Судно амундсена 4 буквы: Судно похода Нансена, 4 буквы

Содержание

Карбас под флагом «Родины» совершил поход от Лешуконии до Соловков — Российская газета

Инициатор и вдохновитель

Идея построить (или, как говорят корабелы, сшить) карбас — так в Поморье называют традиционное народное судно — возникла у матерого мореплавателя (за плечами кругосветка) Евгения Шкарубы. Послушать его, сидя в мастерской у Виктора Кузнецова (он-то и есть главный строитель) за чаем с сухарем — настоящее удовольствие. «Вышли мы с Галапагосских островов и двигались к острову Пасхи…»

Но тянет Шкарубу все равно на Соловки, где он впервые оказался в конце 1980-х и остался жить. У Евгения и прописка в паспорте до сих пор: «п. Соловецкий. Кремль».


Место действия

Карбас строили в самом отдаленном районе Архангельской области. Лешуки да кони — так жители Лешуконского толкуют название своего села. И чаще называют Лешуконией. Это и правда словно отдельная страна. Самолеты летают сюда редко, а маршрутка едет десять часов из областного центра, трижды переправляясь на пароме.

В этой лесной стороне когда-то наверняка жили лешие. Или лешуки. Есть в соседней Мезени известная не только в здешних местах, но и вообще по северу России и мезенская порода коней.

Но главное — именно в Лешуконском Шкаруба нашел мастера, который знает дело. И топором плотницким владеет, как иголкой швея. Поэтому и говорят — «шить карбас».

Тут вообще смысл многих слов и выражений становится понятным. Например, кокорой здесь зовется корень елки для основания карбаса. То есть дерево надо выбрать мастеру так, чтобы основание было подходящим. Должно быть, отсюда и высказывание «зри в корень».

Или взять «утки» и «гуськи». Это крепления для различных канатов, парусов, выточенные из дерева. В общем все это называется «дельными вещами». Так и мы говорим про качественно сработанные вещи.

Карбас же — тот же баркас. Может, в Поморье просто буквы переставили, чтобы от южного варианта подобного судна отличаться.

— Мы не пытаемся научить мастеров вновь делать карбасы. Просто хотим, чтобы люди, которые умеют их шить и которые, к счастью, живы, вновь получили заказчиков, — говорит Шкаруба. — Еще 15 лет назад карбасы были востребованы на заводах по выращиванию водорослей, рыбными хозяйствами. Но технологии сменились, и карбасы стали не нужны.


Главный строитель

Виктор Кузнецов сам не раз ходил на судах собственной конструкции на промысел.

— После того как попал в шторм, пришлось потерпеть. Молился Николаю Угоднику, дал обет: выживу — пойду трудником на остров.

Выжил. Пошел. В скит на острове Анзер — там и провел месяц.

К заказу Евгения Шкарубы мастер отнесся как к делу сердца и души. Ведь за рыбой по Мезени в Белое море давно не ходят. И карбасы строить перестали. В Лешуконии привыкли к моторкам да зырянкам — продолговатым лодкам.

Поэтому когда карбас плавно опустился на воду, показалось, река повернула вспять. И собравшиеся на берегу увидели картинку из прошлого. Но — наяву.

У мастера Кузнецова, две недели ювелирно собиравшего карбас, кажется, скатилась в Вашку слеза. Или это от того, что больно смотреть на яркое солнце?


Почему «Вашка»

Карбас назвали в честь реки, где он был спущен на воду и освящен епископом Нарьян-Марским и Мезенским Иаковом.

При этом были соблюдены все морские традиции. Все строители расписались на куске мачты, а потом разрезали его на две части. Одну отдали мастеру Кузнецову, другую — шкиперу Шкарубе. Есть на этих раритетах и имя специального корреспондента «Родины».


Маршрут

Шкипер Шкаруба рассчитывал преодолеть путь по Вашке, Мезени и Белому морю (430 миль или 700 километров) за две недели. Получилось за 11 дней.

Во время перехода по Белому морю до устья реки Койда «Вашка», которую сопровождал моторный катер «Морошка», попала в шторм, ставший первым настоящим испытанием для команды. Справились! И уже без проблем — с попутным ветром и на всех парусах — добежали до деревни Яреньга, где людей, правда, встретили только любопытные кони: тянули губы, просили хлеба.

Но уже в соседнем старинном селе Лопшеньге на встречу со шкипером Шкарубой собрались местные жители, коренные поморы. Среди них еще остались потомственные мастера, умеющие шить карбасы. Заинтересовались проектом…

Это и есть самое главное в экспедиции, которую поддержали «Родина» и «Российская газета»: возродить на русском Севере старинное искусство судостроения.

Из Лопшеньги команда дошла до Летнего Наволока, где переждала непогоду. А ночью с попутным ветром совершила завершающий бросок до соловецкой Бухты Благополучия.

— Карбас показал себя отлично, — сказал Евгений Шкаруба. — Мы верим, что наша инициатива получит продолжение.

Уже получила. Губернатор Архангельской области Игорь Орлов сообщил «Родине», что хочет участвовать в постройке следующего карбаса и выйти на нем в море вместе с такими же путешественниками.


КОРАБЕЛЬНЫЙ СЛОВАРЬ

Карбас — небольшое промысловое судно на Русском Севере

Кокора — корень ели для основания (носа) карбаса

Закоренок — корень ели для кормы карбаса

Опруги — поперечный брус, служащий основой для обшивки корпуса судна изнутри

Челтас — съемный деревянный настил на дно лодки/карбаса

Рым — крепление в виде кольца для веревки якоря на носу карбаса

Кочет — уключина для весла

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

7,5 x 2,4 метра — размеры карбаса

500 килограммов — вес

7 человек — команда

4 весла

2 мачты

2 паруса

Не все поймут, что это такое — выйти в открытое северное море на лодке, когда колючий соленый ветер бьет в глаза, а волна норовит залить борт. Чтобы это понять, надо просто оказаться в лодке.

Савва Лошкин — «Республика»

В первую очередь охотились на тюленя, белуху, добывали моржовую кость. В процессе моржового промысла поморы посетили Шпицберген и Новую Землю, обследовали пространство в направлении Карской и Обской губ.

Сам термин «помор» возник, вероятнее всего, в XVIII веке. Позднее поморами, как указано в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, называли занятых на рыбных и зверобойных промыслах промышленников из Архангельского, Мезенского, Онежского, Кемского и Кольского уездов Архангельской губернии, ходивших на Мурман и север Норвегии.

В плаваниях поморы пользовались магнитным компасом, вставленным в деревянное гнездо. Компас назывался маточкой. Широко использовался в Поморье также ветромет. Диск ветромета был разбит на 32 деления, по названиям ветров. В центре устанавливался стержень, по которому в полдень определяли направление север-юг. Направляя компас через центральный стержень на ориентиры на берегу, шкипер мог определить положение судна. Кроме того, поморские мореходы ориентировались по звездному небу. Основные созвездия у них имели прекрасные названия: Большая Медведица называлась Лосем, созвездие Плеяды — Утиным гнездом, Орион — Граблями. Млечный путь поморы называли Гусиной дорогой.

Из словаря поморов

Мангазейский ход — маршрут, пролегавший из Белого моря к устью Енисея.

Гурии — каменные пирамидки, которые поморы устанавливали на мысах для облегчения ориентирования.

Поморские лоции — рукописные руководства по мореплаванию. Лоции постоянно напоминали, когда, при каком положении уровня моря заходить в тот или другой залив или устье реки.

Маточка — компас.

Савва Лошкин развеял миф о единой приполярной суше, дав верное представление о форме и размерах Новой Земли. Среди тех, кто продолжил освоение Арктики, много имен наших земляков: Иван Гвоздарев из Кеми, сумлянин Афанасий Еремин, кемский промышленник Иван Алексеевич Богданов. В 1767 году шуерецкий кормщик Яков Чиракин передал в контору Архангельского порта уникальный документ «Экстракт о местонахождении пресной воды и леса» и план пролива Маточкин Шар, который до нас, к сожалению, не дошел.

Это было грамотное навигационное описание со всеми необходимыми для мореплавателей сведениями. С 1840-х годов среди ходивших на Новую Землю широкую известность получил род Ворониных из Сумского Посада. Шхуна Федора Ивановича Воронина, дяди впоследствии прославленного капитана Владимира Ивановича Воронина, красиво называлась «Общее счастье». Поморы промышляли на ней белух, гольца, морского зайца, нерпу.

Воронины

Очки полярника. СССР. 1930-1950 гг. Фото из фондов Национального музея Республики Карелия

Форменная фуражка члена экспедиции Северного Морского Пути. 1930-е гг.(?). Фото из фондов Национального музея Республики Карелия

 

В XIX веке артель Федора Воронина спасла потерпевших бедствие участников австрийской полярной экспедиции Юлиуса Пайера. Это произошло летом 1872 года, когда на судне «Тегетгофф» экспедиция достигла западного побережья Новой Земли и оказалась затерта льдами вблизи Баренцевых островов, потом корабль вынесло в открытое море. Вторая зимовка австрийских путешественников прошла на открытой ими Земле Франца-Иосифа, исследовать которую им не удалось из-за погодных условий. На шлюпках они попытались добраться до Новой Земли, силы их были на исходе. Измученных европейцев подобрало судно «Николай», принадлежавшее сумлянину Федору Воронину. Поморская артель с радушием приняла австрийцев, которые провели в путешествии 812 дней.

Интересно, что в 1929 году советский флаг на Земле Франца-Иосифа был установлен членами экспедиции, пробившейся к этим местам на ледоколе «Георгий Седов», капитаном которого был Владимир Иванович Воронин, племянник спасителя австрийцев.

Ледовый капитан

красота мира в каждом кадре

В обжигающих холодом водах фьорда, на каменистой косе, куда из центра Осло можно добраться на пароме, нашли последний приют легенды норвежского мореплавания. Здесь есть и древние галеры викингов, и плот «Кон-Тики». Главная же ценность скрывается внутри «морского храма». Храм – это остроконечная конструкция из стекла и металла в форме гигантской буквы «А», возвышающейся над водой.
А внутри отдыхает от былых приключений прочная деревянная шхуна «Фрам» 1892 года постройки. «Фрам» (в переводе – «Вперед») – возможно, самое прославленное судно в истории норвежского мореходства, символ полярных исследований. Хотя, глядя на эту шхуну, трудно представить, что она побывала в тяжких странствиях. История «Фрама» – современная скандинавская сага, сказание о суровых невзгодах и исканиях пытливого ума. А сама шхуна – чудо инженерной мысли: благодаря особо прочному корпусу она смогла три года противостоять натиску арктических льдов. Верный своему решительному, напористому имени, «Фрам» прорубил дорогу туда, куда прежде не заходило ни одно судно.
Нансен был отцом современных полярных исследований. Он знал пять языков, ловко обращался с фотокамерой, создавал превосходные карты и иллюстрации и даже написал важную работу о центральной нервной системе.
Живой двигатель. Главная движущая сила «Фрама» – мрачноватый ученый и исследователь, который велел построить шхуну и повел ее в безрассудно-опасный первый рейс в полярные дебри. Это Фритьоф Нансен, национальный герой Норвегии. За пределами страны его имя сегодня не так известно, как имена других великих полярников – Пири, Скотта и Амундсена. А между тем именно Нансен был отцом современных полярных исследований – все остальные пошли по его стопам. Крепкого сложения, светловолосый, бледный, с ледяным взором и грубоватой внешностью, за которой, впрочем, скрывался неожиданно тонкий ум, – вот каким был Нансен. Он был чужд погоне за славой, к которой сводилось так много походов в эпоху расцвета полярных экспедиций. Этакий викинг эпохи Возрождения: талантливый писатель, блестящий докладчик, первоклассный зоолог и видный государственный деятель. Нансен знал пять языков, ловко обращался с фотокамерой, создавал превосходные карты и иллюстрации, вел обширную научную переписку; его исследовательские работы отличала четкость суждений. Он, как справедливо заметил современный ученый, «одинаково ловко управлялся с микроскопом, ледорубом и лыжами».
Нансен добился значительных достижений в науке, в том числе написал важную работу о центральной нервной системе. В 1888 году ученый возглавил первую экспедицию через Гренландию, которую с присущей ему скромностью назвал лыжным походом. Он опоздал на последний корабль домой, а потому был вынужден остаться на зимовку. Нансен жил бок о бок с эскимосами. Охотился на тюленей, учился управлять каяком. Этот опыт лег в основу работы «Первое пересечение Гренландии» и яркой книги по этнологии «Жизнь эскимосов». После гренландских приключений Фритьоф Нансен стал ярым поборником лыжного спорта. В Музее лыж в Холменколлене в Осло есть картина, на которой изображен Нансен в виде облаченного в меха божества, стоящего на двух дощечках, – отец-основатель национального спорта Норвегии. У Нансена в жизни было много побед. Но кульминацией стал для него многотрудный поход на «Фраме», который он предпринял в 1893–1896 годах. Затея была столь дерзкой, что ведущие полярные авторитеты, в том числе из Королевского географического общества, сочли ее настоящим самоубийством: Нансен хотел запереть себя в Арктике – или, как он говорил, «вверить себя льдам». Гений или безумец? Нансен задумал продолжить дело экспедиции 1879 года, которая окончилась катастрофой. Тогда во льдах у сибирских берегов застряла американская шхуна «Жаннетта». Двадцать один месяц она дрейфовала в Арктике, но в конце концов не выдержала натиска льдов и 13 июня 1881 года затонула. Команда попыталась добраться до суши, но более половины из 33 членов экипажа погибли. А три года спустя вещи с «Жаннетты» были обнаружены у берегов Гренландии. Они проделали в дрейфующих льдах путь в тысячи километров.
Нансен задумался: а что если сильное арктическое течение с востока на запад может привести прямо к Северному полюсу или хотя бы в тот район?
Прочитав о находках с «Жаннетты», Нансен задумался: а что если сильное арктическое течение с востока на запад может привести прямо к Северному полюсу – или хотя бы в тот район? «Для той эпохи это казалось немыслимым – учесть силы природы и попытаться действовать заодно с ними, а не против них», – отмечает биограф Нансена Роланд Хантфорд. Дерзкому мечтателю оставалось построить корабль, который был бы намного прочнее «Жаннетты». В 1891 году Нансен нанял Колина Арчера, блестящего норвежского судостроителя шотландского происхождения. По проекту у судна была необычная форма корпуса, без выраженного киля. В нем соорудили отсеки, куда можно было убрать руль и винт, чтобы не поломать их во льдах. Трюм был стянут прочными обводами. Чтобы члены экипажа не замерзли, Нансен просмолил шхуну и обил ее изнутри толстым слоем фетра, пробки и шкурой северного оленя. Для спасения от беспросветной мглы полярной ночи установили ветряк, от которого работали электрические лампы. Под палубами размещались уютный салон, украшенный резными драконьими головами, и библиотека, для которой Нансен тщательно отобрал шесть сотен книг. Наконец Нансен объявил, что судно готово, и в бухте Осло (в те годы – Кристиании) в присутствии тысяч людей дал кораблю имя: «Фрам». С командой из 13 человек и провизией на пять лет летом 1893 года Нансен покинул Осло и устремился к Новосибирским островам. Как и предполагалось, в сентябре «Фрам» прочно застрял во льдах. Корабль сдавливало со всех сторон, лед трещал и крошился с чудовищным скрежетом. «Раздался оглушительный грохот, все судно затряслось, – описывал Нансен. – Грохот все усиливался. Лед стремился стереть “Фрам” в порошок». Но корабль вынес этот ужасающий натиск и очутился «верхом» на льдине, цел и невредим. Через некоторое время Нансен написал: «Мы словно живем в неприступном замке». Ледяные оковы. «Фрам» продолжал, поскрипывая, пробираться на плавучей льдине к полюсу, преодолевая по несколько километров в день. Первые два года путешествия прошли на удивление спокойно, если не считать отдельных неприятностей (так, один раз на шхуну напал белый медведь; пострадал член экипажа и погибли две собаки). Команда собиралась к столу в светлом теплом салоне, где долгими полярными ночами играл механический орган, а от электрических ламп, писал Нансен, «становилось весело, как от глотка хорошего вина». Участники экспедиции издавали газету, тренировались, бегая по льду на лыжах. И конечно, замеряли глубину и снимали прочие показатели. И все же их неизменным спутником была скука. Кое-кто из членов команды все ворчал, что они живут как затворники. Но при этом у них было все необходимое. «Лично я никогда не жил с таким комфортом», – писал Нансен. Однако в начале второго года путешествия стало ясно, что «Фрам» не дойдет до Северного полюса. Чтобы исполнить свой замысел, Нансен решил перебраться на лед и продолжить путь на санях с собачьей упряжкой. Нансен выбрал себе в компаньоны Ялмара Йохансена. Дважды старт откладывался, но в марте 1895 года пушечный выстрел проводил двоих лыжников. Они ушли на север, взяв двадцать восемь собак, трое саней и два каяка. Вскоре начались неприятности: местность стала непроходимой, возникали проблемы со снаряжением, а плавучие льдины перемещались так быстро, что то и дело приходилось возвращаться. Когда запасы пищи стали истощаться, Нансен и Йохансен начали убивать собак послабее, чтобы прокормить остальных. К апрелю они достигли 86° 14 северной широты. До полюса оставалось еще 364 километра, но и без того их достижение впечатляло: так далеко на север никто прежде не заходил. Это был самый дальний одиночный поход за почти четырехсотлетнюю историю исследований Арктики. Нансен решил не рисковать – ведь он обещал жене вернуться живым, а это для него было важнее, чем героически погибнуть – и обрести бессмертие – на Северном полюсе. Он благоразумно повернул назад, но направился не к «Фраму», который отнесло уже за пределы досягаемости, а к далекому, почти на тысячу километров южнее, архипелагу Земля Франца-Иосифа. Это был отчаянный путь через плавучие льды – должно быть, самый мучительный и трудный в мире полярный поход. Шли недели, месяцы… Одну за другой убивали они собак (чтобы экономить патроны, перерезали им горло), а однажды, когда было совсем худо, ели похлебку из собачьей крови. Все лето 1895 года Нансен с Йохансеном тщетно искали Землю Франца-Иосифа. «Вот уже четверть года мы бродим по ледяной пустыне, – в отчаянии писал Нансен, – и никак не можем выбраться». То на лыжах, то пешком, то на каяках они шли и шли по бескрайним льдам, прорезанным разводьями и полыньями. Нансен признавал: «У нас с Йохансеном шансы на успех на данный момент равны нулю. Всюду непроходимые толщи льда, провизия исчезает на глазах, а теперь еще и нечего поймать или застрелить… По ночам я часами лежу без сна, усиленно пытаясь найти выход из нашего бедственного положения».
Нансену вдруг почудился собачий лай. Не было никаких сомнений: там, вдали, – человек. «Вы случайно не Нансен?» – спросил незнакомец по-английски, вглядываясь в измученного человека, с почерневшим от копоти лицом, представшего перед ним.
Наконец 6 августа полярники подошли к острову и впервые почти за два года ступили на твердую землю. Тут фортуна повернулась к ним лицом. Охота на белых медведей и моржей обеспечила их запасами свежего мяса, и они смогли быстро набрать силы. Но 26 августа, пробираясь извилистыми тропами на юг, путешественники поняли, что им предстоит еще одна беспросветная арктическая зима вдали от дома. С помощью сломанного санного полоза Нансен и Йохансен вырыли себе нечто вроде берлоги. Там они провели следующие девять месяцев, ночуя в одном на двоих засаленном спальнике, питаясь бульоном из костей белого медведя и медвежатиной, жаренной на моржовом жире. Но даже в таких суровых условиях им удавалось оставаться людьми и мирно сосуществовать. Решающий рывок. С наступлением оттепели Нансен и Йохансен покинули свое убежище. И снова, петляя, они двинулись на лыжах и каяках через архипелаг на юг. Однажды лодку путешественников опрокинул морж. Тогда они пристали к острову Нортбрук, чтобы обсохнуть. А потом стали готовиться к опасному переходу через открытый океан к Шпицбергену, где, как они убеждали себя, их спасет какое-нибудь норвежское промысловое судно. Но 17 июня где-то в промерзлой дали Нансену вдруг почудился собачий лай. На лыжах он бросился на звук по заскорузлой земле. Вот что позднее написал Нансен об этом эпизоде: «Неожиданно мне послышался крик человека… Как забилось сердце, как бросилась в голову кровь!.. Я что есть мочи заорал в ответ». Не было никаких сомнений: там, вдали, – человек. Когда Нансен приблизился к нему, состоялась занятная беседа. – Вы случайно не Нансен? – спросил незнакомец по-английски, вглядываясь в измученного человека, с почерневшим от копоти лицом, представшего перед ним. – Он самый. Боже мой, как я рад вас видеть! – Вы проделали большой путь, и я счастлив, что могу первым поздравить вас с возвращением! – сказал англичанин, которого, показалось Нансену, он как будто уже встречал. Спасителем оказался опытный британский исследователь Фредерик Джордж Джексон. Четыре года назад их с Нансеном пути действительно пересекались в Лондоне. Джексон приплыл на Землю Франца-Иосифа на корабле «Виндворд», готовясь к собственной экспедиции на полюс. Исследователь не искал Нансена, но знал, что тот может быть где-то рядом. Джексон пригласил путешественников в свое жилище, где они и дождались «Виндворда», уплывшего год назад домой для пополнения запасов, и вернулись на нем на родину. В Норвегии, куда Нансен и Йохансен прибыли летом 1896 года, их встречали так, словно они побывали на Луне. Еще больше почестей было неделю спустя, когда стало известно, что «Фрам» под командованием капитана Отто Свердрупа высвободился из арктических льдов и тоже успешно вернулся домой. И пускай Фритьоф Нансен не воплотил свою мечту – не добрался до пика Земли. Зато он, наперекор стихиям, подошел к полюсу совсем близко. И случилось это именно тогда, когда его соотечественники так мечтали о национальном герое. Его экспедиции, безусловно, улыбалась удача, но то, что никто из команды не погиб, свидетельствует о мудрости и проницательности Нансена. Ученый не только подтвердил свою теорию о полярном течении. Он также сделал важное открытие: Арктика – невероятно глубокое море, покрытое постоянно двигающимся многолетним (паковым) льдом, почти без участков суши. Иными словами, это – океан. Нансен стал мировой знаменитостью. Женщины сходили по нему с ума, люди самого высокого ранга, от Жюля Верна до тогдашнего президента США Уильяма Маккинли, пили за его здоровье. Появились нансеновские сардины, нансеновские песни, даже нансеновский аквавит – марка скандинавской водки. Через несколько месяцев он отправился в масштабный круиз, чтобы представить работу «Крайний Север», посвященную своей полярной одиссее. Ко всем прочим замечательным качествам Фритьоф Нансен обладал одним весьма редким для исследователя – он умел вовремя остановиться. Поняв, что его время прошло, Нансен уступил место новым покорителям полюса – Пири, Скотту и своему соотечественнику Амундсену (этот норвежец отправился в Антарктику на «Фраме» и на нем же предпринял исторический первый поход к Южному полюсу). Новые победы. Нансен существенно расширил круг профессиональных интересов: океанография, метеорология, дипломатия. В 1906-м, через год после провозглашения независимости Норвегии от Швеции, он был назначен первым послом своей страны в Великобритании, активно занимался гуманитарной деятельностью. После смерти жены Нансен успел составить внушительный «послужной список» женщин, в котором были красотки со всего света. Став верховным комиссаром Лиги наций, он занимался репатриацией военнопленных и проблемой беженцев в Турции и СССР после Первой мировой войны. Это была работа с постоянными разъездами, за которую в 1922 году он получил Нобелевскую премию мира. Фритьоф Нансен умер в 1930 году от сердечного приступа на веранде своего дома, похожего на замок, в Люсакере под Осло. Там, под скромным надгробием в южной части сада, и покоится его прах. Сейчас в его доме располагаются институт, занимающийся, в основном, проблемами энергетики и окружающей среды, и небольшой музей. В кабинете Нансена на верхнем этаже башни хранятся его вещи из экспедиций – практически на тех же местах, где он их оставил: пожелтевшие карты и планы, пара инуитских деревянных «солнечных очков» с прорезями в «линзах», полуистлевшая шкура белого медведя, брошенная на скрипучий деревянный пол. Отсюда сквозь заросли деревьев виден холодный фьорд, где был спущен на воду «Фрам» и где он ныне отдыхает в прекрасном храме. Теперь корабль принадлежит не Нансену, а Норвегии. Стул в кабинете повернут к окну – к холодным водам, сулящим странствия и приключения, в единственном направлении, которое признавал великий Фритьоф Нансен: вперед!

Когда Руаль Амундсен достиг Южного полюса

14 декабря 1911 года норвежский полярный путешественник-исследователь Руаль Амундсен первым достиг Южного полюса, на месяц опередив экспедицию Роберта Скотта.

С детских лет Амундсен мечтал о путешествиях и экспедициях на север. В 1889 году его кумиром стал полярный исследователь Фритьоф Нансен, только что вернувшийся из своей Гренландской экспедиции. Юный Роальд был потрясен сообщениями о походе Нансена через покрытый льдом остров, он мечтал, что однажды станет таким же знаменитым.

Проучившись два года на медицинском факультете и получив наследство после смерти матери, он решил целиком посвятить себя подготовке к грядущим путешествиям. Он пять лет изучал морское дело, нанимаясь на разные суда. В 1897 году его мечты начинают сбываться: в качестве помощника капитана Амундсен отправляется в экспедицию к Южному полюсу на корабле «Бельжика». Возглавлял экспедицию бельгийский лейтенант Адриен де Жерлаш. Благодаря этому путешествию Амундсен смог познакомиться с суровыми условиями околополярной зоны, чтобы лучше подготовиться к своему первому самостоятельному путешествию.

Купив небольшое судно «Йоа», в 1903 году он отправился в арктическую экспедицию. Вместе с шестью товарищами Амундсен открыл Северо-западный проход из Атлантического океана в Тихий. Обратно на родину Амундсен вернулся лишь осенью 1906 года, и сразу же был признан национальным героем.

После своего триумфального возвращения деятельный норвежец начал готовиться к новому путешествию, к Северному полюсу. Но экспедиции не суждено было состояться: во время подготовки к ней пришло известие о том, что американец Фредерик Кук стал первым человеком, достигшим этой точки земли. А еще год спустя о том же заявил американец Роберт Пири, оспаривавший первенство Кука.

Амундсен поменял свои планы и в августе 1910 года отправился в Антарктику. 13 января 1911 года «Фрам» причалил к ледяному барьеру Росса. Команда Амундсена начала готовиться к экспедиции, тренируясь, вновь и вновь проверяя каждую мелочь, и размещая склады с продовольствием вдоль намеченного маршрута к полюсу. 19 октября 1911 года Амундсен и его команда отправились в путь. Его отряд выбрал в качестве средства передвижения проверенный веками способ — собачьи упряжки.

«Роальд Амундсен» Hurtigruten становится первым кораблем, названным в Антарктиде

Вместо шампанского кусок льда

Судно с экипажем и пассажирами из более чем 20 стран совершило первый рейс в Антарктиду. Роальда Амундсена назвала полярная первооткрывательница Карин Странд в заливе Чиригуано на острове Брабант.

Вместо традиционного шампанского она использовала кусок льда — ритуал, изобретенный самим полярным героем Роальдом Амундсеном.

Цитата Амундсена

Когда Стрэнд разбил лед о гребенчатый нос, она процитировала слова Амундсена, когда он окрестил полярный корабль Мод в 1917 году: «Я не намерен опозорить славный виноград, но уже сейчас вы почувствуете вкус своего реального окружения. Для льда, который вы построили, во льду вы останетесь большую часть своей жизни, а во льду вы будете решать свои задачи ».

«Для всех нас, находящихся на борту корабля MS Roald Amundsen, это особенный день для особенного корабля.«Это самое новаторское судно за последние десятилетия, и мы надеемся, что оно послужит вдохновением для других», — сказал капитан Кай Альбригцен.

Снижение выбросов CO2

Roald Amundsen использует большие аккумуляторные блоки для поддержки своих двигателей с низким уровнем выбросов, снижая выбросы CO2 более чем на 20% по сравнению с другими круизными лайнерами того же размера.

Когда пассажиры Роальда Амундсена следили за церемонией присвоения имен от Зодиака, к ним присоединились пассажиры и команда из Миднацоля Хуртигрутен, которые в настоящее время отправляются в экспедиционный круиз по Антарктиде.

«Я считаю, что Руаль Амундсен будет гордиться этим. «С кораблем, носящим его имя и наследие, Hurtigruten раздвигает границы, бросает вызов отрасли и стремится к более экологичной и устойчивой эксплуатации», — сказал генеральный директор Hurtigruten Даниэль Скьельдам. «Поскольку Роальд Амундсен был символом новой эры исследований, то MS Roald Amundsen — символ новой эры в круизной индустрии».

Copyright © 2021. Все права защищены. Seatrade, торговое название компании Informa Markets (UK) Limited.

Руаль Амундсен | Биография, факты, экспедиции, Южный полюс, Северо-Западный проход и смерть

Роальд Амундсен , полностью Роальд Энгельбрегт Гравнинг Амундсен (родился 16 июля 1872 года, Борге, недалеко от Осло, Норвегия — умер 18 июня 1928 года?) , Северный Ледовитый океан), норвежский исследователь, первым достигнувший Южного полюса, первым совершивший корабельное путешествие по Северо-Западному проходу и один из первых пересекший Арктику по воздуху. Он был одной из величайших фигур в области полярных исследований.

Популярные вопросы

Чем запомнили Роальда Амундсена?

Роальд Амундсен, норвежский исследователь, был одним из величайших деятелей в области полярных исследований. Он был первым исследователем, прошедшим Северо-Западный проход (1903–05), первым достигнувшим Южного полюса (1911 г.) и первым, совершившим перелет через Северный полюс на дирижабле (1926 г.).

Как Руаль Амундсен прославился?

В 1903 году Роальд Амундсен и его команда на борту шлюпа Gjøa начали миссию по плаванию через Северо-Западный проход и вокруг северного побережья Канады. Они достигли мыса Колборн (современный Нунавут) в августе 1905 года, перезимовали на острове Гершель в Юконе и прибыли в Ном, Аляска, в августе 1906 года, где их встретили героями.

Как умер Руаль Амундсен?

В 1928 году Руаль Амундсен погиб, спасая итальянского авиационного инженера Умберто Нобиле, которого он сопровождал в полете на дирижабле над Северным полюсом в 1926 году, после крушения дирижабля в море недалеко от Шпицбергена, Норвегия. Самолет, на борту которого находился Амундсен, разыскивавший выживших после крушения Нобиле, также разбился, и останки Амундсена так и не были найдены.

Амундсен некоторое время изучал медицину, а затем отправился в море. В 1897 году он шел первым помощником капитана на судне Belgica в бельгийской экспедиции, которая первой перезимовала в Антарктике. В 1903 году Амундсен с командой из шести человек на своем 47-тонном шлюпе Gjøa начал свою миссию, пройдя через Северо-Западный проход и вокруг северного побережья Канады. Он достиг мыса Колборн (на территории современного Нунавута) в августе 1905 года, завершив собственно проход, прежде чем лед остановил его продвижение на запад на зиму у острова Гершель в Юконе в следующем месяце.Амундсен и его команда возобновили путешествие в августе 1906 года и были встречены героическим приемом, когда экспедиция завершилась в Номе, Аляска, позже в том же месяце. Это достижение пробудило в нем аппетит к зрелищным полярным исследованиям.

Роальд Амундсен

Роальд Амундсен и его команда на борту лайнера Gjøa .

Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия

Следующий план Амундсена по дрейфу через Северный полюс на старом корабле Фритьофа Нансена, Fram, , был затронут новостью о том, что американский исследователь Роберт Э.Пири достиг Северного полюса в апреле 1909 года, но продолжал свои приготовления. Когда Амундсен покинул Норвегию в июне 1910 года, никто, кроме его брата, не знал, что он направлялся на Южный полюс, а не на Север. Он плыл на Fram прямо с островов Мадейра в Китовый залив в Антарктиде вдоль моря Росса. База, которую он создал там, была на 60 миль (100 км) ближе к полюсу, чем антарктическая база английского исследователя Роберта Фалькона Скотта, который возглавлял конкурирующую экспедицию с той же целью.Опытный полярный путешественник, Амундсен тщательно подготовился к предстоящему путешествию, совершив предварительное путешествие для хранения запасов продовольствия на первой части своего пути к полюсу и обратно. Для перевозки своих припасов он использовал ездовых собак, в то время как Скотт зависел от сибирских пони.

Амундсен отправился в путь с 4 товарищами, 52 собаками и 4 санями 19 октября 1911 года и, столкнувшись с хорошей погодой, прибыл на Южный полюс 14 декабря. Исследователи записали на полюсе научные данные перед тем, как отправиться в обратный путь. 17 декабря, а 25 января 1912 года они благополучно достигли своей базы в Китовой бухте.Тем временем Скотт 17 января достиг Южного полюса, но на трудном обратном пути он и все его люди погибли.

Роальд Амундсен

Роальд Амундсен на Южном полюсе, декабрь 1911 г.

© photos.com/Getty Images Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

На средства, полученные от своего антарктического приключения, Амундсен основал успешный судоходный бизнес. Он приобрел новый корабль, Maud , и попытался в 1918 году завершить свой старый план дрейфа через Северный полюс, но был вынужден отказаться от этой схемы в пользу попытки достичь Северного полюса на самолете.Во время полета (1925 г.) с американским исследователем Линкольном Эллсуортом он прибыл на расстояние 150 миль (250 км) от полюса. В 1926 году вместе с Эллсвортом и итальянским авиационным инженером Умберто Нобиле он пересек Северный полюс на дирижабле, пересекая Шпицберген (ныне Шпицберген), к северу от Норвегии, до Аляски. Споры по поводу кредита на полет озлобили его последние годы. В 1928 году Амундсен погиб, спасая Нобиле от крушения дирижабля возле Шпицбергена. Книги Амундсена включали Южный полюс (1912) и, вместе с Эллсвортом, Первое пересечение полярного моря (1927).

Роальд Амундсен

Дирижабль Norge, плавающий над Шпицбергеном в 1926 году перед экспедицией Роальда Амундсена на Северный полюс. Амундсен, Умберто Нобиле (пилот и конструктор дирижабля) и Линкольн Эллсуорт прилетели со Шпицбергена на Аляску, став первыми людьми, которые точно достигли Северного полюса.

Национальная библиотека Норвегии (bldsa_NPRA0093)

MS Roald Amundsen Polar Cruise Ship

Церемония наименования круизного лайнера MS Roald Amundsen прошла в ноябре 2019 года.Предоставлено: Hurtigruten. Судно доставило своих пассажиров на 70 градусов южнее в антарктическом регионе в феврале 2020 года. Фото: Hurtigruten. MS Roald Amundsen — первое в мире экспедиционное круизное судно с гибридным электрическим двигателем. Предоставлено: Hurtigruten. На корабле также есть научный центр, фотоцентр и сервисный центр компаса.Предоставлено: Hurtigruten.

MS Roald Amundsen — первый из двух новых круизных лайнеров, построенных Kleven Maritime для норвежской круизной компании Hurtigruten.

В апреле 2016 года Hurtigruten подписала протокол о намерениях (LoI) с верфью Kleven на строительство двух новых экспедиционных кораблей. LoI включает возможность доставки еще двух исследовательских кораблей. В июле 2016 года он был преобразован в твердый контракт.

Rolls-Royce получил контракт на 25 миллионов фунтов стерлингов (33 миллиона долларов) от верфи Kleven в июле 2016 года на проектирование и оборудование двух новых полярных круизных судов с возможностью установки еще двух судов.

Судно специально спроектировано для работы у норвежского побережья и для экспедиционных рейсов в полярных водах.

MS Roald Amundsen было доставлено в июле 2019 года, а второе судно этого класса, MS Fridtjof Nansen, было доставлено в декабре 2019 года.

В феврале 2020 года Роальд Амундсен стал первым, кто за 127 лет работы экспедиционной круизной компании отправился на самый дальний юг из любого корабля компании. Судно доставило своих пассажиров на 70 градусов южнее антарктического региона.

Круизный лайнер MS Roald Amundsen, дизайн

Инновационная конструкция корабля объединяет усиленный льдом корпус и конструкцию носа, пронизывающего волны. Он оснащен унифицированным мостом Rolls-Royce, включающим полностью переработанные консоли, рычаги и программные интерфейсы, обеспечивающие безопасные и эффективные условия работы.

Новый полярный круизный лайнер также объединяет систему динамического позиционирования DP0, стабилизаторы Aquarius 100 и интегрированную систему автоматизации ACON. Он имеет длину 140 м, ширину 23 м, высоту 29 м и осадку 5.3 м и вмещает 530 пассажиров.

Бортовое гибридное силовое решение в сочетании с конструкцией корпуса и эффективными системами подачи электроэнергии снижает расход топлива примерно на 20% и выбросы CO 2 на 20%, что эквивалентно более 3000 метрических тонн CO 2 в год.

Размещение на борту MS Roald Amundsen

Каюта на борту судна делится на три основные категории: апартаменты для экспедиции, каюты класса Arctic Superior и каюты Polar Outside.Сьюты Expedition подразделяются на люксы XL с балконами / без балконов, большие апартаменты с балконом и апартаменты с балконом.

В люксах «Экспедиция» могут разместиться до четырех пассажиров. В них есть удобные спальные места, диваны, зоны отдыха и телевизор, набор принадлежностей, халат и кофеварка эспрессо.

Каюты класса Arctic Superior доступны в двух категориях, включая каюты на высокой палубе с балконом и каюты большего размера без балкона. В номерах удобная, просторная планировка с гибким расположением спальных мест, диван-кровать, телевизор, набор туалетных принадлежностей, чайник, чай и кофе.В каждой кабине могут разместиться от двух до четырех пассажиров.

Питание и развлечения на борту MS Roald Amundsen

На шестой палубе MS Roald Amundsen находится основная обеденная зона T. Aune, где гостям будут предложены завтрак, обед и ужин. Ресторан Fredheim также находится на той же террасе.

На корабле также есть магазин, фотоцентр, библиотека, интернет-центр, научный центр, лекционные залы, аптека, больница, сервисный центр компаса, а также прогулочные палубы и палубы для исследователей.

Силовая установка

Круизный лайнер MS Roald Amundsen — первый круизный лайнер для электрических экспедиций, оснащенный инновационным гибридным решением, включающим четыре двигателя и батареи Bergen B33: 45. Двигатели оснащены системой избирательного каталитического восстановления (SCR), чтобы соответствовать ограничениям на выбросы оксидов азота (NOx) IMO Tier III.

Полностью электрическая силовая установка включает в себя два азимутальных подруливающих устройства Azipull с приводом от двигателя с постоянными магнитами (PM) и два туннельных подруливающих устройства.Двигатель с постоянными магнитами обеспечивает высокий КПД на разных скоростях и минимизирует пространство, необходимое в помещении подруливающего устройства.

Маршруты MS Roald Amundsen

MS Roald Amundsen начал свой первый сезон, который включал круизы вдоль побережья Северной Норвегии, а также на Шпицберген и Гренландию. Корабль вошел в историю, пройдя Северо-Западный проход.

Круизное судно плывет к чилийским фьордам, Фолклендским островам и Антарктиде по 18-дневному маршруту. Судно также совершит ряд рейсов в районы Антарктиды и Аляски.

MS Роальд Амундсен — Hurtigruten Ships

MS Roald Amundsen — первое из двух гибридных судов, которые Hurtigruten пополнят свой флот в течение следующих нескольких лет. Выбросы сокращаются за счет использования электрических двигателей. Инновационная экологичная технология снижает расход топлива и выбросы CO2 на судах на 20 процентов.

Названный в честь первого человека, пересекшего Антарктиду и достигшего Южного полюса, Роальд Амундсен ведет путь к еще более экологичному способу путешествий.Судно специально построено для плавания в полярных водах. Он служит комфортабельным базовым лагерем на море, позволяя искателям приключений со всего мира отправиться в самые захватывающие места самым экологически безопасным способом.

Услуги на борту

Присоединяйтесь к нам на прогулку по Роальду Амундсену с морским биологом Уэйном Брауном.


Каюты и дизайн интерьера

Потрясающие пейзажи отражены в богатой и удобной внутренней отделке.Скандинавские природные материалы, такие как гранит, дуб, береза ​​и шерсть, используются для создания уютных и стильных коттеджей и общественных мест. Все каюты находятся на улице, 50% имеют балконы, а в люксах на корме есть собственные гидромассажные ванны на открытом воздухе с захватывающими видами.

Смотровая площадка

Одной из самых привлекательных особенностей внешнего дизайна является двухуровневая смотровая площадка в помещении и на открытом воздухе. Это идеальное место для просмотра пейзажа и наблюдения за дикой природой в бинокль.

Интерактивный научный центр

Это суть бортового опыта. Научный центр оснащен новейшими технологиями и высокотехнологичными устройствами, такими как сенсорные экраны и научное оборудование. Здесь гости и персонал / команда встречаются, общаются и создают более глубокое понимание областей, которые вы исследуете. Гибкое место проведения включает лекционные залы, небольшую библиотеку и специализированные зоны для семинаров по фотографии, биологии и многому другому. Здесь вы также найдете тщательно подобранную команду экспедиции Hurtigruten.


Рестораны

MS Roald Amundsen представит трех ресторанов , вдохновленных норвежским и норвежским наследием:

  • Aune Main Dining , названный в честь норвежского судового торговца и поставщика полярных экспедиций Тинуса Ауне.
  • Фредхейм — место неформальных и общественных встреч кораблей — названо в честь охотничьей станции 1900-х годов на Шпицбергене.
  • Lindstrøm , специализированный ресторан, названный в честь Адольфа Линдстрема, любимого шеф-повара норвежских полярных героев.

После дня знакомства с новыми местами гости могут расслабиться и восстановить силы в элегантном Explorer Lounge , большом тренажерном зале и Wellness центре , или насладиться пейзажем и закатом на огромных открытых и внутренних смотровых площадках с панорамным видом. кормовой пейзажный бассейн и джакузи в качестве одного из основных моментов.

Полезные ссылки:

Экспедиция на Третьем Фрам (1910-1914)

Роальду Амундсену было разрешено использовать «Фрам» для новой экспедиции, которая должна была пройти над Северным Ледовитым океаном, как это сделала экспедиция Фритьофа Нансена, но на этот раз дальше на север и, возможно, над Северным полюсом.Когда в 1909 году Амундсен услышал, что Роберт Пири и Фредерик Кук утверждают, что достигли Северного полюса, он решил попытаться достичь Южного полюса «на пути к» Северному полюсу. Экспедиция на Южный полюс 1910-1912 годов была успешно завершена: Амундсен и четыре его спутника достигли полюса 14 декабря 1911 года, за месяц до прибытия туда группы Роберта Фалькона Скотта из пяти человек.

После благополучного возвращения из экспедиции Свердрупа «Фрам» был оставлен на приколе на военно-морской базе в Хортене. Долгое время сомневались, будет ли он когда-либо снова использоваться для той цели, для которой он был построен, и одно время даже планировалось превратить корабль в музей.

Однако у Руаля Амундсена были другие планы. Он подумывал о дрейфе через Северный Ледовитый океан, как это сделал Нансен. Однако он думал, что, если бы он проплыл через Берингов пролив, это дало бы ему лучшую отправную точку и повысило бы его шансы приблизиться к полюсу. Тем временем было объявлено о том, что американский исследователь Роберт Э. Пири достиг Северного полюса 6 апреля 1909 года. Это известие вызвало у Амундсена желание сделать ставку и на Южный полюс, так как ему в любом случае пришлось бы плыть далеко на юг, чтобы обогнуть мыс Горн, а затем плыть на север к Берингову проливу.Он приложил большие усилия, чтобы сохранить свое решение в секрете, даже от своей команды, а это означало, что он должен был сам делать все подробное планирование.

Препараты в Норвегии

Чуть больше полуночи 7 июня «Фрам» спустился по фьорду в Хортен, где были загружены взрывчатые вещества и боеприпасы. Затем они отправились в океанографическое путешествие в северную часть Атлантического океана. Рейс на запад из южной Ирландии был отменен из-за проблем с новым шведским дизельным двигателем. «Фрам» был первым полярным кораблем, на котором был установлен такой двигатель, но теперь им пришлось отправиться в Берген для его ремонта.В то же время они могли доставить океанографические образцы, которые им удалось собрать. Машинист Элиассен был уволен здесь, и шведская компания по производству двигателей послала Кнута Сундбека на его место. Следующей задачей было погрузить на «Фрам» 97 собак, 400 связок вяленой рыбы, лыжи, санное снаряжение и многое другое в Кристиансанне. Теперь можно сказать, что «Фрам» заряжен до планширей!

Подготовка и выбор оборудования проводились, как обычно, с большим вниманием Амундсена к деталям, и глава его книги, озаглавленная «План и оборудование», могла быть прочитана как рецепт, которому другие должны следовать в отношении успешной полярной экспедиции: как Чтобы защитить руки и ноги от обморожения, какие типы лыж и лыжных креплений следует использовать, какие кухонные плиты будут работать лучше всего и почему, все о собачьих упряжках и вождении саней, о спиртовых компасах, которые замерзают на морозе, и т. д.Учитывались даже самые мелкие детали.

Перед стартом капитан и второй командир, Торвальд Нильсен, очевидно, должен был быть проинформирован о первом пункте назначения «Фрама», и при выходе из Кристиансанда его товарищи Ялмар Фредрик Гьерсен и Кристиан Преструд также были раскрыты в секрете.

Путешествие на юг

«Фрам» покинул Кристиансанн в свой третий и последний исследовательский рейс 10 августа 1910 года. По пути на юг Амундсен рассказал опытному водителю собак Сверре Хасселю о новом пункте назначения, поскольку навыки Хасселя были решающими для экспедиции к Южному полюсу.Корабль «Фрам» зашел в Фуншал на острове Мадейра 6 сентября в качестве последней остановки перед Антарктидой. Незадолго до отъезда через три дня Амундсен проинформировал команду об изменении плана, новость, которую они получили с энтузиазмом, как подтверждают их дневники. Его брат Леон встретил их в Фуншале, и теперь он уехал в Норвегию с письмами от экипажа к их семьям, а также от Амундсена к Фритьофу Нансену, королю Хокону и газетам, объясняющим изменение в планах.

Британский исследователь Роберт Фалькон Скотт вышел в море на своем корабле «Терра Нова» 15 июня 1910 года.Он тоже направлялся на Южный полюс. Когда он прибыл в Мельбурн 12 октября, Скотт обнаружил, что его ждет телеграмма, которую Леон Амундсен отправил из Кристиании 3 октября. Это было кратко и по делу: «Прошу вас проинформировать вас о том, что Фрам движется по Антарктике. Амундсен ».

Путешествие «Фрама» на юг заняло четыре месяца, которые мужчины использовали, чтобы подготовить и отрегулировать снаряжение, а также познакомиться с собаками. Из 97 первоначальных собак их стало 116, прежде чем они достигли Китового залива 14 января 1911 года, и даже время в тропической зоне не повлияло на них чрезмерно: большой парус был натянут на палубу, чтобы дать им тень.Торвальд Нильсен подсчитал, что путешествие на юг составит 16 000 км — оказалось 15 938.

Находясь в Китовом заливе, «Фрам» достиг 78 ° 41 ‘южной широты, самой южной точки, в которую когда-либо заходил корабль. Он уже был рекордсменом по дальнему плаванию на север (85 ° 57 ‘северной широты в октябре 1895 года).

Framheim

Выбрав базу у Китового залива, Амундсен имел отправную точку на 96 км ближе к полюсу, чем база Скотта на острове Росс в проливе Мак-Мердо.Теперь экспедиция разделилась на две группы. Одной из десяти человек под командованием капитана Торвальда Нильсена было поручено проводить океанографические исследования в Южном океане, в то время как другая группа находилась на берегу. В береговую группу, помимо Амундсена, входили Линдстрём-повар, Преструд, Йохансен, Хельмер Ханссен, Бьяаланд, Вистинг, Стубберуд и Хассель.

Площадка для базы была найдена в 4 км от места приземления, и собаки были приведены в порядок, чтобы доставить на площадку все строительные материалы, оборудование и материалы.Этот первый опыт вождения собак показал, что шлейки типа Аляски непрактичны, и Рённе сшил 46 новых шлейок за месяц до отъезда «Фрама». 28 января дом был закончен, и поблизости хранилось 100 туш тюленей. База получила название Фрамхейм (Фрам-Хоум), и постепенно над и подо льдом выросло небольшое поселение. Для собак и хранения были поставлены палатки, а подо льдом на зиму вырыли ряд комнат и соединительных переходов, где у мужчин были относительно комфортные условия для работы по расстановке, настройке и упаковке снаряжения для санных походов.

4 февраля «Фрам» неожиданно посетил корабль Скотта «Терра Нова», который под командованием капитана Кэмпбелла был отправлен на восток вдоль Барьера для исследования Земли короля Эдуарда VII. Обе группы сочли эту встречу очень интересной и дружеской, и англичан впечатлило то, как они увидели езду на собаках.

Важнейшей частью плана Амундсена было размещение складов на предполагаемом маршруте к Полюсу, и первая санная экспедиция отправилась 10 февраля, чтобы установить первое депо на 80 ° южной широты.Пока они были в отъезде, «Фрам» отправился в Буэнос-Айрес и отправился в океанографическое путешествие по Южному океану.

Перед началом зимы в середине апреля на трех складах на 80 °, 81 ° и 82 ° ю. Ш. Было оставлено в общей сложности 3000 кг припасов. Все склады были четко обозначены флагами в направлении восток-запад и пирамидами из снежных глыб с севера на юг. База Фрамхейм была завершена и c. Здесь хранилось 60 000 кг тюленьего мяса в качестве зимнего корма для девяти мужчин и 115 собак.

Зима прошла быстро и легко, продолжалась подготовка к тому, чтобы снаряжение экспедиции было как можно более оптимальным.Сани и ящики для оборудования были отточены, чтобы снизить вес без ущерба для прочности. Продукты были доставлены из ящиков и упакованы с большой изобретательностью, чтобы сэкономить место, льняные мешки в форме колбасы были сшиты для упаковки сухого молока в отверстия между круглыми банками для пеммикана. Солнцезащитные очки, обувь и лыжные крепления были протестированы и индивидуально подобраны для максимального комфорта и эффективности. Единственной тенью на горизонте было беспокойство Амундсена о том, что Скотт может опередить его и, возможно, преодолеть большие расстояния на моторных санях, которые он взял с собой.

Первый старт к Южному полюсу

Именно из-за этого переживания Амундсен решил отправиться на полюс до того, как пройдут самые ужасные зимние холода. Солнце снова появилось 24 августа, впервые за четыре месяца, и когда температура 7 сентября поднялась до минус двадцати градусов, Амундсен решил начать следующий день. Все мужчины, кроме Линдстрёма, отправились в путь на семи санях, запряженных 12 собаками. Однако было холодно. 11-го они проснулись при температуре -55 ° C — «Была чудесная погода — тихая и ясная», как писал Амундсен в своей книге.В дневнике он просто написал «Спокойно и ясно». Из-за низкой температуры снег под салазками казался опилками, жидкость в компасах замерзла, как и две бутылки спирта, которые взял с собой Амундсен. Собаки сильно пострадали, и мужчины тоже начали обморожаться. Хансен и Стубберуд уже заморозили пятки, а Хассель и Преструд должны были заморозить ноги перед возвращением во Фрамхейм. Они достигли первого депо на 80 ° южной широты и разгрузили там сани, прежде чем начать отступление обратно во Фрамхейм.Амундсен — единственный без своих саней — сел на сани Вистинга, и они вместе с Хасселем помчались обратно. Они прибыли во Фрамхейм в 16:00, следующие — в 18:00 и еще двое — в 6:30. Последние двое, Йохансен и Преструд, вернулись только в 0:30 утра, и Амундсен заметил: «Бог знает, что они натворили по дороге».

На самом деле Преструд был в таком ужасном состоянии от холода и напряжения, что умер бы, если бы Йохансен не остановился, чтобы помочь ему. Это, конечно, было бы катастрофой для Амундсена как лидера.Утром за завтраком Йохансен предъявил ему горькое обвинение в адрес лидера, который в панике убежал домой, не заботясь о своих людях. Публичное обвинение было больше, чем Амундсен мог вынести, и он взял опытного Йохансена с группы Южного полюса и вместо этого отправил его в исследовательскую поездку под руководством Преструда и Стубберуд на Землю Эдуарда VII, в то время как остальные отправились на полюс.

К полюсу

Финальный старт поляка состоялся 20 октября, когда Амундсен, Ханссен, Вистинг, Хассель и Бьяаланд отправились в путь на четырех санях, запряженных 13 собаками в каждой.У Амундсена не было собственных собачьих упряжек, так как он потерял большую часть своих собак во время второй утомительной поездки на депо перед зимой. Хотя восемь недель, которые потребовались им, чтобы добраться до Южного полюса, были не так просты, как, возможно, изображает Амундсен в своей книге, они справились с этим без особого драматизма, благодаря тщательному планированию и подготовке прямо из экспедиции на Йоа, когда Амундсен и Ханссен научился вождению собак, постройке иглу, одежде и выживанию в полярных регионах у инуитов с острова Кинг Уильям.

Амундсен и его четыре товарища с 17 оставшимися собаками достигли Южного полюса 14 декабря 1911 года. Они провели в этом районе три дня, снимая мерки и объезжая полюс, совершая лыжные прогулки во всех направлениях, чтобы убедиться, что они прошли невидимая точка. Они двинулись обратно 18-го числа, оставив небольшую резервную палатку, которую сшил Рённе, стоящей у полюса, а внутри было письмо Скотту с просьбой доставить второе письмо, которое Амундсен написал королю Хокону, в котором говорилось, что они достигли цели.Идея заключалась в том, что Скотт сможет вернуть послание, если Амундсен и его люди исчезнут на обратном пути к побережью. Амундсен также оставил несколько ненужных вещей, в том числе секстант, сапоги и перчатки из оленьей шкуры.

Когда отряд Скотта из пяти человек подошел к полюсу 17 января 1912 года, норвежский флаг был твердо установлен в снегу. Скотт и его товарищи погибли на обратном пути, умирая от холода и голода всего в нескольких милях от депо — так называемого «однотонного лагеря», где были запасы топлива и провизии.

Амундсен и его люди вернулись во Фрамхейм 26 января с двумя санями и 11 собаками после полного отсутствия в течение 99 дней и пройденного расстояния в 3000 км. Пока они отсутствовали, Преструд, Стубберуд и Йохансен исследовали Землю короля Эдуарда VII, а «Фрам» отплыл из Буэнос-Айреса в океанографическое путешествие через южную часть Атлантического океана и обратно, собирая первые важные данные из этой области океана. Кроме того, японская антарктическая экспедиция с судном Kainan Maru посетила Китовый залив.

«Фрам» вернулся к Барьеру 9 января после трехмесячного плавания из Буэнос-Айреса, но плохая погода снова отправила их в путь. Она вернулась на следующий день после вечеринки с поляками, и 30 января они все уехали. В этот день группа из пяти человек Скотта находилась в 11 днях пути от Южного полюса в их роковом обратном пути. «Фрам» прибыл в Хобарт в Тасмании 7 марта и оставался там до 20 марта.

Амундсен покинул «Фрам» в Австралии и отправился в Буэнос-Айрес, а затем в Норвегию более быстрым способом.Когда 25 мая «Фрам» прибыл в Буэнос-Айрес, Амундсену сообщили, что у него есть шанс стать одним из первых кораблей, прошедших через Панамский канал. Соответственно, был отдан приказ проследовать в Колон, куда корабль прибыл 3 октября 1913 года.

В декабре, поскольку еще не было уверенности, когда канал откроется, капитану было приказано взять курс на Сан-Франциско вокруг мыса Горн, поскольку Амундсен намеревался продолжить движение на север для запланированного дрейфа через Северный Ледовитый океан.Однако сто дней спустя, когда они достигли Буэнос-Айреса, Амундсен отменил свой предыдущий приказ и сказал капитану Нильсену взять курс на дом. «Фрам» вернулся в Хортен 16 июля 1914 года.

ПУТЬ ФРАМА 1910-14:

7 июня 1910 SVARTSKOGHORTENKRISTIANSANDORKNEY ОСТРОВА
10 июля БЕРГЕН
9 августа KRISTIANSANDTHROUGH-Манше
5 сентября FUNCHAL НА МАДЕЙРА
19 сентября ПРОЙДЕНО KAPP VERDE
4 ОКТЯБРЯ ПЕРЕСЕЧИЛ ЭКВАТОР
ПРОЙДЕНО KERGUELEN
15 ЯНВАРЯ 1911 ГОДА ДЕКАБРЯ 9028 9028 ПОКАЗАТЬ 9028 НАЧАЛА 9028 НАЧАЛА 9028 ДЕКАБРЯ 9028 НАЧАЛА 9028 ПОКАЗАТЬ 9028 ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ 9028 НАЧАЛА 9028 НАЧАЛА 9028 ГОДА 9028 ПОКАЗАТЬ 9028 ПОКАЗАТЬ 9028 ДОСТИГНУЛ ЮЖНЫЙ ПОЛЮС
26 ЯНВАРЯ 1912 ГОДА ФРАМ ПОДБИРАЕТ ЗЕМЕЛЬНУЮ ПАРТИЮ И УПРАВЛЯЕТСЯ НА ТАСМАНИЮ

Оглядываясь назад — Роальд Амундсен — Ричмонд Ревью / Sunset Beacon

By Kin

Гранитная колонна с изображением исследователя Роальда Амундсена (1872-1928) стоит у пляжного шале, но лодка, в память о которой она воздвигнута, унесена духами.

Руаль Амундсен восхищался другими полярниками, особенно Фритьофом Нансеном, который давал советы не только о том, как проводить научные наблюдения, но и о том, как развеять опасения спонсоров, чтобы дополнить скромное наследство Амундсена.

Памятник исследователю Руальду Амундсену стоит на стоянке пляжного шале. Фотографии Майкла Дюрана.

Целью Амундсена было обследование Северного магнитного полюса (на который указывают компасы) и плавание от Атлантического океана к Тихому океану, что потребовало пройти на север Канады через опасный Северо-Западный проход — задача, которая никогда не была успешно выполнена.

В июне 1903 года Амундсен и еще шесть человек отправились в плавание на Gjoa длиной 70 футов и шириной 20 футов (произносится «Джо» по-английски), покинув Норвегию, которая в то время все еще находилась в союзе со Швецией. Амундсен торговал с различными группами эскимосов на севере Канады и успешно пережил несколько зим в этом регионе.

26 августа 1905 года «Джоа» ушел достаточно далеко на запад, чтобы выйти в открытое море, и увидел китобойный корабль «Чарльз Ханссон», отплывавший на север из Сан-Франциско. В своей книге Амундсен цитирует китобойного капитана, спрашивающего: «Вы капитан Амундсен?» Капитан первым поздравил Амундсена с завершением Северо-Западного перехода.

Амундсен прибыл в Ном, штат Аляска, 31 августа 1906 года. Его встретили любопытные гражданские лица, которым не терпелось осмотреться на борту Gjoa и дать Амундсену дать автографы на кусках дерева.

Винт «Джоа» треснул во льду и мог только медленно идти дальше на юг в сторону Сан-Франциско под парусом. 5 сентября Gjoa покинул Ном под командованием лейтенанта Хансена, поскольку Амундсен использовал более быстрый пароход, чтобы добраться до магнитной обсерватории Ситка на юго-востоке Аляски, сообщила газета San Francisco Call.

Амундсен планировал прокрасться обратно на Джоа до его грандиозного входа в Золотые Ворота, но он был замечен рано в Окленде 10 октября, когда он приехал в город поездом, сообщает Oakland Tribune. Амундсен снова сел на Gjoa в бухте Bonita в районе Marin Headlands 19 октября, а 21 октября флот кораблей сопровождал Gjoa в заливе Сан-Франциско. Амундсен был доставлен в конном экипаже в сопровождении двух капитанов ВМС США. и их жен в норвежский клуб в Сан-Франциско.

Амундсен также получил поздравительный телеграф, в котором он был введен в Орден Святого Олафа королем Норвегии, который стал независимым годом ранее, сообщает San Francisco Chronicle. На одном из различных приемов, проведенных в честь экспедиции, редактор газеты Олаф Андерс Твейтмоу предложил Gjoa дождаться открытия Панамского канала и стать первой лодкой, которая будет плыть по нему. ВМС США удерживали Gjoa на острове Мэр, пока норвежцы в районе залива не решили собрать деньги, чтобы купить Gjoa и передать его Комиссии по паркам Сан-Франциско.

В то время как продолжающееся строительство Панамского канала шло уже седьмой год, 5 июля 1909 года более 15000 человек наблюдали, как Gjoa переносят на берег, где парк Золотые Ворота встречается с Оушен-Бич. Gjoa остался в Сан-Франциско, а Амундсен вернулся в Норвегию коммерческим транспортом. Позже Амундсен на другом корабле отправился в Антарктиду и первым достиг Южного полюса в 1911 году.

В июне 1928 года Амундсен вылетел на север из Норвегии в рамках спасательной операции, но его больше никогда не видели.Бронзовый рельеф Амундсена в профиль работы Ханса Яухена на гранитной колонне 12 футов высотой работы Зигвальда Асбьёрнсена был обнаружен в парке Золотые Ворота в марте 1930 года возле Гоа. На протяжении десятилетий Gjoa подвергался воздействию непогоды. Лодку будут украшать для посещения высокопоставленных лиц, таких как норвежские королевские особы в 1939 и 1968 годах.

Местная шведская газета Сан-Франциско «Весткустен» («Западное побережье») сообщала о детских шествиях в Йоа по случаю Национального дня Норвегии 17 мая в 1964 и 1970 годах.Однако в 1969 году на ремонт все еще требовалось 10 000 долларов. Предложение присоединить Gjoa к другим историческим лодкам у пирса на Гайд-стрит, всего в нескольких кварталах от церкви норвежских моряков, так и не было реализовано; лодка не была пригодна для швартовки на воде в тот момент.

В 1971 году генеральный консул Норвегии Финн Керен представил письмо мэру Сан-Франциско Джозефу Алиото с просьбой вернуть Gjoa в Норвегию и предложил оплатить все расходы на восстановление и транспортировку. 4 мая 1972 года Gjoa погрузили на судно Star Billabong, чтобы вернуться в Норвегию, как сообщает San Francisco Examiner.Gjoa сегодня находится внутри музея Фрам в Норвегии.

Примечания по правописанию: Стандартное норвежское написание сегодня — «Gjøa». Американцы обычно пишут это как «Gjoa». На ранее вывешенном знаке у лодки в Сан-Франциско было написано «Gjöa», как и в книге Амундсена об экспедиции.

Памятник находится на северной стороне парковки Beach Chalet. Шале Beach расположено на западной окраине парка Золотые Ворота, на восточной стороне Великого шоссе между Фултон-стрит и Линкольн-уэй.(На момент прибытия Джоа пляжного шале не существовало.)

Нравится:

Нравится Загрузка …

Роальд Амундсен становится первым исследователем, достигшим Южного полюса

Норвежец Роальд Амундсен становится первым исследователем, достигшим Южного полюса, победив своего британского соперника Роберта Фалькона Скотта.

Амундсен родился в Борге, недалеко от Осло, в 1872 году. Он был одной из выдающихся фигур в полярных исследованиях. В 1897 году он был первым помощником в бельгийской экспедиции, которая впервые зимовала в Антарктике.В 1903 году он провел 47-тонный шлюп Gjöa через Северо-Западный проход и вокруг побережья Канады, став первым штурманом, совершившим коварное путешествие. Амундсен планировал стать первым человеком, достигшим Северного полюса, и собирался отправиться в путь в 1909 году, когда узнал, что американец Роберт Пири совершил подвиг.

ПОДРОБНЕЕ: Предательская гонка к Южному полюсу

Амундсен завершил свои приготовления и в июне 1910 года вместо этого отплыл в Антарктиду, где английский исследователь Роберт Ф.Скотт также направлялся с целью достижения Южного полюса. В начале 1911 года Амундсен направил свой корабль в Китовый залив Антарктиды и разбил базовый лагерь на 60 миль ближе к полюсу, чем Скотт. В октябре оба исследователя отправились в путь — Амундсен на санях, а Скотт на сибирских мотосанях, сибирских пони и собак.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *