Восточная азия это: Недопустимое название

Содержание

Круизы: Юго-Восточная Азия. Морские круизы по (из) Юго-Восточной Азии на пароме или корабле

Круиз по Юго-Восточной Азии – очарование востоком

Наша компания предоставляет Вам уникальную возможность оценить всю прелесть и изысканность восточных стран в круизе по морям и Индийскому океану, омывающим берега Индонезии, Таиланда, Вьетнама, Малайзии. Путешествие подарит Вам ни с чем несравнимые эмоции от удивительной жизни людей этих государств, приоткроет тайну восточной души и наполнит впечатлениями от ярких архитектурных и культурных контрастов.

Морской круиз в мир ярких эмоций и событий

Юго-Восточная Азия – это ряд государств, известных своими уникальными особенностями путешественникам всего мира. Сюда приезжают люди самых разных возрастов, полов и социального положения, чтобы воочию оценить мощь активно растущих городов, таких как Сингапур, провести приятный отдых на пляжах Филиппинских островов или насладиться экзотикой Таиланда. Круизный тур в эти государства порадует и приверженцев европейской культуры и тех, кого тянет к изучению древнейших культур и религий.

Выбери круиз по странам Юго-Восточной Азии в CruClub

Морские круизы в эти края пользуются популярностью за счет открывающихся с борта лайнера поражающих воображение пейзажей, а также великолепному сервису, вкусной еде и комфортабельным каютам. На протяжении всего путешествия Вы будете любоваться чарующими закатами и вдыхать морской воздух, который, как и весь круиз, может по-настоящему опьянить.

Отправляясь в круизы по Юго-Восточной Азии, далеко не каждый может представить, насколько необычное и интересное приключение его ждет. Поэтому мы готовы предоставить исчерпывающую информацию по каждой стране и порту, помочь с выбором маршрута согласно Вашим требованиям. Отдав предпочтение круизной компании CruClub, Вы гарантировано отправитесь в лучшее путешествие Вашей жизни.

Отправляемся в морские дали – в круизы по экзотическим странам

Все имеющиеся в нашей базе круизы – Восточная и Юго-Восточная Азия, Южная Америка и другие государства и материки – предоставляются ведущими операторами, информацию о которых Вы можете найти на сайте CruClub. Если интересующих Вас данных по круизам не нашлось на сайте, позвоните нашим операторам по телефону или проконсультируйтесь он-лайн.

Россия и Юго-Восточная Азия глазами китайских и российских художников

Выставка под названием «Запах хризантем» открылась в красноярском Доме художника. Это специальный проект в рамках V Красноярского международного музыкального фестиваля стран Азиатско-Тихоокеанского региона, представляющий картины и фотографии российских и китайских авторов.  В экспозицию вошли произведения китайских художников, посвящённые России, и работы российских авторов, в которых нашли отражение впечатления от творческих поездок в страны Юго-Восточной Азии: Индию, Китай, Вьетнам, Монголию.

Картины маслом представлены в основном членом «Союза художников Китая», магистром живописи Кун Фан Вэйем и куратором проекта «Запах хризантем» Сергеем Форостовским. На выставке можно увидеть также произведения Алексея Беды, Евгения Пихтовникова, фотоработы Олега Финогенова и Алексея Снеткова.

По словам Сергея Форостовского, экспозиция позволяет не только увидеть страны Азиатско-Тихоокеанского региона глазами разных художников, но и способствует сближению народов через культуру и искусство. Куратор выставки объяснил, почему экспозицию назвали «Запах хризантем».

Сергей Форостовский: «Хризантема на Востоке — это символ вечности и императорской власти. С другой стороны, запах цветущих хризантем едва уловим. Его невозможно ощутить сразу, его нужно почувствовать. Поэтому контраст между вечностью и сиюминутностью заложен в смысле названия нашей выставки».

Всего в экспозиции представлено 50 картин и 18 фоторабот. Особый интерес представляют фото, посвящённые буддийским ритуалам в Элисте и в Тайланде. На выставке можно увидеть также скульптуру из дерева, камня и бронзы.

С полной программой мероприятий V АТФ можно ознакомиться на сайте фестиваля


Дополнительная информация для СМИ по телефону 8-913-582-65-68, Наталья Федорова.

другие новости

почему Юго-Восточная Азия стала надеждой молочной отрасли

До недавнего времени Юго-Восточная Азия была бесхозной землей на мировой молочной карте. В местных супермаркетах продавали молоко, сыры и йогурты, но это была капля в море — совсем не те объемы, которые можно увидеть в торговых сетях в других частях света. К тому же переработчики продовольствия в регионе обращали внимание на другие сегменты товаров, но не на молоко.

Для многих слово “молоко” ассоциировалось только с соевым, миндальным или кокосовым напитком. Предположение, что корова могла быть замешана в его производстве, вызывало только улыбки. Но сейчас регион воспринимается многими аналитиками как один из самых важных для мирового молочного рынка.

По сравнению с традиционными молочными рынками, потребление в Юго-Восточной Азии остается на низком уровне, но важным фактором является скорость его роста.

В регионе потребляют меньше 20 кг молочных продуктов на душу населения в год, по сравнению с 300 кг на развитых рынках, таких как Австралия. Но согласно данным Rabobank, потребление в Юго-Восточной Азии будет расти по 3% в год до 2020 года. Если учесть, что в Австралии рост минимальный, а в Европе и вовсе падает, Юго-Восточная Азия — это мечта маркетолога. “Юго-Восточная Азия становится самым важным рынком для торговли молочными продуктами”, — заключают в годовом анализе рынка CIAL в 2017 году.
 
Скорость, а не объемы

Индонезийский и вьетнамские рынки, как ожидается, будут расти самыми высокими темпами в регионе — на 3,9% и на 4,5% соответственно. Это объясняется молниеносным ростом их экономик, основанных на молодом и быстро растущем населении.

Даже несмотря на то, что Нидерланды и Франция с сильными молочными традициями когда-то были колонистами в этих странах, они не смогли привить вкус к молочным продуктам ко времени своего ухода с этих земель. В результате рост молочной индустрии в бывших колониях начался с низкой базы.

Подобно этому, в Малайзии с ее многочисленной диаспорой этнических китайцев, как и у других народов с непереносимостью лактозы, традиций молочного дела практически не было — ни домашних, ни промышленных. Однако малайзийская экономика более европеизированна и развита, в отличие от соседей, поэтому в стране наблюдался быстрый рост спроса на молоко, который выделял ее в регионе.

Куала-Лумпур опубликовал прошлогодние данные, согласно которым потребление молока достигло почти 20 л на душу населения в год. Одновременно бывший премьер-министр страны Наджиб Тун Разак заявил о стратегии пропаганды потребления молочных продуктов и о плане повысить их внутреннее потребление с целью достичь производства в 2,25 млрд л молока к 2050 году. Правда такую цель многие считают недостижимой.

В Сингапуре потребление молока тоже растет. С 2016 года оно выросло на 12%. Многие исследования выявили, что половина населения страны вообще не пьет молоко. Это значит, что другая половина потребляет огромное количество молока, делая Сингапур страной с самым высоким средним потреблением в регионе, более 60 л в год на душу населения, согласно данным Euromonitor.

Таиланд активно продвигал потребление молочных продуктов на протяжении десятилетий, ориентируясь в рекламе на молодое поколение. С тех пор, как в 1992 году Бангкок запустил свою первую программу по продвижению потребления молока в школах, Таиланд стал одной их самых продвинутых стран в молочной индустрии региона.

Сейчас это государство производит 45% молочных продуктов, потреблеяемых его гражданами, по сравнению со средним показателем для стран Юго-Восточной Азии в 3%. В Индонезии и Вьетнаме эта цифра достигает 20%, согласно данным Rabobank, в то время как Филиппины зависят от импорта, производя всего 1% от внутреннего потребления.

ФАО была очень впечатлена прогрессом Таиланда: ее данные говорят о том, что школьная молочная программа помогла поднять потребление более чем в 11 раз к 2002 году, до 23 л в год на душу населения. ФАО также хвалит эту инициативу за снижение недоедания среди детей с 18% в 1992 году до 5% в 2006 году.
 
Американские молочники облизываются

“Юго-Восточная Азия, возможно, один из самых динамично развивающихся молочных рынков в мире, — говорит Тони Эммс (Tony Emms), который до недавнего времени был региональным директором офиса US Dairy Export Council в Юго-Восточной Азии. — Этот регион производит немного молока и нуждается в импорте”.

К тому же это второй по величине рынок экспорта для американских товаров после Мексики. В прошлом году в Юго-Восточную Азию направили сухого молока, сыра, молочного жира, лактозы и молочной сыворотки на сумму более $690 млн. Это на 3% больше, чем в 2016 году, согласно анализу Минсельхоза США. В то же время экспорт сыра в регион вырос на 6 тыс. т в прошлом году — на 52% по сравнению с 2016 годом.

Аналитики обнаружили несколько факторов, объясняющих, почему Юго-Восточная Азия стала островком роста молочного рынка. Среди них — впечатляющий рост экономики, увеличение населения и процветающая пищевая промышленность. Все это — в дополнение к все более европеизирующимся сервису и пищевой промышленности, а также тренду на здоровый образ жизни.
 
Драйверы роста

В Международном валютном фонде (МВФ) предсказывают устойчивый и быстрый рост в 5-6% в год до 2019 года для так называемых стран Asean-6 (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, среди которых выделяют 6 самых важных экономик с низким или падающим уровнем безработицы). Рост мог бы быть и выше, однако во внимание принимались и менее развитые соседи этих стран. В результате экономического роста в регионе растет средний класс и меняются пищевые предпочтения.

Юго-Восточная Азия имеет население вдвое больше, чем США, а ее экономика растет примерно в три раза быстрее. Так как многие из наций региона становятся все более урбанизированными, меняется образ жизни, который становится более динамичным, стрессовым, а потому требует удобной и более калорийной и полезной еды.

60% населения Вьетнама сейчас младше 35 лет. Именно этот сегмент увеличивает спрос на новые переработанные продукты и фастфуд. С противоположной стороны экономического спектра региона находится высокоразвитый Сингапур  с пятизвездочными отелями и эксклюзивными ресторанами. Там есть возможности по продажам дорогих сыров.

По данным US Dairy Export Council, с реализацией торгового блока в Asean, внутри которого будут снижены торговые барьеры, регион станет очень привлекательным для мировой пищевой промышленности. Чтобы воспользоваться этой возможностью, транснациональные компании инвестируют в Малайзию и Сингапур с целью наращивания объемов производства не только в этих странах, но и возможности экспортных поставок в Китай, на Ближний Восток и в Африку. Эти инвестиции создали значительный рынок для дорогих молочных ингредиентов с жесткими требованиями к качеству.

Общественное питание в Юго-Восточной Азии тоже учитывает все эти тренды. Хотя количество ресторанных сетей на данном рынке еще далеко от насыщения, есть страны, где эта ниша уже довольно развита или очень быстро развивается. Во Вьетнаме первый Starbucks открылся пять лет назад, а McDonald’s  — два года назад. Обе сети мгновенно стали хитом. В стране с 90-миллионным населением это открывает большие возможности для дополнительных продаж молока и сливок для кофе и сыра для бургеров.

Одновременно потребители региона, часто подталкиваемые инициативами местных правительств, накопили знания о молочных продуктах и их роли для здоровья и правильного питания. Например, Национальная программа питания Вьетнама, рассчитанная до 2020 года, поощряет потребление кальция для укрепления костей, молока для общего здоровья маленьких детей и молочных продуктов вообще для всех как части полезной диеты и повышения роста людей.

Вера в молочные продукты привела к тому, что люди включают молоко, сыр и другие молочные товары в свой рацион. В то же время, функциональные молочные продукты становятся более популярными, особенно в более развитых экономиках, прежде всего в Сингапуре, а также быстро растущих Малайзии и Таиланде.
 

Остающиеся проблемы
Теперь, когда полки супермаркетов в Юго-Восточной Азии ломятся от рядов молочных продуктов, будущее экспортерам в этот регион видится безоблачным. Но при этом все еще остаются сложности: маржа от экспорта таких продуктов существенно снизилась из-за избыточных поставок и конкуренции с местными игроками.

Немногие из экспортеров в развивающиеся страны вспоминают о цепочках поставок. Между тем, их необходимо улучшить, особенно для продуктов, которые плохо переносят местную жару и влажность. Внутренние регионы стран все еще малодоступны для молочных продуктов с существующими цепочками поставок.

Аналитики Rabobank, например, рекомендуют расширять сотрудничество с дистрибьюторами, чтобы улучшить поставки.  “Это поможет снизить стоимость и понять все сложности и риски, связанные с местными законами. Привлечение преданного импортера или дистрибьютора может потребовать дополнительных инвестиций в маркетинг”, — говорится в анализе Rabobank.

Реальность для экспортеров в коммерческом плане такова, что большая часть рынка будет отдана крупным поставкам низкомаржинальных продуктов. Поэтому тщательных отбор контрактов с частными торговыми марками и производителями необходим для поддержания уровня производства без опасности снижения рентабельности.

Источник: dairyreporter.com
 
 

4003 просмотра



Обновить

некоторые проблемы международных отношений – тема научной статьи по политологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ: НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

© Юрковский А. В., 2006

Юрковский А. В. — кандидат юридических наук,

доцент кафедры теории и истории

государства и права Юридического института ИГУ

1. Следует четко обозначить региональный фактор исследования. Регион

— это сложное искусственно-техническое образование, которое складывается намеренно посредством сознания исследователя, а процесс формирования, развития, функционирования и последующего преобразования данного образования можно контролировать особым образом.

2. Северо-Восточный азиатский регион составляют следующие политикогеографические образования: государства — Китайская Народная Республика (КНР), Корейская Народная Демократическая Республика (КНДР), Республика Корея (РК), Япония, Монголия, Российская Федерация (РФ), государственно-подобное образование — Китайская Республика (Тайвань). Применительно к контексту компаративистских исследований приоритет отдается зарубежным по отношению к Российской Федерации государствам и государственно-подобному образованию.

3. Следует учитывать, что в состав региона входят две разделенные нации

— это народы Китая и Кореи. Данная предпосылка, сама по себе, является основанием для возникновения ряда внутринациональных противоречий, которые выходят за рамки двусторонних отношений между КНР и Тайванем, с одной стороны, и КНДР и Республикой Кореей, с другой стороны.

4. Указанный объект исследований принципиально отличает понятие регион от чисто географического или историко-культурного ландшафта, который складывается в некоторых естественных процессах.

5. Северо-Восточный азиатский регион целесообразно отличать от азиатско-тихоокеанского региона (АТР). Последнее понятие является более обширным и предполагает рассмотрение большей группы государств. Некоторые эксперты говорят об азиатско-тихоокеанском регионе как о регионе, который состоит из стран Северо-Восточной Азии, Юго-Восточной Азии, Океании (всего около 20) и стран Южной Азии. Другие включают в него только азиатские страны, выходящие на Тихий океан. Третьи учитывают еще и страны Тихоокеанской Латинской Америки, а также Центральной Америки и т. д. и т. п. В итоге одни исследователи называют 12 стран, а другие — 61 государство, из которых состоит АТР. Чтобы препарировать региональные нормативные основы политических систем, необходимо, как минимум, знать границы региона, поскольку каждый из них обладает своей спецификой и своеобразием. Очевидно, к примеру, что проблемы американо-мексиканских отношений вряд ли очень сильно волнуют Монголию или Республику Корею. Думается, что столь же толерантно Чили или Никарагуа относятся к проблеме безопасности на Корейском полуострове. Также можно считать, что конфликты между Индией и Шри-Ланка не являются актуальной темой для внешней политики Австралии или Новой Зеландии. Несмотря на это, все они включены в регион, названный азиатско-тихоокеанским. Однако проблема безъядерных зон в Южной части Тихого океана или в районе стран АСЕАН, наоборот, является сферой стратегического беспокойства Тайваня или Корейской Народной Демократической Республики. Одним словом, расплывчатость представлений о регионе воплощается в итоге в размы-

той политике с соответствующими результатами. Изучение конституционных основ развития политических систем северо-восточного азиатского региона необходимо не только для удовлетворения интересов отечественной государственно-правовой науки, но и с точки зрения обеспечения интересов государственной безопасности Российской Федерации, сопоставимые по размерам ВВП (3,4 трлн долл.) с США и ЕЭС1.

6. В зависимости от уровня социальноэкономического развития КНР, КНДР, Тайвань, Южная Корея, Монголия и Япония — это государства, существенно отличающиеся друг от друга. Их отношения к экономике, так или иначе, предопределяют условия формирования государственно-политических режимов. Экономический уклад жизни общества — это, по нашему мнению, первопричина политических противоречий

и, одновременно, результат сложившейся системы политических отношений. Одна группа из перечисленных стран достигла высокого уровня капиталистического развития (Япония, Тайвань, Южная Корея). Вторая группа — это страны среднего уровня развития капитализма (КНР, Монголия). К третьей группе в рамках северо-восточного Азиатского региона можно отнести только одно государство, которое по общему признанию является наиболее экономически отсталым — это КНДР.

7. В настоящее время в СВ А принято включать российский Дальний Восток, КНР, Японию, КНДР и Республику Корея с общей площадью суши 8,28 млн. км2 (19 % всей площади суши в Азии) и общей численностью населения 290 млн чел. (10 % численности населения Азии). Как показывает анализ возможностей стран этого региона, наиболее богатыми природными ресурсами располагает Дальний Восток (уголь, лес, водные ресурсы, цветные металлы и др.), затем идут КНР (сельскохозяйственные ресурсы, нефть, лес) и КНДР (уголь и черные металлы). В то же время Япония и Южная Корея располагают высокоразвитой тяжелой промышленностью и техноемкими отраслями производства, КНР и КНДР — легкой промышленностью и сельским хозяйством. При этом Япония и Республика Корея обладают капиталами и высококвалифицированными интеллектуально трудовыми ресурсами, специалистами в сфере управления, а КНР — избытком рабочей силы. Кроме того, следует особо

отметить, что российский Дальний Восток имеет мощный научный потенциал. Не следует также забывать, что за территориями, входящими в состав СВА, стоят государства с численностью населения более 1,5 млрд чел.

8. Авторитет Китая как центра азиатской цивилизации был практически непоколебим до нового времени, до середины XIX в. Современный Китай (КНР) вновь обретает уверенность в своих силах и ощущает собственный потенциал, что позволяет ему занимать особое место в системе международных отношений.

9. В Китае и половине Кореи (КНДР) идеи научного социализма до сих пор являются государственной идеологией, которая предопределяет формы социальной организации и организации производства.

10. Важно учитывать, что большинство стран региона относятся к государствам восточно-азиатской цивилизации, которая сформировалась вокруг государства-центра (Чжун го) — Китая. К У11—У111 вв. н. э. Китай за 2500 лет своей предшествующей истории создал идеологическую, религиозную, политическую и правовую базы для появления такой цивилизации. Идеологической базой стали философские учения в Китае и прежде всего конфуцианство, религиозной — буддизм, политической — концепция власти государя, дарованной Небом, власти (личности) императора, способного своим благим влиянием (дэ) цивилизовать (хуа) соседние народы. К середине VII в. сложилось китайское право, ставшее ядром восточно-азиатской семьи права.

11. Помимо буддизма, даосизма и конфуцианства в Китае существует еще несколько сотен других религий и религиозных течений. Определенное сходство между ними позволяет отнести их к одной религиозно-культурной традиции, однако разница между этими течениями порой значительно больше, к примеру, чем между старообрядцами и мормонами. По установившейся традиции эти вероучения часто именуют «тайными религиями»2.

В свою очередь многие отечественные и зарубежные синологи3 настаивают именно на влиянии «тайных китайских вероучений» на Японию, Корею и Монголию.

12. Корея и Япония заимствовали из Китая китайскую идеографическую письменность и вместе с ней значительные пласты

китайской культуры (вэнь), в том числе буддизм и конфуцианство как идеологию управления.

13. Несмотря на наличие цивилизационных предпосылок между рассматриваемыми странами региона существуют противоречия, столкновения совершенно разных экономических, политических и гуманитарных логик. Например, Япония, Южная Корея и Тайвань во многом ориентированы на США и Западную Европу, поэтому требуют оттуда определенного типа инфраструктур, чтобы их обеспечивали определенными инвестициями и технологиями. Данные страны находятся на разломе восточноазиатских цивилизационных тенденций.

14. КНР, КНДР, Монголия, наравне с Россией имеют собственные ориентиры в системе международных отношений. Причем названные государства не объединены в группу, их интересы можно назвать самодостаточными. Это другой способ регионооб-разования. Сталкиваются группы интересов внутри этих стран, а также за их пределами.

15. Существует комплекс разноплановых противоречий, как между отдельными институтами северо-восточного Азиатского региона, так и разнонаправленные противоречия между группами государств, образующих перманентные союзы в той или иной сфере международных отношений. Возникает реальная региональная политика. Она осуществляется как по поводу реализации в регионе определенных проектов и принятия отдельных решений, так и по поводу разрешения совокупных региональных противоречий которые существуют по отношению ко всем территориям, когда формируются различные региональные преставления и складываются различные конфигурации субрегионов.

16. Следует дифференцировать противоречия между странами северо-восточной Азии по различным основаниям. Например, две Кореи и два Китая демонстрируют намерения объединиться. Вероятность соответствующего объединения может обусловливать круг самостоятельных проблем. В частности, эскалацию территориальных претензий к другим участникам региона, обострение территориальных споров. Одни самые опасные «горячие точки» в регионе могут исчезнуть, но взамен может появиться ряд других. Китай имеет все возможности стать самой богатой и развитой страной,

проводящей более агрессивную политику в стремлении занять в Азии и в мире подобающее ему место. Объединенная Корея, безусловно, попытается остаться нейтральным связующим звеном между основными игроками региона, но, скорее всего, сохранит ориентацию на поддержку США. Япония имеет ряд неудачных географических условий и демонстрирует тенденции сокращения населения, ее политический потенциал в международных отношениях сокращается и более чем когда бы то ни было, зависит от США, по крайней мере, по вопросам обеспечения безопасности.

17. Необходимо учитывать политическую составляющую образования как отдельных государств региона, так и обобщения всех государств исследуемого геополитического пространства. Причем целесообразно отметить, что вопрос о взаимосвязи, политических и правовых процессов их единстве, взаимодействии, взаимном влиянии друг на друга и противоречиях является самостоятельным направлением исследования динамики конституционных основ политических систем стран северо-восточного азиатского региона и должен рассматриваться отдельно, как особый объект.

18. Основной акцент целесообразно делать на конституционно-правовой базе каждого из государств региона. Именно конституционное право, являясь фундаментом, национальной правовой системы устанавливает нормативный компонент политических отношений, обозначает границы и формы поведения политически заинтересованных социальных групп. В конституционном праве формулируются общенациональные идеи и направления развития общегосударственной внутренней и внешней политики. Конституционное право может рассматриваться фактором, определяющим вероятность прогнозов тактических и стратегических изменений конкретного геополитического пространства, и их потенциального влияния на соседние участки политической географии. Конституционное право обозначенных государств северо-восточного азиатского региона позволяет создавать сценарии развития политической обстановки в регионе. Конституционное право — это базовое основание для различных сценариев, которые могут развернуться на этой территории.

19. Прогностические сценарии развития политических систем северо-восточного азиатского региона могут иметь различное

предназначение в зависимости от интересов исследования. Если рассматривать регион как герметичное, внутри себя идентифицирующее, сообщество, получится один сценарий. Если рассматривать регион с точки зрения деления отношения к глобализации стран участниц, то можно выделить доминирующие участки (составляющие) региона

— столица, провинция, граница и так далее, получится другой сценарий. Если рассматривать регион по типодеятельностному основанию, то можно идентифицировать те или иные интересующие социополитические, либо правовые участки, образовательный, инновационный, культурологический, идеолого-ценностный, экономический, естественно-географический и т. п., получится третий сценарий. И так далее. В последствии, можно исследовать политико-правовые инфраструктуры, которые в равной степени учитывают возможности разворачивания каждого из сценариев.

20. При исследовании развития конституционных основ политических систем стран северо-восточного азиатского региона, параллельно, необходимо учитывать, и динамику межгосударственных интеграционных процессов. Слово integratio в переводе с латинского языка означает восстановление, восполнение, integrare — превращать в целое, integer — целое. Видно, что само слово генетически связано с системным подходом. В этом смысле обозначенное понятие наиболее удачно у российского ученого А. Д. Бородаевского4. В обобщенном виде оно определяется так: экономическая интеграция — это высшая форма интернационализации хозяйственной жизни, достигаемая в процессе соединения различных национальных экономик в единый хозяйственный комплекс, отличающийся своей специфической институциональной структурой и функционирующий на базе согласованной экономической политики как на межгосударственной, так и на наднациональной основе. Интеграционное «соединение» имеет различные фазы развития: растущая экономическая взаимозависимость государств перерастает во взаимопроникновение их экономик, что ведет к переплетению и, наконец, к сращиванию национальных воспроизводственных процессов. Причем их сращивание должно доходить до такой степени взаимозависимости и взаимодополняемости, что ущерб для одной части этого комплекса означал бы ущерб для все-

го комплекса. На практике такая интеграция реализована только в рамках Общего рынка и во взаимоотношениях между США и Канадой, в какой-то степени, между США и Японией. Однако экстраполяция отношений подобного рода может рассматриваться и в северо-восточном азиатском регионе.

21. При производстве исследований конституционных основ политических систем северо-восточного азиатского региона немаловажное значение имеет проблема территориальных споров.

Можно выделить следующие группы споров:

А) Спор России с Японией по Южным Курилам. Это единственный спор в северовосточном азиатском регионе, в котором Россия является непосредственным участником. Россия в свое время дала завышенное обязательство заключить мирный договор с Токио до 2000 года. Теперь задача заключается в том, чтобы продвигать российско-японские отношения вперед в обход территориальной проблемы. В среднесрочной перспективе такое возможно с учетом нынешней заинтересованности японцев в добрососедстве с Россией.

Б) Корейский вопрос. Обстановка на Корейском полуострове остается взрывоопасной. Единственный путь удержания ее под контролем — преодоление Северной Кореей глубокого социально-экономического кризиса, выход Пхеньяна из изоляции, налаживание нормальных отношений между Севером и Югом. В этой связи важное значение имеет подключение к процессу урегулирования России, а также Японии. Настала пора энергичнее продвигать идею переговоров по формуле 4 (КНДР, РК, США, Китай) + 2 (Россия, Япония). Приемлема, очевидно, и инициатива Сеула об учреждении консультативного форума шести упомянутых стран по проблемам обеспечения безопасности в северо-восточной Азии. При этом нет смысла торопить фактическое объединение двух частей Кореи, поскольку оно способно на продолжительный срок дестабилизировать обстановку вблизи российских границ и, в любом случае, приведет к отвлечению финансовых ресурсов РК, Японии и США на Корею в ущерб Российским потребностям. Необходимо, кроме того, выработать линию поведения России на случай неконтролируемого развала КНДР.

В) Тайваньская проблема. В последнее время наблюдаются обострение дипломатического соперничества между Пекином и Тайбэем на международной арене, нарастание гонки вооружений в районе Тайваньского пролива. Одновременно КНР нажимает на Тайвань, требуя форсировать переговоры с Тайванем о воссоединении. Представляется целесообразным, чтобы Россия, соблюдая такт и осторожность, удерживала конфликтующие стороны (КНР, Тайвань, США) от экстремистских действий.

Г) Спор из-за островов в Южно-Китайском море, другие территориальные вопросы. Территориальные споры между третьими странами точно также, в конечном счете, не способствуют обеспечению интересов России в области безопасности и экономического сотрудничества в северо-восточном азиатском регионе.

Если принять во внимание выше названные аспекты, то в отношении северо-восточного азиатского региона и различных его содержательных наполнений необходимо наблюдать за множественностью фаз его развития, отказавшись при этом обеспечивать чьи-либо группы интересов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский Дальний Восток и Северо-Восточная Азия / под ред. Титаренко М. Л. М., 1998. 248 с.

2 Тертицкий К. М. Китайские синкретические религии в XX веке. М., 2000. С. 6.

3 Например: Зинин С. В. Современные западные исследования религиозной культуры Китая // Культурные традиции и современность. М., 1989; Малявин В. В. Синкретические религии в Китае в ХХ в. : традиционное и посттрадиционное // Религии мира. Ежегодник. 1987. М., 1989; Ли Юйцзе. Тяньдицзяо. Новое понимание космоса и жизни: Постулаты Учения Небесного государя. М., 1996; Мартынов А. С. Государство и религии на Дальнем Востоке. М., 1987 и др.

4 Абрамишвили Г. Г., Бородаевский А. Д., Евтихиев М. П. и др. Кризис мирового капиталистического хозяйства, 80-е годы / под ред. Бородаевского А. Д. и др. М., 1986. 430 с.

Восточная Азия и Тихий океан

Специальный представитель создала широкую платформу для сотрудничества с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и с ее Комиссией по поощрению и защите прав женщин и детей (КАЖД), а также с Межправительственной комиссией АСЕАН по правам человека. Эти два органа АСЕАН играют важную роль в деле поощрения и защиты прав детей в регионе АСЕАН, в том числе права детей на жизнь, свободную от насилия. Такое партнерство открывает возможности для увеличения числа исполнителей рекомендаций, вынесенных по итогам проведенного Организацией Объединенных Наций исследования, среди государств — членов АСЕАН, а также для их присоединения к процессу преобразований в других регионах. В январе 2012 года Специальный представитель приняла участие в консультативном совещании по вопросу о насилии в отношении женщин, организованном КАЖД на Филиппинах.

Это совещание предоставило возможность для обмена мнениями по поводу применения правозащитного подхода к инициативам, направленным на предупреждение всех форм насилия в отношении детей и женщин и принятие ответных мер. В совместном заявлении, согласованном по итогам проведенного совещания, КАЖД и СПГС признали важность и перспективность расширения возможностей в целях проведения диалога и сотрудничества со стратегическими партнерами на национальном, региональном и международном уровнях, в том числе с системой Организации Объединенных Наций, для ускорения прогресса в деле ликвидации насилия в отношении детей и женщин. КАЖД и СПГС выразили приверженность продолжению сотрудничества в рамках общего мандата Комиссии по поощрению и защите прав женщин и детей и включили тему ликвидации насилия в отношении женщин и детей в число приоритетных элементов плана работы КАЖД на 2012–2016 годы.

В результате этого чрезвычайно плодотворного процесса главы государств АСЕАН приняли на встрече на высшем уровне в ноябре 2015 года Региональный план действий АСЕАН по ликвидации насилия в отношении детей, который приведен в соответствие с Повесткой дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. Этот план предусматривает конкретные меры, которые должны быть приняты в четко установленные сроки, для того чтобы обеспечить предупреждение насилия и эффективную защиту детей.

TСпециальный представитель выступает за включение вопроса о защите детей от насилия в повестку дня межправительственного процесса совещаний на высоком уровне по сотрудничеству Юг-Юг в интересах прав детей в Азиатско-Тихоокеанском регионе. СПГС приняла участие в первом таком совещании в рамках межправительственного процесса, которое состоялось в ноябре 2010 года в Пекине. Принятая на этом совещании Пекинская декларация предусматривает разработку систематического подхода к решению вопросов, связанных с обеспечением защиты детей, путем принятия законодательства и проведения политики по защите детей от возможного вреда, а также введения запрета на все формы насилия в отношении детей. Кроме того, в этой декларации выражается приверженность укреплению и надлежащему финансированию национальных программ и механизмов по защите детей и обеспечению их благосостояния, а также своевременному и надлежащему реагированию на применение насилия в отношении детей и их семей и смягчению его последствий. На последующих совещаниях высокого уровня, проведенных в октябре 2013 года в Нью-Дели и в ноябре 2016 года в Куала-Лумпуре, правительства подтвердили эти обязательства и призвали к принятию дальнейших мер по ликвидации насилия в отношении детей.


Дополнительная информация (на англ.яз.)

Юго-Восточная Азия

ЮВА — представляет директор Департамента Азии «АРТ-ТУР» Наргуль Буржуева.

             Направление ЮВА – Таиланд, Малайзия, Индонезия, Филиппины, Вьетнам – в чем специфика инфраструктуры туризма каждой из этих стран? 

Специфика в концепции отдыха, 

Малайзия – это пляжный отдых + экотуризм с хорошо развитой инфраструктурой. Богатый животный мир и нетронутая флора, наличие отелей известных брендов на пляже, дайв курортов расположенных у лучших дайв сайтов, шале в джунглях и на территории природных заповедников. В глубинках острова Борнео можно увидеть нетронутые вековые джунгли и стада слонов, буйволов, редкие виды животных. 

Бали – это очень высокий уровень сервиса и расслабляющая атмосфера, богатая экскурсионная программа, развитая индустрия СПА. Большой выбор отелей на любые возможности и вкус, словом это уже адаптированная Азия для сибаритов. Филиппины – это красивейшие пляжи с белоснежным песком, шоколадные холмы, обезьяны долгопяты и дайвинг. 

Таиланд со множеством островов – мир для утонченных удовольствий. Чианг Май и Чианг Рай где можно увидеть дикие племена, спуститься на плотах по реке, погулять по джунглям на слонах, все зависит от того насколько далеко ваши туристы готовы пойти. Самуи сейчас может предложить большой выбор как отелей хорошего уровня, демократичных отелей на пляже, частных вилл. Отдых на Пхукете в этом сезоне можно будет комбинировать с шопингом  в Дубае благодаря прямому перелету Дубай – Пхукет авиакомпании Emirates. 

 

            С какими проблемами чаще всего сталкиваются агентства, продающие отдых в странах ЮВ Азии? Что обязательно должен знать агент, предлагая отдых в этом регионе? 

– По опыту могу сказать, что главная проблема это недостаточное общение с клиентом, когда агентства присылают нам запрос, не зная зачастую даже предполагаемый бюджет клиента, я уже не говорю о вкусовых предпочтениях. Выражаясь медицинским термином –«некачественная диагностика»:-).  Здесь, чем больше уточняющих вопросов задаст менеджер, тем легче ему будет предложить клиенту именно ему интересный вариант отдыха. И в первую очередь это  знание о концепции отдыха и сезонности, к примеру, если туристы хотят тихое спокойное место для семейного отдыха с хорошим купанием, то не стоит им предлагать побережье Куты на Бали. Оно больше  подойдет серферам и молодежи, любителям активного отдыха. По сезонности зимой смело можно предлагать: о. Лангкави, о. Пангкор, о. Пхукет, побережье Краби, острова Ланта и Пхи Пхи, Борнео, Филиппинские острова: Себу и Боракай. Остров Бали – можно продавать круглогодично, сезон дождей, длящийся с октября по январь, не носит муссонного характера, дожди идут преимущественно ночью. 

 

          Какие курорты этих стран пользуются у россиян наибольшим спросом? С чем это связано?

Бали, Пхукет, Самуи, Лангкави, Сингапур, Гонконг – благодаря отельной базе высокого уровня, наличию интересной экскурсионной программы и удобного перелета. Эти курорты имеют очень высокий процент возвратных гостей  и как правило являются беспроигрышным вариантом для разных категорий туристов: пляжный отдых, экскурсионные программы, дайвинг, романтические поездки, аренда вилл, яхт, круизы. 

 

Какая ситуация с авиаперевозкой по данным направлениям в этом осенне-зимнем сезоне? На какие рейсы — как наиболее удобные и комфортные — агентству стоит обратить особое внимание?

Ваше путешествие в Азию может начаться уже в московском аэропорту, если Вы летите одной из высококлассных азиатских авиакомпаний. Пальму первенства здесь держат Singapore Airlines, сетка перелетов которых удобно охватывает всю Юго-Восточную Азию и а/к Cathay Pacific, когда отдых на островах хочется совместить с Гонконгом.  К тому же эти авиакомпании имеют молодой парк воздушных судов и неоднократно отмечены призами за высокое качество сервиса на борту. 

В зимний сезон у нас особенно привлекательны цены на туры Сингапур+Бали, собственные блоки на Singapore Airlines c  вылетом по пятницам, а также интересные цены на перелёт на любой азиатский курорт с данной авиакомпанией. Словом, мы предлагаем самые выгодные тарифы на перелеты в Азию. 

 

О каких климатических и природных особенностях стран ЮВА необходимо информировать туристов, интересующихся этим регионом мира?

Думаю что это вопрос пляжей и купания, а именно отливов, поскольку регион омывается Тихим и Индийским океанами, уровень воды в которых зависит от смены фаз Луны и здесь важно просто правильно выбрать отель и побережье. Даже на Бали, известным своими отливами есть отели с хорошим купанием. 

 

Какие новинки на направлениях Таиланд, Малайзия, Индонезия, Филиппины, Вьетнам заслуживают внимания в этом осенне-зимнем сезоне?

Бали обещает стать самым востребованным и модным курортом в Азии, в ноябре открывается новый люксовый отель The Mulia претендующего на звание 6* курорта, с идеальным купанием на пляже южного Нуса Дуа. Во Вьетнаме настоящий строительный бум на курорте Дананг и Хойан, здесь открываются новые отели известных брендов: Banyan Tree, Angsana, Grand Hyatt, Ritz Carlton. В наступающем сезоне, полагаю, возрастет популярность на экскурсионный Индокитай: Бирму, Лаос, золотой треугольник Чианг Май. В Камбодже открыт новый, роскошный отель на частном острове Song Saa – Азия становится более привлекательной для люксового сегмента. 

 

Как меняется динамика спроса и ценовая политика туроператоров направления в сравнении с прошлым годом?

Ценовая политика у нас практически не изменилась, мы изначально добиваемся лучших тарифов от авиакомпаний, отелей и  закладываем разумный «mark up», благодаря чему имеем конкурентные цены. В этом сезоне, в связи с растущей популярностью направления, немного выросли цены на отели Сингапура. Однако в целом, если не брать в расчет рост курса USD и Euro, цены по турам в Азию не претерпели сильного роста по сравнению с прошлым годом. 


Восточная Азия в 2016 году: внешнеполитические цели Китая и его внутренние проблемы

«Восприятие истории» в 2015 году

В 2015 году в Восточной Азии было, на мой взгляд, три важнейших темы дискуссий.

Первая – это «история». В 2015 году прошло множество годовщин – исполнилось 70 лет со дня окончания Второй мировой войны, 50 лет подписанию Базового договора об отношениях между Японией и Южной Кореей, 40 лет с момента завершения Вьетнамской войны. Мероприятия по случаю этих годовщин были, само собой, теснейшим образом связаны с современной внутренней и внешней политикой и не имели ничего общего с исторической наукой.

Расхождения становятся всё глубже, и особенно в Восточной Азии правительства стараются использовать историю с выгодой для себя. Проблемы восприятия истории становятся далеко не только внутренними проблемами каждой из стран, а с усилением мощи Китая становятся заметны изменения в трактовках по всей Восточной Азии, и история становится всё более чувствительной темой. В качестве примера внутриполитических проблем можно привести споры о восприятии истории на Тайване, а на международном уровне это проявилось в выступлении премьер-министра Абэ Синдзо 14 августа по случаю 70-летия окончания Второй мировой войны и в военном параде, проведенном Си Цзиньпином 3 сентября по тому же случаю.

Впрочем, за этот год, в особенности на международной арене, проблемы истории использовались довольно сдержанно, и следует особо упомянуть усилия к примирению между Японией и Южной Кореей – в частности, достижение некоторых целей по проблеме «женщин для утешения» 28 декабря, благодаря чему обе страны встали на путь к достижению компромисса. Впрочем, какие бы окончательные решения и не подлежащие пересмотру постановления ни принимали на уровне правительств, в целом проблемы восприятия истории, пожалуй, не могут быть «не подлежащими пересмотру». Речь не только о проблеме переноса статуи девушки, установленной перед японским посольством в Сеуле, но и о противостоянии по поводу списка Мирового наследия ЮНЕСКО, а также других проблемах – необходимо и в дальнейшем уделять внимание тому, удастся ли наконец поставить точку в этих спорах. В этом смысле и в 2016 году также следует продолжать идти по пути к примирению.

Проблема Южно-Китайского моря сохраняет свою остроту

Если посмотреть на Восточную Азию, какой она была в 2015 году, то нельзя обойти вниманием проявления того, что Китай почувствовал себя великой державой. Уже явно видно, что внешняя политика Си Цзиньпина приобрела характер более великодержавный, чем во времена Ху Цзиньтао. В самом Китае подчёркивают, что как великая держава Китай обеспечивает прибыли окружающим странам. Однако явно воспринимающий себя в качестве великой державы, имеющий новый «образ Азии» и начинающий предоставлять международные общественные блага Китай в то же время занимает непоколебимую позицию по вопросам территорий и суверенитета.

Ярким примером такой позиции является проблема Южно-Китайского моря. Китай не только не идёт на уступки по вопросу суверенитета над архипелагом Спратли (яп. Нанса сёто), но насыпает искусственные острова на рифах и подводных скалах, при этом строит аэродромы. Не только вовлечённые в проблему государства, но и все страны мира чувствуют, что Китай пытается изменить нынешнее положение дел.

США выступают против этого, развернув кампанию в защиту свободы навигации, но это не более чем противодействие через постановку проблем международного права и свободы навигации, о территориальной проблеме речь не идёт. Кроме того, США совместно с Китаем проводят военные учения и развивают диалог. Таким образом, это противодействие со стороны США не может стать фактором, из-за которого Китай полностью изменит свою политику в Южно-Китайском море.

Впрочем, эта проблема уже привлекла внимание международного сообщества и не только привела к политическим действиям США, но и породила множество дискуссий – к примеру, о способности стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) решать проблемы суверенитета, возможности участия Японии в решении проблемы Южно-Китайского моря, политики нового руководства Тайваня в отношении Южно-Китайского моря. Развитие ситуации вокруг этой проблемы будет оставаться важным пунктом международной повестки дня и в 2016 году.

Новая «Азия» глазами Китая

Международные отношения в восточноазиатском регионе подходят к важной поворотной точке. Дело не просто в усилении Китая, а в том, что он предлагает собственный вариант устройства Азии и начинает выказывать желание предоставлять международные общественные блага – например, в виде Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Ранее вопрос об устройстве региона поднимали Япония, Австралия или Южная Корея, и китайская инициатива значительно меняет эту ситуацию. Вопрос о возможности и способах построения той «Азии», которую стремится создать Китай, возник с объявления Китаем в 2014 году «Нового взгляда на безопасность в Азии», и в дальнейшем будет оставаться насущной проблемой.

В 2015 году Китай обобщил представления о международной политике в регионе, выдвигавшиеся с 2014 года, выразив их лозунгом «Один пояс, один путь». В смысле этого выражения немало неясных мест, но, вероятно, Китай пытается объединить в этом лозунге различные политические инициативы в регионе. В выражении «Один пояс, один путь» заложено стремление избежать перепроизводства и избытка инвестиций внутри страны, но, в конечном счёте, его можно понимать и как соперничество с формирующимся в тихоокеанском регионе Транстихоокеанским партнёрством, и это потребует пристального внимания в 2016 году.

Кроме того, постановка Китаем вопроса о региональном устройстве и усиление проблем суверенитета в Южно-Китайском море порождает новый вопрос – сможет ли АСЕАН, призванный изначально быть регулирующей силой во всём регионе, сохранять свою ведущую роль и далее? Иначе говоря, сейчас появляются не только новые структуры и концепции, такие как ТТП и «Один пояс и один путь», но, вместе с тем, не имеющий возможности эффективно влиять на решение проблем суверенитета АСЕАН усомнился в своей способности быть ведущей силой международной кооперации в регионе.

Какие изменения ждут систему регионального устройства и международного сотрудничества в регионе? В 2016 году это будет одним из наиболее актуальных вопросов в Восточной Азии. Само собой, он тесно связан с политической и социальной ситуацией в каждой стране и части региона.

Выборы в Восточной Азии как пробный камень демократизации

В 2014-2015 годах в разных странах Восточной Азии обострились проблемы, связанные с конституционализмом, а также с демократией. В Гонконге прошла «революция зонтиков», на Тайване – «Студенческое движение подсолнечника», сюда же можно отнести и споры, разгоревшиеся до и после принятия законов о национальной безопасности в Японии. В Гонконге проблемой стала сама демократичность политической системы, на Тайване – пережитки тоталитаризма и демократические процедуры, вопрос об эффективности демократии, определяемой выборами, проводящимися раз в несколько лет. В Японии также, вероятно, можно усмотреть подобные проблемы.

В 2016 году в разных странах Восточной Азии будут проводиться выборы. Важным вопросом является то, какой будет демократия и как будет развиваться внутренняя политика в этих странах, ведь она будет влиять и на внешнюю их политику. На Тайване пройдут всеобщие президентские выборы (на состоявшихся 16 января выборах победил Цай Инвэнь, возглавляющий Демократическую прогрессивную партию – прим. перев.) и выборы в законодательный орган страны, в Южной Корее – парламентские, в Японии пройдут выборы в Палату советников. На Тайване с большой вероятностью победит Демократическая прогрессивная партия, и стоит обратить внимание на то, каким образом она будет выстраивать отношения с Китаем и решать проблему «Консенсуса 1992 года». Это также является вопросом и о том, как будет осуществляться воля народа.

В Китае, само собой, не проводят демократических выборов, но в 2017-2018 годах ожидается кадровая перестановка в правительстве, и, хотя перестановки проводятся по определённым правилам, всё ещё неясно, будет ли меняться Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК и будут ли назначены преемники на посты председателя и премьер-министра КНР. В 2016 году будет проходить предварительная борьба. Сейчас правительство Си Цзиньпина продолжает проводить жёсткую политическую кампанию борьбы с коррупцией. Сохранит ли в 2016 году Си Цзиньпин все те кадровые правила, которые унаследованы от времён Цзян Цзэминя? Это тоже важный вопрос.

Внутренняя политика Китая: армия и реформа госпредприятий

По-прежнему интересна внутренняя политическая ситуация в Китае, и речь не только о кадровых перестановках, о которых говорилось выше – в 2016 году ожидается много других событий. В 2015 году мы видели проблемы восприятия истории, военный парад и события в Южно-Китайском море, а во внутренней политике стоит обратить внимание на реформу армии.

9 сентября 2015 г. председатель Си Цзиньпин объявил о сокращении армии на 300 тысяч человек, а с 24 по 26 ноября проходило совещание Военного совета ЦК КПК, где был определён ход военной реформы, которая включает разнообразные изменения в разных аспектах, в том числе в системе вооружённых сил, их организации и обеспечении. При успешном проведении реформы Си Цзиньпин сформирует централизованную военную организацию, которая станет важной силой, поддерживающей его правительство.

Другим важным пунктом повестки дня является проблема госпредприятий. Предприятия, связанные с безопасностью страны, а в более широком смысле – с её суверенитетом, предприятия коммунального хозяйства, энергетические, тяжёлая промышленность, предприятия передовых технологий и другие крупные государственные предприятия ключевых отраслей находятся в привилегированном положении, первыми получая финансирование и необходимые разрешения и лицензии, что чревато проблемами, связанными с их эффективностью и конкурентоспособностью. При этом китайское правительство и КПК хотели бы оставить такие важные предприятия под своим контролем, и руководители этих предприятий являются важными сторонниками существующей системы. Однако без реформы этих предприятий невозможно реформировать структуру китайской экономики.

В связи с этим КПК и китайское правительство опубликовали «Руководящее мнение об углублении реформ государственных предприятий». В этом документе показан последовательный курс к рыночной экономике, но в то же время подчёркивается усиление контроля над государственными предприятиями (или государственными активами). Это является шагом назад от приватизации. Итоги этих реформ – также важная тема для обсуждения.

Само собой, движения за демократизацию и национальное самоопределение привлекают большое внимание со стороны международного сообщества, но в 2016 году, я думаю, главными пунктами повестки дня будут реформы армии и государственного сектора. Вероятно, в период наладки их механизмов на пути к дальнейшей стабилизации, или «новому порядку», руководство КПК будет удерживать рычаги управления, а во внешней политике будет предпринимать шаги, которые должны показать её великой державой. Однако существуют и разнообразные дестабилизирующие факторы, и конечный результат трудно предсказать. Кроме того, внутренняя политика оказывает сильное влияние на внешнюю, и стоит пристально следить за тенденциями развития внутренних политических проблем Китая.

(Статья на японском языке написана 6 января 2016 г.)

Восточная Азия в географической перспективе | Азия для преподавателей

Что такое «Евразия»?

  • Евразия — массив суши, простирающийся от Атлантического океана на западе до Тихого океана на востоке. [ Бытие , с. 1]
  • Он разделен на два «континента»: Европу и Азию. [ Генезис EA , с. 1]

Что такое «Азия»?

  • Азия, название которой обычно включает в себя как огромный континент, так и обширные цепи островов, таких как Япония, Индонезия и Филиппины, является слишком большой и неоднородной территорией, чтобы ярлык «азиатский» означал гораздо больше, чем « не европейский.»[ Генезис EA , стр. 1]

Что такое «Восточная Азия»?

  • Если нет значимой «Азии», ЕСТЬ разумно связная Восточная Азия (каким бы произвольным и экзотическим ни был английский ярлык «Восточная Азия»). [ Генезис EA , с. 3]
  • Можно даже сказать, что эта Восточная Азия на старше, чем национальные государства, которые она включает в себя , и в некотором смысле более фундаментальна. [ Генезис EA , с. 3]
  • Восточная Азия [включает] … современные стран, которые могут проследить некоторую степень эволюционной преемственности до самых ранних событий неолита и бронзового века на территории современного Китая … [ Генезис EA , с. 3] Четыре страны Восточной Азии сегодня:
    • Китай
    • Япония
    • Корея
    • Вьетнам

Какую роль играет общая система письма в определении «Восточной Азии»?

  • Восточную Азию на самом деле можно определить именно как ту часть мира, где когда-то использовалась китайская письменность. [ Бытие EA , с. 5]
  • Ни один инструмент не имел более важного значения для распространения этой общей восточноазиатской цивилизации, чем распространение по всему региону китайской письменности и классической письменности. [ Бытие из EA , с. 5]
  • надписей на китайском языке и, следовательно, история Китая в прямом смысле впервые появляются на Центральной равнине около 1200 г. до н.э. Значение этого события невозможно переоценить. [ Бытие EA , с. 8]
  • Непрерывное использование на протяжении более 3000 лет одного и того же языка и той же письменности (с некоторыми изменениями) лежит в основе китайской культурной традиции, и литература, написанная на классическом китайском языке , также образует наиболее важных связь, связывающая Китай с другими, некитайскими, частями Восточной Азии а, очень заметно отделяющая их от остального мира.[ Генезис EA , с. 8]
  • Восточноазиатские (китайские) письмена были названы единственными письменными системами на земле, которые до сих пор в обычном использовании не произошли от египетского. [ Генезис EA , с. 8]
  • Конечно, постепенно развивались новые способы письма на различных японских, корейских и вьетнамских разговорных языках… [«Переосмысление восточноазиатской истории», с. 9]
      • Примечание о разговорных языках (выберите «Развернуть» справа, чтобы увидеть текст) … Восточная Азия не совпадает, даже приблизительно, с какими-либо крупными языковыми границами. Восточная Азия включает в себя …

        Евразийско- (или Алтайско-)говорящие Корея и Япония
        Китайско-тибетоязычные Китай …
        Австроазиатскоязычные Вьетнам

        , но он исключает огромное количество других евразийскоязычных регионов, несколько более ограниченный диапазон других сино-тибетоязычных регионов на западе и юге, а также обширную австроазиатско- и австронезийскоязычную дугу современной Юго-Восточной Азии.

        Таким образом, язык, по крайней мере разговорный, явно не был определяющим фактором в формировании восточноазиатского региона.

        Письменность, напротив, имела решающее значение. Восточная Азия существует, несмотря на огромное внутреннее языковое разнообразие, во многом благодаря универсальному применению во всем регионе — и только в этом регионе — китайской письменности.

        — Выдержки из Genesis of EA , с.61

  • … классический китайский оставался [однако] самым престижным письменным языком во всем восточноазиатском регионе вплоть до девятнадцатого века — видимым знаком общего литературного стандарта цивилизации. [ Генезис EA , с. 8]
  • … С тех пор литературный китайский язык был отвергнут или заброшен повсюду, даже в самом Китае, и заменен современными национальными диалектами.[«Переосмысление истории Восточной Азии», с. 9]

[Какие еще общие черты отличают «восточноазиатскую» цивилизацию?]

Текст в этом разделе является дополнительным примечанием и не взят ни из одной публикации профессора Холкомба.

  • Классический китайский язык, письменность и литература
  • Буддизм (первоначальная передача текстов и последующий диалог между элитами стран Восточной Азии осуществлялись через литературу, написанную на китайском языке)
  • Конфуцианство (первичная передача текстов и последующий диалог между элитами стран Восточной Азии осуществлялась через литературу, написанную на китайском языке)
  • Некоторые могут также добавить использование палочек для еды в качестве столовых приборов для еды.
      • Как они соотносятся с теми, что обозначают «европейскую»/»западную» цивилизацию?
      • Можно сравнить и противопоставить аналогичный набор общих черт — лингвистических, религиозных и философских, — которые часто считаются характерными для «европейской» или «западной» цивилизации, а именно
        • латынь как lingua franca
        • Христианство
        • Греко-римские традиции философии и права
        • Использование вилок и ножей в качестве столовых приборов (в большинстве культур Африки, Южной Америки, Южной и Юго-Восточной Азии традиционно едят хлеб правой рукой)

Каким образом восточноазиатская цивилизация расширилась от своих истоков на территории современного Центрального Китая?

[Экспансия восточноазиатской «цивилизации» происходила как в пределах того, что мы сегодня называем «Китаем», так и в Корее, Японии и Вьетнаме.]

  • Китай был впервые объединен в одну империю… серией завоеваний, совершенных царством Цинь в 221 г. до н.э. … (и даже тогда это была классическая многонациональная империя завоеваний, а не этнически однородное национальное государство, как представляется современному воображению). [ Генезис EA , с. 2]
  • Эти завоевания Цинь, в свою очередь, вызвали политические, военные и экономические последствия, которые повлияли на то, что мы сегодня считаем Вьетнамом и Кореей, прямо и косвенно отразились на японских островах.[ Бытие из EA , с. 2]
  • Различные народы, населявшие территории, которые мы сейчас называем Японией, Кореей и Вьетнамом, в течение следующих примерно 1000 лет последовательно трансформировались из малоизвестных доисторических обществ в членов широко (хотя и далеко не полностью) однородной восточноазиатской цивилизации под надвигающаяся тень этой огромной китайской империи. [ Генезис EA , с. 2]
  • К десятому веку, когда пала династия Тан в Китае в А.907 г. до н.э. и возвышение новой династии Сун в 960 г. знаменуют собой важный водораздел (между тем, что можно было бы назвать ранней имперской и поздней имперской эпохами), Япония, Корея и Вьетнам создали независимые родные государства и начали развиваться вдоль своих границ. собственные, порой весьма разнонаправленные, исторические траектории. [ Бытие из EA , с. 3]

Внутри Китая

  • Поглощение того, что мы сейчас называем «южным Китаем», китайским империя, которая раньше была сосредоточена только на севере, параллельна римской экспансии эллинистической цивилизации в Западную Европу [примерно 200 г.C.–200 г. н.э.]. [ Бытие из EA , с. 5]
  • Распространение восточноазиатской «цивилизации» в Японию, Корею и Вьетнам можно рассматривать лишь как дальнейшее, более слабое продолжение того же процесса, посредством которого восточноазиатская цивилизация уже распространилась (и продолжает распространяться), также не полностью. и несовершенно, в пределах того, что мы теперь считаем самим Китаем. [ Генезис EA , с. 5]

Существуют ли региональные различия в Восточной Азии? В самом Китае?

  • Следует подчеркнуть…. что Восточная Азия внутренне представляет собой чрезвычайно разнообразный регион, столь же сложный, как и Запад. [ Генезис EA , с. 4]
  • В Восточной Азии нет двух одинаковых мест. [ Бытие из EA , с. 4]
  • Даже Китай сам по себе является царством многих царств [ Бытие EA , с. 4]
  • Повсюду в досовременной Восточной Азии, в том числе внутри Китая, мы находим общие «универсальные» восточноазиатские основные элементы, перекрывающие местные культурные особенности — на многих уровнях.[ Бытие из EA , с. 6]
  • Широкие «национальные» различия между Китаем, Японией, Кореей и Вьетнамом, которые сегодня кажутся столь бросающимися в глаза, представляют собой лишь один уровень местных вариаций, безусловно, чрезвычайно важных, но также и до некоторой степени преднамеренно преувеличенных в политических целях. [ Генезис EA , с. 6]
  • Не будет большим преувеличением сказать, что народы Восточной Азии, как и все другие народы повсюду, были полусознательными политическими творениями.[ Генезис EA , с. 6]
      • Вьетнам в качестве примера (Выберите «Развернуть» справа, чтобы увидеть текст)
      • Вьетнам — интересный пример.

        • До самого конца периода… [10 век н.э.] Вьетнама буквально не было, а
        • территория, которая сегодня является северной… Вьетнам был всего лишь отдаленным южным выступом Китайской империи… (поскольку собственная экспансия Вьетнама на юг — это еще одна, более поздняя история).
        • Люди, которые жили там, были не менее «китайцами», чем многие из людей, которые жили в других частях империи, хотя (как и во многих, если не во всех других частях империи) с примесью местных популярных субкультур и языков .
        • Даже в самой южной части Китайской империи, которая в конечном итоге стала исключительно вьетнамской, одновременно существовал значительный диапазон этнокультурных вариаций, простирающийся от образованной местной китайской имперской элиты, с одной стороны, до остаточных племенных меньшинств — с другой.
        • Не следует также предполагать, что эти племенные меньшинства сохранили сущность какой-то вечно отличающейся вьетнамской национальной идентичности, поскольку сами они были внутренне разнообразны и мало чем отличались от племен, населявших сегодня китайскую сторону границы.
        • Однако в 939 году местные силачи добились того, что превратилось в постоянную политическую независимость, и то, что впоследствии (в 19-м и 20-м веках) стало известно как рождение Вьетнама.
        • Также стоит иметь в виду, что южный части того, что сейчас является Вьетнамом, никогда не были частью Китая. империи и представляют собой совокупность совершенно разных культурных влияний. В конце концов, была причина, по которой французы называли этот регион «Индокитаем» и почему Вьетнам также обычно считается часть «Юго-Восточной Азии».»

        — Выдержки из Genesis EA , с. 6, за исключением последнего пункта, выделенного курсивом, который поступил от профессора Холкомба по электронной почте.

Эти выдержки взяты из двух увлекательных публикаций Чарльза У. Холкомба, профессора истории Университета Северной Айовы: The Genesis of East Asia, 221 г. до н.э. – 907 н.э. (University of Hawai’i Press, 2001) и «Переосмысление истории Восточной Азии» ( Education about Asia , vol.11, нет. 2, осень 2006 г.). Эти выдержки дают лишь представление о богатстве этих публикаций. Преподаватели и студенты призываются к дальнейшему изучению развития и характеристик Восточной Азии, описанных в работах профессора Холкомба.

Какие страны являются частью Восточной Азии?

Восточная Азия — самый густонаселенный регион в мире. Он включает Китай, который имеет самое большое население в мире — более 1.4 миллиарда и вторая по величине экономика в мире с точки зрения ВВП, соперничающая только с Соединенными Штатами. Восточная Азия также включает Японию, третью по величине экономику мира с населением 126 миллионов человек. Остальные государства и территории региона имеют меньшее население, но некоторые из них, включая Гонконг, Южную Корею и Тайвань, известны как азиатские тигры из-за их значительного экономического роста в новейшей истории. Вот несколько кратких описаний стран и территорий Восточной Азии.

Макао ночью. Изображение предоставлено: Шон Хсу/Shutterstock

Макао

Макао (также пишется как Макао) когда-то был португальской колонией, но теперь является особым административным районом (САР) Китайской Народной Республики.Население территории составляет чуть более 649 000 человек, но это также и самая густонаселенная территория на Земле. Остатки его португальского колониального прошлого все еще остаются, в том числе некоторые здания, которые в совокупности обозначены как объект всемирного наследия ЮНЕСКО. Экономика территории основана в основном на туризме и азартных играх. Фактически, в Макао находится пять крупнейших в мире казино.

Монголия

Монголия — страна, которая породила могущественную Монгольскую империю, самую большую империю в истории по площади.Сегодняшняя Монголия — малонаселенная страна с населением чуть более 3,2 миллиона человек. Некоторые монголы до сих пор ведут очень традиционный образ жизни, живя в палаточных жилищах, известных как юрты, и занимаются сельским хозяйством или скотоводством для пропитания.

Гонконг

Экспоненциальный экономический рост Гонконга, когда-то бывшего британской колонией, начался в 1970-х годах.С тех пор он остается экономическим центром. В 1997 году Гонконг был возвращен под суверенитет Китая и стал особым административным районом Китайской Народной Республики, что дало ему некоторую автономию в своих делах. Однако недавно Китай приступил к сокращению политической автономии Гонконга, что вызвало осуждение как со стороны местного населения, так и со стороны международного сообщества.

Гонконг.Изображение предоставлено: EarnestTse/Shutterstock

Тайвань

Остров у побережья материкового Китая является еще одним из так называемых азиатских тигров. Хотя Тайвань имеет де-факто независимость, очень немногие страны признают его в качестве независимого государства, в основном из-за боязни повредить отношениям с Китайской Народной Республикой, которая рассматривает Тайвань как ренегатскую провинцию. На самом деле, Китай неоднократно предупреждал, что при необходимости применит силу, чтобы вернуть остров.По этой причине Тайваню пришлось содержать огромные вооруженные силы, большая часть военной техники которых поступала из США.

Северная Корея

Северная Корея, пожалуй, самое изолированное государство во всем мире.Это была коммунистическая диктатура после Второй мировой войны. Народ Северной Кореи практически не контактирует с внешним миром. Никакая политическая оппозиция не допускается. Экономика Северной Кореи почти полностью стагнирует. На самом деле, поступали сообщения о голоде в стране, что может быть одной из причин, по которой некоторые ее жители пытались покинуть страну, многие перешли на сторону заклятого врага Северной Кореи, Южной Кореи.

Южная Корея

В отличие от обедневшего Севера, Южная Корея имеет динамичную экономику и динамичную демократию.После Корейской войны в начале 1950-х годов Южная Корея пережила быстрый экономический рост, что сделало ее одним из так называемых азиатских тигров. Однако ему приходилось проявлять бдительность перед лицом угроз со стороны соседней Северной Кореи, которая пригрозила воссоединить Корейский полуостров силой. Следовательно, Южная Корея поддерживает прочный военный союз с США, у которых до сих пор размещены тысячи военнослужащих.

Южнокорейский флаг и архитектура.Изображение предоставлено: Т. Даллас/Shutterstock

Япония  

В отличие от большей части Азии, Японии удалось избежать европейской колониальной экспансии. Действительно, к началу 20 -го -го века страна построила огромную собственную империю. Его империалистическая экспансия в конечном итоге привела его к конфликту с западными державами, включая США, которые сражались и нанесли поражение японским имперским силам во Второй мировой войне.Но после войны Япония построила новую империю — то есть экономическую империю. Страна стала невероятной экономической державой, дав миру такие нарицательные имена, как Toyota и Sony. Япония также является родиной старейшей в мире монархии, которая восходит к шестому веку до нашей эры.

Китай

Китайская цивилизация — одна из древнейших в мире.Китай был центром инноваций и обучения с древних времен. Именно Срединное царство подарило миру множество изобретений, которые мы теперь воспринимаем как должное, в том числе бумагу, порох, компас и даже алкоголь. В настоящее время в Китае проживает самое большое население в мире — более 1,4 миллиарда человек. Население страны представляет собой довольно многокультурное общество, состоящее из нескольких различных этнических групп, в том числе ханьцев (большинство населения страны), уйгуров, маньчжуров, тибетцев и различных других групп.То, что когда-то было преимущественно аграрным обществом, превратилось во вторую по величине экономику мира. Большая часть его быстрого роста происходила под прикрытием того, что коммунистический режим Китая называет «социализмом с китайской спецификой», что, по сути, является движением к свободному рыночному капитализму. Китай также расширил свое военное и иностранное влияние, что вызвало беспокойство у других стран, особенно у его соседей.

Регионы мира: Global Philanthropy Environment Index: Global Philanthropy Indexes: IUPUI

К концу 19 века Япония зарекомендовала себя как сильное политическое и промышленное государство.В 1937 году Япония вторглась в Китай и во время Второй мировой войны стала союзником Германии против союзников США. После поражения и огромных разрушений во время Второй мировой войны Японии потребовалось почти три десятилетия, чтобы возродить свою экономику и гражданское общество.

Гонконг и Тайвань были частью великой Китайской империи при династии Цин. Гонконг в настоящее время является особым административным районом Китайской Народной Республики; однако он сохраняет контроль над своими политическими и экономическими системами, независимыми от Китая.

Тайвань — островное государство на востоке Китая, присоединенное к Китайской империи при династии Цин, а затем переданное Японии в 1895 году. После поражения Японии во Второй мировой войне Тайвань стал частью тогдашней Китайской Республики. (РПЦ). Вопрос о суверенитете Тайваня до сих пор является предметом политических дебатов между Тайванем и Китаем. Корея находилась под властью Японии в 1905-1945 гг. В конце Второй мировой войны в южной части Корейского полуострова, известной как Корея, было создано демократическое государство, а в Северной Корее было создано правительство коммунистического типа.

Регион имеет богатое социально-культурное наследие и разнообразен в социально-экономическом отношении. Тайвань и Гонконг вместе имеют социально-культурное сходство с материковым Китаем с точки зрения этнической принадлежности, традиционных обычаев, пищевых привычек и языка. Более 90 процентов населения Китая и Тайваня составляют ханьцы, а в Гонконге 93 процента населения составляют китайцы (CIA. The World Fact Book, 2016).

Китайский диалект китайского языка является официальным языком Тайваня и Китая, а кантонский диалект китайского языка является официальным языком Гонконга наряду с английским.В 2015 г. общий коэффициент охвата высшим образованием в Китае составлял 43,4 процента, в Японии — 63,4 процента, а в Корее — значительно выше (93 процента) (ЮНЕСКО, 2017 г.).

В Гонконге в 2015 г. было зарегистрировано 100 процентов общего охвата средним образованием (показатели развития Всемирного банка), а 21,7 % достигли уровня бакалавра или его эквивалента в 2015 г. (ЮНЕСКО, 2017 г.).

В последние десятилетия в регионе сохранялся экспоненциальный экономический рост, и несколько стран являются экономическими центрами Азии с годовым темпом роста ВВП в 2016 году, равным 6.7 процентов в Китае, 2,8 процента в Корее, 1 процент в Японии и 2 процента в Гонконге (Всемирный банк, 2016 г.).

Китай и Япония занимают позицию второй и третьей по величине экономик мира соответственно, хотя для сравнения рост ВВП Японии в 2017 году был ниже, чем в Китае. Согласно 30-му ежегодному выпуску Forbes «30th Annual World’s Billionaires Issue », в Китае насчитывается 251 миллиардер, что уступает только США, а средний класс Китая является крупнейшим в мире с состоянием от 50 000 до 500 000 долларов США (Forbes Corporate Communications, 2016).

Гонконг — один из крупнейших финансовых центров мира. В настоящее время Гонконг является особым административным районом Китайской Народной Республики и обладает «высокой степенью автономии» в отношении своей экономики. Гонконг сохраняет свою открытую рыночную экономику, основанную на международной торговле и финансах, без тарифов на импортные товары, в отличие от социалистической экономической системы в Китае.

Его валюта была тесно связана с долларом США с 1983 года. Тайвань и Республика Корея также являются важными экономическими центрами глобального производства электронных компонентов и автомобилей.Тайвань зарекомендовал себя как экономический центр и поддерживает устойчивый рост ВВП с начала 1960-х годов. В политическом плане Тайвань проводит честные и прозрачные выборы и создал стабильные демократические институты, функционирующую бюрократию и активное гражданское общество.

Республика Корея поддерживает быстрый экономический рост с 1960-х годов при высоком уровне дохода на душу населения. В стране наблюдается устойчивый рост населения на 0,5 процента с 2010 года и темпы роста ВВП на уровне 2.8 процентов в 2016 году (Всемирный банк). После выборов 2017 года, которые последовали за расследованием обвинений в коррупции и взяточничестве вокруг тогдашнего президента Пак Кын Хе, демократия в Республике Корея, похоже, стала еще сильнее.

Восточная Азия — Лозаннское движение

Привет из Восточной Азии! Наш регион включает материковый Китай, Японию, Южную Корею, Северную Корею, Тайвань, Гонконг, Монголию и Макао с общей численностью населения 1,7 миллиарда человек, из которых 9% христиане.Атеистический коммунизм, буддизм и традиционная конфуцианская культура и религии являются доминирующими мировоззрениями с недавним усилением таких влияний, как глобализация, урбанизация, технологии, материализм и секуляризация.

Мы благодарим Бога за рост церкви, экономическое процветание, которое вывело наш регион из крайней бедности, и относительный мир, который мы пережили со времен Второй мировой и Корейской войн.

Некоторые из наших предстоящих испытаний включают в себя:

  • Протесты в Гонконге против правительства
  • Рост секуляризованной постхристианской культуры в Южной Корее, где самый высокий уровень самоубийств среди развитых стран
  • Япония, крупнейшая недостигнутая страна в мире, где христиане составляют менее 1%
  • Северная Корея, последний рубеж в миссиях, с тяжелейшими страданиями христиан
  • Преследование христиан в Китае, где представители как официальной церкви Трех Автономных, так и незарегистрированных домашних церквей в настоящее время подвергаются величайшему преследованию со времен Культурной революции

Бог работает среди наших проблем.Со зрелой церковью, более сильной духовностью от преследований, финансовыми ресурсами и глобальным доступом церковь в Восточной Азии находится в процессе запуска собственного миссионерского движения, чтобы нести Евангелие в недостигнутые районы мира. Мы славим Бога за то, что церковь в Китае продолжает расти среди преследований, даже запустив миссионерское движение с целью направить 20 000 миссионеров к 2030 году. Монголия, в которой 30 лет назад не было христиан, теперь стала самой быстрорастущей церковью с более 40 000 верующих.Христианство на Тайване продолжает неуклонно расти, удвоившись за последнее десятилетие до 1,5 миллиона христиан, что составляет 7% населения.

Хотите присоединиться к нам в том, что Бог делает в Восточной Азии? Начните с изучения ресурсов, связанных на этой странице, чтобы узнать больше о нашем регионе. Вы также можете найти информацию о предстоящих региональных собраниях. Если у вас есть какие-либо вопросы, пожалуйста, обращайтесь через контактную форму.

Дэвид Ро
Региональный директор по Восточной Азии

Программа обучения Восточной Азии

Летний жилой институт TEA-NCTA 2022 : Рассмотрение Восточной Азии раннего Нового времени через морскую историю, 11–15 июля 2022 г. С 14   до 19   веков море тесно связывало страны Восточной Азии, поскольку они вели экономический, дипломатический и культурный обмен и войны. Этот жилой институт фокусируется на региональной истории через призму морских, трансграничных людей, институтов и практик, а также пересматривает встречи и конфликты с европейскими империалистическими державами. Применение. Крайний срок подачи заявок 14 марта 2022 г.

Национальные онлайн-курсы.Зимние курсы 2022 года скоро начнутся!

NCTA в TEA предлагает онлайн-семинары, книжные группы и курсы по современным проблемам в течение всего года. Курсы TEA NCTA открыты для учителей по всей стране , если не указано иное. Подробные сведения о каждом курсе, включая уровень обучения, дисциплину и другие приоритеты для абитуриентов, см. в листовках отдельных курсов. Все курсы предлагают сертификат часов профессионального развития и награду за завершение.

Книжная группа: День чемпионов: Конец старого Шанхая .14 января – 3 марта 2022 г. Эта книжная группа привлекает учителей средних школ к книге 2021 г. День чемпионов: конец старого Шанхая. Сквозь призму скачек в Шанхае в первой половине 20-го -го -го века и предшествовавших Второй мировой войне участники исследуют жизнь объединенного портового города Шанхая; градостроительство и архитектура; сложная социальная структура Шанхая; империализм; экстерриториальность; расизм; и вторжение Японии в Китай. Этот курс заполнен.  

Семинар: Современная Япония, часть II. Оккупация до Тройной катастрофы 2011 года. 23 января – 19 марта 2022 г. Этот семинар состоит из шести недельных модулей, посвященных важным элементам политической, социальной и культурной истории Японии с конца Второй мировой войны до 2011 г. Курс включает академические видеолекции, основные и вторичные источники чтения и образцовые веб-сайты для использования в учебных целях. Открыт для учителей социальных наук средней школы, которые преподают Японию в рамках своей обязательной учебной программы.Современная Япония, часть I, не является обязательным условием для прохождения этого курса. Этот курс заполнил .

Семинар: Китайская литература через историю, часть II: ХХ век. 20 января 16 марта 2022 . Этот семинар, состоящий из трех модулей, посвящен литературным произведениям революционного Китая 20-го века. Участвующие учителя изучат значимые литературные произведения, применимые в классе, которые открывают окно в китайскую историю, общество и культуру.Открыт для учителей средней школы, которые преподают о Китае в рамках своей обязательной учебной программы. Китайская литература Часть I не является обязательным условием для этого курса. Применение.

Мини-курс: Пекин накануне Олимпиады. 19 января — 11 февраля 2022 г. Мир и Китай в преддверии Олимпийских игр 2022 г. в Пекине сильно отличаются от тех, которыми они были, когда Китай принимал свои первые Олимпийские игры в 2008 г. Этот курс знакомит с историей Пекина, анализирует современные проблемы влияние на столицу и исследует международное зрелище Олимпийских игр, поскольку игры 2022 года вызывают споры и разговоры о подъеме Китая, правах человека и глобальном мировом порядке.Курс включает интерактивную экскурсию по Пекину в режиме реального времени и две встречи в Zoom. Этот курс заполнен.

Книжная группа: Страна больших чисел: Связь литературы с текущими проблемами . 15 января — 19 февраля 2022 г. Житель Нью-Йорка описал книгу Те-Пин Чена «Страна больших чисел» (2021) как содержащую «неприукрашенную ясность самых лучших газетных текстов и вдохновенные, странные, поэтические изобретения. фантастики». Эта группа прочитает избранные рассказы из Страны больших чисел , чтобы исследовать жизнь людей, преодолевающих сложности жизни в современном Китае.Темы включают противостояние государству, изучение исторической памяти и неравенство в бурно развивающейся экономике Китая. Каждая история будет сопровождаться научно-популярным чтением для установления контекста. Этот курс заполнен.

Книжная группа: Япония через детскую литературу: Temple Alley Summer . 11 февраля — 12 апреля 2022 г. Учителя начальной и средней школы рассмотрят летние занятия японских детей, культурные традиции и верования, а также жанр фэнтези в японской детской литературе через эту историю о сверхъестественном приключении пятиклассника во время летних каникул. .Применение.

Семинар: Женщины Восточной Азии . 13 января 9 марта 2022 г. Этот трехмодульный курс для учителей общеобразовательных школ с применением истории и географии исследует женщин Китая, Японии и Кореи с точки зрения конфуцианства; капиталистический и социалистический модерн; и современные проблемы. Включает три живых вебинара со специалистами по социальной истории Восточной Азии. Этот курс заполнен.


Новые ресурсы от TEA

Понимание влияния COVID-19 на Китай и США.S. через литературу и письмо  — это специальный проект 2020–2021 годов, осуществляемый TEA при финансовой поддержке Управления по взаимодействию и работе с общественностью Колорадского университета и Национального консорциума по обучению Азии (NCTA). Проект работал с десятью учителями средних школ, чтобы познакомить их и их учеников с книгой Уханьские дневники: депеши из города, находящегося на карантине, китайского писателя Фан Фана. Затем студенты вели дневниковые и журнальные записи, в которых описывали свой собственный опыт работы за год во время пандемии COVID.Их перемещающиеся личные аккаунты связывают их личный опыт с опытом в Китае и во всем мире. Посетите нашу страницу проекта для получения дополнительной информации о проекте и избранных студенческих работах.

Ресурсы и стратегии преподавания азиатской Америки и реагирования на антиазиатский расизм. Педагоги играют решающую роль в обучении азиатской Америке и, как никогда ранее, обучении борьбе с антиазиатским расизмом и всеми формами расизма.Этот ресурс TEA-NCTA, разработанный для Месяца наследия жителей тихоокеанских островов азиатско-американского происхождения в мае 2021 года, предлагает преподавателям выборочный «набор инструментов» для достижения этих целей в течение месяца осведомленности в мае 2021 года и каждый день.

 

Юго-Восточная Азия: следующий рубеж союза США и Южной Кореи

На встрече на высшем уровне в мае 2021 года президент США Джо Байден и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин обязались укреплять сотрудничество с государствами-членами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) с целью создания «безопасного, процветающего и динамичного региона». . 1 Эта декларация основывается на недавних усилиях по расширению сферы действия альянса США и Южной Кореи за пределы безопасности на Корейском полуострове и в более широком направлении предоставления общественных благ в Азии. Хотя существуют значительные возможности для более глубокой координации между Соединенными Штатами и Южной Кореей — официально Республикой Корея (РК) — в регионе, сотрудничество в Юго-Восточной Азии не будет без проблем. В этом кратком обзоре рассматриваются текущие односторонние и двусторонние совместные инициативы в Юго-Восточной Азии, а также вопросы, которые следует учитывать политикам при разработке программ в регионе.

Для углубления своей работы в Юго-Восточной Азии США и Южная Корея должны быть открыты для координации односторонних инициатив, а не только для создания двусторонних программ и проектов. Им также следует создать больше механизмов диалога, которые объединят влиятельных лиц из США, Южной Кореи и АСЕАН для налаживания отношений и выявления возможностей для взаимодействия. Важно отметить, что это взаимодействие должно включать обсуждение сетей молодежного лидерства, инфраструктуры и стандартов. Наконец, Соединенные Штаты должны как усовершенствовать свою одностороннюю стратегию в отношении Юго-Восточной Азии, так и работать над укреплением демократических норм и процессов внутри страны, чтобы сохранить авторитет в регионе.

Текущие односторонние и двусторонние усилия в Юго-Восточной Азии

США

Подход Вашингтона к АСЕАН как институту и ​​государствам-членам АСЕАН подпадает под сферу «видения Соединенных Штатов в отношении свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». 2 Как сформулировала вице-президент Камала Харрис, это видение «мира и стабильности, свободы на море, беспрепятственной торговли, продвижения прав человека, приверженности международному порядку, основанному на правилах, и признания того, что наши общие интересы не являются нулевой суммой. 3 Хотя это и не является явно антикитайским, это равносильно приверженности США стратегическому соперничеству с Китаем за влияние в регионе.

Чтобы реализовать это видение, администрация Байдена пытается следовать золотому правилу для региона, которое проявляется. Высокопоставленные чиновники, включая вице-президента Харриса, министра обороны Ллойда Остина, министра торговли Джину Раймондо и госсекретаря Энтони Блинкена, посетили регион в течение первого года правления Байдена, и президент Байден присутствовал на этом мероприятии. ежегодный Восточноазиатский саммит (EAS) и U.Виртуальный саммит ЮАР-АСЕАН; Напротив, бывший президент США Дональд Трамп присутствовал только на саммите США-АСЕАН в 2017 году и никогда не посещал саммит Восточной Азии. 4 Администрация Байдена объявила о планах разработать «гибкую и инклюзивную экономическую основу» для стимулирования взаимодействия с регионом, признавая необходимость более глубокого экономического присутствия США в свете американо-китайской стратегической конкуренции и выхода США в 2017 г. тогда называлось Транстихоокеанское партнерство. 5 Администрация Байдена также инвестирует в существующие механизмы, которые управляют U.S. отношения с партнерами в регионе. На саммите США-АСЕАН в октябре 2021 года президент Байден объявил о выделении до 102 миллионов долларов нового финансирования США для поддержки инициатив, связанных со здоровьем, климатом, экономическим развитием и человеческим капиталом, в рамках стратегического партнерства США-АСЕАН. 6

Однако попытки администрации Байдена привлечь к себе партнеров и союзников из Юго-Восточной Азии оставили некоторых в заинтересованном регионе. Администрации Байдена потребовалось более полугода, чтобы начать визиты на высшем уровне в регион, и первые визиты на высшем уровне имели место в Сингапуре и Вьетнаме, а не в Индонезии или давнем союзнике Таиланда. 7 Участие Байдена на уровне лидеров не начиналось всерьез до октября 2021 года. 8 Между тем пока нет кандидатур на открытые посты послов в АСЕАН или в союзниках Таиланде и на Филиппинах. 9 Хотя усилия администрации Байдена лучше, чем усилия администрации Трампа, аналитики Центра исследований США утверждают, что усилиям США не хватает комплексности и четко определенного экономического компонента. 10 Эти опасения иллюстрируют проблему расстановки приоритетов, которая неотъемлемо связана с огромными и влиятельными портфелями, которые U.Высшее руководство С. должно управлять, а также ограничениями, представленными внутренней политикой торговли.

Усилия США в регионе часто противопоставляют усилиям Китая, поскольку Юго-Восточная Азия рассматривается как поле битвы за влияние между двумя державами. Например, на экономическом фронте в новом году вступит в силу Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, в состав которого входят Китай и все государства-члены АСЕАН, но не США. 11 Что касается взаимодействия на высоком уровне, то министр иностранных дел Китая Ван И посетил все страны АСЕАН в течение 2020 и 2021 годов. 12 Внимание Китая к Юго-Восточной Азии демонстрирует проблемы, с которыми сталкиваются лидеры США, когда речь идет о сохранении регионального влияния. В этих конкурирующих попытках добиться благосклонности некоторые политические лидеры в регионе обеспокоены тем, что Вашингтон и Пекин будут оказывать давление на правительства Юго-Восточной Азии, чтобы они выбрали чью-то сторону. Это выбор, который политические элиты Юго-Восточной Азии ясно дали понять, что они не хотят делать: всего 4 процента опрошенных элит по всей АСЕАН считают, что в интересах АСЕАН выбирать чью-либо сторону. 13 Хотя официальные лица Байдена настаивают на том, что Соединенные Штаты не просят страны Юго-Восточной Азии сделать выбор, трудно оградить подход Вашингтона к региону от соперничества великих держав. 14

Южная Корея

Администрация Муна сделала улучшение отношений Южной Кореи со странами-членами АСЕАН центральным принципом своей внешней политики. Впервые анонсированная в 2017 году, Новая Южная политика (NSP) способствует укреплению связей со странами-членами АСЕАН и Индией для диверсификации внешней политики Южной Кореи, поскольку она защищает от конкуренции между великими державами между США и Китаем. 15 NSP знаменует собой первую дипломатическую инициативу Южной Кореи, ориентированную на Юго-Восточную Азию. 16 Сеул ищет хеджирование, потому что, когда нарастает напряженность между Соединенными Штатами — главным партнером Южной Кореи в сфере безопасности — и Китаем, ее главным экономическим партнером, Южная Корея может попасть под перекрестный огонь. Сеул усвоил этот урок, когда альянс развернул в Южной Корее батарею терминальной высотной обороны (THAAD) только для того, чтобы Китай нанес миллиарды долларов в качестве экономического возмездия.Углубляя связи, особенно экономические связи, с Юго-Восточной Азией, Южная Корея стремится уменьшить свою экономическую зависимость от Китая.

Южнокорейская NSP строится на трех столпах: люди, мир и процветание. А в 2020 году администрация Муна обновила NSP до «NSP Plus» с добавлением семи инициатив: 1) борьба с COVID-19 и улучшение здоровья населения; 2) поддержка образования, ориентированного на людей, для развития человеческих ресурсов и понимания Кореи; 3) обретение более глубокого взаимопонимания через культуру; 4) построение взаимовыгодной и устойчивой экономики; 5) повышение качества жизни за счет развития инфраструктуры; 6) развитие отраслей с применением инновационных технологий; и 7) формирование сообщества большей безопасности и мира. 17 В рамках NSP министерство иностранных дел Кореи также подняло отношения со странами-членами АСЕАН из отдела в собственное бюро. 18

Аналитики NSP считают, что инициатива была несбалансированной в своей направленности на столп «процветания» и неравномерной в ее реализации. Хоанг Тхи Ха и Гленн Онг из Института исследований Юго-Восточной Азии (ISEAS)-Институт Юсофа Исхака отмечают, что «NSP была в первую очередь обусловлена ​​сильным экономическим императивом, а не стратегическим направлением» и что экономическое участие по-прежнему непропорционально направлено на Вьетнам, страна, с которой Южная Корея уже имеет глубокие экономические связи. 19 Южная Корея является крупнейшим иностранным инвестором Вьетнама, и в 2019 году Вьетнам был третьим по величине экспортным рынком Южной Кореи, а Южная Корея была вторым по величине источником импорта во Вьетнам. 20 Чхве Вонги из Центра исследований Индии и АСЕАН при Корейской национальной дипломатической академии также считает, что NSP ограничен желанием Сеула избегать острых вопросов безопасности. 21 И Кэтрин Ботто, бывший старший аналитик Фонда Карнеги за международный мир, пришла к аналогичному выводу: столпу «процветания» уделяется наибольшее внимание, в то время как столп «мир» остается недостаточно развитым.Она также отмечает, что инициативе не хватает четких целей и четко определенной базовой стратегии. 22

Двусторонние усилия

В то время как администрация Муна не решается подписать инициативы США, которые используют брендинг «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона», две страны расширяют сотрудничество в Юго-Восточной Азии в своих двусторонних отношениях. 23 В некоторых случаях они добавляли этот вопрос в повестку дня существующих механизмов, таких как Форум политики США и Республики Корея в области информационных и коммуникационных технологий и Форум США.С.-РК Диалог по энергетической безопасности. 24 Они также создали новые механизмы диалога, которые объединяют заинтересованные стороны в правительствах США и Южной Кореи: в августе 2020 г. правительства запустили РК-США Политический диалог по АСЕАН и Юго-Восточной Азии в мае 2021 года с приходом к власти администрации Байдена. 25 В ходе этого второго диалога обе стороны обсудили текущие усилия и возможности для сотрудничества по широкому кругу тем — от молодежных сетей и наращивания морского потенциала до цифрового перехода АСЕАН и выбросов парниковых газов.Наконец, страны разрабатывают совместные проекты, такие как реализация плана действий по расширению экономических прав и возможностей женщин, партнерство с правительством Камбоджи для укрепления общественного здравоохранения и наращивание потенциала в области использования данных о воде в районе Меконга. 26 Примечательно, что эти совместные усилия избегают традиционной сферы безопасности и вместо этого сосредотачиваются на вопросах, связанных с развитием и безопасностью человека.

Сотрудничество в Юго-Восточной Азии — это возможность использовать отношения и возможности, лежащие в основе США.Альянс между Южной Кореей и Южной Кореей, избегая при этом политически чреватых вопросов, таких как противодействие злонамеренному поведению Китая, улучшение отношений между Японией и Южной Кореей или участие в дипломатических переговорах с Северной Кореей. Обе страны также обладают уникальной квалификацией для доставки общественных благ в регион. Южная Корея прошла путь от получателя до донора официальной помощи в целях развития (ОПР), в то время как Соединенные Штаты являются крупнейшим в мире поставщиком ОПР. У двух стран есть возможность поделиться извлеченными уроками — из Соединенных Штатов о том, как разработать стратегию предоставления ОПР, и из Южной Кореи — о том, как лучше взаимодействовать со странами-получателями.Однако любая попытка сотрудничества, будь то через ОПР или другие механизмы, потребует глубокого понимания как спроса на помощь, так и предложения.

Другие соображения по решению региональных проблем

Пока Соединенные Штаты и Южная Корея намечают пути решения региональных проблем, они должны тщательно оценить, как наилучшим образом удовлетворить потребности и желания стран Юго-Восточной Азии. Юго-Восточная Азия — большой и разнообразный регион: единого подхода к институтам и государствам-членам региона не существует.Любая попытка добиться прогресса в решении общих проблем, таких как изменение климата, здравоохранение или обеспечение инфраструктуры, не должна выглядеть как навязывание союзниками своего стремления к сотрудничеству странам-получателям или просто как средство укрепления позиции США по отношению к Китаю.

Тем временем американские политики должны признать, что существуют пределы того, чего Соединенные Штаты и их партнеры могут достичь в регионе, особенно когда речь идет о поддержке демократии или ином содействии либеральному управлению.Недавние перевороты в Таиланде и Мьянме, растущий антилиберализм на Филиппинах, эрозия демократических норм в Индонезии и ликвидация оппозиции в Камбодже свидетельствуют о региональной тенденции отступления от демократии. На этом фоне правительства Юго-Восточной Азии вряд ли будут приветствовать инициативы США и Южной Кореи, направленные на продвижение демократических институтов или гражданских свобод, но будут приветствовать инвестиции в инфраструктуру, поддержку их перехода на более чистые источники энергии и другие программы поддержки их экономического развития.Тем не менее, Соединенные Штаты и Южная Корея также могут адаптировать японские принципы инвестиций в «качественную инфраструктуру», используя инфраструктурные проекты для продвижения надлежащего управления, учета экологических и социальных соображений и предоставления возможностей для местных предприятий и работников. 27 Не выступая явно против Китая и не пытаясь навязать либеральные ценности сопротивляющимся партнерам, сформулировав аналогичный набор принципов для инициатив США и Южной Кореи, тем не менее, можно было бы способствовать эффективному управлению и создать больше возможностей для гражданского общества.Это также может быть связано с «сетью Blue Dot» США, Японии и Австралии, которая стремится сертифицировать инфраструктурные проекты, соответствующие определенным стандартам. 28

Что касается предложения, Вашингтон и Сеул должны решить, что они хотят — и готовы — предоставить региону. Благодаря реализации NSP Сеул продемонстрировал ограниченный интерес к оказанию традиционной помощи в области безопасности, которая может быть воспринята как укрепление антикитайского бастиона. Вашингтон, однако, является союзником по договору с двумя странами Юго-Восточной Азии и поддерживает важные соглашения о военном доступе с Сингапуром.Хотя может быть некоторое пространство для координации, например, в продвижении южнокорейских оборонных продаж партнерам из Юго-Восточной Азии, две страны вряд ли будут иметь общее желание участвовать в более всестороннем сотрудничестве в области безопасности с правительствами Юго-Восточной Азии.

Оба партнера также должны решить, являются ли ресурсы, предназначенные для сотрудничества в Юго-Восточной Азии, наилучшим использованием этих ресурсов. Например, они должны ответить на вопросы: добавляет ли ценность двустороннее сотрудничество, или данный проект можно было бы так же хорошо завершить в одностороннем порядке? Может ли двусторонний подход нанести ущерб успеху проекта? Не отвлекает ли сотрудничество руководителей альянса от основных забот альянса, связанных с безопасностью Корейского полуострова?

Сотрудничество ради сотрудничества по своей сути не является плохим использованием ресурсов: механизмы сотрудничества строят отношения, обобщают идеи и демонстрируют доверие к U.С. и южнокорейские обязательства перед Юго-Восточной Азией. Тем не менее, два партнера должны тщательно взвесить, помогает ли сотрудничество в большом регионе или мешает достижению их целей. Например, если бы Южная Корея спонсировала обмен законодательными актами для партнеров в регионе, это можно было бы рассматривать как менее жесткую программу продвижения демократии, чем аналогичную программу, проводимую Соединенными Штатами, или совместную программу.

Рекомендации

Заглядывая вперед, Соединенные Штаты и Южная Корея должны учитывать следующее по мере углубления своей работы в Юго-Восточной Азии:

  • Будьте открыты для координации, а не только сотрудничества: В некоторых случаях координация односторонней работы принесет больше пользы, чем создание совместного U.С.-Южнокорейские проекты. Координация поможет разрешить конфликты между проектами и идеями, а также наладить отношения между соответствующими заинтересованными сторонами, которые можно использовать для будущей двусторонней работы. В тех случаях, когда страна-получатель более скептически относится к сотрудничеству с Соединенными Штатами, готовность США поддерживать односторонние южнокорейские проекты, а не настаивать на брендинге альянса, могла бы иногда повысить эффективность этих инициатив.
  • Создать механизмы для развития диалога между США, РК и АСЕАН и развития отношений между политическими сообществами: Соединенным Штатам и Южной Корее следует создать механизмы на уровне Track I (правительственный) и Track II (неправительственный) для улучшения координации и сотрудничества с партнерами. в АСЕАН.Традиционно эксперты альянса США и Южной Кореи сосредоточили внимание на двусторонних делах, связанных с безопасностью полуострова и Северо-Восточной Азией. Однако для повышения эффективности сотрудничества и координации в Юго-Восточной Азии обеим странам следует разработать механизмы, объединяющие экспертов альянса США и Южной Кореи, Кореи и Юго-Восточной Азии и США и Юго-Восточной Азии. Частично это происходит через отношения между РК и США. Политический диалог по АСЕАН и Юго-Восточной Азии и может быть расширен на неправительственное пространство за счет частного и государственного финансирования.Структуры диалога могут включать как многосторонние диалоги с заинтересованными сторонами из нескольких государств-членов АСЕАН, так и трехсторонние диалоги с целевыми странами, такими как Вьетнам или Индонезия. Помимо налаживания отношений, эти механизмы будут способствовать целенаправленному обсуждению идей для совместных проектов и координации политики.
  • Используйте Инициативу молодых лидеров Юго-Восточной Азии (YSEALI) для развития связей между людьми: Связи между людьми являются основой NSP, а YSEALI является главным U.S. Механизм вовлечения молодежи на Юго-Востоке Созданный в 2013 году при администрации Обамы, около 150 000 молодых людей по всей АСЕАН являются членами сети YSEALI, и более 5 000 человек приняли участие в программах YSEALI. 29 Две страны должны подумать о том, как использовать YSEALI для инвестиций в связи между людьми: это может включать поддержку США Южной Кореи в ее разработке собственной программы развития молодежного лидерства или совместное спонсирование программ молодежного обмена.Две страны изучают возможности использования YSEALI и должны продолжать эти усилия. 30
  • Продолжение разговоров об инфраструктуре и стандартах: В 2019 году Соединенные Штаты и Южная Корея подписали меморандум о взаимопонимании для поддержки развития инфраструктуры посредством «рыночных инвестиций частного сектора». 31 Помимо стимулирования частных инвестиций правительства двух стран могут также обсудить способы координации государственного финансирования и официальной помощи в целях развития для поддержки проектов в регионе, которые продвигают общие цели, такие как «зеленый переход» и цифровизация.После обсуждения на Конференции ООН по изменению климата 2021 года (COP26) роли зеленого финансирования в содействии переходу на более чистые формы энергии в развивающихся странах правительствам двух стран также следует обсудить координацию стандартов зеленого финансирования для проектов в Юго-Восточной Азии.
  • Инвестиции в одностороннюю стратегию для Юго-Восточной Азии: Чтобы помощь США и США и Южной Кореи была наиболее эффективной, она должна сочетаться с всеобъемлющей стратегией США в отношении региона, которая демонстрирует доверие и желание внести позитивный вклад в регион на его условиях. .Основные шаги в этом направлении включают дальнейшее развитие индо-тихоокеанской экономической системы, назначение и утверждение постов послов в регионе.
  • Поддерживать демократические институты дома: Хотя спрос на продвижение демократии в странах АСЕАН невелик, если Соединенные Штаты хотят поддерживать демократические ценности в регионе или не использовать риторику «общих ценностей», воспринимаемую как кодекс конкуренции с Китай, он должен укреплять и защищать свою собственную демократию.Внутренние попытки подорвать демократию в США не только вредны сами по себе, но и подрывают лидерство США за рубежом. Пока республиканские чиновники блокируют усилия по обеспечению права голоса и принимают законы, политизирующие проведение выборов после попыток свергнуть результаты президентской гонки 2020 года, демократия в США хрупка. 32 Проповедь о важности демократии за границей кажется пустой в свете этих нелиберальных реалий дома.

Заключение

И Соединенные Штаты, и Южная Корея пытаются расширить взаимодействие с АСЕАН, и как союз с глубокими отношениями, техническими ноу-хау и сильной экономикой две страны имеют хорошие возможности для двустороннего и многостороннего сотрудничества в регионе.Однако две страны не всегда согласны с тем, что они надеются дать региону: в то время как Соединенные Штаты сформулировали видение региона, основанное на отстаивании ценностей и либерального, основанного на правилах международного порядка, правительство Южной Кореи было более осмотрительна в том, как она взаимодействует с регионом. Учитывая эти различия, обеим странам необходимо будет оценить, где их желание оказывать какую помощь пересекается с желаниями региональных партнеров. Хотя Южная Корея в ближайшее время вряд ли поддержит программы, которые, похоже, связаны с США.S. стратегические цели, похоже, есть совпадение в стремлении противостоять нетрадиционным угрозам безопасности и способствовать экономическому развитию. Поддержка сильных и устойчивых стран Юго-Восточной Азии является положительным моментом как для региона, так и для мирового сообщества, и альянс должен найти синергию, чтобы максимизировать то, что они могут дать региону.

Этот краткий выпуск является третьим в серии публикаций Центра американского прогресса, посвященных прогрессивному видению США.Альянс С.-Южная Корея. Он был написан на основе консультаций и бесед с сетью прогрессивных американских и южнокорейских внешнеполитических мыслителей. Центр американского прогресса благодарит Корейский фонд за поддержку этого проекта.

Что будет после демографического дивиденда? Восточная Азия узнает

Это первый из серии блогов, посвященных региональным аспектам будущих глобальных демографических и миграционных моделей, обсуждаемых в моей статье «Глобальная мобильность: противодействие дисбалансу рабочей силы в мире».

Чудесные страны Восточной Азии стали предметом как экономических легенд, так и серьезных дебатов: что способствовало исторически беспрецедентному росту, который привел некоторые из беднейших стран мира к статусу с высоким уровнем дохода? Одной частью истории может быть демография: в Восточной Азии наблюдался рост ожидаемой продолжительности жизни и снижение рождаемости, что резко, хотя и временно, увеличило долю населения трудоспособного возраста. Увеличение числа рабочих на душу населения привело к увеличению объема производства на душу населения.Возьмем Китай: по данным ООН, в 1970 году только 45 процентов населения было в возрасте от 20 до 64 лет. К 2015 году этот показатель вырос до 66 процентов. Но в период с 2015 по 2020 год доля снова начала падать, опустившись ниже 65 процентов. Это только начало, результат падения рождаемости и роста населения пенсионного возраста. И эта модель более развита в других странах региона. В отсутствие политического ответа это может предвещать проклятое демографическое будущее.

Япония лидирует.Как мы с Джорджем Янгом обсуждаем в нашей недавней статье, четверть населения страны уже старше 65 лет, и это стало серьезной причиной двух десятилетий вялого экономического роста. Ответные меры, в том числе попытки привлечь больше женщин на рынок труда, повышение пенсионного возраста и внедрение автоматизации, помогли смягчить последствия (страна повысила обычный пенсионный возраст с 50 до 65 лет за четыре десятилетия), но оказались недостаточными. Давно опасаясь миграции (временной или постоянной), японское правительство теперь рассматривает ее как центральную часть ответа на склероз, вызванный старением.Но заставить людей приехать оказалось непросто: в 2019 году новая визовая схема привлекла менее 3% мигрантов, которых Япония надеялась ввезти

.

Демографическое настоящее Японии — это ближайшее будущее для ряда стран Восточной Азии. В Южной Корее самый низкий коэффициент рождаемости в мире — 0,9 рождений на женщину. Но и другие страны Восточной Азии не сильно отстают. В Гонконге и Сингапуре рождается 1,1, в Таиланде — 1,5, а в Китае — 1,7 — все это значительно ниже коэффициента воспроизводства, равного 2.1 рождение на женщину. И, согласно прогнозам ООН, население трудоспособного возраста будет сокращаться по мере быстрого роста числа людей пенсионного возраста. В Японии число людей в возрасте от 20 до 64 лет будет на 28 процентов меньше в 2050 году, чем в 2020 году. Это падение составит 34 процента в Южной Корее, 21 процент в Таиланде и 17 процентов в Китае (на рис. 1, серые столбцы отображают прогноз процентного изменения для населения в возрасте 20–64 лет в период с 2020 по 2050 год).

Рисунок 1. Убыль населения трудоспособного возраста в 2020-2050 гг. и дефицит рабочей силы в 2050 г.

По мере старения населения доля лиц в возрасте 65 лет и старше будет увеличиваться, и результатом будет скачкообразный коэффициент демографической нагрузки в пожилом возрасте (на рис. 2 черные столбцы показывают изменение прогнозируемых коэффициентов демографической нагрузки в пожилом возрасте между 2020 и 2050 гг.).В самой Японии число людей старше 65 лет, выраженное как доля лиц в возрасте 20–64 лет, вырастет с 52 до 81 процента в период с 2020 по 2050 год. до 79 процентов за эти 30 лет. (Эти две страны будут иметь самый высокий в мире коэффициент зависимости пожилых людей.) Сингапур и Гонконг будут недалеко позади. Доля пенсионеров в Китае увеличится более чем вдвое, с 19 до 47 процентов. Что еще хуже, на самом деле зависимость в Китае проявляется до 65 лет: нынешний возраст выхода на пенсию в стране составляет от 50 до 55 лет для женщин и 60 лет для большинства мужчин.Китай пытается поднять их после того, как предыдущая попытка потерпела неудачу в 2015 году.

Рисунок 2. Доля лиц пожилого возраста в 2050 г. с учетом и без учета миграции

Глядя на прогноз на 2050 год для зависимого населения в целом (включая как моложе 20, так и старше 64 лет), потребуются сотни миллионов дополнительных людей трудоспособного возраста, чтобы поддерживать коэффициенты зависимости на уровне 2020 года (черные столбцы в первый рисунок изображает масштаб этого «рабочего зазора»).Поскольку население трудоспособного возраста Китая сократится на 160 миллионов человек в период с 2020 по 2050 год из-за старения, дефицит рабочей силы достигнет 384 миллионов человек. Это равно 50 процентам общего фактического населения трудоспособного возраста, прогнозируемого на 2050 год. Цифры для некоторых других стран Восточной Азии выглядят еще хуже, включая дефицит рабочей силы в 100 или более процентов прогнозируемого населения трудоспособного возраста в Тайване, Сингапуре и Южная Корея.

Как и в Японии, повышение уровня выхода на пенсию, более быстрая автоматизация и более широкое участие женщин в рабочей силе могут помочь заполнить нехватку рабочей силы в регионе, но опыт Японии также показывает, что эти подходы неадекватны масштабу проблемы.Это оставляет рабочую мобильность — более временную и постоянную миграцию.

 В наиболее богатых странах Восточной Азии традиционно наблюдались ограниченные иммиграционные потоки. Это отражено в текущих прогнозах ООН по влиянию миграции на демографические тенденции до 2050 года. Сравнивая прогнозы ООН для населения при сценарии с нулевой миграцией (отсутствие притока или оттока) с населением при «обычном» сценарии миграции, прогнозируемая миграция в обычном режиме почти или совсем не влияет на снижение доли пожилых людей в регионе (серые столбцы на рис. 2 показывают, насколько выше будет доля иждивенцев в 2050 году согласно прогнозу ООН о нулевой миграции).Двумя исключениями являются Гонконг и Сингапур, традиционно гораздо более открытые для временной и постоянной миграции (в 2015 году численность мигрантов составила 39 и 45 процентов от общего числа соответственно), где коэффициенты зависимости составили бы 10 процентов или выше при отсутствии прогнозируемых потоков мигрантов.

Тем не менее, существуют местные источники увеличения притока рабочей силы, чтобы помочь восполнить нехватку рабочей силы в стареющих странах. В 2050 году на Филиппинах будет всего лишь 20-процентный коэффициент демографической нагрузки, примерно такой же, как сегодня в Таиланде или Китае.Индонезия, составляющая 27 процентов, будет примерно такой же, как сегодня в Гонконге. Их население трудоспособного возраста значительно вырастет в течение следующих 30 лет. На Филиппинах численность населения в возрасте от 20 до 64 лет увеличится примерно на 26 миллионов человек, что соответствует дефициту рабочей силы в 2050 году в Южной Корее. В период с 2020 по 2064 год Индонезия добавит 30 миллионов человек к своему населению трудоспособного возраста, что примерно равно дефициту рабочей силы в 2050 году в Таиланде и Тайване вместе взятых. Чуть дальше, в странах региона Южной Азии в 2050 году коэффициент демографической нагрузки пожилого возраста составит всего 22 процента, а их население трудоспособного возраста увеличится на 339 миллионов человек, что сопоставимо с нехваткой рабочей силы. из 384 миллионов в Китае.

Многим из этих работников будет сложно найти хорошую работу дома. По оценкам ПРООН, в период с 1991 по 2013 год население Индии трудоспособного возраста увеличилось на 300 миллионов человек, в то время как число занятых увеличилось, например, всего на 140 миллионов человек. Эта проблема будет расти, поскольку в ближайшие десятилетия в Индии появится еще около 200 миллионов человек трудоспособного возраста. Если некоторые из этих новых рабочих захотят переехать из своих родных стран со сравнительно низкой производительностью и высокой доступностью рабочей силы в страны Восточной Азии с более высокой производительностью и низкой доступностью рабочей силы, это станет для них экономическим благом, т.к. страны, которые они покидают, и страны, в которые они едут.Задача будет заключаться в том, чтобы это произошло, что потребует значительных изменений в политике, по крайней мере,

.

Восточная Азия не единственная, кто сталкивается с проблемой старения рабочей силы: это явление охватывает страны с высоким уровнем дохода и доходом выше среднего по всему миру. Но это только увеличивает срочность ответа. Странам региона с высоким уровнем дохода и уровнем дохода выше среднего необходимо развивать или резко расширять и улучшать условия, связанные с активной политикой мобильности рабочей силы, такой как сингапурские разрешения для иностранных рабочих и S-Pass.И они должны принимать больше беженцев (например, в 2019 году Япония приняла всего 0,4% претендентов на статус убежища). Приоритетом должно быть создание безопасных и справедливых каналов для мобильности работников, охватывающих как права работников, так и местные системы социальной защиты и услуги, которые приносят пользу всем трем принимающим группам населения, тем, кто переезжает, и тем, кого они покидают.

Ограничения на передвижение людей, введенные для борьбы с пандемией COVID-19, позволили почувствовать вкус будущего: в Таиланде насчитывается около трех миллионов рабочих-мигрантов, которые составляют половину рабочей силы в ряде экспортных отраслей, включая пищевая и резиновая промышленность.Некоторые компании в этих секторах заявили, что сокращают производство в 2021 году из-за нехватки новых мигрантов. Рыбная и строительная отрасли также обвиняют нехватку (временных) мигрантов в нехватке рабочей силы. Малайзия (производство пальмового масла, строительство и производство) и Сингапур столкнулись с аналогичными проблемами, в то время как корейским и китайским производственным фирмам становится все труднее заполнять вакансии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.