Тектоническая структура чукотского нагорья: Рельеф и геологическое строение

Основные черты геологического строения и рельефа России

В основе территории России лежат крупные тектонические структуры (платформы, щиты, складчатые пояса), которые выражены разнообразными формами в современном рельефе — горами, низменностями, возвышенностями и др.

Три четверти территории России занимают равнины. Выделяются три обширных равнинных пространства: Восточно-Европейская (или Русская) равнина, Среднесибирское плоскогорье и Западно-Сибирская равнина (низменность).

Это обусловлено тем, что в пределах России находится несколько крупных платформ, различных по возрасту. Имеются две крупные древние докембрийские платформы (фундамент их сформировался в основном в архее и протерозое) — это Русская и Сибирская. Представление о тектоническом строении можно получить из тектонической карты России, а обусловиях залегания пород — из геологической карты.

Участки платформ, где фундамент погружен на глубину под осадочный чехол, называют плитами (Западно-Сибирская плита). Места выхода кристаллического фундамента на поверхность платформ называются

щитами (Балтийский щит на Русской или Восточно-Европейской платформе, Анабарский и Алданский щиты Сибирской платформы).

Высоты большей части Русской равнины — менее 200 м, однако в ее пределах есть и возвышенности (Средне-Русская, Смоленско-Московская, Приволжская, Северные Увалы, Тиманский кряж). На юге Русская равнина граничит с горами Большого Кавказа, сформировавшимися в современный, альпийский цикл горообразования. Высоты преобладающей части Западно-Сибирской равнины не превышают 200 м. Русскую равнину отделяют от Западносибирской древние Уральские горы, протянувшиеся с севера на юг на 2,5 тыс. км. С юго-востока Западно-Сибирскую равнину окаймляют Алтайские горы.

Средне-Сибирское плоскогорье имеет высоты 500-800 м над уровнем моря, высшая точка — на плато Путорана (1701 м). Сибирскую платформу с юга обрамляют области древнейшей (байкальской) складчатости. В современном рельефе  это Байкальская горная страна, Саяны, Енисейский кряж. Становой хребет и Алданское нагорье расположены на Алданском щите — части Сибирской платформы.

К востоку от реки Лены, вплоть до Чукотки, а также в Приморье располагаются горные массивы мезозойской складчатости (хребты: Черского, Верхоянский, Колымское нагорье).

На крайнем северо-востоке и востоке страны проходит Тихоокеанский пояс складчатости, включающий Камчатку, остров Сахалин и гряду Курильских островов. Далее на юг эта область молодых гор продолжается на Японских островах. Курильские острова являются вершинами высочайших (около 7 тыс. м) гор, поднимающихся со дна моря. Их большая часть находится под водой.

Мощные горообразовательные процессы и подвижки литосферных плит (Тихоокеанской и Евразийской) в этом районе продолжаются. Свидетельством этому являются интенсивные землетрясения и моретрясения. Для мест вулканической деятельности характерны горячие источники, в том числе периодически фонтанирующие — гейзеры, а также выбросы газов из кратеров и трещин, которые свидетельствуют об активных процессах в глубине недр. Действующие вулканы и гейзеры наиболее широко представлены на полуострове Камчатка.

При таком обилии и разнообразии форм рельефа, обширности территории, различий геологического строения и природно-климатических условий естественным представляется наличие большого спектра полезных ископаемых, представленных в недрах нашего государства.

ГеотектоникаГеотектоника0016-853XThe Russian Academy of Sciences1156610.31857/S0016-853X2019187-114Original ArticleVendian and Permian-Triassic plagiogranite magmatism of the Ust’-Belaya Mountains, West-Koryak fold system, Northeastern of RussiaMoiseevA. [email protected] [email protected]’paI. [email protected] [email protected] [email protected] Institute of RASOJSC «Georegion»Geological Institute of Siberian Branch RASA.P. Karpinsky Russian Geological Research Institute010420191871140104201901042019Copyright © 2019, Russian Academy of Sciences2019<p>Vendian and Permian-Triassic plagiogranite magmatism is distinguished for Ust-Belsky and Algansky terranes of West-Koryak fold system. UPb zircon ages from Vendian and Permian-Triassic plagiogranites are 556 3 Ma (SIMS), 538 7 Ma (LAICPMS) and 235 2 Ma (SIMS) consequently. It is revealed, that Vendian and Permian-Triassic plagiogranites are mainly low-K and low-Al. SrNd isotopy and rare-earth element patterns allow supposing their formation by partial melting of primarily mantle substrate or by fractional crystallization of basic magma. Vendian plagiogranites formed within active margin in ensimatic island arc simultaneously with deposition of lower part of volcanic-sedimentary complex of Otrozhninskaya slice. We suggest the Permian-Triassic plagiogranites were being formed within the limits of Ust-Belsky segment of Koni-Taigonos arc during partial melting of melanocratic ophiolite material build up as fragments in accretionary structure of that arc or by fractional crystallization of basic magmas melted from the similar substrate.</p>Ust’-Belsky terraneplagiogranitesvolcanic-sedimentary complexaccretionary structureactive marginU–Pb datingSr–Nd isotopyУсть-Бельский террейнплагиогранитывулканогенно-осадочный комплексаккреционная структураактивная окраинаU–Pb датированиеSr–Nd изотопия1.Акинин В.В., Жуланова И.Л. Возраст и геохимия циркона из древнейших метаморфических пород Омолонского массива (Северо-Восток России) // Геохимия. 2016. № 8. С. 675–684.2.Александров А.А. Покровные и чешуйчатые структуры в Корякском нагорье. М.: Наука, 1978. 121 с.3.Аристов А.В., Соколов С.Д., Моисеев А.В., Хаясака Я. Новые данные о возрасте осадочного чехла офиолитов Отрожнинской пластины Усть-Бельского террейна // Геология полярных областей земли. Материалы XLII Тектонического совещания / М.: ГЕОС, 2009. Т. 1. С. 21–24.4.Базылев Б.А., Леднева Г.В., Кононкова Н.Н., Ишиватари А., Соловьева Н.В., Фомичев Н.Н. Типизация перидотитов Усть-Бельского ультрамафит-мафитового массива (Чукотка) по составам минералов: предварительные данные // Ультрабазит-базитовые комплексы складчатых областей и связанные с ними месторождения / Материалы III международной конференции / Екатеринбург: ИГиГУрО РАН, 2009. Т. 1. С. 73–76.5.Захаров В.А. Государственная геологическая карта СССР масштаба 1:200 000. Серия Анадырская. Лист Q-59-ХХIХ / Г.Г. Кайгородцев (ред.). М.: Аэрогеология, 1974.6.Гульпа И.В. Объяснительная записка к Геологической карте Российской Федерации масштаба 1:200000. Корякская серия. Лист Q-59-XXIX, XXX (Отрожненская площадь) / В.А. Захаров (ред.). СПб.: ВСЕГЕИ, 2014.7.Заборовская Н.Б. Внутренняя зона Охотско-Чукотского пояса на Тайгоносе. М.: Наука, 1978. 199 с.8.Костицин Ю.А. Накопление редких элементов в гранитах // Природа. 2000. № 2. С. 26–32.9.Крук Н.Н., Голозубов В.В., Баянова Т.Б., Касаткин С.А. Состав, возраст и тектоническая позиция гранитоидов шмаковского комплекса (Дальний Восток России) // Тихоокеанская геология. 2016. Т. 35. № 2. С. 58–67.10.Зоненшайн Л.П., Кузьмин М.И., Натапов Л.М. Тектоника литосферных плит территории СССР. М.: Недра, 1990. Кн.2. 334 с.11.Леднева Г.В., Базылев Б.А., Лебедев В.В., Кононкова Н.Н., Ишиватари А. U–Pb возраст цирконов из габброидов Усть-Бельского мафит-ультрамафитовго массива (Чукотка) и его интерпретация // Геохимия. 2012. № 1. С. 48–59.12.Леднева Г.В., Базылев Б.А., Лэйер П., Кононкова Н.Н., Ишиватари А., Соколов С.Д. Результаты 40Ar/39Ar датирования ультрамафитов и мафитов Усть-Бельского террейна (центральная Чукотка) и их интерпретация // Геохронометрические изотопные системы, методы их изучения, хронология геологических процессов / Материалы V Российской конференции по изотопной геохронологии, 4–6 июня 2012 г. М.: ИГЕМ РАН, 2012. С. 217–219.13.Леднева Г.В., Лебедев В.В., Базылев Б.А. U–Pb возраст цирконов из метагаббро Усть-Бельского массива (Чукотка) // Материалы IV Российской конференции по изотопной геохронологии. СПб: ИГГД РАН, 2009. Т. 1. С. 330–332.14.Марков М.С., Некрасов Г.Е., Паланджян С.А. Офиолиты и меланократовый фундамент Корякского нагорья. // Очерки тектоники Корякского нагорья / Ю.М. Пущаровский, С.М. Тильман (ред.). М.: Наука, 1982. С. 30–70.15.Моисеев А.В. Структура и история тектонического развития Усть-Бельского сегмента Западно-Корякской складчатой системы (СВ России, Корякия) // Автореф. дисс. … канд. геол.-мин. наук. М.: ГИН РАН, 2015. 30 с.16.Моисеев А.В., Соколов С.Д., Хаясака Я. Состав и геодинамические обстановки формирования вулканических образований офиолитов Усть-Бельских гор (Чукотка) // ДАН. 2011. Т. 437. № 2. С. 215–219.17.Моисеев А.В., Соколов С.Д., Хаясака Я. Строение, состав и возраст вулканогенно-осадочного комплекса Отрожненской пластины Усть-Бельского террейна Западно-Корякской складчатой области // Геотектоника. 2014. № 3. С. 30–49.18.Моисеев А.В., Соколов С.Д., Хаясака Я., Лэйер П. Новые данные Ar-Ar датирования позднепалеозойско-раннемезозойского метаморфического события пород Усть-Бельского террейна Западно-Корякской складчатой области // Тектоника складчатых поясов Евразии: сходство, различие, характерные черты новейшего горообразования, региональные обобщения / Материалы XLVI тектонического совещания. М.: ГЕОС, 2014. Т. 2. С.13–16.19.Некрасов Г.Е. Тектоника и магматизм Тайгоноса и Северо-Западной Камчатки. М.: Наука, 1976. 160 с.20.Некрасов Г.Е., Богомолов Е.С. Офиолиты Усть-Бельского террейна (Чукотка) — след позднедокембрийского раскола суперконтинента Родиния в структурах северо-восточного обрамления Сибирского кратона (структурные, петролого-минералогические и изотопные данные) // ДАН. 2015. Т. 461. № 6. С. 685–690.21.Некрасов Г.Е., Заборовская Н.Б., Ляпунов С.М. Допозднепалеозойские офиолиты запада Корякского нагорья — фрагменты океанического плато // Геотектоника. 2001. № 2. С. 41–63.22.Некрасов Г.Е., Макеев А.Ф. U–Pb возраст цирконов из плагиогранитов плагиогранит-амфиболитового комплекса Ганычаланского блока (Запад-Корякского нагорья) // ДАН. 2003. Т. 390. № 3. С. 382–385.23.Паланджян С.А. Лерцолитовые массивы офиолитов Анадырско-Корякского региона: геологическое строение и состав пород как показатели обстановок формирования // Литосфера. 2010. № 5. С. 3–19.24.Паланджян С.А. Усть-Бельский офиолитовый террейн Западно-Корякского орогена: изотопное датирование и палеотектоническая интерпретация // Геотектоника. 2015. № 2. С. 50–67.25.Паланджян С.А. К датировке офиолитов Усть-Бельского террейна (Анадырско_Корякский регион, Северо-Восток России) // Тектоника складчатых поясов Евразии / Материалы XLVI тектонического совещания. М.: ГЕОС, 2014. С. 51–56.26.Паланджян С.А. Офиолиты Усть-Бельского террейна: среднепалеозойская океаническая ассоциация в Западно-Корякском покровно-складчатом поясе // Магматизм и метаморфизм Северо-Востока Азии / Материалы IV Совещания по Северо-Востоку России. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2000. С. 180–184.27.Паланджян С.А., Лэйер П.У., Паттон У.У., Ханчук А.И. Геодинамическая интерпретация 40Ar/39Ar датировок офиолитовых и островодужных мафитов и метамафитов Анадырско-Корякского региона // Геотектоника. 2011. № 6. С. 72–87.28.Палечек Т.Н., Моисеев А.В., Соколов С.Д. Новые данные о строении и возрасте юрско-нижнемеловых отложений Алганского террейна (район р. Перевальная, Корякское нагорье, Чукотка) // Стратиграфия. Геологическая корреляция. 2013. Т. 21. № 2. С. 43–60.29.Парфенов Л.М., Натапов Л.М., Соколов С.Д., Цуканов Н.В. Террейны и аккреционная тектоника Северо-Востока Азии // Геотектоника. 1993. № 1. С. 68–78.30.Силантьев С.А., Кепке Ю., Арискин А.А., Аносова М.О., Краснова Е.А., Дубинина Е.О., Зур Г. Геохимическая природа и возраст плагиогранит/габбро-норитовой ассоциации внутреннего океанического комплекса Срединно-Атлантического хребта на 510´ ю.ш. // Петрология. 2014. Т. 22. № 2. С. 126–146.31.Соколов С.Д. Аккреционная структура Пенжинского хребта (Северо-Восток России) // Геотектоника. 2003. № 5. С. 3–10.32.Соколов С.Д. Аккреционная тектоника Корякско-Чукоткого сегмента Тихоокенского пояса. М.: Наука, 1992. 182 с.33.Соколов С.Д., Бондаренко Г.Е., Морозов О.Л., Григорьев В.Н. Зона перехода Азиатский континент — Северо-Западная пацифика в позднеюрско-раннемеловое время // Теоретические и региональные проблемы геодинамики / Ю.Г. Леонов (ред.). М.: Наука, 1999. С. 30–84. (Тр. ГИН РАН; Вып. 515).34.Соколов С.Д., Бялобжеский С.Г. Террейны Корякского нагорья // Геотектоника. 1996. № 6. С. 68–80.35.Тихомиров П. Л. Возраст плагиогранитов Усть-Бельского офиолитового массива (Западно-Корякская складчатая система) по данным SHRIMP U–Pb датирования цирконов // ДАН. 2010. Т. 434. № 3. 673–676.36.Ханчук А.И., Голозубов В.В., Панченко И.В., Игнатьев А.В., Чудаев О.В. Ганычаланский террейн Корякского нагорья // Тихоокеанская геология. 1992. № 4. С. 82–93.37.Хубанов В.Б., Буянтуев М.Д., Цыганков А.А. U–Pb изотопное датирование цирконов из PZ3-MZ магматических комплексов Забайкалья методом магнитно-секторной масс-спектрометрии с лазерным пробоотбором: процедура определения и сопоставление с SHRIMP данными // Геология и геофизика. 2016. Т. 57. № 1. С. 241–258.38.Шараськин А.Я. Идзу-Бонинская, Волкано и Марианская дуги // Петрология и геохимия островных дуг и окраинных морей / О.А. Богатиков, Ю.И. Дмитриев, А.А. Цветков (ред.). М.: Наука, 1987. С. 96–118.39.Coleman R.G., Peterman Z.E. Oceanic plagiogranite // J. Geophysical Research. 1975. Vol. 80. No 8. P. 1099–1108.40.Corfu F., Hanchar J., Hoskin P.W.O. and Kinny P. Atlas of Zircon Textures // Reviews in Mineralogy and Geochemistry. 2003. Vol. 53. P. 469–500.41.Drummond M.S., Defant M.J., Kepezhinskas P.K. Petrogenesis of slab-derived trondhjemite-tonalite-dacite/adakite magmas // Trans. Royal. Society. Edinburgh. Earth Sciences. 1996. Vol. 87. P. 205–215.42.Hayasaka Y., Moiseev A.V., Sokolov S.D., Ishiwatari A.,Machi S., Ledneva G.V., Palandzhyan S.A., Basylev B.A. Methodology and philosophy for detrital zircon chronology using EPMA, LA_ICP_MS, and SHRIMP, and outline of results for the Paleozoic to Mesozoic complex in the Ust-Belaya Range, West Koryak thrust and fold Belt, Far East Russia // Abstracts of the Russian–Japanese workshop symposium “Ophiolites and related complexes: significance for geodynamic interpretations”, June 15–16, 2010 / Moscow: GIN RAS, 2010. P. 11.43.Khudoley А., Chamberlain K., Ershova V., Sears J., Prokopiev A., MacLean J., Kazakova G., Malyshev S., Molchanov A., Kullerud K., Toro J., Miller E., Veselovskiy R., Li A., Chipley D. Proterozoic supercontinental restorations: constraints from provenance studies of Mesoproterozoic to Cambrian clastic rocks, eastern Siberian Craton // Precambrian Research. 2015. Vol. 259. P. 78–94.44.Ludwig K.R. User’s manual for Isoplot 3.75 // A geochronological toolkit for Microsoft Excel / Berkeley Geochronology Center Special Publication. 2012. No 5. 75 p. http://www.bgc.org/isoplot_etc/isoplot/Isoplot3_75-4_15manual.pdf45.Martin H., Smithies R.H., Rapp R., Moyen J.-F., Champion D. An overview of adakite, tonalite-trondhjemi te-granodiorite (TTG) and sanukitoid: relationships and some implications for crustal evolution // Lithos. 2005. Vol. 79. No 1-2. P. 1–24. https://doi.org/10.1016/j.lithos.2004.04.04846.Palandzhyan S.A., Dmitrenko G.G. Ophiolitic complex and associated rocks in the Ust-Belaya mountains and Algan ridge, Russian Far East // U.S. Department of the interior — U.S. geological survey. 1996. Open-Files Report PF 92–20-I. 7 р.47.Pearce J.A., Harris N.B.W., Tindle A.G. Trace element discrimination diagrams for the tectonic interpretation of granitic rocks // J. of Petrology. 1984. Vol. 25. Is. 4. P. 956–983.48.Sun S.S., McDonough W.F. Chemical and isotopic systematics of oceanic basalts: implications for mantle composition and processes // Geol. Soc. London Spec. Publ. 1989. Vol. 42. P. 313–345.49.Whattam S.A., Gazel E., Yi Keewook, Denyer P. Origin of plagiogranites in oceanic complexes: A case study of the Nicoya and Santa Elena terranes, Costa Rica // Lithos. 2016. Vol. 262. P. 75–87. https://doi.org/10.1016/j.lithos. 2016.06.01750.Whilliams I.S. U-Th-Pb geochronology by ion microprobe // Reviews in Economic Geology. 1998. Vol. 7. P. 1–35.

(PDF) Сейсмотектоника Корякского нагорья — одной из активных окраин континента Евразии

СЕЙСМОТЕКТОНИКА КОРЯКСКОГО НАГОРЬЯ …

Геофизический журнал № 6, Т. 42, 2020 157

юго-западе Корякского нагорья. Геодинамi-

ка. 2013. № 1(14). С. 110—123.

Яроцкий Г.П. Феномен Хаилинского земле-

трясения 1991 г. на юго-западе Корякского

нагорья. Кн. 4. Петропавловск-Камчатский:

Изд-во КамГУ им. Витуса Беринга, 2016. 177 с.

Яроцкий Г.П., Назаревич А.В., Назаревич Л.Е.,

Ляшкевич З.М. О связи сейсмичности с

геодинамикой, разломно-блоковой текто-

никой и вулканизмом (на примере Кам-

чатки и Украинских Карпат). 100 лет ин-

струментальным сейсмологическим наблю-

дениям на Камчатке: Материалы докладов

Пятой научно-технической конференции

«Проблемы комплексного геофизического

мониторинга Дальнего Востока России»

27 сентября—3 октября 2015 г., г. Петро-

павловск-Камчатский, (CD).

Alaska Earthquake Center (2020). Retrieved

from https://earthquake.alaska.edu/ earth-

quakes.

Bürgmann, R., Kogan, M.G., Steblov, G.M., Hil-

ley, G., Levin, V.E., & Apel, E. (2005). Interseis-

mic coupling and asperity distribution along

the Kamchatka subduction zone. Journal of

Geophysical Research: Solid Earth, 110(B7),

B07405. https://doi.org/10.1029/2005JB003648.

Catalog СЕС. (2020). Retrieved from http://

earthquake.usgs.gov/data/centennial/centen-

nial_Y2K.CAT.

Cross, R.S., & Freymueller, J.T. (2008). Evidence

for and implications of a Bering plate based

on geodetic measurements from the Aleutians

and western Alaska. Journal of Geophysical

Research: Solid Earth, 113(B7), B07405. https://

doi.org/10.1029/2007JB005136.

Earthquakes of Alaska — December 1918 to

November 2019. NOAA/NWS/Pacific Tsunami

Warning Center. (2019). Retrieved from https://

www.youtube. com/watch?v=VMg96IU1LD4.

Enders, M., Boyce, E.S., Bierma, R., Walker, K.,

& Feaux, K. (2011). The Earthscope Plate Bo-

undary Observatory Alaska Region, an Over-

view of Network Operation, Maintenance and

Improvement. Eos Trans. AGU, Fall Meet. Sup-

pl. Abstract G41A-0718.

Fujita, K., Mackey, K.G., McCaleb, R.C., Cun-

bina , L.V., Kkovalev, V.N. , Imaev, V. S., &

Smirnov, V.N. (2002). Seismicity of Chukotka,

northeastern Russia. In E.L. Miller, A. Grantz,

S.L. Klemper (Eds.), Tectonic Evolution of the

Bering Shelf-Chukchi Sea-Arctic Margin and

Adjacent Landmasses (Vol. 360, pp. 259—272).

Geol. Soc. Amer., Spec. Pap. Ser.

Global Centroid Moment Tensor Catalog. (2020).

Retrieved from https://www.globalcmt.org/

CMTsearch.html.

Gordeev, E.I., Pinegina, T.K., Lander, A.V. & Ko-

zhurin, A.I. (2015). Beringia: Seismic hazard and

fundamental problems of geotectonics. Izvesti-

ya, Physics of the Solid Earth, 51(4), 512—521.

https://doi.org/10.1134/S1069351315030039.

Kogan, M.G., & Steblov, G.M. (2008). Current

global plate kinematics from GPS (1995—2007)

with the plate-consistent reference frame. Jo-

urnal of Geophysical Research: Solid Earth,

113(B4), B04416. https://doi.org/10.1029/ 2007

JB005353.

Kováčiková, S., Logvinov, I., Nazarevych, A., Na-

zarevych, L., Pek, J., Tarasov, V., & Kalenda, P.

(2016). Seismic activity and deep conductivity

structure of the Eastern Carpathians. Studia Geo-

physica et Geodaetica, 60, 280—296. https://

doi.org/10.1007/s11200-014-0942-y.

Mackey, K.G., Fujita, K., Gunbina, L.V., Kova-

lev, V.N., Imaev, V.S., Koz’min, B.M., & Imae-

va, L.P. (1997). Seismicity of the Bering Strait

region: evidence for a Bering block. Geology,

25(11), 979—982. https://doi.org/10.1130/0091-

7613(1997)025<0979:SOTBSR>2.3.CO;2.

Okal, E.A. (2005). A re-evaluation of the great Ale-

utian and Chilean earthquakes of 1906 August

17. Geophysical Journal International, 161(2),

268—282. https://doi.org/10.1111/j.1365-246X.

2005.02582.x

Search Earthquake Catalog/USGS. (2020). Re-

trieved from https://earthquake.usgs.gov/

earthquakes/search/.

Starostenko, V., Janik, T., Kolomiyets, K., Czu-

ba, W., Środa, P., Grad, M., Kováč, I., Stephen-

son, R. , Lysynchuk, D., Thybo , H., Artemie-

va, I., Omelchenko, V., Gintov, O., Kutas, R.,

Gryn, D., Guterch, A., Hegedüs, E., Kommina-

ho, K., Legostaeva, O., Tiira, T., & Tolkunov, A.

(2013). Seismic velocity model of the crust and

upper mantle along profile PANCAKE across

the Carpathians between the Pannonian Basin

and the East European Craton. Tectonophysics,

608, 1049—1072. https://doi.org/10.1016/j.tec-

to.2013.07.008.

Вопросы неотектоники Северо-Востока СССР

 

Неотектоника Северо-Востока СССР рассматривалась многими исследователями и в целом отражена на карте неотектоники СССР [1959]. В последнее время авторами на основании новых материалов [Резанов, 1964; Наймарк, 1966б] была составлена карта суммарных амплитуд неотектонических движений Северо-Востока (рис. 1). Она позволяет по-новому рассмотреть ряд вопросов, связанных с проявлением новейших движений на Северо-Востоке, а также неотектонического районирования.

Для составления карты суммарных амплитуд в области поднятий использовались данные о современном высотном положении реликтов поверхностей выравнивания, которая сформировалась повсеместно на Северо-Востоке к концу позднего миоцена — началу плиоцена. Останцовый рельеф, возвышающийся над этим уровнем, не учитывался. Во впадинах изолинии проводились по подошве плиоцен-четвертичных отложений, обнаженных в бортах впадин или известных по материалам бурения. Использовались также данные ВЭЗ. Разрывные нарушения, показанные на карте, выявлялись по аномальным сгущениям изолиний, и являются наиболее крупными и достоверными и одновременно наиболее четко выраженными в современном рельефе.

По направленности неотектонических движений на Северо-Востоке можно выделить: 1) область слабых малодифференцированных плиоцен-четвертичных опусканий, возникшую на месте мел-миоценовых относительных поднятий; она охватывает Яно-Индигиро-Колымскую низменность и продолжается в пределы мелководного шельфа Северного Ледовитого океана и 2) область слабодифференцированных плиоцен-четвертичных поднятий. Большая ее часть, консолидированная мезозойской складчатостью, характеризовалась в позднемеловое-миоценовое время относительно стабильными тектоническими условиями, во многом близкими к платформенным [Резанов, 1964]. С юга и востока мезозоиды окаймлялись в меловое время относительно контрастной зоной с интенсивной в ней вулканической деятельностью. Меньшая часть области, включающая Корякское нагорье и прилегающие впадины, испытала инверсию геосинклинальных условий на границе мела и палеогена, местами в предсреднемиоценовое время [

Егизаров, 1965]. С первой половины плиоцена характер движений в пределах этой области становится в общих чертах одинаковым — всю территорию охватывают приблизительно равные по величине малодифференцированные поднятия.

Область опусканий оформилась в границах, близких современным, главным образом в плиоцене и плейстоцене; более древние кайнозойские осадки достоверно установлены лишь кое-где. Чехол молодых отложений Яно-Индигиро-Колымской впадины скрывает большинство развитых в ней структур. Наиболее явственно выделяется меридиональное поднятие Алазейского плоскогорья, ограниченное с юго-запада линейным прогибом северо-западного простирания. В пределах прогиба позднемиоценовая поверхность погружена на 200 м ниже уровня моря. Структуры северо-восточного простирания выступают по периферии Нижнее-Колымской впадины. Пологий меридиональный вал прослеживается в направлении Ляховских островов, разделяя Нижне-Янскую и Нижне-Индигирскую впадины. Ответвлениями области опусканий являются впадины в низовьях рек Омолон и Анюй, в районе Чаунской и Колючинской губ. Характер сочленения впадин и разделяющих их поднятий-хребтов неодинаков. В большинстве случаев позднемиоценовая поверхность здесь полого изогнута, градиенты поднятий составляют 7-20 м/км. В некоторых местах (район г. Певек, устье р. Колымы) изолинии сгущаются и градиенты увеличиваются до 33 м/км, а на некоторых участках побережья — до 100 м/км, что может говорить о наличии молодых разломов. Протяженность таких участков невелика. Для Ванкаремской и Чаунской впадин профили ВЭЗ показывают ровную, полого погружающуюся к морю поверхность скального основания.

В пределах области поднятий по характеру неотектонического развития можно выделить несколько зон.

Зона слабодифференцированных новейших поднятий охватывай большую часть мезозоид и вулканогенного пояса. Одна из наиболее крупных структур — поднятие Верхоянского хребта, где позднемиоценовая поверхность поднята на 2000 м, градиенты на склонах поднятия 10-20 м/км. Другое крупное сводовое поднятие — Сунтар-Хаята — имеет примерно такую же высоту, но отличается менее выраженной линейностью и более полого на крыльях. К югу, в сторону южного Верхоянья ответвляется пологий свод, протягивающийся до истоков р. Маи. Северо-восточнее этих поднятий позднемиоценовая поверхность приподнята как единый «стол». Здесь имеются только небольшие впадины (Оймяконская, Верхне-Нерские и др.), не соизмеримые по площади с этой недифференцированной территорией. Они фиксируются небольшим (100-200 м) погружением позднемиоценового уровня; градиенты здесь всего 5-10 м/км. К востоку эта зона уходит за хребет Сарычева, в бассейн Омолона и верховьев Колымы и доходит вплоть до Чукотского полуострова. Позднемиоценовая поверхность на большей части этой территории приподнята на 1000 м. Редкие относительные впадины (Верхне-Сугойская, Наяханская, Верхне-Коркодонская, Лево-Кедонская), где позднемиоценовая поверхность незначительно (порядка 200 м) прогнута, выполнены маломощными верхнеплейстоценовыми осадками, лежащими на цоколе из коренных пород. Изолированное расположение среди обширных поднятий и прямолинейные границы позволяют считать их молодыми грабенами. Амплитуда ограничивающих разломов не превышает 100-200 м. Брахиантиклинальные структуры с амплитудой 800-1000 м, кое-где осложненные разломами, наблюдаются по границе с Нижне-Колымской впадиной, а крупный неотектонический свод с пологими крыльями (5-20 м/км) — в верховьях рек Паляваам, Пегтымель, Амгуема. Максимальная амплитуда в центре свода 1500 м. В верховьях р. Паляваам крыло свода осложнено небольшим грабеном. В строении свода отходящих от него структур заметно влияние двух простираний (северо-западного и северо-восточного). Южнее в субширотном направлении протягивается линейное Искатеньское поднятие с амплитудой до 1200 м, отдаленное от Паляваамского свода Верхне-Танюрерской и Амгуемской впадиной. На Чукотском полуострове наблюдаются небольшие брахиантиклинали с амплитудами до 800 м и пологие относительные впадины с понижением позднемиоценовой поверхности до 500 м. Здесь также сказывается влияние обоих указанных простираний.

Зона контрастных новейших движений охватывает хребты Черского, Момский и систему Момских впадин. Момское поднятие имеет вид складки-свода с амплитудой 2000 м, осложненной поперечными перегибами, а по границе с Момской впадиной — молодыми разрывами. Градиенты достигают 30-50 м/км. Эта зона включает также Тасканскую и Сеймчано-Буюндинскую впадины.

Другая зона контрастных движений протягивается вдоль побережья Охотского моря, уходя далее на северо-восток, в сторону Пенжинско-Анадырских депрессий. К югу от Охотско-Колымского водораздела, где позднемиоценовая поверхность выравнивания всюду находится на высоте 1200-1300 м и залегает практически горизонтально, развиты две системы впадин с различной историей. В более крупных, южных (Кавской, Арманской, Ольско-Ямской, Сигланской) прогибания начались в раннем плиоцене и продолжались до настоящего времени. Северные впадины (Челомджинская, Хасынская, Маяканская, Верхне-Ямская) начали формироваться позже и в плейстоцене, втянутые в поднятия, подверглись расчленению. Амплитуды поднятий в пределах зоны достигают 1000-1500 м. Преобладают линейные поднятия, но имеются и неориентированные своды. Разделяющие их впадины часто осложнены более мелкими. Переход от поднятий к впадинам в большинстве постепенный, градиенты достигают 25-30 м/км. Там, где структуры пересекаются береговой линией, следует предполагать влияние молодых разломов. По разломам заложились также небольшие изолированные впадины в пределах Магаданского батолита.

Эта контрастная зона протягивается далее на северо-восток до Анадырского залива, разветвляясь на две ветви — одну, слепо заканчивающуюся южнее Паляваамского свода, и другую, которая переходит во впадину Анадырского залива. Большую часть площади занимают различные по строению и возрасту впадины. Здесь имеются простые по форме пологие брахискладки (Марковская), иногда приближающиеся к линейным синклиналям (Вельская, Танюрерская и др.). Встречаются брахисинклинали более сложных очертаний, образовавшиеся при слиянии двух или нескольких кулисообразно расположенных впадин (Ленинская, Гижигинская, Рекинникская и др.). Анадырская впадина разделена перемычкой на две ванны с ответвляющимися брахисинклиналями. Внутри них по данным геофизики выявлены небольшие впадины, разделенные выступами коренных пород, прикрытыми чехлом плейстоценовых осадков (южная часть Анадырской впадины). В Вельской впадине скальное основание образует ровную, полого наклоненную поверхность. В большинстве крупных впадин позднемиоценовая поверхность погружена на 100 м, в Анадырской — до 300 м. Относительно окружающих поднятий амплитуды достигают 800-1100 м.

Простирания осей впадин четко выдерживаются в северо-восточном направлении, а в районе Анадырского залива — в широтном. Но форма и взаиморасположение некоторых впадин вскрывают и северо-западные простирания (западные границы Марковской, Мукарылянской впадин, северная граница Пенжинской губы, очертания впадины залива Креста, расположение небольших впадин южнее хребта Пекульней).

Поднятия, разделяющие впадины, занимают меньшую площадь. В большинстве они линейные, ориентированные на северо-восток (хребет Пенжинский, Пекульней, Рарыткин, Алганский кряж) с амплитудой до 800-1000 м, а в районе Пенжинской, Мукарылянской и Марковской впадин — до 200-400 м. Встречаются также брахиантиклинали и своды (Тайгоносский, Золотой хребет, Ушканьи горы, район г. Парханай). Характерно кулисообразное расположение поднятий. Сочленение поднятий и впадин происходит путем пологого изгиба позднемиоценовой поверхности (градиенты 20-60 м/км). Высокие градиенты на восточном склоне Пекульнея и восточнее залива Креста, возможно, связаны с молодыми разломами.

В зоне Корякского нагорья выделяются три части.

Юго-западная часть состоит из чередующихся, близких по размерам линейных поднятий и впадин северо-восточного простирания. Поднятия осложнены более мелкими складками, нередко сочлененными кулисообразно. Максимальная величина поднятий 800-900 м, опусканий — до 200 м. Преобладающие градиенты 40-60 м/км. Резкое возрастание градиентов на северо-западе Вывенской и Пылговаямской впадин указывает на наличие разломов. Разломами следует объяснять обрывистые (до 400-600 м) участки морского побережья, срезающие или ограничивающие с востока поднятия полуостровов Олюторского и Говена. Наиболее крупные впадины затоплены морем (заливы Ильпырский, Корфа, Олюторский).

В центральной части Корякского нагорья расположен крупный пологий свод (градиенты 5-6 м/км) высотой до 1000-1200 м, в центре которого выделяется структура меньшего размера, но также достаточно крупная (свыше 100 км в длину) с более крутыми крыльями (градиенты 20-100 м/км, высота до 2500 м). На пологих северо-западном и юго-восточном крыльях свода градиенты составляют 20-40 м/км. На последнем, ниже изолинии 600 м, градиенты возрастают, указывая на крупный разлом с амплитудой 400-600 м, совпадающий с линией моря. Юго-западное крыло свода осложнено Апукской и другими более мелкими впадинами. Здесь контуры свода более сложные, градиенты 30-50 м/км. Наиболее полого восточное крыло свода — обширное почти ровное плато с градиентами 5-20 м/км, на фоне которого выделяется лишь небольшая Верхне-Хатырская относительная впадина, обрамленная с юга разломами. В очертаниях свода и сочлененных с ним поднятиях и впадина заметно сочетание двух простираний — северо-восточного и северо-западного.

Северо-восточная часть Корякского нагорья образует крупное пологое поднятие, вытянутое на 350 км в виде дуги, окончания которой ориентированы на юго-запад и восток-юго-восток. С севера оно постепенно погружается в Анадырскую впадину (градиенты 20-30 м/км), на юго-востоке наблюдается почти столь же пологое погружение в сторону океана. На юго-западе поднятие сливается с центральным сводом, а на востоке его срезает линия побережья. Эта крупная структура осложнена более мелкими. Так, восточнее Средне-Хатырской впадины изолиния 1000 м оконтуривает пологий свод перемычку между двумя слабо выраженными брахиантиклиналями северо-восточного и субширотного простираний. В средней части эти поднятия разделены относительной Средне-Хатырской впадиной. Резкое сочленение впадины с окружающими поднятиями (800-1000 м) обусловлено разломами.

Рассмотрение карты новейших деформаций позволяет сделать ряд общих выводов.

Прежде всего можно отметить низкую в общем контрастность нетектонических движений в горной области. Об этом говорят небольшие величины поднятий, лишь в немногих местах превышающие 1000-1200 м и почти нигде не превышающие 2000 м. Укажем также на почти полное отсутствие абсолютных впадин. На всей территории, кроме отдельных небольших впадин северного Приохотья, района Анадыря и Чукотки, миоценовая поверхность нигде не погружена ниже современного уровня моря. Подчеркнем преобладающую небольшую величину градиентов новейших деформаций (от 5-20 до 40-60 м/км). Для сравнения можно упомянуть, что, например, на Кавказе и Тянь-Шане величины новейших поднятий достигают 5000-6000 м, опусканий — 3000-4000 м, при этом градиенты составляют 50-200 м/км. Наконец, характерно незначительное количество крупных новейших разломов с амплитудами в две (и более) сотни метров.

Существует мнение [Николаев, 1962; Дегтяренко, 1964], что область кайнозойской складчатости, в которую входит Корякское нагорье, характеризуется необычайно контрастными новейшими движениями. Из публикуемой карты видно, что в плиоцен-четвертичное время характер движений в областях мезозойской и кайнозойской складчатостей был в первом приближении одинаков: и в той, и в другой преобладающие величины поднятий составили 1000-1200 м, а максимальные 2000 м. В обеих складчатых областях преобладающие глубины впадин колеблются от +200 до -200 м, а максимальные почти нигде не превышают -500 м. Различие можно видеть лишь в том, что на площади мезозоид развиты участки с очень низкой контрастностью движений (градиенты 5-10 м/км). Но в тех же мезозоидах имеются и значительные, соизмеримые по площади с Корякским нагорьем контрастные зоны, в которых градиенты новейших движений за плиоцен-четвертичное время (30-50 м/км) оказываются близкими градиентам в Корякском нагорье. Кайнозойское Корякское нагорье по контрастности движений занимает промежуточное положение между слабо контрастными и более контрастными зонами мезозоид. В то же время градиенты Корякской зоны в среднем в три раза меньше, чем градиенты поднятий Кавказа (50-100 м/км) и в 3-5 раз меньше, чем на Тянь-Шане (50-200 м/км).

Говоря о низкой контрастности новейших движений в областях мезозойской и кайнозойской складчатости, мы отводим молодым разломам очень небольшую роль в формировании современной морфоструктуры. Такой взгляд противоположен мнению многих работавших на Северо-Востоке геологов и геоморфологов [Дегтяренко, 1964; Лебедева, 1959; Спрингис, 1961; Шило и Орлова, 1958, и др.]. Наблюдавшиеся и описанные нами ранее [Резанов, 1960, 1964; Резанов, Мелекесцев, 1964; Наймарк, Резанов и Зарудный, 1963; Наймарк, 1966а] характер распространения и сочленения разновозрастных поверхностей выравнивания, прослеживаемых на сотни километров одновысотность каждой из них, выдержанность террасовых комплексов по долинам рек — все это говорит об отсутствии молодых разрывных нарушений значительной амплитуды. Наряду с этим отмечается большое количество безамплитудных трещин или нарушений с амплитудой в первые десятки метров [Козлов и Артемов, 1964; Кашменская и Хворостова, 1965, и др.]. Однако они представляют явления другого порядка и не играют сколько-нибудь существенной роли в формировании рельефа. Крупные молодые разломы с амплитудами в 200-300 м и более, как видно из карты, редки.

Опыт изучения неотектоники горных областей показывает, что крупные разломы развиваются вдоль контактов зон опусканий и поднятий. На Северо-Востоке, где неотектонические движения на больших площадях слабо дифференцированы и однозначны, условия для формирования разломов неблагоприятны.

Важной особенностью неотектоники Северо-Востока является молодость поднятий. Если в Альпийской складчатой области и в Тянь-Шане неотектонический этап начался в начале миоцена, а иногда охватывает и часть олигоцена, то в пределах Северо-Востока неотектонический этап и формирование горного рельефа начинается в плиоцене [Резанов, 1964; Наймарк, 1966а, б], причем в западных районах горной области [Резанов, 1964] величина антропогеновых поднятий измеряется величинами от 400 до 800 м, т.е. больше, чем за весь плиоцен.

Особенность неотектоники Северо-Востока заключается также в том, что в новейшее время проявили себя структурные направления самого различного возраста, от рифея до мезозоя (рис. 2). Мезозойские структуры находят отражение в новейших поднятиях — Верхоянском, Момском, прогибах Чаунском и отчасти Омолоно-Анюйском. Наряду с этим в новейшей структуре не отражена сложная тектоническая зона между Верхояньем и хребтом Черского, Омолонский срединный массив и др. На окончаниях контрастной зоны хребта Черского происходит регенерация палеозойских структур, позже дискордантно перекрытых мезозойскими. Отражением неизвестных нам очень древних структур, не находящих выражения в мезозойском структурном плане, является вытянутое в юго-восточном направлении поднятие хребта Сунтар-Хаята, Контрастная зона северного Приохотья, располагающаяся на южной окраин мелового вулканогенного пояса, в общем следует очертаниям последнего, однако целый ряд крупных складок имеет не свойственные поясу юго-западные простирания.

Наиболее ярко древнейшие простирания проступают в новейших структурах Корякской зоны. Здесь структуры, поперечные общему северо-восточному направлению складчатости Корякского нагорья, прослеживающиеся в область мезозоид, впервые отметил Ю.П. Дегтяренко [1964], справедливо считавший их отражением древнейшего структур¬ного плана. Позже Б.М. Чиков [1965] обратил внимание на то, что с поперечными разломами связаны идущие вкрест простирания интенсивные магнитные аномалии.

Эти поперечные простирания проявляются в ориентировке крупных сводов (Центрально-Корякского), в синклинальных изгибах (бассейна верхнего течения р. Пенжины), но чаще в очертаниях новейших структур северо-восточного простирания, которые как бы «обрезаются» флексурами северо-западного направления. Нередко северо-западные простирания выявляются в одновременной ундуляции шарниров целого ряда новейших складок северо-восточного направления. Северо-западные простирания Корякской зоны отражают направления очень древних, возможно допалеозойских, структур, поскольку и в Пенжинском хребте, и в Корякском нагорье палеозойские породы обладают простираниями, согласными с мезозойскими и кайнозойскими.

Два перпендикулярных друг другу направления новейших структур отчетливо видны на Чукотском полуострове. Там связь их с рифейским и палеозойским структурными планами очевидна, поскольку допалеозойские породы смяты в складки северо-западного простирания, а палеозойские отложения ориентированы в северо-восточном направлении. Те же два простирания заметны и в строении свода в верховьях р. Паляваам.

Пересечение новейших структур фиксирует карта и в Яно-Индигиро-Колымской впадине: меридиональное Алазейское поднятие сменяется севернее субширотными поднятиями хребтов Полоусного и Улахан-Сис, и еще севернее — меридионально ориентированной полосой новейших поднятий, продолжающейся к острову Бол. Ляховскому.

Участки пересечения новейших структур разных направлений проявляют себя по-разному. Иногда в месте пересечения возникают крупные изометричные своды, от которых отходят линейные складки двух направлений. Таковы Центрально-Корякский и Паляваамский своды. В других случаях (Селеннях-Уяндинское междуречье) возникает сложная мозаика горстов и грабенов. Нередко виден дугообразный в плане изгиб новейшей складки, окончания которой параллельны каждому из двух направлений пересечения, что наиболее характерно для структур пересекающихся под тупыми углами. Дальнейшее изучение неотектоники Северо-Востока СССР позволит выявить дополнительное число примеров подобных структур. Изучение их даст в руки тектониста новый ключ к выявлению домезозойских структур и в особенности глубинных разломов, скрытых под мощным комплексом мезозойских пород.

 

ЛИТЕРАТУРА

Дегтяренко Ю.П. Новейшие тектонические движения Корякской горной страны. «Проблемы неотектоники». Тезисы докл. совещания 19-23 мая 1964 г. Изд-во МГУ, 1964.

Егиазаров Б.X. Тектоника Корякского нагорья. В кн.: Геология и полезные ископаемые Корякского нагорья. Л., «Недра», 1965.

Козлов В.В., Артемов А.В. Опыт дешифрирования аэрофотоснимков при изучении новейших движений на Северо-Востоке СССР. «Проблемы неотектоники». Тезисы докл. совещания 19-23 мая 1964 г. Изд-во МГУ, 1964.

Кашменская О.В., Хворостова З.М. Геоморфологический анализ при поисках россыпей (на примере Эльгинского золотоносного района в верховьях реки Индигирки). Новосибирск, 1965.

Лебедева Л.Д. Основные факторы рельефообразования в золотоносных районах Охотско-Колымской области. Научн. докл. Высш. школы, геол.-геогр. науки, 1959, № 1.

Наймарк А.А. Поверхности выравнивания Крайнего Северо-Востока СССР. Докл. АН СССР, 1966а, т. 170, № 1.

Наймарк А.А. Схема нетектоники Крайнего Северо-Востока СССР. Докл. АН СССР, 1966б, т. 170, № 4.

Наймарк А.А., Резанов И.А., Зарудный Н.Н. Новейшая тектоника Северного Приохотья. Бюл. МОИП, отд. геолог., 1963, № 4.

Николаев Н.И. Неотектоника и ее выражение в структуре и рельефе территории СССР. М., Госгеолтехиздат, 1962.

Резанов И.А. О новейшей тектонике и сейсмичности Северо-Востока СССР. Бюл. Совета по сейсмологии АН СССР, 1960, № 10.

Резанов И.А. Вопросы новейшей тектоники Северо-Востока СССР. «Наука», 1964.

Резанов И.А., Мелекесцев И.В. Этапы развития рельефа и новейшей тектоники бассейна верхнего течения Колымы. Материалы по регион, тектонике СССР. «Недра», 1964.

Спрингис К.Я. Некоторые признаки проявления новейших тектонических движений в Верхояно-Колымской области. В кн.: Неотектоника СССР. Изд-во АН ЛатвССР, Рига, 1961.

Чиков Б.М. О поперечных разломах на примере Корякской складчатой области. Докл. АН СССР, 1965, т. 161, № 6.

Шило Н.А., Орлова З.В. Верхне-Нерская впадина и возраст ее отложений. Материалы по геол. и полезн. ископ. Северо-Востока СССР, 1958, Магадан, вып. 12.

 

 

 

основное общее образование -9 классы. Фгос количество часов в классе -1 час в неделю; 35 часов в год


Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Глуховская средняя общеобразовательная школа»


Рассмотрено на заседании

педагогического совета

Протокол №1 от «29» августа 2016 года


Утверждено приказом директора

МБОУ «Глуховская СОШ»

№151 от «01» сентября 2016 года


РАБОЧАЯ ПРОГРАММА

ПО ГЕОГРАФИИ

Уровень образования: основное общее образование 5-9 классы. ФГОС

Количество часов в 5 классе -1 час в неделю; 35 часов в год.

Количество часов в 6 классе — час в неделю; 35 часов в год.

Количество часов в 7 классе -2 часа в неделю; 70 часов в год.

Количество часов в 8 классе -2 часа в неделю; 70 часов в год.

Количество часов в 9 классе -2 часа в неделю; 68 часов в год.

Количество часов за период обучения: 278 часов.
Учитель: Полыгалин Андрей Александрович

Программа разработана:

— в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом основного общего образования;

— основной общеобразовательной программой школы;

— примерной образовательной программой по географии;

— на основе авторских программ автора Е.М. Домогацких.

1.Пояснителная записка.

Рабочая программа по географии составлена на основе: — федерального государственного образовательного стандарта ; -авторской программы Е.М. Домогацких (рабочая программа «География» 5-9 классы.–М.: «Русское слово»,2015).

Цели: -освоение знаний об основных географических понятиях, географических особенностях природы, населения и хозяйства разных территорий; о России во всем ее географическом разнообразии и целостности; об окружающей среде, путях ее сохранения и рационального использования. Задачи:

-овладение умениями ориентироваться на местности; использовать один из «языков» международного общения – географическую карту, статистические материалы, современные геоинформационные технологии для поиска, интерпретации и демонстрации различных географических данных; применять географические знания для объяснения и оценки разнообразных явлений и процессов;

-развитие познавательных интересов, интеллектуальных и творческих способностей в процессе наблюдений за состоянием окружающей среды, решения географических задач, самостоятельного приобретения новых знаний;

-воспитание любви к своей местности, своему региону, своей стране; взаимопонимания с другими народами; экологической культуры. Бережного отношения к окружающей среде;

-применение географических знаний и умений в повседневной жизни для сохранения окружающей среды и социально – ответственного поведения в ней; адаптации к условиям проживания на определенной территории; самостоятельному оцениванию уровня безопасности окружающей среды как сферы жизнедеятельности.

2. Общая характеристика учебного предмета «География». Особенности изучения географии в каждом классе.

Построение учебного содержания курса осуществляется по принципу его логической целостности, от общего к частному. Поэтому курс подразделяется на две части:



  1. 5–7-й классы, «География Земли»;

  2. 2. 8–9-й классы, «География России», – в каждом из которых выделяются тематические разделы.

В первой части курса у школьников формируются знания о географической целостности и неоднородности Земли как планеты людей, об общих географических закономерностях развития рельефа, гидрографии, климатических процессов, распределения растительного и животного мира, влияния природы на жизнь и деятельность людей. Здесь же происходит развитие базовых знаний страноведческого характера: о целостности и дифференциации природы материков, их крупных регионов и стран, о людях, их населяющих, об особенностях их жизни и хозяйственной деятельности в различных природных условиях.

Часть «География России» – центральная в системе российского школьного образования, выполняющая наряду с содержательно-обучающей важную идеологическую функцию. Главная цель курса – формирование географического образа своей Родины во всём его многообразии и целостности на основе комплексного подхода и показа взаимодействия и взаимовлияния трех основных компонентов – природы, населения и хозяйства.

В 5-м классе в курсе под названием «География. Введение в географию» школьники знакомятся с основами астрономии, которые значимы для географии, с планами и картами и с компонентами природы нашей планеты. Этот курс призван помочь школьникам понять мир Земли, его уникальность и богатство, связь с возникновением и развитием Вселенной.

В 6-м классе в данном школьном курсе географии – «География. Начальный курс»» дети знакомятся с оболочками Земли, их образованием и основными свойствами, расширяют умения работать с картой и другими источниками информации. Главная цель курса – формирование современной географической картины мира и географического мышления.

По своей сути содержание учебного материала фактически единого курса 5–6-го классов – это традиционный базовый курс начальной школьной географии с элементами новой структуры и содержательной основы современной географической картины мира. Внимание пятиклассников обращается, прежде всего, на такие вопросы, как «Что ЭТО такое на нашей планете?», «Из чего ЭТО состоит и какими свойствами обладает?» и «Где ЭТО есть на Земле?», а шестиклассников – «Почему ЭТО именно такое и обладает таким строением и свойствами?», «Почему ЭТО именно здесь, на Земле, находится?», «Какое ЭТО имеет значение для природы и хозяйственной деятельности?», «Зачем об ЭТОМ надо знать?», т.е. более значительный акцент делается на географические системы – географические оболочки, а также процессы планетарного масштаба и основные географические причинно-следственные связи, неразрывное единство естественных и антропогенных географических объектов и процессов.

Большое внимание обращается на развитие географической культуры – географическому языку, знанию важнейших географических объектов и их положения на карте, картографическим умениям и т.д. Важно, чтобы школьник понимал, зачем ему нужны знания о мире Земли, чтобы он умел их использовать в жизни. Особый акцент сделан на мировоззренческую основу географии, активное внедрение системного географического подхода к познанию окружающего мира с учётом возрастных интересов школьников. Повышенное внимание к стихийным природным явлениям и процессам, а также советы и рекомендации о поведении в сложных ситуациях, связанных с природными бедствиями, призваны актуализировать соответствующие географические знания школьников, подготовить их к освоению учебного курса ОБЖ.

В соответствии с принципом историзма знакомство с развитием научных географических идей и географических открытий ведётся от древних греков, когда впервые были введены в географическую науку такие понятия, как «атмосфера», «гидросфера», «литосфера», Эти и другие геосферы нашей планеты, а также сама планета Земля рассматриваются с позиций происхождения и развития составляющего их вещества.

Впервые в школьной географии среди компонентов окружающего нас мира в самых общих чертах рассмотрено особое состояние вещества – плазменное, о котором современные дети уже знают (звёздное вещество, лазер, не говоря уже о молниях и полярных сияниях). При рассмотрении мира воды (раздел о гидросфере) в особый раздел вынесены сведения о твёрдой (кристаллической) воде.

Курс 7-го класса открывает страноведческий блок школьной географии. Разработка его содержания опирается на лучшие традиции школьного страноведения, заложенные на рубеже XIX и XX вв. отечественными географами. Возрождение и расширение страноведческой основы школьной географии призвано служить укреплению комплексного подхода к изучению территориальных природно-общественных систем, развитию у школьников интереса к изучению географии.

Посредством комплексного страноведения, которое объединяет изучение природы, населения и его хозяйственной деятельности, школьники научатся понимать причины разнообразия природы материков и океанов, крупных регионов и отдельных стран, понимать людей другой культуры, осознавать свое место в жизни своей планеты. Страноведческие знания будут служить школьникам способом рассмотрения мира, позволят видеть, понимать и оценивать сложную систему взаимодействия между людьми, территорией и природной средой.

Главная цель курса – развитие у школьников целостного представления о Земле как планете людей, о целостности и дифференциации природы материков, их крупных регионов и отдельных стран, о людях, их населяющих, особенностях жизни и хозяйственной деятельности в различных природных условиях, т.е. формирование минимума базовых знаний общеземлеведческого и страноведческого характера, необходимых каждому человеку нашей эпохи.

Отбор изучаемых в курсе стран проведен не только исходя из их роли в развитии мировой цивилизации, величины территории и населения, не только с учетом степени отражения в их природе особенностей крупных регионов материков, но и с учетом специфики этнического состава населения, образа жизни народов равнинных и горных стран, их хозяйственной деятельности и региональных особенностей взаимодействия человека и природы.

В курсе «География. Материк и океаны», основное внимание направлено на рассмотрение ключевых особенностей территории (природы и населения материков, природы океанов и хозяйственной деятельности человека в их акваториях), а главное – отдельных стран (обеспеченность их природными ресурсами, особенность природопользования, этнокультурные особенности населения, основные виды хозяйственной деятельности, экологические проблемы).

В структурном отношении курс состоит из введения и трех разделов: «Планета, на которой мы живем», «Материки планеты Земля», «Взаимоотношения природы и человека».

8–9-й классы. «География России». Программа курса реализует комплексный подход, позволяющий рассматривать взаимосвязь территориально объединённых социоприродных процессов и явлений. Курс «География России» включает две взаимосвязанные части: «Природа России» (8-й класс) и «Население и хозяйство России» (9-й класс).

В 8-м классе учащиеся изучают разделы «Географическая карта и источники географической информации», «Россия на карте мира», «История изучения территории России»,»Геологическое строение и рельеф», «Климат России», «Гидрография России», «Почвы России», «Растительный и животный мир России», «Природные зоны России», «Крупные природные районы России», «Природа и человек». В 9-м классе изучают введение и следующие темы: «Россия на карте», «Природа и человек», «Население России», «Отрасли хозяйства России», «Природно-хозяйственная характеристика России» и заключение.

3. Описание места учебного предмета «География» в учебном плане.

География в основной школе изучается с 5 класса по 9 класс. Общее число учебных часов за 5 лет обучения – 272 часа, из них по 34 часов (1 час в неделю) в 5 и 6 классах, по 68 часов (2 часа в неделю) в 9 классе и по 70 часов (2 раза в неделю) в 7 и 8 классах.

В соответствии с учебным планом курса географии на ступени основного общего образования предшествует курс «Окружающий мир», включающий определенные географические сведения. Данная рабочая программа учитывает, что по отношению к курсу географии курс «Окружающий мир» является пропедевтическим. В свою очередь, содержание курса географии в основной школе является базой для изучения общих географических закономерностей, теорий, законов, гипотез в старшей школе. Таким образом, содержание курса в основной школе представляет собой базовое звено в системе непрерывного географического образования и является основой для последующей уровневой и профильной дифференциации.

4. Личностные, метапредметные и предметные результаты освоение предмета.

Личностные результаты:


  1. воспитание российской гражданской идентичности: патриотизма, любви и уважения к Отечеству, чувства гордости за свою Родину; осознание единства географического пространства России как единой среды проживания населяющих её народов, определяющей общность их исторических судеб; осознание своей этнической принадлежности, усвоение гуманистических и традиционных ценностей многонационального российского общества; воспитание чувства ответственности и долга перед Родиной;

  2. формирование ответственного отношения к учению, го­товности и способности учащихся к саморазвитию и самообразо­ванию на основе мотивации к обучению и познанию, осознанному выбору и построению дальнейшей индивидуальной траектории образования на базе ориентировки в мире профессий и профессиональных предпочтений с учётом устойчивых познавательных интересов;

  3. формирование личностных представлений о целостности природы, населения и хозяйства Земли и её крупных районов и стран, о России как субъекте мирового географического пространства, её месте и роли в современном мире; осознание значи­мости и общности глобальных проблем человечества;

  4. формирование уважительного отношения к истории, культуре, национальным особенностям, традициям и образу жизни других народов; осознанной доброжелательности к друго­му человеку, его мнению, мировоззрению, культуре, языку, ве­ре; готовности и способности вести диалог с другими людьми и достигать в нём взаимопонимания;

  5. освоение социальных норм, правил поведения, ролей и форм социальной жизни в группах и сообществах, включая взрослые и социальные сообщества; участие в школьном самоуп­равлении и общественной жизни в пределах возрастных компе­тенции с учётом региональных, этнокультурных, социальных и экономических особенностей;

  6. развитие морального сознания и компетентности в реше­нии моральных проблем на основе личностного выбора; форми­рование нравственных чувств и нравственного поведения, осо­знанного и ответственного отношения к собственным поступкам;

  7. формирование коммуникативной компетентности в обще­нии и сотрудничестве со сверстниками, старшими и младшими в процессе образовательной, общественно полезной, учебно-ис­следовательской, творческой и других видов деятельности;

  8. формирование ценности здорового и безопасного образа жизни; усвоение правил индивидуального и коллективного безо­пасного поведения в чрезвычайных ситуациях, угрожающих жизни и здоровью людей, правил поведения на транспорте и на дорогах;

  9. формирование основ экологического сознания на основе при­знания ценности жизни во всех её проявлениях и необходимости ответственного, бережного отношения к окружающей среде и рационального природопользования; 10. осознание значения семьи в жизни человека и общества, ценности семейной жизни, уважительного и заботливого отношения к членам своей семьи;

  10. развитие эмоционально-ценностного отношения к приро­де, эстетического сознания через освоение художественного наследия народов России и мира, творческой деятельности эстетического характера.

Метапредметные результаты обучения географии:

  1. умение самостоятельно определять цели своего обучения, ставить и формулировать для себя новые задачи в учёбе и позна­вательной деятельности, развивать мотивы и интересы своей познавательной деятельности;

  2. умение самостоятельно планировать пути достижения целей, в том числе альтернативные, осознанно выбирать наибо­лее эффективные способы решения учебных и познавательных задач;

  3. умение соотносить свои действия с планируемыми ре­зультатами, осуществлять контроль своей деятельности в про­цессе достижения результата, определять способы действий в рамках предложенных условий и требований, корректировать свои действия в соответствии с изменяющейся ситуацией;

  4. умение оценивать правильность выполнения учебной за­дачи, собственные возможности её решения;

  5. владение основами самоконтроля, самооценки, принятия решений и осуществления осознанного выбора в учебной и по­знавательной деятельности;

  6. умение определять понятия, делать обобщения, устанав­ливать аналогии, классифицировать, самостоятельно выбирать основания и критерии для классификации, устанавливать причинно-следственные связи, строить логическое рассуждение, умозаключение (индуктивное, дедуктивное и по аналогии) и де­лать выводы;

  7. умением создавать, применять и преобразовывать знаки и символы, модели и схемы для решения учебных и познава­тельных задач;

  8. смысловое чтение;

  9. умение организовывать учебное сотрудничество и сов­местную деятельность с учителем и сверстниками; работать индивидуально и в группе; находить общее решение и разре­шать конфликты на основе согласования позиций и учёта ин­тересов; формулировать, аргументировать и отстаивать своё мнение;

  10. умение осознанно использовать речевые средства в соот­ветствии с задачей коммуникации, для выражения своих чувств, мыслей и потребностей; планирования и регуляции сво­ей деятельности; владение устной и письменной речью; моноло­гической контекстной речью;

  11. формирование и развитие компетентности в области ис­пользования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ- компетенции).

Предметные результаты:

  1. формирование представлений о географической науке, её роли в освоении планеты человеком, о географических знани­ях как компоненте научной картины мира, их необходимости для решения современных практических задач человечества и своей страны, в том числе задачи охраны окружающей среды и рационального природопользования;

  2. формирование первичных навыков использования территориального подхода как основы географического мышления для осознания своего места в целостном, многообразном и быстро изменяющемся мире и адекватной ориентации в нём;

  3. формирование представлений и основополагающих знаний о целостности и неоднородности Земли как планеты людей в пространстве и во времени, об основных этапах её географического освоения, особенностях природы, жизни, культуры и хозяйственной деятельности людей, экологических проблемах на разных материках и в отдельных странах;

  4. овладение элементарными практическими умениями ис­пользования приборов и инструментов для определения количе­ственных и качественных характеристик компонентов географи­ческой среды, в том числе её экологических параметров;

  5. овладение основами картографической грамотности и ис­пользования географической карты как одного из «языков» международного общения;

  6. овладение основными навыками нахождения, использова­ния и презентации географической информации;

  7. формирование умений и навыков использования разнообразных географических знаний в повседневной жизни для объ­яснения и оценки разнообразных явлений и процессов, самостоятельного оценивания уровня безопасности окружающей среды, адаптации к условиям территории проживания, соблюдения мер безопасности в случае природных стихийных бедствий и техногенных катастроф;

  8. формирование представлений об особенностях экологи­ческих проблем на различных территориях и акваториях, уме­ний и навыков безопасного и экологически целесообразного по­ведения в окружающей среде.

5. Содержание учебного предмета «География».

5 класс


п/п

Наименование разделов

Всего часов

Практические работы

Контрольные работы

1

Наука география

2

0

0

2

Земля и ее изображение

5

1

1

3

История географических открытий

14

4

1

4

Путешествие по планете Земля

10

4

1

5

Природа Земли

4

0

1

Итого

35

9

4

Тема 1. Наука география (2 часа)

География как наука. Предмет географии. Методы географических исследований: описательный, картографический. Космические методы. Источники географических знаний.

Учебные понятия

География, наука, метод, описательный метод, картографический метод, космический метод, источник географических знаний, картография.

Персоналии

Эратосфен, Генри Стенли.

Тема 2. Земля и её изображение (5 часов)

Первые представления о форме Земли. Доказательства шарообразности Земли. Опыт Эратосфена. Форма, размеры и движение Земли. Глобус — модель Земного шара. Географическая карта и план местности. Физическая карта мира. Аэрофотоснимки. Космические снимки. Компас. Ориентирование на местности.

Учебные понятия

Плоскость, шар, окружность Земного шара, эллипсоид, полярный радиус, экваториальный радиус, суточное (осевое) движение Земли, годовое (орбитальное) движение Земли, глобус, модель, географическая карта, физическая карта, топографическая карта, план местности, аэрофотоснимок, космический снимок, ориентирование, стороны горизонта, компас, румбы, сутки, год, високосный год, полюс, экватор.

Персоналии

Пифагор, Аристотель, Исаак Ньютон.

Практические работы:

1. Составление сравнительной характеристики разных видов изображения земной поверхности.

Тема 3. История географических открытий (14 часов)

Путешествия первобытного человека. Экспедиция Тура Хейердала на «Кон-Тики». Плавания финикийцев вокруг Африки. География Древней Греции. Путешествие Пифея. Географические открытия викингов. Путешествие Марко Поло. Хождение за три моря. Жизнь деятельность Христофора Колумба. Первое кругосветное плавание. Поиски Неизвестной Южной Земли. Русские путешественники и мореплаватели на северо-востоке Азии. Русские кругосветные экспедиции. Открытие Антарктиды.

Учебные понятия

Путешествие, экспедиция, викинги, норманны, варяги, морской путь, Эпоха Великих географических открытий, часть света, кругосветное плавание, Неизвестная Южная Земля, казаки, айсберг.

Персоналии

Тур Хейердал, Нехо, Геродот, Пифей, Эрик Рауди (Рыжий), Лейв Счастливый, Марко Поло, Рустичано, Хубилай, Афанасий Никитин, Генрих Мореплаватель, Бартоломеу Диаш, Васко да Гама, Христофор Колумб, Изабелла Кастильская, Америго Веспуччи, Фернан Магеллан, Хуан Себастьян Элькано, Луис де Торрес, Абель Тасман, Джеймс Кук, Семён Дежнёв, Витус Беринг, Алексей Ильич Чириков, Иван Федорович Крузенштерн, Юрий Федорович Лисянский, Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, Михаил Петрович Лазарев.

Практические работы:


  1. Обозначение на контурной карте географических объектов указанных в тексте параграфа.

  2. Обозначение на контурной карте маршрутов путешествий Христофора Колумба, обозначение географических объектов.

  3. Обозначение на контурной карте маршрута путешествия Фернана Магеллана, обозначение географических объектов.

  4. Составление сводной таблицы «Имена русских первопроходцев и мореплавателей на карте мира».


Достарыңызбен бөлісу:

Чукотская граница, арктическая Аляска

Конвенция по морскому праву определяет условия, при которых прибрежное государство может расширять свой континентальный шельф за пределы 200-мильной границы, Расширенной экономической зоны (ИЭЗ) (UN, 1982 ). Эти условия включают определение юридического «континентального шельфа», где ключевым элементом этого определения является демонстрация того, что расширенная территория является «естественным продолжением» территории страны. Определение должно быть основано на общих знаниях и интерпретации батиметрии, геологии и характера морского дна в регионе.Один из потенциальных районов для расширения континентального шельфа за пределами нынешнего предела в 200 морских миль находится в районе Чукотского пограничья. Для получения подробной информации посетите:  http://ccom.unh.edu/theme/law-sea и расширенный континентальный шельф США

Образцы горных пород были извлечены в ходе дноуглубительных работ на Чукотской границе во время части кампании США по нанесению на карту континентального склона Аляски и определить характер батиметрических поднятий, образующих продолжения континентального шельфа Аляски (рис.3). Дноуглубительные работы и одновременное батиметрическое картирование были выполнены в серии рейсов с использованием ледокола береговой охраны США Healy Центром картирования побережья и океана Университета Нью-Гэмпшира, P.I. Ларри А. Майер http://ccom.unh.edu/theme/law-sea/cruise-reports/arctic. Чтобы убедиться, что пробы горных пород были отобраны из фактических выходов коренных пород на морское дно, для дноуглубительных работ были выбраны крутые склоны с небольшими или отсутствующими признаками драпировки отложений. Натяжение земснаряда также контролировалось, чтобы определить, не «завис» ли он, а затем вырвался на скальные выходы.Когда драги были подняты, полученные породы были разделены на вероятные коренные породы по наличию чистых разбитых свежих поверхностей, в отличие от булыжников и гальки ледового разноса (обычных в Арктике) на основе ряда критериев, описанных в Brumley et. др. (2014). Породы предполагаемого метаморфического и магматического происхождения изучались в Стэнфордском университете при финансовой поддержке NSF Award 0948673, «Происхождение и эволюция Амеразийского бассейна Арктики» (Э.Л. Миллер, П.И.) Результаты петрографических, геохимических, изотопных, геохронологических и термохронологических исследований эти породы и исходные данные можно найти в докторской диссертации.D. тезисы и журнальные статьи, перечисленные ниже, с обобщенными здесь общими результатами.

  Рис. 2.  Вид к югу от приподнятой Чукотской границы и ее гребней простирания с севера на юг, показывающий точку батиметрического картографирования вдоль ее границ с более глубокими бассейнами Канады (слева, восток) и бассейнами Амеразии (справа, запад). С http://www.noaanews.noaa.gov/

Образцы коренных пород, извлеченные с самой восточной окраины Чукотского пограничья (хребет Нортвинд; рис.2,3) включают деформированные и слабометаморфизованные известковистые песчаники, сланцы и филлиты. Кристаллы циркона, присутствующие в виде осадочного детрита в песчаниках, были датированы методом U-Pb, и полученный возраст был статистически сравнен с признаками детритового циркона в осадочных толщах на суше. Детритовый циркон в драгированных породах типичен для пород от позднего докембрия до кембрия, отложившихся вдоль древней североамериканской континентальной окраины арктической Канады.Драгированные породы из уступов разломов, расположенных ближе к центру Чукотского пограничья, включали метаморфические породы с высоким содержанием и метаморфизованные осадочные и магматические породы. Их история сложна, но они представляют собой части дуговой системы, связанной с субдукцией от кембрия до силура, и более молодые связанные силурийские осадочные породы, которые все отчетливо отличаются по возрасту и тектоническому положению от пластов, представляющих североамериканскую континентальную окраину. Предполагается, что две отдельные группы горных пород находятся в разломном (надвиговом или сдвиговом) контакте друг с другом.Очень похожее наложение наблюдается на канадских арктических островах, где вулканическая дуга и связанные с ней осадочные породы того же возраста, что и породы, извлеченные из Чукотского пограничья, лежат к северу от деформированных отложений, отложенных вдоль канадской арктической части, в надвиговом или сдвиговом контакте. североамериканской континентальной окраины (рис. 1). Наличие этого контакта в двух местах в циркумарктике, разделенных глубоководной океанической котловиной, позволяет предположить, что Чукотский бордерленд представляет собой южное продолжение этого контакта, отколовшегося от арктической Канады при формировании бассейнов Северного Ледовитого океана.Этот вывод подтверждается другими недавними исследованиями арктической Аляски, документально подтверждающими, что когда-то она примыкала к канадской арктической окраине (например, Gottlieb et al., 2014). Наши открытия проливают свет на загадочный аспект геологии арктической Аляски: в южной части хребта Брукс, по-видимому, наблюдается сопоставление североамериканских осадочных толщ в восточной части хребта Брукс с камбро-ордовикскими комплексами вулканических дуг в районе горы Дунерак ( D на рис. 1) (Strauss et al., 2016). Наши открытия о природе горных пород на чукотском пограничье помогают нам связать воедино эти различные области на основе контактов между отдельными горными породами и помогают объяснить, почему такие экзотические породы могут быть найдены на арктической Аляске.Более спекулятивно, эти экзотические дуговые породы могут представлять собой продолжение простирания каледонского орогена Норвегии и Гренландии и, возможно, были источником смещенных единиц горных пород в районах Александер, Кламат и Северная Сьерра в Кордильерах (рис. 1).

Рис. 3. Местонахождение образцов горных пород, извлеченных в результате дноуглубительных работ на Чукотском пограничье и в окрестностях Амеразийского бассейна Северного Ледовитого океана, из Брамли (2014 г.). Образцы горных пород были собраны в рамках проекта U.S. усилия по нанесению на карту континентального склона Аляски и определению характера батиметрических максимумов, образующих продолжения континентального шельфа Аляски. Дноуглубительные работы и одновременное батиметрическое картирование были выполнены в рамках серии рейсов с использованием ледокола береговой охраны США Healy Центром картирования прибрежных районов и океанов Университета Нью-Гэмпшира, P.I. Ларри А. Майер: http://ccom.unh.edu/theme/law-sea См. также: Расширенный континентальный шельф США. Отчеты о рейсах доступны здесь: http://ccom.unh.edu/theme/law-sea/cruise-reports/arctic.

Рисунок 4. Приблизительная реконструкция чукотского пограничья до Пирьи в канадской Арктике до образования рифтов в Северном Ледовитом океане по данным O’Brien et al. (2016)

Сейсмотектоника Корякского нагорья — одного из активных краев континента Евразия

Анкундинов Л.А., Рожкова В.К. (1970). Государственная геологическая карта СССР. К 1 : 200 000. Корякская серия.Листы П-58-XXXV, О-58-В. Объяснительная записка. Москва, 58 с. (на русском).

Апрелков С.Е., Декина Г.П., Попруженко С.В. (1997). Особенности геологического строения Корякского нагорья и бассейна реки Пенжины. Тихоокеанская геология, 16(2), 46-57.

Байков А.И., Яроцкий Г.П. (1979). К тектонике переходной зоны континент-океан на Камчатке: XIV Тихоокеанский международный конгресс (с.67-68). Хабаровск-Москва (на русском языке).

Белый В.Ф. (2003). Структурные зоны северо-западного простирания — актуальная проблема кайнозойской тектоники Северо-Восточной Азии: Геодинамика, магматизм и минерагения континентальных окраин Тихоокеанского Севера. проц. Всероссийского собрания (т. 1, с. 147-149). Магадан (на русском).

Белявский В.В., Зотов Э.Е., Ракитов В.А., Нурмухамедов А.Г., Попруженко С.В., Шпак И.П., Храпов А.В. (2007). Глубинная сейсмогеоэлектрическая модель Охотско-Чукотского вулканогенного пояса и Центрально-Корякской складчатой ​​зоны в пределах Корфско-Верхнепенжинского профиля. При Олюторском землетрясении 20(21) апреля 2006 г. Корякское нагорье. Первые результаты исследований (стр. 277-288). Петропавловск-Камчатский: Изд. Геофизической службой РАН (на русском языке).

Бокун А.М., Назаревич А.В. (2013). Строение и динамика зон горизонтального рассланцевания (по результатам физического моделирования и натурных исследований).Геодинамика, (1), 129-141. https://doi.org/10.23939/jgd2013.01.129 (на русском языке).

Ващилов Ю.Я. (1982). Глубинное строение Охотско-Чукотского вулканогенного пояса по геофизическим данным. Тихоокеанская геология, (4), 45-47.

Габсатаров Ю.В. (2015). Кинематика микропластин Северо-Восточной Азии: Дис. Москва: ИФЗ РАН, 192 с. (на русском).

Габсатаров Ю.В., Стеблов Г.М., Фролов Д.И. (2013). Результаты новых GPS-наблюдений в районе Беринговской микроплиты. Физика Земли, (2), 1-5.

Городинский М.Е. (ред.). (1982). Геологическая карта Северо-Востока СССР. Ленинград: Издание ВСЕГЕИ, СВГУ Мингео СССР.

Гинтов О.Б. (2005). Полевая тектонофизика и ее применение для изучения деформаций земной коры Украины. Киев: Феникс, 572 с. (на русском).

Гусева Т.В., Крупенникова И.С., Мокрова А.Н., Передерин В.П. (2016). Геодезический спутниковый мониторинг и сейсмическая активность северо-запада России. Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса, 13(5), 133-141. https://doi.org/10.21046/2070-7401-2016-13-5-133-141 (на русском языке).

Дмитриев В.Д., Яроцкий Г.П. (1974). Роль напряжений в формировании рудоносных структур Корякско-Камчатского региона. В «Механике литосферы» (стр.64-66). Москва: Недра.

Литвинов А.Ф., Патока Н.Г., Марковский Б.А. (Ред.). (1999). Карта полезных ископаемых Камчатского края. Масштаб 1 : 500 000. СПб: Издание ВСЕГЕИ, 19 с. (на русском).

Соловьев В.В., Рыжкова В.М. (Ред.). (1996). Рельефная карта основания литосферы России. Масштаб 1: 10 000 000. Пояснительная записка (стр. 187-194). Москва-ул. Петербург: Издание Роскомнедра, ВСЕГЕИ.

Каталог землетрясений Камчатки и Командорских островов.Информационная система сейсмологических данных Камчатского отделения ГС РАН. (2020). Получено с http://sdis.emsd.ru/info/earthquakes/catalogue.php (на русском языке).

Копп М.Л., Вержбицкий В.Е., Колесниченко А.А., Тверитинова Т.Ю., Васильев Н.Ю., Корчемагин В.А., Мострюков А.О., Иоффе А.И. (2014). Современное поле напряжений на востоке Русской плиты и Урала по макро- и мезоструктурным данным. Геотектоника, (4), 23-43. https://doi.org/10.7868/S0016853X14040067 (на русском языке).

Корнилов Б.А. (1971). Карта аномального магнитного поля СССР. Объяснительная записка. Лист П-58, 59. Москва: Центргеология, 36 с. (на русском).

Ландер А.В., Букчин Б.Г., Дрознин Д.В., Кирюшин А.В. (1994). Тектоническая позиция и параметры очага Хайлинского (Корякского) землетрясения 8 марта 1991 г.: существует ли Берингийская плита? Вычислительная сейсмология, (26), 103-122 (на русском языке).

Ландер, А.В., Левина В.И., Иванова Е.И. (2007). Олюторское землетрясение 20(21) апреля 2006 г., Мw = = 7.6: сейсмическая история района и предварительные результаты изучения серии афтершоков. При Олюторском землетрясении 20(21) апреля 2006 г. Корякское нагорье. Первые результаты исследований (стр. 14-33). Петропавловск-Камчатский: Изд. Геофизической службой РАН (на русском языке).

Левина В.И., Ландер А.В., Митюшкина С.В., Чеброва А.Ю. (2013). Сейсмичность Камчатского края 1962-2011 гг.Вулканология и сейсмология, (1), 41-64. https://doi.org/10.7868/S0203030613010057 (на русском языке).

Чекунов А.В. (Ред.). (1987). Литосфера Центральной и Восточной Европы. Геотраверс I, II, V. Киев: Наукова думка, 168 с. (на русском).

Лозыняк П., Мисюра Я. (2010). Особенности геологического строения донеогенового основания Закарпатской котловины. Геология и геохимия горючих копалин, (3-4), 73-83 (укр.).

Лопатин Б.В., Яроцкий Г.П. (1983). О тектонико-минералогическом районировании севера Камчатской области. Геологическое строение и полезные ископаемые Камчатки (стр. 46-49). Петропавловск-Камчатский (на русском языке).

Мороз Ю.Ф. (1987). Глубинное строение юго-западной части Корякского плато. Советская геология, (5), 118-123 (на русском языке).

Назаревич А.В. Особенности процессов в очагах на примере катастрофических суматранских землетрясений.В Теоретические и прикладные аспекты геоинформатики (стр. 260-278). Киев (укр.).

Назаревич А.В., Назаревич Л.Е. (2013а). Геодинамика, тектоника и сейсмичность Карпатского региона Украины. Геодинамика, (2), 247-249. https://doi.org/10.23939/jgd2013.02.247 (на украинском языке).

Назаревич А.В., Назаревич Л.Е. (2002). Глубинные коллекторно-трапповые тектонические структуры в литосфере Прикарпатья Украины: природа, генезис и перспективные ресурсы.Научный вестник Ивано-Франковского национального технического университета нефти и газа, (3), 10-21 (на украинском языке).

Назаревич Л.Е., Назаревич А.В. (2006). Особенности подготовки и характеристики очага Береговского землетрясения 1965 г. (по данным макросейсмики). Геодинамика, (1), 61-74 (укр.).

Назаревич А.В., Назаревич Л.Е. (2019). О рельефных особенностях геодинамики Украинских Карпат и их связи с нефтегазоносностью: Сб.Международной научно-практической конференции «Добыча полезных ископаемых в Украине. Перспективы для инвестиций», Украина, Трускавец, 7-11 октября 2019 г., Киев, 2019 г. (Том 1, стр. 355-359) (на украинском языке).

Назаревич Л.Е., Назаревич А.В. (2013б). Сейсмичность украинской части Складчатых Карпат. Проблемы сейсмологии в Узбекистане, (10), 16-22 (на русском языке).

Назаревич Л.Е., Назаревич А.В. (2012). Сейсмичность и некоторые особенности сейсмотектоники Украинских Карпат.Геодинамика, (1), 145-151. https://doi.org/10.23939/jgd2012.01.145 (на украинском языке).

Нурмухамедов А.Г., Недядко В.В., Ракитов В.А., Липатьев М.С. (2016). Границы литосферы на Камчатке по данным метода обменных волн землетрясений (МВВМ). Вестник КРАУНЦ. Науки о Земле, (1), 35-52.

Чебров В.Н. (Ред.). (2007). Олюторское землетрясение 20(21) апреля 2006 г., Корякское нагорье. Первые результаты исследований. Петропавловск-Камчатский: Изд-во Геофизической службы РАН, 290 с.(на русском).

Поздеев А.И. (1986). Государственная геологическая карта СССР. Масштаб 1 : 200 000. Лист Р-59-XIV (перевал Учхичхиля). Объяснительная записка. Москва, 107 с. (на русском).

Поляков Г.П., Яроцкий Г.П. (1980). Метасоматическая зональность вторичных кварцитов Малетойваямской рудной пачки Северной Камчатки. В кн.: Рудное районирование и физико-химия гидротермальных систем (стр. 43-49). Новосибирск: Наука.

Рогожин Е.А. (2012). Очерки региональной сейсмотектоники. Москва: Изд-во Института физики Земли РАН, 340 с. (на русском).

Филатова Н.И., Егорова И.В., Дворянкин А.И. (Ред.). (1984). Структуры континентальной и переходной коры на космических снимках. Москва: Недра, 211 с. (на русском).

Федотов С.А., Чехович В.Д., Егоркин А.В. (2011). Неогеновое глубинное строение юга Корякского нагорья и современная сейсмичность региона.Доклады АН, 437(5), 655-658.

Чекунов А.В., Ливанова Л.П., Гейко В.С. (1969). Глубинное строение и некоторые особенности тектоники Закарпатского прогиба. Советская геология, (10), 57-68 (на русском языке).

Яроцкий Г.П. (2006). Геолого-геофизические закономерности локализации месторождений вулканической серы в Тихоокеанском рудном поясе (Корякия, Камчатка, Курильские острова, Япония). Петропавловск-Камчатский: Изд. Дом В.Камчатский государственный университет имени Беринга, 138 с. (на русском).

Яроцкий Г.П. (1974). Закономерности локализации месторождений серы в Северо-Камчатском сероносном районе и геофизические методы при их разведке: Кандидатская диссертация, 20 с. (на русском).

Яроцкий Г.П. (2014). Поперечные нарушения активных окраин континентов Тихоокеанского рудного пояса. Геофизическая разведка. Книги 2 и 3. Петропавловск-Камчатский: Изд.Дом ФГБОУ ВПО им. В. Беринга Камчатский государственный университет, 319 стр. (на русском).

Яроцкий Г.П. (2010). Разломно-блоковая тектоника литосферы северо-восточной части тихоокеанского побережья Евразии как очаг землетрясений на юго-западе Корякского нагорья. Геодинамика, (1), 28-36.

Яроцкий Г.П. (2008). Сейсмичность и разломная тектоника юго-запада Корякского нагорья. «Тектонофизика и актуальные вопросы наук о Земле.К 40-летию создания М.В. Гзовского в лаборатории тектонофизики Института физики Земли РАН». Материалы Всероссийской конференции (т. 2, с. 372-375). Москва: Изд. Институтом физики Земли (на русском языке).

Яроцкий Г.П. (2003). Тектоника и минерагения переходной зоны континент-океан. Геодинамика, магматизм и минерагения континентальных окраин Северной Пацифики. Материалы Всероссийского совещания (т.3, стр. 244-249). Магадан (на русском).

Яроцкий Г.П. (2013). Тектоническое явление Хайлинского землетрясения 8 марта 1991 г. на юго-западе Корякского нагорья. Геодинамика, (1), 110-123.

Яроцкий Г.П. (2016). Феномен Хайлинского землетрясения 1991 г. на юго-западе Корякского нагорья. Кн. 4. Петропавловск-Камчатский: Изд. Дом Камчатского государственного университета имени В. Беринга, 177 с. (на русском).

Яроцкий Г.П., Назаревич А.В., Назаревич Л.Е., Ляшкевич З.М. (2015). О связи сейсмичности с геодинамикой, разломно-блоковой тектоникой и вулканизмом (на примере Камчатки и Украинских Карпат). 100 лет инструментальным сейсмологическим наблюдениям на Камчатке. Материалы Пятой научно-технической конференции «Проблемы комплексного геофизического мониторинга Дальнего Востока России» 27 сентября — 3 октября 2015 г. Петропавловск-Камчатский (КД).

Центр землетрясений Аляски (2020 г.). Получено с https://earthquake.alaska.edu/earthquakes.

Бургманн Р., Коган М.Г., Стеблов Г.М., Хилли Г., Левин В.Е. и Апель Э. (2005). Межсейсмическая связь и распределение неровностей вдоль Камчатской зоны субдукции. Журнал геофизических исследований: Solid Earth, 110 (B7), B07405. https://doi.org/10.1029/2005JB003648.

Каталог СЕС. (2020). Получено с http://earthquake.usgs.gov/data/centennial/centennial_Y2K.CAT

Кросс, Р.С., и Фреймюллер, Дж.Т. (2008). Свидетельства и последствия существования плиты Беринга на основе геодезических измерений Алеутских островов и западной Аляски. Журнал геофизических исследований: Solid Earth, 113 (B7), B07405. https://doi.org/10.1029/2007JB005136.

землетрясения на Аляске — с декабря 1918 г. по ноябрь 2019 г. NOAA / NWS / Центр предупреждения о цунами в Тихом океане. (2019). Получено с https://www.youtube.com.com/watch?v=VMg96IU1LD4.

Эндерс, М., Бойс, Э.С., Бирма, Р., Уокер, К., и Фо, К. (2011). Обсерватория на границе плиты Earthscope, регион Аляска, обзор эксплуатации, обслуживания и улучшения сети. Эос Транс. AGU, Осенняя встреча. Доп. Аннотация G41A-0718.

Фуджита К., Макки К.Г., Маккалеб Р.К., Кунбина Л.В., Кковалев В.Н., Имаев В.С., Смирнов В.Н. (2002). Сейсмичность Чукотки, северо-восток России. В Э.Л. Миллер, А.Гранц, С.Л. Клемпер (ред.), Тектоническая эволюция Берингова шельфа, Чукотского моря, Арктической окраины и прилегающих массивов суши (Том 360, стр. 259-272). геол. соц. амер., спец. Пап. сер.

Глобальный каталог тензоров центроидных моментов. (2020). Получено с https://www.globalcmt.org/CMTsearch.html.

Гордеев Э.И., Пинегина Т.К., Ландер А.В. & Кожурин А.И. (2015). Берингия: Сейсмическая опасность и фундаментальные проблемы геотектоники. Известия, Физика твердой Земли, 51(4), 512-521.https://doi.org/10.1134/S1069351315030039.

Коган М.Г., Стеблов Г.М. (2008). Текущая глобальная кинематика плит по данным GPS (1995-2007 гг.) с согласованной с плитами системой отсчета. Журнал геофизических исследований: Solid Earth, 113 (B4), B04416. https://doi.org/10.1029/2007JB005353.

Ковачикова С., Логвинов И., Назаревич А., Назаревич Л., Пек Дж., Тарасов В. и Календа П. (2016). Сейсмическая активность и структура глубинной проводимости Восточных Карпат.Studia Geophysica et Geodaetica, 60, 280-296. https://doi.org/10.1007/s11200-014-0942-y.

Макей К.Г., Фуджита К., Гунбина Л.В., Ковалев В.Н., Имаев В.С., Козьмин Б.М., Имаева Л.П. (1997). Сейсмичность района Берингова пролива: свидетельство Берингова блока. Геология, 25(11), 979-982. https://doi.org/10.1130/0091-7613(1997)025<0979:SOTBSR>2.3.CO;2.

Окал, Э.А. (2005). Переоценка великих Алеутских и Чилийских землетрясений 17 августа 1906 года.Международный геофизический журнал, 161(2), 268-282. https://doi.org/10.1111/j.1365-246X.2005.02582.x

Поиск в каталоге землетрясений/геологической службы США. (2020). Получено с https://earthquake.usgs.gov/earthquakes/search/.

Старостенко В., Яник Т., Коломиец К., Чуба В., Срода П., Град М., Ковач И., Стефенсон Р., Лисинчук Д., Тибо Х. , Артемьева И., Омельченко В., Гинтов О., Кутас Р., Гринь Д., Гутерч А., Хегедуш Э., Комминахо К., Легостаева О., Тиира Т. и Толкунов А. (2013). Скоростная сейсмическая модель земной коры и верхней мантии по профилю БЛИН через Карпаты между Паннонской впадиной и Восточно-Европейским кратоном. Тектонофизика, 608, 1049-1072. https://doi.org/10.1016/j.tecto.2013.07.008.

Раннеморские традиции Берингова, Чукотского и Восточно-Сибирского морей на JSTOR

Абстрактный

На Аляске мыс Денби в проливе Нортон представляет собой самое раннее археологическое свидетельство морской адаптации в северной части Берингова моря.Здесь, как и на мысе Крузенштерн на восточном побережье Чукотского моря, охотники на северных оленей с арктическими традициями малых орудий (комплекс Денби Флинт – 4700-3500 л.н.) выходили на берег для охоты на тюленей в прибрежной зоне в весны до начала летних месяцев. К 3200 г. до н.э. появились более убедительные доказательства морской адаптации (охота на моржей, белых медведей, тюленей и, возможно, китов) на участке Чертово ущелье на острове Врангеля и Старом китобойном комплексе на береговой гряде 53 на мысе Крузенштерн.Следующие фазы Чорис и Нортон (3000-2000 гг. до н.э.) отражают возвращение к смешанному морскому и наземному промыслу с упором на карибу и прибрежную охоту на тюленей и моржей. Во времена Нортона большие деревни возникли вследствие обильного вылова рыбы в реках юго-западной Аляски. Культурная интенсификация во время нортонской фазы заложила основу для развития полномасштабной морской адаптации в Берингово-Чукотско-Восточно-Сибирском морях, что нашло отражение в фазах Старого Берингова моря/Оквика, Пунука/Бирнирка и Туле предыстории эскимосов.Недавние данные с участка на острове Жокова в Восточно-Сибирском море указывают на большую глубину адаптации к морю, чем зафиксировано археологически для Берингова и Чукотского морей. Около 8000 лет до н.

Информация о журнале

Arctic Anthropology, основанный в 1962 году Честером С. Чардом, представляет собой международный журнал, посвященный изучению северных культур и народов Старого и Нового Света.Представлены археология, этнология, физическая антропология и родственные дисциплины с упором на: изучение конкретных культур арктических, субарктических и сопредельных регионов мира; заселение Нового Света; взаимоотношения между культурами Нового Света и Евразии циркумполярной зоны; современные проблемы и культурные изменения северных народов; и новые направления междисциплинарных северных исследований.

Информация об издателе

Издательство Университета Висконсина, подразделение Высшей школы Вашингтонского университета в Мэдисоне, опубликовало более 3000 наименований и в настоящее время издано более 1500 научных, региональных и общих книг.Пресса публикует десять рецензируемых академические и профессиональные журналы по гуманитарным, общественным и медицинским наукам. См. веб-сайт Отдела журналов для Дополнительная информация.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.