Географические экспедиции. Вторая Камчатская экспедиция. Освоение Аляски и Западного побережья Северной Америки. Российско-американская компания. Исследования в области отечественной истории. Изучение российской словесности и развитие литературного языка. Российская академия. Е.Р. Дашкова.

М.В. Ломоносов и его выдающаяся роль в становлении российской науки и образования.

Образование в России в XVIII в. Основные педагогические идеи. Воспитание «новой породы» людей. Основание воспитательных домов в Санкт-Петербурге и Москве, Института «благородных девиц» в Смольном монастыре. Сословные учебные заведения для юношества из дворянства. Московский университет — первый российский университет.

Русская архитектура XVIII в. Строительство Петербурга, формирование его городского плана. Регулярный характер застройки Петербурга и других городов. Барокко в архитектуре Москвы и Петербурга. Переход к классицизму, создание архитектурных ассамблей в стиле классицизма в обеих столицах. В.И. Баженов, М.Ф. Казаков.

Изобразительное искусство в России, его выдающиеся мастера и произведения. Академия художеств в Петербурге. Расцвет жанра парадного портрета в середине XVIII в. Новые веяния в изобразительном искусстве в конце столетия.

Народы России в XVIII в.

Управление окраинами империи. Башкирские восстания. Политика по отношению к исламу. Освоение Новороссии, Поволжья и Южного Урала. Немецкие переселенцы. Формирование черты оседлости.

Россия при Павле I

Основные принципы внутренней политики Павла I. Укрепление абсолютизма через отказ от принципов «просвещенного абсолютизма» и усиление бюрократического и полицейского характера государства и личной власти императора. Личность Павла I и ее влияние на политику страны. Указы о престолонаследии, и о «трехдневной барщине».

Политика Павла I по отношению к дворянству, взаимоотношение со столичной знатью, меры в области внешней политики и причины дворцового переворота 11 марта 1801 года.

Внутренняя политика. Ограничение дворянских привилегий.

Региональный компонент

Наш регион в XVIII в.

Российсская империя в XIX — начале XX вв.

Россия на пути к реформам (1801 — 1861)

Александровская эпоха: государственный либерализм

Проекты либеральных реформ Александра I. Внешние и внутренние факторы. Негласный комитет и «молодые друзья» императора. Реформы государственного управления. М.М. Сперанский.

Отечественная война 1812 г.

Эпоха 1812 года. Война России с Францией 1805 — 1807 гг. Тильзитский мир. Война со Швецией 1809 г. и присоединение Финляндии. Война с Турцией и Бухарестский мир 1812 г. Отечественная война 1812 г. — важнейшее событие российской и мировой истории XIX в. Венский конгресс и его решения. Священный союз. Возрастание роли России после победы над Наполеоном и Венского конгресса.

Либеральные и охранительные тенденции во внутренней политике. Польская конституция 1815 г. Военные поселения. Дворянская оппозиция самодержавию. Тайные организации: Союз спасения, Союз благоденствия, Северное и Южное общества. Восстание декабристов 14 декабря 1825 г.

Николаевское самодержавие: государственный консерватизм

Реформаторские и консервативные тенденции в политике Николая I. Экономическая политика в условиях политической консервации. Государственная регламентация общественной жизни: централизация управления, политическая полиция, кодификация законов, цензура, попечительство об образовании. Крестьянский вопрос. Реформа государственных крестьян П.Д. Киселева 1837 — 1841 гг. Официальная идеология: «православие, самодержавие, народность». Формирование профессиональной бюрократии. Прогрессивное чиновничество: у истоков либерального реформаторства.

Расширение империи: русско-иранская и русско-турецкая войны. Россия и Западная Европа: особенности взаимного восприятия. «Священный союз». Россия и революции в Европе. Восточный вопрос. Распад Венской системы в Европе. Крымская война. Героическая оборона Севастополя. Парижский мир 1856 г.

Крепостнический социум. Деревня и город

Сословная структура российского общества. Крепостное хозяйство. Помещик и крестьянин, конфликты и сотрудничество. Промышленный переворот и его особенности в России. Начало железнодорожного строительства. Москва и Петербург: спор двух столиц. Города как административные, торговые и промышленные центры. Городское самоуправление.

Культурное пространство империи в первой половине XIX в.

Национальные корни отечественной культуры и западные влияния. Государственная политика в области культуры. Основные стили в художественной культуре: романтизм, классицизм, реализм. Ампир как стиль империи. Культ гражданственности. Золотой век русской литературы. Формирование русской музыкальной школы. Театр, живопись, архитектура. Развитие науки и техники. Географические экспедиции. Открытие Антарктиды. Деятельность Русского географического общества. Школы и университеты. Народная культура. Культура повседневности: обретение комфорта. Жизнь в городе и в усадьбе. Российская культура как часть европейской культуры.

Пространство империи: этнокультурный облик страны

Народы России в первой половине XIX в. Многообразие культур и религий Российской империи. Православная церковь и основные конфессии (католичество, протестантство, ислам, иудаизм, буддизм). Взаимодействие народов. Особенности административного управления на окраинах империи. Царство Польское. Польское восстание 1830 — 1831 гг. Присоединение Грузии и Закавказья. Кавказская война. Движение Шамиля.

Формирование гражданского правосознания. Основные течения общественной мысли

Западное просвещение и образованное меньшинство: кризис традиционного мировосприятия. «Золотой век» дворянской культуры. Идея служения как основа дворянской идентичности. Эволюция дворянской оппозиционности. Формирование генерации просвещенных людей: от свободы для немногих к свободе для всех. Появление научных и литературных обществ, тайных политических организаций. Распространение либеральных идей. Декабристы — дворянские революционеры. Культура и этика декабристов.

Общественная жизнь в 1830 — 1850-е гг. Роль литературы, печати, университетов в формировании независимого общественного мнения. Общественная мысль: официальная идеология, славянофилы и западники, зарождение социалистической мысли. Складывание теории русского социализма. А.И. Герцен. Влияние немецкой философии и французского социализма на русскую общественную мысль. Россия и Европа как центральный пункт общественных дебатов.

Россия в эпоху реформ

Преобразования Александра II: социальная и правовая модернизация

Реформы 1860 — 1870-х гг. — движение к правовому государству и гражданскому обществу. Крестьянская реформа 1861 г. и ее последствия. Крестьянская община. Земская и городская реформы. Становление общественного самоуправления. Судебная реформа и развитие правового сознания. Военные реформы. Утверждение начал всесословности в правовом строе страны. Конституционный вопрос.

Многовекторность внешней политики империи. Завершение Кавказской войны. Присоединение Средней Азии. Россия и Балканы. Русско-турецкая война 1877 — 1878 гг. Россия на Дальнем Востоке. Основание Хабаровска.

«Народное самодержавие» Александра III

Идеология самобытного развития России. Государственный национализм. Реформы и «контрреформы». Политика консервативной стабилизации. Ограничение общественной самодеятельности. Местное самоуправление и самодержавие. Независимость суда и администрация. Права университетов и власть попечителей. Печать и цензура. Экономическая модернизация через государственное вмешательство в экономику. Форсированное развитие промышленности. Финансовая политика. Консервация аграрных отношений.

Пространство империи. Основные сферы и направления внешнеполитических интересов. Упрочение статуса великой державы. Освоение государственной территории.

Пореформенный социум. Сельское хозяйство и промышленность

Традиции и новации в жизни пореформенной деревни. Общинное землевладение и крестьянское хозяйство. Взаимозависимость помещичьего и крестьянского хозяйств. Помещичье «оскудение». Социальные типы крестьян и помещиков. Дворяне-предприниматели.

Индустриализация и урбанизация. Железные дороги и их роль в экономической и социальной модернизации. Миграции сельского населения в города. Рабочий вопрос и его особенности в России. Государственные, общественные и частнопредпринимательские способы его решения.

Культурное пространство империи во второй половине XIX в.

Культура и быт народов России во второй половине XIX в. Развитие городской культуры. Технический прогресс и перемены в повседневной жизни. Развитие транспорта, связи. Рост образования и распространение грамотности. Появление массовой печати. Роль печатного слова в формировании общественного мнения. Народная, элитарная и массовая культура. Российская культура XIX в. как часть мировой культуры. Становление национальной научной школы и ее вклад в мировое научное знание. Достижения российской науки. Создание Российского исторического общества. Общественная значимость художественной культуры. Литература, живопись, музыка, театр. Архитектура и градостроительство.

Этнокультурный облик империи

Основные регионы Российской империи и их роль в жизни страны. Поляки. Евреи. Армяне. Татары и другие народы Волго-Уралья. Кавказские народы. Народы Средней Азии. Народы Сибири и Дальнего Востока. Народы Российской империи во второй половине XIX в. Правовое положение различных этносов и конфессий. Процессы национального и религиозного возрождения у народов Российской империи. Национальная политика самодержавия: между учетом своеобразия и стремлением к унификации. Укрепление автономии Финляндии. Польское восстание 1863 г. Еврейский вопрос. Национальные движения народов России. Взаимодействие национальных культур и народов.

Формирование гражданского общества и основные направления общественных движений

Общественная жизнь в 1860 — 1890-х гг. Рост общественной самодеятельности. Расширение публичной сферы (общественное самоуправление, печать, образование, суд). Феномен интеллигенции. Общественные организации. Благотворительность. Студенческое движение. Рабочее движение. Женское движение.

Идейные течения и общественное движение. Влияние позитивизма, дарвинизма, марксизма и других направлений европейской общественной мысли. Консервативная мысль. Национализм. Либерализм и его особенности в России. Русский социализм. Русский анархизм. Формы политической оппозиции: земское движение, революционное подполье и эмиграция. Народничество и его эволюция. Народнические кружки: идеология и практика. Большое общество пропаганды. «Хождение в народ». «Земля и воля» и ее раскол. «Черный передел» и «Народная воля». Политический терроризм. Распространение марксизма и формирование социал-демократии. Группа «Освобождение труда». «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». I съезд РСДРП.

Кризис империи в начале ХХ века

На пороге нового века: динамика и противоречия развития Экономический рост. Промышленное развитие. Новая география экономики. Урбанизация и облик городов. Новониколаевск (Новосибирск) — пример нового транспортного и промышленного центра. Отечественный и иностранный капитал, его роль в индустриализации страны. Россия — мировой экспортер хлеба. Аграрный вопрос.

Демография, социальная стратификация. Разложение сословных структур. Формирование новых социальных страт. Буржуазия. Рабочие: социальная характеристика и борьба за права. Средние городские слои. Типы сельского землевладения и хозяйства. Помещики и крестьяне. Положение женщины в обществе. Церковь в условиях кризиса имперской идеологии. Распространение светской этики и культуры.

Имперский центр и регионы. Национальная политика, этнические элиты и национально-культурные движения. Россия в системе международных отношений. Политика на Дальнем Востоке. Русско-японская война 1904 — 1905 гг. Оборона Порт-Артура. Цусимское сражение.

Первая российская революция 1905 — 1907 гг. Начало парламентаризма

Николай II и его окружение. Деятельность В.К. Плеве на посту министра внутренних дел. Оппозиционное либеральное движение. «Союз освобождения». «Банкетная кампания».

Предпосылки Первой российской революции. Формы социальных протестов. Борьба профессиональных революционеров с государством. Политический терроризм.

«Кровавое воскресенье» 9 января 1905 г. Выступления рабочих, крестьян, средних городских слоев, солдат и матросов. «Булыгинская конституция». Всероссийская октябрьская политическая стачка. Манифест 17 октября 1905 г.

Формирование многопартийной системы. Политические партии, массовые движения и их лидеры. Неонароднические партии и организации (социалисты-революционеры). Социал-демократия: большевики и меньшевики. Либеральные партии (кадеты, октябристы). Национальные партии. Правомонархические партии в борьбе с революцией. Советы и профсоюзы. Декабрьское 1905 г. вооруженное восстание в Москве. Особенности революционных выступлений в 1906 — 1907 гг.

Избирательный закон 11 декабря 1905 г. Избирательная кампания в I Государственную думу. Основные государственные законы 23 апреля 1906 г. Деятельность I и II Государственной думы: итоги и уроки.

Общество и власть после революции

Уроки революции: политическая стабилизация и социальные преобразования. П.А. Столыпин: программа системных реформ, масштаб и результаты. Незавершенность преобразований и нарастание социальных противоречий. III и IV Государственная дума. Идейно-политический спектр. Общественный и социальный подъем. Национальные партии и фракции в Государственной Думе.

Обострение международной обстановки. Блоковая система и участие в ней России. Россия в преддверии мировой катастрофы.

«Серебряный век» российской культуры

Новые явления в художественной литературе и искусстве. Мировоззренческие ценности и стиль жизни. Литература начала XX века. Живопись. «Мир искусства». Архитектура. Скульптура. Драматический театр: традиции и новаторство. Музыка. «Русские сезоны» в Париже. Зарождение российского кинематографа.

Развитие народного просвещения: попытка преодоления разрыва между образованным обществом и народом.

Открытия российских ученых. Достижения гуманитарных наук. Формирование русской философской школы. Вклад России начала XX в. в мировую культуру.

Региональный компонент

Наш регион в XIX в.

Всеобщая история

История Древнего мира

Что изучает история. Историческая хронология (счет лет «до н. э.» и «н. э.»). Историческая карта. Источники исторических знаний. Вспомогательные исторические науки.

Первобытность. Расселение древнейшего человека. Человек разумный. Условия жизни и занятия первобытных людей. Представления об окружающем мире, верования первобытных людей. Древнейшие земледельцы и скотоводы: трудовая деятельность, изобретения. От родовой общины к соседской. Появление ремесел и торговли. Возникновение древнейших цивилизаций.

Древний мир: понятие и хронология. Карта Древнего мира.

Древний Восток

Древние цивилизации Месопотамии. Условия жизни и занятия населения. Города-государства. Мифы и сказания. Письменность. Древний Вавилон. Законы Хаммурапи. Нововавилонское царство: завоевания, легендарные памятники города Вавилона.

Древний Египет. Условия жизни и занятия населения. Управление государством (фараон, чиновники). Религиозные верования египтян. Жрецы. Фараон-реформатор Эхнатон. Военные походы. Рабы. Познания древних египтян. Письменность. Храмы и пирамиды.

Восточное Средиземноморье в древности. Финикия: природные условия, занятия жителей. Развитие ремесел и торговли. Финикийский алфавит. Палестина: расселение евреев, Израильское царство. Занятия населения. Религиозные верования. Ветхозаветные сказания.

Ассирия: завоевания ассирийцев, культурные сокровища Ниневии, гибель империи. Персидская держава: военные походы, управление империей.

Древняя Индия. Природные условия, занятия населения. Древние города-государства. Общественное устройство, варны. Религиозные верования, легенды и сказания. Возникновение буддизма. Культурное наследие Древней Индии.

Древний Китай. Условия жизни и хозяйственная деятельность населения. Создание объединенного государства. Империи Цинь и Хань. Жизнь в империи: правители и подданные, положение различных групп населения. Развитие ремесел и торговли. Великий шелковый путь. Религиозно-философские учения (конфуцианство). Научные знания и изобретения. Храмы. Великая Китайская стена.

Античный мир: понятие. Карта античного мира.

Древняя Греция

Население Древней Греции: условия жизни и занятия. Древнейшие государства на Крите. Государства ахейской Греции (Микены, Тиринф и др.). Троянская война. «Илиада» и «Одиссея». Верования древних греков. Сказания о богах и героях.

Греческие города-государства: политический строй, аристократия и демос. Развитие земледелия и ремесла. Великая греческая колонизация. Афины: утверждение демократии. Законы Солона, реформы Клисфена. Спарта: основные группы населения, политическое устройство. Спартанское воспитание. Организация военного дела.

Классическая Греция. Греко-персидские войны: причины, участники, крупнейшие сражения, герои. Причины победы греков. Афинская демократия при Перикле. Хозяйственная жизнь в древнегреческом обществе. Рабство. Пелопоннесская война. Возвышение Македонии.

Культура Древней Греции. Развитие наук. Греческая философия. Школа и образование. Литература. Архитектура и скульптура. Быт и досуг древних греков. Театр. Спортивные состязания; Олимпийские игры.

Период эллинизма. Македонские завоевания. Держава Александра Македонского и ее распад. Эллинистические государства Востока. Культура эллинистического мира.

Древний Рим

Население Древней Италии: условия жизни и занятия. Этруски. Легенды об основании Рима. Рим эпохи царей. Римская республика. Патриции и плебеи. Управление и законы. Верования древних римлян.

Завоевание Римом Италии. Войны с Карфагеном; Ганнибал. Римская армия. Установление господства Рима в Средиземноморье. Реформы Гракхов. Рабство в Древнем Риме.

От республики к империи. Гражданские войны в Риме. Гай Юлий Цезарь. Установление императорской власти; Октавиан Август. Римская империя: территория, управление. Возникновение и распространение христианства. Разделение Римской империи на Западную и Восточную части. Рим и варвары. Падение Западной Римской империи.

Культура Древнего Рима. Римская литература, золотой век поэзии. Ораторское искусство; Цицерон. Развитие наук. Архитектура и скульптура. Пантеон. Быт и досуг римлян.

Историческое и культурное наследие древних цивилизаций.

История средних веков

Средние века: понятие и хронологические рамки.

Раннее Средневековье

Начало Средневековья. Великое переселение народов. Образование варварских королевств.

Народы Европы в раннее Средневековье. Франки: расселение, занятия, общественное устройство. Законы франков; «Салическая правда». Держава Каролингов: этапы формирования, короли и подданные. Карл Великий. Распад Каролингской империи. Образование государств во Франции, Германии, Италии. Священная Римская империя. Британия и Ирландия в раннее Средневековье. Норманны: общественный строй, завоевания. Ранние славянские государства. Складывание феодальных отношений в странах Европы. Христианизация Европы. Светские правители и папы. Культура раннего Средневековья.

Византийская империя в IV — XI вв.: территория, хозяйство, управление. Византийские императоры; Юстиниан. Кодификация законов. Власть императора и церковь. Внешняя политика Византии: отношения с соседями, вторжения славян и арабов. Культура Византии.

Арабы в VI — XI вв.: расселение, занятия. Возникновение и распространение ислама. Завоевания арабов. Арабский халифат, его расцвет и распад. Арабская культура.

Зрелое Средневековье

Средневековое европейское общество. Аграрное производство. Феодальное землевладение. Феодальная иерархия. Знать и рыцарство: социальный статус, образ жизни.

Крестьянство: феодальная зависимость, повинности, условия жизни. Крестьянская община.

Города — центры ремесла, торговли, культуры. Городские сословия. Цехи и гильдии. Городское управление. Борьба городов и сеньоров. Средневековые города-республики. Облик средневековых городов. Быт горожан.

Церковь и духовенство. Разделение христианства на католицизм и православие. Отношения светской власти и церкви. Крестовые походы: цели, участники, результаты. Духовно-рыцарские ордены. Ереси: причины возникновения и распространения. Преследование еретиков.

Государства Европы в XII — XV вв. Усиление королевской власти в странах Западной Европы. Сословно-представительная монархия. Образование централизованных государств в Англии, Франции. Столетняя война; Ж. д’Арк. Германские государства в XII — XV вв. Реконкиста и образование централизованных государств на Пиренейском полуострове. Итальянские республики в XII — XV вв. Экономическое и социальное развитие европейских стран. Обострение социальных противоречий в XIV в. (Жакерия, восстание Уота Тайлера). Гуситское движение в Чехии.

Византийская империя и славянские государства в XII — XV вв. Экспансия турок-османов и падение Византии.

Культура средневековой Европы. Представления средневекового человека о мире. Место религии в жизни человека и общества. Образование: школы и университеты. Сословный характер культуры. Средневековый эпос. Рыцарская литература. Городской и крестьянский фольклор. Романский и готический стили в художественной культуре. Развитие знаний о природе и человеке. Гуманизм. Раннее Возрождение: художники и их творения.

Страны Востока в Средние века. Османская империя: завоевания турок-османов, управление империей, положение покоренных народов. Монгольская держава: общественный строй монгольских племен, завоевания Чингисхана и его потомков, управление подчиненными территориями. Китай: империи, правители и подданные, борьба против завоевателей. Япония в Средние века. Индия: раздробленность индийских княжеств, вторжение мусульман, Делийский султанат. Культура народов Востока. Литература. Архитектура. Традиционные искусства и ремесла.

Государства доколумбовой Америки. Общественный строй. Религиозные верования населения. Культура.

Историческое и культурное наследие Средневековья.

История Нового времени

Новое время: понятие и хронологические рамки.

Европа в конце XV — начале XVII в.

Великие географические открытия: предпосылки, участники, результаты. Политические, экономические и культурные последствия географических открытий. Старый и Новый Свет. Экономическое и социальное развитие европейских стран в XVI — начале XVII в. Возникновение мануфактур. Развитие товарного производства. Расширение внутреннего и мирового рынка.

Абсолютные монархии. Англия, Франция, монархия Габсбургов в XVI — начале XVII в.: внутреннее развитие и внешняя политика. Образование национальных государств в Европе.

Начало Реформации; М. Лютер. Развитие Реформации и Крестьянская война в Германии. Распространение протестантизма в Европе. Борьба католической церкви против реформационного движения. Религиозные войны.

Нидерландская революция: цели, участники, формы борьбы. Итоги и значение революции.

Международные отношения в раннее Новое время. Военные конфликты между европейскими державами. Османская экспансия. Тридцатилетняя война; Вестфальский мир.

Страны Европы и Северной Америки в середине XVII — XVIII в.

Английская революция XVII в.: причины, участники, этапы. О. Кромвель. Итоги и значение революции. Экономическое и социальное развитие Европы в XVII — XVIII вв.: начало промышленного переворота, развитие мануфактурного производства, положение сословий. Абсолютизм: «старый порядок» и новые веяния. Век Просвещения: развитие естественных наук, французские просветители XVIII в. Война североамериканских колоний за независимость. Образование Соединенных Штатов Америки; «отцы-основатели».

Французская революция XVIII в.: причины, участники. Начало и основные этапы революции. Политические течения и деятели революции. Программные и государственные документы. Революционные войны. Итоги и значение революции.

Европейская культура XVI — XVIII вв. Развитие науки: переворот в естествознании, возникновение новой картины мира; выдающиеся ученые и изобретатели. Высокое Возрождение: художники и их произведения. Мир человека в литературе раннего Нового времени. Стили художественной культуры XVII — XVIII вв. (барокко, классицизм). Становление театра. Международные отношения середины XVII — XVIII в. Европейские конфликты и дипломатия. Семилетняя война. Разделы Речи Посполитой. Колониальные захваты европейских держав.

Страны Востока в XVI — XVIII вв.

Османская империя: от могущества к упадку. Индия: держава Великих Моголов, начало проникновения англичан, британские завоевания. Империя Цин в Китае. Образование централизованного государства и установление сегуната Токугава в Японии.

Страны Европы и Северной Америки в первой половине XIX в.

Империя Наполеона во Франции: внутренняя и внешняя политика. Наполеоновские войны. Падение империи. Венский конгресс; Ш. М. Талейран. Священный союз.

Развитие индустриального общества. Промышленный переворот, его особенности в странах Европы и США. Изменения в социальной структуре общества. Распространение социалистических идей; социалисты-утописты. Выступления рабочих. Политическое развитие европейских стран в 1815 — 1849 гг.: социальные и национальные движения, реформы и революции. Оформление консервативных, либеральных, радикальных политических течений и партий; возникновение марксизма.

Страны Европы и Северной Америки во второй половине XIX в.

Великобритания в Викторианскую эпоху: «мастерская мира», рабочее движение, внутренняя и внешняя политика, расширение колониальной империи. Франция — от Второй империи к Третьей республике: внутренняя и внешняя политика, франко-германская война, колониальные войны. Образование единого государства в Италии; К. Кавур, Дж. Гарибальди. Объединение германских государств, провозглашение Германской империи; О. Бисмарк. Габсбургская монархия: австро-венгерский дуализм.

Соединенные Штаты Америки во второй половине XIX в.: экономика, социальные отношения, политическая жизнь. Север и Юг. Гражданская война (1861 — 1865). А. Линкольн.

Экономическое и социально-политическое развитие стран Европы и США в конце XIX в.

Завершение промышленного переворота. Индустриализация. Монополистический капитализм. Технический прогресс в промышленности и сельском хозяйстве. Развитие транспорта и средств связи. Миграция из Старого в Новый Свет. Положение основных социальных групп. Расширение спектра общественных движений. Рабочее движение и профсоюзы. Образование социалистических партий; идеологи и руководители социалистического движения.

Страны Азии в XIX в.

Османская империя: традиционные устои и попытки проведения реформ. Индия: распад державы Великих Моголов, установление британского колониального господства, освободительные восстания. Китай: империя Цин, «закрытие» страны, «опиумные войны», движение тайпинов. Япония: внутренняя и внешняя политика сегуната Токугава, преобразования эпохи Мэйдзи.

Война за независимость в Латинской Америке

Колониальное общество. Освободительная борьба: задачи, участники, формы выступлений. П.Д. Туссен-Лувертюр, С. Боливар. Провозглашение независимых государств.

Народы Африки в Новое время

Колониальные империи. Колониальные порядки и традиционные общественные отношения. Выступления против колонизаторов.

Развитие культуры в XIX в.

Научные открытия и технические изобретения. Распространение образования. Секуляризация и демократизация культуры. Изменения в условиях жизни людей. Стили художественной культуры: классицизм, романтизм, реализм, импрессионизм. Театр. Рождение кинематографа. Деятели культуры: жизнь и творчество.

Международные отношения в XIX в.

Внешнеполитические интересы великих держав и политика союзов в Европе. Восточный вопрос. Колониальные захваты и колониальные империи. Старые и новые лидеры индустриального мира. Активизация борьбы за передел мира. Формирование военно-политических блоков великих держав.

Историческое и культурное наследие Нового времени.

Новейшая история.

Мир к началу XX в. Новейшая история: понятие, периодизация.

Мир в 1900 — 1914 гг.

Страны Европы и США в 1900 — 1914 гг.: технический прогресс, экономическое развитие. Урбанизация, миграция. Положение основных групп населения. Социальные движения. Социальные и политические реформы; Д. Ллойд Джордж.

Страны Азии и Латинской Америки в 1900 — 1917 гг.: традиционные общественные отношения и проблемы модернизации. Подъем освободительных движений в колониальных и зависимых странах. Революции первых десятилетий ХХ в. в странах Азии (Турция, Иран, Китай). Мексиканская революция 1910 — 1917 гг. Руководители освободительной борьбы (Сунь Ятсен, Э. Сапата, Ф. Вилья).

Германская ассоциация по исследованиям Восточной Европы

Германская ассоциация по исследованиям Восточной Европы (DGO – Deutsche Gesellschaft für Osteuropakunde e.V.) является крупнейшим объединением по исследованию Восточной Европы в немецкоязычном пространстве. С 1913-го года DGO – форум для дискуссий и анализа политики, общества и культуры Центральной и Восточной Европы.

DGO информирует о новых преобразованиях, передает знания и устанавливает контакты, развивая диалог между Западом и Востоком. Членами DGO являются деятели науки, политики, экономики и культуры, а также представители средств массовой информации. DGO – непартийное и некоммерческое объединение с местонахождением в Берлине, член Международного совета по изучению Центральной и Восточной Европы (ICCEES – The International Council for Central and East European Studies).

Основные направления деятельности:

  • Организация международных конференций и конгрессов для специалистов и общественности
  • Публикация специальных изданий и кратких анализов
  • Налаживание контактов и посредничество между специалистами
  • Поощрение молодых ученых

7 секций поддерживают научный обмен в областях географии, истории, литературоведения и культуроведения, политологии и общественных наук, права, религии и экономики.

На региональном уровне основу для диалога между Востоком и Западом обеспечивают более 20 филиалов в городах Германии: Бохум, Бонн/Кельн, Гамбург, Дюссельдорф, Киль, Мюнхен, Фрнакфурт-на-Одере, Фрайбург и др.

Германская ассоциация по исследованиям Восточной Европы ежегодно награждает молодых ученых премией имени Клауса Менерта.

Публикации

Osteuropa

Междисциплинарный журнал Osteuropa анализирует общества европейского Востока в сравнительной перспективе. Osteuropa находится на пересечении науки и общественности. Страноведческие номера журнала предлагают солидную экспертизу региона, а тематические номера освещают общие вопросы Европы. Элементы авторитарной власти и потенциалы демократических преобразований, политика в области истории и шансы для модернизации, экономика и экология, права человека и музыка; от Праги до Владивостока, от Арктики до Центральной Азии – темы журнала Osteuropa.

Редакция: Д-р Манфред Заппер, д-р Фолькер Вайксель/Берлин
Aktivieren Sie JavaScript, um diesen Inhalt anzuzeigen.
www.zeitschrift-osteuropa.de

Osteuropa-Recht

– журнал, изучающий правовые системы Центральной и Восточной Европы и научные труды по правовым вопросам, посвященным Восточной Европе. В центре внимания журнала находятся анализ общественных и экономических правовых систем, судебная практика национальных конституционных судов, а также решения международных судов, принимающиеся странами-наблюдателями.

Анализ стран

– бесплатная информационная служба, регулярно предлагающая анализ, статистику, пречень фактов и хронику событий по России, Польше, Украине, Беларуси, Кавказу и Центральной Азии в режиме онлайн. По России и Кавказу – также на английском языке. Издается совместными усилиями Германской ассоциации по исследованиям Восточной Европы и научно-исследовательского центра по Восточной Европе в Бремене в сотрудничестве с различными партнерами и спонсорами.

Правление

Рупрехт Поленц
Президент

Проф. д-р Ян Кусбер
Вице-президент
Исполнительный член правления
Руководитель отдела восточноевропейской истории в университете имени Иоганна Гутенберга, Майнц

Д-р Сюзанн Воршех
Hаучный сотрудник Европейского университета Виадрина, Франкфурт-на-Одере

Проф. д-р Каролине фон Галль
Профессор института восточноевропейского права и сравнительного правоведения, Кёльн

Проф. д-р Гвендолин Зассе
Hаучный директор Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) и Профессор сравнительной политологии факультета политологии и международных отношений Оксфордского университета

Проф. д-р Александр Либман
Профессор Института социологии Мюнхенского университета имени Людвига-Максимилиана

Проф. д-р Аня Типпнер
Профессор славистики Гамбургского университета

Михаэль Туманн
Международный обозреватель газеты «Die ZEIT», Берлин

Д-р Сабине Фишер
Руководитель исследовательской группы Восточная Европа и Евразия, Фонд наука и политика, Берлин и Руководитель проекта «Общественная дипломатия. ЕС и Россия», Гёте-Институт в Москве

Бербель Шмидт-Шакич
Редактор ZDF, Майнц

Контакт

Д-р Габриеле Фрайтаг, исполнительный директор

Dr. Gabriele Freitag
Deutsche Gesellschaft für Osteuropakunde e.V.
Schaperstraße 30 — 10719 Berlin
+49 (0)30/214 784 12
+49 (0)30/214 784 14
Aktivieren Sie JavaScript, um diesen Inhalt anzuzeigen.

Банковский счет
Commerzbank Berlin
IBAN: DE 85 1008 0000 0414 8630 00
SWIFT-BIC: DRES DE FF 100
идентификационный номер налогоплательщика: 27/640/51361

«Репрессии» в головах. Почему Восточная Европа отвернулась от России? | В мире | Политика

80-я годовщина начала Второй мировой войны была отмечена целой чередой высказываний, в той или иной степени затрагивающих нашу страну. Вслед за Великобританией, Польшей, Эстонией и другими слово взяла Болгария.

«Советская армия принесла полувековые репрессии»

МИД этой страны решил выступить с заявлением в связи с выставкой «75 лет освобождения Восточной Европы от нацизма», которая 9 сентября откроется в Российском культурном центре в Софии. Болгарские дипломаты попросили не называть действия Советского Союза «освобождением».

«Не отрицая вклада СССР в разгром нацизма в Европе, мы не должны закрывать глаза на тот факт, что Советская армия принесла народам Центральной и Восточной Европы полувековые репрессии, деформированное экономическое развитие и оторванность от процессов в развитых европейских странах», — говорится в заявлении МИД Болгарии.

Можно было бы задать болгарским чиновникам немало неприятных вопросов. Например, поинтересоваться, каким образом страна, получившая независимость от османского ига благодаря России, в двух мировых войнах оказывалась на стороне ее врагов.

Узнать, как получилось, что во времена «полувековых репрессий» численность населения Народной Республики Болгария превысила 9 миллионов человек, а менее чем за три десятилетия «свободы» упала ниже 7 миллионов.

Уточнить, что стало с болгарской наукой, которая в годы социализма была на передовых позициях в Европе. И так далее и тому подобное…

«А на что вы рассчитывали, когда ушли из Европы в 1989?»

Вот только все эти вопросы по большому счету не имеют смысла.

Однажды, сидя за кружкой пива со своим коллегой и сверстником из Чехии, я удивлялся избирательности памяти жителей бывшего социалистического блока, которые предпочитают говорить исключительно о мрачных сторонах той эпохи.

Чех с усмешкой спросил:

— А на что вы рассчитывали, когда ушли из Европы в 1989?

И объяснил, что для того, чтобы сегодня в Чехии быть политиком, выступающим за дружбу с Россией, нужно иметь стальные… хм… нервы. А уж если ты начинаешь указывать на преимущества советского периода, то и вовсе превращаешься в маргинала.

Причем Чехия — страна в этом плане достаточно умеренная по сравнению с Польшей и государствами Балтии.

Советское руководство конца 1980-х твердило, что предоставило свободу жителям Восточной Европы и те сами отказались и от социализма, и от курса на дружбу с Россией.

«Видите, как они голосуют на выборах?» — говорили нам.

Украинский пример: как меняют сознание и политические ландшафты

Что такое технология «цветной революции», стало широко известно гораздо позднее. А история Украины последних пяти лет наглядно продемонстрировала, как легко можно перестроить сознание миллионов человек.

Кто-то помнит, что накануне «Евромайдана» на довыборах в парламент побеждали кандидаты от провластной «Партии регионов»? И это несмотря на то, что рейтинги президента Януковича шли вниз. Кто-то еще помнит, что Янукович в Раде располагал большинством, позволявшим ему проводить законы? Кто-то помнит, что на последних перед переворотом выборах в Раду большинство получили силы, высказывавшиеся за расширение сотрудничества с Россией и настаивавшие на необходимости защиты прав русскоязычного населения?

Собственно, и «Евромайдан» как таковой был не просто для смены власти, а для смены политического курса на тот, который большинство украинцев объективно не поддерживало.

За пять последующих лет тезис о войне с Россией был буквально вколочен в головы населения. Политические силы, выступающие за сотрудничество с РФ, оказались в меньшинстве и под постоянной угрозой судебного преследования. Легальное политическое пространство зачистили от «московских агентов». Коммунистическая партия Украины, еще недавно представлявшая из себя реальную силу, сгинула в небытие. Из последнего поколения украинских коммунистов не получилось подпольщиков, готовых бросить вызов неофашизму. Мужество отдельных последователей не отменяет беспомощности КПУ как организации.

Тяжкие последствия

Жесткое перекоммутирование сознания украинцев происходит на протяжении всего пяти лет. А в Восточной Европе это продолжается уже три десятка лет.

Сегодня в том же МИД Болгарии работает немало людей, которые из школьных учебников знают об «ужасах сталинизма», «тождественности СССР и гитлеровской Германии», «нищете и оторванности от европейских процессов».

Новая восточноевропейская элита старательно готовилась и пестовалась в западных институтах, сопровождалась кураторами из Вашингтона, Лондона, Брюсселя.

А что стало с теми, кто был верным союзником СССР? Вспомните судьбу Эриха Хоннекера: тяжелобольного экс-лидера ГДР, пытавшегося укрыться в Москве от политического преследования, российское руководство выдало ФРГ.

Смена политического курса в таких случаях оправданием не является. Это было предательством, которое будет многие годы висеть на отечественной внешней политике позорным клеймом, мешающим строить новые связи.

Сегодня ветераны перестройки и развала СССР со страниц различных изданий пытаются убеждать, что тогда они делали правильный выбор. Следствие этого выбора — нынешнее заявление МИД Болгарии, речи президента Эстонии, выпады польского руководства и так далее.

Даже в странах постсоветского пространства активность российских организаций в десятки раз ниже, чем различных некоммерческих структур, представляющих США и другие западные страны. Надо ли объяснять, чья деятельность в итоге эффективнее.

Советское руководство, создавая в послевоенные годы дружественный блок государств, вовсе не испытывало некие имперские амбиции. Пережив страшную войну, Советский Союз считал необходимым предотвратить возникновение у своих границ нового пояса враждебных государств и избежать международной изоляции.

Во второй половине 1980-х вся эта кропотливая деятельность пошла насмарку благодаря самоубийственному внешнеполитическому курсу.

Мы продолжаем пожинать плоды старых ошибок. Простыми возражениями российского посольства ситуацию не изменить. Требуется тяжелая многолетняя работа, причем работа в условиях яростного сопротивления политических оппонентов.

В Польше, Литве, Чехии, Болгарии по-прежнему много тех, кто любит Россию и выступает за крепкие дружеские связи. Но эти люди ждут, что Москва извлечет уроки из прошлого и начнет работать во имя будущего.

Восточная Европа: «Русских людей обижают»?

События, развернувшиеся в последние недели на Украине и вокруг нее, российский журнал «Коммерсант-Власть» недавно назвал «очередным раундом битвы за Украину» между Москвой и Европейским союзом. Можно посмотреть на эту ситуацию и шире – как на очередную главу в истории Восточной Европы, пространства между Россией и западными странами, обреченного историей и географией на непростое взаимодействие со своими соседями. Выбор между постепенным сближением с Евросоюзом и участием в интеграционных проектах, инициированных Москвой, порой оказывается очень драматичным, как в случае с Украиной.
В других странах Восточной Европы, естественно, следят за происходящим на Украине, анализируют ситуацию, оценивают роль в ней различных сил, в том числе России. Но насколько эти политические бури влияют на восприятие России и русских восточноевропейцами? Мало кто из выходцев из России, живущих в Польше, Чехии или странах Балтии, не слышал от своих родственников и друзей на родине вопросов типа: «А как там у вас к русским относятся? Наверное, не любят нас там?». Представление о Восточной Европе как регионе весьма активной «русофобии» довольно распространено в России. На новой должности у Дмитрия Киселева будет еще больше простора для выражения своих специфических взглядов Это неудивительно, если учесть усилия российских официальных СМИ в моменты, подобные нынешнему украинскому кризису. Напомним, к примеру, слова Дмитрия Киселева, до недавних пор – обозревателя телеканала «Россия», а теперь – шефа новообразованного государственного информационного агентства «Россия сегодня», о том, с чьим влиянием якобы приходится бороться Москве на Украине: «Создавшаяся внутри ЕС коалиция «Швеция – Польша – Литва» – это трио делает все, чтобы досадить России, Украина при этом – просто розжиг. Ничего не напоминает? Королевство Швеция, Речь Посполитая, Великое княжество Литовское – вот ровно тот союз, с которым Петр Великий славно бился под Полтавой в 1709 году«. Высказывание не только политически сомнительное, но и исторически безграмотное. Но таковы уж законы пропаганды: чем беззастенчивее ложь, тем охотнее ей верят.

На первый взгляд, представления россиян и восточноевропейцев друг о друге действительно нелестны. Так, по данным недавних опросов, проведенных совместно российскими и польскими социологами, 47% российских респондентов назвали Польшу государством, недружественным к их стране. Поляки были еще более единодушны: 70% опрошенных считают, что Россия враждебно настроена по отношению к Польше. Однако, если разбираться, картина получается более сложной и далеко не однозначной. Недаром появившаяся в социальных сетях аббревиатура РЛО – «Русских людей обижают» – имеет явно иронический подтекст и даже к Восточной Европе применима далеко не всегда.

НОРМАЛЬНЫЕ РУССКИЕ, НЕВЕЗУЧАЯ РОССИЯ

Конечно, в политически напряженной ситуации страсти порой кипят. Так, во время событий в Киеве на польском интернет-портале niezalezna.pl появился призыв бойкотировать российские продукты. Его поддержал главный редактор правого издания «Газета польска» Томаш Сакевич.

Однако журналисты газеты «Метро» сразу же подсчитали, что даже в случае реализации подобного сценария Россия польского бойкота практически не почувствовала бы, поскольку российский экспорт в Польшу составляет лишь 0,5% от всего экспорта страны. А вот гипотетический «ответный удар» Москвы означал бы ликвидацию десятков тысяч рабочих мест на польских предприятиях.

Представители бизнес-кругов Польши назвали призыв к бойкоту «вредительством», поскольку только в прошлом году экспорт польских товаров в Россию вырос на 25%. В целом этот призыв, однако, оказался почти не замеченным ведущими СМИ и обществом. Почему? Говорит Томаш Сакевич:

– То, чего хотят или не хотят поляки, не находит своего отражения в ведущих СМИ. Они поддерживают правящую партию “Гражданская платформа”, рейтинг которой составляет 19%. Но есть еще 81%. А масса людей вообще не голосует. Поэтому получается, что эти СМИ, которые связаны с правительством, отражают точку зрения 3-4 миллионов поляков, не больше. Правительство поддерживает эти масс-медиа, в том числе финансово, так что как же они будут говорить о тех, кто с этим правительством в корне не согласен? – заявляет Томаш Сакевич.

Выходка польских ультраправых у посольства России в ноябре подлила масла в огонь российско-польских противоречий По его мнению, общественное мнение в России нередко “обрабатывают” в духе, недружественном по отношению к Польше. Это видно, например, по репортажам официальных российских телеканалов о киевском Майдане – довольно часто в них появлялся мотив поляков, которые вмешиваются во внутренние дела Украины. Так ли это? Продолжает Томаш Сакевич:

– Во-первых, поляки поддерживают украинцев так же, как поддерживали стремление к свободе всех народов Центральной и Восточной Европы. Стремление к свободе, выраженное в словах “за нашу и вашу свободу”, характерно для нашей истории. Во-вторых, у нас с Украиной во многом общее прошлое, мы ощущаем эту близость и хотим, чтобы украинцы были свободными и близкими Польше. В-третьих, речь не идет о враждебности по отношению к России или россиянам с нашей стороны, а скорее о страхе перед имперскими замашками Путина. Такой страх обоснован и рационален, поскольку Кремль проводит имперскую политику, которая душит свободу даже в их собственной стране, – отмечает главный редактор “Газеты польской”.

Между тем, по данным последних социологических исследований, которые были проведены по заказу Центра польско-российского диалога и согласия, в своем отношении к восточному соседу поляки четко разделают понятие государства и народа. Если к российскому государству и его политике отношение скорее негативное, то самих россиян опрошенные хотя и считают довольно далекими от себя в смысле менталитета и культуры, но ценят в них открытость, сердечность и гостеприимство, способность поговорить по душам.

Томаш Сакевич также согласен с тем, что поляки в отношении к восточному соседу отделяют народ от государства:

– Я думаю, что все именно так и выглядит. Конечно, всегда есть кто-то, кто по той или иной причине не любит какой-то другой народ. Но нужно помнить, что поляки в общем-то неплохо ориентируются в истории и политике и знают, что все россияне не отвечают за то, что творит режим Путина, так же как все россияне, русские не отвечали за Ленина или Сталина. России просто не везет с правителями. Они часто приносили вред как соседним народам, так и своему собственному. Поэтому часто поляки просто сочувствуют русским. Если россиянин мечтает о нормальной жизни, а не об империализме, то такой человек фактически является жертвой Путина.

В свою очередь Михал Жеймис – политолог, автор программы «Свой или чужой» на польском радио WNET, в которой говорят прежде всего о проблемах интеграции иммигрантов и об иностранцах, живущих в Польше, отмечает, что поляки вообще мало знают о россиянах и о том, что происходит теперь в России:

– Принимая во внимание исторический фактор, точнее, то, что Россия доминировала над Польшей, можно сказать, что в мышлении поляков Россия присутствует в большей степени, чем Польша – у россиян. Тут можно говорить о трех сферах: политической, интеллектуальной и об отношениях между простыми людьми. Политику я ставлю на первое место потому, что поляки видят россиян главным образом именно через призму политики, о которой говорят СМИ. Большинство поляков не имеют опыта личных контактов с россиянами. Ежегодные социологические исследования центра CBOS показывают, что примерно треть поляков неприязненно настроены по отношению к россиянам, почти столько же – позитивно, остальные – индифферентны. Сейчас доля негативно относящихся к России возросла на пару процентов, но это мало о чем говорит. Оценка происходит скорее на основании названия страны, на уровне абстракции. Ведь опрошенные на самом деле не знают множества чехов, французов или испанцев, которые занимают первые места в рейтингах позитивного отношения. Но не знают они и русских, арабов или цыган, к которым отношение более негативное. Тут роль играют разного рода ассоциации, стереотипы и информация в СМИ.

Лидер польских консерваторов Ярослав Качиньский (в центре) побывал на киевском Евромайдане. Многим в России это не понравилось По словам Михала Жеймиса, за последние 20 лет количество поляков, которые относятся к России негативно, сократилось на четверть:

– В сентябре 2012 года в программе “Свой или чужой” мы попытались ответить на вопрос, как меняется отношение рядовых поляков к россиянам. В студии была польско-российская семья, а также журналист агентства “РИА Новости” Леонид Свиридов. И вот господин Свиридов сказал, что когда он со своими знакомыми-поляками садится за стол, когда все вместе выпьют, съедят по огурчику, то, фигурально выражаясь, поляки чувствуют себя русскими, а русские – поляками. Нет политики. И в этом все дело. Не исключено, что у среднестатистического россиянина с поляком больше общего, что поляк лучше его поймет, чем, например, испанец, итальянец или другой житель Западной Европы. Об этом мне говорил знакомый русский несколько лет назад. А вот для среднестатистического поляка это не обязательно очевидно. Ведь русские и поляки живут под влиянием совершенно разных, а иногда и противоположных мифов. В России, например, многие верят в некое славянское родство и братство, а в Польше – не совсем. Мы скорее говорим об универсальном характере ценностей европейской цивилизации. Хотя в Польше после вступления в ЕС несколько распространились евроскептические настроения. Но быть евроскептиком здесь вовсе не означает идти каким-то образом в сторону России. И это можно объяснить господствующими негативными представлениями о России как государстве.

Говоря об отношении поляков к россиянам, нельзя обойти стороной катастрофу польского правительственного самолета под Смоленском в 2010 году, в которой погиб президент Лех Качиньский и еще 95 представителей польской элиты. Повлияла ли эта трагедия на отношения между двумя народами?
Говорит главный редактор «Газеты польской» Томаш Сакевич:

– Наверняка повлияла. С самого начала были сомнения относительно причин трагедии. Россияне тогда могли выйти из этой ситуации с пользой для себя, если бы не препятствовали проведению польского следствия. Все, что потом было сделано – сокрытие части доказательств, ужасное хамство по отношению к семьям жертв катастрофы, – привело к тому, что Россия берет на себя все большую ответственность, вне зависимости от причин этой трагедии, – считает Томаш Сакевич.

Это мнение подтверждают и результаты социологического исследования Центра польско-российского диалога и согласия, согласно которым 37% поляков считают, что российские власти не заинтересованы в выяснении причин катастрофы под Смоленском, а каждый третий опрошенный заявляет, что Россия намеренно этому препятствует.

Стоит отметить, что те же исследования свидетельствуют: в России никогда не были 89% поляков, а 92% россиян никогда не были в Польше. Поэтому их представления друг о друге в подавляющем большинстве случаев остаются сугубо “теоретическими”.

ПОБЛИЖЕ К РОССИИ: ВЫГОДНО ИЛИ ОПАСНО?

Отношения России с Чехией развиваются в постсоветские годы куда более мирно, чем с Польшей. В Москве этим явно довольны. Вот оценка Евгении Войко, доцента кафедры политологии Финансового института при правительстве России: «С Чехией у нас нет сейчас неразрешимых проблем. Есть вопрос отмены визового режима с ЕС, который сейчас обсуждается, но голос Чехии здесь не является ключевым. Сама Чехия склонна к тому, чтобы развивать активно туризм и экономические взаимосвязи с Россией. В Чехии достаточно позитивно воспринимают сотрудничество во времена СССР. У нас много точек соприкосновения«.

Пожалуй, единственное серьезное дипломатическое трение между Москвой и Прагой возникло в последние годы из-за планов размещения на западе Чехии радара – элемента планировавшейся Соединенными Штатами в Восточной Европе системы противоракетной обороны. Позднее эти планы были пересмотрены. С той ситуацией связан чешский анекдот о звонке Владимира Путина тогдашнему премьер-министру Миреку Тополанеку: мол, если не откажете американцам, мы нацелим ракеты на Прагу. Ответ чешского премьера: «Хорошо, тогда мы обстреляем Карловы Вары». Анекдот намекает на общеизвестный в Чехии факт: Карловы Вары, один из ведущих курортов страны, стали «русским» городом – здесь очень много не только российских туристов, но и постоянно проживающих выходцев из России.

Карловы Вары, «русский» город в Чехии Тем не менее «русская тема» в Чехии звучит и в политике, и в общественных дискуссиях. Много говорили о ней в ходе президентской предвыборной кампании около года назад. Милоша Земана, одержавшего победу во втором туре, соперники упрекали, в частности, в связях с российским концерном «Лукойл»: шеф его предвыборного штаба Мартин Неедлы возглавляет чешский филиал этой компании. О российском влиянии в чешской политике и обществе мы беседуем с главным редактором пражского еженедельника «Респект» Эриком Табери.

– Какое отношение к России сейчас преобладает в чешском обществе? Воспринимается ли она по-прежнему как угроза – в силу исторических или каких-то иных причин? Или же для Чехии, давно ставшей членом Евросоюза и НАТО, Россия стала чем-то далеким и не очень понятным?

– Я бы в этом отношении разделил чешское общество на два сегмента. В одном из них – это значительная часть интеллектуальных кругов, включая многие СМИ, – Россия по большей части воспринимается как фактор риска, которому нужно уделять заметное внимание. Это не теоретические рассуждения, а конкретика – если учитывать, к примеру, ежегодные отчеты чешской контрразведывательной службы BIS, которые говорят об усилении активности российских спецслужб на территории Чехии. Другая часть общества, включая и ряд политиков, прежде всего левой ориентации, полагает, что Россия для нас проблемой не является, есть вещи более важные. Эти люди не склонны придавать большого значения историческим факторам. В этом отношении позиция значительной части чешского общества сильно отличается и от ряда западноевропейских стран, и от наших соседей, например, Польши. Многие мои зарубежные знакомые, дипломаты и журналисты, спрашивали меня, почему это так, но у меня нет однозначного объяснения.

Милош Земан создает себе имидж прагматичного политика, благожелательно настроенного к восточным соседям (на фото — с президентом Украины Виктором Януковичем) – После избрания Милоша Земана президентом в начале этого года на передний план выдвигаются политики, считающие необходимым налаживание более тесных связей с Москвой, прежде всего экономических. Чем объясняется их позиция? Не секрет, что она противоречит линии чешской внешней политики, когда-то обозначенной президентом Вацлавом Гавелом и направленной на защиту прав человека в разных странах. А в России ситуация с правами человека далеко не идеальная…

– Эти изменения начались еще при предыдущем президенте Вацлаве Клаусе. И дело тут не только в том, что лично Клаусу или Земану защита прав человека в других странах не кажется актуальной, но и в том, что оба президента отчасти окружили себя людьми, связанными с Россией. Это и предприниматели, имеющие тесные контакты с концерном «Лукойл», и в свое время очень близкий к нынешнему президенту лоббист Мирослав Шлоуф, и компания PPF, развернувшая свой бизнес в России, – она участвует в финансировании президентской библиотеки Вацлава Клауса в Праге. Можно говорить об определенном лоббистском влиянии России, чем дальше, тем более сильном. Эта ситуация тоже сильно отличается от тенденций в странах Западной Европы, где по отношению к руководству России и связанным с ним коммерческим структурам проявляется все большая настороженность. У нас это не так – возможно, для пересмотра такого подхода нужно будет какое-то, скажем так, сильное впечатление… Но думаю, что пока в Пражском Граде будет находиться действующий президент Милош Земан, нынешние тенденции к сближению с Россией, невзирая на политику ее властей, сохранятся.

– К чему это может привести для Чехии?

– Выделю здесь несколько моментов. Первый – недостаточное внимание, которое уделяется активности российских спецслужб и присутствию в стране тех российских предпринимателей, происхождение капиталов которых сомнительно. Мне кажется, эти вещи сильно недооцениваются нашими политиками, несмотря на все предупреждения службы BIS. Другой момент – значительно снизится градус критики в отношении действий российских властей, в том числе и в области прав человека, со стороны официальной Праги. Но наибольшую проблему я вижу именно в той беспечности наших правящих кругов, которая, если учитывать политику Кремля в последние годы, явно несвоевременна.

– Попробуем спуститься с политического на повседневный уровень. В Чехии живут десятки тысяч иммигрантов из России и других бывших советских республик. По данным социологических опросов, русские и украинцы не относятся к числу «популярных» этнических меньшинств. Чем это обусловлено – реальными культурными различиями или скорее стереотипами?

– Я бы здесь тоже разграничил некоторые вещи. Допустим, если вы – живущий в Чехии человек интеллектуальной профессии, квалифицированный специалист, который общается в основном в соответствующей среде, то вряд ли у вас будут подобные проблемы. К людям, скажем так, менее квалифицированного труда, гастарбайтерам, как их обычно называют, отношение бывает и иное, тут есть предрассудки, но это не только чешское явление. Конечно, есть представление о том, что русские и другие выходцы из бывшего СССР ведут себя агрессивно. Но я бы в таких вещах избегал чрезмерных обобщений, – отмечает главный редактор чешского общественно-политического еженедельника «Респект» Эрик Табери.

ПРАГМАТИКА ЭПОХИ «ВЕНГРОПУТИНИЗМА»

Венгрия и Россия в посткоммунистическую эпоху, кажется, живут почти незаметно друг для друга. Из значительных политико-экономических событий последних лет можно вспомнить разве что участие венгерской стороны в затеянном Россией энергетическом проекте «Южный поток». Число российских туристов в Венгрии, правда, растет: в прошлом году их побывало там 135 тысяч. С Чехией, однако, в этом плане Венгрии пока конкурировать трудно: туда в 2012 году съездили около 700 тысяч туристов из России. Культурные контакты между Венгрией и Россией довольно спорадичны, хотя в последние годы и тут заметно оживление, отмечает профессор Дьюла Свак, руководитель Центра русистики Будапештского университета.

– Как в целом можно охарактеризовать отношение венгерского общества к России и россиянам, какое оно?

– Некое нейтральное, его нельзя назвать однозначно положительным или отрицательным. В нем, однако, присутствуют прагматические моменты, поскольку определенные ожидания, связанные с Россией, в Венгрии все-таки есть.

– Вы проводили опросы в 2006 и 2012 годах, в которых, в частности, спрашивали венгров об отношении к русским. Изменилась ли картина за шесть лет, прошедших между этими исследованиями?

Будапешт, осень 1956 года. Подавление венгерского восстания советскими войсками надолго отравило отношения венгров и русских – Результаты не очень отличаются друг от друга. Некоторые изменения, конечно, есть, и они в основном в положительную сторону. Так, Россия перестала восприниматься как исторический враг № 1 для венгров. В 2006 году 56% респондентов считали ее таковым, но шесть лет спустя этот показатель снизился до 47%, а «пальму первенства» как народ, оказавший наиболее отрицательное влияние на историю Венгрии, взяли турки – 51%.

– В вашем опросе вы также спрашивали респондентов об их нынешнем отношении к разным народам. Какое место в этом рейтинге заняли русские?

– Порядок получился такой: на первом месте по симпатиям – шведы, на втором – немцы, за ними – американцы, русские – на четвертом месте и румыны – на пятом. Эта последовательность не изменилась за шесть лет. Интересно, что всплески недоброжелательности к России часто связаны с зимними «газовыми войнами» и перебоями с поставками российского газа, тем более что СМИ весьма резко реагируют на такие случаи.

– Что еще влияет на отношение венгров к России – политика, историческая или культурная память?

– В политическом плане никаких спорных или открытых вопросов между нашими двумя странами сейчас нет. Проблемы, конечно, есть, но не на государственном уровне, и это связано действительно с исторической памятью. К примеру, очень многие оспаривают роль Красной армии в освобождении Венгрии в годы Второй мировой. Это, кстати, уже стало мэйнстримом венгерской исторической науки. Согласно этому нарративу, нацистов сменил принесенный советскими войсками такой же авторитарный режим. То есть речь идет не об освобождении, а о захвате, о смене одной оккупации другой.

– Есть ли отличие во взглядах старшего и молодого поколения венгров на Россию и русских?

– Старшее поколение часто не отличает Советский Союз от России. Если эти люди раньше относились критически к СССР, то они переносят это отношение и на Россию. Что до молодежи, то я как педагог настроен оптимистично: наши студенты приходят на занятия без предубеждений, с открытыми глазами и ушами. У них нет предрассудков по отношению к русским как к народу, к людям. Но в том, что касается истории, конечно, определенные устоявшиеся представления есть.

– В Венгрии в будущем году пройдут парламентские выборы. Играет ли «русская тема» какую-то роль в предвыборной кампании, в сегодняшней венгерской политике?

– Нет, к ней нет большого интереса ни у одной партии. Я думаю, что в этом смысле подход венгерских политиков будет нейтральным, за исключением крайне правой партии «Йоббик», которая постоянно затрагивает тему памятника советским воинам на площади Сабадшаг в Будапеште. Я почти уверен в том, что о нем снова пойдет речь и в эти месяцы – но без каких-либо серьезных последствий, в этом я тоже уверен. Правительство не заинтересовано в обострении этой ситуации.

– Какова нынешняя политика венгерских властей в отношении к России?

– Когда правительство партии ФИДЕС пришло к власти в 2010 году, оно объявило о новом внешнеполитическом курсе, название которого можно перевести как «Лицом к Востоку». По мнению этих политиков, туда входит и Россия. Я уже говорил о том, что у венгров в этом плане прагматический подход – и у правительства тоже. Общественное мнение и политика в этом случае взаимосвязаны. Возможно, в этом одна из причин того, что результаты опроса 2012 года, о котором мы говорили, чуть более позитивны, чем в 2006-м.

Нефтепровод «Дружба» на его венгерском участке — зримый символ того, что Венгрия и Россия все-таки связаны друг с другом – Нынешнего премьер-министра Венгрии Виктора Орбана нередко сравнивают по политическому стилю с российским президентом Владимиром Путиным. Насколько это оправданно?

– Я слышал, что в политологической литературе в связи с Орбаном даже появился термин «венгропутинизм», но он не кажется мне уместным. Слишком разные традиции, системы в России и Венгрии – а коль скоро предпосылки разные, то и результат не может быть одинаковым, – считает руководитель Центра русистики Будапештского университета Дьюла Свак.

Два с лишним десятилетия, прошедшие после падения коммунистических режимов, – большой срок, и теперь России и Восточной Европе во многом приходится открывать друг друга заново. Похоже, на уровне повседневных контактов это удается лучше, чем на уровне политическом. Возможно, потому, что при «обычном» общении чаще преобладает простой здравый смысл, не отягощенный избыточным багажом предрассудков, невежества и пропаганды. А ведь все звездные часы Европы случались тогда, когда ее народы предпочитали руководствоваться именно здравым смыслом.

Опасности и возможности в Восточной Европе — Россия в глобальной политике

ШАГ ВПРАВО

 

В Восточной Европе происходят важные
перемены, способные ослабить европейскую безопасность и повредить
интересам Соединенных Штатов. Расширение и НАТО, и Европейского
союза было призвано консолидировать политические и экономические
реформы в регионе и помочь его интеграции с Западом. Недавний
подъем националистических и популистских сил в нескольких странах
Восточной Европы угрожает, однако, подорвать процесс трансформации.
Усталость, испытываемая Евросоюзом в связи с его расширением, а
также усиливающиеся призывы к протекционизму внутри Западной Европы
могут оказаться дополнительным препятствием на пути дальнейших
усилий по созданию единого европейского рынка и полноценной
интеграции новых членов ЕС.

 

В то же время по внешнему периметру
Восточной Европы меняется баланс сил. Распад «оранжевой» коалиции в
Украине привел к власти правительство, гораздо менее открытое для
реформ и не столь заинтересованное в сближении с Западом. Это,
вероятно, замедлит не только интеграцию Украины в
евро-атлантические институты, но и реформы в других республиках
бывшего Советского Союза. Кроме того, после десятилетия слабости и
пассивности Россия снова выступила как важный региональный и
международный актор, особенно в области энергетики.

 

Несмотря на то что эти перемены чреваты
важными последствиями для интересов США, они остались в основном
незамеченными политиками в Вашингтоне. За несколько минувших
десятилетий Америка потратила много сил и ресурсов на поддержку
свободной и целостной Европы, способной действовать как сильный и
сплоченный партнер и помогать Соединенным Штатам справляться с
угрозами безопасности, которые возникают за пределами европейских
границ. Если Восточная Европа вернется к старой модели национализма
и местничества, а процесс европейской интеграции застопорится,
многие из этих инвестиций окажутся потрачены впустую.

 

УСТАЛОСТЬ ОТ РЕФОРМ

 

В целом последнее десятилетие стало для
Восточной Европы периодом экономического роста и повышения
благосостояния. Недавно, однако, ход либеральных экономических
реформ поменял направление. Проевропейские и прорыночные партии
потеряли поддержку, и в некоторых странах их заменили коалиции,
выступающие под националистическими и популистскими лозунгами.

 

Польша представляет собой самое яркое
проявление этой тенденции, которая началась там с победы на
парламентских выборах в сентябре 2005 года консервативной партии
«Право и справедливость» («ПиС»), возглавляемой Ярославом
Качиньским. «ПиС» закрепила свой электоральный успех, выиграв
несколько недель спустя и президентские выборы. Лех Качиньский,
брат-близнец Ярослав, неожиданно победил Дональда Туска, кандидата
от «Гражданской платформы», выступающей за сближение с Европейским
союзом и за рыночные реформы. Братья Качиньские с подозрением
относятся к рыночным реформам, выступают за расширение роли
государства в экономике и других сферах, таких, как образование и
средства массовой информации. В международных делах «ПиС» стремится
укреплять «национальные интересы Польши», что привело к конфликтам
с ЕС и с некоторыми соседями, в частности Германией. Во внутренней
политике точка зрения «ПиС» по большому числу социальных вопросов
(к примеру, права сексуальных меньшинств) не совпадает с позицией
многих западноевропейских государств и является источником
дополнительной напряженности.

 

Этот правый уклон в политике Польши
подчеркивается вхождением в правящую коалицию двух маргинальных
партий – популистской Партии самообороны, чьи основные сторонники –
фермеры, и католической Лиги польских семей. Обе выступают против
рыночных реформ и критически настроены по отношению к членству в
Евросоюзе.

 

Силы, враждебные экономической
либерализации, пришли к власти и в Словакии. На парламентских
выборах в июне 2006-го партия «Направление – социал-демократия»
(Smer) под руководством популиста Роберта Фицо одержала решительную
победу над Словацким демократическим и христианским союзом –
партией премьер-министра Микулаша Дзуринды. Несмотря на
впечатляющие успехи Дзуринды в области экономических и социальных
реформ, словацкие избиратели отвернулись от него в пользу Фицо и
коалиции, в которую входят две правые партии, неприязненно
относящиеся к рыночным преобразованиям.

 

Неожиданная победа Роландаса Паксаса над
действующим президентом Валдасом Адамкусом на президентских выборах
в Литве в декабре 2002 года – это еще один пример подъема популизма
в регионе. Выборы прошли всего через несколько недель после того,
как Литва получила приглашение присоединиться к НАТО и Европейскому
союзу. Учитывая ключевую роль, которую Адамкус сыграл в достижении
этих давних национальных целей, ожидалось, что он легко одержит
верх. Однако Паксас умело провел предвыборную кампанию,
сосредоточившись на социально-экономических проблемах, и привлек на
свою сторону многих из тех, кому преобразования не пошли на пользу.
(Позднее Паксас был смещен с поста президента, но то, что он вообще
победил, заслуживает внимания.)

 

На первый взгляд победы националистов и
популистов кажутся парадоксальными, учитывая экономический рост и
благополучие в большей части Восточной Европы в последнее время.
Однако регион сталкивается также с сопутствующим ростом неравенства
и безработицы. Процветают в основном крупные города, в то время как
небольшие населенные пункты и сельская местность от реформ
пострадали. Именно здесь люди голосовали за националистов и
популистов, которые обещали им меньше реформ и больше социальной
справедливости.

 

Польская партия «ПиС», например, находит
поддержку на сельскохозяйственном востоке и в «ржавом поясе» (на
территориях, для которых посткоммунистические экономические реформы
оказались тяжелым ударом), в то время как более прогрессивная
«Гражданская платформа» пользуется популярностью в Варшаве и на
более благополучных севере и западе страны. К тому же правым
партиям выгодна негативная реакция населения на коррупцию. В
Болгарии, Чехии, Польше и Словакии многие должностные лица были
замешаны в скандалах, и их соперники активно использовали эти
случаи в ходе предвыборных кампаний.

 

Помимо этого Восточная Европа переживает
важный процесс смены поколений в руководстве, который может иметь
далеко идущие последствия для политического будущего региона.
Особенно заметно данный феномен проявился в Чехии, где уход в
отставку президента Вацлава Гавела, воплощавшего в себе совесть
чехословацкой «бархатной революции», резко сказался на ситуации.
Преемник Гавела Вацлав Клаус – евроскептик, которому не хватает
гавеловского международного авторитета.

 

В Польше многие влиятельные деятели
движения «Солидарность», возглавлявшие борьбу за свержение
коммунизма, тоже отошли от дел или были оттеснены на обочину
политической жизни. Самый видный из них, Лех Валенса, – лидер
движения и первый президент Польши, величественно удалился в
гданьское уединение. Аналогичный процесс наблюдается и в странах
Балтии. Смерть Леннарта Мери, великого патриарха эстонской политики
и первого посткоммунистического президента, оставила после себя
политический вакуум. В Литве президент Адамкус, который был
переизбран после импичмента Паксаса в 2004-м и руководил
вступлением страны в НАТО и ЕС, все еще пользуется уважением,
однако ему 80 лет и конец его карьеры не за горами.

 

Этих лидеров Восточной Европы можно
сравнить с первым поколением государственных деятелей, которые
восстанавливали Европу после Второй мировой войны: Конрад Аденауэр,
Альчиде Де Гаспери, Шарль де Голль и Жан Монне. Гавел, Валенса и
другие сходным образом заложили политический фундамент
посткоммунистического курса Восточной Европы. Многие из них были
диссидентами, пострадали при коммунизме и свято верили в принципы
свободы личности и западные ценности. Они были также непреклонными
«атлантистами», убежденными в важности тесных связей с Соединенными
Штатами.

 

Но сейчас это поколение покидает
политическую сцену. А на его место приходит новая поросль лидеров,
для которых коммунистическая эпоха – далекое воспоминание и которые
все в меньшей степени воспринимают Соединенные Штаты как путеводную
звезду и источник вдохновения. По мере того как бледнеет память о
коммунистической эпохе, горячая приверженность атлантизму,
свойственная первому поколению восточноевропейских лидеров, скорее
всего, будет ослабевать.

 

НОВАЯ НАТО, НОВЫЕ ВЫЗОВЫ

 

Все страны Восточной Европы
рассматривали членство в НАТО как защиту против возрождающейся
России, считая вступление в эту организацию ключевой задачей в
сфере безопасности. Однако та НАТО, членами которой стали эти
страны, значительно отличается от той, что существовала в эпоху
холодной войны. Старый альянс был сформирован, чтобы удержать
Советский Союз от нападения на любую страну – участницу; новый же
призван противодействовать таким угрозам, как терроризм, оружие
массового уничтожения, государства-изгои, и другим опасностям,
исходящим из-за европейских границ.

 

Преобразование НАТО ставит несколько
важных проблем перед ее новыми членами. Меньше чем за десять лет им
пришлось осуществить две революции в военной области. Первая
заключалась в том, что страны были вынуждены адаптировать свои
устаревшие, перенасыщенные танками вооруженные силы, унаследованные
от Организации Варшавского договора, к стандартам НАТО в период,
когда их экономика была слабой и переживала радикальную
перестройку. Не успели они начать эти весьма бурные (и
дорогостоящие) перемены, как столкнулись с еще более сложной
задачей – приспособить свои армии к альянсу, который все больше
ориентируется на гибкие и мобильные силы, способные к быстрому
развертыванию в отдаленных «горячих точках» на длительные
периоды.

 

Фундаментальная дилемма, перед которой
стоят сегодня восточноевропейские государства, – надо ли
присоединяться к этим усилиям по формированию высокотехнологичных
экспедиционных войск, способных успешно действовать вместе с
другими воинскими частями НАТО в таких отдаленных регионах, как,
например, Афганистан. Создание этих сил усилило бы политическое и
военное влияние новых членов НАТО в рамках альянса. Однако оно
потребует привлечения значительных дополнительных ресурсов во
времена, когда в регионе все чаще звучат политические призывы с
требованиями увеличить расходы на социальные программы.

 

Преобразование натовских военных
формирований – это и серьезный психологический вызов. Целый ряд
государственных деятелей в Восточной Европе по-прежнему видят
безопасность как оборону собственной территории. В Польше,
например, многие лидеры «ПиС» поддерживают идею сохранения
многочисленной регулярной армии, основанной на обязательном
призыве, в целях защиты от возрождающейся России. Однако
реформаторы в Министерстве обороны Польши утверждают, что их стране
нужна небольшая профессиональная армия, способная вносить свой
вклад в выполнение новых миссий НАТО.

 

РАЗДРАЖАЮЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ

 

Недавнее пополнение Европейского союза
восемью странами Восточной Европы (еще две, Болгария и Румыния,
присоединятся в 2007 году) существенно повлияло на политическое
равновесие и процесс принятия решений в альянсе. В частности,
расширение привело к тому, что Франции и Германии – в прошлом
главным двигателям интеграции Европейского союза – стало куда
труднее направлять процесс объединения и расширения таким образом,
чтобы превратить ЕС в противовес американской мощи. Дебаты внутри
Евросоюза в канун войны в Ираке обнаружили, насколько расширение
изменило политическую динамику внутри этой организации. В то время
как Париж и Берлин выступали против развязывания войны, лидеры
Чехии, Венгрии и Польши совместно с руководителями Дании, Италии,
Португалии, Испании и Великобритании открыто поддержали позицию
США. Это расхождение ясно показало, что мнение Парижа и Берлина
больше не выражает точку зрения всего Евросоюза и что новые
страны-члены намерены играть важную роль в строительстве
обновленной Европы.

 

С другой стороны, замедление реформ в
Европейском союзе после Лисабонского саммита весной 2000 года (на
котором его участники решили укреплять научно-исследовательский
потенциал ЕС, содействовать предпринимательству и поддерживать
использование информационных технологий) осложнило интеграцию новых
членов. Более богатые страны все неохотнее выделяют крупные суммы
на оказание помощи более бедным. Средства, перечисляемые новым
странам – членам согласно бюджетной директиве, принятой в декабре
2005-го по настоянию крупных доноров (Германия, Швеция и
Великобритания), оказываются меньше тех, которые жители этих стран
считают справедливыми.

 

«Директива об услугах», принятая Советом
министров Евросоюза в конце мая 2006 года, явилась еще одной
пощечиной для новых членов. Они хотели, чтобы их работники и
компании сферы услуг получили более широкий доступ на рынки всего
Евросоюза. Предполагалось, что эта мера приведет к созданию
единого, не разделенного границами рынка для поставщиков услуг, на
долю которых приходится более двух третей ВВП Евросоюза. Однако
окончательная версия данной директивы носила более умеренный
характер: к этому привели усилия Франции и других государств
Западной Европы, опасавшихся притока дешевой рабочей силы (в
частности, пресловутых «польских сантехников»), которая якобы
отобрала бы рабочие места у многих других.

 

Экономический протекционизм внутри
старых государств – членов ЕС на самом деле только вырос за
последний год. Призывы к экономическому патриотизму повлекли за
собой усилия по созданию национальных «тяжеловесов»,
предназначенных для защиты ключевых стратегических отраслей от
зарубежной конкуренции. Так, правительство Испании содействовало
слиянию испанских энергетических компаний Endesa и Gas Natural для
того, чтобы предотвратить поглощение последней немецким
коммунальным гигантом E.ON. Чтобы лишить итальянский энергетический
концерн Enel возможности поглотить франко-бельгийскую коммунальную
компанию Suez, Париж организовал ее объединение с государственной
коммунальной компанией Gaz de France.

 

Аналогичная тенденция развивается и в
Восточной Европе, где растет влияние евроскептиков. В начале
2006-го Европейский союз пригрозил подать в суд на Польшу, когда ее
правительство, возглавляемое партией «ПиС», постаралось
заблокировать попытку итальянской [банковской группы] UniCredit
слить контролируемый ею польский банк с недавно приобретенным
немецким. Спустя несколько недель Польша спровоцировала гнев
Брюсселя, заблокировав принятие решения по налогу на добавленную
стоимость, которое было одобрено всеми остальными 24
странами-членами.

 

Тем не менее националистические и
популистские партии в Восточной Европе вряд ли предпримут
радикальные шаги к тому, чтобы оборвать связи своих стран с
Евросоюзом. Во-первых, их евроскептицизм не разделяется населением
в целом. Опросы общественного мнения постоянно показывают серьезную
поддержку членства в ЕС во всех этих государствах. Во-вторых,
восточноевропейские страны являются одними из основных получателей
помощи Европейского союза на развитие. Польша, например, в течение
следующих семи лет получит почти 60 млрд евро, что делает ее самым
крупным реципиентом еэсовского финансирования. Мало кто из
восточноевропейских лидеров захочет отказаться от столь щедрого
дара, как бы ни были они недовольны политикой Брюсселя.

 

КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ

 

Членство в Европейском союзе подчеркнуло
также наличие противоречия между приверженностью Восточной Европы
атлантизму и тем, что она осознает себя частью Европы. Это наиболее
ярко проявилось в сфере обороны. В основном страны Восточной Европы
считают, что присутствие США в регионе совершенно необходимо для их
безопасности, и не желают его сокращения. В то же время они не
хотят, чтобы их заставили выбирать между Америкой и Западной
Европой, а стремятся сохранить с каждой из них хорошие отношения.
Поэтому восточноевропейские страны испытывали дискомфорт в период
подготовки к войне в Ираке, когда администрация Буша попыталась
провести черту между «старой» и «новой» Европой, видя в этой
тактике способ принудить их к выбору одной из сторон. Это чувство
дискомфорта также нашло выражение в одновременной поддержке
регионом Общей политики ЕС в области обороны и безопасности при
условии, что в результате не ослабнут связи с НАТО.

 

В наибольшей мере эта напряженность
ощущалась в Польше в силу особенно тесных связей Варшавы с
Вашингтоном. Некоторые из чиновников Евросоюза предупреждали
Польшу, что теперь, когда она стала членом Европейского союза, ей
следует умерить свой проамериканский энтузиазм. Решение Варшавы
закупить американские F-16 вместо истребителей, произведенных
европейскими странами, вызвало чрезвычайное раздражение
еврочиновников. Они считали, что Польша, будучи страной-участницей
альянса, должна закупать товары на континенте. В апреле 2003 года
Романо Проди, тогдашний глава Комиссии ЕС, прямо заявил Варшаве:
«Нельзя доверять свой кошелек Европе, а свою безопасность –
Америке».

 

Однако неправильно было бы предполагать,
что евросоюзовские новички будут автоматически во всем следовать
линии США. По многим вопросам внешней политики, больше всего
связанным с Ираком, мнение населения стран Восточной Европы не
особенно отличается от взглядов жителей остальных европейских
государств. Такое отношение ограничивает рамки, в которых даже
популистские или националистические правительства могут отклоняться
от основного курса европейской политики. Более того, у
восточноевропейских стран есть веские экономические причины
поддерживать тесные связи со «старой» Европой, прежде всего с
Германией, которая для большинства из них является главным торговым
партнером и ведущим инвестором.

 

Даже в Польше, наиболее проамериканском
государстве Восточной Европы, общественная поддержка Евросоюза
заметно растет, в первую очередь среди молодежи. Отчасти это
явление – следствие расширяющейся интеграции Польши с Европой. Но
оно отражает также разочарование в текущей политике Соединенных
Штатов, касающейся главным образом Ирака. Все больше поляков
начинают задаваться вопросом: служит ли интересам их родины
безоговорочная поддержка, оказываемая Вашингтону по иракскому
вопросу? Многие также ощущают, что администрация Буша в излишней
мере воспринимает польскую поддержку как нечто само собой
разумеющееся и не учитывает важные интересы Польши, особенно
желание ее граждан въезжать в США без визы. Если эти настроения
будут усиливаться, они могут ослабить традиционно сильную
проамериканскую ориентацию Варшавы.

 

НОВЫЕ СКРЕПЛЯЮЩИЕ СВЯЗИ

 

Изменение политического климата в
Восточной Европе сказывается также и на моделях взаимодействия
внутри региона. В течение последнего десятилетия
восточноевропейские государства проявляли высокую степень
региональной солидарности. Чехия, Венгрия, Польша и Словакия
создали Вышеградскую группу для содействия экономическому и
политическому сотрудничеству и для координации политики перед
первым раундом расширения НАТО и Европейского союза. Албания,
Болгария, Латвия, Литва, Македония, Румыния, Словакия, Словения,
Хорватия и Эстония объединились в 2000 году в Вильнюсскую группу,
или «В-10», в целях содействия солидарности и кооперации стран,
стремящихся к вступлению в НАТО.

 

Хотя страны «новой» Европы обладают
рядом общих характеристик (прежде всего желанием сбросить
политические и экономические оковы, надетые коммунизмом, и
интегрироваться с евро-атлантическими институтами), они
представляют собой разнородную группу с очень несхожими
историческими и культурными традициями и различными уровнями
экономического развития. У Словении, например, больше общего с
Венгрией и Австрией, чем с Болгарией либо Румынией. У Польши более
тесные отношения с Соединенными Штатами, чем со многими соседними
странами или даже с Западной Европой. Даже среди балтийских
государств – вероятно, наиболее однородной группы стран «новой»
Европы – существуют важные различия. Литва исторически прочно
связана с Польшей и считает себя частью Центральной Европы в такой
же мере, как и частью Прибалтики. Эстония поддерживает более тесные
отношения с Финляндией, чем с большинством стран Восточной
Европы.

 

После того как поставленная цель –
присоединение к ЕС и НАТО – достигнута, региональная кооперация
последних лет может уступить место имеющимся различиям и привести к
перегруппировке. Например, Польша может приблизиться к «большой
пятерке» НАТО (Великобритания, Германия, Испания, Италия и
Франция). А Венгрия – установить более тесное сотрудничество со
странами Центральной Европы, такими, как Австрия, Словения и
Хорватия, и с такими регионами, как, например, Бавария. Балтийские
государства в свою очередь могут больше сблизить свою политику с
политикой Скандинавских стран.

 

Одновременно с этим начинают возникать
новые политические связи. Самым значительным событием в данном
смысле стало далеко идущее сближение между Польшей и Украиной –
процесс, запущенный в начале 1990-х. Исторически отношения между
этими двумя государствами характеризовались весьма повышенной
напряженностью и взаимным недоверием. Однако за последние полтора
десятилетия обеим странам удалось преодолеть обоюдную неприязнь и
наладить исключительно теплые отношения. Примирение подкреплялось
расширением экономических связей и военного сотрудничества,
примером которого может послужить решение Варшавы и Киева совместно
сформировать батальон для участия в международных миротворческих
операциях НАТО и ООН. Это подразделение уже было с успехом
развернуто в Косово.

 

Однако недавний распад «оранжевой»
коалиции означал провал усилий, направленных на упрочение связей
Украины с Западом. В новом правительстве национального единства во
главе с премьер-министром Виктором Януковичем доминируют
коррумпированные олигархи и фигуры, принадлежащие эпохе
дискредитировавшего себя Леонида Кучмы. Хотя президент Виктор
Ющенко и придерживается прозападного курса, включая в конечном
счете членство Украины в НАТО и Евросоюзе, но его власть ограничена
введенными в действие в январе 2006 года конституционными
реформами, которые расширили полномочия премьер-министра.

 

Украинский поворот вспять, по всей
вероятности, серьезно повлияет на другие страны – бывшие республики
Советского Союза в регионе и усложнит для Грузии и Молдавии
реализацию прозападных курсов. У Москвы может возникнуть желание
усилить давление на обе страны, с тем чтобы воспрепятствовать их
связи с Европой и Соединенными Штатами. В Белоруссии президент
Александр Лукашенко, последний диктатор в Европе, почувствует, что
у него развязаны руки для безнаказанного ужесточения своего
авторитарного правления.

 

Крах «оранжевой» коалиции в особенности
ударил по Польше. Варшава наиболее активно поддерживала интеграцию
Украины в евро-атлантические институты, а бывший президент Польши
Александр Квасьневский сыграл ключевую роль в достижении
договоренностей по разрешению кризиса в Украине в ноябре и декабре
2004-го. После распада «оранжевой» коалиции и возвращения к власти
тех сил, покончить с которыми Варшава помогала два года назад,
польскому правительству пришлось тяжело бороться за сохранение
некоторого своего влияния в Киеве.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ РОССИИ

 

Процесс перемен на восточной периферии
Европы усиливается ввиду того, что Россия возвращает себе роль
влиятельного регионального и международного игрока. При Борисе
Ельцине Кремль проводил политику благожелательного равнодушия по
отношению к большей части стран бывшего восточного блока и – за
исключением шумной и в конечном счете безуспешной попытки
остановить первый раунд расширения НАТО – в основном игнорировал
регион.

 

Теперь этот период небрежения
закончился. Президент Владимир Путин начал предпринимать
систематические усилия по восстановлению влияния России в Восточной
Европе и на ее периферии. Вместо того чтобы, подобно своим
советским предшественникам, полагаться на военную мощь, Путин
стремится использовать экономические инструменты (прежде всего
экспорт российской энергии) для расширения власти и влияния
Москвы.

 

В странах Балтии Россия постаралась
добиться того, чтобы оказывать экономическое влияние на
энергетический сектор Латвии, сделав своей мишенью экспортный
нефтяной терминал в Вентспилсе – одном из немногих незамерзающих
портов Балтийского региона. В начале 2003 года российская
государственная монопольная компания «Транснефть» прекратила
поставки нефти в Вентспилс, чем нанесла ему серьезные экономические
убытки. По утверждению «Транснефти», она остановила поставки,
поскольку направляла нефть на собственный терминал в Приморске, что
в Финском заливе. Однако истинная цель этого шага, по-видимому,
состояла в том, чтобы вынудить руководство Вентспилса к продаже
«Транснефти» контроля над портом.

 

Аналогичную тактику Россия применила и в
Литве. В июле «Транснефть» перестала поставлять сырую нефть на
крупнейший в Литве нефтеперерабатывающий завод – Мажейкяйский.
Разрыв произошел спустя всего несколько недель после того, как
правительство Литвы, российская нефтяная компания ЮКОС, а также
польский концерн PKN «Orlen» заключили между собой сделку, которая
позволила бы последнему купить предприятие. Большинство
наблюдателей расценили приостановку поставок как попытку изменить
условия сделки в пользу ЮКОСа.

 

Путин попытался использовать
энергетическое оружие и против Ющенко. Принятое в декабре 2005-го
решение Москвы значительно поднять цены на поставляемый Киеву газ
имело некоторые экономические основания (тот платил за российский
газ по ценам ниже рыночных), однако было явно рассчитано на
усугубление украинских экономических проблем и ослабление позиции
Ющенко в преддверии парламентских выборов.

 

Возрождение России в качестве сильного и
уверенного политического и экономического игрока в этом регионе
совпало с другой важной тенденцией – сближением между Россией и
Германией, особенно в области энергетики. При бывшем канцлере
Герхарде Шрёдере стратегия Германии основывалась на принципе
«главное – Россия», когда приоритетом для Берлина было укрепление
связей с Москвой, прежде всего экономических. Наиболее спорным
аспектом этой растущей экономической кооперации стало соглашение о
строительстве газопровода по дну Балтийского моря, напрямую
связывающего Германию и Россию. Документ был подписан в сентябре
2005 года, незадолго до того, как Шрёдер оставил свой пост. (После
этого он начал работать в штате возглавляемого «Газпромом»
консорциума по строительству трубопровода.) Сделка вызвала
возмущение в Польше и государствах Балтии, поскольку позволяет
России прекратить поставки газа в эти страны без ущерба для
снабжения Западной Европы.

 

Надежды Восточной Европы на то, что
политика Германии изменится при канцлере Ангеле Меркель, не
оправдались. Хотя Меркель следовала не такой откровенно
пророссийской политике, как Шрёдер, перемены в основном коснулись
тона и стиля, а не сути. Меркель по-прежнему отдает приоритет
расширению экономических связей с Россией и отказалась отменить
строительство Северо-Европейского газопровода.

Активизация российско-германского
сотрудничества тревожит многие страны Восточной Европы, которые
боятся, что этот процесс может привести к «новому Рапалло», а
именно к тому, что Россия и Германия начнут сотрудничать за спиной
Восточной Европы и Запада так же, как они это делали в период между
Первой и Второй мировыми войнами. Однако эти страхи преувеличены.
Рапалльский  договор (подписан между
РСФСР и Германией в г. Рапалло, Италия, в 1922 году. – Ред.) был
заключен как следствие ряда особых обстоятельств: речь шла о
сотрудничестве между двумя международными париями, которые
нуждались друг в друге. Сегодня Германия полностью интегрирована с
Западом посредством бесчисленных связей. Хотя у Берлина и есть
важные экономические интересы в России, но он вряд ли будет
отстаивать их во вред тому, что объединяет его с Западом.

 

Чтобы унять беспокойство Восточной
Европы, Германии нужно уравновесить свою стратегическую
заинтересованность в экономическом сотрудничестве с Россией более
динамичной Ostpolitik (восточной политикой. – Ред.). При этом в
центре внимания должно находиться наращивание усилий по улучшению
отношений с Польшей, которые значительно обострились после
завершения эпохи канцлера Германии Гельмута Коля и срочно нуждаются
в восстановлении. То есть Берлину следует сделать налаживание более
тесных связей с Варшавой одним из главных приоритетов.

 

Но эти шаги навстречу не должны быть
односторонними. Польше тоже необходимо выполнить свою часть работы.
Пока польское руководство проявляло мало интереса к сближению с
Германией. Однако такая политика недальновидна. Варшава не может
позволить себе стратегию одиночки, особенно в период, когда Москва
бряцает своим энергетическим оружием. Польше необходимы союзники, и
прежде всего в Берлине.

 

OSTPOLITIK ВАШИНГТОНА

 

События в Восточной Европе требуют
больше внимания со стороны Вашингтона. Это задача имеет насущный
характер еще и потому, что процесс интеграции Европейского союза
застопорился, а Россия, которую держат на плаву растущие цены на
нефть, настроена действовать уверенно 
и даже напористо. Восточноевропейские страны обеспокоены этими
тенденциями и ждут сигналов о том, что Соединенные Штаты
по-прежнему серьезно относятся к их безопасности.

 

Одним из самых важных шагов, которые мог
бы предпринять Вашингтон, стало бы смягчение жестких ограничений на
выдачу виз, введенных после событий 11 сентября 2001 года. Данные
ограничения являются источником сильного недовольства в регионе и
внесли свой вклад в снижение числа восточноевропейцев, имеющих
возможность учиться в Соединенных Штатах и путешествоватьпо стране.
Смягчение этих строгих мер устранило бы крупный раздражающий фактор
в отношениях между Вашингтоном и Восточной Европой и значительно
способствовало бы улучшению в регионе имиджа Америки, особенно
среди молодого поколения.

 

Кроме того, Вашингтону не следует
пытаться проводить разграничительные линии внутри Европы или
настраивать одну ее часть против другой, как склонны делать
некоторые сотрудники администрации Буша. Такая политика
контрпродуктивна. Она не только оттолкнет ключевых
западноевропейских союзников, чья поддержка необходима для ответа
на новые вызовы безопасности, но и вызовет чувство дискомфорта у
лидеров восточноевропейских стран. Они не хотят, чтобы их
заставляли выбирать между Соединенными Штатами и
Европой.

Вместо этого США должны оказать
поддержку более тесной интеграции Восточной Европы с Евросоюзом.
Председательство Германии в ЕС в первой половине 2007-го
предоставит хорошую возможность придать этому процессу политический
импульс. Такие действия могли бы дать новый толчок развитию
партнерства Берлина и Вашингтона, серьезно пострадавшего в годы
правления Шрёдера, и вновь подтвердить приверженность Соединенных
Штатов укреплению стабильности и безопасности в Европе после
раскола по проблеме Ирака.

 

Вашингтону следует также побудить
Варшаву к тому, чтобы она играла конструктивную роль в Европе и
прилагала больше усилий в деле упрочения связей с соседями,
особенно с Берлином. Хорошие отношения между Польшей и Германией –
необходимое условие стабильности в Центральной Европе. Учитывая
добрые отношения США с обеими странами, он мог бы стать
существенным фактором, стимулирующим установление более тесных
связей между ними.

 

Противоракетная оборона явится,
по-видимому важным вопросом в польско-американских отношениях.
Варшава проявила заинтересованность в возможном развертывании
системы противоракетной обороны на своей территории. Однако
Вашингтон не должен принимать это согласие как нечто само собой
разумеющееся. В соответствии с польскими законами, любое соглашение
должно быть ратифицировано парламентом, и правительству страны
придется объяснить, каким образом ракетный щит укрепит ее
собственную безопасность, а не только безопасность Соединенных
Штатов. Вашингтону необходимо осознать политическую природу дебатов
в Варшаве и эффективнее работать над предоставлением польскому
правительству фактических данных, доказывающих выгоду от
развертывания системы противоракетной обороны на территории Польши.
Необходимо иметь в виду и влияние этого шага на безопасность
расширенного Балтийского региона, включая то, как он отразится на
отношениях с Россией.

 

Наконец, Соединенным Штатам следует
поддержать интеграцию Украины в евро-атлантические институты, в том
числе в НАТО. Однако, учитывая, что ориентация и приоритеты
правительства Януковича еще не приобрели четкие контуры, следовало
бы дать Киеву время проявить себя, прежде чем предлагать ему «план
действий по членству». Однако двери в Европейский союз должны
оставаться открытыми для Украины на случай, если ей удастся
продвинуться вперед с энергичной и последовательной программой
политических, экономических и военных реформ.

 

Эти шаги, вместе взятые, помогли бы
укрепить опору отношений США с Восточной Европой и усилить процесс
европейской интеграции. В конечном счете рождение сильной и
сплоченной Европы лучше всего служит американским интересам. Слабый
и разделенный континент – это не актив, а обуза для Соединенных
Штатов.

Администратор Байдена взвешивает предложения о сокращении американских и российских сил в Восточной Европе

Администрация Байдена готовится к переговорам с Россией на следующей неделе, но все еще не уверена, серьезно ли Москва относится к переговорам, но если да, то официальные лица США готовы предложить обсудить сокращение США и развертывание российских войск и военные учения в Восточной Европе, сообщили NBC News действующий чиновник администрации и два бывших сотрудника национальной безопасности США, знакомые с планированием.

Дискуссии потенциально могут касаться масштабов военных учений, проводимых обеими державами, числа U.Источники сообщили, что войска С., дислоцированные в странах Балтии и Польше, заблаговременно уведомлены о перемещении сил, а российские ракеты «Искандер», способные нести ядерное оружие, находятся на российской территории в Калининграде между Польшей и Литвой.

В связи с тем, что на границе с Украиной сосредоточены десятки тысяч российских военнослужащих, администрация Байдена угрожает беспрецедентными санкциями и другими жесткими мерами, если Россия предпримет военные действия против Украины. Но администрация также изучает способы разрядить напряженность в отношениях с Россией, поскольку У.Чиновники С. готовятся к серии важных переговоров с Москвой, которые начнутся в понедельник.

Администрация «составляет список вариантов изменения силовых структур в Европе для обсуждения с Россией на переговорах», — сказал представитель администрации. По словам чиновника, если Россия захочет обсудить сокращение своего присутствия в регионе, США будут готовы обсудить конкретные шаги.

При любом изменении военного присутствия США в Европе Россия должна будет предпринять ответные равноценные шаги по сокращению своих сил, а вывода российских войск из Украины будет недостаточно, заявили действующий чиновник и бывшие чиновники.

После публикации этой истории официальный представитель Белого дома по национальной безопасности Эмили Хорн оспаривала, что США рассмотрят возможность сокращения численности войск, постоянно дислоцированных в Польше и странах Балтии.

В своем заявлении Хорн сказал: «Администрация не рассматривает вопрос о сокращении войск в Европе, как следует из заголовка. Администрация не обсуждает с Россией количество войск, дислоцированных в странах Балтии и Польше. цитируется в этом материале, администрация не составляет список изменений в вооруженных силах для обсуждения на предстоящих переговорах.Эти три утверждения являются ложными».

Сотрудник Государственного департамента также заявил после публикации: «В распространенном отчете есть три ключевых утверждения, эти три утверждения являются ложными». , США и другие государства НАТО направили в Восточную Европу небольшое количество войск, включая бронетанковые подразделения США, а также расширили воздушное и военно-морское патрулирование, а также провели громкие военные учения от Балтики до Черного моря.

Из более чем 70 000 военнослужащих США, дислоцированных в Европе, примерно 6 000 военнослужащих США развернуты в Восточной Европе в основном на ротационной основе, в том числе около 4 000 в Польше. Другие страны НАТО также имеют тысячи военнослужащих на ротационной основе в регионе для поддержки восточного фланга альянса.

Расширенное «передовое присутствие» и учения НАТО разозлили Россию, которая заявляет, что деятельность альянса представляет угрозу для России.

Принимая во внимание любые изменения в U.С. военные учения или американское военное присутствие в Восточной Европе могут встревожить союзников по НАТО в регионе, особенно Польшу и прибалтийские государства Эстонии, Латвии и Литвы. В этих странах когда-то доминировали Россия и бывший Советский Союз, и они опасаются возобновления агрессии без защиты со стороны США и НАТО.

Любые переговоры о размещении войск в Центральной и Восточной Европе должны охватывать все затронутые страны, в том числе членов НАТО на восточном фланге альянса, сказал Уильям Тейлор, занимавший пост У.послом С. на Украине при администрации Буша и исполняющим обязанности посла при администрации Трампа.

«Они должны быть за столом переговоров», — сказал Тейлор, теперь работающий в Американском институте мира.

Но он сказал, что стоит продолжить возможные переговоры, которые могли бы снизить напряженность вдоль границы, разделяющей Россию и союзников по НАТО.

«Наша общая цель — повысить безопасность, и я бы сказал, что есть способы сделать это, разумно ограничивая . . . что могли бы сделать русские, и взаимные ограничения на то, что мог бы сделать альянс НАТО», — сказал Тейлор.«Мы говорим о шагах, которые укрепят уверенность в том, что ни одна из сторон не готовится вторгнуться в другую».

Возможные меры могут включать обмен информацией о военных учениях в особо важных районах и размещение наблюдателей для наблюдения за учениями, сказал Тейлор.

В случае успеха такие переговоры могли бы возродить дух ныне умирающего договора 1990 года между Западом и советским блоком об обычных вооружениях, который требовал от Вашингтона и Москвы обмена информацией о передвижении сил и вооружений.Эксперты говорят, что договор помог предотвратить конфликт в конце холодной войны.

Но неясно, готова ли Россия участвовать в настоящих переговорах по контролю над вооружениями, и какой-либо значимый прогресс будет невозможен до тех пор, пока Россия не выведет огромные силы, развернутые ею у границ Украины, заявили бывшие официальные лица.

Даже планируя дипломатические отношения с Россией, администрация Байдена продолжает готовиться к возможному военному наступлению на Украине, предупреждая, что любое нападение вызовет жесткие санкции в отношении Москвы и усиление военной поддержки Украины со стороны Запада.

Соединенные Штаты работают с другими членами альянса НАТО над организацией доставки зенитных ракет Stinger, запускаемых с плеча, запрошенных правительством в Киеве, заявили нынешние и бывшие официальные лица. Украинские официальные лица считают, что ракеты класса «земля-воздух» «Стингер» помогут ее военным защитить страну от низколетящих российских вертолетов и беспилотников.

Администрация Байдена также подготовила новый пакет военной помощи США для Украины в дополнение к американской военной помощи, которая уже поступает в Киев, заявили нынешние и бывшие официальные лица.Источник, знакомый с мнением украинского правительства, сказал, что Киев надеется, что администрация готова одобрить дополнительную помощь.

Помимо угрозы санкций, администрация готова предупредить Москву, что, если российские войска захватят новые территории на Украине, Соединенные Штаты окажут поддержку бойцам украинского сопротивления и поддержат расширение военного присутствия НАТО в Восточной Европе, бывшие официальные лица сказал.

Госсекретарь Энтони Блинкен в среду предположил, что можно найти способ договориться о немедленных шагах с Россией, которые снизили бы напряженность, но не стал уточнять.

«Я считаю, что если Россия серьезно настроена на дипломатию и деэскалацию, то есть вещи, которые все мы можем сделать относительно быстро, чтобы укрепить доверие и уменьшить некоторые опасения, которые у нас есть», — сказал Блинкен после встреча с министром иностранных дел Германии Анналеной Бербок.

«Есть также вопросы, которые могут быть на столе, для проработки которых потребуется некоторое время, в частности, например, когда речь идет о контроле над вооружениями, вы не придумаете соглашение о контроле над вооружениями за считанные недели. ,» добавил он.

Заместитель госсекретаря Венди Шерман и другие официальные лица США должны встретиться со своими российскими коллегами в Женеве в понедельник, а затем в течение недели запланированы более широкие переговоры с участием правительств стран НАТО и других европейских стран. Администрация пообещала, что не будет обсуждать с Россией какие-либо вопросы, затрагивающие другие страны Восточной Европы, без участия этих правительств в переговорах, сославшись на принцип «ничего о вас без вас».

Готовясь к переговорам с Россией, Белый дом сталкивается с деликатным балансированием, пытаясь снизить температуру, не поддаваясь российским угрозам или бряцанию оружием.С. чиновники сказали.

Осталось неясным, открыта ли Россия для диалога и компромисса или будет ли она придерживаться публичных позиций, которые Вашингтон считает нереалистичными и необоснованными, включая требование гарантий того, что Украина никогда не будет допущена к вступлению в альянс НАТО, заявили бывшие официальные лица.

Представитель СНБ сказал: «Мы не знаем, что принесут разговоры на следующей неделе», но сказал, что подход США «будет прагматичным и ориентированным на результат».

«Мы считаем, что есть области, в которых мы можем добиться прогресса, если Москва будет реалистична в своем подходе.Мы не можем быть уверены, пока не состоятся переговоры — такова природа дипломатии», — сказал представитель.

Что касается утверждений России о том, что Украина представляет угрозу для России из-за ее оборонных связей с европейскими странами или что альянс НАТО представляет опасность для Москвы, официальные лица США утверждают, что это Россия нарушила международное право и повысила риск конфликта в последние годы. Они указывают на вторжение России в Грузию, Молдову и Украину, ее попытки вмешаться в выборы в других странах и обвинения Москвы в использовании химического оружия для покушений на чужой территории.

«Мы и наши союзники будем поднимать эти и другие вопросы с Россией в ближайшие дни и недели», — сказал представитель СНБ.

За последний месяц Белый дом связался с рядом бывших высокопоставленных чиновников национальной безопасности и российских экспертов, чтобы обсудить свой подход к России и попросить их совета. Некоторые из этих официальных лиц, в том числе бывшие высокопоставленные офицеры и послы, призвали администрацию придерживаться жесткой линии, поддерживать единый фронт с европейскими союзниками, противодействовать российской пропаганде и избегать сигналов Москве о том, что она может добиться уступок для наращивания своих войск вокруг Украина.

В письме от 24 бывших сотрудников службы национальной безопасности и высокопоставленных военных на прошлой неделе хвалили подход Байдена, но призывали к дополнительным шагам, чтобы предотвратить новое вторжение России, вместо того, чтобы ждать, пока начнется наступление.

Группа призвала предоставить больше оружия Украине сейчас, предложив ракеты Stinger и дополнительные поставки противотанковых ракет Javelin и радар для отслеживания артиллерийского огня.

«Мы считаем, что Соединенным Штатам следует в тесной консультации со своими союзниками по НАТО и с Украиной предпринять немедленные шаги, чтобы повлиять на расчеты Кремля по затратам и выгодам, прежде чем российское руководство сделает выбор в пользу дальнейшей военной эскалации», — говорится в письме.

Чиновники администрации готовят ряд беспрецедентных санкций против Москвы, если она предпримет военные действия в Украине, и стремились заручиться поддержкой аналогичных мер со стороны европейских союзников.

Хотя правительства США и Европы, кажется, близки к консенсусу по России, неясно, будут ли некоторые европейские лидеры готовы наложить санкции на Москву, если Россия предпримет провокационные действия, которые не являются полноценным военным наступлением, такие как кибератака или захват небольшого участка территории, заявили бывшие чиновники.

В дополнение к блокированию доступа России к нью-йоркским рынкам облигаций и санкциям против олигархов, связанных с президентом России Владимиром Путиным, меры США могут включать меры против экспорта полупроводников, связанных с оборонной промышленностью России, по словам трех бывших американских чиновников, проинформированных по этому вопросу.

Представители администрации Байдена неоднократно заявляли, что США не примут требования России о том, чтобы Украина никогда не была допущена к вступлению в НАТО, и будут настаивать на праве Киева решать ее будущее.

Всего за несколько дней до начала американо-российских переговоров в Женеве Россия направила войска в другую бывшую советскую республику, Казахстан, близкого союзника Москвы. На фоне массовых антиправительственных протестов Россия заявила, что отправила десантников в рамках региональной миротворческой миссии.

Пока рано говорить о том, как беспорядки в Казахстане могут повлиять на кризис в Украине. Но если ситуация ухудшится, это потенциально может снять давление с Украины, по крайней мере, временно, поскольку Россия может решить сосредоточить свое внимание и вооруженные силы на Казахстане, считают региональные эксперты.

Россия требует от НАТО отступить из Восточной Европы и держаться подальше от Украины

  • Предложения переданы Соединенным Штатам на этой неделе
  • Высокая напряженность на фоне сосредоточения российских войск возле Украины
  • США говорят, что будут говорить, но некоторые требования неприемлемо

МОСКВА, 17 дек (Рейтер) — Россия заявила в пятницу, что хочет получить юридически обязывающие гарантии того, что НАТО откажется от любой военной деятельности в Восточной Европе и на Украине, что является частью списка гарантий безопасности, о которых она хочет договориться с Запад.

Москва впервые подробно изложила требования, которые, по ее словам, необходимы для снижения напряженности в Европе и разрядки кризиса вокруг Украины, который западные страны обвинили Россию в оценке потенциального вторжения после наращивания войск у границы. Россия отрицает, что планировала вторжение.

Требования содержат такие элементы, как фактическое вето России на будущее членство Украины в НАТО, которые Запад уже исключил.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Регистрация

Другие подразумевают вывод ядерного оружия США из Европы и вывод многонациональных батальонов НАТО из Польши и из прибалтийских государств Эстонии, Латвии и Литвы, которые когда-то были в составе Советского Союза.

В Вашингтоне высокопоставленный представитель администрации заявил, что Соединенные Штаты готовы обсудить предложения, но добавил: «При этом в этих документах есть некоторые вещи, которые, как известно русским, неприемлемы».

Чиновник сказал, что Вашингтон ответит где-то на следующей неделе с более конкретными предложениями по формату любых переговоров.

Пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки заявила, что Вашингтон проведет переговоры со своими союзниками. «Мы не пойдем на компромисс с ключевыми принципами, на которых строится европейская безопасность, включая то, что все страны имеют право самостоятельно определять свое будущее и внешнюю политику, свободную от вмешательства извне», — заявила она.

Дипломаты НАТО сообщили Рейтер, что Россия не может иметь право вето на дальнейшее расширение альянса, и НАТО имеет право определять свою собственную военную позицию.

«Россия не является членом НАТО и не решает вопросы, связанные с НАТО», — заявил официальный представитель МИД Польши Лукаш Ясина.

В МИД Украины заявили, что Киев имеет «исключительное суверенное право» проводить собственную внешнюю политику, и только он и НАТО могут определять отношения между собой, в том числе вопрос членства Украины.

Он призвал Москву возобновить мирный процесс на востоке Украины, где около 15 000 человек были убиты в ходе семилетнего конфликта между украинскими правительственными войсками и поддерживаемыми Россией сепаратистами.

‘SMOKESCREEN’

Некоторые западные политологи предположили, что Россия сознательно выдвигает нереалистичные требования, которые, как она знала, не будут выполнены, чтобы отвлечь внимание дипломатов, сохраняя при этом военное давление на Украину.

«Что-то не так с этой картинкой, политическая сторона кажется дымовой завесой», — написал в Twitter Майкл Кофман, специалист по России исследовательской организации CNA из Вирджинии.

Сэм Грин, профессор российской политики в Королевском колледже Лондона, сказал, что президент Владимир Путин «проводит линию вокруг постсоветского пространства и устанавливает знак «Въезд запрещен».

«Это не договор: это декларация», сказал он. «Но это не обязательно означает, что это прелюдия к войне.Это оправдание того, что Москва сохраняет настороженную позицию, чтобы вывести Вашингтон и других из равновесия». «Линия, проводимая США и НАТО в последние годы на агрессивную эскалацию ситуации в сфере безопасности, абсолютно неприемлема и крайне опасна», — заявил он журналистам. призвал Вашингтон быстро дать конструктивный ответ.

Он сказал, что Россия готова начать переговоры уже в субботу, с возможным местом проведения в Женеве, но российское информационное агентство ТАСС процитировало его слова позже, что Москва крайне разочарована сигналами, поступающими из Вашингтона и НАТО.

СОКРАЩЕНИЕ ВОЙСК

На этой неделе Москва передала Соединенным Штатам свои предложения, поскольку напряженность в связи с наращиванием российских войск вблизи Украины возросла.

В нем говорится, что он отвечает на то, что он считает угрозой собственной безопасности из-за все более тесных отношений Украины с НАТО и стремления стать членом альянса, даже несмотря на то, что в ближайшее время Киеву не разрешат присоединиться.

Российские предложения были изложены в двух документах — проекте соглашения со странами НАТО и проекте договора с США, оба опубликованы МИД.

Первый, среди прочих пунктов, требовал бы от России и НАТО не размещать дополнительные войска и вооружение за пределами стран, где они находились в мае 1997 года – до вступления в НАТО какого-либо из бывших коммунистических государств Восточной Европы, которые на протяжении десятилетий господствовала Москва. Это означало бы отказ НАТО от любых военных действий на Украине, в Восточной Европе, на Кавказе и в Центральной Азии.

Договор с США не позволит Москве и Вашингтону разместить ядерное оружие за пределами их национальных территорий. Это будет означать конец так называемых договоренностей НАТО о совместном использовании ядерного оружия, когда европейские члены НАТО предоставляют самолеты, способные доставлять ядерное оружие США.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Дополнительные репортажи Эндрю Осборна, Владимира Солдаткина и Максима Родионова в Москве, Робин Эммотт в Брюсселе, Джоанны Плучинской в ​​Варшаве, Натальи Зинец в Киеве, Стива Холланда в Вашингтоне и Тревор Ханникатт на борту Air Force One Автор Марк Тревельян Под редакцией Тимоти Херитэдж и Фрэнсис Керри

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

США направят войска в Восточную Европу, если Россия вторгнется в Украину | Внешняя политика США

США заявили, что направят подкрепление на восточный фланг НАТО в ответ на вторжение России в Украину, а также введут новые жесткие экономические меры, предупреждая Москву накануне переговоров между Джо Байденом и Владимиром Путин.

Байден также даст понять Путину во вторник, что США не исключают будущего членства Украины в НАТО, как того требует российский лидер, заявил высокопоставленный американский чиновник.

В понедельник Байден выступил перед европейскими лидерами в рамках подготовки к путинскому саммиту. После этого Борис Джонсон заявил, что они договорились выступить «единым фронтом» по Украине.

Госсекретарь США Энтони Блинкен в понедельник поговорил с президентом Украины Владимиром Зеленским и подтвердил «непоколебимую поддержку» Вашингтона перед лицом «российской агрессии», сообщил госдепартамент США.

Зеленский сообщил в твиттере, что он и Блинкен договорились продолжать «совместные и согласованные действия».

Приблизительно 100 000 российских военнослужащих уже собрались в пределах досягаемости от границ, кризис достиг своего пика с 2015 года, когда Москва организовала крупномасштабное вторжение в Украину, тайно отправив танки и артиллерию, чтобы окружить украинские войска и вынудить Киев подписать мирное соглашение в Минске, которое с тех пор было на грани краха.

Чиновник отметил на брифинге для журналистов, что первая российская военная интервенция в Украине привела к развертыванию большего количества американских войск и техники в Восточной Европе, и что на этот раз будет аналогичная реакция.

«Безусловно, если бы Путин вошел, то союзники с восточного фланга получили бы растущий запрос и положительный ответ от Соединенных Штатов о дополнительных силах и возможностях, а также о проведении там учений для обеспечения безопасности. и безопасность наших союзников на восточном фланге перед лицом такого рода агрессии в Украине», — сказал чиновник, но дал понять, что Байден не будет угрожать прямым военным ответом США.

«Соединенные Штаты не стремятся оказаться в ситуации, когда наши контрмеры сосредоточатся на прямом применении американской военной силы, а не на сочетании поддержки украинских вооруженных сил, сильных экономических контрмер и значительного увеличение поддержки и возможностей наших союзников по НАТО для обеспечения их безопасности», — сказал высокопоставленный чиновник, добавив, что он не будет раскрывать «что президент собирается сказать по вопросу о том, при каких обстоятельствах могут быть задействованы американские военные».

Чиновник заявил, что «существенные экономические контрмеры» со стороны США и Европы могут «нанести значительный и серьезный экономический ущерб российской экономике».


Путин заявил, что будет добиваться «гарантий безопасности» для России, включая запрет на расширение НАТО или военную поддержку Украины. Белый дом ясно дал понять, что это не будет обсуждаться.

«США последовательно выражали поддержку принципа, согласно которому каждая страна имеет суверенное право принимать собственные решения в отношении своей безопасности», — заявил представитель США.«Это остается политикой США сегодня и останется политикой США в будущем. Так что многое прямо и ясно».

Россия практически заморозила прямые контакты с правительством Украины и Зеленским, которого она обвинила в подготовке нападения на районы юго-востока Украины, контролируемые поддерживаемыми Россией силами. Украина категорически отвергла эти претензии.

Министр обороны Украины Алексей Резников в пятницу сообщил своему парламенту, что Россия имеет примерно 94 000 военнослужащих вблизи границы с Украиной и, возможно, готовит наступление, которое начнется в конце января.Официальные лица США дали аналогичные оценки численности российских войск и возможных сроков нападения, поскольку Путин усилил свою риторику о том, что Запад пересекает «красные линии» России с точки зрения оказания военной поддержки киевскому правительству.

Как западные, так и российские аналитики говорят, что Москва выдвигает реальную угрозу начать крупномасштабное военное наступление, хотя существуют разные оценки того, насколько вероятно российское наступление и что может его спровоцировать.

«Это крупнейшее развертывание российских войск полностью вне цикла, которое мы, вероятно, видели с 2014 года», — сказал Майкл Кофман, директор исследовательской программы программы изучения России в аналитическом центре CNA по безопасности.

Кофман сказал, что размер наращивания — второй в этом году — необычные перемещения войск и усилия по подготовке резервистов были гораздо более продуманными, чем требуется, чтобы создать реальную угрозу Украине и ее западным союзникам. «Вы могли бы запугать или напугать людей с помощью гораздо меньших сил, гораздо более заметно развернутых», — сказал он.

Российское правительство обвинило Вашингтон в разжигании военной истерии, но Путин публично приказал правительственным чиновникам поддерживать высокий уровень напряженности в отношениях с Западом, чтобы убедиться, что его интересы не игнорируются.

Украинцы категорически против того, чтобы их судьба диктовалась российским правительством, и официальные лица призвали к большей военной и экономической поддержке с Запада.

Федор Лукьянов, видный российский аналитик в области внешней политики, заявил, что не верит, что Россия в ближайшее время готовится к наступлению. Но Москва продемонстрировала, что она готова применить силу, если не сможет договориться об изменении системы безопасности в Европе после окончания холодной войны, сказал он.

«Это настоящая красная черта», — сказал он.«Правильно или неправильно. Но Россия воспринимает любые военные союзы между Украиной и Западом, не обязательно членство в НАТО… Это здесь рассматривается как абсолютно неприемлемое».

Он сказал, что Путин проявил личную заинтересованность в исходе конфликта. «У него нет цейтнота, потому что я не вижу никаких признаков того, что он скоро уйдет», — сказал Лукьянов. «Но он видит свой долг как президента не оставлять эту проблему для следующего руководства».

Есть скромные ожидания относительно того, чего Байден и Путин смогут добиться во время видеозвонка во вторник, и многое будет зависеть от того, прекратит ли Россия хотя бы наращивание военной мощи после переговоров.

«Я бы хотела, чтобы они вышли из этого и увидели, как российские силы начнут отступать, но я думаю, что российские силы останутся там, где они есть, пока не будет заключена большая сделка, потому что они являются рычагом влияния России», — сказала Ольга. Оликер, программный директор Крайсис Груп по Европе и Центральной Азии. По ее словам, значительные российские силы, дислоцированные на границе с Украиной, «напоминают вам о том, что там происходит немыслимое».

Решение о том, вступать или нет в переговоры с Кремлем, вызвало сильное мнение в Вашингтоне и европейских столицах, где политика часто представлена ​​либо как политика строгого сдерживания, либо как политика умиротворения.

Лукьянов заявил, что только договоренность о проведении дальнейших переговоров по европейской безопасности можно расценивать как успех Москвы. Но после угроз вторжения во второй раз с апреля на Кремль также усиливается давление, чтобы он ушел с конкретной победой или рискнул увидеть, что его угрозы будут проигнорированы в будущем.

«Снижать эскалацию просто так сейчас было бы потерей», — сказал Кофман.

Байден обещает восточноевропейцам поддержку в случае нападения России на Украину | Европа

Джо Байден позвонил лидерам Украины и девяти восточноевропейских государств НАТО, обещая поддержку, если Россия нападет на Украину, и пообещал привлечь их к принятию решений по региону.

После 90-минутного разговора с Байденом поздно вечером в четверг президент Украины Владимир Зеленский сообщил в Твиттере, что они «обсудили возможные форматы урегулирования конфликта» на востоке Украины, где поддерживаемые Россией сепаратисты создали самопровозглашенное государство. .

После Зеленского Байден 40 минут разговаривал с лидерами Болгарии, Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Литвы, Польши, Румынии и Словакии — все они, в отличие от Украины, вступили в НАТО после советской войны 1991 года. крах.

Байден заверил лидеров, что за спиной ее стран с Россией ничего не будет согласовываться по региону, сообщил журналистам советник президента Литвы.

«Байден сказал: «Ничего о вас без вас», — сказала Аста Скайсгирите.

Звонки прозвучали на фоне растущей напряженности в связи с наращиванием российской военной мощи у границ Украины и беспокойства восточноевропейских государств по поводу планов США провести переговоры с Москвой.

Официальные лица в Польше и других восточных и центральных странах НАТО в частном порядке возмутились описанием Байденом поиска «примирения» с Россией, опасаясь, что любой компромисс может увеличить опасность, с которой они сталкиваются со стороны экспансионистской России.

«Россия не должна иметь права голоса в том, как НАТО организует защиту своей территории» или в том, кто может присоединиться к военному союзу, заявила премьер-министр Эстонии Кая Каллас в публичном выступлении в четверг. «Больше всего настораживает стремление России превратить Европу в сферы влияния. Это неприемлемо и морально неоправданно, и Россия должна четко осознать это».

Ожидается, что восточные члены НАТО потребуют места за столом до того, как Байден раскроет более подробную информацию о переговорах в пятницу.

«Мы много раз говорили, что должны участвовать во всем, что обсуждается в нашем регионе; ничего не должно обсуждаться без нас», — сказал Линас Линкявичюс, бывший министр иностранных дел и министр обороны Литвы.

«Намерения России хорошо известны, они всегда пытались расколоть, разделить, маргинализировать, так что в этом нет ничего нового… мы должны сохранять единство и принципиальное решение, особенно когда у нас есть эта возможная агрессия против Украины».

Линкявичюс, как и другие, отметил, что публичной информации о переговорах пока мало, и сказал, что многие официальные лица, вероятно, ждали дополнительной информации от правительства Байдена, прежде чем публично говорить о них.

Дипломат из прибалтийской страны выразил обеспокоенность тем, что объявленные переговоры, поскольку Россия продолжает наращивать свои военные силы на границе с Украиной, «похоже, что Путин получает то, что хочет».

Один высокопоставленный чиновник из восточного государства НАТО также заявил Financial Times, что любые разговоры о компромиссе с Москвой «должны быть немедленно пресечены на корню». Россия заявила, что ожидает «обсуждения стратегической безопасности на континенте».

Звонки Байдена в четверг вечером были первыми прямыми разговорами с группой с тех пор, как во вторник он провел двухчасовой видеозвонок с Владимиром Путиным.Во время виртуального саммита он предупредил президента России о возможных санкциях, если он начнет наступление на Украину.

Сразу после этого звонка он разговаривал с Борисом Джонсоном, Ангелой Меркель из Германии, Эммануэлем Макроном из Франции и Марио Драги из Италии. Байден сказал, что переговоры с Россией будут включать «по крайней мере четырех наших основных союзников по НАТО и Россию, чтобы обсудить будущее озабоченностей России по отношению к НАТО в целом».

Михал Барановский, директор варшавского офиса Немецкого фонда Маршалла, сказал, что в Польше была поддержана решительная реакция Байдена на наращивание военной мощи России в Украине, которая включала угрозы санкций против России и громкую поддержку суверенитета Украины.

Решение объявить о новых переговорах с Россией вызвало «замешательство» и «некоторый гнев» в Польше, сказал он, потому что оно сигнализировало об изменении направления мышления Белого дома.

Было бы «вредно», если бы Польша, Румыния и другие страны восточного фланга были исключены из переговоров, сказал он.

«Реакция была бы очень негативной, и это дало бы России четкий сигнал: смотрите: если вам нужно говорить о европейской безопасности, не беспокойтесь о том, что думают эти надоедливые центральноевропейцы, вам просто нужно поговорить с великие державы», — сказал он.

Любое движение к ограничению тех, кто может вступить в НАТО, приведет к признанию российской сферы влияния, сказал он, подвергая Польшу и другие страны восточного фланга большему риску.

«Даже если из этого ничего не выйдет, даже если бы они просто сели просто выслушать обиды русских, не говоря уже о том, не дай бог, что будет какое-то соглашение, то люди будут говорить о Мюнхене и Ялта», — сказал он, имея в виду прошлые договоренности с нацистской Германией и Советским Союзом.

Линкявичюс также сказал, что «прозрачность» Байдена в его ответе на наращивание российского присутствия была хорошо оценена в Литве и что важно поддерживать единство в Европе и НАТО.

Россия и Восточная Европа | Иностранные дела

Призыв к лидерству США

СОБЫТИЯ прошлого года в России и Восточной Европе ясно показали, что Запад еще не готов проложить путь к существенно новой международной системе. Отвлеченный рецессией, домашними заботами и У.После выборов Запад мало продвинулся в пересмотре своего видения и приоритетов для мира, изменившегося в результате краха советской власти и ее идеологии. Неподготовленность Запада была подчеркнута сдержанной реакцией на гражданскую войну в Югославии и на острую потребность в экономической помощи России и других членов Содружества Независимых Государств (СНГ).

Недавние революционные события в Восточной Европе и бывшем Советском Союзе вызвали сначала эйфорию, а затем уныние у людей там и на Западе.В то время как 1992 год принес некоторое улучшение экономики восточно-центральной Европы, он также стал свидетелем заметного роста национализма и насилия. А в России консервативные силы добились значительных успехов в продолжающейся борьбе за характер и направление будущего этой страны.

В результате этих факторов президент Клинтон сталкивается с историческими проблемами в отношениях с Россией и Восточной Европой. После 45 лет успешной внешней политики, основанной сначала на сдерживании, а затем на поражении коммунизма, у Соединенных Штатов есть веские моральные и практические причины для того, чтобы взять на себя лидерство в укреплении демократии и создании рыночной экономики в России и Восточной Европе.У него есть четкие геостратегические интересы, которые сами по себе должны мотивировать более срочные ответные меры. Ключевой среди них является пугающая проблема обращения с ядерным оружием в России, Украине, Белоруссии и Казахстане до того, как неизбежное ужесточение российской внутренней политики сделает эту задачу более трудной, если не невозможной.

Хотя подписание второго Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений в январе 1993 г. обнадеживает, остается много препятствий на пути реализации цели договора по сокращению американо-российских ядерных арсеналов до одной трети их нынешнего уровня.Наиболее неотложной является неопределенность шансов на ратификацию договора все более беспокойным российским парламентом. Помимо России, украинский парламент отказался ратифицировать первый договор СНВ, что является обязательным условием для вступления в силу нового. Запад также имеет геостратегический интерес в смягчении экономического хаоса в России и других странах СНГ. состояния. Доведенный до крайности экономический коллапс может спровоцировать гражданскую войну или крупномасштабную эмиграцию на запад, которая быстро перечеркнет возможности Запада по поддержанию стабильности в Центральной и Южной Европе.

Осмысление 1992 года

СОБЫТИЯ прошлого года нарисовали удручающую картину для большей части посткоммунистической Европы. Мир с ужасом наблюдал, как в бывшую Югославию и на Кавказ вернулись «этнические чистки». Даже хорошо информированные комментаторы были ошеломлены скоростью краха российской экономики. Этот резкий спад в сочетании с устойчивостью военно-промышленного сектора и растущим народным недовольством вынудил президента Бориса Ельцина свергнуть премьер-министра-реформатора Егора Гайдара в декабре 1992 года.

Группа семи промышленно развитых стран оказалась не в состоянии возглавить глобальные усилия по преодолению этих дестабилизирующих событий. Повсюду на Западе давление рецессии вызвало у людей глубокую тревогу по поводу собственного будущего и вынудило ослабевших политических лидеров сосредоточиться на внутренних проблемах. Одним из результатов стало то, что методы работы Запада в отношениях с Россией превратились в холдинговую операцию.

Помимо заголовков, многие западные лидеры не знали о других тревожных событиях в бывшем Советском Союзе и Восточной Европе.Эти тенденции охватывают огромный спектр проблем — от субкультуры беззакония в каждой из этих стран до обоснованных сообщений о том, что более половины московских школьников заражены вшами из-за бедности и нехватки мыла. Многие российские АЭС и реакторы не ремонтируются даже поверхностно из-за дикого урезания государственного бюджета, нехватки запчастей и бюрократической косности. В восточно-центральной Европе спор по поводу беспрецедентного отвода реки Дунай через плотину Габчиково нанес ущерб отношениям между новыми демократическими государствами Венгрия и Словакия и породил крайние националистические настроения в обеих странах.А в 1992 году радикальные исламские источники влили оружия и поддержки в среднеазиатские республики СНГ примерно на 2 миллиарда долларов.

Прошлый год был временем больших экономических потрясений в России, где ВВП сократился до 65 процентов от уровня 1989 года. Потребительские цены выросли в 1992 г. в 25 раз, тогда как доходы увеличились лишь в 7,4 раза. Инфляция составляет 1300 процентов в год. Обменный курс рубля рухнул в 1992 году, упав с 1,6 по отношению к доллару в январе до почти 400 в декабре.Промышленное производство сократилось почти на 30 процентов, в том числе в жизненно важном нефтяном секторе. Одним из важнейших факторов, способствующих экономическому кризису в России, является разрыв большинства экономических связей между Россией и другими республиками. Этот фактор в большей степени, чем любой другой, стал причиной почти 50-процентного сокращения чистого экспорта России. Скорее всего, коллапс будет продолжаться весь 1993 год.

В сегодняшней России большинство граждан страдают заметно, а небольшое число их соотечественников разбогатели и предаются демонстративному потреблению быстрых автомобилей и гедонизму.Преступность, как организованная, так и случайная, процветает. Недавно разбогатевшие, как и большинство чиновников, коррумпированы и часто связаны с фигурами преступного мира. Обещания гласности и видение рыночной экономики мало что значат для подавляющего большинства россиян, у которых нет денег на молоко, овощи, мыло или лекарства. Состояние здоровья молодежи и пожилых людей в России достигло кризисных масштабов. Более того, большинство россиян полностью отключились от национальной политики. Общество стало атомизированным с господствующей философией «каждый сам за себя».»

Одно из самых тревожных долгосрочных событий касается острой политической борьбы в России по поводу ее отношений с внешним миром. В последние месяцы 1992 года всплеск антиамериканизма отразился в многочисленных опросах общественного мнения, проведенных по всей стране. В основе такого общественного отношения лежит вера в то, что экономическая программа «шоковой терапии» бывшего правительства Гайдара навязана американцами. Удивительно большое количество россиян на самом деле верят, что Соединенные Штаты намерены использовать экономические реформы как метод разрушения российского государства, точно так же, как они думают, что Соединенные Штаты помогли спланировать разрушение США.ССР при президенте Михаиле Горбачеве и министре иностранных дел Эдуарде Шеварднадзе.

Опросы общественного мнения показали, что большинство россиян высоко ценят американскую гуманитарную помощь, но двое из трех респондентов заявили, что предпочли бы отказаться от любой дальнейшей негуманитарной помощи, если она требует продолжения экономической политики Гайдара. Академическая и политическая элиты, опрошенные в России, разделяют мнение, что Запад, в частности Соединенные Штаты, не сделал ничего, чтобы помочь России во время этого великого кризиса, кроме предоставления скромной гуманитарной помощи.

На самом деле, в 1992 году Запад действительно мало что сделал. Похоже, американцы удивлены, когда российские лидеры обвиняют Запад в том, что он мало что делает, кроме как говорит. Американская пресса превозносила пакет западной помощи в размере 24 миллиардов долларов, хотя наибольшую часть составляли обычные торговые кредиты. Реальная помощь была выплачена менее чем на 2 миллиарда долларов. За заметным исключением проектов, связанных с обороной (уничтожение ядерных боеголовок, поддержка ученых-ядерщиков), где интересы Америки наиболее заметны, даже его друзья в Москве считают, что Вашингтон не смог отреагировать на экономические затруднения России.Сейчас большинство демократических элементов опасаются, что может быть уже слишком поздно что-то менять. В то время как они приветствовали реструктуризацию долга в последнюю минуту в декабре 1991 года, они мало надеются на то, что Запад теперь будет вмешиваться достаточно широко, чтобы оказать существенное влияние. Одной из величайших дилемм для президента Клинтона будет управление отношениями с Россией, когда американские ресурсы будут скудны, когда мир столкнется с бесчисленными кризисами и когда положение России станет еще более критическим — что так и будет.

Способность Вашингтона действовать еще больше уменьшилась, поскольку могущественные российские элиты усиливают консервативное наступление против того, что они называют «западным вмешательством в сферы жизненно важных интересов России».Такое отношение стало более распространенным и вызвало тревогу в новых демократиях Восточной Европы, где существует озабоченность по поводу отсутствия конкретных гарантий безопасности со стороны Запада. Эти страны опасаются, что хотя это и не является неизбежным, Россия станет крайне националистической антизападный, вполне возможно.

Но не все так печально; прошедший год также принес хорошие новости. Польское экономическое чудо продолжало игнорировать пессимистические прогнозы, поскольку сотни тысяч граждан пополняли ряды его малых предприятий.На частный сектор Польши в настоящее время приходится 50 процентов ВВП этой посткоммунистической страны с населением 38 миллионов человек. После нескольких лет существенного спада Польша стала первой восточноевропейской страной, добившейся значительного роста промышленного производства, а также стабильного роста ВВП (от трех до пяти процентов). Политически Польша достигла ситуации, близкой к ситуации в Италии, с растущим средним классом и мощным деловым сектором, обеспечивающим необходимую стабильность, чтобы компенсировать расколотую партийную систему и все еще зарождающийся политический процесс.Заметный успех был достигнут на местном уровне благодаря сильной совокупности органов местного самоуправления, заменивших старые авторитарные структуры принятия решений.

Третий год подряд Венгрия сохраняет свою позицию главного магнита для привлечения иностранных инвестиций. Он продолжал проводить правовые реформы, которые внушают повышенное доверие частным инвесторам. По оценкам, в 1992 году в Венгрию поступило около 2 миллиардов долларов прямых инвестиций. В прошлом году также произошло заметное снижение инфляции и значительное улучшение платежного баланса.Венгерская политика быстро повзрослела. Благодаря действующему правительству, основанному на разделении властей, и эффективной многопартийной системе венгерская политическая система обеспечила стабильную среду для дальнейших преобразований, несмотря на тревожный рост крайнего национализма в некоторых слоях общества.

Распад Чешско-Словацкой Федеративной Республики прошел мирно и цивилизованно и стал окончательным 1 января 1993 года. С удивительной скоростью ЧСФР добилась макроэкономической стабильности без социальных волнений.Его план массовой приватизации — самый радикальный в регионе, а уровень инфляции — самый низкий в Восточной Европе. В прошлом году наблюдался значительный рост иностранных частных инвестиций, в основном в Чешской Республике. Однако будущее Словакии выглядит менее радужным, поскольку некоторые предсказывают, что она может сместиться со своей западноевропейской траектории в водоворот Балкан. Необходимо значительное участие Запада, чтобы помочь Словакии оставаться на пути к демократии и рыночной экономике. В настоящее время не похоже, что такое внимание будет оказано.

Одной из важных характеристик 1992 г. была растущая дифференциация между различными посткоммунистическими странами Восточной Европы. Польша, Венгрия и ЧСФР представляют собой «западный край» региона с точки зрения их прогресса в деле организации эффективной рыночной экономики и становления справедливого и гражданского общества. Все трое подписали соглашения об ассоциации с Европейским сообществом и считают, что до полноправного членства в ЭГ осталось не более десяти лет.

Болгария, Румыния, Эстония, Латвия, Литва, Албания, Словения, Хорватия и C.ЯВЛЯЕТСЯ. однако все члены отстают от трех стран первого уровня. В целом их системы характеризуются искаженными ценами, крупномасштабными субсидиями, высокой инфляцией, небольшими западными инвестициями и менее продвинутой приватизацией. В 1992 г. некоторые из этих стран добились прогресса в направлении макроэкономической стабильности, в то время как число мелких предпринимателей быстро увеличивалось, что привело к началу процесса приватизации. Румыния, например, бросила вызов своим критикам, предприняв масштабную программу приватизации.Выборы в феврале 1992 г. помогли стабилизировать политическую систему, позволив при этом двигаться дальше к рыночной экономике. Это дает Вашингтону веские основания восстановить статус наибольшего благоприятствования для этой страны, занимающей стратегическое положение.

Что касается России, то, несмотря на хаос в ее экономике в целом, некоторые важные признаки указывают на то, что критический порог структурных изменений близок. Если правительство Ельцина предотвратит гиперинфляцию, продолжит свою амбициозную программу приватизации и приблизит цены на нефть к рыночному паритету, то в 1993 году порог может быть фактически перейден, что обеспечит основу для развития рыночной экономики.Если этого не произойдет, к концу года наступит повсеместный экономический хаос.

Опыт показывает, что статистические отчеты из Восточной Европы и России по-прежнему ненадежны. В Восточно-Центральной Европе, например, в 1990 и 1991 годах снижение в различных секторах экономики, составлявшее в среднем от 20 до 30 процентов, впоследствии уменьшилось на 10 процентов. По правде говоря, точных данных нет ни у кого. Официальные данные российского правительства не включают растущее число малых частных предприятий по всей России, большинство из которых не зарегистрированы.Одним из примеров статистической проблемы является официальная оценка безработицы. Около 500 000 российских рабочих из 70-миллионной рабочей силы были зарегистрированы как безработные в декабре 1992 года. Но чиновники Ельцина публично признают, что реальное число безработных превышает два миллиона и, вероятно, возрастет до пяти миллионов или более в 1993 году. Независимые наблюдатели в Москве говорят, что это число может достигать 10-20 миллионов человек. Невозможно определить, что означают эти цифры, потому что они не включают ни хронически неполную занятость, ни тех, кто имеет незарегистрированные рабочие места в частном секторе.Оценочные цифры, используемые для описания размеров частной экономики России (от 10 до 20% ВНП), столь же ненадежны.

Когда экономика находится в упадке, россияне не желают мириться с введением большего количества рыночных механизмов. Тем не менее, для того чтобы привести российскую экономику в движение, необходимо усиление механизмов свободного рынка. Хотя среди россиян нет единого мнения о том, какой процент экономики должен управляться свободным рынком, большинство аналитиков сходятся во мнении, что рыночные механизмы должны находиться где-то в диапазоне от 40 до 50 процентов; в настоящее время они составляют где-то около десяти процентов.

Самые большие проблемы

НАРОДЫ Восточной Европы и России продолжают одновременно решать четыре различных, но взаимосвязанных комплекса проблем: демонтаж оболочки коммунизма; переход к новым политическим и экономическим системам; преодоление проблем, присущих построению и поддержанию демократии; и столкнуться с эндемическими проблемами, которые предшествовали как коммунизму, так и переходу к гражданскому обществу. Разные страны находятся на разных стадиях перехода от коммунистического общества к гражданскому.Политика западной помощи должна учитывать эти разные уровни. Россия также сталкивается с дополнительным вызовом: продолжающимся кризисом идентичности.

В Восточной Европе был достигнут огромный прогресс в решении первой большой проблемы — наследия коммунизма. Однако оставшиеся проблемы глубоко укоренились, и для их преодоления потребуется поколение или даже больше. Помимо уничтожения формальных атрибутов коммунистического правления, устранение наследия коммунизма означает изменение психологии населения, убеждение его в способности индивидуума действовать в одиночку и небольшими группами, чтобы добиться перемен.Коммунизм очень эффективно разрушал горизонтальные связи общества. Восстановление этих связей между людьми требует большего внимания на региональном и местном уровнях, особенно в поощрении развития частного добровольческого сектора. В настоящее время группы американских и европейских добровольцев — от вышедших на пенсию руководителей корпораций, предоставляющих управленческий опыт, до безработных выпускников колледжей, преподающих английский язык, — добиваются значительных успехов в этих областях, но еще многое предстоит сделать.

Самые большие успехи в Восточной Европе были достигнуты во второй области — масштабных усилиях по созданию новых политических и экономических систем. Хотя демократические системы в большинстве восточноевропейских стран начинают существовать самостоятельно, значительная часть старой экономической инфраструктуры остается, препятствуя любому движению к полностью функционирующему свободному рынку. Четыре десятилетия коммунизма затормозили и деформировали экономику региона. Необходимо уделять больше внимания содействию развитию таких секторов, как банковское дело и страхование.В России ситуация еще более плачевная. Необходимо предпринять серьезные усилия по борьбе с организованной преступностью, если люди хотят верить в преимущества рыночной экономики и если молодые предприятия, которые являются ее жизненной силой, хотят выжить и процветать.

Третий набор проблем стоит перед каждым демократическим обществом: постоянные внутренние вызовы демократическим традициям и ценностям. Борьба Германии с небольшой группой воинствующих фашистов — в основном в пяти восточных землях бывшей Германской Демократической Республики — иллюстрирует проблемы, с которыми сталкиваются другие восточноевропейские государства.Когда второй по влиятельности лидер Венгерского демократического форума выступил с заявлением, в котором содержались антисемитские и другие расистские высказывания, потенциальные западные частные инвесторы отшатнулись. Эта реакция послала столь необходимый резкий сигнал венгерскому правительству о том, что политики будут нести ответственность перед своими гражданами и международным сообществом за заявления или действия, нарушающие концепцию справедливого и гражданского общества. В случае с Польшей и Чехией существует демократическая традиция, на которой можно основываться.Но в Румынии, Болгарии, Словакии, Сербии и бывших советских республиках демократических традиций почти нет. Следует ожидать некоторых внутренних беспорядков с годами, поскольку эти общества учатся справляться с капризами демократии. Между тем Соединенные Штаты и Запад могут сделать гораздо больше, чтобы поделиться мудростью своего опыта, извлекая уроки из нового опыта региона. Нигде в мире, включая Соединенные Штаты, не может быть так много людей, цитирующих документы федералистов, как в посткоммунистических странах Европы.Лихорадочные дебаты Александра Гамильтона, Джона Джея и Джеймса Мэдисона реальны и в равной степени актуальны в этом регионе.

Самые большие препятствия связаны с четвертой проблемой — эндемическими проблемами, которые предшествовали как коммунизму, так и нынешнему переходу к гражданскому обществу. Многовековая этническая и религиозная вражда, споры о границах и ресурсах, а также вековые культурные предубеждения, подобные предубеждениям против цыган в Центральной Европе и на Балканах, были заморожены за полвека или более советской власти. Они вновь появились с удвоенной силой.Эти проблемы представляют огромную угрозу стабильности вновь созданных демократий. Международному сообществу предстоит сделать гораздо больше, включая новаторские усилия по урегулированию пограничных споров, укреплению транснационального сотрудничества и ускорению экономического развития наиболее бедных районов. На сегодняшний день самой интересной инициативой является инициатива местных властей Венгрии, Польши, Словакии, Украины и Румынии по созданию Карпатского еврорегиона. Подчеркивая транснациональное сотрудничество при соблюдении границ и прав меньшинств, этот проект Карпатского еврорегиона предлагает большие перспективы в качестве модели будущих межгосударственных отношений в посткоммунистической Европе.

Один из самых сложных вызовов для Запада – пятый – кризис идентичности России. У этих замечательных людей есть чувство миссии и предназначения, которое почти духовно по своей природе, но всегда в движении. Постоянный поиск переопределения себя — это что-то особенно русское. Это также иногда дестабилизирует. Распад Советского Союза и нынешнее бессилие российского государства являются причиной большого позора для многих россиян. Запад должен учитывать этот факт, иначе он может пострадать от последствий трансформации гордости за русскую национальность в крайний шовинистический русский национализм.

Единственным наиболее важным политическим решением, которое определит основной характер отношений Запада с Россией, будет вопрос о том, признавать ли географическую целостность Российской Федерации. Некоторые члены западных парламентов, например, дали смешанные сигналы делегациям татар, чеченцев и других народов автономных республик в составе Российской Федерации, которые требуют независимости. Некоторые утверждают, что Россия остается колониальной империей и должна быть расколота, в то время как многие русские считают, что конечная цель Запада — уничтожить Российское государство.От того, как Запад отреагирует на этот вопрос, будут зависеть отношения между Россией и остальным миром.

Соединенные Штаты должны иметь твердое моральное обязательство содействовать созданию более децентрализованного федеративного Российского государства. Со стороны США и их союзников было бы серьезной ошибкой вмешиваться в целостность Российской Федерации, поощряя или признавая независимость любого из народов, проживающих в пределах российских границ. Опыт Югославии показывает, что традиционный западный ответ на этнический национализм — самоопределение — не может применяться постоянно, пока не достигнет наименьшего знаменателя.В противном случае международное сообщество не сможет создать и поддерживать порядок, основанный на справедливости между народами.

Более сложный вариант этого вопроса — отношения Российской Федерации с бывшими советскими республиками. Большинство россиян считают всю территорию бывшего Советского Союза, включая Прибалтику, своей особой сферой влияния. В Москве предпринимаются серьезные усилия по воссозданию новых близких отношений с использованием СНГ. или его правопреемника в качестве транспортного средства.Таким усилиям и впредь будут сопротивляться Украина, Грузия, Молдавия, страны Балтии и другие. Западу предстоит определить, насколько далеко он готов зайти, чтобы обеспечить независимость этих государств. В то время как Польша, Венгрия, Чехия и Словакия больше не боятся российской военной угрозы, государства бывшего Советского Союза боятся. Многочисленные русские меньшинства в этих соседних государствах будут все чаще использоваться для оправдания российского военного вмешательства.

Как справиться с новой Россией, Восточная Европа

ПРОДОЛЖАЮЩИЙСЯ КРИЗИС внутри ЭГ по поводу ее будущего в сочетании с серьезными внутренними проблемами ее государств-членов, включая Германию, делают маловероятным то, что Европа обеспечит необходимое лидерство в отношениях с Россией в 1993 году.Только у Америки есть необходимые полномочия и власть, чтобы взять на себя командование. Более того, у него есть историческая возможность это обеспечить. Администрация Клинтона должна тесно сотрудничать с Европой и Японией для решения проблем России. Однако президенту Клинтону не следует откладывать принятие смелых шагов до тех пор, пока не будет достигнут консенсус. Необходимо реальное лидерство Запада в эффективном решении пяти проблем. Президент должен сосредоточиться на двух конкретных областях: разработке стратегии для России и Восточной Европы и переориентации американской помощи региону.

Администрация должна сначала решить ключевые стратегические вопросы: готовы ли Соединенные Штаты обеспечить лидерство в течение двух десятилетий, которые потребуются для завершения преобразований в Восточной Европе и придания необратимого характера процессу в бывшем Советском Союзе? Решительно ли Соединенные Штаты признают территориальную целостность Российской Федерации, пытаясь при этом содействовать созданию новой формы федерализма? Готовы ли Соединенные Штаты предпринять необходимые шаги для обеспечения суверенитета и независимости бывших советских республик и защиты их от господства России? Готовы ли Соединенные Штаты отказаться от своей политики двойных стандартов в отношении России по целому ряду вопросов, таких как продажа оружия (например, Соединенные Штаты оказывали давление на Россию, чтобы она не продавала оружие Тайваню, а затем развернулись и сделали это сами, тем самым сильно разозлив власти Москвы).Готов ли Запад распространить гарантии безопасности на новые демократии Восточной Европы или заметно усилить миротворческую роль Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ)? Готовы ли Соединенные Штаты рассматривать Россию в качестве долгосрочного глобального стратегического партнера, или Россию по-прежнему будут скептически рассматривать как ненадежную и потенциально враждебную евразийскую державу?

До тех пор, пока не будут даны ответы на эти вопросы, не может быть ни западной, ни американской стратегии, а могут быть только тактические ответы на революционную ситуацию.Некоторые идеи для рассмотрения администрацией Клинтона, Японией и Европой включают:

— В отношении России и других стран СНГ члены, единственным наивысшим приоритетом для администрации Клинтона является переопределение и увеличение объема помощи США, классифицируемой как гуманитарная. В такое расширенное определение гуманитарной помощи должны быть включены лекарства, средства гигиены, витамины и другие пищевые добавки. Помимо этических соображений, такие действия создадут значительную добрую волю среди российского населения и помогут противодействовать растущим антиамериканским настроениям среди важных слоев общества.

— Соединенным Штатам следует организовать международную рабочую группу для проведения подробного анализа существующих и будущих угроз безопасности в Центральной и Восточной Европе, на Балканах и в бывшем Советском Союзе. Затем Соединенным Штатам следует представить эти выводы на саммите, чтобы настаивать на создании системы безопасности, отвечающей более четкому пониманию реальных рисков. В частности, Соединенным Штатам необходимо разработать новый подход — форму «страховки мира», — которая эффективно вовлечет международное сообщество до того, как разразится кризис, требующий «поддержания мира» или «миротворчества».»

— Соединенные Штаты должны взять на себя инициативу в разработке новой западной экономической стратегии для России. Следует избегать любой помощи, которая может ускорить инфляцию. Правительству США следует создать фонд рискового капитала, чтобы соответствовать капитальным вложениям тех средних и мелких американских компаний, которые готовы инвестировать в Россию и другие государства региона. Этот фонд должен делать акцент на передовых технологиях. Соединенные Штаты также должны взять на себя инициативу по созданию фонда продовольственного сектора для содействия производству и распределению продуктов питания.

— Вашингтон должен послать четкий сигнал руководству в Москве, что, несмотря на нынешний провал макроэкономической стабилизации, Запад готов увеличить размер резервного кредита Международного валютного фонда для России, но не готов смягчить условия кредита. В то же время Соединенные Штаты должны возглавить международное сообщество, чтобы заключить пятилетнее соглашение о 100-процентном облегчении долгового бремени с выплатой лишь символических процентов.

— Чтобы воспрепятствовать возрождению русского шовинизма и придать легитимность российской армии как миротворческой силе во внутренних районах С.ЯВЛЯЕТСЯ. споров, особенно связанных с защитой русских меньшинств, президенту Клинтону следует рекомендовать, чтобы военные наблюдатели, действующие под эгидой СБСЕ и набранные в основном из стран НАТО, включались во все миротворческие миссии на территории бывшего Советского Союза.

— Чтобы предотвратить «военизм» и более эффективно защитить советские запасы ядерного оружия, Запад должен получить больше рычагов влияния на российские вооруженные силы. Наилучшим образом это может быть достигнуто путем проведения энергичной политики обеспечения условий для войск, возвращающихся в Россию; программы переподготовки российских военных, особенно офицеров, для их интеграции в гражданскую экономику; и ускорение демонтажа ядерного оружия и обеспечение безопасности его расщепляющихся материалов.В целом Соединенным Штатам следует переориентировать помощь на деятельность, которая приведет к демилитаризации российского общества.

— Запад должен продвигать значимую независимость для нерусских членов СНГ. Он больше не может преуменьшать их статус как полноценных международных образований. Посольства должны быть открыты во всех странах СНГ. Капитолии и послы отправлены. Поведение России в этих штатах следует оценивать по тем же стандартам, которые Америка применяет к поведению России в других соседних государствах.

Обеспечение актуальности Western Assistance

МНОГОЕ стало известно с 1989 года, когда мир стал свидетелем ошеломляющего краха коммунизма в Европе, и это следует учитывать при разработке политики помощи Запада. Хотя маловероятно, что поступят новые крупные суммы поддержки, можно было бы сделать гораздо больше, чтобы лучше использовать существующие ассигнования. В частности, могут быть предприняты следующие виды действий:

— Переориентировать основной U.S. программы помощи, особенно те, которые находятся в ведении Агентства международного развития, для широких масс. В Центральной и Восточной Европе, где макроэкономическая стабилизация была в основном успешной, Америка должна сосредоточить свою помощь на микроэкономическом уровне, работая с предприятиями и рабочими, чтобы облегчить структурные преобразования.

— Инвестируйте в технологии, которые помогают странам Восточной Европы перейти от индустриальной эпохи к информационной. Эта «чехарда» может стать эффективным способом укрепления демократии за счет расширения доступа к информации.Это может оживить эти экономики за счет развития передовой телекоммуникационной инфраструктуры и может быть экономически выгодным для западных компаний с передовыми технологиями.

— Сосредоточьтесь на тех странах — Словакии, Румынии, Болгарии, Украине, — которые находятся на наиболее важных этапах перехода. В Польше, Венгрии, Словении и Чехии Америка должна сосредоточиться на конкретных проблемах (загрязнение окружающей среды, безработица, неадекватное здравоохранение) и конкретных регионах, которые отстают в переходном процессе, таких как Северная Богемия и Сувалки.Значительная часть поддержки США должна быть направлена ​​на транснациональное сотрудничество, начиная от транспорта и энергетики и заканчивая сельским хозяйством и телекоммуникациями.

Долгосрочная стратегия содействия процессу трансформации не менее важна, чем план Маршалла после Второй мировой войны; ставки одинаково высоки. То, что происходит с Россией и Восточной Европой, влияет на Америку и весь мир. Пожар в Косово или Македонии может охватить как Турцию, так и Грецию, двух союзников по НАТО.Потенциальная цепочка реакций практически бесконечна. Ожидание международного консенсуса вокруг новой стратегии будет означать, что Америка опоздает и будет слишком не вовлечена, чтобы что-то изменить. Играть с трибунами, говоря о торжестве демократии и американских ценностей, ничего не значит в переходном мире посткоммунистической Европы.

Президент Клинтон, как маэстро западной политики, может изменить ситуацию, если примет самые трудные части вызова. Ему следует помнить слова покойного дирижера Джорджа Сзелла: «Дирижеры должны давать безошибочные и наводящие на размышления сигналы оркестру, а не хореографию публике.» Это то, чего ожидают жители Восточной Европы и бывшего Советского Союза. Как и многие американцы.

Идет загрузка…
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы сайта.

Россия требует от НАТО покинуть Восточную Европу и ограничить размещение ракет | Новости | ДВ

Россия в пятницу обнародовала ряд требований к США и НАТО в случае восстановления отношений.

Это происходит на фоне обострения напряженности между Западом и Россией из-за опасений военного вторжения в Украину и продолжения гибридной войны на внешней границе Европейского Союза с Беларусью.

Российские документы были представлены США и их союзникам в начале этой недели. Публикация незавершенных соглашений — необычный ход в международной дипломатии.

Чего хочет Россия?

  • Прекращение военной деятельности НАТО в Восточной Европе, включая Украину, Кавказ и Среднюю Азию
  • Отсутствие расширения членства в НАТО, особенно на Украину другая сторона
  • Запрещение военных учений более чем одной военной бригады в согласованной приграничной зоне
  • Соглашение о том, что стороны не считают друг друга противниками и будут разрешать споры мирным путем
  • Ни Россия, ни США не могут размещать ядерное оружие за пределами своей национальные территории

Что сказала Россия?

Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков заявил журналистам, что Россия и Запад должны заново начать восстановление отношений.

«Линия, проводимая США и НАТО в последние годы на агрессивную эскалацию ситуации в сфере безопасности, абсолютно неприемлема и крайне опасна», — сказал он.

«Вашингтону и его союзникам по НАТО следует немедленно прекратить регулярные враждебные действия против нашей страны, в том числе внеплановые учения… и маневры военных кораблей и самолетов, и прекратить военное освоение территории Украины».

Рябков заявил, что Россия готова начать переговоры уже в субботу, и предложил Женеву в качестве места проведения.

Что ответили члены НАТО?

Соединенные Штаты ясно дали понять, что Россия не имеет права голоса в отношении членства в НАТО, и заявили, что не будут вести переговоры без участия Европы.

«Без наших европейских союзников и партнеров переговоров по европейской безопасности не будет», — заявила журналистам пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки. «Мы не пойдем на компромисс с ключевыми принципами, на которых строится европейская безопасность, включая то, что все страны имеют право самостоятельно определять свое будущее и внешнюю политику без вмешательства извне.

Выступая на мероприятии Совета по международным отношениям, советник по национальной безопасности США Джейк Салливан заявил, что США готовы к диалогу с Россией в соответствующем формате.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что альянс получил проекты документов. Он сказал, что любой диалог с Москвой «также должен учитывать обеспокоенность НАТО действиями России, основываться на основных принципах и документах европейской безопасности и проводиться в консультации с европейскими партнерами НАТО, такими как Украина».

Он сказал, что 30 стран-членов НАТО «дали понять, что, если Россия предпримет конкретные шаги по снижению напряженности, мы готовы работать над усилением мер доверия».

Дипломаты НАТО заявили информационному агентству Reuters, что Москва не может иметь права вето на дальнейшее расширение альянса.

«Россия не является членом НАТО и не решает вопросы, связанные с НАТО», — заявил официальный представитель МИД Польши Лукаш Ясина.

Великобритания оказала поддержку Украине в условиях кризиса, пообещав использовать все свои «дипломатические и экономические возможности» для противодействия российской «агрессии», заявил премьер-министр Борис Джонсон президенту Украины Владимиру Зеленскому в телефонном разговоре.

Россия создает «дымовую завесу», говорит эксперт

Некоторые эксперты ставят под сомнение, действительно ли Россия верит, что НАТО уступит ее требованиям, или Кремль просто отвлекает от своих целей.

«Что-то не так с этой картинкой, [политика] кажется дымовой завесой», — написал в Twitter специалист по России исследовательской организации CNA из Вирджинии Майкл Кофман.

jsi, aw/sms (AFP, AP, Reuters, dpa)

Российские, восточноевропейские и евразийские исследования

Консультанты: Сергей Глебов, Томас Робертс, Вера Шевзова

Специальность «Российские, восточноевропейские и евразийские исследования» (REEES) позволяет студентам сосредоточиться на любом аспекте истории, литературы, культуры, религии или политики региона, а также развивать свою собственную концентрацию в рамках специальности в консультации со своим консультантом.Развивая свою концентрацию, студентам предлагается использовать междисциплинарный подход, сочетая курсовую работу по языку, правительству, истории, литературе и религии. Студенты могут выбирать из курсов, предлагаемых как в Smith, так и через Five College Consortium; студентам также предлагается учиться за границей в течение летней, семестровой или годовой программы.

Программа REEES направлена ​​на размещение студентов, которые координируют свое обучение в REEES со второй специальностью.

Чтобы помочь учащимся развить концентрацию, программа REEES предлагает два курса: 1) Краеведение ; 2) Язык и литература .

 

Региональные исследования

Учащиеся, выбравшие направление «Стратегия страноведения», получат практическое представление об истории и культуре России, Восточной Европы и Центральной Азии, а также о геополитическом значении этого региона в современном глобальном мире. Студенты приобретут продвинутый уровень владения русским или другим языком, актуальным для региона.Выполняя курсовую работу по широкому кругу дисциплин, студенты получат представление о различных методологических подходах, которые ученые используют при изучении этого очень разнообразного и динамичного региона мира.

Трек «Местоведение» состоит из 11 курсов, которые включают следующие требования:

  • Четыре семестра обучения языку, обычно завершаемые прохождением RES 100Y (годовой вводный курс русского языка) или RES 120 (интенсивный семестровый курс из 8 кредитов, который охватывает год изучения русского языка) и RES 220 и РЭС 221 (комбинация которых эквивалентна российскому второму курсу).Студенты могут продолжить изучение другого языка, имеющего отношение к региону. Учащиеся, занявшие места на первом или втором курсе по русскому языку (или другому соответствующему языку), проконсультируются со своим консультантом или директором программы о том, как лучше всего выполнить требование четырех семестров обучения языку.

Студентам настоятельно рекомендуется продолжить изучение русского языка (или другого языка региона), особенно в рамках программы обучения за рубежом, чтобы достичь продвинутого уровня владения языком.Кредиты, полученные на языковых курсах обучения за рубежом, могут учитываться при выполнении основных требований.

  • Шесть семестровых (4 кредита) курсов, по крайней мере один из которых будет включать семестровый курс, преподаваемый на русском языке (эквивалентно RES 331) или другом соответствующем языке. Развивая свою область деятельности, студентам настоятельно рекомендуется искать курсы, охватывающие широкий спектр дисциплин, включая антропологию и социологию, искусство и кино, правительство/политологию/международные отношения, историю, литературу и религию.
  • Семинар на 300 уровней, специальные исследования на основе исследований или дипломная работа с отличием (который представляет собой годичный проект, который считается двумя курсами).

Курс языков и литературы

Трек «Язык и литература» дает учащимся возможность сосредоточиться на языке, литературе и кинематографе России, Восточной Европы и Евразии. Ожидается, что учащиеся достигнут продвинутого уровня владения русским или другим соответствующим языком, а также будут тесно связаны с литературными произведениями и фильмами на языке оригинала.Сосредоточив внимание на языке, литературе и кинематографе одной или нескольких культур региона, учащимся этого направления также предлагается изучить соответствующие дисциплины, представленные в учебной программе REEES.

Трек «Язык и литература» состоит из 11 курсов, которые включают следующие требования:

  • Шесть семестров языкового обучения на русском или другом языке региона. Для русского языка это обычно можно выполнить, пройдя RES 100Y (годовой вводный курс русского языка; это также можно выполнить, пройдя эквивалентный RES 120, интенсивный односеместровый курс), RES 220 и RES 221 ( комбинация которых эквивалентна русскому языку второго года обучения), а также РЭС 331 и РЭС 332 (комбинация которых эквивалентна русскому языку третьего года обучения).Студенты, которые на основе имеющихся знаний переходят на более высокий уровень владения русским или другим языком, проконсультируются со своим консультантом или директором программы о том, как лучше всего выполнить требование шести семестров обучения языку.

В то время как шесть семестров языкового обучения на русском языке, а также курсы на других языках региона обычно предлагаются в Smith или в Five Colleges, студентам, изучающим направление «Язык и литература», настоятельно рекомендуется записаться на программу обучения за границей. (или аналогичная программа в США).Кредиты, полученные на этих языковых курсах, будут учитываться при выполнении основных требований, а также могут предоставить учащимся возможность повысить уровень владения языком.

  • Четыре семестровых (4 кредита) курса по литературе или кино, только один из которых обычно соответствует 100-му уровню. Обычно один из этих курсов будет посвящен литературе девятнадцатого века. Из четырех курсов студенты также могут выбрать один из списка утвержденных курсов REEES по другим дисциплинам.
  • Семинар на 300 уровней, специальные исследования на основе исследований или дипломная работа с отличием (который представляет собой годичный проект, который считается двумя курсами).
     

Дополнительные указания для майора

  • Некоторые из наиболее выдающихся ученых в области REEES преподают в Консорциуме пяти колледжей (Amherst College, Hampshire College, Mount Holyoke College и UMass), и студентам предлагается воспользоваться богатыми предложениями REEES, доступными на других кампусы.Пожалуйста, посетите веб-страницу Five College REEES для данного семестра, чтобы увидеть текущий список утвержденных курсов.
  • Курсы, пройденные во время обучения за границей или в аккредитованном учебном заведении в течение лета, могут быть засчитаны в счет специальности. Студенты должны проконсультироваться со своими консультантами перед тем, как приступить к таким курсам, а также уточнить в офисе регистратора Смита возможность переноса кредитов. По завершении такого курса студенты должны обратиться в Консультативный комитет REEES с просьбой засчитать эти курсы.Студентам рекомендуется представить учебный план и любую соответствующую завершенную работу по курсу вместе со своими ходатайствами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.