Жизнь в ливане: стоимость переезда и жизни в Бейруте

Содержание

Откровения советской школьницы в Ливане, отзыв от туриста tinka61 на Туристер.Ру

Признание
пользователей

Ливан Июль 1977

Можно сказать, что путешествовать я начала с младенческого возраста. В раннем детстве не раз жила с родителями за границей, но своей первой, по-настоящему осознанной загранпоездкой считаю каникулы, проведенные в Ливане. Страшно сказать, как давно это было! 1977 год, мне 16 лет, закончив 9-й класс я лечу на целых два месяца к родителям, которые в то время работали в Бейруте. Вот эта поездка и стала для меня сильнейшим потрясением и открытием другой жизни, навсегда врезавшись в память ярчайшими вспышками! Столько лет прошло с тех пор, а помню все, как будто это было вчера! Два месяца в стране — это уже скорее на уровне погружения в ее жизнь!

Вот первая вспышка — я схожу с трапа самолета в нелепом крепдешиновом платье, сшитым моей бабушкой.

У самолета меня встречают родители, они уже полгода здесь, а как изменились за это время! Прибавилось уверенности в себе, лоска, ухоженности! Прямо из аэропорта повезли меня по магазинам, решив, что показывать дочку знакомым в таком виде просто неприлично.

Еще вспышка — вот мы гуляем по центральной торговой улице Хамре! Заходим в маленькие бутички, боже мой, чего там только нет! Кто помнит скудный ассортимент советских магазинов тех лет, поймет мое, близкое к обморочному состояние. Как сейчас помню все свои наряды, купленные мне в Ливане! Носила их буквально до дыр, пока не рассыпались в руках. Помню ощущение полнейшего ступора от изобилия товаров в магазинах. И это несмотря на военные события, хотя, как раз в тот год в Ливане было относительное затишье. Благодаря этому мне и удалось что-то увидеть. Но сначала было знакомство с Бейрутом или «Парижем Востока», как его называли в то время.

Центральная набережная, куда привезли меня вечером родители, поразила скромную советскую школьницу обилием банков, казино и парадом роскошных ливанских женщин. Мы тогда и не знали, что женщина может быть такой ухоженной! Ливанки, в основной своей массе, очень породистые, белокожие, не зря они гордятся, что происходят от финикийцев, умеют со вкусом одеться и себя преподнести. Одна походка чего стоит, как будто не идут, а плывут! Просто загляденье! Сколько же на них было навешено золотых украшений, но смотрелось все это удивительно гармонично!

На набережной продавали вкуснющую вареную кукурузу, а местные мальчишки артистично прыгали в море с Голубиных скал.

Поглазеть на этот спектакль стекалась толпа праздно шатающейся публики.

В Ливане я впервые попробовала кальян, там он назывался наргиле. Этот процесс тоже произвел на меня немалое впечатление. Увидев, как родители запросто курят его на балконе, я упросила их дать и мне попробовать и была необычайно горда этим новым опытом в своей жизни.

В Ливане я впервые искупалась в Средиземном море, и… чуть в нем не утонула! Как-то раз мы поехали на один закрытый пляж Бейрута. В тот день были сильные волны, а пляж был устроен в виде каменной бухты, спускаться куда надо было по лестнице. Волна утащила меня вниз, другая накрыла с головой! Еще бы чуть-чуть и конец! Но мама схватила меня за волосы и вытолкнула на лестницу, а ей помог выбраться какой-то араб, которому она упела крикнуть — «Save me!» Вот такая история, леденящая кровь, приключилась со мной в Бейруте!

И все же, несмотря на этот неприятный инцидент я сполна насладилась там пляжным отдыхом. Почти каждый день шофер отца сначала завозил его на работу, а потом отвозил нас с мамой на Кенгуру Бич, пляж для сотрудников Посольства СССР. Немало приятных часов провели мы на этом чудесном пляже, устраивая заплывы в открытое море! Вода была как парное молоко, можно было плескаться в ней часами!

И весь этот образ жизни, столь чуждый советскому человеку, тоже поначалу казался мне чем-то нереальным и сверхестественным. Ну где это видано в те годы, чтобы за тобой присылали машину с водителем! Но к хорошему быстро привыкаешь, вот и я через несколько дней уже воспринимала это как должное. Это был золотой период в жизни моих родителей! Отец много лет работал в самых разных странах, но Ливан они всегда вспоминают, как самую лучшую свою командировку. Занимая пост директора в страховой международной компании по статусу ему полагался и водитель, и секретарь, и еще много чего! К тому же, как ни странно, и контроля со стороны наших одиозных органов там почти не ощущалось, и можно было свободно ездить по стране. Спустя годы мои родители вернулись в Ливан, уже как туристы, их мучила ностальгия по тем временам!

Считаю, мне очень крупно повезло, что судьба предоставила мне шанс увидеть, как живут ливанцы в своей стране, приобщиться к их образу жизни, понять их менталитет и культуру. В основной своей массе это очень радушный, доброжелательный и культурный народ, хотя и не без хитринки, свойственной восточным людям. Очень образованные, почти все говорили по-французски и по-английски. Женщину ливанцы возводили в культ, окружая своих жен завидным вниманием и заботой! В те времена в Ливане было немало русских жен, которых привезли из Союза ливанские студенты.

Одна семья ливанских банкиров, узнав, что к моим родителям приехала 16-летняя дочь, всерьез стали сватать меня за их сына. По меркам арабов, 16 лет самый подходящий для замужества возраст. Мои бедные родители не знали, как от них отвязаться, не объяснишь ведь, что в этом случае они сразу стали бы невыездными. Ливанцы такого просто не смогли бы понять! Вот так и не состоялось мое сватовство в Ливане!

А вот еще забавный случай из той жизни! Как-то мы с мамой зашли в соседнюю лавку купить арбуз. А там ведь непринято, чтобы женщина сама несла покупки домой. Хозяин лавки, славный ливанец по имени Туфик

и говорит маме — «Мадам, не беспокойтесь, сейчас мой мальчик отнесет Вам арбуз.» И тут выходит тщедушный мальчонка лет семи и маме моей, как истинно советскому человеку, тут же становится неудобно. «Нет-нет, — машет она руками, — не надо мальчика, у меня вот есть девочка, она и отнесет!» И показывает на меня! Мне тут же на руки вываливают здоровенный арбуз, и я стоически несу его домой! Этот случай давно стал нашим семейным анекдотом.

Умопомрачительный запах в ореховых лавках чуть не свел меня поначалу с ума! Фисташки, кешью и огромные корзины с засахаренными фруктами стали для меня очередным открытием в Ливане. Но что меня особенно поразило в Бейруте, так это обувные магазины! Мало того, что выбор обуви был огромный, так еще и сервис умопомрачительный! Продавец вставал перед тобой на колено и собственноручно примерял каждую пару обуви! Это был совершенно новый опыт! Понравилось? Не то слово! Что такое шоппинг я тоже впервые познала именно там! Запомнился армянский квартал Бурж Хаммуд — золотые ряды просто ослепляли!

Сколько же там было украшений, и цены такие доступные! А уж когда и мне купили кое-что из золота, то счастью моему не было предела!

А сколько мы ходили с родителями по ресторанам, все благодаря их друзьям-банкирам с неограниченными представительскими средствами! Помню, поразил меня один ресторанчик в горах! Мы сидели под виноградными лозами, а хозяин заведения метал на стол блюда исключительно из креветок! Это называлось мезе из креветок! А хумус в лепешках, объеденье! Тоже все новые гастрономические открытия! Потом я пробовала и другие блюда ливанской кухни, и настоящее мясное мезе, и шаурму, но тот милый ресторанчик навсегда врезался в память.

Как весело и бесшабашно проводили мы то лето! Весь тамошний образ жизни был так непохож на унылую советскую действительность, что можно было только удивляться, что здесь люди живут совсем по иным законам! Они просто живут и наслаждаются жизнью! Для меня это был самый настоящий шок! Мы ездили на пикники у реки, в гости к арабам в горы. Контроля-то особого не было, со стороны сами знаете кого, вот и можно было позволить себе контакты с местным населением. В доме у сотрудников отца столы ломились от угощений, ливанцы славятся своим гостеприимством. Вспоминаю Мадам Жоржетт, секретаршу отца. Милейшая женщина, долго лечилась от бесплодия, для арабов ведь это целая трагедия, и вот наконец смогла родить сына.

Как хорошо в горах летом, всегда на несколько градусов ниже, чем на побережье! В Ливане и горнолыжные курорты есть! Сочетание пляжа и лыж повергло меня в изумление. Покатался на лыжах, сел в машину и через час уже купаешься в море. Ну не фантастика ли?

Целый калейдоскоп впечатлений получила я в этой маленькй стране. Вот мы идем на Сук, местный рынок.

Торговцы кричат, зазывают, трясут перед нами товаром. Ощущаю себя в сказке из 1001 ночи!

В воздухе витают умопомрачительные запахи жареных орехов, табака, специй и моря. Здесь нужно торговаться, а для меня это в диковинку, я впервые вижу, как происходит этот процесс.

Район Джуния, где высоко над городом стоит огромная статуя Девы Марии, привезенная из Франции в конце 19-го века.

Ливанцы называют ее на французский манер «Нотр дам дю Либан». С подножия статуи открывается захватывающий вид!

Плодородная Долина Бекаа — мы ездили туда собирать виноград, бананы и кактусы.

А на обратном пути обычно заезжали в монастырь и покупали у монахов домашний сыр и вино.

Какой же Бейрут колоритный город, сколько здесь переплелось самых разных культур и религий! Удивительно было видеть соседствующие кресты храмов и полумесяцы мечетей на улицах города.

Три религии в стране — христиане, мусульмане и неведомые нам друзы. Мы, хотя и жили в мусульманском районе, но общались в основном с христианами, самыми цивилизованными и добропорядочными арабами. Видели на окраинах и лагеря палестинцев — грязь, шум, оборванные дети, зрелище не из приятных! Одни проблемы принесли они процветавшему раньше Ливану! За 17 лет войны все разрушили, испоганили! Повсюду стояли бронетранспортеры, военные с автоматами наперевес!

Иногда в нашем районе постреливали, и для меня эти перестрелки превращались в остросюжетные боевики! Мы подглядывали за стрелявшими из окна, хоть это было и небезопасно, но любопытство пересиливало здравый смысл! Так и хотелось крикнуть — «Эй, смотри, вон там за углом прячется враг!» Острейшие ощущения для меня! Уже после моего отъезда разбомбили офис отца. Ужас, остались одни обломки! Его, к счастью, в то время там не было, можно сказать, что родился в рубашке!

Совершеннейшим потрясением стала для меня поездка в Баальбек, древний город и величайший храмовый комплекс Ближнего Востока. Здесь переплелось сразу несколько цивилизаций — финикийцы, эллины, римляне, все оставили свой след!

Самое же выдающееся сооружение Баальбека это Храм Юпитера, построенный римлянами. Из 52 массивных колонн храма сохранились всего лишь 6, но и они еще как впечатляют!

Не удивительно, что храмы Баальбека приписывают к лучшим шедеврам Древнеримской архитектуры. Глядя на это чудо архитектуры ко мне пришло осознание того, сколько же всего в этом мире интересного и неведомого нам!

Думаю, что именно тогда и проснулась во мне страсть к путешествиям!

Ездили мы и в древнейший город Библос, название которого происходит от слова «Библия».

Прямо у входа в Старый город стоит средневековая крепость крестоносцев 12 века. Побродить по крепости и амфитеатру на закате — одно удовольствие!

Что примечательно — люди никогда не покидали это место. Какая интересная история у этой малюсенькой страны, не переставала удивляться я!

И еще, конечно же, знаменитые ливанские кедры, символ страны! За ними надо ехать высоко в горы.

Исполинские кедры поражают своей древностью — их возраст сотавляет около 2000 лет! Оказывается, Венеция была построена на сваях из ливанского кедра, а на кораблях из кедра плавали по Средиземному морю финикийские мореходы, ценившие прочность его древесины. Просто историческое дерево!

Вот такой щедрый подарок преподнесла мне Судьба в 16 лет! Два месяца, проведенные в Ливане, полностью первернули мои представления о жизни и о мире. Именно там я осознала, что надо спешить увидеть этот такой большой и разнообразный мир! Поэтому именно эту поездку я считаю знаковой в своем путешественническом списке!

Крымчанка о жизни в Ливане: «Приехала с самым драгоценным багажом»

Когда я познакомилась со своим будущим мужем, то понятия не имела, что из себя представляет Ливан. Фантазии о «ближневосточной Швейцарии» арабского мира ограничивались пустынными барханами и караванами верблюдов. У тех, кто помнит эту страну в 70-80-е годы прошлого века, наверняка возникает ассоциация «горячей точки» на границе с Израилем. Сегодня в СМИ часто упоминаются военные конфликты в Сирии, но, несмотря на такое опасное соседство, в Ливане всё спокойно.

Однако так было не всегда. Пережившая гражданскую войну и массу разрушений страна стала домом для нескольких тысяч русско-ливанских семей. Как сегодня живется русским женщинам под золотым арабским солнцем и каково быть замужем за ливанцем?

Дела семейные

Не каждой женщине, уезжающей в другую страну, на родину мужа, так повезет со свекровью. Мама мужа, Лариса Львовна, тоже крымчанка. Поэтому — никакого «столкновения культур», разных взглядов на место женщины в доме.

С мужем она познакомилась в Симферопольском медицинском институте. «В студенческие годы я занималась народными танцами, требовалось пройти медкомиссию, — вспоминает она. — В медпункте общежития и увидел меня Нассер. Шел за мной еще две остановки, чтобы сказать: «Девушка, возьмите, пожалуйста, мою больничную карточку, а то я обязательно потеряю». Мы долго жили в Крыму, потом в Харькове». Уехали в Ливан в середине 90-х, уже с двумя детьми. В то время в стране закончилась гражданская война, но разрушений осталось много. Поначалу жили вместе с родителями мужа, его братьями и сестрами в одной большой квартире.

По профессии Лариса Львовна — стоматолог. Чтобы получить разрешение на работу в Ливане, сдала непростой государственный экзамен на английском языке. Открыла свой кабинет и работает наравне с мужем. Говорит, что очень мало русских женщин, которые занимаются только домом.

Похожая история и у брата моего свекра. Он тоже в свое время закончил медицинский, только не в Крыму, а в Запорожье, и привез жену в Бейрут. Как вспоминает Ирина, сначала жить в чужой стране было сложно: «Первое время собирала чемодан почти каждый день. Вечером собирала, утром разбирала вместе с мужем. Он у меня человек терпеливый и понимающий. Больше всего раздражало незнание языка, когда ты не понимаешь, что происходит вокруг. Выучить разговорный арабский удалось за год. Я всё время ходила с блокнотом и записывала арабские слова русскими буквами. В день учила по 70 слов».

Сейчас Ирина работает в салоне красоты и воспитывает четырех дочерей. Все свободно говорят на русском. Что неудивительно, ведь в Ливане в русско-арабских семьях обычно дети владеют 3-4 языками. Арабский — от папы, русский — от мамы, а в школе и вузе преподавание на английском или французском языках.

Вот и подруга Ирины, Наталья из Краснодара, преподает живопись в «Исламском университете» на английском. По ее словам, самое главное, пока молодой — получить как можно больше навыков из разных областей, выучить много языков, ведь никогда не знаешь, что пригодится. С будущим супругом Наталья познакомилась в строительном институте. Вспоминает, как случайно увидел ее на экзамене, а на следующий день пришел знакомиться с родителями и сразу заявил о серьезных намерениях.

«Мой отец был, мягко говоря, удивлен. И чтобы найти общий язык, устроил проверку русским традиционным напитком. Ну, вы понимаете каким? Зато к концу вечера они уже прекрасно друг друга понимали», — рассказала Наталья.

Конечно, не все родители русских невест рады сразу принять в семью ливанца. Отец Ирины год не знал, что дочь вышла замуж за иностранца. Но когда увидел взаимопонимание, заботу и уважение в паре, не стал препятствовать отношениям.

Выбирайте свой путь

Далеко не у каждой русской восточная сказка закончилась «хеппи-эндом». Неоправданные надежды, насилие в семье, долгая адаптация, языковые сложности — лишь малая доля причин, почему всё не сложилось.

В Ливане 18 официально зарегистрированных духовных конфессий. Религиозный брак чаще важнее, чем гражданский, — как для христиан, так и для мусульман. Я встречала русских девушек, которые остались христианками, и тех, кто добровольно принял ислам.

Заставлять менять веру запрещается Кораном. Если вы заключаете брак у шейха, то подписываете «акед коран», другими словами брачный контракт. В нем указывается денежная сумма, которую получит женщина в качестве компенсации, если муж захочет развестись. Количество денег устанавливается обоюдно.

Шейх Ибрагим рассказал как-то мне о случае из своей практики, когда мужчина из религиозной семьи указал сумму 30 тыс. долларов. Развелся через неделю и выплатил половину денег, так как жить с девушкой вместе они еще не начали, но он уже видел ее без платка. Семья невесты от денег не отказалась.

Ливан — светская страна, поэтому и одеваются здесь кто как хочет. На одной улице легко встретить девушку с покрытой головой в закрытой одежде, а рядом — другую, в мини-юбке и топе. Не редки случаи восточно-европейского микса. Ливанки, вроде бы соблюдая каноны религии, носят платок, но в странном сочетании с зауженными брюками или облегающим платьем. Среди моих знакомых русских в Ливане ни у кого проблем, связанных с одеждой, не возникало. Со спа и салонами красоты тоже проблем нет. Я бы даже сказала их слишком много. Для неработающих ливанок такой уход — повседневность. Даже в небогатых домах принято нанимать помощницу по хозяйству с Филиппин, из Эфиопии или Шри-Ланки, поэтому свободные от домашних хлопот женщины занимаются красотой и здоровьем.

Медицина в стране дорогая, но доступная. Страховка может покрывать до 80-90% расходов. В государственных и частных учреждениях страхуют работодатели. Это называется социальным страхованием. Также страховку можно получить, если состоишь в профильной ассоциации (юристов, стоматологов и др.). Малоимущим лечение обеспечивает министерство здравоохранения.

А вот образование в Ливане — удовольствие не из дешевых. В отличие от России, все садики частные, государственных школ мало, а университет, где можно получить образование бесплатно, вообще один.

Обучение в подготовительных классах школы начинается с трех лет. В первый класс ребенок идет в шесть и учится еще двенадцать лет. Минимальная стоимость частной школы — от 1000 $ в год за одного ребенка, а в престижной школе может доходить до 7000 $. Учебники и форма платные везде. Их стоимость зависит от уровня учебного заведения. В Ливане еще нет закона, обязывающего дать каждому ребенку минимальное образование. Это остается на совести родителей. Образование ценится, а профессия учителя или преподавателя считается одной из самых уважаемых и высокооплачиваемых. «Укорениться» в другой стране всегда непросто. Но мне показалось, что именно в Ливане наши женщины осваиваются быстрее, чаще находят свой путь к успеху. Ведь жить весело, задорно, с огоньком в глазах — это талант русских женщин. Которые приехали с самым драгоценным багажом — с любовью.

что нужно знать о Ливане — Forbes Kazakhstan

Фото: © Depositphotos.com/diego.fiore1981.gmail.com

У Ливана – компактной и во всех смыслах комфортной для путешествий страны – тем не менее очень неоднозначная репутация. Трагические страницы новейшей истории в виде гражданской войны и противостояния с куда более мощным Израилем; кровавые теракты; палестинские и сирийские беженцы, составляющие четверть всего населения; район, подконтрольный военизированной группировке «Хезболла»; общая граница с Сирией. Казалось бы, и вправду, лучше от такого места держаться подальше. Но войны закончились, терактов после 2015 года не было (да и случались они не чаще, чем в Европе). «Хезболла» не так страшна, как её малюют, и в целом у нее претензии исключительно к израильтянам, которые в Ливан не ездят. Беженцы живут в лагерях или общинах и стараются вести себя примерно, чтобы не оказаться высланными. Зато для абстрагировавшегося от недавней истории страны и некоторых «особенностей» региона путешественника Ливан может оказаться раем.

При желании его можно пересечь за один день. Только зачем спешить? Государству с историей, насчитывающей восемь тысячелетий, есть чем поразить. И с каждым проведённым здесь днём понимаешь, что есть ещё столько всего, что придётся задержаться дольше запланированного.

Когда въезжаешь в Ливан, первыми в глаза бросаются две вещи – прекрасные дороги и богатые средиземноморские дома, утопающие в зелени. Даже возникает вопрос: а может, это не у них были войны и все остальное? Как это бедное по меркам арабских нефтяных монархий государство умудряется сохранять такой уровень жизни – уму непостижимо.

Ливан вообще стоит особняком в своем регионе: во-первых, какая-никакая, а демократия; во-вторых, лояльное отношение к алкоголю и в целом ко всему мирскому. Арабские кинокомедии made in Lebanon фривольного содержания, причём не только отрицательные персонажи ведут себя так, как обычно не рекомендуется вести себя правоверным. Годы нахождения под контролем Франции оставили местами знание французского языка, а также винодельческие традиции (на мой взгляд, это тот случай, когда ученики превзошли своих учителей). За всеми этими радостями жизни в Ливан устремляется весь суровый, но богатый Ближний Восток, что, вероятно, также пополняет источник ливанского благополучия.

Фото: © Depositphotos.com/lspencer

Бейрут: избежать не получится и не рекомендуется

Столицу и крупнейший город Бейрут вряд ли удастся избежать, так как основные авиа- и морские пути идут к нему. Сам по себе единственный мегаполис Ливана не только приятен и изящен, но и частично сохранил в себе французский колониальный колорит. В целом все туристические места можно осмотреть за два дня. Непременно – площадь Звезды (рядом с ней – башенные часы, дворец Гран-Серайль и собор Святого Георгия, главная церковь ливанских христиан-маронитов) и площадь Мучеников (в память о казнённых во время войны за независимость от Османской империи патриотах). Памятник мученикам изрешечён пулями, и у одной из фигур недостаёт руки – это уже напоминание о недавней гражданской войне. Рядом с площадью находится мечеть Аль-Амина – хоть и совершено новая, но выглядит впечатляюще. Не так далеко – небольшая мечеть Омари, не столь грандиозная, зато 1187 года и возведённая на месте храма Юпитера. Любимое место прогулок столичных жителей – морская набережная, там же можно полюбоваться Голубиными скалами (природной аркой в море, ставшей символом столицы).

Как и во всяком крупном городе, в Бейруте хватает возможностей для тех, кто решит остаться подольше: можно посетить археологический парк, Национальный музей и Музей современного искусства, парочку городских пляжей (хотя это всё же считается не лучшей идеей). Для любителей чего-то эдакого рекомендуется сходить в кварталы проживания палестинских беженцев Сабру и Шатилу, памятные тем, что в 1982 году, после вторжения израильской армии, ливанские христиане-фалангисты устроили там массовую резню палестинцев. Сейчас эти районы выделяются разве что обилием торговли и некоторой запущенностью. Там же, на задворках, находится и братская могила, куда свезли жертв той трагедии. Найти её не так просто – о нахождении напоминает разве что небольшой мемориал с надписью.

Фото: © Depositphotos.com/diplomedia

Конечно, можно делать ежедневные выезды из столицы в другие города. Но общественный транспорт в Ливане работает прекрасно, поэтому будет более разумным (и экономным как по времени, так и по деньгам) остановиться неподалёку. Всего 20 минут – и иная жизнь.

Вдоль побережья с заездом на лыжные трассы

Ливанские городки и посёлки могут плавно переходить друг в друга, так что легко проехать нужный, если не будет ориентира. В 20 минутах от Бейрута на побережье находится Джуния – чрезвычайно уютное место с пляжами и канатной дорогой, ведущей на примечательную гору Харисса. Неподалеку от станции фуникулера будет небольшой район с обилием вывесок и объявлений на русском языке. Объяснение простое: Джуния – популярный курорт с множеством казино, клубов и прочего, в которых работают девушки из СНГ, предпочитающие компактное проживание на основе некогда единой общей родины. Хотя официально все они устраиваются официантками, танцовщицами и стриптизёршами, у властей есть подозрения, что работают эти дамы не только по указанным специальностям.

Фото: © Depositphotos.com/theraja

Там же, на горе Харисса над Джунией, расположен ещё один символ Ливана – статуя святой Девы Марии. И два десятка церквей и монастырей различных конфессий, пусть и не очень старых, зато весьма разноплановых по архитектуре.

Если сделать из Джунии базу, то без заезда в Бейрут из неё уходят два основных ближних направления. Первое – городки Библос и Триполи. Библос считается самым древним населённым городом мира (или по крайней мере одним из таковых). И этим все сказано. Некогда Библос был финикийским портом Библ (то есть к библейским событиям он отношения не имеет), ставшим связным на торговом пути между Египтом и Грецией. Помимо рыцарского замка и впечатляющего архитектурного парка там находятся средиземноморские пляжи и на самом деле лучший рынок сувениров в стране.

В отдалении от Библоса – Триполи, который может показаться на первый взгляд не столь захватывающим. Но только на первый, поскольку это, наверное, самый колоритный, исходя из наших представлений о Востоке, ливанский город, и к тому же без изобилия туристов. Последний момент благоприятно сказывается на ценах и чистоте пляжей.

Из Джунии можно добраться и до огромной двухуровневой пещеры – грота Джейты. Правда, для этого придётся воспользоваться или такси, или организованной экскурсией с автобусом. Мне же понадобилось три часа в одну сторону через городки и деревни со стёртыми между ними границами. На первом этаже пещеры местные Хароны отвезут группу туристов на несколько километров по подземной реке под свисающими сталактитами; на втором позволительно прогуляться почти километр при абсолютно инопланетной подсветке. Один минус – поскольку это, возможно, самая популярная достопримечательность Ливана, придется отстоять очередь и разделить свои впечатления с множеством окружающих.

Набор древностей и пляжей находится и по другую сторону от Бейрута – вдоль моря на юго-запад. Сидон (Сайда) и Сур (Тир) тоже неподалеку от столицы, и оба, кстати, в отличие от Библоса, отмечены в Библии.

Фото: © Depositphotos.com/Anna_Om

Если история и пляжи надоели, есть ещё одно направление – горная область Ливана. В туристических справочниках пишут, что Ливан – та страна, где утром можно покататься на лыжах, а вечером искупаться в море. В принципе, это правда. Есть как минимум шесть более-­менее известных лыжных курортов. До каждого из них из Бейрута можно добраться за час-два в зависимости от транспортной ситуации на дорогах. Только лыжный и купальный сезоны не совсем совпадают, тем не менее с декабря по апрель ради экзотики можно опробовать ближневосточные лыжные трассы. К тому же все они находятся в местах, откуда рукой подать до очередного наследия различных исторических эпох. При этом в самом деле можно вернуться на побережье и погреться на тёплом солнце, но без захода в холодное море.

Под охраной «Хезболлы»

Однако вся пляжно-историческая привлекательность Ливана вместе с гротом Джейта меркнет в сравнении с «жемчужиной» страны, куда, к слову, едет не так уж много туристов (казино и стрип-клубы Джунии принимают куда больше гостей). Баальбек, он же Гелиополис, он же город Солнца. Его история сама по себе займёт несколько страниц описания, что неудивительно для города, которому две тысячи лет. Цивилизации финикийцев, римлян, мамлюков, тюрков и других, а также пришедшие им на смену арабы оставили здесь свои печати, только придётся разбираться – где чьи.

Ещё одна немаловажная деталь в том, что Баальбек находится в долине Бекаа – житнице Ливана и, возможно, всего Ближнего Востока. Помимо овощей-фруктов там произрастает опиум (но им не принято особо хвалиться) и культивируется виноград. Последнее подразумевает производство вина (чем в Ливане гордиться принято), правда, центр виноделия приходится на религиозный шиитский регион. Поэтому вопрос, для чего выращивается виноград – для вина или исключительно для джема, задавать не принято.

Фото: © Depositphotos.com/stefanov764

Так же, как членам неоднозначной организации «Хезболла» не принято препятствовать своим соплеменникам в получении честного и скромного заработка от туризма. Баальбек – ещё и политический и экономический центр «Хезболлы». Однако, как уже говорилось, её раздражение могут вызвать лишь жители Израиля, в то время как туристы из других стран, включая и те несколько, где «Хезболла» признана террористической организацией, спокойно проводят время на подконтрольной территории. Последний известный инцидент произошел в 2011 году, когда в долине Бекаа бойцы «Хезболлы» похитили семерых велотуристов из Эстонии, приняв их почему-то за израильтян. Но по прошествии времени (где-то писали, что потребовалось несколько месяцев) удалось разобраться, и всех отпустили.

Ещё один повод для беспокойства – близость к долине сирийской границы. Однако она довольно плотно охраняется ливанскими военными в содружестве с теми же «воинами Аллаха», которым не улыбается видеть у себя дома «террористический интернационал».

Если отбросить в сторону политичес­кую составляющую Баальбека и его символику в виде флагов «Хезболлы», портретов её командиров и мучеников (футболки и сувениры на эту тему продаются на рынке), то остаётся кусочек мира, сопоставимый с Ангкором в Камбодже, Мачу-Пикчу в Перу и Пальмирой в Сирии (даже в её нынешнем плачевном состоянии). То есть то, что никогда не забудется и к тому же не имеет объяснения.

Фото: © Depositphotos.com/dinosmichail

В первую очередь это то, что Гелиополис размещён на искусственных каменных блоках, самый крупный из которых весит свыше 1500 тонн. На этом фоне терраса из трех плит «Триллион Баальбека», тянущих на 800 тонн каждая, кажется детским весом. На ней же находятся храмы Венеры и Вакха и возвышается хорошо сохранившийся храм Юпитера, самый большой блок которого весит «каких-то» 90 тонн. Вопрос – каким образом всё это удалось переместить – видимо, следует задать предкам или кому-то иному, кто создал это вечное и немыслимое великолепие. «Стены и башни Баальбека – это книга за семью печатями. Не исключено, что много веков назад в Баальбеке обитало племя богов или исполинов. Обычному человеку нашего времени не хватило бы сил для строительства такого храма…» – принято в таком случае цитировать изречение Марка Твена.

Основной символ государства – ливанский кедр – тоже растёт в горной местности. Он и вправду красив, но несколько теряется на фоне других рукотворных и природных чудес Ливана. Их столь много, что необычное и величественное дерево выглядит в таком окружении чем-то совершенно естественным.

Полезные советы

Виза легко получается по прибытии, проблемы могут возникнуть лишь у молодых жительниц бывшего СССР без сопровождения. Дискриминация здесь ни при чём — «спасибо» нужно сказать их предшественницам.

Названия городов, площадей и всего остального в европейском и арабском звучании могут существенно различаться, равно как и в написании. Ливан по-арабски звучит как «Любнан». Так что делайте выводы.

Местные жители очень доброжелательны, однако большинство помимо арабского имеет представление о французском языке и никак не об английском.

Чего не следует делать в Ливане, так это снимать военных и военную технику. Стрелять, скорее всего, не станут: уже привыкли. Однако могут упорно преследовать и потом укорять до тех пор, пока при них не удалишь кадры.

Ливанская кухня по праву считается лучшей на Ближнем Востоке и одной из лучших в мире. Только ради неё страна достойна посещения. Уличная еда не только безопасна, но и вкусна (местные донеры и шаурма не идут ни в какое сравнении с тем, что едим мы).

К сожалению, таксисты, как и в большинстве стран мира, это отдельная нация мошенников, хотя «разводят» в рамках разумного. Остальные ливанцы предельно честны и корректны.

Политическая система и вся жизнь ливанцев заточены на сохранение баланса между тремя религиозными ответвлениями: суннитами, шиитами и христианами различных конфессий. Темы религии и политики в разговорах с местными затрагивать не стоит.

Перед поездкой в Ливан лучше проверить новости, всё же это Ближний Восток…

Ливан: «Жизнь Бейрута перевернулась в мгновение ока»

На фотографии: часы в разрушенной больнице, которые остановились в момент взрыва. ICRC

Взрыв огромной разрушительной силы прогремел в Бейруте неделю назад, а уцелевшие больницы города до сих пор переполнены. Сотни тысяч человек нуждаются в помощи, чтобы вернуться к нормальной жизни.

Надежда обнаружить под завалами выживших стремительно угасает. По подтвержденным данным, при взрыве погибли как минимум 160 человек, более 6000 получили ранения.

Три главные больницы были полностью или частично разрушены. Одна, посещенная МККК на прошлой неделе, так сильно пострадала, что не может принять ни одного пациента. Раньше в ней лечились до 8000 человек в год, и еще до 14 000 ежегодно обращались за неотложной помощью.

«Жизнь бейрутцев перевернулась в мгновение ока, — говорит Басма Табаджа, заместитель главы делегации МККК в Ливане. — Почти половина города серьезно пострадала. Около 300 000 человек лишились крова и нажитого имущества. Город захлестнула волна скорби по погибшим, а тем, кто выжил, требуется огромная поддержка. Многие получили увечья — их жизнь уже никогда не будет прежней. Для других случившееся стало последней каплей: на их долю и так выпало столько тягот, что в одиночку им просто не справиться».

Эта катастрофа стала для местного населения еще одним испытанием, вдобавок к уже имеющимся проблемам. Одна из них — ухудшение экономической ситуации, усугубившейся из-за пандемии COVID-19 и мер по сдерживанию инфекции.

Разрушение порта сильно скажется на стране и регионе в целом, поскольку через него проходило более 80% всего ливанского импорта. За последние 10 месяцев продукты и другие товары и без того резко подорожали (некоторые — более чем на 90%), и есть опасения, что теперь цены продолжат расти.

Деятельность Красного Креста по ликвидации последствий трагедии

Сразу же после взрыва, произошедшего 4 августа, МККК предоставил медицинские материалы 12 больницам в Бейруте и его окрестностях. Мы продолжаем поддерживать эти больницы и нашего партнера, Ливанский Красный Крест, чтобы помочь справиться с колоссальным объемом насущных потребностей, имеющихся у жителей Бейрута.

Лекарств и медицинских материалов не хватает, к тому же нельзя забывать и о психологическом состоянии пострадавших. Мы оказываем психологическую поддержку раненым, поступившим в больницу при Университете им. Рафика Харири, и будем предоставлять услуги по физической реабилитации получившим повреждения людям.

МККК начал поставлять продуктовые наборы местной организации, помогающей тем, кто остался без крыши над головой. Примерно четверть миллиона человек потеряли свои дома, у многих других жилье сильно пострадало.

Сотрудники МККК оценивают ущерб, нанесенный жилым домам, а также объектам электро- и водоснабжения. Вместе с Ливанским Красным Крестом мы помогаем людям искать их пропавших без вести близких.

Чтобы помочь удовлетворить потребности населения Бейрута, МККК и Ливанский Красный Крест выступили с обращениями о сборе средств.

Пожертвование можно сделать онлайн на нашем сайте www.icrc.org/en/donate/lebanon. По оценкам МККК, на финансирование деятельности в Ливане до конца этого года Красному Кресту потребуется 40 миллионов евро.

У наших официальных представителей в Бейруте и коллег, занимающихся оперативной деятельностью на месте событий, можно взять интервью.

Получить дополнительную информацию или договориться о проведении интервью можно, обратившись к:

Rona Halabi, ICRC Lebanon spokesperson, [email protected] +961 70 153 928

Ruth Hetherington, ICRC Middle East spokesperson, Geneva, [email protected] +41794473726

жизнь рядом с ужасами войны / Статья

Бейрут — город шумный и полный автомобилей. Переписи населения в Ливане не было долго, но считается, что в столице может жить немногим более миллиона человек из примерно четырех миллионов жителей страны.

Соседи, которые вечно воюют
Земля, разделенная между христианами и мусульманами
Скептицизм по поводу воюющих сил
Сирийские беженцы, к которым Ливан готов не был
Ливанцы осуждают вмешательство России
Встретить и провести спокойный день

Соседи, которые вечно воюют

В путеводителях по Ближнему Востоку указано, что Ливан очень мал по размеру — в шесть раз меньше Латвии, но его территорию так свободно, как Латвию, не объедешь. Как сказал корреспонденту один из мужчин, повстречавшихся за пределами Бейрута: «Богу заблагорассудилось поместить нас между соседями, которые вечно воюют».

И с этим нельзя не согласиться. Ливан на западе омывается Средиземным морем, а на суше граничит с Сирией и Израилем. Обе эти страны страдают от внутренних конфликтов, и обе в ряде конфликтов обстреливали и ливанские территории, в том числе во время гражданской войны, которая началась в семидесятых годах и продолжалась 15 лет, потребовав огромных жертв и вынудив миллионы людей оставить свою родину.

С Израилем Ливан прекратил связь полностью, но с Сирией уживается, и за пять лет войны полтора миллиона сирийских беженцев было принято и размещено на территории Ливана.

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Ливан — наиболее близкая к Дамаску страна, столица Сирии находится всего лишь в нескольких часах езды от Бейрута.

Как говорят местные жители, война остановила прежнюю жизнь. Но до сих пор есть открытые пограничные пункты, где каждый день границу пересекают и сирийцы, и жители Ливана. Одни едут по делам в Дамаск, другие отправляются в Ливан на работу или в ее поисках. Беженцам охраняемую армией границу пока пересечь не слишком удается — государство очень тщательно просеивает соискателей убежища.

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

На один из этих пограничных пунктов отправился корреспондент Латвийского радио, чтобы своими глазами увидеть, как происходит сообщение с истерзанной войной Сирией.

Земля, разделенная между христианами и мусульманами

В поездке корреспондента сопровождал Хассан из Бейрута — проводник и переводчик с арабского языка. В Ливане иностранцам общаться довольно просто: в школах здесь учат три языка — арабский, который является государственным, а также французский и английский, поскольку Ливан был когда-то и французской, и британской колонией.

По дороге к сирийской границе нужно проезжать через мусульманские районы, и территории, где проживают ливанских христиане. Подобное разделение есть и в Бейруте.

В Ливане официально признаны 18 религиозных групп, и такая раздробленность также является источником напряженности. Хассан христианин, и он старается как можно скорее миновать районы, контролируемые шиитской вооруженной группировкой «Хезболла». Узнать их можно по развевающимся вдоль дороги желтым флагам и портретами лидеров.

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

«Хезболла» поддерживает режим президента Сирии Башара Асада и находится в постоянном конфликте с оппозиционными группами, а также с террористической группировкой «Исламское государство». Кроме того, Масну на сирийской границе тоже контролирует «Хезболла». Принимая во внимание этот факт и непрочную ситуацию с безопасностью на границе, Хассан не стал глушить двигатель, позволив корреспонденту лишь на краткий миг взглянуть на сирийскую границу, странно пустынную в середине дня.

Рядом на парковке находятся около 20 автомобилей, в основном «мерседесы» преклонного возраста, и несколько молодых людей с большими сумками — а за пограничным постом, новым зданием под красной крышей, — величественные зеленые холмы, заросшие кустами. Это уже сирийская сторона.

Но какой бы сильной и прочной не была бы граница, сирийская война стремится перебраться и через нее. В Ливане говорят об этом беспрестанно, хотя бы потому, что видят огромный поток беженцев.

Скептицизм по поводу воюющих сил

Неподалеку от погранпункта в Масне, в городке под названием Захла, корреспонденту удалось поговорить с владельцем небольшой автомойки, где работает и один из сирийских беженцев.

«Я раньше ездил в Дамаск, чтобы оформить визы в посольстве США. Но сейчас уже нет», — говорит Абдо Сахьон, высокий седеющий мужчина.

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

На вопрос, что он думает о перемирии в Сирии, Абдо отвечает: «Соглашение о прекращении огня хорошо для Сирии, но я сомневаюсь, что сирийцы, который сейчас живет в Ливане, вернутся домой, что бы ни случилось на их земле. Здесь гораздо лучше».

Помня свой тяжелый опыт войны в Ливане, Абдо очень критично относится со всем вовлеченным в конфликт силам и державам.

«Если кто-то присоединится к режиму, то попадет в неприятности, если к террористам ИГИЛ — снова неприятности, если объединится с Израилем — опять то же самое. Если кто-то думает, что помогут Европа или США, то заблуждается. Они говорят, что христиане и что хотят помочь, но не верьте им, нам никто во время войны не помогал».

Сирийские беженцы, к которым Ливан готов не был

«Ливан и Сирия очень, очень тесно связаны», —говорит журналист Тарик Салех, который работает в вещательной компании BBC и ведет репортажи о Сирии с самого начала войны.

«Исторически это была одна страна, есть похожая культура, конечно же, с различиями, похожая кухня, смешанные семьи. И естественно, все, что происходит в Сирии, влияет и на Ливан. В конце концов, Сирия — единственная страна, с которой у Ливана есть граница, потому что с Израилем у нее дипломатических отношений нет.  Когда началась война, в ливанском правительстве отношение было крайне различным. Партии разделились — одни поддерживали режим Асада, другие — оппозицию, третьи пытались оставаться нейтральными.

Это действительно чрезвычайно опасная игра, и все, что происходит в Сирии, также влияет на решения ливанского правительства.

У Ливана и Сирии также очень тесные экономические и торговые связи. В Ливане сейчас остро не хватает сирийских сельскохозяйственных продуктов, которые мы сами не можем вырастить в достаточном количестве», — говорит журналист.

Вторая проблема, которую упоминает Тарик Салех, это сирийские беженцы в Ливане, к которым страна оказалась не готова.

«Ливан и до войны не мог предложить достаточную социальную поддержку и работу своим людям, поэтому многие отправились работать и искать лучшей жизни за границу. С беженцами проблем у Ливана становится больше, поскольку правительство не имеет возможности предложить должную социальную поддержку и благосостояние. Это также создает напряженность между жителями Ливана и сирийцами.

Я знаю регионы, где люди поначалу принимали беженцев с распростертыми объятиями, но потом их энтузиазм спал, поскольку они больше не в состоянии обеспечить и себя, и столь большое количество переселенцев», — говорит журналист.

По словам Тарика Салеха, ливанское правительство продолжает считать, что международное сообщество покинуло страну. Большую поддержку оказывают международные неправительственные организации, но эту работу осложняют разногласия в правительстве и между партиями.

К перемирию в Сирии журналист относится скептически и считает, что это ненадолго. По мнению Тарика, перемирие было необходимо, чтобы оказать гуманитарную помощь жителям и воюющим сторонам, но может применяться и для маневра. «В военной стратегии давно хорошо известно, что перемирие используется для перемещения военных сил. Я думаю, что сирийское правительство делает именно это. Перемирие будет продолжаться до тех пор, пока они опять не будут готовы к новым столкновениям», — предсказывает репортер.

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Foto: Ina Strazdiņa/Latvijas Radio

Ливанцы осуждают вмешательство России

В один из вечеров корреспондента пригласила к себе невероятно гостеприимная семья Шемали, которые живут высоко на горе, недалеко от центра Бейрута. Бешару Шемали уже более 90 лет, и он был свидетелем множества конфликтов, в том числе бомбардировок Бейрута. Он пристально следит за новостями о том, что происходит в Сирии, и критикует Россию за ее вмешательство.

«Россия поступила неправильно. Она развернула войну в Сирии, чтобы оставить у власти Башара Асада. После всего, что мы пережили, после всех убитых людей, беженцев… Почему такой человек давно не в тюрьме, я вообще не понимаю», — возмущается Бешар Шемали. Он и его жена Аида — противники сирийского правительства, и они с тревогой ждут, как события будут развиваться дальше.

Бешар рассказывает о том, какова ситуация с безопасностью у сирийской границы.
«В город Захле ехать безопасно, нет никаких проблем. Затем риск вырастает на тридцать процентов. Существует риск, что человека похитят и затем у родственников или правительства потребуют выкуп. Этого никогда нельзя знать», — говорит он.

Позже Бешар показал большой фотоальбом. На снимках — Бейрут после бомбардировок в гражданскую войну, и современные виды города. Поэтому здесь очень хорошо понимают, через какие ужасы сейчас проходят сирийцы.

Встретить и провести спокойный день

В гостях у семьи Шемали выяснилась одна интересная местная особенность — оказалось, что ливанцам нравится с утра встречать солнце, а по вечерам наблюдать за его заходом. Встретить и провести спокойный день. Несмотря на собственные шрамы и войну, идущую совсем рядом, они живут полной жизнью и празднуют каждый ее день.

«Мы проживаем каждый день. Нам нравится ходить в гости, на публичные мероприятия, наслаждаться жизнью и только потом идут работа и обязанности», — рассказывает о жизни простых ливанцев подруга Шемали Маха Акла.  Ее землякам нравится быть окруженными людьми и чувствовать друг друга, признает она.

10 вещей, которые удивили меня в Ливане • DARSIK travel&lifestyle

13 мая 2015

Вторые майские выходные я провела в Бейруте. Как это часто бывает, спонтанная поездка оказалась гораздо лучше той, что планируешь долгое время. Про этот фантастический город я еще расскажу в нескольких постах, а сегодня хочу представить вам свой топ вещей, удивших меня в Бейруте в частности и в Ливане в целом.

1. Бейрут четко разделен на районы

Разница бросается в глаза, даже если ты приехал впервые и не успел толком осмотреться. Зейтуна Бэй, прибрежный район, и Бейрут Сукс, кварталы вокруг нового рынка Бейрута, — это невероятная концентрация Порше, Бентли и Мазерати, женщины с дорогущими сумками и их элегантные спутники (ах, какие у ливанцев красивые лица!), франкоговорящие семьи с детишками в белых поло, красивые террасы ресторанов и респектабельные пляжные клубы. Пройдешь чуть дальше и увидишь совсем другую жизнь — девушки в хиджабах играют в мяч, прыгают со скал мальчишки, рыбачат старики, арабские семьи курят на камнях у моря кальян и жарят шашлыки, играют в карты, прикрывшись от взора Аллаха и прохожих картонными коробками. Вдоль Армянской улицы — целый хипстерский кластер Мар-Микаэл с уютными кофейнями и барами, граффити и арт-галереями. Саифи-вилладж — уютные кварталы с крохотными площадями, заставленными столиками кафе, где лишь по-восточному заостренные вверху окна домов напоминают, что ты не в Риме, а в Бейруте.

2. Отсутствие туристов

Несмотря на то, что Бейрут год за годом и Lonely Planet, и Conde Nast Traveller, и New York Times называют самым интересным ближневосточным направлением, городом, который нужно увидеть самому, или самой оживленной точкой Ближнего Востока, вся красота Бейрута, его драйв, его контрасты достаются в основном местным. Туристов на улицах почти нет, ничто не мешает тебе наблюдать за тем, как течет жизнь. Фантастическое ощущение достаточно удобного для туриста города (прекрасный аэропорт, хорошие дороги, обилие мест для прогулок, отличные рестораны, отели и магазины, музеи) и возможности быть погруженным в local life.

3. Шопинг

Насколько мне не понравился Дубай с точки зрения шопинга, настолько Бейрут оказался моим городом несмотря на то, что я ничего не купила! Тут нет моллов, но весь центр (прекрасно отреставрированный, кстати) — это одни сплошные магазины. Chanel и Hermes, Celine и Christian Loubotin, Armani и Versce,  Zilli и Cavalli, Saint Laurent Paris и Prada — все значимые люксовые марки тут есть. Хотите более бюджетного шопинга? Пожалуйста! Zara, H&M, Zadig&Voltaire, Massimo Dutti, Marella ждут вас. Хотите вещей локальных дизайнеров? Без проблем. Нишевых украшений? Пожалуйста! Фермерских продуктов? Да вот же они!

4. Парковка

Ходить пешком в Бейруте не принято, хотя мест для прогулок, в отличие от Дубая или Маската, тут множество. Я комфортно ходила по городу пешком, проходя по 15 км за день, но вот местные предпочитают, конечно, автомобили. Паркуют они их у обочин популярных улиц или набережных, причем в два-три ряда. Я все не могла понять, как же они разъезжаются. Потом присмотрелась и увидела у каждого заведения, от Cavalli Cafe до Starbucks, пареньков с деревянными шкафчиками. Оказалось, это парковщики, настоящая местная мафия. Это не valet parking, осуществляемый администрацией ресторана (хотя и такие парковки есть), это несколько фирм, поделивших, видимо, зоны влияния, и разруливающих ситуацию и автомобили. Парковаться самому тут не принято — сидя на террасе одного из итальянских ресторанов даунтауна я наблюдала, как к нему подъехала семья на Audi Q7 и, несмотря на то, что рядом было достаточно свободного места, чтобы припарковаться, девушка, вышедшая из машины, отдала ключи парковщику и семья ушла ужинать, а он уже поставил машину.

5. Клаксоны

Если ты не сигналишь, ты не ливанец! Да, знаю, что на арабском востоке принятно гудеть по поводу и без, но другие ближневосточные города, где я была, особо не располагали к пешим прогулкам, а потому я удивилась этому только здесь. Гудят все! Водители, выезжающие из переулка и видящие перед собой пробку, таксисты, желающие тебя подвезти (каждое такси тебе посигналит, каждое!), водители автобусов, собирающие пассажиров.

6. Строительный бум

В Ливане все в порядке с экономикой — об этом говорит статистика, это видно туристу невооруженным взглядом. Весь Бейрут строится! Роскошные небосркебы с бассейнами на крышах, новые отели и комплексы апартаментов, клубные дома и частные особняки — через пару лет ничто в городе не будет напоминать о войне.

7. Мультикультурализм

Не могу сказать, что это стало для меня открытием, но увидеть собственными глазами то, о чем пишет Википедия, всегда интересно. Ливан — светская страна. Мусульман здесь 40%, христиан — 60%. Мечети соседствуют (в прямом смысле стоят бок о бок) с христианскими храмами, здесь одинаково в ходу хиджабы и короткие юбки, здесь говорят одновременно на арабском и французском. Удивительно устроен парламент Ливана! Цитирую Википедию: «Президентом страны должен быть христианин-маронит, премьер-министром — мусульманин-суннит, спикером парламента — мусульманин-шиит, а в правительстве должны быть поровну представлены христиане и мусульмане. »

8. Ночная жизнь

О, эти бары на крышах небоскребов с видом на марину и закат над Средиземным морем! О, эти коктейли и живая музыка! О, эти теплые летние вечера, когда весь город, кажется, сидит по террасам и потягивает вино! О, этот запах кальяна! О, эти пробки из Порше и Бентли! В общем, отправляться спать раньше 2 часов ночи в Бейруте по выходным преступно.

9. Приветливость ливанцев

Ах, какие приветливые здесь люди! Даже пограничники, даже служба безопасности в аэропорту, даже полицейские на улицах у правительственных зданий! Пограничники мило с тобой болтают, интересуясь, понравился ли тебе Бейрут, полицейские вежливо просят не снимать, то, что не должно быть снято, и прибавляют you are welcome, на улицах люди тебе улыбаются и говорят welcome to Beirut! Однажды нам с мужем даже сказали welcome, Germany, приняв нас, видимо, за немцев.

10. Языковая мешанина

Удивительно, но там, где тебе приносят французское меню, могут не говорить по-французски! Таких мест я встречала не одно и не два. Но вот по-английски говорят, конечно, все! Местные объясняются на удивительной смеси арабского, французского и английского, то меняя произвольно языки в разговоре, то разбавляя французскую речь арабскими словами или наоборот.

Одним словом, Ливан стал, пожалуй, главным открытием последних месяцев!

 

 

 

после взрыва в порту Ливан оказался в шаге от хаоса

У Ливана нет финансовых возможностей, чтобы справиться с последствиями взрыва в Бейруте. Это уже признали власти страны. Ситуация еще хуже, потому что 85 процентов продовольствия в Ливан поступало в качестве импорта. И теперь разрушен ключевой объект – морской порт, через который ввозились товары. Учитывая историческую связь двух стран, оценить последствия взрыва 6 августа в Бейрут приехал президент Франции. Эммануэль Макрон привез жителям Ливана обещания поддержки. Но в ответ прозвучали призывы к революции и отставке действующего ливанского правительства.

Крупнейшая техногенная катастрофа в истории Ливана на фоне тяжелейшего экономического кризиса, на фоне пандемии, проблем в соседней Сирии приведет к непредсказуемым политическим последствиям. Трагедия произошла в момент, когда недовольство действиями правительства уже достигло критической точки. И теперь протест в Ливане оседлать еще проще. Сейчас десятки стран руками своих экстренных служб помогают Ливану преодолеть последствия взрыва в порту, но при этом руками спецслужб попытаются изменить конфигурацию страны, снизить влияние Ирана или стран Залива. Такие попытки никогда не заканчивались для жителей Ливана ничем хорошим.

— Этот взрыв попал в объективы сотни мобильных телефонов, потому что люди начали снимать пожар. Кто же знал, что он приведет к такому?

Естественно, что первые версии причин трагедии – теракт или ракетный удар. Но очень быстро стало понятно, что люди погибли, получили ранения и лишились крыши над головой из-за преступной халатности. В порту с 2014 года хранилось около 3 тысяч тонн аммиачной селитры. При проведении сварочных работ произошло возгорание, а потом и взрыв, который уничтожил порт и часть центральных кварталов.

Если бы это было нападение, то жители Ливана отреагировали бы консолидацией вокруг правительства перед лицом внешней угрозы. Но техногенных характер трагедии, напротив, спровоцировал новый всплеск недовольства. О том, что Бейрут образно живет на пороховой бочке, неоднократно говорили. Например, директор таможни неоднократно предупреждал об опасности хранения таких запасов селитры.

Кроме того, по данным агентства Reuters шесть месяцев назад группа исследователей проверила нитрат аммония и предупредила об опасности того, что он «взорвет весь Бейрут», если не будет перемещен. И вот в итоге, уничтожен важнейший стратегический объект страны – порт.

Ливан – это страна, которая не производит самостоятельно практически ничего, напрямую зависит от импорта. На юге правительство не может использовать портовую инфраструктуру из-за давления Израиля, на севере в Триполи обстановка не самая стабильная: там действуют ячейки радикальных группировок.

В результате взрыва уничтожено крупнейшее зернохранилище. От элеватора почти ничего не осталось.

В стране финансовый кризис. И теперь понятно, что Ливан не обойдется без внешних дотаций. Но понятно, что за это придется идти на политические компромиссы. 6 августа в страну прибыл президент Франции, Макрон встретился с Мишелем Ауном. Глава Ливана даже решил показать коллеге последствия взрыва в квартале Джумейзи. Но там президентов ждал холодный прием.

«Народ хочет падения режима, это революция, помогите нам», – такими словами встретили Макрона.

«Власти убивают нас. Никто нам не помогает. Теперь мы должны вернуть мир в Ливан. Они уничтожают нас», – поясняет девушка Макрону.

«Они манипулируют нами. Никому до нас нет дела. Вы должны повлиять на эту ситуацию», – требуют от президента Франции ливанцы.

Президент Франции за день встретился со всеми прозападными, просаудовскими, проиранскими политиками. И тут понятно, что цель визита – не только поддержать Ливан после трагедии. Сейчас страна в шаге от хаоса. Если трагедией попробуют воспользоваться страны Запада, чтобы ослабить позиции Ирана, шиитская «Хезболла» будет вынуждена ответить. Если же наоборот, то страны Запада и Персидского залива могут отказать в помощи стране. Теперь все зависит от результатов расследования причин взрыва.

«Большая катастрофа настигла Ливан, но мы не должны и не можем сидеть, сложа руки, – заявил премьер Ливана Хасан Диаб. – Рабочая группа приступила к работе. Приоритетом является расследование причин произошедшего. Результаты должны быть получены быстро. Затем – ускорение восстановительных работ и поиск пропавших без вести».

Действительно независимое расследование, сможет помочь правительству снизить напряженность. Но политизировать его уже пытаются и внутри страны, и за ее пределами. Одно лихое заявление президента США Дональда Трампа о том, что эта была атака, чего стоит.

Когда-то комфортная жизнь в Ливане превратилась в борьбу за основы

БЕЙРУТ, Ливан, 14 апреля (UPI) — Последний экономический кризис в Ливане превратил некогда комфортный образ жизни людей в борьбу за удовлетворение основных потребностей.

За 45 лет население пережило 15-летнюю гражданскую войну, 22 года израильской оккупации и два крупных вторжения, 30 лет сирийской гегемонии, десятки политических убийств и более мелкие экономические кризисы, и это лишь некоторые из них.

Но они не были готовы к сегодняшнему росту бедности и безработицы, вызванному обвалом стоимости ливанского фунта, гиперинфляцией и нехваткой U.С. долларов.

Прошли те времена, когда они могли позволить себе красивую одежду, фирменные товары, новейшие модели автомобилей или мобильных телефонов, низкооплачиваемых домработниц из Эфиопии или Шри-Ланки, посещать рестораны и ночные клубы, проводить отпуск за границей или проводить лучшие летние фестивали в регионе и т. Д. Культурные мероприятия.

Сегодня еда на столе является высшим приоритетом.

Более половины населения живет за чертой бедности, которая составляет 3,84 доллара в день, является безработным и подверженным риску голода.Поскольку в стране быстро заканчивается твердая валюта, люди готовятся к худшему. Правительство больше не может поддерживать свою программу продовольственных субсидий или обеспечивать топливо для своих электростанций, чтобы предотвратить полное отключение электроэнергии.

Те, у кого еще есть работа, но получают зарплату в ливанских фунтах, или те, кто может снять ограниченную сумму своих сбережений, заблокированных банками, едва сводят концы с концами. Остальные в основном живут за счет благотворительности и пожертвований продуктов питания, распределяемых местными и международными НПО.

Только те немногие состоятельные люди, которые вывозили свои деньги за границу, или счастливчики, работающие на иностранные компании и зарабатывающие доллары США, могут поддерживать достойную жизнь.

Ливанский фунт потерял почти 90 процентов своей стоимости с тех пор, как разразился финансовый кризис в октябре 2019 года, постепенно снизившись с давно стабилизированного курса в 1500 фунтов за 1 доллар США до низкого рекорда в 15000 ливанских фунтов в прошлом месяце.

Посещение супермаркета стало настоящим испытанием: потребительские цены подскакивают каждый день, а люди борются из-за субсидируемых товаров.Даже фрукты и овощи, которые раньше покупали килограммами или в коробках, для многих стали роскошью. Покупатели ограничивают свою покупку несколькими предметами.

Цены на продукты питания выросли в пять раз с 2019 года, в то время как простая футболка в магазине одежды Zara теперь стоит 200-300000 лир с докризисной ценой в 45000 лир.

«Теперь мы понимаем, насколько все имеет ценность», — сказала UPI Сабина Бустрос, мать двоих детей и член правления производителя вин Chateau Kefraya. «Кризис этически повлиял на мой образ жизни.Я не покупаю вещи так, как раньше … Часто это были вещи, которые нам действительно не нужны ».

Несмотря на то, что теперь она ограничивается покупкой предметов первой необходимости, Бустрос сказала, что ей «стыдно» за то, что она все еще может себе позволить, в то время как количество людей, голодающих или теряющих работу, резко выросло.

«Вокруг столько печали и боли … мы все воспринимали как должное», — сказала она, объяснив, что не была в ресторане уже год не только из-за ограничений, связанных с коронавирусом, но и из-за непомерных счетов. , что равняется ежемесячной заработной плате рабочего в 800 000 ливанских фунтов.

Ухудшающийся кризис вынудил людей пересмотреть свои приоритеты, отказаться от ненужных расходов и по возможности сэкономить, чтобы покрыть более неотложные нужды: медицинское обслуживание, образование, жилье и даже такие мелочи, как покупка нового мобильного телефона или ремонт автомобиля или холодильника, которые теперь стоят дорого. удача.

Поскольку судьба их заблокированных банковских сбережений остается неизвестной, а новое правительство не было сформировано, чтобы открыть путь для программы спасения с Международным валютным фондом, они знают, что впереди самые темные дни.

«Сегодняшний кризис очень серьезен, особенно после краха восстания молодежи 17 октября», — сказал Сари Ханафи, профессор социологии Американского университета в Бейруте, имея в виду вспыхнувшие популярные несектантские протесты. в октябре 2019 года потребовать свержения правительства и коррумпированных политических лидеров страны. Восемнадцать месяцев спустя они все еще находятся у власти и мало что делают для спасения страны от полного краха.

«Ливанцы обладают способностями к языку, а некоторые имеют двойное гражданство, поэтому очень легко представить себе выход для побега.«Я имею в виду, что хорошие талантливые люди уедут, и это ослабит всю экосистему Ливана», — сказал Ханафи UPI.

Хотя он считает, что еще не поздно провести реформы, необходимые международному сообществу для спасения страны, он сказал, что шансы на серьезное восстановление и перестановку политической системы «очень малы».

Повторяя опасения многих, он сказал: «Ливан после кризиса не будет Ливаном до кризиса … Но вопрос в том, кто возьмет на себя управление этим новым Ливаном?»

Многие опасаются, что коррумпированный политический класс останется, и самая могущественная группировка, хорошо вооруженная Хезболла, поддерживаемая Ираном, попытается использовать ухудшение ситуации и навязать свое собственное видение Ливана, влияя на его политическую, экономическую, социальную и культурную жизнь.

«Мы обязательно достигнем точки, когда Ливан перестанет быть страной, в которой мы выросли», — сказал Бустрос. «Я сомневаюсь, что мы вернемся в известный нам Ливан. Все кончено».

Несмотря на «невыносимую ситуацию» и доступный вариант проживания в Париже или Нью-Йорке, она не желает уезжать, пока ее окружают ее семья и друзья «того же образования и ценностей».

Ливанский образ жизни — это не только одежда в европейском стиле, смешивание арабских с французскими и английскими словами в общих разговорах, еда вне дома и вечеринки, но и богатая культурная жизнь, наследие, разнообразие, творчество, новаторские идеи. частные инициативы и устойчивость.

Нидал Ашкар, ветеран-актриса и основатель театра «Аль Мадина», не хочет отказываться от усилий, направленных на то, чтобы театр оставался «живым» и открытым для «всех художников и людей, у которых еще есть мечта».

Однако Ашкар, превратившая театр в пространство для всех видов культурной деятельности с момента его основания в 1994 году, достигла точки, когда она не могла платить арендную плату, счета за электричество или своим работникам.

«Мы хотим продолжить … ради всех художников, которые остались без работы», — сказала она UPI.«Но как мы сможем это сделать? Я действительно не знаю».

Что следует знать перед переездом в Ливан, если вы эмигрант

Переезжаете ли вы в Ливан на учебу или на работу, или являетесь ли вы дипломатом, назначенным на должность в нашей стране и привозите с собой свою семью, есть важные вопросы, которые следует учитывать, прежде чем совершить большой прыжок через океан. Найти общий язык с местными жителями и познакомиться с культурой — лишь некоторые из них.

@ the961 встроенный через

Давайте сначала поговорим о рынке труда, так как он будет вашим источником заработка, а значит, и наиболее важным, особенно если у вас есть семья, о которой нужно заботиться. Мы знаем общее мнение, что в Ливане нет рабочих мест, однако, согласно Trading Economics, наш уровень безработицы снизился до 6,20% в 2018 году с 6,30% в 2017 году.

Согласно тому же источнику (2019 г.), в различных европейских странах уровень безработицы даже выше, например, во Франции — 8.5%, Италия — 9,90%, Испания — 14,2%, Турция — 13%, Южная Африка — 29%. Иди разберись!

Через торговую экономику

Все жители Ливана скажут вам, что в повседневной жизни Ливана есть свои проблемы и разочарования. Не все полностью, поскольку у него есть также несколько преимуществ, которые мы не можем игнорировать как незначительные; наша умеренная погода круглый год и наш образ жизни — лишь некоторые из них.

Если вы живете за границей и вам предложили хорошо оплачиваемую и достойную роста работу, подумайте, готовы ли вы принять весь пакет услуг по Ливану, как он есть, с его взлетами и падениями, его минусами и плюсами, чтобы вы могли полностью погрузиться в атмосферу Ливана.Вы не будете первым иностранцем, сделавшим это. Фактически, вы будете одним из многих.

Многие эмигранты, которые попробовали это, скажут вам, что жизнь в Ливане может быть захватывающей с его взлетами и падениями, и даже захватывающими и экзотическими — представьте себе Кедровую землю и древние места! Конечно, это действительно их дело, если они наслаждались ливанским дружелюбием и жизнерадостностью, знакомясь с ливанским рынком и динамичной структурой Ливана. Он понравился многим иностранцам, некоторые даже продлили свое пребывание.

@ the961 встроенный через

Судя по их отзывам, это могло быть вознаграждением на разных уровнях, приобретая новизну роста как их опыта, так и персонажей. Для иностранных студентов это было даже обогащением и развлечением, когда они решили получить серьезное образование в наших не так уж и мало требовательных университетах.

Кроме того, люди помещают Ливан в свои списки стран для посещения из-за всех замечательных историй об отпусках, которые они слышат от своих друзей и знакомых.Это совсем не удивительно. Ливан был излюбленным местом отдыха туристов со всего мира, и не только летом.

@ the961 встроенный через

Все четыре сезона в Ливане отличаются очаровательным стилем жизни и веселыми занятиями. Работать или учиться круглый год в такой нескучной стране, как наша, знакомство с культурой и общение с местными жителями — это весьма полезный опыт.

Представьте себе Ливан, живущий, работающий или обучающийся; все сезоны, а не только лето.Это может отвлечь вас от скуки или серьезного отношения к жизни просто потому, что это страна, богатая увлекательными видами, и всегда есть чем заняться после работы, после уроков и по выходным.

@ the961 встроенный через

Количество идей, которые придут в голову ваши ливанские коллеги или одноклассники, было бы несчетным. Одно можно сказать наверняка: в Ливане практически невозможно заскучать. Даже наши местные проблемы поддерживают адреналин.

Есть еще один важный фактор, который следует принять во внимание, прежде чем вы решите переехать, и это то, что жить в Ливане означает вести социально активную жизнь, и вы не сможете этого избежать.

Вас будут тащить на мероприятия и различные мероприятия, приглашать в дома для семейного обеда, обращаться с вами как со старым другом или членом семьи, и даже вас будут постоянно окружать местные жители, которые хотят помочь и заставить вас почувствовать себя особенным.

Через The961

Не приезжайте жить в Ливан, если вы одинокий, который строго придерживается своего мнения и живет в уединении, или если вам не нравится, что ваши соседи стучатся в вашу дверь, когда вы не выходили из дома в течение трех дней. подряд, или ваши сверстники звонят вам, если вы однажды не пришли на работу или в класс, или если вам не нравится, когда вас все время приветствуют, куда бы вы ни пошли, с фразами «Мархаба» и «Привет, как дела?» и «Давай, давай, выпьем кофе!»

Через гостиничные услуги

По сути, учитывайте этот фактор в своем списке плюсов и минусов при принятии решения, потому что вы станете светским человеком, у вас будет много заботливых друзей и много приглашений, которые вы даже не сможете уместить в своем календаре.Моя точка зрения: однажды живя в Ливане, вы никогда не сможете пройти мимо незамеченным, или снова стать чужим в толпе, или провести выходные в одиночестве.

И это еще не все! Эта наша ливанская культура, которую некоторые находят эксцентричной, а некоторые — экзотической, с ее многогранностью, множеством идеологий, многоязычным обменом и различными субкультурами, может быть подавляющей для новичков — да, но также обогащающей.

Via Francona

Это что-то уникальное по богатству и даже завораживающее.Это важный фактор, который следует учитывать, если вы не относитесь к тому типу людей, которые могли бы наслаждаться подобным культурным опытом каждый день.

И в это культурное разнообразие входит наша кухня, вкусная, здоровая и щедрая … а также огромное количество ресторанов всех кухонь мира и кафе всех типов и стилей повсюду. Где бы вы ни были, мы уверены, что вы не пропустите кухню своей страны, потому что, возможно, она есть в Ливане.

Via Mansion Global

Тем не менее, вы никогда не знаете, когда возможность приехать в Ливан по работе или учебе будет стучаться в вашу дверь.Вы можете подумать о том, чтобы выйти из своей зоны комфорта и рутины, чтобы начать новую жизнь в этой маленькой стране под названием Ливан, где все исторические и экзотические места находятся в пределах часа или двух поездок.

@ the961 встроенный через

Другие эмигранты пробовали это, и даже им понравилось, например, британский экспатриант в Ливане, который влюбился в Ливан и который приглашает своих собратьев-европейцев приехать.

Подписывайтесь на @ the961 в Instagram!

Наша команда неустанно работает над тем, чтобы у ливанского народа была надежная альтернатива политически поддерживаемым СМИ с их хорошо финансируемыми и опасными пропагандистскими машинами.Мы были задержаны, столкнулись с непрерывными кибератаками, цензурой, попытками похищения, физическим запугиванием и необоснованными судебными процессами, истощающими наши ресурсы. Финансовая поддержка наших читателей заставляет нас бороться за вас. Если у вас есть финансовые возможности, рассмотрите возможность поддержки работы The961. Поддержите The961. Сделайте взнос сейчас .

Живут в Ливане | InterNations GO!

Здравоохранение в Ливане

Ливан имеет в основном частную систему здравоохранения, которой руководят высококвалифицированные специалисты, оказывающие помощь на очень высоком уровне.По оценкам, 90% ливанской системы здравоохранения является частной, а это означает, что трудно найти государственного врача или больницу для бесплатного лечения любых заболеваний. Общая стоимость медицинского обслуживания в Ливане на человека оценивается в 499 долларов США в год. По этой причине крайне важно, чтобы любой посетитель или иностранный гражданин имел медицинскую страховку, которая покрывала бы их на весь период их пребывания в стране. Если у вас нет страховки, медицинское обслуживание стоит очень дорого, и до начала лечения потребуется оплата наличными.

Положительным моментом является то, что в Ливане самый высокий уровень врачей на душу населения среди всех стран Ближнего Востока. Врачи хорошо обучены и обладают высокой квалификацией, и в стране есть лечение по любой специальности. Большинство больниц находится в Бейруте, но есть много врачей и больниц, доступных для тех, кто живет в стране.

Транспорт в Ливане

Ливан — страна с непростой навигацией. Дороги в очень плохом состоянии, по стране высокий уровень аварийности, а водители известны своей безрассудностью и опасностью.Для иностранных водителей, привыкших к более спокойному вождению и дорогам высокого качества, дорожная система Ливана может стать шоком и может потребовать некоторого привыкания. В частности, основные дороги могут быть очень опасными из-за отсутствия названий улиц и высокой концентрации водителей, особенно в Бейруте и Триполи. Водители также должны проявлять осторожность на горных дорогах, которые, как правило, представляют собой дорогу с односторонним движением. Цены на топливо тоже довольно высокие.

Если вы действительно хотите водить машину, живя в Ливане, вам необходимо иметь международное водительское удостоверение, которое должно быть подтверждено ливанскими официальными лицами по прибытии в страну.Вы также должны быть готовы останавливаться на контрольно-пропускных пунктах по дороге, чтобы без вопросов предъявить свои документы.

Если вы решите не водить машину по Ливану, есть много других вариантов. Автобусы ходят регулярно и дешево, поэтому они популярны как среди местных жителей, так и среди эмигрантов. Учтите, однако, что не всегда есть расписания, и станции можно легко пропустить.

В городах такси — еще один очень популярный способ передвижения, а служебные такси работают как автобусы в том смысле, что они перевозят группы пассажиров по определенным маршрутам, а не забронированы заранее, и каждый раз стоят по одной и той же цене.Вы также можете заказать собственное такси, чтобы не делиться с другими пассажирами, но это будет дороже.

Образование в Ливане

Образование в Ливане является обязательным для детей в возрасте от 3 до 14 лет и состоит из трех этапов; дошкольное, базовое и среднее образование. Дети начинают дошкольное образование в 3 или 4 года и заканчивают среднее образование в 18 лет. Помимо арабского, английский или французский язык преподается в очень раннем возрасте, а после того, как дети заканчивают начальное образование, английский или французский язык становятся стандартными средами для преподавания математики и наука.

Высшее образование доступно в форме университетов, технических или профессиональных институтов, и 52% молодых людей в Ливане посещают университеты или другую форму высшего образования.

Жизнь в Ливане непростая, но безопасная для путешественников

Выйдя из международного аэропорта Бейрута в машину моего гида Мохамеда, я спросил местного жителя, производит ли ливанская столица мрамор.Это потому, что в терминале аэропорта повсюду выложен дорогой мрамор. Великолепная инфраструктура не вызывает воспоминаний о стране, пережившей 45 лет вооруженного конфликта.

Сотрудники иммиграционной службы в аэропорту производили впечатление, что они работают эффективно, профессионально и дружелюбно. Я чувствовал, что международные СМИ несправедливы в своих репортажах о стране.

«Эта страна совсем не ужасное место, как многие утверждают. Это небезопасно или непригодно для путешествий », — сказал Мохамед.

По сообщениям, в прошлом году Ливан принял два миллиона посетителей, и, по словам Мохамеда, многие посетители были впечатлены богатой культурой страны. Возвращаясь к вопросу о происхождении мрамора, мне сказали, что они из Сирии.

«Сирия, сосед, которого мы оба любим и ненавидим. Хотя у нас всего лишь 4,5 миллиона человек, нам удается разместить около 1,8 миллиона бедствующих сирийских братьев и сестер и еще один миллион палестинских беженцев, не считая большого количества мрамора! » — сказал Мохамед.

Он посетовал на то, что приток иностранных беженцев в Ливан вызвал социальные, религиозные и этнические осложнения и кризисы.

«Мы пожертвовали работой, которая должна была принадлежать нам, ради этих людей. ООН ежемесячно раздавала помощь семьям беженцев, имеющих право на получение помощи, но кто придет на помощь бедным и удрученным ливанским семьям? » он сказал.

Все дело в сочетании культурных и религиозных качеств Ливана и Средиземноморья.

Проведя некоторое время с Мохамедом, у меня сложилось впечатление, что он принципиальный молодой человек.Проработав семь лет в Великобритании, он отлично говорил по-английски.

Хотя он восхищался западной цивилизацией и ее системами, Мохамед решил прислушаться к призыву тогдашнего премьер-министра Саада Харири вернуться домой и внести свой вклад в развитие Ливана.

Прошло шесть лет, и Мохамед, теперь женатый и имеющий двухлетнего ребенка, сетовал на отсутствие фундаментальных изменений. Борьба за власть, коррупция, злоупотребление властью, незаконное присвоение государственных средств, рост инфляции и неравенство в благосостоянии по-прежнему очевидны, что привело к экономическому кризису 2019 года.Безработица среди молодежи также высока.

Цены на товары резко выросли, поскольку местная валюта обесценилась. Свободные магазины и квартиры сегодня — обычное явление в городе.

Что касается Мохамеда, у него не было другого выбора, кроме как стать таксистом и гидом, чтобы прокормить свою семью. Этот человек сохраняет оптимизм и никогда не отказывался от высоких ожиданий своего правительства в отношении страны.

С идиллическими кедровыми горами в окружении нетронутого Средиземного моря, Ливан действительно является достопримечательностью.

За время, проведенное вместе, Мохамед взял меня на пешеходную экскурсию по коммерческим, финансовым и правительственным районам, а также к зданию парламента и кабинету премьер-министра в центре Бейрута.

Ливан стал 131-й страной, которую посетил обозреватель.

Посещение этих величественных зданий похоже на прогулку по грандиозному французскому бульвару с архитектурными чудесами, напоминающими о славной эпохе Возрождения. Тем не менее, некоторые из них сейчас пострадали от недавних антиправительственных протестов.

В теперь пустующем отеле Holiday Inn, отмеченном пулевыми отверстиями, Мохамед рассказал о своем ужасном происшествии.

«Я оказался в ловушке с моим отцом и семьей, когда укрывался от минометного огня во время войны с Израилем. Внезапно на нас упала израильская ракета из Средиземного моря, и ноги моего отца … — он замолчал.

«А в 2005 году прямо на этой улице наш бывший премьер-министр был убит в своей машине в результате взрыва.

«Фактически, за 15 лет с 1975 по 1990 год религиозная гражданская война, которая украла всеобщее внимание, полностью разорвала страну на две крайности.Какая жестокая цена за несколько поколений ливанцев! » добавил он.

Мне кажется, что до полной межконфессиональной гармонии еще очень далеко, хотя в настоящее время межэтническое общение и смешанные браки становятся все более распространенными, и это хорошо.

Как и у всех других людей на этой планете, в сердце каждого ливанского народа похоронена мечта, что надежда когда-нибудь снизойдет на эту землю. Из-за вспышки коронавируса я был, по-видимому, единственным китайцем на улице.

Я замечаю, что некоторые местные жители указывают на меня, возможно, со страхом и сомнением. Но была еще группа людей, которые внезапно остановились и закричали: «Крепись, Китай!»

Не зная, что делать, я с улыбкой помахал рукой и крикнул в ответ: «Спасибо, Ливан!»

Посмотрите, это черта ливанского народа, доброе сочувствие землянам!

Они также жаждут скорого возрождения своей некогда процветающей и великолепной столицы.

Ты тоже, Мохамед, будь сильным!

В другом месте Ливана, в городах и деревнях на северо-восточных холмах, жители разных этнических групп, с которыми я столкнулся, жили своей неторопливой и беззаботной жизнью.Поэтому я чувствую, что путешествовать по Ливану безопасно.

Высказанные мнения полностью принадлежат автору.

Лисан, основатель Apple Vacations, побывал в 131 стране на шести континентах и ​​с удовольствием делится своими историями о путешествиях и идеями. Он также является автором двух книг.

Переезд и проживание в Ливане

Ливан — страна с разнообразным ландшафтом и разнообразным населением. Это уникальное место на перекрестке путей между Ближним Востоком и Средиземным морем.От обширных равнин и великолепных гор до мерцающих океанов и пышных долин страна предлагает много интересного.

Живу и работаю в Ливане

Население Ливана хорошо образовано и способно занимать самые квалифицированные должности. Это означает, что нет серьезного толчка для привлечения иностранных рабочих в страну. Большинство экспатов, работающих в Ливане, работают в НПО или на дипломатической арене. Другие квалифицированные иностранцы работают в сфере строительства, архитектуры или инженерии. Туризм также предлагает возможности для экспатов в Ливане.

Стоимость проживания в Ливане

Новоприбывшие в Ливан обнаружат, что стоимость жизни в Бейруте, столице Ливана, значительно выше по сравнению с другими городами Ближнего Востока. Стоимость жилья, продуктов питания и энергии в значительной степени объясняет высокую стоимость жизни. Еще одна статья расходов, с которой столкнутся эмигранты, переезжающие в Бейрут, — это транспорт. В городе отсутствует общественный транспорт, поэтому использование личного автомобиля необходимо.

Язык и культура Ливана

Население — преимущественно мусульмане с христианским меньшинством.Из-за нестабильности и конфликтов в ряде соседей Ливана по региону страна также стала принимать беженцев из Ирака, Судана и Сирии. Присутствие этих беженцев часто вызывало споры, особенно в отношении притока беженцев из Палестины.

Официальным языком Ливана является арабский, хотя французский и английский также широко распространены. На этих языках также говорят и преподают во многих ливанских средних школах. Все три языка используются в деловых кругах.Следовательно, эмигранты, ведущие бизнес в Ливане, должны иметь возможность достаточно легко общаться, если они знают один или несколько из этих языков.

Эмигранты с семьями и детьми

Правительство Ливана рассматривает образование как приоритетную задачу, и в стране один из самых высоких уровней грамотности на Ближнем Востоке. Ливанские дети особенно хорошо разбираются в математике и естественных науках. Большинство ливанских детей посещают частные местные школы, предлагающие программу международного бакалавриата. Есть также международные школы, предлагающие иностранные учебные программы, большинство из которых находятся в Бейруте.

Яркая культура и разнообразие Ливана — вот что отличает его от других стран Ближнего Востока. Эти факторы также помогут облегчить интеграцию семей экспатов и уменьшить культурный шок, который иностранцы могут испытать в других странах региона.


Быстрые факты

Население : 6,7 млн.

Столица : Бейрут (также самый большой город)

Политическое устройство : Унитарная парламентская конфессионалистская конституционная республика

Соседние страны : Ливан граничит с Сирией на севере и востоке, Израилем на юге и Кипром на западе через Средиземное море.

География : Ливан занимает узкую полосу на восточном берегу Средиземного моря с преимущественно гористой местностью.

Основные религии : ислам и христианство

Основные языки : арабский (официальный), французский и английский

Время : GMT + 2 (GMT +3 с последнего воскресенья марта до последнего воскресенья октября).

Электричество : 230 В, 50 Гц. Круглые двухконтактные вилки и квадратные трехконтактные вилки.

Деньги : Официальная валюта — ливанский фунт (LBP)

Чаевые : 10 процентов, если плата за обслуживание не включена в счет.

Международный телефонный код : +961

Экстренные службы : 140 или 125

Интернет-домен : .lb

Транспорт и вождение : Автомобили едут по правой стороне дороги. Из-за ограниченных возможностей общественного транспорта у эмигрантов обычно есть собственная машина.

Мировой отчет

за 2021 год: Ливан | Хьюман Райтс Вотч

В 2020 году Ливан пережил несколько кризисов, включая массивный взрыв в порту Бейрута, экономический коллапс, растущую политическую нестабильность и глобальную пандемию Covid-19, все из которых поставили под угрозу основные права жителей. Политический класс Ливана не смог адекватно разрешить ни один из этих кризисов, некоторые из которых были созданы им самими.

Ливанский фунт потерял 80 процентов своей стоимости с октября 2019 года, что подорвало способность людей получать доступ к основным товарам, включая продукты питания, жилье и здравоохранение.Пандемия Covid-19 усугубила бедность и экономические трудности.

Экономический кризис и пандемия Covid-19 серьезно повлияли на медицинский сектор, поставив под угрозу способность больниц оказывать жизненно важную помощь. Отключение электричества стало повсеместным, летом продолжалось до 22 часов в сутки.

4 августа в морском порту Бейрута в результате сильного взрыва был разрушен город, в результате чего погибло почти 200 человек, более 6000 получили ранения и 300 000 человек остались без крова. Вскоре после этого правительство премьер-министра Хасана Диаба подало в отставку.Саад Харири был назначен премьер-министром страны 22 октября, почти через год после того, как он ушел в отставку на фоне народных протестов.

Ливанские силы безопасности, включая военнослужащих, силы внутренней безопасности и парламентскую полицию, несколько раз применяли чрезмерную силу против демонстрантов, особенно после восстания в стране 17 октября 2019 года, часто безнаказанно. Ливанские власти продолжали расследовать и преследовать людей за мирные выступления и направлять гражданских лиц в военные суды.

Женщины и дети по-прежнему сталкиваются с дискриминацией в соответствии с законами о личном статусе на основе религии, а детские браки и изнасилования в браке остаются законными. В отличие от мужчин ливанские женщины не могут передавать гражданство своим детям и супругам-иностранцам.

В Ливане около 1,5 миллиона сирийских беженцев, из которых около 78 процентов не имеют легального статуса, что больше по сравнению с предыдущим годом. Положение домашних работников-мигрантов, которые подпадают под ограничительную систему кафала (спонсорство) и исключены из сферы защиты трудового законодательства, ухудшилось на фоне экономического кризиса и пандемии Covid-19.

Взрыв порта Бейрута

4 августа в морском порту Бейрута произошел огромный взрыв, разрушивший город. Взрыв повлиял на снабжение Ливаном продовольствием, поскольку Ливан импортирует 85 процентов его продовольствия, а порт ранее обрабатывал около 70 процентов импорта страны. Взрыв затронул 163 государственные и частные школы, и половина медицинских центров Бейрута вышла из строя.

Президент Мишель Аун и тогдашний премьер-министр Хасан Диаб заявили, что взрыв был вызван 2750 тоннами нитрата аммония, которые хранились на складе в порту Бейрута более шести лет без надлежащих мер безопасности. Обстоятельства, которые привели к взрыву материала, пока не выяснены. В сообщениях СМИ утверждалось, что многие высокопоставленные чиновники знали о существовании нитрата аммония, но бездействовали.

Президент Аун пообещал провести прозрачное расследование причин взрыва.Однако правозащитные группы, в том числе Human Rights Watch, выразили серьезную обеспокоенность по поводу достоверности и независимости расследования. Хьюман Райтс Вотч, другие организации гражданского общества и группы жертв призвали к международному и независимому расследованию взрыва.

Финансово-экономический кризис

Экономика Ливана долгое время зависела от регулярного притока долларов США, и Центральный банк привязал ливанский фунт к доллару США по официальному обменному курсу 1507.5 ливанских фунтов с 1997 года. За последние 10 лет, по мере замедления экономического роста и уменьшения денежных переводов от ливанской диаспоры, количество долларов в обращении уменьшилось. Растущее недоверие к стабильности ливанского фунта в 2019 году и опасения по поводу стабильности банковского сектора привели к тому, что вкладчики сняли средства с долларовых счетов, что сделало доллар все более дефицитным и в сентябре неофициальный обменный курс достиг 8000 ливанских фунтов.

В ноябре 2019 года, за несколько месяцев до того, как угроза Covid-19 стала очевидной, Всемирный банк предсказал, что доля населения Ливана, живущего за чертой бедности, вырастет с 30 до 50 процентов в 2020 году.По оценкам некоторых ливанских экономистов, эта цифра резко возросла.

По мере обесценивания ливанского фунта цены на основные товары, большинство из которых импортируется, быстро растут, что подрывает способность людей позволить себе продукты питания, жилье и медицинское обслуживание. Пандемия Covid-19 усугубила бедность и экономические трудности, с которыми многие столкнулись, и несоразмерно затронула маргинальные группы, включая семьи с низким доходом, людей с ограниченными возможностями, мигрантов, беженцев и лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов (ЛГБТК).Правительство не разработало своевременный, надежный или скоординированный план помощи.

Финансовый кризис привел к кризису в секторе здравоохранения Ливана. Больницы изо всех сил пытаются предоставить пациентам срочную и необходимую жизненно важную медицинскую помощь из-за неспособности правительства предоставить частным и государственным больницам средства, которые оно им должно. Кроме того, нехватка долларов ограничила импорт жизненно важного медицинского оборудования и вынудила банки сократить кредитные линии. Медицинских принадлежностей, в том числе перчаток и масок, не хватает, что подрывает способность Ливана бороться с пандемией коронавируса.

В мае правительство Ливана начало официальные переговоры с Международным валютным фондом (МВФ), чтобы обсудить план спасения экономики и запросить помощь в размере около 10 миллиардов долларов США. Однако переговоры зашли в тупик, когда политики не смогли согласовать размер финансовых потерь страны.

Свобода собраний и выражения мнения

Антиправительственные протесты, начавшиеся 17 октября 2019 года против коррупции и некомпетентности политического истеблишмента, продолжились в 2020 году.

Силы безопасности, включая армию, полицию по борьбе с массовыми беспорядками и парламентскую полицию, использовали чрезмерную, а иногда и смертоносную силу против в основном мирных демонстрантов. Ливанские вооруженные силы (ЛВС) неоправданно применили чрезмерную силу против протестующих в Триполи 27 апреля, в результате чего один протестующий был убит и десятки получили ранения.

Десятки тысяч протестующих собрались 8 августа в центре Бейрута, чтобы выразить возмущение взрывом в Бейруте и потребовать ответственности. Силы безопасности стреляли боевыми патронами, металлическими гранулами и кинетическими снарядами, такими как резиновые шары, в том числе по медицинским работникам, а полиция применила чрезмерное количество слезоточивого газа, в том числе в пунктах оказания первой помощи.Несколько патронов со слезоточивым газом были выпущены прямо по протестующим, некоторые попали в голову и шею. Силовики также забрасывали протестующих камнями и избивали их: 728 человек получили ранения.

Нападения на свободу слова усилились после общенациональных протестов 17 октября 2019 г., и власти продолжали использовать законы Ливана о криминальной клевете для задержания лиц и предъявления обвинений за высказывания с критикой государственных должностных лиц, особенно в связи с обвинениями в коррупции. Четырнадцать местных и международных организаций, включая Human Rights Watch, объявили 13 июля о создании «Коалиции в защиту свободы слова», чтобы противостоять попыткам ливанских властей задушить свободу слова в стране.

Окружающая среда и здоровье

Несмотря на принятие в 2018 году закона об обращении с твердыми отходами, запрещающего открытое сжигание отходов, муниципалитеты по-прежнему продолжают эту практику, создавая риск для здоровья жителей близлежащих районов, особенно детей и пожилых людей.

Две основные свалки, обслуживающие Бейрут, должны выйти на полную мощность в этом году, но правительство не разработало план по преодолению надвигающегося мусорного кризиса.

После мусорного кризиса 2015 года, во время которого на улицах Бейрута скопился мусор, правительство полагается на временные меры и временные меры, которые не решают основных проблем Ливана в управлении отходами, что влечет за собой огромные расходы на окружающую среду и здравоохранение.

Права женщин

Женщины продолжают сталкиваться с дискриминацией в соответствии с 15 законами о личном статусе на основе религии. Дискриминация включает неравенство в доступе к разводу, опеке над детьми, а также наследованию и имущественным правам. В отличие от мужчин ливанские женщины также не могут передавать свое гражданство иностранным мужьям и детям.

В Ливане нет минимального возраста для вступления в брак, и некоторые религиозные суды разрешают выходить замуж девушкам моложе 15 лет. В 2017 году парламент Ливана отменил статью 522, которая позволяла насильникам избежать судебного преследования, женившись на жертве, но оставила лазейку в отношении преступлений, связанных с сексом с детьми в возрасте 15-17 лет и сексом с девственницами с обещанием вступить в брак.Изнасилование в браке до сих пор не считается уголовным преступлением.

Группы по защите прав женщин сообщили о значительном увеличении количества звонков о домашнем насилии во время ограничений на изоляцию от COVID-19 по сравнению с предыдущим годом.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

ЛГБТ приняли активное участие в общенациональных акциях протеста, которые начались 17 октября 2019 года. Выведя свою борьбу на улицы, посредством скандирования, граффити и публичных дискуссий, ЛГБТ-люди переместили требования о своих правах с маргиналов в мейнстримный дискурс.

Однако статья 534 Уголовного кодекса наказывает «любые половые сношения, противоречащие естественному порядку», сроком до одного года тюремного заключения. Трансгендерные женщины в Ливане сталкиваются с системным насилием и дискриминацией при доступе к основным услугам, включая трудоустройство, здравоохранение и жилье. Экономический кризис, усугубленный мерами по изоляции Covid-19, непропорционально затронул ЛГБТ.

Образование

Более половины детей-беженцев школьного возраста не посещают школу.

Пандемия Covid-19 и переход к дистанционному обучению усугубили неравенство и увеличили риск того, что некоторые дети, особенно наиболее уязвимые, не вернутся после открытия школ. Правительственная стратегия дистанционного обучения не применялась последовательно в классах «второй смены», в которых учились сирийские дети, в результате чего большинство из них «полностью не обучались», как сообщила в июне группа международных гуманитарных организаций.

Детям с ограниченными возможностями часто отказывают в приеме в школы, а для тех, кому удается поступить, большинство школ не предпринимает разумных шагов для предоставления им качественного образования.В ответ на Covid-19 Ливан не обратил внимания на детей с ограниченными возможностями, которые не могут получить доступ к дистанционному образованию наравне с другими.

Рабочие-мигранты

Примерно 250 000 домашних работников-мигрантов, в основном из Эфиопии, Филиппин, Бангладеш и Шри-Ланки, исключены из сферы защиты трудового законодательства Ливана, и их статус в стране регулируется ограничительной системой кафала (спонсорство), которая связывает легальное проживание трудящихся-мигрантов по отношению к работодателю.

Хьюман Райтс Вотч и многие другие организации в течение многих лет документировали, как система кафала дает работодателям чрезмерный контроль над жизнью рабочих, что приводит к целому ряду нарушений, включая невыплату заработной платы, принудительное заключение, чрезмерное рабочее время и устные , физическое и сексуальное насилие. Во время экономического кризиса многие работодатели бросали своих работников без оплаты и без обратных билетов домой перед консульствами и посольствами, а работники сообщали о дискриминации при получении помощи после взрыва в Бейруте.

4 сентября Министерство труда приняло новый стандартный унифицированный контракт для домашних работников-мигрантов, который позволяет работникам расторгать контракт без согласия работодателя, и предоставляет основные трудовые гарантии, уже предоставленные другим работникам, такие как 48-часовая рабочая неделя. , еженедельный выходной день, оплата сверхурочной работы, пособие по болезни, ежегодный отпуск и национальная минимальная заработная плата с некоторыми допустимыми вычетами на жилье и питание. В случае реализации контракт может улучшить жизнь домашних работников-мигрантов в Ливане.Однако контракт не содержит положений, позволяющих работникам вступать и создавать профсоюзы, и властям еще предстоит развернуть механизмы надзора и обеспечения соблюдения или распространить защиту трудового законодательства на домашних работников.

Беженцы

Около миллиона сирийских беженцев зарегистрированы в Управлении Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН) в Ливане. Политика Ливана в отношении беженцев затрудняет сохранение сирийцами правового статуса, повышает риски эксплуатации и жестокого обращения и ограничивает доступ беженцев к работе, образованию и здравоохранению.Семьдесят восемь процентов сирийцев в Ливане в настоящее время не имеют законного места жительства и рискуют задержать и депортировать за незаконное присутствие в стране.

По меньшей мере 21 ливанский муниципалитет ввел дискриминационные ограничения в отношении сирийских беженцев, которые не распространяются на жителей Ливана, в рамках своих усилий по борьбе с Covid-19.

По данным ливанского комитета по палестинскому диалогу, примерно 174 000 палестинских беженцев живут в Ливане, где они продолжают сталкиваться с ограничениями, в том числе в отношении их права на работу и владение имуществом.Кроме того, около 30 000 палестинцев из Сирии нашли убежище в Ливане.

Наследие прошлых конфликтов и войн

Примерно 17 000 ливанцев были похищены или «исчезли» во время гражданской войны 1975–1990 годов. 12 ноября 2018 года парламент принял знаковый закон о создании независимой национальной комиссии по расследованию судьбы пропавших без вести, а в июне кабинет утвердил состав комиссии.

В августе судьи Специального трибунала по Ливану осудили члена «Хезболлы» за его роль в убийстве бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири в результате взрыва бомбы в автомобиле в 2005 году.Суд оправдал трех других фигурантов дела.

Ключевые международные участники

Сирия, Иран и Саудовская Аравия сохраняют сильное влияние на политику Ливана через местных союзников.

Напряженность между «Хезболлой» и Израилем остается высокой. Израильские военные заявили, что они предотвратили рейд «Хезболлы» на границе 27 июля, но «Хезболла» отрицала проведение операции. Израиль часто нарушал воздушное пространство Ливана.

Ливан и Израиль начали переговоры о спорной морской границе 14 октября.

Международное сообщество оказало Ливану обширную, хотя и недостаточную поддержку, чтобы помочь ему справиться с кризисом сирийских беженцев и укрепить безопасность в условиях распространения насилия.

Тридцать шесть стран обязались выделить 253 миллиона евро (около 300 миллионов долларов) на оказание чрезвычайной помощи Ливану после взрыва во время конференции доноров, проводимой совместно Францией и Организацией Объединенных Наций 9 августа. Вторая конференция была запланирована на ноябрь. Президент Франции Эммануэль Макрон подталкивает ливанских лидеров к осуществлению реформ.

Ливанские вооруженные силы и полиция получают помощь от ряда международных доноров, включая США, Европейский Союз, Соединенное Королевство, Францию ​​и Саудовскую Аравию.

Жизнь в Ливане

Знакомьтесь, Дэвид! Дэвид и его семья живут в Бейруте, Ливан, где он является операционным директором проекта IDEAS в Ливане и координатором общественного центра, который работает с неблагополучной молодежью. Узнайте о его работе и семье в последнем сообщении в блоге: «Жизнь в Ливане».

Дэвид, расскажи мне о себе!

Я родом из Колумбии. Я переехал в США, когда был подростком, и тоже учился в колледже в США. Мой опыт работы в области международного развития, ориентированного на обездоленных и малообеспеченных слоев населения. Моя жена Карла из Никарагуа. Подростком она переехала в США и изучала психологию в колледже. Она работает в доме, воспитывая троих наших детей. У нас очень живой и многонациональный дом!

Что вам нравится в Ливане?

Мы любим Ливан! Нам понравилось знакомиться с культурой и людьми.Они такие гостеприимные и приветливые. И еда вкусная! Мы любим посещать кедры в горах и наслаждаться красивым побережьем Бейрута. Ливан — разнообразная страна, и мне нравится работать как с ливанцами, так и с иностранцами.

Что вы хотите, чтобы люди знали о Ливане?

Это довольно безопасная и стабильная страна, в большей степени, чем это изображается в новостях. Он особенно гостеприимен для туристов и имеет множество древних мест со множеством историй.Ливанцы раскрывают свои объятия и приветствуют людей из других мест. Английский язык довольно распространен и используется часто.

Над какими проектами вы сейчас работаете?

В настоящее время я работаю с местной организацией, которая создает общественный центр, ориентированный на обслуживание маргинализованной молодежи Ливана. Эти молодые люди — ливанцы, сирийцы, мусульмане, христиане и все они имеют разное экономическое образование. Наши цели для этого центра — сделать его местом примирения, безопасной обстановкой для игр, вопросов и построения отношений, сообществом, где они могут развивать профессиональные навыки и обучение и где они могут больше узнать о своей вере в Бога.Как лидер IDEAS, я помогаю развивать новые партнерские отношения и развивать существующие.

Не могли бы вы рассказать нам недавнюю историю воздействия или трансформации?

Первые три года работы в Ливане мы работали в основном с беженцами. Я встретил Алаа, 13-летнего мальчика-беженца из Сирии. Он и его семья жили в лагере для беженцев, и они изо всех сил пытались найти способ сводить концы с концами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *