Турция это азия: Где находится Турция в Азии или в Европе?

Содержание

Где находится Турция в Азии или в Европе?

Количество просмотров: 8 358

Где же на самом деле находится Турция в Европе или Азии? 

Хотя в Турции, независимо от того, находитесь вы в Европе или Азии, зависит от того, где вы находитесь в стране. Турецкая Республика является трансконтинентальной евразийской нацией, расположенной между Европой и Азией. Турция является светским государством и практикует демократическую законодательную форму правления. Страна имеет богатое культурное и древнее наследие и, как полагают, является местом последнего покоя библейского Ноева ковчега.

Турецкая Республика может похвастаться богатой текстильной, пищевой, горнодобывающей, сельскохозяйственной, металлургической и нефтяной отраслями. Страна граничит с Болгарией и Грецией на северо-западе, Ираном, Арменией и Азербайджаном на востоке, с Сирией на юге и с Грузией на северо-востоке. Турция окружена Средиземным морем на юге, Черным морем на севере и Эгейским морем на западе.

Достопримечательности Стамбула: 6 Невероятных мест Турецкой столицы

Европа или Азия: где Турция?

Турция, по массе суши, занимает 95% в Азии и 5% в Европе. Раздел «Анатолия» охватывает 95%, а 5% – Фракия на Балканском полуострове, расположенном в Юго-Восточной Европе.



Анатолия, также известная как Малая Азия, Азиатская Турция или Анатолийское плато, представляет собой обширный прямоугольный полуостров между Европой и Азией. В Анатолии смешанный климат плодородный и полузасушливый, а в регионе полно холмов и гор. В городе проживает более 10% жителей Турции, а Стамбул – самый большой город, столица Анкара – в Азии.

Стамбул – третий по плотности город в Европе после Москвы и Парижа. Турецкие проливы, связывающие Эгейское море с Черным морем, отделяют Фракию в Европе и Анатолию в Азии. Эти проливы включают Босфор, Мраморное море и Дарданеллы. 

Отдых в Турции: пригородные курорты

Геополитика Турции

Существует четкая линия предпочтения и поддержки между Азией и Западом, когда дело касается международной политики и развития.

Хотя Запад является демократическим и капиталистическим, многие азиатские государства традиционно склоняются к идеологии социализма и коммунизма. Турция, одной ногой на каждом континенте, пережила трудное время, балансируя две разные идеологии. В большинстве случаев Турция поддерживала Запад и входила в региональные органы в Европе.



Турция является членом НАТО и поддерживает вторжение США в Ирак в 1990 и 2003 годах. Турция имеет вторую по величине постоянную военную силу в НАТО и разделяет ядерную политику с Германией, Бельгией, Нидерландами и Италией. Страна выразила заинтересованность в вступлении в Европейский Союз, но процесс не был гладким.



Турция является одним из основателей ООН и является давним членом Совета Безопасности ООН. В последнее время глобальная политика Турции, похоже, смещается в сторону Ближнего Востока.

Топ-10 лучших городов Азии

Влияние географического положения Турции на культуру страны

Турецкое население состоит из этнических турок, армян, греков, евреев, курдов, черкесов, албанцев, боснийцев, грузинов, среди прочих, отражает его континентальное государство.

Развитие Турции отражает состояние государства, стремящегося следовать западной цивилизации, культуре и системам, несмотря на то, что 95% из них находится в Азии. Тесная связь Турции с Западом внесла существенный вклад в развитие и укрепление ключевых государственных институтов. Это тесное партнерство поставило Турцию в качестве ключевого союзника Запада в глобальных кампаниях против многих азиатских государств. 

Спасибо что прочитали статью «Где находится Турция в Азии или в Европе?». Если у вас есть интересные истории, пишите их нам на почту [email protected] или в комментарии. До скорых встреч. Ваши секреты на Ухо!

Поделись с друзьями:

Также стоит прочитать:

Турция и Центральная Азия — Carnegie Endowment for International Peace

Недавний визит Президента Казахстана Н.Назарбаева в Турцию имел значительный международный и внутренний резонанс. Это было связано с изменением тональности в традиционной риторике и некоторыми высказываниями лидера Казахстана в адрес России. В этой связи возникает вопрос, насколько в реальности сильны позиции Турции в регионе, каковы ее истинные цели и инструменты проведения эффективной внешнеполитической линии.

 Историческая ответственность мотивирует интерес Турции к близлежащим зонам, включая Кавказ, Каспийский и Черноморский бассейны, Балканы, Восточное Средиземноморье и Ближний Восток от Персидского залива до Северной Африки. Новые внешнеполитические амбиции Турции получили название политики «неоосманизма».

Турция стремится стать «энергетической биржей» Евразии, монополизировав энергетические потоки, идущие с востока на запад. Достаточно назвать сданный в эксплуатацию трубопровод Баку — Тбилиси — Джейхан, обеспечивающий поставки 50 млн. тонн сырой нефти в год.

Турция, находящаяся в точке пересечения самых важных, но при этом проблемных регионов мира, — Европы и Азии — реализует необычайно активную и амбициозную внешнюю политику. Турецкая дипломатия стремится свести к нулю проблемы с ближайшими соседями по региону, решая их путем многостороннего диалога. После некоторой паузы исламистское руководство Турции вернулось к политике 1990-х гг., включающей себя элементы пантюркизма. Этот поворот оказывает непосредственное влияние на отношения Анкары с постсоветскими государствами Кавказа и Центральной Азии, а также затрагивает интересы России, Ирана и Китая.

Для Казахстана отношения с Турцией носят дружеский и партнерский характер. Тем не менее, некоторые элементы во внешней политике Анкары (пантюркизм, конкуренция за транспортировку энергоресурсов, антизападные жесты в духе исламской солидарности и т.д.) способны негативно отразиться на отношениях Казахстана с рядом государств.

После свержения режима талибов в Афганистане Турция стала активным участником международных сил содействия безопасности в Афганистане. Она также прикладывает немало усилий для укрепления инфраструктуры этой страны в области образования, здравоохранения и промышленности. По инициативе Турции в Анкаре и Стамбуле с 2007 по 2009 год была проведена серия трехсторонних встреч на высшем уровне, в которых турецкая сторона выполняла своего рода посредническую функцию в нормализации афгано-пакистанских отношений.

В конце января 2010 года Турция сделала попытку выступить в качестве посредника между Кабулом и боевиками, а также Кабулом и Исламабадом. Основная идея Анкары состояла в том, чтобы придать проблеме региональный характер, т.е. привлечь соседние государства к более активному участию в решении афганской проблемы.

Доктрина «неоосманизма», точнее, его апология для внешнего пользования заключается в следующем. Турция окружена странами Среднего Востока, Кавказа и Балкан. Во всех этих регионах, особенно после окончания холодной войны, наблюдается нестабильность. На «постосманском» пространстве по-прежнему не разрешены территориальные споры. Всего этого не было во времена Османской империи, когда царила стабильность. Более того, Османская империя, хоть и была похожа на теократическое государство, но если проанализировать отношения государства и религии в ней, то она более соответствовала современной светской модели. Суть «неоосманизма» заключается в «усилении внешнеполитической роли Турции в регионе во имя стабильности».

Турция и Россия позиционируют себя в качестве двух великих держав в Евразийском регионе, сыгравших значительную роль в формировании культурной и общественно-политической ткани Евразии. По мнению официальной Анкары, Турция и Россия – главные игроки, способствующие поддержанию мира и сохранению стабильности в своем регионе.

После распада СССР развитие многоплановых связей с постсоветскими республиками Южного Кавказа и Центральной Азии становится одним из наиболее важных направлений внешней политики Турции, поскольку это должно было способствовать решению ряда стоявших перед ней внутренних и геополитических задач. Основную роль в организации и координации этой деятельности играет специально созданная государственная структура «Турецкое агентство по сотрудничеству и развитию». Важное внимание уделяется укреплению правовой и институциональной базы сотрудничества, ее унификации в соответствии со стандартами ЕС, к которым Турция уже адаптирована в связи с вступлением в европейский таможенный союз.

Турция прилагает значительные усилия в направлении развития деловых отношений со странами Евразии. Прямые инвестиции турецких фирм в этот регион уже превысили 10 млрд. долларов. Кроме того, национальные подрядчики реализуют в евразийских государствах свыше 1 700 проектов на общую сумму 35 млрд. долларов.

В сфере культуры и политики первоначальным объектом совместных усилий стало проведение международных тюркских курултаев, первый из которых состоялся 21 марта 1993 года. Они задуманы как съезды представителей общественных организаций тюркских государств и общин всего мира, проводятся параллельно саммитам тюркских государств, идея организации которых принадлежит восьмому президенту Турции Т. Озалу. В саммитах (первый из них был проведен в Анкаре в октябре 1992 года) участвуют высшие представители государственных структур тюркских стран. Когда в 2002 году к власти в Турции пришла партия «Справедливость и развитие», она отказалась от этой идеи, однако в 2006 году исламисты возобновили проведение курултаев, сделав тюркское направление своей внешней политики одним из приоритетных.

Однако, если в 1990-х годах политика Турции в республиках Центральной Азии строилась во многом на эмоциях, то ныне она подходит к вопросам интеграции и сотрудничества с государствами региона более взвешенно. По мнению Анкары, тюркские республики должны сближаться на основе экономического и культурного партнерства. Примером успешной интеграции может служить тот же Евросоюз, в котором государства Европы сначала занялись решением экономических вопросов, а уже после того перешли к созданию единых политических институтов и структур.

Развитие отношений с государствами Центральной Азии Турция рассматривала как способ достижения стратегических целей — активизировать свою политику на региональном и более широком международном уровне, повысить ее геостратегическое значение в глазах своих западных союзников.

Идею имплантации турецкой модели в республики Центральной Азии в качестве идеального варианта развития активно поддерживал Запад. Для него целесообразность данной модели заключалась в том, что она включала в себя три основные составляющие: светское государственное устройство, демократическое правление, свободные рыночные отношения. И хотя сама модель была далека от совершенства, ее внедрение было вызвано заинтересованностью Запада в экономико-геополитической трансформации в странах региона.

В 2000-е годы в Анкаре осознали необходимость пересмотреть политические подходы к странам Центральной Азии. Ставка была сделана на реализацию более реальных проектов и на отказ от чрезмерно амбициозных планов в отношении этих республик. В годы правления кабинета Эрдогана политика Турции стала более активной и многовекторной как на глобальном, так и на региональном уровнях. Новая элита стала делать больший акцент на подходах, основанных на оценке своих реальных интересов и возможностей.

Большое значение в развитии сотрудничества, в том числе в политической сфере, сыграл Десятый курултай, состоявшийся в 2006 году. Именно с того времени Турция начала переходить от деклараций к практическим действиям. Тогда впервые в работе курултая участвовали представители государственных органов власти, включая премьер-министра Турции и президента Азербайджана. Так, глава правительства Р. Эрдоган выступил на курултае с инициативой создать Содружество тюркоязычных государств, которое подготовит условия для их экономической интеграции и позволит им выступать на международной арене с единых позиций.

Туманные перспективы членства Турции в Евросоюзе приводят ряд исследователей к заключению, что в связи с этим рано или поздно она будет вынуждена осознать, что ей следует искать иные внешнеполитические ориентиры. Такой альтернативой для Анкары может стать тюркский мир (точнее, Центральная Азия), с которым она имеет тесные культурные и исторические связи, а также общие экономические интересы.

Политика в отношении государств Центральной Азии, где интересы Турции, как и на Кавказе, тесно соприкасаются с интересами России, также достаточно ясно охарактеризована в Программе ПСР.

Стратегической целью Турции, разумеется, после реализации этапа экономического объединения, может стать создание политического союза тюрко-язычных государств и его превращение в весомый инструмент международной политики. События 2007-08 годов свидетельствуют, что Анкара уже начала предпринимать конкретные шаги по развитию такого союза, для создания административно-организационного каркаса которого она стремится использовать опыт строительства структуры ЕС.

На пути к реализации модели общетюркского союза Турция действует по нескольким направлениям. В первую очередь эта политика включает:
1) стратегию, направленную на создание единого энергетического бассейна, который не должен зависеть от России и который даст возможность республикам Центральной Азии получить прямой доступ к рынкам Европы. Здесь Турция будет выступать в роли основного транспортного коридора для поставок энергоносителей;
2) активизацию развития деловых отношений и создания единой системы коммуникаций в регионе, что должно усилить товарооборот и систему личных контактов как между руководством отдельных стран, так и среди простых людей;
3) сотрудничество в сфере языка и культуры, призванное сформировать идеологическое обоснование интеграционных вопросов тюркско-исламского мира;
4) постепенное усиление политической интеграции государств региона путем создания институтов по примеру ЕС.

Турция стремится (по крайней мере, на официальном уровне) также взять на себя главную роль в борьбе против проникновения радикальных исламистов в страны ЦА. Это может дать ей дополнительные возможности укрепить влияние в регионе. Многие проекты не смогли успешно реализоваться, так как в большой степени зависели от материальной и технической поддержки США. Сама Турция не обладает средствами для самостоятельной помощи странам региона в полном объеме, для этого необходимо содействие в защите границ, обеспечении соответствующих средств противовоздушной обороны и сил специального назначения. Кроме того, попытки Турции наладить сотрудничество со странами ЦА столкнулись с проблемой усиления влияния России в регионе.

Необходимо отметить, что в самой Турции (а также на Западе) активно действует ряд организаций (движений, обществ, религиозных общин), которые открыто и агрессивно проповедуют идеи пантюркистской и панисламистской солидарности, объединения на тюрко-мусульманской основе всех тюркских народов под эгидой Турции. При этом эти организации тесно рассматриваются «как умеренно-исламские» и связаны с правящей ПСР. К наиболее активным относятся религиозные общины Фетхуллаха Гюлена и Аднана Октара (он же Харун Яхья). Последний возглавляет одно из течений нурджизма, которое особенно активно пропагандирует концепцию тюрко-исламского союза как вариант умеренного ислама. Иногда эта концепция представлена как Союз Тюрок (Turk Birligi). Концепция апеллирует к османскому наследию и фактически смыкается с почти официальной доктриной «неоосманизма».

Важным аспектом укрепления своего влияния среди тюркских республик Анкара рассматривает военно-техническое и военно-политическое сотрудничество (в т.ч. в рамках НАТО). В частности, обучение у турецких военных инструкторов прошли 1 299 чел. из Туркменистана, 401 из Кыргызстана, 426 из Узбекистана, 383 из Казахстана.

Немаловажное значение имело и то обстоятельство, что Турция не располагает развитой научно-технологической базой, хотя и осуществляет весьма масштабные проекты по развитию собственной военной промышленности. Очевидно, она была заинтересована в реализации совместных программ со странами ЦА для расширения не только военно-технического, но и политического присутствия в регионе.

Таким образом, интерес Турции к странам ЦАР обусловлен как экономическими, так и военно-стратегическими соображениями вкупе с вопросами глобальной безопасности, что усиливает конкуренцию и накладывает отпечаток на непростые межгосударственные отношения в регионе. Однако, несмотря на близость в подходах ко многим актуальным международным вопросам и начало «диалога нового уровня», Москва и Анкара продолжают конкурировать на пространстве СНГ, в первую очередь в центральноазиатских и закавказских республиках.

В 2011 году наиболее активной в регионе была политика Анкары в отношении Киргизстана. После апрельской революции 2010 года и событий в Оше Турция в числе первых поддержала Киргизию, выделив единовременную помощь в объеме 10 млн. долларов, а также стройматериалы для погорельцев.

В 2011 году состоялись визиты премьера Эрдогана в Бишкек и премьера Атабекова в Анкару. В целом, по словам Эрдогана, Турция намерена инвестировать в Киргизию около 450 млн. долларов. Турция была заинтересована также в получении части акций или даже всего оборонного завода «Дастан», что вызвало глубокую озабоченность Москвы (прошла информация о том, что в Бишкеке на самом высоком уровне обсуждается вопрос о передаче Турции 49% акций).

Сегодня Турция вновь продемонстрировала готовность оказать финансовую помощь Киргизии в размере 71 млн. долл. Кроме того, Анкара простила Бишкеку 51 млн. долларов долга. Турецкие бизнесмены откликнулись на призыв своего премьера-министра увеличить торговый оборот с Киргизией до 1 млрд. долл. В настоящее время внешнеторговый оборот между двумя странами составляет 159 млн. долл.

Турецкому бизнесу был предложен новый проект по созданию в Киргизии крупного карго-центра и открытию авиакоридора Стамбул–Бишкек–Шанхай. Для достижения цели Анкара и Турция подписали соглашение о создании высшего межгосударственного совета. Цель – оказать содействие в продвижении экономических реформ в Киргизии и повысить инвестиционную привлекательность страны. Курировать совет будут специально созданные наднациональные органы правительств двух стран.

На отношения между Узбекистаном и Турцией влияет груз прошлого недоверия. Ташкент подозревает Анкару в неоимперских амбициях в тюркском мире, обвиняет в поддержке узбекской оппозиции (после террористических актов в Ташкенте зимой 1999 года Турция отказалась выдать известного оппозиционера Мухаммада Солиха, которого власти Узбекистана обвинили в связях с террористами и подготовке покушения на президента Каримова), подготовке исламских радикалов из числа узбекских студентов. Несколько тысяч узбекских студентов прошли обучение в весьма популярных в то время турецких лицеях, где, как позднее выяснилось, их подвергали обработке идеями течения «Нурчилар». В целом политические взаимоотношения между Турцией и Узбекистаном, в отличие от других центральноазиатских республик, оставались в последние годы весьма нестабильными.

В 2011 году отношения между двумя странами омрачились попытками узбекских властей силовыми методами осуществить передел торгового рынка путем вытеснения турецкого бизнеса и ликвидации всех представительств турецких торговых компаний. Официально было сообщено о закрытии около 50 турецких предприятий, руководители и сотрудники которых привлечены к различным степеням ответственности за то, что «злоупотребили созданным для них в Узбекистане благоприятным инвестиционным климатом и дружественными связями». В числе нарушителей экономического доверия были названы «Орзу пластик», «Эмир текстиль», «Polat T.S.», «Akeca texstil», «Oskainak», «Gunes caf» и другие известные турецкие предприятия в Узбекистане.

Но, по-видимому, это не означает, что режим благоприятствования для турецких предпринимателей в Узбекистане подошел к концу. Многие наблюдатели считают, что обвинения в пособничестве запрещенным религиозным организациям — предлог в борьбе с экономическими конкурентами.

Турция традиционно имеет крупные инвестиции в узбекской экономике, но в то же время сейчас она далеко не так важна для Узбекистана в стратегическом отношении, как Россия, США или страны Евросоюза.

Отношения между Казахстаном и Турецкой Республикой поднялись на новый уровень в 2006 году в ходе VIII Саммита тюрко-язычных государств. Как известно, президент Н.Назарбаев выступил с предложением создать ряд институтов тюрко-язычных государств (Парламентскую ассамблею и Совет старейшин), что нашло поддержку с турецкой стороны. Фактически, Астана сделала заявку на солидерство в тюркском мире, и Турция негласно согласилась поддержать претензии Казахстана. По-видимому, в Анкаре понимают, что без поддержки Астаны Турция не сможет проводить эффективную политику в Центральной Азии и в целом в Евразии.

С другой стороны, рост влияния и международного авторитета Казахстана позволяет сдерживать турецкие амбиции в тюркском мире, в Центральной Азии и Евразии.

Во второй половине 2000-х гг. отношения между Казахстаном и Турцией действительно перешли на уровень стратегического партнерства. Результатом стал Договор о стратегическом партнерстве (2009 г.). К 2012 году объем взаимных инвестиций составил свыше 400 млн. долл. с турецкой стороны в экономику РК, 1 млрд. долл. — из РК в турецкую экономику.

Не исключено, что чем больше страна будет разочаровываться в ЕС, тем сильнее в ней зазвучат призывы к интеграции тюркского мира, в котором Анкара занимает лидирующие позиции. В перспективе предполагаемый союз тюркских государств может стать достойной альтернативой вступлению Турции в ЕС.

С другой стороны, заинтересованность Турции в построении серьезных и долгосрочных отношений со странами Центральной Азии и непростая динамика самих взаимоотношений требуют поиска надежного партнера для осуществления совместных проектов в регионе, и именно таким партнером может стать Россия.

Турецкие деловые круги при поддержке властей действуют в значительной мере самостоятельно, не оглядываясь на реакцию Запада, занимая в регионе выгодные стратегические рубежи, которые по мере развития дадут им экономическую отдачу. Процессы интеграции тюркоязычных государств в последние годы усиливаются именно по инициативе Анкары. Она старается не форсировать события, но уверенно идет к намеченной цели.

Несмотря на обоснованные и необоснованные подозрения в адрес Турции в имперских амбициях и претензиях на лидерство в тюркском мире с целью создания некоего политического блока тюрко-язычных государств, Анкара остается одним из важнейших стратегических партнеров Казахстана. Помимо тесных экономических и этнокультурных связей, которые особенно укрепились в постсоветское время, оба государства связывают общие международные и геополитические интересы.

И Казахстан и Турция заинтересованы в более тесной интеграции в Центральной Азии. Обе страны согласны в том, что влияние внешних держав (России. Китая, Ирана) в ЦА должно иметь некие пределы. Оба государства рассматривают Евразию как естественную зону своей политической и экономической активности. Нельзя исключать вариант возникновения в будущем новой геополитической конфигурации в составе России, Турции, Казахстана, Украины (и возможно, Ирана) в случае, если ЕС оттолкнет от себя Анкару и Киев.

Казахстан ценит то влияние и те связи, которыми располагает Турция на Западе (США, ЕС, НАТО) и намерен их использовать. Со своей стороны, Анкара ценит влияние и авторитет Казахстана в СНГ и Центральной Азии и рассматривает их как дополнительный ресурс для своей внешней политики. Оба государства стремятся в Европу. Если вступление Турции в ЕС все-таки состоится, это даст дополнительные шансы на сближение РК с Евросоюзом, что естественным образом будет приветствоваться и поддерживаться Анкарой.

Единственной серьезной проблемой для Казахстана остается неясность дальнейшей эволюции турецкой политической системы в сторону ее исламизации. Победа исламистов и демонтаж системы, созданной Ататюрком, создадут новые политические реалии как внутри Турции, так и на международном уровне.

Турция и Центральная Азия | События в мире — оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW

Особенно щекотлива тема прихода к власти исламистов для тех политических сил в Турции, которые добиваются скорейшего вступления страны в ЕС. Но кроме того, Турция является важной региональной державой, оказывающей свое влияние на политические процессы в странах Центральной Азии. Со многими из этих стран турки связаны также этническим и языковым родством. Не будет ли воспринята в регионе победа Партии справедливости и развития как стимул для новой активизации радикально-исламских течений? На наши вопросы отвечает руководитель турецкой программы вещания «Немецкой волны» Бахаэддин Гюнгёр:

— В ходе предвыборной борьбы в Турции тема Центральной Азии не поднималась. Эта тема является скорее прерогативой националистов. Их партия — Партия националистического движения — ныне в парламенте не представлена. А пришедшая к власти исламская Партия справедливости и развития намерена, в первую очередь, усилить прозападную ориентацию Турции. Центральная Азия остается при таком раскладе на вторых ролях. С другой стороны, не является секретом то, что многие ведущие силы в этой партии проявляют к Центральной Азии значительный интерес. С их помощью в регионе строились мечети и школы, они пытались установить там свои порядки. В этой среде существует стремление привить Центральной Азии своё понимание ислама. Удастся ли это — другой вопрос. Естественно, что в Центральной Азии далеко не из каждого человека можно сделать исламского фундаменталиста. Кроме того, тот фундаментализм, который мы наблюдаем ныне в странах региона, не был занесен турецкими исламистами. Этот фундаментализм экспортировали другие исламские государства. В рамках этой проблемы Турция способна сыграть позитивную роль, поскольку турецкая модель развития может стать примером для подражания и стать важным фактором сдерживания фундаментализма и экстремизма при их попытках укрепиться в Центральной Азии, Закавказье и Чечне.

— Известно, что после обретения независимости так называемая «турецкая модель развития» казалось очень привлекательной для многих стран Центральной Азии. Поубавился ли с тех пор оптимизм вследствие регулярных политических и экономических потрясений в Турции?

— В настоящий момент привлекательность Турции не столь велика. Турция была примером для подражания для многих государств Центральной Азии и Закавказья, однако сейчас ситуация изменилась. Десять лет назад турецкая промышленность стремилась получить в регионе быструю прибыль, о большем никто не задумывался. Турецкие бизнесмены хлынули в Центральную Азию, но условия для крупномасштабных инвестиций там отсутствовали. В то время, когда Турция строила в регионе промышленные объекты, другие страны шли иным путем и добились большего прогресса. Турция стремилась лишь к экономическим успехам, в то время как другие страны привносили в регион свои идеи и идеологию. Возможно, Турция излишне понадеялась на этническое и культурное родство со странами региона. Нельзя забывать и о том, что постсоветские государства Центральной Азии не были способны за короткое время сменить социалистическую систему на рыночную. В то же время Россия не утратила своего влияния на этом пространстве, играет там и сегодня решающую роль. Однако Турция является связующим культурным звеном и занимает очень важное геостратегическое положение. В данном контексте Турция незаменимый партнер не только для центральноазиатских стран, но и для России. В долговременной перспективе сотрудничество с Турцией чрезвычайно важно для всех актеров в регионе. Но и сами турки не должны поступать недальновидно, полагая, что в странах Центральной Азии можно быстро заработать деньги без того, чтобы закрепиться в регионе на долгое время.

К этому мнению присоединяется и берлинский корреспондент влиятельной турецкой газеты «Хюрриет» Ахмет Кюлачи:

— Между Турцией и тюркоязычными республиками Центральной Азии существуют тесные культурные и политические контакты. Поэтому вскоре после обретения этими странами независимости появились немалые надежды на бурное развитие экономических связей. Но с течением времени стало ясно, что Турция экономически не столь сильна, как это представлялось ранее. Поэтому далеко не все намерения, которые Турция планировала осуществить в центральноазиатском регионе, оказались реально выполнимы. Я не вижу ничего необычного в том, что в будущем экономическое сотрудничество может стать теснее, но для этого ситуация в самой Турции должна значительно улучшиться. Возможно, что пришедшая к власти Партия справедливости и развития сумеет решить эту проблему, поскольку обладает в парламенте абсолютным большинством. А это позитивно повлияет на экономические и культурные связи со странами Центральной Азии.

— Как в целом смотрят в Турции на Центральную Азию? Сколь интересен ныне туркам этот регион? Вновь передаем слово Бахаэддину Гюнгёру:

— Тема Центральной Азии не является в Турции доминирующей. Регион ныне не играет такой роли как ещё 10 лет назад, когда Турция была очень заинтересована в освоении этого пространства. Не стоит забывать, что Турция одной из первых признала независимость государств региона. Тогда прилагались значительные усилия, чтобы установить с центральноазиатскими странами тесные контакты и связи, в то время как ныне это в высшей степени второстепенная тема.

В целом, Ахмет Кюлачи скептически относится к мнению, что успех турецких исламистов может негативно повлиять на религиозно-политические процессы в Центральной Азии:

— Я не считаю, что исход выборов в Турции способен как-то повлиять на внутриполитическую ситуацию в странах Центральной Азии. В этих государствах существует совершенно иное понимание ислама. Кроме того, нынешний успех исламистов — уникальное явление в истории Турецкой республики. Поэтому мне кажется, что влияние этих выборов за пределами Турции будет незначительным.

Турция — это Европа — ExpertTur новости туризма

Знаете ли вы, что именно в Турции складывались важнейшие понятия культурного кода европейской цивилизации? Истоки литературы, искусства, философии, истории следует искать именно здесь. Не верите? Поезжайте и убедитесь в этом сами.

Часть огромной Анатолии — небольшая территория на границе Средиземного и Эгейского морей. Средоточие самых популярных курортов Турции и настоящий рай для любознательных. Здесь Фалес изложил основы античной философии, Гераклит пояснил принципы диалектики, Геродот стал отцом-основателем исторической науки.

Согласитесь, этого более чем достаточно, чтобы привлечь сюда всех, кто претендует на высокое звание культурного европейца.

В бесконечном множестве образовательно-экскурсионных маршрутов мы наметим лишь ключевые точки — места, которые нельзя пропустить ни в коем случае.

Троя

Почему — вопрос некорректный! Это же Троя! Именно здесь в XII веке до н.э. велась Троянская война. Ныне Троя — археологический музей под открытым небом и памятник ЮНЕСКО. Ближайший город — Чинаккале. Археологический музей Троя открыт с 8 до 19 часов.

Мировой культуре Троя подарила все, что стало характерным для шедевров европейской литературы: увлекательный сюжет, яркие образы, глубокое проникновение в психологию персонажей, массовые батальные сцены. Веру в то, что древние легенды покоятся на исторической основе.

Два века назад ни один ученый не верил в существование этого города. А вот Генрих Шлиман в 1870 начал раскопки и нашел легендарный город Гомера — «Трою-7». Согласитесь, вдохновляет!

Что смотрим: Троя разрушалась и восстанавливалась 9 раз. Сориентироваться в путанице руин не профессионалу довольно сложно, потому присоединяемся к группе с экскурсоводом. Смотрим крепостные стены Трои-7, храм Афины, Одеон, ну и Троянского коня, разумеется.

Стоит выкроить время, чтобы посетить Айваджик (городок в 30 км от Трои) — в конце апреля здесь проходит уникальный фестиваль кочевых народов «Панийыр».Фольклор, музыка, ярмарки изделий ручной работы, продажи породистых скакунов и региональные блюда.

Непременно пробуем guvek — мясное блюдо в горшочках. Айран — прохладный, пенистый, со свежим укропом… Лучший на всем белом свете…

Сарды

Каковы его первые впечатления от Гонконга? Где он любит проводить время в городе? Кто его любимый турецкий художник? Познакомьтесь с генеральным консулом Турции в Гонконге Пейями Калёнку, задав ему несколько быстрых вопросов!

Следите за последними обновлениями консульства в Facebook и Twitter!


Генеральный консул Турции в Гонконге Пейями Калёнку обсуждает турецкую общину в городе и делится интересными фактами о своей родине, о которых он хочет, чтобы вы знали.

Турция — одно из самых популярных туристических направлений, которое в 2019 году привлекло более 50 миллионов посетителей, с ее историческими местами, разнообразным природным ландшафтом, оживленной столицей Стамбулом и морскими курортами на побережье Эгейского, Черного и Средиземного морей. Это плавильный котел, где Восток встречается с Западом, в нем используются элементы обеих культур, чтобы создать свое собственное уникальное и разнообразное сочетание. Узнайте больше о его культуре!

Мечтаете провести неделю в Турции? Не смотрите дальше! Наслаждайтесь этим покадровым путешествием по Турции!


Holiday Me и Freepik

С момента появления первых турецких поселений в Азии, обилия разнообразия ингредиентов и различий в региональных культурах, а также наследия имперской кухни Османской империи, история заложила основу для богатого и разнообразного гастрономического культура.Попробуйте турецкую кухню по-своему!


Аэропорт Стамбула Istanbul Insider

, открытый в 2019 году, является крупнейшим инфраструктурным проектом в истории республики. По завершении всех этапов он станет самым большим аэропортом в мире. Строится третья взлетно-посадочная полоса. Годовая пропускная способность увеличится с 90 миллионов до 200 миллионов пассажиров на последнем этапе в 2023 году, приуроченном к 100-летию республики.


Думаете о том, куда поступить в университет? Türkiye Burslari — это стипендиальная программа для иностранных студентов, финансируемая государством. С момента запуска в 2012 году было получено 150 000 заявок со всего мира. Он предлагает бесплатное обучение и проживание, ежемесячную стипендию, уроки турецкого языка, а также одноразовые билеты на первое прибытие и последнее возвращение. Посмотрите это информативное видео о стипендиях Türkiye!

Чтобы просмотреть все возможности обучения в Турции, просмотрите здесь широкий выбор университетов и программ!


Познакомьтесь с тремя членами турецкой общины в Гонконге: Тургутом Тюркучаком, владельцем стамбульского турецкого шашлыка и гриля; Гюнер Буран, владелец «Кофе на песке»; и Теоман Алемдар, основатель Ankyra Home.Послушайте, как они делятся своим взглядом на турецкую культуру, а также своими личными историями.


Гюльсин Онай — отмеченная наградами турецкая концертная пианистка, выступавшая на некоторых из величайших сцен по всему миру. Выступление в Гонконге в ноябре этого года находится в разработке, так что следите за подробностями! Узнайте здесь о ее невероятной жизни и карьере.


Ознакомьтесь с этим списком книг для юных читателей — от дошкольников до подростков — о Турции!

Вернуться на главную

Турция — география

Турция Содержание

Турция — большой полуостров примерно прямоугольной формы, расположенный в виде моста. между Юго-Восточной Европой и Азией.Действительно, страна функционировала как мост для человеческого движения на протяжении всей истории. Турция расширяет границы более 1600 км с запада на восток, но обычно менее 800 километров с севера на юг. Общая площадь земельного участка составляет около 779 452 кв. км, из которых 755 688 квадратных километров приходится на Азию и 23 764 км2. квадратных километров в Европе.

Европейская часть Турции, известная как Фракия (Тракия), включает 3 процента от общей площади, но здесь проживает более 10 процентов всего населения.Фракия отделена от азиатской части Турции проливом Босфор (Стамбул Богази или Карадениз Богази), морем Мармара (Мармара Денизи) и пролив Дарданеллы (Анаккале Богази). Азиатская часть страны известна множеством названия — Малая Азия, Азиатская Турция, Анатолийское нагорье и Анатолия (Анадолу). Термин Анатолия чаще всего используется в конкретная ссылка на большое полузасушливое центральное плато, которое окружен холмами и горами, которые во многих местах ограничивают доступ к плодородные, густонаселенные прибрежные районы.Верхом на проливах, разделяющих два континента, Стамбул является основным промышленным центром страны, торгово-интеллектуальный центр. Однако анатолийский город Анкара, которую Ататрк и его соратники выбрали столицей Новая республика, является политическим центром страны и возникла как важный промышленный и культурный центр сам по себе.

Внешние границы
Геология
Районы рельефа
Климат

Пользовательский поиск

Источник: U.S. Библиотека Конгресса

Где в мире находится Турция?

Каждый год, когда наступает День Благодарения, люди думают об одном: индейка. Да, эта вкусная птица — и все ее обрезки — занимают наши умы, пока не пора есть.

А как насчет той другой Турции? Вы знаете одно. Турция с большой буквы. О чем мы говорим? Конечно же, о Турции!

Что может быть лучше для знакомства с Турцией, чем День Благодарения? Вы много знаете о Турции? Для начала ознакомьтесь с этой картой мира с выделенной Турцией, чтобы получить представление о том, где именно она расположена.

Официально известная как Турецкая Республика, Турция — очень интересное место с географической точки зрения. Расположенный как в Западной Азии, так и в Юго-Восточной Европе, он граничит с восемью странами: Болгарией, Грецией, Грузией, Арменией, Азербайджаном, Ираном, Ираком и Сирией.

По площади это 37 самая большая страна в мире. Он также окружен несколькими известными водоемами, включая Средиземное море, Эгейское море и Черное море. Турецкие проливы (состоящие из проливов Босфор и Дарданеллы) и Мраморного моря также отмечают границу между континентами Европы и Азии.Большая часть Турции (97%) расположена в Азии.

Большинство людей в Турции — мусульмане, а официальный язык страны — турецкий. Турки впервые переселились на эту территорию в 90–180-х годах века. Название «Турция» происходит от средневекового латинского слова Turchia , что означает «Земля турок».

Начиная с 13 -х годов века, вся территория была частью обширной Османской империи, которая окончательно распалась после поражения в Первой мировой войне. На некоторое время оккупированная победоносными союзниками, современная Турецкая Республика была основана в 1923 году. под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка, который возглавил успешное сопротивление союзникам.

Сегодня Турция — популярное туристическое направление благодаря своему расположению, природной красоте и историческим и археологическим памятникам. Имея доступ к морю и пляжам и продолжительное лето, Турция является прекрасным местом для тех, кто хочет расслабиться.

Альпинисты, туристы и лыжники также могут найти множество мест, где можно развлечься среди горных хребтов Турции. Религиозные посетители часто приезжают, чтобы увидеть места, связанные со многими мировыми религиями, которые пересекаются в Турции, особенно с исламом и христианством.Например, самая высокая вершина Турции — гора Арарат — считается местом упокоения Ноева ковчега.

Вступление Турции в Африку заставляет Китай оглядываться через плечо

СТАМБУЛ — 14 августа президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган принял президента Гвинеи Альфа Конде в особняке Вахдеттин на вершине холма в Стамбуле.

Одна из бывших резиденций последнего османского султана в настоящее время используется как главный офис Эрдогана в азиатской части крупнейшего города Турции.

С видом на голубые воды пролива Босфор, разделяющего азиатский и европейский континенты, два лидера говорили о возможностях, которые ждут две страны.

Через двадцать два дня после встречи Конде был арестован в результате военного переворота.

Выступая 7 сентября, через два дня после захвата, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу осудил переворот и косвенно обвинил бывшие колониальные державы в том, что они стояли за этим событием.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (слева) встречается с тогдашним президентом Гвинеи Альфа Конде в особняке Вахдеттин в Стамбуле.14. (Фото Президентства Турции / Мурата Четинмухурдара / Раздаточный материал / Агентство Анадолу через Getty Images)

«В прошлом старая колониальная точка зрения заключалась в эксплуатации африканских стран. Теперь они прибегают к различным способам, чтобы привести к власти правительства, которые им нравятся, или сменить правительства, которых они не хотят».

«Убери руки от Африки», — сказал Чавушоглу, прежде чем призвать народ Гвинеи: «Знайте, что те, кто пытается поддержать вас, — это те, кто хочет вас использовать».

Это было символом вторжения Турции в Африку — благодаря усилиям, благодаря которым страна увеличила количество посольств в Африке до 43 с 12 в 2002 году.

За время своего пребывания у власти с 2003 года — как премьер-министр, так и президент — Эрдоган посетил 28 африканских стран в общей сложности 38 раз, что сделало его самым частым мировым лидером на континенте.

Назвав Турцию «афро-евразийским государством», Эрдоган использовал все инструменты из своего набора для взаимодействия с африканскими государствами. В мусульманских странах Африки Турция построила мечети. В Северной Африке Эрдоган использовал османскую карту, говоря об исторических связях.В странах, недовольных старыми колониальными державами, эксплуатирующими нефть и полезные ископаемые, Эрдоган использует свой любимый прием: выступая в качестве «голоса угнетенного народа».

Сеть отношений Турции не очень хорошо понимается на Западе. Ричард Аутцен, консультант по геополитике и бывший член отдела планирования политики Госдепартамента США, говорит, что из всех неправильных представлений в Вашингтоне о Турции представление о дипломатической изолированности Анкары, «возможно, является наиболее искаженным из всех возможных.«

» У Турции действительно очень изощренный дипломатический подход, и они хорошо зарекомендовали себя в Африке, они хорошо зарекомендовали себя в Азии, у них сбалансированные отношения со многими странами Центральной и Восточной Азии. Турецко-японские отношения довольно хорошие. У них также очень прочные исторические отношения с Южной Кореей », — сказал он.

Относительно неиспользованная граница, Африка предоставляет новые рынки для турецких экспортеров с меньшей конкуренцией. То же самое касается строительного бизнеса Турции, поскольку западные компании часто остаются в стороне из-за бизнес-риски.

Эрдоган возглавил скоординированную стратегию открытия посольств, стыковки прямых рейсов и развертывания коммерческих консультантов, чтобы бизнесмены могли беспрепятственно выйти на новый рынок.

Но если говорить о масштабах и масштабах проектов в Африке, Турция не может сравниться с Китаем.

Согласно рейтингу 250 лучших международных подрядчиков Engineering News Record, основанному на выручке, полученной за рубежом, турецкие подрядчики заняли третье место с 40 компаниями в 2020 году после 41 подрядчика из США.S.

Лидирует Китай с 78 компаниями.

Посол Китая в Кении Ву Пэн прибывает в здание конечной остановки Найроби, управляющее железнодорожной линией стандартной колеи, построенной China Road and Bridge Corporation и финансируемой правительством Китая в пригороде Найроби в октябре 2019 года.

Эрдал Эрен, председатель Ассоциации подрядчиков Турции, рассказал о своих делах в Африке и о том, как он воочию увидел огромное влияние Китая.

Он вспомнил заповедник с лидером страны на Африканском Роге. Когда Эрен пожаловался, что Турция не может конкурировать с китайскими ценами, если бы это было необходимо для поддержания стандартов качества проектов, лидер строго сказал: «Вы не можете отрицательно говорить о Китае в моем присутствии. Китай — наш союзник, который оказывает всевозможную помощь. моей стране, чтобы встать на ноги «.

Эрен вспомнил еще один пример того, как Китай поддерживает минимальные цены.

Несколько лет назад Эрен посетил порт в Ливии.В порту пришвартовались два корабля, которые обслуживали китайскую компанию по строительству дороги. Один служил приютом для китайских рабочих — в тяжелых условиях жизни — а другой хранил огромные запасы, включая даже импортный рис из Китая. Команде не нужно было ничего покупать у местного сообщества.

«Мы не можем конкурировать с такими ценовыми преимуществами», — сказал Эрен. «При государственной поддержке Китая они предлагают очень низкие цены с почти беспроцентным финансированием проектов».

Для Турции новой целью является проникновение в страны Африки к югу от Сахары с использованием недавно созданных посольств, торговых советников и прямых рейсов.

По данным Министерства торговли, по состоянию на июнь турецкие подрядчики выполнили 1 666 проектов в 43 африканских странах на сумму 76 миллиардов долларов с 1972 года. Страны Африки к югу от Сахары представляют собой всего 305 проектов на сумму 18,3 миллиарда долларов, остальные находятся в Северной Африке, где Турция традиционно имела прочные связи.

Но в то время как страны Африки к югу от Сахары предлагают Турции потенциал для расширения, именно здесь Китай имеет еще большее преимущество.

«В странах к югу от Сахары, большинство стран не имеют богатства нефти или газа, как государства Северной Африки, и им не хватает финансовой мощи», — сказал Эрен.«В этом регионе мы пытаемся протолкнуть ресурсы турецкого Eximbank, но мы натолкнулись на Великую китайскую стену».

Turk Eximbank — официальное экспортное кредитное агентство Турции, которое помогает облегчить программы торгового кредитования, гарантий и страхования. Однако его затмевают огромные финансовые возможности китайского государства, которое оказывает поддержку африканским странам в создании инфраструктуры, не стремясь к сотрудничеству с какой-либо третьей страной.

Но Турция видит пути, которые она может изучить, чтобы укрепить свои позиции в Пекине.В июле около 250 турецких и ангольских бизнесменов собрались на форум в турецкой столице Анкаре.

В кулуарах участники из обеих стран звучали оптимистично. «Теперь, когда начались прямые рейсы, а также резко возросла стоимость доставки из Китая, у нас есть шанс составить конкуренцию Пекину из-за нашей близости к Анголе», — сказал Абдулла Анил Алтункая, менеджер турецкого производителя оборудования Samsun Makina.

Между тем представитель ангольской юридической фирмы, которая консультирует иностранных инвесторов, сказал: «Китайское следы повсюду в Анголе, но большая часть построенной ими инфраструктуры, например дороги, быстро изнашивается.У турецких компаний более высокого качества есть шанс для бизнеса ».

Основным препятствием для амбициозных действий Турции является ее истощающаяся финансовая мощь, которая пострадала от обвала лиры в местной валюте, а также из-за пандемии.

Ответ Турции Китаю может «Там, где мы соревновались и выигрывали проекты у Китая, например, в Руанде, Танзании и Сенегале, турецким подрядчикам удавалось использовать средства международных организаций, таких как Всемирный банк и Африканский инвестиционный банк», — сказал Эрен.

Селим Бора, председатель турецкой строительной компании Summa, которая завершила 20 крупных проектов в Африке, от аэропортов до спортивных центров, отметил, что китайские компании в последнее время проявляют меньше аппетита к строительству-эксплуатации-передаче (BOT) и государственно-частному- партнерские модельные проекты.

Африканские компании предпочитают эти схемы больше, чем модели заимствования под гарантию государства, «что дает турецким компаниям преимущество в конкуренции с китайскими», — сказал он.

Бора сказал, что Summa скоро начнет строительство нового международного аэропорта в Хартуме, Судан, который будет построен по модели BOT.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу беседует с Nikkei в интервью в Анкаре 18 августа. (Фото любезно предоставлено Министерством иностранных дел).

Япония внимательно следит за продвижением Турции в Африку, надеясь найти для двух стран способы объединить свои силы и получить рычаги влияния. Японский банк международного сотрудничества (JBIC) открыл региональный офис в Стамбуле в прошлом году с не столь сдержанным мандатом на поиски турецкого сотрудничества в Африке, противодействуя китайскому влиянию.

«Мы приложим больше усилий для дальнейшего развития сотрудничества между турецкими и японскими компаниями в Африке, где турецкие компании уже имеют сильное присутствие», — сказал Сузуки Рюта, главный представитель банка в Стамбуле.

Сталелитейная компания Tosyali Holding, имеющая совместное предприятие с японским сталелитейным гигантом Toyo Kohan на сумму 650 млн долларов в Турции, является крупнейшим турецким инвестором в Африке.

В Анголе Тосяли подписал с правительством соглашение о реконструкции шахты Кассинга на юге страны.Железная руда, добытая в Кассинге, будет экспортироваться через терминал, разрабатываемый Toyota Tsusho и финансируемый JBIC и Nippon Export and Investment Insurance.

Турецкая Calik Energy, в которой участвует японский торговый дом Mitsubishi Corporation, недавно завершила расширение малой гидроэлектростанции в Малави при финансовой поддержке Японского агентства международного сотрудничества.

Выступая эксклюзивно для Nikkei Asia, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в прошлом месяце сказал: «В Африке самое молодое население, самый высокий уровень урбанизации и самая динамичная экономика в мире.На континенте есть большие проблемы, но также и большие возможности ».

« Когда мы смотрим на Африку, мы не видим золотых приисков или нефтяных месторождений. Мы ни с кем не соревнуемся. Мы можем работать с любой страной, включая Китай », — сказал Чавусголу Nikkei.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *