Современный вьетнам: Современный Вьетнам

Содержание

Современный Вьетнам

 

 

Мало кто хорошо знаком со страной Вьетнам, но большинство слышали о ней, как о невиданной диковинной стране. А так же слышали, как люди, побывавшие во Вьетнаме, хотят остаться в нем навсегда. Это можно объяснить многими причинами, но нельзя остаться равнодушным к Вьетнаму, если вы с первой же минуты начинаете проникать в его культуру, местную кухню, прекрасные бухты и пляжи, а так же в завораживающие виды на склоны гор и равнин.

Вьетнам – это одна из немногих стран, посетивших которую люди остаются в ней на всегда!

 

Краткая справка

 

 

  • Столица Вьетнама- город Ханой.
  • Площадь: 331051.4 км²
  • Население 86 млн 024 тыс. чел. (оценка на 2009), 27.1% — горожане.
  • Основные народы: вьетнамцы 88%, тхо 1.9%, горные таи 11.7%, мыонги 1.5%, китайцы 1.4%, кхмеры 1.4%, нунги 1.1%, хмонги (мяо) 0.9%, а также народы банар, чамрэ, седанг, тямы, каолан, яо, горные моны (всего в стране 53 этнические группы).
  • Государственный язык: Вьетнамский. Вторые языки: Русский и Английский.
  • Глава государства – президент, избираемый Национальным собранием из своего состава на 4 года (с 25 июля 2011 – Чыонг Тан Шанг, Truong Tan Sang).
  • Глава правительства – премьер-министр, кандидатуру которого выдвигает президент, а утверждает Национальное собрание, срок полномочий 5 лет (с 27 июня 2006 – Нгуен Тан Зунг, Nguyễn Tấn Dũng).
  • Парламент – однопалатное Национальное собрание (450 депутатов, избираемых прямым всеобщим голосованием сроком на 5 лет).
  • Международный Телефонный код: 8-10-84
  • Разница во времени с Москвой: +3 часа
  • Денежная единица: донг (код VND по стандарту ISO, по-вьетнамски обозначается VNĐ).
  • Префикс штрих-кода для товаров, произведенных во Вьетнаме: 893
  • Доменная зона в Интернете .vn
  • Официальный информационный портал Правительства: http://www. na.gov.vn
  • Место в рейтинге нестабильности: 88 (из 177 в 2011; в 2010 г. 94-е место из 177; в 2009 г. 94-е место из 177; в 2008 г. 95-е место из 177; в 2007 г. 79-е место из 177; в 2006 70-е место из 146). Ранее было относительно нестабильное государство, в последние лет 5 набирает оборот в общей экономике государства и туризме.
  • Доля двусторонней торговли с Вьетнамом в обороте внешней торговли России на 2007 год – 0,198% (51-е место, объём оборота 1 млрд 091,90 млн $; в 2006 г. доля составляла 0,149% от общего оборота российской внешней торговли, 52-е место, объём оборота 653,5 млн $).
  • Число посетивших российских туристов (за 2007 г.): 25.7 тыс. чел. (32-я страна по популярности среди российских туристов; в 2006 г. приехало 15.2 тыс. чел., 35-е место в рейтинге популярности).

 

Социалистическая Республика Вьетнам

 

 

Девиз: «Ðộc lập, tự do, hạnh phúc (Независимость, Свобода, Счастье)»

Социалистическая Республика Вьетнам, Cộng Hòa Xã Hội Chủ Nghĩa Việt Nam (вьет.), The Socialist Republic of Vietnam (англ.)

Государство в Юго-Восточной Азии, на полуострове Индокитай. На востоке и юге омывается Южно-Китайским морем, по суше граничит на севере сКитаем(провинции Юньнань, Гуандун, Гуанси-Чжуанский автономный район), на западе с Лаосом и Камбоджей.

Более 80 % территории Вьетнама занимают низкие и средневысотные горы. Вьетнам расположен в области субэкваториального муссонного климата, но в силу большой протяжённости страны с севера на юг, климатические условия на её территории несколько различаются. Зима на юге жаркая (26° С), на севере прохладная (15° С), температура воздуха иногда понижается до 1° С из-за проникновения холодного воздуха из Китая. В горах на высоте более 1500 м случаются заморозки. Режим выпадения осадков также изменяется по территории Вьетнама. Зима сухая на юге и влажная на севере, а летом муссонные дожди поливают всю территорию страны.

В конце лета и начале осени побережье Вьетнама посещают разрушительной силы тайфуны. На наветренных склонах гор в год выпадает 2500-3000 мм осадков, на подветренных — 700—900 мм.

 

Государственное устройство Вьетнама

 

Социалистическая республика. Действующая Конституция принята 15 апреля 1992 года.

Высшие органы власти: Национальное собрание, президент, премьер-министр.

Местные органы власти: в административном отношении Вьетнам состоит из 58 провинций и пяти городов центрального подчинения: Ханоя, Хошимина (бывший Сайгон), Хайфона, Дананга и Кантхо. В этих городах и провинциях действуют народные советы — избираемые населением органы государственной власти. Срок их полномочий — 4 года. Провинции разделены на округа (уезды), в которых, как повсеместно в городах и деревнях (общинах), действуют избранные населением народные советы. С 1997 года провинциям и другим административно-территориальным единицам предоставлено право заниматься внешнеторговыми операциями.

 

Население Вьетнама

 

  • Численность населения — 90,5 млн (оценка на июль 2011, 14-е место в мире).
  • Годовой прирост — 1,1 % (фертильность — 1,91 рождений на женщину, 137-е место в мире).
  • Средняя продолжительность жизни — 69,7 лет у мужчин, 74,9 года у женщин.
  • Городское население — 30 %.
  • Грамотность — 96 % мужчин, 92 % женщин (оценка 2002 года).
  • Заражённость вирусом иммунодефицита (ВИЧ) — 0,4 % (по оценке 2009 года).
  • Этнический состав — вьеты 85,7 %, таи 1,9 %, тхаи 1,8 %, мыонги 1,5 %, кхмеры 1,5 %, мяо1,2 %, нунги 1,1 % и прочие.
  • Языки — вьет (официальный), часть населения может говорить по-английски, по-французски, по-китайски.
  • Религии — буддисты 9,3 %, католики 6,7 %, Хоа-Хао 1,5 %, као-дай 1,1 %, протестанты 0,5 %, атеисты и последователи местных анимистических культов 80,8 %.

Основной религией вьетнамцев является система народных верований, основу которой составляют ритуалы «тхо кунг то тиен» (культа предков), неукоснительно исполняемые большинством жителей страны. Этот культ не имеет оформленного вероучения, иерархии духовенства и социальной организации (общины, приходы и т. п.) и, следовательно, не обладает статусом религиозной конфессии. Во время переписи 1999 г., все лица, затруднившиеся указать свою конфессиональную принадлежность, были записаны в разряд атеистов. Также нужно заметить, что местом отправления культа предков зачастую служат буддийские храмы, чем вызвано другое популярное заблуждение, согласно которому, более 80 % вьетнамцев — буддисты.

 

Экономические показатели Вьетнама

 

Природные ресурсы: фосфаты, уголь, марганец, бокситы, хромиты, залежи нефти и газа на морском шельфе, лес, гидроэнергия.

ВВП — 92,4 млрд долл. ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) — 2,9 тыс. долл. (167-е место в мире).

Сельское хозяйство (52 % работающих, 21 % ВВП) — рис, кофе, каучуконосы, хлопок, чай, перец, соя, кешью, сахарный тростник, арахис, бананы; птица; вылов рыбы и морепродуктов. Промышленность (15 % работающих, 40 % ВВП) — обработка сельхозпродукции, одежда, обувь, добыча нефти, судостроение. Сфера обслуживания — 33 % работающих, 39 % ВВП. Безработных — 6,5 %.

Электроэнергия в стране вырабатывается преимущественно на гидроэлектростанциях, и, если начало сезона дождей задерживается, то наступают перебои в производстве электричества. В планах по развитию — строительство первой атомной станции в провинции Биньтхуан.

 

Внешнеэкономические связи Вьетнама

 

Вьетнам экспортирует сырую нефть, морепродукты, рис, кофе, каучук, чай, одежду и обувь (57 млрд долл.). Основные покупатели — США 21,4 %, Япония 14,4 %, Китай 7,3 %, Австралия 4,4 %, Германия 4,3 %.

Вьетнам импортирует промышленную продукцию, нефтепродукты, удобрения, зерно, хлопок, цемент, мотоциклы (65,1 млрд долл.). Основные поставщики — Китай 20,9 %, Сингапур 9,6 %, Япония 9 %, Тайвань 8,2 %, Южная Корея 7,7 %, Таиланд 6,4 %, США 4,3 %.

В прошлом СССР и Вьетнам тесно сотрудничали в разных областях: сельское хозяйство, нефтедобыча, строительство и науки, не говоря уже о военно-технической отрасли. Сейчас многие проекты закрыты, но по-прежнему работает совместное нефтедобывающее предприятие «Вьетсовпетро» в городе Вунгтау и Центр тропических исследований РАН в Ханое (с отделениями в Хошимине и Нячанге). Кроме этого, продолжается сотрудничество в области энергетики с Российским холдингом Силовые машины.

В 2008 г. «Вымпелком» совместно с «GTEL Corporation» основал вьетнамско-российскую компанию «GTEL Mobile» (полное название «GTel Mobile Joint Stock Company») с долей акций 49 %. C августа 2009 года GTEL Mobile осуществляет услуги сотовой связи под брендом «Beeline VN» в трёх крупнейших городах страны — Ханое, Хошимине и Дананге.

Долгое время экономическому росту Вьетнама мешало американское эмбарго и чрезмерная опека Советского государства — зарубежный капитал в стране не приветствовался. В декабре 1988 года вьетнамское правительство приняло закон об иностранных инвестициях, которым гарантировало компаниям из других государств, что их имущество и прибыль не будут национализированы. Во Вьетнам потянулись сперва компании из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в первую очередь Южная Корея и Австралия, а потом и многие другие. А в 1997 году парламент Вьетнама разрешил всем провинциям и округам самостоятельно совершать внешнеторговые операции. С 11 января 2007 года Вьетнам стал 150-м членом Всемирной торговой организации (ВТО).

 

Вьетнамское чудо: рост экономики в авторитарной стране

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Это третий визит действующего президента США в Ханой за сорок с лишним лет, прошедших после вьетнамской войны

США полностью сняли введенный в 1984 году запрет на продажу оружия и военного оборудования Вьетнаму. Об этом заявил президент Барак Обама в ходе своего трехдневного визита в эту страну, привлекающую все больший интерес благодаря ее успехам в экономике.

До сих пор Вьетнам закупал вооружения в основном в России. Тесное сотрудничество между двумя странами сложилось в этой сфере еще со времен холодной войны, когда СССР и Вьетнам были союзниками.

Нынешнее вьетнамское правительство явно хотело бы диверсифицировать импорт оружия и поэтому рассматривает альтернативные варианты. Однако, как сообщает из Ханоя корреспондент Би-би-си Джонатан Хед, оно не спешит закупать вооружения в Соединенных Штатах.

Американское оружие все еще слишком дорого для Вьетнама, несмотря на то, что страна за последнее десятилетие удвоила свой оборонный бюджет. Оборонная стратегия Вьетнама во многом базируется на соперничестве с грозным соседом – Китаем.

Вьетнамские власти стремятся повысить свою обороноспособность, но не хотят вызывать излишнее раздражение Пекина закупками современного оружия, способного изменить баланс сил в регионе.

В последние годы Вьетнам стремительно меняется. Экономические успехи этой страны, успешно привлекающей крупные иностранные инвестиции, заставили взглянуть на Вьетнам как на потенциально нового «азиатского тигра».

Но далеко не все реформы в стране проходят гладко, препятствием для них часто становится авторитарная политическая система.

В апреле парламент Вьетнама избрал нового президента — им стал бывший глава службы внутренней безопасности Чан Дай Куанг, которого сложно заподозрить в стремлении к политическим реформам.

Что представляет собой Вьетнам сегодня, какое место он занимает на политической и экономической карте мира?

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

В последнее время Вьетнам активно развивается экономически, в то время как политическая система остается неизменной

Нга Фам, обозреватель Вьетнамской службы Би-би-си:

Война с США закончилась 41 год назад, и Вьетнам с тех пор, конечно, сильно изменился. Жизнь в последнее время здесь бьет ключом, экономика развивается довольно быстро. На улицах огромное количество машин, повсюду открываются новые магазины.

Темпы экономического роста постоянно составляют 5-10%, но одна из причин в том, что стартовый уровень был очень низким, и в реальных показателях это все еще очень мало. Поэтому Вьетнам все еще остается бедной страной с огромными проблемами в экономике.

Рост экономики наблюдается в основном благодаря ее децентрализации и политике открытых дверей, активно привлекающей иностранные инвестиции, прежде всего из Тайваня, а также Сингапура и Южной Кореи.

Китайские инвестиции также растут, но Китай и Вьетнам — конкуренты в сфере производства потребительских товаров. Китай доминирует во внешней торговле Вьетнама, но не в инвестициях. Китайцам это просто не нужно, им есть где вкладывать деньги в своей стране.

Крупные инвестиции идут в текстильную промышленность и другие трудоемкие отрасли. Вьетнам становится крупным производственным центром наподобие Китая, здесь производится очень много товаров. Российские инвестиции идут в нефтегазовую отрасль.

Но, кроме того, во Вьетнаме появляется все больше стартапов в ИТ-технологиях и бизнесе, и эти стартапы тоже привлекают значительные инвестиции из-за рубежа.

Отношение к США тоже сильно изменилось. Ненависти к Соединенным Штатам больше нет, наоборот, я бы сказала, что вьетнамцы сейчас любят Америку. Обама получил самый теплый прием в Ханое.

Огромные толпы ханойцев выстроились вдоль пути следования его кортежа, чтобы приветствовать американского лидера. Так что теперь между двумя странами совсем другие отношения.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Пожилые вьетнамцы до сих пор питают теплые чувства к России, а молодое поколение имеет уже другие ориентиры

Старое поколение вьетнамцев до сих пор любит Россию и русских. Если вы приедете во Вьетнам, вы увидите, что многие здесь все еще говорят по-русски, тепло относятся к России и считают ее своим старшим братом. Но, конечно, молодые вьетнамцы уже мало что знают о России.

Коммунистическая партия по-прежнему у власти во Вьетнаме, но она сильно эволюционировала. Сейчас она ориентируется на рынок и в этом смысле очень прагматична.

Предпринимательство, коммерциализация приветствуются. Главная партийная задача – развивать экономику, потому что основное давление на власть вызвано низким уровнем жизни.

Во Вьетнаме по-прежнему однопартийная система, но коммунисты понимают: чтобы удержаться у власти, они должны развивать экономику.

Средняя зарплата во Вьетнаме все еще очень низка – около тысячи долларов в год. Но в Ханое и в других крупных городах типичный офисный работник получает около 500 долларов в месяц. Нужно учесть, что цены во Вьетнаме намного ниже, чем в Москве, где я была совсем недавно и поразилась дороговизне.

В политическом смысле, с точки зрения свободы прессы и прав человека, Вьетнам остается закрытым и репрессивным обществом. Коммунистическая партия отделяет экономику, где виден прогресс, от политики, где ничего не меняется.

Пока что это работает, но вряд ли такое положение дел продлится долго. Существует давление как внутри страны, так и из-за рубежа.

Коммунистическая идеология за последние десятилетия изменилась причудливым образом и мало напоминает марксизм. Во Вьетнаме принят очередной пятилетний план — наследие прошлых времен. В нем, как обычно, заложены высокие темпы роста и заоблачные показатели ВВП, но это ничего не значит, это просто декларация о намерениях.

Нынешнее вьетнамское руководство легко корректируют цифры, подходы, направления, оно сильно своей гибкостью. Так что нам еще предстоит увидеть, каким будет Вьетнам лет через 10- 20, трансформируется ли он во что-то, уже не имеющее никакого отношения к коммунизму.

Автор фото, RIA Novosti

Подпись к фото,

Вьетнамская экономка на подъеме, но не все реформы в ней проходят гладко

Майкл Бюлер, Лондонский университет SOAS (Исследования стран Азии и Африки):

Важно понимать, что в 1980-х годах во Вьетнаме произошла либерализация экономики, но последовавшее экономическое процветание не сопровождалось стремлением к большей политической открытости.

Комунистическая партия, находящая у власти, недавно сделала все, чтобы политик с реформаторскими взглядами не был избран на пост президента в этом году. Режим по-прежнему очень репрессивен в своем отношении к любым оппозиционным группам.

Вопрос в том, сможет ли Вьетнам продолжать эту политику открытости в экономике и без политических реформ. Нужно отметить, что экономические реформы были успешными далеко не везде.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Толпы вьетнамцев выстроились в Ханое вдоль маршрута следования кортежа президента США

Вьетнам, как и Россию, часто называют клептократией. В обеих странах мы видели попытки реформ.

Вьетнам начал свои реформы с очень низкого уровня. Перед началом вьетнамской перестройки «Дой Мой» в 1986 году инфляция в стране составляла 700%, сельское хозяйство было разрушено попытками коллективизации, страна ничего не производила, и на этом фоне можно говорить о двух десятилетиях экономического процветания.

Но в последние годы компартия попыталась реформировать госпредприятия, либерализовать банковский сектор, и эта кампания оказалась не очень удачной. Если посмотреть в корень проблемы, причина неудач — в отсутствии политических реформ.

Руководить этими приватизированными фирмами и реформировать их были назначены, как правило, люди, близкие к компартии, «золотая молодежь», зачастую — сыновья и дочери влиятельных партийных функционеров. Это похоже на то, что происходило в России, где на подобные должности назначались люди, приближенные к власти.

Поэтому пока не ясно, сможет ли Вьетнам развить достигнутые успехи. Соседний Китай становится все более и более дорогостоящей экономикой, зарплаты становятся все выше, и мы видим, что многие производства либо собираются переместить, либо уже перемещаются в другие страны Юго-Восточной Азии.

В этом смысле Вьетнам занимает интересную позицию в регионе. Например, Индонезия с большим трудом привлекает прямые иностранные инвестиции, поскольку демократизация и децентрализация, проведенные здесь в последние два года, привели к тому, что иностранным инвесторам становится все сложнее понять, кто что контролирует и кто за что отвечает.

В авторитарный Вьетнам инвесторам легче вкладывать деньги, поскольку компартия остается здесь главным игроком. Этого уже нельзя сказать о других странах региона, таких как Филиппины или Индонезия, ставших в последние пару лет более демократическими.

В политическом смысле давление на власть растет. В стране существует активная блогосфера, властям все труднее блокировать протестные голоса в интернете — так же, как это происходит во многих странах с авторитарными режимами.

Организованные оппозиционные группы базируются в США, они умеют использовать соцсети и обычные СМИ для оказания давления на власти страны.

Внутри Вьетнама тоже есть оппозиция, но здесь нет оппозиционной партии или какой-либо организованной оппозиции, поскольку компартия немедленно подавляет любые организованные протесты или демонстрации, которые очень редки в этой стране.

Социалистическая Республика Вьетнам / Страны / Главная / Виза РФ

Общие сведения

Название страны состоит из 2 слов: Việt означает титульную нацию – вьетов, а Nam – юг, «страна вьетов на Юге».

Современный Вьетнам ведет отсчет своей истории с 1945 года, года началась борьба вьетнамского народ за независимость от французской оккупации.

Летом 1954 г. были подписаны Женевские соглашения, предусматривавшие независимость Вьетнама. Однако при активном участии США проведение легитимных выборов в стране было сорвано и на юге образовалась вторая Республика Вьетнам со столицей в Сайгоне. Руководство северной Демократической Республики Вьетнам добивалось объединения страны силовым путём. Был создан Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама.

Началась Вьетнамская война. Успешные военные действия Демократического Вьетнама (при значительной поддержке СССР) привели к внушительным потерям среди американцев, поддерживающих Южный Вьетнам, и вынудили Вашингтон в 1973 году подписать Парижские мирные соглашения, по которым американские войска выводились из Вьетнама.

В 1976 году произошло слияние Севера и Юга Вьетнама в Социалистическую Республику Вьетнам.

Столица современного Вьетнама – Ханой.

Официальный язык – вьетнамский.

Форма правления – Парламентская республика.

Территория Вьетнама – 331 210 км².

Население Вьетнама — 96 208 984 чел. (на 1 квартал 2019 года)

Валюта Вьетнама – вьетнамский донг (1 RUB ~ 365.15 VND), соответственно 1000 VND ~ 3 рубля

Этнический состав – вьеты 85,7%, таи 1,9%, тхаи 1,8%, мыонги 1,5%, кхмеры 1,5%, мяо 1,2%, нунги 1,1% и пр.

Государственным является вьетнамский язык, часть населения может говорить по-английски, по-французски, по-китайски.

Религии Вьетнама – буддисты 9,3%, католики 6,7%, хоа-хао 1,5%, каодай 1,1%, протестанты 0,5%, атеисты и последователи местных анимистических культов 80,8%.

Основной религией вьетнамцев является система народных верований, основу которой составляют ритуалы «тхо кунг то тьен» (культа предков), неукоснительно исполняемые большинством жителей страны. Этот культ не имеет оформленного вероучения, иерархии духовенства и социальной организации (общины, приходы и т. п.) и, следовательно, не обладает статусом религиозной конфессии. Местом отправления культа предков зачастую служат буддийские храмы, чем вызвано популярное заблуждение, согласно которому более 80% вьетнамцев – буддисты.

Географическое положение

Вьетнам государство Юго-Восточной Азии, расположенное на полуострове Индокитай. На западе граничит с Лаосом и Камбоджей, на севере – с Китаем, с востока и юга омывается Южно-Китайским морем.

Крупнейшие города. Ханой, Хошимин (бывший Сайгон)

Популярные курорты. Нячанг, Дананг, Фантьет (Муйне), Фукуок.

Время перелета из Москвы. 9 часов.

Разница во времени. +4 часа по отношению к московскому.

Сезонность. Во Вьетнам можно ехать отдыхать на море круглый год. Так, с апреля по
сентябрь «высокий» сезон в центре страны (Дананг), а с октября по апрель стоит отправиться на юг (Фукуок, Кондао, Фантьет и Нячанг).

Визовый режим

Для граждан России введен безвизовый въезд в Республику Вьетнам сроком пребывания не более 15 дней с однократным въездом в страну (включая день въезда и день выезда).

На острове Фукуок действуют особые визовые условия. Для граждан всех стран возможен безвизовый въезд на остров сроком пребывания не более 30 дней. При этом туристы не должны выезжать за пределы Фукуока и посещать другие города Вьетнама (или другие страны). Туристы должны прибыть на Фукуок прямым рейсом!

Срок действия паспорта должен быть при этом не менее 6 месяцев с даты начала тура.

Для пребывания в стране более 15 дней или при сроке действия паспорта менее 6 месяцев или если туристы планируют выезжать с о. Фукуок необходимо оформление визы.

Для граждан РФ отменен консульский сбор в размере 45$ за визу, который ранее оплачивался на границе при въезде по приглашению!

ВНИМАНИЕ! За превышение срока пребывания 15 дней без визы или срока действия визы вьетнамскими законами предусмотрен штраф.

Климат Вьетнама

Более 80% территории занимают низкие и средневысотные горы. На севере друг параллельно другу протягиваются хребты юго-восточного простирания — Хоангльеншон (с высшей точкой Вьетнама горой Фаншипан – 3143 м), Шусунгтяотяй, Шамшао, разделённые узкими, глубокими продольными долинами. Вдоль западной границы протягиваются горы Чыонгшон (Аннамские горы).

Крупнейшие и самые полноводные реки ЮВ Азии Хонгха и Меконг заканчивают своё течение на территории Вьетнама, впадая в Южно-Китайское море.

Вьетнам расположен в области субэкваториального муссонного климата, но в силу большой протяжённости страны с С на Ю, климатические условия на её территории несколько различаются. Зима на Ю жаркая (+26° С), на С прохладная (+15° С), температура воздуха иногда понижается до +1° С из-за проникновения холодного воздуха из КНР. В горах на высоте более 1500 м случаются заморозки. Режим выпадения осадков также изменяется по территории Вьетнама. Зима сухая на Ю и влажная на С, а летом муссонные дожди поливают всю территорию страны. В конце лета и начале осени побережье Вьетнама посещают разрушительной силы тайфуны.

Основные достопримечательности Вьетнама

Хошимин (б. Сайгон)

Если Вы предпочитаете солнцу и песку магию мегаполиса, то отправляйтесь в Хошимин (Сайгон).

Этот город не зря называют «Париж Востока», он удивительными образом сочетает в себе современный урбанизм и колониальную провинциальность. Привлекательности добавляет комфортный климат: температура не опускается ниже 23–24 °C и не поднимается выше 32 °C.

Город безумно динамичный. Ритм задает бесконечный поток мопедов: водители не обращают внимание на зебры и светофоры, ездят по тротуарам, а по улице двигаются беспрерывным встречными потоками. Потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть к движению и просто научиться переходить дорогу

Начать осмотр достопримечательностей можно на смотровой площадке Saigon Skydeck, которая находится на на 49 уровне здания Финансовой башни Bitexco, на высоте 191 м. С высоты открывается потрясающий вид на город.

Спустившись на землю, держите путь к собору Нотр Дам-Де Сайгон — это визитная карточка города. Собор находится на площади Парижской Коммуны. Вьетнамский Нотр Дам — наследие от французских колонистов, которые с его помощью хотели показать влияние своей цивилизации. Построенный в конце 19 века Нотр Дам по-прежнему открыт, но в большей степени привлекает сюда туристов и местных молодоженов, как фото объект.

Прямо напротив собора Вы найдете ещё одно известнейшее здание Хошимина французской постройки — Центральный Почтамт. Здание Почтамта было спроектировано самим Гюставом Эйфелем! Отделение приступило к работе более 100 лет назад и функционирует по сей день, предоставляя посетителям все виды почтовых услуг. Здесь Вы сможете приобрести здесь сувениры, марки или отправить близким открытку.

Завершить знакомство с городом можно у здания городского совета (городской ратуши) на площади Хо Ши Мина. Это действующий правительственный объект и зайти в него не получится. Но сама постройка очень колоритна, особенно в вечерние часы, когда включается подсветка. Дополнением в Вашей фотосессии станет статуя Хо Ши Мина.

Если Вы еще не устали, посетите бывший президентский дворец — Дворец Воссоединения. Здесь Вы точно сможете погулять по комнатам и галереям, оценить парк вокруг дворца, засаженный необычными растениями, и даже осмотреть военную технику.

На следующий день отправляйтесь знакомится с современным городом. Обязательно сходите в Зоопарк Сайгон и Ботанический сад. Зоопарк был построен в середине XIX века и входит в десятку старейших зоопарков мира. Кроме многочисленных животных и птиц, здесь огромное количество растений, привезенных даже из Африки и Америки.

Кстати, вкусно пообедать или выпить что-нибудь горячительное можно практически в каждом здании в центре города.

Хошимин также является отличным местом для шопинга. В центре города сотни самых разнообразных магазинчиков, в которых Вы обязательно найдете для себя что-нибудь интересное, будь то модная одежда или экзотические специи.

Даже, если Вы не планировали покупки, стоит заглянуть на знаменитый рынок Бен Тхань. Основное здание закрывается в 19:00 по местному времени, после чего на следующие пять часов к работе приступает «ночной рынок». Но имейте ввиду, продавцы очень назойливы, а цены на рынке завышены в 2-3 раза.

Вечером сходите в муниципальный театр Хошимина, на представление «A O Show». Эта театральная постановка сочетает акробатику с вьетнамскими музыкой и танцами.

 

Десять фактов о Вьетнаме | Полезная информация для туристов

Десять фактов о Вьетнаме

Как и все азиатские страны, Вьетнам имеет своё неповторимое, но узнаваемое лицо. История, кухня, культура, традиции, язык, люди – всё уникально в этой стране.

1. Социализм во Вьетнаме
Современный Вьетнам — здесь жив социализм, управдомы, власть партий и общественное порицание. На карте его силуэт выглядит как латинская буква S.

2. Деньги Вьетнама
Вьетнамские деньги самые практичные – пластиковые, которые без опасения можно мочить и мять.

3. Бедность во Вьетнаме
Вьетнам – очень бедная страна. Зарплата президента на уровне средней зарплаты по стране.

4. Кухня Вьетнама
Фирменные блюда вьетнамской кухни очень дурно пахнут, но имеют превосходный вкус. На столе всегда присутствуют лайм, соль с перцем в виде смеси и соус кисло-сладкого вкуса. Рис и кофе обязательные продукты внутри страны и внешнего рынка.

5. Развлечения Вьетнама
Отдых во Вьетнаме богат на экзотические развлечения. Можно покататься на слонах, посетить змеиные рестораны, полюбоваться крокодилами. Один из красивейших парков – Бухта Халонг.

6. Образование во Вьетнаме
Вьетнамские школьники учатся платно. Ещё и работают. И все мечтают стать бизнесменами или торговцами, открыв хотя бы ларёк с сигаретами.

7. Стиль жизни во Вьетнаме
Раньше во Вьетнаме существовало многоженство. Современные вьетнамцы почти все однолюбы. Девушек выдают замуж умеющими делать абсолютно всё: и кровлю починить, и мотор перебрать. А перед замужеством невеста живёт дома у жениха около пары месяцев, чтобы родители его были уверены в домовитости скорой жены.

8. Отсутствие правил дорожного движения
Если хотите купить горящий тур во Вьетнам, то знайте, что в этой стране нет правил дорожного движения. Кто как хочет, так и едет. Только ребенка и человека на велосипеде могут пропустить. При особой любви жителей к велосипедам и мотороллерам движение напоминает хаос.

9. Особенность вьетнамских похорон
На похоронах вьетнамцы не плачут, а можно услышать радость и смех. Когда не достаточно средств похоронить усопшего, то тело зарывают в землю, а при удобном случае хоронят достойно, срезая плоть и промыв скелет.

10. Любовь к русским
Вьетнамцы любят россиян и благодарят их за оказание поддержки в войне с американцами. Здесь всюду стеллы и монументы русским воинам. Русский язык часто звучит на улицах страны. А вот российские права здесь не признают.

«Нужно форсировать экономическое сотрудничество Татарстана и Вьетнама» / ieml.ru

TatCenter.ru совместно с экономистом Ленаром Салимовым продолжает рассказывать о потенциале экономического сотрудничества Татарстана с зарубежными партнерами. В новом выпуске профессор кафедры «Финансы и кредит» Казанского инновационного университета им.В.Г.Тимирясова рассуждает про Вьетнам.


Вьетнам – единственная страна в Юго-Восточной Азии, письменность которой разработана на основе латинского алфавита. Однако это не главная причина, обуславливающая перспективность взаимовыгодного сотрудничества с Татарстаном.

В целом россияне мало знают о Вьетнаме, его истории, культуре. Еще меньше они знают о возможностях делового сотрудничества. Например, принято считать, что эталонные сорта нефти — Brent, WTI и Dubai Crude. Однако в контексте таких важных свойств нефти, как содержание серы и плотность нефти, лидерами являются российский сорт «Победа» и вьетнамский «Белый тигр».

Современный Вьетнам делает ставку не на нефть или иные природные ресурсы, а на человеческий капитал. В 1986 году Вьетнам инициировал экономическую реформу ĐổiMới (

в переводе с вьетнамского — «инновации») с целью создания «социально ориентированной рыночной экономики». Вьетнамское правительство последовательно осуществляет переход от аграрно-сырьевой к индустриальной экономике с перспективой формирования т.н. «экономики знаний».

Эксперты в области развития экономики стран Юго-Восточной Азии в частности Владимир Мазырин, справедливо отмечают достижения Вьетнама в сфере информационных технологий: «Ежегодный рост сети Интернет, компьютерной индустрии, телефонии, особенно мобильной, составляет 30-50% и является одним из самых высоких в мире». «Вьетнам имеет онлайновых жителей больше, чем любая другая страна этого региона (Юго-Восточной Азии, ред.) — 16,1 млн подключений к Сети в месяц. Лишь около 40% пользователей во Вьетнаме совершает покупки в интернет-магазинах и только около 10% использует онлайновые банковские сервисы — пользователи Интернетом не верят в безопасность онлайн-платежей».

Татарстан как лидер в части развития телекоммуникационной отрасли среди регионов России имеет колоссальный опыт по продвижению интернет-сервисов и организации ежедневного взаимодействия населения, бизнеса, государства и общественных организаций.

Подобный опыт особенно актуален в условиях, когда главное препятствие конкурентоспособности вьетнамских предприятий – это не их производственный потенциал, а способность продвижения производимой продукции на внутреннем и внешнем рынках.

Важная особенность Вьетнама – его прибрежная морская полоса. С одной стороны, территория Вьетнама это весьма протяженная зигзагообразная узкая полоса у моря, протянувшаяся с севера на юг, что обуславливает перспективы развития туризма за счет строительства и реконструкции курортных зон. Однако, с другой стороны, большая протяженность береговой линии любой страны объективно требует постоянного обновления гражданского и военно-морского флота. Вьетнам в данном контексте не является исключением. Например, вьетнамцы традиционно осуществляют рыболовство. Однако в современных условиях рыболовецкая отрасль нуждается в рыболовном флоте.

Справка:

Территория Вьетнама вытянута в меридиональном направлении (расстояние между крайними северной и южной точками — ок. 1750 км), а в широтном направлении её протяженность от 616 км на севере (от Монгкая до вьетнамско-лаосской границы) до 46,5 км в центральной части (в области Чунгбо). Протяженность береговой линии 3260 км. 

Во Вьетнаме сегодня добываются тунец, пангасиус, окунь, морской язык, камбала, акула, осьминоги, креветки, устрицы, кальмары, крабы. Креветки и лобстеры разводятся на специальных аквафермах, сконцентрированных в основном в южной части страны. Рыболовный флот Вьетнама насчитывает десятки тысяч судов, но в основном малотоннажных, занятых прибережной ловлей. Пресноводное рыболовство (сомовые, окунь, панагиус, тилапия) осуществяется на реке Меконг, её притоках и рукавах. Океаническое рыболовство пока не развито. Основные регионом рыболовства для вьетнамцев является Восточное (Южно-Китайское) море. Имеют место конфликты со странами региона по поводу разграничения экономических зон. 

В целях защиты национальных интересов Вьетнам осуществляет модернизацию национальных военно-морских сил. И Татарстан здесь играет особую роль.

Самым крупным проектом в рамках модернизации флота Вьетнама выступает покупка у России 6 многоцелевых дизельных подводных лодок проекта 636.1 «Варшавянка». Вторым важным элементом в обновляемом вьетнамском флоте стали корабли дальней морской зоны — современные корабли класса тяжелый корвет/легкий фрегат.

В 2011 году Вьетнаму были переданы два сторожевых корабля проекта 11661Э «Гепард 3.9» (по классификации НАТО — фрегаты), построенных в Татарстане на Зеленодольском заводе им. Горького. После получения двух первых «Гепардов», Вьетнам перевел в твердый контракт заключенный ранее опцион на строительство двух дополнительных судов этого класса. 

Судостроительное предприятие Татарстана в условиях высокой конкуренции со стороны как зарубежных, так и российских судостроителей, достойно представлено на международном рынке. Весомый вклад в укрепление деловой репутации и формирование бренда «Зеленодольский завод имени А. М. Горького» внесли получившие международный резонанс боевые операции малых ракетных кораблей «Зеленый Дол» и «Град Свияжск» по освобождению Сирии от террористических организаций.

Экономическое сотрудничество Татарстана и Вьетнама по ряду направлений уже налажено, но необходимо его, во-первых, форсировать, во-вторых, расширить спектр направлений с учетом перспектив развития не только Вьетнама, но и его ближайших соседей в Юго-Восточной Азии.

д.э.н, проф. кафедры «Финансы и кредит»

Казанского инновационного университета им.В.Г.Тимирясова (ИЭУП),

директор НИИ экологизации социально-экономических систем

Ленар Салимов

Специально для TatCenter.ru

Вьетнам — Мандарин

Современный Вьетнам – одно из наиболее динамично развивающихся государств Юго-Восточной Азии.

С открытием международного аэропорта в Дананге добраться до чистого моря и роскошных отелей Вьетнама стало возможно двумя регулярными рейсами! Авиакомпании Asiana и Korean Air выполняют сюда рейсы из Сеула.

Изумительная природа Вьетнама притягивает туристов со всего мира. Особенно красив север страны, где находится бухта Халонг, название которой переводится с вьетнамского как «Спускающийся дракон». По легенде, бухту создал огромный Красный дракон, спустившийся с небес. Как утверждают местные жители, в здешних водах и поныне живет дракон — вьетнамская разновидность Лохнесского чудовища.

Вьетнам знаменит своими великолепными пляжами. Ровный, благоприятный климат, изумительный белый песок и великолепная чистая вода явились причиной того, что центральный район Вьетнама получил название «Вьетнамские Гавайи». 

С открытием международного аэропорта в Дананге добраться до чистого моря и роскошных отелей Вьетнама стало возможно двумя регулярными рейсами! Авиакомпании Asiana и Korean Air выполняют сюда рейсы из Сеула.



 

Популярность набирают расположенные недалеко друг от друга курорты Дананг и Хойан. Бесконечные пляжи бирюзового Южно-Китайского моря, отличная инфраструктура, масса приятных отелей, близость к культурному и историческому достоянию страны позволили им завоевать любовь у туристов. 

Хюэ — самый интересный в историческом плане город страны. Здесь находятся знаменитые гробницы 13 вьетнамских императоров, несколько известных пагод, среди которых семиэтажная Пагода Тхиенму — неофициальный символ города, и Цитадель с Запретным Пурпурным городом — резиденция императоров, построенная как копия Запретного города китайских императоров в Пекине. 

Нячанг – известный курорт Южного Вьетнама, куда приезжает на отдых наиболее успешные жители страны. Это место пользуется спросом и у европейцев, японцев и корейцев. Город-курорт идеально подходит для активного отдыха и бурной вечерней жизни.

Обрамленный белоснежными пляжами и скрывающий где-то в глубине изумрудные джунгли, еще недавно Фукуок был сонным и тихим островом посреди Сиамского залива. Сегодня это популярное направление для путешественников, которые стремятся провести  зиму на солнышке. Несмотря на то, что туризм на острове развивается семимильными шагами — появился новый международный аэропорт, строятся казино и отели, гольф-поле и дороги — большая часть Фукуока по-прежнему представляет собой заросли, входящие в территорию национального парка. А, значит, природной «дикости» здесь будет в избытке, но и, устав от нее, выпить коктейль у бассейна никто не запретит!

 

Самые необычные достопримечательности Вьетнама

Чем заняться, что посмотреть и попробовать во Вьетнаме тем, кто уже сфотографировал бухту Халонг и погулял по рисовым полям.

Если вы уже налопались супа фо, примерили треугольную шляпу и отлежали бока на пляже в Муйне, время нырять глубже и рассматривать Вьетнам с новых сторон.

Наши идеи подойдут тем, кто зимует во Вьетнаме или приехал в длинный отпуск, но кое-что можно успеть даже за выходные!

Пересеките всю страну на байке

Вьетнам живописно протянулся с севера на юг, от гор и рисовых террас к тропическим островам. Чтобы увидеть все сокровища страны, не хватит и жизни — зато на путь от горной Сапы до южного Хошимина достаточно пары недель.

Чтобы пуститься в путешествие, как настоящий приключенец, а потом написать об этом книгу (или хотя бы пост в «Фейсбуке»), седлайте байк. Арендовать его легко в любом городе Вьетнама: прокат на сутки обойдется в сумму от 5–7 $, а если брать сразу на месяц, выйдет дешевле. 

Чтобы не возвращаться в исходную точку, воспользуйтесь услугой One Way: за 12–15 $ в день вы сможете вернуть мопед в любом другом городе страны, а иногда даже поехать налегке — багаж за вас доставят машиной.

Нажмите на фото, чтобы перенестись к живописным пейзажам Вьетнама

Если в приоритете скорость и инфраструктура, держитесь АН1: на главной трассе страны невозможно заблудиться, а еще остаться без кофе, ночлега и даже модной стрижки. Вьетнамцы и туристы часто путешествуют на мопедах, поэтому заправок, гостиниц, кафе и бесплатного Wi-Fi по пути немерено.

Второстепенные вьетнамские трассы вдоль границы Лаоса дикие и симпатичные: природа там живописнее, но и условия экстремальнее. Стоит запастись картами, аптечкой и снеками, а еще тут не обойтись без мощного байка.

Пример маршрута по Вьетнаму с севера на юг на 2-3 недели

Точки маршрута Зачем сюда ехать
Сапа горы, рисовые террасы, этнотуризм, горные племена
Ханой Старый город, бухта Халонг, поездка в «Халонг на суше» Ниньбинь
Фонгня природный национальный парк, пещеры
Хюэ Императорский город
Дананг морской курорт, археологический комплекс Мишон
Хойан Старый город, старинные купеческие особняки, этномузей, кофейни, шопинг, пляжи
Далат «Сумасшедший дом», храмы, агротуризм, вино
Нячанг курорт, Чамские башни, парк развлечений Винперл, грязелечебницы
Муйне кайтсерфинг, морепродукты, пляжи, песчаные дюны
Хошимин тоннели Кучи, военная история, современный Вьетнам, шопинг, ночная жизнь

Перепробуйте все виды кофе

По клику на фото в соседней вкладке откроются самые дешевые билеты во Вьетнам

Кофе в социалистическом Вьетнаме — почти религия. Крохотный стульчик за уличным столиком, пресс-фильтр и крепкий напиток с шоколадным ароматом, к которому подают холодный зеленый чай, — обязательный утренний (а часто также дневной и вечерний) ритуал каждого вьетнамца.

В жару хорош сладкий cà phê với sữa đặc («ка фэ вуй суа да») со льдом сгущенкой, а в дождливый день бодрит горячий черный cà phê nóng đen («ка фэ нон дэн»). Эти виды кофе пьют по всему Вьетнаму, но в отдельных регионах придумали свои необычные рецепты.

  • В Ханое стоит попробовать cà phê với trứng («ка фэ вуй тьюн»), кофе с яйцом. Звучит странно, но на вкус божественно — как крепкий эспрессо и десерт крем-брюле в одной чашке.
  • В жарком климате даже сторонники горячих напитков переходят на «айс» версию. Ароматный вьетнамский кофе хорош и просто со льдом, а если добавить лайм и содовую, получится освежающий «сода-кофе», который любят в Хошимине.
  • В центральном Вьетнаме, например, Хюэ или Хойане, делают вкуснейший кокосовый кофе: в холодный напиток добавляют кокосовое молоко и кокосовое мороженое.
  • На севере, в Сапе, нельзя пропустить кофе с йогуртом. Еще одно удивительное для туриста сочетание — тот момент, когда сначала не понимаешь, как это может быть вкусно, а потом не представляешь себе, как может быть иначе.
  • Во Вьетнаме популярны кафе, где нет ни крошки еды, зато меню напитков потянет на том «Войны и мира». В числе кофейных экспериментов в Хойане часто предлагают авокадовый кофе или кофе с манго, а в Фонгне пьют банановый латте и кофе с арахисовой пастой.

Главное правило кофепития во Вьетнаме одно — каким бы странным ни казалось вам сочетание, стоит дать ему шанс: скорее всего, распробуете!

Пройдите по следам француза Рехана

За 8 лет французский фотограф Рехан отыскал 51 из 54 этнических групп Вьетнама. Представителей одних легко встретить в центре Сапы, до других пришлось днями пробираться по джунглям; в одних насчитывают тысячи, в иных — всего сотню представителей. В некоторых все еще поклоняются тотему посреди деревни, но большинство детей лао и хмонгов уже переоделись в джинсы и перешивают бабушкины платья на сувениры для туристов.

Рехан запечатлел их все и открыл бесплатный Precious Heritage Museum в Хойане, где собраны портреты, этнокостюмы, украшения и модели домов племен из разных регионов страны. В музее иногда можно встретить моделей Рехана, которые проводят мастер-классы для всех желающих.

Самая знаменитая модель фотографа, мадам Xong, до сих пор работает лодочницей в Хойане: портрет из серии «Скрытая улыбка» прославил Рехана и сделал пожилую леди самой известной женщиной во Вьетнаме. В благодарность, в рамках своего проекта помощи Giving back, француз исполнил мечту мадам Xong и подарил ей собственную лодку.

Самого фотографа иногда можно встретить в музее, а если повезет, и просто на улочках Хойана — ранним утром Рехан отправляется в город за кофе и вдохновением. Чтобы отправиться по его стопам, не обязательно забираться в дебри джунглей. Проще всего поехать в Сапу, где зао и хмонги проведут вас горными тропами и пригласят в гости в свою деревню.

Прикоснуться к колоритным историям Рехана можно и в Хошимине, где работает бесплатная галерея фотографа.

Доберитесь в нацпарк Фонгня-Кебанг

Национальный парк Фонгня-Кебанг — пока малоизвестный среди российских туристов, но уже облюбованный европейскими бэкпекерами кусочек природного рая во Вьетнаме. Комфортные гестхаусы и кофе с кокосовым мороженым здесь уже появились, а вот зазывалы «Мадам-манго-массаааж-плииз!» сюда еще не добрались.

Нацпарк удален от популярных курортов, поэтому пакетников тут не встретишь. Добираться в Фонгню удобно из Хюэ (209 км), Ниньбиня (399 км) или Ханоя (496 км) на автобусе, мопеде или арендованной машине. Проделать долгий путь стоит ради местных фантастических ландшафтов: Фонгню включили в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО и называют новым чудом света.

В парке три сотни пещер и гротов общей длиной 126 км — это как расстояние от Москвы до Дубны. Среди самых интересных — Шондонг. Это самая большая пещера в мире, настоящий затерянный мир, где течет подземная река, растут трава и деревья. Сюда можно отправиться в недельную экспедицию с ночевками в пещере и джунглях и купанием в подземной реке.

Если пока не готовы к экстриму, можно взять самый популярный тур в пещеры Фонгня и Тьеншон. Примерно за 11 $ с человека вы проплывете на лодке среди изумрудных холмов прямо в пещеру Фонгня, которая до открытия Шондонг считалась самой большой на свете. Покатаетесь по подземной реке, а потом сойдете на берег и преодолеете 500 ступеней вверх, чтобы погулять под волшебными сводами Тьеншона.

Если останутся силы и время, поколесите по округе среди живописных водопадов и ущелий природного парка, а на закате займите столик с лучшим видом на реку, холмы и синие лодки. 

Убедитесь в чудесных свойствах народной медицины

В любой непонятной ситуации вьетнамцы пьют крепкий сладкий кофе, а по утрам уплетают багеты, при этом остаются стройными и бодрыми до старости. Похоже, секрет не только в генетике и ежедневных пробежках.

Чтобы прикоснуться к тайне вьетнамского долголетия, прогуляйтесь по ханойской улице Lan Ong, которую прозвали Улицей традиционной медицины. Здесь торгуют травами, специями, корешками и прочими диковинными ингредиентами для народных снадобий. 

Рецепты можно подсмотреть в Музее традиционной медицины в Хошимине или Хойане, а если не хочется экспериментировать, готовый целебный напиток продают прямо на улицах «вьетнамской Венеции». Лотос, лемонграсс, лимон и корица — хойанцы не скрывают рецепт, но больше этот вкусный тонизирующий напиток не готовят нигде.

Нажмите на картинку, чтобы найти лучшие билеты к тропическим цветам и экзотическим массажам

Вьетнамцы знают, что не хуже снадобий тело и дух укрепляют спа-процедуры. Проведите денек в грязевых и минеральных ваннах, сходите в травяную сауну или запишитесь на массаж горячими камнями — почувствуете себя новым человеком! 

Особенно популярны минерально-грязевые лечебницы Нячанга: Тхап Ба бюджетнее, I-resort новее, 100EggMudBath оригинальнее, но море (или хотя бы ванну) пользы и удовольствия вы получите во всех.

13 способов понять Вьетнам

Как устроить зимовку во Вьетнаме

Лучшее время для поездки во Вьетнам. Когда сезоны в разных частях страны

Самые инстаграмные места планеты

Самые дешевые рейсы в дальние страны

Где купаться зимой: лучшие идеи для побега от холодов

Вьетнам 40 лет спустя: как победа коммунистов уступила место капиталистической коррупции | Вьетнам

Рано утром в феврале 1968 года, когда бои в центральном Вьетнаме достигли нового уровня безумия, группа южнокорейских солдат ворвалась в деревню под названием Ха Ми, беспорядочную коллекцию бамбуковых хижин и рисовых полей, примерно через час. за пределами города Дананг. Они были из подразделения под названием Blue Dragon, которое сражалось вместе с американцами, пытаясь подавить коммунистическое восстание.

В течение нескольких недель они загоняли фермеров и их семьи в многолюдный комплекс, который американцы называли «стратегической деревушкой». Уводя фермеров из их деревень, они надеялись, что смогут лишить коммунистических партизан еды и крова голодом. В течение нескольких недель фермеры и их семьи спасались бегством, возвращаясь в Ха Ми, ненавидя плен стратегической деревушки и нуждаясь в обработке своей земли. Теперь солдатам Синего Дракона было достаточно.

Через час после прибытия корейцы согнали проснувшихся жителей деревни на небольшие группы, а затем методично открыли огонь.Через час они убили 135 из них. Затем они сожгли свои дома и тела, а весь беспорядок превратили в братские могилы. Истина тоже была похоронена годами.

Теперь есть памятник этой бойне, построенный 30 лет спустя на средства солдат Синего Дракона, которые вернулись с искренним раскаянием. Но что-то не так. Памятник возвышается величиной с дом с богато украшенной крышей, на которой находятся две коллективные гробницы и большой надгробный камень с именами погибших взрослых и детей.Но объяснения их смерти нет.

Жители деревни говорят, что когда памятник был впервые построен, на обратной стороне надгробия было яркое описание того, что произошло в тот день. У одного даже есть копия слов, которые оказываются мощным стихотворением, вспоминающим огонь и кровь, горящую плоть, тела в песке: «Как больно видеть, как отцы и матери разваливаются на куски под пламенем … Как ужасно видеть, как дети и младенцы кричат ​​и плачут, протягивают руку и продолжают сосать грудь мертвых матерей… »Но, по словам жителей деревни, некоторые южнокорейские дипломаты нанесли визит перед официальным открытием и пожаловались на стихотворение; вместо того, чтобы противостоять им, вьетнамские официальные лица приказали накрыть его изображением цветков лотоса.Корейский антрополог Хоник Квон, изучавший Ха Ми в то время, записал, как один из жителей деревни сказал, что это отрицание правды было похоже на вторую бойню, «убивающую память об убийстве».

Почему вьетнамцы пошли на такой компромисс? Почему люди, выигравшие войну, позволили проигравшим определять историю этой войны?

Жители деревни говорят, что ответ прост: Южная Корея стала одним из крупнейших иностранных инвесторов в их экономику и предложила заплатить за местную больницу, если стихотворение о резне будет скрыто.Итак, вьетнамские власти согласились; они не могли позволить себе сопротивляться. И в этом суть того, что произошло во Вьетнаме с тех пор, как война закончилась 40 лет назад, 30 апреля 1975 года.

Месяц, проведенный в поездках туда в начале этого года, — беседы с фермерами, интеллектуалами, академическими специалистами и ветеранами боевиков из разных стран. обе стороны линии — выявили многочисленные лжи и компромиссы, навязанные вьетнамскому народу сильными мира сего в погоне за прибылью. США преуспели в продвижении ложного объяснения причин и ведения своей войны.Несмотря на поражение в военном конфликте, американцы и их союзники вернулись с еще более мощным финансовым оружием, вынудив вьетнамцев пойти по пути, который они не выбрали. Теперь их лидеры говорят самую большую ложь.

армейских вертолета США обеспечивают прикрытие огня для южновьетнамских войск, которые атакуют лагерь Вьетконга недалеко от вьетнамско-камбоджийской границы в марте 1965 года. Фотография: AP / Horst Faas

Нгуен Хао Ту, 90 лет, живет в яркой и красивой квартире в Ханое. .Она болтает, как птица, на беглом французском и ломаном английском, рассказывая о том, как молодой женщиной она видела, как ее страна раздавлена ​​между двумя могущественными врагами. Во-первых, это французы отказались отпустить свою колонию в конце Второй мировой войны. В 1946 году в возрасте 21 года Тху отправился в джунгли и присоединился к партизанской борьбе, специализируясь на смешивании кислоты, селитры и алкоголя для изготовления пороха: «Я был очень счастлив в лесу. С порохом в бомбе можно — лопнуть! — осуществить нашу мечту.

И эта мечта была не просто националистической — изгнать иностранного захватчика. Он был специфически коммунистическим и революционным. Ту вспомнил детство, когда французы забрали ее отца, воспитателя детского сада; в тюрьме она приносила ему еду, когда ей было всего семь лет. «Я ненавидел всех людей, которые хотели воевать и оккупировать Вьетнам. На мой взгляд, я стала коммунисткой », — сказала она. Ее семья принадлежала к среднему классу, но в 1930-е годы, по ее словам, их дом использовался как место встреч подпольной Коммунистической партии Вьетнама.Она вспомнила, как читала Маркса и Ленина и как, когда ей было 16 лет, французы казнили одного из ее друзей. «С уважением, я коммунист».

Ле Нам Фонгу почти столько же лет, сколько чт. Ему было 17 лет, когда он записался рядовым солдатом для борьбы с французами в 1945 году. Следующие 30 лет он провел в войне, поднявшись до генерал-лейтенанта армии Северного Вьетнама и ключевой фигурой в конечном разрушении США. военная машина. Сидя теплым вечером возле своего уютного дома и нарезая манго теплым вечером, он вспоминает свой революционный мотив: «Социализм? Да, конечно.Целью всех боев было построить социалистическое общество, обрести свободу, независимость и счастье. В первые дни против Франции и США мы уже имели в виду общество, которое мы хотели создать — общество, в котором мужчины не будут эксплуатировать других мужчин; справедливый, независимый, равный ».

Мы уже имели в виду общество, которое хотели — такое, в котором мужчины не будут эксплуатировать других мужчин: справедливое, независимое, равное

Вот где собственное мнение США о своем поведении начинает разваливаться.Американская версия событий гласит, что, когда французы потерпели поражение в 1954 году, в дело вмешалась армия США, чтобы защитить Южный Вьетнам от угрозы захвата коммунистами Северного Вьетнама. Реальность такова, что французы отчуждали людей по всему Вьетнаму, загоняя их в объятия коммунистической партии Хо Ши Мина. И, что более важно, не было двух отдельных наций. В 1954 году, несмотря на победу вьетнамской армии, Франция и ее западные союзники удерживали власть в своем южном оплоте.На международном съезде в Женеве все стороны согласились, что страну следует разделить — временно — на Южный Вьетнам и Северный Вьетнам до июля 1956 года, когда на выборах будет создано новое правительство для страны в целом.

Тогдашний президент США Дуайт Эйзенхауэр позже признал, что, если бы эти выборы были разрешены, около 80% вьетнамцев проголосовали бы за Минь и новое социалистическое общество — и вьетнамцы, с которыми мы говорили, согласились.Но США этого не допустили. Вместо этого они обратились к печально известному офицеру ЦРУ Эдварду Лэнсдейлу, который, используя ловкую комбинацию взяток и насилия, установил в Сайгоне новое правительство во главе с католическим политиком Нго Динь Зием. Он был автократичным и семейным, но антикоммунистическим и проамериканским. В октябре 1955 года Лэнсдейл сфальсифицировал выборы на Юге, чтобы сделать Дьема президентом. Национальные выборы были отменены. «Временное» разделение теперь превратилось в длительную претензию на то, что Вьетнам действительно был двумя разными странами, юг как пассивная жертва вторжения с севера.


Сначала США, которые финансировали войну с Францией, довольствовались вливанием денег в армию Южного Вьетнама и отправкой собственных войск только под видом «советников» — 16 300 из них. К марту 1965 года он посылал в бой своих людей. На пике боевых действий, в 1969 году, США использовали 550 000 своих собственных военнослужащих, плюс 897 000 из армии Южного Вьетнама и еще тысячи из Южной Кореи и других союзников. К тому времени, когда война закончилась, число погибших было не поддается подсчету, возможно, достигло трех.8 миллионов, согласно исследованию Гарвардской медицинской школы и Вашингтонского университета.

Британский иностранный корреспондент Джеймс Кэмерон охарактеризовал действия США как «преступление международной порядочности, отвратительное и абсурдное». В 1965 году он оглянулся на путь к войне: «Это было неуклюже, жестоко, бездумно и без всяких размышлений. Шаг за шагом Запад допустил грубую ошибку и столкнулся с дилеммой, которую они никогда полностью не понимали и фактически никогда не искали: с самого начала они спорили клише.

Насилие тех лет до сих пор живет среди тех, кто пострадал от его грандиозного нападения. В небольшом домике в Сайгоне, как многие вьетнамцы до сих пор называют Хошимин, бывший член коммунистических партизан вспомнил, как американские бомбардировщики ревели над их лагерем в джунглях, и как он и его товарищи прятались в неглубоких окопах: «У нас было очень много. крепкое рисовое вино. Если вы его выпьете, на глаза навернутся слезы. Мы называли это «слезами Родины». Это перестало нас бояться ».

США сбросили на Вьетнам больше взрывчатых веществ, чем их союзники применили против Германии и Японии вместе во Второй мировой войне.Он также уронил желе из напалма, которое прилипло к его жертвам, пока оно поджаривало их кожу; белый фосфор, сгоревший до костей; осколочные бомбы, разбрасывающие во все стороны шарикоподшипники и стальные осколки; и 73 миллиона литров токсичных химикатов, в том числе 43 миллиона литров Agent Orange, которые убивали растительность и вызывали болезни у тех, кто подвергался воздействию.

Известно, что США также бомбили Ханой — город, полный мирных жителей, у которых нет авиации для защиты. Женщина, которой в то время было восемь лет, вспомнила, что на спине у нее была ветка с листвой в качестве тонкого камуфляжа от бомбардировщиков F-111, летящих с удвоенной скоростью звука.Человек, работавший на зенитной батарее, говорит, что он вернулся домой после ночи бесплодной обороны и обнаружил, что его окрестности уничтожены: единственным признаком его сына была расчлененная нога, которую он опознал по шраму.

На суше штурм США был столь же мощным. В деревне в дельте Меконга крестьянин в возрасте около 60 лет мирно сидел в своем доме, на полу которого была запеченная грязь. Она вспомнила тот день, когда ее свекровь, которая работала на близлежащих полях, совершила ошибку, убежав, когда американский вертолет с грохотом обрушился на нее: ракета догнала ее и разбила на куски о кокосовую пальму.«Нам пришлось пойти, чтобы забрать ее. Нам пришлось подобрать ей зубы ». По ее словам, боевые вертолеты убили трех ее братьев. Спустя все эти годы, добавила она, у нее все еще есть проблемы со сном, и она будет полна страха, если услышит любой звук, который может быть звуком вертолета.

Американский десантник направляет вертолет для медицинской эвакуации, чтобы подобрать солдат, раненых во время пятидневного патрулирования во Вьетнаме в апреле 1968 года. Фотография: AP / Art Greenspon

Многие американцы теперь считают, что печально известная резня жителей деревни Май Лай была уникальной или Редкое событие, но в июне 2001 года журналист Ник Терс нашел в Национальном архиве США иную картину.Он обнаружил файлы, в которых были записаны выводы секретной оперативной группы США, Рабочей группы по военным преступлениям во Вьетнаме. Они показали, что армия подтвердила более 300 заявлений о массовых убийствах, убийствах, изнасилованиях и пытках со стороны американских солдат.

Затем Турс посетил Вьетнам. В своей книге «Убей все, что движется» он описывает попытку найти место происшествия из файлов, в которых, как утверждается, 20 женщин и детей были убиты в деревне в центральном нагорье. По его словам, вслед за местными жителями он наткнулся на памятники пяти другим резням на том же небольшом участке: «Я думал, что ищу иголку в стоге сена; то, что я нашел, было настоящим стогом иголок.Он пришел к выводу, что сочетание расового безразличия к жизни простых «болванов», давления со стороны властей с целью увеличения количества «убийств» и обозначения сельских районов «зонами свободного огня» означало, что «убийства мирных жителей были широко распространены», — сказал он. рутина и напрямую связана с политикой командования США ».

Выжившие иногда попадали в плен и подвергались жестокому обращению. В 1970 году группа американских конгрессменов посетила печально известную тюрьму Кон Дао. Там они нашли мужчин и женщин, закованных в «тигровые клетки», которых морили голодом, избивали, пытали и заставляли поедать насекомых.Несмотря на шум, вызванный сообщениями об этом, тюрьма оставалась открытой.


Еще пару лет назад журналистов одной из крупных газетных групп в Сайгоне останавливались, чтобы купить кофе у милой женщины, которая каждый день проводила на тротуаре перед своим офисом. Мало кто из них знал ее имя. Они называли ее Кофейной леди. У нее есть своя небольшая история о войне, но в основном она рассказывает о том, что произошло после наступления мира. Это тот контекст, в котором вьетнамская коммунистическая партия теперь лжет.

Она вспоминает День Освобождения: дикую радость, потому что война закончилась; чистая гордость за то, что коммунистические силы разбили армию, которую все называли самой большой в истории мира; надежды на лучшую жизнь. Был и страх. Ходили слухи о жестоком возмездии и грабежах. Кофейную леди беспокоили сумасшедшие, которые поднимали оружие, которое она видела на улице. И ей было грустно по очень личной причине.

Несколькими годами ранее она работала официанткой на американской базе в Вунгтау, на побережье недалеко от Сайгона, и там она встретила солдата по имени Рональд.Он прилетел из Нью-Йорка и совершал миссии по наблюдению за Вьетнамом и Камбоджей. Они влюбились. В кратчайшие сроки его отправили обратно в США, но какое-то время он продолжал писать и сказал ей, что спонсирует ее, чтобы она присоединилась к нему. Потом он замолчал, и она поняла, что нет никаких шансов, что он вернется за ней. Боясь, что новый режим рассердится, она сожгла письма Рональда и больше никогда о нем не слышала. Спустя годы, ей сейчас 64 года, седая и спокойная, тихо сидя у буддийской пагоды, она все еще чувствует печаль.

Кофейная леди не принадлежала ни к одной из сторон конфликта. Она была просто вьетнамской женщиной, влюбленной в американца и ищущей достойной жизни. День освобождения не принес легких времен. Сначала она нашла работу на одной из новых кооперативных фабрик. Там она сидела, склонившись над швейной машинкой, по 11 часов в день, зарабатывая не больше, чем карточку, которая давала ей право на небольшое количество некачественного риса и еще меньшее количество мяса. В течение многих лет она жила в крошечном доме со своим братом, который проводил дни в другой текстильной мастерской.Экономика впала в десятилетнюю депрессию. «Для обычных людей жизнь была тяжелой, — сказала она.

США покинули Вьетнам в состоянии физической разрухи. В результате бомбардировок были разрушены дороги, железнодорожные пути, мосты и каналы. Неразорвавшиеся снаряды и мины усеяли сельскую местность, часто под водой на рисовых полях, где крестьяне переходили вброд. Пять миллионов гектаров леса были уничтожены взрывчаткой и агентом Оранж. Новое правительство считает, что две трети деревень на юге были разрушены.В Сайгоне американское наследие включало бродящие по улицам стаи сирот и эпидемию героина. В национальном масштабе новое правительство оценило ситуацию с 10 миллионами беженцев; 1 миллион вдов войны; 880 000 детей-сирот; 362 тысячи инвалидов войны; и 3 миллиона безработных.

В экономике царил хаос. К тому времени, когда наступил День освобождения, инфляция достигла 900%, и Вьетнам — страна, полная рисовых полей — вынуждена была импортировать рис. На мирных переговорах в Париже США согласились заплатить 3 доллара.5 миллиардов долларов на восстановление разрушенной инфраструктуры. Он никогда не платил ни цента. Добавляя оскорбление бедности, США потребовали, чтобы коммунистическое правительство выплатило миллионы долларов, взятых его врагом, старым сайгонским режимом. Вьетнам отчаянно нуждался в мире, чтобы обеспечить торговлю и помощь, которые могли бы перевернуть экономику. США сделали все возможное, чтобы не получить ни того, ни другого.

Как только они проиграли войну, США ввели торговое эмбарго, отрезав разрушенную войной страну не только от экспорта и импорта США, но и от других стран, поддавшихся американскому давлению.Точно так же США опирались на многосторонние организации, включая МВФ, Всемирный банк и ЮНЕСКО, чтобы отказать Вьетнаму в помощи. США признали, что Agent Orange может вызвать серьезное заболевание и врожденные дефекты, и выплатили компенсацию в размере 2 миллиардов долларов — но только своим ветеранам. Вьетнамские жертвы — их более 2 миллионов — ничего не получили.

Южновьетнамские солдаты сопровождают напуганных детей после нападения напалма в июне 1972 года. Фотография: Ник Ут / AP

Неясно, как какая-либо экономическая модель могла выжить в этом враждебном окружении.Социалистический проект Вьетнама неизбежно начал рушиться. Он проводил грубую советскую политику, которая заставляла крестьян сдавать свой урожай в обмен на продовольственные карточки. Из-за отсутствия стимулов к производству объем производства упал, инфляция вернулась к уровню военного времени, и стране снова пришлось импортировать рис. В начале 1980-х руководство было вынуждено разрешить крестьянам продавать излишки продукции, и капитализм начал свое возвращение. К концу 1980-х годов партия официально приняла идею «рыночной экономики с социалистической ориентацией».

Именно эта смена позволила Coffee Lady в 1988 году покинуть текстильную фабрику и стать торговцем. По ее словам, каждое утро она вставала в 4 часа утра, чтобы приготовить кофе, чтобы успеть на поездку по городу. К 5 часам утра она уже сидела на маленьком стуле возле редакции газеты. В 90-е годы вокруг нее происходили перемены. Разрешили приходить иностранным инвесторам и поощряли частный бизнес — свободная торговля, свободные рынки, прибыль для одних, заработная плата для других. За кулисами правительство посылало Вашингтону сигналы компромисса.Он прекратил запрашивать помощь на восстановление в размере 3,5 млрд долларов или компенсацию за агента Orange и военные преступления. Он даже согласился выплатить военный долг старого сайгонского режима в размере 146 миллионов долларов. К 1994 году США умиротворили и сняли торговое эмбарго, которое сдерживало Вьетнам почти 20 лет. Всемирный банк, МВФ и другие доноры начали помогать. Экономика начала расти на 8,4% в год, и вскоре Вьетнам стал одним из крупнейших мировых экспортеров риса.

Важно отметить, что на протяжении 1990-х годов в Коммунистической партии все еще существовали сильные фракции, защищавшие социализм от новой волны капитализма.Несмотря на экономический хаос, им удалось добиться резкого сокращения бедности. Когда война закончилась, 70% населения Вьетнама жили за официальной чертой бедности. К 1992 году он составлял 58%. К 2000 году он составлял 32%. В то же время правительство построило сеть начальных школ в каждой общине и средних школ в большинстве; он также построил базовую структуру бесплатного здравоохранения. Какое-то время у социалистических фракций все еще было достаточно политических сил, чтобы направить новую капиталистическую машину.В конце 1990-х годов Всемирный банк трижды предлагал дополнительные ссуды на сотни миллионов долларов, если Вьетнам согласится продать свои государственные компании и снизить торговые тарифы. Каждая сделка была отклонена.

Спустя три десятилетия после победы коммунистов Вьетнам был частью глобальной капиталистической экономики. Запад все-таки победил.

Но с 2000 года скорость изменений ускорилась, и политический баланс сместился. Отражая постоянное давление со стороны международных доноров и иностранных инвесторов, Вьетнам одобрил продажу своих государственных компаний.Он также заключил торговую сделку с США и, наконец, достиг пика в 2006 году, когда ему было предоставлено членство во Всемирной торговой организации, что означало, что он мог получить еще больше иностранных инвестиций и помощи. Спустя три десятилетия после того, как коммунисты вышли победителями в войне, она стала полностью интегрированным членом глобализированной капиталистической экономики. В конце концов, Запад победил.

На тротуаре в Сайгоне Кофейная леди наблюдала, как все это разворачивается, и все же она не увидела никаких изменений в своей жизни. «Я зарабатывала столько же, жила в одной комнате», — говорит она.«В магазинах было больше вещей, но цены продолжали расти. Страна изменилась, но не для таких, как я. Люди, у которых были связи, стали богаче ». Все эти годы она придерживалась одной и той же марки кофе, произведенного во Вьетнаме, Trung Nguyen. Пока она оставалась бедной, владелец этой компании пережил новую волну свободного предпринимательства, и теперь его состояние оценивается в 100 миллионов долларов.


В офисе по всему городу сидел Нгуен Конг Кхе. В течение многих лет он редактировал «Тхань Ниен», газету, которая находилась в здании, возле которого «Кофейная леди» занималась своим делом.Во время своей работы в редакции Хе расстроил некоторых влиятельных людей, раскрывая связи между сайгонским гангстером и высокопоставленными чиновниками, а затем опубликовал историю огромного скандала, в результате которого несколько семей с очень хорошими связями были замешаны в хищении государственных средств. Это было рискованно. Во Вьетнаме действует неуклюжая система официальной цензуры: каждую неделю — по вторникам в Ханое и по четвергам в Сайгоне — вызывают редакторов, чтобы сказать им, что освещать и что скрывать. За свои усилия в 2008 году Хе был уволен.

В ноябре прошлого года Кхе снова пошел на риск, воспользовавшись New York Times, чтобы призвать свое правительство разрешить свободную прессу.Сидя в офисе, где он сейчас управляет новостным сайтом, он пошел дальше. Настаивая на том, чтобы его имя было прикреплено к этому обращению, он сказал то, что другие скажут только за одну руку: что руководство Вьетнамской коммунистической партии стало предателем своего дела.

«В самом начале те, кто совершил революцию, установили правительство, [которое] имело очень хорошее намерение развивать страну и процветать самым справедливым образом, но что-то пошло не так. Те, кто присоединился к революции, кто поклялся быть прозрачным, в конце концов, они предали свои обязательства и свою идеологию.

Кхе сам был участником революции. Будучи студентом в начале 1970-х, он агитировал против американцев и провел три года за решеткой. Он был членом партии много лет. Он понимает, почему руководство обратилось к инструментам капитализма, чтобы дать толчок экономике, но он увидел темную сторону неолиберальной монеты — коррупцию и неравенство.

Вы можете увидеть это на улицах. Несмотря на свое темное прошлое, Сайгон превратился в бурлящую массу коммерческой деятельности.Но, тем не менее, это город в развивающемся мире, со всеми признаками бедности. А еще есть улица Донг Хой — остров бескорыстного богатства, где новая элита может купить футболку от Hermes за 500 долларов, часы от Versace за 15000 долларов или обеденный стол с четырьмя стульями, покрытыми золотом. лист из телячьей кожи и фаршированный гусиными перьями за 65000 долларов. А на углу в отеле «Континенталь» продаются обеды за недельную зарплату рабочего в ресторане под названием — с последней пощечиной Хо Ши Мину — Le Bourgeois.

Кхе подсчитал, что из каждых 10 долларов, выделенных на какой-либо публичный проект, 7 долларов идут кому-то в карман. Действительно? То есть 70% государственного бюджета Вьетнама воруют? Это было бы воровством ошеломляющих размеров. Мы говорили через переводчика. Он кивнул и повернул руку в воздухе: «От 50 до 70%».

Transparency International в прошлом году сообщила, что Вьетнам считается одной из самых коррумпированных стран в мире, у которой дела обстоят хуже, чем у 118 других, и она набрала только 31 из возможных 100 хороших баллов в своем индексе.

Никто не утверждает, что коррупция новая. Во Вьетнаме существует устоявшаяся традиция, когда государственные служащие продают свое влияние и поддерживают свои семьи. Но утверждается, что при нынешнем руководстве он вышел на новый уровень. Люди говорят, что проблема усугублялась приватизацией огромных государственных компаний Вьетнама и возможностями, которые предоставили некоторым политикам и должностным лицам назначить себя и свои семьи руководителями. Британский академик Мартин Гейнсборо, который провел годы во Вьетнаме, проводя полевые исследования в рамках своих исследований по развитию в Юго-Восточной Азии, писал: «Вместо того, чтобы вдохновляться реформистскими идеалами, чиновники руководствовались гораздо более продажными желаниями … как и «реформа» — это попытки конкурирующих политических и деловых кругов получить контроль над финансовыми и другими ресурсами.

В течение трех месяцев недавно один необычный веб-сайт опубликовал подробные утверждения о поведении названных членов вьетнамской правящей элиты. Сайт назвал себя Chan Dung Quyen Luc («Портрет власти») и подтвердил свои утверждения документами, аудио- и видеозаписями. Это никогда не было проверено, но наблюдатели предположили, что это была работа очень влиятельного политика, который использовал инсайдерскую информацию, чтобы попытаться навредить соперникам. Он утверждал, что позволяет заглянуть в секретный мир воровства.

Сайт напал на одну очень высокопоставленную фигуру, утверждая, что местный чиновник доставил ему домой чемодан, содержащий 1 миллион долларов наличными, в результате чего он согласился не собирать 150 миллионов долларов налогов, причитающихся с компании, занимающейся недвижимостью. участвует в «гигантской разработке». Затем компания предоставила ему и местному чиновнику бесплатные виллы. Сайт продолжал преследовать двух ведущих политиков, утверждая, что один из них заблокировал преследование коррумпированного банкира и теперь получает здоровые возмездия; и что второй перевел 1 миллиард долларов из государственной компании на банковский счет своей сестры, которая теперь управляла 20 различными предприятиями.Он также обвинил высокопоставленного военного деятеля в использовании компании своего сына для продажи армейской земли в личных целях. В его случае на веб-сайте было размещено письмо сотрудников банка, которые утверждали, что он является частью «чрезвычайно крупномасштабной коррупционной сети» с банковскими счетами на миллионы долларов.

Время от времени государство признает коррупцию и принимает жесткие меры. В ходе громких судебных процессов в конце прошлого года четыре руководителя бывших государственных компаний были приговорены к смертной казни за взяточничество и мошенничество; двое других были приговорены к пожизненному заключению.Кхе не считает, что эти испытания решают масштаб проблемы. Он пожал плечами: «Мы обменяли миллионы жизней на независимость и равенство. Когда я был в тюрьме, я представлял, что страна очистится от коррупции после войны, но этого не произошло. Страна должна развиваться, поэтому мы не идем против тех, кто законно зарабатывает деньги. Но мы не можем позволить тем, кто зарабатывает незаконные деньги, продолжать делать бедных беднее ».

Мы обменяли миллионы жизней на независимость и равенство.Я представлял себе, что коррупция закончится после войны, но этого не произошло.

Вот он задел самый болезненный нерв. Несмотря на свой предыдущий опыт довольно равномерного распространения экономического успеха, Вьетнам больше не защищает бедных, как это было раньше. В отчете Всемирного банка за 2012 год отмечалось, что «неравенство снова на повестке дня». В период с 2004 по 2010 год доход 10% беднейших слоев населения упал на одну пятую, в то время как 5% самых богатых во Вьетнаме теперь получали почти четверть дохода.

Хуже всего это неравенство в сельской местности. Миллионы фермеров были изгнаны со своих земель, чтобы уступить место фабрикам или дорогам. В начале 90-х почти все сельские домохозяйства (91,8%) владели землей. К 2010 году почти четверть из них (22,5%) были безземельными. Неустанный поток бедняков хлынул в города, где к ним присоединились сотни тысяч рабочих, уволенных по сокращению, когда частные владельцы старых государственных компаний начали сокращать расходы.Эта волна мужчин и женщин хлынула в «неформальный сектор» — спрятавшись в потогонных мастерских в частных домах или сидя на тротуарах, торгуя, — и в разрастающуюся сеть новых промышленных парков и зон экспортной переработки.

В неформальном секторе защиты нет вообще. В промышленных зонах защиты заметно ослабли. Профессор Энджи Нгок Тран — специалист по изучению труда во Вьетнаме. В своей книге Ties That Bind она объясняет, как трудовой кодекс страны, который когда-то был известным прогрессивным, был смягчен, отчасти в результате лоббирования со стороны таких групп, как Торговая палата США.Профсоюзы, спонсируемые государством, были ослаблены и никогда не объявляли забастовку. Тран заключает: «С притоком капитала, поступающего во Вьетнам в виде иностранных инвестиций и приватизации государственных предприятий, государство все меньше и меньше становится правительством, действующим от имени народа. Иногда некоторые государственные органы и учреждения состоят в союзе с капиталистами ».

Каждому работнику гарантируется минимальная заработная плата. Первоначально, в 1990 году, он был установлен на уровне, который соответствовал «прожиточному минимуму», то есть охватывал самое необходимое для жизни.Но на протяжении многих лет, опасаясь потерять иностранный капитал, правительство позволяло сократить его, заморозить и догнать инфляцию, в результате чего к апрелю 2013 года собственный профсоюз правительства стал протестовать против того, что заработная плата теперь покрывает только 50% необходимой заработной платы. расходы. Федерация заявила, что большинство городских рабочих «были обездолены и физически истощены… Они снимают дешевые обшарпанные комнаты и сокращают ежедневные расходы до минимума… страдают от серьезного недоедания и других рисков для здоровья».

Между тем, здравоохранение и образование больше не бесплатны.В отчете Всемирного банка отмечается, что «доходы начинают иметь большее значение для определения доступа к основным услугам», и что правительство тратило значительно больше на больницы для более обеспеченных людей, чем на коммунальные центры здоровья для бедных.

Вьетнам — это ни в коем случае не корзина. Его восстановление после войны почти чудесное, особенно в плане сокращения бедности, в то время как развитые страны, такие как Великобритания, увеличивали ее. Но реальность такова, что она закончилась худшей из двух систем: авторитарным социалистическим государством и неограниченной идеологией неолиберализма; эти двое объединились, чтобы лишить вьетнамцев их денег и прав, в то время как крошечная элита набивает карманы и прячется за риторикой революции.Это, наконец, самая большая ложь из всех. Заявление лидеров Вьетнама о социалистической политике, победившей в войне, но побежденных миром, выглядит пустой пропагандой. По словам одного бывшего партизана, рискнувшего ради этого своей жизнью: «Они красные капиталисты».

Дополнительные исследования Кэлвина Годфри. Следите за подробным прочтением в Twitter: @gdnlongread

Кристофер Гоша «История современного Вьетнама с пингвинами» — обзор | Книги по истории

За 40 лет отношения между США и Вьетнамом изменились настолько широко, насколько это возможно между двумя странами.В 1975 году США разорвали дипломатические отношения с Ханоем после окончания войны во Вьетнаме (также известной как вторая война в Индокитае), в результате которой погибло более миллиона вьетнамцев и более 58 000 американцев. Американские официальные лица и союзники Южного Вьетнама, как известно, бежали из Сайгона (ныне Хошимин) в ходе крупнейшей в истории Америки вертолетной перевозки. Теперь, хотя страна остается крайне репрессивным, номинально коммунистическим государством, она стала одним из самых близких друзей Вашингтона в Азии.

Военно-морской флот США совершает регулярные заходы в порты Вьетнама.Президент Обама снял запрет на продажу смертоносного оружия Ханою, который действовал с конца войны. Двусторонняя торговля двух стран составляет около 45 миллиардов долларов (35 миллиардов фунтов стерлингов) в год. Когда глава Коммунистической партии Вьетнама посетил Вашингтон в прошлом году, он, как герой-победитель, совершал раунды официальных встреч, бесед в исследовательских центрах и частных брифингов.

Такой поворот в отношениях может показаться необычным. С тех пор, как война во Вьетнаме познакомила американцев с этой страной, журналисты, историки и многие иностранные лидеры рассматривали ее через узкую призму: Вьетнам — это страна, на которую неоднократно вторгались иностранные державы, от имперского Китая до колониальной Франции и США; это страна с стойким народом, личность которого сформировалась в результате борьбы с захватчиками.Выдающиеся герои Вьетнама, такие как император XVIII века Куанг Чунг и Хо Ши Мин, — это те, чьи войны вынудили иностранные державы уйти.

Но, как показывает Кристофер Гоша в своей новаторской книге, Вьетнам всегда был гораздо более сложным местом — политически, стратегически, экономически и культурно — чем этот образ страны упорных, сплоченных бойцов. Он справляется с (нелегкой) задачей показать сложность Вьетнама, не теряя читателя из-за слишком большого количества деталей. Гоша понимает, что Вьетнам — это страна, давно желанная крупными державами — это узкая прибрежная коса с плодородными дельтами, расположенная по обе стороны одного из важнейших торговых путей в мире.Но она также сама была крупной региональной державой. Иногда он сопротивлялся иностранным державам, но иногда он стремился к дипломатическим союзам или принимал мигрантов в страну, которая очень разнообразна в этническом и религиозном отношении.

Вьетнам пережил периоды единства, но даже вьетнамская коммунистическая партия была более разобщенной, чем предполагало большинство посторонних. И сегодня единство Вьетнама серьезно подорвано.

Гоша предоставил самый лучший, самый читаемый однотомный том истории Вьетнама на английском языке.Он опирается на некоторые стойкие мифы о стране. Во-первых, Вьетнам постоянно подвергается нападкам. В доколониальный период империи Юго-Восточной Азии постоянно колонизировали друг друга. Ряд вьетнамских империй завоевали части современного Лаоса и Камбоджи между 15 и 19 веками, поочередно сражаясь и умиротворяя китайских правителей, которые считали Вьетнам вассальным государством.

Во-вторых, Гоша показывает, что вьетнамские династии активно модернизировали страну до того, как в середине-конце 19 века началась французская колонизация.Династия Нгуен создавала новые налоговые и ирригационные системы, новые школы и современную бюрократию, когда Франция объявила о своем правлении в Индокитае.

При нгуенах, французском и двух правительствах Южного и Северного Вьетнама страна вряд ли была моноэтнической, хотя большинство американцев видели Вьетнам на фотографиях этнических вьетнамцев. Вьетнам, как утверждает Гоша, долгое время находился под влиянием не только большинства этнических вьетнамцев и китайской конфуцианской культуры, которая распространилась на юг на протяжении веков, но и гораздо более широкого круга культур и народов.

Напалм возле патрульных войск США в Южном Вьетнаме, 1966 г. Фотография: AP

Во времена Франции и Америки Париж и Вашингтон уделяли много внимания защите угнетенных религиозных меньшинств, в первую очередь католиков Вьетнама, как повод для военных действий. участие в Индокитае. (Это не было основной движущей силой политики США, основанной на стратегических расчетах, но это был эффективный риторический прием.) Бегство до одного миллиона северных вьетнамцев, многие из которых являются католиками, на юг после раздела страны в 1954 году спасение на лодках, частично предоставленных военно-морским флотом США, захватило воображение американцев и европейцев.Эвакуация сделала американских народных героев такими людьми, как Том Дули, красивый американский католический священник в стиле Кеннеди, который помог с исходом беженцев, а затем написал об этом бестселлер.

Некоторые западные либералы, в свою очередь, считали католиков и другие религиозные меньшинства чем-то нерепрезентативным для Вьетнама — идея, прерываемая тем фактом, что жестокий южновьетнамский лидер Нго Динь Зьем был католиком. Но Гоша и здесь добавляет сложности. Он показывает, что католики, буддисты-реформисты и многие влиятельные местные религии пользовались широкой общественной поддержкой и были столь же часто модернизирующими силами, как и ретроградными.И французская и американская политика не всегда была просто прокатолической. В колониальную эпоху Франция была республиканским и часто резко антиклерикальным государством, и Париж по своей природе не доверял французским католическим священникам во Вьетнаме, которые преподавали на местных языках и часто тонко подрывали колониальное правление.

Гоша также дополняет растущую груду свидетельств, показывающих, что практически все политические ошибки, допущенные США во время войны во Вьетнаме, были почти одинаково совершены Францией в ее войне в Индокитае между 1946 и 1954 годами.Конечно, военные США резко активизировали асимметричную войну, когда присоединились к войне во Вьетнаме, как отмечает Гоша. Его бомбардировки были разного масштаба. Тем не менее, политики США тогда настаивали — а некоторые до сих пор настаивают, — что они действовали иначе, что Америка не была колониальной державой во Вьетнаме и что США могли добиться успеха, как они думали, работая с местными националистическими лидерами. Это было сделано на Филиппинах, поддерживая героя Второй мировой войны Рамона Магсайсая и помогая ему победить коммунистическое восстание в 1950-х годах.Но Магсайсай пользовался сильной народной поддержкой, а ситуацию на Филиппинах нельзя было воспроизвести во Вьетнаме.

Между 1975 годом, когда страна была воссоединена в конце войны, и началом 90-х годов, уже пострадавшее общество Вьетнама боролось с новыми потрясениями, мало понятными за пределами страны. Вьетнамские военные вторглись в Камбоджу и устранили ее бывшего союзника красных кхмеров в 1979 году. В том же году Ханой вел пограничную войну с Китаем. Тогда страна боролась через десятилетия ужасающей нищеты.Война во Вьетнаме привела к тому, что стране пришлось восстанавливать всю инфраструктуру, а наследие войны сохранялось на 15 лет, поскольку США ввели санкции против Ханоя.

Хошимин, бывший Сайгон, теперь является шумным мегаполисом. Фотография: Alamy

Страна приступила к экономическим реформам в конце 80-х — начале 90-х годов, в то время как окончание холодной войны позволило США и соседям Вьетнама из Юго-Восточной Азии восстановить дипломатические и экономические связи со страной. . Эти реформы способствовали росту на два десятилетия и превратили Хошимин в растущий азиатский мегаполис.

Но реформы, которые открыли секторы экономики, также оставили ошеломляющие масштабы коррупции и долгов на государственных предприятиях. Экономические изменения не сопровождались политическими изменениями. Молодые вьетнамцы привыкли к свободной общественной жизни и некоторой степени свободы в Интернете; они организуют протесты против разрушения окружающей среды и двуличия официальных лиц, и они больше не хотят безоговорочно соглашаться с правлением Ханоя.

Тем не менее, руководство Коммунистической партии остается непрозрачным, а разногласия — между предполагаемыми реформаторами и сторонниками жесткого однопартийного правления — трудно различить.

Вьетнамская экономика движется вперед, но следующий шаг вперед для вьетнамской политики по-прежнему трудно себе представить.

Книга Джошуа Курланцика «Прекрасное место для войны: Америка в Лаосе и рождение военного» ЦРУ будет опубликовано Simon & Schuster

История пингвинов современного Вьетнама опубликована Алленом Лейном. Чтобы заказать копию за 24,60 фунтов стерлингов (30 фунтов стерлингов), перейдите на bookshop.theguardian.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатная доставка по Великобритании на сумму более 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы.Минимальная цена заказа по телефону составляет 1,99 фунта стерлингов.

Годовщина Сайгона: как молодые вьетнамцы смотрят на войну во Вьетнаме

Когда эти учебники ненадолго обращают свой взор на Соединенные Штаты, по словам молодого вьетнамца, с которым я разговаривал, они сосредотачиваются на антивоенном движении, приписывая американским протестующим изменение национальных настроений США и оказание давления на правительство с целью прекращения войны. Они не сообщают студентам, что горстка северных вьетнамцев также протестовала против войны; существование этих протестующих и наказание, которое они понесли за свою оппозицию, ставят под сомнение концепцию национального единства.И в отличие от моей книги по истории AP, вьетнамский учебник, который я прочитал, содержал мало информации об идеологии холодной войны, которая побудила Соединенные Штаты вступить в конфликт. Сегодня некоторые молодые вьетнамцы понимают, что эти книги могут не рассказать всей истории. Как сказал мне Хау, студент университета: «Все учебники по истории написаны правительством, поэтому они содержат 80 процентов правды. Остальные 20 процентов не учтены ».

Это вдохновляет некоторых искать альтернативные источники истории.34-летний Фам Зыонг владеет ювелирным магазином и вырос, слушая рассказы о войне от своего деда, который в течение двух десятилетий службы в армии воевал как против французов, так и против американцев. «Когда я был молод, я узнал, что американцы плохие, а французы плохие», — сказал мне Фам. Сегодня у него «много» американских друзей, и он искал более широкую перспективу через Интернет — в частности, американские военные документальные фильмы на YouTube. «У меня была возможность посмотреть на обе стороны. Я понял, что на войне победитель может говорить все, что хочет.

Но он не думает, что многие из его сверстников заинтересованы в таких исследованиях. «Не многие молодые вьетнамцы хотят об этом думать. Они думают, что это слишком сложно, — сказал Фам.

* * *

Хотя призрак коммунизма втянул Соединенные Штаты в войну, и коммунистические силы в конечном итоге ее выиграли, политическая идеология мало что значила для простых вьетнамцев даже во время боевых действий. В то время, как мне рассказали некоторые северяне, они даже не знали, что означает слово «коммунизм». Страна остается официально коммунистической, и многие ветераны выражают неизменную лояльность правящей партии.Но, как показывает опрос Pew, неясно, много ли это значит для молодых вьетнамцев.

«Меня не волнуют капитализм или коммунизм. Что сделают лидеры для нашей страны? Будет ли развиваться дальше? » — сказал 23-летний Хоа, который работает в сфере маркетинга.

Такое отношение отделяет миллениалов от их родителей, бабушек и дедушек. «Пожилые люди могут поставить коммунизм на пьедестал, но для нас это мало что значит. Молодые люди больше заботятся о своих мечтах, своей карьере », — сказала Нгуен, студентка университета.

Луонг, продавец газировки у озера, надеется «стать успешным бизнесменом» в строительной отрасли. Если бы он начал свою карьеру 20 лет назад, он, возможно, стремился бы работать в государственной компании. Но государственные предприятия, которые когда-то были краеугольным камнем экономики Вьетнама, в последние годы пришли в упадок из-за безнадежных долгов. В период с 2000 по 2013 год количество государственных предприятий сократилось вдвое. Многие из них были приватизированы в рамках продолжающихся усилий правительства по реструктуризации экономики, хотя официальные лица по-прежнему часто называют этот процесс «акционированием», а не «приватизацией».”

10 лучших современных художников Вьетнама

Вьетнамское искусство неуклонно превращается в яркую и разнообразную сеть с главными центрами в Ханое и Хошимине. Вьетнамские художники также все чаще выставляются за границей на крупных международных мероприятиях и в учреждениях, признанных за их проницательные художественные практики и уникальный подход к истории. Вот подборка некоторых из лучших вьетнамских художников, на которых стоит посмотреть.

Динь К. Ле (род. 1968) родился в Хатьене, Вьетнам, в раннем возрасте бежал со своей семьей на лодке в США.Он выставлялся в таких важных учреждениях, как MoMA в Нью-Йорке, Музей изящных искусств в Хьюстоне, Галерея Уайтчепел в Лондоне и dOCUMENTA (13) в Касселе, среди других. В 2015 году в Художественном музее Мори в Токио состоится его ретроспектива. Сейчас он живет и работает в Хошимине, где в октябре 2007 года он стал соучредителем некоммерческого пространства современного искусства Sàn Art, инициированного художниками.

Работы Ле основаны на его личной истории и ее контексте, уходящем корнями в недавнюю историю Вьетнама. войны.С помощью мультимедийных инсталляций и фотоплетений художник исследует вопросы личной и коллективной памяти, купаясь в политических и исторических отсылках, таких как Erasure (2011). Его практика углубляется в прошлое, чтобы раскрыть то, что было потеряно или забыто, возвращая память о том, что отрицалось, утаивалось или забрасывалось на протяжении всей истории, а также с быстрой гонкой Вьетнама в направлении экономического развития. В своей недавней работе, которая была выставлена ​​в галерее PPOW в Нью-Йорке, Ле отказался от исследования личной истории в своей предыдущей работе, сосредоточившись вместо этого на своей художественной практике и проверяя границы фотографии.

Юн Нгуен-Хацусиба (р. 1968), смешанный вьетнамско-японское происхождение, родился в Токио, получил образование в США. Его работы выставлялись в Художественном музее Мори (Токио), Museo d’Arte Contemporanea (Рим), Kunsthalle Wien, Smithsonian Freer and Sackler Gallery и в ретроспективе в Манчестерской художественной галерее, а также на различных биеннале по всему миру. . Он живет в США и работает между США и Хошимином.

Мультимедийные работы Нгуен-Хацусиба посвящены вопросам глобализации и интернационализации и присущих им социокультурных изменений.Его прошлые работы также включали ссылки на Вьетнам, такие как подводные циклы в его всемирно известном видео 2001 года, Memorial Project Nha Trang , Vietnam — Навстречу комплексу — для отважных, любопытных и трусов . На видео, снятом у берегов Вьетнама в Нячанге, видно, как рыбаки тянут велосипеды под воду, что символизирует вес традиций и исторического прошлого Вьетнама (цикло) в борьбе страны за модернизацию.Элементы, указывающие на неоспоримую роль США в историческом прошлом и экономическом настоящем Вьетнама, также очевидны в его работах.

Тиффани Чанг (род. 1969) родилась в Дананге, в настоящее время живет и работает в Хошимине, Вьетнам. Она окончила Калифорнийский университет в Санта-Барбаре со степенью бакалавра в области фотографии в 1988 году и степень магистра искусств в области студийного искусства в 2000 году. Ее работы были частью влиятельных выставок и демонстрировались в учреждениях по всему миру, включая самую последнюю Disrupted Choreographies выставка в Musée d’Art Contemporain Nîmes и Мой голос достигнет вас в Музее изящных искусств, Хьюстон, Техас.В 2013 году ее пригласили принять участие в биеннале в Шарджи, курируемым Юко Хасегавой, главным куратором Художественного музея Мори в Токио.

Практика Чанга стирает границы между антропологией, социологией и искусством. Ее работа также напоминает работу археолога, аспект, который особенно очевиден в ее работе, археологическом проекте для будущих воспоминаний, показанном в Galerie Quynh. Работа Чанга глубоко уходит корнями в исследование и изучение городского прогресса и преобразований в связи с историей и культурными воспоминаниями; в нем тщательно изучаются сдвиги в географическом ландшафте мест, их рост и упадок из-за конфликтов, миграции, деиндустриализации, стихийных бедствий, экстремальных климатических воздействий и человеческих разрушений.Чанг исследует то, что она называет «психогеографией» места, чтобы отразить многослойные отношения между местом, картой и памятью.

Работы Тиффани Чанг можно найти в Tyler Rollins Fine Art, 529 West 20 Street, 10W, New York, NY, USA, +1 212 229 9100 и Galerie Quynh, 65 De Tham, District 1, Хошимин, Вьетнам, +84 8 38368019

Тиффани Чанг, HCMC Предсказание экстремальных наводнений 2050 — отчеты ADB и ICEM, 2013, микропигментные чернила, гелевые чернила, масло и пергамент на бумаге, 110 x 70 см | Предоставлено Galerie Quynh & Artist

Nguyen Man Hung (род.1976) родился в Ханое и в настоящее время проживает в Хошимине. В последние годы Нгуен привлек международное внимание и участвовал в различных важных институциональных выставках, таких как Азиатско-Тихоокеанский триеннале современного искусства 2012 года в Художественной галерее Квинсленда в Брисбене, а в 2014 году он проживал в Музее современного искусства. Валь-де-Марн (MAC / VAL), где он выставлялся вместе с другим приглашенным постоянным художником Джун Нгуен-Хацусиба.

Работая с различными средствами массовой информации, включая инсталляции, живопись и скульптуру, Хунг обращается к вопросам, касающимся жизни современного вьетнамского общества, а также к аспектам национальной и культурной истории Вьетнама.Обвиненный в социальной критике, тонко переданной через визуальный символизм, его подход находится под сильным влиянием сюрреалистической практики. Сын пилота истребителя, он часто изображал истребители в своих работах, придавая им очеловеченный вид, например, в его скульптурной инсталляции Go to Market (2013), входящей в его персональную выставку 2013 года One Planet в Galerie Quynh. Работа показывает реактивный самолет с продуктовыми пакетами на крыльях, а название наводит на мысль о повседневных человеческих действиях, смягчая присутствие войны и насилия (реактивный самолет) с обнадеживающим и радостным действием (выход на рынок).Нгуен передает комментарии о суровых реалиях строгого режима с игривостью и юмором, которые отличают его от предыдущих поколений художников.

Нгуен Ман Хунг, Пока озеро не заполнится, 2014, масляная краска на найденной картине, 30,5 x 40,5 см | Предоставлено Galerie Quynh & Artist

Дан Во (род. 1975 г.) родился в Ба-Риа, Вьетнам, в молодом возрасте покинул страну и поселился в Дании. Сейчас он живет в Берлине. Во — один из самых всемирно известных вьетнамских художников, чьи работы выставлялись в различных учреждениях по всему миру, включая Музей современного искусства де ла Виль де Пари, Национальную галерею Дании и Музей Стеделийк в Амстердаме.В 2012 году он был удостоен престижной художественной премии Hugo Boss с последующей персональной выставкой в ​​Гуггенхайме в Нью-Йорке и участвовал в многочисленных биеннале, представляя Данию на Венецианской биеннале 2015 года.

Во создает концептуальные инсталляции, затрагивающие вопросы идентичности и принадлежности, под влиянием его вьетнамского наследия. Беря старые документы, фотографии, работы других художников, антикварные и старинные предметы, Во создает произведения искусства, имеющие историческое и личное значение.США широко представлены в его последних работах, в которых исследуется взаимодействие между нацией и родным Вьетнамом Во. Для своего недавнего We The People (2010-2012) он переделал части Статуи Свободы и отправил различные части в 15 стран по всему миру. Его персональная выставка в Marian Goodman в Нью-Йорке в 2013 году была сосредоточена на личных впечатлениях министра обороны США Роберта Макнамара, «архитектора» войны во Вьетнаме, открывая диалог между общей и частной историей.

Нгуен Тринь Тхи (род. 1973) — независимый режиссер и видеохудожник с американским образованием из Ханоя, основатель и директор DOCLAB, независимого центра документального кино и видеоарта в Ханое. Ее работы демонстрировались в учреждениях и на фестивалях по всему миру, в том числе в Азиатском художественном музее Фукуока, в ZKM Karlsruhe, в галерее Tate Modern в Лондоне и на Бангкокском фестивале экспериментального кино и многих других. Она также участвовала в Сингапурской биеннале 2013 и Disrupted Choreographies в Musée d’Art Contemporain Nîmes в 2014 году.

Работа Нгуен Тринь Тхи исследует роль художника в современном вьетнамском обществе и исследует память, чтобы раскрыть скрытые, перемещенные или неверно истолкованные истории. В своем последнем фильме Jo Ha Kyu (2012) художница следует основной концепции повествовательной структуры в японском светском искусстве, jo ha kyu , и исследует личный и субъективный опыт режиссера в Токио после событий 2011 года. землетрясение, представляющее конфликт и сосуществование конкретных и абстрактных миров, объективных и субъективных взглядов, повествовательных и ненастоящих, документальных и художественных.Ее видеоинсталляция « Unsubtitled », которую она представила на Сингапурской биеннале 2013 года, представляет собой исследование роли и положения художника в современном вьетнамском обществе. Основные темы включают вопросы цензуры и свободы художественного самовыражения.

Чан Луонг (р. 1960) — пионер исполнительского искусства во Вьетнаме, но он также работает в других медиа, включая живопись и инсталляцию. Художник из Ханоя приобрел международную известность в составе «Банды пяти» и руководил развитием современного искусства во Вьетнаме в 1980-х и 1990-х годах.По-прежнему влиятельная фигура, сейчас он высоко ценится за свой опыт исполнительского искусства. Его работы выставлялись по всему миру, а его последняя перформативная видеоработа Lập Lòe (2012) является частью Глобальной художественной инициативы Guggenheim UBS Map. Тран был старшим куратором Сингапурской биеннале в 2013 году и отвечал за отбор некоторых из лучших молодых художников из Вьетнама для участия в мероприятии.

Художественная практика Чан Луонга исследует темы истории, политики, личной и коллективной памяти и использует такие символы, как красный шарф или рис, для развития своего личного повествования.Например, в Lap Loe — Welts Тран использует красный шарф, который носят ученики начальной и средней школы во Вьетнаме, исторический и политический символ, связанный с коммунизмом. Вдохновение для создания этого произведения искусства пришло, когда однажды сын Тран вернулся домой из школы. Воспоминания о собственном детстве художника, когда он и его друзья играли, хлопая друг друга красным шарфом в паре с воспоминаниями о невзгодах и страданиях тех времен, переплетаются и используются в этом спектакле. Тран хотел испытать боль маленьких шрамов и ран, нанесенных игрой, а также боль, причиненную внешними силами в ту политически неспокойную эпоху.

Транг Луонг, LậpLoè / Welts, 2008, Перформанс, трехканальная видеоинсталляция, Глобальная инициатива по искусству Guggenheim UBS Map | Предоставлено художником

Фунам Тхук Ха (род. 1974, Хошимин), Туан Эндрю Нгуен (р. 1976, Хошимин) и Мэтт Лусеро (р. 1976, Калифорния) основали The Propeller Group (TPG) в 2006 году. Обладая разнообразным опытом в области визуального искусства, кино и видео, три художника встретились на общих основаниях, чтобы создать коллектив с целью создания крупномасштабных постановок.Имея двойную базу в Хошимине и Лос-Анджелесе, TPG интегрирует различные ресурсы и особенности в свою работу и участвует в многоплатформенном и совместном производстве. Работы TPG были частью важных выставок по всему миру, в том числе «Нет страны» в рамках глобальной арт-инициативы Guggenheim UBS Map, Disrupted Choreographies в Carré d’Art — Musée d’Art Contemporain Nîmes и различных триеннале по всему миру.

TPG исследует исторические, социальные и культурные символы для продвижения критики и изучения состояния современного общества.Пример можно увидеть в Монументальной блестке (2013), недавно показанной в Ниме, которая представляет образ Ленина, самого могущественного коммунистического лидера нашего времени, который исследует границу между идентичностью и орнаментом, изображение власти на протяжении всей истории и податливость личность в публичной сфере. В 2012 году на персональной выставке Static Friction в Galerie Quynh компания TPG исследовала разнообразную культуру мотоциклов во Вьетнаме, в то же время размышляя о концепции пространства в городе.

Работы TPG можно найти в Galerie Quynh, 65 De Tham, District 1, Хошимин, Вьетнам, +84 8 38368019 и в музее Соломона Р. Гуггенхайма, 1071 Fifth Avenue, New York, NY, USA, + 1 212 423 3575

The Propeller Group, Chasing Inertia, 2012, 150 x 150 x 150 см, примерно пятьдесят черных камер шин [размер 2I25 / 2.50 — 17] | Предоставлено Galerie Quynh & Artists

Ха Ман Тханг (р. 1980) живет и работает в Ханое. Он окончил Ханойский университет изящных искусств в 2004 году и с тех пор занимается своей уникальной живописной практикой.Его работы участвовали в международных выставках, включая Reök Palace в Будапеште (2011 г.), галереи IFA в Штутгарте и Берлине (2009 г.) и Сингапурский художественный музей (2008 г.). В сентябре 2014 года он проведет персональную выставку в галерее Thavibu в Бангкоке. Он также является единственным художником из Вьетнама, который был представлен в картине Phaidon Painting Today (2009) вместе с Джерардом Рихтером и Питером Дойгом, и это лишь некоторые из них.

Ha вдохновлен богатым историческим и культурным наследием Вьетнама и сопоставляет древние отсылки и изображения с современной популярной культурой и городской архитектурой.Его сатирические картины обращаются и исследуют культурную и социальную историю Вьетнама в контексте Doi Moi, а также изменений и преобразований, вызванных этой эпохой. На своей первой персональной выставке в Хошимине в 2013 году в Galerie Quynh под названием Heaven is a Place Ха поставил под сомнение связь между зданиями, которые мы строим, и идеалами, которые они воплощают. Он исследовал культовые памятники, такие как мавзолей Хо Ши Мина в Ханое, и уменьшил их до их основного скелета или формы чертежа.Их красота больше не видна, только внешне узнаваема в их призрачной форме, но памятники все еще сохраняют свою идентичность и, следовательно, демонстрируют, как память об идеалах, которые они представляют, глубоко укоренилась в нашем коллективном сознании.

Ха Ман Тханг, Пейзаж Цитадели Хюэ, no. 9, 2014 г., акрил, акрил, холст, масло и уголь, 100 x 195 см | Предоставлено Galerie Quynh & Artist

Буй Конг Кхань (р. 1972) живет и работает между Хойаном и Хошимином.Он окончил Университет изящных искусств Хошимина со степенью бакалавра искусств в области масляной живописи, но вскоре начал заниматься разнообразной практикой, от живописи до перформанса, инсталляции, скульптуры и керамики. Его работы выставлялись по всему миру.

Работы Буй исследуют историю и современное вьетнамское общество и исследуют влияние мирового капитала. Он включает образные изображения личных предпочтений в своих культовых фарфоровых вазах, которые являются мостом между древней и современной культурой.Используя многовековую традиционную среду, Буи украшает ее сообщениями и изображениями, которые сразу же узнаваемы в их современном контексте. Обвиняемые в политических комментариях и социальных проверках, его работы всегда окрашены сатирическим юмором. На своей персональной выставке « Life is Consuming » в San Art в 2010 году Буй взял повседневные предметы, такие как банки с содовой и бочонки с маслом, и нарисовал их с юмористическим взглядом на современную жизнь во Вьетнаме, с ее противоречивыми объятиями современной жизни.В своей последней работе Буй включил образы войны и конфликта, такие как танки, соединенные с красивыми керамическими тарелками, с цветочными украшениями.

Работы Буй Конг Кханя можно найти в San Art, 3 Mê Linh, Binh Thanh District, Хошимин, Вьетнам, +84 8 3840 0183 и 10 Chancery Lane, G / F, 10 Chancery Lane, SoHo, Central. , Гонконг, +852 2810 0065

Окончательная история современного Вьетнама

Для миллениалов в г.С., слово «Вьетнам» означает «мерцающие рисовые поля и белоснежные пляжи, города с полным наклоном и почтенные пагоды», по словам одного популярного путеводителя. Но у большинства американцев старше 50 он вызывает воспоминания о долгой и разочаровывающей войне в Юго-Восточной Азии, которая унесла жизни более 58 000 американских военных, поляризовала политическую жизнь и закончилась унизительным поражением.

В ходе долгих и ожесточенных дебатов по поводу войны во Вьетнаме в 1960-х и 1970-х годах как сторонники, так и противники американского вмешательства строили свои собственные фантазии, чтобы объяснить конфликт.Для сторонников это была война, направленная на предотвращение коммунистической экспансии в Юго-Восточную Азию в форме агрессии Северного Вьетнама, суррогата Советов и «Красного Китая», против соседнего Южного Вьетнама. Для противников это был последний эпизод в долгом периоде гегемонистской экспансии США и расизма, воплощенным в тщетной и деструктивной попытке поддержать диктаторские «марионеточные режимы» в Южном Вьетнаме вопреки воле вьетнамского народа.

Обе эти ориентированные на Америку точки зрения мало что дают для объяснения вьетнамских истоков войны или выбора и поведения вьетнамцев во время долгой борьбы за господство в Индокитае, которая началась всего через несколько недель после подписания японской капитуляции в 1945 году. и продолжалась в различных формах до 1975 года.Они также не объясняют странный ход вьетнамской истории на протяжении следующих 40 лет. Книга Кристофера Гоша «Вьетнам: новая история», безусловно, учитывает важную роль, которую Соединенные Штаты — а также Китай и Советский Союз, а до них Франция и Япония — сыграли в истории Вьетнама за последние два столетия, но он также «Подчеркивает роль Вьетнама в формировании его истории и подчеркивает необычайное разнообразие и сложность страны».

Г-н Гоша — один из самых талантливых и плодовитых представителей новой группы американских и французских историков, которые исследовали современную историю Вьетнама не в связи с отношениями страны к США.С. или холодная война, но на своих условиях. Когда война закончилась, большинство из них едва ходили в детский сад. У себя дома как на французском, так и на вьетнамском языках, они смогли воспользоваться ограниченным открытием пластинок во Вьетнаме, Китае и бывшей советской империи после 1990 года, а также гораздо более широким открытием пластинок в Лондоне, Париже и Вашингтоне, чтобы представить свежие взгляды на вьетнамскую историю. Опираясь на работы этих историков и свои собственные многочисленные и влиятельные публикации, г-н Гоша составил то, что на какое-то время, вероятно, станет лучшим однотомным рассказом о современном Вьетнаме на английском языке.

Г-н Гоша напоминает нам, что единой S-образной страны, простирающейся от Красной реки на севере до дельты Меконга на юге, которая на современных картах обозначается как «Вьетнам», никогда не существовало до начала 19 века, когда император Гиа Долго объединяли его после долгой гражданской войны. На протяжении веков эта территория была владением китайцев, правивших северным Вьетнамом почти 1000 лет, а затем могущественных и часто соперничающих между собой вьетнамских военных и аристократических семей.Кроме того, грозные кхмеры (камбоджийцы) и народ чамы занимали большие территории того, что сейчас является центральным и южным Вьетнамом. (Г-н Гоша указывает, что менее чем через столетие после того, как вьетнамцы победили вторгшихся монголов в 1288 году, король чамов По Бинасор дважды победил вьетнамцев и разграбил Ханой.) В высокогорьях западного Вьетнама проживали десятки не вьетнамских этнических меньшинств. Такие группы, как раде, дзораи и тай, и в южных прибрежных городах, таких как Хойан, недалеко от Дананга, были активными сообществами японских и китайских торговцев.

Разделенная система: состояние нейрохирургической подготовки в современном Вьетнаме

Настоящий отчет является первым в своем роде описанием нейрохирургической подготовки в современном Вьетнаме. Начиная с углубленных личных собеседований с последующими электронно-распространяемыми анкетами, вырисовывается подробная картина систем обучения. Нейрохирургическая подготовка во Вьетнаме многогранна и дихотомична. В стране с населением почти 100 миллионов человек в настоящее время существует только одна программа резидентуры по нейрохирургии — в Университете медицины и фармации в Хошимине (UMPHCMC).Эта программа длится 3 года, и жители Запада могут признать много общего с программами, родными для их стран. Аналогичная программа обучения существует на севере, в Ханойском медицинском университете, но в этом учреждении стажеры сосредотачиваются на нейрохирургии только в последний год своего трехлетнего обучения. Обучение нейрохирургии, напоминающее программу в Ханое, распространяется по всей стране, и цель всех программ состоит в том, чтобы быстро подготовить хирургов, которых можно было бы рассредоточить по всей стране для лечения пациентов, которым требуются срочные нейрохирургические процедуры, которые с медицинской точки зрения не подходят для перевода в другие учреждения. городские центры и многопрофильные больницы.Чтобы получить привилегию практиковать выборную нейрохирургию, стажеры по всей стране должны пройти дополнительное обучение в Хошимине или Ханое или во время стажировки за границей. Трудно получить четкое описание систем нейрохирургического обучения во Вьетнаме, поскольку существует множество разнообразных пути и нет стандартного определения конечной точки для обучения. Унификация и более четкий стандарт сертификации, вероятно, помогут поднять стандарты обучения и улучшить состояние нейрохирургической практики во Вьетнаме.

Ключевые слова: HMU = Ханойский медицинский университет; СНСД = страна с низким и средним уровнем дохода; UMPHCMC = Университет медицины и фармации в Хошимине; Вьетнам; глобальная нейрохирургия; страны с низким и средним уровнем дохода; нейрохирургическая подготовка.

Вьетнамская архитектура и дизайн | Dezeen

  • Vo Trong Nghia Architects оборачивает дом Бат Транг в перфорированный керамический кирпич

    Vo Trong Nghia Architects спроектировала многослойный дом, заключенный в перфорированную керамическую стену с рядом возвышенных садов, которые функционируют как естественная система охлаждения.Подробнее

    Джеймс Паркс | | Оставить комментарий
  • Дом 2HIEN во Вьетнаме, построенный из плитки, утилизированной из предыдущего дома владельцев

    Вьетнамская студия CTA представила дом, облицованный плиткой с гребешком, который владельцы сохранили, когда их старый дом был снесен. Подробнее

    Эми Фрирсон | | Оставить комментарий
  • H&P Architects проектирует белый дом из гофрированного металла в Хайзыонг

    Вьетнамская студия H&P Architects завершила строительство дома из гофрированного металла в деревушке Ан Лай в Хайзыонг, Вьетнам, с интерьером открытой планировки и яркими чистыми полами.Подробнее

    Кайса Карлсон | | Оставить комментарий
  • Vo Trong Nghia Architects строит бамбуковый купол над рестораном на берегу озера

    Вьетнамская студия Vo Trong Nghia Architects создала бамбуковый купол высотой 16 метров для ресторана Vedana, который построен над искусственным озером с видом на горы в провинции Ниньбинь.Подробнее

    Блок Индия | | Оставить комментарий
  • ROOM + Design & Build заменяет стены дома в Хошимине на стеклоблоки

    Вьетнамская архитектурная студия ROOM + Design & Build провела кардинальный ремонт небольшого дома и магазина в Хошимине, заменив его стены стеклянными кирпичами.Подробнее

    Том Рэйвенскрофт | | Оставить комментарий
  • Арочные жилые помещения открывают Vom House наружу

    Вьетнамская студия Sanuki Daisuke Architects спроектировала особняк для семьи в Хошимине вокруг трех огромных комнат, открытых для стихий. Подробнее

    Лиззи Крук | | Оставить комментарий
  • Whale Design Lab ссылается на Луиса Кана на реконструкцию квартиры Mài во Вьетнаме

    В этой двухуровневой квартире в Хошимине представлены геометрические формы и графические поверхности терраццо, обновленные Whale Design Lab.Подробнее

    Наташа Леви | | Оставить комментарий
  • CTA использует перфорированные кирпичи для ограждения стенового дома во Вьетнаме

    Кирпичи с пробитыми отверстиями приносят воздух и солнечный свет в этот семейный дом в городе Бьенхоа, Вьетнам, построенный по проекту компании CTA из Хошимина. Подробнее

    Наташа Леви | | Оставить комментарий
  • H&P Architects возводит над домом во Вьетнаме садовую крышу для создания «куба земли»

    Компания H&P Architects спроектировала дом AgriNesture во Вьетнаме, чтобы иметь большое пространство для сельского хозяйства, чтобы его владельцы могли выращивать себе еду.Подробнее

    Кайса Карлсон | | Оставить комментарий
  • Волнообразные шторы для дошкольного учреждения Bó Mon от Kientruc O в сельской местности Вьетнама

    Архитектурная студия Kientruc O построила детский сад Bó Mon с тенистой верандой для детей, живущих в горной провинции Вьетнам Сон Ла. Подробнее

    Блок Индия | | Оставить комментарий
  • Деревья прорвались сквозь стены виллы Халонг, созданной Vo Trong Nghia Architects

    Компания Vo Trong Nghia Architects построила дом на живописном вьетнамском заливе Халонг, бетонные стены которого растут деревьями.Подробнее

    Эми Фрирсон | | Оставить комментарий
  • Компактный дом во Вьетнаме с озелененными дворами

    Высокие дворы, заполненные растениями, врезаны в фасад дома в Нам Дине, Вьетнам, спроектированный Landmak Architecture. Подробнее

    Джон Эстбери | | Оставить комментарий
  • Тропические растения покрывают балконы отеля Chicland во Вьетнаме

    Бетонные балконы, заполненные тропическими растениями, покрывают отель Chicland в Дананге, Вьетнам, спроектированный Во Тронг Нгиа — архитектором года Dezeen Awards 2019.Подробнее

    Джон Эстбери | | Оставить комментарий
  • TAA Design венчает красный дом во Вьетнаме ступенчатым огородом

    Архитектурная студия TAA Design изготовила зеленую крышу этого дома в Куанг Нгае, Вьетнам, из ступенчатых горшков, отделанных красной штукатуркой и черепицей. Подробнее

    Джон Эстбери | | Оставить комментарий
  • MIA Design Studio покрывает дом во Вьетнаме выступающими горшками

    Кубовидные горшки с деревьями и кустарниками выступают из возвышений этого дома в Сайгоне, Вьетнам, спроектированного MIA Design Studio.Подробнее

    Джон Эстбери | | Оставить комментарий
  • Во Тронг Нгиа сажает фруктовые деревья на крыше дома во Вьетнаме

    Переработанная вода из пруда с рыбками на первом этаже используется для выращивания фруктовых деревьев на крыше дома в городе Дананг, Вьетнам, компанией Vo Trong Nghia Architects. Подробнее

    Джон Эстбери | | Оставить комментарий
  • Фасад из перфорированного кирпича затеняет дом во Вьетнаме с атриумом в три высоты

    Дом во Вьетнаме от Khuôn Studio построен вокруг атриума тройной высоты, заполненного растениями и затененного перфорированным фасадом из серого кирпича.Подробнее

    Джон Эстбери | | Оставить комментарий
  • Вьетнамская обувь Một подчеркивает местный стиль, а не глобальную культуру кроссовок

    Новый обувной бренд Một создал обувь, которую он считает явно вьетнамской, как отпор влиянию глобализации. Подробнее

    Рима Сабина Ауф | | Оставить комментарий
  • Бетонная дорожка на сваях в тени кирпичного учебного центра в Ханое

    Бетонная крыша, по которой можно ходить, на тонких стальных сваях, соединяет и затеняет текстурированные кирпичные блоки учебного центра в Ханое от Vo Trong Nghia Architects.Подробнее

    Джон Эстбери | | Оставить комментарий
  • Разноцветные металлические экраны и растения покрывают фабрику и офисы в Ханое

    Перфорированные металлические экраны и заводы покрывают фасад фабрично-офисного комплекса в Ханое, Вьетнам, разработанный Studio VDGA для производителя электроники Star Engineers. Подробнее

    Джон Эстбери | | Оставить комментарий

Десять ярких кухонь, залитых естественным светом

Не двигайся, совершенствуйся! В шорт-лист 2021 года вошли лучшие реновации домов Лондона

Unemori Architects создает небольшой блочный дом на «крошечном участке» в Токио

Satan Shoes от Lil Nas X и MSCHF — кроссовки Nike, содержащие человеческую кровь

«Первый в мире полномасштабный туннель для судов» будет построен в Норвегии

Кенго Кума создает изогнутую библиотеку, посвященную норвежскому драматургу Хенрику Ибсену

Влияние NFT на окружающую среду «ужасно», говорит архитектор Крис Прехт.

Крошечный дом в Токио фигурирует в сегодняшнем информационном бюллетене Dezeen Weekly

Dezeen Awards

Dezeen Jobs

{{category}}

{{carousel_title}}

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *