Замок кенигсберг где находится: Кёнигсбергский замок в Калининграде. Адрес, фото, восстановление, как добраться, отели

Содержание

Замок Кёнигсберг, Калининград (Королевский замок)

Кёнигсбергский замок или замок Кёнигсберг (немецкое название Das Königsberger Schloß) — символ и гордость Кёнигсберга. Именно с этого замка началось зарождение Кёнигсберга.

Имя данного замка («Кёнигсбергский») и дало общее наименование для города, возникшего у замковых стен — Кёнигсберг (ныне Калининград).

Также замок Кёнигсберг называют Королевским замком.

Некогда замок Кёнигсберг, наряду с Кафедральным собором, являлся важнейшей и древнейшей достопримечательностью города.

Замок имеет весьма продолжительную и очень насыщенную историю, но, к сожалению, до наших дней замок не сохранился. В настоящее время на месте некогда величественного и, без сомнения, прекрасного Королевского замка осталась лишь малая часть руин (археологические раскопки):

— фрагменты подземелий замка;

— фрагмент Южной террасы Королевского замка, который можно видеть со стороны Московского проспекта.

Южная терраса замка была оборудована в 19 веке. Для возведения террасы был снесен комплекс старых зданий северной части Альтштадта. В стене был сделан портал с нишей, где установили скульптуру короля Фридриха Вильгельма I, работа И.Майснера (1730 год). В летнее время вдоль подпорной стены ставили кадки с экзотическими растениями. Южная замковая терраса была популярным местом местом прогулок и отдыха горожан.

Сейчас, прошлое величие и красоту замка, мы можем видеть лишь по немногочисленным сохранившимся фотографиям, часть из которых выставлены в постоянной экспозиции музея изобразительных искусств Калининграда.

Внутренний двор замка

Северо-восточный угол замка

Также королевский замок изображен на макете Кёнигсберга 1937 года, автор — художник-архитектор музея имени Канта — Дырыщев Альберт Михайлович. Макет находится в музее Канта в Кафедральном соборе Калининграда.

Основание и история Кёнигсбергского замка

В конце 12-го века в Палестине в ходе крестовых походов, наряду с другими монашескими орденами, был основан Тевтонский орден. Крестоносцы в Палестине потерпели поражение от мусульман и вынуждены были оставить Святую землю и вернуться в Европу.

К началу 13-го века в Европе лишь население Юго-Восточной Прибалтики (предки литовского, латвийского и эстонского народов, а также древние пруссы) оставались язычниками. Польский князь Конрад Мазовецкий, воевавший с пруссами, призвал на помощь Тевтонский орден. Заручившись поддержкой папы римского, Тевтонский орден приступил к насильственной христианизации пруссов. Началось планомерное завоевание прусских земель, простиравшихся от устья Вислы до устья Немана. Во время походов рыцари основывали замки, опираясь на которые, продвигались дальше.

В декабре 1254 года отряды рыцарей-добровольцев под предводительством чешского короля Отакара II Пршемысла и маркграфа Бранденбургского Отто II отправились на помощь терпящим поражение рыцарям Ордена.

В начале 1255 года объединенное рыцарское войско вышло к местности, именуемой пруссами Тувангсте. Согласно преданию, именно здесь, на высоком берегу реки Липца (немецкое название — Прегель, русское — Преголя), король Отакар посоветовал рыцарям Ордена построить замок и оставил для этого «богатые дары». В память о короле замок получил название «Кёнигсберг» («Королевская гора»).

Строительство крепости продолжалось несколько десятилетий. Замок превратился в центр комтурства Кёнигсберг, в которое входили северо-восточные земли Пруссии, и, наряду с военными, замок выполнял и административные функции.

С 1323 года Кёнигсбергский замок стал резиденцией верховного маршала Ордена и организованным центром продолжавшихся до конца 15-го века крестовых походов против Литвы.

С 1457 года Кёнигсбергский замок — место пребывания Великого магистра — главы Тевтонского ордена.

В 1525 году орденское государство было преобразовано в Прусское герцогство, а в замке разместился двор герцога Прусского.

Во второй половине 16-го века бал снесен дом конвента (западная часть замка), на его месте началось строительство флигеля. Это оборонительное сооружение имело по сторонам две круглые мощные башни, стену между которыми укрепили контрфорсами. Были сделаны ворота для выезда в замковый двор.

Флигель имел подвалы для хранения запасов продовольствия, а впоследствии и боеприпасов. На первом этаже располагались служебные помещения, на втором — замковая кирха.

В 1697 году в стенах большого зала для торжеств, который располагался на третьем этаже замка, тогда ещё курфюрст Фридрих III принимал Великое Московское посольство, в составе которого был царь Пётр I. Возможно, именно после этого приема, зал получил название «Зал Московитов».

В 1701 году в стенах замка прошла коронация первого прусского короля Фридриха I.

После Первой мировой войны в замок переехал провинциальный музей «Пруссия», в зале Московитов представили оружейные коллекции. В круглых башнях размещались служебные помещения, мастерские и библиотеки.

В августе 1944 года в результате авианалетов замок получил разрушения, поставившие под вопрос его дальнейшее существование.

Фото Кёнигсбергского замка после Второй моровой войны

Руины замка сохранились до второй половины 1960-х годов, когда областные власти приняли решение о невозможности их дальнейшего нахождения в центре города и нецелесообразности восстановления объекта иной, не советской, культуры.

Руины снесли; фундамент закрыли плитами площади Калининграда; остатки подпорных стен южной террасы постепенно разобрали, для восстановления других городских объектов, а на рубеже 1970-х-80-х годов нижнюю подпорную стену окончательно демонтировали, тогда как малые оставшиеся фрагменты верхней подпорной стены закрыли бетоном, облицевали известняковыми плитами.

Именно так, печально, закончилась полноценная история Кёнигсбергского замка.

Фрагменты подземелий и южной террасы замка были выявлены в ходе археологических раскопок в 2001 — 2005 и 2016 годах.

В 2018 году на территории бывшего замка, на средства частного инвестора, были проведены благоустроительные работы в рамках подготовки к проведению Чемпионата мира по футболу. Выполнена консервация сохранившихся остатков замка.

Приблизительно на месте юго-восточной части Кёнигсбергского замка в настоящее время стоит строившийся (и недостроенный) в советское время Дом Советов.

Янтарная комната и Кёнигсбергский замок

Кёнигсбергский замок — последнее, точно известное местонахождение легендарной янтарной комнаты (1942-1945 годы).

Во время штурма Кёнигсберга советскими войсками в апреле 1945 года Янтарная комната бесследно исчезла. Ее дальнейшая судьба до сих пор остается одной из загадок истории.

Некоторые исследователи местонахождения комнаты считают, что она до сих пор находится в подвалах замка, хотя достоверных источников, подтверждающих эту информацию, не обнаружено. Поиск янтарной комнаты был одной из целей (не основной) раскопок замка, проводившихся в 2001-2008 годах немецким журналом «Шпигель».

Также ходят и другие версии, связанные с местонахождением янтарной комнаты (её остатков и частей). Одни предполагают, что она была вывезена в Берлин, затем передана США, другие версии гласят — комната была вывезена и зарыта в северной части полуострова Ютландия, или даже спрятана в одной из пещер близ Дрездена, а возможно, она просто была разобрана на небольшие части и развезена в различные уголки земли.

Что посетить возле руин Королевского замка в Калининграде

Остров Канта на котором расположены: Кафедральный собор, Медовый мост, связывающий остров с Рыбной деревней, могила Канта и парк скульптуры.

Рыбная деревня — этнографический и торгово-ремесленный комплекс, в настоящее время являющийся одним из самых посещаемых мест в Калининграде.

Нижнее озеро — излюбленные места прогулок и отдыха среди местных жителей и гостей города.

Музей Мирового океана — первый в России комплексный маринистический музей и самый крупный музей Калининградской области.

Историко-культурный центр «Корабельное воскресение», расположенный в отреставрированных помещениях Фридрихсбургских ворот и на прилегающей территории.

Крестовоздвиженский собор, ранее кирха Креста или Кройцкирха.

Экскурсия по покоям Королевского замка

Здравствуйте, уважаемые читатели! Вот и подходит к концу цикл статей об истории Королевского замка, в котором мы успели осветить не только основные этапы его строительства, но и историю становления Кёнигсберга как города.

Впрочем, основная часть статей была посвящена изменению внешнего облика замка, а его интерьеры и коллекции практически не были затронуты. Мы решили исправить эту несправедливость и, как я и обещал ранее, сегодняшняя статья будет посвящена тому, что находилось за могучими стенами древнего тевтонского замка.

Стоит отметить, что находилось там немало всего, причем с каждой эпохой замок пополнялся не только новыми помещениямидля различных нужд, но и богатыми музейными коллекциями, охватывающими всю истории прусской земли, от её исконных обитателей до середины XXвека. Я приведу вам также выдержку из русского путеводителя по Кёнигсбергу 1912 года, где замку посвящена небольшая статья:

«Королевский замок находится в самом центре города в виде громадного четырёхугольника с огромным двором величиной в 105 метров длины и 67 метров ширины. Осматривать замок можно ежедневно: в летнее время с 10 до 2 часов (по воскресениям с 11 до 2), зимою с 11 до 2 часов. Вход с замкового двора через дверь так называемой маленькой палаты. Вход 25 пфеннигов, каковые уплачиваются кастеляну на первом этаже; сбор за входную плату идёт на благот

ворительные цели. К сожалению, размер путеводителя не даёт нам возможности подробно остановиться на описании замка, как в историческом, так и в художественном отношениях. Скажем лишь, что замок имеет множество интересных комнат, где проживали императоры и императрицы германские,  в которых по настоящее время хранятся ценные и весьма интересные картины. Рекомендуем русским путешественникам посетить королевский замок. По просьбе показывающий замок служитель дает краткие объяснения».

Вот так скромно замок описан в путеводителе для русских путешественников, которых, к слову, в Кёнигсберге было немало: по описанию из этого же путеводителя, их число в летние месяцы достигало нескольких десятков тысяч. Продавцы некоторых магазинов и аптек Кёнигсберга знали русский язык, а интеллигентные путешественники могли напрямую пообщаться с известными профессорами университета Альбертина. Впрочем, что-то я отвлекся. Вернёмся к самому замку, а про русских в Кёнигсберге я как-нибудь напишу отдельную статью.

Итак, замок при всей его исполинской величине и богатейшей истории имел множество самых разных помещений, от мрачных орденских подвалов до королевских покоев. В последние десятилетия замок использовался как некий административный центр и огромный музей. Описывать каждое его помещение я, конечно, не смогу, но постараюсь затронуть основные и самые интересные. Начну именно с древнейших «комнат» замка — его подвалов, возведённых ещё в конце XIII века. Сами подвалы замка были огромны и обладали массивными кирпичными сводами, придававшими им некую мрачную тайну прошлого.

В отдельных частях замка подвалы состояли аж из четырёх (!) этажей. Но особую славу себе они снискали вовсе не своей монументальностью, а знаменитым на всю Пруссию рестораном Блютгерихт, что можно перевести как «Кровавый суд», которое, по некоторым версиям, идёт от прежнего назначения этих помещений. Согласитесь, не самое милое название ресторана, но если учесть его стилистику и специализацию (а он был именно винным), то многое становится понятно.

Вход в этот необычный ресторан находился во дворе замка, прямо под огромной деревянной галереей. У Блютгерихта не было ярких вывесок или громкой рекламы, да и сам вход в него выглядел, как большой сарай под деревянными колоннами (фото выше). Этот ресторан знали все, и славился он многим. Во-первых, основан он ещё в 18-ом веке: посетителями стала прислуга замка и прочие его обитатели. Но потом, по непонятным причинам, в «Кровавый суд» начала подтягиваться и светская публика, вероятно, наслаждавшаяся местным духом средневековья. А наслаждаться было чем!

Ресторан занимал два подземных этажа и имел весьма необычный интерьер уже в 1827 году. Попасть туда можно было по двум узким средневековым лестницам, которые вели под землю, где располагались два крупных и несколько мелких залов. Вино же тут хранилось повсюду как в бутылях, так и в огромных резных бочках, находившихся в каждом зале. Бочки эти вы можете увидеть на фото ниже. Впрочем, бочки бочками, но туристов и завсегдатаев сюда неизменно манило редкое и чрезвычайно вкусное вино — «Турецкая кровь», которое подавалось только в этом ресторане, как и множество других сортов красного вина и блюд. Сейчас можно только представлять себе, как приятно было бы отдохнуть от летней жары в прохладном подвале древнего замка за бокалом изысканного вина… Но, поднимемся по лестнице наверх. Там тоже немало интересного.

Если рассказывать о старинных помещениях замка, сохранившихся с рыцарской эпохи, нам понадобится пойти в северный флигель, в котором некогда жили маршал и Великий Магистр Тевтонского ордена. Именно тут и можно почувствовать средневековую замковую роскошь, которая выражалась в крестовых и звездчатых сводах, скромных архитектурных украшениях в виде лепнины и оснований сводов. Тевтонской эпохе в северном флигеле замка было «посвящено» несколько комнат: Магистерские покои, замковая кухня, фирмари (госпиталь), капелла св. Анны и другие помещения.

Каждое из них сохранило свой неповторимый колорит и, несмотря на то, что замок нельзя было назвать шикарным в тевтонский период, вы сами можете видеть (на фото ниже), как выглядели рыцарские помещения в относительно недавние времена.

Кстати, есть данные о том, что в северном флигеле замка сохранились с тевтонской эпохи потайные ходы, лестницы и застенки, за которыми могли прятаться приближённые к магистру люди и подслушивать разговоры. Впрочем, я в это верю. Что за замок без потайных ходов и помещений?

Осмотрев рыцарские помещения в северном флигеле, было бы большим упущением не увидеть знаменитую Серебряную библиотеку герцога Альбрехта. Вся эта библиотека состояла из множества книг религиозного содержания, собранных герцогом под влиянием его второй жены Анны Марии, очень любившей чтение. Стоит отметить, что будущие обитатели замка продолжали благое дело, начатое герцогом, и к 17-му веку замковая библиотека уже состояла из нескольких тысяч книг. Но особую ценность составляли 20 серебряных томов этой богатой коллекции.

Особенность этих томов заключалась в том, что переплёт каждой из книг был выполнен из высокопробного серебра с иллюстрациями разнообразных по тематике сюжетов и мотивов. Помимо всего прочего, все книги украшались тонкими слоями позолоты и другими ювелирными материалами. В итоге каждая из 20 книг являлась истинным произведением искусства 16-го века. Слава Богу, большая часть этой коллекции сохранена и чудесным образом оказалась в Польше, в университетской библиотеке города Торунь. Может, это и к лучшему! Целее будет.


Не будем долго останавливаться в Северном флигеле, а пойдем в Западный, который был построен значительно позже и с куда большим размахом. Именно здесь находились два самых важных и популярных зала в Королевском замке: Зал московитов и Замковая кирха. Про кирху я немного писал в предыдущей статье, и там же вы сможете увидеть и её фото, а вот о Зале Московитов расскажу подробнее.

Эта просторная комната, имеющая размеры 83 х 18 метров, располагалась на верхнем этаже Западного флигеля, появиласьона там в 1584 году благодаря вкусу и щедрости тогдашнего правителя Георга Фридриха. Изначально зал предназначался для торжественных приёмов и больших празднеств. Позже деревянный потолок этого исполинского по размерам зала расписали гербами, что придало ему поистине колоссальный вид, от которого у «неподготовленных» посетителей попросту захватывало дух.

Впрочем, зал — это ещё не самое ценное. Куда ценнее(с культурной точки зрения) его коллекция, с которой вы бы ознакомились, ещётолько поднимаясь по широкой лестнице на третий этаж, где висели полотна с прусскими ландшафтами и портретами известных государственных деятелей.

В самом же зале располагался военно-исторический музей «Зал восточно-прусской славы», где вы бы увидели всю военнуюамунициюи оружие, применявшиеся, в том числе, при сражении под Танненбергом, случившемся в 1914 году между германскими и русскими войсками. В этом же зале находилась богатейшая нумизматическая коллекция, различные полотна на военную тематику и множество знамён, захваченных у противника. Думаю, окажись мы в этом месте в роли туристов, то провели бы в нём немало времени, рассматривая доспехи, мундиры и пушки.

В Западном флигеле находилось еще множество музейных помещений, отведённых под самые разные коллекции, но Зал Московитов и Замковую кирху, где традиционно короновались все прусские короли, вы бы ни с чем не перепутали. Впрочем, направимся в Южный флигель замка, где я, минуя пространные рассуждения, поведаю вам о том, что здесь, на втором этаже флигеля, располагался знаменитый музей древностей, посвящённый древним обитателям этой земли – пруссам.

Музей назывался «Пруссия» и включал в себя богатейшее собрание археологических находок самых разных эпох, от каменного века до тевтонского завоевания. Кстати, именно в одной из башен Южного флигеля жил и работал директор всего замкового музея.

Но отвлечемся от древностей и, пройдя 6 огромных залов с археологическими находками, направимся в здание Унфрида, которое для нас, русских, имеет особое значение, так как оно было доведено до ума именно нашими соотечественниками в период Семилетней войны. Если кто не помнит, то в результате этой войны Кёнигсберг и вся Пруссия на 4 года стали российской губернией, и губернская администрация располагалась в Королевском замке.

Также здание Унфрида интересно тем, что здесь, по некоторым данным, во время Второй Мировой Войны и была смонтирована выкраденная из Царского села Янтарная комната, фотографию которой (в замке)вы можете видеть выше. Куда она делась потом – загадка и тайна, которую не разгадали до сих пор, и, плюнув на поиски оригинала, наши умельцы создали копию комнаты в Екатерининском дворце Санкт-Петербурга. Но оставлю эту непростую тему на будущее.

Одно из помещений Восточного флигеля (вероятно, здание Унфрида).

Обратите внимание на портрет русского царя Петра IВеликого слева. Петр несколько раз был в замке и восхищался им, как и Пруссией в целом.

Мы с вами обошли практически весь замок и оказались в его Восточном флигеле, где фотографий будет побольше, так как именно тут и жили герцоги и короли. Не сказать, что эти покои обладали особым шиком, ноуверен, что приложенные фотографии вас немного удивят.

Чтобы сильно не утомлять вас, скажу лишь, что Восточный флигель был построен при герцоге Альбрехте и включал в себя, как правило, жилые покои, а здесь уже лучше наглядно показать, какими они были, а не расписывать детали скучными буквами. Поэтому чуть ниже этого текста вы увидите несколько фотографий помещений Восточного флигеля с подписями под каждой и, конечно же, традиционное заключение в конце статьи.

Знаменный, или же Тронный зал, служивший местом для проведения королевских аудиенций. Находился в Восточном флигеле замка.

Один из парадных залов восточного флигеля.

Изначально это было одно из помещений герцогских покоев. Обратите внимание на камин слева. Ниже будет представлена его отдельная фотография.

Камин в покоях восточного флигеля.

В его верхней части вы можете видеть монограмму прусского короля Фридриха I. Такие же монограммы есть и на янтарных панно знаменитой Янтарной комнаты.

Предмет мебели из герцогских покоев Восточного флигеля замка.

Помимо изысканной резьбы на поверхности шкафа, на самом его верху вы можете видеть бюсты герцога Альбрехта и его второй жены Анны Марии Брауншвейгской. Они умерли в один день естественной смертью в разных замках Пруссии.

Ну, вот я и завершил повествование истории замка Кёнигсберг, пока он ещё был таковым. В следующей статье мы поговорим о том, что с ним сделала Вторая Мировая Война и советская эпоха, ну а пока выводы делать только вам. Моё же мнение таково, что замок никогда не восстановят в прежнем виде. Возможно, внешне он и будет похож, но у каждого старинного здания есть своя душа, а душа Королевского замка растворилась во многих из нас и живёт в человеческих сердцах, где её не взорвут и не растащат на кирпичи. Нам никогда не увидеть потайных ходов Великого магистра и не выпить «Турецкую кровь» в Блютгерихте. Это прошлое. Но исходя из этого прошлого и пережив его в собственном сознании, мы можем сделать наше будущее гораздо лучше. Это по силам каждому… Спасибо за внимание!

«Живой Кёнигсберг»: Сохранённая часть Королевского замка

Здравствуйте, уважаемые читатели! Наш город полон тайн и загадок, которые оставили нам его прежние жители. Многие из этих тайн стали всемирными легендами, такие, как знаменитая Янтарная комната и подземный Кёнигсберг, а прочие обнаруживаются до сих пор, порой самым случайным образом.

Сегодня я расскажу вам об одном удивительном открытии, которое вплоть до сегодняшнего дня не освещалось ни в одном из СМИ города, хотя этот… хм,. . назовём его «объект», заслуживает того, чтобы стать местным памятником Королевскому замку, который был снесён до основания. И впоследствии долгое время нельзя было увидеть и следа семисотлетнего существования этого кирпичного гиганта.

Вы можете подумать, что я расскажу вам об открытых остатках подвала замка, но этот позор города даже обсуждать не хочется. Почему позор? Да потому, что сами раскопки подвалов велись за счёт немецких спонсоров и сами же немцы предлагали устроить на этом месте крытый музей, посвящённый замку. Раскопки шли, и казалось, что всё так и будет, ведь деньги выделял немецкий фонд и делал это исправно, но вдруг всё остановилось по инициативе областных властей, которые, по одной версии, просто не дали разрешение на дальнейшие работы, а по другой, —  потребовали дополнительной «финансовой поддержки» от германских спонсоров за соответствующие подписи.

Как там на самом деле было —  неизвестно, но немцы обиделись и сказали: «Продолжайте раскопки за свой счёт», на что наши подумали, что копать бессмысленно, а лучше заработать на том, что успели откопать немцы. Так и появился печально известный музей под открытым небом, с затопленными и заросшими камышом подвалами. Очередной объект туризма и привлечения иностранцев создали, галочку у себя поставили, и все довольны, кроме жителей, туристов и историков, которым даже смеяться-то не хочется, глядя на то, как памятник замку просто утонул в грунтовых водах. Вы даже можете посмотреть на это сами, если только денег за вход не жалко.

Вот так подвалы Королевского замка выглядели во время раскопок

А вот так они выглядят теперь

Но не об этом я собирался вам рассказать… Данный «музей» хоть и может являться видимым памятником Королевскому замку, но ничего положительного он у вас не вызовет точно, а зная теперь историю его возникновения, вы туда, скорее всего, даже не пойдёте. Впрочем, от прусского гиганта сохранилось ещё кое-что, и это вы можете лицезреть абсолютно бесплатно. Да что там, вы видели это много раз, но, не замечая, просто проходили мимо! Открытие, о котором я собираюсь вам рассказать, лично для меня стало большим сюрпризом, и я уверен, для многих из вас оно будет тем же. Впрочем, начну с истории.

Как вы помните по моим прошлым рассказам, да и по многим другим публикациям и фото, Королевский замок был вовсе не символом фашизма и прусского милитаризма, как его именовали в советскую эпоху. Хотя и в нынешние времена я читаю подобное от посетителей нашего сайта. Не знаю, нарочно ли люди говорят такое или на самом деле так думают…

Надеюсь, всё же последнее, так как вымысел советской идеологии можно исправить доказательствами и фактами реальной истории. Как кто-то сказал: «Оставьте историю историкам и не пытайтесь писать ее сами». Золотые слова, но, к сожалению, современная история пишется властями, и только время может вывести на свет правду. Но я отвлёкся. Королевский замок украшался на протяжении столетий и приобретал всё более красивые черты и места для прогулок горожан, к числу которых можно отнести и променад вдоль южного флигеля замка Кёнигсберг. Это место пролегало вдоль стены, на месте бывшего пархама — предзамкового укрепления тевтонской эпохи.

Долгое время массивный выступ перед замком не был облагорожен и даже был застроен домами, но в конце девятнадцатого века дома, прилегающие к южной стене замка, были снесены и уступили место новому променаду с обилием памятников, редких растений и мест для отдыха горожан. Едва ли сейчас городские архитекторы способны снести что-либо, чтобы разбить сквер или зелёную зону для отдыха… Но это больная тема, так что не буду её продолжать.

Променад вдоль южного флигеля Королевского замка.

Фрагмент променада Королевского замка.

Сам променад был более чем красив, и фото прошлых лет не могут в полной мере передать это. Мы можем лишь представлять себе, каково было прогуливаться по этим аккуратным песчаным дорожкам под исполинскими стенами древнего замка, увитыми изумрудным плющом. На многих фото видны южные растения, которые высаживали только в тёплые сезоны, а на зиму убирали в оранжереи. Кроме того, видны яркие цветы и ажурные скамейки вдоль всего променада.

Неудивительно, что это место стало популярным и знаменитым не только у горожан, но и у туристов этого старого города. Лично мне всегда нравился памятник в нише променада, выполненный в виде барельефа. Он носил название «Тевтонский рыцарь с собакой» и был одновременно и фонтаном, и памятником. Этот монумент был создан учеником знаменитого скульптора Европы — Фридриха Ройша, который подарил Кёнигсбергу немало выдающихся скульптур. Однако после войны они дружно отправились на переплавку. Сам же барельеф выполнен Вальтером Розенбергом из известняка и приобрёл немалую популярность среди горожан. Весьма неплохо это творение описано в книге калинградского автора «Танцы в крематории»:

« … да тут не просто фонтан, а тоже памятник, и весьма занятный. В каменной нише, возле маленького озерка, куда бьёт из стены струя чистой воды, стоит опустившийся на одно колено рыцарь, весь закованный в железо. Рядом пёс лакает воду. И рыцарь пьёт, подставляя струе свои одетые в железные перчатки руки».

Променад Королевского замка. На переднем плане, в нише, барельеф «Орденский рыцарь и собака».

Этот памятник остался после войны, хоть и был повреждён. Осталась и необычная ограда вдоль дороги, которая обрамляла это произведение, но потом всё куда-то исчезло. Не стало памятников, не стало ограды и самого променада, а на месте этого в итоге появилась стена, идущая вдоль спуска на Московский проспект от подземного перехода. Казалось бы, всё, что осталось от замка, было стёрто с лица земли, и не осталось ничего, что могло бы напоминать об этом. Я не беру в счёт раскопанные и ныне заболоченные подвалы с подземным ходом, вероятно, ведущим к самому Кафедральному собору. «Рыцарь с собакой», скорее всего, был пущен на щебень или же просто уничтожен, и то же самое, как всем казалось, произошло с остальным променадом. Но это не так…

Ограда у КГТУ, перенесенная с променада Королевского замка.

Часть этого променада все вы видели, но даже не задумывались, что он некогда относился к Королевскому замку. Впрочем, я не буду тянуть и раскрою для вас этот маленький секрет. Много раз, проходя мимо КГТУ, я обращал внимание на массивную ограду вдоль дороги и выхода ж/д туннеля из-под площади Победы. Ограда не раз вызывала у меня некое интуитивное любопытство, но я не обращал на неё внимания, считая, что она всегда была там.

Но на самом деле в Кёнигсберге её не было, а появилась она только в 50-х годах. Казалось бы, всё понятно, но едва ли в советскую эпоху стали бы возводить нечто подобное. Так и есть! Данная ограда была перенесена именно с променада Королевского замка, а доказать это очень просто. Вы и сами видите на фото, что она идентична той, которая есть на данный момент, только раньше она обрамляла памятник «Орденский рыцарь и собака», а теперь находится у площади Победы.

Не буду приписывать это открытие себе, так как я сам случайно нашёл эту информацию на форуме «Подземельный Кёнигсберг», где немало прочих интересностей, но данное открытие само по себе наталкивает на ещё один вопрос: «Сколько ещё остатков Кёнигсберга, а то и замка, ждут своего открытия?». Быть может, ваш дом имеет что-то подобное? Может, часть замка находится прямо у нас под ногами, а мы просто не знаем об этом?

Что касается этой ограды, то её внешний вид претерпевает не лучшие времена: камни поросли мхом, а металлические пролёты покрываются коррозией. Этот памятник, в отличие от затопленных подвалов, доступен каждому, а ведь на нём даже нет таблички, сообщающей, что он является частью самого величественного сооружения Кёнигсберга! Дай Бог, чтобы руки застройщиков не добрались до неё, но теперь ещё больше людей знает разгадку маленькой тайны, а, значит, и шанс сохранить ограду довольно велик. В идеале, конечно, нужно было бы восстановить хотя бы часть променада и памятник-фонтан, тем более, что это не так дорого. Да и часть памятника сохранилась до сих пор и может стать самым настоящим экспонатом.

Ограда у памятника на променаде Королевского замка.

«Отойдите и не мешайте».

Восстановить Королевский замок помешала политика :: Калининград :: РБК

Фото: Александр Подгорчук

Руководство германского автоконцерна BMW совместно с калининградским «Автотором» собиралось восстановить по оригинальным чертежам Королевский замок в областном центре и разместить в нем пятизвездочный отель. Такая договоренность существовала в 1990-е годы. Об этом в эфире радиостанции «Business FM Калининград» рассказал основатель «Автотора» Владимир Щербаков.

«В то время — я уж просто скажу вам сегодня — мы договорились с немцами. Там было общество бывших жителей Кёнигсберга. И был там во главе бывший вице-президент, а потом и президент BMW барон Кюнхай. Его сын сегодня до сих пор работает в BMW, мы с ним дружим. <…> И второй был Хартман, отец которого построил вот этот дом. Он тоже был первым вице-президентом BMW. Мы договорились с ними, что давайте сделаем так: вот вы собрали там деньги, давайте мы восстановим. Мы чуть-чуть добавим и восстановим Королевский замок. Но только сделаем его уже в современном виде, в виде пятизвёздочного отеля. По тем же чертежам, но только «внутрянку» всю сделаем. И оставим пятизвёздочную часть отеля, а всё остальное восстановим. И деньги были. А Дом Советов снести и забыть как страшный сон», — вспоминает предприниматель.

Планам бизнесменов не суждено было сбыться. По словам Щербакова, когда об этой инициативе стало известно, ему позвонил представитель администрации президента Бориса Ельцина Александр Волошин, который передал послание от главы государства и попросил не мешать властям заниматься политикой.

«Если нам потребуется замок на этом месте, мы вам дадим знать. А пока отойдите и не мешайте нам с этой темой. Просим вас оставить тему замка». <…> Мне поручено вам передать. Я передал. А услышали вы или не услышали — это уже не мой вопрос». <…> Ну, я мальчик понятливый был. Я тоже отошёл и больше не трогал эту тему», — рассказал Владимир Щербаков.

Королевский замок был заложен в 1255 году чешским королем Оттокаром II Пржемыслом. В нем располагалась входила церковь, винный ресторан, серебряная библиотека, большой зал для приемов, восьмиугольная башня на северо-восточном углу замка, башня с часами на юго-западном углу замка. Назывался он замком Тевтонского ордена, что в последующем дало название городу, возникшему у замковых стен. При штурме Кёнигсберга замок горел, но главные башни и стены к 1956 году были сохранены. В 1967 году по решению первого секретаря областного комитета КПСС Николая Коновалова развалины замка были взорваны. На месте юго-восточной части замка был построен и до сих пор стоит не достроенный в советское время Дом Советов.

Взрывы пропагандиста: кто уничтожал и кто пытался сохранить Королевский замок

Калининградцы давно свыклись с мыслью о том, что Кенигсбергский замок снесен. От некогда доминантного сооружения сегодня остались лишь руины, соседствующие с недостроенным Домом Советов и периодически затапливаемые водой. Однако в советской истории Калининграда были не только желающие снести замок — находились и те, кто пытался защитить его от разрушения. «Новый Калининград» рассказывает историю появления решения о сносе Королевского замка и противодействия ему областной интеллигенции полвека назад.

В октябре 1993 года на московском кладбище при крематории хоронили прах бывшего члена Центрального комитета КПСС. На гражданскую панихиду собрались несколько десятков работников ЦК и один калининградец. Умершим был человек, дольше всех правивший Калининградской областью, — первый секретарь калининградского обкома КПСС в 1961-1984 годах Николай Коновалов, а единственным калининградцем на похоронах — его бывший помощник Николай Иванов.

За почти четверть века, которые Коновалов провел в главном кабинете здания на Дмитрия Донского, 1, в области произошло множество важных событий, но в историю Калининграда он вошел в первую очередь как человек, полвека назад вопреки мнению многих горожан взорвавший уцелевшие части Королевского замка.

Вытравить дух пруссачества

Позиция советской власти по отношению к архитектурному наследию Кенигсберга была однозначной. Через два года после официального образования области управление по делам архитектуры при совете министров РСФСР использовало такие формулировки: «Нужно преодолеть и вытравить мрачный воинственный дух прусской архитектуры с ее чрезмерными тяжелыми формами подслеповатых стен, громоздких островерхих крыш. Вместо него должна прийти легкая жизнерадостность форм, приветливость облика». В газетах тех лет немецкие здания называли «уродливой упрощенной готикой», которые спасало, по мнению советских авторов, только большое количество зелени в летнее время.

Ближе к концу 1940-х областные власти начали задумываться над тем, как восстанавливать разрушенный войной центр города. От немецких архитектурных решений отказались. «Это не копия известных кварталов Кенигсберга. Здесь все будет по-новому, по-нашему. Совершенно отброшен немецкий стандарт, наводящий на русского человека уныние. Каждый дом, каждая улица не будут походить на другие, но все вместе они составят единый грандиозный архитектурный ансамбль», — говорилось в статье «Калининградской правды», опубликованной в 1948 году.

Конфликт подходов между строительством нового и восстановлением старого города иногда обнаруживал себя в ходе официальных мероприятий. На заседании областного Совета депутатов председатель горисполкома Калининграда (по сути, мэр) Виктор Денисов прочитал в докладе: «. .. Мы восстанавливаем город Калининград…». Властный первый секретарь обкома Коновалов перебил градоначальника: «Мы строим новый город». Денисов продолжил читать доклад и в какой-то момент вновь прочел: «… Мы восстанавливаем…». Коновалов опять резко перебил Денисова и громко, с нажимом проговорил: «Мы строим новый, советский город!». В зале возникла идеальная тишина.

«Коновалов предпочитал и сам думать, и другим внушать, что история форпоста СССР на западе начинается с советских времен. Другого мнения не терпел», — писала в своем очерке о калининградских первых секретарях обкома в 1998 году автор «Калининградской правды» Светлана Сухова.

Однако однозначно утверждать, что немецкая архитектура вызывала ярко выраженное отторжение непосредственно у жителей области тех лет, нельзя. Гнетущее ощущение у первых переселенцев в Калининградскую область возникало скорее из-за послевоенной разрухи, а не из-за немецких зданий. Но советские идеологические работники умело манипулировали усталостью горожан от бесконечных развалин, объясняя через нее неприятие всего немецкого.

 

«Город был сильно разрушен. Но даже в таком состоянии он был очень красив. Меня поразило огромное количество деревьев, разных зеленых насаждений. Дома были очень интересной планировки, стояли не вразброс, а конкретно определенными рядами».

Екатерина Догушева, переехала в область в 1947 году 

Каким было преобладающее общественное мнение в первые десятилетия после войны по поводу немецкой архитектуры, понять довольно сложно — социологических опросов тогда не проводилось. Поэтому власти брали инициативу на себя: Королевский замок начали уничтожать практически сразу. Здание значительно пострадало во время войны, но основной ущерб ему нанесли уже в гражданское время. Военные загнали на территорию замка спецтехнику и начали разбивать стены. Рядом стояла дробильная установка, которая перерабатывала замковый кирпич в щебенку.

 

Меня, как жителя сибирской деревни с деревянными постройками, поразила архитектура города. В Кенигсберге сохранились двухэтажные кирпичные дома с черепичным покрытием, несмотря на многочисленные налеты авиации союзников и штурм города.

Петр Чагин, штурмовал Кенигсберг

В 1940-х — начале 1950-х под охрану были взяты всего два памятника — могила Канта и памятник Шиллеру. Об охране зданий речи не шло. Первое решение облисполкома по учету и сохранению памятников архитектуры датировано 1956 годом, а областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры создадут только через 20 лет после войны, в 1965 году. К тому моменту под условную защиту общества попадут 12 зданий. При этом общество не будет наделено правами применять какие-либо санкций к тем, кто попытается разрушать памятники. Его прерогативой будет развешивание информационных табличек.

Калининград меня поразил с первого взгляда, для меня здесь было все удивительным. Особенно мне понравились немецкие церкви, раньше я никогда не видела таких прекрасных построек из красного кирпича. Наши церкви отличались и по внешнему виду, и по внутреннему убранству. В немецких кирхах все было очень просто, обычные скамейки, орган, не было там ни обилия икон, ни золотых куполов.

Наталья Фистунова, переехала в область в 1946 году

Битва за замок


После смерти Иосифа Сталина работы по разбору замка прекратились, но московские проектировщики продолжали работать. Первый проект генерального плана города, разработанный московским «Гипрогором», предполагал снос Королевского замка и строительство в этом месте Дворца Советов. Тогдашний главный архитектор Калининграда Дмитрий Навалихин заявлял, что новое здание должно иметь высоту 150 метров (50 стандартных этажей) от уровня реки Преголи, но потом согласился остановиться на 50-70 метрах.

Московский архитектор Наумов, разрабатывавший первый городской генплан, на совещании в Калининграде в 1964 году заявил: «Мы считаем, что сохранившиеся развалины замка необходимо снести, так сказать, вытащить корешки и вставить новую челюсть». Его мнение спровоцировало бурную дискуссию: представители калининградской культурной общественности настаивали на исторической экспертизе «корешков» перед их уничтожением. В результате было решено рекомендовать властям обратиться в Минкульт РСФСР с просьбой о проведении экспертизы исторической ценности развалин замка.

Заключение эксперта минкульта показало, что уцелевшие части замка имеют «значительную историко-архитектурную ценность» и их нужно консервировать и восстанавливать. Однако менее чем через год с момента выхода заключения горисполком издал циркуляр о сносе замка. Союз архитекторов СССР направил телеграмму главе области Коновалову, где говорилось, что в год учреждения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры власти запустили процесс сноса важного исторического здания вопреки мнению экспертов. В заключении телеграммы звучал призыв остановить разрушение замка.

Осенью 1965 года архитекторы организовали смотр проектов застройки центра Калининграда. 6 из 7 проектов (за исключением предложения московского «Гипрогора») предполагали консервацию, а затем восстановление Королевского замка. Несмотря на значительный перевес мнений архитекторов, власти отказались поддерживать резолюцию о сохранении замка.

Зампредседателя облисполкома Хорьков настаивал на том, чтобы Королевский замок был полностью разрушен — по мнению партработника, остатки строения не представляли исторической ценности, и поэтому «нет основания вкладывать средства в восстановление руин замка, уродующих город». Один из ленинградских архитекторов тогда сказал: «Позволю заметить местным руководителям, что мировая история началась несколько раньше, чем они получили свои портфели».

Главный архитектор города Владимир Ходаковский отчаянно пытался прорваться на прием к «хозяину» области Николаю Коновалову, но тот его так и не принял. Встретились они на одном из финальных совещаний по судьбе Королевского замка. «Я буду отстаивать этот замок до последнего вздоха!» — сказал во время совещания Ходаковский, по воспоминаниям его дочери. Коновалов ему якобы ответил: «Считайте, что вы последний раз вздохнули в должности главного архитектора».

Ходаковский был уволен с негласным распоряжением никуда его на работу не брать. Впрочем, гражданская власть на военных не распространялась, и Ходаковскому удалось найти работу в «Военморпроекте».

Первый медиаудар


Долгое время сражения за Королевский замок носили непубличный, аппаратный характер. Архитекторы трезво понимали, что одними письмами в Минкульт первого секретаря обкома Коновалова не одолеть, и решили придать ситуацию огласке. В 1965 году главный архитектор «Калининградгражданпроекта» Лев Соскин позвонил 26-летнему заведущему отделом молодежной газеты «Калининградский комсомолец» Борису Нисневичу и предложил прогуляться «на свежем воздухе» недалеко от института. При встрече Соскин передал Нисневичу копию переписки Союза архитекторов с Москвой и областными властями, а также решение о сносе замка. Последний понимал, что он едва ли сможет опубликовать статью на эту тему в своей газете — главным редактором был молодой партийный карьерист, не готовый выступать против «линии партии» за сохранение замка. Кроме того, статья в региональной прессе не могла повлиять на позицию первого секретаря обкома.

Вернувшись в редакцию, Нисневич обсудил ситуацию с коллегами, и те напомнили ему о знакомом публицисте Науме Маре. Он мог организовать публикацию в федеральной «Литературной газете». Получив от Мара подтверждение, Нисневич сел за статью. В своем тексте журналист писал, что в замке останавливалось первое русское посольство Василия III, в нем бывал Петр Первый, там же русскому главнокомандующему вручали ключи от городских ворот во время Семилетней войны. Была и пара социалистических «козырей»: например, в замке судили социал-демократов, которые помогали русским коммунистам доставлять в страну газету «Искра», книги Маркса, Энгельса и Ленина. Теперь же, спустя пять лет после противостояния калининградской общественности сносу памятника архитектуры, областные власти намерены его взорвать, писал Нисневич.

«Мы его взорвем»: как глава области и писатель спорили о судьбе Королевского замка

Когда текст был закончен, журналисты поехали собирать подписи под ним к архитекторам и писателям. Под письмом в «Литературную газету» среди прочих стояла подпись участника штурма Кенигсберга. При этом подписывать статью своими именами журналистам в «Литературной газете» не рекомендовали, чтобы не облегчать жизнь обкому. В противном случае его руководители могли заявить, что статья является провокацией журналистов, и проигнорировать ее.

Статья вышла 20 октября 1965, а через пять дней глава области Коновалов вызвал к себе одного из подписантов — главу областного отделения Союза писателей СССР Валентина Ерашова. Коновалов размышлял так: раз среди подписавшихся есть писатель, значит, он и писал текст. Первый секретарь принялся цитировать Ерашову по справкам КГБ радиопередачу зарубежного радио «Свободная Европа»: «Спасибо господину Ерашову за то, что он выступил в защиту национальной святыни германского народа».

После непростой встречи Ерашов рекомендовал Нисневичу никогда не рассказывать о том, кто на самом деле писал текст. Обком же послал в «Литературную газету» жалобу на то, что они «подбрасывают топливо в западно-германскую реваншистскую кухню».

Собрание

Через несколько лет после публикации власти приступили к активным взрывным работам на территории замка. Последним инструментом борьбы с обкомом за судьбу памятника истории калининградская интеллигенция видела открытое письмо в Центральный комитет КПСС. Архитекторы занялись подготовкой заседания клуба творческой интеллигенции: актеров, писателей, журналистов, преподавателей. Они должны были подписаться под письмом. Нисневич снова взялся писать текст обращения, которое заблаговременно направили в редакцию влиятельной федеральной газеты «Известия».

Накануне 12 декабря, когда должно было состояться заседание клуба, архитектор Владимир Осипов снял на кинокамеру, как начинали взрывать замок. Нисневич вспоминает, что это были очень сильные кадры: на переднем плане находился ветеран войны на костылях, а в некотором отдалении за ним содрогалась от взрыва башня Королевского замка. Потом Осипов вернется в свой проектный институт, положит пленку в сейф (у архитектора был единственный ключ), а когда вернется, пленки там уже не будет.

Зал музыкальной школы на Огарева к моменту начала встречи интеллигенции был заполнен. Под обращением в ЦК поставили под сотню подписей. Писатель Сергей Снегов со сцены заявил, что искусство принадлежит не партии, а народу, и не обкому решать судьбу Королевского замка. «Сознательным разрушением памятников культуры в войну занимались только фашисты, да и то — в войну же!», — пересказывает выступление Снегова Нисневич. Эти слова будут стоить Снегову нескольких лет отказов в печати его книг советскими издательствами.

Один из коллег Нисневича по газете «Калининградский комсомолец» решил склонить колеблющихся участников встречи к подписанию письма, сказав, что обращение уже подготовлено к печати в «Известиях». Об этот тут же сообщили Коновалову, и он по партийной линии добился, чтобы гранки набранной статьи рассыпали.

Фундамент Королевского замка, 2019 год. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

В проработке


Первый секретарь обкома имел огромную власть по сравнению любым калининградским губернатором в постсоветской время, отмечает член калининградской общественной палаты Соломон Гинзбург, успевший поработать депутатом в советское время. Глава области мог прямо «ставить задачи» силовикам. Кроме того, партия играла ведущую роль в жизни страны, зафиксированную в Конституции. Соответствующий статус имел и ее областной руководитель. Поэтому противостояние с Коноваловым дорого стоило его участникам.

Сразу после собрания интеллигенции власти начали давить на подписантов неопубликованного обращения — требовали отозвать подписи. Давили на больное: актрисам обещали не дать роль, художникам — запретить выставку, остальным — не дать квартиру. Многие ломались. Глава калининградского телевидения заявил, что во время встречи был страшно пьян и не знал, что подписывает. Нисневич вспоминает, что телевизионщик действительно выпил в тот день, но совершенно точно понимал, что делает.

Для журналистов «Калининградского комсомольца» борьба за сохранение замка закончилась разгоном редакции. Формально журналистов обвинили по партийной линии в плохой работе и нездоровой обстановке в коллективе. Наказания избежал только один из сотрудников редакции, участвовавший в прозамковой активности. Как потом выяснилось, он был информатором КГБ, вспоминает Нисневич. Для остальных фактически ввели запрет на работу в областных СМИ. Два автора устроились матросами на баржу в рыбном порту, большинство остальных покинули пределы области.

Нисневичу друзья-рыбаки нашли вакансию инженера по технике безопасности в союзе рыболовецких колхозов, но скоро стало понятно, что обком не даст журналисту получить и эту работу. Друзья Нисневича начали готовить жалобу на злоупотребления обкома в ЦК КПСС (тогда они были более эффективны, чем сейчас письма на имя президента РФ). Но здесь опять свое дело сделали стукачи, и, узнав о подготовке жалобы, секретарь обкома по идеологии позвонил в союз колхозов и настоятельно рекомендовал все-таки взять Нисневича. Изгнание автора писем в защиту замка из региональной журналистики продлилось десять лет.

Пропагандист


Николай Коновалов родился в семье крестьянина-бедняка в Вятской губернии. Первой его работой, указанной в биографиях, стала должность «пропагандист уездного комитета». Затем он заведовал пропагандой в райкоме и к 29 годам стал первым секретарем райкома в Удмуртии. В анкете о знании языков Коновалов писал: «Удмуртский — свободно, французский — слабо».

В Калининградскую область Коновалова перевели из аппарата Центрального комитета партии. Здесь он любил ссылаться на свои связи в ЦК и подчеркивал взаимодействие с Центральным комитетом во время совещаний. Ходили слухи, что своим авторитетом в ЦК Коновалов был обязан родственным связям по линии жены.

 
Николай Коновалов, Фото — ГАКО Соломону Гинзбургу, когда тот трудился в команде первого постсоветского главы региона Юрия Маточкина, работавшие с Коноваловым чиновники рассказывали о его жесткой манере вести дела. «Он людей не унижал, а растаптывал. Людей со слабой психикой такие руководители, как Коновалов, могли довести до суицида. Так что я даже удивляюсь, что хоть кто-то приехал к нему на похороны из Калининграда», — вспоминает Гинзбург. Резкой манеру общения Коновалова называет и последний первый секретарь калининградского обкома Юрий Семенов, тесно сотрудничавший с человеком, дольше всех правившим областью.

Коновалов не сильно любил публичность и большинство решений принимал лично или узким кругом, вспоминает Семенов. Нисневич вспоминает, что помимо идеологической работы Коновалова сильно интересовало разве что сельское хозяйство, которому он уделял колоссальное внимание.

При Коновалове в калининградском обкоме стало значительно больше бумаг и бюрократии. Для бюрократии требовалось много места. Уничтожение уцелевших частей Королевского замка увязывалось обкомом с необходимостью строительства масштабного советского задания и перевода в него обкома во главе с Коноваловым. Первый секретарь обосновал запуск «стройки века» тем, что здание на Дмитрия Донского находится в крайне ветхом и аварийном состоянии. «Ветхое и аварийное» здание в итоге оставалось домом для всех глав области, работавших после Коновалова, а Дом Советов так и не построили.

Сначала стройка шла медленно из-за дефицита конструкций, изготавливаемых по индивидуальному проекту, а потом начались проблемы с финансированием — и высоту здания решили сократить с 28 до 21 этажа. Построить объект в плановые сроки не успевали, а потом, в 1984 году, через 14 лет после начала стройки, 77-летний Коновалов вышел на «почетную пенсию» в Комитет партийного контроля при ЦК КПСС. Во второй половине 1980-х было решено остановить строительство Дома Советов в связи с экономией денег для строительства жилья.


Фундамент замка и недостроенный Дом Советов, 2019. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»


***

«Я думаю, мы никогда не узнаем ответа на этот вопрос. Чем ближе к современности, тем больше они кивали друг на друга», — отвечает Соломон Гинзбург на вопрос о том, чьим было решение о сносе Королевского замка: персонально Коновалова или московского аппарата.

Юрий Семенов убежден, что Коновалов просто выполнял федеральную директиву. Борис Нисневич парирует, что убедительных документальных доказательств участия Москвы в сносе Королевского замка нет. Гинзбург же считает, что взрыв «места силы» трофейного Кенигсберга, вероятно, был совместным решением: «Понятно, что это было варварство, но это было идеологически обоснованное варварство».

О роли Москвы в сносе замка мы знаем только со слов того самого единственного калининградца, приехавшего на похороны Коновалова, — его помощника Николая Иванова. Якобы в рамках визита в Калининградскую область председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин, глядя на Королевский замок, в присутствии Коновалова заметил: «Этот гнилой зуб пора вырвать. А на его месте построить современное здание!».

Это воспоминание было удобным для оправдания действий Коновалова, но не смогло повлиять на их оценку людьми, пришедшими ему на смену. Спустя почти 40 лет после взрыва замка губернатор-«государственник» Георгий Боос назовет «варварским вандализмом» уничтожение уцелевших частей замка. Его последователь Николай Цуканов заложит в бюджете госгарантии для инвестора, который должен был частично восстановить исторический объект. Хороший знакомый Цуканова, архитектор Артур Сарниц предложит взорвать Дом Советов и создаст компанию для восстановления Королевского замка. А потом место Цуканова займет тридцатилетний москвич Алиханов, при котором начнут замазывать слово «Königsberg» на торте калининградской компании во время выставки в Германии, а сам молодой технократ, как и Коновалов за полвека до него, заявит, что Дом Советов больше подходит его правительству, чем немецкое здание на Дмитрия Донского 1.

При подготовке статьи использованы материалы научных работ Марины Клемешевой «О судьбе Королевского замка» (2000) и «Первые впечатления переселенцев о новом крае» (2003), цикла статей «Они были первыми» Светланы Суховой (1998), книги «Первые секретари…: документы и материалы о деятельности партийных руководителей Калининградской области и Калининграда в 1947-1991» (2002) и автобиографической книги Бориса Нисневича «Свет моей памяти» (2018).

Текст: Вадим Хлебников

Замок Кенигсберг (Konigsberg Castle)

                                     

2.2. История замка. Средневековье. (The middle ages)

Замок был выстроен из дерева на месте прусского городища Twangste и на протяжении XIII века неоднократно подвергался нападениям восставших пруссов и литовские войска. замок был основан в январе 1255 года как деревянной конструкции, а спустя два года началось строительство кирпичного замка — замок служил резиденцией Маршала Тевтонского ордена и был центр сбора, рыцарских походов в Великое Княжество Литовское в XIV века. С 1457 по 1525 (Год 1525) замок был резиденцией Великого Магистра Ордена.

Продолжение строительства в XIV века. В отличие от существующего порядка строительства, здание монастыря был построен не рядом с передней части крепости, так называемого форбург, отделенный рвом, а внутри основного укрепления. восточной части ранее принадлежал епископу, стал входной части замка, и служил, кроме того, для хозяйственных целей. основные укрепления, которые имели вытянутую форму с запада на Восток прямоугольника, занимали целое плато горы. наружное оборонительное сооружение состояло из двойного кольца каменных стен с Пергама проход между стенами вальных укреплений, в то же время место захоронения рыцарей-монахов, между ними, с девятью выступающими башнями и четырьмя угловыми башнями — два на севере и два на юге. из этих башен до современности сохранились только восьмиугольная башня Haberturm на северо-восточном углу каменная стена сохранилась как позже наружной стене перестроено южное крыло и нижние этажи главной замковой башне замка, башни которого возвышались над Южной пергамы. В качестве охранника и колокольню венчает весь ансамбль крепости был построен в конце XIV века. Внешних укреплений принадлежала и впечатляющие габариты башни Dancker, возвышается на юго-западном углу на четырех каменных опорах через ров и связанных с крепостью работает.

Здание во дворе крепости, примыкающей к внутреннему кольцу крепостной стены: больница и приют для ветеранов в возрасте от заказа — germanyrmany Firmarie, а также большой сарай и другие сооружения. В западной части большого двора возвышался замок — Конвенции здание, Conventios. С трех сторон он был окружен двором, но не был отделен от него стеной и рвом. в нем содержатся все его четыре крыла все важные для крепости помещения, прежде всего посвященную Деве Марии капеллу и трапезной. В центре двора находился колодец. Germanyrmany и Conventios были соединены подвал-туннель под крепостной двор и переходным мостиком над ним. когда я переехала Hohmeister в Мариенбурге в 1309 году была произведена реформа управления заказами, а Кенигсберг стал резиденцией ордена Маршал, затем поверх больших погреба, впоследствии, вместо прославленного вина торгового предприятия «Blutgericht» «Кровавый суд» — средневековое название уголовного суда, построили так называемый маршальский дом с жилыми и офисными помещениями для Маршалла и его клерки. но когда в 1457 году в помещениях, принадлежащих Hohmeister, то весь корпус получил название gomasterkey крыло поздно. он находится в Восточно-Прусской высшее должность: суд бюджет, Министерство, дом военной и государственной собственности, государственных архивов. В последние годы перед разрушением были выставки-коллекции публичной библиотеки Кенигсберга.

Калининград как Кенигсберг. Между Россией и Европой

Подкаст «Вавилон Москва», цикл тревел-архива «Далеко от Москвы». Это путешествие произошло в сентябре 2002 года, но мало что за эти годы по смыслу изменилось в городе и регионе, который связан с историческим прошлым Восточной Пруссии и с военно-морским флотом России, близостью погранзоны и возможностью (до коронавируса) безвизовых поездок в Польшу. Разве что достроен православный собор, осуществлен амбициозный план по установке самого большого в Европе органа в Кафедральном соборе и появился богатый, стилизованный под немецкую старину квартал на набережной реки Преголи. Противоречия между консерваторами и европейски ориентированной общественностью продолжаются в форме нелепой, но истерично-агрессивной борьбы неопатриотов с «ползучей германизацией». Центр современного искусства три года назад сделал грандиозную научную конференцию «Прощай, оружие?». Конкурс органной музыки имени Таривердиева в следующем году отметит свое 20-летие. Теперь к нему присоединился ежегодный фестиваль, который называется ORGAN+ , он сегодня начал трансляции из Кафедрального собора.

Вера Таривердиева, музыковед, президент Фонда М. Таривердиева:

Калининград. Могила Иммануила Канта у стен Кенигсбергского Кафедрального Собора.

…Меня отвозили в гостиницу, и мы заехали на остров, где находится кафедральный собор Кенигсберга. Была зима, все было заледеневшее вокруг, город был совершенно пустой, и я почувствовала, что в этом городе живет Иммануил Кант, я почувствовала, что это тот самый город. Какой-то взнос, что называется, в конкурс делают разные люди, и это признак определенной ментальности. Мне один человек, который помог мне сделать первые шаги в этом городе, сказал: «Я хочу, чтобы в этом городе был именно этот конкурс». Мало кто знал, что Михаил Таривердиев писал музыку для органа. Он написал три концерта для органа, симфонию для органа о Чернобыле, цикл хоральных прелюдий. Этот репертуар очень нужен нашим органистам. Когда они приезжают на Запад и играют Баха, их упрекают в том, что они играют Баха с акцентом. А это наша отечественная музыка, и никто их не упрекнет в том, что они ее неправильно произносят.

Самый большой в Европе орган в Кёнигсбергском Кафедральном соборе.

Ганс Дюфик, издательство «Сикорски»: Отличие органной игры между Западом и Востоком уменьшается. Это связано с контактами. Важно, что русские органисты приезжают на Запад, учатся, встречаются с коллегами. Такой конкурс в России помогает, чтобы возникли новые встречи между западными органистами и русскими. У нас на Западе есть долгая и хорошая традиция в области барочной музыки. Орнаменты, динамика – как была барочная традиция во Франции, в Италии, в Германии и так далее. У нас есть больше опыта в этой области, это просто вопрос сближения. Шнитке, Денисов, Щедрин, конечно, Шостакович, Ковалевский, Прокофьев – их произведения все в наших каталогах. Губайдулина, Фирсова, Смирнов, Эшпай.

Органный зал, Светлогорск

Ирина Цейтлина, органист: Органная музыка – это пространственная музыка, как правило, церковная музыка. Ты строишь музыкальное пространство внутри большого собора. Я не могу отозваться о калининградском органе очень тепло. Он не сразу отвечает тебе любовью, с ним надо долго говорить. Любовь не с первого взгляда. Я видела органы гораздо более отзывчивые. Здесь в Светлогорске хороший инструмент «Майер», очень домашний, теплый.

Михаил Романенко, главный настройщик КЗ имени Чайковского: Интонировка, интонация – это голос органа, голос инструмента, который придает ему фирма. И у каждой фирмы свой почерк. У «Ригерклоссов» обычно резкие микстурные высокие регистры, кому-то нравится, кому-то нет. Мой основной орган, на котором я работаю, – это «Ригерклосс» зала Чайковского, поэтому мне калининградское звучание достаточно родное, близкое и милое.

Элемент декора, немецкий дом начала ХХ века

Вера Таривердиева: Первые калининградцы, которые приехали в Кенигсберг, переселенцы, там были люди, которые приехали по заданию партии и правительства, и были люди, которые лишились после войны своего дома, таких крестьян было очень много, например, в Белоруссии. А вот их дети совершенно другие, они действительно европейцы. Это такая российская Европа. Калининград никогда не переставал быть Кенигсбергом в каком-то смысле. Это город, который находится на каком-то разломе, ты чувствуешь здесь борьбу жизни и смерти, когда тело разрушено, а душа есть. Она есть, потому что души не умирают, душа Кенигсберга живет, я ее чувствую.

Елена Фанайлова: В середине 90-х годов Московский проектный институт объектов культуры готовил реконструкцию центральной части Калининграда. Из-за смены градоначальников дело до конца не довели, но главный архитектор проекта Алексей Сержантов серьезно изучил историческую часть Калининграда-Кенигсберга и события более чем полувековой давности.

Замок Кёнигсберга, архивное фото

Алексей Сержантов, архитектор: Когда в 1945-м сюда пришли, город был порушен, за исключением каких-то аристократических кварталов, окружающих центральную часть. Это все осталось нетронутым. Нетронутой осталась даже мебель, потому что эвакуация была до такой степени скорой и быстрой, никто не верил, что уедут из этого города, что никто и не торопился собираться. Аристократическую окраину Кенигсберга заняла публика российская, в коммунальные квартиры превращают особняк, делят его на четыре части. Дом, естественно, каждый красит в свой цвет. Город достался российскому населению, которое обживало его как могло. Скорее всего, портило. Не знали, как жить в таком городе, устроенном, там были все коммуникации, инфраструктура столетиями создавалась. Каналы, шлюзы – это все работает до сегодняшнего дня. Богатый город был, морской, и каждый житель этого города имел возможность привезти себе какие-то экзотические растения, и вот этими деревьями засажены аллеи, они растут у домов, парки создавали какие-то на своей территории. В центральной части каскад прудов существует. Центральная часть была утеряна вследствие налетов английской авиации. Единственный остался чудом не тронутый Королевский замок, но его снесли в советский период, и на его месте был этот райком, горком воздвигнут, который до сих пор не освоен, кубическое здание в центре в самом стоит. На нашей памяти там было конкурсов 10–15, и немцы привлекались, и датчане, и австралийцы, но, видимо, условия этих сделок были неприемлемы для городской власти, и проекты не состоялись.

Каркас немецкого авиаангара, Балтийская коса

B порту мы тоже побывали. Это промышленная зона, и мне казалось, что там видны следы более мощной какой-то культуры. Строились на века, основательно. Все эти набережные до сих пор служат, портовые сооружения, элеватор, все это с германских времен. Стадион. В общем, что там ни перечисли, построено до нас. Нами там оставлены только, наверное, эти вот пятиэтажки, 12-этажки серийные. Нетронутыми оставались города-спутники Кенигсберга. Это владения Восточной Пруссии, дачи Люфтваффе, Геринга.

Елена Фанайлова: Проекты, которыми занимается Калининградский центр современного искусства, традиционными не назовешь. Один из них – под названием «Искусство пыток и казней. Искусство против пыток и казней» – собрал участников со всего мира. Искусствовед Ирина Чеснокова рассказывает, как одна из участниц проекта раскрывала его название.

Ирина Чеснокова, искусствовед: Это польская художница Сузанна Янин. Она представила шесть аудиоверсий различных проклятий, ругательств. То есть слово – это тоже насилие, словом можно убить, словом можно ранить. Вот у нее такая аудиоинсталляция, когда она одновременно включает шесть версий – на английском, польском, немецком, русском, словацком, мата русского, и все это действует на психику, это страшно ведь агрессивно. Это неприятно слышать в быту, а когда это сконцентрировано, и когда это очень лобово, эмоционально ты очень чувствуешь слово.

Военные казармы Пиллау (Балтийск)

Дмитрий Булатов, художник, куратор: Художники, они на то и художники, что решали эту задачу опосредованным художественным путем. Самый показательный пример – это Ванесса Бикрофт, которая выстроила взвод солдат, офицеров, они стояли минут 20, наверное, не шелохнувшись вообще, а она снимала. То есть это вариант видеокамеры как пыточного оружия. Ничего не происходило на экране, просто менялись точки съемки, но видно, что эти офицеры стоят, дышат. Если раньше у нас искусство представлялось в галереях и музеях, в журналах, то сейчас это можно представить везде, вплоть до того, что сделать проекции на облака. В заброшенном цехе, в клубе, на улице, на рынке. Если говорить, как на меня место влияет: в той информационной сфере, где я работаю, границ я не вижу. Место жития никоим образом не влияет на творчество и никоим образом не дает путей реализации. Только внутренняя сила определяет меру творчества, эстетические установки. Здесь мне очень хорошо работается. Информацию я всю получаю регулярно, 20 минут – и на море, пять часов – и в Варшаве. Добраться до Москвы зачастую сложнее, чем до Европы.

Гусев (Гумбиннен), центральная площадь, рядом с литовско-польской границей

Евгений Уманский, арт-директор Калининградского ЦСИ: Мне нравится этот город. Он совершенно ненормальный с точки зрения российскости и в то же время он ненормальный с точки зрения европейскости. Мы сейчас переедем в Гданьск отсюда, тут два часа: нормальный европейский средневековый, местами восстановленный город. В Калининграде этого нет. Вот этот микст, который происходит между культурами, это все проявляется в архитектуре, знаменитые фортификационные сооружения, которые вокруг всего города, и эти ворота, всякие разные… Смешно, наверное, об этом говорить – о какой-то метафизике города, пятьдесят раз про все это говорили. Я скажу о другом – о положении, о политической ситуации, о большом интересе сегодня европейского сообщества. Мы же как бы отрезаны от России, Литва входит в ЕС и в НАТО, Польше тоже, поэтому постоянно какие-то эмиссары из Европы, постоянно какие-то люди из Москвы.

Квартал «Рыбацкая деревня», Калининград

Дмитрий Булатов: Православный собор рядом с Лениным, рядом с рынком. И вот эти два гриба растут. А надо сказать без обиняков, что здесь конфессиональная война развернулась со страшной силой. Везде в России уже официально, что там говорить, православная религия возведена в ранг официоза. Здесь в советские времена ничего такого не было, все пресекалось на корню. Форпост страны, милитаристское, рыбацкое сознание. После этого пошли ростки всякие, а потом грибы такие, монстры. И исторические амбиции через них проглядывают, одна – немецкая амбиция, а здесь – другая амбиция.

Евгений Уманский: Нам ближе мышление европейских кураторов и художников, хотя мы всегда работаем с контекстом. Мечта – реализовать здесь семинар-пленэр, чтобы к нам приезжали кураторы и художники балтийского региона или какого угодно европейского, из континентальной России. У нас Куршская коса замечательная, и там есть орнитологическая станция, которой сто лет, она, естественно, немцами построена, одна из лучших, там впервые начали кольцевать птиц. Наш проект так и называется – «Фрингилла», это с латыни «зяблик», там максимальное количество зябликов в свое время водилось, и так называется станция – «Фрингилла».

Подписывайтесь на «Вавилон Москва» на сайте Радио Свобода.

Слушайте нас на Apple podcasts Google podcasts Yandex music

Дом в Черняховске (Инстербурге), август 2020

Кенигсбергский замок

С двумя мировыми войнами и с течением времени большая часть старого города Кенигсберга была потеряна, и самой заметной архитектурной жертвой, без сомнения, является внушительное и культовое сооружение Кенигсбергского замка, который когда-то стоял на холме с видом на реку Прегель, недалеко туда, где сейчас стоит Дом Советов. Первоначально основанный как деревянная крепость в 1255 году Тевтонским орденом, он заменил более раннее языческое поселение и получил название «Кенигсберг» (Королевский город) в честь могущественного короля Богемии Пршемысла Оттокара II.

Орден быстро превратил его в кирпич и продолжал укреплять в течение следующих 150 лет, чтобы сделать его одним из своих ключевых опорных пунктов, уступающим только Мариенбургу (сегодня замок Мальборк, 130 км к юго-западу в современной Польше). Действительно, когда в 1457 году они были изгнаны из Марейнбурга, они поспешно отступили именно в Кенигсбергский замок. В дополнение к множеству защитных сооружений, включая ров и не менее 13 башен (главная из которых — самое высокое здание в городе на высоте 84 метров), в замке также находились больница, монастырь и лютеранская церковь в его стенах. .

В 1525 году замок стал собственностью нового самопровозглашенного герцога Прусского Альбрехта Бранденбургского и впоследствии стал ключевым административным зданием Прусской империи с церковью, где проходили коронации Фридриха I (18 января 1701 года) и Вильгельма. I (18 октября 1861 г.). К концу своей функциональной жизни в северном крыле замка также находился Прусский музей, но, когда замок стал объектом нападения ВВС Великобритании во время Второй мировой войны, тысячи экспонатов, архивов и книг (а также русские артефакты, разграбленные нацистами) и, как полагают, включает легендарную Янтарную комнату) были потеряны в последующем пожаре и хаотических последствиях.

Однако, несмотря на кровавую бойню Второй мировой войны, стены замка остались в основном нетронутыми и еще два десятилетия оставались среди новых русских жителей города. Однако в 1968 году советские власти окончательно стерли замок с лица земли, заявив, что они избавляют Калининград от постоянного напоминания о прусском империализме и агрессии.

Непристойно то, что стоит на месте Кенигсбергского замка

Калининград, Россия когда-то был столицей Восточной Пруссии Кенигсбергом.Он стал частью России только в конце Второй мировой войны, когда Советский Союз изгнал всех немцев и переделал город в образцовый город советского дизайна.

Довоенное фото Кенигсбергского замка

Одной из главных достопримечательностей Кенигсберга был замок, построенный в 1257 году. Эта очень большая квадратная крепость была построена вокруг внутреннего двора и была значительно расширена и перестроена в несколько этапов между 16 и 18 веками. Среди обычных замков в замке находились большая церковь, общественный музей, содержащий 24 000 экспонатов, а также Кенигсбергская государственная и университетская библиотека. Это было также место, где были коронованы два прусских короля.

Раскопанные подвалы старого замка

Во время Второй мировой войны здесь хранилось много произведений искусства, украденных из России, включая легендарную Янтарную комнату, но к концу войны бомбардировка, осада и нападение союзников превратили весь город в руины, но толстые стены замок все еще стоял, хотя все строение сгорело, без крыши и руин.

Одна подпорная стена — это все, что еще можно увидеть в замке

Останки простояли до 1967 года, когда советские лидеры решили разрушить 700-летнее строение, потому что «оно было напоминанием о Германии и было центром фашизма.Вместо этого 21-этажный Дом Советов задумывался как здание центрального правительства и демонстрировал советскую мощь. Это здание было построено на остатках замкового рва, и болотистая местность создала проблемы для конструкции (в то время как остатки замка были похоронены под новой центральной площадью). Строительство было остановлено в 1985 году (через 15 лет после начала), а экстерьер был окрашен, а окна установлены в 2005 году к 60 Калининграда, 750-летию Кенигсберга и визиту президента России Владимира Путина, но интерьер все еще не закончен и здание никогда не использовалось.

Дом Советов или как его называют местные жители «Монстр»

Когда я осматривал несколько остатков замка, которые можно было увидеть после раскопок в 2001 году (несколько подвалов и одна стена), молодой парень спросил, не хочу ли я совершить виртуальный тур по замку. Я прикинул, почему бы и нет, за 10 долларов, и я рад, что сделал. Он отвел меня в четыре разных места вокруг замка и заставил надеть головной убор виртуальной реальности и наушники. Я увидел неподвижную фотографию на 360 градусов того, как бы замок выглядел, если бы он стоял в сегодняшнем городе под разными углами, в то время как аудиогид рассказывал о замке.Довольно увлекательно, и я рад, что не сразу отклонил предложение парней, как я почти сделал. Жаль, что оригинальные останки замка не были оставлены стоять или восстановлены, но это было советской политикой в ​​то время.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Кенигсбергский замок, Россия


Фотография Кенигсбергского замка — Загружено Conscious — Википедия — lic. под Атрибуцией



Факты о замке:

Место нахождения: Кенигсберг, Германия, Калининград, Россия.
Построен: 1255-1713,
Состояние:
Собственность / Доступ:
Примечания: Замок первоначально был старопрусским фортом, известным как Тувангсте, недалеко от реки Прегель на берегу реки Прегель. важный путевой пункт на прусской территории. Рядом находились три прусских деревни, позже известные как Лёбенихт, Сакхайм и Трагхейм. После завоевания этой территории в 1255 году тевтонские рыцари построили временный деревянный и земляной форт вместо прусского.К 1257 году строился новый каменный замок Орденсбург. Замок был значительно расширен и переоборудован в несколько этапов в течение 16-18 веков. Крепость, позже названная замком, была резиденцией гроссмейстеров Тевтонского ордена, а затем резиденцией прусских правителей. Британская энциклопедия 1815 года упоминает «великолепный дворец, в котором находится зал длиной 83,5 м и шириной 18 м без опорных колонн, а также красивая библиотека. Готическая башня замка очень высокая (100 м) и имеет 284 ступеньки. наверх, откуда видно большое расстояние ».Это обширное здание, окруженное большим четырехугольником и расположенное почти в центре города, раньше было резиденцией Тевтонского ордена. Он был изменен и расширен с 16 по 18 века. В западном крыле находилась Шлоркирхе, или дворцовая церковь, где Фридрих I был коронован в 1701 году и Вильгельм I в 1861 году. На стенах и колоннах красовались гербы членов Ордена Черного Орла. Над церковью находился московский зааль длиной 83 м и высотой 18 м, один из самых больших залов Германского рейха.До конца Второй мировой войны апартаменты Гогенцоллернов и Прусский музей (северное крыло, нем. Prussia-Sammlung) были открыты для публики ежедневно. Помимо прочего, в музее было представлено 240 000 экспонатов из прусской коллекции, коллекции Кенигсбергской государственной и университетской библиотеки, а также множество картин художника Ловиса Коринта. В 1926 году Фридрих Ларс руководил раскопками во дворе замка. Во время Второй мировой войны здесь хранились различные трофеи русского искусства, возможно, включая части Янтарной комнаты.Здесь же размещалась обширная коллекция провинциальных архивов. Также в замке располагалась винная таверна Blutgericht. Изображение Ганса фон Сагана использовалось в качестве флюгера замка. После бомбардировки Кенигсберга Королевскими ВВС во время Второй мировой войны в 1944 году замок полностью сгорел. Тем не менее, толстые стены смогли выдержать бомбардировки с воздуха и советскую артиллерию, а также городские бои в апреле 1945 года, благодаря чему руины замка остались стоять.В значительной степени разрушенный Кенигсберг стал частью Советского Союза и был переименован в Калининград в 1946 году. Калининград должен был быть восстановлен как образцовый город на развалинах Кенигсберга, без напоминаний о немецком прошлом. Леонид Брежнев впоследствии приказал утилизировать остатки замка, чтобы они больше не служили напоминанием о «прусском милитаризме». Несмотря на протесты студентов и интеллигенции из Калининграда, руины замка были взорваны по личному приказу Брежнева в 1968 году. Однако руины соседнего Кенигсбергского собора, в том числе гробница Иммануила Канта, остались стоять, а в конце 1990-х — начале XXI века были перестроены и отреставрированы.

Кенигсбергский замок Ссылки:

Кенигсбергский замок в Википедии



Политика конфиденциальности | Политика использования файлов cookie | GDPR

немецких церквей Калининграда будут в руинах в течение 5 лет Euromaidan Press

Кенигсбергский замок

Под редакцией: А.№

Историческая справка : Территория Калининградской области России была восточно-прусской провинцией Германии (столицей которой был древний город Кенигсберг, основанный в 1255 году) до 1945 года, когда он был завоеван Советским Союзом и присоединен к нему. Большая часть его немецкого населения была убита или бежала на запад в то, что впоследствии стало Западной и Восточной Германией в последние месяцы войны. Оставшиеся этнические немцы были изгнаны между 1944 и 1950 годами. Иосиф Сталин заселил аннексированную территорию этническими русскими, которые с тех пор составляют большинство этнической группы.В административном отношении территория была добавлена ​​к Российской Советской Федеративной Социалистической Республике, хотя не имеет с ней наземной связи. Географически он окружен Польшей на юге, Литвой на востоке и севере и Балтийским морем на западе.


Старая гравюра Кенигсберга

133 немецких церкви в Калининградской области, многие из которых являются незаменимыми культурными сокровищами, будут в руинах в течение пяти лет, по словам главного архивариуса региона, в результате передачи контроля над ними Русской православной церкви и неудачи. Правительства России из-за кризиса выделить средства на их восстановление.

Анатолий Бахтин, историк, возглавляющий Калининградский государственный архив, говорит, что эта трагедия продолжается, одна из этих церквей была разрушена артиллерийским огнем во время недавних российских военных учений (newizv.ru/culture/2015-01-15/213102 -историк-и-главный-архивист-государственного-архива-калининградской-области-анатолий-бахтин.html).

По его словам, причины этой катастрофы несколько сложны. В 2010 году региональное правительство передало контроль над этими церквями Русской православной церкви, чтобы не допустить попадания этих церквей в руки протестантов или католиков, а также в качестве агента государства по их восстановлению.

Русская Православная Церковь ожидала массивного государственного финансирования, но экономический кризис положил конец любой возможности этого, и передача этих церквей из неопределенного владения Московской церкви означала, что фонды на реставрационные работы из Германии почти полностью иссякли, а комбинация, которая осуждала они приходят в упадок из-за отсутствия местных собраний.

«Даже те церкви, которые в 2010 году все еще находились в отличном состоянии, сегодня выглядят жалко», — говорит Бахтин, в чем следует винить многих, помимо российского государства и церкви.Еще одним фактором является то, что в России нет специалистов по готической архитектуре; Те, кто разбирается в церковной архитектуре, знают только о православных постройках.

По словам архивариуса, сейчас, кажется, нет никакого способа предотвратить разрушение этих церквей. Нет денег, нет прихожан, нет домашних специалистов. Следовательно, «все рухнет в течение следующих пяти лет, независимо от того, кому принадлежат эти объекты культурного наследия».

И этому печальному исходу способствуют и простые жители области, продолжает Бахтин, своим «варварским отношением».Многие из них крадут кирпичи из этих церквей, а другие используют их как мусорные свалки. Поскольку ситуация настолько ужасна, говорит он, тем, кто хочет их посетить, лучше сделать это сейчас, потому что в кратчайшие сроки они превратятся в руины. .

Под редакцией: А. Н.

Приятно читать «Евромайдан Пресс»? Станьте покровителем и помогите нам привлечь еще больше читателей со всего мира!

Быть меценатом — значит, заботиться о качественной независимой журналистике, верить в независимую и демократическую Украину, а любить смотреть глубже.Вы также можете проголосовать за будущие статьи, предложить темы, а поддерживать связь с командой.

Всего за одну чашку кофе в месяц вы можете помочь нам оставаться на плаву и делать больше.

Стать покровителем >>>

Связанные

Теги: международный, Калининград, Кенигсберг, Россия

Дом Советов с привидениями обретает новую жизнь

КАЛИНИНГРАД, Россия — Евгения Квасова была еще молодой, когда увидела нечто похожее по дизайну на гигантскую голову, возвышающуюся в центре ее города, на самой западной окраине России.

«У меня дурной глаз каждый раз, когда я выхожу из дома», — сказала 62-летняя г-жа Квасова, имея в виду оскорбительное сооружение — Дом Советов, в котором действительно есть множество балконов-глаз, которые смотрят с его фасадов. .

Даже архитекторы, которые восхищаются оригинальным, смелым дизайном в сочетании модернистского и бруталистского стилей, признают, что Дом Советов не оправдал своего обещания как символа контроля Советского Союза над бывшими немецкими землями, захваченными во время Второй мировой войны.

Вместо этого здание стало символом изъянов советской системы, поскольку некачественная конструкция и структурные дефекты означали, что его никогда нельзя будет заселить.

Теперь, 42 года спустя, губернатор области объявил, что Дом Советов окончательно рухнет. Снос запланирован на весну.

Но само его уродство сделало его странно любимым молодым человеком в городе, который воспринял это здание как причудливую эмблему своего дома и Советского Союза, о котором они никогда не знали из первых рук.

«Это как памятник Советскому Союзу, который мы должны сохранить», — сказала Евгения Кряжева, официантка в немецком ресторане «Тётка Фишер», окна которого выходят на Дом Советов. «Мне не нравится, как это выглядит», — признала она. Но «людям нравятся вещи с дефектами. Это некрасиво, но это наше «.

Калининград, симпатичный портовый город, где чайки кружат над широкими центральными площадями и домами с крутыми крышами, выстилающими зеленые переулки, когда-то был немецким и известен как Кенигсберг, центр власти в Восточной Пруссии, поскольку этот регион был известен.

После того, как Советский Союз захватил территорию у нацистов во время Второй мировой войны, около 80 процентов построек остались в руинах. В 1960-х годах советские власти, намереваясь очистить Калининград от его немецкого наследия, взорвали сохранившуюся часть готического замка, чтобы освободить место для Дома Советов.

Строительство началось десятью годами позже. Здание напоминает голову, потому что оно задумывалось как штаб.

Выступающие балконы — это глаза, над которыми вырисовывается огромная мозговая оболочка офисных помещений, предназначенных для функционеров Коммунистической партии, которые будут руководить экономикой.Они так и не заселились из-за недостатков конструкции.

Критики говорят, что эта концепция не что иное, как благоухание авторитаризма. Местные жители прозвали его «Голова робота». Кроме того, здание так и не было завершено. Дождь просачивался внутрь. Заболоченный бетон вздулся, и его блоки отвалились. Какое-то время рыночные торговцы хранили товары в заброшенных помещениях. Никто никогда не использовал его как офисное помещение.

Но даже в постсоветский период местные органы власти уклонялись от политически опасного шага по сносу пустого здания, потому что это, по сути, означало бы признание ошибки в советских усилиях по замене культурного наследия Германии.

Итак, Дом Советов пошел на посев. В наши дни ветер свистит сквозь разбитые и отсутствующие окна. Во время недавнего визита две косматые злобные сторожевые собаки злобно лаяли за штормовым забором.

«На самом деле, лучше бы они построили что-нибудь другое», — размышлял Алексей Леванюк, стоя у припаркованного фургона, глядя на здание, как будто впервые его замечая. «Это действительно ужасно. Но он здесь так долго, что мы все к нему привыкли.

Честно говоря, здание, построенное по образцу футуристического Национального Конгресса в столице Бразилии Бразилиа, включено в несколько антологий выдающихся модернистских проектов и вызывает восхищение у некоторых архитекторов во всем мире.

С годами судьба заброшенного Дома Советов переплеталась с конкурирующими представлениями о будущем самого Калининграда, российского эксклава, зажатого между Польшей и Литвой.

В постсоветский период президент Борис Ельцин выдвинул концепцию российского Гонконга, банковского и инвестиционного центра, открытого для Европы.

В это время возникли планы снести Дом Советов и восстановить Королевский Кенигсбергский замок как символ восприятия немецкого прошлого и европейского будущего и привлечения туристов. Президент Владимир Путин даже поддержал эту идею в начале своего пребывания в должности.

Тогда «у нас были утопические видения», — сказал Александр Добральский, юрист и сторонник лидера оппозиции Алексея Навального, который, как и другие либералы, выступающие за интеграцию Калининграда с его европейскими соседями.

После того, как отношения с Западом испортились из-за украинского кризиса, Польша отменила безвизовый режим для жителей Калининграда, поскольку этот регион стал угрожать безопасности. Бывший американский советник по национальной безопасности Роберт О’Брайен назвал российский эксклав «кинжалом в сердце Европы».

Москва разместила в регионе ядерные ракеты «Искандеры». К югу от города находится одна из новых «горячих точек» безопасности Европы — Сувалкский пролив шириной 64 мили между Калининградом и Беларусью, единственный наземный маршрут Организации Североатлантического договора из Западной Европы в страны Балтии.

Внутри Калининграда националистические группы начали выступать в защиту нелюбимого Дома Советов, несмотря на его недостатки. Здание демонстрирует «нашу российскую мощь на бывшей немецкой земле», — заявила одна из таких групп, Русское общество.

Но на самом деле никогда не становится ясно, как эта сила будет использоваться.

«Мы либо передовая позиция для военных, либо база для ракет, либо ворота в Россию для Европейского Союза», — для торговли, — сказал Петр Черненко, председатель союза архитекторов Калининграда. «Вы не можете быть обоими».

Однако некоторые видят в этом здании важное напоминание истории.

Максим Попов, 40 лет, графический дизайнер, вел оживленный бизнес по продаже сумок и футболок с изображением Дома Советов, иногда с причудливыми частями тела, такими как ноги и руки под головой.

«Дом Советов был построен как символ победы над нашей историей», — сказал г-н Попов. «Но если мы разрушим его, как замок, то действительно ли мы извлекли уроки?»

Итак, каков план сейчас?

Губернатор Антон Алиханов, объявивший о сносе в ноябре прошлого года, пообещал на его месте, как он выразился, «новый Дом Советов». Это будет почти копия, но с той разницей, что на этот раз она будет работать. «Он будет реконструирован», — сказал он в интервью.

Новое здание будет построено на первоначальном фундаменте, будет иметь такую ​​же высоту и размеры, а также будет иметь аналогичные архитектурные мотивы, сказал он. Сантехника, лифтовые шахты и другие инженерные элементы будут современными. По его словам, это не будет точная копия.

«Мы не можем оставить это место пустым, — сказал он. — До прихода немцев здесь были прусские города. Затем пришел Тевтонский орден и построил замок. Когда мы завоевали землю, появилась советская символика. Теперь пришло новое время, новая Россия, должны появиться новые символы.

Но он сказал, что может сохранить название — Дом Советов. «Брендинг важен, — сказал он.

Вадим Чалый, профессор философии Балтийского федерального университета, сказал, что это отличное решение городской проблемы Дома Советов, возникшей несколько десятилетий назад.

«Теперь они хотят снести его и поставить вместо него копию», — сказал г-н Чалый. «Именно это и происходит с нами. Им нужна копия Советского Союза во многих смыслах, но с некоторыми изменениями. Более современная версия.»

Калининград | История, карта и достопримечательности

Калининград , ранее немцы (1255–1946) Кенигсберг , Польша Крулевец , город, морской порт и административный центр Калининградской области (область), Россия. Обособленный от остальной части страны, город является эксклавом Российской Федерации. Калининград расположен на реке Преголя, выше по течению от лагуны Фришес. Ранее столица герцогов Пруссии, а затем столица Восточной Пруссии, город был передан Советскому Союзу в 1945 году по Потсдамскому соглашению.

Кенигсбергский собор, Калининград, Россия.

© Игорь Долгов / Dreamstime.com

Старый город Кенигсберг («Королевская гора») вырос вокруг крепости, построенной в 1255 году тевтонскими рыцарями по совету Пршемысла Отакара II, короля Богемии, в честь которого и возникло место был назван. Его первое место было недалеко от рыбацкого городка Штайндам, но после его разрушения пруссаками в 1263 году оно было восстановлено недалеко от того места, где сейчас находится город. Кенигсберг получил гражданские привилегии в 1286 году и вступил в Ганзейский союз в 1340 году.С 1457 года он был резиденцией великого магистра тевтонских рыцарей, а с 1525 по 1618 год — резиденцией герцогов Пруссии. Торговле Кенигсберга сильно мешало постоянное смещение и заиление каналов, ведущих к его гавани, и Первая Северная война (1655–1660 гг.) Нанесла городу огромный ущерб, но к концу 17 века он почти восстановился. . В 1701 году в часовне замка курфюрст Фридрих III Бранденбургский короновал себя первым королем Пруссии — как Фридрих I.В 1724 году Прусский Фридрих Вильгельм I объединил близлежащие Лёбенихт и Кнайпхоф с Кенигсбергом в единый город.

Кенигсберг сильно пострадал во время наполеоновских войн и был ареной обсуждений, которые привели к успешному восстанию Пруссии против Наполеона. В XIX веке открытие железнодорожной сети в Восточной Пруссии и России дало новый импульс развитию торговли города, сделав его основным источником таких основных продуктов питания в России, как зерно, семена, лен и конопля.При Пруссии, а затем Германии город был после Киля главной военно-морской базой на Балтийском море и ключом к защите восточной границы. Его современные укрепления были начаты в 1843 году и завершены в 1905 году.

Калининград

Кенигсберг (Калининград), гравюра Фридриха Бернхарда Вернера, c. 1750.

Archiv fur Kunst und Geschichte, Берлин

Университет (Collegium Albertinum) был основан в городе в 1544 году герцогом Пруссии Альбертом I как «чисто лютеранское» учебное заведение.Среди его известных профессоров были Иммануил Кант (родившийся в городе в 1724 году), Я.Г. фон Гердер, Ф.В. Бессель и Я.Ф. Гербарт. Университет исчез после советского переворота, но в 1967 году был основан новый Калининградский университет.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Город был безуспешно осажден русскими во время Первой мировой войны. Однако во время Второй мировой войны он был фактически разрушен Красной армией после двухмесячной осады, закончившейся в апреле 1945 года.В руинах остались собор 14 века, величественный замок, построенный тевтонскими рыцарями, и старый университет. Вместе с крайним северным сектором Восточной Пруссии Кенигсберг затем перешел под суверенитет СССР. Новый город, переименованный в Калининград в 1946 году, был перестроен и сосредоточен на северо-западном пригороде Кенигсберга и стал крупным промышленным и торговым центром, связанным между собой. 20-мильный (32-километровый) углубленный канал к форпорту и военно-морской базе на Балтике под названием Балтийск.Все немецкое население было выселено в 1947 году и обосновалось в Западной и Восточной Германии. Сотни тысяч новых поселенцев, в основном из России и Беларуси, были наняты для проживания в городе, что помогло превратить городской пейзаж в мозаику старых немецких зданий и достопримечательностей, включая место захоронения философа Иммануила Канта, памятник драматургу и артисту. поэт Фридрих Шиллер, несколько готических соборов и советские постройки, такие как многоэтажные жилые дома, построенные в десятилетия после Второй мировой войны.Город был закрыт для иностранцев до 1991 года.

Значительная часть местного населения занимается челночной торговлей одеждой и обувью, приобретенными в Польше. В городе есть рыболовная, машиностроительная, деревообрабатывающая, машиностроительная и целлюлозно-бумажная промышленность. Для стимулирования инвестиций в Калининграде была создана особая экономическая зона, освобождающая от уплаты таможенных пошлин большую часть импортируемых и экспортируемых товаров. Транзитное сообщение между Калининградским эксклавом и остальной частью России осуществляется через Литву и Беларусь.Поп. (2010) 431 902; (2016 г.) 459 560.

ⓘ Энциклопедия — Кенигсбергский замок

1. История

Замок первоначально был старопрусским фортом, известным как Тувангсте, недалеко от реки Прегель, на важной путевой точке на территории Пруссии. Рядом находились три прусских деревни, позже известные как Лобенихт, Сакхайм и Трагхейм. После завоевания этой территории в 1255 году тевтонские рыцари построили временный деревянный и земляной форт вместо прусского.К 1257 году строился новый каменный замок Орденсбург. Замок был значительно расширен и переоборудован в несколько этапов между 16 и 18 веками.

Крепость, позже названная замком, была резиденцией гроссмейстеров Тевтонского ордена, а затем резиденцией прусских правителей.

Британская энциклопедия 1815 года относится к «великолепному дворцу, в котором находится зал длиной 83,5 м и шириной 18 м без опорных колонн, а также прекрасная библиотека.Готическая башня замка очень высокая 100 м и имеет 284 ступеньки к вершине, откуда видно большое расстояние ». Это обширное здание, заключенное в большой четырехугольник и расположенное почти в центре города, когда-то было резиденция Тевтонского ордена. Она была изменена и расширена с 16 по 18 век. В западном крыле находилась SchloSkirche, или дворцовая церковь, где Фридрих I был коронован в 1701 году, а Вильгельм I в 1861 году. колонны принадлежали членам Ордена Черного Орла.Над церковью находился московский зааль длиной 83 м и высотой 18 м, один из самых больших залов Германского рейха.

До конца Второй мировой войны апартаменты Гогенцоллернов и северное крыло Прусского музея, Пруссия-Саммлунг, были открыты для публики ежедневно. Помимо прочего, в музее было представлено 240 000 экспонатов из прусской коллекции, коллекции Кенигсбергской государственной и университетской библиотеки, а также множество картин художника Ловиса Коринта. В 1926 году Фридрих Ларс руководил раскопками во дворе замка.Во время Второй мировой войны здесь хранились различные трофеи русского искусства, возможно, включая части Янтарной комнаты. Здесь же размещалась обширная коллекция провинциальных архивов. Также в замке располагалась винная таверна Blutgericht. Изображение Ганса фон Сагана использовалось в качестве флюгера замков.

После бомбардировки Кенигсберга союзниками во время Второй мировой войны в 1944 году замок полностью сгорел. Тем не менее, толстые стены смогли выдержать бомбардировки с воздуха и советскую артиллерию, а также городские бои в апреле 1945 года, благодаря чему руины замка остались стоять.В значительной степени разрушенный Кенигсберг стал частью Советского Союза и был переименован в Калининград в 1946 году.

Калининград должен был быть восстановлен как образцовый город на развалинах Кенигсберга, без каких-либо напоминаний о немецком прошлом. Леонид Брежнев впоследствии приказал утилизировать остатки замка, чтобы они больше не служили напоминанием о «прусском милитаризме». Несмотря на протесты студентов и интеллигенции из Калининграда, руины замка были взорваны по личному приказу Брежнева в 1968 году.Однако руины близлежащего Кенигсбергского собора, в котором находилась гробница Иммануила Канта, остались стоять, а в конце 1990-х — начале XXI века были перестроены и отреставрированы.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *