Склеп капуцинов: Императорский склеп (склеп Капуцинов) — ВЕНА – Сейчас. Навсегда

Содержание

Глава тринадцатая. ИМПЕРАТОРСКИЙ СКЛЕП, ИЛИ СКЛЕП КАПУЦИНОВ

Глава тринадцатая.

ИМПЕРАТОРСКИЙ СКЛЕП, ИЛИ СКЛЕП КАПУЦИНОВ

Одна из достопримечательностей Вены — Императорский склеп (Kaisergruft), или Склеп капуцинов (Kapuzinergruft), с 1633 года служил усыпальницей членов императорского дома Габсбургов. В настоящее время здесь покоятся останки 12 императоров (включая императора Мексики Максимилиана, брата Франца-Иосифа I), 19 императриц (включая Марию-Луизу, вторую жену Наполеона) и более 100 эрцгерцогов — всего 137 человек.

Фактически это крипта[21] венской Капуцинеркирхе (Kapuzinerkirche), что находится близ дворца Хофбург, в которой покоятся руководители Священной Римской империи, Австрийской империи и Австро-Венгрии, а также члены их семей. Вальтер Вайс по этому поводу пишет:

«Склеп капуцинов дает возможность составить представление о генеалогическом древе одной из крупнейших правящих династий Европы и познакомиться с теми изменениями, которые произошли в обрядах погребения на протяжении веков».

Церковь Капуцинов в Вене 

До смерти эрцгерцога Франца-Карла (отца императора Франца-Иосифа и деда эрцгерцога Франца-Фердинанда, чье убийство послужило поводом к началу Первой мировой войны), имевшей место 8 марта 1878 года, соблюдалась следующая процедура захоронения умерших Габсбургов: их сердца было принято размещать в серебряных урнах отдельно, в Склепе сердец при церкви Августинцев (Augustinerkirche), а их внутренние органы хоронили в медных урнах в Герцогском склепе под собором Святого Стефана, расположенным в самом центре старой Вены на площади Штефансплатц. Потом внутренние органы тоже стали хранить в серебряных урнах, но это мало меняло суть дела. Конец этому был положен императором Францем-Иосифом, и связано это было с именем сына Наполеона.

Первыми похороненными в Императорском склепе были основательница Капуцинеркирхе (первый камень церкви заложен в 1622 году, а освящена она была в 1632 году) императрица Анна и ее супруг император Матвей (Маттиас), правивший с 1612 года.

Они умерли в Вене соответственно 14 декабря 1618 года и 20 марта 1619 года, а после завершения строительства и освящения церкви их саркофаги были перенесены в так называемый Склеп основателей.

Склеп капуцинов делится на девять меньших по размерам склепов, а также на капеллу, где покоится жена императора Карла I Зита Мария дель-Грацие Бурбон-Пармская, последняя императрица Австрии, королева Богемии и Венгрии. Она пережила своего мужа на шестьдесят семь лет, а Австрийскую империю — на семьдесят один год. Рядом с ней захоронен один из ее сыновей, умерший в 2007 году.

Императрица Зита умерла 14 марта 1989 года в Швейцарии (до этого она долгое время жила в Бельгии, США и Канаде), и похоронена она была в Склепе капуцинов лишь через год, 1 апреля, в годовщину смерти своего мужа. Тогдашний президент Австрии Курт Вальдхайм лично присутствовал на церемонии, что вызвало немало разговоров среди тех, кто был недоволен его фашистским прошлым (подробнее об этом будет рассказано ниже). Присутствовал и мэр Вены, социалист Хельмут Цилк.

С другой стороны, канцлер Франц Враницкий, родившийся в Вене в 1937 году, отказался прийти на церемонию захоронения, заявив, что бывшая императрица Зита — это обычное частное лицо, и это тоже спровоцировало скандал.

Историк Жан де Кар по этому поводу замечает:

«Эти похороны приняли вид события национального масштаба, но важно отметить, что они ничего не стоили ни государству, ни городу, так как все затраты взяла на себя семья».

Гробница императора Карла VI в Императорской усыпальнице в Капуцинеркирхе

С художественной точки зрения, примечательны склеп императора Священной Римской империи Карла VI и склеп императрицы Марии-Терезии (его дочери), декорированный в стиле рококо.

Двойной саркофаг Марии-Терезии, реально управлявшей государством, и ее мужа Франца Лотарингского был создан в 1753 году придворным художником и скульптором Бальтазаром Моллом (он же, кстати, создал и гробницу Карла VI), когда венценосная пара была еще жива. Саркофаг Марии-Терезии богато украшен и как свадебный торт обвит ленточками. Вместо роз, правда, — черепа и ангелы, как символы смерти и жизни. Бывшие супруги, бюсты которых расположены наверху, лицом к лицу друг к другу, словно ведут молчаливый диалог с вечностью. По бокам склепа барельефы изображают сцены их коронации.

Памятник Францу был выполнен строго, в стиле раннего классицизма, и представляет повелителя с полководческим жезлом и золотым руном. Свинцовая отливка всадника была готова в 1781 году, но монумент был выставлен только в 1797 году. В 1819 году конная статуя Франца переехала в парк Бурггартен, где он и стоит по сей день.

Интересно отметить, что, кроме Габсбургов, в Склепе капуцинов погребена также одна дама, к правящей династии не принадлежавшая. Это графиня Каролина Фукс-Моллард, любимая воспитательница Марии-Терезии, которая пожелала покоиться с ней рядом. На ее надгробии императрица приказала написать: «На вечную память благосклонного благодарного сердца о благородном воспитании добродетели».

Однако в Склепе капуцинов похоронены не все Габсбурги. Не стоит искать здесь гробницы императора Карла V, умершего в 1559 году в монастыре Юсте (Эстремадура, Испания), и Франца-Фердинанда, убитого вместе с женой в Сараево 28 июня 1914 года. Они покоятся в замке Арштеттен, в ста километрах к западу от Вены.

Долгое время не было здесь и гробницы Карла I, последнего императора из дома Габсбургов, взошедшего на престол в 1916 году. К этому времени положение страны было крайне тяжелым, и в ноябре 1918 года Австро-Венгрия распалась. После этого император объявил, что «отстраняется от управления государством», подчеркивая, что это не является отречением от престола. После двух неудачных попыток вернуть венгерский престол в 1921 году Карл был доставлен на остров Мадейра, определенный ему в качестве места изгнания. 1 апреля 1922 года он умер, как считается, от воспаления легких. В 2003 году он был беатифицирован католической церковью, то есть причислен к лику блаженных. А вот 12 января 2008 года его останки были перенесены в Склеп капуцинов и похоронены рядом с прочими Габсбургами (это было последнее погребение в Склепе капуцинов).

Интерес представляет и гробница Марии-Луизы Австрийской, второй жены Наполеона, императрицы французов, а затем принцессы Пармской, умершей 17 декабря 1847 года в Парме. Там она и была похоронена в часовне Сан-Людовико, но потом ее останки были перенесены в Вену. В Склепе капуцинов ей был сооружен бронзовый саркофаг.

Ее сын, герцог Рейхштадтский, умерший 22 июля 1832 года от туберкулеза в возрасте двадцати одного года, первоначально был похоронен здесь же, но в декабре 1940 года его останки были перенесены из Вены в Париж. При этом сердце покойного, хранившееся, по тогдашнему обычаю, отдельно, осталось в Вене. Оно находится в часовне, стоящей справа от церкви Августинцев, и это дало повод Жану де Кару назвать проведенное мероприятие «неполным возвращением».

В Склепе капуцинов привлекают внимание еще три стоящих рядом саркофага. Слева направо в них покоятся Сисси (принцесса Амалия-Евгения-Елизавета), Франц-Иосиф и кронпринц Рудольф, их сын и наследник, покончивший с собой 30 января 1889 года.

Императрица Елизавета отказывалась верить в смерть единственного сына и даже не присутствовала на его похоронах, но 9 февраля 1889 года все же решилась спуститься в Склеп капуцинов к телу Рудольфа. Сисси провела там всю ночь, пытаясь поговорить с сыном. Только после этого она убедилась, что случилось непоправимое. Она до конца жизни так и не смогла оправиться от этого удара. Она во всем винила себя, стала замкнутой и перестала носить светлую одежду.

Экскурсия в усыпальницу Дома Габсбургов

Мы отправимся на встречу с Вечностью, туда, где покоится блеск и слава одного из самых могущественных императорских домов Европы.

Много разных титулов носили представители Дома Габсбургов, были короли и императоры, эрцгерцоги и престолонаследники. Одни «прожигали» свою жизнь в императорской роскоши, как несчастная дочь Марии-Терезии, обезглавленная французской Революцией в 1793 году. Другие, по примеру великого Александра, считали что нищими они пришли в этот мир, нищими и уйдут из него.

Но всех уравняла гробовая доска габсбургских саркофагов в императорской усыпальнице Капуцинеркирхе (Kapuzinerkirche) на Новом рынке (Neuer Markt).

Череп с короной Империи

Императорская усыпальница с начала 17 века находится под опекой так называемого «нищенствующего» Ордена Капуцинов, одной из ветвей Ордена св. Франциска, Ordo Fratrum Minorum Capucinorum. В католическом склепе похоронены 149 особ из рода Габсбургов, одна няня и одна протестатка. Основатели усыпальницы, император Маттиас и императрица Анна, завещали построить дом вечного покоя только для себя, но традиция захоронения представителей семейства Габсбургов в этом склепе продолжается и до нашего времени.

Саркофаги Франца-Иосифа, Сиси и Рудольфа

Когда мы пройдём в действующий музей-усыпальницу, наши чувства не будут оскорблены: мы не увидим открытых саркофагов, как в катакомбах церкви св. Михаила или собора св. Штефана. Мы не почувствуем удушающего запаха тлена, который витал над площадью святого Штефана в 18 веке.

Туристы, гуляя по этой площади, даже не представляют, над какими жуткими местами пролегают маршруты их экскурсий. Мы увидим разнообразные саркофаги, которые демонстрируют развитие «моды» в похоронном деле, начиная от скромных гробниц в стиле ренессанс, как у основателей усыпальницы, и заканчивая современными саркофагами, как, например, у последней императрицы дома Габсбургов — Зиты Бурбон из Пармы и её сына, эрцгерцога Карла Людвига.

Саркофаг Марии-Терезии

Наше внимание привлечёт семейный склеп королевы Чехии и Венгрии Марии-Терезии, выполненный в стиле барокко. Посреди помещения, как огромный трон, возвышается двойной саркофаг четы Габсбургов-Лотринген, которые продолжили угасающую линию рода Габсбургов. Вокруг него торжественным полукругом расположились гробы их детей, в ногах покоится их сын — «мужицкий император».

Максимилиан I, император Мексики

Много интересных личностей нашли здесь свой вечный покой: Генриетта фон Насау-Вайльбург, которая первая в 18 веке в Вене нарядила рождественскую ёлку; победитель Наполеона при Ваграме, эрцгерцог Карл; самая красивая женщина Европы в 19 веке — императрица Элизабет (Сиси), дочь баварского герцога Макса; самоубийца-престолонаследник эрцгерцог Рудольф; романтический эрцгерцог Максимилиан, император Мексики…

Я расскажу много интересных фактов о тех людях, загадки жизни, а порой и смерти, которых продолжают будоражить воображение современников.

Любовь к жизни, богатство, подвиги и слава, ненависть и любовь померкли перед Вечностью в склепе капуцинов, в императорском склепе Дома Габсбургов!

Адрес: 1010 Wien, Tegetthoffstrasse 2

Время работы:
* Ежедневно с 10:00 до 18:00

Входные цены:
* взрослый билет — €5,5
* семейный билет — €12
* пенсионеры, студенты, группы — €4,5
* ученический билет (до 14лет) — €2,5

Источник

Продолжительность — 1,5ч
Категория — музей
Стоимость — €120

Все цены

Заказать экскурсию

Дата последнего обновления статьи: 26.10.2015, 20:34
Рубрика: Музеи Вены
Вы можете следить за всеми комментариями к этой статье через RSS 2.0
Комментарии и отклики на данный момент закрыты.

Склеп капуцинов — Журнальный зал

Роман. Перевод с немецкого С. Шлапоберской

I

Мы зовемся Тротта. Род наш происходит из Сиполья в Словении. Я говорю: род, потому что мы не одна семья. Сиполья больше не существует, и уже давно. Сегодня оно вместе со множеством других окружающих его общин входит в более крупный населенный пункт. Как известно, таково веление времени. Люди не могут жить поодиночке. Они объединяются в бессмысленные группы, и деревни тоже не могут существовать поодиночке. Так что возникают бессмысленные сообщества. Крестьян влечет в город, а деревни как раз и хотят стать городами.

Я знал Сиполье, когда еще был ребенком. Мой отец однажды взял меня туда с собой — семнадцатого августа, накануне того дня, когда во всех, даже самых маленьких местечках монархии праздновался день рождения императора Франца Иосифа I. В нынешней Австрии и в бывших коронных землях найдется совсем немного людей, у которых наша фамилия вызовет какое-либо воспоминание. Однако в давно забытых анналах старой австро-венгерской армии эта фамилия значится, и, должен признаться, я этим горжусь — именно потому, что эти анналы забыты. Да, я не дитя нынешнего времени, мне даже трудно удержаться и не назвать себя прямо его врагом. Не то чтобы я это время не понимал, как я часто сам уверяю окружающих. Это всего лишь безобидная увертка. Просто ради собственного удобства я не хотел бы становиться агрессивным или злобным и потому говорю, что не понимаю того, о чем мне следовало бы сказать, что я это ненавижу или презираю. У меня тонкий слух, но я притворяюсь тугоухим. Я считаю более порядочным симулировать физический недостаток, нежели признать, что я услышал какие-то грубости.

Мой двоюродный дед был тем самым простым лейтенантом от инфантерии, который в битве при Сольферино спас жизнь императору Францу Иосифу. Лейтенанта возвели в дворянство. Долгое время в армии и в хрестоматиях имп.-кор. монархии его называли не иначе как “Герой Сольферино” до тех пор, пока, согласно его собственному желанию, на него не легла тень забвения. Он вышел в отставку. Похоронен в Гицинге. На его надгробной плите выбиты сдержанные и гордые слова: “Здесь покоится герой Сольферино”.

Милость императора простерлась дальше — на его сына, который стал окружным начальником, и на внука, который в качестве лейтенанта горно-стрелковых частей пал осенью 1914 года в сражении под Красне-Буском. Я никогда его не видел, как вообще не видел никого из возведенной в дворянство ветви нашего рода. Тротты из этой ветви стали преданными слугами Франца Иосифа. Мой отец, однако, был мятежником.

Он был мятежником и патриотом, мой отец; это особый вид, который существовал только в прежней Австро-Венгрии. Он хотел реформировать империю и спасти Габсбургов. Слишком уж хорошо понимал он суть австрийской монархии. А потому навлек на себя подозрения и был вынужден бежать. Еще в молодые годы он уехал в Америку. По профессии он был химиком. Люди его специальности требовались тогда на невероятно быстро развивавшихся фабриках по производству красок в Нью-Йорке и в Чикаго. Пока он был беден, он, пожалуй, тосковал только по водке. Но когда он наконец разбогател, его взяла тоска по Австрии. Он вернулся на родину. Поселился в Вене. У него были деньги, а людей, у которых водятся деньги, австрийская полиция любила. Мой отец не только остался вне подозрений, он еще и пытался основать новую словенскую партию и купил в Аграме две газеты.

Он приобрел влиятельных друзей в ближайшем окружении престолонаследника, эрцгерцога Франца Фердинанда. Мой отец мечтал о славянском королевстве под владычеством Габсбургов. Мечтал о монархии австрийцев, венгров и славян. И да будет дозволено мне, его сыну, на этом месте своего повествования сказать: мне представляется, что мой отец, проживи он подольше, вероятно, смог бы изменить ход истории. Однако он умер приблизительно за полтора года до убийства Франца Фердинанда. Я его единственный сын. В завещании он назначил меня наследником своих идей. Не зря же он нарек меня при крещении именем Франц Фердинанд. Но тогда я был молод и безрассуден, чтобы не сказать легкомыслен. Ветреным я был во всяком случае. Жил я тогда, как говорится, сегодняшним днем. Нет! Это неверно: я жил сегодняшней ночью, днем я спал.

II

Но однажды утром — это было в апреле 1913 года — мне, еще заспанному, только за два часа до того вернувшемуся домой, доложили о визите кузена, некоего господина Тротты.

В шлафроке и шлепанцах я вышел в переднюю. Окна были раскрыты настежь. В нашем саду усердно выводили свои мелодии утренние дрозды. Раннее солнце приветливо озаряло комнату. Наша горничная, которую я до тех пор никогда еще не видел в такую рань, показалась мне в синем фартуке какой-то чужой — ведь я представлял ее себе только как юное существо, состоявшее из чего-то белокурого, черного и белого и чем-то похожее на флаг. Я впервые увидел ее в темно-синем одеянии, вроде тех, что носили монтеры и газовщики, и с пурпурно-красной перьевой метелкой в руках, и одного ее вида было бы довольно, чтобы внушить мне совсем новое, совсем непривычное представление о жизни. Впервые за много лет я видел утро в своем доме, и я заметил, что оно прекрасно. Горничная мне понравилась. Раскрытые окна мне понравились. Солнце мне понравилось. Пенье дроздов мне понравилось. Оно было золотым, как утреннее солнце. Даже девушка в синем была золотой, как солнце. Ослепленный сплошным золотом, в первый миг я даже не заметил ожидавшего меня гостя. Я увидел его лишь через несколько секунд — или то были минуты? Он сидел передо мной — худой, черный, молчаливый — на единственном стуле, что стоял у нас в передней, и не шелохнулся, когда я вошел. И хотя его волосы и усы были такими черными, а его кожа такой смуглой, посреди утреннего золота в передней он тоже казался частицей солнца, во всяком случае частицей далекого южного солнца. С первого взгляда он напомнил мне моего покойного отца. Он был таким же худым и черным, таким же смуглым, мосластым и мрачным, был истинным сыном солнца, а не таким, как мы, белокурые — всего лишь его пасынки. Я говорю по-словенски, отец научил меня этому языку. Я поздоровался с моим кузеном Тротты по-словенски. Казалось, он этому нисколько не удивился. Это было естественно. Он не встал, а остался сидеть. Протянул мне руку. Улыбнулся. Под его иссиня-черными усами сверкнули белизной крупные крепкие зубы. Он сразу же обратился ко мне на “ты”. Я почувствовал: это брат, а не кузен! Мой адрес он получил от нотариуса.

— Твой отец, — начал он, — завещал мне две тысячи гульденов, и я приехал сюда, чтобы их получить. К тебе я пришел, чтобы тебя поблагодарить. Завтра я хочу вернуться домой. У меня есть еще сестра, я хочу теперь выдать ее замуж. С приданым в пять сотен гульденов она получит самого богатого крестьянина в Сиполье.

— А остальное? — спросил я.

— Остальное я возьму себе, — весело сказал он. Он улыбнулся, и мне показалось, будто солнце еще ярче озарило нашу переднюю.

— Что будешь делать с этими деньгами? — спросил я.

— Расширю свое дело, — ответил он. И словно только сейчас подобало назвать мне свое имя, гость поднялся со стула: он встал с непринужденной уверенностью, а имя свое произнес с трогательной торжественностью. — Меня зовут Йозеф Бранко, — сказал он.

И только теперь я спохватился, что стою перед ним в халате и шлепанцах. Я попросил его обождать и пошел к себе в комнату, чтобы одеться.

III

Было около семи часов утра, когда мы вошли в кафе “Магерль”. Явились туда и первые пекарские мальчишки-разносчики, снежно-белые и пахнущие хрустящими царскими булочками, витушками с маком и солеными палочками. Свежеподжаренный кофе, девственный и пряный, благоухал, как само утро. Мой кузен Йозеф Бранко сидел со мной рядом, черный и южный, веселый, здоровый и бодрый, а я стыдился своей бледной белокурости и невыспанной усталости. К тому же я был немного растерян. Что мне ему сказать? Он только усилил мою растерянность, когда заявил:

— Утром я кофе не пью. Я хотел бы супу.

Конечно! В Сиполье крестьяне по утрам ели картофельный суп.

Так что я заказал картофельный суп. Его пришлось довольно долго ждать, а я стеснялся тем временем макать рогалик в кофе. В конце концов принесли суп, дымящуюся тарелку. Казалось, мой кузен Йозеф Бранко вовсе не заметил лежавшей на столе ложки. Своими смуглыми, поросшими черным волосом руками он поднес эту дымящуюся тарелку ко рту. Пока он глотал суп, казалось, что обо мне он совсем забыл. Весь во власти этой дымящейся тарелки, которую он высоко поднял своими крепкими тонкими пальцами, он имел вид человека, для которого аппетит — это благородное побуждение и который не прикасается к ложке лишь потому, что считает более изысканным есть прямо из тарелки. Да, пока я смотрел, как он поглощает суп, мне показалось почти непонятным, зачем люди вообще изобрели ложки, эти смешные инструменты. Мой кузен отставил тарелку, я увидел, что она совершенно пустая, блестящая и чистая, словно ее только что вымыли и вытерли.

— Сегодня после обеда, — сказал он, — я получу деньги.

Что у него за дело, спросил я, которое он собирается расширить.

— Ах, — сказал он, — дело-то совсем крошечное, однако оно способно кормить человека целую зиму.

И тут я узнал, что мой кузен Йозеф Бранко весну, лето и осень был крестьянином, который всецело предан своему полю, а зимой он жарил каштаны. У него имелись овчинный тулуп, мул, небольшая тележка, котел, пять мешков каштанов. С этим хозяйством он ежегодно с начала ноября разъезжал по некоторым коронным землям монархии. Если же какое-то место особенно ему нравилось, то он оставался там на всю зиму, пока не прилетали аисты. Тогда он обматывал мула пустыми мешками и направлялся к ближайшей железнодорожной станции. Он погружал в поезд мула, уезжал домой и снова становился крестьянином.

Я спросил его, каким образом можно расширить такое маленькое дело, и он растолковал мне, что тут еще много чего можно предпринять. Например, кроме каштанов продавать еще печеные яблоки и жареную картошку. К тому же мул у него за это время состарился и ослабел, и можно бы купить нового. Двести крон на это он так и так уже отложил.

Одет он был в блестящий атласный сюртук, цветастый плюшевый жилет с пестрыми стеклянными пуговицами, а на шее у него висела тяжелая золотая часовая цепочка изящного плетения. Я же, воспитанный отцом в любви к славянам нашей империи и вследствие того склонный принимать всякую фольклорную бутафорию за некий символ, сразу же влюбился в эту цепочку. Я хотел ее получить. И спросил кузена, сколько она стоит.

— Не знаю, — сказал он. — У меня она от отца, а ему она досталась от его отца — такие вещи не продают. Но поскольку ты мой кузен, я тебе с удовольствием ее продам.

— Итак, сколько? — спросил я. А про себя подумал, памятуя теории моего отца, что словенский крестьянин слишком благороден для того, чтобы вообще беспокоиться о деньгах и денежных ценностях. Кузен Йозеф Бранко долго думал, потом сказал:

— Двадцать три кроны.

Каким образом ему пришло в голову именно это число, я спросить не осмелился и дал ему двадцать пять крон. Он тщательно пересчитал деньги, не делая никаких поползновений дать мне две кроны сдачи, достал большой красный носовой платок в синюю клетку и завернул в него деньги. Только потом, после того как он дважды завязал платок узлом, он снял цепочку, вынул из жилетного кармана часы и все положил на стол — часы и цепочку. Это были старомодные тяжелые серебряные часы с ключиком для завода; кузен помедлил, прежде чем снять их с цепочки, какое-то время нежно, почти с любовью смотрел на них и в конце концов произнес:

— Поскольку ты все же мой кузен! Ежели ты дашь мне еще три кроны, я продам тебе и часы!

Я вручил ему монету в пять крон. И теперь он тоже не дал мне сдачи. Вытащил опять носовой платок, медленно развязал двойной узел, приложил новую монету к остальным, сунул все в карман брюк и чистосердечно посмотрел мне в глаза.

— Мне и жилетка твоя нравится! — сказал я через несколько секунд. — Я хотел бы и ее тоже у тебя купить.

— Поскольку ты мой кузен, — ответил он, — я продам тебе и жилетку. — И, ни секунды не медля, он снял сюртук, потом жилетку и передал ее мне через стол. — Она из хорошей материи, — сказал Йозеф Бранко, — и пуговицы красивые. А поскольку ее берешь ты, она стоит всего две кроны пятьдесят.

Я отсчитал ему три кроны и заметил в его глазах явное разочарование тем, что ему снова не досталась монета в пять крон. Он казался недовольным, больше не улыбался, однако и эти деньги спрятал так же тщательно и неторопливо, как прежние.

Теперь я владел самым важным, что, на мой взгляд, должно быть у истинного словенца: старинной цепочкой, пестрой жилеткой, тяжеленными часами без хода, с ключиком. Больше я не ждал ни секунды. Я нацепил на себя сразу все три вещи, расплатился и попросил подозвать фиакр. Кузена я отвез в отель — это был “Зеленый охотничий рог”. Я попросил его вечером дождаться меня, я хотел за ним заехать. Я намеревался представить его моим друзьям.

IV

Для виду, чтобы избежать лишних расспросов и успокоить мать, я записался на юридический факультет. Учиться я и не думал. Передо мной разворачивалась большая жизнь — пестрый луг, едва ограниченный очень и очень дальней линией горизонта. Я жил среди веселой, даже распущенной компании молодых аристократов, того слоя, который наряду с художниками был мне в старой империи милее всех прочих. Я разделял с ними скептическое легкомыслие, меланхоличную нескромность, греховную беспечность, высокомерную склонность к уединению — все признаки упадка, приближения коего мы тогда еще не видели. Над бокалами, из которых мы так задорно пили, уже скрещивала свои костлявые руки невидимая смерть. Мы весело бранились, бездумно кощунствовали. Одинокий и обремененный годами, далекий и словно застывший и тем не менее близкий всем нам и вездесущий в этой большой и пестрой империи, жил и царствовал старый император Франц Иосиф. Возможно, в потаенных глубинах наших душ дремали те виды уверенности, которые зовутся предчувствиями, — прежде всего, уверенность в том, что старый император умирает тем вернее, чем дольше он живет, а с ним вместе умирает монархия, не столько наша отчизна, сколько наше царство, нечто более значительное, обширное, возвышенное, нежели только отчизна. Из наших тяжелых сердец вылетали легкие остроты, из нашего чувства, что мы обречены смерти, — безумная радость от каждого подтверждения жизни: от балов, от молодого вина, от девушек, от еды, от увеселительных прогулок, от безумств любого рода, от бессмысленных эскапад, самоубийственной иронии, необузданной критики, от Пратера, от колеса обозрения, от театра Касперле, от маскарадов, балета, от легкомысленных любовных игр в уединенных ложах Придворной оперы, от маневров, которые мы прогуливали, и даже от тех болезней, которыми нас иногда награждала любовь.

Нетрудно понять, что неожиданный приезд моего кузена оказался мне весьма кстати. Ни у одного из моих легкомысленных друзей не было такого кузена, такого жилета, такой часовой цепочки, такой близкой связи с исконной почвой знаменитого словенского Сиполья, родины тогда еще не забытого, но уже легендарного героя Сольферино.

Вечером я заехал за кузеном. Его блестящий атласный сюртук произвел на моих друзей огромное впечатление. Он невнятно бормотал по-немецки, весело хохотал, показывая свои крепкие белые зубы, разрешал за себя платить, обещал купить в Словении новые жилетки и цепочки для моих друзей и охотно брал аванс. Потому что все завидовали приобретенным мною жилетке, цепочке, часам. Все они с удовольствием откупили бы у меня целиком моего кузена, мою родню и мое Сиполье.

Кузен обещал осенью приехать опять. Все мы провожали его на вокзал. Я купил ему билет во второй класс. Он взял этот билет, пошел с ним в кассу, и ему удалось обменять его на билет в вагон третьего класса. Оттуда он еще махал нам на прощанье. А у нас у всех разрывалось сердце, когда поезд стал удаляться от вокзала, ибо печаль мы любили столь же легкомысленно, сколь и удовольствия.

(Продолжение – в бумажной версии)

Императорский склеп — ЭнциклопедиЯ


 Материал из Википедии — свободной энциклопедии


Императорский склеп (нем. Kaisergruft; также Капуцинергруфт нем. Kapuzinergruft — «склеп капуцинов») — крипта венской Капуцинеркирхе, где покоятся императоры Священной Римской империи, Австрийской империи и Австро-Венгрии и члены их семей из дома Габсбургов.

Первыми похороненными в склепе были основательница Капуцинеркирхе императрица Анна и её муж император Матвей. Они умерли соответственно в 1618 и 1619 году, а после завершения строительства и освящения церкви в 1633 году их саркофаги были перенесены в «Склеп основателей». Сердца Габсбургов было принято размещать в серебряных урнах отдельно, в Склепе сердец при Августинской церкви, а их внутренности хоронили в медных урнах в Герцогском склепе под собором Святого Стефана.

В склепе Капуцинской церкви покоятся 12 императоров (включая императора Мексики Максимилиана, брата Франца Иосифа I), 19 императриц (включая Марию-Луизу, вторую жену Наполеона I) и многие другие члены фамилии Габсбургов (всего 137 человек). Кроме Габсбургов, в Императорском склепе погребена также одна дама, к династии не принадлежавшая — графиня Каролина Фукс-Моллард, любимая воспитательница Марии Терезии, которая пожелала покоиться с ней рядом; на её надгробии императрица приказала написать: «На вечную память благосклонного благодарного сердца о благородном воспитании добродетели». Кроме того, в склепе есть 4 урны с забальзамированными сердцами покойных.

Череп, скульптурное украшение саркофага

 

Надгробия

 

Надгробие Франца I Стефана и Марии Терезии

Последнее погребение в склепе Капуцинов произошло 16 июля 2011 года, когда в нём был похоронен умерший в 2011 году последний кронпринц из дома Габсбургов Отто фон Габсбург.

Императорский склеп делится на 9 меньших склепов, а также капеллу (Gruftkapelle), где покоится жена Карла I императрица Цита Бурбон-Пармская, пережившая мужа на 67 лет, и один из их сыновей, умерший в 2007 году. С художественной точки зрения примечательны склеп Карла VI (основан им в 1720) и склеп Марии-Терезии (1758), декорированный в стиле рококо.

При внесении гроба в церковь герольд из процессии стучал в ворота; настоятель, монах-капуцин, спрашивал по-латыни: «Кто просит о входе в эту усыпальницу?»; ему отвечали (к примеру): «О входе в эту усыпальницу просит раб Божий Франц; в земной жизни он был австрийским императором». Капуцин отвечал: «Такого мы не знаем!». Второй раз повторялось то же. На третий раз ответ герольда был: «Раб Божий Франц, бедный грешник!». И двери открывались.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ


БАЛЬЗАМИРОВАНИЕ, предохранение тела умершего от разложения. В древности достигалось путём пропитывания тела натронными солями и бальзамами с последующим высыханием и сморщиванием его в мумию; в наст, время достигается путём вливания в кровеносную систему антисептич. веществ, поглощающих влагу и свёртывающих белок. Наиболее совершенный оригинальный метод Б. разработан советским учёным В. П. Воробьёвым.

БАЛЬЗАМЫ, вещества растительного происхождения, состоящие из смолы, растворённой в эфирном масле. Применяются в медицине как обеззараживающие и противогнилостные средства, а также в парфюмерии и технике. Б. искусственные — смеси спиртовых растворов эфирных масел, настои трав. В переносном значении Б. — целительные средства.

ГЕРОЛЬД, в Зап. Европе в ср. века — глашатай, также распорядитель на торжествах, рыцарских турнирах и т. д.

МАКСИМИЛИАН ГАБСБУРГ (1832—67), австр. эрцгерцог, император Мексики 1863—67. Был посажен па престол интервентами в период франц. интервенции в Мексике (см. Мексиканская экспедиция). После отзыва франц. войск пз Мексики, вызванного героич. сопротивлением мексиканского народа, М. Г. был захвачен в плен мексиканскими республиканцами и расстрелян.

РОКОКО (рокайль), стилистич. направление в зап.-европ. искусстве середины 18 в., связанное с придворной аристократия, культурой. Архитектуре этого направления свойственна прихотливая, часто асимметричная отделка внутр. помещений (обычно включающая завиток в виде раковины — рокайль). Для изобразительного искусства Р. характерны грациозная, но поверхностная трактовка образов, легкомысленные, эротич. мотивы, утончённые декоративные эффекты. Гл. представители — во Франции живописец Ф. Буше, скульптор Ж. Б. Лемуан, в Германии архитектор Б. Нейман. Значительное развитие стиль Р. получил в прикладном искусстве (мебель, фарфор и т. п.).

Декоративная отделка зала в стиле рококо.

САРКОФАГ, гробница небольших размеров или гроб из дерева, камня и др. материалов, обычно в форме параллелепипеда. С., как правило, украшаются росписью, скульптурой, рельефами.

ЧЕРЕП, скелет головы позвоночных животных и человека. У взрослого человека Ч. состоит из плотно сросшихся костей, соединённых посредством костных швов. У детей в возрасте до 1 года на черепной коробке в местах соединения отдельных костей (лобных, теменных, затылочных) имеются роднички. Две кости Ч.— нижняя челюсть и подъязычная кость — соединены с Ч. подвижно.

Энциклопедический Словарь. 1953—1955

 

 



Условия использования материалов

Экскурсии в Императорский склеп в Вене (Австрия)

Чтобы попасть в Императорский склеп, нужно спуститься в подвал храма Капуцинов, который насчитывает сто сорок девять похороненных членов Габсбургской династии. Здесь покоятся девятнадцать императриц и двенадцать императоров.

Самыми первыми были захоронены император Матиас и его супруга Анна. Известно, что гробница хранит только останки тел, сердца членов семьи Габсбургов размещены в храме Августинцев в урнах из серебра, а внутренние органы в урнах из меди в храме Святого Стефана.

Имперская гробница состоит из девяти меньших по размерам склепов и капеллы. Исходя из художественных соображений, самыми богатыми считаются склепы Карла VI и Марии Терезии, выполненные в стиле рококо.

Капелла хранит останки императрицы Циты Бурбон-Пармской, которая пережила своего супруга Карла I на шестьдесят семь лет. На самом почетном месте расположены гробы Франца Иосифа I, умершего в 1916 году в возрасте 86 лет и его жены императрицы Елизаветы, которая была заколота отверткой каким-то анархистом в Женеве в 1898 году. Справа от них покоится их сын Рудольф, покончивший собой в 1889 году.

Склеп представляет собой своеобразные переулки, ведущие в отдельные комнаты. Если углубиться ближе к центру, то можно увидеть очень большую двойную гробницу Франца Лотаргинского и его супруги Марии Терезии. Гроб достигает двухметровой длины и трехметровой ширины, где поверх саркофага представлена сцена из их семейной жизни. Этот удивительный шедевр создал Бальтазар Фердинанд Молль в 1754 году. Вблизи стоит надгробие с их сыном Иосифом II. 

Склеп был создан в 1633 году, именно тогда прошло погребение императрицы Анны, отдавшей приказ о возведении храма Капуцинов. Погребения здесь продолжаются и в наше время. Например, еще в 1989 году здесь происходило захоронение австрийской правительницы Зиты. А летом в 2011 году погребен ее старший сын Отто Габсбург. Один из склепов посвящен умершим в раннем детстве детям и младенцам. 

А также здесь покоится женщина, которая не принадлежала к роду Габсбургов, воспитательница Марии Терезии. На ее надгробии выбиты слова благодарности великой императрицы. Практически все саркофаги для представителей габсбургской династии в Императорском склепе созданы Бальтазаром Фердинандем Моллем. На эти великолепные творения, можно сказать уникальные шедевры, приводящие в неописуемый восторг, приезжают посмотреть люди из разных стран.

Императорский склеп в Капуцинеркирхе — Восточные моды или bright old things — LiveJournal

в продолжении кладбищенской темы хочу рассказать про ещё одно место в Вене, где хранятся венценосные кости… Императорский склеп (он же Капуцинергруфт, то есть «склеп капуцинов») в крипте церкви Капуцинеркирхе.

в этой скромной и едва заметной церквушке покоятся останки императоров Священной Римской империи, Австрийской империи, Австро-Венгрии, а также другие представители Габсбургов.
первыми захоронениями  в церкви капуцинов были захоронения императрицы Анны императора Матвея в 1618 и 1619 году.
кстати, в склепе действительно покоятся только тела венценосных особ, по местной традиции сердца Габсбургов в серебряных урнах хранятся в «Склепе сердец» при Августинской церкви, а их внутренности в медных урнах — в «Герцогском склепе» под собором Святого Стефана. все эти чудные объекты мы видели, правда не все снимали.



в крипте церкви покоятся останки 12 императоров (включая императора Мексики Максимилиана, брата Франца Иосифа I), 19 императриц (включая Марию-Луизу, вторую жену Наполеона I) и многие другие члены фамилии Габсбургов (всего 137 человек). кроме Габсбургов, в Императорском склепе погребена графиня Каролина Фукс-Моллард, любимая воспитательница Марии Терезии, которая пожелала покоиться с ней рядом.
последнее погребение в склепе Капуцинов произошло 16 июля 2011 года, когда в нём был похоронен умерший в 2011 году последний кронпринц из дома Габсбургов Отто фон Габсбург.


вот так скромно церковь выглядит с улицы, согласитесь, можно и не заметить сразу…


самые шикарные саркофаги, разумеется, у членов семьи Марии-Терезии: надгробие Марии Жозефины Баварской, жены Иосифа II


Изабелла Пармская, первая жена Иосифа II


дочь последней, Мария Терезия Австрийская


детали надгробия Марии Терезии и Франца I


скромное надгробие Максимилиана Мексиканского


надгробие Марии Луизы, жены Наполеона


а вот это скромное надгробие хранит останки Елизаветы Баварской, под ним — море цветов от фанатов…


и ещё более скромное надгробие её супруга, императора Франца Иосифа

Склеп капуцинов — Capuchin Crypt

Склеп капуцинов

Капуцинов Crypt представляет собой небольшое пространство , содержащее несколько крошечных часовен , расположенных под церковью Санта-Мария-делла-Кончеционе на Виа Венето недалеко от площади Барберини в Риме , Италия . Он содержит останки 3700 тел, предположительно захороненных монахами- капуцинами по их приказу. Католическое порядок настаивает , что дисплей не предназначен , чтобы быть Macabre , но молчание напоминание о быстром прохождении жизни на Земле и нашей собственной смертности .

Строительство склепа

Квартиры для этого очень маленькие, но таких арендаторов сотни. Они лежат здесь, пока не высохнут; когда они снова обнаруживаются, чтобы уступить свои прежние места своим преемникам.

- 

Когда монахи прибыли в церковь в 1631 году, переезжая из старого монастыря, они привезли 300 телег с умершими монахами. Пт. Михаил Бергамский наблюдал за расположением костей в погребальном склепе. Земля в склепе была привезена из Иерусалима по приказу Папы Урбана VIII .

Поскольку монахи умирали при жизни склепа, монах, захороненный дольше всех, был эксгумирован, чтобы освободить место для недавно умершего, который был похоронен без гроба , а недавно восстановленные кости были добавлены к декоративным мотивам. Тела обычно разлагались в почве 30 лет, прежде чем были эксгумированы.

Комнаты склепа

«Это должно быть отвратительное зрелище», — сказал я своему другу; «и что мне кажется еще более отвратительным, так это то, что эти останки мертвых обнажаются таким образом только для того, чтобы облагать налогом слабоумие живых».

-  Ж. Д. де Шатлен, 1851 г.

Всего в склепе шесть комнат, пять из которых представляют собой уникальную выставку человеческих костей, которые, как полагают, были взяты из тел монахов, умерших между 1528 и 1870 годами.

  1. Склеп Воскресения с изображением Иисуса, воскрешающего Лазаря из мертвых, в обрамлении различных частей человеческого скелета.
  2. Мессная часовня , как место для проведения мессы, не содержит костей. В алтаре Иисус и Мария увещевают святого Феликса Канталисского , святого Франциска Ассизского и святого Антония Падуанского освободить души из Чистилища. В часовне есть мемориальная доска с аббревиатурой DOM, что означает Deo optimo maximo («Богу, лучший и величайший»), термин, первоначально использовавшийся для обозначения языческого бога Юпитера , но востребованный более поздними христианами. Мемориальная доска содержит настоящее сердце Марии Феличе Перетти, внучатой ​​племянницы папы Сикста V и сторонницы ордена капуцинов. В часовне также находится могила папских зуавов , погибших, защищая Папскую область в битве при Порта Пиа .
  3. Склеп Черепов
  4. Склеп Тазов
  5. Склеп костей ног и бедер
  6. Склеп Трех Скелетов Центральный скелет заключен в овал, символ зарождающейся жизни. В правой руке он держит косу, символ смерти, которая рубит всех, как трава в поле, а левая рука держит весы, символизирующие добрые и злые дела, которые взвешивает Бог, когда он судит человеческую душу. Табло на пяти языках объявляет

    «То, что вы сейчас, мы были раньше; тем, что мы сейчас, вы будете …»

Влияние на посетителей

Отражение, что когда-нибудь он должен быть разобран, как двигатель или часы … и превращен в арки, пирамиды и отвратительные фрески, нисколько не огорчил этого монаха. Мне показалось, что он даже выглядел так, как будто с самодовольным тщеславием думал, что его собственный череп будет хорошо смотреться на кучке, а его собственные ребра добавят фрескам шарма, которого, возможно, им сейчас не хватало.

Маркиза де Сада отметил , что он нашел его 1775 путешествия в склеп стоит усилий, и Натаниэль Готорн отметил свой гротескный характер в его романе 1860 Мраморный Фавна .

С 1851 года склеп был открыт для публики только в обмен на плату за вход в течение недели после Дня поминовения усопших .

С 1851 по 1852 год женщинам не разрешали вход в склеп.

Смотрите также

Рекомендации

внешние ссылки

Послушайте эту статью (2,6 мегабайта)

Этот аудиофайл был создан на основе редакции этой статьи от 16 июля 2019 года и не отражает последующих правок. ( 2019-07-16 )

Координаты : 41 ° 54’16.7 «N 12 ° 29’19.2» E  /  41,904639 ° N 12,488667 ° в.д. / 41.904639; 12,488667

<img src=»https://en. wikipedia.org//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

Склеп капуцинов в Риме: встреча лицом к лицу с мертвыми

Склеп

Чтобы добраться до главной достопримечательности, склепа и его склепа, нужно пройти через музей. Сам склеп представляет собой коридор, проходящий через шесть последовательных комнат, освещенных только маленькими окнами и тусклыми электрическими свечами. В одной из этих комнат, часовне, нет человеческих останков, остальные пять заполнены тысячами человеческих костей, искусно сложенных у стен и организованных в очаровательные узоры в стиле барокко.И даже люстры. Всего здесь останки около четырех тысяч человек.

Этим пяти комнатам даны такие вызывающие воспоминания имена, как Склеп Черепов, Склеп Тазов и Склеп костей ног и бедренных костей. Не все выставленное на обозрение является голым. В одной комнате две отрубленные мумифицированные руки скрещиваются друг с другом, образуя герб капуцинов. В нескольких комнатах также есть фигуры в мантии и с капюшонами, их потемневшая, иссохшая кожа все еще прилипает к черепам.

Тайна окутывает происхождение оссуария. Когда капуцины переехали на это место в 1630-х годах, они привезли с собой кости многих своих мертвецов, которые ранее хранились в монастыре в соседнем Санта-Кроче-э-Сан-Бонавентура алла-Пилотта. В какой момент — и почему — кто-то решил начать превращать коллекцию в это художественное чудо, неизвестно. Самое раннее письменное упоминание об оссуарии датируется 1775 годом, когда он привлек внимание (и восхищение) печально известного французского распутника маркиза де Сада.К этому моменту он превратился в нечто вроде туристической достопримечательности, и с тех пор сохраняет статус. Добавление новых костей могло продолжаться до начала девятнадцатого века, когда захоронение человеческих останков внутри городских стен было объявлено уголовным преступлением.

Орден подчеркивает, что оссуарий следует понимать как пространство, в котором посетитель может размышлять о своей собственной смертности и, следовательно, о необходимости искупить свои грехи. Хотя этого откровенно католического послания и следовало ожидать, это место, несомненно, может быть оценено за присущие ему художественные достоинства и исторический интерес членами любой веры или никакой.

Как и положено в таком месте, большинство посетителей говорят до шепота, а фотографирование строго запрещено. В таком вызывающем воспоминания и атмосферном месте впечатления посетителей, несомненно, будут личными, и на первый план могут выйти многие разные эмоции. Для некоторых это может быть тревожным или даже пугающим опытом. Других это глубоко трогает. По сути, это место, которое сильно взывает к болезненному любопытству человеческого воображения.

Выйдя из склепа, сразу попадаешь в обычный сувенирный магазин, где можно купить безделушки, книги и открытки.

Костлявый склеп капуцинов Сицилии | Rick Steves Classroom Europe

Одно из самых причудливых украшений Сицилии — недалеко от города Палермо — находится в склепе под монастырем капуцинов. Капуцины, ветвь францисканского ордена, очень любят напоминать людям об их смертности. Исторически сложилось так, что когда их братья умерли, их кости были спасены и выставлены на обозрение.Капуцины Палермо пошли дальше этой традиции: вместо того, чтобы просто спасать кости, они хранили тела целиком.

Еще в 16 веке здесь монахи обнаружили, что именно в этом склепе почти чудесным образом сохранились тела. Позже они поняли, что могут взимать плату с богатых прихожан за привилегию быть мумифицированными вместе со своими братьями. И это помогло собрать деньги на содержание их монастыря.

Этот лабиринт коридоров содержит тысячи скелетов и мумий, одетых в одежду по их выбору.В каждой области есть своя группа: монахи в коричневых одеждах, женщины в своих любимых платьях, священники в облачениях, солдаты в военной форме и дети, выглядящие так, как будто они долго спят. Самое старое тело — брата Сильвестра — висит здесь с 1599 года.

Один из братьев прочитал мне прекрасную маленькую проповедь. Он объяснил, что наше время на Земле короткое, и что действительно важно, так это то, что будет дальше. Эти «тела без души», как их называют, являются напоминанием о том, что все мы смертны.Для этого монаха пребывание со всеми этими телами [принесло] ему великую радость и мир, поскольку [заставило] его сосредоточиться не на нашем земном существовании … а на вечности.

Сегодня публика приглашена задумчиво бродить по этим залам преследующих лиц, которые, кажется, полны решимости сказать нам правду, которую, возможно, нам еще предстоит узнать.

Я не совсем готов к склепу капуцинов, но могу пойти на капуцино. И ко мне присоединился мой друг-капуцин, который, в хорошем францисканском стиле, тоже с радостью принимает момент.

Рик : Значит, у нас одинаковые цвета?
Монах : Да, такие же цвета — это …
Рик : Коричневый …
Monk : … коричневый …
Рик : … и белый, и халат. Итак, у нас есть белый и коричневый.
Монах : Да.
Рик : Наслаждайтесь.

Склеп капуцинов: памятник человеческим костям и трупам в Риме

Фото Эллен Райан

Из всех мест, где вы можете найти склеп капуцинов, Виа Венето в Риме кажется самым неподходящим местом.Но посреди этого района четырехзвездочных отелей, дорогих ресторанов и шикарных завсегдатаев находится странный склеп, переживший столетия. Здесь пять последовательных комнат украшены тщательно продуманными узорами и виньетками, полностью построенными из человеческих костей и мумифицированных трупов.

Построенные где-то между 1732-1775 годами, пять комнат хранят кости более 3700 монахов-капуцинов, а также неимущих римлян, включая детей. Но даже капуцины не могут дать прямого или окончательного объяснения своеобразной демонстрации человеческих костей и мумифицированных трупов, обнаруженной здесь.Склеп и церковь Санта-Мария-делла-Консесионе-деи-Капучини были основаны здесь в 1631 году из-за тесной связи ордена капуцинов с богатыми Барберини, построившими поблизости свои семейные палаццо. Здания были построены на земле, подаренной семьей Людовизи, еще одной родоначальницей Рима эпохи Возрождения.

Сам маркиз де Сад назвал этот memento mori «памятником погребального искусства». Натаниэль Хоторн посетил и почувствовал гнетущую тяжесть экспозиции.«Не здесь, — писал он, — можем ли мы чувствовать себя бессмертными». Действительно, посетителя встречают табличкой, на которой написано: Кем вы сейчас являетесь, мы когда-то были; кем мы являемся сейчас, вы будете.

Комнаты, расположенные вдоль коридора с окнами, носят практические названия, например, «Склеп голеней и бедренных костей». И отделка стен не ограничивается. Если посмотреть вверх, то можно заметить, что костяные косточки вписаны в потолок и включают жуткие люстры, которые нависают над беспокойным посетителем. Из костей были сделаны розетки, кресты, гербы, короны и звезды, а также в виде двух явных напоминаний о течении времени — песочных часов и часов без стрелок.Можно увидеть диарамы трупов, молящихся и покоящихся на тщательно насыпанных грудах костей.

Склеп также включает в себя ряд захоронений, принесенных со святой земли в 19 веке. Последняя комната в серии несет более обнадеживающую ноту, охватывая тему воскрешения. Тем не менее, склеп огромен, и увидеть книжный магазин в конце коридора — долгожданное облегчение.

Входная плата включает в себя музей капуцинов, о котором большинство посетителей не замечают, спеша к главной достопримечательности.Недавно завершенный музей тщательно курируется, с мультимедийными выставками, реликвиями и артефактами, рассказывающими историю этого нищенствующего ордена францисканцев. Их идентичность характеризовалась «трудолюбивым аскетизмом», а продукты их труда — одни из самых ярких экспонатов коллекции. Музей не уклоняется от самодисциплинарных аспектов монахов, демонстрируя отрезвляющие образцы металлических бичей, рубах для волос и узловатых шнуров.

Экспозиция музея завершается монтажом «Капуцины сегодня» и данью дань уважения монахам, причисленным к лику святых.Затем вас помещают у входа в склеп.

Примечание: внутри склепа нельзя делать фотографии. Свяжитесь с автором @ ellenville8.

Чем заняться в Риме с детьми, Склеп Капуцинов

Важная достопримечательность Рима, которую часто упускают, — это посещение Склепа Капуцинов, набора из шести часовен, состоящих из человеческих костей и черепов. Звучит жутковато? Это очень жутко! Но после того, как вы проведете несколько дней, исследуя наиболее известные достопримечательности Рима всей семьей, это может быть просто аттракцион, который нарушит монотонность исторических и религиозных мест (и при этом делает именно это!)

Посмотрите все эти черепа.К сожалению, Склеп капуцинов не позволяет делать фотографии в часовнях, поэтому единственный способ поделиться мрачным видением — это фотографии их открыток. Кости прибиты к стенам причудливым узором, сложены вокруг каждой часовни, есть даже костяные люстры.

Хотите помочь спланировать удивительную поездку в Италию с детьми?

Семейные консультанты по путешествиям Ciao Bambino могут забронировать жилье, организовать туры для детей и гидов, порекомендовать мероприятия, соответствующие возрасту, и многое другое. Нажмите, чтобы отправить нам запрос!

Четыре тысячи скелетов монахов занимают склеп, захороненный по их приказу после транспортировки в Рим в 1631 году. Люди посещали эти костяные часовни сотни лет — на самом деле, это место нужно было увидеть, чтобы верить.

Подходит ли для детей Склеп Капуцинов?

Я бы сказал категорически, что это не лучшее место для маленьких детей, если только вы не несете спящего ребенка. Однако дети старшего школьного возраста, подростки и подростки сочтут вас самым крутым (или самым сумасшедшим) родителем из-за того, что привели их сюда.

Склеп находится под Санта-Мария-делла-Консезионе-деи-Капучини, недалеко от площади Барберини на Виа Венето. Это малоизвестная достопримечательность — я, должно быть, спросил у 15 человек, как найти церковь, и получил бесчисленное количество пожатий плечами, даже на площади Пьяцца Барберини. Во всяком случае, оглядываясь назад, нетрудно найти, если вы попадете на Виа Венето с площади. Вот ссылка на официальный сайт с часами и дополнительной информацией.

Поиск необычных драгоценных камней, таких как Склеп Капуцинов в Риме, — именно поэтому наши услуги планирования так популярны, особенно на нашем ведущем рынке планирования (Италия).У нас есть дополнительные идеи для необычных вещей, которые можно сделать в Риме с детьми.

Ciao Bambino может помочь вам спланировать невероятный семейный отдых в Риме

Наша команда по консультированию по семейным поездкам будет работать с вами, чтобы забронировать жилье, порекомендовать мероприятия и многое другое, при индивидуальной поддержке. Нажмите здесь, чтобы отправить нам запрос

Соответствующие ссылки:

72 часа в Риме с детьми

52 вещи, которые нужно знать перед поездкой в ​​Италию с детьми

Семейных отелей в Риме

Советы по аренде автомобилей в Рим и Флоренция

Где остановиться в Риме

Путеводители по Риму

Гиды для детей в Италии

Лучшие развлечения в Риме

Уникальные достопримечательности Рима с детьми

Семейный ресторан в Риме

Склеп капуцинов, Рим — Темный туризм

Костехранилище или «костяная церковь», в которой кости и черепа нескольких тысяч умерших монахов-капуцинов были собраны в искусные ансамбли, покрывающие стены и потолки четырех часовен. В некоторых часовнях также есть целые полумумифицированные тела, одетые в традиционные коричневые одежды и капюшоны. Наверное, самое жуткое зрелище в Риме!

Дополнительная информация: Некоторые из экспонатов, представленных здесь, возможно, датируются еще до постройки склепа. Когда монахи Ордена капуцинов прибыли в начале 17 века в свою новую церковь Санта-Мария-делла-Консесионе-деи-Капучини, у них якобы уже был склад костей. К этому добавились эксгумированные тела и их собственные умершие на протяжении многих поколений.

В общей сложности в этом склепе оказалось около 4000 мертвых, их кости и черепа были искусно расставлены, прибиты к стенам и потолку, образуя различные узоры и фигуры.

Предполагается, что все это призвано напомнить живым об эфемерной природе земной жизни и о том, что наслаждаться на небесах второстепенно по сравнению с загробной жизнью. Довольно удручающее главное сообщение, однако, даже недвусмысленно выражено табличкой внутри склепа: «кем вы являетесь сейчас, мы когда-то были; кем мы являемся сейчас, ты будешь! »

Капуцины, похоже, очень любят такое обращение с мертвыми. Есть также потрясающий склеп с мумифицированными детьми в Палермо, Сицилия, Catacombe dei Cappuccini. А в Вене место последнего упокоения аристократии империи Габсбургов также находится под церковью капуцинов: Императорский склеп (хотя здесь нет настоящих костей и черепов, только саркофаги, украшенные декоративными изображениями черепов и костей).

Практика приготовления сохранилась в этом стиле в склепе в Риме до второй половины 19 века.Так что до тех пор монахи могли на самом деле представлять себя частью костлявых произведений искусства после собственной кончины, а некоторые, возможно, даже странным образом ожидали этой чести.

Как и гораздо более известные катакомбы Парижа, этот склеп можно считать ранним примером практики темного туризма, задолго до того, как этой концепции было дано такое название.

Знаменитые посетители 18-19 веков, от маркиза де Сада до Натаниэля Хоторна и Марка Твена, комментировали этот сайт в своих произведениях, в основном со смесью недоверия, ужаса и трепета. Склеп также присутствует в некоторых более современных произведениях.

Однако в общем туристическом портфеле Рима склеп Капуцинов сегодня рекламируется гораздо меньше, чем его парижский аналог, и представляет собой почти «скрытый секрет», который не часто упоминается в туристических путеводителях и брошюрах.

Тем не менее, для темного туриста это достопримечательность, которую нужно обязательно посетить, особенно для тех, кто относится к этой категории несколько мрачных проявлений смерти. С другой стороны, люди с более тонким нравом («слабонервные») должны дважды подумать, прежде чем туда отправиться.Это действительно жутко.

Что есть посмотреть: Прежде чем вы сможете увидеть склеп, вам нужно пройти через целый музей выставку об ордене капуцинов и его истории.

Те, кто интересуется подобными историями христианской веры и ее выражением в монашеских орденах, также могут найти здесь интригующие детали и предметы. Музейная часть построена совсем недавно и имеет довольно современный дизайн.Также есть несколько темных артефактов, например орудия самобичевания. Однако без особого интереса к тематике музея как таковой, это может быть немного скучно.

Итак, как и многие другие посетители, я направился более или менее прямо к склепу , уделяя лишь минимум внимания музейным экспонатам и больше в попытке проявить немного вежливости и уважения, а не из искренности. интерес. Нельзя отрицать, что настоящее влечение наступает только в конце, когда вы входите в склеп.

И это действительно потрясающее зрелище, которое можно увидеть с первой минуты прибытия. Это мрачно и жутко. Но это также совершенно потрясающе!

Склеп разделен на несколько часовен, соединенных одним длинным коридором. Когда вы идете по своему перевалу, пять часовен, в которых человеческие останки играют главную роль, а непосредственно перед последней есть часовня без костей, которая используется для мессы. В каждой часовне есть информационные таблички с текстом на итальянском и английском языках, объясняющие символическое значение расположения костей.

Первая часовня называется « склеп трех скелетов », но на самом деле я заметил нечто большее: четыре одетых скелета — два лежащих в нишах на боковых стенах и два стоящих у задней стены, а также два раздетых скелета меньшего размера (дети предположительно) между ними и еще один небольшой каркас, прикрепленный к потолку. Последний держит косу и набор чешуек (тоже из костей), как у миниатюрного Мрачного жнеца. Остальные стены и потолок украшены костями, сложенными в геометрические фигуры и другие декоративные узоры.

«Склеп из костей голени и бедра es» не только полон костей этих типов, но также окружен восемью скелетами монахов (по четыре с каждой стороны), одетых, опять же, в традиционные коричневые одежды капуцинов. На задней стене францисканский герб (герб или «логотип» капуцинов) состоит из мумифицированной обнаженной руки (Христос), скрещивающей другую, одетую руку (Святой Франциск). Пол пространства перед всем этим — натуральный грунт — кладбищенская земля… с вбитыми в нее крестами.Они все еще хоронят здесь своих мертвых монахов?

Следующая секция, « склеп тазов », также имеет целые тела, три стоящих сзади, два лежащих в нишах на боковых стенках. У некоторых из этих тел все еще есть мумифицированные остатки кожи на лицах и руках. И почему-то эти (полу) мумифицированные тела даже страшнее скелетов, черепов и костей.

«Склеп черепов » имеет похожий дизайн, с пятью монахами в привычках (я также заметил какие-то ярлыки, прикрепленные к их привычкам), в то время как остальная часть дизайна включает сотни черепов.Один из стоящих в плащах мертвых монахов немного наклоняется вперед, словно кланяясь посетителям, а другой, кажется, отводит глаза, глядя в сторону. А вот глазницы черепа среднего направлены прямо на вас. Похищение.

Пятая комната, бескостная часовня для мессы, дает небольшую временную передышку от всех мрачных проявлений смерти, но последняя комната, «склеп воскрешения », снова поднимает тему, помещая двух мертвых монахов в ниши с череп и скрещенные кости над ними.

В целом, это действительно особенно жуткое и жуткое место, но в то же время оно полно красивой, поразительной эстетики. Так что, если вы можете справиться с видом таких скопившихся проявлений смерти, это потрясающее место, которое нельзя пропустить!

Расположение: в центре Рима, на Виа Венето № 27, в нижнем конце этой улицы, к северу от площади Барберини.

Доступ и стоимость: расположен в центре города, и его не так сложно найти; плата за вход взимается.

Подробная информация: Добраться до этого места легко: пешком от центра Рима или на метро: остановка Barberini (линия A) находится в конце улицы Виа Венето.

Как только вы найдете церковь капуцинов, вам нужно подняться по лестнице и найти вход в музей / склеп справа от церкви. Есть признаки.

Время работы: с 9 до 19 часов. (последний вход в 18:30 р. м.), ежедневно, кроме четверга (так утверждают некоторые источники — на собственном сайте Капуцина это не уточняется, но я бы предпочел ошибиться в сторону осторожности или проверить заранее).

Входной билет: 6 евро (обычная плата за взрослого), льгота: 4 евро (до 18 лет и старше 65 лет). Таким образом, он больше не «бесплатный», т.е. игнорируйте то, что все еще говорят некоторые старые путеводители и другие источники (а именно, что вход осуществляется «пожертвованием»). »- это уже не так!)

Плата за вход взимается как в общий музей капуцинов, так и в склеп.Ни к одному из них нет отдельного входа, вам нужно пройти через оба.

Вы также можете нанять аудиогид за 6 евро (на английском языке).

Строго фото нет! Правило также применяется через камеры видеонаблюдения, и я читал, что если вы попытаетесь скрытно сделать снимок и попадете на камеру, суровый голос из громкоговорителей публично скажет вам! Нет, это не мой собственный опыт. Но это должно происходить много раз, судя по количеству фотографий, размещенных на TripAdvisor и других форумах! Но я вел себя хорошо и оставил фотоаппарат в сумке, хотя признаю, что это было очень заманчиво…

Официальное объяснение того, почему фотографирование запрещено, заключается в том, что это место поклонения, а также кладбище, поэтому вы должны уважать мертвых. Справедливо, но тогда почему в магазине на выходе из музея продают открытки с профессиональными фотографиями скелетов и костяных ансамблей? У них даже есть полный глянцевый каталог за 26 евро (на итальянском и английском языках).Так что вы все равно можете забрать домой много изображений …

Требуемое время: Если вы пойдете только посмотреть склеп, то не так долго, может быть, минут 15-20 или около того. Но если вы также хотите исследовать Музей капуцинов, вам понадобится как минимум 45-60 минут.

Комбинации с другими темными направлениями: в целом см. В разделе Рим.

Самым темным местом, куда легче всего добраться из склепа капуцинов, будет Вилла Торлония.Вы можете сесть на автобус 62 от площади Пьяцца Барберини, который доставит вас прямо туда.

Отсюда также довольно удобно добраться до Музея Сопротивления, а именно на метро (линия А) от Барберини до Манцони, откуда до него всего несколько минут ходьбы.

Если вы не против немного погулять, вы можете прогуляться через Centro Storico (исторический центр) Рима до Ватикана. Я так и сделал, и это заняло намного меньше времени, чем я ожидал.

Комбинации с не темными направлениями: Церковь капуцинов и склеп расположены на Via Veneto , большой, обсаженной деревьями улице, которая занимает видное место в классическом фильме Феллини «Сладкая жизнь» и, следовательно, сама по себе является достопримечательностью. по крайней мере, для любителей итальянского кино.

Ближайшей из классических туристических достопримечательностей Рима будет Испанская лестница , , всего в нескольких кварталах к северо-западу. Также рядом находится знаменитый фонтан Треви , в полумиле к юго-западу. Это роскошная феерия в стиле барокко и, вероятно, самый известный фонтан не только в Риме, но и в мире. Он также был показан в «Сладкой жизни» и других фильмах. Во время моего визита в ноябре 2014 года он находился на ремонте и был едва виден за всеми строительными лесами.К концу 2015 года работы планируется завершить.

Если вы будете следовать по Виа Венето, которая поднимается в гору по вытянутой S-образной кривой, вы попадете в южную часть самого известного парка Рима, Villa Borghese .

См. Также раздел Рим в целом.

НеМузей: Склеп капуцинов

их Кости: Посещение склепа капуцинов

А посещение темной стороны Рима. (CC-BY-SA 3.0 любезно предоставлено Dnalor_01)

Рим — город удивительной истории, искусства и архитектуры: Колизей, Римский форум и базилика Святого Петра, чтобы назвать немного. Однако ничто в городе не может сравниться с одним местом из-за его жуткости. дисплей: Склеп капуцинов, где есть тысячи человеческих костей. были расположены в болезненной картине.

Церковь Санта-Мария-делла-Консесионе-деи Cappuccini находится на улице Виа Венетто, в нескольких шагах от отеля. от площади Барберини и в нескольких сотнях футов от Фонтаны ди Треви на линии римского метро «А». Внешний вид церковь кажется довольно простой, особенно по сравнению с другими великолепными культовые сооружения в вечном городе. Тем не менее, в подвале в этой маленькой часовне находится что-то уникальное для города и многих его посетителей очень тревожно.

Орден капуцинов

The Герб капуцинов с, ну, настоящим гербом .. (CC-BY-SA 3.0 любезно предоставлено Dnalor_01)

Церковь принадлежит Ordo Fratrum Minorum. Capuccinorum (Орден младших братьев капуцинов). Эта группа был основан около 1520 года монахом-францисканцем Маттео Басси. Басси чувствовал, что францисканцы отошли от своего первоначального цели смиренного благочестия и хотел восстановить эти цели с новым порядком. Хотя в конце концов он вернется к францисканцам, его новая группа процветала и прочно утвердилась к 1630 году, когда орден построил церковь на Виа Венетто на пожертвования богатых семьи в городе.

Когда монахи переехали в свои новые раскопки, они проблема: что делать с 300 возами костей умершего монахи. В древние времена хоронить тело без гроб в течение нескольких десятилетий после смерти, затем после того, как тело разложились, извлеките кости, чтобы место в земле могло повторно использоваться для недавно ушедших.В этом случае, когда Капуцины переехали из своего старого монастыря, принесли кости их мертвых братьев из прошлого века с ними.

Кости положили в подвал церкви в г. пять склепов с арочными крышами. К этому времени кости были в значительной степени не связаны друг с другом (никто не знал точно, какие череп пошел с какой ногой или тазом), поэтому они были организованы тип: Склеп Черепов, Склеп Тазов, Склеп костей ног и бедер и др. Эта конкретная практика размещения костей в хранилище под церковью не было вообще непривычно для того времени. Что было необычно, так это то, как они были позировали в склепах .

тревожный Арт

The Склеп Черепов .(CC-BY-SA 3.0 любезно предоставлено stanthejeep)

Никто точно не знает, как это произошло, но многие костей были искусно расставлены по комнатам. В некоторых случаях они были превращены в люстр. В остальных случаях они в форме песочных часов с крыльями, чтобы напоминать посетитель течения времени.В некоторых случаях кости имеют были оставлены вместе, чтобы сформировать скелеты. Пустой глаз этих фигур розетки выглядывают из монашеских мантий с капюшонами на посетителей.

Кто это сделал? Точно никто не знает. Однако один легенда гласит, что некоторые монахи, преследуемые во Франции, бежали в Рим и спрятался в склепах. Скучно со своим временем в гробницах начали переставлять кости.

По правде говоря, хотя мы точно не знаем, когда это случилось, или как долго это продолжалось. Мы знаем, что к 1775 г. выставка была достаточно известной, что привлекала туристов таких как печально известный французский гедонист маркиз де Сад, провозгласивший путешествие к склепу «стоило затраченных усилий».

Другой турист, из 19 века, был меньше впечатлен.«Это должно быть отвратительное зрелище», — сказал я своему другу; ‘и что мне кажется еще более отвратительным, так это то, что эти остатки мёртвых разоблачаются таким образом только ради взимания налог на слабоумие живых », — писал автор Жан Батист де Шателен в своей книге «Бродит по Риму».

В гостях Склеп

Сегодня вы можете посетить склеп за скромную сумму из 8.5 евро (около 10 долларов). Перед церковью есть набор крутые ступеньки, которые сначала приведут вас в центр для посетителей, где вы платите за проезд, а затем идете обратно через часть церкви это теперь музей, рассказывающий об истории ордена и его текущие работы. Наконец, лестница приведет вас к уровень склепа, чтобы увидеть жуткий дисплей. Позже, когда вы выйдете в подвале церкви есть, конечно, сувенирный магазин, продает открытки и другие жуткие памятные вещи.

Это Посетитель 19-го века, по-видимому, опередил правила селфи . ..

Склеп состоит из шести небольших комнат с арочными потолки в ряд, но только на пяти из них сохранились остатки монахи как шестой действует как часовня, используемая для проведения мессы.Табличка в одном из склепов говорит нам: «То, что вы сейчас, мы использовали быть; кем мы являемся сейчас, вы будете … », напоминая посетителю, что то, что они видят, — это не просто искусство для развлечения, но предупреждение, что все люди смертны и когда-нибудь должны встретиться их создатель и ответственность за то, что они сделали со своей жизнью.

Пока мы точно не знаем, когда и почему отображается был запущен, у нас есть довольно хорошее представление о том, когда он был полностью законченный. В начале 19 века правительство Рима объявило вне закона интернирования в пределах города, так что с тех пор причудливые экспонат был заморожен во времени с останками около В его стенах 3700 монахов.

Сегодня вы можете посетить склеп и увидеть довольно много тот же экспонат, который маркиз де Сад видел в 1755 году. есть одно правило, которого у него не было.Фотографий нет. Орден капуцинов не любит людей, которые хотят делать селфи со своими покойные братья.

Авторские права Lee Krystek 2018. Все права защищены.

Посещение жуткого склепа капуцинов

Ужасная церковь Санта-Мария-делла-Консесионе-деи-Капуцины на Виа Венето предназначена для продолжительной медитации на смерть.Среди городских руин, реликвариев, склепов или катакомб это место может оказаться самым могущественным моментом мори в Риме. Здесь можно найти кости более 4000 монахов-капуцинов, воссозданных в виде сложных внутренних украшений. Разительно контрастируя с гламурной репутацией Венето как знаменитой площадки с элегантными просторными кафе, эта незабываемая церковь капуцинов, скорее, напоминает нам о том, что нужно жить больше, помня о неизбежном.

В предсмертные дни поздней осени от знаменитого кольца фонтанов на площади Пьяцца Барбарини я в одиночестве поднялся по Виа Венето и вскоре прибыл в этот небольшой монастырь капуцинов с параллельными полукруглыми ступенями.В церкви есть часовни с большими росписями: одна изображает архангела Михаила с мечом, поставленным ногой на шею сатаны, другая — с изображением преображения Иисуса.

Перед спуском в склеп необходимо пожертвовать один евро. Сразу же после входа меня поразил резкий запах костей. Затем тусклое освещение мягко обнажило маленькие позвонки, покрывающие всю люстру. Груды желтых черепов изогнуты над скелетом с капюшоном, похожим на саму Смерть, сидящего под симметричными узорами из длинных бедер, прибитых к стенам, и других приличных причуд, включающих пальцы рук и ног, ребра и бедра, простирающиеся даже над потолком. В склепе находятся шесть индивидуально оформленных часовен с такими дикими гротескными произведениями искусства. Чтобы пройти через оссуарий, требуется всего около 15 минут, но оттиски навсегда останутся в памяти. Из уважения к монахам фотографировать нельзя, нужно одеваться консервативно.

Также следует отметить, что маркиза де Сад посетила склеп в 1775 году и в своем путевом дневнике написал: «Я никогда не видел ничего более поразительного». Кроме того, Марк Твен написал об этом на пяти страницах в своей книге «Невинные за границей», назвав склеп местом «живописных ужасов».

Сама церковь датируется 1626 годом, примерно через 100 лет после того, как орден монахов-капуцинов возник как чрезвычайно пылкие приверженцы святого Франциска Ассизского. Сначала католическая церковь не согласилась с их подходом и попыталась арестовать их. В течение многих лет они скрывались с камальдолскими монахами, которые предоставляли им убежище до окончательного одобрения Папы. В знак благодарности капуцины переняли у камальдолцев бороду и капюшон (капуччио), от которых они и получили свое название. Они также известны как монахи-отшельники, в отличие от соблюдающих монахов францисканцев, и живут как можно ближе к тому, как св.Франциск жил: без имущества, без денег, чрезвычайная простота одежды, босые ноги, попрошайничество только на краткосрочные товары для дома.

Кости склепа принадлежат главным образом монахам-капуцинам, похороненным здесь между 1528 и 1870 годами. Тем не менее, во время строительства склепа были обнаружены старые римские гробницы и добавлены к декоративным элементам в стиле барокко и рокко с зловещим заявлением: «Кто вы сейчас, мы? когда-то были; кем мы являемся сейчас, вы будете ». Усвоив вселенское послание монахов, я пошел попить воды в соседний Фонтана делле Апи (Пчелы) и еще раз рассмотреть мифического морского бога в Фонтана дель Тритоне, оба из которых были созданы искусным Бернини.

День завершился неспешной прогулкой по Вилле Боргезе, чтобы поразмышлять о природе и тщеславии искусства. Этот самый популярный парк начинается на Виа Венето, в нескольких кварталах к северу от церкви капуцинов, мимо американского посольства, до Порта Пинчиана — древних городских ворот, прикрепленных к оборонительной стене Аврелиана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *