Шамхальская тюрьма: «Был имам, который 11 лет отсидел и врубался как в воровское, так и в джамаат»

Содержание

«Был имам, который 11 лет отсидел и врубался как в воровское, так и в джамаат»

Другие заключенные в Дагестане называют их «джамаатовские». Если взять строгий режим, Шамхал (ИК-2, расположенная возле поселка Шамхал — МЗ) где я отбывал, их там человек 100-150 из 1 100. У них был свой барак, ближайший к мечети. Раньше-то их побольше было, но в последнее время их погасили сами зеки. Ситуация менялась волнами. В какой-то момент большая часть молодежи, которая садилась, стала идти этим путем. Не с преступным миром, а с ними. Они начали организовывать свои порядки, у них появился как бы свой смотрящий — имам. При мне они держались обособленно от остальных: ходили только в столовую и в мечеть. Может, за год что-то опять поменялось, но тогда на строгом лагере вся джамаатовская движуха была загашена. Когда они лучше себя чувствовали, были нападения на барак «блатных» с ножами, с металлическими прутьями. Били за то, что люди не придерживаются их порядков, ведут себя не по шариату. Тогда джамаатовские свободно ходили по другим баракам, устраивали сходки свои. Если я ничего не путаю, переворот случился именно после того случая, когда они напали на барак со смотрящими. После этого зону уже вернули себе преступники. Кого-то из них мусора сами вывезли из колонии, кого-то по карцерам раскидали, кого-то и зеки успели сами наказать.

Федеральное казенное учреждение «Исправительная колония №2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Дагестан» (сокр. ФКУ ИК-2 УФСИН России по Республике Дагестан) было образовано в 1958 году. За время своего существования не раз перепрофилировалась (общий режим, детская колония, колония усиленного режима). В ней отбывают срок осужденные мужского пола, лимит колонии составляет 1 100 мест. В учреждении хорошо налажено производство качественной продукции, доступные цены которой привлекают инвесторов и заказчиков. Промышленным спросом пользуются металлические изделия (декоративные ворота, кованые решетки и др.), среди товаров народного потребления особой популярностью пользуются нарды и другие сувениры. Прибыль от реализации готовой продукции позволяет проводить значительные работы по ремонту и реконструкции объектов колонии, благоустраивать территорию и административное здание учреждения. Воспитательная работа в учреждении направлена на формирование у осужденных общегражданских и патриотических чувств, а также на соблюдение установленного порядка и условий отбывания наказаний. В учреждении функционирует 15 отрядов, численность осужденных в отрядах 100-115 человек. В колонии не только стараются обеспечить людей трудом, но и умеют организовать досуг. Регулярно по выходным и праздничным дням среди осужденных проводятся культурно-массовые и спортивные мероприятия (волейбол, мини-футбол, турниры по шахматам, шашкам, прослушивание радиопередач на правовые, исторические и культурные темы. С официального сайта УФСИН по республике Дагестан

С тех пор в Шамхале имам стал согласован со смотрящим. Это был имам, выбранный из заключенных, который уже 11 лет отсидел и врубался как в воровское, так и в джамаат. Умел своим правильно преподнести блатную волну, чтобы и они не сетовали, и конфликтов не было со смотрящими. Это важно, чтобы был такой человек, который умел бы находить общий язык.

На общем режиме, насколько я знаю, даже когда я сидел, джамаатовских было больше половины. Потому что на общем кто сидит? В основном, молодежь не по особо тяжким статьям: телефон кто украл и так далее. Шумоголовая молодежь легко поддается этим идеям. Это тоже субкультура. Человек может даже и не быть в душе убежденным, может в туалете покурить втихую, пока братья-мусульмане не видят, но он будет с ними и будет остальным навязывать их взгляды. Не возьмусь точно судить, сколько в этом моды, сколько — серьезных идей, может, и две трети из них — модники. Если в Грузии, например, у молодежи популярна воровская тема, то в Дагестане молодежь исламизирована.

В СИЗО есть с ними такая проблема, что они легко сдают мусорам то, что воровской мир забирал себе годами. Например, у нас не принято делать доклад, когда входит в камеру кто-то из сотрудников: «Дежурный такой-то…». Джамаатовским по сути плевать на это. Из-за этого в хате бывают недопонимания. Допустим, в хате три-четыре молодых человека сидят, половина — блатных, половина — джамаатовских. Одни расписываются в соблюдении правил внутреннего распорядка, другим это неприемлемо. Менты видят этот разлад и начинают политику «разделяй и властвуй»: «Или вы все делаете доклад, или заберем у вас телевизор или холодильник». В преступном мире люди готовы пострадать сначала, чтобы в итоге было лучше всем, а джамаатовским все равно. Если их ставят перед выбором: холодильник или доклад, они в лучшем случае уйдут из этой хаты, станут «ломовыми» (заключенный, попросивший о переводе в другую камеру из-за конфликта с сокамерниками, теряет статус порядочного арестанта — МЗ).

Они в тюрьме ставят себя и над мусорскими законами, и над преступными, как анархисты ведут себя. Были бы они чуть дальновиднее, заботились бы не только о мусульманах, но и об общих проблемах. Стали бы тогда гораздо сильнее. Джамаатовские могут поссорится с мусорами просто так, из-за каких-то своих понятий ударив мусора, и сидеть потом год в карцере, гордиться этим, не задумываясь о последствиях, о том, что хату, где они сидели, могут, самое малое, обшмонать, отнять у всех телефоны.

Кстати, я не припомню, чтобы джамаатовским что-то мешало давать мусорам деньги за телефоны и другие какие-то блага. И суки среди них выявлялись так же, как среди блатных.

Их движение помогает мусорам укреплять свои порядки против воровского, сеять разлад. Молодой мусульманин с кавказским менталитетом, попадая в тюрьму, сразу начинает рассуждать: «С какого я должен жить по каким-то правилам? Зачем скидывать на общак, почему должен спать днем, а не ночью, зачем стоять на тормозах (дежурить у дверей в камеру на случай внезапного появления сотрудников СИЗО — МЗ), на дороге стоять (поддерживать межкамерную связь с помощью веревок, по которым заключенные передают записки и небольшие грузы — МЗ), зачем отвечать, когда спрашивают, в какой хате шмон?» Кровь бурлит у некоторых: «Не буду я этого делать!». Нужно уметь, конечно, доводить все до человека. На воле внимание к некоторым деталям может показаться маразмом, но в тюрьме совсем другой мир.

Мне надо было сначала пару дней пообщаться с человеком в своей камере, чтобы понять, какой он — преступник или мусульманин. С каждым нужно по-своему. Ясен-красен, если все свысока как-то объяснять, то братья-мусульмане с идеей, что после смерти их ждет лучшая жизнь, да еще с кавказской вспыльчивостью, не соглашаются со всем этим. Это помогает им формировать внутри сообщества в тюрьме, которые живут по тем же принципам, по которым они жили на воле.

Когда я был на Бутырке смотрящим в хате на 22 человека, заехал один такой к нам. Не хотел никак участвовать в общей жизни, на тех же тормозах постоять даже. При этом мужики сидят 40-летние, которые полжизни на заводе пахали. Они и на общее сдают, и на тормозах по три часа в день стоят, а молодой пацан на шконке лежит 24 часа, по телефону общается. Что я должен мужикам объяснить? Что у него ислам, ему нельзя? Сигареты — харам, на дороге постоять — это воровское, тоже харам, в общак скидывать — харам. На все есть отмазки. Получается, я как смотрящий теряю авторитет, если буду на такое закрывать глаза. Заставить я никого тоже не могу, могу только убедить. Мне нужно было найти какой-то компромисс, чтобы он и пользу всем приносил, и своих принципов не нарушал. Например, договаривался с ним, что он пять тысяч скидывает чисто на конфеты для мужиков, не на харам.

Конечно, такое противопоставление одного всей массе вызывает определенное уважение. Была даже драка небольшая у меня с ним, когда он сказал мне слово недопустимое — я ему отвесил оплеуху, а он стал пытаться что-то в ответ. Вся камера готова была на него накинуться, потому что поднять руку на смотрящего — это автоматически к гаду приравнивает в такой ситуации, но я не стал эту тему поднимать. Между собой разобрались с ним.

Никакого землячества во мне не играло, что это мои земляки и так далее. Во мне вызывало уважение, что он один, пусть со своей безумной идеей, но идет вопреки всему. Смотришь на него: «Куда ты лезешь? Там же тупик». Но вот эта идея лучшей жизни после смерти делает их прямолинейнее. Они могли высказаться, видя несправедливость какую-то не только в отношении себя, но и других, не думая особо о последствиях. Это привлекает к ним сильных людей.

Были среди тех, с кем я сидел, и такие, которых сейчас уже нет, их убили потом уже где-то в горах, а заезжали они, что характерно, в основном по криминальным статьям.

В Дагестане знаешь, как делали? Заезжал человек за изнасилование и сразу говорил: «Я джамаатовский». Все, типа к нему никаких вопросов. Серьезные-то, кого в терроризме обвиняли, их в Москве держат отдельно — в Лефортово или Матроске, а срок отбывать отправляют не в Дагестан, а куда-нибудь на Север. Про Сирию, когда я сидел, в основном клоуны какие-то рассказывали. Думаю, они придумывали про свои приключения в Сирии.

В Бутырке были и такие смотрящие в камерах, которые вроде и по воровскому жили, но в то же время были лояльны к исламу, оставляли хату смотрящему, который был джамаатовский, но по каким-то своим причинам принимал такое положение. Потом уже хата жила по их правилам. Менты, особенно в Москве, вообще их не понимают, начинаются конфликты, шмоны.

Менты использовали конфликты и против джамаатовских. Например, закидывали в хату к преступникам джамаатовского специально, чтобы он один был там против всех. Касательно отношения ментов к этой движухе, то в каждом лагере, конечно, тему с джамаатом надо обсуждать отдельно.

Конкретно на Шамхале мусорам с ними было удобно. Они лучше соблюдают распорядок, установленный администрацией. Скажут встать — встанут, скажут подписать бумаги, которые по преступным понятиям нельзя подписывать — они подпишут.

В Бутырке, когда я сидел, от преступного мира было официально позволено читать намаз в назначенное время кому-то одному на все хаты — в окно через решку. Ничем это особо не мешало никому. Был конфликт при мне однажды, когда я попал в хату, из которой как раз заряжающий читал намаз. Тогда состав камеры чуть поменялся: смотрящими стали не мусульмане, а православные — грузины, армяне, и они начали сетовать, что им это мешает в обед отдыхать. В итоге, договорились со смотрящим корпуса и отдали намаз в другую хату, где больше мусульман.

Громкий побег таджикистанцев из тюрьмы в Дагестане: детали

Криминал

Получить короткую ссылку

470422

Тема сегодняшнего дня - побег шестерых заключенных из исправительной колонии № 2 в поселке Шамхал, которое вызывает много вопросов

ДУШАНБЕ, 23 сен — Sputnik. "Дагестанский побег из Шоушенка" - так называют громкий инцидент, произошедший в России.

Как сообщили в пресс-службе УФСИН России по республике Дагестан, сам побег не заметили, а обнаружили лишь его следы - подкоп, который вел за территорию части.

Сбежали шестеро заключенных, среди них двое - граждане Таджикистана (ранее сообщалась информация, что таджикистанец только один). Согласно официальным данным, это 29-летний Шамиль Бойматов и 30-летний Махмадрасул Машрабов.

В основном преступники отбывали наказание за преступления с наркотиками, но двое сидели за убийство.

Судя по опубликованному правоохранителями видео, к подкопу заключенные готовились основательно: просторный ход, минимальное освещение, подпорки и даже воздуховод.

В Петербурге таджикский мигрант сбежал из здания суда

Ориентировочно вход в тоннель находится в одном из рабочих цехов, которые сложнее контролировать, чем камеры. Копали его целый год прямо "перед носом" у охранников.

Без ответа остается вопрос: куда "строители" дели выкопанную землю?

"Весь грунт, который они выкопали, им нужно было куда-то выносить и прятать. Беглецы могли рассыпать выкопанную землю тонкими слоями по территории колонии, забивать землей подвалы и крыши, а мелкие кусочки спускать в туалет", - рассказал в диалоге с телеканалом "360" полковник внутренней службы ФСИН в отставке Василий Макиенко.

По горячим следам направлены резервные группы и группы преследования. Но, как сообщает РЕН ТВ, одежду сбежавших преступников обнаружили неподалеку от канала. Розыскные собаки потеряли след именно там, а следователи рассматривают версию о том, что побег был спланирован еще лучше и беглецов забрали на машине.

МВД Таджикистана опубликовало список ликвидированных в ходе бунта заключенных

Сейчас поисками заключенных занимаются все возможные силы правопорядка, а вот СК возбудил уголовное дело о халатности в отношении сотрудников колонии.

«Отсидка» по-дагестански. Дорого и со вкусом

За преступление в Норвегии можно хорошо «посидеть» в прямом смысле этого слова. Являясь одной из самых благополучных стран Европы с высокой комфортностью проживания для своих граждан, Норвегия, кажется, ударяется в крайности, имея самую гуманную пенитенциарную (исправительную) систему.

То есть преступники содержатся в таких местах заключения, что многим российским обывателям даже на свободе такая роскошная жизнь не снилась. К примеру, есть в Норвегии тюрьма на острове Бастой (час езды от Осло), куда можно добраться только водным транспортом. Это даже не тюрьма, а на вид какой-то элитный пионерлагерь как для мошенников, воров, так и для наркоторговцев, убийц, насильников. На фоне живописного пейзажа комфортные деревянные домики, нет ни решеток, ни проволоки, ни надзирателей с овчарками, зато есть несколько пляжей, теннисные площадки, сауна, обед готовит лагерный повар – один и на заключенных, и на охрану. Трудовая повинность – с 8. 30 до 15.30, в день каждый зек получает по 10 долларов, единственный небольшой напряг – каждодневно по несколько раз отмечаться. И все эти блага жизни, предоставляемые заключенным на деньги налогоплательщиков, норвежской юриспруденцией объясняются целью «изменить преступников и вернуть в общество», предварительно в местах заключения «создав атмосферу, в которой преступник сможет вновь уважать самого себя». Кстати, многие норвежцы сами возмущаются этим фактом: получается, кого-то ограбили или убили члена семьи, а ты оплачивай содержание человека, принесшего тебе столько горя?! Ну убийца Брейвик, устроивший самосуд и убивших неповинных подростков и преподавателей, тоже живет в нескольких мебелированных комнатах в норвежской зоне, есть у него и спальня, и рабочий кабинет, и зал с беговой дорожкой, еще и в Интернете позволительно садисту сидеть-общаться, правда, под присмотром лояльных охранников... Норвегия уже получила в мировом блог-сообществе прозвище «Страна-рай для маньяков». Далеко расположенная от Норвегии Республика Дагестан благодаря руководству УФСИН РФ по РД тоже тянется за таким «почетным» званием. Но в республике-рае для коррупционеров – это исключительно из корыстных побуждений.Доблестные правоохранители, защищающие общество от угрозы криминальных индивидов и группировок, и силовики, проводящие КТО по зачистке членов экстремистских бандформирований, рискуя жизнями, тратя силы, занимаются поимкой преступников, а их коллеги, получаются, посредством продажного судейства – либо выносят щадящие приговоры, либо наказывают штрафами – как тех же интернетовских ваххабитских пропагандистов, либо в местах заключения за отдельную плату предлагают комфортное времяпровождение.

Нет уверенности в том, что преступники, определенные «маяться» в тюремных застенках спецучреждений на территории Дагестана, вкусят все «прелести» арестантской тяжелой жизни с унылыми камерами, многочасовым изматывающим трудом и невкусной баландой – дабы не повадно было преступать закон.

Рыба гниет с головы. Как надо было запугать начальника УФСИН РФ по РД Муслима Даххаева, чтоб с его попустительства его подчиненные бегали на цырлах перед платежеспособными преступниками или их влиятельной родни?! 13 октября 2011 года на Даххаева было совершено покушение молодчиками, загородивших своим авто путь следования начальника в погонах. Даххаев получил ранение в руку, пытаясь вместе со своими охранниками отстреляться от вооруженных бандитов. Как надо залить глаза золотым денежным потоком, чтобы не чувствовать разницы, насколько кровавые эти деньги, полученные от зеков и их приспешников на воле преступным путем и теперь растрачивающиеся на подкуп надзирателей и начальствующего состава? Отсидеть на зоне в Дагестане сравнительно тому, что на базу отдыха съездить. Просто у кого-то путевка подлиннее-покороче – ну как суд постановил. Откинулся и снова рецидив: вор пойдет грабить, насильник – демонстрировать извращенный садизм, боевик вернется к своим паршивым овцам и расскажет, как в тюряге его за бабки обслуживали «волки позорные» и как он еще средь зековского отребья многих в секту завербовал в приватных беседах в комнатах отдыха для блатных заключенных. Как могут бандиты с экстремистским, террористическим прошлым жить в камерах повышенной комфортности, играть в бильярд, пользоваться сразу несколькими моделями сотовых телефонов (устраивать фотосессии и выкладывать в Интернет, которым почему-то тоже могут пользоваться), жрать шоколад, жарить шашлыки и ожидать, когда за бабло, данное втихаря охраннику, тот в комнату свидания приведет проститутку для бородатого зека, который на деньги, что он получает от своего вах-центра на убийство кяфиров-правоохранителей может подкупить тюремного полицейского. Кто у кого в подчинении? Давно поменялись местами заключенные и тюремщики, последние и являются слугами преступниками, предоставляя за щедрое вознаграждение им различного рода услуги. За отдельную плату можно сделать тубинъекцию и, заполучив диагноз «туберкулез», благополучно переселиться с нар в VIP-больничные палаты, с подкупленным медперсоналом. (К примеру, получивший по приговору суда 16 лет строгого режима Магомед Магомедов по прозвищу «Ханыга» не в СИЗО-1, а в тублечебнице ИУ-4 удобно расположился, пока благодаря поднятой инет-сообществом шумихи погрешности работы местного отделения УФСИН не взялись исправлять силовики. Так, хунзахский депутат с криминальными связями М. Магомедов лишился рая больничного типа).

Чего в Дагестане только не может быть! И ЕГЭ-туризм, и перспектива развития этно-туризма, и потугами УФСИН РФ по РД свой криминально-туристический проект. Сидеть на нарах в Дагестане становится востребовано преступным сообществом, глядишь «путевки в РД» начнут покупать зэки из других регионов или мечтать о фарте распределительного толка в дагестанские колонии все российские уркаганы.

Махачкалинцы рассказали о перебоях с подачей электричества | Новости Махачкалы

Энергоснабжение махачкалинских поселков, где не было света несколько дней, восстановлено, сообщили местные жители. По их словам, людям приходится самовольно устанавливать трансформаторы в связи с частыми отключениями электричества.

Как писал " Кавказский узел ", энергетики 16 ноября сообщили, что в Дагестане из-за непогоды остались без света 113,8 тысячи абонентов. В тот же день жители махачкалинского поселка Кривая Балка вышли на акцию протеста заявив, что подача электричества в их домах отсутствует уже несколько дней. 18 ноября спасатели отчитались, что электроснабжение восстановлено во всех населенных пунктах.

По сведениям Минэнерго, отключение электричества в Дагестане произошло в результате аварий в распределительных сетях. Местные жители самостоятельно установили множество трансформаторов, пояснило ведомство. По второй версии к массовому отключению привела непогода.

В микрорайоне Ипподром, жители которого 16 ноября принимали участие в акции протеста, не было электричества несколько дней. После того, как протестующие перекрыли дорогу, ремонтники восстановили подачу света в тот же день, рассказал местный житель Сулейман .

Некоторые из его соседей переехали временно жить к родственникам из-за того, что их дома вместе с отключением электричества остались без отопления, пояснил он. "Мои соседи поехали к родственникам. В квартирах было холодно", – сказал Сулейман корреспонденту "Кавказского узла".

Подача электричества в поселке Семендер была восстановлена 18 ноября, рассказал местный житель Магомед . "До этого не было три дня. Давали электричество на два-три часа и опять отключалось ", – сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Электричество отключается в плохую погоду, отметил он. Когда отключают свет, то семья Магомеда остается без тепла, так как котел отопления у него в доме работает на электричестве.

Большинство жителей Семендера установили трансформаторы и наладили электроснабжение в домах без специалистов профильных ведомств, рассказал мужчина. "Весь Семендер. Люди скидывались покупали трансформаторы и ставили", – отметил он.

Трансформатор, от которого питается дом Магомеда, установлен восемь лет назад, на его покупку жители собирались деньгами вскладчину. "Провели высоковольтные линии, поставили трансформатор и от него провели себе в дома", – рассказал житель.

Трансформаторы подключаются к местным электролиниям, на их подключение берется разрешение профильных ведомств, рассказал Магомед. "У кого есть возможность – скидываются, капитально делают, а кто-то временно тянет [провода]. Там где временно, там и проблем больше", – пояснил он.

Жители устанавливают трансформаторы вынужденно, отметил мужчина. "Почему люди вынуждены сами проводить электричество. Почему они [профильные ведомства] сами не проводят как полагается [согласно всем стандартам], чтобы жители сами не проводили", – задался вопросом Магомед. Он подчеркнул, что оплачивает счет за потребление электричества исправно каждый месяц, наряду с прочими коммунальными слугами.

При последнем инциденте с отключением света, ремонтники работали допоздна и наладили его подачу глубокой ночью, отметил также житель Семендера.

В другом районе поселка подача электричества была  возобновлена 18 ноября, спустя четыре дня после отключения, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" местный житель Мурад . Проблемы с подачей света были на махачкалинской линии, в то время как у абонентов шамхальской линии (линии поселка Шамхал) перебоев не было, отметил он. Мурад добавил, что его дом отапливается природным газом, потому во время отключения электроэнергии проблем с теплом у него не возникло.

Часть Семендера действительно оставалась без света несколько дней, подтвердила местная жительница Патимат . Дом ее семьи питается электроэнергией от махачкалинской линии, а у соседей – шамхальская. "Электричества не было и мы перекинули удлинитель от соседей. Так и жили все эти дни", – сказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Напомним, что в марте 2017 года энергетики объяснили , что причиной систематический аварий на электролиниях в поселке Семендер являются многочисленные трансформаторы, которые местные жители установили самовольно. Из 80 трансформаторных подстанций, которые установлены в Семендере, на обслуживании "Дагестанской сетевой компании" находятся только 30, пояснила 15 марта 2017 года пресс-служба компании.

архив материалов — Страница 871 — все актуальные новости на сайте kaspyinfo.ru

08.08.2012 00:07

Волгарь – Нефтехимик (Нижнекамск) 1:1

 

Подопечные Хазрета Дышекова не смогли сохранить преимущество в матче с нижнекамским «Нефтехимиком» и сыграли вничью. Новый сезон начался месяц назад, а «Волгарь» до сих пор не смог добиться ни одной победы.

 

Главная астраханская футбольная команда подошла к матчу с соперником из Нижнекамска с тяжелым грузом – с начала сезона «волгари» не могут добиться хотя бы одной победы. Не говоря уже о том, что гол в чужие ворота за три предыдущих матча был всего один.

Однако и соперник попался непростой. Фарм-клуб казанского «Рубина», «Нефтехимик» в двух последних матчах убедительно переиграл московское «Торпедо» 2:0 и нальчикский «Спартак» 3:1.

 

Впрочем, по ходу матча все сначала вроде бы складывалось в нашу пользу. 

Даже отсутствие капитана, центрального форварда Александра Антипенко не особо чувствовалось. Атак астраханцы создали достаточное количество, — хотя реализовать моменты так толком и не получилось.

Уже на 12 минуте хозяева заставили одного из соперников грубо фолить – вплоть до красной карточки и удаления. А на последних минутах первого тайма сумели закончить очередной поход к вражеским воротам автоголом со стороны одного из защитников «Нефтехимика». 1:0.

Во второй половине второго тайма Хазрет Дышеков освежил атаку, сделав три замены подряд. Но второго гола его подопечные забить так и не сумели. Зато – на 89 минуте Давид Дзахов, бывший игрок «Волгаря», а ныне один из лидеров «Нефтехимика», — сумел прорваться в нашу штрафную и сравнять счет. 1:1.

Итог: «Волгарь» остается на 16 строчке турнирной таблицы с двумя очками. Ниже – только «Химки», с единственным очком, заработанным в день открытия сезона благодаря все тому же «Волгарю».

 

 

Составы:

 

«Волгарь»:

77 – Максим Кабанов

17 – Владимир Ридель

23 – Игорь Калешин

4 – Роман Локтионов

25 – Тарас Петривский

15 – Алексей Коломийченко (22 Николай Нестеренко, 84)

51 – Аслан Машуков

5 – Артём Бекетов

8 – Владимир Романенко (24 Роман Тузовский, 72)

9 – Алан Чочиев (11 Азамат Гонежуков, 75)

28 – Александр Дегтярёв

На скамейке запасных:

1 Виталий Чилюшкин

18 Кирилл Марущак

14 Андрей Печник

70 Сергей Шаров

 

 «Нефтехимик»:

1– Сергей Лосев

5 – Антон Пискунов

35 – Александр Куликов (2 Сергей Морозов, 66)

11 – Георгий Нуров (7 Вахыт Оразсахедов, 46)

6 – Виталий Устинов

10 – Александр Подымов (12 Манучехр Джалилов, 82)

67 – Соломон Кверквелия 

63 – Алишер Джалилов (14 Руслан Махмутов, 88)

17 – Давид Дзахов

9 – Игорь Портнягин

На скамейке запасных:

77 Юрий Нестеренко

20 Павел Рябошапка

23 Алексей Котляров

 

Голы: Куликов (авто), 45+ — Дзахов, 89

Предупреждения: Калешин, 79 – Устинов, 21, Куликов, 60

Удаление: Портнягин, 13

 

Судья: Владимир Рогулев (город Ломоносов)

 

Статистика:

Удары по воротам 18 — 8

Из них в створ 2 — 2

Из штрафной/в створ 10/1 — 4/0

Фолы / на своей половине 13 / 4 — 22 / 12

Владение мячом, % 66,6 — 33,4

Атаки 107 — 57

 

Дмитрий Огай, главный тренер ФК «Нефтехимик»:

— Играть в меньшинстве почти весь матч в такую жару и добиться ничьей — это героизм. Это всё, что я могу сказать.

— Варзиев для вашей команды много значит? Сегодня его не было…

— У нас есть обойма футболистов, и каждый футболист для нас дорог. Если мы кого-то теряем, то это всегда те ребята, которые могли бы усилить нашу игру.

— На ваш взгляд, ответный гол логичный?

— Я бы не стал говорить, что логичный, потому что у нас не было моментов, вы же понимаете. Но, думаю, надо говорить о том, что ребята его заслужили, согласитесь? Молодые ребята, которые на протяжении всего матча сражаются, заслуживают такой результат.

— Ваша команда – новичок ФНЛ, тем не менее показывает неплохие результаты, находясь в первой десятке. Какие-то турнирные задачи ставятся?

— Вы знаете, мы играем от игры к игре. В каждом конкретном матче мы ставим задачу добиться максимального результата. Как нам дальше удастся выступать в чемпионате – время покажет.

 

Хазрет Дышеков, главный тренер ФК «Волгарь»:

— Имели большое преимущество, повели в счёте, создали достаточно моментов для того, чтобы увеличить счёт, и в такой простой ситуации упустили победу. В футболе так бывает: не забиваешь ты – забивают тебе. Это правило сегодня сработало против нас. Конечно, мы имели большое территориальное и игровое преимущество, создали во втором тайме два просто сумасшедших момента, но, к сожалению, футбольный бог сегодня не был на нашей стороне.

— У Камболова, Антипенко насколько серьёзные травмы?

— Я не хочу сейчас оправдываться, списывая ничью на отсутствие некоторых игроков. Однако скажу, что травмы, в первую очередь Антипенко и Мухутдинова, сказались. У тех людей, которые вышли на замену, к сожалению, не во всём получилась игра. Я не говорю, что они виноваты в чём-то, но мы ждали от них усиления. Сегодня дело шло к нашей победе, но, как оказалось, пока всё против нас.

— Но к следующей игре они поправятся?

— Антипенко, я думаю, поправится, и Мухутдинов тоже.

— А Камболов?

— Камболов навряд ли.

— Ещё месяц до конца дозаявочного периода. Может быть, есть смысл взять кого-то ещё?

— Мы думаем об этом, потому что, конечно, мы понимаем, что два гола в четырёх играх – это очень мало, даже учитывая то, что есть моменты, но нет реализации. Это всё равно практически ничего. Поэтому здесь мы ищем и будем искать усиления.

 

Другие матчи пятого тура:

Металлург-Кузбасс – Петротрест – 0:0

Спартак-Нальчик – Урал – 3:2

Торпедо – Шинник – 1:0

Томь – Балтика – 2:2

СКА-Энергия – Енисей – 1:0

Сибирь – Химки – 2:1

 

Следующий матч «Волгарь» проведет 13 августа в Ярославле с местным «Шинником».

 

 

Расул Мирзаев - настоящий мужчина, но...: Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Центральные СМИ раздувают истерию по поводу трагического инцидента возле клуба "Гараж" между чемпионом мира по "боям без правил" Расула Мирзоева и будущего милиционера Ивана Агафонова. Задается много вопросов: Должен - не должен был бить спортсмен простого человека? Кто виноват? Как быть дальше?

На мой взгляд на лицо конфликт двух систем: ныне торжествующей, которую я называют системой НЕсовершенного закона, и давно забытой системы - Суда Божьего или если хотите, более позднее его проявления, дуэльного кодекса.

Ведь в чем суть конфликта. Один парень Иван, оскорбил или сделал некоторый выпад в сторону девушки Аллы, которая имела какие-то отношения с Расулом. Расул посчитал этот выпад оскорбительным для девушки и себя и привел в действие механизм восстановления справедливости. 

Короткий удар в челюсть - мозг получает импульс бьется о заднюю часть черепной коробки, короткая потеря ориентации, падение обидчика с высоты собственного роста, а это - 1 метр 80 сантиметов - на твердую поверхность. 

Далее - кома в течение трех дней и смерть одного из участников конфликта.

Все.

К чести Расула Мирзоева он на подсознательном уровне жил по законам именно Суда Божьего, поэтому уже сам себя осудил и признал себя виновным. К сожалению, это так. И даже срок, который ему дадут никак его не оправдает в собственных глазах. Все что происходит сейчас на экранах телевизора - пляска на костях.

Что было бы, если люди жили по законам Суда Божьего или если бы дуэль была бы узаконена и была бы в крови у каждого участника конфликта?

Расул вызвал бы на дуэль обидчика, но для этого ему надо было бы прислать ему секундантов, которые исполняя бы свои обязаности должны были бы найти способы мирного урегулирования конфликта. Вполне возможно им удалось бы это сделать. И дело бы разрешилось без жертв.

Если бы дело дошло до поединка, то для того, чтобы оба поединщика оставались в равных условиях им бы пришлось выбирать оружие, которым они владеют в равных условиях.

Что это могло быть: пистолеты, шпаги, машинки? 

Если бы это был поединок без правил - то шансы у Расула и Ивана были бы одинаковы. В поединке без правил, тут не надо путать поединок без правил и поединок по правилам "смешанных боев", где есть весовые категории, ограничение времени и судьи, - у двух здоровых мужчин шансы всегда одинаковы. Тем более, что на стороне Расула был его опыт, но у него маленький вес, на стороне Ивана - его большой вес и ... что немаловажно, он также владел всеми приемам боевого самбо, так как учился в милицейском колледже, то есть поединок для него так же не в новинку.

В общем итоге в поединке без правил на суде Божьем побеждает не тот, кто сильнее или обладает навыками боя, а тот за кем правда.

Такой поединок должен происходить днем, при свидетелям, то есть опять же нужно время и вполне возможно за это время они бы оба поостыли и трагедии бы не случилось.

Принесли бы взаимные извинения, извинились бы перед девушкой и ... жили бы.

Читать книгу Ахульго Шапи Казиева : онлайн чтение

Из рухнувших ворот появился черный от дыма Пулло с шашкой в руке.

– Осмелюсь доложить, ваше превосходительство… – устало начал Пулло.

– Браво, полковник, – прервал его Граббе и пожал Пулло руку.

– Отменное вышло дело, – согласился полковник.

– Жаль только, Ташав ушел.

– Как ушел? – изумился Граббе.

– Бог его знает, – в сердцах рубанул шашкой воздух Пулло.

– Прорвался, дьявол.

– Дас, – мрачно заключил Граббе.

– Ура! – кричал Васильчиков, размахивая снятым с башни знаменем наиба.

– Наша взяла!

Но, увидев мрачных командиров, сразу сник и опустил знамя.

– За такую победу царь не похвалит, – предрек Граббе.

– Достанем еще, – пообещал Пулло, вкладывая шашку в ножны.

– Он, полагаю, в Саясан ушел, в ставку свою, – предположил появившийся Лабинцев.

– Значит, и нам туда же. Дороги известны? – спросил Граббе.

– Найдем, – кивнул Лабинцев.

– Они теперь через Балансу пошли, мы там рядом проходили ночью.

– Главное – не дать ему опомниться, – сказал Граббе.

– А непокорные деревни, которые ему содействуют, надобно примерно наказать.

– Как насчет убитых прикажете, ваше превосходительство? – спросил Пулло, умывая лицо из походной фляжки.

Граббе оглянулся. Убитых относили на край поляны, где стояли санитарные телеги с ранеными.

– Много? – спросил Граббе.

– Не считали еще, но есть.

– Отправить назад, – велел Граббе.

– Но ведь война, ваше превосходительство, – сказал Лабинцев.

– Обычно мы хороним убитых на месте, а сверху – костер.

– Как – костер? – не понял Граббе.

– Чтобы не нашли, – пожал плечами Пулло.

– А если отправлять, то к обозу еще и конвой надобен. Отсюда, может, и доедут, а после – как?

Убитых и раненых решено было отправить под охраной во Внезапную. Доктор настаивал, что Милютину тоже надо в лазарет, в покой, так как пулей была повреждена кость, но поручик отказывался покинуть отряд.

После окончательного разрушения укрепления отряду был дан отдых.

Вскоре явились старейшины от местных аулов, прося выдать тела убитых.

– А ведь я предупреждал вас, – гневался Граббе.

– Не вняли! Вот и навлекли беду.

Старики молчали, угрюмо поглядывая на сожженное укрепление.

– Надеюсь, хоть теперь образумитесь! – сказал Граббе.

– Иначе ваши аулы ждет та же участь!

Тела были выданы в обмен на обещание не содействовать Ташаву-хаджи и не принимать у себя мюридов Шамиля.

Егеря, рыскавшие в лесу в поисках оставшихся мюридов, никого не нашли, зато притащили убитого шальной пулей оленя. Тушу тут же разделали и развели костер, навалив на него ветви ненавистного держидерева. Нажарив сочных, душистых шашлыков, офицеры устроили пир в честь взятия укрепления. Остальное отдали солдатам, а сверх того им была выдана двойная винная порция.

На следующее утро, когда санитарный обоз изготовился к отбытию, Граббе снова посоветовал Милютину отправиться во Внезапную, в лазарет, не подвергая свое здоровье излишнему риску.

– Позвольте остаться, ваше превосходительство, – настаивал Милютин.

– Одумайтесь, поручик, – ответил Граббе.

– На ваш век походов хватит.

– Я отлично себя чувствую! – уверял Милютин и через силу шевелил пальцами висевшей на перевязи руки.

Однако Граббе беспокоило то, что дальнейший путь был куда более опасен и отправлять транспорты во Внезапную было бы уже невозможно.

– Значит, вы уверяете, что идете на поправку? – спросил Граббе.

– Так точно, ваше превосходительство!

В доказательство своего выздоровления Милютин представил Граббе карту дела при урочище Ахмат-тала с указанием позиций противников, завалов, хода боевых действий и укрепления Ташава-хаджи, каким оно было до взятия. Причем укрепление было изображено и отдельно с показом профиля сооружения.

– Когда же вы это успели? – удивился Граббе, разглядывая подробнейшую карт у.

– Не спалось, ваше превосходительство.

Это был ценный документ, который мог очень пригодиться Граббе при составлении рапорта начальству. Да и сами рапорты с помощью Милютина выходили отменные, не говоря уже о записях в журнале военных действий отряда, ведение которого входило в обязанности Милютина как офицера Генерального штаба.

– Ну что ж, – как бы нехотя согласился Граббе.

– Только обещайте, что не будете понапрасну лезть в пекло.

– Слово офицера, – засиял Милютин.

– И запомните, – наставлял Граббе.

– Излишняя храбрость бывает губительна, если не сопряжена с благоразумием.

– Запомню, ваше превосходительство, – пообещал Милютин.

Написание рапорта на этот раз было поручено Васильчикову, которому помогал советами Милютин. Они устроились в генеральской палатке и приводили в надлежащий вид то, что диктовал Граббе:

– В сем деле с нашей стороны ранены гвардейского Генерального штаба поручик Милютин, Кабардинского полка штабс-капитан Генуш и нижних чинов двадцать два. Контужены: Навагинского полка подполковник Быков и Кабардинского полка подпоручик Китаев и нижних чинов семь. Убито: рядовых четыре и унтер-офицер один, ранено и убито четыре лошади. Потери неприятеля по собранным сведениям весьма значительны, в наших руках остались шесть тел, исколотых штыками, и двое пленных. Сверх того отняты: лафет из-под фальконета (самое орудие горцы успели увезти), оружие и одежда Ташава-хаджи и многих абреков, знамя, подаренное Кази-муллою, при котором собирались всегда мюриды, и некоторое количество продовольственных запасов.

Граббе не хотел открывать Васильчикову тонкости составления подобных рапортов, в которых преуменьшение потерь и приукрашивание побед считалось чуть ли не обязательным делом. А потому генерал заранее изменил реальные потери и обстоятельства, которые были представлены Пулло и Лабинцевым. Двенадцать убитых и тридцать пять раненых – это показалось Граббе досадным недоразумением, учитывая не слишком впечатляющий результат. Тем более что бой у Мескеты никак нельзя было раздуть до масштабов Ватерлоо. Это Граббе решил оставить для более подходящего случая.

Обоз ушел по тому же пути, по которому пришел отряд Граббе. А войска двинулись через лес к аулу Балансу, мимо которого прошел летучий отряд Лабинцева. Аул стоял недалеко от реки Ямансу, вдоль которой предполагалось пойти на север, к верховьям реки, а оттуда свернуть к Саясану, где, по имевшимся сведениям, и находилась главная ставка Ташава-хаджи.

Глава 54

Ахульго теперь считалось официальной столицей Имамата, и сюда отовсюду шли люди. Одни, откликнувшись на призыв Шамиля, сами покидали родные аулы, создавая пустыни на пути надвигавшихся войск. Другие оставляли насиженные места после боев с неприятелем. А колеблющихся мюриды выселяли силой. Аулы пустели, разрушались, горели, и люди превращались в беженцев. Многие уходили выше в горы, к своим родственникам и кунакам. А те, кого нигде не ждали, приходили к имаму.


Шамиль не успевал принять одних, как являлись другие старшины джамаатов. Шамиль старался их обнадежить и отдавал необходимые распоряжения секретарю Амирхану. Повеления Шамиля, касалось ли оно еды или другой помощи, тут же исполнялись мюридами, о чем Амирхан делал запись в специальной книге.

Люди нуждались в помощи. Они поднимались на Новое Ахульго, располагались на Старом или разбивали шатры в садах Ашильты в ожидании решения своей участи. Приходили целыми аулами. Ахульго превращалось в огромный лагерь. Дни уже были теплые, но ночью люди мерзли, и их нельзя было долго оставлять без крыши над головой. Кого-то, особенно детей, удавалось разместить в ахульгинских жилищах, в мечети или в уцелевших домах Ашильты. Но места для всех уже не хватало, а поток переселенцев-мухаджиров не иссякал. Тогда Шамиль призвал своих наибов и велел им устроить мухаджиров в своих обществах.

Когда Шамиль вышел из резиденции проводить очередного старейшину, хлопотавшего о своем джамаате, то увидел своего старого друга, которого давно ждал. Это был наиб Андалальского общества Омар-хаджи Согратлинский. Он был немного нескладен телом, но в глазах Шамиля был красивее многих, потому что был известен большой ученостью и бесстрашием истинного воина. Если ему что-то поручалось, он думал не о том, сумеет ли это исполнить, а о том только, как сделать больше, чем от него ждал Шамиль.

Согратль, откуда прибыл Омар-хаджи, был знаменитым аулом ученых и храбрецов, зодчих и умелых торговцев. Согратлинцы с самого начала поддерживали имамов, твердо держались шариата и были надежным бастионом на границе Имамата с Кази-Кумухским ханством. Многие приходили в Согратль, чтобы учиться у знаменитого алима Абдурахмана-хаджи Согратлинского.


После обычных приветствий Омар-хаджи сказал:

– Прости, что не явился сразу, как только получил твое повеление, имам.

– Значит, на это были серьезные причины, – ответил Шамиль.

– Обустраивали беженцев, которые пришли от тебя, – объяснял Омар-хаджи.

– Люди приходят и из других мест, у многих есть кунаки в наших селах.

– Такие времена, – сказал Шамиль.

– Люди оставляют свои аулы не от хорошей жизни. Потерпите.

– Принять гостей – дело богоугодное, – улыбнулся Омар-хаджи.

– Что мы имеем, то будут иметь и они.

– Пойдем в дом, – сказал Шамиль.

– Тебе нужно отдохнуть и поесть.

– Спасибо, имам, – вежливо отказывался наиб.

– Очень хочется посмотреть, что сотворил здесь Сурхай, да будет доволен им Аллах.

Омар-хаджи восхищенно оглядывал Ахульго, а затем спросил, указывая на Щулатлул-гох:

– Это и есть Сурхаева башня?

– Она самая, – кивнул Шамиль.

– Машаалла! – восторгался Омар-хаджи.

– Да тут целая крепость!

– И под землей тоже, – добавил Шамиль.

– Пойдем, прошу тебя. А посмотреть, что тут и как, ты еще успеешь.

Они спустились в подземное жилище Шамиля и расположились в кунацкой. Наиб не переставал удивляться и шутил:

– Некоторые наибы живут лучше имама.

– Сказать по сердцу, я тебе завидую, – согласился Шамиль.

– Но не потому, что ты живешь в красивом доме, а я в подземной келье. А потому, что Согратль наполнен благодатью, исходившей от великого шейха и исходящей от больших ученых, живущих там и ныне. А я здесь лишен такого счастья.

Шамилю хотелось поговорить с Омар-хаджи еще о многом, но он вспомнил, что перед ним не только его наиб и известный алим, но и гость, проделавший немалый путь.

– Есть кто-нибудь в этом доме? – позвал Шамиль.

Дверь приоткрылась, и в кунацкую заглянула Джавгарат со спящим ребенком на руках.

– С благополучным приездом, – поздоровалась она с наибом, опустив глаза.

– Моего брата нужно хорошенько накормить, – сказал Шамиль.

– И побыстрее!

Но Джавгарат осталась стоять на месте. Только испуганно посмотрела на Шамиля и снова опустила глаза.

– Что с тобой? – не понял Шамиль.

– Ты слышала, что я сказал?

– Да, – кивнула Джавгарат.

– Чего же ты стоишь?

– У нас ничего нет, – смущенно произнесла Джавгарат, краснея от стыда перед гостем.

– Как это? – растерянно спросил Шамиль.

– Ты в своем уме?

– На Ахульго пришло столько людей, – объясняла Джавгарат.

– А дети их были голодны. Мы все отнесли им, даже последний мешок муки отправили в пекарню.

– И правильно сделали, – вступился за Джавгарат Омар-хаджи.

– Верно, имам?

– Да, но… – огорченно покачал головой Шамиль.

– Я послала брата в Чиркату, чтобы привез чего-нибудь, – ответила Джавгарат.

– Он скоро вернется.

– Ты разве не знаешь согратлинцев? – улыбнулся Омар-хаджи, вставая.

– Да у меня с собой столько припасов, что на всех хватит.

– Погоди, Омар-хаджи, – пытался удержать его Шамиль.

– Что-нибудь и у нас найдется.

– Лучше попробуйте нашей еды! – сказал Омар-хаджи, выходя из кунацкой.

Шамиль с укоризной взглянул на жену.

– Все так сделали, – сказала Джавгарат и ушла, опустив голову.

Шамиль опять вспомнил Согратль, с которым у него было связано много хорошего в жизни. Там свои последние годы прожил и шейх Магомед Ярагский, обновитель веры и духовный вождь горцев. Когда Ярагский завершил свой земной путь, для Шамиля будто померк свет. Будто затворилась пещера, когда он осознал, что уже не увидит своего учителя, не получит от него письма и ему не у кого будет искать ответа на неразрешимые для него вопросы.

После похорон шейха опечаленный Шамиль предался уединению. Он исступленно молился и просил всевышнего о милости к душе Магомеда Ярагского, который говорил, что ислам означает открыть свое сердце Богу и не причинять зла ближнему. И теперь каждое упоминание о Согратле вызывало в душе Шамиля особенно сильные чувства.

Два года назад, когда Фезе обложил Шамиля в Телетле, шейх прислал имаму письмо. Он делал это всякий раз, когда не мог явиться сам, чтобы поддержать Шамиля и его воинов. Ярагский будто читал мысли имама, и письма его приходили, когда Шамиль особенно нуждался в помощи, но ему не у кого было спросить совета.

Это письмо Шамиль часто перечитывал, и каждый раз ему казалось, что Магомед Ярагский незримо присутствует где-то рядом. Шейх писал ему, что трудности лишь укрепляют веру и что Шамиль должен полагаться на великую силу – Золотую цепь шейхов, восходящую к самому пророку. «Всегда держи с нами связь, – наставлял шейх.

– И ты победишь».

Письмо шейха также предопределяло, что имамство Шамиля и его жизнь не окончатся ни в Телетле, ни на Ахульго, сколько бы сил ни было у его врагов. Сражение при Телетле обернулось отступлением Фезе и подписанием мира с Российским государством. Мира, который нарушил Граббе. Но Шамиль чувствовал, что и Граббе не добьется того, за чем явился.

Перечитывая драгоценные строки, Шамиль старался заново постичь каждое слово наставника, потому что лучше других знал, что это не просто слова. Каждое из них могло быть ступенькой, по которой посвященный восходил к истинам, не доступным для понимания простыми людьми. Это был язык избранных, где даже пустоты между словами могли означать больше, чем целые книги, сочиняемые невеждами. Немощный телом, шейх был могуч духом и умел наделять имамов особой силой.


– Всегда держи с нами связь, – повторял Шамиль и размышлял: – Я ведь так и делаю, стараюсь делать. А «с нами» означало, что святой шейх призывал на помощь своих великих предшественников, что он предвидел свое расставание с этой жизнью и сообщал о том, что ему известен его приемник – новое звено Золотой цепи.

Шамиль знал только одного человека, который был способен продолжить дело Ярагского. И это вскоре подтвердилось: следующим звеном Золотой цепи, шейхом Накшибандийского тариката стал потомок рода пророка Джамалуддин Казикумухский, которому Ярагский передал руководство орденом.

Джамалуддин был одним из учителей Шамиля, в честь которого он назвал своего старшего сына. Имам, как и многие другие, верил, что в Джамалуддине отразилась благодать пророка, наделившая шейха необычайной духовной силой.

Когда Омар-хаджи вернулся с головкой сыра, обернутого душистой травой, кувшином меда и большим круглым хлебом, Шамиль этого даже не заметил. Он был поглощен письмом и своими размышлениями.

Омар-хаджи осторожно положил гостинцы на стол и вышел.

Шамиль мог бы еще часами наслаждаться благодатными строками шейха, но его ждали люди. Он спрятал письмо и только теперь увидел, что на столе ждет еда. Но Омара-хаджи не было.

Шамиль убрал письмо и вышел на Ахульго. Здесь он увидел, что Омар-хаджи беседует с белобородыми старцами. Когда к ним подошел Шамиль, сопровождаемый Юнусом и Султанбеком, старики уважительно поздоровались, а Омар-хаджи сказал:

– Думаю, их людей мы тоже примем в Согратле, а остальных разместим в соседних селах.

– Там вам будет хорошо, – заверил Шамиль.

– Дай Аллах здоровья имаму и его наибам, – согласно закивали старики.

– Наши дети тоже в мюридах.

– Скажите своим людям, чтобы собирались, – сказал Омар-хаджи и пошел за Шамилем, который хотел узнать, как идут дела у других наибов.

– Брат мой Омар-хаджи, – сказал вдруг Шамиль.

– Я прошу тебя остаться здесь, со мной.

– Не проси имам, приказывай, – ответил наиб.

– Хочу поручить тебе начальство над Старым Ахульго.

– Думаешь, справлюсь?

– Ты и не с такими делами справлялся, – положил руку ему на плечо Шамиль.

– Если дело дойдет до битвы, никто лучше тебя не сможет защищать эту половину нашей крепости. А Сурхай поможет тебе сделать все, что нужно для обороны.

– Мы сделаем Старое Ахульго неприступным, – пообещал Омар-хаджи, пожимая Шамилю руку.

– А я пока отправлю людей и пойду проведаю Старое Ахульго.

Когда Шамиль появлялся в расположении той или иной общины, люди поднимались, приветствуя своего имама. Но на лицах было больше тревоги, чем радости. Ничуть не смущаясь, горцы подходили к имаму, чтобы пожать ему руку и расспросить о житье-бытье, так, будто ничего больше их не интересовало. И только старейшины спрашивали о главном – о войне, о том, чем они могут помочь имаму, а уже затем – куда девать их семьи, оставшиеся без крова.

Наибы Сурхай, Али-бек и Галбац-Дибир Каратинский уже заметили имама и спешили ему навстречу.

– Вы не останетесь без нашей помощи, как мы не остались без вашей, – говорил имам людям.

– О вас позаботятся эти наибы. Они лучше меня знают, как вас устроить.

И Шамиль пошел дальше, оставив наибам разбирать нужды переселенцев.

Глава 55

На Ахульго играли дети. Мальчишки соревновались в прыжках с места. Чтобы прыгнуть подальше, они брали в руки булыжники, от которых отталкивались в воздухе во время прыжка. Каждый старался превзойти другого. И не только из духа соперничества, но и потому, что невдалеке сидели на пригорке девочки, которым тоже было интересно, кто победит. И мальчишки старались изо всех сил, особенно надеясь, что их заметит синеглазая красавица Муслимат, дочь наиба Сурхая.

Среди соревновавшихся были и дети Шамиля. Мальчишки были так увлечены, что не замечали стайку ребят, которые стояли поодаль. На лицах новичков было написано сильное желание поучаствовать в состязании, но их что-то удерживало.

– Джамалуддин! – окликнул Шамиль.

– Что, отец? – подбежал к нему сын.

– Почему эти ребята не играют с вами?

– Не знаю, – пожал плечами Джамалуддин.

– Может, потому, что они рабы?

– Рабы? – не поверил Шамиль.

– Так говорят, – кивнул сын.

Шамиль положил руку на плечо сына и сжал ее так, что на лице Джамалуддина появилась гримаса боли.

– Запомни, сын мой, – тихо сказал Шамиль.

– Среди нас не может быть рабов.

– Сам посмотри, – сказал Джамалуддин.

– У них даже кинжалов нет.

Шамиль вгляделся в ребятишек и убедился, что в этом сын прав. У них не было кинжалов, а многие были и босыми. Шамиль направился к ребятам, но те испуганно от него шарахнулись.

– Подойдите! – велел имам.

Ребята переглянулись, а затем несмело приблизились.

– Салам алейкум, – сказал им Шамиль, протягивая руку.

– Ва алейкум салам, – отвечали ребятишки, но руки не пожали, а только кланялись, прижав руку к груди.

– Значит, вы мусульмане? – спросил Шамиль.

– Да, алхамдулилля, – как принято, отвечали они.

– И вы – рабы? – едва сдерживал гнев Шамиль.

– Да, – отвечали ребята.

– Как и наши отцы.

– И матери.

– Или вы не рабы, или вы не мусульмане, – сказал Шамиль.

– Как это? – не понимали ребята.

– Где ваши родители? – спросил Шамиль.

– Там, – показывали ребята.

– В нашем ауле много рабов.

– Всегда так было.

– Пойдемте со мной, – велел Шамиль и, взяв двоих мальчишек за руки, пошел туда, где расположились жители их аула.

Подойдя и сдержанно поздоровавшись, Шамиль громко спросил:

– Есть ли среди вас рабы?

– Есть, как не быть, – отвечали горцы.

– Не бросать же их на погибель.

– Все-таки они тоже люди.

– Пусть выйдут вперед, – велел Шамиль.

Из толпы выступило несколько человек разного возраста, плохо одетые и без кинжалов на поясе. Следом несмело вышли их женщины. И самый старший из них сказал, поклонившись:

– Да возвеличит тебя Аллах, великий имам.

– Поднимись, – приказал Шамиль.

Но тот будто не слышал. Тогда по знаку Шамиля Юнус с Султанбеком схватили его и выпрямили так, что у него в спине что-то хрустнуло.

– Ты можешь кланяться только Аллаху, – сказал Шамиль.

– Разве не ты теперь наш хозяин? – ответил тот, кто признавал себя рабом.

– Я – имам, – ответил Шамиль.

– А хозяев у тебя нет.

Удивленные люди переглядывались, не понимая, что происходит.

– Зачем вы здесь? – обратился Шамиль ко всем, кто его слышал.

– Разве не затем, чтобы бороться за свободу?

– Да, – отвечали горцы.

– Как же вы можете бороться за свободу, имея рабов?

– Так им даже лучше, – сказал старшина аула.

– Раб – и есть раб. Они же только работают, а мы еще и воюем!

– Назовите их свободными, пожмите им руку, как братьям по вере, дайте им оружие, и тогда посмотрим, будут ли они бороться за свободу, – ответил Шамиль.

– Ну, раз ты так хочешь… – неуверенно произнес старшина.

– Я хочу только того, что велит нам всевышний, – ответил Шамиль.

– Разве пророк, да благословит его Аллах и приветствует, не освободил своего чернокожего раба Билала, когда тот пропел призыв на молитву?

– Освободил, – согласился старшина.

– Но этого, – показал он на своего раба, – я купил на базаре за хорошие деньги.

– И я купил! – послышалось из толпы.

– А мой сам пошел в рабы, потому что его семья не могла расплатиться с долгами!

– А если их отпустить, кто вернет нам деньги?

– Всевышний Аллах! – ответил Шамиль.

– Освободившим из рабства мусульманина он вернет столько, сколько не принесут вам тысячи невольников!

Толпа недовольно гудела, люди спорили, но согласия не выходило.

– Эй, мусульмане! – призывал Шамиль.

– Позаботьтесь лучше о своей душе, чем о греховном имуществе. Имея рабов, вы сами становитесь рабами! А молитвы рабов, как сказал наш шейх, не будут услышаны!

Невольники слушали Шамиля, раскрыв рты.

– Лицемерие – страшный грех, – горячо убеждал Шамиль.

– Нельзя быть равными в мечети, а за ее дверями менять свою веру на невольников!

Невольники не могли поверить, что могут стать свободными людьми, а некоторые из них будто и сами этого не хотели, потому что привыкли быть рабами, рабство въелось в них, как проказа, а свобода их пугала.

– Кто мусульманин, тот должен быть свободным человеком, – напоминал Шамиль заблудшим заветы шейха.

– А между мусульманами должно быть равенство.

Вокруг собиралось все больше людей. И даже наибы были удивлены словами Шамиля, потому что у некоторых из них тоже были свои рабы.

– Мусульманин рожден быть свободным, он не должен кого-либо покорять и кому-либо покоряться. Угнетенные должны освободиться, а свободные – отвести от себя рабство! – горячо продолжал Шамиль.

– Для того мы и обнажили наши кинжалы!

– Хорошо, – говорили люди.

– Мы отпустим своих ради Аллаха. Но что делать с русскими?

– С русскими?

– С пленными, которых мы захватили.

– Их тоже отпустить?

– Они же не мусульмане.

– Пусть станут свободными, если примут нашу веру, – объявил Шамиль.

– Или останутся пленными, но не рабами.

– Царь прислал их, чтобы покорить нас, – не соглашались горцы.

– Чтобы нас самих сделать рабами!

– Верно, – ответил Шамиль.

– Их прислал царь. Значит, они пришли сюда не по своей воле,

– Если отпустить, они к своим убегут.

– Пусть бегут, – сказал Шамиль, – и расскажут там, что здесь, в горах, мы боремся за свободу для всех.

– И что тогда будет? – не понимали горцы.

– Один уйдет от нас – десять придут к нам. Или вы думаете, русским приятно быть рабами у своих помещиков? Или чернью у своих генералов? Разве вы не слышали, что многие и так уже переходят на нашу сторону?

– Слышали, – отвечали горцы.

– Только переходят тоже разные.

– Всякие есть.

– Одни свободы хотят, а другие от тюрьмы прячутся. Абреки.

– Много у вас таких? – спросил Шамиль.

– У нас нет, у других есть, – говорили люди.

– Каждый сам ответит за свои грехи, – ответил Шамиль.

– А вы не берите на себя то, что противно нашей вере. Кто хочет быть свободным и готов воевать за свое достоинство, пусть живет среди нас как равный. И когда к нам приходит иудей или христианин, то он должен быть так же свободен, как и мы. Потому что все мы – люди Книги. А в священном Коране сказано: «Их Бог и наш Бог – един».

Шамиль понимал, что одними увещеваниями такие трудные вопросы не решить. Над всем этим нужно было хорошенько подумать, собрав совет почитаемых ученых. Большинство горцев никогда не знало рабства, и спины их гнулись только в мечети или в поле за плугом. Но теперь многое менялось, в Имамат вливались разные люди, разные народы, у которых были свои обычаи, свои представления о свободе и рабстве. А тут еще пленные, перебежчики, бывшие ханские вассалы и даже рабы-добровольцы. Еще недавно на рынке в Эндирее процветала работорговля, пока ее не запретил Ермолов. И поговаривали даже, что в Черкесии продают девушек в турецкие гаремы. Но главное Шамилю было ясно – рабство следовало безжалостно искоренять. Нельзя было терпеть в доме заразную болезнь и не заразиться самому. А человек, кем бы он ни был, не мог называться человеком, если терпел рабское ярмо.

Шамиль смотрел на бывших невольников, которые, казалось, выпрямились и стали больше похожи на людей. Но страх перед будущим все еще таился в их удивленных глазах. Имам поблагодарил их бывших хозяев за богоугодное дело, затем пожал каждому из освобожденных руку и сказал, показывая на своих помощников:

– Юнус выдаст вам оружие.

Султанбек научит вас драться. Но сначала вы обойдете всех, кто сюда пришел, и приведете остальных рабов… – Шамиль понял, что сказал не то, что хотел, а затем добавил: – Приведете бывших рабов, а теперь – свободных граждан Имамата.

– А если они не захотят? – спросил старший из освобожденных рабов.

– Хозяева или невольники?

– Рабы.

– Человек, отказывающийся стать свободным, виноват больше, чем его хозяин, – заключил Шамиль.

– Такого следует наказать, как изменника, или прогнать от нас, как собаку.

– Значит, можно его убить? – будто обрадовался бывший невольник.

– Это решит кади, – ответил Шамиль.

– Для того и существуют суд и шариат.

– Когда я был рабом у хана, тот убивал кого хотел и как хотел.

– Придет время, мы спросим за это и с хана, – сказал Шамиль.

Бывшие невольники, крича от радости, побежали искать своих бывших собратьев по несчастью.

– Скажи, имам, – спросила женщина, показывая на ребятишек.

– А что будет с нашими детьми?

– Они свободны, – улыбнулся Шамиль и посмотрел в глаза мальчишкам.

– Вы кто?

– Мы – свободные люди, – улыбались ребята.

– Уздени!

– А когда вырастем, будем твоими мюридами!

– Вот теперь вы отвечаете, как настоящие мужчины.

– Шамиль потрепал ребят по головам и отправил к друзьям.

– Бегите, играйте с остальными. А если победите – тоже получите кинжалы.

– Мы победим! – пообещали ребята и помчались к своим сверстникам.

Тем временем наибы горячо обсуждали начавшуюся реформу и собирались было изложить свое мнение Шамилю. Но тут появился Магомед, который вел за узду коня, нагруженного чем-то тяжелым. Поравнявшись с Шамилем, он ослабил веревку, и на землю свалился мешок, из которого, разорвав мешковину,

высунулось дуло фальконета.

– Получай, имам! – гордо выкрикнул Магомед, стягивая с фальконета мешок.

Наибы обступили пушку, разглядывая ее со всех сторон.

– Медная, – сообщил Юнус, поковыряв пушку кинжалом.

– Добыл все-таки, – удивлялся Али-бек.

– Если я что сказал – значит, сделаю, – польщено ответил Магомед.

– Ее надо установить на моей башне, – предложил Сурхай.

– Рано, – сказал Магомед.

– Сначала нужно подставку сделать, а то назад отлетит и башню твою поломает.

– Не поломает, – возмутился Сурхай.

– У меня башня крепкая.

– А подставку эту сможешь сделать? – поинтересовался Галбац-Дибир, с завистью глядя на орудие.

– Я все могу, – гордо сообщил Магомед.

– Если мне не будут мешать, я еще такую же пушку сделаю. И нечего лезть со своими башнями, это же образец! Из него целая артиллерия получится.

– А лошадь где взял? – спросил Галбац, подняв копыто лошади.

– Не наша лошадь. И подковы не наши.


– У казака одного одолжил, – сообщил Магомед.

– Не на себе же такую тяжесть тащить.

– Значит, пушка исправна? – спросил Сурхай.

– И стреляет?

– Еще как! – улыбался Магомед.

– Я сам из нее столько человек уложил!

– И где же ты из нее стрелял? – спросил Шамиль, охваченный недобрыми предчувствиями.

– Как где? У Ташава-хаджи. Ему она теперь не нужна.


– Почему? – спросил Шамиль.

– Ядер у него нет, – ответил Магомед.

– А я достану или сам сделаю. А потом, на него же этот генерал напал, Граббе который.

– Граббе? – изумился Сурхай.

– Не может быть.

– Как не может, когда целая армия пришла! – рассказывал Магомед.

– Что же ты сразу не сказал? – укорял его Али-бек.

– А разве я не сказал? – удивился Магомед.

– Забыл, наверное. Так хотел имама пушкой порадовать… Я теперь точно знаю, сколько пороху надо!

– Рассказывай же, – встряхнул Магомеда за плечи имам.

– Что там случилось?

– Мы генералу покоя не давали, а потом думали сзади напасть, если сюда пойдет, – начал Магомед, насладившись произведенным пушкой впечатлением.

– Под Мескеты Ташав крепость деревянную сделал. И вдруг этот Граббе на нас напал. Ночью, с двух сторон напал.

– И что было дальше? – торопил Шамиль.

– Дрались. А потом крепость сгорела, и Ташав ушел в Саясан.

– А генерал пошел за ним?

– Наверно, – ответил Магомед.

– В Саясане тоже хорошая крепость есть.

Шамиль встревоженно оглянулся на своих наибов, но особенно пристально посмотрел на Сурхая и Али-бека, которых посылал раньше на помощь Ташаву-хаджи.

– Мы хотели остаться, – оправдывался Сурхай.

– Хотели напасть на лагерь Граббе, но Ташав сам нас отпустил.

– Сказал, что войск слишком много и из этого ничего не выйдет, – поддержал Али-бек.

– Сказал, что здесь мы будем нужнее. А потом еще шамхальская милиция к генералу явилась.

– Никто не думал, что Граббе сам нападет на Ташава, – добавил Сурхай.

– Хитрый оказался, шайтан.

Шамиль знал, что на самом деле все так и было и что Сурхай с Али-беком, вернувшись, немало сделали для подготовки к визиту Граббе на Ахульго. Но оставлять Ташава-хаджи один на один с большой силой было нельзя. На этот раз на помощь ему решено было послать наиба Галбац-Дибира Каратинского, который был кадием в Анди, неподалеку от тех мест, где бесчинствовал Граббе.

– Мухаджиров заберет мой помощник, он о них позаботится, – сказал Галбац, вскакивая на коня.

– А я со своими мюридами поспешу в Саясан. Ополчение уже предупреждено и ждет моего сигнала.

– Да поможет тебе Аллах, – сказал ему на прощанье Шамиль.

– Аллах велик! – откликнулся Галбац, пришпоривая коня.

– Мы тоже пойдем, – сказал Сурхай, чувствуя и свою вину за случившееся.

– Будет хорошо, если хотя бы Галбац успеет, – сказал Шамиль.

– А вы позаботьтесь о том, чтобы достойно встретить генерала. И чем дальше от Ахульго, тем лучше. Теперь этот Граббе на нас пойдет.

– Да, имам, – кивнул Сурхай.

– У нас не хватает людей, чтобы разрушать дороги, – сказал Али-бек.

– Разреши взять этих бывших рабов.

– Хорошо, – согласился Шамиль.

– Они всю жизнь работали на своих хозяев, пусть теперь потрудятся для себя. Пусть узнают, что мало получить свободу, ее еще нужно защищать.

Вид на колонию в селе Шамхал, откуда шесть .

.. Новости Фото

Соглашение о легком доступе

Следующие объекты содержат неизданный и / или ограниченный контент.

Изображения, помеченные как Загрузки с легким доступом не включены в ваш Премиум доступ или пакет подписки с Getty Images, и вам будет выставлен счет за любые изображения, которые вы используете.

Загрузки с легким доступом позволяют быстро загружать изображения в высоком разрешении без водяных знаков.Если у вас нет письменного соглашения с Getty Images, в котором указано иное, загрузки с легким доступом предназначены для совместных целей и не лицензируются для использования в окончательном проекте.

Ваша учетная запись Easy-Access (EZA) позволяет сотрудникам вашей организации загружать контент для следующих целей:

  • Испытания
  • Образцы
  • Композиты
  • Макеты
  • Черновой пропил
  • Предварительные правки

Он отменяет стандартную составную онлайн-лицензию для неподвижных изображений и видео на веб-сайте Getty Images. Учетная запись EZA не является лицензией. Чтобы завершить проект с использованием материалов, загруженных из вашей учетной записи EZA, вам необходимо получить лицензию. Без лицензии дальнейшее использование невозможно, например:

  • презентации фокус-групп
  • внешние презентации
  • финальных материалов, распределенных внутри вашей организации
  • любые материалы, распространяемые за пределами вашей организации
  • любые материалы, распространяемые среди населения (например, реклама, маркетинг)

Поскольку коллекции постоянно обновляются, Getty Images не может гарантировать, что какой-либо конкретный элемент будет доступен до момента лицензирования.Пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с любыми ограничениями, сопровождающими Лицензионные материалы на веб-сайте Getty Images, и свяжитесь с вашим представителем Getty Images, если у вас возникнут вопросы по ним. Ваша учетная запись EZA останется на месте в течение года. Представитель Getty Images обсудит с вами продление.

Нажимая кнопку «Загрузить», вы принимаете на себя ответственность за использование неизданного контента (включая получение любых разрешений, необходимых для вашего использования) и соглашаетесь соблюдать любые ограничения.

шамхалат - Синонимы слова шамхалат | Антонимы шамхалата | Определение шамхалата | Пример шамхалата | Синонимы слов API

Газикумух Шамхалат В XV веке Гази-Кумух стал крупнейшим политическим и исламским центром Южного Дагестана, и в связи с этим шамхал Гази-Кумуха принял на себя функции правителя всего Дагестана и получил имя «падишах», «вали» и «царь». .Академик М. Гасанов писал: « Шамхалат достиг своего апогея в 15 веке. Источники называют шамхалов« валис », то есть правителями всего Дагестана. Название не соответствовало действительности. Шамхалу так и не удалось стать правителем всего Дагестана. Появление термина говорит об усилении шамхалата ».
Газикумух Шамхалат В 1566 году кабардинский князь Матлов попросил московского царя поставить крепость на слиянии рек Сунжа и Терек.Для строительства крепости «пришли князья Андрей Бабичев и Петр Протасьев с множеством людей, ружьями и ружьями». В 1567 году, пытаясь помешать русским построить свою крепость в устье Сунжи, Будай-шамхал и его сын Сурхай были убиты на поле боя, о чем свидетельствуют их надгробия на кладбище шамхалов в Гази-Кумухе.
Газикумух Шамхалат В 1570 году Чопан-шамхал вместе с турками и крымчанами предпринял поход на Астрахань.Город не был взят, и армия отступила к Азову, но затем вторглась в Кабарду. Несмотря на снос Сунженской крепости, продвижение русских на Кавказ к концу 1580-х годов возобновилось.
Газикумух Шамхалат В конце 16 века шамхал враждовал с крым-шамхалом, которого поддерживала часть «кумыкской земли». Король Кахетии Александр сообщил тогда, что «дело шамхалов было плохим, как и они (шамхал и крым-шамхал - Э.К.) ругают между собой ». В 1588 году грузинский посол Каплан и Хурш доложили, что шамхалат находится в смятении, и попросили русского царя прислать войска в качестве меры боевых действий против набегов шамхала на Грузию. Русские захватили Тюменское княжество в Северный Дагестан.
Газикумух Шамхалат В 1594 году произошел поход Хворостинина в Дагестан, отступившего после боев.В 1599 году грузинские послы в Москве, Сараване и Араме доложили царю Кахетинскому Александру, что «ни вас, ни ваших людей не следует отправлять воевать с шевкалом (шамхалом), Шевкал живет в горах, дорога к нему узкая». Посол Грузии Кирилл в 1603 году сообщил в Москве, что «Шевкал и его дети живут больше в Гази-Кумуке в горах, потому что это сильное место».
Газикумух Шамхалат Историк Бейлис В.М. сообщил о походе Марвана в Дагестан: «Он [Марван] пришел в крепость« престола »убил и взял в плен пленников. [...] Он пришел в Гумик - крепость, где находился« дом владения ». и здесь была резиденция «правителя престола», правитель покинул бегство и прибыл в крепость под названием Хумрадж, где находился золотой трон. Марван провел рядом с ней зиму и лето, а затем заключил мир с [Маликом] на условиях [ дань] - тысяча голов скота и сто тысяч муддов - и оттуда отправились в землю Тюменскую ».
Газикумух Шамхалат Историки сообщают, что «в первой половине X века Гумик находился в зависимости от соседнего Серира». Ахмад ибн Рустах писал в 10 веке, что «у царя Серира есть крепость под названием« Алал и Гумик ». Аль-Масуди писал в 10 веке, что жители Гумика являются« христианами и не подчиняются никакому королю, но имеют вождей ». (раисси) и жить в мире с царством аланов ».Владимир Минорский писал, что в 1064 году «неверные Гумика напали на село аль-Баб, убили много мусульман и разграбили их имущество, а затем обязали выживших хараджем и вернулись домой».
Газикумух Шамхалат Восточные источники сообщают такие названия дагестанских княжеств, как Дербент, Табасаран, Гумик, Сарир, Лакз, Хайдак, Филан, Шандан, Зиригеран, Тюмень, Джидан, Хамзин, Самандар и Баланджар.Восточные авторы не были в Кумухе и не упоминали шамхал (или утсми, нутсал, майсум), а их описания дагестанских владений носили искаженный характер.
Газикумух Шамхалат В середине 13 века правители Кумуха приняли ислам, и шамхалат стал влиятельным исламским государством. В 1302 году правителем Ирана, который послал дары Бадр-шамхалу из Кумуха, был не кто иной, как потомок Чингисхана, Газан-хан (1295–1304).По словам Лаврова, Бадр-шамхал провел гази-рейд на Зирих-Геран и построил там мечеть. Летописи Али Каяева показали, что к началу 14 века в Кумухе было несколько мечетей.
Газикумух Шамхалат Владения Дагестана были склонны к политической независимости и заключали союзы с правителями в своих интересах, например, для защиты объединенных сил от захватчиков.В XV веке шамхал Гази-Кумуха находился в союзе с такими владениями, как Агул, Курах, Ахти, Рутул, Цахур, Андалал, Анди, Гидатль, Гоцатль, Карах, Кусрахи, Цудахар, Губген, Акуша, Кубачи, Тарки, Бужнаки. Андирей и Тюмень, которыми управляли джамааты, кади или беки.

Читать Равенство Солнцу Страница 34 Онлайн Читать бесплатно Роман


«Назовите свое дело», - потребовал я.

«Некоторые дошли до того, что заявили, что шах был убит», - заявил он.

Поскольку Халил давным-давно был опекуном Пари, что обычно приводило к пожизненной связи, я задавался вопросом, почему он решил бросить ей вызов так публично.

«Заключение врача было безрезультатным, - напомнил я ему.

«Мой долг - сообщить принцессе о слухах о том, что в гареме замышлялось убийство».

Я напрягся и нахмурился.

«Это нелепо, - сказал Шамхал, вскакивая на ноги. «Что ты имеешь в виду?»

Из-за занавески Пари сказала: «Среди вас, мужчины, постоянно ходят любопытные слухи о королевском гареме.Вам кажется, что это опиумный логово, полное мошенников, но это больше похоже на армейский полк, организованный по званиям и задачам. Как можно было узнать, что творится в гареме? Вы когда-нибудь были внутри? »

«Конечно, нет, - сказал Халил Хан.

«Тогда я думаю, тебе лучше оставить такие заботы мне».

Мужчины засмеялись, и лицо Халил-хана покраснело. «Подожди минутку. Если Исмаил Шаха убили, что может помешать тому же самому случиться со следующим? Мы все были бы дураками, если бы не боялись убийцы на свободе.

Некоторые мужчины действительно выглядели встревоженными. Рот Амира Хана нахмурился. Слава богу, они ее боялись!

«Трудно представить, что ситуация ухудшится после всего, что произошло в последние месяцы», - ответил Пари. «Тем не менее, я даю вам слово, что пока вы подчиняетесь приказам, я буду рядом с вами. Как вы знаете, я никогда не бросал вас. Даже когда мне запрещали участвовать в дворцовых делах, я требовал милосердия к осужденным за огромную цену для себя.

«Она говорит правду, - сказал Шамхал.

«Взамен я прошу вашей лояльности сейчас, когда я вступаю в свою новую роль главного советника Мохаммада Ходабандеха. Мужчины, каков ваш вердикт? "

«Сделайте так, чтобы все ваши голоса были услышаны», - приказал я дворянам.

«Приветствую лучших седобородых в стране!» - закричал Пир Мохаммад Хан, чей энтузиазм, несомненно, отразил известие о его заключенном в тюрьму родственнике.

«Ал-лах! Аллах!" - закричал Шамхал, начиная пение.

Остальные мужчины присоединились к реву. "Аллах! Аллах! Аллах!"

Звук отозвался эхом от радостного биения моего сердца. Я бросился за занавеску и обнаружил, что Пари уже на ногах. Внезапно она стала похожей на своего отца: высокая и стройная в шафрановой мантии. Она не улыбалась и не пугалась, но чувствовала себя совершенно непринужденно. Хотя мужчины никогда этого не признают, ее храбрость приручила их. Мне показалось, что королевский фарр настолько проник в нее, что озарил ее изнутри.Кто-то сказал бы, что это было у нее в крови, но я знал, что она заслужила каждый проблеск этого, и мое сердце переполнилось гордостью.

Организация предстоящей коронации заняла все следующие несколько дней, включая самого скромного мальчика на побегушках. Дворяне прибыли для получения приказов рано утром, желая продемонстрировать свою преданность. Днем все долго отдыхали. После ночного поста мы с Пари продолжили работать над основными задачами по управлению дворцом. Затем мы с ней часто консультировались незадолго до рассвета, когда мы делали перерыв, чтобы перекусить.Пари наконец-то разрешили выполнять работу, которой она училась со стороны отца, и она светилась от удовлетворения. Даже ее мать отметила, что она казалась такой же сияющей, как новая невеста, и больше не беспокоила ее о замужестве.

Что касается меня, я стал важным человеком. Когда дворяне собрались в ее приемной, они приехали рано, чтобы достать мое ухо. Они рассказали мне о своих проблемах, умоляя о моем заступничестве. Я делал все, что мог, чтобы помочь тем, кто казался честным и мог помочь принцессе.

В последний день Рамазана, Дня пира, мы все были настроены на грандиозный праздник. Чрезмерное снисхождение было запрещено, потому что шах умер совсем недавно, но Пари подготовила почтительное празднование для своих дам и евнухов, чтобы отметить конец месяца поста. Женщина, получившая религиозное образование, рассказывала нам, напоминая нам, что Коран был ниспослан Пророку Мухаммеду, мир ему, во время Рамазана. Я отчаянно молился, прося прощения за свои недавние дела и надеясь, что они будут оправданы в глазах Бога.

Сразу после того, как увидели новолуние, нам подали праздничную трапезу за гранью нашего воображения. Там были окорочка жареного ягненка, длинные шашлычки из кабоба, рис с травами, бобами или сухофруктами и бесчисленное количество рагу. Я начал с одного из моих любимых блюд из баранины, тушенного с петрушкой, пажитником, кориандром и зеленым луком, приправленным небольшими терпкими лимонами, которые придавали блюду особый вкус. Я съела его с охлаждающей порцией йогурта, смешанного с огурцом и мятой, наслаждаясь тем, как ароматы сочетаются друг с другом на моем языке.Мальчики на побегушках, которые были особенно внимательны ко мне теперь, когда я был ближайшим доверенным лицом Пари, приходили, неоднократно предлагая мне напитки и горячий хлеб, и, чтобы удовлетворить их, я принял их предложения. Массуд Али посидел со мной несколько мгновений, пока игра не привела его во двор Пари, где другие мальчики зажигали фейерверки и кричали от возбуждения. Я вышел на улицу и некоторое время смотрел, как играют дети.

«Ой, дефект!» Я вдруг услышал. «Достаточно ли вы мужественны, чтобы сыграть со мной в нарды?»

Это Ардалан насмехался над Масудом Али.Я подавил желание вскочить и защитить его. Я много месяцев работал над тем, чтобы укрепить его тело и разум, и теперь я должен позволить ему проверить свою решимость.

Насмешки продолжались. Маленькие кулаки Масуда Али сжались по бокам. «Ты говоришь громко, но ты всего лишь трус!» - крикнул он в ответ.

Лицо Ардалана покраснело. Масуд Али бросился к нему и ткнул его костяшками левой руки в грудину.

«Достаточно ли вы мужественны, чтобы проиграть?»

«Что?»

«Ну, а ты?» - потребовал ответа Масуд Али, ощетинившись, как загнанный в угол кот.

Ардалан отступил и поднял раскрытые руки. "Конечно. Давай установим доску.

Я убедился, что Масуд Али увидел мою гордую улыбку. Потом я оставил мальчиков играть и вернулся внутрь.

Пришло время читать стихи. Принцесса нашла слепого мужчину, который раньше выступал перед ее отцом, и, поскольку он не мог видеть, не было проблем с тем, чтобы впустить его в дамские покои. Когда мы все насытились, она попросила его прочитать для нас из Шахнаме.Настраивая свой шестиструнный тар, Пари повернулся ко мне. «Сегодня я много думаю о моем дорогом отце», - сказала она. «Столько всего произошло за полтора года после его смерти».

«Вы говорите правду. Как будто мы прожили две жизни за этот короткий период. Как он был бы горд, увидев, насколько хорошо вы правите! "

В ее улыбке отражалось нечто более благородное, чем гордость; это была уверенность в том, насколько хорошо она теперь выполняет свою роль. «Однако мои планы отличаются от его», - сказала она. «Он отказался от искусства книги и от большинства видов поэзии, потому что хотел быть набожным.Я хочу вернуть все это и сделать этот двор образцом своего времени. Мы будем нанимать художников, каллиграфов, мастеров позолоты, художников и поэтов, а также будем создавать конкурсы и призы для поощрения талантов как старых, так и новых. Мужские сердца снова воспрянут от соприкосновения с радостью поэзии и красотой искусства. Вместо того, чтобы просто чтить мастеров прошлого, мы создадим огни будущего. Джавахер, я хочу, чтобы ты помог мне осуществить эту мечту ».

После всего, что мы пережили, чтобы создать двор, прославляющий красоту, ученость и достоинство! Как славно!

Пари улыбнулась, и я почувствовал ее сияние, сильное и искреннее, когда чтец начал.Бируни притихли, и мы слушали его мелодичный голос, оживляющий слова Фирдоуси. Хотя они были написаны за пятьсот лет до нашего времени, они все еще будоражили мою кровь желанием осуществить мечты Пари.

Благородные и храбрые воины, смотрите, чтобы вы

Во всем, что вы делаете, поступайте праведно -

Если вы хотите, чтобы Бог обратил вашу нынешнюю ночь

К рассвету и победе Своей славной мощью

Посмотрите на это во тьме, когда звучат трубы

Вы прыгаете в

седло с земли

И скакать, как будто само солнце встало

В полночь, чтобы сразиться с нашими врагами.

Не мечтайте об отдыхе, пока битва не закончится.

Отдых - это когда наша победа одержана.

Я посмотрел на Пари, которая слушала чтеца, как если бы он был единственным человеком в комнате, и я представил ее как Ферейдун, освобождающий людей от злой силы. Я думал, что не случайно в величайшей сказке Фирдоуси героями стали три разных типа людей: мать, кузнец и дворянин. Как могла бы быть достигнута победа, если бы все они не работали вместе?

Конец месяца поста всегда был временем приподнятого настроения и щедрости.Я воспользовался возможностью, чтобы спросить Пари, могу ли я послать за Джалиле, и она любезно дала разрешение на ее приезд после новогодних праздников, когда новобранцы гарема начнут проходить обучение. К тому времени я также получил бы значительную часть моей увеличенной зарплаты. Поскольку до Нового года оставалось больше трех месяцев, а смена нового шаха могла нарушить все обещания, я решил не делиться деталями новостей с Джалиле, пока это не станет определенным. Она была так разочарована последней задержкой, что мне не хотелось снова ушибить ее. Вместо этого я написал, что во дворце все налаживается и что я надеюсь на решение этой проблемы весной.

Сразу после Рамазана Мохаммад Ходабандех послал группу своих людей, чтобы подготовить дворец для себя и своей семьи. Они встретились с Анваром Ага, который разрешил евнухам среди них осмотреть здания на территории гарема, осмотреть резиденцию на предмет острых углов, неожиданных лестничных пролетов или открытых балконов, которые могли оказаться опасными для слепого.Евнухи предложили изменения после консультации с архитекторами дворца.

В следующий раз, когда слуги Мохаммада Ходабандеха пришли во дворец, они прибыли гораздо большей группой, в которую входили солдаты. Пари и мне сказали, что их послали проверить статус изменений во дворце. Однако ближе к вечеру Анвар Ага отправил принцессе сообщение о том, что в сокровищнице назревает конфликт, и она отправила сообщение своему дяде и отправила меня в бируни, чтобы узнать, что происходит.

Когда я закутался в теплый халат и бросился к Сорокколонному залу, я вспомнил, как солдаты вырывали сердца из розовых кустов, когда был убит Хайдар, и надеялся, что я не стану свидетелем нового столкновения. Был холодный и влажный день, и деревья, мимо которых я проезжал, казались заваленными снегом. Перед казной, как я и ожидал, черкесские солдаты шамхала стояли на страже вместе с таккалу. Они топали ногами и шаркали из стороны в сторону, чтобы согреться. Но перед ними стояла еще одна группа вооруженных людей.

«Будущий шах командует им», - говорил их лидер, и его дыхание было видно в воздухе. Я узнал в нем одного из остаджлу.

«Мне приказывают оставаться здесь», - ответил начальник черкесской гвардии.

Мужчины уставились друг на друга, положив руки на оружие.

«Салам алейкум, мои добрые солдаты», - сказал я самым властным голосом. «Шамхал Черкес уже в пути. До тех пор вы должны уважать территорию дворца. Вы уже забыли, что случилось, когда в последний раз группа солдат привела сюда свои ссоры? »

Я многозначительно показал в сторону тюрьмы. Это их на мгновение успокоило, и они согласились дождаться Шамхала. Я побежал сообщить Пари новости. Она и ее дядя встречались с Мирзой Салманом.

«Принцесса, я прошу вас передумать», - услышал я слова Мирзы Салмана со своей стороны решетки.

«Что вы рассуждаете?»

«Первое, что захочет узнать новый шах, это то, подчиняетесь ли вы его желаниям».

«Но его идея ужасна».

«Я думаю, что непослушание принесет еще худшие результаты.

«Разве вы не видите в этом межплеменной конфликт? Остажлу снова пытаются доминировать на площадке. Мы не можем этого допустить ».

«Но шах может отдать предпочтение кому угодно».

«Выполняете ли вы приказ, даже если он глуп?»

Шамхал громко захохотал. «Очевидно, он знает».

«Какой идиот это сказал?» - спросил Мирза Салман.

«Это Шамхал, а ты теперь идиот».

Мне хотелось, чтобы Шамхал и Пари были более дипломатичными.Мирза Салман стал слишком могущественным, чтобы его оскорбить.

«Ваш вопрос напоминает одну из историй в« Шахнаме »о правителе Кавусе», - ответил он нейтральным тоном. «Вы помните, как он решил изобрести летательный аппарат и попытался парить в нем, как птица? Его люди думали, что это была глупая идея, но они помогали королю, пока Кавус не поранился в результате неудачного изобретения. Я думаю, что урок из этой истории состоит в том, что когда вы на службе, вы должны придерживаться решений своего лидера, даже если они ошибочны.

«Значит, я должен поставить под угрозу финансы нашей страны и позволить племенам конфликтовать, просто чтобы показать Мохаммаду, что я к его услугам?»

«Да, принцесса. Это мое мнение ».

Пари повернулся ко мне, чтобы спросить, что я думаю. «Он прав», - прошептала я. «Давайте убедимся, что новый шах любит вас и доверяет вам, прежде чем выступать против него».

Лицо Пари потемнело. «Мохаммед слишком слаб, чтобы противостоять чему-либо», - прошептала она в ответ.

«А как насчет его жены?»

«Она всего лишь женщина», - сказала она, и дядя рассмеялся.

Громче она сказала Мирзе Салману: «Я благодарна за ваш совет, но для блага страны я не могу согласиться. Люди Мухаммеда будут отправлены прочь ».

По ту сторону решетки стояла долгая тишина, пока Пари ждала, нетерпеливо натягивая свободную нить на своем поясе.

«Уважаемая принцесса, умоляю вас не отменять его приказы. Не откладывайте, как в прошлый раз, - сказал Мирза Салман.

«Но в этом я прав!» Пари ответила, ее голос повысился от разочарования.«Если остайлу преуспеет, они будут чувствовать себя вправе на уступки. Более того, откуда мне знать, что им можно доверять как охранникам? Я отказываюсь рисковать богатством моей страны ».

«Принцесса, а что, если казна перейдет под контроль всех трех племен - черкесов, таккалу и остаджлу?»

Я подумал, что это хорошее решение. Пари мог утверждать, что выполнил приказ, сохранив при этом значительный контроль. «Отличная идея!» Я прошептал.

Она проигнорировала меня.Мирзе Салману она сказала: «Они будут ссориться между собой».

«Ваш отказ может стать причиной внутренней войны во дворце, - заявил Мирза Салман.

«Мой ответ - нет».

«Как же вы планируете умиротворить мужчин?» он спросил.

«Я позабочусь об этом», - сказал Шамхал. «Есть вещи, которые таджикский администратор просто не может сделать».

Оскорбление было резким, как вкус металла.

«Дядя!» - воскликнул Пари. «Таджик и турок смешались в крови сефевитов, как вы знаете! Как одно может жить без другого? »

Поскольку у меня были вены обоих, пришлось согласиться.

«А черкесы?» Мирза Салман бросился в атаку, но мудро промолчал. Все мы знали, что черкесы и грузины, будучи новичками в суде по сравнению с кызылбашами, пытались пробиться на более выгодные позиции.

«Что из них? Мы такие же жестокие, как и все остальные », - сказал Шамхал.

«Мы все иранцы», - отметил Пари.

«Если бы только племена видели это таким. Каждый работает на благо своей группы: Остажлу вместо Остажлу, черкесский за черкесский. Всегда ли так должно быть? » - спросил Мирза Салман.

Другими словами, станет ли Пари с этого момента на стороне дяди против него?

«Нет», - ответила она. «Но мое решение о казначействе остается в силе».

Последовала долгая обиженная пауза. «Ради бога, принцесса! Это ошибка », - сказал он.

«Я согласен с Мирзой Салманом», - настаивал я шепотом, хотя это было странно, учитывая, что он не сказал мне, насколько хорошо он знал бухгалтера, убившего моего отца.

Глаза Пари бросили на меня пламя неодобрения.

Шамхал, давай, убей мужчин, - приказала она. «Мирза Салман, вы уволены».

Неужели она ничему не научилась из своего опыта с Исмаилом? Почему она должна настаивать на сохранении контроля, если это может привести к тому, что она проиграет битву за влияние на нового шаха? Я мог только надеяться, что Мохаммад так же охотно поддался влиянию, как она думала.

«Джавахер, я уже давно говорила тебе, что не всегда соглашусь с твоим советом», - сказала она, когда мы остались одни.

«Тем не менее, я должен дать это. Боюсь, что на вас влияет ваше желание править ».

«Вы ошибаетесь: мое решение полностью стратегическое. Мохаммад должен понять, что он ничего не может отнять у меня. Я не буду повторять ошибок, которые совершил, когда доверил Исмаилу вознаграждение за мои усилия. Мне не удавалось поддерживать какие-либо рычаги воздействия, что позволяло легко оттеснить меня в сторону. На этот раз я встречу силу собственной силой, и самый свирепый лев победит ».

Ее глаза загорелись, как будто она была готова драться тут же.Я смотрел на нее в благоговении.

«Я рискую всем с этой стратегией, - продолжила она, - но я делаю это для Ирана. Подумайте о людях, которые пострадают от вторжения османов или узбеков! Подумайте, как наша земля будет окровавлена ​​нашими собственными солдатами, если начнется новая гражданская война! Я должен действовать для иранцев, которые не могут действовать сами. В моих жилах течет королевская кровь, и это мой долг, живу я или умру ».

Ее пылкие слова звучали как боевой клич. Некоторое время я молчал, размышляя о важности ее заявления.

«Вы хотите восстать?» - тихо спросил я.

«Если надо».

Я удивленно отступил.

Ее глаза искали мои и задерживали их. «Если до этого дойдет, мне понадобится твоя помощь больше, чем когда-либо».

Это то, что требовалось? Испытывал ли мой отец подобные сомнения относительно своего лидера?

Конечно, был.

В тот вечер Баламани сказал мне, что Анвар был свидетелем спора Мирзы Салмана и Шамхала Черкеса перед казначейством.Мирза Салман призвал черкесскую охрану и стражу Таккалу подчиниться приказам Мохаммеда и распустить, в то же время Шамхал пригрозил остаджлу репрессиями, если они не разойдутся. Когда Мирза Салман не отступил, могучий Шамхал обнажил свой меч и взмахнул им.


муса салгереев - Opera News

Лучшие города
  • Нью-Йорк, NY
  • Хьюстон, Техас
  • Чикаго, Иллинойс
  • Бруклин, Нью-Йорк
  • Майами, Флорида
  • Лос Анджелес, Калифорния
  • Феникс, Аризона
  • Филадельфия, Пенсильвания
Штаты
  • Алабама
  • Аляска
  • Аризона
  • Арканзас
  • Калифорния
  • Колорадо
  • Коннектикут
  • Делавэр
  • район Колумбии
  • Флорида
  • Грузия
  • Гавайи
  • Айдахо
  • Иллинойс
  • Индиана
  • Айова
  • Канзас
  • Кентукки
  • Луизиана
  • Мэн
  • Мэриленд
  • Массачусетс
  • Мичиган
  • Миннесота
  • Миссисипи
  • Миссури
  • Монтана
  • Небраска
  • Невада
  • Нью-Гемпшир
  • Нью-Джерси
  • Нью-Мексико
  • Нью-Йорк
  • Северная Каролина
  • Северная Дакота
  • Огайо
  • Оклахома
  • Орегон
  • Пенсильвания
  • Род-Айленд
  • Южная Каролина
  • южная Дакота
  • Теннесси
  • Техас
  • Юта
  • Вермонт
  • Вирджиния
  • Вашингтон
  • Западная Виргиния
  • Висконсин
  • Вайоминг
Горячие темы
  • Эрнесто Александр Уэрта
  • Ким Келли Оберхаузер
  • Энтони Эжефо
  • Альфредо Моло iii
  • Марк Смидерл
  • Николи Ричардсон
  • Алия Градниго
  • Ричард Поткнер
Компания
  • Около
  • Конфиденциальность
  • Условия
  • DMCA
  • Форум

© Новости Opera, 2021. Все права защищены.

В Кабардино-Балкарии застрелены пять полицейских

Насилие, связанное с повстанцами - и, очевидно, простое преступное насилие - продолжалось на Северном Кавказе на этой неделе, особенно в республиках Кабардино-Балкария и Дагестан.

В Кабардино-Балкарии четверо боевиков ворвались в кафе в городе Чегем 2 февраля и застрелили группу сотрудников ГАИ, которые там обедали. Четверо полицейских были убиты на месте, один ранен.Раненый милиционер скончался в больнице 3 февраля, в результате чего число погибших в результате нападения достигло пяти. Сообщается, что нападавшие украли у милиционеров оружие (www.kavkaz-uzel.ru, 3 февраля).

Сегодня (4 февраля) парламент Кабардино-Балкарии вместе с правительством и членами Общественной палаты одобрил обращение к президенту России Дмитрию Медведеву, премьер-министру Владимиру Путину, Генеральной прокуратуре и руководителям Следственного комитета и Федеральная служба безопасности (ФСБ), призывая их принять дополнительные меры для повышения безопасности в республике в ответ на «нарастание террористических угроз со стороны экстремистских сил» (www. kavkaz-uzel.ru, 4 февраля).

Самодельное взрывное устройство (СВУ) взорвалось на участке железной дороги в Кизлярском районе Дагестана вечером 3 февраля при приближении грузового поезда. Взрыв повредил три железнодорожные шпалы и 50 сантиметров рельса, разбив окна локомотива. Однако поезд не сошел с рельсов, и никто не пострадал в результате инцидента. В результате взрыва задержался ряд поездов, в том числе пассажирские. 31 января на участке железной дороги Тимерго-Шамхал в Дагестане взорвалось взрывное устройство, когда проезжал товарный поезд.В результате взрыва никто не пострадал, но железнодорожная ветка была задержана (www.kavkaz-uzel.ru, 4 февраля).

3 февраля в результате взрыва в столице Дагестана Махачкале погиб заместитель начальника архитектурного управления Советского района города Магомед Изудинов. Взрыв произошел возле здания администрации Советского района на улице Генерала Танкаева в Махачкале. Информация об инциденте была противоречивой: по одной из версий событий, на крыше автомобиля Изудинова взорвалась самодельная бомба; По другой версии, СВУ находилось в пакете, подаренном Изудинову человеком, который также погиб в результате взрыва. Редактор информационно-политического отдела дагестанской газеты «Черновик» Маирбек Агаев сообщил сайту «Кавказский узел», что в пакете должны были содержаться деньги. Агаев отметил, что работа Изудинова в основном заключалась в сносе незаконно построенных построек в Советском районе. Ранее главный редактор Черновика Надир Исаев сообщил сайту, что архитектурные работы, включая снос зданий, являются одной из самых коррумпированных и криминальных сфер управления как в Махачкале, так и в Дагестане в целом (www.kavkaz-uzel.ru, 3 февраля).

2 февраля двое мужчин были убиты в ходе спецоперации в селе Шамхал Кировского района Махачкалы после того, как силовики заблокировали их жилой дом. Погибшие опознаны как Магомед Далгатов, лидер кизилюртовской группировки повстанцев, и Мамади Гаджибеков, житель села Султангиюрт. По данным Национального антитеррористического комитета, Далгатов сбежал из тюрьмы и находился в федеральном розыске по обвинению в причастности к «незаконным вооруженным формированиям» - повстанческим группировкам (www. kavkaz-uzel.ru, 2 февраля).

Вечером 1 февраля в кафе на Майдане в дагестанском городе Кизляр взорвалось взрывное устройство. В результате взрыва, в результате которого были выбиты окна кафе и повреждена стена, никто не пострадал. Примерно в то же время произошел взрыв в продуктовом магазине, расположенном в частном доме в Кизляре. В результате взрыва бомбы пострадали владелец дома и двое членов его семьи, которые были госпитализированы (www.kavkaz-uzel.ru, 2 февраля).

31 января в ходе плановых ремонтных работ в турбинном котле Ирганайской ГЭС в Унцукульском районе Дагестана были обнаружены два взрывных устройства.Устройства обезврежены специалистами по обезвреживанию бомб (www.kavkaz-uzel.ru, 1 февраля). 9 сентября прошлого года мощное СВУ было обнаружено и обезврежено на заводе, где двумя днями ранее сообщалось о пожаре. Тогда как официальные лица заявили, что пожар был вызван аварией, на сайте повстанцев «Кавказ-центр» сообщалось, что на электростанцию ​​были заложены три бомбы, две из которых взорвались (EDM, 10 сентября 2010 г. ).

Уведомление об авторских правах: © 2010 The Jamestown Foundation

Был Алексей Навальный in den berüchtigten russischen Straflagern erwartet

Alexej Nawalny wurde zu mehr als zwei Jahren Strafkolonie verurteilt.Dort drohen miserable hygienische Bedingungen und gefährliche Zustände. Был ли Эрвартет ден Кремль-Критикер?

Gezwungen zu mehr als zwölf Stunden Arbeit pro Tag, ohne Privatsphäre, oft unter korrupten Wärtern: Оппозиционный фюрер Алексей Навальный соль в Russland zwei Jahre в einem Straflager verbringen, hat ein Moskauercht Diesel.

Nawalny reiht sich damit in eine Linie bekannter politischer Gefangener ein, die russische Gerichte unter dem путинский режим для Монате или Яхре weggesperrt haben: die Pussy-Riot-Musikerinnen und Kreml-Kritikerie Konokantrínennen Maria Alyoknikova. , der LGBTQ- und Nawalny-Aktivist Ильдар Дадин.

Alexej Nawalny am 5. Februar vor Gericht: Wegen Verstoßes gegen Bewährungsauflagen in einem früheren Verfahren wurde er zu mehr als zwei Jahren im Straflager verurteilt. (Quelle: Бабушкинский районный суд / ТАСС / imago images)

Eine halbe Million Menschen sitzen in Strafanstalten

Russische Politikwissenschaftler werten das Urteil als eindeutigen "Akt der politischen Aggression" gegen die Opposition. "Криминал юстиз ist zu einem mächtigen Werkzeug der Repression gegen politische Aktivisten geworden", sagt auch Ольга Подоплелова фон дер Организации "Russland hinter Gittern" t-online.Sie habe "höchste Bedeutung" für das Путинрежим - die Gerichte hätten durch Änderungen der Verfassung 2020 ihre Unabhängigkeit vollkommen verloren. Die Quote der Freisprüche betrage jetzt nur noch ein Prozent. "Wird ein Mensch einmal angeklagt, ist eine Verurteilung wahrscheinlich".

Rund eine halbe Million Menschen (483,000) sitzen zurzeit in russischen Gefängnissen, Straflagern oder Arrestanstalten. Damit liegt Russland im europäischen Vergleich auf Platz 1 und international hinter den USA, China und Brasilien auf Platz 4 der Länder mit den meisten Inhaftierten. Был ли Навальный как политический Хэфтлинг in der Strafkolonie zu erwarten?

Insassen der Strafkolonie 18 в Новосибирске: Rapport bei Minusgraden. (Quelle: Кирилл Кухмар / ТАСС / imago images)

Monatelange Anreise в фургоне с фенстерлосем

Die Strafkolonien liegen weit über Russland verteilt, Hunderte Kilometer weit entfernt von der russischen Hauptstadt. Gefangene werden meist in fensterlosen Bahnwaggons transportiert, die Reisen dauern mehrere Wochen, часто sogar Monate.In dieser Zeit seien Gefangene in der Regel wie vom Erdboden verschluckt, die Familien würden nicht informiert, kritisieren Menschenrechtsorganisationen.

Ein Monat lang verschwand etwa Ildar Dadin bei einer Verlegung zwischen zwei Straflagern von der Bildfläche. Der "Guardian" berichtet von einem Fall, in dem die Verlegung einer Frau drei Monate dauerte. Ihre Familie sei erst Wochen nach ihrer Ankunft im neuen Quartier über ihren Aufenthaltsort informiert worden.

In den Strafkolonien hätten Gefangene schon wegen ihrer Abgeschiedenheit mit zahlreichen Gefahren zu rechnen, sagt Ольга Подоплелова: Es mangele an medizinischer Versorgung ebenso wie öffentlicher zu rechnen.Oft sehen Inhaftierte ihre Familien monate- oder jahrelang nicht.

Wachtürme in der Strafkolonie Nummer 4 в Алексеевке: Die Lager sind streng bewacht, Wärter patrouillieren mit Hunden. (Quelle: Сергей Фадеичев / ТАСС / imago images)

Schlafen mit Dutzenden auf engem Raum

Die überwiegende Zahl der Gefangenen ist wegen Drogendelikten oder Mordes verurteilt, berichtet "Russland hinter Gittern". In den Straflagern wird meist в Baracken geschlafen, mit Dutzenden, manchmal Hunderten, auf wenig Raum.Je nach Lagerart variert der Bewegungsspielraum, Rückzugsorte gibt es aber nicht. Die Hackordnung ist streng, Neulinge müssen sich, Berichten von ehemaligen Insassen zufolge, erst einmal verdient machen - zum Beispiel um die trustbteren unteren Etagenbetten zu erhalten. In vielen Lagern übernehmen Gefangene Aufgaben für die Lagerleitung - Quell von Bevorzugung, Feindseligkeit und Ärger.

Es mangelt an dem Nötigsten: Dadin teilte sich eine Zelle mit zehn weiteren Männern - es gab aber nur acht Betten.Geschlafen wurde abwechselnd, geraucht wurde Kette. Um die Langeweile zu bekämpfen, fingen die Männer Mäuse, von denen es in der Unterkunft wimmelte, в Milchtüten, wie Dadins Verlobte in einem Blogeintrag berichtet.

Betten in der Kolonie Nummer 4 в Алексеевке: Der Platz ist eng, die unteren Betten begehrt. (Quelle: Сергей Фадеичев / ТАСС / imago images)

Arbeiten für zwei Euro im Monat

Oft arbeiten Lagerinsassen 12 bis 14 Stunden an 6 Tagen die Woche, wie eine Untersuchung der Organization «Russland hinter Gittern» von 2019 ergab.Die Gefängnisse und Lager produzieren demnach vor allm Kleidung für die Regierung - zum Beispiel Uniformen für Armee und Polizei - und regierungseigene Unternehmen. Auch in der Möbel- und Metallindustrie werden Gefangene eingesetzt.

Ольга Подоплелова berichtet von Fällen, in denen Gefangene unter Strafandrohung gezwungen wurden, zu unterzeichnen, dass sie «freiwillig» zusätzliche Arbeit verrichten und auf ihr Gehalt verzichten. Die Bezahlung liege dabei weit unter Mindestlohn, часто от 200 до 300 рублей за деньги - также от 2,20 до 3,30 евро."In der Praxis kommen die Arbeitsbedingungen der Häftlinge oft Sklaverei gleich", sagt sie.

Respekt von Gefangenen, Schikane durch die Lagerleitung

Mehrere politische Gefangene berichteten der "New York Times", dass sie recht leicht Schutz und Verbündete in den Lagern finden konnten. Wer zum Beispiel wegen Angriffs auf einen Polizeibeamten verurteilt wurde, ernte Respekt. Der ukrainische Filmemacher Олег Сенцов sagte, Nawalny werde im Straflager vermutlich keine Probleme mit seinen Mitgefangenen bekommen, denn: "Er ist mutig.«

Fußballspieler Alexander Kokorin (Mitte) 2019 in der Strafkolonie: Kokorin wurde wegen eines Angriffs auf Staatsbeamte в einem Moskauer Café zu anderthalb Jahren Lagerhaft verurteilt. (Quelle: Сергей Фадеичев / ТАСС / imago images)

Auch Kreml-Kritiker Михаил Ходорковски, der rund acht Jahre lang eingesperrt verbrachte, schilderte das Verhältnis zu seinen Barrackennachbarn als positiv: «Du sitzt ein für die Wahrheituf», habeh er häituf.

Problematischer könnte das Verhältnis zur Lagerleitung werden.Организация "Хьюман Райтс Вотч" критично, dass die Lagerleitungen politische Gefangene immer wieder für kleine Verstöße gegen den Verhaltenskodex drangsalieren und bestrafen. Chodorkowski zum Beispiel sei wiederholt в Strafhaft gesteckt worden, weil er die Handschuhe eines anderen Gefangenen trug.

Надежда Толоконникова (слева) и Мария Алехина: Auch die Pussy-Riot-Aktivistinnen, hier bei einer Anhörung vor Gericht, wurden zu mehreren Jahren Haft в Strafkolonien verurteilt.(Quelle: ИТАР / ТАСС / imago images)

Pussy-Riot-Mitglied Maria Alyokhina beschrieb ihre Zeit im Straflager as Zeit "endloser Demütigungen". Drei Wochen lang sei sie beinahe täglich gynäkologisch untersucht worden. Menschenrechtsorganisationen erklären: In russischen Straflagern sind Untersuchungen des Intimbereichs bei Frauen oft Teil der Checkliste, die Sicherheitskräfte durchgehen, wenn Insassinnen das Lager für Prozesse verlassen und wieder wieder.

Gefahr von Mordanschlägen

Nawalny wurde zuletzt im August 2020 Opfer eines Mordanschlags mit dem Giftstoff Nowitschok, überlebte nur knapp.Er wurde nach Deutschland geflogen und erholte sich в Берлине fünf Monate lang. Er macht Путин für den Anschlag verantwortlich. Es war laut Nawalny nicht der erste Mordversuch: Bereits 2019 erhob sein Team den Vorwurf, dass Nawalny vergiftet worden sei - im Gefängnis.

Ob das Straflager für Nawalny wegen möglicher Mordversuche des Kremls ein lebensgefährlicher Ort ist, darüber streiten Experten. Путин könne sich das nicht leisten, der Kreml sei dann der einzige mögliche Mörder, die Schuld zu offensichtlich, sagen die einen.Andere, wie Russlandexpertin Sabine Adler vom Deutschlandfunk, предупреждает: "Es gibt immer noch diesen" Ups "-Faktor: Ach, dann war das irgendein Wärter, ein Mitgefangener, eine Lebensmittelvergiftung". Dass jeder Ort in dieser Welt für Nawalny gefährlich sei, habe der Anschlag in diesem Sommer gezeigt.

Oft vor Gericht

Noch ist nicht bekannt, in welcher Kolonie Nawalny seine Strafe absitzen soll. Der Kreml hat neue Vorwürfe gegen ihn erhoben, derzeit steht er noch в Moskau vor Gericht.Fraglich ist auch, wie viel Zeit Nawalny in Zukunft überhaupt dort verbringen muss. Михаил Ходорковски erklärte dem «Spiegel» в einem Interview 2010, er sei «kein gewöhnlicher Gefangener» gewesen.

Er habe von rund acht Jahren lediglich ein Jahr und zwei Monate in dem Straflager verbracht, zu dem er eigentlich vom Gericht verurteilt wurde. «Die restliche Zeit habe ich in unterschiedlichsten Untersuchungsgefängnissen verbracht», - говорит Ходорковски. Grund seien die zahlreichen Prozesse gegen ihn gewesen, auf die er sich habe vorbereiten und zu denen er hätte erscheinen müssen.

Blackwood's Edinburgh Magazine, апрель 1843 года - Ensino Médio Inglês

 и обычаи вашей страны.  Но ты сбежал
в горы, и с Сулейманом Ахмет-ханом вы совершили
насилие в пределах России; тебя избили, и снова ты
совершить вторжение с Джембулатом. Вы не можете не знать, какая судьба
ждет вас ".
«Да, - холодно ответил Аммалат Бек, - меня расстреляют».
«Нет! Пуля - слишком почетная смерть для разбойника», - воскликнул
сердитый генерал: "телега с загнутыми валами - веревка вокруг вас.
шея - вот достойная награда."
«Все равно, как умирает человек, - ответил Аммалат, - если он умирает.
быстро. Прошу одного одолжения: не дайте мне мучиться судом:
это трижды смерть ".
«Ты заслуживаешь сотни смертей, дерзкий! Но я обещаю тебе.
итак: завтра ты умрешь. Соберите военный трибунал ", - продолжил
главнокомандующий, обращаясь к своему штабу: «факт ясен,
доказательство перед вашими глазами, и пусть все будет кончено в один присест,
перед моим отъездом ".
Он махнул рукой, и осужденный был удален.Судьба этого прекрасного молодого человека тронула всех нас. Каждое тело было
шепчет о нем; все жалеют его; тем более, что
не было никаких средств спасти его.  Все хорошо знали
необходимость наказания за эту двойную измену и непреклонность
Алексея Петровича в вопросах этой огласки: а значит,
никто не посмел заступиться за несчастного виновника. В
главнокомандующий был необычайно внимателен до конца
вечером, и вечеринка разошлась рано. Я решил сказать слово
для него - «Возможно, - подумал я, - я смогу добиться некоторой компенсации
приговор."Я открыл одну из штор палатки и двинулся вперед.
тихо в присутствии Алексея Петровича. Он сидел один,
положите обе руки на стол; перед ним лежала депеша для
Император, наполовину законченный, и который он писал без предварительного
копия. Алексей Петрович знал меня как свиту, и мы
был знаком со времен битвы при Кульме. В то время у него было
был очень добр ко мне, и поэтому мой визит не стал неожиданностью для
ему. «Понятно - понятно, Евстафий Иванович, у вас есть замысел на мою
сердце! В общем заходишь как к батарее маршируешь,
а теперь на цыпочках ехать еле-еле.Это не зря. я
конечно, вы пришли с просьбой об Аммалате ". 
«Вы угадали, - сказал я Алексею Петровичу, не зная, как
начать.
«Тогда сядь, давай обсудим это», - ответил он. Затем, после
Пару минут молчания, он любезно продолжил: «Я знаю, что
говорится об уважении ко мне, что я отношусь к жизни мужчин как
игрушка - их кровь, как вода. Самые жестокие тираны скрылись
их кровожадность под маской доброжелательности. Они боялись
репутацию жестоких, хотя они боялись не совершать
жестокость; но я - я намеренно оделся в такой вид
характера, и намеренно испугал мое имя.Я желаю, и
мой долг - желать, чтобы мое имя защищало наши границы
действеннее, чем линии и крепости - это одно слово
мое должно быть для азиатов более определенным, более неизбежным, чем
смерть. На европейца можно возразить: он находится под влиянием
совесть, тронутая добротой, привязанная прощением, завоеванная
преимущества; но для азиатов все это безошибочное доказательство
слабое место; и ему я - даже из соображений благотворительности - имею
показал себя невероятно суровым. Одно исполнение сохраняет
сотню русских от уничтожения и отпугивает тысячу мусульман
от измены. Евстафий Иванович, многие не поверят моим словам,
потому что каждый скрывает жестокость своей натуры, а свой секрет
мстительность под предлогом необходимости - каждый говорит,
притворство чувства: «Я искренне желаю прощения,
но сами судите - могу ли я? Какие после этого законы - какие
общее благосостояние? Все это я никогда не говорю; в моих глазах нет слезы
видно, когда я подписываю смертный приговор: но сердце мое кровоточит ».
Алексей Петрович был тронут; он взволнованно поднимался несколько раз
и вниз по палатке; затем сел и продолжил: «Никогда, в
несмотря на все это, для меня никогда не было так трудно наказать, как
этот день.Тот, кто, как и я, много жил среди азиатов, перестает
доверять Лафатеру и больше не доверять красивому
лицо, чем в рекомендательном письме; но взгляд, выражение,
поведение этого Аммалата произвело на меня необычное
впечатление. Мне его жаль ».
«Щедрое сердце, - сказал я, - лучше оракула, чем разум».
"Сердце сознательного человека, мой дорогой друг, должно быть
повеление разума.  Я конечно могу простить Аммалата, но я
_ought_ наказать его.Дагестан по-прежнему полон врагов
России, несмотря на их заверения в подчинении; четное
Тарки готов к восстанию при первом движении в горах: мы
наказанием заклепать свои цепи и показать татарам, что нет
рождение может заслонить виноватых - что все равны перед глазами
Российское право. Если я прощу Аммалата, все его отношения начнут
хвастаться, что Ермолов боится Шамхала ». Я заметил, что
снисходительность, проявленная к столь обширному клану, имела бы хорошее влияние на
страна - в частности Шамхал.«Шамхал - азиат, - перебил Алексей Петрович;
"он был бы счастлив, если бы этот наследник Шамхалата стал
отправлено на Елисейские поля. Кроме того, меня очень мало интересует предположение или
удовлетворить желания его сородичей ".
Я увидел, что главнокомандующий начал колебаться, и призвал его
более насущно. «Позвольте мне служить три года, - сказал я; "не
дайте мне отпуск в этом году - только помилуйте этого молодого человека.
Он молод, и Россия может найти в нем верного слугу. 
Щедрость никогда не отбрасывается."
Алексей Петрович покачал головой.
«Я уже сделал много неблагодарных, - сказал он, - но пусть будет так.
простите его, и не пополам - это не мой путь. Я благодарю тебя за
помогли мне быть милосердным, если не сказать слабым. Только помни мою
слова: Вы хотите взять его к себе - не верьте ему; не
согрейте змею в своей груди ".
Я был так рад своему успеху, что, поспешно бросив
главнокомандующий, я побежал к палатке, в которой находился Аммалат Бек.
ограничен. Его охраняли три стража; фонарь горел
в середине.Я вошел; заключенный лежал закутанный в
бурка, и слезы блестели на его лице. Он не слышал мой
вход, так глубоко он был погружен в свои мысли. Кому это
приятно расстаться с жизнью? Я был счастлив, что утешил
его в такой меланхолический момент.
«Аммалат, - сказал я, - Аллах велик, и Сардар милосерден; он
подарил тебе жизнь! "
Обрадованный пленник вскочил и попытался ответить, но
дыхание было затруднено в его груди. Сразу же появился оттенок
мрак покрыл его черты. "Жизнь!" воскликнул он; "Я поняла это
щедрость! Чтобы отправить человека в бездыханную темницу, без света
или воздух - отправить его в вечную зиму, в ночь, никогда не озаренную
звезду - заживо закопать в недрах земли - взять из
ему не только силу действовать, не только средства к жизни, но даже
привилегия рассказать родственникам о своей печальной участи - не отказывать ему
только право жаловаться, но даже способность бормотать
печаль ветру. И это вы называете жизнью! это непрекращающееся мучение
Вы гордитесь редкой щедростью! Скажи генералу, что я хочу
нет - это я презираю - такая жизнь."
«Вы ошибаетесь, Аммалат, - воскликнул я; "вы полностью помилованы: оставайтесь
кем вы были, хозяином своих действий и владений. Есть
твой меч. Главнокомандующий уверен, что в будущем вы будете
обнажать его только для россиян. Предлагаю вам одно условие; приехать
и живи со мной, пока не умолкает отчет о твоих действиях. Ты
будет как друг, как брат ».
Это поразило азиатку. В его глазах блестели слезы. 
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *