Север помнит что значит – Север помнит — Википедия. Что такое Север помнит

Содержание

Север помнит — Википедия. Что такое Север помнит

«Север помнит» (англ. The North Remembers) — первый эпизод второго сезона фэнтезийного сериала канала HBO «Игра престолов». Первый показ состоялся 1 апреля 2012 года. Сценарий написали создатели сериала и исполнительные продюсеры Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс, а режиссёром стал повторяющийся режиссёр Алан Тейлор. Название серии относится к восстанию Робба Старка, который провозгласил себя Королём Севера и Трезубца. Эта фраза часто используется в книгах в контексте предупреждения, аналогично фразе «Зима близко».

Пока война на горизонте, Семь Королевств становятся свидетелями развернувшейся войны королей. Мальчик-король Джоффри Баратеон (Джек Глисон) сидит на Железном Троне, руководствуясь жестокостью и коварством, в то время как его противник, Робб Старк (Ричард Мэдден) с Севера идёт на юг, чтобы отомстить за смерть его отца. Между тем брат покойного короля Роберта Баратеона, Станнис (Стивен Диллэйн), заявляет о себе как о претенденте на престол. Затем следует жестокий поиск и истребление бастардов Роберта Баратеона, в то время как королева настраивается на поиски пропавшей Арьи Старк, чтобы обменять её на любовника и брата Джейме, который теперь в плену у Старков.

Эпизод представил новых членов актёрского состава, включая упомянутого Стивена Диллэйна, Кэрис ван Хаутен в роли Мелисандры и Лиама Каннингема в роли «лукового рыцаря» Давоса Сиворта. Он также представил новые места действий, как выдуманных, так и реальных, самым заметным является город Дубровник, Хорватия, который служит в качестве столицы Семи королевств — Королевской Гавани.

Сюжет

На Драконьем камне

Старший из двух младших братьев покойного короля Роберта, Станнис Баратеон (Стивен Диллэйн), объявляет себя законным наследником Железного Трона. От своего двора на Драконьем камне он направляет письма во все уголки Семи Королевств, объявляющие, что Джоффри, Томмен и Мирцелла не являются настоящими наследниками Роберта, что они плоды инцеста Серсеи Ланнистер и её брата-близнеца Джейме. Станнис отказывается искать союза с Роббом или Ренли, как его умоляет сир Давос Сиворт (Лиам Каннингем), потому что он видит в них узурпаторов; Станнис настаивает на том, что они либо преклонят колени перед ним, либо будут уничтожены.

Мейстер Станниса, Крессен, озабочен решениями повелителя и особенно влиянием, которое оказывает на него жрица Мелисандра (Кэрис ван Хаутен). Находясь под влиянием Красной Жрицы и её бога, Владыки Света, Станнис даже обратил себя в новую религию и приказал сжечь статуи семи новых богов. Желая принести себя в жертву ради Станниса, Крессен подливает яд в чашку и просит Мелисандру испить из неё после того, как он это сделает. Он почти сразу умирает, а жрица выпивает всю чашу без вреда для себя.

В лагере Старков

Король Севера Робб Старк (Ричард Мэдден) навещает своего пленника, Джейме Ланнистера (Николай Костер-Вальдау), сообщая тому, что получил письмо Станниса. Он предполагает, что инцест Серсеи и Джейме послужил причиной того, что его брат Бран стал калекой, а его отца убили. Робб также сообщает Джейме, что намерен отправить кузена Джейме, Алтона Ланнистера, который был схвачен Северной армией, в Королевскую Гавань с условиями мира. Его требования включают освобождение его сестёр, возвращение останков Эддарда и других северян для должного погребения и признание независимости Севера.

Хотя Робб трижды победил Ланнистеров на поле боя, он понимает, что в одиночку он не сможет их победить. Поэтому, хоть и нехотя, он соглашается отправить Теона Грейджоя (Альфи Аллен) к его отцу, лорду Бейлону Грейджою, чтобы убедить лорда Грейджоя присоединиться к ним со всеми военно-морскими силами Железных Островов. Кейтилин, его мать (Мишель Фэйрли), считает это плохой идеей. Она желает вернуться в Винтерфелл, чтобы быть с Браном и Риконом, но Робб просит её отправиться ко двору короля Ренли, чтобы вести переговоры о союзе. Кейтилин говорит Роббу, что его отец гордился бы тем, чего Робб достиг, но предупреждает, что Бейлону Грейджою не следует доверять.

В Винтерфелле

Бран Старк (Айзек Хэмпстед-Райт) учится быть лордом Винтерфелла, пока его старший брат на войне. Ему снится странный сон, где он видит себя собственным лютоволком Летом, бегающим в богороще. На следующее утро он идёт туда с Ошей (Наталия Тена), которая расспрашивает Брана о его снах, но он игнорирует её вопросы. Они замечают комету в небе; Бран говорит, что люди утверждают, что это предзнаменование победы за ту или иную сторону в войне, но Оша настаивает на том, что это означает одно: драконы.

За Стеной

Группа, вышедшая из Чёрного Замка, достигает Замка Крастера, поселения на некотором расстоянии к северу от Стены. Крастер (Роберт Пью) предоставляет информацию об одичалых и их лидере, Короле-за-Стеной Мансе-Налётчике, утверждая, что Манс собирает армию в горах, большую, чем любая армия к югу от Стены, и намерен двигаться на юг. Лорд-командующий Джиор Мормонт (Джеймс Космо) советует Джону Сноу (Кит Харингтон), который испытывает отвращение к тому, что дочери Крастера также являются его жёнами, вести себя спокойно.

За Узким морем

С остатками кхаласара Дрого Дейенерис Таргариен (Эмилия Кларк) пересекает Красную Пустошь в надежде найти укрытие. Путь тяжёлый, её новорождённые драконы отказываются есть предлагаемое им мясо, а лошади умирают от усталости. Наконец Дейенерис посылает всадников на оставшихся лошадях исследовать пустыню в трёх различных направлениях.

В Королевской Гавани

Во время турнирных боёв в честь празднования дня именин короля Джоффри (Джек Глисон), Санса Старк (Софи Тёрнер) спасает жизнь пьяницы сира Донтоса, убеждая Джоффри сделать из него шута, вместо того, чтобы убить его. Празднества были прерваны Тирионом Ланнистером (Питер Динклэйдж), который возвращается в столицу, чтобы выступить в качестве Десницы Короля вместо своего отца. Серсея (Лена Хеди) зла по этому поводу, но принимает новую ситуацию после того, как её брат Тирион уверяет её, что он будет только советником. Когда Тирион узнаёт, что Серсея позволила Арье сбежать после казни её отца, он отчитывает её за потерю ценного заложника, так как он планировал обменять двух девочек на Джейме.

Король Джоффри спрашивает у своей матери о слухах, которые породили письма Станниса. После этого Городская стража убивает всех незаконнорождённых детей короля Роберта, которых она может найти, хотя неясно, кто отдаёт им приказ. Джендри (Джо Демпси), один из бастардов короля Роберта, уже за городом, а его бывший мастер-кузнец рассказывает страже, что он в караване, направляющемся к Стене. Скрытая от Ланнистеров, Арья (Мэйси Уильямс) тоже путешествует с караваном.

Производство

Сценарий

Сценарий к эпизоду был написан продюсерами Дэвидом Бениоффом и Д. Б. Уайссом, основанный на оригинальной работе Джорджа Р. Р. Мартина. Так как второй сезон покрывает большую часть «Битвы королей», вторую книгу из серии, первый эпизод адаптирует материал из первых глав книги, включая Пролог, Санса I, Тирион I, Бран I, Кейтилин I, Давос I, первую часть Дейенерис I и Джон III (главы 1, 3-5, 7, 10, 12 и 23). Две главы из начала книги уже были включены в финал первого сезона, в то время как история Джона Сноу идёт дальше.[1]

Кастинг

Стивен Диллэйн и Кэрис ван Хаутен присоединились к актёрскому составу в ролях Станниса Баратеона и красной жрицы Мелисандры.

Эпизод представляет нескольких именитых персонажей, в частности Станниса Баратеона (Стивен Диллэйн), сира Давоса Сиворта (Лиам Каннингем) и Мелисандру (Кэрис ван Хаутен). Трое из них представляют новую сюжетную линию, которая переплетается с главным сюжетом, так как сезон прогрессирует. Другие повторяющиеся персонажи, представленные в этом эпизоде, это пьяный рыцарь сир Донтос Холлард (Тони Уэй), пленник Старков Алтон Ланнистер (Карл Дэвис), оппонент Мелисандры мейстер Крессен (Оливер Форд Дэвис), сын Давоса Маттос Сиворт (Керр Логан), член Ночного Дозора «Скорбный» Эдд (Бен Кромптон), одичалый Крастер (Роберт Пью) и его дочь и жена Лилли (Ханна Мюррей).

Эпизод также подчёркивает включение нескольких повторяющихся актеров в основной состав. Джон Брэдли возвращается в роли друга Джона Сноу Сэма Тарли, Джеймс Космо в роли лорда-командующего Ночного Дозора Джиора Мормонта, Джером Флинн в роли хитрого слуги Тириона Бронна, Сибель Кекилли в роли наложницы Тириона Шаи, Конлет Хилл в роли евнуха Вариса. Питер Динклэйдж берёт место Шона Бина во вступительных титрах, его теперь указывают первым. С тех пор как персонаж Бина был убит в конце предыдущего сезона, Динклэйдж в шутку пожелал, чтобы он хоть какое-то время был указан в первым.

[2]

Места съёмок

Берег Даунхилл использовали, чтобы представить пляж острова Драконий камень, где статуи Семерых были сожжены.

Производство продолжило использовать студии The Paint Hall как штаб съёмок и Северно-ирландские ландшафты для многих наружных съёмок. Сожжение Семерых было снято на пляже Берега Даунхилл.[3] Замок Крастера за Стеной был построен в лесу в поместье Кландебой.[4] Заключительная сцена, с караваном, движущимся на север по Королевскому тракту, везущим Арью в Винтерфелл и внебрачного сына Роберта Баратеона Джендри в Чёрный Замок, была снята в «Тёмных изгородях», на аллее угловатых буковых деревьев возле Армоя, графстве Антрим.

Турнир в честь дня именин Джоффри был снят в форте Ловриенац.

Для наружных съёмок столицы Королевской Гавани, в роли которой раньше снимали Мальту на протяжении всего первого сезона, на этот раз используют хорватский город Дубровник. Известный как Жемчужина Адриатики, город оказался хорошим представлением Королевской Гавани, так как у него есть много общих характеристик с вымышленной столицей: он имеет хорошо сохранившийся средневековый вид, с высокие стены и море возле него. Согласно Дэвиду Бениоффу, исполнительному продюсеру шоу, «В ту минуту, как только мы начали ходить вокруг стен города, мы знали, что это оно. Вы читаете описание в книге и вы идёте в Дубровник и вот собственно город. У него сияющее море, солнце и красивая архитектура.»[5]

Первая сцена эпизода, изображающая празднование дня именин короля Джоффри, была снята в форте Ловриенац в Дубровнике (также называемый крепость Святого Лоуренса). Поздние дискуссии о природе власти между Серсеей и Мизинцем также происходили на его крыльце, последняя сцена с убийством бастардов была снята в Старом Городе Дубровника у его знаменитых стен.

Реакция

Рейтинги

Обзор эпизода во время его первого вещания в США составил 3.858 миллионов зрителей. С учётом повторных показов ночью, количество зрителей составило 6.3 миллиона.[6]

Реакция критиков

Мэтт Фоулер из IGN дал эпизоду 9 баллов из 10.[7] The A.V. Club дал эпизоду оценку B+.[8] Алан Сепинуолл, который рассматривал эпизод для HitFix, назвал его «Великим началом. Смешной в некоторых местах, страшный в остальных, никогда не удалялся от жесткости этого мира и этой войны.»[9]

Примечания

Ссылки

wiki.sc

Север помнит — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Север помнит» (англ. The North Remembers) — первый эпизод второго сезона фэнтезийного сериала канала HBO «Игра престолов». Первый показ состоялся 1 апреля 2012 года. Сценарий написали создатели сериала и исполнительные продюсеры Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс, а режиссёром стал повторяющийся режиссёр Алан Тейлор. Название серии относится к восстанию Робба Старка, который провозгласил себя Королём Севера и Трезубца. Эта фраза часто используется в книгах в контексте предупреждения, аналогично фразе «Зима близко».

Пока война на горизонте, Семь Королевств становятся свидетелями развернувшейся войны королей. Мальчик-король Джоффри Баратеон (Джек Глисон) сидит на Железном Троне, руководствуясь жестокостью и коварством, в то время как его противник, Робб Старк (Ричард Мэдден) с Севера идёт на юг, чтобы отомстить за смерть его отца. Между тем брат покойного короля Роберта Баратеона, Станнис (Стивен Диллэйн), заявляет о себе как о претенденте на престол. Затем следует жестокий поиск и истребление бастардов Роберта Баратеона, в то время как королева настраивается на поиски пропавшей Арьи Старк, чтобы обменять её на любовника и брата Джейме, который теперь в плену у Старков.

Эпизод представил новых членов актёрского состава, включая упомянутого Стивена Диллэйна, Кэрис ван Хаутен в роли Мелисандры и Лиама Каннингема в роли «лукового рыцаря» Давоса Сиворта. Он также представил новые места действий, как выдуманных, так и реальных, самым заметным является город Дубровник, Хорватия, который служит в качестве столицы Семи королевств — Королевской Гавани.

Сюжет

На Драконьем камне

Старший из двух младших братьев покойного короля Роберта, Станнис Баратеон (Стивен Диллэйн), объявляет себя законным наследником Железного Трона. От своего двора на Драконьем камне он направляет письма во все уголки Семи Королевств, объявляющие, что Джоффри, Томмен и Мирцелла не являются настоящими наследниками Роберта, что они плоды инцеста Серсеи Ланнистер и её брата-близнеца Джейме. Станнис отказывается искать союза с Роббом или Ренли, как его умоляет сир Давос Сиворт (Лиам Каннингем), потому что он видит в них узурпаторов; Станнис настаивает на том, что они либо преклонят колени перед ним, либо будут уничтожены.

Мейстер Станниса, Крессен, озабочен решениями Станниса и особенно влиянием, которое оказывает на него жрица Мелисандра (Кэрис ван Хаутен). Находясь под влиянием Красной Жрицы и её бога, Владыки Света, Станнис даже обратил себя в новую религию и приказал сжечь статуи семи новых богов. Желая принести себя в жертву ради Станниса, Крессен подливает яд в чашку и просит Мелисандру испить из неё после того, как он это сделает. Он почти сразу умирает, а жрица выпивает всю чашу без вреда для себя.

В лагере Старков

Король Севера Робб Старк (Ричард Мэдден) навещает своего пленника, Джейме Ланнистера (Николай Костер-Вальдау), сообщая тому, что получил письмо Станниса. Он предполагает, что инцест Серсеи и Джейме послужил причиной того, что его брат Бран стал калекой, а его отца убили. Робб также сообщает Джейме, что он намерен отправить кузена Джейме, Алтона Ланнистера, который был схвачен Северной армией, в Королевскую Гавань с условиями мира. Его требования включают освобождение его сестёр, возвращение останков Эддарда и других северян для должного погребения и признание независимости Севера.

Хотя Робб трижды победил Ланнистеров на поле боя, он понимает, что в одиночку он не сможет их победить. Поэтому, хоть и нехотя, он соглашается отправить Теона Грейджоя (Альфи Аллен) к его отцу, лорду Бейлону Грейджою, чтобы убедить лорда Грейджоя присоединиться к ним со всеми военно-морскими силами Железных Островов. Кейтилин, его мать (Мишель Фэйрли), считает это плохой идеей. Она желает вернуться в Винтерфелл, чтобы быть с Браном и Риконом, но Робб просит её отправиться ко двору короля Ренли, чтобы вести переговоры о союзе. Кейтилин говорит Роббу, что его отец гордился бы тем, чего Робб достиг, но предупреждает, что Бейлону Грейджою не следует доверять.

В Винтерфелле

Бран Старк (Айзек Хэмпстед-Райт) учится быть лордом Винтерфелла, пока его старший брат на войне. Ему снится странный сон, где он видит себя Летом, своим лютоволком, бегающим в богороще. На следующее утро он идёт туда с Ошей (Наталия Тена), которая расспрашивает Брана о его снах, но он игнорирует её вопросы. Они замечают комету в небе; Бран говорит, что люди утверждают, что это предзнаменование победы за ту или иную сторону в войне, но Оша настаивает на том, что это означает одно: драконы.

За Стеной

Группа, вышедшая из Чёрного Замка, достигает Замка Крастера, поселения на некотором расстоянии к северу от Стены. Крастер (Роберт Пью) предоставляет информацию об одичалых и их лидере, Короле-за-Стеной Мансе-Налётчике, утверждая, что Манс собирает армию в горах, большую, чем любая армия к югу от Стены, и намерен двигаться на юг. Лорд-командующий Джиор Мормонт (Джеймс Космо) советует Джону Сноу (Кит Харингтон), который испытывает отвращение к тому, что дочери Крастера также являются его жёнами, вести себя спокойно.

За Узким морем

С остатками кхаласара Дрого Дейенерис Таргариен (Эмилия Кларк) пересекает Красную Пустошь в надежде найти укрытие. Путь тяжёлый, её новорождённые драконы отказываются есть предлагаемое им мясо, а лошади умирают от усталости. Наконец Дейенерис посылает всадников на оставшихся лошадях исследовать пустыню в трёх различных направлениях.

В Королевской Гавани

Во время турнирных боёв, проходящих в честь празднования дня именин короля Джоффри (Джек Глисон), Санса Старк (Софи Тёрнер) спасает жизнь пьяницы сира Донтоса, убеждая Джоффри сделать из него шута, вместо того, чтобы убить его. Празднества были прерваны Тирионом Ланнистером (Питер Динклэйдж), который возвращается в столицу, чтобы выступить в качестве Десницы Короля вместо своего отца. Серсея (Лена Хеди) зла по этому поводу, но принимает новую ситуацию после того, как её брат Тирион уверяет её, что он будет только советником. Когда Тирион узнаёт, что Серсея позволила Арье сбежать после казни её отца, он отчитывает её за потерю ценного заложника, так как он планировал обменять двух девочек на Джейме.

Король Джоффри спрашивает у своей матери о слухах, которые породили письма Станниса. После этого Городская стража убивает всех незаконнорождённых детей короля Роберта, которых она может найти, хотя неясно, кто отдаёт им приказ. Джендри (Джо Демпси), один из бастардов короля Роберта, уже за городом, а его бывший мастер-кузнец рассказывает страже, что он в караване, направляющемся к Стене. Скрытая от Ланнистеров, Арья (Мэйси Уильямс) тоже путешествует с караваном.

Производство

Сценарий

Сценарий к эпизоду был написан продюсерами Дэвидом Бениоффом и Д. Б. Уайссом, основанный на оригинальной работе Джорджа Р. Р. Мартина. Так как второй сезон покрывает большую часть «Битвы королей», вторую книгу из серии, первый эпизод адаптирует материал из первых глав книги, включая Пролог, Санса I, Тирион I, Бран I, Кейтилин I, Давос I, первую часть Дейенерис I и Джон III (главы 1, 3-5, 7, 10, 12 и 23). Две главы из начала книги уже были включены в финал первого сезона, в то время как история Джона Сноу идёт дальше.[1]

Кастинг

Стивен Диллэйн и Кэрис ван Хаутен присоединились к актёрскому составу в ролях Станниса Баратеона и красной жрицы Мелисандры.

Эпизод представляет нескольких именитых персонажей, в частности Станниса Баратеона (Стивен Диллэйн), сира Давоса Сиворта (Лиам Каннингем) и Мелисандру (Кэрис ван Хаутен). Трое из них представляют новую сюжетную линию, которая переплетается с главным сюжетом, так как сезон прогрессирует. Другие повторяющиеся персонажи, представленные в этом эпизоде, это пьяный рыцарь сир Донтос Холлард (Тони Уэй), пленник Старков Алтон Ланнистер (Карл Дэвис), оппонент Мелисандры мейстер Крессен (Оливер Форд Дэвис), сын Давоса Маттос Сиворт (Керр Логан), член Ночного Дозора «Скорбный» Эдд (Бен Кромптон), одичалый Крастер (Роберт Пью) и его дочь и жена Лилли (Ханна Мюррей).

Эпизод также подчёркивает включение нескольких повторяющихся актеров в основной состав. Джон Брэдли возвращается в роли друга Джона Сноу Сэма Тарли, Джеймс Космо в роли лорда-командующего Ночного Дозора Джиора Мормонта, Джером Флинн в роли хитрого слуги Тириона Бронна, Сибель Кекилли в роли наложницы Тириона Шаи, Конлет Хилл в роли евнуха Вариса. Питер Динклэйдж берёт место Шона Бина во вступительных титрах, его теперь указывают первым. С тех пор как персонаж Бина был убит в конце предыдущего сезона, Динклэйдж в шутку пожелал, чтобы он хоть какое-то время был указан в первым.[2]

Места съёмок

Производство продолжило использовать студии The Paint Hall как штаб съёмок и Северно-ирландские ландшафты для многих наружных съёмок. Сожжение Семерых было снято на пляже Берега Даунхилл.[3] Замок Крастера за Стеной был построен в лесу в поместье Кландебой.[4] Заключительная сцена, с караваном, движущимся на север по Королевскому тракту, везущим Арью в Винтерфелл и внебрачного сына Роберта Баратеона Джендри в Чёрный Замок, была снята в «Тёмных изгородях», на аллее угловатых буковых деревьев возле Армоя, графстве Антрим. Для наружных съёмок столицы Королевской Гавани, в роли которой раньше снимали Мальту на протяжении всего первого сезона, на этот раз используют хорватский город Дубровник. Известный как Жемчужина Адриатики, город оказался хорошим представлением Королевской Гавани, так как у него есть много общих характеристик с вымышленной столицей: он имеет хорошо сохранившийся средневековый вид, с высокие стены и море возле него. Согласно Дэвиду Бениоффу, исполнительному продюсеру шоу, «В ту минуту, как только мы начали ходить вокруг стен города, мы знали, что это оно. Вы читаете описание в книге и вы идёте в Дубровник и вот собственно город. У него сияющее море, солнце и красивая архитектура.»[5]

Первая сцена эпизода, изображающая празднование дня именин короля Джоффри, была снята в форте Ловриенац в Дубровнике (также называемый крепость Святого Лоуренса). Поздние дискуссии о природе власти между Серсеей и Мизинцем также происходили на его крыльце, последняя сцена с убийством бастардов была снята в Старом Городе Дубровника у его знаменитых стен.

Реакция

Рейтинги

Обзор эпизода во время его первого вещания в США составил 3.858 миллионов зрителей. С учётом повторных показов ночью, количество зрителей составило 6.3 миллиона.[6]

Реакция критиков

Мэтт Фоулер из IGN дал эпизоду 9 баллов из 10.[7] The A.V. Club дал эпизоду оценку B+.[8] Алан Сепинуолл, который рассматривал эпизод для HitFix, назвал его «Великим началом. Смешной в некоторых местах, страшный в остальных, никогда не удалялся от жесткости этого мира и этой войны.»[9]

Напишите отзыв о статье «Север помнит»

Примечания

  1. Garcia, Elio [www.westeros.org/GoT/Episodes/Entry/The_North_Remembers/Book_Spoilers/ EP201: The North Remembers]. Westeros.org. Проверено 2 апреля 2012.
  2. Boucher, Geoff [herocomplex.latimes.com/2012/03/27/game-of-thrones-peter-dinklage-goes-first-and-hopes-it-lasts/#/0 ‘Game of Thrones’: Peter Dinklage goes first and hopes it lasts]. Los Angeles Times. Проверено 5 апреля 2012.
  3. [www.u.tv/entertainment/Game-of-Thrones-hits-the-beach/4b5cbf1e-3be4-4be1-a084-0fbb536aab5e Game of Thrones hits the beach]. UTV News. Проверено 2 апреля 2012.
  4. [winteriscoming.net/2011/08/day-22-filming-at-ballintoy/ Day 22: Filming at Ballintoy Harbour]. WinterIsComing.net. Проверено 2 апреля 2012.
  5. [www.makinggameofthrones.com/production-diary/2012/1/17/in-production-croatia.html In Production — Croatia]. HBO — Making Game of Thrones. Проверено 2 апреля 2012.
  6. Seidman, Robert [tvbythenumbers.zap2it.com/2012/04/03/sunday-cable-ratingsgame-of-thrones-returns-higher-khloe-lamar-the-killing-mad-menarmy-wives-more/127202/ Sunday Cable Ratings:’Game of Thrones’ Returns To Series High; + ‘Khloe & Lamar,’ ‘The Killing’ , ‘Mad Men,’ ‘Army Wives’ & More]. TV by the numbers. Проверено 5 мая 2012.
  7. [www.ign.com/articles/2012/04/02/game-of-thrones-the-north-remembers-review Game of Thrones: ‘The North Remembers’ Review]. IGN (1 апреля 2012). Проверено 7 октября 2013.
  8. VanDerWerff, Todd [www.avclub.com/articles/the-north-remembers-for-experts,71347/ ‘The North Remembers’ (for experts)]. The A.V. Club (1 апреля 2012). Проверено 5 апреля 2013.
  9. Sepinwall, Alan [www.hitfix.com/blogs/whats-alan-watching/posts/season-premiere-review-game-of-thrones-the-north-remembers-a-comet-appears Season premiere review: ‘Game of Thrones’ — ‘The North Remembers’: A comet appears]. What’s Alan Watching. HitFix. Проверено 3 января 2014.

Ссылки

  • [www.hbo.com/game-of-thrones#/game-of-thrones/episodes/2/11-the-north-remembers/index.html «Север помнит»] на HBO.com
  • «Север помнит» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • [www.tv.com/shows/game-of-thrones/the-north-remembers-1391258/ «Север помнит»] (англ.) на TV.com

Отрывок, характеризующий Север помнит

Перемена, происшедшая в Пьере, была замечена по своему и его слугами – Терентием и Васькой. Они находили, что он много попростел. Терентий часто, раздев барина, с сапогами и платьем в руке, пожелав покойной ночи, медлил уходить, ожидая, не вступит ли барин в разговор. И большею частью Пьер останавливал Терентия, замечая, что ему хочется поговорить.
– Ну, так скажи мне… да как же вы доставали себе еду? – спрашивал он. И Терентий начинал рассказ о московском разорении, о покойном графе и долго стоял с платьем, рассказывая, а иногда слушая рассказы Пьера, и, с приятным сознанием близости к себе барина и дружелюбия к нему, уходил в переднюю.
Доктор, лечивший Пьера и навещавший его каждый день, несмотря на то, что, по обязанности докторов, считал своим долгом иметь вид человека, каждая минута которого драгоценна для страждущего человечества, засиживался часами у Пьера, рассказывая свои любимые истории и наблюдения над нравами больных вообще и в особенности дам.
– Да, вот с таким человеком поговорить приятно, не то, что у нас, в провинции, – говорил он.
В Орле жило несколько пленных французских офицеров, и доктор привел одного из них, молодого итальянского офицера.
Офицер этот стал ходить к Пьеру, и княжна смеялась над теми нежными чувствами, которые выражал итальянец к Пьеру.
Итальянец, видимо, был счастлив только тогда, когда он мог приходить к Пьеру и разговаривать и рассказывать ему про свое прошедшее, про свою домашнюю жизнь, про свою любовь и изливать ему свое негодование на французов, и в особенности на Наполеона.
– Ежели все русские хотя немного похожи на вас, – говорил он Пьеру, – c’est un sacrilege que de faire la guerre a un peuple comme le votre. [Это кощунство – воевать с таким народом, как вы.] Вы, пострадавшие столько от французов, вы даже злобы не имеете против них.
И страстную любовь итальянца Пьер теперь заслужил только тем, что он вызывал в нем лучшие стороны его души и любовался ими.
Последнее время пребывания Пьера в Орле к нему приехал его старый знакомый масон – граф Вилларский, – тот самый, который вводил его в ложу в 1807 году. Вилларский был женат на богатой русской, имевшей большие имения в Орловской губернии, и занимал в городе временное место по продовольственной части.
Узнав, что Безухов в Орле, Вилларский, хотя и никогда не был коротко знаком с ним, приехал к нему с теми заявлениями дружбы и близости, которые выражают обыкновенно друг другу люди, встречаясь в пустыне. Вилларский скучал в Орле и был счастлив, встретив человека одного с собой круга и с одинаковыми, как он полагал, интересами.
Но, к удивлению своему, Вилларский заметил скоро, что Пьер очень отстал от настоящей жизни и впал, как он сам с собою определял Пьера, в апатию и эгоизм.
– Vous vous encroutez, mon cher, [Вы запускаетесь, мой милый.] – говорил он ему. Несмотря на то, Вилларскому было теперь приятнее с Пьером, чем прежде, и он каждый день бывал у него. Пьеру же, глядя на Вилларского и слушая его теперь, странно и невероятно было думать, что он сам очень недавно был такой же.
Вилларский был женат, семейный человек, занятый и делами имения жены, и службой, и семьей. Он считал, что все эти занятия суть помеха в жизни и что все они презренны, потому что имеют целью личное благо его и семьи. Военные, административные, политические, масонские соображения постоянно поглощали его внимание. И Пьер, не стараясь изменить его взгляд, не осуждая его, с своей теперь постоянно тихой, радостной насмешкой, любовался на это странное, столь знакомое ему явление.
В отношениях своих с Вилларским, с княжною, с доктором, со всеми людьми, с которыми он встречался теперь, в Пьере была новая черта, заслуживавшая ему расположение всех людей: это признание возможности каждого человека думать, чувствовать и смотреть на вещи по своему; признание невозможности словами разубедить человека. Эта законная особенность каждого человека, которая прежде волновала и раздражала Пьера, теперь составляла основу участия и интереса, которые он принимал в людях. Различие, иногда совершенное противоречие взглядов людей с своею жизнью и между собою, радовало Пьера и вызывало в нем насмешливую и кроткую улыбку.
В практических делах Пьер неожиданно теперь почувствовал, что у него был центр тяжести, которого не было прежде. Прежде каждый денежный вопрос, в особенности просьбы о деньгах, которым он, как очень богатый человек, подвергался очень часто, приводили его в безвыходные волнения и недоуменья. «Дать или не дать?» – спрашивал он себя. «У меня есть, а ему нужно. Но другому еще нужнее. Кому нужнее? А может быть, оба обманщики?» И из всех этих предположений он прежде не находил никакого выхода и давал всем, пока было что давать. Точно в таком же недоуменье он находился прежде при каждом вопросе, касающемся его состояния, когда один говорил, что надо поступить так, а другой – иначе.
Теперь, к удивлению своему, он нашел, что во всех этих вопросах не было более сомнений и недоумений. В нем теперь явился судья, по каким то неизвестным ему самому законам решавший, что было нужно и чего не нужно делать.
Он был так же, как прежде, равнодушен к денежным делам; но теперь он несомненно знал, что должно сделать и чего не должно. Первым приложением этого нового судьи была для него просьба пленного французского полковника, пришедшего к нему, много рассказывавшего о своих подвигах и под конец заявившего почти требование о том, чтобы Пьер дал ему четыре тысячи франков для отсылки жене и детям. Пьер без малейшего труда и напряжения отказал ему, удивляясь впоследствии, как было просто и легко то, что прежде казалось неразрешимо трудным. Вместе с тем тут же, отказывая полковнику, он решил, что необходимо употребить хитрость для того, чтобы, уезжая из Орла, заставить итальянского офицера взять денег, в которых он, видимо, нуждался. Новым доказательством для Пьера его утвердившегося взгляда на практические дела было его решение вопроса о долгах жены и о возобновлении или невозобновлении московских домов и дач.
В Орел приезжал к нему его главный управляющий, и с ним Пьер сделал общий счет своих изменявшихся доходов. Пожар Москвы стоил Пьеру, по учету главно управляющего, около двух миллионов.
Главноуправляющий, в утешение этих потерь, представил Пьеру расчет о том, что, несмотря на эти потери, доходы его не только не уменьшатся, но увеличатся, если он откажется от уплаты долгов, оставшихся после графини, к чему он не может быть обязан, и если он не будет возобновлять московских домов и подмосковной, которые стоили ежегодно восемьдесят тысяч и ничего не приносили.
– Да, да, это правда, – сказал Пьер, весело улыбаясь. – Да, да, мне ничего этого не нужно. Я от разоренья стал гораздо богаче.
Но в январе приехал Савельич из Москвы, рассказал про положение Москвы, про смету, которую ему сделал архитектор для возобновления дома и подмосковной, говоря про это, как про дело решенное. В это же время Пьер получил письмо от князя Василия и других знакомых из Петербурга. В письмах говорилось о долгах жены. И Пьер решил, что столь понравившийся ему план управляющего был неверен и что ему надо ехать в Петербург покончить дела жены и строиться в Москве. Зачем было это надо, он не знал; но он знал несомненно, что это надо. Доходы его вследствие этого решения уменьшались на три четверти. Но это было надо; он это чувствовал.
Вилларский ехал в Москву, и они условились ехать вместе.
Пьер испытывал во все время своего выздоровления в Орле чувство радости, свободы, жизни; но когда он, во время своего путешествия, очутился на вольном свете, увидал сотни новых лиц, чувство это еще более усилилось. Он все время путешествия испытывал радость школьника на вакации. Все лица: ямщик, смотритель, мужики на дороге или в деревне – все имели для него новый смысл. Присутствие и замечания Вилларского, постоянно жаловавшегося на бедность, отсталость от Европы, невежество России, только возвышали радость Пьера. Там, где Вилларский видел мертвенность, Пьер видел необычайную могучую силу жизненности, ту силу, которая в снегу, на этом пространстве, поддерживала жизнь этого целого, особенного и единого народа. Он не противоречил Вилларскому и, как будто соглашаясь с ним (так как притворное согласие было кратчайшее средство обойти рассуждения, из которых ничего не могло выйти), радостно улыбался, слушая его.

Так же, как трудно объяснить, для чего, куда спешат муравьи из раскиданной кочки, одни прочь из кочки, таща соринки, яйца и мертвые тела, другие назад в кочку – для чего они сталкиваются, догоняют друг друга, дерутся, – так же трудно было бы объяснить причины, заставлявшие русских людей после выхода французов толпиться в том месте, которое прежде называлось Москвою. Но так же, как, глядя на рассыпанных вокруг разоренной кочки муравьев, несмотря на полное уничтожение кочки, видно по цепкости, энергии, по бесчисленности копышущихся насекомых, что разорено все, кроме чего то неразрушимого, невещественного, составляющего всю силу кочки, – так же и Москва, в октябре месяце, несмотря на то, что не было ни начальства, ни церквей, ни святынь, ни богатств, ни домов, была та же Москва, какою она была в августе. Все было разрушено, кроме чего то невещественного, но могущественного и неразрушимого.
Побуждения людей, стремящихся со всех сторон в Москву после ее очищения от врага, были самые разнообразные, личные, и в первое время большей частью – дикие, животные. Одно только побуждение было общее всем – это стремление туда, в то место, которое прежде называлось Москвой, для приложения там своей деятельности.
Через неделю в Москве уже было пятнадцать тысяч жителей, через две было двадцать пять тысяч и т. д. Все возвышаясь и возвышаясь, число это к осени 1813 года дошло до цифры, превосходящей население 12 го года.
Первые русские люди, которые вступили в Москву, были казаки отряда Винцингероде, мужики из соседних деревень и бежавшие из Москвы и скрывавшиеся в ее окрестностях жители. Вступившие в разоренную Москву русские, застав ее разграбленною, стали тоже грабить. Они продолжали то, что делали французы. Обозы мужиков приезжали в Москву с тем, чтобы увозить по деревням все, что было брошено по разоренным московским домам и улицам. Казаки увозили, что могли, в свои ставки; хозяева домов забирали все то, что они находили и других домах, и переносили к себе под предлогом, что это была их собственность.
Но за первыми грабителями приезжали другие, третьи, и грабеж с каждым днем, по мере увеличения грабителей, становился труднее и труднее и принимал более определенные формы.
Французы застали Москву хотя и пустою, но со всеми формами органически правильно жившего города, с его различными отправлениями торговли, ремесел, роскоши, государственного управления, религии. Формы эти были безжизненны, но они еще существовали. Были ряды, лавки, магазины, лабазы, базары – большинство с товарами; были фабрики, ремесленные заведения; были дворцы, богатые дома, наполненные предметами роскоши; были больницы, остроги, присутственные места, церкви, соборы. Чем долее оставались французы, тем более уничтожались эти формы городской жизни, и под конец все слилось в одно нераздельное, безжизненное поле грабежа.
Грабеж французов, чем больше он продолжался, тем больше разрушал богатства Москвы и силы грабителей. Грабеж русских, с которого началось занятие русскими столицы, чем дольше он продолжался, чем больше было в нем участников, тем быстрее восстановлял он богатство Москвы и правильную жизнь города.
Кроме грабителей, народ самый разнообразный, влекомый – кто любопытством, кто долгом службы, кто расчетом, – домовладельцы, духовенство, высшие и низшие чиновники, торговцы, ремесленники, мужики – с разных сторон, как кровь к сердцу, – приливали к Москве.
Через неделю уже мужики, приезжавшие с пустыми подводами, для того чтоб увозить вещи, были останавливаемы начальством и принуждаемы к тому, чтобы вывозить мертвые тела из города. Другие мужики, прослышав про неудачу товарищей, приезжали в город с хлебом, овсом, сеном, сбивая цену друг другу до цены ниже прежней. Артели плотников, надеясь на дорогие заработки, каждый день входили в Москву, и со всех сторон рубились новые, чинились погорелые дома. Купцы в балаганах открывали торговлю. Харчевни, постоялые дворы устраивались в обгорелых домах. Духовенство возобновило службу во многих не погоревших церквах. Жертвователи приносили разграбленные церковные вещи. Чиновники прилаживали свои столы с сукном и шкафы с бумагами в маленьких комнатах. Высшее начальство и полиция распоряжались раздачею оставшегося после французов добра. Хозяева тех домов, в которых было много оставлено свезенных из других домов вещей, жаловались на несправедливость своза всех вещей в Грановитую палату; другие настаивали на том, что французы из разных домов свезли вещи в одно место, и оттого несправедливо отдавать хозяину дома те вещи, которые у него найдены. Бранили полицию; подкупали ее; писали вдесятеро сметы на погоревшие казенные вещи; требовали вспомоществований. Граф Растопчин писал свои прокламации.

В конце января Пьер приехал в Москву и поселился в уцелевшем флигеле. Он съездил к графу Растопчину, к некоторым знакомым, вернувшимся в Москву, и собирался на третий день ехать в Петербург. Все торжествовали победу; все кипело жизнью в разоренной и оживающей столице. Пьеру все были рады; все желали видеть его, и все расспрашивали его про то, что он видел. Пьер чувствовал себя особенно дружелюбно расположенным ко всем людям, которых он встречал; но невольно теперь он держал себя со всеми людьми настороже, так, чтобы не связать себя чем нибудь. Он на все вопросы, которые ему делали, – важные или самые ничтожные, – отвечал одинаково неопределенно; спрашивали ли у него: где он будет жить? будет ли он строиться? когда он едет в Петербург и возьмется ли свезти ящичек? – он отвечал: да, может быть, я думаю, и т. д.

wiki-org.ru

Север помнит

В США в возрасте 94 лет скончался профессор русской истории Гарвардского университета Ричард Пайпс. В советские времена в пантеоне ненавидимых русофобов он стоял примерно на одном уровне с Бжезинским. Он рассказывал, как создавалась российская государственность. Своим мнением поделился главный редактор радиостанции «Говорит Москва», ведущий программы «Подъём!» Сергей Доренко.

Пайпс считал, что вся суть российской истории – в сельском хозяйстве. В наших широтах оно малоэффективно. Поэтому здесь не сформировалось густой сети городов, как в Европе, кроме нескольких на севере. Такие города могли бы стать центрами торговли и правовой культуры.

А крестьяне, которые населяли Россию в момент её создания, не были источником серьёзной прибыли для российской власти. Власть не была заинтересована в установлении порядка, основанного на уважении к собственности, а посвящала себя погоне за ценными природными ресурсами – мёд, пенька, дёготь. Со временем русские отвоевали себе чернозём. Но уже властный произвол и тирания были основой взаимодействия.

Я думаю, что иное Русское государство не могло сохраниться. Уникальность в том, что на границе тюрков и монголов никакое другое государство сохраниться не могло. Русское государство в Киеве пало, Галицко-Волынское – тоже. Русские государства пали все, кроме северной Руси. А почему она сохранилась на границе тюрков и монголов? Потому что здесь высокий снег и скот не мог тюбеньковать, то есть разрывать копытами снег в поисках еды. Следовательно, кочевники не могли сюда прий­ти. Даже собирать дань они приходили по замёрзшим рекам зимой. На удачу, потому что они не знали, найдут ли здесь сено для лошадей. Могло бы не хватить сена, начался бы голод, пришлось бы есть лошадей. Ввиду климатической опасности России татары и вообще тюрки оставили право на сбор дани русским князьям. Русские князья стали разновидностью колониальной администрации. Если бы не этот климат и гигантский атлантический снег, сюда бы вошли кочевники.

И никакого Русского государства не было бы. Этот жуткий климат и спасал Россию, и одновременно сформировал Россию как страну, где горожане не нужны, а крестьяне – всегда обуза, которая не представляет экономического интереса для власти.

Но тем не менее такое устройство жизни, которое мы видим сейчас, – это наша ответственность. Не хочется исходить из того, что народ лишён воли и сознания.

versia.ru

Север помнит — Википедия (с комментариями)

Ты — не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: «Истинное обустройство мира».
http://noslave.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Север помнит» (англ. The North Remembers) — первый эпизод второго сезона фэнтезийного сериала канала HBO «Игра престолов». Первый показ состоялся 1 апреля 2012 года. Сценарий написали создатели сериала и исполнительные продюсеры Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс, а режиссёром стал повторяющийся режиссёр Алан Тейлор. Название серии относится к восстанию Робба Старка, который провозгласил себя Королём Севера и Трезубца. Эта фраза часто используется в книгах в контексте предупреждения, аналогично фразе «Зима близко».

Пока война на горизонте, Семь Королевств становятся свидетелями развернувшейся войны королей. Мальчик-король Джоффри Баратеон (Джек Глисон) сидит на Железном Троне, руководствуясь жестокостью и коварством, в то время как его противник, Робб Старк (Ричард Мэдден) с Севера идёт на юг, чтобы отомстить за смерть его отца. Между тем брат покойного короля Роберта Баратеона, Станнис (Стивен Диллэйн), заявляет о себе как о претенденте на престол. Затем следует жестокий поиск и истребление бастардов Роберта Баратеона, в то время как королева настраивается на поиски пропавшей Арьи Старк, чтобы обменять её на любовника и брата Джейме, который теперь в плену у Старков.

Эпизод представил новых членов актёрского состава, включая упомянутого Стивена Диллэйна, Кэрис ван Хаутен в роли Мелисандры и Лиама Каннингема в роли «лукового рыцаря» Давоса Сиворта. Он также представил новые места действий, как выдуманных, так и реальных, самым заметным является город Дубровник, Хорватия, который служит в качестве столицы Семи королевств — Королевской Гавани.

Сюжет

На Драконьем камне

Старший из двух младших братьев покойного короля Роберта, Станнис Баратеон (Стивен Диллэйн), объявляет себя законным наследником Железного Трона. От своего двора на Драконьем камне он направляет письма во все уголки Семи Королевств, объявляющие, что Джоффри, Томмен и Мирцелла не являются настоящими наследниками Роберта, что они плоды инцеста Серсеи Ланнистер и её брата-близнеца Джейме. Станнис отказывается искать союза с Роббом или Ренли, как его умоляет сир Давос Сиворт (Лиам Каннингем), потому что он видит в них узурпаторов; Станнис настаивает на том, что они либо преклонят колени перед ним, либо будут уничтожены.

Мейстер Станниса, Крессен, озабочен решениями Станниса и особенно влиянием, которое оказывает на него жрица Мелисандра (Кэрис ван Хаутен). Находясь под влиянием Красной Жрицы и её бога, Владыки Света, Станнис даже обратил себя в новую религию и приказал сжечь статуи семи новых богов. Желая принести себя в жертву ради Станниса, Крессен подливает яд в чашку и просит Мелисандру испить из неё после того, как он это сделает. Он почти сразу умирает, а жрица выпивает всю чашу без вреда для себя.

В лагере Старков

Король Севера Робб Старк (Ричард Мэдден) навещает своего пленника, Джейме Ланнистера (Николай Костер-Вальдау), сообщая тому, что получил письмо Станниса. Он предполагает, что инцест Серсеи и Джейме послужил причиной того, что его брат Бран стал калекой, а его отца убили. Робб также сообщает Джейме, что он намерен отправить кузена Джейме, Алтона Ланнистера, который был схвачен Северной армией, в Королевскую Гавань с условиями мира. Его требования включают освобождение его сестёр, возвращение останков Эддарда и других северян для должного погребения и признание независимости Севера.

Хотя Робб трижды победил Ланнистеров на поле боя, он понимает, что в одиночку он не сможет их победить. Поэтому, хоть и нехотя, он соглашается отправить Теона Грейджоя (Альфи Аллен) к его отцу, лорду Бейлону Грейджою, чтобы убедить лорда Грейджоя присоединиться к ним со всеми военно-морскими силами Железных Островов. Кейтилин, его мать (Мишель Фэйрли), считает это плохой идеей. Она желает вернуться в Винтерфелл, чтобы быть с Браном и Риконом, но Робб просит её отправиться ко двору короля Ренли, чтобы вести переговоры о союзе. Кейтилин говорит Роббу, что его отец гордился бы тем, чего Робб достиг, но предупреждает, что Бейлону Грейджою не следует доверять.

В Винтерфелле

Бран Старк (Айзек Хэмпстед-Райт) учится быть лордом Винтерфелла, пока его старший брат на войне. Ему снится странный сон, где он видит себя Летом, своим лютоволком, бегающим в богороще. На следующее утро он идёт туда с Ошей (Наталия Тена), которая расспрашивает Брана о его снах, но он игнорирует её вопросы. Они замечают комету в небе; Бран говорит, что люди утверждают, что это предзнаменование победы за ту или иную сторону в войне, но Оша настаивает на том, что это означает одно: драконы.

За Стеной

Группа, вышедшая из Чёрного Замка, достигает Замка Крастера, поселения на некотором расстоянии к северу от Стены. Крастер (Роберт Пью) предоставляет информацию об одичалых и их лидере, Короле-за-Стеной Мансе-Налётчике, утверждая, что Манс собирает армию в горах, большую, чем любая армия к югу от Стены, и намерен двигаться на юг. Лорд-командующий Джиор Мормонт (Джеймс Космо) советует Джону Сноу (Кит Харингтон), который испытывает отвращение к тому, что дочери Крастера также являются его жёнами, вести себя спокойно.

За Узким морем

С остатками кхаласара Дрого Дейенерис Таргариен (Эмилия Кларк) пересекает Красную Пустошь в надежде найти укрытие. Путь тяжёлый, её новорождённые драконы отказываются есть предлагаемое им мясо, а лошади умирают от усталости. Наконец Дейенерис посылает всадников на оставшихся лошадях исследовать пустыню в трёх различных направлениях.

В Королевской Гавани

Во время турнирных боёв, проходящих в честь празднования дня именин короля Джоффри (Джек Глисон), Санса Старк (Софи Тёрнер) спасает жизнь пьяницы сира Донтоса, убеждая Джоффри сделать из него шута, вместо того, чтобы убить его. Празднества были прерваны Тирионом Ланнистером (Питер Динклэйдж), который возвращается в столицу, чтобы выступить в качестве Десницы Короля вместо своего отца. Серсея (Лена Хеди) зла по этому поводу, но принимает новую ситуацию после того, как её брат Тирион уверяет её, что он будет только советником. Когда Тирион узнаёт, что Серсея позволила Арье сбежать после казни её отца, он отчитывает её за потерю ценного заложника, так как он планировал обменять двух девочек на Джейме.

Король Джоффри спрашивает у своей матери о слухах, которые породили письма Станниса. После этого Городская стража убивает всех незаконнорождённых детей короля Роберта, которых она может найти, хотя неясно, кто отдаёт им приказ. Джендри (Джо Демпси), один из бастардов короля Роберта, уже за городом, а его бывший мастер-кузнец рассказывает страже, что он в караване, направляющемся к Стене. Скрытая от Ланнистеров, Арья (Мэйси Уильямс) тоже путешествует с караваном.

Производство

Сценарий

Сценарий к эпизоду был написан продюсерами Дэвидом Бениоффом и Д. Б. Уайссом, основанный на оригинальной работе Джорджа Р. Р. Мартина. Так как второй сезон покрывает большую часть «Битвы королей», вторую книгу из серии, первый эпизод адаптирует материал из первых глав книги, включая Пролог, Санса I, Тирион I, Бран I, Кейтилин I, Давос I, первую часть Дейенерис I и Джон III (главы 1, 3-5, 7, 10, 12 и 23). Две главы из начала книги уже были включены в финал первого сезона, в то время как история Джона Сноу идёт дальше.[1]

Кастинг

Эпизод представляет нескольких именитых персонажей, в частности Станниса Баратеона (Стивен Диллэйн), сира Давоса Сиворта (Лиам Каннингем) и Мелисандру (Кэрис ван Хаутен). Трое из них представляют новую сюжетную линию, которая переплетается с главным сюжетом, так как сезон прогрессирует. Другие повторяющиеся персонажи, представленные в этом эпизоде, это пьяный рыцарь сир Донтос Холлард (Тони Уэй), пленник Старков Алтон Ланнистер (Карл Дэвис), оппонент Мелисандры мейстер Крессен (Оливер Форд Дэвис), сын Давоса Маттос Сиворт (Керр Логан), член Ночного Дозора «Скорбный» Эдд (Бен Кромптон), одичалый Крастер (Роберт Пью) и его дочь и жена Лилли (Ханна Мюррей).

Эпизод также подчёркивает включение нескольких повторяющихся актеров в основной состав. Джон Брэдли возвращается в роли друга Джона Сноу Сэма Тарли, Джеймс Космо в роли лорда-командующего Ночного Дозора Джиора Мормонта, Джером Флинн в роли хитрого слуги Тириона Бронна, Сибель Кекилли в роли наложницы Тириона Шаи, Конлет Хилл в роли евнуха Вариса. Питер Динклэйдж берёт место Шона Бина во вступительных титрах, его теперь указывают первым. С тех пор как персонаж Бина был убит в конце предыдущего сезона, Динклэйдж в шутку пожелал, чтобы он хоть какое-то время был указан в первым.[2]

Места съёмок

Производство продолжило использовать студии The Paint Hall как штаб съёмок и Северно-ирландские ландшафты для многих наружных съёмок. Сожжение Семерых было снято на пляже Берега Даунхилл.[3] Замок Крастера за Стеной был построен в лесу в поместье Кландебой.[4] Заключительная сцена, с караваном, движущимся на север по Королевскому тракту, везущим Арью в Винтерфелл и внебрачного сына Роберта Баратеона Джендри в Чёрный Замок, была снята в «Тёмных изгородях», на аллее угловатых буковых деревьев возле Армоя, графстве Антрим.

Файл:Fort Lovrijenac.jpg

Турнир в честь дня именин Джоффри был снят в форте Ловриенац.

Для наружных съёмок столицы Королевской Гавани, в роли которой раньше снимали Мальту на протяжении всего первого сезона, на этот раз используют хорватский город Дубровник. Известный как Жемчужина Адриатики, город оказался хорошим представлением Королевской Гавани, так как у него есть много общих характеристик с вымышленной столицей: он имеет хорошо сохранившийся средневековый вид, с высокие стены и море возле него. Согласно Дэвиду Бениоффу, исполнительному продюсеру шоу, «В ту минуту, как только мы начали ходить вокруг стен города, мы знали, что это оно. Вы читаете описание в книге и вы идёте в Дубровник и вот собственно город. У него сияющее море, солнце и красивая архитектура.»[5]

Первая сцена эпизода, изображающая празднование дня именин короля Джоффри, была снята в форте Ловриенац в Дубровнике (также называемый крепость Святого Лоуренса). Поздние дискуссии о природе власти между Серсеей и Мизинцем также происходили на его крыльце, последняя сцена с убийством бастардов была снята в Старом Городе Дубровника у его знаменитых стен.

Реакция

Рейтинги

Обзор эпизода во время его первого вещания в США составил 3.858 миллионов зрителей. С учётом повторных показов ночью, количество зрителей составило 6.3 миллиона.[6]

Реакция критиков

Мэтт Фоулер из IGN дал эпизоду 9 баллов из 10.[7] The A.V. Club дал эпизоду оценку B+.[8] Алан Сепинуолл, который рассматривал эпизод для HitFix, назвал его «Великим началом. Смешной в некоторых местах, страшный в остальных, никогда не удалялся от жесткости этого мира и этой войны.»[9]

Напишите отзыв о статье «Север помнит»

Примечания

  1. Garcia, Elio [http://www.westeros.org/GoT/Episodes/Entry/The_North_Remembers/Book_Spoilers/ EP201: The North Remembers]. Westeros.org. Проверено 2 апреля 2012.
  2. Boucher, Geoff [http://herocomplex.latimes.com/2012/03/27/game-of-thrones-peter-dinklage-goes-first-and-hopes-it-lasts/#/0 ‘Game of Thrones’: Peter Dinklage goes first and hopes it lasts]. Los Angeles Times. Проверено 5 апреля 2012.
  3. [http://www.u.tv/entertainment/Game-of-Thrones-hits-the-beach/4b5cbf1e-3be4-4be1-a084-0fbb536aab5e Game of Thrones hits the beach]. UTV News. Проверено 2 апреля 2012.
  4. [http://winteriscoming.net/2011/08/day-22-filming-at-ballintoy/ Day 22: Filming at Ballintoy Harbour]. WinterIsComing.net. Проверено 2 апреля 2012.
  5. [http://www.makinggameofthrones.com/production-diary/2012/1/17/in-production-croatia.html In Production — Croatia]. HBO — Making Game of Thrones. Проверено 2 апреля 2012.
  6. Seidman, Robert [http://tvbythenumbers.zap2it.com/2012/04/03/sunday-cable-ratingsgame-of-thrones-returns-higher-khloe-lamar-the-killing-mad-menarmy-wives-more/127202/ Sunday Cable Ratings:’Game of Thrones’ Returns To Series High; + ‘Khloe & Lamar,’ ‘The Killing’ , ‘Mad Men,’ ‘Army Wives’ & More]. TV by the numbers. Проверено 5 мая 2012.
  7. [http://www.ign.com/articles/2012/04/02/game-of-thrones-the-north-remembers-review Game of Thrones: ‘The North Remembers’ Review]. IGN (1 апреля 2012). Проверено 7 октября 2013.
  8. VanDerWerff, Todd [http://www.avclub.com/articles/the-north-remembers-for-experts,71347/ ‘The North Remembers’ (for experts)]. The A.V. Club (1 апреля 2012). Проверено 5 апреля 2013.
  9. Sepinwall, Alan [http://www.hitfix.com/blogs/whats-alan-watching/posts/season-premiere-review-game-of-thrones-the-north-remembers-a-comet-appears Season premiere review: ‘Game of Thrones’ — ‘The North Remembers’: A comet appears]. What’s Alan Watching. HitFix. Проверено 3 января 2014.

Ссылки

  • [http://www.hbo.com/game-of-thrones#/game-of-thrones/episodes/2/11-the-north-remembers/index.html «Север помнит»] на HBO.com
  • «Север помнит» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • [http://www.tv.com/shows/game-of-thrones/the-north-remembers-1391258/ «Север помнит»] (англ.) на TV.com

Отрывок, характеризующий Север помнит

С того печального вечера прошло несколько долгих месяцев, принёсших Рыцарям Храма и Магдалине ещё одну тяжкую потерю – неожиданно и жестоко погиб Волхв Иоанн, бывший для них незаменимым другом, Учителем, верной и могучей опорой… Рыцари Храма искренне и глубоко скорбели о нём. Если смерть Радомира оставила их сердца раненными и возмущёнными, то с потерей Иоанна их мир стал холодным и невероятно чужим…
Друзьям не разрешили даже похоронить (по своему обычаю – сжигая) исковерканное тело Иоанна. Иудеи его просто зарыли в землю, чем привели в ужас всех Рыцарей Храма. Но Магдалине удалось хотя бы выкупить(!) его отрубленную голову, которую, ни за что не желали отдавать иудеи, так как считали её слишком опасной – они считали Иоанна великим Магом и Колдуном…

Так, с печальным грузом тяжелейших потерь, Магдалина и её маленькая дочурка Веста, охраняемые шестью Храмовиками, наконец-то решились пуститься в далёкое и нелёгкое путешествие – в дивную страну Окситанию, пока что знакомую только лишь одной Магдалине…
Дальше – был корабль… Была длинная, тяжкая дорога… Несмотря на своё глубокое горе, Магдалина, во время всего нескончаемо-длинного путешествия была с Рыцарями неизменно приветливой, собранной и спокойной. Храмовики тянулись к ней, видя её светлую, печальную улыбку, и обожали её за покой, который испытывали, находясь с рядом с ней… А она с радостью отдавала им своё сердце, зная, какая жестокая боль жгла их уставшие души, и как сильно казнила их происшедшая с Радомиром и Иоанном беда…
Когда они наконец-то достигли желанной Долины Магов, все без исключения мечтали только лишь об одном – отдохнуть от бед и боли, насколько для каждого это было возможно.
Слишком много было утрачено дорогого…
Слишком высокой была цена.
Сама же Магдалина, покинувшая Долину Магов, будучи малой десятилетней девочкой, теперь c трепетом заново «узнавала» свою гордую и любимую Окситанию, в которой всё – каждый цветок, каждый камень, каждое дерево, казались ей родными!.. Истосковавшись по прошлому, она жадно вдыхала бушующий «доброй магией» окситанский воздух и не могла поверить, что вот она наконец-то пришла Домой…
Это была её родная земля. Её будущий Светлый Мир, построить который она обещала Радомиру. И это к ней принесла она теперь своё горе и скорбь, будто потерянное дитя, ищущее у Матери защиты, сочувствия и покоя…
Магдалина знала – чтобы исполнить наказ Радомира, она должна была чувствовать себя уверенной, собранной и сильной. Но пока она лишь жила, замкнувшись в своей глубочайшей скорби, и была до сумасшествия одинокой…
Без Радомира её жизнь стала пустой, никчемной и горькой… Он обитал теперь где-то далеко, в незнакомом и дивном Мире, куда не могла дотянуться её душа… А ей так безумно по-человечески, по-женски его не хватало!.. И никто, к сожалению, не мог ей ничем в этом помочь.
Тут мы снова её увидели…
На высоком, сплошь заросшем полевыми цветами обрыве, прижав колени к груди, одиноко сидела Магдалина… Она, как уже стало привычным, провожала закат – ещё один очередной день, прожитый без Радомира… Она знала – таких дней будет ещё очень и очень много. И знала, ей придётся к этому привыкнуть. Несмотря на всю горечь и пустоту, Магдалина хорошо понимала – впереди её ждала долгая, непростая жизнь, и прожить её придётся ей одной… Без Радомира. Что представить пока что ей никак не удавалось, ибо он жил везде – в каждой её клеточке, в её снах и бодрствовании, в каждом предмете, которого он когда-то касался. Казалось, всё окружающее пространство было пропитано присутствием Радомира… И даже если бы она пожелала, от этого не было никакого спасения.
Вечер был тихим, спокойным и тёплым. Оживающая после дневной жары природа бушевала запахами разогретых цветущих лугов и хвои… Магдалина прислушивалась к монотонным звукам обычного лесного мира – он был на удивление таким простым, и таким спокойным!.. Разморенные летней жарой, в соседних кустах громко жужжали пчёлы. Даже они, трудолюбивые, предпочитали убраться подальше от жгучих дневных лучей, и теперь радостно впитывали живительную вечернюю прохладу. Чувствуя человеческое добро, крошечная цветная птичка безбоязненно села на тёплое плечо Магдалины и в благодарность залилась звонкими серебристыми трелями… Но Магдалина этого не замечала. Она вновь унеслась в привычный мир своих грёз, в котором всё ещё жил Радомир…
И она снова его вспоминала…
Его невероятную доброту… Его буйную жажду Жизни… Его светлую ласковую улыбку и пронзительный взгляд его синих глаз… И его твёрдую уверенность в правоте избранного им пути. Вспоминала чудесного, сильного человека, который, будучи совсем ещё ребёнком, уже подчинял себе целые толпы!..
Вспоминала его ласку… Тепло и верность его большого сердца… Всё это жило теперь только лишь в её памяти, не поддаваясь времени, не уходя в забвение. Всё оно жило и… болело. Иногда ей даже казалось – ещё чуть-чуть, и она перестанет дышать… Но дни бежали. И жизнь всё также продолжалась. Её обязывал оставленный Радомиром ДОЛГ. Поэтому, со своими чувствами и желаниями она, насколько могла, не считалась.
Сын, Светодар, по которому она безумно скучала, находился в далёкой Испании вместе с Раданом. Магдалина знала – ему тяжелей… Он был ещё слишком молод, чтобы смириться с такой потерей. Но ещё она также знала, что даже при самом глубоком горе, он никогда не покажет свою слабость чужим.
Он был сыном Радомира…
И это обязывало его быть сильным.
Снова прошло несколько месяцев.
И вот, понемногу, как это бывает даже с самой страшной потерей, Магдалина стала оживать. Видимо, приходило правильное время возвращаться к живущим…

Облюбовав крошечный Монтсегюр, который был самым магическим в Долине замком (так как стоял на «точке перехода» в другие миры), Магдалина с дочуркой вскоре начали потихоньку туда перебираться. Начали обживать их новый, незнакомый ещё, Дом…
И, наконец, помня настойчивое желание Радомира, Магдалина понемногу стала набирать себе первых учеников… Это была наверняка одна из самых лёгких задач, так как каждый человек на этом дивном клочке земли был более или менее одарённым. И почти каждый жаждал знания. Поэтому очень скоро у Магдалины уже было несколько сотен очень старательных учеников. Потом эта цифра переросла в тысячу… И уже очень скоро вся Долина Магов была охвачена её учением. А она брала как можно больше желающих, чтобы отвлечься от своих горьких дум, и была несказанно рада тому, как жадно тянулись к Знанию окситанцы! Она знала – Радомир бы от души этому порадовался… и набирала ещё больше желающих.
– Прости, Север, но как же Волхвы согласились с этим?!. Ведь они так тщательно охраняют от всех свои Знания? Как же Владыко допустил такое? Магдалина ведь учила всех, не выбирая лишь посвящённых?
– Владыко никогда не соглашался с этим, Изидора… Магдалина и Радомир шли против его воли, открывая эти знания людям. И я до сих пор не знаю, кто из них был по-настоящему прав…
– Но ты же видел, как жадно внимали этому Знанию окситанцы! Да и вся остальная Европа также! – удивлённо воскликнула я.
– Да… Но я видел и другое – как просто они были уничтожены… А это значит – они были к этому не готовы.
– Но когда же, по твоему, люди будут «готовы»?.. – возмутилась я. – Или это не случится никогда?!.
– Случится, мой друг… думаю. Но лишь тогда, когда, люди наконец-то поймут, что они в состоянии защитить это же самое Знание… – тут Север неожиданно по-детски улыбнулся. – Магдалина и Радомир жили Будущим, видишь ли… Они мечтали о чудесном Едином Мире… Мире, в котором была бы одна общая Вера, один правитель, единая речь… И несмотря ни на что, учили… Сопротивляясь Волхвам… Не подчиняясь Владыко… И при всём при том, хорошо понимая – даже их далёкие правнуки наверняка ещё не узрят этого чудесного «единого» мира. Они просто боролись… За свет. За знания. За Землю. Такой была их Жизнь… И они прожили её, не предавая.
Я снова окунулась в прошлое, в котором всё ещё жила эта удивительная и единственная история…
Было только одно грустное облачко, бросавшее тень на светлеющее настроение Магдалины – Веста глубоко страдала от потери Радомира, и никакими «радостями» не удавалось её от этого отвлечь. Узнав, наконец, о случившемся, она полностью захлопнула своё маленькое сердечко от окружающего мира и переживала свою потерю одна, не допуская к себе даже любимую маму, светлую Магдалину. Так она бродила целыми днями неприкаянной, не зная, что с этой страшной бедой поделать. Рядом не было также и брата, с которым Веста привыкла делиться радостью и печалями. Ну, а сама она была слишком ещё мала, чтобы суметь осилить столь тяжкое горе, непомерным грузом обрушившееся на её хрупкие детские плечи. Она дико скучала по своему любимому, самому лучшему на свете папе и никак не могла понять, откуда же взялись те жестокие люди, которые его ненавидели и которые его убили?.. Не слышно было больше его весёлого смеха, не было их чудесных прогулок… Не оставалось больше вообще ничего, что было связанно с их тёплым и всегда радостным общением. И Веста глубоко, по-взрослому страдала… У неё оставалась только память. А ей хотелось вернуть его живого!.. Она была ещё слишком малой, чтобы довольствоваться воспоминаниями!.. Да, она очень хорошо помнила, как, свернувшись калачиком на его сильных руках, затаив дыхание слушала удивительнейшие истории, ловя каждое слово, боясь пропустить самое важное… И теперь её раненое сердечко требовало всё это обратно! Папа был её сказочным кумиром… Её, закрытым от остальных, удивительным миром, в котором жили только они вдвоём… А теперь этого мира не стало. Злые люди забрали его, оставив лишь глубокую рану, которую ей самой никак не удавалось заживить.

Все окружавшие Весту взрослые друзья старались, как могли, развеять её удручённое состояние, но малышка, никому не хотела открывать своё скорбящее сердце. Единственный, кто наверняка смог бы помочь, был Радан. Но и он находился далеко, вместе со Светодаром.
Впрочем, был с Вестой один человек, который старался изо всех сил заменить её дядю Радана. И звали этого человека Рыжий Симон – весёлый Рыцарь с яркими рыжими волосами. Друзья безобидно так прозвали его из-за необычного цвета его волос, и Симон ничуточки не обижался. Он был смешливым и весёлым, всегда готовым придти на помощь, этим, и правда, напоминая отсутствующего Радана. И друзья за это искренне его любили. Он был «отдушинкой» от бед, которых в жизни Храмовиков в то время было очень и очень немало…
Рыжий Рыцарь терпеливо являлся к Весте, ежедневно уводя её на захватывающие длинные прогулки, постепенно становясь малышке настоящим доверенным другом. И даже в маленьком Монтсегюре очень скоро к нему привыкли. Он стал там привычным желанным гостем, которому каждый был рад, ценя его неназойливый, мягкий характер и всегда прекрасное настроение.
И только одна Магдалина вела себя с Симоном настороженно, хотя сама наверняка не смогла бы объяснить причину… Она больше всех остальных радовалась, видя Весту всё более и более счастливой, но в то же время, никак не могла избавиться от непонятного ощущения опасности, приходящей со стороны Рыцаря Симона. Она знала, что должна была чувствовать ему только лишь благодарность, но ощущение тревоги не проходило. Магдалина искренне пыталась не обращать на свои чувства внимания и лишь радоваться настроению Весты, сильно надеясь, что со временем боль дочурки понемногу утихнет, так же, как стала утихать она в ней самой… И останется тогда в её измученном сердечке лишь глубокая светлая грусть по ушедшему, доброму папе… И ещё останутся воспоминания… Чистые и горькие, как бывает иногда горькой самая чистая и самая светлая ЖИЗНЬ…

Светодар часто писал матери послания, и один из рыцарей Храма, охранявший его вместе с Раданом в далёкой Испании, отвозил эти послания в Долину Магов, откуда тут же присылалась весточка с последними новостями. Так они жили, не видя друг друга, и могли лишь надеяться, что придёт когда-нибудь тот счастливый день, когда они хоть на мгновение встретятся все вместе… Но, к великому сожалению, тогда они ещё не ведали, что этот счастливый день так никогда для них и не наступит…
Все эти годы после потери Радомира, Магдалина вынашивала в своём сердце заветную мечту – отправиться когда-нибудь в далёкую Северную страну, чтобы увидеть землю своих предков и поклониться там дому Радомира… Поклониться земле, вырастившей самого дорогого ей человека. А ещё она хотела отнести туда Ключ Богов. Ибо знала – так будет правильно… Родная земля сбережёт ЕГО для людей куда надёжнее, чем это пытается сделать она сама.
Но жизнь бежала, как всегда, слишком быстро, и у Магдалины всё никак не оставалось времени, дабы осуществить задуманное. А спустя восемь лет после гибели Радомира, пришла беда… Остро чувствуя её приближение, Магдалина страдала, не в состоянии понять причину. Даже являясь сильнейшей Ведуньей, она не могла увидеть свою Судьбу, как бы этого ни хотела. Её Судьба была от неё скрыта, так как она обязана была прожить свою жизнь полностью, какой бы сложной или жестокой она ни являлась…
– Как же так, мама, всем Ведунам и Ведуньям закрыта их Судьба? Но почему?.. – возмутилась Анна.
– Думаю, это так потому, чтобы мы не пытались менять то, что нам предначертано, милая – не слишком уверенно ответила я.
Насколько я могла себя помнить, с ранних лет меня возмущала данная несправедливость! Зачем было нужно нам, Ведающим, такое испытание? Почему мы не могли от него уйти, если умели?.. Но отвечать на это нам, видимо, никто не собирался. Такой была наша Жизнь, и прожить её приходилось такой, какой она была кем-то для нас начертана. А ведь мы могли так просто сделать её счастливой, разреши нам те, что «сверху», видеть свою Судьбу!.. Но такой возможности, к сожалению, у меня (и даже у Магдалины!) не было.

o-ili-v.ru

201. Север помнит / The North Remembers

Название: The North Remembers / Север помнит Перевод: субтитры 7kingdoms.ru Премьера: 1.04.2012
Сценарий: Д. Беньофф и Д. Б. Уайс Режиссер: Алан Тэйлор Рейтинги: 3,86 (+2,42) млн. зрит.

Те, кто стоит за созданием Игры престолов понимали, что уже не получат скидку, какую зритель мог сделать и сделал год тому назад, когда сериал только стартовал. Не случайно «открывающим сезон» режиссером был выбран Алан Тэйлор, коему мы обязаны последними двумя мощными эпизодами первого сезона. И эпизод получился действительно захватывающим. Много ли Беньофф и Уайс изменили? Да, конечно, они включили неожиданно глупую сцену с Петиром Бейлишем, и еще одну сцену в борделе, но в остальном эпизод превосходный: трогательный, страшный, смешной, напряженный одновременно.

Синопсис: Робб Старк во главе армии Севера продолжает войну с Ланнистерами. Тирион прибывает в столицу и умеряет несдержанность юного короля Джоффри. Станнис Баратеон с Драконьего Камня, заручившись поддержкой Мелисандры и ее бога чужих земель, готовит войска, чтобы вернуть себе трон, принадлежащий ему по праву. За Узким морем Дейенерис, три ее дракона и маленький кхаласар движутся через Красные земли в поисках союзников и воды. На Севере Бран правит в Винтерфелле, а за Стеной Джон Сноу и другие дозорные находят приют под кровом одичалого по имени Крастер.

Комментарии со спойлерами последующих эпизодов будут удаляться целиком, то же касается и вопросов «Где скачать?» и т. п. Впечатления о просмотренном эпизоде вы можете высказать на форуме.

Результаты по числу просмотров стартового показа — 3,86 млн. зрителей (плюс еще 2,4 млн. на повторах, плюс еще какое-то число людей, смотревших через сервисы OnDemand и HBO Go). Это очень успешный старт (особенно важны 2 млн. зрителей в самой активной возрастной категории 18—49 лет), почти на миллион превысивший показатели финала первого сезона — который был высшей точкой в прошлом году. Напомню, что уже сейчас вы можете посмотреть эпизод с субтитрами в переводе нашего сообщества или подождать пару деньков озвучку студии Кравец, для которой будут адаптироваться именно эти наши субтитры. Официальный перевод FoxLife в этом году тоже выходит неожиданно рано — премьера 12 апреля; но с учетом кошмарного перевода трейлеров 2-го сезона на этом канале, давать какие-либо комментарии мы поостережемся.

Кроме того, к премьере второго сезона HBO обновили гид, включив в него первую официальную карту Вестероса и Эссоса с возможностью демонстрации политической карты, а в будущем — и плана сражений Войны пяти королей и путешествия Дэйнерис (словом, все то, что раньше в неофициальном режиме рисовали фэны, включая нас). Обновленный гид по домам представляет интерес скорее как источник фотографий некоторых актеров, новых и замененных, но о них мы напишем позже, в свое время.

7kingdoms.ru

Север помнит — Википедия

«Север помнит» (англ. The North Remembers) — первый эпизод второго сезона фэнтезийного сериала канала HBO «Игра престолов». Первый показ состоялся 1 апреля 2012 года. Сценарий написали создатели сериала и исполнительные продюсеры Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс, а режиссёром стал повторяющийся режиссёр Алан Тейлор. Название серии относится к восстанию Робба Старка, который провозгласил себя Королём Севера и Трезубца. Эта фраза часто используется в книгах в контексте предупреждения, аналогично фразе «Зима близко».

Пока война на горизонте, Семь Королевств становятся свидетелями развернувшейся войны королей. Мальчик-король Джоффри Баратеон (Джек Глисон) сидит на Железном Троне, руководствуясь жестокостью и коварством, в то время как его противник, Робб Старк (Ричард Мэдден) с Севера идёт на юг, чтобы отомстить за смерть его отца. Между тем брат покойного короля Роберта Баратеона, Станнис (Стивен Диллэйн), заявляет о себе как о претенденте на престол. Затем следует жестокий поиск и истребление бастардов Роберта Баратеона, в то время как королева настраивается на поиски пропавшей Арьи Старк, чтобы обменять её на любовника и брата Джейме, который теперь в плену у Старков.

Эпизод представил новых членов актёрского состава, включая упомянутого Стивена Диллэйна, Кэрис ван Хаутен в роли Мелисандры и Лиама Каннингема в роли «лукового рыцаря» Давоса Сиворта. Он также представил новые места действий, как выдуманных, так и реальных, самым заметным является город Дубровник, Хорватия, который служит в качестве столицы Семи королевств — Королевской Гавани.

Сюжет

На Драконьем камне

Старший из двух младших братьев покойного короля Роберта, Станнис Баратеон (Стивен Диллэйн), объявляет себя законным наследником Железного Трона. От своего двора на Драконьем камне он направляет письма во все уголки Семи Королевств, объявляющие, что Джоффри, Томмен и Мирцелла не являются настоящими наследниками Роберта, что они плоды инцеста Серсеи Ланнистер и её брата-близнеца Джейме. Станнис отказывается искать союза с Роббом или Ренли, как его умоляет сир Давос Сиворт (Лиам Каннингем), потому что он видит в них узурпаторов; Станнис настаивает на том, что они либо преклонят колени перед ним, либо будут уничтожены.

Мейстер Станниса, Крессен, озабочен решениями повелителя и особенно влиянием, которое оказывает на него жрица Мелисандра (Кэрис ван Хаутен). Находясь под влиянием Красной Жрицы и её бога, Владыки Света, Станнис даже обратил себя в новую религию и приказал сжечь статуи семи новых богов. Желая принести себя в жертву ради Станниса, Крессен подливает яд в чашку и просит Мелисандру испить из неё после того, как он это сделает. Он почти сразу умирает, а жрица выпивает всю чашу без вреда для себя.

В лагере Старков

Король Севера Робб Старк (Ричард Мэдден) навещает своего пленника, Джейме Ланнистера (Николай Костер-Вальдау), сообщая тому, что получил письмо Станниса. Он предполагает, что инцест Серсеи и Джейме послужил причиной того, что его брат Бран стал калекой, а его отца убили. Робб также сообщает Джейме, что намерен отправить кузена Джейме, Алтона Ланнистера, который был схвачен Северной армией, в Королевскую Гавань с условиями мира. Его требования включают освобождение его сестёр, возвращение останков Эддарда и других северян для должного погребения и признание независимости Севера.

Хотя Робб трижды победил Ланнистеров на поле боя, он понимает, что в одиночку он не сможет их победить. Поэтому, хоть и нехотя, он соглашается отправить Теона Грейджоя (Альфи Аллен) к его отцу, лорду Бейлону Грейджою, чтобы убедить лорда Грейджоя присоединиться к ним со всеми военно-морскими силами Железных Островов. Кейтилин, его мать (Мишель Фэйрли), считает это плохой идеей. Она желает вернуться в Винтерфелл, чтобы быть с Браном и Риконом, но Робб просит её отправиться ко двору короля Ренли, чтобы вести переговоры о союзе. Кейтилин говорит Роббу, что его отец гордился бы тем, чего Робб достиг, но предупреждает, что Бейлону Грейджою не следует доверять.

В Винтерфелле

Бран Старк (Айзек Хэмпстед-Райт) учится быть лордом Винтерфелла, пока его старший брат на войне. Ему снится странный сон, где он видит себя собственным лютоволком Летом, бегающим в богороще. На следующее утро он идёт туда с Ошей (Наталия Тена), которая расспрашивает Брана о его снах, но он игнорирует её вопросы. Они замечают комету в небе; Бран говорит, что люди утверждают, что это предзнаменование победы за ту или иную сторону в войне, но Оша настаивает на том, что это означает одно: драконы.

За Стеной

Группа, вышедшая из Чёрного Замка, достигает Замка Крастера, поселения на некотором расстоянии к северу от Стены. Крастер (Роберт Пью) предоставляет информацию об одичалых и их лидере, Короле-за-Стеной Мансе-Налётчике, утверждая, что Манс собирает армию в горах, большую, чем любая армия к югу от Стены, и намерен двигаться на юг. Лорд-командующий Джиор Мормонт (Джеймс Космо) советует Джону Сноу (Кит Харингтон), который испытывает отвращение к тому, что дочери Крастера также являются его жёнами, вести себя спокойно.

За Узким морем

С остатками кхаласара Дрого Дейенерис Таргариен (Эмилия Кларк) пересекает Красную Пустошь в надежде найти укрытие. Путь тяжёлый, её новорождённые драконы отказываются есть предлагаемое им мясо, а лошади умирают от усталости. Наконец Дейенерис посылает всадников на оставшихся лошадях исследовать пустыню в трёх различных направлениях.

В Королевской Гавани

Во время турнирных боёв в честь празднования дня именин короля Джоффри (Джек Глисон), Санса Старк (Софи Тёрнер) спасает жизнь пьяницы сира Донтоса, убеждая Джоффри сделать из него шута, вместо того, чтобы убить его. Празднества были прерваны Тирионом Ланнистером (Питер Динклэйдж), который возвращается в столицу, чтобы выступить в качестве Десницы Короля вместо своего отца. Серсея (Лена Хеди) зла по этому поводу, но принимает новую ситуацию после того, как её брат Тирион уверяет её, что он будет только советником. Когда Тирион узнаёт, что Серсея позволила Арье сбежать после казни её отца, он отчитывает её за потерю ценного заложника, так как он планировал обменять двух девочек на Джейме.

Король Джоффри спрашивает у своей матери о слухах, которые породили письма Станниса. После этого Городская стража убивает всех незаконнорождённых детей короля Роберта, которых она может найти, хотя неясно, кто отдаёт им приказ. Джендри (Джо Демпси), один из бастардов короля Роберта, уже за городом, а его бывший мастер-кузнец рассказывает страже, что он в караване, направляющемся к Стене. Скрытая от Ланнистеров, Арья (Мэйси Уильямс) тоже путешествует с караваном.

Видео по теме

Производство

Сценарий

Сценарий к эпизоду был написан продюсерами Дэвидом Бениоффом и Д. Б. Уайссом, основанный на оригинальной работе Джорджа Р. Р. Мартина. Так как второй сезон покрывает большую часть «Битвы королей», вторую книгу из серии, первый эпизод адаптирует материал из первых глав книги, включая Пролог, Санса I, Тирион I, Бран I, Кейтилин I, Давос I, первую часть Дейенерис I и Джон III (главы 1, 3-5, 7, 10, 12 и 23). Две главы из начала книги уже были включены в финал первого сезона, в то время как история Джона Сноу идёт дальше.[1]

Кастинг

Стивен Диллэйн и Кэрис ван Хаутен присоединились к актёрскому составу в ролях Станниса Баратеона и красной жрицы Мелисандры.

Эпизод представляет нескольких именитых персонажей, в частности Станниса Баратеона (Стивен Диллэйн), сира Давоса Сиворта (Лиам Каннингем) и Мелисандру (Кэрис ван Хаутен). Трое из них представляют новую сюжетную линию, которая переплетается с главным сюжетом, так как сезон прогрессирует. Другие повторяющиеся персонажи, представленные в этом эпизоде, это пьяный рыцарь сир Донтос Холлард (Тони Уэй), пленник Старков Алтон Ланнистер (Карл Дэвис), оппонент Мелисандры мейстер Крессен (Оливер Форд Дэвис), сын Давоса Маттос Сиворт (Керр Логан), член Ночного Дозора «Скорбный» Эдд (Бен Кромптон), одичалый Крастер (Роберт Пью) и его дочь и жена Лилли (Ханна Мюррей).

Эпизод также подчёркивает включение нескольких повторяющихся актеров в основной состав. Джон Брэдли возвращается в роли друга Джона Сноу Сэма Тарли, Джеймс Космо в роли лорда-командующего Ночного Дозора Джиора Мормонта, Джером Флинн в роли хитрого слуги Тириона Бронна, Сибель Кекилли в роли наложницы Тириона Шаи, Конлет Хилл в роли евнуха Вариса. Питер Динклэйдж берёт место Шона Бина во вступительных титрах, его теперь указывают первым. С тех пор как персонаж Бина был убит в конце предыдущего сезона, Динклэйдж в шутку пожелал, чтобы он хоть какое-то время был указан в первым.[2]

Места съёмок

Берег Даунхилл использовали, чтобы представить пляж острова Драконий камень, где статуи Семерых были сожжены.

Производство продолжило использовать студии The Paint Hall как штаб съёмок и Северно-ирландские ландшафты для многих наружных съёмок. Сожжение Семерых было снято на пляже Берега Даунхилл.[3] Замок Крастера за Стеной был построен в лесу в поместье Кландебой.[4] Заключительная сцена, с караваном, движущимся на север по Королевскому тракту, везущим Арью в Винтерфелл и внебрачного сына Роберта Баратеона Джендри в Чёрный Замок, была снята в «Тёмных изгородях», на аллее угловатых буковых деревьев возле Армоя, графстве Антрим.

Турнир в честь дня именин Джоффри был снят в форте Ловриенац.

Для наружных съёмок столицы Королевской Гавани, в роли которой раньше снимали Мальту на протяжении всего первого сезона, на этот раз используют хорватский город Дубровник. Известный как Жемчужина Адриатики, город оказался хорошим представлением Королевской Гавани, так как у него есть много общих характеристик с вымышленной столицей: он имеет хорошо сохранившийся средневековый вид, с высокие стены и море возле него. Согласно Дэвиду Бениоффу, исполнительному продюсеру шоу, «В ту минуту, как только мы начали ходить вокруг стен города, мы знали, что это оно. Вы читаете описание в книге и вы идёте в Дубровник и вот собственно город. У него сияющее море, солнце и красивая архитектура.»[5]

Первая сцена эпизода, изображающая празднование дня именин короля Джоффри, была снята в форте Ловриенац в Дубровнике (также называемый крепость Святого Лоуренса). Поздние дискуссии о природе власти между Серсеей и Мизинцем также происходили на его крыльце, последняя сцена с убийством бастардов была снята в Старом Городе Дубровника у его знаменитых стен.

Реакция

Рейтинги

Обзор эпизода во время его первого вещания в США составил 3.858 миллионов зрителей. С учётом повторных показов ночью, количество зрителей составило 6.3 миллиона.[6]

Реакция критиков

Мэтт Фоулер из IGN дал эпизоду 9 баллов из 10.[7] The A.V. Club дал эпизоду оценку B+.[8] Алан Сепинуолл, который рассматривал эпизод для HitFix, назвал его «Великим началом. Смешной в некоторых местах, страшный в остальных, никогда не удалялся от жесткости этого мира и этой войны.»[9]

Примечания

Ссылки

wiki2.red

Север помнит — Википедия

«Север помнит» (англ. The North Remembers) — первый эпизод второго сезона фэнтезийного сериала канала HBO «Игра престолов». Первый показ состоялся 1 апреля 2012 года. Сценарий написали создатели сериала и исполнительные продюсеры Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс, а режиссёром стал повторяющийся режиссёр Алан Тейлор. Название серии относится к восстанию Робба Старка, который провозгласил себя Королём Севера и Трезубца. Эта фраза часто используется в книгах в контексте предупреждения, аналогично фразе «Зима близко».

Пока война на горизонте, Семь Королевств становятся свидетелями развернувшейся войны королей. Мальчик-король Джоффри Баратеон (Джек Глисон) сидит на Железном Троне, руководствуясь жестокостью и коварством, в то время как его противник, Робб Старк (Ричард Мэдден) с Севера идёт на юг, чтобы отомстить за смерть его отца. Между тем брат покойного короля Роберта Баратеона, Станнис (Стивен Диллэйн), заявляет о себе как о претенденте на престол. Затем следует жестокий поиск и истребление бастардов Роберта Баратеона, в то время как королева настраивается на поиски пропавшей Арьи Старк, чтобы обменять её на любовника и брата Джейме, который теперь в плену у Старков.

Эпизод представил новых членов актёрского состава, включая упомянутого Стивена Диллэйна, Кэрис ван Хаутен в роли Мелисандры и Лиама Каннингема в роли «лукового рыцаря» Давоса Сиворта. Он также представил новые места действий, как выдуманных, так и реальных, самым заметным является город Дубровник, Хорватия, который служит в качестве столицы Семи королевств — Королевской Гавани.

Сюжет

На Драконьем камне

Старший из двух младших братьев покойного короля Роберта, Станнис Баратеон (Стивен Диллэйн), объявляет себя законным наследником Железного Трона. От своего двора на Драконьем камне он направляет письма во все уголки Семи Королевств, объявляющие, что Джоффри, Томмен и Мирцелла не являются настоящими наследниками Роберта, что они плоды инцеста Серсеи Ланнистер и её брата-близнеца Джейме. Станнис отказывается искать союза с Роббом или Ренли, как его умоляет сир Давос Сиворт (Лиам Каннингем), потому что он видит в них узурпаторов; Станнис настаивает на том, что они либо преклонят колени перед ним, либо будут уничтожены.

Мейстер Станниса, Крессен, озабочен решениями повелителя и особенно влиянием, которое оказывает на него жрица Мелисандра (Кэрис ван Хаутен). Находясь под влиянием Красной Жрицы и её бога, Владыки Света, Станнис даже обратил себя в новую религию и приказал сжечь статуи семи новых богов. Желая принести себя в жертву ради Станниса, Крессен подливает яд в чашку и просит Мелисандру испить из неё после того, как он это сделает. Он почти сразу умирает, а жрица выпивает всю чашу без вреда для себя.

В лагере Старков

Король Севера Робб Старк (Ричард Мэдден) навещает своего пленника, Джейме Ланнистера (Николай Костер-Вальдау), сообщая тому, что получил письмо Станниса. Он предполагает, что инцест Серсеи и Джейме послужил причиной того, что его брат Бран стал калекой, а его отца убили. Робб также сообщает Джейме, что намерен отправить кузена Джейме, Алтона Ланнистера, который был схвачен Северной армией, в Королевскую Гавань с условиями мира. Его требования включают освобождение его сестёр, возвращение останков Эддарда и других северян для должного погребения и признание независимости Севера.

Хотя Робб трижды победил Ланнистеров на поле боя, он понимает, что в одиночку он не сможет их победить. Поэтому, хоть и нехотя, он соглашается отправить Теона Грейджоя (Альфи Аллен) к его отцу, лорду Бейлону Грейджою, чтобы убедить лорда Грейджоя присоединиться к ним со всеми военно-морскими силами Железных Островов. Кейтилин, его мать (Мишель Фэйрли), считает это плохой идеей. Она желает вернуться в Винтерфелл, чтобы быть с Браном и Риконом, но Робб просит её отправиться ко двору короля Ренли, чтобы вести переговоры о союзе. Кейтилин говорит Роббу, что его отец гордился бы тем, чего Робб достиг, но предупреждает, что Бейлону Грейджою не следует доверять.

В Винтерфелле

Бран Старк (Айзек Хэмпстед-Райт) учится быть лордом Винтерфелла, пока его старший брат на войне. Ему снится странный сон, где он видит себя собственным лютоволком Летом, бегающим в богороще. На следующее утро он идёт туда с Ошей (Наталия Тена), которая расспрашивает Брана о его снах, но он игнорирует её вопросы. Они замечают комету в небе; Бран говорит, что люди утверждают, что это предзнаменование победы за ту или иную сторону в войне, но Оша настаивает на том, что это означает одно: драконы.

За Стеной

Группа, вышедшая из Чёрного Замка, достигает Замка Крастера, поселения на некотором расстоянии к северу от Стены. Крастер (Роберт Пью) предоставляет информацию об одичалых и их лидере, Короле-за-Стеной Мансе-Налётчике, утверждая, что Манс собирает армию в горах, большую, чем любая армия к югу от Стены, и намерен двигаться на юг. Лорд-командующий Джиор Мормонт (Джеймс Космо) советует Джону Сноу (Кит Харингтон), который испытывает отвращение к тому, что дочери Крастера также являются его жёнами, вести себя спокойно.

За Узким морем

С остатками кхаласара Дрого Дейенерис Таргариен (Эмилия Кларк) пересекает Красную Пустошь в надежде найти укрытие. Путь тяжёлый, её новорождённые драконы отказываются есть предлагаемое им мясо, а лошади умирают от усталости. Наконец Дейенерис посылает всадников на оставшихся лошадях исследовать пустыню в трёх различных направлениях.

В Королевской Гавани

Во время турнирных боёв в честь празднования дня именин короля Джоффри (Джек Глисон), Санса Старк (Софи Тёрнер) спасает жизнь пьяницы сира Донтоса, убеждая Джоффри сделать из него шута, вместо того, чтобы убить его. Празднества были прерваны Тирионом Ланнистером (Питер Динклэйдж), который возвращается в столицу, чтобы выступить в качестве Десницы Короля вместо своего отца. Серсея (Лена Хеди) зла по этому поводу, но принимает новую ситуацию после того, как её брат Тирион уверяет её, что он будет только советником. Когда Тирион узнаёт, что Серсея позволила Арье сбежать после казни её отца, он отчитывает её за потерю ценного заложника, так как он планировал обменять двух девочек на Джейме.

Король Джоффри спрашивает у своей матери о слухах, которые породили письма Станниса. После этого Городская стража убивает всех незаконнорождённых детей короля Роберта, которых она может найти, хотя неясно, кто отдаёт им приказ. Джендри (Джо Демпси), один из бастардов короля Роберта, уже за городом, а его бывший мастер-кузнец рассказывает страже, что он в караване, направляющемся к Стене. Скрытая от Ланнистеров, Арья (Мэйси Уильямс) тоже путешествует с караваном.

Производство

Сценарий

Сценарий к эпизоду был написан продюсерами Дэвидом Бениоффом и Д. Б. Уайссом, основанный на оригинальной работе Джорджа Р. Р. Мартина. Так как второй сезон покрывает большую часть «Битвы королей», вторую книгу из серии, первый эпизод адаптирует материал из первых глав книги, включая Пролог, Санса I, Тирион I, Бран I, Кейтилин I, Давос I, первую часть Дейенерис I и Джон III (главы 1, 3-5, 7, 10, 12 и 23). Две главы из начала книги уже были включены в финал первого сезона, в то время как история Джона Сноу идёт дальше.[1]

Кастинг

Стивен Диллэйн и Кэрис ван Хаутен присоединились к актёрскому составу в ролях Станниса Баратеона и красной жрицы Мелисандры.

Эпизод представляет нескольких именитых персонажей, в частности Станниса Баратеона (Стивен Диллэйн), сира Давоса Сиворта (Лиам Каннингем) и Мелисандру (Кэрис ван Хаутен). Трое из них представляют новую сюжетную линию, которая переплетается с главным сюжетом, так как сезон прогрессирует. Другие повторяющиеся персонажи, представленные в этом эпизоде, это пьяный рыцарь сир Донтос Холлард (Тони Уэй), пленник Старков Алтон Ланнистер (Карл Дэвис), оппонент Мелисандры мейстер Крессен (Оливер Форд Дэвис), сын Давоса Маттос Сиворт (Керр Логан), член Ночного Дозора «Скорбный» Эдд (Бен Кромптон), одичалый Крастер (Роберт Пью) и его дочь и жена Лилли (Ханна Мюррей).

Эпизод также подчёркивает включение нескольких повторяющихся актеров в основной состав. Джон Брэдли возвращается в роли друга Джона Сноу Сэма Тарли, Джеймс Космо в роли лорда-командующего Ночного Дозора Джиора Мормонта, Джером Флинн в роли хитрого слуги Тириона Бронна, Сибель Кекилли в роли наложницы Тириона Шаи, Конлет Хилл в роли евнуха Вариса. Питер Динклэйдж берёт место Шона Бина во вступительных титрах, его теперь указывают первым. С тех пор как персонаж Бина был убит в конце предыдущего сезона, Динклэйдж в шутку пожелал, чтобы он хоть какое-то время был указан в первым.[2]

Места съёмок

Берег Даунхилл использовали, чтобы представить пляж острова Драконий камень, где статуи Семерых были сожжены.

Производство продолжило использовать студии The Paint Hall как штаб съёмок и Северно-ирландские ландшафты для многих наружных съёмок. Сожжение Семерых было снято на пляже Берега Даунхилл.[3] Замок Крастера за Стеной был построен в лесу в поместье Кландебой.[4] Заключительная сцена, с караваном, движущимся на север по Королевскому тракту, везущим Арью в Винтерфелл и внебрачного сына Роберта Баратеона Джендри в Чёрный Замок, была снята в «Тёмных изгородях», на аллее угловатых буковых деревьев возле Армоя, графстве Антрим.

Турнир в честь дня именин Джоффри был снят в форте Ловриенац.

Для наружных съёмок столицы Королевской Гавани, в роли которой раньше снимали Мальту на протяжении всего первого сезона, на этот раз используют хорватский город Дубровник. Известный как Жемчужина Адриатики, город оказался хорошим представлением Королевской Гавани, так как у него есть много общих характеристик с вымышленной столицей: он имеет хорошо сохранившийся средневековый вид, с высокие стены и море возле него. Согласно Дэвиду Бениоффу, исполнительному продюсеру шоу, «В ту минуту, как только мы начали ходить вокруг стен города, мы знали, что это оно. Вы читаете описание в книге и вы идёте в Дубровник и вот собственно город. У него сияющее море, солнце и красивая архитектура.»[5]

Первая сцена эпизода, изображающая празднование дня именин короля Джоффри, была снята в форте Ловриенац в Дубровнике (также называемый крепость Святого Лоуренса). Поздние дискуссии о природе власти между Серсеей и Мизинцем также происходили на его крыльце, последняя сцена с убийством бастардов была снята в Старом Городе Дубровника у его знаменитых стен.

Реакция

Рейтинги

Обзор эпизода во время его первого вещания в США составил 3.858 миллионов зрителей. С учётом повторных показов ночью, количество зрителей составило 6.3 миллиона.[6]

Реакция критиков

Мэтт Фоулер из IGN дал эпизоду 9 баллов из 10.[7] The A.V. Club дал эпизоду оценку B+.[8] Алан Сепинуолл, который рассматривал эпизод для HitFix, назвал его «Великим началом. Смешной в некоторых местах, страшный в остальных, никогда не удалялся от жесткости этого мира и этой войны.»[9]

Примечания

Ссылки

wikipedia.green

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о