Врачи без границ в россии: Работа с MSF | Врачи без границ

Содержание

Refworld | Поиск по издателю

и / или стране Все страныАвстралияАвстрияАзербайджанАлбанияАлжирАмериканские Виргинские островаАмериканское СамоаАнгильяАнголаАндорраАнтигуа и БарбудаАргентинаАрменияАрубаАфганистанБагамские ОстроваБангладешБарбадосБахрейнБеларусьБелизБельгияБенинБермудские ОстроваБолгарияБоливияБосния и ГерцеговинаБотсванаБразилияБританские Виргинские островаБрунейБуркина-ФасоБурундиБутанВануатуВатиканВенгрияВенесуэлаВосточный ТиморВьетнамГабонГаитиГайанаГамбияГанаГваделупаГватемалаГвинеяГвинея-БисауГерманияГибралтарГондурасГонконгГренадаГренландия (административная единица)ГрецияГрузияГуамДанияДжибутиДоминикаДоминиканская РеспубликаЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеИзраильИндияИндонезияИорданияИракИранИрландияИсландияИспанияИталияЙеменКабо-ВердеКазахстанКаймановы островаКамбоджаКамерунКанадаКатарКенияКипрКирибатиКитайская Народная РеспубликаКокосовые островаКолумбияКоморыКонго, Демократическая РеспубликаКонго, РеспубликаКорейская Народно-Демократическая РеспубликаКорея, РеспубликаКоста-РикаКот-д’ИвуарКубаКувейтКыргызстанЛаосЛатвияЛесотоЛиберияЛиванЛивияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМаврикийМавританияМадагаскарМакаоМалавиМалайзияМалиМальдивыМальтаМароккоМартиникаМаршалловы ОстроваМексикаМозамбикМолдоваМонакоМонголияМонтсерратМьянмаНамибияНауруНепалНигерНигерияНидерландские Антильские островаНидерландыНикарагуаНиуэНовая ЗеландияНовая КаледонияНорвегияОбъединённые Арабские ЭмиратыОманОстров НорфолкОстрова КукаОстрова ПиткэрнОстрова Святой Елены, Вознесения и Тристан-да-КуньяПакистанПалауПалестинаПанамаПапуа — Новая ГвинеяПарагвайПеруПольшаПортугалияПуэрто-РикоРоссийская ФедерацияРуандаРумынияСальвадорСамоаСан-МариноСан-Томе и ПринсипиСаудовская АравияСеверная МакедонияСеверные Марианские островаСейшельские ОстроваСенегалСент-Винсент и ГренадиныСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСербияСингапурСирийская Арабская РеспубликаСловакияСловенияСоединенное Королевство Великобритании и Северной ИрландииСоединенные Штаты АмерикиСоломоновы ОстроваСомалиСуданСуринамСьерра-ЛеонеТаджикистанТаиландТанзанияТогоТокелауТонгаТринидад и ТобагоТувалуТунисТуркменистанТурцияТёркс и КайкосУгандаУзбекистанУкраинаУоллис и ФутунаУругвайФедеративные Штаты МикронезииФиджиФилиппиныФинляндияФолклендские островаФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияХорватияЦентральноафриканская РеспубликаЧадЧерногорияЧешская РеспубликаЧилиШвейцарияШвецияШри-ЛанкаЭквадорЭкваториальная ГвинеяЭритреяЭсватиниЭстонияЭфиопияЮжно-Африканская РеспубликаЮжный СуданЯмайкаЯпония

Онлайн-встреча с представителями «Врачей без границ»

16 октября прошла онлайн-встреча активистов Африканского клуба НСО и студентов МГИМО с представителями «Врачей без границ» — Майей Терениной и Антоном Зыковым: они рассказали, кто такие «Врачи без границ» и чем они занимаются в Африке.

«Врачи без границ» / Médecins Sans Frontières — это международная независимая гуманитарная медицинская организация, предоставляющая неотложную помощь жертвам вооруженных конфликтов, природных катастроф и тем, кому отказано в медицинской помощи. Организация была основана в 1971 году во Франции. В основе MSF лежало убеждение, что право на медицинскую помощь имеет любой человек вне зависимости от его расовой принадлежности, пола, религиозных убеждений и политических взглядов.

На сегодняшний день MSF состоит из 27 ассоциаций, штаб-квартира организации находится в Швейцарии. Миссии «Врачей без границ» действуют примерно в 70 странах по всему миру.

На встрече основное внимание было уделено деятельности MSF в африканских странах. Спикеры — Майя и Антон — поделились своим опытом работы в организации, воспоминаниями, эмоциями.

Майя Тренина работает в организации с 1991 года. В качестве финансового координатора она была участником миссий MSF в Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуаре, Демократической Республике Конго, Гвинее, Мали, Сомалиленде, Южном Судане, Мозамбике, ЦАР. Сейчас Майя находится в миссии MSF в Секторе Газа.

Антон Зыков является членом организации с 2017 года. Окончил Факультет международных отношений МГИМО в 2008 году. Работал атташе Посольства России в Индии, а также в Красном Кресте и лагере для беженцев Мория на острове Лесбос в Греции. На сегодняшний день Антон является советником MSF в России.

Спикеры рассказали о специфике деятельности «Врачей без границ», о структуре организации, а также о важнейших проблемах в мире, с которыми борются «Врачи без границ», к которым спикеры отнесли холеру, малярию, лихорадку Эбола, помощь беременным женщинам и многое другое. Был затронут вопрос о специфике работы в горячих точках, а также отмечена большая роль организации «Врачи без границ» в решении медицинских и гуманитарных проблем во многих странах мира.

Все участники смогли задать спикерам интересующие их вопросы, в основном они касались обеспечения безопасности деятельности сотрудников организации, взаимодействия MSF с государственными и некоммерческими структурами в странах, куда направлены миссии. Также спикеры ответили на вопросы, касающиеся возможности трудоустройства в организацию без медицинского образования. Майя показала свои фотографии, сделанные в различных миссиях и очень ярко показывающие африканскую жизнь.

Майя Теренина и Антон Зыков поблагодарили Африканский клуб за помощь в проведении мероприятия, а также выразили надежду на продолжение сотрудничества между МГИМО и «Врачами без границ».

Африканский клуб
Валерий ЖУЧКОВ, студент 1 курса МО


Врачи без границ. Как медики помогают скрывать следы пыток в полиции

«У него сотряс точно», — сказала фельдшер скорой помощи Валентина Попова, осмотрев грузчика Евгения Скиданова в здании Выселковского районного суда Кубани. Суд должен был рассматривать протокол о неповиновении полиции, но из-за плохого самочувствия задержанного адвокаты настояли на вызове врачей. Фельдшер сказала адвокатам, что у Скиданова помимо гематом есть признаки сотрясения мозга и черепно-мозговой травмы.

Задержали Скиданова накануне, 14 ноября 2019 года. Полицейские требовали от него признаться в убийстве своей знакомой и, по словам задержанного, сначала подвешивали его на лом в отделе полиции Выселок, а потом стали бить током — «Медиазона» уже писала о пытках Скиданова.

Когда сотрудница суда спросила фельдшера о состоянии задержанного, та ответила, что готова госпитализировать мужчину, поскольку при травме головы ему нужен покой. Но через пару минут фельдшеру Поповой позвонила диспетчер, которая, по ее словам, запретила это делать: «Не надо никуда его забирать».

Попова сказала адвокатам, что ей надо возвращаться, а в суд вместо нее направили другого медика: «Они уже, видимо, там из полиции или че. Говорит, он вам там навешает лапшу на уши. Кто-то откуда-то, видимо, позвонил и типа чтобы я не слушала, типа он мне лапшу на уши навешает, давайте уезжайте и сейчас приедет доктор. Вот так вот».

После этого приехала врач Эльмира Керимова, которая решила, что госпитализация не нужна, а у задержанного лишь повышенное давление, острая реакция на стресс и кровоподтек под правым глазом. Заседание провели, Скиданова арестовали и отправили в ИВС — позже он рассказывал, что там у него признательные показания выбивали уже сокамерники.

Перед отправкой в ИВС Скиданова привезли к травматологу Дмитрию Тхагапасову — он не зафиксировал вообще никаких повреждений, даже кровоподтека под глазом. Юрист «Комитета против пыток» Сергей Романов замечает, что полицейские часто доставляют задержанных на осмотр именно к этому травматологу.

Следственный комитет не стал возбуждать дело о пытках Скиданова — следователь опросил не только врача скорой помощи и травматолога, но фельдшера Попову, которая изначально хотела госпитализировать грузчика. На допросе она сказала, что не помнит подробностей вызова.

СтатьяКости в Выселках. Кубанский грузчик рассказал, что его пытали сначала в отделе полиции, а потом в известном как «секретная тюрьма» ИВС Горячего Ключа

Резко меняют свое мнение в пользу силовиков

Собирая доказательства пыток в полиции, правозащитники нередко сталкиваются с бездействием или даже противодействием врачей, чьи заключения могли бы помочь в эффективном расследовании, если бы они добросовестно фиксировали травмы пострадавших, объясняет бывшая юристка «Комитета против пыток» Анастасия Гарина.

«Достаточно часто мы встречаемся с тем, что сотрудники скорой приезжают и начинаются какие-то интересные явления, — рассказывает Гарина. — Когда вместо того, чтобы просто спокойно зафиксировать, что они видят, сотрудники скорой помощи вовлекаются во все это взаимодействие и именно получаются на стороне сотрудников [полиции]».

Иногда медики меняют свою позицию под давлением силовиков. Как считает Сергей Романов из «Комитета против пыток», подобное случилось и в деле грузчика Артема Пономарчука из Анапы — пострадавший рассказывал, что полицейские избивали его, душили противогазом, пытали током и изнасиловали («Медиазона» не раз писала об этом деле).

Через неделю, когда Пономарчук был в ИВС за неповиновение полиции, ему из-за сильных болей в животе вызвали скорую помощь. На вызов приехала фельдшер Людмила Савицкая, она госпитализировала арестованного с острым аппендицитом.

В ИВС фельдшер заметила у Пономарчука ссадины, он выглядел «побитым», но не стал отвечать на вопросы о травмах. «Я предполагаю, что он боялся сотрудников полиции, — вспоминала Савицкая. — После осмотра Пономарчука я спросила у присутствующего сотрудника ИВС, «за что вы его так», на что он ответил, что Пономарчук не предъявил документы. Я вступила в полемику, спросив, а если у меня тоже не будет документов, меня то же самое ожидает, на что он ответил, чтобы я занималась своим делом».

Но через два года, когда все-таки возбудили уголовное дело о пытках, фельдшер поменяла свои показания и стала говорить, что ничего не помнит. Дело вскоре закрыли, обосновывая это решение, СК ссылался в том числе на эти новые показания Савицкой.

«Мы предполагаем, что было оказано давление, — говорит Сергей Романов. — До этого [фельдшер] звонила матери [пострадавшего], спрашивала, как Артем, говорила: добивайтесь справедливости. Это было в декабре-январе 2016 года. А в итоге она дает совершенно другие показания. Мы это связываем с тем, что на человека, возможно, было оказано давление или человек опасается преследования».

Не фиксируют очевидные травмы

Москвич Руслан Минасов прошлым летом поссорился с бывшей девушкой — сотрудницей МВД Юлией Зараевой. По словам Минасова, девушка — подполковник внутренней службы — не возвращала ему вещи. Вечером 10 июля 2020 года они встретились недалеко от проходной здания МВД на Житной улице и там, по словам мужчины, на него сначала напали двое полицейских, а вскоре к избиению присоединились двое мужчин в гражданской одежде (полицейские называли их задержанными).

Минасов вспоминает, что его повалили на землю, били ногами, в том числе по голове, а один из полицейских ударил его коленом по пояснице, после чего раздался хруст — он обессилел и потерял сознание. Врачи позже обнаружили у него перелом позвоночника.

Но Минасова повезли не в больницу, а в ОВД «Якиманка», где к полицейским присоединился замначальника отдела полиции Виталий Закутайло. В ответ на просьбу вызвать скорую, говорит пострадавший, сотрудники рассмеялись, назвали его «чуркой» и пригрозили подбросить наркотики.

Через час в отдел все же приехала скорая. Около часа медики и полицейские препирались — при этом просьбы Минасова о помощи бригада игнорировала. «Ни в отделе полиции, ни в машине врачи не оказали мне никакой медицинской помощи. Хотя их много раз просил помочь и сообщал о своем состоянии. В машине скорой помощи меня несколько раз рвало», — рассказывал позже Минасов.

В больницу имени Пирогова вместе с пострадавшим приехали и полицейские, которые, по его словам, стали убеждать врачей «дать документ, что с ним все в порядке». Медики сделали только рентген груди и перелома на нем не обнаружили. При этом он по-прежнему не мог двигаться. «Врачи во всем слушались полицейских и хотели передать меня им», — уверен Минасов. Только когда в больницу приехали друзья задержанного, врачи согласились сделать МРТ, показавшую перелом позвоночника. Минасова все же госпитализировали и начали оказывать ему помощь без оглядки на полицейских.

Позднее пресс-служба Департамента здравоохранения отрицала, что медики в течение часа не оказывали помощь Минасову; об этом сам пострадавший рассказывал правозащитникам.

«После поступление вызова бригада скорой медицинской помощи прибыла на место в течение 7 минут, осмотрела пациента и в соответствии с его состоянием провела комплекс необходимых лечебных мероприятий, что зафиксировано в карте вызова. После чего было принято решение о госпитализации пациента в стационар. Вся необходимая помощь была оказана в полном объеме», — утверждают в ведомстве. Также в департаменте отрицают неоказание должной помощи в стационаре.

Пострадавший до сих пор восстанавливается, помимо проблем с позвоночником у него сильно упало зрение (врачи зафиксировали контузию глаз). Тем не менее Следственный комитет отказывается возбуждать дело о его избиении.

«Мне абсолютно непонятно, чего боятся врачи, почему они должны играть на стороне силовиков, почему не сделать то, что у них прописано по инструкциям», — удивляется юрист Анастасия Гарина.

При этом по делам о пытках очень важно, чтобы врачи сразу фиксировали все травмы, отмечает Гарина — но часто этого не происходит.

В Нижегородской области, к примеру, врач ИВС не зафиксировал у избитого в полиции жителя поселка Первое Мая Алексея Шляпугина перелом ребра — летом 2017-го его задержали в гараже, полицейские безуспешно искали наркотики. «Пока меня валили на землю, один из мужчин ударил меня несколько раз в голову. Когда я упал на пол, мужчины стали наносить мне удары руками и ногами по туловищу и ногам. Ударов было не менее двадцати, по ощущениям, избиение продолжалось около двух минут», — вспоминал Шляпугин.

В ИВС он попал после того, как полицейские составили на него протокол об отказе от медосвидетельствования, а суд арестовал на 5 суток. При помещении в изолятор арестованных обязательно осматривает врач — никаких повреждений он не нашел, хотя Шляпугин жаловался на боль в области ребер. Через пять дней в травмпункте у него зафиксировали ушибы, ссадины и перелом ребра. Добиться возбуждения уголовного дела об избиении полицейскими до сих пор не удалось.

Мешают правозащитникам собирать доказательства пыток

38-летний Михаил Харитонов из-под Оренбурга рассказывал, как в Медногорске полицейские избили его прямо в служебном УАЗе: били, душили ногой и пытались изнасиловать дубинкой. Причиной задержания стало подозрение в мелком хулиганстве: что он ругался матом в общежитии. Харитонова отвезли на медосвидетельствование, а через день суд арестовал его на трое суток. В ИВС Харитонову несколько раз становилось плохо, трижды ему вызывали скорую. Только после освобождения в больнице у него диагностировали сотрясение головного мозга, ушибы, кровоподтеки головы и ушибы рук и ног.

Добиваясь привлечения полицейских к ответственности, юрист «Комитета против пыток» Сергей Бабинец обратился на станцию скорой помощи, чтобы получить данные о вызовах врачей в ИВС Кувандыка — именно там Харитонов провел трое суток ареста.

Там его встретил начальник станции Александр Мельман. Узнав, что обращение связано с действиями полицейских, он отказался предоставить правозащитнику документы, хотя закон разрешает пациентам и их представителям получать такую информацию.

«Я вам ничего не дам. Это уголовное дело. Я законы знаю. Потому что здесь идет игра между силовыми структурами. Какой бы ты ни был хороший парень — вот иди к прокурору, вот он запросит у меня, тогда дам. Потому как я знаю, вы сейчас начнете бегать, играть этими», — сказал Мельман.

На просьбу дать письменный отказ, медик грубо отрезал: «Ничего я тебе не дам! Выйди из моего кабинета. Я сообщу в прокуратуру, что ты приходил, грозил, оскорблял меня».

Через месяц Минздрав региона встал на сторону правозащитника, подтвердив, что он имеет право получить медицинские документы. При этом в ведомстве не сочли нарушением врачебной этики угрозы со стороны Мельмана. Добиться возбуждения уголовного дела против полицейских пока не удалось — вместо этого Следственный комитет привычно завел дело на самого пострадавшего, обвинив Михаила Харитонова в нападении на одного из задерживавших его силовиков.

Обновлено 26 марта 2021 года в 14:20. Добавлен комментарий пресс-службы Депздрава Москвы.

Редактор: Егор Сковорода

Статья«Твоя шавка меня испачкала». Истории четырех нижегородцев, которые были избиты полицией и сами же оказались на скамье подсудимых

 «Врачам без границ» исполняется 50 лет

Во Франции отмечают юбилей самой известной в мире международной медицинской гуманитарной организации. 50 лет — «Врачам без границ», или, если в оригинале — Médecins sans frontières (MSF). Сегодня она известна по всему миру, работает более чем в 70 странах, оперирует миллиардами долларов пожертвований и имеет в своем штате более 60 тысяч сотрудников. А полвека назад, в 1971-м, ее создали в Париже тринадцать энтузиастов — французских врачей и журналистов.

Но прежде, чем вернуться к тем историческим (если смотреть из нашего времени) дням 1971-го, подведем короткий итог полувековой работы MSF, которая сопровождалась и международным признанием (Премия Нансена-1993, Нобелевская премия-1999…), и несколькими скандалами.

Не заглушившими, впрочем, признание безусловных заслуг MSF.

Люди в спецовках Médecins sans frontières почти всегда — в самых болезненных точках Земли. Там, где беда — вооруженные конфликты, природные катастрофы, эпидемии, голод…

«Из своей мечты мы сделали эпопею», — говорит сегодня в интервью France Presse 82-летний врач, общественный и экс-политический деятель Ксавье Эманюэлли, один из тринадцати основателей MSF: «Я видел, как крохотная группа, состоящая из нескольких типов, — которые немного выпендривались, но все же были гениальными, — превратилась во что-то признанное по всему миру».

Сегодня «Врачи без границ» — гигантское образование, которое уже порой критикуют за бюрократизм и недостаточную поворотливость. Под «зонтиком» MSF-International (штаб-квартира — в Женеве) — 25 национальных секций, в которых работает 61 тысяча человек (из них 41 тысяча — «в поле»). И занимаются они примерно сотней различных миссий в 70 с лишним странах. Гражданская война в Йемене, конфликт в Донбассе, борьба со СПИДом в Малайзии, спасение мигрантов в Средиземноморье — MSF, если не противятся местные власти (будь то законные или бандитские) стараются оказать помощь везде, где она нужна.

Годовой бюджет «Врачей…» — 1, 6 млрд. евро, из которых 99% — это частные пожертвования. И в этом еще одно достоинство MSF.

«Несмотря на то, что это частная организация, MSF стала бесспорным номером 1 неотложной медицинской помощи в мире», — говорит Филипп Рифман, адвокат, эксперт в вопросах деятельности гуманитарных организаций.

«Мы хотели приходить на помощь туда, где страдают люди. Сегодня это может показаться банальным, но тогда это было революционным», — говорит еще один основатель MSF, пожалуй, самый известный в мире — доктор Бернар Кушнер (который за свою долгую карьеру успел поработать и главой минздрава Франции и министром иностранных дел).

Биафра, точка отсчета

Им было лет плюс-минус по 30, и они «мечтали исцелить мир», пишет AFP. Они — дети мая 1968-го — небольшая группа врачей, только что закончивших свои факультеты.

А событием, которое подтолкнуло их к созданию MSF, стала гражданская война (1967–1970) в Биафре (эта часть Нигерии, объявившая тогда о своей независимости). В той странной и страшной войне (на ней было убито, по разным оценкам, от 50 до 100 тысяч человек, а еще примерно 2 миллиона умерли от голода) западный мир разделился в своих предпочтениях: если США и Великобритания (а также, к слову, СССР) поддерживали официальное правительство Нигерии, то Франция, Испания, Германия (а также, к слову, Китай) — сепаратистов. Среди французских медиков, отправившихся в Биафру волонтерами в составе французского Красного Креста, был и гастроэнтеролог Бернар Кушнер, экс-глава объединения студентов-коммунистов, и католик, по основной специальности — отоларинголог Макс Рекамье.

Посмотрев на происходившие в Биафре ужасы, врачи-«диссиденты» публично подвергли жесткой критике и правительство Нигерии, и Красный Крест, назвав эту старейшую медицинскую гуманитарную организацию «сообщницей» властей. И решив, что настало время создать «организацию нового типа», которая не станет обращать внимание на политические и религиозные границы, и будет, в первую очередь и в любых условиях, стараться не только оказывать помощь пострадавшим, но и свидетельствовать о творящихся ужасах. При этом мобилизуя — за счет привлечения прессы — широкое общественное мнение и вербуя его на свою сторону. 

Это у них получилось удачно — по крайней мере, в Осло в 1999-м Нобелевскую премию мира «Врачам без границ» вручили с формулировкой — «организации, которая оказывает скорую медицинскую помощь, без дискриминации и целиком независимо».

В Биафре «был шок», вспоминает Бернар Кушнер: «Раненых привозили в наш госпиталь по вечерам, когда приостанавливались бомбежки. И оперировали мы безостановочно по ночам, выбирая между теми, кого можем спасти и теми, кто умрет. Я не могу этого забыть». Кушнер добавляет: «Дети умирали массово — потому что армия блокировала всякое снабжение… Разоблачить эту ситуацию — это был наш врачебный долг».

Кушнер вместе со своим коллегой Рекамье решили разорвать договор о молчании, подписанный с Международным Комитетом Красного Креста (МККК) и изложить «реальность военного конфликта». «Биафра: два врача свидетельствуют», — с таким заголовком вышла газета Le Monde в ноябре 1968 года. Вслед за французским изданием «мобилизовалась» международная пресса: изображения голодающих чернокожих детей — на телеэкранах многих стран мира.

Помогать и свидетельствовать: так зародился новый, современный, тип оказания гуманитарной помощи, отмечает сегодня AFP.

Имеющая привилегию независимости, которую дарит ей частное финансирование, MSF может гораздо свободнее выступать против властей.

1971 г. 

День создания «Врачей без границ» — 22 декабря 1971 г. «На тот момент организация состояла из 300 волонтеров, врачей, медсестер и представителей других профессий, в том числе — 13 врачей и журналистов, стоявших у ее истоков», — говорится в официальной истории MSF, которая была создана путем объединения усилий врачей-«биафрийцев» (Кушнер, Рекамье…) и журналистов французского медицинского издания TONUS (Раймон Борель, Филипп Бернье…).*

Первая миссия MSF как организации состоялась в декабре 1972-го — они отправились в Манагуа, столицу Никараугуа, где в результате землетрясения была разрушена большая часть города, погибли, по разным данным, от 10 000 до 30 000 человек.

Бернар Кушнер в госпитале MSF в Нджамене (Чад). 02.12.1981 © DOMINIQUE FAGET / AFP

Медицина и политика

«Их модель развивалась против принципа (непременного) уважения суверенитета государств, защищаемого МККК, — говорит адвокат Филипп Райфман, — Они выступают для мобилизации общественного мнения и осуждения злоупотреблений».

Во время «советской» войны в Афганистане руководство «Врачей без границ» свидетельствовало об увиденном перед Конгрессом Соединенных Штатов Америки. После этого американские власти выделили внушительные суммы на поддержку афганских повстанцев, включая их наиболее радикальное исламистское крыло, из которого позже возникнут «Талибан» и «Аль-Каида», отмечает France Presse. Мира в Афганистане нет до сих пор.

В 1991-м, после того, как «Врачи без границ» рассказали о массовом уничтожении курдов режимом Садама Хуссейна, Совет безопасности ООН дал разрешение на вооруженное вторжение в Ирак.

В 1992-м «Врачи без границ» призывают положить конец бесчинствам сербских ополчений в Боснии.

В 1994-м, во время геноцида в Руанде, «Врачи без границ» напрямую призвали к  вмешательству западных армий. «Кончилось тем, что мы купили рекламное пространство в Le Monde для того, чтобы сказать, что геноцид не могут остановить врачи, и что нужно международное военное вмешательство. Мы никогда до этого ничего подобного не делали», — говорит Жан-Эрве Брадоль, работавший в MSF France, а позже и возглавлявший французский офис.

В 1999-м, во время вручения Нобелевской премии мира президент MSF International призвал к прекращению бомбардировок Грозного. Российские власти на призыв не отозвались. Об ужасах происходившего тогда в Чечне можно много прочесть у свидетелей — начиная, конечно, с невероятных по силе репортажей Анны Политковской.

Потери

«Врачи без границ» потеряли в горячих точках немало своих сотрудников и волонтеров, многие попадали в заложники, были ранены… 

28 апреля 1990-го в Афганистане, в госпитале, был убит занимавшийся вопросами материально-технического снабжения Фредерик Галлан. После этого организация покинула страну, вернувшись только через два года… 11 июня 2007-го в ЦАР убили сотрудницу «Врачей без границ» Эльзу Серфас. 28 января 2009 г. машина с волонтерами MSF была взорвана в Сомали. Погибли четыре человека: снабженец Дамьен Леаль и хирург Виктор Окуму, а также местный водитель Мохамед Абди Али и сомалийский журналист Хассан Кафи Харед.

3 октября 2015 года американская авиация разбомбила больницу «Врачей без границ» в афганском городе Кундузе. Погибли 42 человека (из них трое — дети), включая 13 сотрудников MSF.

Американская авиация разбомбила больницу «Врачей без границ» в афганском городе Кундузе. Вскоре после бомбежки. Фото 15.10.2015 AP — Najim Rahim

12 мая 2020-го вооруженные люди атаковали созданное MSF родильное отделение больницы в Кабуле. Погибли 24 человека, включая 15 пациенток и акушерку. 

4 июля 2013-го в Демократической республике Конго были похищены четверо сотрудников MSF. Одной (Шанталь К.) чрез год с лишним удалось сбежать. О судьбе остальных трех заложников в последний раз упоминалось в 2019-м году — к тому моменту было только известно, что их, вроде бы, видели живыми. 

50 лет

Основные мероприятия к 50-летию MSF пройдут с 10 по 13 июня в парижском пригороде Пантене: круглые столы, выставки, конференции, фестивали… «Мы поговорим о темах, которые продолжают нас воодушевлять, о наших заботах как гуманитарной организации и о границах наших действий», — говорят в MSF, подчеркивая, что хотели бы увидеть как можно больше гостей.

Что станет с «Врачами без границ» в будущем? За эти полвека очень многое изменилось. Спрос на гуманитарную помощь продолжает расти, но доступ к населению еще больше осложнен властями, а безопасность персонала становится первостепенной задачей в условиях джихадистского терроризма. Кроме того, «все больше стран сами способны организовать крупномасштабную помощь в случае стихийных бедствий», — подчеркивает доктор Мего Терзян, президент MSF France. И отмечает, что, возможно, «Врачи без границ» изменят формат своей работы.

Как бы то ни было завтра, но сегодня в любом случае можно сказать: 50 лет прошли для MSF не зря. Как и для тех стран и земель, где «Врачи без границ» смогли оказать реальную помощь.

 

* Через несколько лет внутри MSF начался раскол по вопросу принципов дальнейшего развития. В результате Бернар Кушнер и его единомышленники-«биафрийцы» покинули MSF. Кушнер в 1980-м основал организацию Médecins du Monde («Врачи мира»), которая тоже существует до сих пор.

Врачи без границ

Джавад Парвизи — настоящая звезда мировой ортопедической хирургии. Его исследования в области развития инфекций, возникающих при эндопротезировании, стали основой одного из самых молодых научных направлений. Несмотря на отдаленность от России, как географическую, так и политическую, Джавад любит приезжать в нашу страну.

— Моя профессия не политика, а медицина, поэтому я снисходительно отношусь к различного рода попыткам повлиять на мое отношение и восприятие других стран. Россия — великая страна, и, что особенно важно, здесь работают высококлассные специалисты, которым могу быть полезен я и которые могут помочь мне, как профессионалу, стать еще лучше, — говорит Джавад.

Профессор является одним из организаторов международной конференции по профилактике и лечению инфекции опорно-двигательного аппарата. В конце июля 2018 года в США прошло второе глобальное совещание по данной тематике. Как рассказал «РГ» главный врач Федерального центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования города Чебоксары Николай Николаев, в Филадельфию съехались ведущие специалисты со всего мира. Они впервые обсудили и приняли международные клинические рекомендации по лечению профильных инфекций. По словам Джавада Парвизи, вклад российских специалистов в эту работу оказался очень значимым.

— Для разработки этих рекомендаций нам было необходимо изучить большое количество клинических случаев. Я посещал многие страны, многие центры. В России, в частности в Чебоксарах, меня впечатлили и цифры — я мало где встречал такое количество специализированных операций и такое высокое качество их выполнения.

Джавад уверен, что отношения его института с российскими ортопедическими клиниками в дальнейшем будут только укрепляться. В Чебоксарах он достиг предварительной договоренности о перекрестной стажировке американских и российских молодых врачей и отметил, что и сам еще обязательно приедет сюда обменяться практическим опытом с коллегами из России.

— В практической медицине сегодня глобальный международный обмен опытом является, наверное, одной из главных движущих сил. Никакое стороннее влияние — политическое или любое другое, не должно становиться причиной для торможения этого процесса. В Чебоксарах я еще раз убедился в том, что для уверенного движения вперед нам крайне необходим опыт российских специалистов. Мы не вправе его игнорировать.

Источник: Российская газета


Уральский врач рассказал, как два месяца лечил раненых в Йемене — Российская газета

С гуманитарной организацией «Врачи без границ» (MSF) Павел Усанин решил сотрудничать из банального интереса: хотелось посмотреть, как работают хирурги из других стран.

— К сожалению, у российских врачей мало возможностей для общения с иностранными коллегами: ехать далеко, да и языковой барьер мешает, — объясняет Павел. — Со мной в Йемене работала хирург из Италии. За рубежом врачи так же, как мы, регулярно повышают квалификацию. Итальянский язык похож на испанский, она подучила грамматику и лексику, поехала в Испанию, получила сертификат.

Однако российскому медику оказалось не так-то просто выйти на международный уровень.

— Однажды я зашел на сайт «Врачи без границ», — рассказывает Павел. — Не скажу, что мной тогда двигало желание спасти всех страждущих. Я стараюсь не переоценивать себя. Почитал о деятельности организации, подал заявку. Меня привлекла идея MSF помогать безвозмездно, вне зависимости от национальных и религиозных различий.

Павел прошел онлайн-собеседование с офисом в Токио, сотрудники которого занимаются набором волонтеров из восточной части России, съездил на welcome-days — ознакомительные курсы, где рассказывали об особенностях работы в миссиях, устраивали встречи с теми, кто много раз бывал в подобных поездках.

— После welcome-days я засомневался: на глаза попадалась информация о том, как разгромили госпиталь «Врачей без границ» в Афганистане, в аварии погиб доктор-волонтер. Я понимал: врачей моей специализации, то есть хирургов, часто отправляют в места вооруженных конфликтов. Переживал, — вспоминает Усанин. — Но потом внутренняя убежденность поборола страх.

Приглашение пришло через год после тренинга в Токио, в конце 2018-го. Про Йемен он тогда ничего не знал. К длительному отсутствию на работе готовился заранее: два года практически не ходил в отпуск. Родные к предстоящей поездке отнеслись без особого восторга, но с пониманием.

— Решение не спонтанное, мы его год обсуждали. К тому же мое упорство сыграло роль. Я такой человек: если что-то решил, стараюсь довести до конца. Дети, а их двое — сыну скоро семь, дочке пять, привыкли к постоянным дежурствам, — говорит Павел.

Воздушное пространство над Йеменом закрыто: страна лет десять живет в состоянии гражданской войны. В портовый город Аден Павел вместе с коллегами летел на гуманитарном самолете из Джибути, оттуда — в Моху, где госпиталь.

— В Мохе местность пустынная, камни, песок, жара, очень сухой воздух и сильный ветер. В Йемене жарко: я уезжал в мае — температура там была под 40 градусов.

Наш госпиталь был единственным в радиусе 60 километров, где врачи работали бесплатно

Павлу повезло: в доме, где поселили участников благотворительной миссии, ему досталась комната с кондиционером. Правда, каждую ночь отключали электричество, и охлажденное с вечера помещение к утру напоминало баню. Однажды свет погас, когда Павел был в операционной: коллеги как ни в чем не бывало включили фонарики в телефонах, чтобы он смог закончить операцию.

— Мне очень понравилось отношение организаторов миссии: поначалу кондиционеры были лишь в нескольких комнатах, но после того как от жары начали страдать даже выходцы из южных стран, стали устанавливать в другие. На случай отключения электроэнергии привезли большой дизель-генератор. Вообще меня поразило, как в условиях разрушенной инфраструктуры получилось создать передвижной госпиталь, где есть вода (ее привозили в больших цистернах), канализация, налажена утилизация биологических отходов, — рассказывает Павел.

Среди коллег оказалось много французов, японцев, были волонтеры из Германии, Италии, Бразилии. Средний медперсонал — в основном йеменцы. Общий язык находили быстро, работали слаженно.

— Привозили много раненых: с огнестрельными ранениями, минно-взрывными травмами. С такими повреждениями я раньше никогда не сталкивался, — вспоминает хирург. — Не скрою, поначалу было непросто. Спасибо родной альма-матер за достойную подготовку и российскому здравоохранению за то, что привык работать в сложных условиях.

Как бы врач ни старался нейтрально относиться к пациентам, он все равно не может не сопереживать им, тем более когда это дети.

— Была у нас любимица, девочка, я, правда, забыл ее имя. Ей года полтора было. Отец нес ее на руках и наступил на мину. Он остался без ног, девочка получила ожоги и множественные ранения. И ребенок, и отец выжили, с ними все в порядке, — говорит Павел, опуская глаза. — Вспоминаю семью, пострадавшую от шрапнели. История тяжелая: они спали на улице (жарко в доме), во двор прилетела мина, двое детей погибли… Одной женщине делал кесарево сечение. Она была беременна двойней, первого малыша родила дома, а вторым трое суток не могла разродиться. Когда ее привезли, ребенок в утробе уже погиб, но ее мы спасли. Я потом узнал: наш госпиталь — единственный в радиусе 60 километров, где врачи лечили бесплатно. Местные жители с большой теплотой говорили о MSF.

За работу волонтером в Йемене Павел получал тысячу долларов в месяц.

— За границей для врача это не зарплата, поэтому ее называют компенсацией, — объясняет хирург.

Если Павла снова позовут в миссию, поедет не раздумывая. Хочет побывать в Йемене: в первую поездку много времени пришлось потратить на адаптацию. Уверен, во второй раз сможет работать с большей отдачей.

— У меня нет цели спасать людей именно в зоне военного конфликта. Нельзя говорить: кто-то нуждается в нашей помощи больше, — говорит Павел. — Главное — опыт, он бесценен. И еще — я ощутил, как окрыляет и вдохновляет осознание того, что ты нужен как врач.

Кстати

В миссиях организации «Врачи без границ» участвуют тридцать россиян, двое из них из УрФО. Это меньше одного процента от тех, кто едет с MSF в страны, где идет война или свирепствуют эпидемии.

Врачи без границ: как большие данные и пандемия изменят медицину навсегда :: РБК Pro

Дмитрий Остен-Сакен, основатель и гендиректор Globosphere Russia, — о том, как узкие места систем здравоохранения, обнаруженные во время пандемии, приводят к появлению новых medtech-решений и как это способно изменить работу врачей и жизнь пациентов

Пандемия показала, что у государств нет инструментов, чтобы адекватно оценить риски населения и медицинских систем. Это привело к коллапсам в Нью-Йорке и Италии. Однако всего за несколько месяцев появились medtech-решения на основе больших данных, которых в иное время мы ждали бы еще несколько лет.

Нехватка медперсонала

Согласно данным отчета британского Королевского колледжа, в Англии еще в 2018 году не хватало 40 тыс. медсестер. Профессия не популярна: мало кто хочет выполнять трудную работу за небольшие деньги. При этом население развитых стран стареет и требует заботы. Системы здравоохранения целых стран захлебываются от нехватки человеческих рук. Эту проблему можно решить с помощью технологий.

Например, в Китае производитель компьютерных томографов Imsight Technology представил ИИ-систему для КТ-диагностики легких. Она ставит пациенту предварительный диагноз за десять секунд. Точность диагноза составляет 99%. Система способна делать более 600 рентгеновских снимков в день и пока используется только в двух медицинских учреждениях в Шэньчжэне.

Технология имеет большие перспективы, поскольку в стране наблюдается дефицит рентгенологов. Если учесть, что, по данным издания Business Insider, эта профессия входит в топ-10 самых высокооплачиваемых среди медицинских специальностей (средняя годовая зарплата рентгенолога в развитых странах составляет $368 тыс.), то замена докторов на роботов в этой нише кажется очень вероятной.

Компания Aranet, специализирующаяся на разработке решений для мониторинга окружающей среды, выпустила систему мониторинга температуры тела для борьбы с COVID-19. Система способна одновременно отслеживать температуру десятков пациентов в больнице — это снижает потребность в личных визитах медсестер к пациентам.

А в России стартап «Третье мнение» установил в частной клинической больнице в Отрадном систему ИИ-мониторинга для ухода за больными. Она фиксирует частоту визитов медперсонала к пациентам, оценивает их состояние по положению тела, позволяет дистанционно общаться с ними.

Многие клиники мира выйдут из коронавируса с уже обкатанными кейсами использования систем, работающих на основе больших данных и автоматизирующих много функций медицинского персонала. Очевидно, что это подстегнет трансформацию систем здравоохранения во всем мире.

Массачусетс. Врач помогает оказывать медицинскую помощь пожилым людям в опустошенной войной Восточной Украине

Врач из Арлингтона зарабатывает на жизнь, посещая одни из самых опасных мест в мире для оказания медицинской помощи.

Доктор Дин Марчбейн сейчас находится на востоке Украины в компании «Врачи без границ», известной во всем мире как «Врачи без границ» (MSF). Донбасс в Украине уже почти пять лет охвачен конфликтом. Украинские силы борются с пророссийскими сепаратистскими силами.Россия хочет контролировать страну.

Д-р Дин Марчбейн (Предоставлено «Врачами без границ»)

Более миллиона человек бежали. Но в селах зоны конфликта по-прежнему есть карманы преимущественно пожилых людей. Некоторые были без электричества в течение многих лет. В результате боевых действий местные клиники были разрушены, а здоровье людей ухудшилось.

Марчбейн координирует медицинское обслуживание «Врачей без границ» в 28 деревнях. Она отправляет медицинские бригады для создания мобильных клиник в домах людей.

Марчбейн поговорил с Лизой Маллинс, ведущей программы WBUR Все учтено . Послушайте их разговор выше.

Основные моменты интервью

О том, почему люди остаются на опустошенном войной востоке Украины и с какими медицинскими проблемами они сталкиваются

Доктор Дин Марчбейн: Иногда ответ таков: «Это мой дом. Я живу здесь всю свою жизнь. Мне некуда идти. У меня нет денег на поездку ». Люди, получающие фиксированную пенсию, действительно не могут себе позволить уехать.

Мы лечим людей с хроническими неинфекционными заболеваниями.Итак, повышенное давление, сердечно-сосудистые заболевания и диабет. Кроме того, поскольку в Украине нет системы амбулаторной психиатрической помощи, в каждой команде есть психолог. И они имеют дело с людьми, страдающими тревогой, потому что они слушают обстрелы — иногда каждый день — депрессию, горе, потерю. То, что они выражают, — это своего рода шок от того, что они живут в Европе и как это могло происходить. И они выражают грусть и просто удивление, что это их жизнь в старости.

Лиза Маллинс: Когда вы к ним навещаете, вы слышите обстрел? Вы где-нибудь рядом с линией огня?

Мы уделяем много внимания тому, чтобы наши команды не пострадали. Мои помощники звонят утром перед выездом мобильных бригад, чтобы убедиться в отсутствии активных обстрелов. Могу сказать, что слышал дальний обстрел, но ничего близко не слышал. В одном сообществе, в котором мы не смогли получить мобильную команду из-за того, что его так регулярно обстреливают, я пошел провести оценку — я пытаюсь найти способ, чтобы наши команды могли безопасно туда добраться.И я разговаривал с одной пожилой женщиной, которая живет там со своим 50-летним умственно отсталым сыном, который не может покинуть свой дом, потому что, если она это сделает — а он боится выйти из дома — он уйдет в поисках их старого дома. Они переезжали трижды. Их дом трижды был разрушен артобстрелами … им некуда идти.

Когда вы предлагаете психологическую помощь, или команда делает это, это не культура, которая привыкла к идее психотерапии. Как вы заставили их доверять вам? Как члены команды завоевали их доверие?

Я думаю, что у людей такие огромные потребности.И когда у вас есть бригада, медицинская бригада, которая приезжает в вашу деревню неделя за неделей, месяц за месяцем, и они единственные люди, которые приходят, вы чувствуете, что они понимают вашу человечность и что они стоят с вами, и каким-то образом это доверие растет.

Книги по медицине и здравоохранению @ Amazon.com

«Тщательно изученный и восхитительно написанный, Врачи без границ устанавливает новую планку для тех, кто будет освещать« Врачи без границ »в будущем.Эта книга займет достойное место в качестве одной из наиболее всеобъемлющих работ по MSF ».

( Science )

« Похвальная рефлексивная работа в области социологии, которая, что еще более важно, рассказывает замечательную историю заботы ».

( Publishers Weekly) )

«Обычно заинтересованные читатели найдут вдумчивый и наводящий на размышления обзор Fox амбициозным и стоящим усилий, в то время как любой, кто сосредоточен на здравоохранении и медицине, будет глубоко очарован».

( Список книг )

«Ценное и монументальное изображение о мужественной и настойчивой приверженности MSF миллионам людей, терпящих бедствие.»

( Южноафриканский медицинский журнал )

» Замечательная история исцеления, конфликта и пути организации, которую когда-то считали кучкой «медицинских коммандос» [а теперь] одной из самых важных гуманитарных организаций здравоохранения в в мире »

( Больницы и сети здравоохранения )

« Врачи без границ: гуманитарные поиски, невозможные мечты врачей без границ » дает подробную информацию о медицинских идеалах и культуре« Врачи без границ »… Результат представляет собой смесь организационной истории и развития и наблюдений за борьбой группы по борьбе с болезнями стран третьего мира, что составляет выдающуюся социальную и медицинскую историю ».

( Midwest Book Review )

« Автор рассказывает изысканное история происхождения и проблем организации … Эта книга, посвященная тем, кто оказывает такую ​​важную гуманитарную помощь, обогатит широкую аудиторию ».

( Выбор )

« Автор представляет хорошо написанный этнографический отчет о часто конфликтных внутренних динамика включения и исключения различных фракций внутри MSF.Эта книга оригинальна по своему объему, в ней серьезно рассматриваются мнения и личная история прошлых и нынешних членов MSF, от наиболее известных и печально известных лидеров до ветеранов гуманитарной помощи и новичков ».

(Sadia Habib The Sociological Imagination )

Социолог Рене К. Фокс написала красноречивый, деликатный и сложный этнографический портрет, основанный на обширных полевых исследованиях. Фокс провел множество интервью, посещал места и посетил ряд крупных встреч и конференций; она завершила свою полевую работу на знаменательном мероприятии — первом заседании недавно созданной Международной генеральной ассамблеи, которое также отметило 40-летие MSF.Она описывает свою роль как «инсайдера-аутсайдера», сочетающего доступ к внутренней информации, общедоступным документам и блогу сотрудников. Эти многочисленные методы позволили ей стать чутким, но отстраненным и объективным наблюдателем за социальными отношениями и культурой MSF ».

(Susan M. Chambré, Некоммерческий и добровольный сектор Quarterly )

« Первое подробное социально-научное описание MSF на английском языке. , ее происхождение и деятельность в этой области, а также ее культурная идентичность. Выходя за рамки истории организации ― расколов и противоречий, которым она подверглась книга направлена ​​на изучение того, как эти противоречия связаны с полем деятельности и с тем, что происходит в поле.»

(Johanna Siméant European Journal of Sociology )

» Каким образом MSF стала играть роль канарейки в угольной шахте, воплощения гуманитарных идеалов и провокационной моральной силы в защиту медицинской этики и прав человека во всем мире? На этот вопрос дан ответ в обширном социологическом и историческом тексте Рене Фокс … Обязательно к прочтению всем, кто планирует медицинскую миссию за границей или изучает гуманитарную помощь. «

(Лорен Каррут Global Public Health )

» Социолог Рене К.Фокс написал красноречивый, деликатный и сложный этнографический портрет, основанный на обширных полевых исследованиях. Фокс провел множество интервью и посещений объектов, а также посетил ряд крупных встреч и конференций; она завершила свою полевую работу на знаменательном мероприятии — первом заседании недавно созданной Международной генеральной ассамблеи, которое также отметило 40-летие MSF. Она описывает свою роль как «инсайдера-аутсайдера», сочетающего доступ к внутренней информации, общедоступным документам и блогу сотрудников. Эти многочисленные методы позволили ей стать чутким, но отстраненным и объективным наблюдателем за социальными отношениями и культурой MSF.»

(Susan M. Chambre, Ежеквартальный отчет некоммерческого и добровольного сектора, )

» Более полумиллиона человек вносят в MSF 10 или 20 долларов каждый месяц … Врачи без границ расскажут им о том, насколько трудна, но вознаграждена эта работа. «

( Springer: Sociology )

» … обязательно к прочтению всем, кто планирует медицинскую миссию за рубежом или изучает гуманитарную помощь. »

( Global Public Health )

« Нравится вам MSF или нет, и нравится ли вам MSF? вы уже знаете это или нет, но Врачи без границ предлагает освежающий и необычный взгляд на эту огромную организацию.Без самоуспокоенности, но с откровенностью и вниманием к деталям, которые могут выстроить социологи, Фокс ведет нас за кулисы, где сотрудники MSF дышат, мучаются, ликуют или гремят, защищая сложную и несовершенную идею гуманитарной деятельности ».

( Perspectives in Biology and Медицина )

«Как один из самых проницательных и новаторских социологов в мире, Рене Фокс блестяще уловила историческую и современную сущность движения MSF. Обязательно к прочтению всем, кто хочет понять гуманитарную деятельность в двадцать первом веке.»

(Джеймс Орбински, президент Международного совета MSF 1998–2001 гг.)

» Врачи без границ — это проницательный и щедрый этнографический отчет об организации лауреатов Нобелевской премии, не ускользающий от дилемм, затруднений, напряженности и противоречий, лежащих в основе благородная, но неопределенная задача по спасению жизней и защите жертв «.

(Дидье Фассен, автор книги Гуманитарная причина: моральная история настоящего )

» Врачи без границ интересно и вдохновляет.Отличная работа! »

(Питер Пиот, директор Лондонской школы гигиены и тропической медицины)

« За последние сорок лет объем гуманитарной помощи пострадавшим от конфликтов и чрезвычайных ситуаций значительно вырос. «Врачи без границ» (Médecins Sans Frontières) были в центре этой организации, одной из самых уважаемых организаций в мире, но постоянно стремящейся к новому. В этой книге Рене Фокс сразу же рассказывает историю MSF, предлагает блестящее социологическое исследование организационного характера и изменений, а также анализирует проблемы, с которыми MSF сталкивается, работая в столь разных странах, как Россия и Южная Африка.Эту книгу стоит прочитать ».

(Крейг Калхун, директор и президент Лондонской школы экономики и политических наук)

« Чрезвычайно проницательное исследование необычной организации. Рене Фокс, одна из самых выдающихся и вдумчивых изучающих медицину в нашей стране, уловила мотивы и достижения, а также характерные противоречия организации, служащей больным и обездоленным от Сибири до Кейптауна, оказывая помощь и свидетельствуя. Врачи без границ вносит значительный вклад в историю и этнографию социальных движений, а также в наше понимание проблем, связанных с формированием моральных поступков в мире, который вызывает множество тревог. Он заслуживает широкого чтения и восторженных обзоров ».

(Чарльз Э. Розенберг, профессор истории науки и Эрнест Э. Монрад, профессор социальных наук, Гарвардский университет)

Об авторе

Рене К. Фокс — заслуженный профессор социальных наук Пенсильванского университета в Анненберге.Она является автором книги «Опасный эксперимент: врачи и пациенты, сталкивающиеся с неизвестным», «В бельгийском замке: дух и культура европейского общества в эпоху перемен», « и » В поле: путешествие социолога и соавтором книги. Смелость потерпеть неудачу: социальный взгляд на трансплантацию органов и диализ и соблюдение биоэтики

групп помощи заявили, что изгнание с удерживаемой сепаратистами украинской территории «неприемлемо»

Организации по оказанию гуманитарной помощи резко критиковали поддерживаемых Россией сепаратистов за то, что они выгнали их с востока Украины, заявив, что этот шаг поставит мирных жителей в раздираемом конфликтом регионе под большую опасность по мере приближения зимы.

Женевская организация «Врачи без границ» (MSF), одна из 10 групп, которые были выброшены сепаратистами, контролирующими часть Луганской области, назвала это решение «неприемлемым с учетом значительных медицинских и гуманитарных потребностей людей, пострадавших в результате продолжающегося конфликта в Луганске. . »

«MSF была одной из немногих международных организаций, оказывающих жизненно важную помощь в Луганске более года», — заявил 25 сентября в заявлении операционный директор MSF Барт Янсенс.«Мы стараемся поддерживать врачей и медсестер, чтобы они могли выполнять их важную работу».

Глава ООН по гуманитарным вопросам и координатор чрезвычайной помощи Стивен О’Брайен заявил 24 сентября, что «де-факто» власти в Луганске приказали агентствам ООН и нескольким международным группам гуманитарной помощи покинуть страну к 26 сентября.

О’Брайен сказал, что все операции агентств ООН в контролируемых повстанцами частях соседней Донецкой области были приостановлены, в то время как «решение де-факто властей Донецка о будущих операциях ООН остается в силе.«

«Около 150 000 человек не получают ежемесячную раздачу продуктов питания», — сказал О’Брайен, добавив, что приостановка поставок подвергает опасности жизни и «оказывает серьезное влияние на около 3 миллионов человек с приближением зимы».

Он призвал сепаратистов «как в Луганске, так и в Донецке обеспечить немедленное возобновление деятельности ООН и международных НПО».

«Серьезные нарушения»

Поддерживаемые Россией лидеры повстанцев в Луганске заявили 24 сентября, что они запретили 10 западных медицинских организаций за «серьезные нарушения» того, что сепаратисты считают своими законами.

Но они пощадили деятельность Международного комитета Красного Креста, который ранее в этом месяце подвергся преследованиям за якобы нарушение законов о пожарной безопасности.

«Мы получили 11 заявок на аккредитацию. Десять из них были отклонены по разным причинам», — заявил лидер сепаратистов в Луганске Василий Никитин в своем заявлении в Интернете.

Луганские сепаратисты на прошлой неделе обвинили MSF в «незаконном хранении психотропных препаратов», которые не прошли надлежащую регистрацию ни в России, ни на Украине.

MSF опровергла обвинения, заявив, что «очень обеспокоена тем, что [луганские сепаратисты] прибегли к ложным обвинениям в нас в средствах массовой информации и попытались запугать нашу команду, неоднократно вводя вооруженных людей в офис за последние две недели. . »

Другой организацией, которой было отказано в аккредитации, была чешская организация «Люди в нужде», которая, по словам Никитина, «грубо нарушила наши условия».

Представитель «Людей в беде» Томаш Коциан 25 сентября сообщил РСЕ / РС, что его организация не получала официального сообщения от де-факто властей Луганска.

«Мы не знаем точно, в нарушении каких правил мы обвиняемся, поэтому очень сложно комментировать ситуацию», — сказал Коциан.

Он сказал, что группе «к сожалению» придется уйти из Луганска и Донецка, если она будет вынуждена это сделать.

«

человек в беде» помогает распространять лекарства и питьевую воду как в контролируемых повстанцами, так и в правительственных частях двух провинций, сказал Коциан. Он сказал, что он также предоставляет строительные материалы для ремонта зданий, поврежденных в результате конфликта, в результате которого с апреля 2014 года погибло более 7900 человек.

С 1 сентября боевые действия значительно сократились в связи с возобновлением усилий по выполнению прекращения огня, согласованного в рамках мирного соглашения, подписанного в Минске в феврале при международном посредничестве.

Резкий шаг повстанцев, похоже, пришелся на неловкое время для президента России Владимира Путина, который, как ожидается, столкнется с новым давлением, чтобы обуздать сепаратистов и соблюдать все условия Минской сделки, когда он появится в ООН. Генеральная Ассамблея в Нью-Йорке на следующей неделе.

Ясно имея в виду Россию, О’Брайен из ООН призвал «всех, кто имеет влияние на де-факто власти, использовать это влияние для обеспечения немедленного возобновления гуманитарной помощи со стороны агентств ООН и международных НПО».

С сообщениями AP, Reuters и AFP

MSF перестала делиться местоположениями сирийских больниц после «умышленных» атак | Сирия

Больницы в контролируемых оппозицией частях Сирии отказываются передавать координаты GPS с российскими и сирийскими властями из-за неоднократных нападений на медицинские учреждения и работников, заявили «Врачи без границ» и гуманитарные работники на местах.

Международная благотворительная организация MSF заявила, что приняла решение не сообщать официально правительству Сирии или его российским союзникам о местонахождении некоторых медицинских учреждений, например, пострадавшего от смертоносного авиаудара на этой неделе, на фоне опасений, что это может сделать их целями.

Джоан Лю, президент MSF International, сказала журналистам в Женеве, что преднамеренные нападения на гражданскую инфраструктуру являются обычным делом. «Здравоохранение в Сирии находится под прицелом бомб и ракет. Он рухнул », — сказал Лю.«Позвольте мне прояснить: нападения на мирных жителей и больницы должны быть прекращены. Нормализация таких атак недопустима ».

Представители гуманитарных организаций на условиях анонимности сообщили Guardian, что сирийское правительство открыто пригрозило взорвать больницу в осажденном пригороде Дамаска, если оно продолжит принимать неотложные случаи, и заявило, что врачи и семьи стали жертвами режима. .

«С 2011 года во время демонстрации медицинская деятельность, не находящаяся под их контролем, рассматривается правительством Сирии как незаконная и, следовательно, законная цель», — сказал один из официальных лиц.«Это решение объясняет неоднократные угрозы, аресты, пытки и убийства врачей… и их близких родственников, а также систематические нападения на сети, отвечающие за обеспечение подпольной медицинской деятельности в осажденных зонах».

«Учитывая количество больниц, подвергшихся бомбардировкам с начала войны, они не думают, что [предоставление координат GPS] защитит их, скорее наоборот», — сказал другой чиновник.

Ранее на этой неделе в результате авиаударов по больнице, обслуживаемой MSF, на севере Сирии погибли 11 человек.Другой госпиталь в удерживаемом повстанцами городе Азаз был разрушен, по словам Турции, баллистической ракетой, выпущенной Россией.

Объект MSF в провинции Идлиб, Сирия, подвергся нападению 15 февраля 2016 года. Фотография: AP

Больница, обслуживаемая MSF, находилась в Идлибе, провинции, полностью неподконтрольной правительству, и куда перевозят только российские и сирийские военно-воздушные силы. из рейдов.

Четырнадцать нападений на больницы уже произошли с начала этого года, что противоречит утверждениям российского премьер-министра Дмитрия Медведева о том, что российские силы не нацелены на гражданское население или гражданскую инфраструктуру в рамках своей кампании по поддержке правительства Асада.

Насилие на этой неделе произошло всего через несколько дней после того, как крупные державы достигли в Мюнхене соглашения о «прекращении боевых действий», которое должно было вступить в силу в четверг вечером, но теперь кажется столь же отдаленным, как и прежде.

«За последние 15 дней основное внимание уделялось северному Алеппо, и почти все больницы в этом районе не работают, потому что они подверглись прямому нападению», — сказал Мустафа Аджадж, управляющий больницей в городе Кафр. Хамра в окрестностях.

Алеппо стал целью крупного наступления при поддержке России, направленного на перерыв линий снабжения повстанцев, и в результате чего десятки тысяч мирных жителей бежали к турецкой границе.

«Они напрямую нацелены на мирных жителей и полностью сосредоточены на больницах», — сказал Аджадж. «Вначале мы думали, что это было просто неизбирательное действие, но больницы неоднократно обстреливались».

«Есть большая опасность в предоставлении [GPS] местоположения, потому что нацеливание на больницы определенное, четкое и систематическое», — добавил он.

Аджадж сказал, что в Алеппо сейчас нет больницы, способной проводить хирургические операции, из-за правительственных и российских авиаударов.«Те больницы, которые не были полностью разрушены, могут только оказать первую помощь перед отправкой раненых к турецкой границе», — добавил он. Представители гуманитарных организаций заявили, что больнице в Моадамии, пригороде Дамаска, находящемся в осаде режимом Асада, сказали, что она станет мишенью, если она продолжит принимать экстренные случаи. Больница ответила, что это нейтральная партия.

Зайдун аз-Зуби, возглавляющий Союз сирийских организаций по оказанию медицинской помощи, подразделение, которое управляет 11 центрами первичной медико-санитарной помощи в Сирии и крупнейшей больницей на севере страны, заявил, что правительство рассматривает больницы, работающие без его разрешения, как законные цели.По его оценкам, всего в прошлом году пострадали около 150 медицинских учреждений.

«Они нацелены именно на больницы», — сказал он. «Вы даете им GPS-координаты, когда беспокоитесь о побочном ущербе. Это систематично ».

«Я готов их дать, но мне нужны гарантии, что после их предоставления меня не бомбят», — добавил он.

Еще в 2013 году независимая комиссия ООН по расследованию предполагаемых военных преступлений в Сирии заявила, что атаки на медицинские учреждения систематически использовались режимом Асада как средство ведения войны.

В последние месяцы нападения не утихают.

MSF заявила в четверг, что только в 2015 году по объектам, поддерживаемым организацией, было нанесено 94 авиаударов и обстрелов, причем в 12 случаях объект был полностью разрушен. Некоторые больницы также пострадали от атак «двойного касания», когда второй авиаудар был нанесен по фельдшерам и медикам скорой помощи, которые прибыли на место происшествия для спасения раненых через 20-60 минут после первого взрыва.

«Медицинские учреждения, поддерживаемые MSF, особенно уязвимы в результате решения сирийского правительства в 2012 году объявить незаконным любую клинику, оказывающую медицинскую помощь жертвам насилия в контролируемых оппозицией районах», — говорится в отчете организации. .«Следовательно, большинство клиник, поддерживаемых MSF, были вынуждены тайно работать в неотмеченных и незаявленных местах».

В феврале прошлого года НПО «Врачи за права человека» заявила, что с начала конфликта она задокументировала 224 нападения на 175 медицинских учреждений, в результате которых 599 медицинских работников были убиты. Многие гуманитарные работники были задержаны.

Атаки продолжились после российского вмешательства — организация задокументировала не менее 10 атак российской авиации на медицинские учреждения только в октябре, первом месяце российской воздушной кампании.

Нападение на здравоохранение выходит за рамки явного нападения на медицинские учреждения. В прошлогоднем отчете Сирийско-американского медицинского общества (Sams) были опрошены 27 врачей и медицинских работников в Сирии, в том числе несколько человек, которые были арестованы, произвольно задержаны и подвергнуты пыткам за лечение членов оппозиции.

Аджадж, врач из Алеппо, сказал, что врачи из контролируемых режимом районов, которые перемещаются для оказания помощи гражданским лицам на контролируемой повстанцами территории, делают это анонимно, опасаясь репрессий против них и их семей.

Захер Сахлул, бывший президент Самса, сказал: «В целом врачи и медсестры, задержанные силами безопасности в контролируемых правительством районах, которые лечат раненых с другой стороны, задерживаются, подвергаются пыткам, убиваются, им угрожают или заставляют бежать. Вот почему 75% всех врачей в Сирии покинули страну ».

«С другой стороны, врачи и медсестры в неподконтрольных правительству районах подвергаются бомбардировкам… режимными бочковыми бомбами, а теперь и российскими самолетами».

Гуманитарные поиски, невозможные мечты врачей без границ

Врачи без границ / Врачи без границ (MSF) — это частная международная медицинская гуманитарная организация, созданная небольшой группой французских врачей и журналистов в 1971 году.В 1988 году MSF была присуждена Нобелевская премия мира в знак признания всемирной помощи, которую она оказывает людям, терпящим бедствие, ставшим жертвами техногенных и стихийных бедствий и вооруженных конфликтов. Приверженные принципам нейтралитета, беспристрастности и независимости, мужчины и женщины MSF выступают свидетелями, рассказывая об условиях крайней нужды и страданий, об актах насилия в отношении отдельных лиц или групп, а также об угрозах или препятствиях для оказания медицинской помощи, которые они наблюдают в больнице. ход выполнения своей работы.Рене К. Фокс — социолог, особенно известная своими новаторскими работами в области медицинской социологии, а также своими этнографическими исследованиями и писательскими работами. «Врачи без границ» основаны на исследовании из первых рук, которое она проводила в рамках MSF с 1993 года. Его яркие, «полно описательные» данные получены из ее включенных наблюдений, подробных интервью и сбора первичных и вторичных документов в многочисленных MSF. контексты. Книга начинается на местах с блогов женщин и мужчин MSF на местах, в которых подробно рассказывается об их опыте.Отсюда он ведет хронику ранней истории и развития MSF, уделяя особое внимание ее внутренней борьбе в течение первых десятилетий своего существования, чтобы прояснить и реализовать свои принципы и более полно реализовать свое транснациональное видение «без границ». Подробные тематические исследования составляют основу книги, описывающей MSF в постапартеидной Южной Африке, имеющую дело с безудержной эпидемией ВИЧ / СПИДа в этой стране, и MSF в постсоциалистической России, реагирующую на тысячи бездомных на улицах Москвы и массовые эпидемия туберкулеза в исправительных колониях Сибири.Книга заканчивается отчетом о встрече, посвященной сороковой годовщине организации MSF в Париже, и уходе автора с поля боя. «Доктор без границ» рассказывает историю, обогащенную фотографиями миссий MSF и ироничными, самокритичными карикатурами, нарисованными сотрудником отдела коммуникаций MSF во Франции.

Врачи без границ — InfluenceWatch

«Врачи без границ» — международная гуманитарная организация, специализирующаяся на оказании медицинской помощи. Он был основан в 1971 году врачами и журналистами, которые хотели оказывать медицинскую помощь и информировать о злодеяниях без учета национальных границ.Первоначальное название организации было Medecins Sans Frontieres (MSF), что переводится с английского как «Врачи без границ». [1]

Организация в первую очередь аполитична, и благодаря своей этике и принципам она получила Нобелевскую премию мира в 1999 году. [2] Однако он публично поддерживает аборты и другие левые мотивы. [3] [4]

Миссия и история

У организации

«Врачи без границ» есть хартия, состоящая из трех частей, которые определяют ее миссию по оказанию помощи:

Медицинская этика — основная часть исследований и услуг организации.Совет по этике 2002 года рассматривает все исследования «Врачи без границ». [5]

Организация стремится к независимости от государственного финансирования, чтобы предоставлять услуги кому угодно и высказываться по вопросам. [6]

Организация была основана после того, как журналисты и добровольцы-медики увидели, что Международный Красный Крест хранил молчание о предполагаемых зверствах в Нигерии, и продолжает эту практику там, где считает необходимым, включая недавнюю гражданскую войну в Сирии. [7]

Большая часть работы организации «Врачи без границ» связана с оказанием медицинской помощи. В 2018 году около 12 миллионов человек были приняты амбулаторно и стационарно в 72 странах мира. [8]

В 1999 году доктор Джеймс Орбински получил Нобелевскую премию мира от имени Врачей без границ. Он использовал платформу, чтобы осудить бомбардировки Россией Чечни и подчеркнуть отказ организации «Врачи без границ» хранить молчание о зверствах при оказании гуманитарной помощи. На призовые деньги была создана пилотная программа по лечению ряда заболеваний. [9]

Отказ хранить молчание о зверствах имел решающее значение для 13 основателей организации «Врачи без границ». Первоначальные набеги организации на международную гуманитарную помощь включали информирование общественности о нарушениях прав человека, что, по словам группы, отличает ее от Международного Красного Креста, который сосредоточился на заботе, не занимая позиции по правительственной и политической политике. [10]

Врачи без границ изначально были «партизанской» организацией.Однако плохое финансирование и малоорганизованность оказались проблемой, поэтому в 1979 году 80 процентов ее руководства предпочли создать «профессиональную» операцию. Те, кто выступил против этого шага, создали новую группу «Доктора мира». [11]

Левоцентристская общественная адвокатура

Беженцы и миграция

Врачи без границ попали в международные новости из-за критики обращения с мигрантами со стороны Европейского Союза и особенно Италии. В 2018 году группа работала с SOS Mediterranee для перевозки беженцев из Ливии в Италию, но беженцам было отказано из-за предполагаемых проблем со здоровьем. [12] Врачи без границ осудили эту политику и призвали Европейский Союз открыть свои границы для беженцев, которые совершают опасные переходы через Средиземное море, чтобы избежать гражданской войны в Ливии.

Аборт

Организация также поддерживает такие меры, как доступ к абортам и контрацепции в рамках снижения материнской смертности, особенно в африканских странах, где женщины подвергаются значительному риску смерти во время родов. Веб-семинар в марте 2019 года был посвящен этим двум проблемным областям, а также акушерской помощи. [13] В статье на веб-сайте Doctors Without Borders эта организация упоминается как поставщик абортов и одобряется принцип, согласно которому «безопасные аборты спасают жизни». [14] «Врачи без границ» регулярно лечат женщин, переживших небезопасные и / или незаконные аборты.

Группа официально выступает против запрета на аборты при 12-недельном сроке беременности и призывает правительства создать системы и стандарты, чтобы женщины имели более легкий и безопасный доступ к аборту. [15] Он также выступает против Политики Мехико, подписанной и расширенной президентом Дональдом Трампом, утверждая, что запрет на международные аборты и финансирование, связанное с абортами, вредит женщинам в таких странах, как Венесуэла, где люди спасаются от политического, гуманитарного и экономического кризиса.Организация «Врачи без границ» отмечает, что США являются крупнейшим в мире поставщиком «глобального финансирования здравоохранения», поэтому политика Мехико оказывает значительное влияние на сокращение числа абортов и направлений на аборт во всем мире. [16]

Экологичность

Врачи без границ также поддерживает климатический паникер, обвиняя изменение климата в стихийных бедствиях в нескольких странах. [17] Он опубликовал отчет за ноябрь 2018 года, в котором утверждалось, что изменение климата оказывает «драматические последствия для здоровья» людей, находящихся в кризисных ситуациях. [18] В этом отчете изменение климата названо фактором, который может увеличить количество перемещенных, преследуемых и других людей, находящихся под угрозой исчезновения, во всем мире.

Врачи без границ участвовали в практических усилиях по уменьшению ущерба окружающей среде и того, как этот ущерб влияет на здоровье людей, например, противодействуя определенным видам добычи полезных ископаемых в Нигерии. [19]

Споры

В 2017 году организация «Врачи без границ» уволила 19 человек, обвиненных в сексуальном насилии. [20] Группа заявила, что опубликовала сведения об увольнениях, чтобы продемонстрировать свою прозрачность и подотчетность после того, как внутренние жалобы и расследования обнаружили, что обвинения обоснованы.

В 2018 году анонимные бывшие сотрудники утверждали, что сотрудники «Врачи без границ» использовали местных проституток в зонах военных действий и в медицинских зонах вопреки политике компании. [21]

Группа также призналась в отчете о том, что платила террористической группировке «Аль-Каида» за доступ к нуждающимся.По той же причине он принес извинения йеменскому правительству, обвинив его в гуманитарных нарушениях. Врачи без границ заявили, что эти переговоры и действия были предприняты для того, чтобы работа могла быть выполнена. [22]

Финансы

У

Врачи без границ тысячи доноров, которые предоставили финансирование на сумму более 394 миллионов долларов в 2017 году и более 408 миллионов долларов в 2018 году. В 2018 году у нее было почти 238 миллионов долларов в активах, и в ней работало 30 000 человек. [23] Расходы в 2018 году составили почти 427 миллионов долларов США, при этом убыток составил более 14 долларов США.9 миллионов. [24]

Лидерство

Руководство организации «Врачи без границ» состоит из ряда профессиональных медиков и сотрудников организации «Врачи без границ», которые уже давно работают. [25]

Джейсон Коун — исполнительный директор отделения Doctors Without Borders в США. Писатель Центра репродуктивных прав и Earth Times — группы по защите абортов и публикации активистов-экологов соответственно — в начале своей карьеры он был директором по связям с общественностью, прежде чем стать исполнительным директором. [26] Коун в 2015 году писал об израильско-палестинском конфликте, описывая роль «Врачи без границ» в оказании помощи палестинцам в улучшении психического здоровья. Материал был в основном нейтральным, хотя он описал ситуацию как «оккупацию» и описал роль «Врачи без границ» как «протест перед лицом оккупации…» [27]

Христос Христу был избран президентом организации «Врачи без границ» в 2019 году. Греческий врач, который работал в ряде международных миссий, он работал с «Врачами без границ» в зонах конфликтов, таких как Южный Судан и Ирак. [28]

Африка Стюарт является президентом совета директоров организации «Врачи без границ» в США и побывала в пяти международных миссиях с этой организацией. [29] Акушер-гинеколог, она поддерживает использование абортов как средства оказания медицинской помощи. [30]

Через день после предупреждения России о жертвах среди гражданского населения США бомбят больницу в Афганистане

(обновлено ниже — Обновление II — Обновление III — Обновление IV — Обновление V)

Вчера днем, У.Посол С. при ООН Саманта Пауэр вышла в Twitter с заявлением: «Мы призываем Россию немедленно прекратить нападения на сирийскую оппозицию [и] мирных жителей». Наряду с этим указом она опубликовала заявление США и нескольких их ближайших авторитарных союзников, включая Саудовскую Аравию, Катар и Великобританию, с предупреждением о том, что жертвы среди гражданского населения «только разожгут экстремизм и радикализацию».

Рано утром в афганском городе Кундуз США сбросили бомбы на больницу организации «Врачи без границ» («Врачи без границ» (MSF)).В результате авиаудара погибли по меньшей мере девять медицинских сотрудников больницы и были серьезно ранены десятки пациентов. «Среди погибших был афганский руководитель больницы Абдул Саттар», — сообщает газета New York Times.

Джейсон Коун, исполнительный директор MSF, сказал, что медицинская благотворительная организация «самым решительным образом осуждает ужасающие бомбардировки своей больницы в Кундузе, полной персонала и пациентов». Он добавил, что «все стороны [в] конфликте, в том числе в Кабуле и Вашингтоне, были четко проинформированы о точных координатах GPS объектов MSF в Кундузе» и что «точное местонахождение больницы MSF в Кундузе [было] сообщено всем сторонам на несколько раз за последние месяцы, в том числе 29 сентября.Хуже всего от самой MSF:

Бомбардировки продолжались более 30 минут после того, как американские и афганские военные чиновники в Кабуле и Вашингтоне впервые сообщили о близости к больнице.

— MSF International (@MSF) 3 октября 2015 г.

В свою очередь, американские военные в Афганистане выступили с заявлением, в котором признали, что они нанесли авиаудары, заявили, что они были нанесены «против лиц, угрожающих силам», и признали, что « забастовка могла привести к сопутствующему ущербу для ближайшего медицинского учреждения.Но в NYT сообщалось: «С самого начала талибы уважали просьбу больницы не приносить внутрь оружие, по словам сотрудников, и больница была убежищем в разрушенном городе Кундуз. Это было место, где лечили раненых со всех сторон ».

Медицинская организация отметила, что «наша больница в Кундузе была единственной в своем роде на северо-востоке Афганистана». Он сослался на пронзительный твит, опубликованный ранее на этой неделе:

Однако теперь аккаунты в Twitter различных отделений MSF заполнены ужасающими фотографиями их сотрудников, получивших травмы, и их больниц сожжены в результате нападения У.S. bombs:

Полный, часто обновляемый и трудный для чтения отчет MSF обо всем этом находится здесь.

Этот удар по больнице в Афганистане произошел через несколько дней после того, как возглавляемая Саудовской Аравией коалиция разбомбила свадьбу в Йемене, в результате которой погибло более 130 человек. После нескольких дней молчания со стороны правительства США, которое с самого начала активно участвовало в чудовищных бомбардировках Йемена, посол Пауэр наконец признал свадебную резню, но отнесся к ней как к стихийному бедствию, не имеющему ничего общего с США.С .: «Ужасные новости из Йемена об убийстве невинных мирных жителей и гуманитарных работников. Срочно нужно политическое решение кризиса », — написала она в Твиттере.

В сопроводительном заявлении говорилось, что «Соединенные Штаты не играют никакой роли в решениях о нацеливании, принимаемых Коалицией в Йемене», но вчера министр иностранных дел Саудовской Аравии сказал CBS News , что «Мы работаем с нашими союзниками, включая Соединенные Штаты. по этим целям ». Нет никаких сомнений в том, что США расточили Саудовскую Аравию всевозможным оружием и разведданными, когда они проводят свои нападения на Йемен с массовым убийством гражданского населения.

Прошедшая неделя стала особенно ужасающей иллюстрацией непрерывного поведения США под знаменем войны с террором, в том числе под президентом, лауреатом Нобелевской премии мира, который празднует себя «прекращением двух войн» (в тех же двух странах, где США продолжают сбросить бомбы). Формула на данный момент ясна: бомбить любые страны, которые она хочет, оправдывая все это, рефлекторно называя свои цели «террористами», а затем нечестно отрицая или небрежно отвергая мирных жителей, которых они убивают, как «побочный ущерб».«Если бы кто-то составил список всех стран мира, основанный на их достоверности, чтобы осудить Россию за использование этого точного риторического шаблона в Сирии, США были бы буквально последними в этом списке.

ОБНОВЛЕНИЕ : Вчера официальные лица США посетили журнал Time , чтобы объявить, что Россия создаст больше террористов, чем они убьют, в результате ошибочных авиаударов по Сирии. «Мы считаем, что если вы непреднамеренно убиваете невинных мужчин, женщин и детей, то это вызывает обратную реакцию», — сказал лейтенант.Генерал Боб Отто, заместитель начальника штаба ВВС по разведке, наблюдению и разведке. «Мы можем убить троих и создать 10 террористов. Это действительно восходит к вопросу о том, убиваем ли мы больше, чем производим? »

Невозможно представить, что бы говорили и делали американские СМИ, если бы Россия сделала что-то подобное в Сирии. Напротив, реакция на этот авиаудар со стороны их собственного правительства будет приглушенной и наполненной апологией , по иронии судьбы весьма похожей на широко очерняемую карикатуру на высказывания Джеба Буша о массовых стрельбах в Орегоне: «всякое случается.”

ОБНОВЛЕНИЕ II : Аль-Джазира сообщает, что больница, взорванная США, «является единственным медицинским учреждением в регионе, которое может оказать помощь при серьезных травмах». Тем не менее, «официальные лица MSF… сообщили Рейтер, что они« отчаянно звонили »в НАТО и Вашингтон, округ Колумбия, поскольку бомбы обрушились на больницу« почти час »».

ОБНОВЛЕНИЕ III : Последние данные о потерях от MSF:

ПОСЛЕДНИЕ: 16 убитых человек — 9 сотрудников MSF, 7 пациентов (3 ребенка). 37 раненых — 19 сотрудников (5 в критическом состоянии) и 18 пациентов и лиц, осуществляющих уход.#Afghanistan

— MSF UK (@MSF_uk) 3 октября 2015 г.

Говоря с народом всего три дня назад о перестрелках в Орегоне, Барак Обама сказал: «Это политический выбор, который мы делаем, чтобы позволить этому происходить каждый раз. несколько месяцев.» Это относится не только к этому инциденту.

ОБНОВЛЕНИЕ IV : Некоторые отчеты предполагают, что к этой больнице относятся враждебно, потому что она лечит всех раненых, независимо от того, на чьей они стороне. «В больнице оказывалась помощь раненым со всех сторон конфликта — политика, которая долгое время раздражала афганские силы безопасности», — сообщает NYT. Аль-Джазира отмечает, что «смотритель больницы, который был серьезно ранен в результате авиаудара, сказал« Аль-Джазире », что медицинский персонал [клиники] не поддерживает какую-либо сторону конфликта. «Мы здесь, чтобы помогать и лечить мирных жителей», — сказал Абдул Манар ». Тот же смотритель добавил: «В ходе забастовки также погибли несколько женщин и детей. Я слышал, как они кричали о помощи в больнице, которая была подожжена бомбой. Мы напуганы и потеряли дар речи ».

ОБНОВЛЕНИЕ V : U.Глава отдела по правам человека N. назвал авиаудар США «трагическим, непростительным и, возможно, даже преступным».

Это происходит не в первый раз. В 2004 году в результате авиаудара США в Фаллудже, Ирак, была повреждена больница и «стерта с лица земли».

Подпись: Раздаточный материал, предоставленный Medecins Sans Frontieres, показывает персонал MSF в шоке в одной из оставшихся частей больницы в Кундузе после взрывов, Кундуз, Афганистан, 3 октября 2015 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.