Узбек танец: Культура Узбекистана – узбекские танцы

Содержание

Культура Узбекистана – узбекские танцы

Узбекский национальный танец необычайно выразителен и олицетворяет собой всю красоту узбекской народа. Главные отличия узбекского танца от других танцев народов Востока – это, во-первых, акцент на сложные и выразительные движение рук, а во-вторых – богатая мимика. Различают два вида узбекского танца — традиционный классический танец и народный (фольклорный) танец.
Классический традиционный узбекский танец – это искусство, которое культивируется в особых танцевальных школах, а затем демонстрируется на большой сцене. Можно выделить три школы узбекского танца: ферганскую, бухарскую и хорезмскую. Каждая из этих школ имеет свои уникальные черты, эстетику и хореографию.

В народном узбекском танце представлены практически все регионы страны, здесь царит необыкновенное разнообразие. Эти танцы оживают на всех семейных, деревенских, городских праздниках. Эти танцы передаются от поколения к поколению, в них сохраняются старинные танцевальные традиции, а также реальный или уходящий быт.

Увидеть узбекские танцы можно на различных культурных мероприятиях в городах Узбекистана, и, например, во время фольклорного шоу в медресе Надир Диван-беги (Бухара), которое проводится практически ежедневно во время туристического сезона. А также, с историей узбекского танца можно познакомиться в музее Тамары Ханум, которая была символом хореографии в Узбекистане.

Хорезмский танец

Главное отличие танцев Хорезма от других регионов Узбекистана – это бурная энергия, восторг жизни и яркий темперамент. Традиции хорезмского танца насчитывают сотни лет, и сохраняются поныне. Философия этого танца заключается в выражении любви к жизни, природе и труду, что отражается в хореографии: здесь свойственны жесты, подражающие миру животных и птиц, движения подобные рабочим и бытовым. Одним из свойств хорезмского танца является резкость и некоторые паузы в позах. Характерное отличие от бухарской и ферганской школ – в Хорезме практически отсутствуют вращательные движения.

Самый известный и популярный танец Хорезма – «Лазги», которому близка знаменитая лезгинка.

Бухарский танец

Бухарские танцы во многом похожи на хорезмские – здесь также присутствует энергичность и страсть, но движения танцоров совершенно другие. Здесь можно увидеть удивительное сочетание примитивных форм танца с изящными движениями: на смену резкому движению идет пластичное покачивание, медленное вращение и т.д. Одной из особенностей бухарского танца является акцент на верхней части корпуса: рук, плеч, шеи, груди. А также, иногда бухарские танцовщицы используют дополнительно два простых музыкальных инструмента во время своих номеров – «кайраки» (металлические пластины чем-то похожие на кастаньеты) и «занги» (сферические колокольчики, которые надевают в виде браслетов на запястья и лодышки).

Ферганский танец

Лиричный, мягкий, пластичный – так можно описать ферганский танец. Во время исполнения этого танца преобладают плавные движения кистей рук, игривые движения головой с кокетливым взглядом. В отличие от Хорезма и Бухары, где действует строгое следование хореографии, в Фергане популярна импровизация во время танца. Однако, есть и особое правило: здесь принято держать кисти рук развернутыми вверх, тогда как в других школах танца, ладони могут находиться в любом положении. Также, в отличие от подражаний животному миру в хорезмских танцах, в ферганских танцах изображаются человеческие отношения, причем преимущественно лирические и романтичные.

Youtube — Узбекский танец

Узбекский танец | Novotours Silk Road

Узбекский танец — это целая история без слов. На протяжении уже нескольких веков в танце передается самобытная культура и традиции узбекского народа.

Особое внимание во время танца уделяется движению рук, которые сопровождаются выразительной мимикой. Можно безошибочно распознать будь то это радость, грусть либо искреннее чувство любви.

Хотя каждый регион Узбекистана имеет свою особенную технику исполнения танца, следует выделять три классические школы узбекского танца:

Ферганская школа.

Обилие мимики и выражение чувств больше всего раскрывается во время танцев ферганского региона, а все потому, что данная школа одобряет импровизацию. Ведь это добавляет искренности! Движения плавные и мягкие, шаги легкие и неторопливые… К наиболее популярному танцу данного региона можно отнести «Тановар» («наслаждение души»)

Хорезмская школа. Хорезмские танцы можно смело сравнить с яркими цирковыми представлениям: танец исполняется с огнем, ножами, и даже на канатах! Философия танца заключается в олицетворении природы. Движения танцоров напоминают движения животных. Самими яркими хорезмскими танцами считают «Лазги» и «Танец сломанных рук». Если верить легенде возникновения данного танца, то однажды наложница правителя сломала пальцы рук, и дабы не расстраивать своего правителя, стала танцевать, не сгибая пальцев на руках. А правитель счел данный прием как новый вид танца.

Бухарская школа. Бухарская школа вобрала в себя традиции и культуру не только Бухары, но и Самарканда. Представители данной танцевальной школы в своем исполнении руководствуются четкими и резкими движениями. А пластичность танцовщиц просто завораживает! Чтобы не сбиться с ритма, танцоры используют «кайрок» (восточный кастаньет).  Наибольшей популярностью пользуется такие танцы как «Заминбози», «Ларзон».

Узбекский танец не только невероятно яркий и эффектный, но также очень душевный и искренний. Ведь не зря танцоры перед началом исполнения танца сначала кладут руку на сердце, а потом протягивают её к небу. Эти жестом они показывают, что все идет от сердца. Но как говориться, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Узбекское танцевальное искусство в прошлом и настоящем: по следам ташкентских встреч

Узбекские танцы всегда вызывали во мне чувство глубокого восхищения с самого раннего детства. Яркие костюмы танцовщиц, филигранно-отточенные движения под звуки зажигательных ритмов дойры, выразительная мимика и умение воплощать в танце и лирическую грусть, и мечты о любви, и пульсирующую энергию жизни просто завораживали и не отпускали от себя. Сейчас это восхищение узбекскими танцами только усилилось. Рассматривая традиционный узбекский танец в широком мировом контексте, я еще больше убеждаюсь в его неординарном стиле и уникальной истории, что заслуживает признания его особого места в многослойной палитре танцев народов мира.   

В результате трехлетнего (2011-2014) совместного проекта между Узбекистаном и Международным информационным совместным центром по нематериальному  культурному наследию Азиатско-тихоокеанского региона под эгидой ЮНЕСКО[1], узбекский танец был внесен в Национальный список нематериального культурного наследия Узбекистана. Важно отметить, что народный танец вошел в список охраняемого государством культурного наследия наряду с такими видами традиционного певческого и музыкального искусства узбеков как

достон, маком, бахшичилик, катта ашула, и т.д.

Моя недавняя поездка в Узбекистан побудила меня углубиться в изучение истории узбекского танца и его нынешнего состояния. Мне удалось познакомиться с людьми, которые очень активно вовлечены в развитие узбекской хореографии и знают непонаслышке все, что связано с этим уникальным искусством.  Итак: с чего же начался узбекский танец?

Начало и истоки

Общеизвестен факт, что территория нынешнего Узбекистана являлась одним из важнейших узловых пунктов Великого Шелкового Пути, что привело к неизбежному воздействию многочисленных древних культур, языков, философий и религий, включая влияние греческой, персидской, арабской, монгольской, индийской, китайской, тюркской и русской культур. Несмотря на влияние таких разнообразных культур, узбекский танец сохранил свою индивидуальную стилистику и неповторимую палитру уникальных движений, каждое из которых имеет свое особое значение.   

Свидетельством древней истории узбекского танца являются наскальные рисунки, найденные в 1912 году в гротах ущелья Зараутсай на западе Сурхандарьинской области. Эти рисунки относятся к XII—VIII тысячелетиям до нашей эры и изображают охоту древних людей на быков и горных козлов, а также сопровождающие охоту древние ритуальные обряды и групповые «пляски» – пра-родители узбекского танца.

Исследователь Ирзаев Б.Ш. пишет, что в пещере Соймалитош близ Ферганских гор найдены более 40000 рисунков, в одном из которых можно увидеть изображение танцующих людей.[2] ‘В этих рисунках нашли своё отражение гармония человека с природой, толкование первобытным художником богослужения и вознесения человеком молитвы,’ – пишет Ирзаев в своей статье, посвященной истории узбекского национального танца.[3]По словам древнейшего представителя узбекской хореографии Юсуфжона Кизика Шакаржонова и других мастеров танца, танец Катта ўйин, обязанный своим историческим происхождением легенде о Сиявуше, существовал ещё со времен Александра Македонского.[4]

В 10 и 11 веках появляются первые сведения о хореографическом искусстве Узбекистана, включающие бубен или дойру. Ирзаев указывает, что танцы этого периода во многом построены на движениях, подражающих разнообразным животным и птицам, что прослеживается в хорезмийских танцах и выступлениях хорезмских масхарабозов во время народных празднеств.

Танец был также средством отображения материальной  культуры, трудовой деятельности и обычного быта жизни людей того периода. Этим и объясняется популярность использования в танцах таких предметов быта как: кувшины, ложки, кастаньеты, чайники, пиалы, ножи, ляганы, дучубы (палочки). Некоторые танцы изображали различные типажи человеческих характеров и содержали в себе немалую долю юмора или даже сарказма.[5]

Несомненно, что основы и стилистика движений и положений рук, кистей, ног, стопы, корпуса и лицевой мимики складывались, оттачивались и передавались из поколения в поколение в течение тысячелетий, начиная с древнейших времен и до нашей эры. Поэтому в истинном узбекском танце нет простых движений – каждое движение имеет свой смысловой посыл! Понимая язык жестов и движений, можно читать узбекский танец как книгу или историю!

Танцы, практикуемые в различных регионах, требовали определенного стиля одежды и аксессуаров, по которым можно было догадаться о региональной принадлежности танца. Во времена ислама исполнение женщинами танцев перед публикой, особенно мужской, было немыслимо. Девушки и женщины могли танцевать только в ичкари – половине дома, отделенной исключительно для женщин,  и только перед членами своей ближайшей семьи.  Несмотря на религиозно-мотивированные табу, как во времена Империи Великих Моголов, так и во времена Кокандского и Хивинского ханств и Бухарского эмирата, тогдашние правители любили развлекать себя высококлассным исполнением музыкально-танцевального и поэтического мастерства. Женские танцы исполнялись тогда баччи – мальчиками в женских одеждах. Женщины не допускались на подобные представления. Были известны случаи, когда талантливые женщины были вынуждены переодеваться в мужские одеяния под страхом смерти, чтобы получить доступ к участию в поэтических или песенных празднествах. 

Настоящие мастера танца были неотъемлемой частью придворного антуража при имперских и ханских дворах. Например, известному танцору Сади Махсуму довелось служить при последних трех кокандских ханах в течение 6 лет. Каждый регион или город рождал своих знатоков  танца, передававших тонкости этого искусства из поколения в поколение. Упомяну лишь несколько таких имен: Юсуфжон Кизик Шакаржонов (1869–1959), Махкам хофиз (1868–30 гг.), а также выдающийся собиратель танцев и хореограф Уста Алим Камилов (1875–1953). Исследования, проделанные Ирзаевым и Авдеевой, упоминают значительно большее число танцоров, внесших бесценный вклад в развитие узбекского танца.

С вхождением Узбекистана в состав Российской Империи усилился интерес к европейской культуре, балету, опере и танцу, что плодотворно отразилось и на развитии узбекского национального сценического искусства, включая хореографическое искусство. Первые русские балетмейстеры и педагоги стали приезжать в Узбекистан, бывший тогда частью Туркестанского края, еще до революции, привнося новые веяния в развитие местного театра, оперы и балета. После Октябрьской революции внимание к развитию хореографического искусства усилилось, что послужило и своеобразным средством эмансипации женщины. Истинной революционеркой в развитии женского сценического танца в Узбекистане стала Тамара Ханум (урожденная Петросян), армянка по национальности, которая в 1933 году открыла первую Узбекскую школу балета в Ташкенте.

Тамара Ханум

Тамара Ханум (1906–1991), родом из Маргилана Ферганской долины, – уникальное явление послереволюционной истории Узбекистана. Как пишет Любовь Авдеева, автор-составитель личных воспоминаний Тамары Ханум, она была не только «певица,танцовщица, но и – этнограф, […] и музыковед, и хореограф, и режиссер, и художник по костюмам, а когда возникала необходимость – и портниха».[6] Юная Тамара стала танцевать с самого раннего детства в своем родном селе Скобелево, вначале исключительно в ичкари.  
В 1920 году 14-летняя Тамара переехала в Ташкент, где она впервые окунулась в атмосферу местного оперного театра, благодаря содействию русских сестер Каргановых, которые активно занимались продвижением классической музыки, бального танца и балета.

Со временем Тамара стала истинной звездой узбекского сценического искусства. В середине 1920х годов, во время обучения в Москве она вошла в круг московской театральной и интеллектуальной элиты, включающей тогда Луначарского, Станиславского, Мейерхольда, Немировича-Данченко, Феликса Кона, Алису Коонен, Нежданову, Анри Барбюса и даже Рабиндраната Тагора! А в 1925 году она попала в составе советской артистической делегации в Париж, где ее выступления вместе с Кари Якубовым имели ошеломляющий успех! 

Огромную роль в профессиональном становлении танцовщицы сыграл Уста[7]Алим Камилов, создатель всей современной хореографии Узбекистана. Вместе они создали позднее учебник “Дойра даре”, включивший все основные движения танца, исполняемые под дойру. Уста Алим принадлежал к категории усульчи, знатоков «макомов»– музыкально-танцевальных форм и ритмов. Роль усульчи была чрезвычайна важна для сохранения и передачи национальной памяти народного искусства. Например, танцевальный маком Ферганской долины Катта уйин насчитывал 60 ритмических фигур, память о которых передавалась через поколения благодаря усульчи.

 


Мукаррам Тургунбаева:
 Танец «Катта Уйин» 
Макаррам Тургунбаева:
Танец сбрасывания паранджи

Заслуга Тамары Ханум не только в изучении и сохранении узбекского народного танца, но и в его дальнейшем развитии и адаптации к новым веяниям времени. Вместе с Уста Алимом она создала танцы свободной узбекской женщины, которая перешла от покорного и стеснительного образа к образу с сильной и волевой динамикой (адаптированной из мужского узбекского танца), излучающей уверенность и радость жизни. Соответственно и танцевальные костюмы, и атрибутика стали более легкими, не стесняющими свободу движений танцовщиц. В 1935 году Тамара Ханум и Уста Алим поразили своим исполнением изысканную британскую публику в престижном концертном зале “Альберт Холл” в Лондоне.

Первая балетная школа Тамары Ханум

Первая балетная школа была открыта в Ташкенте в 1933 году по инициативе и на средства самой Тамары Ханум. Огромную роль в становлении первых балетных профессиональных кадров сыграли педагоги Ленинградского хореографического училища – нынешней Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой в Санкт-Петербурге. Тамаре Ханум лично помогали сама профессор Ваганова и известная  балерина Обухова. Сама Тамара также принимала близкое участие в создании первых национальных балетов, в которых прослеживается явное влияние узбекского классического и народного танца: например, в балетах «Шахида» и «Гуляндом».

Мне посчастливилось побывать в Музее Тамары Ханум, расположенном в уютном районе Ташкента. Этот музей является бывшим домом знаменитой танцовщицы, где до сих пор хранятся  все ее танцевальные костюмы, книги, портреты известных художников, фотографии, награды и личные вещи. Это было очень волнительно – посидеть на кухне и постоять в гостиной знаменитой Тамары Ханум и окунуться в ее такой блистательный, но в то же время такой скромный мир!


В прихожей Тамары Ханум
Танцевальные костюмы Тамары Ханум
Тамара Ханум и балерина Майя Плисецкая

Многие из первых учениц Тамары Ханум были девочками из семей репрессированных, чьи родители были заточены в лагерях для политзаключенных или расстреляны без суда и следствия по ложным обвинениям сталинских «соратников». Девочек из так называемых благополучных семей не пускали в балетные школы, считая это занятие зазорным. Задача Тамары Ханум была не только возродить узбекские традиционные танцы, но и сломать старые (складывающиеся столетиями) стереотипы о якобы неприличности танцевальных занятий для девочек, и научить девушек танцевать с открытым лицом. Без паранджи! Это было очень рискованное занятие, учитывая трагические истории женщин, впервые осмелившихся танцевать на публике с открытым лицом. Танцовщица Нурхон Юлдашходжаева была убита своим братом в 1929 году в возрасте всего 16 лет, а талантливая певица и актриса Турсуной Сайдазимова была убита собственным мужем в 1928 году в возрасте всего лишь 18 лет, так и не достигнув пика своего незаурядного таланта! Сама Тамара Ханум не раз подвергалась угрозам и физическим атакам за попытки вовлечь в свою танцевальную группу талантливых узбекских девушек.[8]Несмотря на все эти препятствия, Ханум удалось воспитать блестящую плеяду узбекских танцовщиц.

Одной из самых ярких ее учениц была Мукаррам Тургунбаева, основательница блистательного, всемирно известного ансамбля народного танца «Бахор». Мукаррам Тургунбаева являлась собирательницей узбекского фольклора и постановщицей известных балетных спектаклей и танцевальных композиций, вошедших в сокровищницу Узбекского сценического искусства: например, балеты «Пахта» («Хлопок»), «Шахида», знаменитый ферганский танец «Тановар» и многие другие постановки. В 1959 году Тургунбаевой было присвоено звание Народной артистки СССР за выдающийся вклад в развитие узбекского хореографического искусства и подготовку блестящей плеяды узбекских профессиональных танцовщиц. Многие из ее учениц впоследствии выступали на сценах известных театров мира.

В Ташкенте мне посчастливилось познакомиться с ученицей Мукаррам Тургунбаевой, Народной артисткой Узбекистана Гульнорой Низамовной Маваевой, родившейся в Самарканде в 1931 году.

Гульнора Маваева

Большой честью было для меня познакомиться с легендарной танцовщицей Гульнорой Маваевой. За чашкой чая Гульнора Низамовна поделилась со мной её удивительной историей в своей очень уютной квартире в зеленом районе Ташкента. 

В свои 87 лет Гульнора Низамовна поражает своим активным интересом к новым знаниям и общению, а также своей феноменальной памятью на все даты, имена и события, составившие её многогранную творческую карьеру и личную жизнь. Маваева до сих пор в курсе всех новостей узбекской хореографии, поскольку не проходит ни одного дня, чтобы ее не навестили обожающие ее бывшие ученицы и коллеги.

Вначале детство Маваевой было безоблачным. По ее словам она жила вместе с родителями и сестренкой на улице Обухова в Самарканде, где в то время проживала узбекская интеллектуальная элита и даже потомки русских князей Романовых, сосланных в Туркестан императором Александром. Они же и обучили маленькую Гульнору русской азбуке и чтению. Все это счастливое детство было разрушено в одночасье жестокой и бездушной машиной «аппаратчиков» Сталина в 1937 году, когда ее отец Низомиддин Маво – ответственный партийный работник того времени, ушел как обычно на работу, но так и не вернулся. Позднее забрали и ее маму Сонию Розыбакиеву, юриста по образованию, которая являлась родственницей знаменитого уйгурского революционера Абдуллы Розыбакиева. Шестилетняя Гульнора и ее трехлетняя сестренка Эльмара остались под присмотром ее татарской няни до приезда бабушки, Хажар Розыбакиевой, которая смотрела за внучками, пока Гульнору не определили в детский дом N20, а Эльмару не забрали к себе уйгурские родственники. К сожалению, оба ее родителя так сильно подорвали здоровье во время заключения, что, спустя годы, умерли через год после освобождения из лагерей.

Ключевую роль в становлении Гульноры как профессиональной танцовщицы и балерины сыграли Мукаррам Тургунбаева, Уста Алим Камилов и Тамара Ханум. Низам Халдаров, близкий друг родителей Гульноры,нашел ее в 1939 году в детском доме и определил ее в Балетную школу имени Тамары Ханум, где она обучалась искусству классического балета у русских педагогов из Мариинского театра (Петербург). Вместе с Гульнорой в балетной школе Тамары Ханум обучалось восемь детдомовских девочек из семей репрессированных.  Уста Алим и  Мукаррам Тургунбаева были ее учителями узбекского танца, которых она и по сей день вспоминает с величайшим уважением и любовью. Позднее Тургунбаева поставила несколько узбекских танцев для Гульноры, которые вошли в портфолио ее лучших танцев. Особенно хорошо получались у юной Гульноры мягкие лирические танцы Ферганской школы.


Гульнора Маваева 

В 1949 году Гульнору отправили на повышение квалификации в Московское хореографическое училище при Большом театре, где она получила возможность усовершенствовать свое мастерство у ведущих педагогов и расширить знания по теории и истории танца. Далее началась ее артистическая танцевальная  карьера в Ташкентском театре оперы и балета имени Навои, полная активной концертной деятельности, удивительных поездок и гастролей по всему миру. Гульнора танцевала ведущие партии в балетах «Дон Кихот»,«Бахчисарайский фонтан», «Маскарад», «Балерина», «Берег счастья», «Спящая красавица», «Эсмеральда», «Фауст», «Дон Жуан», «Семь красавиц» и ряде концертных номеров.

В 1963 году Мамаева стала преподавать в Ташкентском хореографическом училище, а с 1968 по 1970 год она прошла педагогическую стажировку при Вагановском хореографическом училище в Ленинграде. Здесь она воспользовалась возможностью  изучения архивов Эрмитажа, раскрывающих более полную историю музыки и балета. Эти архивы позднее питали её новые идеи по созданию танцевальных постановок. Став в 1975 году художественным руководителем Ташкентского хореографического училища, Гульнара Низамовна стала приглашать известнейших педагогов танца, балетмейстеров и хореографов как из России, так и из-за рубежа для обмена опытом и совершенствования  уровня педагогов.


Слева: автор, в середине – Гульнора Мусаева, справа – народная артистка Узбекистана Гульнора Маваева

Отвечая на мой вопрос, что было главным двигателем в ее танцевальной карьере, она назвала возможность танцевать с душой. По ее словам, одной техники недостаточно для настоящего танца. «В каждом движении должна быть душа», – говорит она. 

Свой успех как классической балерины и узбекской танцовщицы она предписывает исключительно своим педагогам, прежде всего Мукаррам Тургунбаевой, знаменитой исполнительнице и постановщице узбекских танцев.

Как же обстоит дело с подготовкой современных танцевальных кадров в Узбекистане сегодня?

Ташкентская Государственная Высшая Школа Национального Танца и Хореографии (ТГВШНТиХ)

ТГВШНТиХ была организована в 1997 году на базе Хореографического училища и отделения «Хореография» института культуры. Эта инициатива была осуществлена в соответствии с Указом Каримова (тогдашнего президента Узбекистана) «О развитии национального танца и искусства хореографии в Узбекистане». 


слева: Шухрат Тохтасимов, ректор ТГВШНТиХ; справа: Кадыр Муминов, Народный артист Узбекистана

За это время Школа выпустила около 700 специалистов, включая таких звезд балета, как Галия Измайлова, Бернара Кариева, Гули Хамраева, Мамура Эргашева, Куркмас Сагатов, Валентина Проскурина и другие. Во время моей поездки в Узбекистан я получила возможность провести беседу с ректором ТГВШНТиХ, Шухратом Тохтасимовым и педагогом этой же Школы, Гульмирой Мадрахимовой.

Преимущество этой Школы в том, что она обеспечивает программу непрерывного образования: школа, колледж, бакалавриат, магистратура. Сохранение в составе Школы имеющихся начальных и средних специальных образовательных ступеней позволяет учащимся получить образование по классическому или народному танцу наряду с общеобразовательной государственной программой.

Обучение в школе с танцевальным профилем – не всякому по плечу из-за больших нагрузок, включая интенсивные ежедневные репетиции. Этим и обьясняется строгий отбор в Школу, где учитываются многие параметры: состояние здоровья, координация, особенности шага, выворотность и подъём стопы, высота прыжка, гибкость, чувство музыкального ритма, рост и природные пропорции. Учащиеся колледжа имееют возможность получить специальности артистов классического балета и народного танца. Бакалавриат предоставляет возможность учиться по двум направлениям, первое их которых – «хореографическое искусство» по специальностям педагога-хореографа, балетмейстера-режиссера и руководителя хореографического коллектива (сейчас здесь обучается 75 человек). Второе направление – это  «искусствоведение хореографии» (на котором обучается 25 человек), ставящее целью подготовку научных исследователей и теоретиков в области танца.

ТГВШНТиХ продолжает работать в лучших традициях русской  школы классического балета, которая и стояла у истоков Школы. Недаром у входа в Школу на стенах размещены стенды с фотографиями первых педагогов из Вагановского хореографического училища, которые приехали в 1930 годах поднимать местные балетные кадры. Школа также чтит память выдающихся мастеров узбекского танца, чьи портреты и фотографии развешаны в библиотеке.

В настоящее время Школа проходит стадию обновления и реконструкции своего исторического здания. Хочется верить, что после завершения ремонта Школа вступит в новый период своей деятельности и откроет двери для всех, кто интересуется узбекским танцевальным искусством.

Всем этим уникальным встречам и знакомствам я обязана удивительной женщине, профессиональной танцовщице и педагогу Гульмире Улмасжановне Мадрахимовой, с которой я лично познакомилась в Ташкенте в стенах ТГВШНТиХ.

Гульмира Мадрахимова

Гульмира Мадрахимова – Заслуженная артистка Узбекистана, с которой меня заочно познакомила ее дочь Дилором Мадрахимова. С первых же минут Гульмира очень располагает к разговору своим мягким голосом и приветливой доброй улыбкой.

Ее история любви к танцу началась с детства в родном городе Андижане. Она выросла в музыкально-театральной семье, основанной ее дедушкой, Мирзажоном Тилляевым – композитором, профессиональным музыкантом и дирижером Андижанского музыкально-драматического театра. Гульмира фактически осуществила мечту своей мамы, которая страстно любила танцы, но не могла ими заняться профессионально в силу  предрассудков того времени. Гульмира же стала солисткой танцевального ансамбля «Андижанская полька», а в 13 лет ее приняли в Ташкентское хореографическое училище. После окончания училища Гульмира стала танцевать в знаменитом Государственном ансамбле песни и пляски «Шодлик», руководимом известным узбекским балетмейстером Кадыром Муминовым. Здесь она проработала 20 лет, получила звание Заслуженной артистки и премию имени Мукаррам Тургунбаевой. Впоследствии она стала балетмейстером этого ансамбля.

С 2016 года Гульмира взяла на себя новую роль главного балетмейстера ансамбля «Навбахор» («Новая весна») при Узбекской государственной филармонии. Ансамбль находится все еще в стадии становления, но уже имеет в своем составе несколько музыкантов, певцов и артистов балета. Гульмира намеревается подготовить в стенах ТГВШНТиХ, в которой она также преподает народный танец, 24 танцора. Пока они являются еще студентами, но уже принимают участие в концертах наряду с учебой. Она надеется, что через пару лет ансамбль будет окончательно сформирован и обретет крылья ведущего танцевального ансамбля в лучших традициях Узбекистана.

Гульмира с гордостью говорит, что Ташкентское хореографическое училище входило в пятерку лучших хореографических школ бывшего Советского Союза после Москвы, Ленинграда (ныне Санкт-Петербурга), Перми и Киева. После распада Советского Союза и последующего экономического спада, реструктуризации органов управления и переоценки приоритетов, узбекский танец на время выпал из фокуса внимания соответствующих государственных инстанций. Старые связи разрушились в силу новых веяний; многие хорошие специалисты почувствовали себя невостребованными и уехали за рубеж в поисках лучшей доли; ушли из жизни многие корифеи узбекского танцевального искусства – Тамара Ханум, Уста Алим, Мукаррам Турганбаева. Легендарные звезды узбекского танца – Гульнора Маваева, Вилоят Акилова, Гавхар Матякубова, Розия Каримова – ушли из активной концертной деятельности, хотя и продолжают щедро делиться своими познаниями и советами с нынешними поколениями танцоров и хореографов.

Гульмира всей душой болеет за сохранение чистоты и уникальности узбекского танца в свете лучших национальных традиций Ферганской, Бухарской, Хорезмской, Сурхандарьинской и Каракалпакской школ народного узбекского танца. Ведь каждая, исторически сложившаяся школа, имеет свою стилистику и характер: плавные лирические танцы ферганцев, своеобразные, насыщенные энергетикой и виртуозностью подчас акробатических движений хорезмские лязги, ритмичные и аристократичные танцы бухарцев в расшитых золотом одеяниях и совершенно особые танцы сурхандарьинцев и каракалпакцев.

Недавно я посмотрела удивительный документальный фильм, снятый в 2017 году на киностудии “Узбекфильм” (художественный руководитель Шухрат Махмудов, режиссер и оператор Рустам Магадиев), посвященный истории узбекского танца и наглядно демонстрирующий особенности каждой танцевальной школы.

В силу распада старых систем (как, например, Художественного совета) и фондов был временно утерян контроль за качеством исполнения и аутентичностью танцевального искусства. В настоящее время, говорит Гульмира Улмасжановна, испытывается негативное влияние турецких и арабских танцев на узбекский танец. В силу вынужденной коммерциализации этого искусства танцоров просят танцевать узбекский танец  под арабскую или турецкую музыку или песню на узбекском языке, что совершенно несовместимо с истинным узбекским танцем, исполняемым исключительно под ритмы усулей на дойре. Наличие большей свободы в постановке танцев и желание угодить заказчикам представлений отражается также и на используемых традиционных танцевальных костюмах, которые исторически всегда отличались в смысле деталей пошива  и аксессуаров по региональным признакам. Костюмы, пошитые где-то в Китае, не способны отразить эту уникальную специфику, а значит и истинную суть узбекского танца. Малая зарплата вынуждает профессиональных танцоров подрабатывать на свадьбах и других семейных и корпоративных торжествах, что вносит не всегда желательные корректировки в танцевальный стиль по желанию заказчиков.

Несмотря на эти негативные тенденции, есть механизмы, которые позволяют сохранять лучшие традиции  узбекского танца, в частности, конкурс танцевального искусства имени Мукаррам Тургунбаевой, проводимый ежегодно в стенах ТГВШНТиХ. Конкурс имеет два тура: обязательные танцы в стиле Тургунбаевой с сохранением особенностей костюмов, и свободный стиль, позволяющий продемонстрировать новые тенденции современного танца. Состав жюри обязательно включает учеников Тургунбаевой, которые строго следят за сохранением ее достижений. Этот конкурс обеспечивает устойчивую основу для отбора и продвижения  лучших молодых талантов и в то же время помогает сохранять уникальность и чистоту узбекского танцевального искусства.

Благодаря этим конкурсам, удалось открыть несколько молодых многообещающих звезд, одна из которых дочь Гульмиры – Дилором Мадрахимова, выпускница ТГВШНТиХ и известная исполнительница национальных и народных танцев. Сейчас она – магистрантка балетмейстерского отделения Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.

Перспективы на будущее?

К сожалению, на сегодняшний день чувствуется нехватка серьезных исследований в области узбекского, да и всего среднеазиатского танца, несмотря на уникальность этого вида искусства. Большое внимание серьезному изучению узбекского танца уделялось в прошлом такими учеными как Бахта И. Г., Зафари Г., Ирзаев Б.Ш., Авдеева А.,  Авдеева Л.. Стоит упомянуть, однако, что некоторые ранние источники по изучению танца (Бахта И. Г., Зафари Г.)[9]находятся в Архиве Института искусствознания им. Хамзы и недоступны широкому кругу читателей и искусствоведов, особенно тех, кто живет за пределами Узбекистана. Другие источники местных исследователей опубликованы в более ранний советский период на русском или узбекском языках за исключением более позднего учебного пособия Л. Авдеевой (2001), предназначенного для балетмейстерских педагогических факультетов и изданного при поддержке Объединения национального танца «УЗБЕКРАКС» имени Мукаррам Тургунбаевой.[10] Эти труды очень нелегко найти. Одну книгу Л. Авдеевой мне удалось купить чисто случайно на книжной толкучке в Ташкенте у торговца, который «выудил» эту книгу каким-то чудом из почерневшей картонной коробки в подвале. А другую книгу удалось получить в библиотеке на один день и сделать ее копию.

Сегодня практически отсутствует системное изучение узбекских танцев на научно-исследовательском уровне. А ведь там должны быть ценнейшие нераскрытые кладези информации! Мои попытки найти глубокие исследования на английском языке с помощью Google также не принесли особых результатов.

В мои задачи совсем не входит привнести некий пессимизм. Совсем наоборот! Ключевой моей целью является одно: побудить читателя  взглянуть еще раз на уникальность узбекского танцевального искусства, которое уходит своими корнями в древнейшие слои истории. Это искусство пережило многое: войны и нашествия великих императоров, религиозные табу и ограничения, «плавильный котел» культур и влияний Великого Шелкового Пути, роль колониального придатка Российской империи, перемены Октябрьской революции и политику формирования «нового советского человека», вылившуюся в конце концов в саморазрушающую перестройку, и национальное самоопределение.

Очень радует относительно недавняя инициатива Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева по созданию нового государственного учреждения «Узбекконцерт» при Министерстве культуры, куда вошли 2,5 тысячи творческих коллективов и исполнителей, включая танцевальные коллективы. Цель этого объединения – стимулировать укрепление и дальнейшее развитие лучших традиций узбекского искусства. Сейчас, когда Узбекистан находится в столь волнительной фазе новой «Узбекской весны», может быть, настал, наконец, тот момент, когда страна может взглянуть по-новому на свое древнее культурное наследие и дать ему второе дыхание. 

Автор выражает глубокую благодарность Маваевой Гульноре Низамовне, Мадрахимовой Гульмире Улмасжановне, Дилором Мадрахимовой, Тохтасимову Шухрату Махмутовичу и Гульноре Мусаевой за оказанную поддержку, гостеприимство и ценнейшую информацию для написания статьи.


 

[1] ICHCAP, International Information and Networking Centre for Intangible Cultural Heritage in the Asia-Pacific Region
[2] Ирзаев Б.Ш., Из истории узбекского национального танца.
Scientific E-journal «edu.e-history.kz» № 1: http://edu.e-history.kz/edu.history/media/upload/1846/2014/10/31/bd549647ace8526e0b25857ec95d5dc5. pdf
[3] Ibid
[4] Ibid
[5] Ibid
[6] Тамара Ханум, Моя жизнь. Воспоминания о себе и выдающихся деятелях искусств Узбекистана/Тамара Ханум; автор-составитель Л. Авдеева. – Ташкент: Изд-во Национальной библиотеки им. А. Навои, 2009, стр.17
[7] Уста на узбекском языке означает «Мастер своего дела» или «Учитель».
[8] Там же, стр. 107.
[9] Гулом Зафари первым составил словарь жестов в узбекских танцах.
[10] Л. Авдеева, Из истории Узбекской национальной хореографии, Ташкент 2001.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ЮНЕСКО включила узбекский танец в список наследия человечества

БАКУ/Trend/ — В ходе 14-й сессии Межправительственного комитета по охране нематериального культурного наследия (МКОНКН) ЮНЕСКО в столице Колумбии, Боготе принято решение о включении хорезмского танца – «Лазги» в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества как элемент культурного наследия Узбекистана, сообщает Trend со ссылкой на МИД Узбекистана.

Данный вопрос был инициирован по итогам встреч Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева с Генеральным директором ЮНЕСКО Одре Азуле.

Делегация Узбекистана, которая участвует в сессии, провела торжественную презентацию номинации «Лазги». Также было подчеркнуто, что будучи страной с богатой историей и бесценным культурным наследием, Узбекистан может предложить еще многие уникальные элементы нематериального культурного наследия узбекского народа для Репрезентативного списка ЮНЕСКО.

В этом контексте узбекской стороной официально объявлено о продвижении номинаций искусства «Бахши» и этнических видов спорта для включения в Список в предстоящие годы.

По информации Постоянного представительства Узбекистана при ЮНЕСКО, МКОНКН одобрил включение «Лазги» в Репрезентативный список на основе широкого консенсуса, без проведения голосования.

Таким образом, ЮНЕСКО обязуется принять необходимые меры по сохранению, приумножению и популяризации хорезмского танца, наряду с другими элементами узбекской нематериальной культуры, которые ранее были включены в Репрезентативный список, – «Шашмаком» и «Культурное пространство Байсунского района» (2008), «Катта Ашула» (2009), «Аския» (2014), «Культуры и традиции Палова» и «Навруз» (2016).

Представители Оценочной комиссии МКОНКН приветствовали выдвижение номинации танец «Лазги», который вправе находиться в Репрезентативном списке ввиду многих причин.

Во-первых, танец имеет богатую историю, его первоначальные элементы появились в глубокой древности.

Во-вторых, элементы «Лазги» кардинально отличаются от других танцев в регионе.

В-третьих, танец хорошо известен и популярен, благодаря своей огненной и весьма энергичной природе.

Межправительственный комитет по охране нематериального культурного наследия ЮНЕСКО продолжит свою работу до 14 декабря и изучит номинации элементов культурного наследия еще 39 стран.

(Автор Фахри Вакилов. Редактор: Ровшан Гусейнов)

Твиттер:@vakilovfaxri

Белое солнце Шохисты

–Я родилась в Самарканде, это самый красивый город в Узбекистане, жемчужина Средней Азии. Жили мы рядом с древней площадью Регистан, где стоят три прекрасных медресе. С детства видела это чудо архитектуры, радовалась цветам, теплу. Отец мой был хореографом, руководил коллективом, который исполнял татарские народные танцы. Папа — узбек, а мама — татарка. Недавно узнала, что по ее линии мои предки из Крыма, из очень древнего рода караимов. Дедушка был известным купцом, но большевики отняли его богатства. А во время сталинских репрессий, сразу после войны, всех наших отправили сначала в Казахстан, потом в Оренбург, а оттуда в Среднюю Азию. Это мне тетя рассказала, которая многое пережила. Она не любила Сталина, советскую власть, а я в свое пионерское детство часто с ней спорила по этому поводу. Я и сейчас вижу в том, прошлом, времени много хорошего. Нас учили уважать старших, помогать младшим, не обижать людей… У нас была очень большая семья — десять детей. А у родного брата мамы много лет деток не было, и она меня в четыре года отдала ему на воспитание. Он очень просил. И я только в пятом классе узнала, что меня растит дядя.– И как же ты попала в Норильск?– Мне очень нравилось петь и танцевать. Я ходила в папин коллектив, но он говорил, что мне не надо этим заниматься, так как танцы — очень нелегкий труд. Он хотел, чтобы я выучилась на медсестру. А я рано вышла замуж, потому что влюбилась. Мой избранник — Эргаш Хаккулов, у которого жизнь тоже была нелегкой, — он сирота. Однажды Эргаш приехал из Норильска в отпуск, увидел меня и стал свататься. В 16 лет, окончив восемь классов, вышла замуж по всем правилам старинного обряда. С детства мечтала уехать в Россию, особенно после того, как посмотрела фильм «Белое солнце пустыни». Там есть трогательные моменты, где красноармеец Сухов вспоминает родной край, вот такой я Россию и представляла. Летом 1982 года муж привез меня в Норильск, который очень полюбила, пусть и не сразу, ведь я к теплу привыкла. Сначала меня к мужу в общежитие не пустили, сказали: «Это малолетка», пришлось объясняться с заведующей.– А «малолетку» взяли на работу?– Мой муж уже 33 года трудится на одном участке электрогазосварщиком в ПО «Норильскремонт». Когда он начинал, то нынешний управляющий Константин Камболатович Шанаев был таким же простым электрогазосварщиком. А я пошла работать нянечкой в 39–й садик. У меня уже была старшая дочь Малика, которая появилась еще в Узбекистане, а трое других деток родились в Норильске. Успела поработать и в четвертом гастрономе, представьте, просто грузчиком — с напарницами таскала ящики. Помню, как осенью по ночам разгружали контейнеры с арбузами. Платили нам хорошо, замечательный директор Клавдия Николаевна Лаврова никогда не обижала, Царство ей Небесное. Мне везло на хороших людей, а в Норильске особенно. И я старалась другим помочь, даже если это не касалось моих обязанностей. Вот в магазине меня как самую молодую постоянно отправляли обслуживать наших ветеранов, инвалидов — носить им на дом продовольственные наборы. Однажды пришла, а человеку плохо, я очень испугалась. Со временем привыкла, со многими подружилась. Школа жизни у меня хорошая получилась.– Шохиста, а как ты стала бойцом культурного фронта?– В перестройку наш «Продторг» распался, и в мае 1997 года меня переводом взяли на вахту городского Центра культуры. Тогда им руководила Светлана Федоровна Гудовская, которая всегда меня очень поддерживала. Вахта ГЦК, или ресепшн, как сейчас модно говорить, — очень напряженное место работы: надо постоянно отвечать на звонки, выдавать ключи, следить за порядком, чтобы не зашли посторонние. Мы и раньше семьей ходили в ГЦК на концерты, дети здесь занимались танцами в школе Малько. Я очень старалась, чтобы они и спортом, и другими искусствами увлеклись. Все мечтала, чтобы кто–нибудь из моих ребятишек стал знаменитым. В нашей семье всегда ценили культуру. Мы очень любим кино и театр. И я при случае обязательно танцую наш узбекский танец, особенно на свадьбах. До сих пор храню мой свадебный наряд — шароварчики и платьице из золотой парчи, тюбетейку. Пусть мои внуки увидят, как узбечки замуж выходили.С певицей Валерией и коллегами из ГЦК– Сейчас как твоя деятельность, столь популярная у норильчан, называется?– Я работаю администратором и организовываю гастроли в Норильске от ООО «Кремль Концерт». Эту фирму, которая устраивает гастроли и за рубежом, возглавляет Сергей Викторович Лавров. Мы давно знакомы, помогала ему распространять билеты, когда еще на вахте в ГЦК работала. Мне опять же было интересно на артистов посмотреть, а еще принести людям радость, продавая билеты на гастроли известных певцов, коллективов. Я люблю общаться и стараюсь делать свое дело с душой. Конечно, в моей профессии немало рисков. Билеты дорогие, бывает, купят, а потом могут и надумать вернуть за пять минут до начала концерта… Всякое случается, а мне людей всегда жалко. Зрители у нас в Норильске очень хорошие. И мне хочется, чтобы культура у нас развивалась, чтобы младшее поколение видело больше хорошего, ведь дети в Норильске обделены впечатлениями. В Ташкенте, например, ребятишки больше видят, нас там всегда водили в оперу, на балет, в кукольный театр. Вот у нашего «Кремль Концерта» много хороших проектов, но не все из них можно у нас реализовать. Например, мы не можем привезти в Норильск таких звезд, как Патрисия Каас, потому что нет большого зала. И еще, мне бывает стыдно за халтуру. Такое произошло с одним цирком, и я дала себе слово, что с ним работать больше не буду. – А со звездами каково общаться?– Всегда нормально общаемся, стараюсь угостить их своим пловом, потому что я их всех люблю — и Валерию, Сергея Трофимова, Валерия Меладзе, Бориса Моисеева и Валерия Леонтьева, кстати, поразившего меня своей интеллигентностью. Всех любимцев и не перечислить. И я наших звезд всегда благословляю, чтобы в Норильске особенно хорошо отработали. Объясняю, что в основном на их выступления приходят люди, которые трудятся в тяжелых условиях, и что многие совсем не богатеи, а, может, лишний кусок не съели, чтобы дорогой билет на концерт любимого исполнителя купить…С Валерием Меладзе и дочерью Маликой– Интересно, кого бы хотела привезти на гастроли?– Будь моя воля, то показала бы норильчанам спектакли МХАТа. И, конечно, самые яркие постановки для детей. Однажды, шутя, посоветовала Иосифу Пригожину купить недостроенную «Арену–Норильск» и сделать там большой концертный зал тысячи на две мест, а внизу — аквапарк для детишек со всякими развлечениями. Иосиф сказал, что надо бы подумать, посчитать. ..– Завтра «Кремль Концерт» представит нам комедию «Шалости аристократов» московского театра «Творчество» с участием звезд театра и кино. А кого ждать в новом гастрольном сезоне?– Осенью планируем в городском Центре культуры концерты Любови Успенской и Любови Казарновской. Есть еще немало интересных проектов, но пусть это будет сюрпризом для норильчан.Беседовала Ирина ДАНИЛЕНКОФото автора, Владимира МАКУШКИНА и из архива Шохисты Хаккуловой

курултай башкир атакует Данира Сабирова

Омрачит ли шутка популярного комика исторические Дни Татарстана в Башкортостане, намеченные на следующую неделю?

Запретить гастроли татарского юмориста Данира Сабирова требует всемирный курултай башкир. Поводом стал номер, где обшучиваются плясовые традиции разных народов, а башкирский танец связывается с состоянием похмелья. Между тем самой юмореске уже несколько лет, а во вступлении автор дает понять, что не хочет никого оскорбить, а лишь популяризирует национальную культуру через юмор. О реакции самого Сабирова на ситуацию и советах артисту от коллег по цеху и не только — в материале «БИЗНЕС Online».

Запретить гастроли татарского юмориста Данира Сабирова требует всемирный курултай башкир Фото: «БИЗНЕС Online»

«Татарин ты или башкир — не в этом вопрос. И от татар, и от башкир рождаются русские — вот в чем беда!»

Неожиданный интерес к творчеству татарского юмориста Данира Сабирова накануне проявил всемирный курултай башкир (ВКБ). На официальном сайте организации — аналога всемирного конгресса татар — появилось открытое письмо в адрес Рустама Минниханова, Ирады Аюповой и Рината Закирова.

В нем солидная башкирская общественная организация указывает: «Общественность и население республики глубоко возмущены выступлением Данира Сабирова, которое вызвало широкий резонанс среди общественности республики, а также оскорбило чувства народа. Считаем это откровенным плевком в душу башкирского народа». Руководство ВКБ считает, что такие выступления, где высмеивается «духовное наследие других народов», негативно отражаются на межнациональных отношениях, а также противоречат принятой президентом РФ Владимиром Путиным Стратегии государственной национальной политики.

От адресатов письма требуют ни много ни мало «провести цензуру выступлений Сабирова», а то и вовсе «запретить его выступления на территории Республики Башкортостан до конца 2019 года». Пикантности добавляет еще и тот факт, что именно сейчас артист находится в туре по Башкортостану. Пока ни о каких проблемах с его концертами слышно не было. Более того, с 11 по 14 апреля у юмориста запланированы ежедневные концерты в Уфе.

Что касается скандального видео, которое появилось еще несколько лет назад, то речь о номере «Пародия на танцы». Там в числе прочего Сабиров рассуждает о природе башкирского танца (смотреть с 1-й минуты 30-й секунды), якобы появившегося как результат похмелья. Дескать, башкир просыпается утром не в лучшей форме, жена ему уже приготовила кумыс, он тянется к нему, совершая странные телодвижения, а затем, подлечившись напитком, пускается в пляс.


Интересно, что в этой же юмореске Данир «стебется» в соответствии с жанром и над плясовыми традициями других народов. К примеру, быстрый темп марийского танца появился из-за того, что его автор спешил в туалет. В татарском же танце артист обнаружил и вовсе сексуальный подтекст, дескать, с помощью него девушки ищут себе кавалеров. Танцы представлены на достаточно профессиональном уровне, ни о каком глумлении над самой народной хореографией речи не идет. 

Сам номер начинается следующими словами: «Я не делю людей на татар и башкир, хотя помню, как во время гастролей в Башкортостане зашел такой патриот и сказал по-башкирски: „Вы, татары, над нами смеетесь“. Но я никогда не смотрю на национальность человека, потому что у меня у самого бабушка из Башкортостана, дедушка — татарин, отец — узбек. А сам я, наверное, в итоге чувашин, не знаю даже. Потому никогда не смотрю на национальность человека, это и не нужно, писал ведь башкортостанский поэт Ангам Атнабаев: „Татарин ты или башкир — не в этом вопрос. И от татар, и от башкир рождаются русские — вот в чем беда!“».

«БИЗНЕС Online» вчера вечером дозвонился до самого Сабирова, но тот отказался от комментариев: «Давайте оставим тему, я уже устал от данного вопроса. У меня гастроли в Башкортостане, много работы. Сейчас скажу что-то, а потом все, как обычно, перевернут. Может, позже вернемся к этому разговору».

Более всего ученик профессора Казанского государственного института культуры Салавата Фатхетдинова известен как пародистФото: «БИЗНЕС Online»

«У МЕНЯ ТАКОГО ЖЕЛАНИЯ НЕТ, В ПОЛИТИКУ НЕ ЛЕЗУ, БОЛЬШЕ АРТИСТОВ ПОКАЗЫВАЮ»

32-летний Сабиров, у которого «БИЗНЕС Online» брал интервью год назад в канун 1 апреля, сейчас, пожалуй, переживает пик популярности. Он артист универсального жанра — поет, танцует, читает юмористические монологи. «Мне нравится пробовать себя во всем: петь, читать серьезное, юморное, танцевать. Я не претендую на роль певца, но во все, что делаю, вкладываю свою душу и сердце, стараюсь доводить до профессионального уровня: это и аранжировки песен, и работа с хореографами во время постановок танцев, и работы над пародиями», — рассказывал он нашей газете.

Однако более всего ученик профессора Казанского государственного института культуры Салавата Фатхетдинова известен как пародист. Корреспондент «БИЗНЕС Online» неоднократно был свидетелем того, как татарский певец №1 искренне смеялся над тем, как ученик пародирует учителя на концертах. Среди героев пародий Сабирова есть и депутат Госсобрания РБ Айдар Галимов, с которым они часто выступают вместе. Однако при этом известны и случаи, когда коллеги по цеху обижались на артиста. Пародировать государственных деятелей Данир не очень любит. «У меня такого желания нет, в политику не лезу, больше артистов показываю», — говорит он.

Мнение двух экспертов «БИЗНЕС Online», не последних людей в мире татарского юмора, относительно творчества Сабирова и самой нынешней истории разделились.


«Я сам люблю, когда надо мной смеются, с удовольствием читаю язвительные комментарии про себя. Везде над всеми смеются: Зеленский над Путиным потешается, над своими президентами, Comedy Club чего только не вытворяет, — говорит директор и художественный руководитель Буинского драмтеатра Раиль Садриев. — У Данира все нормально, по-моему. Я считаю, что у каждой нации есть свой образ — чукча ли, грузин ли, татарин… Все это нормально. Над нами, мишарами, казанские татары ведь смеются — и мне это тоже очень нравится».

А вот писатель-сатирик Алмаз Хамзин считает, что для сатиры и юмора Сабиров «еще не созрел». «Для того чтобы стать сатириком, нужно, чтобы тебе было лет 50, должен быть жизненный опыт. Он, наверное, возомнил себя большим человеком, не знает, чего можно касаться, а чего — нет. Ни в коем случае нельзя смеяться над какой-либо нацией. Раз ты говоришь со сцены, то должен знать грань и очень осторожно к ней подходить. Сатира и юмор — очень серьезные вещи», — сказал Хамзин нашему корреспонденту.

Некоторые из наших собеседников, знакомых с ситуацией, обнаружили в этой истории политический подтекст. Дескать, нашлись силы, решившие омрачить исторические Дни Татарстана в Башкортостане Фото: «БИЗНЕС Online»

«ДЛЯ БОЛЕЕ ГЛУБОКОГО ПОНИМАНИЯ ПЛАСТИКИ И КОНТЕКСТА БАШКИРСКОГО ТАНЦА ДАНИРУ НУЖНО ЧАЩЕ БЫВАТЬ В БРАТСКОМ БАШКОРТОСТАНЕ»

Некоторые из наших собеседников, знакомых с ситуацией, обнаружили в этой истории политический подтекст. Дескать, нашлись силы, решившие омрачить исторические Дни Татарстана в Башкортостане, намеченные на следующую неделю. Напомним, что последний раз подобные мероприятия проводили аж в 1988 году, но сейчас лидеры республик Рустам Минниханов и Радий Хабиров уверенно делают шаги навстречу друг другу. И вот якобы противники такого сближения вытащили из нафталина старую шутку юмориста, чтобы вызвать скандал.

Впрочем, известный публицист из Уфы Шамиль Валеев не видит никакой связи между открытым письмом ВКБ и Днями РТ в РБ. «Ролик этот я увидел — несмотря на всю природную пластику Данира Сабирова, он мне не показался художественным и убойно смешным. Не показался он и какой-то агрессией: так, неудачная шутка, которую хочется „развидеть“ и забыть навсегда», — рассказал Валеев нашему корреспонденту. «Есть несколько важных вещей, — считает собеседник „БИЗНЕС  Online“. — Как правило, такие моменты вирусной активности возникают в результате деятельности оскорбленных. Если бы не резонанс, я бы и не узнал о существовании этого номера и самого исполнителя. Также очевидно, что ничего скверного стендапер не имел в виду, это был легкий путь — дежурная попытка обшутить бытовым юмором сложные вещи, такие как выражение души народа через хореографию. Получается, что надо тщательнее, тоньше работать с этим материалом. Возможно, для более глубокого понимания пластики и контекста башкирского танца Даниру нужно чаще бывать в братском Башкортостане, больше пить кумыса в хорошей и дружной интернациональной компании».

Шутка не удалась, считает Валеев. «Когда двойняшки между собой общаются, такое иногда происходит, думаю, идеально, если у стендапера будут другие, более возвышенные, озарения по поводу культуры братских народов. Лучше шутить, возвышая и сближая, чем разделяя и принижая. Раз возмущение и такие серьезные обращения есть, очевидно, что тонкие границы дружеского уважения были нарушены. Это надо исправлять — спокойно, с любовью, через вдох-выдох. Данный случай, конечно, несопоставим с грубыми и провоцирующими выступлениями господина Белого (стендапер Руслан Белый, который на концерте в Уфе назвал башкирского национального героя Салавата Юлаева „бандитом“, — прим. ред.)», — резюмировал уфимский публицист.

Целиком за дружбу народов и продюсер татаро-башкирского эстрадного фестиваля «Дуслык купере», директор фонда им. Вагапова Рифат Фаттахов. «В целом, когда говоришь со сцены, артисту нужно 100 раз подумать, прежде чем что-то сказать, особенно если это касается других народов. Татары и башкиры — братья, оскорблять друг друга вообще неприемлемо, нормальный человек этого никогда не сделает. Тем более сейчас, когда на носу проведение Дней Татарстана в Башкортостане, фестиваль татаро-башкирской песни „Дуслык купере“, являющийся ярким образцом нашей многовековой дружбы, которая из года в год только крепнет. В то же время думаю, что какие-то такие мелкие вещи никак не повлияют на братские взаимоотношения двух республик и наших народов», — сказал Фаттахов газете «БИЗНЕС Online».

Интересно, что истории, когда в Башкортостане болезненно относились к выступлениям артистов, случались и ранее. Например, в ответ на шутку стендапера Белого там даже запускали флешмоб «Салават не бандит». В 2014 году в Уфе прерывали гастроли Альметьевского татарского театра. Часть местных зрителей возмутила комедия «Смелые девушки» по пьесе татарского классика Тази Гиззата. Неудовольствие уфимцев вызвала безобидная на первый взгляд сцена: всего-навсего врач говорит шакирду, что надо соблюдать гигиену. Но дело в том, что врач — татарин по национальности, а шакирд — башкир. По словам очевидцев, которые потом бурно делились эмоциями в блогосфере, из уст врача прозвучали слова «вонючий, вшивый башкир». Интересно, что разруливать ситуацию в Уфу отправилась нынешний министр, а тогда первый заместитель министра культуры РТ Ирада Аюпова. Она принесла официальные извинения уфимским зрителям «за непреднамеренное нарушение этических норм, допущенное труппой Альметьевского татарского драматического театра». «Мы считаем своим долгом принести извинения в адрес всех тех зрителей, чьи национальные чувства или эмоции были задеты. Я искренне заявляю, что мы никоим образом не хотели обидеть сидящих в зале. Мы принимаем критику в наш адрес, будем работать в этом направлении», — цитировал Аюпову тогда сайт минкультуры Башкортостана.

aloqada.com — Узбекский танец

1.

Весна 2012 года. Помню этот денек, Как Я ехал с другом с его квартиры, где Мы каждые выходные собирались компанией, все лето, отдыхали как только могли, ну т…

2.

Сентябрь 2012 года. Так скажем, обычный теплый день, для хорошего запуска Электро! —— September 2012. So let’s say, a typical warm day, for a good start …

3.

Август 2012 года. Приятно было снять совместное Електро творение с молодым и не плохим танцором Ранго (г. Ургенч ). ——— August 2012. It was nice to remo…

4.

Андижанский полка ( www.vodiy.ru )

5.

—=THE SYNOPSIS OF YOUR FAVORITE BOOK=— Where to buy this book? ISBN: 9780802170507 Book Synopsis of The Dancer from Khiva: One Muslim Woman’s Quest for …

6.

Fylamqodit and Myqaddam performing Uzbek Drum Dance @Uzbekistan booth at ITB International Tourism Board in Berlin, Germany

7.

8.

* ЗАРАБОТАЙ ДЕНЬГИ ДОМА: http://goo.gl/7aezYS * Практическая Эзотерика: http://vk.cc/3sUvmy * ПРИВЛЕЧЕНИЯ ДЕНЕГ: http://goo.gl/dspHgk * Заработок в интернете…

9.

10.

Nomad Dancers’ performance of Ferghana Tanovari dance from Uzbekistan Choreography by Olimdjon Beknazarov January 16, 2015 John F. Kennedy Center for the Per…

11.

アンディジャンポルカ ジャズアレンジver.

12.

13.

Подписывайтесь на мой канал и ставьте больше палец вверх Ahmadjon Tojiboyev. Andijon-Polka

14.

15.

Отдых в Крыму дешево! Узнай как: http://groupon. ru/deals/moscow-0agora-hotel0 Произведение «Узбекская песня Uzbek song Хорезмская песня Horezm song Гофур Гул…

16.

http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=FamilyHumorTV ПОДПИШИСЬ, ТЕБЕ НЕ СЛОЖНО — НАМ ПРИЯТНО!!! ЧЕМ БОЛЬШЕ ПОДПИСОК ТЕМ БОЛЬШЕ И ЧАЩЕ МЫ БУДЕМ В…

17.

Самые прикольные приколы! Подписывайтесь на наш канал!

18.

19.

20.

Традиционные узбекские танцы

Культура древнего Узбекистана богата и многогранна. В каждом регионе есть свои традиции, и каждая из них уникальна. Традиционный узбекский танец — часть культуры и истории нации. Знакомство с традициями национальных танцев поможет вам понять их душу.

Существуют три основные узбекские танцевальные школы: Ферганская, Бухарская и Хорезмская танцы, которые различаются стилями и хореографией. Каждый из них красиво сочетается с традициями конкретного региона.

Традиционный узбекский танец; Ферганский танец

Ферганский танец отличается мягкими и игривыми движениями. Музыка лирическая, что делает возможным хорографические импровизации. Ключевое движение — держать руки ладонями вверх. Ферганский танец — это история человеческих отношений и романтики. Танец — это плавные движения головы, плеч и рук. Руками танцоры рисуют воздушные узоры. Выражения лица также очень важны; В танцевальном стиле фергана мимика мягкая, чтобы передать чистоту и благородство.

Традиционный узбекский танец; Бухарский танец

Бухарский танец страстный и эмоциональный. Изящные движения завершаются медленными вращениями. Отличительная черта бухарского танца — переднее положение верхней части тела. Танцоры носят специальные браслеты на запястьях и щиколотках и несут «кайраки» (пластины типа кастаньеты). Эти уникальные музыкальные инструменты делают каждое движение еще более выразительным. Стиль танца характеризуется как самый акробатический с быстрыми вращениями, прогибами и быстрыми падениями на пол.

Традиционный узбекский танец; Хорезмский танец

Это один из старейших танцевальных стилей с еще более богатыми традициями и историческим прошлым. Это танец, выражающий жизнь, любовь и красоту природы. Хореография может рассказать целую историю, речь идет не только о движениях головы, рук и ног, но и о мимике и мимике. Движения в хорезмском танце резкие и приостановленные. Такие движения происходят из шаманских ритуалов и обычаев огнепоклонников.Присмотритесь внимательнее, и вы увидите выражения лиц, как в экстатическом представлении шаманов.

Выберите тур в Среднюю Азию, который вам больше всего нравится, и мы организуем ваш отдых в 5 станах.

Традиционный узбекский танец

Узбекистан — одна из двух стран в мире, которые «не имеют выхода к морю» (не имеют выхода к морю и полностью окружены другими странами, не имеющими выхода к морю). Лихтенштейн не имеет выхода к морю двумя странами, а Узбекистан окружен пятью!

Знаете ли вы, что Узбекистан расположен в самом сердце Евразии, координаты Узбекистана — 41.0000 ° с. Ш., 69,0000 °

В Узбекистане находится золотой рудник Мурунтан , один из крупнейших открытых золотых приисков в мире! Страна имеет 4-е место в мире по запасам золота после ЮАР, США и России

.

Узбекистан — мировая столица дынь. Их насчитывается более 150 различных сортов, которые составляют основу местной диеты, летом их подают в свежем виде, а зимой — сушеными.

По узбекской традиции самый уважаемый гость садится дальше всего от входа в дом.

Ташкентское метро украшено люстрами, мраморными колоннами и потолками, гранитом и гравированным металлом. Его называют одним из самых красивых вокзалов мира.

Узбекский шеф-повар может приготовить в одном котле плов, достаточный для обслуживания тысячи человек.

Когда вы принимаете кого-то, ваш долг — наполнять его чашки все время, пока он с вами. Однако вы не должны наполнять их чашу более чем наполовину. Если вы сделали это по ошибке, немедленно скажите, что это ошибка.Это означает, что вы хотите, чтобы они ушли. Вау! Удивительно, правда?

Для узбеков уважение очень много значит. По этой причине они любят, когда вы, даже будучи иностранцами, пытаетесь добавить почтительный суффикс opa после имени женщины; и он же после мужского. Пример: Линда-опа и Дэвид-ака. Вы также можете использовать hon и jon соответственно.

Будучи на протяжении веков историческим перекрестком, входившим в состав различных древних империй, кухня Узбекистана очень эклектична. Его корни уходят в иранскую, арабскую, индийскую, русскую и китайскую кухни.

Хотя зороастризм отождествлялся с Персией, он, вероятно, возник в Бактрии или Согдиане. Многие выдающиеся ученые разделяют мнение, что зороастризм зародился в древнем Хорезме. Действительно, сегодня в мире обнаружено 63 зороастрийских памятника, в том числе в Иране, Индии, Афганистане и Пакистане. Тридцать восемь из них находятся в Узбекистане, а 17 из этих памятников находятся в Хорезме.

Одна из самых священных реликвий ислама — старейший в мире Коран, составленный в Медине Османом, третьим халифом или мусульманским лидером, хранится в Ташкенте.Он был завершен в 651 году, всего через 19 лет после смерти Мухаммеда.

Ташкент — единственный мегаполис в мире, где общественный транспорт полностью состоит из автобусов Mercedes. А из-за низкого загрязнения воздуха в городах это один из немногих городов, где все еще можно увидеть звезды на небе.

Вы удивитесь, узнав, что современное телевидение родилось в Ташкенте. Я не шучу! Изображение движущихся объектов впервые в мире передали по радио в Ташкенте 26 июля 1928 года изобретатели Б.П. Грабовский, И.Ф. Беланский.

Узбекистан — единственная страна в мире, имена всех соседей которых оканчиваются на STAN. Это также единственная страна в Центральной Азии, которая граничит со всеми странами этого региона

Узбеки — третий по численности тюркский этнос в мире после турок и азербайджанцев (уезжающих как в Азербайджан, так и в Иран)

Знаете ли вы, что в Хиве были шелковые деньги? Супер интересно, правда? Конечно, но лучшая часть шелковых денег заключалась в том, что их можно было вшить в вашу одежду.

Известный исламский врач Ибн Сина (Авиценна в латинском мире), который родился недалеко от Бухары, был одним из первых, кто выступал за использование женских волос в качестве шовного материала — около 1400 лет назад.

Узбекистан имеет долгую и кровавую историю. Самым известным лидером Узбекистана был Тимур (или Тамерлан), который заявил о своем происхождении от Чингисхана. Считается, что его военные кампании уничтожили в то время около 5% населения мира.

Если вы думали, что часть исламской архитектуры в Узбекистане напоминает архитектуру Северной Индии, то это потому, что великий пра-пра-внук Тимура, Бабур-бек, был основателем Империи Моголов, правившей большей частью Индии на протяжении почти четырех столетий! Прапраправнуком Бабура был Шах Джахан, построивший Тадж-Махал.

Узбекистан когда-то был страной производства рома. В Денау (город недалеко от Термеза на границе с Афганистаном) до сих пор сохранился настоящий дендрарий, выращенный на селекционной станции, изучавшей перспективы выращивания растений в необычном для Советского Союза субтропическом климате Сурхандарьинской области: только здесь на всей территории в СССР выращивали сахарный тростник и даже ром производили!

Согласно новому глобальному опросу, Узбекистан признан одной из самых безопасных стран мира.Ежегодный журнал Gallup Global Law and Order спрашивал, чувствуют ли люди себя в безопасности, гуляя ночью, и не стали ли они жертвами преступлений. По результатам опроса Узбекистан занял 5-е место из 135 стран, Великобритания — 21-е, а США — 35-е. Пятерка самых безопасных стран:

  • Сингапур
  • Норвегия
  • Исландия
  • Финляндия
  • Узбекистан

Узбекское танцевальное искусство: прошлое и настоящее — после встреч с Ташкентом

Автор


Роза Верко

Роза Верко — блогер-фрилансер, недавно открывшая собственный блог.Она родилась в Туркменистане (Мэри), но выросла в Казахстане (Алматы). Роза регулярно поддерживает и участвует в мероприятиях, семинарах и конференциях, посвященных изучению Центральной Азии. Ее образование включает диплом по русскому языку и литературе (Казахстанский государственный университет им. Аль-Фараби), степень магистра международных отношений (Университет Ноттингем Трент, Великобритания) и степень магистра исследований в области развития с особым акцентом на Центральной Азии (Лондонский университет SOAS — Школа Африки и востоковедения). Роза живет в Сент-Олбансе, Хартфордшир, Великобритания.

Богатая история, красота и уникальность традиционного узбекского танца признаны в многогранном танцевальном ландшафте мира.

В результате трехлетнего (2011-2014 гг.) Совместного проекта Узбекистана и Международного информационного центра по нематериальному культурному наследию Азиатско-Тихоокеанского региона под эгидой ЮНЕСКО узбекский танец был включен в Национальный список нематериального культурного наследия. Наследие Узбекистана.К другим формам культурного наследия, находящимся под охраной государства, относятся различные виды традиционного узбекского пения и музыки: достон, маком, бахшичилик, катта ашула и др.

Моя недавняя поездка в Узбекистан вдохновила меня погрузиться в историю узбекского танца и нынешнее состояние ученых по этой теме. В процессе я познакомился с людьми, которые активно участвуют в развитии узбекской хореографии и очень хорошо осведомлены об этом уникальном искусстве.

Краткая история

Каковы истоки традиционного узбекского танца? Несмотря на влияние сил самых разных культур, которые развивались на территории современного Узбекистана на протяжении тысячелетий, узбекский танец сохранил свой индивидуальный стиль и уникальный репертуар движений, каждое из которых имеет свои особенности. смысл.

Исследователи связывают современный узбекский танец с древними ритуальными танцами и церемониальными групповыми действиями, которые имели место, например, в ущелье Зараутсай на западе Сурхандарьинской области.По мнению Б.Ш. Ирзаева, на многих из более чем 40 000 древних рисунков, найденных в пещере Соймалитош недалеко от Ферганских гор, изображены танцующие люди. «Эти рисунки отражают гармонию человека и природы, поклонение Богу и молитвы в интерпретации первобытного художника», — пишет Ирзаев в статье об истории узбекского национального танца. Танец Катта Уйин , который, как гласит легенда, обязан своим существованием персидскому принцу Сиявушу, возможно, исполнялся во времена Александра Великого, по мнению самого старшего узбекского хореографа Юсуфжона Кизика Шакарджонова и других мастеров танца. .

Официально танцевальное искусство Узбекистана восходит к X и XI векам, когда оно сопровождалось бубном или дойрой . Ирзаев отмечает, что танцы этого периода во многом основаны на движениях, имитирующих различных животных и птиц, современные отголоски которых можно найти в хорезмских танцах и выступлениях хорезмского машарабоза во время народных гуляний.

В истинном узбекском танце нет простых движений: каждое движение имеет свое значение.Понимая язык тела и движения, можно читать узбекский танец как книгу или рассказ. Танец также был средством отображения материальной культуры, труда и повседневной жизни людей того времени, что объясняет популярность использования в танцах таких предметов быта, как кувшины, ложки, тарелки для пальцев, чайники, ножи, чаши и т. Д. лягана , дучуб и (палки).

В зависимости от региона танцы исполнялись в определенных нарядах и аксессуарах, что иногда позволяло зрителю угадать региональную принадлежность танца. Во времена ислама было немыслимо, чтобы женщины танцевали публично, особенно перед мужской аудиторией. Девушки и женщины могли танцевать только в ичкари (половина дома, предназначенная исключительно для женщин), да и то только перед близкими членами семьи. В то же время, как во времена Империи Великих Моголов, так и во времена Кокандского и Хивинского ханств и Бухарского эмирата, правители любили развлекаться качественными представлениями музыки, танца и поэзии.Чтобы избежать религиозных табу, женские танцы исполняли баччи — парни в женской одежде. Официально женщинам не разрешалось участвовать, что приводило к случаям, когда талантливых женщин под страхом смерти заставляли переодеваться в мужскую одежду, чтобы участвовать в поэтических или песенных фестивалях.

Мастера танца были неотъемлемой частью придворного антуража при императорском и ханском дворах. Например, знаменитый танцор Сади Махсум прослужил последние три кокандских хана 6 лет.В каждом регионе или городе были свои артисты танца, сохранявшие традиции и тонкости хореографического искусства из поколения в поколение: Юсуфджон Кизик Шакарджонов (1869–1959), Махкам Хофиз (1868–30), а также выдающийся коллекционер и хореограф танцев Уста Алим Камилов. (1875–1953). Когда Узбекистан стал частью Российской империи, это усилило интерес к европейской культуре, балету, опере и танцам и обогатило узбекское национальное исполнительское искусство, в том числе искусство хореографии. После Октябрьской революции хореографическое искусство привлекло к себе еще большее внимание, отчасти из-за эмансипации женщин, принесенной Советами.Тамара Ханум (урожденная Петросян), армянин по национальности, открывшая в 1933 году первую узбекскую балетную школу в Ташкенте, стала настоящим революционером в развитии женского сценического танца в Узбекистане.

Тамара Ханум: От ичкари до Альберт-холла

Тамара Ханум (1906–1991), родом из Маргилана в Ферганской долине, рано обнаружила живой интерес к исполнению народных танцев и песен. В детстве танцевала в родном селе Скобелево, изначально исключительно в ичкари .В 1920 году 14-летняя Тамара переехала в Ташкент, где впервые окунулась в местную театральную сцену благодаря помощи русских сестер Каргановых, которые активно занимались популяризацией классической музыки, бальных танцев и балета. Со временем Тамара стала настоящей звездой узбекского театра с помощью Уста Алима Камилова, создателя всей современной хореографии Узбекистана, сыгравшего ключевую роль в профессиональном развитии танцора. Вместе они написали учебник Doira Dare , в который вошли все основные танцевальные движения, исполняемые под аккомпанемент дойры.Уста Алим принадлежала к разряду усулчи , ценителей музыки и танца макома . Роль усульчи была чрезвычайно важна в сохранении народного искусства из поколения в поколение.

Вместе с Уста Алим Тамара Ханум адаптировала танец для узбекских мужчин, чтобы создать танец свободной узбекской женщины, которая из покорной и застенчивой превратилась в самоуверенную и волевую, излучающую уверенность и радость жизни. В 1935 году Тамара Ханум и Уста Алим выступили перед утонченной британской публикой в ​​престижном Альберт-холле в Лондоне. Примечательно, что вся советская делегация была приглашена на королевский прием для вручения наград в знак восхищения исполнительским мастерством членов делегации.

Первая балетная школа открылась в Ташкенте в 1933 году по инициативе и при содействии Тамары Ханум. Тамара Ханум также приняла активное участие в создании первых национальных балетов, таких как «Шахида» и «Гуляндом», заимствованных из узбекского классического и народного танца.

Мне посчастливилось побывать в музее Тамары Ханум, расположенном в уютном районе Ташкента.На самом деле музей находится в бывшем доме знаменитой танцовщицы, и все ее танцевальные костюмы, книги, портреты известных артистов, фотографии, награды и личные вещи хранятся там до сих пор. Было очень интересно сидеть на кухне и стоять в гостиной знаменитой Тамары Ханум и окунуться в ее удивительный, но скромный мир.

В коридоре дома Тамары Ханум Танцевальные костюмы Тамары Ханум Тамара Ханум и балерина Майя Плисецкая

Многие из первых учениц Тамары Ханум были девушками из репрессированных семей, родители которых были заключены в лагеря для политзаключенных или расстреляны без суда по ложным обвинениям «соратников Сталина». Девушкам из так называемых «хороших семей» не разрешали посещать балетные школы, поскольку традиционные семьи считали это постыдным. Задача Тамары Ханум заключалась не только в возрождении узбекских традиционных танцев, но и в разрушении многовековых стереотипов о якобы непристойности занятий для девочек и обучении девочек танцевать без паранджи. Это было рискованное предприятие, поскольку рассказы женщин, осмелившихся танцевать, открыли шоу: Нурхон Юлдашходжаева была убита своим братом в 1929 году в возрасте 16 лет, а талантливая певица и актриса Турсуной Сайдазимова была убита своим мужем в 1928 году при в возрасте 18 лет, не достигнув пика своего незаурядного таланта.Сама Тамара Ханум неоднократно подвергалась угрозам и физическим нападениям за попытки привлечь в свой танцевальный коллектив талантливых узбекских девушек.

Несмотря на все эти препятствия, Тамаре удалось воспитать блестящую плеяду узбекских танцоров. Одной из самых ярких ее учениц была Мукаррам Тургунбаева, основательница всемирно известного ансамбля народного танца «Бахор».

Мукаррам Тургунбаева: танец «Катта Уйин» Мукаррам Тургунбаева: танец «Снимая паранджу»

В Ташкенте мне посчастливилось познакомиться с ученицей Мукаррам Тургунбаевой, народной артисткой Узбекистана Гульнорой Низамовной Маваевой, родившейся в Самарканде в 1931 году.

Гульнора Маваева: непростая судьба и блестящая карьера
Гульнора Маваева

У Гульноры Маваевой было счастливое детство. Она жила с родителями и сестрой на улице Обухова в Самарканде, где в то время жила узбекская интеллектуальная элита и даже потомки русских князей Романовых, сосланных в Туркестан императором Александром. Маленькую Гульнор научили русскому алфавиту и чтению.

Гульнора Маваева и Роза Верко

Это счастливое детство было в одночасье разрушено жестокой и бездушной машиной Сталина в 1937 году: однажды ее отец, Низомиддин Маво, ответственный член партии, ушел на работу и больше не вернулся.Позже увезли ее мать, Соню Розыбакиеву, адвоката и родственницу известного уйгурского революционера Абдуллы Розыбакиева. Шестилетняя Гульнора и ее трехлетняя сестра Эльмара до приезда бабушки Хажар Розыбакиевой оставались под присмотром своей татарской няни, которая ухаживала за ее внуками, пока Гульнору не отправили в детский дом №20, а Эльмару забрали. своим уйгурским родственникам. К сожалению, здоровье ее родителей во время содержания под стражей настолько ухудшилось, что они скончались вскоре после освобождения из лагерей год спустя.

Развитие Гульноры как профессионального танцора и балерины поддержали Мукаррам Тургунбаева, Уста Алим Камилов и Тамара Ханум. Низам Халдаров, близкий друг родителей Гульноры, нашел ее в детском доме в 1939 году и отправил в хореографическое училище Тамары Ханум, где она изучала искусство классического балета у русских учителей из Мариинского театра в Санкт-Петербурге. В балетной школе Тамары Ханум Гульнора училась с восемью девочками-сиротами из репрессированных семей.Уста Алим и Мукаррам Тургунбаева были ее учителями узбекских танцев, и она до сих пор вспоминает их с величайшим уважением и любовью. Позже Тургунбаева поставила для Гульноры несколько узбекских танцев, которые вошли в ее танцевальное портфолио. Юная Гульнора особенно хорошо разбиралась в мягких лирических танцах ферганской школы.

В 1949 году Гульнору отправили на дальнейшее обучение в Московское хореографическое училище при Большом театре. Затем она начала свою артистическую танцевальную карьеру в Ташкентском театре оперы и балета им. Навои, время, наполненное концертной деятельностью и гастролями по всему миру.Гульнора исполнила главные партии в балетах «Дон Кихот», «Бахчисарайский фонтан», «Маскарад», «Балерина», «Берег счастья», «Спящая красавица», «Эсмеральда», «Фауст», «Дон Жуан», «Семь красавиц», а также в ряде концертных номеров.

После назначения в 1975 году художественным руководителем Ташкентского хореографического училища Гульнара Низамовна стала приглашать известных учителей танцев, балетмейстеров и хореографов из России и из-за рубежа для обмена опытом и повышения квалификации учителей. Однако для настоящего танца одной техники недостаточно, сказала она: «В каждом движении должна быть душа».

Гульмира Мадрахимова: звезда «Навбахора»

Гульмира Ульмажановна Мадрахимова удостоена звания Заслуженной артистки Узбекистана. Я познакомился с Гульмирой благодаря представлению ее дочери Дилором Мадрахимовой.

Ее любовь к танцам началась в детстве в ее родном городе Андижане. Она выросла в музыкально-театральной семье, которую возглавлял ее дед Мирзажон Тиллаев, композитор, профессиональный музыкант, дирижер Андижанского музыкально-драматического театра.Гульмира фактически осуществила мечту своей матери, которая страстно любила танцы, но не могла танцевать профессионально из-за социальных ограничений того времени. Гульмира стала солисткой танцевального коллектива «Андижанская полька», а в 13 лет была принята в Ташкентское хореографическое училище.

Дочь Гульмиры — Дилором Мадрахимова

После окончания школы Гульмира начала танцевать в знаменитом Государственном ансамбле песни и пляски «Шодлик» под руководством известного узбекского хореографа Кадыра Муминова. Там она проработала 20 лет, получив звание Заслуженной артистки и Премии Мукаррам Тургунбаевой. Впоследствии она стала хореографом ансамбля. В 2016 году Гульмира стала главным хореографом ансамбля «Навбахор» («Новая весна») Узбекской государственной филармонии. Гульмира говорит, что Ташкентское хореографическое училище входило в пятерку лучших хореографических школ бывшего Советского Союза после Москвы, Ленинграда (ныне Санкт-Петербург), Перми и Киева.

Будущие перспективы?

После распада Советского Союза и последующего экономического спада узбекский танец временно выпал из поля зрения соответствующих государственных институтов.Гульмира Ульмажановна беспокоится о чистоте и неповторимости узбекского танца и сохранении лучших национальных традиций Ферганской, Бухарской, Хорезмской, Сурхандарьинской и Каракалпакской школ узбекского народного танца. Ведь каждая исторически сложившаяся школа имеет свой стиль и характер: нежные лирические танцы для Ферганы, самобытные, энергичные танцы с виртуозными, иногда акробатическими движениями для хорезмского танца «Лязги», ритмические и аристократические танцы в вышитых золотом жилетах для Бухары , и особенный танец Сурхандарьи и Каракалпакстана.

Недавно посмотрел потрясающий документальный фильм, снятый на Узбекской киностудии в 2017 году (художественный руководитель Шухрат Махмудов, продюсер и оператор Рустам Магадиев), который наглядно демонстрирует особенности каждой танцевальной школы.

Поскольку старые институты (такие как Художественный совет) и фонды рухнули, контроль над качеством исполнения и аутентичностью танца был временно утрачен. В настоящее время, по словам Гульмиры Ульмажановны, турецкие и арабские танцы негативно влияют на узбекский танец.Из-за принудительной коммерциализации этого искусства танцоров просят танцевать узбекский танец под арабскую или турецкую музыку или песню на узбекском языке, что совершенно несовместимо с настоящим узбекским танцем, исполняемым исключительно в ритмах дойры. Большая свобода в постановке танцев и желание угодить клиентам также повлекли за собой изменения в традиционных танцевальных костюмах, которые исторически различались в зависимости от региона с точки зрения пошива и аксессуаров. Сшитые где-то в Китае костюмы не могут передать эту уникальную специфику и, следовательно, истинную суть узбекского танца.Между тем, низкие зарплаты вынуждают профессиональных танцоров зарабатывать дополнительные деньги на свадьбах и других семейных и корпоративных торжествах, что приводит к не всегда желательным корректировкам стиля танца по просьбе клиентов.

Несмотря на эти негативные тенденции, есть площадки, в которых сохраняются лучшие традиции узбекского танца, в частности, конкурс танцевального искусства Мукаррам Тургунбаевой, ежегодно проводимый в Ташкентской государственной высшей школе национального танца и хореографии (ТГВШТИХ).Конкурс проводится в два тура: обязательные танцы в стиле Тургунбаевой с сохранением особенностей костюмов и фристайл, где можно продемонстрировать новые тенденции в современном танце. В состав жюри обязательно входят ученицы Тургунбаевой, которые строго следят за использованием ее стиля. Этот конкурс обеспечивает прочную основу для отбора и продвижения лучших молодых талантов и в то же время помогает сохранить уникальность и чистоту узбекского танца. Эти конкурсы открыли для себя несколько перспективных молодых звезд, в том числе Дилором Мадрахимову, дочь Гульмиры Мадрахимовой, выпускницу Ташкентской школы национального танца и хореографии и известную исполнительницу национальных и народных танцев.В настоящее время учится в магистратуре на факультете хореографии балета Российской академии балета им. А.Я. Ваганова. Ее задача — вернуться домой в Ташкент после окончания учебы и продолжить дело своей матери Гульмиры Мадрахимовой, развивать узбекский сценический танец и балет.

Узбекский танец пережил многое: войны и вторжения великих императоров, религиозные табу и ограничения, «плавильный котел» культур и влияний Великого шелкового пути, колониальная история Российской империи и Октябрьская революция с ее « Советская идентичность », которая в конечном итоге привела к саморазрушительной реструктуризации и национальному самоопределению.Приятным нововведением является недавняя инициатива президента Узбекистана Шавката Мирзиёева по созданию нового государственного учреждения «Узбекконцерт» при Министерстве культуры, в состав которого вошли 2500 творческих коллективов и исполнителей, в том числе танцевальные коллективы. Цель этого объединения — укрепление и дальнейшее развитие лучших традиций узбекского искусства. Сейчас, когда Узбекистан находится в такой захватывающей фазе новой «узбекской весны», может оказаться, что наконец для страны настал момент по-новому взглянуть на свое древнее культурное наследие и дать ему второе дыхание.


Автор глубоко признателен Гульноре Низамовне Маваевой, Гульмире Ульмажановне Мадрахимовой, Дилором Мадрахимовой, Шухрату Махмутовичу Тохтасимову и Гульноре Мусаевой за поддержку, гостеприимство и ценную информацию во время написания статьи.

Двухнедельный тренинг по истории и хореографии узбекских танцев, организованный в США

Двухнедельный тренинг по истории и хореографии узбекских танцев, организованный в США

Ташкент, Узбекистан (UzDaily.com) — Посольство Узбекистана в США в рамках работы по популяризации отечественной культуры и искусства совместно с американской арт-компанией «Silk Road Dance Company» организовало двухнедельный тренинг «Central Asian Dance Camp» 2020 »по обучению искусству национальных танцев, сообщает информационное агентство Dunyo.

Мероприятие было приурочено к празднованию 29-летия Независимости Узбекистана и проходило дистанционно. В мероприятии приняли участие представители 11 штатов США.К ним относятся такие регионы, как Вирджиния, Калифорния, Кентукки, Колорадо, Луизиана, Массачусетс, Мэриленд, Огайо, округ Колумбия, Теннесси и Флорида.

Соорганизатором данного мероприятия с американской стороны выступила всемирно известный ученый, руководитель танцевальной труппы Silk Road Dance Company Лорел Грей. В 1984 году она основала Узбекское общество танца и культуры, а в 1994 году учредила ежегодный танцевальный лагерь Центральной Азии. Она была удостоена Международной премии за звание «Лучшая хореография» (2003 г.) и «Лучшая национальная танцовщица» (1999 г.).

В своем выступлении Лорел Грей отметила, что «эта программа по изучению танца в Центральной Азии — 17-я по счету. На этот раз мероприятие особенное — мы впервые проведем наши тренинги в виртуальном формате из-за карантинных ограничений во время пандемии. «

«Обычно элементы национального декора, арт-объекты, традиционные ткани, сюзане на стенах — все это создает для участников атмосферу настоящего Узбекистана», — подчеркнул американский ученый.Кроме того, как отметила Лорел Грей, «когда вы учитесь танцевать, вы не только изучаете движения или отдельные элементы, вы открываете для себя новую культуру, образ жизни людей, традиции этой страны».

Для передачи тонкого мастерства наших выдающихся исполнителей национального танца был привлечен Народный артист Узбекистана, известный хореограф Кадыр Муминов, всю свою жизнь посвятивший изучению танцевального искусства и воспитанию молодых талантов нашей страны. в программе.За 60 лет Кадыр Муминов руководил многими коллективами артистов, в том числе Государственным ансамблем песни и пляски «Узбекистан».

Как отметил народный артист, «только национальный танец может без слов рассказать о традициях, устоях, менталитете народа». В своем выступлении с элементами танца и музыки он рассказывает о том, насколько нелегким был путь становления узбекского танца и какие изменения он претерпевает сегодня. «Если вся культура, народы всего мира — это целый океан, то узбекская танцевальная культура — это река, впадающая в этот океан», — подчеркнул Кадыр Муминов.

В соответствии с программой Central Asian Dance Camp 2020, помимо ряда лекций по истории узбекского танца, практических занятий по танцам Хорезмской и Бухарской областей был проведен виртуальный тур по Посольству, приготовление плова был продемонстрирован шеф-повар дипмиссии, организована виртуальная экскурсия по Мемориальному музею Тамары Ханум.

Уроки хореографии стали качественным наполнением теоретических знаний американских участников.Особый акцент сделан на отражении быта узбекского народа в элементах танца. Эти презентации были очень полезны юным ценителям узбекского танцевального искусства, которые впервые знакомятся с Узбекистаном.

В ходе отдельного виртуального тура по посольству нашей страны в США узбекские дипломаты рассказали об уникальной истории здания дипмиссии, принадлежащего одному из выживших пассажиров легендарного корабля «Титаник». Гости высоко оценили богатую коллекцию предметов искусства узбекского народа, бережно хранящуюся в музее Посольства.

Дополнительным атрибутом насыщенной программы стала наглядная демонстрация приготовления шеф-поваром Посольства нашего гастрономического бренда — праздничного узбекского плова. Участникам подробно разъясняются все тонкости и секреты традиционного узбекского блюда. Все присутствующие с энтузиазмом наблюдали за процессом и обещали приготовить плов дома.

При поддержке Министерства культуры нашей страны также была организована виртуальная экскурсия в мемориальный музей Тамары Ханум, известной узбекской танцовщицы и актрисы. Подчеркивается, что Тамара Ханум была не просто танцовщицей, а настоящим реформатором традиционного узбекского танцевального стиля. Ее исследования в области песенного и танцевального фольклора помогли создать жанр песенных и танцевальных миниатюр. Было отмечено, что в репертуаре артиста более полутора тысяч песен на более чем 80 языках, номера с национальными танцами и другие хореографические постановки.

Для наглядной демонстрации приобретенных навыков был проведен виртуальный концерт, на котором американские исполнители смогли проявить свой талант. В выступлениях танцоров использовались хореографии таких известных узбекских мастеров.

Для наглядной демонстрации приобретенных навыков был проведен виртуальный концерт, на котором американские исполнители смогли проявить свой талант. В выступлениях танцоров использовались хореографии таких известных мастеров узбекской школы танца, как Кундуз Миркаримова, Рушана Султанова, Исахар Акилов и других.«Муножот», «Мустахзод», «Дилхирож», «Самарканд Ушоги», «Дарё Тошкин» были исполнены в красочных национальных костюмах.

По завершении Central Asian Dance Camp 2020 Лорел Грей в своем интервью отметила следующее:

«Для мирового сообщества, особенно в западном мире, узбекские танцы новы, но очень интересны и привлекательны. Мы видим, что девушки из разных уголков США с большим интересом собрались учиться искусству танца в вашей стране.

Лично я хочу шире и шире распространять узбекские национальные танцы. Ваш народ проявил большое гостеприимство за годы моей жизни в Узбекистане. Мои учителя Кизлархон Дустмухамедова, Кодир Муминов, Вилоят Акилова, Галия Измайлова помогли мне понять изнутри суть и очарование такого уникального искусства.

Искусство танца должно передаваться из поколения в поколение. Может показаться, что обучение девушек из другой культуры необычно для вашего танца.Но и они, и я не можем устоять перед красотой и тонкостью. Хочу выразить искреннюю благодарность всем, кто помогал мне в организации этой программы, особенно команде Посольства. «

В мероприятии, организованном в Посольстве в 2019 году, приняла участие народная артистка Узбекистана Кизлархон Дусмухамедова.

Милость узбекского танца

Замира Аминова танцует в Бухаре

Я была в Узбекистане довольно много раз, и в прошлом месяце я приехал в шестой раз. Что отличает его, так это то, что на этот раз я была гостем Зули Раджабовой и ее «Путешествий за сокровищами Шелкового пути», и у меня был настоящий гид — милая и трудолюбивая Хилола Ахмедова, которому было поручено показать мне окрестности. В результате я попал на шоу в медресе Нодир Девон Беги в Бухаре и был развлечен в полном туристическом стиле! Но это не было прозападной ложной аутентичностью. Это было настоящее исполнение узбекского танца и музыки, и оно доставляло огромное удовольствие. В презентацию даже был включен показ мод, в котором использовались современные стили с использованием чудесных тканей Узбекистана.Это показалось мне идеальным способом провести вечер в Бухаре; сидя во дворе медресе, наслаждаясь ужином или просто чаем со сладостями и наслаждаясь потрясающим шоу музыки, танцев и моды.

Танцоры — участники фольклорного ансамбля «Бухорча». Большинство представленные танцы исполнялись группами женщин, но был один исключение — сольная импровизация Замиры Аминовой (танцоры по очереди соло), чьи танцы меня очень поразили. Честно говоря, я был так занят, пытаясь запечатлеть все шоу на видео, которое я не заметил, пока не просмотрел мои кадры.Я обнаружил, что мисс Аминова была чрезвычайно изящна. Возможно, такую ​​вещь легче оценить когда танцует только одна танцовщица, но меня поразило то, что хотя ее движения были не такими сложными, как у других, которые я видел, она никогда не перестала казаться плыть, как лист на ветру. Должно быть много сил, чтобы выполнить это.

Немного об узбекских танцах, потому что в этой последней поездке я обнаружил, что узбеки очень любят танцевать! Просто начни музыку, сделай немного танцевальные движения, и скоро все будут танцевать, или смотреть и приветствовать танцоры на.Их танцы делятся на две основные категории: народные и формальные. В три основные школы формального танца из Бухары, Хорезма и Ферганы. Что остается довольно последовательным во всем, акцент делается на движении верхняя часть тела; в основном на руках и кистях, которые выразительно волнообразны и кажутся использовать свой особый извилистый язык жестов. Выражение лица также важно, в основном выражая восторг. Нет движения тазом, а ноги и ножки в основном используются для перемещения по пространству.

Танец в этом соло — импровизация на основе движения ферганского стиля, но есть, я думаю, некоторое западное влияние, так как многие серьезные танцоры в Узбекистане также изучали балет. В особенное замечание, как она «замечает», когда вращается… то, что я всегда ассоциируется с балетом, хотя техника больше не ограничивается этим жанр.

Исполняется песня «Буйларингдан». Лирика восхваляет красоту возлюбленной; фигура, стойка и движение.Участники группы играют на дутаре, танбуре, най, чанге, гиджаке, рубобе и сазе и, конечно же, на рамном барабане, на дойре.

Узбекский танец Часть II | Лучшее из Хабиби

Великолепие узбекского танца

Часть вторая: Фергана

Лорел Виктория Грей

История ферганского танца

Расположенная в восточной части Узбекистана, зеленая и плодородная Ферганская долина известна производством красочного узбекского шелка, ханского атласа , или «короля атласа». «Тутовые деревья растут вдоль улицы; их нежные листья собирают и скармливают шелковичным червям, разводимым в этом регионе. Даже сегодня женщины носят платья из шелка радужного цвета, созданные с помощью сложной техники окрашивания и ткачества, известной специалистам как икат.

Ташкентский ансамбль «Бахор» исполняет танец по-фергански

Долина когда-то была частью Кокандского ханства, которое вместе с Хивинским ханством и Бухарским эмиратом было одной из доминирующих политических сил Туркестана между шестнадцатым и девятнадцатым веками.Когда Российская империя покорила Туркестан во второй половине девятнадцатого века, Коканд превратился в мощный международный банковский центр.

С деньгами и европейским влиянием появились дома проституции, в которых работали женщины разных национальностей. В публичных домах участвовали танцоры, известные своим мастерством, хотя, по словам одного ученого, они не должны были спать с клиентами и были задействованы только в качестве артистов. Уважаемые узбекские женщины никогда не танцевали перед незнакомыми мужчинами, а только друг для друга в пределах ich kari , или женского помещения.На публике они носили саван паранджа.

После большевистской революции 1917 года многие лидеры коренных народов собрались в Коканде, надеясь создать новую автономную нацию. Их восстание было подавлено в феврале 1918 г., но оппозиционное движение продолжалось много лет. Наконец, в 1924 году регион был включен в состав Советского Союза как новая республика Узбекистан.

В 1905 году в городе Маргиллан в Ферганской долине родилась Тамара Ханум — одна из первых женщин, осмелившихся открыться и танцевать на публике.Несмотря на то, что Тамара была армянкой, она росла с соседями-узбеками, выучив их песни и танцы так хорошо, что была широко известна своим талантом. В 1924 году она выступила в Париже на Всемирной выставке декоративного искусства, возможно, впервые узбекский танец увидели на Западе. Но Узбекистан в начале 20-х годов был опасным местом для выступления женщин на сцене. Хотя большевики боролись за женскую эмансипацию, потребовалось много лет, чтобы отказаться от традиции покрывания.Одна танцовщица, молодая девушка по имени Нурхон, была убита своим братом за публичное выступление.

Характеристики танца

Ферганский танец — самый мягкий и лиричный из узбекских стилей. Плавные повороты запястий, плавные движения рук и гибкость позвоночника создают очаровательно женственное искусство. Туловище слегка наклонено вперед, что говорит о застенчивости и скромности. Изоляция плеч и слайды для головы акцентируют внимание на музыкальных фразах. Выражения лица оживленные и игривые, а простая, но подвижная работа ног быстро переносит танцора по сцене.Часто части танца проходят в положении стоя на коленях на полу.

Традиционно танец носил сольный, импровизационный характер, причем основной танец исполнялся женщинами или батча , танцующим мальчиком, который носил женскую одежду и имитировал женские манеры. Только batcha мог выступать в общественных местах, и богатые мужчины часто держали труппы этих мальчиков.

Величественный и меланхоличный, Тановар , который существует по крайней мере в десятке различных форм, выражал женские желания.Одна из самых знаменитых исполнительниц Tanovar работала в борделе, и именно от нее Тамара Ханум научилась многим движениям танца.

При советской власти в Узбекистане сформировались большие танцевальные коллективы, такие как Шодлик, Лязги и Зерафшан. Возможно, самым известным является ансамбль «Бахор», который когда-то насчитывал 45 танцовщиц и большой оркестр народных музыкантов. В дополнение к сольным произведениям эти ансамбли исполнили групповую хореографию, в которой сочеталась словарный запас традиционных движений с западными техниками постановки.

Стоимость

Узбекские женщины в этом регионе носили длинные пальто или жилетки поверх платьев и брюк. Естественно, платья часто шили из знаменитого шелка khan atlas , а пальто часто выстилали этой тканью или adras , другой разновидностью ikat , сотканной из смеси шелка и хлопка.

Квадратные тюбетейки, известные как dupi , носили как мужчины, так и женщины по всему Туркестану, но декоративный мотив варьировался от региона к региону, определяя место происхождения владельца.В Ферганской долине ценились нежные цветочные узоры. dupi все еще носят здесь, особенно танцоры, как и длинные косы. Современные исполнители обычно носят шесть или восемь косичек, но традиционно предпочтительным числом было сорок.

зебигардон , сложное ювелирное изделие, которое застегивается на плечи и драпируется на груди танцора, также использовалось для танца. В оправе из серебра, она была инкрустирована жемчугом, бирюзой и стеклянными камнями, как и тиля-кош («золотые брови») — элегантная корона, которую часто носят для классических танцев.

Лорел Виктория Грей — президент Узбекского танцевального общества и художественный руководитель танцевального ансамбля «Танавар». По образованию историк, она является автором множества статей по различным аспектам культуры Ближнего Востока и Центральной Азии, которые были переведены на немецкий, узбекский, русский и грузинский языки. Лорел также создала видео «Введение в узбекский танец». Она преподавала, выступала и читала лекции в США, Европе и бывшем Советском Союзе. www.silkroaddance.com

Книга Закона об узбекских танцах — Нанять танцора культуры

Забронируйте этого фантастического узбекского танцора и побалуйте своих гостей фантастическим и уникальным танцевальным шоу с богатой культурной историей. Наш великолепный узбекский танец привносит в мир аутентичный стиль и яркую танцевальную хореографию Узбекистана, а наш первоклассный танцор гарантированно произведет впечатление на публику в любом месте. Это шоу восточных танцев объединяет огромный диапазон танцевальных стилей в изящное и экзотическое зрелище, которое может включать в себя все, от традиционных народных танцев и танца живота до балета и современного западного танца.

Гости будут очарованы нашей культурной танцовщицей, ее гламурными костюмами и плавными шелковистыми танцевальными движениями. Забронируйте это фантастическое танцевальное шоу и подарите своим гостям традиционное и визуально потрясающее шоу, не похожее ни на что из того, что они когда-либо видели.

Это фантастическое шоу восточного танца знакомит зрителей с красочным и историческим миром узбекского танца, классического танцевального стиля, который вызывает настроение восточной сказки с его очаровательной хореографией и историческими национальными костюмами.Наша узбекская танцовщица хорошо обучена всем формам танцев, и ее танцевальное шоу сочетает в себе очаровательные танцы живота, экзотические испанские танцевальные движения и изящный балет в шоу, которое найдет отклик у публики по всему миру.

Наш знаменитый узбекский танец исполнялся по всему миру на самых престижных площадках и в театрах. В составе национального танцевального коллектива Узбекистана наш культурный танцор выступал перед мировыми лидерами, включая президентов Японии, Франции и России.

Это фантастическое танцевальное шоу также получило награды на Международном летнем фестивале в Южной Корее, а также получило восторженные отзывы в Катаре, Индонезии, Китае, Турции и многих других странах мира.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *