Русская народная изба картинки: D1 80 d1 83 d1 81 d1 81 d0 ba d0 b0 d1 8f d0 b8 d0 b7 d0 b1 d0 b0 d0 b2 d0 bd d1 83 d1 82 d1 80 d0 b8: стоковые картинки, бесплатные, роялти-фри фото D1 80 d1 83 d1 81 d1 81 d0 ba d0 b0 d1 8f d0 b8 d0 b7 d0 b1 d0 b0 d0 b2 d0 bd d1 83 d1 82 d1 80 d0 b8

Содержание

внутреннее убранство — Щи.ру —  

Русская изба: внутреннее убранство — Щи.ру

Русская изба всегда была ладной, добротной и самобытной. Архитектура её свидетельствует о верности многовековым традициям, их стойкости и уникальности. Её планировка, конструкция и внутреннее убранство создавались на протяжении многих лет. Не так много традиционных русских домов сохранилось по сей день, но всё же в некоторых регионах их можно встретить. 

Изначально избы в России строили из дерева, частично заглубляя их фундамент под землю. Это обеспечивало большую надёжность и долговечность сооружения. Чаще всего в ней была всего одна комната, которую владельцы делили на несколько отдельных частей. Обязательной частью русской избы был печной угол, для отделения которого использовали занавеску. Кроме этого выделялись отдельные зоны для мужчин и женщин. Все углы в доме выстраивались в соответствии со сторонами света и самым главным среди них был восточный (красный), где семья организовывала иконостас. Именно на иконы гости должны были обратить внимание сразу же после входа в избу.


Крыльцо русской избы

Архитектура крыльца всегда была тщательно продумана, ей владельцы дома уделяли достаточно много времени. В ней сочетался отличный художественный вкус, многовековые традиции и изобретательность зодчих. Именно крыльцо соединяло избу с улицей и открывалось всем гостям или прохожим. Интересно, что на крыльце вечерами после тяжёлой работы часто собиралась вся семья, а также соседи. Здесь гости и владельцы дома танцевали, пели песни, а дети бегали и резвились. 

В разных областях России форма и размеры крыльца кардинально отличались. Так, на севере страны оно было достаточно высоким и большим, а для установки выбирался южный фасад дома. Благодаря такому ассиметричному размещению и уникальной архитектуре фасада весь дом смотрелся очень своеобразно и красиво. Также достаточно часто можно было встретить крыльца, поставленные на столбы и украшенные ажурными деревянными столбиками. Они были настоящим украшением дома, делая его фасад ещё более серьёзным и добротным. 

На юге России крыльца устанавливали со стороны передней части дома, привлекая внимание прохожих и соседей ажурной резьбой. Они могли быть как на две ступеньки, так и с целой лестницей. Некоторые владельцы дома украшали своё крыльцо навесом, а другие оставляли открытым.


Сени

Для того, чтобы сохранить в доме максимальное количество тепла от печи владельцы отделяли жилую зону от улицы. Сени — это именно то пространство, которое сразу же видели гости при входе в избу. Кроме сохранения тепла сени также использовались для хранения коромысла и других нужных вещей, именно здесь многие делали чуланы для продуктов. 

Для разделения сеней и отапливаемой жилой зоны также делали высокий порог. Он делался для предотвращения проникновения холода в дом. Кроме этого по многовековым традициям каждый гость должен был поклониться при входе в избу, а зайти внутрь не приклонившись перед высоким порогом было невозможно. В противном случае гость просто ударялся голой об косяк.


Русская печь

Быт русской избы вращался вокруг печи. Она служила местом для приготовления пищи, отдыха, обогрева и даже банных процедур. Наверх вели ступени, в стенах имелись ниши для разной утвари. Топка всегда была с железными заслонами. Устройство русской печи – сердца любой избы – удивительно функциональное.

Печь в традиционных русских избах всегда размещалась в основной зоне, справа или слева от входа. Именно её считали главным элементом дома, поскольку на печи готовили еду, спали, она обогревала весь дом. Доказано, что приготовленная в печи еда самая полезная, поскольку в ней сохраняются все полезные витамины. 

С древних времён с печкой связывали множество поверий. Наши предки верили, что именно на печи обитает домовой. Мусор никогда не выносили из избы, а сжигали в печи. Люди верили, что так вся энергия остаётся в доме, что способствует увеличению достатка семьи. Интересно, что в некоторых областях России в печи парились и мылись, а также использовали для лечения серьёзных заболеваний. Лекари того времени утверждали, что вылечить болезнь можно просто полежав на печи несколько часов.


Печной угол

Его также называли «бабий угол», поскольку именно сделать находилась вся кухонная утварь. Его отделяла занавеска или даже деревянная перегородка. Сюда практически никогда не заходили мужчины из своей семьи. Огромным оскорблением владельцев дома был приход чужого мужчины за занавеску в печной угол. 

Здесь женщины стирали и сушили вещи, готовили еду, лечили детей и гадали. Практически каждая женщина занималась рукоделием, а самым спокойным и удобным местом для этого был именно печной угол. Вышивка, шитьё, роспись — это самые популярные виды рукоделия девушек и женщин того времени.


Лавки в избе

В русской избе стояли подвижные и неподвижные лавки, а уже с 19 века начали появляться стулья. Вдоль стен дома владельцы устанавливали неподвижные лавки, которые крепились с помощью поставок или ножек с резными элементами. Подстава могла быть плоской или сужаться к середине, в её декоре часто присутствовали резные узоры и традиционные орнаменты. 

Также в каждом доме были передвижные лавки. Такие скамьи имели по четыре ножки или устанавливались на глухие доски. Спинки часто делали так, чтобы их можно было перекинуть на противоположный край лавки, а для украшения использовали резной декор. Скамью всегда делали более длинной чем стол, а также часто покрывали плотной тканью.


Мужской угол (Коник)

Он находился справа от входа. Здесь обязательно стояла широкая лавка, которую с обеих сторон ограждали деревянными досками. Их вырезали в форме конской головы, поэтому мужской угол часто называют «коник». Под скамьёй мужчины хранили свои инструменты, предназначенные для ремонта и других мужских работ. В этом углу мужчины ремонтировали обувь и утварь, а также плели корзины и другие изделия из лозы. 

На скамью в мужском углу присаживались все гости, пришедшие к владельцам дома на короткое время. Именно здесь мужчина спал и отдыхал.


Женский угол (Середа)

Это было важное в женской судьбе пространство, поскольку именно из-за печной занавески девушка выходила во время смотрин в нарядном одеянии, а также ждала жениха в день свадьбы. Здесь женщины рожали детей и кормили их подальше от посторонних глаз, скрываясь за занавеской. 

Также именно в женском углу дома понравившегося парня девушка должна была спрятать обметалочку, чтобы в скором времени выйти замуж. Верили, что такая обметалочка поможет невестке скорее подружиться со свекровью и стать хорошей хозяйкой в новом доме.


Красный угол

Это самый светлый и важный угол, поскольку именно его считали священным местом в доме. По традиции при строительстве ему выделяли место на восточной стороне, где два смежных окна образуют угол, таким образом свет падает, делая угол самым светлым местом в избе. Здесь обязательно висели иконы и вышитые рушники, а также в некоторых избах — лики предков. Обязательно в красном углу ставили большой стол и принимали пищу. Под иконами и рушниками всегда хранили свежеиспечённый хлеб. 

 И по сей день известны некоторые традиции связанные со столом. Так, молодым людям не желательно сидеть на углу, чтобы в будущем создать семью. Дурная примета оставлять грязную посуду на столе или сидеть на нём.


Крупы, муку и другие продукты наши предки хранили в сенниках. Благодаря этому хозяйка всегда могла быстро приготовить еду из свежих продуктов. Кроме этого были предусмотрены дополнительные постройки: погреб для хранения овощей и фруктов зимой, хлев для скота и отдельные сооружения для сена. 

Внутреннее убранство русской избы — СветлояР

Интерьер русских изб в большинстве своем очень похож и включает в себя ряд элементов, которые можно встретить в любом доме. Если говорить об устройстве избы, то она состоит из:

  •  1-2 жилых помещений
  • сени
  • горница
  • чулан
  • терраса

Сени и порог в доме


Первое с чем сталкивался гость, зайдя в дом — это сени. Это своего рода зона между отапливаемым помещением и улицей. Весь холод задерживался в сенях и не поступал в основное помещение. Сени использовались славянами в хозяйственных целях. В этом помещении держали коромысло и другие вещи. В сенях располагался чулан. Это помещение, которое отделялось от сеней перегородкой. В нем располагался ларь с мукой, яйца и другие продукты

Отапливаемое помещение и сени отделяли дверь и высокий порог. Такой порог делался для того, чтобы холодному воздуху было сложнее проникать в теплое помещение. Кроме этого, существовала традиции, согласно которой гость, входя в помещение, должен был кланяться, приветствую хозяев и домового. Высокий порог как раз «принуждал» гостей преклоняться, входя в основную часть дома. Так как вход без преклонения обеспечивал удар головы об косяк.

С приходом на Русь христианства поклон домовому и хозяевам дополнился осенением себя крестным знамением и поклоном иконам в красном углу.

Где ставили печь в русской избе


Переступая через порог, гость попадал в основное помещение избы.  Первое, что попадало на глаза — печь. Располагалась она сразу слева или справа от двери. Русская печь — основной элемент избы. Отсутствие печи говорит о том, что строение является нежилым. Да и свое название русская изба получила именно благодаря печи, которая позволяет топить помещение. Еще одна важная функция данного устройства — приготовление пищи

. До сих пор нет более полезного способа приготовления еды, чем в печи. В настоящее время существуют различные пароварки, которые позволяет сохранить максимум полезных элементов в пище. Но все это не сравнимо с приготовленной едой из печки. С печью связано много поверий. Например, считали, что она являлась любимым местом отдыха для домового.  Или, когда ребенок терял молочный зуб, его учили бросать зуб под печку и говорить:

«Мышка, мышка, на тебе репяной зуб, а ты дай мне костяной зуб»

Также считалось, что мусор из дому нужно сжигать в печи, чтобы энергия не уходила наружу, а оставалась внутри помещения. 

Красный угол в русской избе


Красный угол — неотъемлемая составляющая внутреннего убранства русской избы. Он располагался по диагонали от печи (чаще всего это место выпадало на восточную часть дома — на заметку тем, кто не знает куда установить красный угол в современном жилище).  Это было священное место, где находились рушники, иконы, лики предков и божественные книги. Необходимой частью красного угла являлся стол. Именно в этом углу вкушали пищу наши предки. Стол же считался неким алтарем, на котором всегда находился хлеб:

«Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»

Поэтому даже сегодня традиция не позволяет сидеть на столе. А оставлять ножи и ложки считается дурной приметой. До сегодняшних дней сохранилось еще одно поверье связанное со столом: молодёжи запрещалось сидеть на углу стола, дабы избежать участи безбрачия.

Лавка с сундуком в избе


Предметы быта в русской избе играли каждая свою роль. Скрыня или сундук для одежды являлся важным элементов дома.  Скрыня переходила по наследству от матери к дочери. В него складывалось приданное девушки, которое она получала после замужества. Располагался этот элемент интерьера русской избы чаще всего рядом с печкой.

Лавки также являлись важным элементов интерьера русской избы. Условно они делились на несколько видов:

  • долгая — отличается от остальных длиной. Считалась женским местом, где занимались вышиванием, вязанием и т. д.
  • короткая — во время трапезы на ней сидели мужчины.
  • кутная — устанавливалась около печи. На ней ставились вёдра с водой, полки для посуды, горшки.
  • пороговая — шла вдоль стены, где расположена дверь. Использовалась в качестве кухонного стола.
  • судная — лавка выше, чем другие. Предназначалась для хранения полок с посудой и горшков.
  • коник — мужская лавка квадратной формы с вырезанной конской головой сбоку. Располагалась около двери. На ней мужчины занимались мелким ремеслом, поэтому под лавкой хранились инструменты.
  • «нищая» также располагалась у двери. На нее мог садиться любой гость, вошедший в избу без разрешения хозяев. Связано это с тем, что гость не может пройти в избу далее матицы (бревно,  служащее основанием для потолка). Визуально матица выглядит как выступающее бревно поперек основных уложенных досок на потолке.

Горница — это еще одно жилое помещение в избе. Имелось оно у зажиточных крестьян, ибо подобное помещение мог позволить себе не каждый. Горница чаще всего устраивалась на втором этаже. Отсюда её название горница — «гора». В ней находилась другая печь, называемая голландкой. Это печь округлой формы. Во многих деревенских домах они стоят до сих пор, являясь украшением. Хотя даже сегодня можно встретить избы, которые отапливаются этими старинными приборами.

О печи уже сказано достаточно. Но нельзя не упомянуть и те инструменты, которые использовались в работе с русскими печами. Кочерга — самый известный предмет. Представляет собой железный прут с загнутым концом. Применялась кочерга для размешивания и сгребания углей. Помело же использовалось для очищения печи от углей.

С помощью ухвата можно было перетаскивать или передвигать горшки и чугунки. Он представлял собой металлическую дугу, которая позволяла захватывать горшок и переносить его с места на место. Ухват позволял ставить чугунок в печь без боязни обжечься.

Еще одним предметом, используемым в работе с печкой, является хлебная лопата. С помощью неё хлеб помещают в печь и вытаскивают после приготовления. А вот слово «чапля» знают не многие. Этот инструмент по другому называют сковородник. Использовался он для захвата сковороды

Колыбель в избе


Колыбель на Руси имели различные формы. Были и выдолбленные, и плетеные, и подвесные, и «ваньки-встаньки». Названия же их были на удивление разнообразны: люлька, зыбка, колиска, качалки, баюкалка. Но с колыбелью связан ряд традиций, который оставался неизменным. Так, например, считалось необходимым устанавливать колыбель в том месте, где младенец может наблюдать рассвет. Качать пустую колыбель считалось плохой приметой. В эти и многие другие поверья мы верим и по сегодняшний день. Ведь все традиции предков основывались на их личном опыте, который новое поколение приняло у своих пращуров.

Внутреннее убранство русской избы » Перуница


Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом. Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым. В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.
Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан» или «прилуб». Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.
Традиционная неподвижная обстановка жилища дольше всего удерживалась около печи в женском углу.Красный угол, как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи. В южнорусских районах Европейской России красный угол — пространство, заключенное между стеной с дверью в сени и боковой стеной. Печь находилась в глубине избы, по диагонали от красного угла. В традиционном жилище почти на всей территории России, за исключением южнорусских губерний, красный угол хорошо освещен, поскольку обе составляющие его стены имели окна. Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще «святым».

Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол, лишь в ряде мест Псковской и Великолукской губ. его ставят в простенке между окнами — против угла печи. В красном углу подле стола стыкаются две лавки, а сверху, над божницей, — две полки полавочника; отсюда западно-южнорусское название угла «сутки» (место, где стыкаются, соединяются элементы убранства жилища).Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. В свадебном обряде сватание невесты, выкуп ее у подружек и брата совершались в красном углу; из красного угла отчего дома ее увозили на венчание в церковь, привозили в дом жениха и вели тоже в красный угол.

Во время уборки урожая первый и последний устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры. Эти ученые видят в их взаимном расположении своеобразную иллюстрацию к русскому двоеверию просто сменили в Божьем углу более древние — языческие, а на первых порах несомненно соседствовали там с ними.Что же до печки… подумаем серьезно, могла ли «добрая» и «честная» Государыня Печь, в присутствии которой не смели сказать бранного слова, под которой, согласно понятиям древних, обитала душа избы — Домовой,- могла ли она олицетворять «тьму»? Да никоим образом. С гораздо большей вероятностью следует предположить, что печь ставилась в северном углу в качестве неодолимой преграды на пути сил смерти и зла, стремящихся ворваться в жилье.Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве.

Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи. Места для ночного сна также были распределены. Старые люди спали на полу около дверей, печи или на печи, на голбце, дети и холостая молодежь — под полатями или на полатях. Взрослые брачные пары в теплое время ночевали в клетях, сенях, в холодное — на лавке под полатями или на помосте около печи.Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий — рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать. В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь.

В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях. Интерьер горницы отличался от интерьера внутреннего пространства избы присутствием голландки вместо русской печи или вообще отсутствием печи. В остальном хоромный наряд, за исключением полатей и помоста для спанья, повторял неподвижный наряд избы. Особенностью горницы было то, что она всегда была готова к приему гостей. Под окнами избы делались лавки, которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались «опушкой» — доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались «опушенными» или «с навесом», «с подзором».

В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать — топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть. То же касается и сватов: они проходили к столу и садились на лавку только по приглашению.

В похоронной обрядности покойного клали на лавку, но не на любую, а на расположенную вдоль половиц.Долгая лавка — лавка, отличавшаяся от других своей длиной. В зависимости от местной традиции распределения предметов в пространстве дома, долгая лавка могла иметь различное место в избе. В севернорусских и среднерусских губерниях, в Поволжье она тянулась от коника к красному углу, вдоль боковой стены дома. В южновеликорусских губерниях она шла от красного угла вдоль стены фасада. С точки зрения пространственного деления дома долгая лавка, подобно печному углу, традиционно считалась женским местом, где в соответствующее время занимались теми или иными женскими работами, такими, как прядение, вязание, вышивание, шитье.

На долгую лавку, расположенную всегда вдоль половиц, клали покойников. Поэтому в некоторых губерниях России на эту лавку никогда не садились сваты. В противном случае их дело могло разладится.

Короткая лавка — лавка, идущая вдоль передней стены дома, выходящей на улицу. Во время семейной трапезы на ней сидели мужчины.Лавка, находившаяся около печки, называлась кутной. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугунки, укладывали только что выпеченный хлеб.

Лавка пороговая шла вдоль стены, где расположена дверь. Она использовалась женщинами вместо кухонного стола и отличалась от других лавок в доме отсутствием опушки по краю.

Лавка судная — лавка, идущая от печи вдоль стены или дверной перегородки к передней стене дома. Уровень поверхности этой лавки выше, чем других лавок в доме. Лавка спереди имеет створчатые или раздвижные дверцы или закрывается занавеской. Внутри нее расположены полки для посуды, ведер, чугунков, горшков. Коником называли мужскую лавку. Она была короткая и широкая. На большей части территории России имела форму ящика с откидной плоской крышкой или ящика с задвижными дверцами. Свое название коник получил, вероятно, благодаря вырезанной из дерева конской голове, украшавшей его боковую сторону. Коник располагался в жилой части крестьянского дома, около дверей. Он считался «мужской» лавкой, так как это было рабочее место мужчин. Здесь они занимались мелким ремеслом: плели лапти, корзины, ремонтировали упряжь, вязали рыболовные сети и т.п.

Под коником находились и инструменты, необходимые для этих работ. Место на лавке считалось более престижным, чем на скамье; гость мог судить об отношении к нему хозяев, смотря по тому, куда его усаживали — на лавку или на скамью. Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков (Рязанская губ.) и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю.

В традиционном русском жилище подвижный стол всегда имел постоянное место, он стоял в самом почетном месте — в красном углу, в котором находились иконы. В севернорусских домах стол всегда располагался вдоль половиц, то есть более узкой стороной к фасадной стене избы. В некоторых местах, например в Верхнем Поволжье, стол ставили только на время трапезы, после еды его клали боком на полавочник под образами. Делалось это для того, чтобы в избе было больше места. В лесной полосе России столы плотничной работы имели своеобразную форму: массивное подстолье, то есть рама, соединяющая ножки стола, забиралось досками, ножки изготовлялись короткими и толстыми, большая столешница всегда делалась съемной и выступала за подстолье для того, чтобы было удобнее сидеть. В подстолье делался шкафчик с двустворчатыми дверками для столовой утвари, хлеба, необходимого на день.

В традиционной культуре, в обрядовой практике, в сфере норм поведения и пр. столу придавалось большое значение. Об этом говорит четкая пространственная закрепленность его в красном углу. Любое выдвижение его оттуда может быть связано лишь с обрядовой или кризисной ситуацией. Исключительная роль стола была выражена практически во всех обрядах, одним из элементов которых являлась трапеза. С особенной яркостью она проявлялась в свадебном обряде, в котором практически каждый этап завершался застольем. Стол осмыслялся в народном сознании как «Божья ладонь», дарующая хлеб насущный, поэтому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом. В обычное, незастольное, время на столе могли находится лишь хлеб, как правило завернутый в скатерть, и солонка с солью.

В сфере традиционных норм поведения стол всегда был местом, где происходило единение людей: человек, которого приглашали отобедать за хозяйским столом, воспринимался как «свой».

Покрывался стол скатертью. В крестьянской избе скатерти изготавливали из домотканины как простого полотняного переплетения, так и выполненной в технике бранного и многоремизного ткачества. Используемые повседневно скатерти сшивали из двух полотнищ пестряди, как правило с клеточным узором (расцветка самая разнообразная) или просто грубого холста. Такой скатертью накрывали стол во время обеда, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставляемый на столе. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, такими дополнительными деталями как кружевная прошва между двумя полотнищами, кисти, кружево или бахрома по периметру, а также узором на ткани.

Внутреннее убранство русской избы — Квартира, дом, дача

Русская изба – это Россия в малом. Ее судьба во многом схожа с судьбой русского человека: когда-то самобытная, ладная и добротная. Настоящие русские избы дошли до нас благодаря многовековой верности крестьянства заветам старины. Архитектура русской избы свидетельствует о беспримерной стойкости традиций. Не только стиль, но и конструктивное устройство, планировочная структура русской избы и внутреннее ее убранство выработаны на протяжении тысячелетий. Русская изба представляет собой деревянный дом, частично уходящий в землю. Несмотря на то, что изба чаше всего состояла из одной комнаты, она условно делилась на несколько зон. Был в ней печной угол, который считался грязным местом и отделялся от остального пространства избы занавесом, был так же женский угол – справа от входа, и мужской – у очага. Красный угол был самым главным и почетным местом в доме. На Руси изба всегда выстраивалась определенным образом с учетом сторон горизонта, красный угол находился с восточной стороны, в самом дальнем и хорошо освещенном месте. В нем находился домашний иконостас. Считалось важным, что при входе в избу, человек в первую очередь должен обратить внимание на икону. Иконы устанавливались на специальной полочке и обязательно должны были стоять в определенном порядке. Самыми главными иконами, которые должны были быть в каждом доме, считались иконы Богородицы и Спасителя. Красный угол всегда держали в чистоте, а иногда и украшали вышитыми полотенцами.
Избы, в которых печку топили по-чёрному, назывались курными (без трубы). Вначале изба крестьянина имела только одну комнату. Позже стали строить так называемые пятистенки, в которых общая площадь разделялась бревенчатой стеной на две части. Комнаты назывались незамысловато ( у нас ,в принципе , и сейчас так называют) — «передняя» и «задняя» .
В «задней» стояла русская печь . «Задняя» — это кухня , столовая , спальня (на печи) . Зимой там держали ягнят и телят . Входная дверь — тоже в задней
В «передней» для тепла , чаще всего, была «голландка» . Ну -это спальня , холл , кабинет , детская — всё вместе взятое .
Ещё у избы обязательно должны быть сени (коридор) и чулан (кладовка , летняя спальня) Окна вначале закрывались слюдой или бычьими пузырями. Стёкла в Новгороде и Москве появились в 14 веке. Но они были очень дорогими, и ставили их только в богатых домах. И слюда, и пузыри, и даже стёкла того времени только пропускали свет, а что происходило на улице, через них видно не было. Вечерами, когда темнело, русские избы освещались лучинами. Пучок лучин вставлялся в специальные кованые светцы, которые можно было закрепить в любом месте. Иногда использовали масляные светильники — небольшие плошки с загнутыми вверх краями. Только довольно обеспеченные люди могли себе позволить пользоваться с этой целью свечами. Внутреннее убранство традиционной русской избы особым роскошеством не выделялось. Каждая вещь была необходима в хозяйстве, а внутренняя площадь избы была строго поделена на зоны. Например, правый от печки угол назывался бабий кут или середа. Здесь командовала хозяйка, всё было приспособлено для приготовления пищи, здесь же стояла прялка. Обычно, это место было огорожено, отсюда и слово закуток, то есть, обособленное место. Мужчины сюда не входили. У хороших хозяев в избе всё сверкало чистотой. На стенках — расшитые белые полотенца; пол стол, скамьи выскреблены; на кроватях кружевные оборки — подзоры; оклады икон начищены до блеска. Пол в избе делали из широких цельных плах — брёвен, разрубленных пополам, с тщательно отёсанной одной плоской стороной. Клали плахи от двери к противоположной стене. Так половинки лучше лежали, и комната казалась больше. Пол настилался на три-четыре венца выше земли, и таким образам образовывался подпол. В нём хранились продукты, разные соленья. А приподнятость пола почти на метр от земли делала избу более тёплой. Почти всё в избе делалось своими руками. Долгими зимними вечерами резали миски и ложки, долбили ковши, ткали, вышивали, плели лапти и туеса, корзины. Хотя и не отличалось убранство избы разнообразием мебели: стол, лавки, скамьи (лавки ) стольцы (табуретки), сундуки, — всё делалось тщательно, с любовью и было не только полезным , но и красивым, радующим глаз. Это стремление к прекрасному, мастерство передавались от поколения к поколению.

Спасибо. Закончил.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Подписаться

Русская изба, ее убранство и бытовая утварь

Изба была основным жилым помещением русского дома. Ее интерьер отличался строгими, издавна установившимися формами, простотой и целесообразным расположением предметов. Ее стены, потолок и пол, как правило ничем не окрашенные и не оклеенные, имели приятный теплый цвет древесины, светлый в новых домах, темный — в старых.

Главное место в избе занимала русская печь. В зависимости от местной традиции она стояла справа или слева от входа, устьем к боковой или передней стене. Это было удобно для обитателей дома, так как теплая печь преграждала путь холодному воздуху, проникавшему из сеней (только в южной, центрально-черноземной полосе Европейской России печь находилась в дальнем от входа углу).

По диагонали от печи стоял стол, над которым висела божница с иконами. Вдоль стен шли неподвижные лавки, а над ними были врезаны в стены такой же ширины полки — полавочники. В задней части избы от печи до боковой стены под потолком устраивали деревянный настил — полати. В южнорусских районах за боковой стеной печи мог быть деревянный настил для спанья — пол (помост). Вся эта неподвижная обстановка избы строилась плотниками вместе с домом и называлась хоромным нарядом.

Пространство русской избы было поделено на части, имевшие свое определенное назначение. Передний угол с божницей и столом назывался также большим, красным, святым: здесь устраивали семейные трапезы, читали вслух молитвенники, Евангелие, Псалтирь. Здесь же на полках стояла красивая столовая утварь. В домах, где отсутствовала горница, передний угол считался парадной частью избы, местом приема гостей.

Пространство около двери и печи называлось бабий угол, печной угол, средний угол, середа, середь. Это было место, где женщины готовили еду, занимались различными работами. На полках стояли горшки, миски, около печи — ухваты, кочерга, помело. Мифологическое сознание народа определяло печной угол как место темное, нечистое. В избе было как бы два сакральных центра, расположенных по диагонали: центр христианский и центр языческий, в равной степени важные для крестьянской семьи.

Достаточно ограниченное пространство русской избы было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством размещалась семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали и отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Места для сна также были строго распределены: дети, парни и девушки спали на полатях; хозяин с хозяйкой дома — под полатями на специальном настиле или лавке, к которой придвигалась широкая скамья; старики на печи или голбце. Нарушать заведенный в доме порядок не полагалось без крайней необходимости. Человек, его нарушающий, считался не знающим заповедей отцов. Организация внутреннего пространства избы нашла свое отражение в свадебной песне:

Я войду ли в родительскую светлую горницу,
Помолюсь на все на четыре стороны,
Еще первый поклон углу переднему,
Попрошу у Господа благословеньица,
В тело белое — здоровьица,
Во головушку ума-разума,
В белы рученьки уменьица,
Чтоб суметь угодить во чужой семье.
Я другой поклон отдам углу среднему,
За хлеб ему за соль,
За вспоеньице, за вскормленьице,
За теплое одеваньице.
А третий поклон отдам углу теплому
За его-то согреваньице,
За уголечки каленые,
За кирпичики горячие.
А в последний поклонюсь
Углу кутному
За его-то постелюшку мягкую,
За сголовице пуховое,
За сон, за дремоту сладкую.

Избу по возможности держали в чистоте, что было наиболее характерно для северных и сибирских деревень. Полы в избе мыли раз в неделю, а на Пасху, Рождество и к престольным праздникам голиком с песком скоблили не только пол, но и стены, потолок, лавки. Русские крестьяне старались украсить свою избу. В будние дни ее убранство было довольно скромным: полотенце на божнице, домотканые половики на полу.

В праздничный день русская изба преображалась, особенно если в доме не имелось горницы: стол накрывали белой скатертью; на стены, ближе к переднему углу, и на окна вывешивали вышитые или затканные цветными узорами полотенца; лавки и стоявшие в доме сундуки прикрывали нарядными дорожками. Интерьер горницы несколько отличался от внутреннего убранства избы.

Горница была парадным помещением дома и не предназначалась для постоянного проживания семьи. Соответственно, ее внутреннее пространство решалось иначе — в ней отсутствовали полати и помост для спанья, вместо русской печи стояла облицованная изразцами голландка, приспособленная только для отопления помещения, лавки были накрыты красивыми постилками, на полавочниках расставлена парадная столовая утварь, на стенах около божницы развешены лубочные картинки религиозного и светского содержания и полотенца. В остальном хоромный наряд горницы повторял неподвижный наряд избы: в дальнем от двери углу божница с иконами, вдоль стен лавки, над ними полки-полавочники, множество сундуков, иногда поставленных один на другой.

Крестьянский дом трудно представить без многочисленной утвари, накапливавшейся десятилетиями, если не столетиями, и буквально заполонявшей его пространство. Утварь — это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол — горшки, латки, лоханки, кринки, миски, блюда, ендовы, ковши2, корчики и т. д.; всевозможные емкости для сбора ягод и грибов — корзинки, кузова, туеса и др.; различные сундуки, ларцы, шкатулки для хранения предметов домашнего обихода, одежды и косметических принадлежностей; предметы для разжигания огня и внутреннего освещения дома — огнива, светцы, подсвечники и мн. др. Все эти необходимые для ведения домашнего хозяйства предметы в большем или меньшем количестве имелись в каждой крестьянской семье.

Домашняя утварь была сравнительно однотипна на всем пространстве расселения русского народа, что объясняется общностью домашнего уклада жизни русских крестьян. Локальные варианты предметов утвари практически отсутствовали или, во всяком случае, были менее очевидны, чем в одежде и пище. Различия проявлялись только в утвари, подаваемой на стол в праздничные дни. При этом местное своеобразие находило свое выражение не столько в форме столовой посуды, сколько в ее декоративном оформлении.

Характерной особенностью русской крестьянской утвари было изобилие местных названий одного и того же предмета. Сосуды одинаковой формы, единого назначения, выполненные из одного материала, одним и тем же способом, по-своему называли в разных губерниях, уездах, волостях и далее деревнях. Название предмета менялось в зависимости от его использования конкретной хозяйкой: горшок, в котором варили кашу, в одном доме называли «кашником», такой же горшок, использовавшийся в другом доме для варки похлебки, называли «щенником».

По-разному называлась утварь одного назначения, но изготовленная из разного материала: сосуд из глины — горшок, из чугуна — чугунок, из меди — медник. Терминология часто менялась в зависимости от способа изготовления сосуда: сосуд бондарной работы для квашения овощей — кадка, долбленный из дерева — долбенка, выделанный из глины — корчага. Убранство внутреннего пространства крестьянского дома стало претерпевать заметные изменения в последней трети XIX в. В первую очередь изменения коснулись интерьера горницы, которая воспринималась русскими как символ богатства крестьянской семьи.

Обладатели горниц стремились обставлять их предметами, характерными для городского образа жизни: вместо лавок — появились стулья, табуреты, канапели — диваны с решетчатыми или глухими спинками, вместо старинного стола с подстольем — стол городского типа, покрытый скатертью-«филейкой». Непременной принадлежностью горницы стал комоде выдвижными ящиками, горка для праздничной посуды и нарядно убранная, с большим количеством подушек кровать, а около божницы висели в рамах фотографии родни и часы-ходики.

Через некоторое время новшества коснулись и избы: деревянная перегородка отделила печь от остального пространства, предметы городского быта начали активно вытеснять традиционную неподвижную мебель. Так, полати постепенно заменила кровать. В первом десятилетии XX в. убранство избы пополнилось шкафами, буфетами, зеркалами и мелкой скульптурой. Традиционный набор утвари сохранялся значительно дольше, вплоть до 30-х гг. XX в., что объяснялось устойчивостью крестьянского уклада жизни, функциональностью предметов обихода. Исключение составляла только праздничная столовая, а точнее — чайная утварь: со второй половины XIX в. в крестьянском доме наряду с самоваром появились фарфоровые чашки, блюдца, сахарницы, вазочки для варенья, молочники, металлические чайные ложки.

В зажиточных семьях во время праздничных трапез использовали индивидуальные тарелки, формы для студня, стеклянные рюмки, стаканы, бокалы, бутылки и т. п. Изменение образа жизни крестьян в XX в., ориентация на стиль и образ жизни большого города привели к почти полной замене прежних представлений о внутреннем убранстве дома и постепенному отмиранию традиционной бытовой культуры.

Материал создан: 22.10.2015

комментарии к статье


Устройство русской избы

Ледяной ветер режет щёку как кинжал – на улице разыгралась метель. А дома уютно и безопасно – сидишь себе на печи да слушаешь сказки деда. Русская изба – от одного только слова веет теплом. Ладная, надёжная и самобытная, она была устроена нашими предками с великой мудростью и верностью традициям.


«Истопка»

С древнейших времён в летописях можно встретить упоминание об избе. Слово схоже с праславянским «истьба» – «истопка». Так называлась отапливаемая постройка – а у некоторых славянских народов этот термин актуален до сих пор. В самом деле, устройство русской избы непременно предполагало тёплое помещение. Чтобы сберечь тепло, дома до XIII века строили без фундамента, частично зарывая их. Люди и животные зимовали на земляном полу, их грел лишь выложенный очаг. Но через века жилище выбралось из-под земли, обзавелось дощатым полом, каменным фундаментом и крышами из тёса (тонких досок).

Пяти- и шестистенки

Большинство сохранившихся в России традиционных изб представляют собой пятистенки – жилое помещение отделялось сенями, словно делилось надвое. На Севере и на Урале строили шестистенок – добавляли две поперечные стены. Каждая изба сооружалась из венцов – соединённых четырёх брёвен. Самые толстые и крепкие стволы клали вниз – окладные, верхний венец был черепным.

Крыльцо и сени

А теперь давайте перенесёмся на пару веков назад и зайдём в гости. Сначала нас встретит крыльцо. По нему можно было понять о благосостоянии хозяев – в богатых домах оно имело несколько ступеней и обрамлялось колоннами. Люди победнее устанавливали перила. Поднявшись на крыльцо, мы попадаем на площадку-рундук, а затем в сени. Здесь хранили утварь и продукты, а жарким летом даже спали. При входе в жилое помещение следовало поклониться по многовековым традициям – чтобы гость не забыл это сделать, устанавливали высокий порог. Он заодно и предотвращал проникновение холода в дом. Граница чужого дома воспринималась по славянским обычаям как переход между мирами – прежде чем зайти на чужую территорию, нужно было прочесть краткую молитву. Отсюда же и пошёл запрет что-либо передавать через порог.

Горница

В средней полосе России и на севере строились дома на подклете – нижнем этаже. В богатых домах там жили дети и прислуга. Над подклетом размещалась горница, куда попадали из сеней. Помните, как поётся в песне: «В горнице моей светло…»? Это не совсем достоверно: окошки делали маленькие, чтобы сохранить тепло. Их затягивали бычьим пузырём. Стекло появилось в Средние века, но в Российской империи простые люди из деревни узнали его только в XIX веке.

Печь

Быт русской деревни был сосредоточен вокруг печи. Зачастую избу даже строили вокруг кормилицы. В какой русской сказке обошлось дело без печи? В допетровские времена печи клали без труб – опять же для того, чтобы было теплее. Первые дымоходы появились в XVI веке и были деревянными – но Петр I повелел ставить каменные, устав слушать доклады о пожарах. Стали появляться «голландки» – небольшие печки с очень мощным отоплением. Богатые люди ставили теперь стены крест-накрест, чтобы получалось четыре комнаты. Помимо горницы и сеней появилась светлица – действительно просторная и светлая комната, где крутилась-вертелась жизнь всей семьи, а особенно молодых девиц.

Красный угол

Самое почётное место в русской избе, куда устремлялся взгляд входящего – это красный угол. Он располагался строго с восточной стороны по диагонали от печи между боковой и фасадной стенами. Здесь в определённом порядке висели иконы – божницы должны были напоминать церковный алтарь. Гость первым делом крестился на красный угол, потом уже здоровался с хозяевами.

Места для отдыха

В красном углу также стоял большой стол и длинная лавка. Они были предназначены для почётных гостей. Вдоль стен также находились лавки, на которых сидели и спали, хотя даже в XIX веке многие хозяева предпочитали почивать по старинке на полу. Пространство между устьем печи и противоположной стенкой называлось «бабьим углом». Там проводились женские работы – мужчинам крайне нежелательно было заглядывать сюда, а уж посторонним – тем более. Мужчины днём работали, а вечером отдыхали на своей половине – справа от входа или около красного угла. Ещё немаловажная деталь интерьера – сундуки, где хранили одежду. Шкафы стали появляться только в XIX веке.

Устройство русской избы, чей размер не превышал 25 кв. м, было очень хорошо продумано – там спокойно вела свой быт семья из 7-8 человек. Дом для русского человека всегда был центром жизни, объектом привязанности, моделью мира. Именно такое трепетное отношение и помогло сохранить многие русские избы до наших дней.

Изба-пятистенка в ЭТНОМИРе

Калужская область, Боровский район, деревня Петрово

Где можно увидеть стоящие рядышком избы разных регионов России: костромскую, вологодскую, смоленскую, архангельскую, пятистенок? Где можно полюбоваться на деревянные чумы и юрты, туэдзи и айлу коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока? Где ещё вы сможете играючи сравнить кубанскую мазанку с хатами Таврии, Чернигова или Подолья? Только в ЭТНОМИРе, только на уникальной, аутентичной выставке жилищ в натуральную величину!

Традиционный пятистенок считается большой, богатой избой. Такую мог построить только мастеровой хозяин, умеющий и любящий трудиться, поэтому в пятистенке ЭТНОМИРа мы обустроили ремесленную мастерскую и проводим мастер-классы, посвящённые традиционной славянской кукле.

Планировка русской народной избы и современные дома, построенные в этом стиле

Крестьянская изба из бревна испокон веков считается символом России. По мнению археологов, первые избы появились на Руси еще 2 тысячи лет назад до нашей эры. В течение многих столетий архитектура деревянных крестьянских домов оставалась практически неизменной, соединяя в себе всё, что было необходимо каждой семье: крышу над головой и место, где можно отдыхать после тяжелого трудового дня.

В XIX веке самый распространённый план русской избы включал в себя жилое помещение (хату), сени и клеть. Главным помещением была хата – отапливаемое жилое помещение квадратной или прямоугольной формы. В качестве складочного помещения выступала клеть, которая была соединена с избой за счёт сеней. В свою очередь, сени представляли собой хозяйственное помещение. Их никогда не отапливали, поэтому использовать их в качестве жилого помещения можно было только летом. Среди бедных слоёв населения была распространена двухкамерная планировка избы, состоящая из хаты и сеней.

Вернуться к оглавлению

Содержание материала

Особенности планировки русской избы

Потолки в деревянных домах были плоскими, их часто подшивали крашеным тёсом. Полы изготавливались из дубового кирпича. Отделку стен проводили при помощи красного теса, при этом в богатых домах отделка дополнялась красной кожей (менее зажиточные люди обычно использовали рогожу). В XVII веке потолки, своды и стены начали украшать росписью. Вокруг стен под каждым окном ставили лавки, которые надёжно крепили непосредственно к самой конструкции дома. Примерно на уровне человеческого роста над лавками вдоль стен обустраивали длинные полки из древесины, которые назывались воронцы. На полках, расположенных вдоль помещения, хранили кухонные принадлежности, а на других – инструменты для мужской работы.

Изначально окна в русских избах были волоковыми, то есть смотровыми окнами, которые были вырублены в смежных брёвнах на половину бревна вниз и вверх. Они выглядели, как небольшая горизонтальная щель и иногда украшались резьбой. Закрывали проём («заволакивали») при помощи досок или рыбьих пузырей, оставляя в центре задвижки маленькое отверстие («гляделку»).

Спустя какое-то время стали популярны так называемые красные окна, с рамой, обрамлённые косяками. Они обладали более сложной конструкцией, нежели волоковые, и всегда украшались. Высота красных окон составляла не менее трёх диаметров бревна в срубе.

В бедных домах окна были настолько маленькими, что, когда их закрывали, в помещении становилось очень темно. В богатых домах окна с наружной стороны закрывали при помощи железных ставней, часто используя вместо стекол куски слюды. Их этих кусочков можно было создать различные орнаменты, расписывая их при помощи красок изображениями травы, птиц, цветов и т.д.

Вернуться к оглавлению

Внутреннее убранство русской избы

Примерно с XVI до конца XIX века планировка русской избы оставалась практически неизменной: у задней стены жилья располагалась русская печь, обычно в левом или правом углу, повернутая челом в сторону окон. Спальное место для членов семьи обустраивалось на печи, а под потолком от печи устраивали полати (настил для хранения вещей или нары для сна). По диагонали от печи располагался передний, «красный» угол, где обычно ставили стол. Место напротив печи называлось упечью и предназначалось для приготовления еды, отделялось, как правило, при помощи дощатой доски или занавеси. Вдоль стен ставили длинные лавки, а над ними на стене обустраивали полки.

У каждого угла было своё предназначение. Красный угол в русской избе, где находился обеденный стол и иконостас, считался самым почётным местом в доме. Самые важные праздники и торжества отмечались именно в красном углу. В качестве женской половины избы выступало пространство от устья печи до передней стены (называлось оно «середа», «упечь», «путь», «чулан»). Здесь занимались приготовлением пищи и хранили необходимую для этого утварь. В северных регионах русскую печь часто располагали на значительном расстоянии от задней и боковой стен, закрывая образованное пространство дверцей и используя для хранения прочей домашней утвари.

С одной из боковых сторон печи пристраивали ящик из досок, откуда по лестнице можно было попасть в подполье. От боковой стены до входной двери располагалась широкая лавка, которая с боков была забрана досками. Очень часто её широкая боковая доска была вырезана в форме конской головы, благодаря чему такая лавка получила название коник. Коник предназначался для хозяина дома, поэтому считался мужской лавкой. Резьба украшала не только коник, но и многие другие элементы интерьера.

Стандартная планировка жилой части русской избы

Задняя часть избы, которая находилась под полатями, служила прихожей. В холодное время года в этой части помещения содержался домашний скот (поросята, овцы, телята), незнакомые люди обычно за полати никогда не заходили. Между полатями и обеденным столом, как правило, ставили ткацкий станок, что позволяло женщинам заниматься различными видами рукоделия. Во многих русских избах вплоть до XIX века кровати, как таковые, отсутствовали, и их роль выполняли лавки, полати, печи и другие подходящие для этого элементы меблировки.

Полная планировка русской избыВернуться к оглавлению

Русская народная изба в современном строительстве

Во время строительства русских домов часто используются приёмы, которые были распространены на древней Руси: рубки углов, способы крепления перерубов для пола и потолочных балок, методы обработки и возведения срубов, последовательность сборки и рубки бруса и т.д. При рубке часто используют круглые бревна или бревна, распиленные вдоль. Помимо этого, в западных регионах страны часто применяются брёвна, которые обтёсаны с четырёх сторон (пластины, брусья). Такой способ был известен ещё кубанскому и донскому казачеству.

Соединение брёвен в срубе осуществляется при помощи глубоких выемок, расположенных на углах. Испокон веков самым распространённым способом у русских было врубание одного бревна в другое, при этом с концов брёвен оставалось небольшое расстояние (в чашу, в угол, в обло).

Конструкция рубленой избы

На сегодняшний день не менее популярным способом является рубка угла на концах брёвен «в лапу», то есть без остатка. Использование такого приёма позволяет увеличить размеры жилья (при тех же самых затратах материала). Чтобы брёвна прилегали друг к другу плотнее, в верхнем бревне необходимо прорубить продольный паз, который в дальнейшем конопатят просушенным мхом или паклей. Реже применяют столбовой метод сооружения стен, подразумевающий выкладывание стен из горизонтально уложенных досок или брёвен. В этом случае, крепление их концов происходит в пазах вертикальных столбов. Больше всего такая технология распространена в южных районах страны.

Схема соединения брёвен в избе без остатка

Значительные изменения претерпели конструкции и материал покрытия. На сегодняшний день при обустройстве русских изб часто используют двускатные или четырёхскатные  типы крыш, стропильные конструкции, кроме этого, распространены карнизы, защищающие стены дома от воздействия осадков. Всё больше находят применение современные кровельные материалы (шифер, черепица, железо), хотя, в зависимости от той или иной местности, люди не забывают об использовании традиционных кровельных материалов (например, камыш в южных регионах).

Немало внимания в проектах современных деревенских домов уделяется внешнему облику жилья. Современные  приемы архитектурной отделки позволяют сочетать в себе традиции прошлого и создание новых форм. Сейчас дома, как правило, характеризуются наличием больших окон и светлыми оттенками в оформлении фасада или внутреннего интерьера. В последнее время обшивка тесом и штукатурка, предохраняющие стены дома от воздействия внешней среды, становятся обязательным пунктом любого строительства.

Вместе с этим, оформление жилья не обходится без раскраски стен фасада. Стены рубленых домов обычно окрашивают в один цвет, а архитектурные детали (карнизы, наличники окон, фронтоны и т.д.) – в другой. Кроме этого, декоративные детали из древесины часто украшаются резьбой.

Современный деревянный дом в стиле русской избы

В современном русском сельском строительстве распространены различные типы жилых домов, но самым популярным остаётся тип индивидуального одноквартирного дома. Благодаря наличию приусадебного участка и хозяйственных пристроек такой тип жилья максимально приближен к традиционному варианту.

30 фотографий русского старомодного традиционного интерьера хижины

Русская старинная традиционная хата

Постель застелена. спальная комната. Интерьер старинной русской избы. Кровать в русской избе. Предметы интерьера с старинной утварью Древнерусский быт. Кровать в русской избе. Интерьер

Старинный традиционный русский интерьер комнаты.Темный фон

Русский интерьер комнаты. Древнерусский интерьер комнаты

Традиционный интерьер старинного русского деревянного дома. Уютный деревянный дом внутри. Типичная старинная русская избы

Традиционный интерьер старинного русского деревянного дома. Уютный деревянный дом внутри.Типичная старинная русская избы

Интерьер бедноты в средние века. Русская интерьерная беднота в средние века

Интерьер русской избы. Предметы интерьера со старинной утварью Древнерусский быт

Винтажный натюрморт в старинном русском сельском стиле со старым самоваром и яблоками на подносе.Пушкинские горы, Россия — 28 сентября 2013 года. Винтажный натюрморт в старом

Молодая женщина в традиционной русской одежде. Молодая женщина в традиционной русской одежде стоит за столом с овощами на типично русском языке

Традиционный русский самовар. Интерьер бани традиционной русской деревянной избы с самоваром

Интерьер домашней кухни в средние века.Интерьер русской домашней кухни в средние века

Кровать в русской избе. Предметы интерьера со старинной утварью Древнерусский быт

Интерьер заброшенного русского сельского дома, русская печь.

Привлекательная молодая женщина в традиционной русской одежде.Стоит за столом с овощами в типичной русской деревянной избе

Старое окно русского деревянного дома. Вертикальное изображение

Интерьер заброшенного русского сельского дома, русская печь.

Русский деревенский сад. Традиционный деревенский деревянный дом в российской провинции

Древнерусская деревня.Сельская улица, снятая в российской провинции в мае 2011 г.

Молодая женщина в типичной русской деревянной избе. Молодая женщина сидит на печной скамье в типичной русской деревянной избе

Русский народный стол еды. Традиционное убранство русских деревенских домов

Кухня в доме бедного крестьянина.В старинном русском стиле

Деревянная изба. Жилье в деревянной избе

Деревянный резной оконный косяк. Старинная русская ферма, коттедж

Старинные часы стоят на деревянном столе на фоне старинного самовара.

Старинная швейная машина.В интерьере старинной русской избы

Молодая женщина с яблоком в руках. Молодая женщина с яблоком в руках сидит на скамейке в типичной русской деревянной избе

Дуб возле деревни. Дуб весенний зеленый возле деревень

Сельский дом. Около пашни

Стол с едой и посудой в дом.Стол с едой и посудой в сельский дом

.

13255 Фото древнерусского интерьера

Интерьер кухни с посудой в старинном русском доме. Интерьер кухни с раковиной и посудой в старинном русском доме

Интерьер старинного русского деревянного дома в Суздале. Суздаль, Россия — 10 марта 2018: интерьер старого русского деревянного дома в Музее деревянного зодчества Суздаля

Теплый свет яркого очага в старинной русской печи.Предпосылка пламени и дров. Деталь интерьера. Теплый свет горящего яркого костра в

Древнерусский бытовой интерьер. Аутентичный и естественный. Деревянный декор

Древнерусский интерьер. Сельский интерьер. Сельский уклад жизни. Старинная русская мебель кухни. Сельская мебель для кухни. Интерьер кухни в деревне

Древнерусский интерьер.Сельский интерьер. Сельский уклад жизни. Старорусские детские игрушки

Древнерусский интерьер. Сельский интерьер. Сельский уклад жизни. Старинная русская мебель кухни. Сельская мебель для кухни. Интерьер кухни в деревне

Древнерусский интерьер. Сельский интерьер. Сельский уклад жизни. Сельская мебель для кухни. Интерьер в деревне.Подсвечники на комод

Древнерусские деревенские самовары и подносы в интерьере деревянного дома. Деревенский дом в России

Теплый свет горящего костра в старинной русской печи. Предпосылка пламени и дров. Деталь интерьера. Теплый свет горящего яркого костра в

Теплый свет горящего костра в старинной русской печи.Предпосылка пламени и дров. Деталь интерьера. Теплый свет горящего яркого костра в

Теплый свет горящего костра в старинной русской печи. Предпосылка пламени и дров. Деталь интерьера. Теплый свет горящего яркого костра в

Теплый свет горящего костра в старинной русской печи. Предпосылка пламени и дров.Деталь интерьера. Теплый свет горящего яркого костра в

Старинный традиционный русский интерьер комнаты. Темный фон

Интерьер старого сельского деревянного дома. Новгород, Россия — 23 июля 2014: Интерьер старого сельского деревянного дома в музее деревянного зодчества Витославлицы

Русская печь.Интерьер старинного русского дома с традиционной печью

Постель застелена. спальная комната. Интерьер старинной русской избы. Кровать в русской избе. Предметы интерьера с старинной утварью Древнерусский быт. Кровать в русской избе. Интерьер

Интерьер старинной русской усадьбы. Старый фермерский дом интерьер традиционной русской усадьбы

Интерьер кухни в старинном русском доме.Интерьер кухни с банками в старинном русском доме

Интерьер кухни в старинном русском доме. Интерьер кухни с плитой в старинном русском доме

Интерьер кухни в старинном русском доме. Интерьер кухни с плитой в старинном русском доме

Интерьер старой заброшенной русской советской подводной лодки.Интерьер старой заброшенной русской советской боевой подводной лодки

Интерьер старинной русской усадьбы. Старый фермерский дом интерьер традиционной русской усадьбы

Интерьер старой заброшенной русской советской подводной лодки. / Старая техника

Интерьер кухни с посудой в старинном русском доме.Интерьер кухни с раковиной и посудой в старинном русском доме

Интерьер старой заброшенной русской советской подводной лодки. Интерьер боевого отсека подводной лодки с приборами управления. Интерьер старого заброшенного русского советского

Русский старый салон с духовкой. Русская старинная внутренняя деревня с печью и диваном. Грязная перчатка на печи из красного кирпича

Интерьер старинной русской избы.Видеоматериал. Музей русского быта окунается в старинную сказку. Красивые предметы домашнего обихода. И украшения исконно русского народа

Интерьер кафе в старинном русском стиле. Сергиев Посад, Россия — 21 июня 2018: Интерьер кафе в старорусском стиле

Приборы и панель со спидометром и тахометром салона старинного русского ретро автомобиля газ 13 чайка исполнительный.Новосибирск, Россия — 30.01.2019

Интерьер старинной русской усадьбы. Старый фермерский дом интерьер традиционной русской усадьбы

Интерьер старинной русской усадьбы. Старый фермерский дом интерьер традиционной русской усадьбы

Интерьер старинной русской усадьбы. Старый фермерский дом интерьер традиционной русской усадьбы

Интерьер старой заброшенной русской советской подводной лодки.Военный

Интерьер старой заброшенной русской советской подводной лодки. Интерьер старой заброшенной подводной лодки

Советского Союза

Крупный план задних сидений с обивкой из велюровой ткани в салоне старинного русского автомобиля серого цвета после химчистки. Авто. Сфера услуг

Вид на лобовое стекло, сквозь которое виден руль и интерьер старинного русского автомобиля представительского класса.Новосибирск, Россия — 30.01.19

.

2859 Хижина Россия Российские фотографии

Окно старинного русского дома, украшенное резьбой, Россия. (Золотое кольцо

Санкт-Петербург, Россия — 10 июля 2018: Детская площадка в парке с персонажем русских народных сказок — хижина. Куриные окорочка

г.Петербург, Россия — 10 июля 2018: Детская площадка в парке с персонажем русских народных сказок — хижина. Куриные окорочка

Санкт-Петербург, Россия — 10 июля 2018: Детская площадка в парке с персонажем русских народных сказок — хижина. Куриные окорочка

Традиционная русская изба. Русский напиток. Суздаль, Россия. Традиционная русская изба.Русский напиток на столе. Суздаль, Россия

Стена старой деревянной избы в Астрахани, Россия. Стена старой деревянной хижины и фрагмент мостовой в Астрахани, Россия. Четыре старых винтажных окна в

Русская изба из бревна в пятнах, на фоне заснеженного переднего края. Сортавала, Республика Карелия, Россия — 21 января 2010: Русский зимний пейзаж с

Турист в интерьере старинной русской избы в Пушкине.Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Турист в интерьере старой русской избы

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском.Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском.Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском.Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер русской избы. Изготовлен из бревна

Постель застелена. спальная комната. Интерьер старинной русской избы. Кровать в русской избе. Предметы интерьера с старинной утварью Древнерусский быт. Кровать в русской избе. Интерьер

Баба Яга в Сочи-Парк.Адлер, Краснодарский край, Россия. Адлер, Россия — 09 марта 2016: Женщина в роли ведьмы Бабы Яги в русских сказках перед

.

2856 Хижина Русские Россия Фото

Окно старинного русского дома, украшенное резьбой, Россия. (Золотое кольцо

Санкт-Петербург, Россия — 10 июля 2018: Детская площадка в парке с персонажем русских народных сказок — хижина. Куриные окорочка

г.Петербург, Россия — 10 июля 2018: Детская площадка в парке с персонажем русских народных сказок — хижина. Куриные окорочка

Санкт-Петербург, Россия — 10 июля 2018: Детская площадка в парке с персонажем русских народных сказок — хижина. Куриные окорочка

Традиционная русская изба. Русский напиток. Суздаль, Россия. Традиционная русская изба.Русский напиток на столе. Суздаль, Россия

Фрагмент деревянного фасада избы. Оконные наличники. Народное искусство. Русская деревня. Старые деревянные дома. Памятник древнерусского зодчества. Золотой

Русская изба из бревна в пятнах, на фоне заснеженного переднего края. Сортавала, Республика Карелия, Россия — 21 января 2010: Русский зимний пейзаж с

Турист в интерьере старинной русской избы в Пушкине.Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Турист в интерьере старой русской избы

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Стена старой деревянной избы в Астрахани, Россия. Стена старой деревянной хижины и фрагмент мостовой в Астрахани, Россия.Четыре старых винтажных окна в

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском.Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском.Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер старинной русской избы в Пушкине Михайловском. Пушкинские горы, Россия — 18 мая 2016: Интерьер старой русской избы в Пушкине

Интерьер русской избы.Изготовлен из бревна

Постель застелена. спальная комната. Интерьер старинной русской избы. Кровать в русской избе. Предметы интерьера с старинной утварью Древнерусский быт. Кровать в русской избе. Интерьер

.

Устройство русской избы

Ледяной ветер режет щёку как кинжал – на улице разыгралась метель. А дома уютно и безопасно – сидишь себе на печи да слушаешь сказки деда. Русская изба – от одного только слова веет теплом. Ладная, надёжная и самобытная, она была устроена нашими предками с великой мудростью и верностью традициям.


«Истопка»

С древнейших времён в летописях можно встретить упоминание об избе. Слово схоже с праславянским «истьба» – «истопка». Так называлась отапливаемая постройка – а у некоторых славянских народов этот термин актуален до сих пор. В самом деле, устройство русской избы непременно предполагало тёплое помещение. Чтобы сберечь тепло, дома до XIII века строили без фундамента, частично зарывая их. Люди и животные зимовали на земляном полу, их грел лишь выложенный очаг. Но через века жилище выбралось из-под земли, обзавелось дощатым полом, каменным фундаментом и крышами из тёса (тонких досок).

Пяти- и шестистенки

Большинство сохранившихся в России традиционных изб представляют собой пятистенки – жилое помещение отделялось сенями, словно делилось надвое. На Севере и на Урале строили шестистенок – добавляли две поперечные стены. Каждая изба сооружалась из венцов – соединённых четырёх брёвен. Самые толстые и крепкие стволы клали вниз – окладные, верхний венец был черепным.

Крыльцо и сени

А теперь давайте перенесёмся на пару веков назад и зайдём в гости. Сначала нас встретит крыльцо. По нему можно было понять о благосостоянии хозяев – в богатых домах оно имело несколько ступеней и обрамлялось колоннами. Люди победнее устанавливали перила. Поднявшись на крыльцо, мы попадаем на площадку-рундук, а затем в сени. Здесь хранили утварь и продукты, а жарким летом даже спали. При входе в жилое помещение следовало поклониться по многовековым традициям – чтобы гость не забыл это сделать, устанавливали высокий порог. Он заодно и предотвращал проникновение холода в дом. Граница чужого дома воспринималась по славянским обычаям как переход между мирами – прежде чем зайти на чужую территорию, нужно было прочесть краткую молитву. Отсюда же и пошёл запрет что-либо передавать через порог.

Горница

В средней полосе России и на севере строились дома на подклете – нижнем этаже. В богатых домах там жили дети и прислуга. Над подклетом размещалась горница, куда попадали из сеней. Помните, как поётся в песне: «В горнице моей светло…»? Это не совсем достоверно: окошки делали маленькие, чтобы сохранить тепло. Их затягивали бычьим пузырём. Стекло появилось в Средние века, но в Российской империи простые люди из деревни узнали его только в XIX веке.

Печь

Быт русской деревни был сосредоточен вокруг печи. Зачастую избу даже строили вокруг кормилицы. В какой русской сказке обошлось дело без печи? В допетровские времена печи клали без труб – опять же для того, чтобы было теплее. Первые дымоходы появились в XVI веке и были деревянными – но Петр I повелел ставить каменные, устав слушать доклады о пожарах. Стали появляться «голландки» – небольшие печки с очень мощным отоплением. Богатые люди ставили теперь стены крест-накрест, чтобы получалось четыре комнаты. Помимо горницы и сеней появилась светлица – действительно просторная и светлая комната, где крутилась-вертелась жизнь всей семьи, а особенно молодых девиц.


Красный угол

Самое почётное место в русской избе, куда устремлялся взгляд входящего – это красный угол. Он располагался строго с восточной стороны по диагонали от печи между боковой и фасадной стенами. Здесь в определённом порядке висели иконы – божницы должны были напоминать церковный алтарь. Гость первым делом крестился на красный угол, потом уже здоровался с хозяевами.

Места для отдыха

В красном углу также стоял большой стол и длинная лавка. Они были предназначены для почётных гостей. Вдоль стен также находились лавки, на которых сидели и спали, хотя даже в XIX веке многие хозяева предпочитали почивать по старинке на полу. Пространство между устьем печи и противоположной стенкой называлось «бабьим углом». Там проводились женские работы – мужчинам крайне нежелательно было заглядывать сюда, а уж посторонним – тем более. Мужчины днём работали, а вечером отдыхали на своей половине – справа от входа или около красного угла. Ещё немаловажная деталь интерьера – сундуки, где хранили одежду. Шкафы стали появляться только в XIX веке.

Устройство русской избы, чей размер не превышал 25 кв. м, было очень хорошо продумано – там спокойно вела свой быт семья из 7-8 человек. Дом для русского человека всегда был центром жизни, объектом привязанности, моделью мира. Именно такое трепетное отношение и помогло сохранить многие русские избы до наших дней.

Изба-пятистенка в ЭТНОМИРе

Калужская область, Боровский район, деревня Петрово

Где можно увидеть стоящие рядышком избы разных регионов России: костромскую, вологодскую, смоленскую, архангельскую, пятистенок? Где можно полюбоваться на деревянные чумы и юрты, туэдзи и айлу коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока? Где ещё вы сможете играючи сравнить кубанскую мазанку с хатами Таврии, Чернигова или Подолья? Только в ЭТНОМИРе, только на уникальной, аутентичной выставке жилищ в натуральную величину!

Традиционный пятистенок считается большой, богатой избой. Такую мог построить только мастеровой хозяин, умеющий и любящий трудиться, поэтому в пятистенке ЭТНОМИРа мы обустроили ремесленную мастерскую и проводим мастер-классы, посвящённые традиционной славянской кукле.

Рисунок избы внутри печь скамья. Фотографии русских деревянных домов

Давайте поговорим о старинной русской избе , или возьмем даже чуть шире – русском доме. Внешний его вид и внутреннее устройство – результат воздействия множества факторов, начиная с природных и заканчивая социальными и культурными. Крестьянское общество всегда было чрезвычайно устойчиво своей традиционностью быта и представлениями об устройстве мира. Даже находясь в зависимости от влияния властей (церковь, петровские реформы), русская народная культура продолжала свое развитие, венцом которого нужно признать формирование крестьянской усадьбы, в частности дома-двора с жилой старинной русской избой .

Русский дом остается для многих либо некоей аллегорией христианской Руси, либо избенкой в три окошка с резными наличниками. Экспонаты музеев деревянного зодчества почему-то не меняют этого устойчивого мнения. Может быть потому, что так никто внятно и не объяснил, — что же такое, собственно, старинная русская изба – в буквальном смысле?

Русская изба изнутри

Чужой человек осваивает жилище сначала снаружи, затем заходит внутрь. Свой – рождается внутри. Затем, постепенно расширяя свой мир, доводит его до размеров нашего. Внешность для него – потом, внутренность – сначала.

Мы с Вами, к сожалению, там чужаки.

Итак, снаружи, старинная русская изба высока, велика, окна её малы, а расположены высоко, стены представляют могучий бревенчатый массив, не расчлененный цоколем и карнизами по горизонтали, лопатками и колоннами – по вертикали. Крыша щипцом вырастает из стены, сразу видно, что за «фронтоном» нет никаких привычных стропил. Коньком служит мощное бревно-охлупень с характерным скульптурным выносом. Детали немногочисленны, крупны, отсутствует обшивка, накладки. Из стен кое-где могут выступать отдельные торцы брёвен не совсем ясного назначения. Приветливой старинную русскую избу не назовешь, скорее, молчаливой, скрытной.

Сбоку к избе приставлено крыльцо, иногда высокое, столбовое, иногда низкое, невнятное. Однако, именно оно – и есть первый Кров, под который входит пришедший. А раз это первый кров, то, значит, и второй кров (сени) и третий кров (собственно изба) – лишь развивают идею крыльца – покрытого замощенного возвышения, спроецировавшего на себя Землю и Небеса. Крыльцо избы берет начало в первом святилище – постаменте под кроной священного древа и эволюционирует вплоть до царских сеней в Успенском соборе. Крыльцо у дома – начало нового мира, ноль отсчета всех его путей.

С крыльца внутрь сеней ведет невысокая широкая дверь в мощном косящатом обрамлении. Внутренние контуры его слегка округлы, что служит главным препятствием для нежелательных духов и нечистых в помыслах людей. Округлость дверного проема сродни круглоте Солнца и Луны. Замка нет, защелка, открывающаяся как изнутри, так и снаружи, — от ветра и домашнего скота.

Сени, на Севере именуемые мостом, – развивают мысль крыльца. Часто в них нет потолка, как прежде не было и в избе, — только кровля отделяет их от неба, только она осеняет их.

Сень – небесного происхождения. Мост – земного. Снова, как и в крыльце, Небо встречается с Землёй, а связуют их те, кто срубил старинную русскую избу с сенями, и те, кто живёт в ней – большая семья, ныне представленное среди живущих звено рода.

Крыльцо открыто с трёх сторон, сени закрыты с четырёх, света в них немного от волоковых (заволакиваемых досками) окон.

Переход из сеней в избу не менее ответственен, чем из крыльца в сени. Чувствуется, как нагнетается атмосфера…

Внутренний мир русской избы

Открываем дверь, пригибаясь, входим. Над нами низкий потолок, хотя это не потолок, а полати, – настил на уровне лежанки печи – для спанья. Мы в полатном куте. И можем обратиться к хозяйке избы с добрым пожеланием.

Полатный кут – притвор внутри русской избы. Туда может войти любой добрый человек без спроса, без стука в дверь. Полати одним краем опираются на стену прямо над дверью, другим – на полатный брус. За этот полатный брус гостю по его воле ходу нет. Только хозяйка может пригласить его войти в следующий кут – красный угол, к семейным и родовым святыням, сесть за стол.

Трапезная, освящённая святынями, вот что такое красный угол.

Так гость осваивает целую половину избы; однако во вторую, дальнюю половину (за пирожный брус) ему уже не зайти никогда, туда его хозяйка не пригласит, потому что вторая половина – главная священная часть русской избы – бабий и печной куты. Эти два кута аналогичны алтарю храма, да собственно это и есть алтарь с печью-престолом и ритуальными предметами: хлебной лопатой, помелом, ухватами, квашнёй. Там претворяются плоды земли, неба и крестьянского труда в пищу духовно-материального свойства. Потому что никогда для человека Традиции пища не была количеством калорий и набором консистенций и вкусов.

Мужская часть семьи в бабий кут не допускается, здесь всем верховодит хозяйка, большуха, постепенно обучая будущих хозяек священнодействию…

Мужики большую часть времени трудятся в поле, на лугу, в лесу, на воде, на отхожих промыслах. В доме место хозяина сразу при входе на лавке-конике, в палатном куте, либо за дальним от бабьего кута торцом стола. Он ближе к малым святыням красного угла, дальше от центра русской избы.

Место хозяйки в красном углу – за торцом стола со стороны бабьего кута и печи, — именно она жрица домашнего храма, она общается с печью и огнём печи, она заводит квашню и сажает в печь тесто, она вынимает его претворённым в хлеб. Именно она по смысловой вертикали печного столба – спускается через голбец (особая деревянная пристройка к печи) в подпол, который тоже именуется голбцом. Там, в голбце, в подклетном родовом святилище, месте обитания духов-охранителей, держат припасы. Там не так жарко летом, не так холодно зимой. Голбец сродни пещере – чреву Земли-Матери, из которого выходят, и в которое возвращаются тленные останки.

Хозяйка заправляет, хороводит всем в доме, она в постоянном общении с внутренней (избяной) Землёй (пол-мост избы, подпол-голбец), с внутренним небом (балка-матица, потолок), с Мировым Древом (печной столб), связующим их, с духами умерших (тот же печной столб и голбец) и, конечно, с нынешними живыми представителями своего крестьянского родового древа. Именно её безусловное лидерство в доме (и духовное, и материальное) не оставляет пустопорожнего времени мужику в русской избе, отсылает его за пределы домашнего храма, на периферию освещённого храмом пространства, к мужским сферам и делам. Если умна и крепка хозяйка (ось семьи), родо-семейное колесо крутится с желанным постоянством.

Устройство русской избы

Обстановка старинной русской избы полна ясного, незамысловатого и строгого значения. По стенам широкие и невысокие лавки, пять-шесть окон невысоко расположены над полом и ритмично освещают, а не заливают светом. Прямо над окнами сплошная полка-воронец. Выше – пять-семь нетёсаных прокопчённых венцов сруба, — здесь ходит дым во время топки чёрной печи. Для его удаления над дверью находится дымоволок, ведущий в сени, а в сенях пристроена деревянная труба-вытяжка, выносящая уже охлаждённый дым за пределы дома. Горячий дым экономично прогревает и антисептирует жилое помещение. Благодаря ему на Руси не было таких жестоких пандемий, как в Западной Европе.

Потолок из толстых и широких плах (полубрёвен), таков же пол-мост. Под потолком могучая балка-матица (иногда две или три).

На куты русская изба разделяется двумя брусьями-воронцами (полатным и пирожным), уложенными перпендикулярно на верхний срез печного столба. Пирожный брус тянется к передней стене избы и отделяет женскую часть избы (около печи) от остального пространства. Часто его используют для хранения выпеченного хлеба.

Существует мнение, что печной столб не должен обрываться на уровне воронцов, ему следует подниматься выше, под самую матицу; в этом случае космогония избы была бы полной. В глубине северных земель обнаружилось нечто подобное, только, пожалуй, ещё более значительное, статистически надёжно продублированное не один раз.

В непосредственной близости от печного столба, между пирожным брусом и матицей, исследователям встретился (почему-то никому дотоле не встречался) резной элемент достаточно ясного, и даже символического смысла.

Трёхчастность подобных изображений трактуется одним из современных авторов так: верхняя полусфера – это высшее духовное пространство (чаша «небесных вод»), вместилище багодати; нижняя – небесный свод, покрывающий Землю – наш видимый мир; среднее звено – узел, вентель, место расположения богов, контролирующих поступление благодати в наш нижний мир.

Кроме того, легко представить его как верхнюю (перевёрнутую) и нижнюю Берегиню, Бабу, Богиню с поднятыми руками. В среднем звене прочитываются привычные конские головы – символ солнечного движения по кругу.

Резной элемент стоит на пирожном брусе и именно подпирает матицу.

Таким образом, в верхнем уровне избяного пространства, в центре старинной русской избы , в самом значимом, ударном месте, мимо которого не пройдёт ни один взгляд, воочию воплощено недостающее звено – связь Мирового Древа (печного столба) и небесной сферы (матицы), причём связь в виде сложного глубоко-символичного скульптурно-резного элемента. Надо отметить, что он располагается сразу на двух внутренних границах избы – между обжитым относительно светлым низом и чёрным «небесным» верхом, а также между общей семейной половиной избы и запретным для мужчин священным алтарем – бабьим и печным кутами.

Именно благодаря этому запрятанному и очень вовремя нашедшемуся элементу можно выстроить ряд взаимодополняющих архитектурно-символических образов традиционных крестьянских культурных объектов и сооружений.

По своей символической сути все эти объекты – одно и то же. Однако, именно старинная русская изба – самый полный, самый развитой, самый углублённый архитектурный феномен. И теперь, когда, кажется, она полностью забыта и надёжно похоронена, снова настаёт её время. Настаёт Время Русского Дома – в буквальном смысле.

Курная изба

Надо заметить, что высшим образцом материальной народной культуры исследователями признаётся именно курная (чёрная, рудная) русская изба, в которой дым при топке печи поступал непосредственно в верхнюю часть внутреннего объёма. Высокий потолок трапециевидной формы позволял находиться в избе во время топки. Дым выходил из устья печи прямо в комнату, стелился по потолку, а затем опускался до уровня полок-воронцов и вытягивался через волоковое окошко, прорубленное в стене, соединенное с деревянным дымником.

Причин долгого бытования рудных изб несколько, и прежде всего, климатические условия — большая влажность местности. Открытый огонь и дым из печи пропитывали и просушивали стены сруба, таким образом, происходила своеобразная консервация древесины, поэтому век черных изб более длительный. Курная печь хорошо обогревала помещение и не требовала много дров. Была она удобна и для ведения хозяйства. Дым просушивал одежду, обувь и рыболовные сети.

Переход на белые печи принёс вслед за собой невосполнимую утрату в устройстве всего комплекса значимых элементов русской избы: понизился потолок, повысились окна, стали пропадать воронцы, печной столб, голбец. Единый зонированный объём избы начал дробиться на функциональные объёмы-комнаты. Исказились до неузнаваемости все внутренние пропорции, внешний вид и постепенно старинная русская изба прекратила своё существование, превратившись в сельский дом с интерьером, приближенным к городской квартире. Вся «пертурбация», фактически – деградация, произошла лет за сто, начавшись в XIX веке и завершившись к середине XX века. Последние курные избы, по нашим сведениям, переделывались в белые после Великой Отечественной войны, в 1950-е годы.

А как же быть теперь? Возврат к действительно курным избам возможен лишь как результат всемирной или национальной катастрофы. Однако, вернуть всю образно-символическую структуру избы, насытить ею русский загородный дом – можно и в условиях технического прогресса и всё увеличивающегося благосостояния «россиян»…

Для этого, собственно, надо лишь начать просыпаться ото сна. Сна, навеянного на элиту нашего народа как раз тогда, когда сам народ творил шедевры своей культуры.

По материалам журнала «Родобожие №7

Интерьер русских изб в большинстве своем очень похож и включает в себя ряд элементов, которые можно встретить в любом доме. Если говорить об устройстве избы, то она состоит из:

  • 1-2 жилых помещений
  • горница
  • чулан
  • терраса

Первое с чем сталкивался гость, зайдя в дом — это сени. Это своего рода зона между отапливаемым помещением и улицей. Весь холод задерживался в сенях и не поступал в основное помещение . Сени использовались славянами в хозяйственных целях. В этом помещении держали коромысло и другие вещи. В сенях располагался чулан . Это помещение, которое отделялось от сеней перегородкой. В нем располагался ларь с мукой, яйца и другие продукты .

Отапливаемое помещение и сени отделяли дверь и высокий порог. Такой порог делался для того, чтобы холодному воздуху было сложнее проникать в теплое помещение. Кроме этого, существовала традиции, согласно которой гость, входя в помещение, должен был кланяться, приветствую хозяев и домового . Высокий порог как раз «принуждал» гостей преклоняться, входя в основную часть дома. Так как вход без преклонения обеспечивал удар головы об косяк. С приходом на Русь христианства поклон домовому и хозяевам дополнился осенением себя крестным знамением и поклоном иконам в красном углу .

Переступая через порог, гость попадал в основное помещение избы. Первое, что попадало на глаза — печь. Располагалась она сразу слева или справа от двери . Русская печь — основной элемент избы. Отсутствие печи говорит о том, что строение является нежилым. Да и свое название русская изба получила именно благодаря печи, которая позволяет топить помещение. Еще одна важная функция данного устройства — приготовление пищи . До сих пор нет более полезного способа приготовления еды, чем в печи. В настоящее время существуют различные пароварки, которые позволяет сохранить максимум полезных элементов в пище. Но все это не сравнимо с приготовленной едой из печки. С печью связано много поверий. Например, считали, что она являлась любимым местом отдыха для домового. Или, когда ребенок терял молочный зуб, его учили бросать зуб под печку и говорить:

«Мышка, мышка, на тебе репяной зуб, а ты дай мне костяной зуб»

Также считалось, что мусор из дому нужно сжигать в печи, чтобы энергия не уходила наружу, а оставалась внутри помещения.

Красный угол в русской избе


Красный угол — неотъемлемая составляющая внутреннего убранства русской избы
. Он располагался по диагонали от печи (чаще всего это место выпадало на восточную часть дома — на заметку тем, кто не знает куда установить красный угол в современном жилище). Это было священное место, где находились рушники, иконы, лики предков и божественные книги. Необходимой частью красного угла являлся стол. Именно в этом углу вкушали пищу наши предки. Стол же считался неким алтарем, на котором всегда находился хлеб:

«Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»

Поэтому даже сегодня традиция не позволяет сидеть на столе. А оставлять ножи и ложки считается дурной приметой. До сегодняшних дней сохранилось еще одно поверье связанное со столом: молодёжи запрещалось сидеть на углу стола, дабы избежать участи безбрачия.

Лавка с сундуком в избе

Предметы быта в русской избе играли каждая свою роль . Скрыня или сундук для одежды являлся важным элементов дома. Скрыня переходила по наследству от матери к дочери . В него складывалось приданное девушки, которое она получала после замужества. Располагался этот элемент интерьера русской избы чаще всего рядом с печкой.

Лавки также являлись важным элементов интерьера русской избы. Условно они делились на несколько видов:

  • долгая — отличается от остальных длиной. Считалась женским местом, где занимались вышиванием, вязанием и т. д.
  • короткая — во время трапезы на ней сидели мужчины.
  • кутная — устанавливалась около печи. На ней ставились вёдра с водой, полки для посуды, горшки.
  • пороговая — шла вдоль стены, где расположена дверь. Использовалась в качестве кухонного стола.
  • судная — лавка выше, чем другие. Предназначалась для хранения полок с посудой и горшков.
  • коник — мужская лавка квадратной формы с вырезанной конской головой сбоку. Располагалась около двери. На ней мужчины занимались мелким ремеслом, поэтому под лавкой хранились инструменты.
  • «нищая» также располагалась у двери. На нее мог садиться любой гость, вошедший в избу без разрешения хозяев. Связано это с тем, что гость не может пройти в избу далее матицы (бревно, служащее основанием для потолка). Визуально матица выглядит как выступающее бревно поперек основных уложенных досок на потолке.

Горница — это еще одно жилое помещение в избе. Имелось оно у зажиточных крестьян, ибо подобное помещение мог позволить себе не каждый. Горница чаще всего устраивалась на втором этаже . Отсюда её название горница — «гора» . В ней находилась другая печь, называемая голландкой . Это печь округлой формы. Во многих деревенских домах они стоят до сих пор, являясь украшением. Хотя даже сегодня можно встретить избы, которые отапливаются этими старинными приборами.

О печи уже сказано достаточно. Но нельзя не упомянуть и те инструменты, которые использовались в работе с русскими печами. Кочерга — самый известный предмет. Представляет собой железный прут с загнутым концом. Применялась кочерга для размешивания и сгребания углей . Помело же использовалось для очищения печи от углей .

С помощью ухвата можно было перетаскивать или передвигать горшки и чугунки. Он представлял собой металлическую дугу, которая позволяла захватывать горшок и переносить его с места на место. Ухват позволял ставить чугунок в печь без боязни обжечься .

Еще одним предметом, используемым в работе с печкой, является хлебная лопата . С помощью неё хлеб помещают в печь и вытаскивают после приготовления. А вот слово «чапля » знают не многие. Этот инструмент по другому называют сковородник. Использовался он для захвата сковороды .

Колыбель на Руси имели различные формы. Были и выдолбленные, и плетеные, и подвесные, и «ваньки-встаньки». Названия же их были на удивление разнообразны: люлька, зыбка, колиска, качалки, баюкалка. Но с колыбелью связан ряд традиций, который оставался неизменным. Так, например, считалось необходимым устанавливать колыбель в том месте, где младенец может наблюдать рассвет . Качать пустую колыбель считалось плохой приметой. В эти и многие другие поверья мы верим и по сегодняшний день. Ведь все традиции предков основывались на их личном опыте, который новое поколение приняло у своих пращуров.


Русское жилище — это не отдельный дом, а огражденный двор, в котором сооружалось несколько строений, как жилых, так и хозяйственных. Изба было общее название жилого строения. Слово «изба» произошло от древнего «истба», «истопка». Изначально так называлась основная отапливаемая жилая часть дома с печью.

Как правило, жилища богатых и бедных крестьян в деревнях практически отличались добротностью и количеством построек, качеством отделки, но состояли из одних и тех же элементов. Наличие таких хозяйственных построек, как амбар, рига, сарай, баня, погреб, хлев, выход, мшаник и др., зависело от уровня развития хозяйства. Все постройки в буквальном смысле слова рубились топором от начала до конца строительства, хотя были известны и применялись продольные и поперечные пилы. В понятие «крестьянский двор» включались не только строения, но и участок земли, на котором они располагались, включая огород, сад, гумно и т.п.

Основным строительным материалом было дерево. Количество лесов с прекрасным «деловым» лесом намного превосходило то, что сохранилось сейчас в окрестностях Саитовки. Лучшими породами дерева для построек считались сосна и ель, но сосне всегда отдавалось предпочтение. Дуб ценился за прочность древесины, но он был тяжел и труден в обработке. Его применяли только в нижних венцах срубов, для устройства погребов или в сооружениях, где нужна была особая прочность (мельницы, колодцы, соляные амбары). Другие породы деревьев, особенно лиственные (береза, ольха, осина), применялись в строительстве, как правило, хозяйственных построек

Для каждой надобности деревья выбирались по особым признакам. Так, для стен сруба стремились подобрать особые «теплые» деревья, поросшие мхом, прямые, но не обязательно прямослойные. В то же время для теса на кровлю обязательно выбирались не просто прямые, но именно прямослойные деревья. Чаще срубы собирали уже на дворе или поблизости от двора. Тщательно выбирали и место для будущего дома

Для возведения даже самых крупных построек срубного типа обычно не сооружали специального фундамента по периметру стен, но по углам изб закладывались опоры — крупные валуны или так называемые «стулья» из дубовых пней. В редких случаях, если протяженность стен была много больше обычной, опоры ставили и в середине таких стен. Сам характер срубной конструкции зданий позволял ограничиться опорой на четыре основные точки, так как сруб представлял собой цельносвязанную конструкцию.

Крестьянские избы

В основе подавляющего большинства построек лежала «клетка», «венец», — связка из четырех бревен, концы которых были рублены в связь. Способы такой рубки могли быть различными по технике исполнения.

Основными конструктивными типами рубленых крестьянских жилых строений были «крестовик», «пятистенок», дом с прирубом. Для утепления между венцами бревен прокладывался мох вперемежку с паклей.

но назначение связи было всегда одним — скрепить бревна межу собой в квадрат прочным узлами без каких-либо дополнительных элементов соединения (скоб, гвоздей, деревянных штырей или спиц и т.п.). Каждое бревно имело строго определенное место в конструкции. Срубив первый венец, на нем рубили второй, на втором третий и т.д., пока сруб не достигал заранее определенной высоты.

Крыши у изб были в основном покрыты соломой, которая, особенно в неурожайные годы, нередко служила кормом для скота. Иногда более зажиточные крестьяне возводили крыши тесовые или из драни. Тес изготавливался вручную. Для этого двумя работниками использовались высокие козлы и длинная продольная пила.

Повсеместно, как все русские, крестьяне Саитовки по распространенному обычаю при закладке дома клали деньги под нижний венец во все углы, причем красному углу полагалась более крупная монета. А там, где ставилась печь, не клали ничего, поскольку этот угол по народным представлениям, предназначался для домового.

В верхней части сруба поперек избы располагалась матка — четырехгранная деревянная балка, служащая опорой для потолочин. Матка врубалась в верхние венцы сруба и часто использовалась для подвешивания к потолку предметов. Так, к ней прибивалось кольцо, через которое проходил очеп (гибкая жердь) колыбели (зыбки). Посредине для освещения избы подвешивался фонарь со свечой, а позднее — керосиновая лампа с абажуром.

В обрядах, связанных с завершением строительства дома, существовало обязательное угощение, которое называлось «матичное». Кроме того, укладка самой матки, после которой оставалось еще достаточно большой объем строительных работ, рассматривалась как особый этап в возведении дома и обставлялась своими обрядами.

В свадебном обряде для благополучного сватовства сваты никогда не проходили в дом за матку без специального на то приглашения хозяев дома. В народном языке выражение «сидеть под маткой» означало «быть сватом». С маткой связывалось представление об отчем доме, удаче, счастье. Так, уходя из дома, нужно было подержаться за матку.

Для утепления по всему периметру нижние венцы избы засыпались землей, образуя завалинку, перед которой устанавливалась скамейка. Летом на завалинке и скамейке коротали вечернее время старики. Сверху на потолок обычно укладывалась опавшая листва с сухой землей. Пространство между потолком и кровлей — чердак в Саитовке называлось еще иставкой. На ней обычно хранили отслужившие свой век вещи, утварь, посуду, мебель, веники, пучки травы и пр. Детвора же устраивала на ней свои нехитрые тайники.

К жилой избе обязательно пристраивались крыльцо и сени — небольшое помещение, предохранявшее избу от холода. Роль сеней был разнообразной. Это и защитный тамбур перед входом, и дополнительное жилое помещение летом, и хозяйственное помещение, где держали часть запасов продовольствия.

Душой всего дома была печь. Нужно отметить, что так называемая «русская», а правильнее всего духовая печь — изобретение сугубо местное и достаточно древнее. Она ведет свою историю еще из трипольских жилищ. Но в конструкции самой духовой печи в течение второго тысячелетия нашей эры произошли весьма значительные изменения, позволившие гораздо полнее использовать топливо.

Сложить хорошую печь — дело непростое. Сначала прямо на земле устанавливали небольшой деревянный сруб (опечек), служивший фундаментом печи. На него настилали расколотые пополам небольшие бревна и выкладывали на них днище печи — под, ровный, без наклона, иначе выпекаемый хлеб получится кособоким. Над подом из камня и глины сооружали свод печи. Боковая часть печи имела несколько неглубоких отверстий, называемых печурками, в которых просушивали варежки, рукавицы, носки и т.д. В старину избы (курные) топились по-черному — печь не имела трубы. Дым уходил через маленькое волоковое окно. Хотя стены и потолок становились закопченными, с этим приходилось мириться: печь без трубы была дешевле в строительстве и требовала меньше дров. Впоследствии в соответствии с правилами сельского благоустройства, обязательными для государственных крестьян, над избами стали выводиться печные трубы.

Прежде всех вставала «большуха» — жена хозяина, если была еще не стара, или одна из невесток. Она затопляла печь, открывала настежь дверь и дымарь. Дым и холод поднимали всех. Малых ребят сажали греться на шесток. Едкий дым наполнял всю избу, полз кверху, висел под потолком выше человеческого роста. В древней русской пословице, известной с XIII века, говорится: «Дымные горести не терпев, тепла не видали». Прокопченные бревна домов меньше подвергались гниению, поэтому курные избы были более долговечны.

Печь занимала почти четверть площади жилища. Она протапливалась несколько часов, но, нагревшись, держала тепло и обогревала помещение в течение суток. Печь служила не только для обогрева и приготовления пищи, но и как лежанка. В печи пекли хлеб и пироги, варили кашу, щи, тушили мясо, овощи. Кроме того, в ней также сушили грибы, ягоды, зерно, солод. Нередко в печи, заменявшей баню, парились.

Во всех случаях жизни печь приходила крестьянину на помощь. И топить печь приходилось не только зимой, но в течение всего года. Даже летом нужно было хотя бы раз в неделю хорошо вытопить печь, чтобы испечь достаточный запас хлеба. Используя свойство духовой печи накапливать, аккумулировать тепло, крестьяне готовили пищу раз в день, утром, оставляли приготовленное внутри печей до обеда — и пища оставалась горячей. Лишь в летний поздний ужин приходилось пищу подогревать. Эта особенность духовой печи оказала решающее влияние на русскую кулинарию, в которой преобладают процессы томления, варения, тушения, причем не только крестьянскую, так как образ жизни многих мелкопоместных дворян не сильно отличался от крестьянской жизни.

Печь служила логовищем целому семейству. На печи, самом теплом месте избы спали старики, которые взбирались туда по приступкам — приспособлению в виде 2-3 ступеней. Одним из обязательных элементов интерьера были полати — деревянный настил от боковой стенки печи до противоположной стороны избы. На полатях спали, залезая с печи, сушили лен, пеньку, лучину. На день туда закидывали постельные принадлежности и ненужную одежду. Полати делали высокие, на уровне высоты печи. Свободный край полатей нередко ограждался невысокими перильцами-балясинами, чтобы с полатей ничего не падало. Полати были излюбленным местом детей: и как место для спанья, и как самый удобный наблюдательный пункт во время крестьянских праздников и свадеб.

Расположение печи определяло планировку всей жилой комнаты. Обычно печь ставили в углу справа или слева от входной двери. Угол напротив устья печи был рабочим местом хозяйки. Все здесь было приспособлено для приготовления пищи. У печи стояла кочерга, ухват, помело, деревянная лопата. Рядом — ступа с пестом, ручные жернова и кадка-квашня для закваски теста. Кочергой выгребали золу из печи. Ухватом стряпуха цепляла пузатые глиняные или чугунные горшки (чугуны), и отправляла их в жар. В ступе она толкла зерно, очищая его от шелухи, А с помощью мельницы перемалывала в муку. Помело и лопата были необходимы для выпечки хлеба: помелом крестьянка подметала под печи, а лопатой сажала на него будущий каравай.

Рядом с печью обязательно висел утиральник, т.е. полотенце и рукомойник. Под ним стояла деревянная лохань для грязной воды. В печном углу также находилось судная лавка (судно) или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — шкафчики, полки для нехитрой столовой посуды: горшков, ковшей, чашек, мисок, ложек. Мастерил их из дерева сам хозяин дома. В кухне нередко можно было увидеть глиняную посуду в «одежде» из бересты — экономные хозяева не выбрасывали треснувшие горшки, корчаги, миски, а оплетали их для прочности полосами березовой коры. Выше размещался печной брус (шест), на который ставилась кухонная утварь и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности. Полновластной хозяйкой печного угла была старшая женщина в доме.

Печной угол

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавеской из пестрого ситца или цветной домотканины, высоким шкафом или деревянной переборкой. Закрытый, таким образом, печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан». Печной угол считался исключительно женским пространством в избе. Во время праздником, когда в доме собиралось много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности на женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Во время сватовства будущая невеста должна была находиться все время в печном углу, имея возможность слышать весь разговор. Из печного угла она выходила нарядно одетая во время смотрин — обряда знакомства жениха и его родителей с невестой. Там же невеста ожидала жениха в день отъезда под венец. В старинных свадебных песнях печной угол осмыслялся как место, связанное с отцовским домом, семьей, счастьем. Выход невесты из печного угла в красный угол воспринимался как уход из дома, прощание с ним.

В то же время печной угол, откуда имеется выход в подполье, на мифологическом уровне воспринимался как место, где может произойти встреча людей с представителями «иного» мира. Через печную трубу, по поверью, может прилетать к тоскующей по умершему мужу вдове огненный змей-дьявол. Принято было считать, что в особо торжественные для семьи дни: во время крещения детей, дней рождения, свадеб — к печи приходят умершие родители — «предки», чтобы принять участие в важном событии жизни своих потомков.

Почетное место в избе — красный угол — находилось наискосок от печи между боковой и фасадной стеной. Он, как и печь, важный ориентир внутреннего пространства избы хорошо освещен, поскольку обе составляющие его стены имели окна. Основным украшением красного угла являлась божница с иконами, перед которыми горела лампада, подвешенная к потолку, поэтому его называли еще «святым».

Красный угол

Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. С появлением обоев красный угол нередко обклеивали или выделяли из остального пространства избы. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги и предметы.

Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь, как главный предмет мебели, стоял стол на массивных ножках, на которые установливались полозья. Полозья позволяли легко передвигать стол по избе. Его ставили к печи, когда пекли хлеб, перемещали во время мытья пола и стен.

За ним проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья. Каждый день в обеденный час за столом собиралась вся крестьянская семья. Стол был такого размера, чтобы каждому хватило места. В свадебном обряде сватание невесты, выкуп ее у подружек и брата совершались в красном углу; из красного угла отчего дома ее увозили на венчание в церковь, привозили в дом жениха и вели тоже в красный угол. Во время уборки урожая первый и последний сжатый сноп торжественно несли с поля и устанавливали в красном углу.

«Первый сжатый сноп называли именинником. С него начинали осеннюю молотьбу, соломой его кормили больную скотину, зерна первого снопа считались целебными для людей и птиц. Первый сноп обычно зажинала старшая в семье женщина. Он украшался цветами, его несли в дом с песнями и ставили в красный угол под иконы». Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным представлениям, магической силой сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству.

Всякий, входивший в избу первым делом снимал шапку, крестился и кланялся образам в красном углу, произнося: «Мир дому сему». Крестьянский этикет предписывал гостью, вошедшему в избу, оставаться в половине избы у дверей, не заходя за матку. Самовольное, без приглашения вторжение в «красную половину», где ставился стол, считалось крайне неприличным и могло быть воспринято как оскорбление. Пришедший в избу человек мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. В красный угол сажали самых дорогих гостей, а во время свадьбы — молодых. В обычные дни здесь за обеденным столом восседал глава семьи.

Последний из оставшихся углов избы, слева или справа от двери, был рабочим местом хозяина дома. Здесь стояла лавка, на которой он спал. Под ней в ящике хранился инструмент. В свободное время крестьянин в своем углу занимался разными поделками и мелким ремонтом: плел лапти, лукошки и веревки, резал ложки, выдалбливал чашки и т.п.

Хотя большинство крестьянских изб состояло всего из одной комнаты, не деленной перегородками, негласная традиция предписывала соблюдение определенных правил размещения для членов крестьянской избы. Если печной угол был женской половиной, то в одном из углов дома специально отводилось место для сна старшей супружеской пары. Это место считалось почетным.


Лавка


Большая часть «мебели» составляла часть конструкции избы и была неподвижной. Вдоль всех стен, не занятых печью, тянулись широкие лавки, тесанные из самых крупных деревьев. Предназначены они были не столько для сиденья, сколько для сна. Лавки намертво прикреплялись к стене. Другой важной мебелью считались скамьи и табуретки, которые можно было свободно переносить с места на место, когда приходили гости. Над лавками, вдоль всех стен устраивали полки — «полавочники», на которых хранили предметы домашнего обихода, мелкие инструменты и т.п. В стене вбивались и специальные деревянные колышки для одежды.

Неотъемлемым атрибутом почти каждой избы Саитовки был шест — брус, вделанный в противоположные стены избы под потолком, который посредине, напротив простенка, подпирался двумя сохами. Второй шест одним концом упирался в первый шест, а другим — в простенок. Означенная конструкция в зимнее время являлась опорой стана для тканья рогож и других подсобных операций, связанных с данным промыслом.


Прялка


Особой гордостью хозяек были точеные, резные и расписные прялки, которые обычно ставили на видное место: они служили не только орудием труда, но и украшением жилища. Обычно с нарядными прялками крестьянские девушки ходили на «посиделки» — веселые сельские сборища. «Белая» изба убиралась предметами домашнего ткачества. Полати и лежанку закрывали цветные занавеси из льняной клетчатины. На окнах — занавески из домотканой кисеи, подоконники украшала милая крестьянскому сердцу герань. Особенно тщательно убиралась изба к праздникам: женщины мыли с песком и скоблили добела большими ножами — «косарями»- потолок, стены, лавки, полки, полати.

Одежду крестьяне хранили в сундуках. Чем больше достаток в семье, тем и сундуков в избе больше. Мастерили их из дерева, обивали для прочности железными полосами. Нередко сундуки имели хитроумные врезные замки. Если в крестьянской семье росла девочка, то с малых лет в отдельном сундуке ей собирали приданое.

В этом пространстве жил бедный русский мужик. Часто в зимнюю стужу в избе содержались домашние животные: телята, ягнята, козлята, поросята, а иногда и домашняя птица.

В украшении избы сказывались художественный вкус и мастерство русского крестьянина. Силуэт избы венчали резной

конек (охлупень) и кровля крыльца; фронтон украшали резные причелины и полотенца, плоскости стен — наличники окон, зачастую отражавшие влияние архитектуры города (барокко, классицизм и т.д.). Потолок, дверь, стены, печь, реже наружный фронтон расписывали.

Подсобное помещение

Нежилые крестьянские постройки составляли хозяйственный двор. Часто их собирали вместе и ставили под одной крышей с избой. Строили хозяйственный двор в два яруса: в нижнем находились хлева для скотины, конюшня, а в верхнем — огромный сенник, забитый душистым сеном. Значительную часть хозяйственного двора занимал сарай для хранения рабочего инвентаря — сохи, бороны, а также телеги и саней. Чем зажиточней крестьянин, тем больше по размеру был его хозяйственный двор.

Отдельно от дома обычно ставили баню, колодец, да амбар. Вряд ли тогдашние бани сильно отличались от тех, что и сейчас ещё можно встретить — маленький сруб,

иногда без предбанника. В одном углу — печь-каменка, рядом с ней — полки или полати, на которых парились. В другом углу — бочка для воды, которую нагревали, бросая туда раскалённые камни. Позднее для подогрева воды в печи-каменки стали вделываться чугунные котлы. Для смягчения воды в бочку добавляли древесную золу, приготавливая, таким образом, щелок. Все убранство бани освещалось маленьким окошечком, свет из которого тонул в черноте закопчённых стен и потолков, так как с целью экономии дров бани топились «по-черному» и дым выходил через приоткрытую дверь. Сверху такое сооружение часто имело почти плоскую односкатную кровлю, крытую соломой, берестой и дерном.

Амбар, а нередко под ним и погреб, ставили на виду против окон и поодаль от жилья, чтобы в случае возгорания избы сохранить годовой запас зерна. На двери амбара вешали замок — пожалуй, единственный во всем хозяйстве. В амбаре в огромных ящиках (сусеках) хранилось главное богатство земледельца: рожь, пшеница, овес, ячмень. Недаром на селе говаривали: «Каково в амбаре, таково и в кармане».

Для обустройства погреба выбирали более возвышенное и сухое место, которое не затоплялось полой водой. Котлован для погреба рыли достаточно глубокий, чтобы в лютые морозы не промерзали хранящиеся в погребе овощи. В качестве стенок погреба — тына использовались половинки дубовых бревен. Перекрытие погреба также изготовлялось из таких же половинок, но более мощных. Сверху погреб засыпался землей. В погреб вел лаз, который назвался творилами и в зимнее время сверху как всегда утеплялся. В погребе, как и в амбаре, оборудовались также сусеки для хранения картофеля, свеклы, моркови и т.д. В летнее время погреб использовался как холодильник, в котором размещали молоко и скоропортящие продукты.

https://www..html

QR код страницы

Больше нравится читать с телефона или планшета? Тогда сканируйте этот QR-код прямо с монитора своего компа и читайте статью. Для этого на вашем мобильном устройстве должно быть установлено любое приложение «Сканер QR кода».

К ак сильно влечет нас путешествие. Как хочется уехать подальше от городской суеты. Чем дальше место, тем оно таинственнее и притягательнее. Глухие урочища и заброшенные деревни манят старыми полуразрушенными храмами, древними каменными плитами. Прикосновением к истории наших далеких предков…

Но сорваться с места и уехать в дальние леса удается не всегда. Часто надо просто поехать на дачу, срочно вскопать грядки, отвезти родителей и детей с множеством громоздких вещей и так далее и тому подобное. И, кажется, что для таинственных путешествий очередные выходные потеряны. А как жаль…

Но на самом деле это не так, надо только уметь смотреть по сторонам. Даже не столько смотреть, сколько видеть. И тогда привычная дорога, примелькавшаяся и изъезженная, словно через дверной глазок откроет вам невероятные сокровища, огромный пласт древнейшей культуры и истории наших далеких предков. Именно так случилось и со мной, когда однажды, в привычной картине проступила удивительная находка, увлекшая меня в интереснейшее путешествие.

Проезжая вдоль домов, выстроившихся по дороге, невольно вглядываешься и, дабы не скучать, ищешь в них отличительные черты. Вот тут сделали модный нынче сайдинг и закрыли под безликим пластиком старые бревна. Вот новый кирпичный дом за высоким забором. Вот еще один, побогаче, с коваными решетками на окнах. Но все это обыденный, безликий пейзаж. И вот взгляд останавливается на старой избушке, которая смотрится несколько убого на фоне соседних каменных домов. И что-то в ней есть такое, что заставляет остановиться, что-то осмысленное, как будто видишь лицо, живое и выразительное.


Наличник. Дмитрова Гора. Дом с фигурными берегинями и светелка.
(фот. Филиппова Елена)


Наличники на окнах , вот что остановило взгляд. Резные, разных цветов, с простыми и замысловатыми узорами. И в каком бы состоянии дом не находился, часто видишь — за наличниками его хозяин следит в первую очередь. Смотришь, избенка покосилась, но наличники-то свежевыкрашенные! Наличники на окне — словно лицо дома, его визитная карточка. Они делают каждый дом не похожим на своих соседей.

Что же заставило в старину русского крестьянина, загнанного нелегкой жизнью в утилитарность своего бытия, уделять столь трепетное внимание к таким непрактичным мелочам, как резьба на доме и наличники в частности?


Дерево испокон веков играло в жизни русского человека огромную роль. Многочисленные верования, связанные с деревом имеют глубокие корни. Привычная нам береза, негласно считающаяся символом России, когда-то была тотемным деревом восточных славян. Не оттуда ли досталась нам память о своем священном дереве и такая непонятная любовь к нему?

Считалось, что дерево сохраняло свои магические силы при любой обработке и могло передавать их мастерам-плотникам. У плотников были свои поверья и приметы, дошедшие до нас в народных сказках и деревенских историях. У каждого дерева была собственная сила, и не всякое дерево можно было использовать для строительства дома. К примеру, нельзя было брать для строительства домов деревья, растущие на перекрестках и на заброшенных старых дорогах.

Вид на Медведеву Пустынь со стороны Тверского берега.


Символ дерева, изначально полностью языческий, органично вписался в систему христианских представлений о мире. Священными могли быть и целые рощи и отдельные деревья — на таких деревьях находили явленные чудотворные иконы.

Вера в священную силу дерева не исчезла с течением времени, она изменялась, вплетаясь в сознание человека, и дошла до нас в виде домовой резьбы. Наличник на окне в русской избе — это материализованные магические заклинания, уходящие корнями в глубокую древность. Сможем ли понять смысл этих заклинаний?


Вслушайтесь в это слово: «наличник» — «находящийся на лице». Фасад дома — это его лицо, обращенное к внешнему миру. Лицо должно быть умытым и красивым. Но внешний мир не всегда добр и, порой, от него надо защищаться. Двери и окна — это не только выход наружу, это возможность попасть внутрь. Каждый хозяин старался защитить свой дом, обеспечить семье сытость и тепло, безопасность и здоровье. Как он мог это сделать? Один из способов защиты — окружить себя охранными знаками и заклинаниями. И наличники не только закрывали щели в оконном проеме от сквозняков и холода, они защищали дом от нечистой силы.

Несмотря на огромное разнообразие узоров домовой резьбы, в ней выделяются отдельные повторяющиеся образы. Самое интересное, что эти же образы можно найти в русской народной вышивке. Полотенца и рубахи, подготовленные для рождения ребенка, свадьбы или похорон, имели для наших предков огромное значение и были частью ритуалов. Чтобы ребенок был здоров, семья крепка и богата, женщина плодовита, необходимо было оградить их магическими заклинаниями. Именно эти заклинания и прорисованы в узорах вышивальщиц.

Петушки на фронтоне
(фот. Филиппова Елена)


Но если это так, значит и узоры на наличниках несут в себе ту же магическую силу?

Язычество русской деревни, тесно переплетенное с православным христианством, не явилось следствием темноты и необразованности русского крестьянина. Просто, в отличие от горожанина, он жил настолько тесно с окружающей его природой, что ему пришлось научиться с ней договариваться. Упрекать крестьян в отходе от православия наивно. Уж кто-то, а они сохранили его в большей степени. Наоборот, это мы, городские жители потеряли ту важную архаичную связь с матушкой-природой, на которой и строится вся жизнь за пределами города.


Что было одним из самых важных событий в жизни наших древних предков? Наверное, рождение. И женщина-мать должна была стать главной фигурой.

Фигурка с раскинутыми руками и ногами — фигурка женщины, дарующей жизнь, олицетворяющая женское начало, один из самых частых образов, занимающих важное место, как и на старых вышивках, так и на резных наличниках. Одно из ее имен — берегиня.

Очень интересно искать фигурки берегинь в резных узорах: иногда она определяется очень четко, а иногда так сильно искажена, что выглядит как удивительное переплетение цветов и змей. Но в любом случае ее можно узнать — центральная симметрия фигурки, голова, раскинутые руки и ноги.

Стилизованные фигурки берегинь, разные вариации одной темы


Еще один важный символ магических знаков наших предков — это солнце. Солнечный круг изображался в разных видах, можно найти восход и заход солнца. Все знаки, имеющие отношение к ходу солнца, к его положению на небосводе, называются солярными и считаются очень сильными, мужскими знаками.

Восходящее и заходящее солнце
(фот. Филиппова Елена)


Без воды нет жизни, от нее зависит урожай и, как следствие, жизнь и благосостояние семьи. Воды бывают небесными и подземными. И все эти знаки есть на наличниках. Волнообразные узоры в верхней и нижней части наличника, бегущие ручейки по его боковым полочкам — это все знаки воды, дающей жизнь всему живому на земле.

Не оставлена без внимания и сама земля, дарующая человеку урожай. Знаки аграрной магии, пожалуй, самые простые, одни из самых распространенных. Ромбики с точками внутри, перекрещивающиеся двойные полосы — так рисовали наши предки вспаханное и засеянное поле.

Наличник. Город Конаково Тверской области. Змеиный узор. Дом перевезен из города Корчева в 1936 г.
(фот. Филиппова Елена)


А сколько звериных мотивов можно найти на наших окошках! Дух захватывает от коней и птиц, змей и драконов. Каждый образ имел свое значение в магическом мире древних славян. Отдельное место в звериных мотивах занимают змеи, тесно связанные с понятием воды, а значит и плодородия. Культ змей-хранителей, ужей-господариков, имеет глубокие корни и заслуживает отдельного рассказа.

Чудо-юдо
(фот. Филиппова Елена)


Все эти узоры и образы когда-то имели определенный смысл, являясь по своей сути охранными знаками. Ими украшены старинные обрядовые предметы, они же красуются и на наличниках. Народная традиция пронесла эти знаки сквозь века. Но со временем они утратили для нас магическое значение и суть их забыта. Древние архаичные узоры превратились в декоративные элементы, разбавленные современным орнаментом, не связанным с прошлым их смыслом. Прочесть эти орнаменты, понять их глубинный смысл и разгадать магические заклинания уже практически невозможно. Именно поэтому они так к себе манят…


Согласно некоторым русским народным преданиям, человеку окно подарил Ангел. Дело было так.

Первые дома, которые строили люди, были без окон. Одна женщина, чтобы осветить свой дом, стала бегать с решетом со двора в дом, надеясь в решете принести солнечный свет. Тогда к ней явился ангел и сказал: «Вот дурная баба!», взял топор и прорубил в стене окно.

Женщина ответила: «Все это хорошо, но теперь у меня в доме будет холодно». Ангел пошел на реку, поймал рыбу и ее пузырем затянул проем окна. В избе стало светло и тепло. С тех пор люди строят свои дома с окнами.

При первом знакомстве с этой красивой легендой у меня возник странный вопрос: сколько же рыб понадобилось, чтобы затянуть их пузырями одно окно?

Но оказалось, что привычные нам окна в избах появились относительно недавно, лишь в 18 веке. И то, поначалу в доме было только одно такое окно, называлось оно красным. В красное окно вставлялось стекло, у него были рама и ставни.

А что же тогда прорубил ангел?

Самые первые окошки были очень простыми и небольшими по размеру, назывались они волоковыми окнами. Такое окно прорубалось в двух смежных бревнах и изнутри закрывалось дощечкой-задвижкой. Окно было маленькое, чтобы его открыть, нужно было отодвинуть задвижку. Считается, что от слова «волочить» и пошло название волоковое окно.

Волоковое окошко в Истринском музее деревянного зодчества.
(фот. Филиппова Елена)

Начиная с 19 века, когда стекольное производство в России стало распространенным, красные окна повсеместно заменили древние волоковые окошки.

Но и сейчас их можно найти в деревнях, на хозяйственных постройках, в амбарах и скотных дворах. Присмотритесь, вдруг найдете ангельское окошко там, где и не ждали.

Но как же так? Если красные окна появились только в 18 веке, то как на наличники могли попасть архаичные магические знаки? Значит все наши умозаключения вот так легко рушатся?

А вот и ничего подобного. На наличники красных окон были перенесены древние традиции, сохранившиеся в домовой резьбе. Подзоры на крышах домов, причелины (доски по краям избы), все они несли и сейчас несут на себе те же знаки, что мы читаем и на наличниках. Да и кто сказал, что волоковые окошки не защищались от нечистой силы?

Например, в Кижах сохранилось, по крайней мере одно, очень и очень старое волоковое окошко, украшенное резным солнечным диском. Наличник на волоковом окошке есть и в Нижегородском музее-заповеднике деревянного зодчества.

Музей деревянного зодчества на Щёлоковском хуторе в Нижнем Новгороде. Дом Пашковой, середина 19 века.
(фот. Бобылькова Ирина)


В музеях бережно хранится деревянная посуда, прялки, резные ковши и гребни. А резных наличников практически нет. Единичные и не очень старые экземпляры — максимум, что можно найти.

Ответ удивительно прост. Когда люди переходили из дома в дом, они брали с собой прабабушкину прялку, но не забирали наличники с окон. Когда приходилось спасать дом от пожара, уж точно никто не отдирал старые доски. И резные наличники с магическими символами умирали вместе с домом. Такова жизнь. Положение изменилось не более двухсот лет назад, с появлением первых собирателей древностей и создателей музеев.


Дома в старину русские плотники не строили, а рубили. Именно этот термин встречается в архивных документах и древних летописях. Рубили избы, храмы и целые города, мастерски используя для этого топор. Такой инструмент как пила пришел в Россию из Европы только в 18 веке при Петре I.

Однако это вовсе не значит, что русские мужики были такими темными. Уж в чем-чем, а в плотницких делах им не было равных. Дело в том, что при рубке дерева топором его волокна как бы сминаются, закрывая поры от губительной для деревянной постройки влаги. А при обработке пилой, волокна, наоборот, раздираются и легко пропускают влагу внутрь дерева.

Но при Петре I встает иная задача — строить очень быстро. Задачу эту нельзя было решить топором.

Подавляющее большинство нынешней домовой резьбы выполнено в технике выпиливания, появившейся вместе с новым инструментом. Новая техника внесла большое разнообразие в старые узоры, переплетая и видоизменяя их. Начиная с 18 века, старые магические знаки стали зарастать новыми орнаментами. Мастера плотники целыми артелями ходили по России, ставили дома, украшенные наличниками, перенося свой стиль от села к селу. Со временем стали издаваться целые альбомы узоров деревянной резьбы.

Улица в Кушалино. Дома с резными наличниками.
(фот. Филиппова Елена)


Конечно, резчики не выпиливали специально солярных узоров или берегинь, ни в 19 веке, ни столетием раньше. Как впрочем, и вышивальщицы не вышивали никаких магических знаков. Они делали так, как делали их прадеды и прабабки, как было принято в их семье, в их деревне. Они не задумывались о магических свойствах своих узоров, но бережно пронесли эти знания, полученные ими в наследство, дальше во времени. Именно это и называется памятью предков.

Вот в какие таинственные дали можно забрести, не уезжая в далекие края. Достаточно иным взглядом посмотреть на привычную дорогу. И ведь это не единственные ее чудеса, что-то еще ждет нас за поворотом?

Филиппова Елена


Деревенский дом — это своеобразная колыбель крестьянской России. Еще в начале 20 века большинство населения страны жили в селах и многочисленных деревнях в деревянных домах. В деревенских избах рождались и прожили свои жизни десятки поколений простых русских людей, трудом которых создавалось и приумножалось богатство России.

Естественно, что в нашей стране, изобиловавшей лесом, самым подходящим материалом для строительства были обычные деревянные бревна. Деревянного дома, построенного по всем правилам, хватало для жизни двух, а то и трех поколений. Считается, что время жизни деревянного дома не менее ста лет. На территории Ивановской области, к сожалению, сохранилось не так уж много деревенских домов 19 в. Это драгоценные образцы деревенского уклада жизни русского народа. Можно отметить, что самым старым жилым деревянным домом не только в Иванове, но и в области является дом резчика манер В. Е. Курбатова 1800 г., что на улице Маяковского.

Дом резчика В. Е. Курбатова. Классическй солярный знак.
(фот. Побединский Владимир)


В наше время, когда глубинка интенсивно заселяется дачниками не только из Иванова, но и из Москвы, многие дома утрачивают свой первозданный вид. Вместо изумительных деревянных наличников зачастую вставляются пластиковые окна, режущие взгляд и уродующие исторический облик деревенских домов. Поэтому очень важно сохранить их первозданный вид, если не в натуре, то хотя бы в фотографиях, что бы подрастающее поколение имело представление, в каких домах жили их пращуры.

На бескрайних просторах России крестьянский дом в разных областях может существенно отличаться по форме, конструкции, строительным традициям его внешней отделки, разными декоративными деталями, рисунками резьбы и т.д. Талантливым Ивановским краеведом-писателем Дмитрием Александровичем Ивановым, потратившим более двадцати лет на изучение этнографии Ивановской земли, был составлен обобщенный портрет крестьянского дома, преобладающего на территории Ивановской области. Он представляет собой небольшой дом в 3-4 окна, с одной светлой комнатой впереди. Сзади теплой части дома располагается кухня и широкий коридор, а за ними к дому примыкают хозяйственные помещения. Таким образом, дом представляет собой совмещенную конструкцию сени — двор, вытянутую от улицы, сбоку пристраивается крыльцо. Главная черта такого дома — пропорциональный фасад и определенная отделка: резное кружево, наличники, отделяющие окна от стены дома, с резными или накладными деталями, светелка, реже мезонин, трехчастные лопатки, загораживающие угловые выносы бревен, сложенных в «обло». Фронтон светелки выдвинут далеко вперед и поддерживается двумя парами резных столбов, перед которыми устраивается решетка, создающая впечатление балкончика. Фронтон этот разорван фигурным пиковым изображением, являющимся как раз основным местечковым элементом художественного оформления фасада жилого дома. Местные плотники называют этот вырез «червой». Балконная решетка, причелины, подзоры фронтона украшаются ажурной пропильной резьбой. Дома описанной конструкции составляют большинство сельской застройки на территории Ивановской области.

(фот. Побединский Владимир)


Традиция украшать резьбой элементы конструкции жилых домов возникли достаточно давно. Мотивы рисунков несут в себе народную память о бытовавших в древности языческих символах, оберегах. Нужно отметить, что в России начала 19 в. несколько регионов, население которых славилось искусством строительства из дерева. Один из таких народных промыслов существовал и на территории Ивановской области. Его центром было село Якуши современного Пестяковского района. Жители этого села и прилегающей территории были очень искусными плотниками. Ежегодно отсюда на заработки уходили до семисот крестьян, в совершенстве владеющих плотницким мастерством. Их искусство было настолько известным и признанным в России того времени, что имя села Якуши вошло в историю. Возникло даже слово, вошедшее в словарь В.И. Даля — «якушничать», т.е. строить, украшать из дерева. Это были не просто ремесленники, а художники, украшавшие жилые дома особым видом декора — «корабельной» рельефной резьбой. Суть якушевской резьбы состояла в том, что декоративные элементы выдалбливались в толстой доске и делались выпуклым по сравнению с деревянной поверхностью. Чаще всего такая доска занимает фриз переднего фасада дома. Сюжетами рисунков обычно служили растительный орнамент, цветы, обереги в виде изображений русалок, львов, лебедей. Наибольшее количество домов, украшенных «корабельной» резьбой, сохранилось в Пестяковском, Верхнеланднховском, Савинском районах, деревни и села которых хранят прекрасные образцы плотницкого искусства якушей, они являются бесценными памятниками старинной народной культуры. В настоящее время таких домов сохранилось совсем не много, их можно буквально пересчитать по пальцам. Этому во многом способствовало то, что в 80-х годах 19 в. глухая рельефная резьба начинает вытесняться сквозной прорезью доски — так называемой пропильной резьбой, которой в настоящее время украшено абсолютное большинство сельских домов.

Слово «изба» (а также его синонимы «ызба» , «истьба» , «изъба» , «истобка» , «истопка» ) употребляется в русских летописях, начиная с самых древнейших времен. Очевидна связь этого термина с глаголами «топить», «истопить». В самом деле, он всегда обозначает отапливаемое строение (в отличие, например, от клети).

Кроме того, у всех трех восточнославянских народов — белорусов, украинцев, русских — сохранялся термин «истопка» и обозначал опять-таки отапливаемое строение, будь то кладовая для зимнего хранения овощей (Белоруссия, Псковщина, Северная Украина) или жилая изба крохотных размеров (Новогородская, Вологодская области), но непременно с печью.

Типичный русский дом состоял из теплого, отапливаемого помещения и сеней. Сени , прежде всего, отделяли тепло от холода. Дверь из теплой избы открывалась не сразу на улицу, а в сени. Но еще в XIV веке слово “сени” использовалось чаще при обозначении крытой галереи верхнего этажа в богатых теремах. И лишь позже так стала именоваться прихожая. В хозяйстве сени использовались как подсобные помещения. Летом в сенях было удобно спать “на прохладе”. А в больших сенях устраивались девичьи посиделки и зимние встречи молодежи.

Сени в доме Есениных в с. Константиново Рязанской губернии (дом-музей Сергея Есенина).
В саму избу вела низкая одностворчатая дверь , вытесанная из двух-трех широких пластин твердого дерева (преимущественно дуба). Вставлялась дверь в дверную колоду, составленную из двух толстых тесанных дубовых плах (косяков), вершняка (верхнего бревна) и высокого порога.

Порог в быту осознавался не только как препятствие для проникновения в избу холодного воздуха, но и как граница между мирами. И как со всякой границей, с порогом связано множество примет. При входе в чужой дом полагалось остановиться у порога и прочесть краткую молитву — укрепиться для перехода на чужую территорию. Отправляясь в дальнюю дорогу, следовало немного молча посидеть на лавке у порога — проститься с домом. Повсеместен запрет здороваться и прощаться, разговаривать друг с другом через порог.

Избяная дверь отворялась всегда в сени. Это увеличивало пространство теплой избы. Сама же форма двери приближалась к квадрату (140-150 см Х 100-120 см). Двери в селах не запирали. Более того, деревенский этикет дозволял любому входить без стука в избу, но с обязательным стуком в боковое окно или с позвякиванием щеколдой на крыльце.

Основное пространство избы занимала печь . В иных избах с русской печью создается впечатление, что сама изба строилась вокруг печи. В большинстве изб печь располагали сразу справа у входа устьем к передней стене, к свету (окнам). Избы с печью слева от входа русские крестьянки пренебрежительно звали “непряхами” . Прясть обычно садились на “долгую” или “бабью лавку”, тянущуюся по противоположной длинной стене дома. И если бабья лавка находилась справа (при левом расположении печи), то прясть приходилось спиной к передней стене дома, то есть спиной к свету.

Русская духовая печь постепенно сформировалась из открытого очага, известного у древних славян и угро-финнов. Появившись очень рано (уже в IX веке повсюду распространены и глинобитные печи и печи каменные), русская печь сохраняла свою неизменную форму более тысячелетия. Её использовали для отопления, приготовления пищи людям и животным, для вентиляции помещения. На печи спали, хранили вещи, сушили зерно, лук, чеснок. Зимой под опечком держали птицу и молодых животных. В печах парились. Причем считалось, что пар и воздух печи более здоров и целебен, чем воздух бани.

Печь в доме крестьянина Щепина (музей-заповедник Кижи).

Несмотря на ряд усовершенствований, русская печь до середины XIX века топилась “по черному”, то есть не имела дымохода. А в некоторых областях курные печи сохранялись и до начала XX века. Дым из печки в таких избах выходит прямо в комнату и, расстилаясь по потолку, вытягивается в волоковое окно с задвижкой и уходит в деревянный дымоход — дымник.

Уже само название «курная изба» вызывает у нас привычное — и, надо сказать, поверхностное, неверное — представление о темной и грязной избе последнего бедняка, где дым ест глаза и повсюду сажа и копоть. Ничего подобного!

Полы, гладко отесанные бревенчатые стены, лавки, печь — все это сверкает чистотой и опрятностью, присущей избам северных крестьян, На столе белая скатерть, на стенах — вышитые полотенца, в «красном углу» иконы в начищенных до зеркального блеска окладах, И лишь несколько выше человеческого роста проходит граница, которой царит чернота закопченных верхних венцов сруба и потолка — блестящая, отливающая синевой, как вороново крыло.

Русская крестьянская изба. На выставке в Париже на Марсовом поле, Гравюра 1867 года.

Вся система вентиляции и дымоотвода продумала здесь очень тщательно, выверена вековым житейским и строительным опытом народа. Дым, собираясь под потолком — не плоским, как в обычных избах, а в форме трапеции, — опускается до определенного и всегда постоянного уровня, лежащего в пределах одного-двух венцов. Чуть ниже этой границы вдоль стен тянутся широкие полки — «воронцы» — которые очень четко и, можно сказать, архитектурно отделяют чистый интерьер избы от ее черного верха.

Местоположение печи в избе строго регламентировалось. На большей территории Европейской России и в Сибири печь располагалась около входа, справа или слева от дверей. Устье печи в зависимости от местности могло быть повернуто к передней фасадной стене дома или к боковой.

С печью связано много представлений, поверий, обрядов, магических приемов. В традиционном сознании печь была неотъемлемой частью жилища; если в доме не было печи, он считался нежилым. Печь была вторым по значению «центром святости» в доме — после красного, Божьего угла, — а может быть, даже и первым.

Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом . Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым . В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.

Печной угол (экспозиция выставки «Русский северный дом»,

г. Северодвинск, Архангельская обл.).

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан» или «прилуб».

Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Красный угол , как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи.

Красный угол (архитектурно-этнографический музей Тальцы,

Иркутская область).

Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще «святым» . Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол . Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. Во время уборки урожая первый и последний колоски устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

«Военный совет в Филях», Кившенко А., 1880 г. (на картине изображён красный угол избы крестьянина Фролова д. Фили Московской области, где за столом проходит военный совет при участии М. Кутузова и генералов русской армии).

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры.

Нижней границей жилого пространства избы был пол . На юге и западе Руси полы чаще устраивали земляные. Такой пол приподнимали на 20-30 см над уровнем земли, тщательно утрамбовывали и покрывали толстым слоем глины, перемешанной с мелко нарезанной соломой. Такие полы известны уже с IX века. Деревянные полы также древни, но встречаются на севере и востоке Руси, где климат суровее и почва более влажная.

Для половиц использовали сосну, ель, лиственницу. Половицы всегда укладывались вдоль избы, от входа к передней стене. Их стелили на толстые бревна, врубленные в нижние венцы сруба — переводины. На Севере пол часто устраивали двойным: под верхним “чистым” полом находился нижний — “черный”. Полы в деревнях не красили, сохраняя естественный цвет дерева. Лишь в XX веке появляются крашенные полы. Зато мыли пол каждую субботу и перед праздниками, застилая его потом половиками.

Верхней же границей избы служил потолок . Основу потолка составляла матица — толстый четырехгранный брус, на который укладывались потолочины. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк или кольцо для подвешивания колыбели. За матицу не принято было заходить незнакомым людям. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу.

Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Сверху на потолок набрасывали опилки, опавшие листья. Нельзя было только на потолок сыпать землю — такой дом ассоциировался с гробом. Появился потолок в городских домах уже в XIII-XV веках, а в деревенских — в конце XVII — начале XVIII века. Но и до середины XIX века, при топке “по черному” во многих местах предпочитали потолка не устраивать.

Важным было освещение избы . Днем изба освещалась с помощью окон . В избе, состоящей из одного жилого помещения и сеней, традиционно прорубалось четыре окна: три на фасаде и одно на боковой стороне. Высота окон равнялась диаметру четырех-пяти венцов сруба. Окна вырубались плотниками уже в поставленном срубе. В проем вставлялась деревянная коробка, к которой крепилась тонкая рама — оконница.

Окна в крестьянских избах не открывались. Помещение проветривалось через печную трубу или дверь. Лишь изредка небольшая част рамы могла подниматься вверх или сдвигаться в сторону. Створчатые рамы, отворявшиеся наружу, появились в крестьянских избах лишь в самом начале XX века. Но и в 40-50 годах XX века многие избы строились с неоткрывающимися окнами. Зимних, вторых рам тоже не делали. А в холода окна просто заваливали снаружи до верху соломой, или покрывали соломенными матами. Зато большие окна избы всегда имели ставни. В старину их делали одностворчатыми.

Окно, как и всякий другой проем в доме (дверь, труба) считалось очень опасным местом. Через окна в избу должен проникать лишь свет с улицы. Все остальное опасно для человека. Потому, если птица влетит в окно — к покойнику, ночной стук в окно — возвращение в дом покойника, недавно отвезенного на кладбище. Вообще, окно повсеместно воспринималось как место, где осуществляется связь с миром мертвых.

Однако окна, при их “слепоте”, давали мало света. И потому даже в самый солнечный день приходилось освещать избу искусственно. Самым древним устройством для освещения считается камелек — небольшое углубление, ниша в самом углу печи (10 Х 10 Х 15 см). В верхней части ниши делали отверстие, соединенное с печным дымоходом. В камелек клали горящую лучину или смолье (мелкие смолистые щепки, поленца). Хорошо просушенные лучина и смолье давали яркий и ровный свет. При свете камелька можно было вышивать, вязать и даже читать, сидя за столом в красном углу. Присматривать за камельком ставили малыша, который менял лучину и добавлял смолье. И лишь значительно позже, на рубеже XIX-XX веков, камельком стали называть маленькую кирпичную печку, пристроенную к основной и соединенную с ее дымоходом. На такой печурке (камельке) готовили пищу в жаркое время года или ее дополнительно топили в холода.

Лучина, закреплённая в светцах.

Чуть позже камелька появилось освещение лучиной , вставленной в светцы . Лучиной называли тонкую щепку из березы, сосны, осины, дуба, ясеня, клена. Для получения тонкой (менее 1 см) длинной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугуном с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором. Надколотое полено затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и острием на другом. Этим острием светец втыкали в щель между бревнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто или другой сосуд с водой. Такие древние светцы, относящиеся к X веку, были найдены при раскопках в Старой Ладоге. Позже появились светцы, в которых горело несколько лучин одновременно. Они оставались в крестьянском быту вплоть до начала XX века.

По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на гумне. Свечи были сальными и восковыми. При этом восковые свечи использовали в основном в обрядах. Сальными же свечами, появившимися лишь в XVII веке, пользовались в быту.

Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий — рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать.

В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь. В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях.

Устройство избы деревенских крестьян Тверской Губернии. 1830 год. Предметы русского быта в акварелях из труда «Древности Российского государства» Фёдора Григорьевича Солнцева. Выпущен в Москве в течение 1849—1853 годов.

Изба или русская комната, Милан, Италия, 1826 год. Авторы гравюры Луиджи Джиаре (Luigi Giarre) и Винченцо Станджи (Vincenzo Stanghi). Работа из издания Джулио Феррарио (Giulio Ferrario) «Il costume antico e moderno o storia».

Под окнами избы делались лавки , которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались «опушкой» — доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались «опушенными» или «с навесом», «с подзором». В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать — топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть.

Фелицын Ростислав (1830-1904). На крыльце избы. 1855 год.

Главная » Гараж » Рисунок избы внутри печь скамья. Фотографии русских деревянных домов

Русская изба: мудрость наших предков

Русская изба: где и как строили избы наши предки, устройство и декор, элементы избы, видео, загадки и пословицы об избе и разумном ведении домашнего хозяйства.

 

«Ах, какие хоромы!» — так часто говорим мы сейчас о просторной новой квартире или даче. Говорим, не задумываясь о смысле этого слова. Ведь хоромы – это крестьянское старинное жилище, состоящее из нескольких построек. Что же за хоромы были у крестьян в их русских избах? Как была устроена русская традиционная изба?

В этой статье:

— где строили раньше избы?
— отношение к русской избе в русской народной культуре,
— устройство русской избы,
— убранство и декор русской избы,
— русская печь и красный угол, мужская и женская половины русского дома,
— элементы русской избы и крестьянского двора (словарик),
— пословицы и поговорки, приметы о русской избе.

 

Поскольку я родом с севера и выросла на Белом море, то я покажу в статье фотографии северных домов. А эпиграфом к своему рассказу о русской избе я выбрала слова Д. С. Лихачева:

«Русский Север! Мне трудно выразить словами мое восхищение, мое преклонение перед этим краем.Когда впервые мальчиком тринадцати лет я проехал по Баренцеву и Белому морям, по Северной Двине, побывал у поморов, в крестьянских избах, послушал песни и сказки, посмотрел на этих необыкновенно красивых людей, державшихся просто и с достоинством, я был совершенно ошеломлен. Мне показалось, что только так и можно жить по-настоящему: размеренно и легко, трудясь и получая от этого труда столько удовлетворения… В Русском Севере удивительнейшее сочетание настоящего и прошлого, современности и истории, акварельной лиричности воды, земли, неба, грозной силы камня, бурь, холода, снега и воздуха» (Д.С. Лихачев. Русская культура. – М., 2000. – С. 409-410).

Где строили раньше избы?

Любимым местом для возведения деревни и строительства русских изб был берег реки или озера. Крестьяне при этом руководствовались и практичностью – близость к реке и лодке как средству передвижения, но и эстетическими причинами. Из окон избы, стоящей на высоком месте, открывался красивый вид на озеро, леса, луга, поля,  а также на свой двор с амбарами, на баню у самой реки.

Северные деревни видны издалека, они никогда не располагались в низменностях, всегда на холмах, у леса, у воды на высоком берегу  реки, становились центром красивой картины единения человека и природы, вписывались органично в окружающий ландшафт. На самом высоком месте строили обычно церковь и колокольню в центре села.

Дом строился основательно, «на века», место для него подбиралось достаточно высокое, сухое, защищенное от холодных ветров – на высоком холме. Деревни старались располагать там, где были плодородные земли, богатые луга, лес, река или озеро. Избы ставились так, чтобы к ним был обеспечен хороший подъезд и подход, а окна были обращены «на лето» — на солнечную сторону.

На севере дома старались располагать на южном склоне холма, чтобы его вершина надежно закрывала дом от буйных холодных северных ветров. Южная сторона всегда будет хорошо прогреваться, и в доме будет тепло.

Если рассматривать расположение избы на участке, то ее старались расположить ближе к северной его части. Дом закрывал от ветра садово- огородную часть участка.

В плане ориентации русской избы по солнцу (север, юг, запад, восток) тоже было особое строение деревни. Очень было важно, чтобы окна жилой части дома были расположены по солнцу. Для лучшей освещенности домов в рядах их ставили в шахматном порядке относительно друг друга. Все дома на улицах деревни «смотрели» в одну сторону – на солнце, на реку. Из окна можно было видеть восходы и закаты, движение судов по реке.

Благополучным местом для строительства  избы считалось место, на которое ложиться отдыхать рогатый скот. Ведь коровы рассматривались нашими предками как плодородная живительная сила, ведь корова часто была кормилицей семьи.

Старались не строить дома на болотах или рядом с ними, эти места считались «зяблыми», и урожай на них часто страдал от заморозков. А вот речка или озеро рядом с домом – это всегда хорошо.

Выбирая место для строительства дома, мужчины гадали – использовали эксперимент. Женщины в нем никогда не участвовали. Брали овечью шерсть. Ее помещали в глиняный горшок. И оставляли на ночь на месте будущего дома. Результат считался положительным, если к утру шерсть отсыреет. Значит, дом будет богатым.

Были и другие гадания – эксперименты. Например, вечером оставляли на ночь мел на месте будущего дома. Если мел привлек муравьев, то это считалось хорошим знаком. Если же муравьи не живут на этой земле, то лучше дом здесь не ставить. Результат проверяли утром на следующий же день.

Рубить дом начинали ранней весной (Великим постом) или в другие месяцы года в новолуние. Если же дерево срубить на убывающей Луне, то оно будет быстро гнить, поэтому и был такой запрет. Были и более жесткие предписания по дням. Лес начинали заготавливать от зимнего Николы, с 19 декабря. Лучшим временем для заготовки дерева считали декабрь – январь, по первым морозам, когда лишняя влага выходит из ствола. Не рубили для дома сухие деревья или деревья с наростами, деревья, которые при срубке упало на север. Эти поверья относились именно к деревьям, другие материалы такими нормами не обставлялись.

Не рекомендовалось строить дом на дороге или на перекрестке. Ведь дом – воплощение спокойствия, постоянства, стабильности, а не постоянных изменений как дорога.

Не строили дома на месте домов, сожженных молнией. Считалось, что молнией Илья – пророк поражает места нечистой силы.  Не строили дома также там, где ранее была баня, где кто-то поранился топором или ножом, где найдены человеческие кости, где раньше была баня или раньше проходила дорога, где произошло какое-то несчастье, например, наводнение.

Отношение к русской избе в народной культуре

Дом на Руси имел много названий: изба, хата, терем, холупы, хоромы, хоромина и храм. Да, не удивляйтесь –храм! Хоромы (изба) приравнивались к храму, ведь храм – это тоже дом, Дом Божий! А в избе всегда был святой, красный угол.

Крестьяне относились к дому как  к живому существу. Даже названия частей дома похожи на названия частей тела человека и его мира! Это особенность именно русского дома – «человеческие», то есть антропоморфные названия частей избы:

  • Чело избы – это ее лицо. Челом могли называться фронтон избы и наружное отверстие в печи.
  • Причелина – от слова «чело», то есть украшение на челе избы,
  • Наличники – от слова «лицо», «на лице» избы.
  • Очелье – от слова «очи», окно.  Так называлась и часть женского головного убора, так же называлось и украшение окна.
  • Лоб – так называлась лобовая доска. Были и «лобовины» в конструкции дома.
  • Пята, стопа – так называлась часть дверей.

Были в устройстве избы и двора и зооморфные названия: «быки», «курицы», «конек», «журавель»- колодец.

Слово «изба» происходит от древнеславянского «истьба». «Истьбою, истопкою» назывался отапливаемый жилой сруб (а «клеть» — это неотапливаемый сруб жилого дома).

Дом и изба были для людей живыми моделями мира. Дом был тем сокровенным местом, в котором люди выражали представления о себе, о мире, строили свой мир и свою жизнь по законам гармонии. Дом – это часть жизни и способ соединять и формировать свою жизнь. Дом – это сакральное пространство, образ рода и родины, модель мира и жизни человека, связь человека с миром природы  и с Богом. Дом – это пространство, которое человек строит своими руками, и которое с ним с первых до последних дней его жизни на Земле. Строительство дома – повторение человеком дела Творца, ведь человеческое жилище, по представлениям народа – это малый мир, созданный по правилам «большого мира».

По внешнему виду русского дома можно было определить социальный статус, вероисповедание, национальность его хозяев. В одной деревне не было двух совершенно одинаковых домов, ведь каждая изба несла в себе индивидуальность и отражала внутренний мир рода, в ней проживающего.

Для ребенка дом- это первая модель внешнего большого мира, он «кормит» и «взращивает» дитя, дитя «впитывает» из дома законы жизни в большом взрослом мире. Если дитя выросло в светлом уютном добром доме, в доме, в котором царит порядок – то так ребенок и будет дальше строить свою жизнь. Если же в доме хаос – то хаос и в душе, и в жизни человека. С детства ребенок осваивал систему представлений о своем доме – изле и его строении – матица, красный угол, женская и мужская части дома.

Дом традиционно в русском языке используется как синоним слова «родина». Если у человека нет чувства дома – то нет и чувства родины! Привязанность к дому, забота о нем считались добродетелью. Дом и русская изба- воплощение родного, безопасного пространства. Использовалось слово «дом» и в смысле «семья» — так и говорили «На холме четыре дома» — это означало, что четыре семьи. В русской избе под одной крышей жили и вели общее хозяйство несколько поколений рода – деды, отцы, сыновья, внуки.

Внутреннее пространство русской избы издавна ассоциировалось в  народной культуре как пространство женщины – она за ним следила, наводила порядок и уют. А вот внешнее пространство – двор и далее – это было пространство мужчины. Дедушка моего мужа до сих пор вспоминает такой разделение обязанностей, которое было принято в семье наших прапрародителей: женщина носила воду из колодца для дома, для приготовления еды. А мужчина  тоже носил воду из колодца, но для коров или лошадей. Позором считалось, если женщина начинала выполнять мужские обязанности или наоборот. Поскольку жили большими семьями – то проблем не было. Если кто-то из женщин сейчас не мог носить воду – то эту работу выполняла другая женщина семьи.

В доме также строго соблюдалась мужская и женская половина, но об этом еще будет разговор далее.

На Русском Севере жилые помещения и хозяйственные были объединены под одной крышей, чтобы можно было вести хозяйство, не выходя из дома. Так проявлялась жизненная смекалка северян, живущих в суровых холодных природных условиях.

Дом понимался  в народной культуре как центр главных жизненных ценностей – счастье, достаток, процветание рода, вера. Одной из функций избы и дом была функция защитная. Резное деревянное солнце под крышей – пожелание счастья и благополучия хозяевам дома. Изображение роз (которые на севере не растут) – пожелание счастливой жизни. Львы и львицы в росписи – языческие обереги, отпугивающие своим страшным видом зло.

Пословицы про избу

На крыше – тяжелый конек из дерева – знак солнца. В доме обязательно была домашняя божница. Интересно о коньке написал С. Есенин: «Конь как в греческой, египетской, римской, так и в русской мифологии есть знак устремления. Но только один русский мужик догадался посадить его к себе на крышу, уподобляя свою хату под ним – колеснице» (Некрасова М,А. Народное искусство России. – М., 1983)

Дом строился очень пропорционально и гармонично. В его конструкции – закон золотого сечения, закон природной гармонии в пропорциях. Строили без измерительного инструмента и сложных расчетов – по чутью, как душа подсказывала.

В русской избе иногда жила семья из  10 или даже 15-20 человек. В ней готовили пищу и ели, спали, ткали, пряли, ремонтировали утварь, занимались всеми домашними работами.

Миф и правда о русской избе. Бытует мнение, что в русских избах было грязно, была антисанитария, болезни, нищета и темнота. Я тоже так раньше думала, так нас учили в школе. Но это совершенно не соответствует истине! Я спрашивала свою бабушку незадолго до ее ухода в мир иной, когда ей уже было за 90 лет (она выросла недалеко от Няндомы и Каргополя на Русском Севере в Архангельской области), как жили в их деревне в ее детстве – неужели мыли  и убирали дом раз в году и жили в темноте и в грязи?

Она была очень удивлена и рассказала, что всегда в доме было не просто чисто, а очень светло и уютно, красиво.  Ее мама (моя прабабушка) вышивала и вязала  красивейшие подзоры к кроватям взрослых и детишек. Каждая кроватка и люлечка были украшены ее подзорами. И у каждой кроватки — свой узор! Представляете, какой это труд! И какая красота в обрамлении каждой кроватки!  Ее папа (мой прадедушка) вырезал красивые орнаменты на всей домашней утвари и мебели. Она вспоминала, как была ребенком под присмотром своей бабушки вместе со своими сестрами и братьями (моей прапрабабушки). Они не только играли, но и помогали взрослым. Бывало, вечером ее бабушка скажет детям: «Скоро мать и отец с поля придут, надо в доме прибрать». И ай – да! Дети берут веники, тряпки, наводят полный порядок, чтобы ни соринки в углу не было, ни пылинки, и все вещи на своих местах были. К приходу матери и отца дом был всегда чистый. Дети понимали, что взрослые пришли с работы, устали и им надо помогать. Еще она вспомнила, как ее мама всегда белила печку чтобы печь была красивой и в доме было уютно. Даже в день родов ее мама (моя прабабушка) белила печку, а потом пошла рожать в баню. Бабушка вспоминала, как она , будучи старшей дочерью, ей помогала.

Не было такого, чтобы снаружи было чисто, а  внутри – грязно. Прибирались очень тщательно и снаружи, и внутри.  Моя бабушка говорила мне, что «то, что наружу – это то, какой ты  хочешь казаться людям» (наружу – это внешний вид одежды, дома, шкафа и т.д. – как они выглядят для гостей и какими мы себя хотим представить людям одеждой, внешним видом дома и т.д.). А вот «что внутри – это то, какая ты есть на самом деле» (внутри – это изнанка вышивки или любой другой работы, изнанка одежды которая должна быть чистой и без дырок или пятен, внутренняя часть шкафов и другие невидимые другим людям, но видимые нам моменты нашей жизни). Очень поучительно. Я всегда вспоминаю ее слова.

Бабушка вспоминала, что нищие и грязные избы были только у тех, кто не трудился. Их считали как будто юродивыми, немного больными, их жалели как больных  душою людей. Кто же трудился – даже если у него было 10 детей – жили в светлых чистых красивых избах. Украшали свой дом с любовью. Вели большое хозяйство и никогда не жаловались на жизнь. Всегда был порядок в доме и на дворе.

Устройство русской избы

Русский дом (изба) подобно Вселенной делился на  три мира, три яруса: нижний – это подвал, подполье; средний – это жилые помещения; верхний под небом – чердак, крыша.

Изба как конструкция представляла собой сруб из бревен, которые связывались между собой в венцы. На Русском Севере было принято строить дома без гвоздей, очень прочные дома. Минимальное количество гвоздей использовалось только для прикрепления декора – причелин, полотенца, наличников.  Строили дома «как мера и красота скажут».

Крыша – верхняя часть избы – дает защиту от внешнего мира и является границей внутренней части дома с космосом. Недаром крыша так красиво украшалась в домах! А в орнаменте на крыше часто изображались символы солнца – солярные символы. Мы знаем такие выражения: «отчий кров», «жить под одной крышей». Были обычаи – если человек болел и долго не мог покинуть этот мир, то чтобы душа его легче перешла в мир иной, то снимали конек на крыше. Интересно, что крыша считалась женским элементом дома – сама изба и всё в избе должно быть «покрыто» — и крыша, и вёдра, и посуда, и бочки.

Верхняя часть дома (причелины, полотенце) украшались солярными, то есть солнечными знаками. В некоторых случаях на полотенце изображалось полное солнце, а на причелинах – только половины солярных знаков. Таким образом солнце показывалось в важнейших точках своего пути по небу – на восходе, в зените и на заходе. В фольклоре даже есть выражение «трехсветлое солнце», напоминающее об этих трех ключевых точках.

Чердак располагался под крышей и на нем хранили предметы, не нужные в данный момент, удаленные из дома.

Изба была двухэтажной, жилые комнаты располагались на «втором этаже», так как там было теплее. А на «первом этаже», то есть на нижнем ярусе, был подклет. Он предохранял жилые помещения от холода. Подклет использовался для хранения продуктов и делился на 2 части: подвал и подполье.

Пол делали двойным для сохранения тепла: внизу «черный пол», а сверху на нем – «белый пол». Укладывали доски пола от краев к центру избы в направлении от фасада к выходу. Это имело значение в некоторых обрядах. Так, если в дом заходили и садились на лавку вдоль половиц, то это означало, что пришли сватать. Никогда не спали и не клали постель вдоль половиц,  Так как вдоль половиц клали умершего человека «на пути к дверям». Именно поэтому и не спали головой к выходу. Спали всегда головой в красный угол, к передней стене, на которой находились иконы.

Важным в устройстве русской избы была диагональ «красный угол – печь». Красный угол всегда указывал на полдень, на свет, на Божью сторону (красную сторону). Он всегда ассоциировался с вотоком (восход солнца) и югом. А печь  указывала на заход солнца, на тьму. И ассоциировалась с западом или севером. Молились всегда на образа в красном углу, т.е. на восток, где располагается и алтарь в храмах.

Дверь и вход в дом, выход во внешний мир – один из важнейших элементов дома. Она встречает каждого входящего в дом. В древности существовало много поверий и разных защитных  ритуалов, связанных с дверью и порогом дома. Наверное, недаром, и сейчас многие привешивают на дверь подкову на счастье. А еще ранее под порог укладывали косу (садовый инструмент). В этом отражались представления людей о коне как животном, связанном с солнцем. А также о металле, сотворенном человеком с помощью огня и являющемся материалом для защиты жизни.

Только закрытая дверь сохраняет жизнь внутри дома: «Не всякому верь, запирай крепче дверь». Именно поэтому люди останавливались перед порогом дома, особенно при входе в чужой дом, эта остановка часто сопровождалась краткой молитвой.

На свадьбе в некоторых местностях молодая жена, входя в дом мужа, не должна была коснуться порога. Именно поэтому ее часто вносили на руках. А в других местностях, примета была с точностью до наоборот. Невеста, входя в дом жениха после венчания, обязательно задерживалась на пороге. Это было знаком того. Что она теперь своя в роде мужа.

Порог дверного проема – это граница «своего» и «чужого» пространства. В народных представлениях это было пограничное, а поэтому небезопасное место: «Через порог не здороваются», «Через порог руки не подают». Через порог нельзя и принимать подарки. Гостей встречают за порогом снаружи, потом впускают впереди себя через порог.

По высоте дверь была ниже человеческого роста. Приходилось при входе и голову наклонить, и шапку снять. Но при этом дверной проем был достаточно широким.

Окно – еще один вход в дом. Окно – слово очень древнее, в летописях впервые упоминается в 11 году и встречается у всех славянских народов. В народных поверьях запрещалось через окно плеваться, выбрасывать мусор, что-то выливать из дома, так как под ним «стоит ангел Господень». «В окно подать  (нищему) – Богу подать». Окна считались глазами дома. Человек смотрит через окно на солнце, а солнце смотрит на него через окно (глаза избы).Именно поэтому на наличниках часто вырезали знаки солнца. В загадках русского народа говорится так: «Красная девушка в окошечко глядит» (солнце). Окна в доме традиционно в русской культуре всегда старались ориентировать «на лето» — то есть на восток и юг. Самые большие окна дома всегда смотрели на улицу и на реку, их называли «красными» или «косящатыми».

Окна в русской избе могли быть трех видов:

А) Волоковое окно – самый древний вид окон. Высота его не превышала высоты горизонтально положенного бревна. А вот в ширину оно было в полтора раза больше высоты. Такое окно изнутри закрывалось задвижкой, «волочившейся» по специальным пазам. Поэтому и окно называлось «волоковое». Через волоковое окно в избу проникал только тусклый свет. Такие окна чаще встречались на хозяйственных постройках. Через волоковое окно из избы выводили («выволакивали») дым от печки. Через них также проветривали подклеты, чуланы, повети и хлева.

Б) Колодчатое окно – состоит из колоды, составленной из четырех прочно связанных между собой брусьев.

В) Косящатое окно – это проем в стене, укрепленный двумя боковыми брусьями. Эти окна еще называют «красными» независимо от их расположения. Изначально такими делались центральные окна в русской избе.

Именно через окно нужно было передать младенца, если рожденные в семье дети умирали. Считалось, что так можно спасти ребенка и обеспечить ему долгую жизнь. На Русском Севере существовало и такое поверье, что душа человека покидает дом через окно. Именно поэтому на окно ставили чашку с водой, чтобы душа, покинувшая человека, могла омыться и улететь. Также после поминок на окно вывешивали полотенце, чтобы душа по нему поднялась в дом, а потом спустилась обратно. Сидя у окна, поджидали вести. Место у окна в красном углу – место почетное, для самых почетных гостей, в том числе и сватов.

Окна располагались высоко, и поэтому взгляд из окна не натыкался на соседние строения, и вид из окна был красивым.

При строительстве между брусом окна и бревном стены дома оставляли свободное пространство (осадочный паз). Его закрывали доской, которая всем нам хорошо известна и называется наличником («на лице дома» = наличник). Наличники украшались орнаментом для защиты дома: круги как символы солнца, птицы, кони, львы, рыба, ласка  (животное, считавшееся хранительницей скота – считали, что если изобразить хищника, то он не будет вредить домашним животным), растительный орнамент, можжевельник,  рябину.

Снаружи окна закрывались ставнями. Иногда на севере, чтобы было удобно закрывать окна, строились галереи вдоль главного фасада (они выглядели как балкончики). Идет хозяин по галерее и закрывает ставни на окнах на ночь.

Четыре стороны избы обращены к четырем сторонам света. Внешний вид избы обращен к внешнему миру, а внутреннее убранство – к семье, к роду, к человеку.

Крыльцо русской избы было чаще открытым и просторным. Здесь проходили те семейные события, которые могла видеть вся улица деревни: провожали солдатов, встречали сватов, встречали новобрачных.  На крыльце общались, обменивались новостями, отдыхали, разговаривали о делах. Поэтому крыльцо занимало видное место, было высоким и поднималось на столбах или срубах ввысь.

Крыльцо – «визитная карточка дома и его хозяев», отражающее их гостеприимство, достаток и радушие. Дом считался нежилым, если у него разрушено крыльцо. Украшали крыльцо тщательно и красиво, орнамент использовался такой же, как и на элементах дома. Это мог быть геометрический или растительный орнамент.

Как Вы думаете, от какого слова образовалось слово «крыльцо»? От слова «крыть», «крыша». Ведь крыльцо обязательно было с крышей, защищающей от снега и дождя.
Часто в русской избе было два крыльца и два входа. Первый вход – парадный, там устраивались лавки для беседы и отдыха. А второй вход – «грязный», он служил для хозяйственных нужд.

Печь располагалась около входа и занимала примерно четверть пространства избы. Печь – один из сакральных центров дома. «Печь в дому – то же что алтарь в церкви:  в ней печется хлеб». «Печь нам мать родная», «Дом без печи – нежилой дом».  Печь имела женское начало и находилась в женской половине дома. Именно в печи сырое, неосвоенное превращается в вареное, «своё», освоенное. Печь располагается в углу, противоположном от красного угла. На ней спали, ее использовали не только в приготовлении пищи, но и в целительстве, в народной медицине, в ней маленьких деток мыли зимой, на ней грелись дети и старики. В печи обязательно держали заслонку закрытой, если кто-то уехал из дома (чтобы вернулся и дорога была счастливой), во время грозы (т.к. печь –еще один вход в дом, связь дома с внешним миром).

Матица – брус, идущий поперек русской избы, на котором держится потолок. Это граница передней и задней части дома. Гость, приходящий в дом, без разрешения хозяев не мог зайти дальше матицы. Сидеть под матицей означало сватать невесту. Чтобы всё удалось, надо было перед уходом из дома подержаться за матицу.

Всё пространство избы делилось на женское и мужское. Мужчины работали и отдыхали, принимали гостей в будни в мужской части русской избы – в переднем красном углу,  в сторону от него к порогу и иногда под полатями. Рабочее место мужчины при починке было рядом с дверью. Женщины же и дети работали и отдыхали, бодрствовали в женской половине избы – около печи. Если женщины принимали гостей, то гости сидели у порога печи. На собственно женскую территорию избы гости могли зайти только по приглашению хозяйки. Никогда представители мужской половины без особой крайней надобности не заходили на женскую половину, а женщины – на мужскую. Это могло быть воспринято как оскорбление.

Лавки служили не только местом для сидения, но и местом для сна. Под голову при сне на лавке подкладывался подголовник.

Лавка у дверей называлась «коник», она могла быть рабочим местом хозяина дома, а также на ней мог переночевать любой человек, зашедший в дом, нищий.

Над лавками выше  окон параллелльно лавкам делались полки. На них клали шапки, нитку, пряжу, прялки, ножи, шило и другие предметы домашнего обихода.

Взрослые пары в браке спали в горенках, на лавке под полатями, в отдельных своих клетях – в своих местах. Старики спали на печке или у печки, детки – на печи.

Вся утварь и мебель в русской северной избе располагаются вдоль стен, а центр остается свободным.

Светлицей называлась комната – светёлка, горенка на втором этаже дома, чистая, ухоженная, для рукоделия и чистых занятий. Здесь были шкаф, кровать, диван, стол. Но также как и в избе все предметы расставлялись вдоль стен. В горенке стояли сундуки, в которые собирали приданое для дочерей. Сколько дочерей на выданье – столько и сундуков. Здесь жили девушки – невесты на выданье.

Размеры русской избы

В древности русская изба не имела внутренних перегородок и была по форме квадратом или прямоугольником. Средние размеры избы были от 4 Х 4 метра до 5, 5 х 6, 5 метров. У середняков и зажиточных крестьян избы были большие – 8 х 9 метров, 9 х 10 метров.

Убранство русской избы

В русской избе различались четыре угла: печной, бабий кут, красный угол, задний угол (у входа под полатями). Каждый угол имел своё традиционное назначение. А вся изба в соответствии с углами делилась на женскую и мужскую половину.

Женская половина избы проходит от устья печи (выходное отверстие печи) до передней стены дома.

Один из углов женской половины дома – это  бабий кут. Его еще называют «запечье». Это место около печи, женская территория. Здесь готовили пищу, пироги, хранилась утварь, жернова. Иногда «женская территория» дома отделялась  перегородкой или ширмой. На женской половине избы з а печью были шкафчики для кухонной посуды и съестных припасов, полки для столовой посуды, ведра, чугуны, кадки, печные приспособления (хлебная лопата, кочерга, ухват). «Долгая лавка», которая шла по женской половине избы вдоль боковой стены дома, тоже была женской. Здесь женщины пряли, ткали, шили, вышивали, здесь висела и детская люлька.

Никогда мужчины на «женскую территорию» не входили и не трогали ту утварь, которая считается женской. А чужой человек и гость даже заглянуть в бабий кут не мог, это было оскорбительным.

По другую сторону печи было мужское пространство, «мужское царство дома». Здесь стояла пороговая мужская лавка, где мужчины занимались домашней работой и отдыхали после трудового дня. Под ней нередко был шкафчик  с инструментами для мужских работ.Женщине сидеть на пороговой лавке считалось неприличным. На боковой лавке в задней части избы они отдыхали днем.

Русская печь

Примерно четвертую, а иногда и третью часть избы занимала русская печь. Она была символом домашнего очага. В ней не только готовили пищу, но и готовили корм скоту, пекли пироги и хлеб, мылись, обогревали помещение, на ней спали и сушили одежду, обувь или продукты, в ней сушили грибы и ягоды. А в подпечке даже зимой могли содержать кур. Хотя печь и очень большая, она не «съедает», а, наоборот, расширяет жизненного пространство избы, превращая его многомерное, разновысотное.

Недаром есть поговорка «плясать от печки», ведь всё  в русской избе начинается именно с печи. Помните былину про Илью Муромца? Былина нам говорит, что  Илья Муромец «лежал на печи 30 лет и 3 года», то есть не мог ходить. Не на полатях и не на лавках, а на печи!

«Печь нам как мать родная», — говорили раньше люди.  С печью были связаны многие народные лечебные практики. И приметы. Например, нельзя в печь плеваться.  И нельзя было ругаться, когда горел в печи огонь.

Новую печь начинали прогревать постепенно и равномерно. Первый день начинали с четырех полен, и постепенно каждый день добавляли по одному полену чтобы прокалить весь объем печи и чтобы она была без трещин.

Сначала в русских домах были глинобитные печи, которые топились по-черному. То есть печь тогда не имела вытяжной трубы для выхода дыма. Дым выпускался через дверь или через специальное отверстие в стене. Иногда думают, что черные избы были только у нищих, но это не так. Такие печи были и в богатых хоромах. Черная печь давала больше тепла и дольше его хранила, чем белая. Прокопченные стены не боялись сырости или гнили.

Позже печи стали строить белыми – то есть стали делать трубу, через которую выходил дым.

Печь находилась всегда в одном из углов дома, который назывался печной, дверной, малый угол. По диагонали от печи находился всегда красный, святой, передний, большой угол русского дома.

Красный угол в русской избе

Красный угол – центральное главное место в избе, в русском доме. Его еще называют «святой», «божий», «передний», «старший», «большой». Он освещен солнцем лучше всех других углов в доме, всё в доме ориентировано по отношению к нему.

Божница в красном углу как алтарь православного храма и осмыслялась как присутствие Бога в доме. Стол  в красном углу – церковный престол. Здесь, в красном углу молились на образа. Здесь  за столом проходили все трапезы и главные события в жизни семьи: рождение, свадьба, похороны, проводы в армию.

Здесь находились не только образа, но и Библия, молитвенные книги, свечи, сюда приносили веточки освященной вербы в Вербное воскресенье или веточки березы в Троицу.

Красному углу особо поклонялись. Здесь во время поминок ставили лишний прибор для ушедшей в мир иной души.

Именно в Красном углу подвешивали щепных птиц счастья, традиционных для Русского Севера.

Места за столом в красном углу были жестко закреплены традицией, причем не только во время праздников, но и во время обычных приемов пищи. Трапеза объединяла род и семью.

  • Место в красном углу, в центре стола, под иконами, было самым почетным. Здесь сидели хозяин, самые уважаемые гости, священник. Если гость без приглашения хозяина прошел и сел в красный угол  — это считалось грубейшим нарушением этикета.
  • Следующая по значимости сторона стола – правая от хозяина и ближайшие к нему места справа и слева. Это «мужская лавка».  Здесь рассаживались по старшинству мужчины семьи вдоль правой стены дома к его выходу. Чем старше мужчина, тем ближе он сидит к хозяину дома.
  • А на «нижнем» конце стола на «женской лавке», идущей вдоль фронтона дома садились женщины  и дети.
  • Хозяйка дома размещалась напротив мужа со стороны печи на приставной скамье. Так было удобнее подавать еду и устраивать обед.
  • Во время свадьбы  новобрачные также сидели под образами в красном углу.
  • Для гостей была своя – гостевая лавка. Она расположена у окна. До сих пор есть такой обычай в некоторых районах усаживать гостей у окна.

Такое расположение членов семьи за столом показывает модель социальных отношений внутри русской семьи.

 

Стол – ему придавалось большое значение в красном углу дома и в целом в избе. Стол в избе стоял на постоянном месте. Если дом продавали, то его продавали обязательно вместе со столом!

Очень важно:  Стол – это длань Божья. «Стол – это то же, что в алтаре престол, а поэтому сидеть за столом и вести себя нужно так, как в церкви» (Олонецкая губерния). Не разрешалось на обеденном столе располагать посторонние предметы, потому что это место самого Бога. Нельзя было стучать по столу: «Не бей стола, стол – Божья ладонь!». Всегда на столе должен был быть  хлеб – символ достатка и благополучия в доме. Говорили так: «Хлеб на стол – так и стол престол!». Хлеб – символ достатка, изобилия, материального благополучия. Поэтому он всегда и должен был  быть на столе – Божьей ладони.

Небольшое лирическое отступление от автора. Дорогие читатели этой статьи! Наверное, вы думаете, что всё это устарело? Ну при чем тут хлеб на столе? А Вы испеките дома бездрожжевой хлеб своими руками – это достаточно легко! И вы тогда поймете, что это совсем другой хлеб! Непохожий на хлеб из магазина. Да еще и каравай по форме – круг, символ движения, роста, развития.  Когда я в первый раз испекла не пирожки, не кексы, а именно хлеб, и запахом хлеба пропах весь мой дом, я поняла, что такое настоящий дом – дом, где пахнет.. хлебом! Куда хочется возвращаться. У Вас нет на это времени? Я тоже так считала. Пока одна из мам, с детьми которой я занимаюсь и которых у нее десять!!!, не научила меня печь хлеб. И тогда я подумала: «Если уж мама десяти детей находит время печь своей семье хлеб, то уж у меня на это точно время есть!» Поэтому я понимаю, почему хлеб – всему голова! Это надо прочувствовать своими руками и своей душой! И тогда каравай на Вашем столе станет символом Вашего дома и принесет вам много радости!

Стол устанавливался обязательно вдоль половиц, т.е. узкая сторона стола была направлена к западной стене избы. Это очень важно, т.к. направлению «продольное – поперечное» в русской культуре придавался особый смысл. Продольное имело «положительный» заряд, а поперечное – «отрицательный». Поэтому все предметы в доме старались уложить в продольном направлении. Также поэтому именно вдоль половиц садились при обрядах (сватовства, как пример) – чтобы всё удачно прошло.

Скатерть на столе в русской традиции тоже имела очень глубокий смысл и составляет единое целое со столом. Выражение «стол да скатерть» символизировало гостеприимство, хлебосольство. Иногда скатерть называлась «хлебосолкой» или «самобранкой». Свадебные скатерти хранили как особую реликвию. Скатертью покрывали стол не всегда, а в особых случаях. Но в Карелии, например, скатерть должна была быть всегда на столе. На свадебный пир скатерть брали особую и стелили ее изнанкой вверх  (от порчи). Скатерть могли расстилать на земле во время поминок, ведь скатерть – это «дорога», связь между миром космическим и миром человека, недаром до нас дошло выражение «скатертью – дорога».

За обеденным столом собирались семьей, крестились перед едой и читали молитву. Ели чинно, вставать во время еды было нельзя. Глава семьи – мужчина- начинал трапезу. Он разрезал еду на куски, резал хлеб. Женщина обслуживала всех за столом, подавала еду. Трапеза была длинная, неторопливая, долгая.

В праздники красный угол украшали ткаными и вышитыми полотенцами, цветами, ветками деревьев.  На божницу вешали вышитые и тканые полотенца с узорами. В вербное воскресенье красный угол украшался веточками вербы, в Троицу –березовыми ветками, вересом (можжевельником) – в Великий четверг.

Интересно подумать о наших современных домах:

Вопрос 1.  Разделение на «мужскую» и «женскую» территорию в доме не случайно. А у нас в современных квартирах есть «женский тайный уголок» — личное пространство как «женское царство», вмешиваются ли в него мужчины? Нужен ли он нам? Как и где можно его создать?

Вопрос 2. А что у нас находится в красном углу квартиры или дачи – что является главным духовным центром дома? Давайте присмотримся к своему дому. И если нужно что-то исправить, то сделаем это и создадим в своем доме красный угол, создадим его  действительно объединяющим семью. Иногда встречаются  в Интернете советы поставить в красный угол как в «энергетический центр квартиры» компьютер, организовать в нем свое рабочее место. Я всегда удивляюсь таким рекомендациям. Здесь,  в красном — главном углу —  быть то, что важно в жизни, что объединяет семью, что несет истинные духовные ценности, что является смыслом и идеей жизни семьи и рода, но никак не телевизор или офисный центр!  Давайте вместе подумаем, что это может быть.

Виды русских изб

Сейчас очень многие семьи интересуются русской историей и традициями и строят дома как это делали наши предки. Иногда считается, что должен существовать только один тип дома по расположению его элементов, и только этот тип дома «правильный» и «исторический». На самом же деле место расположения основных элементов избы (красный угол, печь)  зависит от региона.

По месту расположения печи и красного угла различаются 4 типа русской избы. Каждый тип характерен для определенной местности и климатических условий. То есть нельзя прямо сказать: всегда печь была строго здесь, а красный угол – строго вот тут. Давайте их рассмотрим подробнее на рисунках.

Первый тип – северно-среднерусская изба. Печь расположена рядом с входом направо или налево от него в одном из задних углов избы. Устьем печь повернута к передней стене избы (Устье – это выходное отверстие русской печи). По диагонали от печи – красный угол.

 

Второй тип – западно-русская изба. Печь была также расположена рядом с входом направо или налево от него. Но она была повернута устьем к длинной боковой стене. То есть устье печи находилось около входной двери в дом. Красный угол находился также по диагонали от печи, но пищу готовили в другом месте избы – ближе к двери (см. рисунок). У боковой стороны печи делали настил для сна.

Третий тип – восточная южнорусская изба. Четвертый тип – западная южнорусская изба. На юге дом ставился к улице не фасадом, а  боковой  длинной стороной. Поэтому здесь расположение печи было совсем иным. Печь ставилась в дальнем от входа углу. По диагонали от печи (между дверью и передней длинной стеной избы) был красный угол. В восточных южнорусских избах устье печи было повернуто к входной двери.  В западных южнорусских избах устье печи было повернуто к длинной стене дома, выходившей на улицу.

Несмотря на разные виды изб, в них соблюдается общий принцип строения русского жилища. Поэтому даже оказавшись далеко от дома, путник всегда мог сориентироваться в избе.

 

Элементы русской избы и крестьянской усадьбы: словарик

В крестьянской усадьбе хозяйство было большое – в каждой усадьбе были и от 1 до 3 амбаров для хранения зерна и ценных вещей. А также была баня – самая удаленная от жилого дома постройка. Каждой вещи – своё место. Это принцип из пословицы соблюдался всегда и везде. Всё в доме было продумано и устроено разумно, чтобы не тратить лишние силы и время на ненужные действия или передвижения. Всё под рукой, всё удобно. Современная эргономика жилища родом из нашей истории.

Вход в русскую усадьбу был со стороны улицы через крепкие ворота. Над воротами была крыша. А у ворот по стороны улицы под крышей– лавочка. На лавочку могли присесть  не только жители деревни, но и любой прохожий. Именно у ворот было принято встречать и провожать гостей.  И под крышей ворот можно было радушно их встретить или поговорить на прощание.

Амбар – отдельно стоящее небольшое строение для хранения зерна, муки, припасов.

Баня – отдельно стоящее здание (самая дальняя от жилого дома постройка) для мытья.

Венец – бревна одного горизонтального ряда в срубе русской избы.

Ветренница – резное солнце, прикрепляемое вместо полотенца на фронтоне избы. Пожелание богатого урожая, счастья, благополучия семье, живущей в доме.

Гумно – площадка для молотьбы сжатого хлеба.

Клеть — конструкция в деревянном строительстве, образуется положенными друг на друга венцами из бревен. Хоромы состоят из нескольких клетей, объединенных переходами и сенями.

Курицы –элементы крыши русского дома, построенного без гвоздей. Говорили так «Курицы и конь на крыше – в избе будет тише». Имеются ввиду именно элементы крыши – конек и  курицы. На курицы укладывался водотечник — выдолбленное в виде желоба бревно для отвода воды с крыши. Изображение именно «куриц» не случайно. Курица и петух связывались в народном сознании с солнцем, поскольку эта птица оповещает о восходе солнца. Крик петуха, по народным поверьям, отгонял нечистую силу.

Ледник – прадедушка современного холодильника – помещение со льдом для хранения продуктов

Матица – массивная деревянная балка, на которую настлан потолок.

Наличник – украшение окна (оконного проема)

Овин –строение для сушки снопов перед молотьбой. Снопы раскладывались на настиле и сушились.

Охлупень – конь – соединяет два крыла дома, два ската крыши воедино. Конь символизирует солнце, движущееся по небу. Это обязательный элемент конструкции кровли, построенной без гвоздей и оберег дома. Охлупень еще называют «шелом» от слова «шлем», что связано с защитой дома и означает шлем древнего воина. Возможно, эту деталь избы назвали «охлупнем», потому что при укладке на место он издаёт звук «хлоп». Охлупни применяли чтобы обойтись без гвоздей при строительстве.

Очелье – так называлась наиболее красиво украшенная часть русского женского головного убора  на лбу («на челеИ также называлась и часть украшения окна – верхняя часть «украшения лба, чела» дома. Очелье – верхняя часть наличника на окне.

Поветь – сеновал, сюда можно было въехать прямо на телеге или на санях. Находится это помещение прямо над скотным двором. Здесь же хранили лодки, рыбачьи снасти, охотничье снаряжение, обувь, одежда. Здесь сушили и ремонтировали сети, мяли лён и делали другие работы.

Подклет – нижнее помещение под жилыми помещениями. Подклет использовался для хранения продуктов и хозяйственных нужд.

Полати – деревянный настил под потолком русской избы. Они устраивались между стеной и русской печью. На полатях можно было спать, так как печь долго хранила тепло. Если печь для обогрева не топили, то на полатях хранили  в это время овощи.

Полицы – фигурные полки для утвари над лавками в избе.

Полотенце —  короткая вертикальная доска на стыке двух причелин, украшенная символом солнца. Обычно полотенце повторяло узор причелин.

Причелины – доски на деревянной крыше дома,  прибиваемые к торцам над фронтоном (очельем избы), предохраняя их от загнивания. Причелины украшались резьбой. Узор состоит из геометрического орнамента. Но встречается и орнамент с ягодами винограда – символа жизни и продолжения рода.

Светлица – одно из помещений хором (см.  «хоромы») на женской половине, в верхней части строения, предназначенное для рукоделия и других домашних занятий.

Сени – входное холодное помещение в избе, обычно сени не отапливались. А также входное помещение между отдельными клетями в хоромах. Это всегда хозяйственное помещение для хранения. Здесь хранилась домашняя утварь, была лавка с вёдрами и подойниками, рабочая одежда, коромысла, серпы, косы, грабли. В сенях делали грязную домашнюю работу. В сени выходили двери всех помещений. Сени — защита от холода. Открывалась входная дверь, холод впускался в сени, но оставался в них, не доходя до жилых помещений.

Фартук – иногда на домах со стороны главного фасада делали «фартуки», украшенные мелкой резьбой. Это дощатый свес, защищающий дом от осадков.

Хлев – помещение для скота.

Хоромы — большой жилой деревянный дом, который состоит из отдельных строений, объединенных сенями и переходами. галереями. Все части хором были разными по высоте – получалось очень красивое многоярусное строение.

Утварь русской избы

Посуда для приготовления еды хранилась в печке и у печки. Это котлы, чугунки для каш, супов, глиняные латки для запекания рыбы, чугунные сковородки. Красивую фарфоровую посуду хранили так, чтобы ее всем было видно. Она была символом достатка в семье. Праздничную посуду хранили в горницу, в шкафу – заблюднике выставлялись тарелки. Повседневную посуду держали в навесных шкафчиках. Обеденная посуда состояла из большой миски из глины или дерева, деревянных ложек, берестяной или медной солонки, чашек с квасом.

Для хранения хлеба в русской избе использовались расписные короба, ярко раскрашенные,солнечные, радостные. Роспись короба выделяла его среди других вещей как вещь значимую, важную.

Чай пили из самовара. 

Сито использовалось и для просеивания муки, и как символ богатства и плодородия, уподоблялось небесному своду (загадка «Сито вито, решетом покрыто», отгадка – небо и земля).

Соль  — это не только еда, но и оберег. Поэтому и  подавали гостям хлеб с солью как приветствие, символ гостеприимства.

Самой распространенной была глиняная посуда- горшок. В горшках приготовляли кашу и щи. Щи в горшке хорошо упревали и становились намного вкуснее и наваристее. Да и сейчас, если мы сравним по вкусу суп и кашу из русской печи и с плиты – то сразу же почувствуем разницу во вкусе! Из печки – вкуснее!

Для хозяйственных нужд в доме использовались бочки, кадки, лукошки. Жарили пищу на сковородах, как и сейчас. Замешивали тесто в деревянных корытах и чанах. Воду носили в ведрах, кувшинах.

У хороших хозяев сразу же после приема пищи вся посуда мылась дочиста, вытиралась и ставилась опрокинутой на полках.

Домострой говорил так: «дабы всё всегда было чисто и готово на стол или в поставцы».

Чтобы поставить посуду в печь и достать из печи нужны были ухваты. Если у Вас будет возможность попробовать поставить наполненный едой полный горшок в печь или достать  его из печи – Вы поймете, насколько это физически трудная работа и какими сильными раньше были женщины даже без занятий фитнесом  :). Для них каждое движение было зарядкой и физкультурой. Это я серьезно 🙂 — я попробовала и оценила как это непросто достать большой котел с едой на большую семью с помощью ухвата!

Для загребания углей использовалась кочерга.

В 19 веке на смену глиняным горшкам пришли металлические. Они называются чугунки (от слова «чугун»).

Для жарки и запекания использовались глиняные и металлические сковородки, латки, жаровни, плошки.

Мебели в нашем понимании этого слова в  русской избе почти не было. Мебель появилась намного позже, не так давно. Никаких гардеробов или комодов. Одежду и обувь и другие вещи хранили не в избе.

Самое ценное в крестьянском доме – парадную утварь, праздничную одежду, приданое дочерям, деньги – хранили в сундуках.  Сундуки были всегда с замками. Оформление сундука могло поведать о зажиточности его хозяина.

Декор русской избы

Расписать дом (раньше говорили «расцвести») мог мастер по росписи. Расписывали на светлом фоне диковинные узоры. Это и символы солнца – круги и полукружия, и крестики, и удивительные растения и животные. Также избу украшали резьбой по дереву. Женщины ткали и вышивали, вязали и украшали свой дом своим рукоделием.

Угадайте, каким инструментом делалась резьба в русской избе? Топором! А роспись домов делали «маляры» — так называли художников. Они расписывали фасады домов – фронтоны, наличники, крыльцо, причелины. Когда появились белые печи, то стали расписывать и в избах опечья и перегородки, шкафчики.

Декор фронтона крыши северного русского дома – это фактически изображение космоса. Знаки солнца на причелинах и на полотенце – изображение пути солнца – восход, солнце в зените, закат.

Очень интересен орнамент, украшающий причелины. Ниже солярного знака на причелинах можно увидеть несколько трапециевидных выступов – лапки водоплавающих птиц. Для северян солнце вставало из воды, и садилось тоже в воду, ведь вокруг было много озер и рек, поэтому и изображались водоплавающие птицы  — подводно- подземный мир. Орнамент на причелинах олицетворял семислойное небо (помните старинное выражение – «быть на седьмом небе от счастья»?).

В первом ряду орнамента причелин – кружки, иногда соединенные с трапециями. Это символы небесной воды – дождя и снега. Другой ряд изображений  из треугольников – слой земли с семенами, которые проснутся и дадут урожай. Получается, что солнце поднимается и  движется по семислойному небу, один из слоев которого содержит запасы влаги, а другой – семена растений. Солнце сначала светит не в полную силу, потом находится в зените и в конце закатывается вниз чтобы в следующее утро снова начать свой путь по небу.  Один ряд орнамента не повторяет другой.

Такой же орнамент по символике можно встретить на наличниках русского дома и на декоре окон средней полосы России. Но в декоре окон есть и свои особенности. На нижней доске наличника – неровный рельеф избы (вспаханное поле). На нижних концах боковых досок наличника – сердцевидные изображения с отверстием в середине – символ погруженного в землю семени. То есть мы видим в орнаменте проекцию мира  с самыми важными для земледельца атрибутами – засеянной семенами землей и солнцем.

Пословицы и поговорки о русской избе и ведении хозяйства
  • Дома и стены помогают.
  • Всякий дом хозяином держится. Дом красится хозяином.
  • Каково на дому – такого и самому.
  • Наживи хлевину, а там и скотину!
  • Не по дому господин, а дом по господину.
  • Не дом хозяина красит, а хозяин – дом.
  • Дома – не в гостях: посидев, не уйдешь.
  • Добрая жена дом сбережет, а худая – рукавом растрясет.
  • Хозяйка в дому – что оладушек в меду.
  • Горе тому, кто непорядком живет в дому.
  • Коли изба крива – хозяйка плоха.
  • Каков строитель – такова и обитель.
  • У нашей хозяюшки все в работе – и собаки посуду моют.
  • Дом вести – не лапти плести.
  • В доме хозяин больше архиере
  • Животинку дома заводить – не разиня рот ходить.
  • Дом невелик, да лежать не велит.
  • Что в поле ни родится, всё в доме пригодится.
  • Не хозяин, кто своего хозяйства не знает.
  • Не местом ведется достаток, а хозяином.
  • Домом не управил – так и городом не управить.
  • Деревня богата, так и город богат.
  • Добра голова сто рук кормит.

 

Послесловие автора статьи

Дорогие друзья! Мне хотелось показать в этой избе не просто историю русского дома, но и поучиться у  наших предков вместе с вами ведению домашнего хозяйства – разумному и красивому, радующему душу и глаз, ж изни в гармонии и с природой, и со своей совестью.  Кроме того, очень многие моменты в отношении к дому как к домашнему очагу наших предков очень важны и актуальны и сейчас для нас, живующих в 21 веке.

Материалы к этой статье собирались и изучались мной очень долго, проверялись в этнографических источниках. А также я использовала материалы рассказов моей бабушки, которая поделилась со мной воспоминаниями ранних лет своей жизни в северной деревне.  И только сейчас, во время отпуска и моего житья – бытья в деревне на природе, я наконец завершила эту статью. И поняла, почему я так долго не могла ее написать: в суете столицы в обычном панельном доме в центре Москвы под грохот машин мне было слишком трудно писать о гармоничном мире русского дома. А вот здесь- на природе – я очень быстро и легко, от души завершила эту статью.

Если Вам захочется более подробно узнать о русском доме, то ниже Вы найдете библиографию по этой теме для взрослых и для детей.

Я надеюсь, что эта статья поможет Вам интересно рассказать о русском доме во время летних путешествий в деревню и в музеи русского быта, а также подскажет, как рассматривать с детьми иллюстрации к русским сказкам.

Литература о русской избе

Для взрослых

  1. Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. – Л.: Наука, 1983 (Институт этнографии им. Н.Н. Миклухо – Маклая)
  2. Бузин В.С. Этнография русских. – СПб.: Издательство Санкт- Петербургского университета, 2007
  3. Пермиловская А.Б. Крестьянский дом в культуре Русского Севера. – Архангельск, 2005.
  4. Русские. Серия «Народы и культуры». – М.: Наука, 2005. (Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо – Маклая РАН)
  5. Соболев А.А. Мудрость предков. Русские двор, дом, сад. – Архангельск, 2005.
  6. Суханова М. А. Дом как модель мира// Дом человека. Материалы межвузовской конференции– СПб., 1998.

Для детей

  1. Александрова Л. Деревянное зодчество Руси. – М.: Белый город, 2004.
  2. Заручевская Е. Б. Про крестьянские хоромы. Книга для детей. – М., 2014.

Русская изба: видео

Видео 1. Детская познавательная видеоэкскурсия: детский музей деревенского быта

Видео 2. Фильм о северной русской избе (музей г. Киров)

Видео 3. Как строят русскую избу: документальный фильм для взрослых

Получите  НОВЫЙ БЕСПЛАТНЫЙ АУДИОКУРС  С ИГРОВЫМ ПРИЛОЖЕНИЕМ

«Развитие речи от 0 до 7 лет: что важно знать и что делать. Шпаргалка для родителей»

Кликните на ссылку или на обложку курса ниже для бесплатной подписки

Автор курса — Валасина Ася, кандидат педагогических наук, автор сайта «Родная тропинка»

значение и расположение вещей в русской избе, фотографии.

Если у вас пока нет домика в деревне, «Культура.РФ» предлагает вам прогуляться по краеведческим и этнографическим музеям. Здесь представлены предметы домашнего обихода, одежда, мебель, орудия труда, транспортные средства, хозяйственные постройки — все то, что окружало крестьянина в повседневной жизни. Из этого виртуального путешествия можно почерпнуть массу полезного, а потом даже сэкономить на архитекторе. Ведь в строительстве домов наши предки были большими мастерами.

Деревянные постройки с резными окнами, соломенные или тесовые крыши — из таких домов в XIX веке состояла русская деревня. Самая простая изба ставилась с четырьмя стенами, более сложные — пятистенки и шестистенки — появились чуть позже. Внутреннее убранство крестьянского дома испокон веков отвечало религиозным представлениям, подчинялось быту и занятиям членов семьи. В нем царил порядок и каждая вещь имела свое место и предназначение.

Слово «изба» произошло от древнерусского «истьба», «истопка» — первоначально так называли только отапливаемую часть жилища. Русская печь всегда занимала главное место в доме, а от ее расположения зависела вся планировка помещения. Чаще всего для печи выбирали угол справа или слева от входа.

Неподалеку от печи располагался рукомойник — глиняный кувшин с двумя сливными носиками по сторонам, под которым стояла деревянная лохань для использованной воды. Тут же обустраивали бабий кут — рабочее место хозяйки с инвентарем для приготовления еды. На полках вдоль стен стояла крестьянская посуда: горшки, ковши, чашки, миски, ложки, кувшины. Большую часть из них, как правило, мастерил глава семейства, а остальные приобретались на ярмарках. Праздничную посуду держали в специальных шкафчиках — поставцах.

Русская печь. Фотография: С. Тарасов / фотобанк «Лори»

Интерьер девичьей светелки. Фото: Н. Волкова / фотобанк «Лори»

Сени в крестьянской избе. Фото: Н. Волкова / фотобанк «Лори»

Рабочее место хозяина — лавка-коник — находилось слева или справа от двери, напротив печи. На боковой стороне лавки была вырезана голова коня. Под лавкой располагался койник — ящик с инструментом. Там обязательно хранились молоток, шило, стамески и рубанки.

Самое почетное место в доме — красный угол, он располагался в противоположном углу от печи. Сюда попадали первые лучи солнца и озаряли иконы на полочке-божнице, а в праздничные дни под образами горела лампада. Каждый приходящий в дом вначале крестился в сторону икон, а уж потом здоровался с хозяевами.

Перед иконами стоял большой прямоугольный стол, а вдоль стен — лавки. Самая широкая из них располагалась в красном углу и на ней восседал отец семейства, остальные домочадцы занимали место за столом в порядке старшинства. Самая длинная лавка ставилась у окна, на ней девушки и женщины занимались рукоделием: шили, вышивали, вязали, пряли и пели песни.

Под полом избы, за деревянным люком, находилось подполье — альтернатива холодильнику. В нем крестьяне хранили продовольственные запасы: картофель, морковь, лук, а также бочки с мочеными яблоками, квашеной капустой и солеными огурцами.

Вторая половина дома отделялась от первой «холодными сенями», за которыми располагался сарай для домашних животных. На втором этаже был обустроен сеновал, где хранили сено и дрова.

«В гостях у хозяйки Русской избы» | План-конспект занятия по рисованию (старшая группа):

Конспект открытого занятия по теме:

«В гостях у хозяйки Русской избы»

Цель занятия: Развитие творческих способностей, познавательных интересов детей старшего дошкольного возраста посредством знакомства с русским народным творчеством, традициями, обычаями, бытом.

Образовательные задачи:

— Познакомить детей с избой – жилищем крестьянской семьи;

— Обогатить словарь детей новыми словами (самовар, печь, ухват, чугун, и т.д.)

— Продолжать знакомство с элементами и символикой мезенской росписи;

Развивающие задачи:

— Развивать слуховое внимание, логическое мышление, творческие способности детей;

Воспитательная задача:

— Воспитание любви и уважения к русскому народному творчеству.

Предварительная работа:

— Беседа с детьми на тему: «Русский народный быт».

— Рассматривание иллюстраций «Предметы быта русской избы»

— Слушание народных мелодий.

— Чтение стихотворений, загадок, пословиц.

— Чтение художественной литературы: русские народные сказки, рассказы, былины.

Ход занятия: 

  Группа декорирована в стиле русской — народной избы.

  Звучит русская народная мелодия, дети входят в группу. Хозяйка (воспитатель) в русском народном сарафане встречает гостей (детей).

Воспитатель:

— Здравствуйте, гости дорогие!

— Что это за мелодия звучит?

— Ребята, я сегодня хочу вам показать и рассказать, как в старину жили люди на Руси.

    Внимательно рассмотрите картинки, и вы узнаете, о чем дальше пойдет речь.

(рассматривание картинок с изображением русских изб)

— Верно, это дом!

— Как в старину называли дом?

(ответы детей)

— Правильно, изба! Это старинное название деревенского дома. У нас в Сибири и на Севере делали избы из бревен. (лиственницы и кедра).

 — Я приглашаю вас на видео — экскурсию про Русскую избу. (Дети смотрят видео)

Физминутка «Строим дом»  .Дети встают в круг.

Раз, два, три, четыре, пять.  (Дети выполняют прыжки на месте)
Будем строить и играть. 
Дом большой, высокий строим.     (Встают на носочки и тянутся руками вверх)
Окна ставим, крышу кроем.           (Показать руками окно, крышу — сомкнуть руки над головой)
Вот какой красивый дом!             (Указательным жестом вытягивают руки вперед)
Будет жить в нем старый гном.   (Приседают)

После игры подходим к избе.

Воспитатель: Вот и мой дом! Прошу в избу, будьте как дома! Посмотрите, что есть в моей избе. Проходите, посмотрите, да про все мне расскажите!  Ответы детей (самовар, ухват, печь, чугун, кочерга…) Горница у меня большая, красивая. Что такое (горница?) здесь уютно и красиво, на окнах, что? (кружевные занавески), на полу? (разноцветные половики), в горнице всегда пахло пирогами, которые пекли где? (в русской печи). Раньше не было ни телевизора, ни холодильника, ни электричества. Чем занималась вечерами хозяйки…пряли пряжу, вязали…, вышивали рушники. Вы знаете, что такое рушник? Это полотенце (от слова ручки – ручник, но говорят «рушник»)

Поиграем в игру :«Что было, что стало».

Изба – дом,

Самовар – чайник,

Печка – плита,

Баня – ванная комната,

Погреб – холодильник,

Метла – пылесос,

Чугунок – кастрюля

Горница – комната,

Половик – ковер.

Воспитатель: В избе всегда считали святым три места:

1. Печь (она занимала центральное место в доме, как символ тепла).

2. Большой широкий стол (вокруг которого собиралась вся семья).

3. Красный угол.

Как вы думаете, почему его так называли — «Красный угол»? (ответы детей)  

В старину слово «красный» означало — «красивый». Поэтому на Руси говорили – Красна-девица, (красивая девица), Красная поляна (красивая.) Гость, пришедший в избу, мог пройти в «Красный угол» только по особому приглашению хозяев. «Красный угол» («красивый», «чистый», «светлый») его старались держать в чистоте и нарядно украшали вышитыми полотенцами. Каждая мастерица вышивала свой узор, который что-то означал….

Давайте вспомним северную роспись – мезенскую. Сколько цветов используется в этой росписи?

Какие цвета используют в этой росписи мастера?

Первая Картинка на доску – Что обозначают эти символы? (солнце)

Что обозначают эти символы в росписи? – (небо).

— Вы видели, что у меня в горнице есть печь, большой стол, занавески, скатерть, самовар… а вот расписного рушника нет. Вы могли бы мне помочь расписать рушник для «Красного угла», используя символы мезенской северной росписи.

Превратимся в народных мастеров и каждый из вас нарисует свой орнамент, а потом попробуем разгадать, что у вас получилось.

Пальчиковая гимнастика «Новый домик».

Дети: Приступают к самостоятельной творческой деятельности.

Когда высохнут работы рассмотрим внимательно и расшифруем, что хотел сказать нам мастер.

Заключительная часть.

Воспитатель:

-Ребята, понравилось вам у меня в гостях?

-Что вы узнали нового, что понравилось, запомнилось?

-Какие новые слова вы запомнили?

(Изба, Горница, «Красный угол», Рушник, Чугунок, Ухват, Половик… )

Спасибо всем!

Макет русской избы для детского сада своими руками из картона и бумаги: схемы макетов для распечатки

Особенности макетов изб разных народностей из бумаги

Чаще всего делать макет избы из бумаги приходится именно для детского сада. При этом поделка может выглядеть совершенно по-разному, так как у каждой народности присутствуют свои особенности в плане постройки жилищ. С учетом исторических данных, используя обычную бумагу и картон, можно получить исторически достоверную мини-избушку.

Где пригодятся макеты на данную тематику

Макеты на данную тематику точно пригодятся для поделок в детский сад или младшие классы школы. Старинная избушка из бумаги сможет стать центральным элементом композиции на любую тематику.

Бумажный домик может стать отличной основой для изготовления новогодних декораций, если вовнутрь поместить диод, который будет светиться и создавать зимнюю атмосферу. По такому же принципу можно сделать ночник в детскую комнату.

Открытые макеты могут использоваться для игры с детьми или стать экспонатом на детской выставки с историческим уклоном. Открытая модель является отличной демонстрацией быта и жизни того времени.

Примеры готовых макетов из бумаги и картона

Макет русской избы из бумаги может представлять собой открытую конструкцию, которая представляет вниманию именно внутреннее убранство жилища того времени, или домик закрытого типа. В любом случае, изготавливаются в основном они из бумаги или картона:

  • Макет открытого типа с воссозданными предметами мебели.

  • Вариант самого простого макета, который изготавливается из гофрированного картона.

  • Макеты сказочных славянских избушек для детских поделок.

Разнообразие поделок такого типа удивляет нестандартными решениями и фантазийными элементами. И хоть на первый взгляд тематика достаточно узкая, все проявить креативность можно и здесь.

Как сделать старинную избу

Чтобы создать макет старинной избы, нужно в первую очередь ознакомиться с историческими документами, в которых описан внешний вид жилища славян. Обычно это сруб, который формировался из бревен, которые накладывались в определенной последовательности. Главной особенностью деревенской избушки являются расписные окна с красивыми ставнями. В соответствии с этими данными можно представить, как именно выглядит русская изба, а, значит, можно будет разработать достоверный макет.

Необходимые материалы и инструменты

Для изготовления крестьянской избы нужны следующие инструменты и материалы:

  • офисная белая бумага;
  • клей с кисточкой или клей-карандаш;
  • двухсторонний скотч;
  • картон;
  • гуашь коричневого, серого и черного цвета;
  • цветная бумага для декора;
  • толстая и тонкая кисточки;
  • картонная коробка;
  • ножницы, линейка и простой карандаш.

Понадобятся и другие отделочные материалы, если будет формироваться полная композиция со двором и деревьями.

Поэтапная сборка подробного макета с пошаговыми фото

Принцип сборки и формирования отдельных деталей можно описать в следующем алгоритме:

  1. Каждый лист белой бумаги нужно разделить на 3-4 равные части вдоль короткой стороны. Получатся широкие полоски. Нужно сформировать из полосок трубочки, которые скручиваются в несколько слоев и проклеиваются клеем ПВА. С помощью двухстороннего клея на картонную коробку приклеить перпендикулярно 4 трубочки, которые станут опорой крыши в дальнейшем и помогут определиться с параметрами избушки. Далее вдоль опор ярусами можно приклеивать друг к другу другие трубочки из бумаги.
  2. Когда стенки практически закроют вертикальные элементы, можно остановится. Теперь белые «бревна» можно покрасить коричневой гуашью. Нужно дождаться полного высыхания. Пока это будет происходить, можно приступить к изготовлению крыши.
  3. Подготовить лист картона и сложить его пополам, что сформировался точный перегиб. Из цветной бумаги темного цвета (черной, коричневой) вырезать полоски шириной 3-5 см. С одной стороны каждой полоски сформировать волны, вырезав их ножницами. Двигаясь от центрального сгиба на картонном листе, клеить волнистые полоски до самих краев. На одной из сторон можно приклеить трубу, которую легко сделать из картонной полоски.
  4. Теперь можно приклеить крышу к основанию стен. Отверстия, которые формируются по бокам можно заклеить треугольниками из цветного картона, которые легко крепятся к основанию с помощью двухстороннего скотча.
  5. Следующим этапом станет изготовление окон с резными элементами и дверей. Эти детали легко сделать из цветной бумаги. Основание окон и дверей клеится к «бревнам».
  6. Таким образом получается красивая избушка-сруб из бумаги. Работа займет около 3-х часов времени. Но изготовление такого макета станет приятным занятием и для ребенка и для родителя.

Если расширит композицию, то макет избушки со двором будет выглядеть следующим образом.

Для изготовления забора, деревьев, внутренних построек тоже используется обычная бумага.

Удмурская изба

Удмурты – народ с богатой историей. Их жилища по своему оформлению и обстановке достаточно сильно похожи а русские избы. Отличительной особенностью домов было их убранство – расписной яркий текстиль. Главным украшением дома была всегда огромная печь и расписные сундуки, в котором хранились «семейные богатства».

Открытый макет удмуртской избы:

Татарская избушка

В соответствии с религиозными особенностями и основами восточной культуры оформлялось и жилище у татар. Внешне никакого отличия от убранства русской избы нет, но в большинстве семей существовало четкое разделение жилья на мужскую и женскую половину. При этом центром композиции является большая белая печь и яркое тактильное оформление с восточными мотивами.

Развернутый макет татарской избы:

Русская народная

Русская народная изба имеет главную особенность всегда чистую побеленную огромную печь, которая была центром всего дома. Дополнительно ее расписывали красками, чтобы сделать яркие акценты в интерьере простого дома.

Каким можно создать открытый макет русской избы своими руками из картона:

Аппликации для детей

Макет избы для детского сада может представлять собой обычную аппликацию. При этом есть несколько вариантов изготовления поделки такого типа, где главной особенностью является определенный уровень сложности. Самая простая аппликация русской избы:

  1. Подготовить несколько одинаковых полосок из бумаги коричневого цвета. Из них будет формироваться фасад (основа) избы.
  2. Понадобиться треугольник, основание которого буде такой же длины, как и полоски для фасада.
  3. 2 прямоугольника, которые станут окнами. И еще 1 прямоугольник более узки, но длинный – труба.

Далее все элементы приклеиваются на лист картона следующим образом. В старшей группе детского сада можно использовать такой же пример аппликации, но с более сложными элементами – резными ставнями и замысловатым обрамлением крыши. дополнить картину можно и другими элементами – деревьями, лавочкой, колодцем.

Шаблоны для вырезания

Можно распечатать уже готовый шаблон со всем необходимым цветовым оформлением. Заготовку нужно будет только склеить, формируя нужные формы. Примеры шаблонов для вырезания:

  • Детализированный эскиз, сборка которого требует определенных навыков и знаний.

  • Простой шаблон для вырезания, состоящий из 2-х деталей.

  • Шаблон для изготовления плоского распашного домика.

Шаблон для вырезания можно подготовить и самостоятельно, если присутствуют навыки рисования.

Идеи оформления и украшений

Открытая изба из картона обычно заполняется мебелью, текстильными элементами. Это обязательный момент при изготовлении модели жилища. Что можно использовать в процессе декорирования:

  • Обычно вся мебель изготавливается из картона, а потом окрашивается гуашью.
  • На окна можно сделать занавески из легкой цветной ткани. По такому же принципу изготовляется скатерть на стол и покрывало на кровать.
  • Главный объект – белую печь можно тоже сделать из картона, но лучше использовать пенопласт.
  • Возле печи можно уложить связку из веток. Да и в саму печь можно положить мелко наломанные ветки.
  • Стол можно украсить самоваром, полки «глиняными» кувшинами. Посуду можно изготовить из пластилина, который потом желательно вскрыть клеем или лаком.

Изготовление домашней утвари, мебели и подбор текстиля – это достаточно интересный процесс обустройства жилища славян. Дополнительно можно даже соорудить «красный угол» в избе, чтобы точно следовать историческим данным.

Существуют разноплановые схемы, в соответствии с которыми можно создать бумажный макет избы любой народности. Главное, навести исторические справки перед тем, как приступать к работе. Интересней всего делать именно открытый макет внутренней части избушки. Здесь можно проявить всю свою фантазию и мастерство. Особенно процесс работы над таким изделием понравится детям.

русской избы. Деревянный дом в России. Народная русская изба

. Деревянный дом в России. Народный фольклор — векторный клипарт

Лучшие векторные изображения высокого качества и без лицензионных отчислений в мире

Помощь

◢ Счет участника

Найдите нас на Facebook ›

Поддержка / Помощь: Последние обновления Обновления VI Обновления Cliparto

Векторный клипарт ID: c3873007

цветной векторный клипарт

Название изображения: Русская изба.Деревянный дом в России. Народный народный
Описание:

Русская изба. Деревянный дом в России. Народный народный дом. Векторная иллюстрация

Тип векторизации: векторный файл без винила

Доступные форматы файлов векторной графики и размеры файлов:

EPS EPS 10 176,0 кб
JPEG / JPG ** 5316×5316 px 812.1 kb
EPS, AI, CDR, WMF — масштабируемые векторные графические форматы; JPG — немасштабируемый растровый формат. Другие графические форматы доступны по запросу. Файлы EPS 10 могут содержать графические эффекты, совместимые только с Adobe Illustrator. Другие векторные редакторы могут некорректно обрабатывать такие файлы.

Мгновенный доступ к загрузке:

Параметр загрузки доступен только для зарегистрированных пользователей.

или
Стоимость скачивания списывается со счета покупателя на Vector-Images.com при нажатии на ссылку для скачивания. Загружая изображение, вы подтверждаете, что согласны с условиями стандартной лицензии
Royalty-Free.


© 2002-2021 Vector-Images.com. Все права защищены.
Условия лицензий | Условия использования сайта | Политика конфиденциальности | Продавать векторные изображения Наш процесс заказа осуществляется нашим онлайн-реселлером Paddle.com. Paddle.com является рекордсменом по всем нашим заказам. Paddle предоставляет все запросы в службу поддержки и обрабатывает возврат.

Непреходящая фантазия русского народного дизайна

Романтическое очарование присуще всему народному искусству, этот термин применяется к традиционным искусствам и ремеслам, которые говорят о фольклоре, легендах и утраченном образе жизни, но эмоциональное притяжение кажется особенно усиленным в русском народном искусстве. Его собрали несколько выдающихся законодателей моды, в том числе Александра Толстая, Натали Фарман-Фарма из Décors Barbares, а также Солина и Николас Гедройц (она фотограф, он занимается мебелью), которые все используют ее в своих интерьерах.Сами по себе предметы не только красивы, но и проникнуты наивной экзотикой: от известной и доступной деревянной посуды, расписанной хокломой, на которой так часто изображен Жар-птица из славянской мифологии — «Иногда я покупаю ее новой», — говорит Александра, — до более редкие и дорогостоящие предметы мебели, изразцы и шелк, созданные в Абрамстево и Талашкино.

Английская традиция встречается с русским романтизмом в лондонском доме Александры Толстой

Кроме того, существует огромное разнообразие одежды и тканей, представленных в картинах Натальи Гончаровой (тема показа в галерее Tate Modern в прошлом году), иллюстрациях Ивана Билибина к сказкам Афанасьева и Пушкина, декорациях и костюмах Леона Бакста. и другие артисты Русского балета.Но очарование также заключается в уникальных обстоятельствах России, ее истории и политике; нет ничего лучше ссылки для разведения ностальгии. «Мы — волна России, ушедшая с ее берегов», — писал Владимир Набоков в 1927 году. И бесчисленное количество нерусских людей отождествляли себя с каким-то аспектом фантастики, в том числе Ив Сен-Лоран и Пьер Берже, для которых легендарный Жак Гранж создал Безумие по-русски.

Чтобы увидеть это встраивание, вы должны дать согласие на использование файлов cookie социальных сетей.Откройте мои настройки cookie.

Но сначала вернемся в 1863 год, когда Петербургская Академия художеств была оплотом классического идеализма. И аристократия, и культурное общество давно обращались к Западной Европе в поисках искусства и архитектуры, французский был языком двора, а освобождение крепостных произошло всего двумя годами ранее. Семена бунта были посеяны Николаем Гоголем и другими, которые хотели избавить русское искусство от западного влияния, но с точки зрения актуального искусства русское возрождение началось в том году с группы художников, которые начали практиковать новый реализм. Передвижники , что переводится как «Странники», путешествовали по стране, радуясь родным пейзажам и рисуя современные русские сцены, изображающие простых русских людей. Тем временем родственник Александры, писатель Лев Толстой, становился культовым. «Одним из первых условий счастья является то, что связь между человеком и природой не должна быть разорвана», — сказал он, популяризируя необходимость дачи, простого загородного дома, где потенциально можно было бы заниматься простыми ремеслами.(Ла Датча — это имя Сен-Лорана, и Берже дал свое безумие.)

Эскизы костюмов Натальи Гончаровой для Русского балета

Tate Photography

В 1870 году усадьба Абрамцево, ранее принадлежавшая писателю Сергею Аксакову и являвшаяся домом для Гоголя и его товарищей. будет собираться — его купил состоятельный промышленник и меценат Сергей Мамонтов, который тут же наполнил его креативом.Художники работали вместе в ряде мастерских, стремясь воссоздать качество и дух средневекового русского искусства. С 1893 года аналогичная параллель проводилась в Талашкино, имении княгини Тенишевой, где целью было создание «подлинно русского стиля». В обоих случаях продукция росла, хотя «очень трудно найти детали», — говорит Натали Фарман-Фарма. «Время от времени с вами свяжется дилер, или что-то появится на аукционе во Франции или Великобритании». (Местоположение значимо для тех, кто живет на западе: ничего старше ста лет не разрешено вывозить из России.)

Украшенный узорами лондонский дом Натали Фарман-Фарма

В Абрамстево на рубеже веков начали появляться драмы и оперы на фольклорную тематику, в том числе спектакль Римского-Корсакова « Снегурочка » с эскизами декораций и костюмов абрамцевских художников. Натали также коллекционирует их и книги о них, которые часто влияют на ее дизайн для Décors Barbares (одна ткань даже называется «Rimski»). «Сами текстиль найти практически невозможно, но Билибин уехал на русский север в самом начале двадцатого века и провел инвентаризацию — именно по его рисункам произошел Билибин», — говорит она.Другая ткань, «Моджик», нашла свое начало «на обложке книги о русском народном творчестве».

Спектакли в Абрамстево явились началом знаменитых Русских балетов, которые Сергей Дягилев взял с собой в Париж в 1909 году, желая показать миру «подлинную» Россию. Бакст создавал эффектные наряды, вдохновляясь крестьянскими платьями и вышивкой, собранными со всей страны. Географическая досягаемость России простирается до Востока; «Шахерезада» была ранней постановкой, и Бакст претендовал на все излишки Востока.«Все это было просто самым необычным взрывом множества творческих дисциплин, движения и цвета», — объясняет Солина Гедройц. После революции Ballets Russes стали магнитом для эмигрантов, поселившихся в Париже, а также для Пабло Пикассо, Анри Матисса и Коко Шанель (она и композитор Игорь Стравинский на время стали любовниками)

Чтобы увидеть это встраивание, вы должны дать согласие на использование файлов cookie социальных сетей. Откройте мои настройки cookie.

В то время как русская революция приостановила художественные эксперименты внутри страны (или, по крайней мере, загнала их в подполье), она не остановила практику, и дух Странников был подхвачен и продолжен в социалистическом реализме.Ремесло поощрялось, процветало — и многое стало доступно. Николас Гедройц иногда встречает мебель, такую ​​как «раннесоветские березовые стулья и красивые лаковые сундуки», как описывает Солину; в Tolstoy Edit иногда появляется окно с винтажной дачей, а eBay — это источник, которым пользуются все. «Я нахожу в Интернете так много маленьких резных деревянных шкатулок и керамики», — говорит Александра. Также есть изразцы с росписью луковично-куполообразными церквями, шали и платки, вышитые по северной традиции, и, конечно же, матрешки.

«Что мне нравится в русском народном творчестве, так это его доступность — на любой бюджет, — продолжает Александра. «И это не кажется слишком драгоценным — даже те вещи, которые стоят дорого, — так что вы можете использовать это и жить с этим. Оно очень красивое, но из-за того, что оно сделано вручную, оно не идеально и не формально. Он просто полон радости «. Это, пожалуй, лучшая причина что-либо собирать.

Почему стоит собирать народную мебель Центральной и Восточной Европы

Психоанализ и русские народные сказки: неразгаданные рисунки Александры Цукерман

Очевидно чуждые солнечному городу Тель-Авива, рисунки Александры Цукерман на выставке «Что видела луна» населяют залитые лунным светом леса, деревянные хижины, медведей, волков и т. Д. лошади, кролики, козы и радостные зловещие эротические явления.В галерее висело двадцать рисунков разного размера, обрамленных черным деревом. Рисунки темной сепией передают фантастические образы, напоминающие русские иллюстрации, народное искусство и орнаменты, а также собственные детские воспоминания художницы о ее семейной даче в России в конце 1980-х годов.

Фигуры, населяющие рисунки Цукермана, происходят из европейского архетипического космоса, созданного из старых народных произведений и сказок, а также их более поздних психоаналитических интерпретаций, смешивающих очаровательную сладость с жуткостью.Несколько мотивов снова появляются в ее работах в различных, противоречивых ролях, которые служат закодированными знаками в подобном сновидению синтаксисе. Часы выглядят как дом, безобидный медведь кажется устрашающим и сильным, девушку насилует черный конь: на одном изображении она лежит под темным чудовищем, а на другом — на кровати, ее раздвинув ноги, наблюдая за танцем обезьяны.

Принимая точку зрения ребенка, для которого воображение компенсирует непостижимое, избыток желания или невыносимый страх, рисунки Цукермана неоднократно побуждают увидеть то, что скрывается за закрытыми дверями, стенами или окнами с ставнями.Они изображают акты подглядывания за тем, что запрещено или неприемлемо, точно так же, как они кажутся продуктом такого взгляда. В ее работах двери, окна и орнаментированные рамы служат дополнительными обрамляющими устройствами, подразумевая состояние рисунка как изображения, четко отделенного от внешней стороны и удерживаемого рамкой.

В Smoke (все работы 2012 г.) три женщины, похожие на русских матрешек, закутаны в плащи и собрались у костра посреди леса.Над их головами светится белая луна. Лица и руки женщин, а также дым, поднимающийся от огня и завивающийся к краю рисунка, разделяют незаполненную белизну с луной. Эти поверхности оставлены нетронутыми художником, распутывая кропотливую рисовальную работу. Цукерман систематически повторяет эту технику во всех своих работах; более темные поверхности состоят из плотно нарисованных линий, в то время как более светлые поверхности фактически представляют собой разрывы, обнажающие бумагу как поверхность. В фильмах Медведи, смотрящие через отверстие и Замочная скважина , отверстие замочной скважины остается невычерченным, изображая пустое пространство, к которому естественным образом притягивается взгляд зрителя.Он уводит наш взгляд «внутрь», а просто переводит его на пустую поверхность бумаги.

Действительно, положительные и отрицательные «дыры» неоднократно появляются на рисунках Цукермана, выступая как в качестве проколов на изображении, так и в качестве отверстий. Два больших рисунка, висевших в углу галереи лицом друг к другу, проясняли инверсии Цукермана. Отверстие изображает черное прямоугольное отверстие в земле и бледную луну, а Две горы с пещерой показывает гору, пронизанную круглой черной пещерой, которая выглядит как обнаженная женщина, раздвинувшая ноги.

Все отношения между вещами — солнцем и луной, мужчиной и женщиной, человеком и животным — измеряются здесь через инверсии и движимы желанием нарушить установленные иерархии. Несмотря на то, что ее рисунки выглядят как гравюры, сделанные в процессе вырезания путем уменьшения или вычитания материала, рисунки Цукерман на самом деле созданы в процессе поэтапного наложения слоев. То, что кажется появившимся, на самом деле отступает; тому, кому кажется, что он обладает властью, также угрожает кастрация.Статус луны как отражающего объекта, всегда соответствующего солнцу, отражается в фигуре бледной девушки, которая изображает главную героиню в фильмах «Что видела луна». Ее невозможно представить без ее дополнительного перевернутого двойника — невидимого держателя силы, чью потенцию она, по-видимому, стремится оспорить.

На рисунке, сделанном самым известным пациентом Зигмунда Фрейда, Сергеем Панкееффом, также известным как «Человек-волк», который стал каноническим в истории психоанализа и искусства, изображен кошмар четырехлетнего ребенка. нарисованными линиями.На нем изображены шесть белых волков, сидящих на семи голых ветвях дерева и молча смотрящих на мальчика, окно которого только что распахнуло ветром. Фрейд, археолог-лингвист, ходил туда-сюда во времени, чтобы восстановить отношения между зрением, памятью и языком (знаками). Образ, как и сон, без промежутков, каждая деталь ведет к слову, работа сновидения сконфигурирована как функциональная, значимая деятельность. По словам Фрейда, кошмар Человека-волка открывает ребенку то, что он видел несколькими годами ранее, но не мог понять, сцену, которая стала катализатором фобий, преследовавших его во взрослом возрасте.Белые волки на дереве были точно перевернутым кодом для « первичной сцены », свидетелем которой был ребенок (например, их неподвижность означает, согласно Фрейду, чрезмерное движение) — его воспоминания о пробуждении, чтобы увидеть свое родители занимаются любовью.

Работы Цукермана в фильме «Что видела луна» объединяют культурное наследие России со знаменитым этюдом. Оба дышат одним и тем же воздухом народных сказок, в которых волки охотятся на молодых ягнят, портные рубят волкам хвосты, а охотники, фермеры, медведи и птицы обитают посреди темных лесов (как видно на рисунках Цукермана Собаки, лающие на белку , Принц яйца , Шторм и Дым ).

Более того, они тоже развиваются вокруг тайны ужаса и привлекательности, чего-то, что можно увидеть, но также непостижимо. Однако ее образы не поддаются смысловому восстановлению смысла. Их синтаксис — это система, не имеющая дешифрируемого или конкретного функционального результата. Первичные сцены здесь остаются непрозрачными и неразрешенными.

Баба Яга | Encyclopedia.com

БАБА ЯГА , известная в русском фольклоре как ведьма и людоед, — древняя богиня смерти и возрождения славянской мифологии, уходящая корнями в доиндоевропейский матрилинейный пантеон.В славянских народных сказках (в основном русских) Баба Яга живет в ночной темноте, в глубине леса, вдали от мира людей. Она по-разному изображается как злая старая ведьма, которая ест людей, особенно детей, и как мудрая, пророческая старуха. С виду она высокая, с костлявыми ногами и головой пестика, с длинным носом и растрепанными волосами. Иногда она появляется как молодая женщина, иногда как две сестры, одна молодая и одна старая. Ее основной териоморфный образ — это птица или змея, но она может мгновенно превратиться в лягушку, жабу, черепаху, мышь, краба, лисицу, пчелу, кобылу, козу или неодушевленный предмет. .

Баба Яга никогда не ходит; она либо летает в раскаленной ступе, либо лежит в своей хижине на печи, на скамейке, на полу, либо растягивается от одного конца хижины до другого. Ограда вокруг ее хижины сделана из человеческих костей и увенчана человеческими черепами с неповрежденными глазами. Ворота крепятся на человеческие ноги и руки вместо болтов, а рот с острыми зубами служит замком. Хижина, которая держится на птичьих лапах и может вращаться вокруг своей оси, как веретено, — это, по сути, сама Баба Яга.

Лингвистический анализ составного имени Бабы Яги выявляет доисторические характеристики. Яга , от праславянского * ( y ) ega , означает «болезнь», «испуг» и «гнев» на древнерусском, сербо-хорватском и словенском языках, соответственно, и относится к литовский глагол engti («задушить, надавить, истязать»). Ранняя форма может быть связана с прото-самоедами * nga , что означает «бог» или «бог или богиня смерти». Славянский этимон baba означает «бабушка», «женщина», «женщина-облако» (мифическое существо, производящее дождь) и «пеликан».«Последнее указывает на птичий характер Бабы-Яги, сравнимый с характером архетипической богини-стервятника и совы европейской доисторической эпохи, олицетворяющей смерть и возрождение. В русских сказках Баба-Яга поедает людей, клевая как птица. У Бабы Яги есть мужской двойник, Кощеи Бессмертный, «Кощеи Бессмертный». Его имя, от kost ‘ («кость»), несет в себе понятие умирающего и восходящего бога, то есть божества, которое циклически умирает и возрождается … В сказках, в которых фигурирует Кощей, Баба Яга — либо его мать, либо его тетя.Другой мужской аналог Бабы Яги — Морозко («мороз»). Баба Яга также является «матерью ветров», по аналогии с немецкой фрау Холле. Другие родственники в современном фольклоре — литовская богиня Рагана и баскская богиня стервятников, «Госпожа Амбото».

Библиография

Шапиро, Майкл. «Баба-Джага: поиск мифопоэтических истоков и сходств». Международный журнал славянской лингвистики и поэтики 27 (1983).

Топоров В.Н. Хеттская САЛСУ: Г.И. и славянская Баба-Яга.» Краткие сообщения Instituta slavianovedeniia (Москва) 38 (1963): 28–37.

New Sources

Hubbs, Joanna. Mother Russia: The Feminine Myth in Russian Culture . Bloomington, Ind., 1988.

Мария Гимбутас (1987)

Обновленная библиография

Интервью с Алексеем Белкиным из русского фольклорного ансамбля Otava Yo

Отава Йо — одно из самых выдающихся исполнителей современной русской народной музыки.У российской группы из Санкт-Петербурга есть отличный новый альбом под международным названием «Do You Love»

.

В составе: Алексей Белкин по вокалу, волынке, гусли, жалейке; Алексей Скосырев по вокалу, акустической гитаре; Дмитрий Шихардин по вокалу, скрипке; Юлия Усова по вокалу, скрипке; Петр Сергеев на большом барабане и дарбуке; и Тимур Сигидин на бас-гитаре.

Лидер Otava Yo Алексей Белкин рассказал World Music Central об истории группы и новой записи.

Q: Как и когда была сформирована Отава Йо?

На улицах Санкт-Петербурга в 2003 году, где мы решили увлечься. Обратная связь от публики была настолько хороша, что мы начали регулярно выступать в Санкт-Петербурге. В то время мы играли инструментальную кельтскую музыку. Только через 3 года случайных уличных выступлений мы сделали первую запись и почувствовали себя как группу.

В: Что вы считаете важнейшими элементами своей музыки?

Мы стараемся, чтобы музыка оставалась живой, в том смысле, что мы не любим копировать чьи-то идеи, мы предпочитаем изобретать свой собственный велосипед.Если мы видим какую-то прекрасную идею, созданную кем-то другим — это тоже вдохновляет нас на что-то. Также мы стараемся сохранить основную идею народных песен и не усложнять их. Если бы это была веселая веселая танцевальная песня, мы бы не сделали из нее джазовый лаунж-R&B.

Отава Йо — Фото Даниила Мороза

В: Кого вы можете назвать своим главным музыкальным влиянием?

Я могу говорить только за себя. Раньше я слушал многих кельтских исполнителей — Chieftains, Карлоса Нуньеса, Silly Wizard и т. Д.а также скандинавские группы, такие как Hedningarna, Garmarna. Обожаю латышскую группу Iļģi. Penguin Cafe Orchestra, Майкл Найман. Все они могли повлиять на мой музыкальный вкус.

Q: Расскажите нам о своих первых записях и своем музыкальном развитии.

Первую запись с Otava Yo мы сделали в 2006 году. После всех уличных сессий мы решили записать концертный альбом со всем, что мы играли в то время. Итак, это был инструментальный альбом всего с одной песней.Сырой и живой. Ни бас-гитары, ни даже большого барабана. Именно так мы играли на улице.

Спустя три года мы записали новый альбом, полный самых популярных русских традиционных песен. И он был записан с использованием всех студийных возможностей. Мы сделали хорошие аранжировки и использовали больше инструментов, чем могли играть вживую, пригласили друзей. Так что было весело записать эту пластинку и посмотреть, насколько хороша эта музыка.

Новый альбом «Do you love» в 2018 году занял у нас 6 месяцев работы в студии.И я считаю, что это наша самая зрелая работа на данный момент.

Otava Yo — Do you Love

Q: Даже если вы живете в городе, ваша музыка содержит элементы русской деревенской музыки. Как вам традиционные сельские народные песни?

Ну, мы живем в городах, но некоторые из нас раньше оставались в деревне. Сам я до 15 лет жил в очень маленьком городке в частном доме в пригороде Петербурга. Я мог гулять, не увидев ни одной машины, если бы я хотел, я мог развести костер с друзьями во дворе, так что это было счастливое детство маленького городка.Но в моей жизни не было фольклора. Это был СССР, и коммунисты сделали все возможное, чтобы украсть фольклор у русского населения и заменить его фальшивым академическим фольклором. Но, несмотря на это, народные песни закончились, остается только пожелать их послушать. Большую часть песни, которую мы поем, мы просто знаем. Некоторые из них мы нашли в этнографических записях или книгах. Но мы никогда не ездили в этнографические экспедиции.

Q: Отава Йо использует различные традиционные русские инструменты.Расскажите о них и насколько они распространены сейчас?

Самые распространенные — электрогитара и бас, остальные довольно редки. А если серьезно, то сейчас проблема с приобретением традиционных русских инструментов. Вы не можете купить их в магазине, единственный способ получить такой инструмент — это просто заказать его напрямую у производителя и подождать несколько месяцев. Я заказал свою новую русскую деревенскую волынку в мае и только сейчас она готова. Но подождать стоит. Насколько часто?… Ну, не совсем.

Отава Йо — Фото Тимура Сигидина

В: Кто делает ваши традиционные музыкальные инструменты?

Разные производители. Кто-то из Санкт-Петербурга, кто-то из других городов. Мои жалейки в основном сделали Антон Платонов и Дмитрий Демин. Гусли Александра Теплова. Новая русская волынка Василия Иванова. Также жду новый гайта-чантер с ключами от московского мастера Александра Анистратова. Все они вы можете найти в Facebook.

Q: Отава Йо также известен тем, что снимает увлекательные музыкальные клипы.Расскажите нам о процессе создания видео и о том, кто в нем участвует.

Мы делаем их по-пикантски. Я направил все видео, которые мы сделали. Поскольку я не учился снимать видео, я не боялся начинать их снимать и просто начал это делать, не понимая деталей всего процесса производства видео. Первые два видео мы даже сняли сами, только начиная с «Уборщика улиц» мы пригласили профессионального оператора.

Процесс — обычно я начинаю думать о песне, на которую я хотел бы снять видео.Слушаю более ста раз. Тогда я придумываю основную идею и начинаю работать над сценарием. Затем мы с моим партнером Всеволодом вместе пишем финальный сценарий и планируем все детали съемок, включая то, какое оборудование мы будем использовать и где его арендовать. Потом снимаем

После съемки редактируем и делаем пост-продакшн.

Ничего особенного или необычного. Единственное, что важно — я полагаю, если бы мы пригласили профессионального режиссера со стороны, результат был бы не таким, как сейчас, просто потому, что невозможно найти настолько фольклорного и ориентированного режиссера ни в России, ни за ее пределами.Так что мне пришлось все изобретать специально для Отава Йо. Я считаю, что это уникальный продукт, который мы сделали в единственном экземпляре, его очень сложно продублировать. В этом весь секрет.

Q: Каково нынешнее состояние традиционной и современной народной и мировой музыки в Санкт-Петербурге и других частях России?

Если честно совсем неплохо. Количество фольклорных коллективов, которые регулярно могут давать концерты, очень мало. Те, которые смогли привлечь более 100 слушателей, и тем более.У нас нет инфраструктуры для мировой музыки. Количество мировых музыкальных фестивалей также невелико. Но я думаю, что это немного меняется, и тоже с нашей помощью.

Q: Если бы вы могли собрать музыкантов или музыкальные группы для сотрудничества, с кем бы вы были?

Что ж, мне нравятся Hedningarna и Penguin cafe, думаю, мы могли бы вместе сделать что-нибудь интересное. И, конечно же, Rammstein

.

Q: Есть ли у вас какие-нибудь предстоящие проекты, которыми вы можете поделиться с нами?

Готовимся к рождественскому туру, который состоится в январе 2020 года.Сейчас мы находимся в середине тура «Однажды в сказке», посвященного 10-летнему юбилею нашего второго альбома «Однажды в сказке». Осталось еще десять концертов.

Нам нужно закончить новый видеоклип, который мы сняли в августе. Я хотел создать авантюрный комедийный видеоролик и надеюсь, что все получится так, как я планировал. У нас есть идеи для нашего YouTube-шоу «Зеленка», куда мы приглашаем других музыкантов и играем вместе. В прошлом месяце у нас были замечательные гости из Швеции — Гармарна. В рамках этого шоу мы планируем еще несколько интересных выступлений.И, конечно же, мы планируем работать над новыми песнями, и это для нас сейчас самое главное. Недавний лайв-ролик с новой песней «Заливочка», который мы только что загрузили, собрал более 100 тысяч просмотров всего за 2 дня; это означает, что люди с нетерпением ждут от нас новых песен.

фото заголовок: Отава Йо Максим Дроздов

Автор: Анхель Ромеро
Анхель Ромеро-и-Руис много лет пишет о мировой музыке. Он основал веб-сайты worldmusiccentral.org и musicasdelmundo.com. Ангел также является соучредителем Transglobal World Music Chart. Ангел также продюсировал и ремастировал студийные альбомы и сборники мировой музыки для таких лейблов, как Alula Records, Ellipsis Arts и Music of the World.

Дед Мороз и Баба Яга: загадочный и чудесный мир русских сказок | Детские книги

«Жили-были…» Эти слова — врата в другой мир, в волшебное царство злых ведьм, фей-крестных, говорящих животных и красивых принцев.И все же этот далекий мир знаком всем нам. Мы все были там, через сказки о Золушке, Белоснежке, Красной Шапочке, Гадком утенке и многих других.

Но большинству из нас традиционные сказки со всего мира не так знакомы. В каждой стране есть свои истории, герои и злодеи. Богатство сказок России содержит персонажей, которые в чем-то похожи на наших любимых героев, но в чем-то сильно отличаются. Царевич — красивый принц, а Дед Мороз — ответ русского фольклора и Деду Морозу, и Джеку Морозу.Во многих русских сказках вместо нашей злой ведьмы рассказывается о Бабе Яге, старой ведьме, которая летает в ступке и пестике и живет в доме, который ходит на куриных ножках. Некоторые истории пересекаются между культурами, как, например, «Золотая туфля», которая является прекрасной версией истории о Золушке, но с одним ключевым отличием — нет никакой Крестной Феи. Но кому он нужен, если можно заручиться помощью волшебной говорящей рыбы?

Россия часто вызывает в воображении образы сверкающей страны льда и снега, и многие русские сказки имеют отчетливо праздничную атмосферу.Морозко — это история о Деде Морозе, или Деде Морозе, который приходит на помощь молодой девушке, оставленной в заснеженном лесу злой мачехой. Еще одна снежная классика — Снегурочка, Снегурочка. В этой сказке пожилая пара несчастлива, потому что у них никогда не было детей, а однажды зимой они построили себе дочку из снега, и она доставляет им много радости. Но, как мы узнаем из нашей современной сказки «Снегурочка», Снегурочка может выжить только зимой, потому что весеннее тепло заставит ее таять.

Анна Моргунова проиллюстрировала переосмысление Антеей Белл Василисы Прекрасной.

Переосмысление Антеей Белл традиционной русской сказки «Василиса Прекрасная» — настоящее рождественское удовольствие благодаря изысканным иллюстрациям Анны Моргуновой. Образы, в которых есть намеки на художников Пабло Пикассо, Густава Климта и русского художника Марка Шагала, настолько детализированы, что каждый раз, когда смотришь на них, открываешь для себя что-то новое.

Василиса Прекрасная со своей волшебной куклой сталкивается с ужасами темного леса в переосмыслении сказки Антеей Белл, иллюстрированной Анной Моргуновой.Фото: PR

Книга рассказывает историю красивой молодой девушки Василисы, которой умирающая мать подарила волшебную куклу. Когда ее отец снова женится, мачеха и падчерица завидуют красоте Василисы и заставляют ее готовить и убирать весь день и ночь (звучит знакомо, не так ли?). Когда злая мачеха и уродливые сводные сестры отправляют Василису в темный лес к Бабе Яге, ужасающей ведьме со вкусом человеческого мяса, у Василисы нет оружия, чтобы взять с собой, кроме своей волшебной куклы.

Баба Яга фигурирует во многих русских сказках. В «Волшебных гусях-лебедях» Баба Яга посылает своих волшебных птиц, чтобы украсть мальчика у его сестры. Гордая сестра издевается над рекой и деревьями, когда они предлагают ей помочь найти его, но когда она узнает о злой участи, которую Баба Яга уготовила своему брату, она может просто передумать…

Но Баба Яга не всегда злодей в русском фольклоре. В «Иди, я не знаю куда» и «Принеси, я не знаю что», удивительно странной истории о птичьей принцессе, волшебном кольце, торговцах, слугах и быстром путешествии в Подземный мир, она превращается из Злой Ведьмы в Мудрую Женщину, оказывая герою помощь. рука.

Ян Пенковски рисует Мэг и Могу. Фотография: Сара Ли / Guardian

Впервые я встретил Бабу Ягу, когда мне было около шести лет. Я взял книгу сказок, иллюстрированную британским иллюстратором польского происхождения Яном Пенковски. Пьенковский наиболее известен благодаря книгам Мэг и Мог (посмотрите это аудио-слайд-шоу, в котором Пеньковский рисует и говорит о своих творениях), еще одним предметом моего детства, но это был его замысловато детализированный силуэт Бабы Яги, летящей по небу на своем пестике и ступа или ее забор из человеческих костей, который вдохновил меня на любовь к сказкам.Так что странно трогательно и ностальгически видеть, как Анна Моргунова рассматривает забор из человеческих костей ведьмы.

Может быть, это чудо сказок; рассказывается снова и снова, от поколения к поколению, от страны к стране, каждый знает немного другую версию и воображает немного другой образ.

Скрывается от Бабы Яги — Нанна Хейтманн

Это изображение входит в новую коллекцию плакатов Magnum Editions , в которую входят современные работы 23 фотографов Magnum.Эти плакаты теперь доступны ограниченным тиражом в 100 экземпляров без подписи и 50 с подписью по цене 100 и 150 долларов соответственно. Каждый плакат имеет индивидуальный номер с уникальной этикеткой Magnum Editions, которая поставляется отдельно. Вы можете изучить всю коллекцию здесь .

«Vas e Лиза бежала быстрее, чем когда-либо прежде. Вскоре она услышала, как ведьма, ступа Бабы-Яги, ударяется о землю позади нее. В отчаянии она вспомнила слова худой черной кошки и бросила полотенце за собой на землю.Полотенце становилось все больше и больше, все влажнее и влажнее, и вскоре между девочкой и Бабой Ягой образовалась глубокая широкая река. Васелиса бросила гребень за собой, и гребешок становился все больше и больше, а зубцы его вырастали в густой лес, такой густой, что даже Баба Яга не могла прорваться. И баба Яга, колдунья, костлявая, скрежетав зубами и крича от ярости и разочарования, наконец повернулась и на куриных ножках уехала обратно в свою хижину ».

Баба Яга и девушка с добрым сердцем

Долгое время на берегах Енисея доминировали кочевые народы, а в 1607 году русские, вытесненные на запад из-за жажды ценной меха, достигли реки.Преступники, беглые крепостные, отступники и авантюристы объединились в ассоциации диких наездников, которые распространились вглубь обширной дикой тайги, субарктических лесов. Старообрядцы, последователи обрядов дореформенной Восточной Православной церкви 17 -го гг., Поселились на уединенных берегах Енисея, спасаясь от преследований царя, а затем и Советов. При Сталине Енисей стал местом ссылки и принудительных работ. Советы подавили не только коренные народы, но и саму реку — с помощью двух гигантских плотин они создали озера длиной почти 400 км.

В рамках текущего проекта Нанны Хайтманн «Скрываясь от Бабы Яги» она путешествует по землям, через которые протекает река Енисей, очарованная удаленностью и разнообразием этого региона. Русский фотограф немецкого происхождения проводила большую часть времени в Туве, автономной республике, расположенной в южной части Сибири, на северо-западной границе Монголии. В 1944 году Республика Тыва была официально включена в состав Советского Союза. Сегодня Тува — один из самых бедных и труднодоступных регионов России, и, по данным Росстата, в 2017 году 40 процентов населения жили ниже прожиточного минимума.Здесь мы поговорим с Хайтманном об эволюции проекта, западных клише, национализме, ритуалах и медленно обновляющихся жизнях, которые она находит на берегах реки.


… слушая не только плеск волн, шум ветра, гул тайги, но и неспешные рассказы людей, окружающих костер…

(Виктор Астафьев, Королева Рыбка, 1976)

Енисей проходит 3 487 километров от Монголии через Сибирь до Северного Ледовитого океана.Это одна из самых длинных рек в мире. Точно так же, как персонаж Игнативич в Королева Рыба, поисковый рассказ об экологической катастрофе от сибирского писателя Виктора Астафьева, Нанна Хейтманн путешествует по реке — и этим летом она продолжит документировать и взаимодействовать с изолированными сообществами на ее берегах .

Во времена Советского Союза этот регион стал местом изгнания и принудительного труда, с обширным строительством плотин и радиоактивным загрязнением, оказавшим влияние на естественные экосистемы.С крахом советской власти инфраструктура в этом районе еще больше пошатнулась, и сегодня многие люди в регионе выживают за пределами суши, казалось бы, изолированными от остального мира.

Название проекта Хайтмана, Прячась от Бабы Яги , вдохновлено знаменитой славянской ведьмой, которая чует русский «дух» и играет мистическую и неоднозначную роль в сказках, живя в доме, который стоит на куриных ножках без дверь или окна. Для Хайтманна сказка перекликается с рассказами и иллюстрациями — будь то рассказы Ивана Билибина или Геннадия Павлишина — которые она видела в детстве, воссоединяя со своими русскими корнями.«Конечно, Енисей можно было сфотографировать совершенно по-другому. Но я предполагаю, что я специально искал, смогу ли я найти некоторые элементы этих историй в современном обществе сегодня ». Персонажи и декорации, с которыми мы сталкиваемся в работах Хайтмана, сами по себе вызывают в воображении сказочную меланхоличную сказку об изоляции и независимости. Мы чувствуем мифологизацию этих бегущих, изолированных народов.

Среди этих изолированных групп, с которыми столкнулся фотограф, были старообрядцы, представители русской православной веры, которые выступили против реформ патриарха Никона 1652 года.Многие старообрядцы бежали в самые отдаленные районы России, в том числе в укромные верховья Енисея. Все больше старообрядцев начали прибывать в Тувинскую область в конце XIX века, спасаясь от преследований сначала царя, а затем и Советов. «Местные жители сказали мне, что они никогда не знали, как долго они смогут оставаться в одном месте, прежде чем им нужно было найти еще более отдаленное место, чтобы спрятаться», — объясняет Хайтманн. «Поэтому их дома часто выглядят временными и очень простыми по сравнению с традиционными старинными русскими домами.”

Наряду со многими вещами, которые старообрядческие общины считают атрибутами современного или западного влияния, такими как штрих-коды, телевизоры и получение государственных пенсий, фотографирование традиционно считалось грехом, но в работах Хайтмана прослеживается развивающаяся открытость даже здесь. «Проведя время с людьми наедине, некоторые начинают нормально фотографироваться. Но в основном я фотографировал людей, которые сами несколько изолированы в уже изолированном сообществе.Как Васелиса, которая разделяет свое имя с девушкой из сказки. Ее родители глухонемые и единственные «неверующие» в деревне, которая живет строго в соответствии с многовековыми ритуалами ». Хайтманн вспоминает еще одного человека, которого она встретила, человека религиозных убеждений, который получает государственную пенсию и пытается мотивировать других жителей деревни требовать свою пенсию, утверждая, что они всю жизнь упорно трудились для них. Теперь он исключен из молитвенной комнаты общины и всех религиозных церемоний.

Другие религии, такие как буддизм, а также шаманские практики, свойственные некоторым регионам СССР, подвергались гонениям при советской власти — эта удаленная часть страны была убежищем для последователей. «Традиционные религии пережили коммунизм в Туве лучше, чем большинство религий в других частях Советского Союза, и религиозные традиции оставались живым элементом тувинского национального самосознания. Может быть, из-за удаленности ».

Путешествуя по Республике Тыва, фотограф также встретился и сфотографировал шаманов.«В деревнях до сих пор шаманы живут сами по себе, тогда как в столице Кызыл есть несколько ассоциаций, в которые вы можете обратиться, чтобы разобраться со своими проблемами — например, так называемые шаманские клиники, которые я тоже фотографировал. ” Фотограф считает, что возрождение шаманских обрядов и практик можно рассматривать как продолжение растущих националистических и сторонников независимости в республиках бывшего СССР.

«После Советского Союза он снова становится частью идентичности народа.И люди действительно верят в это. Фольклорные традиции и обряды возрождаются, и только люди, чьи предки были шаманами, являются единственными, кому разрешено становиться шаманами ».

Другие люди, встреченные вдоль реки, усиливают сложную природу изоляции — географическую, общинную, личную, духовную. Одна из них, бывшая балерина, а теперь танцовщица стриптиза, София, живет в городе. Таким образом, она менее изолирована, чем многие из тех, кто живет в отдаленных поселениях, но, как показывает Хайтманн, «всегда есть какие-то изгибы или разные уровни изоляции.София описывает себя как человеконенавистницу, вынужденную обстоятельствами постоянно взаимодействовать с людьми — неудобная реальность, на которую намекает ее оторванный взгляд. Юрий, у которого Хайтманн останавливался прошлым летом, когда-то был водителем автобуса, но уехал из города. «Я простой рабочий, — сказал Юрий Хайтманну, — меня ничто не удерживает в городе. Все мои друзья на кладбище. Наркотики или алкоголь ». Сейчас он живет в своей маленькой хижине, построенной на свалке, где он заботится о своих 15 приемных собаках.

В работе сквозит напряженность: сообщества стремятся сохранить память и традиции и сохранить свое чувство изоляции перед лицом вторгающихся влияний Запада — проблески этого мелькают в работах Хайтмана.Мы чувствуем точку перехода на фотографиях, изменение восприятия находит отклик на протяжении всего проекта и позволяет Хайтманну заниматься — и взаимодействовать — с западными клише, часто воспроизводимыми на фотографиях России. «Я думаю, что есть восприятие России — КГБ, все стереотипы из фильмов, сибирские люди, живущие с медведями…» Но Хайтманн показывает нам Сибирь при 113-градусной жаре и некоторые сообщества, которые живут так же, как в западных городах, хотя и перед лицом невзгод с точки зрения климата и изоляции.Для кого-то ее фотографии мрачны или меланхоличны, а для других — это освежающе позитивное и тоскливое изображение России, которого так часто не хватает в рассказах, продвигаемых как в Европе, так и в России.

В фотографиях Хайтманна присутствует химия и поразительная интимность. «Иногда мне казалось, что если я, например, [представлюсь] фотографом из Москвы, люди не позволят мне их сфотографировать. [Многие] не любят москвичей. Я часто говорю им, что тоже не люблю Москву, и они начинали открываться.Может быть, иногда помогает быть чем-то вроде… посередине. Ни полностью русский, ни полностью иностранный … Я думаю, что когда вы женщина, люди также сразу становятся более открытыми для вас, либо потому, что я не выгляжу для них опасным, либо потому, что они заинтригованы тем, что молодой незнакомец так заинтересован в их жизни.»

Хайтманн описывает каждую фотографию и каждый объект как «отдельную историю», объясняя, что отношения, которые она выстраивает, убеждая людей в своем интересе к ним, сильно различаются.«Многие возражают, говоря, что они некрасивые. Я говорю: «Вы не уродливы» и объясняю, что я вижу в этих людях и что привлекло к ним мой интерес. Но, конечно, вам тоже откажут. Хуже всего то, что столько интересных старушек говорят «нет». Старики не считают себя уродливыми или старыми. Я думаю, это связано с восприятием того, как женщина должна себя вести, а старые женщины обычно злятся, что я даже спрашиваю ».

Этим летом Хайтманн возвращается на Енисей, чтобы продолжить изучение самой северной части территории, продолжая прослеживать жизнь, которая существует на берегах реки.Пространство, которое она планирует посетить, даже более изолированно, чем те, на которых она работала до сих пор, и только летом деревни соединяются с большим обществом почтовыми кораблями или вертолетами.

Хайтманн намеревается исследовать анархию, которая возникла там после распада СССР, с исчезновением рабочих мест и инфраструктуры. И снова она проследит изоляцию людей, которые теперь также сталкиваются с угрозой вырубки лесов как из Китая на Востоке, так и из России на Западе, поскольку участки окружающего их леса распродаются постоянно.«Уже сейчас в этом изолированном районе цивилизация приближается. Люди жалуются, что климат меняется, что лес исчезает ». Быстрые изменения микроклимата, когда снег становится толще зимой и тает раньше весной, нарушают местные экосистемы, а также охоту, от которой так зависят местные жители. Но на этом постоянно меняющемся пространстве земли, как и в описании Астафьевым речных сообществ Сибири, Хайтман прослеживает «смех, болтовню, полное взаимопонимание и почти братство на берегах Енисея» перед лицом, казалось бы, экстремальные условия.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *