Афганистан какое государство: Афганистан – информация о стране, история, достопримечательности, виза

Содержание

Афганистан – информация о стране, история, достопримечательности, виза

Оформление визы в Афганистан
Туристам из России предоставляется однократная виза в Афганистан сроком на 30 дней. Оформить ее можно в консульстве. Продлить визу можно в самой стране, но за каждый дополнительный день будет взиматься штраф.
Есть одна особенность: фото- и видеосъемка в стране возможна только после получения специального разрешения от Туристического департамента Министерства культуры и информации Афганистана.
Как самостоятельно добраться в Афганистан из России

Самый удобный вариант – регулярными прямыми авиарейсами из Москвы, их выполняет только авиакомпания Ariana Afghan Airlines.

Новости (244) Публикации (6) Видео (0) Спецпроекты (0)

Общество

Политика

Политика

Общество

Политика

Общество

Общество

Общество

Политика

Политика

Общество

Общество

Политика

Ассамблея

Общество

Политика

Политика

Политика

Экономика и бизнес

Общество

Обзоры

Прямая речь

Обзоры

Прямая речь

Интервью

Обзоры

Экономика

Экономика

Экономика

Экономика

Экономика

Экономика

Афганистан
Афганистан мало изучен путешественниками. Он расположен в северо-восточной части Иранского нагорья, на востоке и западе обрамлен горными хребтами высотою 3000-4000 метров. В пределах Ваханского хребта находится высшая точка страны, гора Наушак (7485 м). Афганистан не имеет выхода к морю и граничит с Ираном, Пакистаном, Индией, Китаем, Узбекистаном, Туркменистаном и Таджикистаном. Бактрийская равнина расположилась на севере страны, ближе к реке Амударья, а песчаная пустыня Регистан и глинисто-песчаная Дашти-Марго — на юге и юго-западе.

Интересный факт: В недрах Афганистана таятся огромные запаса газа и нефти, которые до сих пор практически не разрабатываются.


Из-за богатого разнообразия рельефа на разных территориях страны свой климат — от субтропического континентального в Джелалабаде до горного засушливого в Кабуле. В Афганистане амплитуда колебаний температуры очень высока, она сменяется быстро, и так же скоры переходы от зимы к лету, от ночи ко дню. Регионы с повышенной влажностью расположены на юго-востоке страны, где под действием индийского муссона выпадает до 800 мм осадков в год, в то время как на всей остальной территории — не более 370-400 мм.

На пустынных ландшафтах и в сухих степях Афганистана произрастают злаковые культуры, а на склонах гор, перемежаясь с колючими кустарниками, растут дикий миндаль и фисташка, встречается ярко и пышно цветущий тамарикс. Здесь водятся пятнистые гиены, шакалы, дикие ослы-куланы, быстроногие джейраны и сайгаки. Ирбисы, или снежные барсы, горные козлы и афганские тигры обитают в горной местности, в лесах грецкого ореха и гранатовых рощах.

На высоте 2000-3000 метров над уровнем моря растут береза, сосна, жимолость, боярышник и смородина, а на высоте 4000 метров простираются альпийские луга. Над просторами Афганистана летают хищные коршуны, ястребы-стервятники, соколы-пустельги, беркуты и гималайские грифы, а в реках, богатых рыбой, водятся сом, сазан, форель и другие промысловые виды.

Интересный факт: Афганские наркодельцы используют голубей для переправки запрещённых веществ через границу.


Земли Афганистана за свою тысячелетнюю историю побывали в составе Персидской державы и Парфянского царства, империи Селевкидов и Греко-Бактрийского царства. Собственную государственность страна обрела только в 1747 году, после прихода к власти Ахмад-шаха Дуррани. Страну постоянно раздирали военные конфликты, а борьба за власть вплоть до XXI века приводила к убийствам действующих правителей. 

В Афганистане сплетены культурные особенности своих и соседних народов, многих языков и исторически сложившихся правил. Единых национальных традиций здесь практически нет — они сильно различаются и особенны для каждой племенной группы, населяющей страну.

Объединяют народ лишь исламские законы, причем их очень суровый вариант. В Афганистане принято жить большими семьями, возглавляют которые старейшины. Глава рода может решать — кто будет избранником девушки, принадлежащей семейству, кому он передаст свое правление. Старейшины решают и конфликты между племенами. Местные жители гостеприимны, но только в отношении тех, кто не нарушает их обычаев. Женщины здесь не имеют личной свободы и полностью подчиняются воле мужчин. Одной из местных особенностей является запрет на алкоголь, однако здесь очень развито пристрастие к курению. Если хозяин предложил вам сигарету, это означает, что вам оказано доверие.

Многочисленные наскальные изображения и буддийские пещерные храмы в центральной афганской провинции Бамиан свидетельствуют о многовековой художественной культуре, а обилие архитектурных памятников, дворцов и мечетей — о высоком мастерстве зодчих. Литературное наследие Афганистана — легенды, былины — отражают чаяния народа и славные истории о борьбе за независимость. Традиционными формами стихосложения считаются чарбайта и арабская газель. Чарбайта была особенно популярно в XIX веке, когда Нуруддин, Hyp Сахиб и другие поэты слагали любовные и героико-романтические поэмы на языке пушту. Во время Дня независимости в Афганистане можно наблюдать исполнение боевого танца атан под народную музыку, которая отличается особой ритмикой и яркой мелодикой. Мотивы большинства музыкальных произведений Афганистана схожи с индийскими и среднеазиатскими, они исполняются на традиционных струнных инструментах — домбре, тамбуре, сетаре, на духовых — флейте и сурне, на ударных — барабане, дхоле и цимбале, на клавишной армонии. Одним из новейших направлений искусства является театр. В столичном «Кабул нандари» играют пьесы великих мировых драматургов и национальные произведения. 

Сфера образования Афганистана переживает период становления. В силу национальных и религиозных особенностей, а также из-за частой смены политического режима, уровень грамотности населения составляет 34%. В последние годы реализуется план совершенствования системы образования, по которому к 2020 году число необразованного населения должно быть существенно снижено. Однако до сих пор не решена проблема неравноправия полов, вследствие чего девочек вообще не берут в старшие классы. На данный момент в стране функционируют чуть более 200 школ и несколько университетов. Крупнейшие университетские центры находятся в городах Кабул, Кандагар, Герат, Мазари-Шариф, Джелалабад.

Интересный факт: В Афганистане не существует официального языка. Население разных регионов говорит на узбекском, персидском, туркменском и других языках проживающих здесь народов.


Местные жители очень любят народные виды спорта. Для европейцев некоторые из них могут показаться довольно странными. Самыми популярными являются борьба пахлавани и афганская джигитовка с копьем. Джигитовка похожа на конное поло, только вместо мяча в игре употребляют тушу козла. Из видов спорта с мировым признанием развиваются футбол, волейбол, хоккей на траве и баскетбол. На Олимпийских играх сборная страны представлена с 1993 года, а на летней Олимпиаде 2008 года в Пекине афганские спортсмены завоевали бронзовую медаль по тхэквондо.
В разные исторические эпохи на территории Афганистана творили гениальные поэты, прозаики и музыканты, внесшие вклад в мировую сокровищницу культуры. Самые яркие из них – Фирдоуси (X-XI век, автор знаменитой поэмы «Шахнаме»), Джами (поэт, философ и суфийский шейх XV века), Навои (поэт и государственный деятель XV века),  и Рахман Баба (XV век), Асадулла Хабиб (поэт и общественный деятель XX века), Барек Шафий (в XX веке он был поэтом и министром культуры страны). Среди современных авторов Афганистана всемирно известным стало имя писательницы Захры Яганах, создавшей автобиографическую книгу «Скрытые огни».

Туристические возможности Афганистана пока весьма скромны, но его горы, например, привлекают альпинистов многих стран. Один из самых безопасных городов для туризма — столичный Кабул. Здесь можно посетить великолепный Кабульский музей и сады Бабур. Те, кто получил разрешение на путешествие по стране, могут увидеть Джамский минарет XII века, включённый в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, а также Плащ пророка Мухаммеда – его хранят в халха Шарифа в Кандагаре.

Туризм в Афганистане стал развиваться относительно недавно, но правительство прикладывает все усилия, чтобы привлечь как можно больше гостей в страну. В столице и крупных городах функционируют отели с высоким классом обслуживания, а туристические фирмы предлагают всевозможные экскурсионные программы. Несмотря на отсутствие курортов и оздоровительных центров, желающие могут частным образом поехать в долины и горы Бамиана, чтобы покататься на лыжах, полюбоваться живописными видами, посетить фермерские избушки и отведать национальную кухню местного народа. 

В отличие от многих стран, где сувенирную продукцию изготавливают огромными партиями, в Афганистане можно найти действительно уникальные изделия. К ним относятся шерстяные ковры, созданные вручную местными мастерами – они трудятся над каждым ковром в течение нескольких месяцев и создают шедевры. Вручную изготавливаются и кованые подсвечники, и керамика с национальным орнаментом, и ювелирные украшения. Здесь можно приобрести и шкуру животного. Издревле Афганистан славится ремеслом выделывания шкур, поэтому такой сувенир стоит привезти на память об этой необычной стране.

Кухня Афганистана — одна из самых древних на планете, она сложилась под влиянием кулинарных традиций соседних стран. Во многих блюдах используют рис, баранину, говядину, птицу. Самым известным блюдом является местный вид шашлыка, шиш-кебаб, который любят не только в стране, но и далеко за ее пределами. Национальные десерты фирни из молока и фисташек, десятки видов халвы, пироги из тыквенного пюре со всевозможными начинками – праздник гурмана. Все блюда подаются с лепешками наан, без которых не обходится ни один прием пищи. Самым распространенным напитком является крепкий чай, который здесь пьют в больших количествах. Вместо алкоголя употребляют напиток наподобие кумыса.

В основном в Афганистан путешественники едут не в надежде найти привычные развлечения, а полюбоваться природой и понаблюдать за самобытной культурой. Главные праздники в стране — религиозные. Их даты высчитывается с помощью исламского лунного календаря, поэтому многие события не имеют точной даты, а период празднования варьируется от 2 до 10 дней в зависимости от региона. Самые крупные из них — Маулид-ан Наби, Ашура, Ид аль-Ада и Ид аль-Фитр. В эти дни проходят официальные церемонии, красочные карнавалы, соревнования и музыкальные фестивали.

Одна из самых труднодоступных стран мира привлекает туристов прекрасной природой и возможностью экстремального туризма. Афганистан нельзя назвать курортным раем, но он дает незабываемые впечатления.

Мстить и убивать или выстраивать государство: какое будущее ждет Афганистан при «Талибане»?

  • Алина Исаченко
  • Русская служба Би-би-си, Лондон

Автор фото, Aamir QURESHI / AFP

Захватившая власть в Афганистане группировка «Талибан» (признана террористической и запрещена во многих странах, включая Россию) готовится представить новое правительство, состав которого во многом определит будущее развитие ее взаимоотношений с остальным миром и, в первую очередь, с Западом.

После вывода американских войск и падения правительства Афганистан остался без действующей политической системы, его граждане — без защиты, а страна еще глубже погрузилась в тяжелейший экономический и гуманитарный кризис.

Как «Талибан» собирается управлять страной, смогут ли предводители группировки добиться международного признания и какое будущее ожидает жителей Афганистана?

Фейерверки, поздравления, залпы в воздух — так боевики «Талибана» отметили окончание 20-летнего американского военного присутствия в Афганистане.

Но для многих жителей страны день 31 августа принес острое осознание того, что пути из Афганистана для них закрыты, а будущее полно неопределенности.

Засуха, голод, коронавирус, отсутствие работы, средств к существованию и доступа к квалифицированной медпомощи, умноженные на страх преследований, — это реальность сегодняшнего Афганистана.

По информации ООН, каждый десятый житель страны лишился крова над головой, каждый третий не знает, когда сможет поесть в следующий раз, более половины детей в возрасте до пяти лет страдают от крайней степени истощения, а запасы продовольствия в стране грозят полностью иссякнуть к концу этого месяца. Жители Кабула и других городов проводят дни в очередях в попытке снять хоть какие-то наличные.

Автор фото, JAVED TANVEER / AFP

Подпись к фото,

Сторонники «Талибана» на празднованиях в честь окончания миссии США в Афганистане

Несмотря на обещания талибов провести всеобщую амнистию, в том числе для афганцев, сотрудничавших с иностранными военными, из разных провинций доносятся сведения о жестоких расправах над теми, кого боевики обещали не трогать. Афганцы, которым удалось бежать из страны, беспокоятся за жизнь своих родных и близких.

«Сейчас все вроде бы спокойно, но молодые люди, включая меня, сильно устали, мы не знаем, что нас ждет в будущем», — рассказал Русской службе Би-би-си житель Кабула Нисан.

Нисану 26 лет, по образованию он компьютерный инженер. Нисан с грустью наблюдал, как еще недавно тысячи афганцев толпились у аэропорта Кабула, пытаясь улететь хоть куда-нибудь.

«Сейчас нет никаких самолетов и никаких рейсов, — говорит он. — Сегодня все мечтают о свободной жизни, но никто не знает, что произойдет».

В условиях активного присутствия на территории страны боевиков «Исламского государства» и связей талибов с «Аль-Каидой» (обе группировки запрещены в России) многие опасаются, что Афганистан может снова стать источником международного терроризма, как это было 20 лет назад.

Признает ли талибов международное сообщество?

Талибы готовятся объявить об учреждении своего нового правительства, состав которого во многом определит, насколько радикальным будет будущее правление и как это отразится на выстраивании международных отношений.

Сами талибы неоднократно говорили, что будущее правительство будет инклюзивным. Однако по всей вероятности, страной, как и 20 лет назад, будет управлять неизбираемый совет, состоящий из нынешней верхушки движения и, возможно, наиболее авторитетных полевых командиров и старейшин.

Эксперты считают, что признание режима Западом может стать одним из приоритетных направлений талибов: легитимация среди прочего поможет открыть доступ к международной помощи, разморозить афганские счета в американских банках и наладить торговлю.

«Поскольку «Талибан» жаждет денег и признания, администрация Байдена должна оказывать на группу стратегическое давление, чтобы та сформировала инклюзивное правительство, а также обеспечила защиту меньшинствам и соблюдение прав женщин», — цитирует сайт Atlantic Council старшего научного сотрудника Центра Южной Азии «Атлантического совета» (признан в России нежелательной организацией) Нилофар Сакхи.

В условиях, когда Китай, Россия и Иран попытаются выстраивать более близкие отношения с «Талибаном», крайне важно, чтобы Вашингтон перешел на новую стадию взаимоотношений с Афганистаном, полагает эксперт.

Однако многое в выстраивании будущих взаимоотношений с Западом будет зависеть от того, какие стратегические цели талибы сочтут для себя более приоритетными — идеологические или более прагматичные, настроенные на сотрудничество с остальным миром.

«Одни [из талибов] полностью погрязли в средневековье, которое происходило в 90-х годах: они хотят мстить, хотят убивать, издеваться над населением, которое поверило в западные ценности, — рассказал в интервью Русской службе Би-би-си специалист по Ближнему Востоку, писатель Андрей Остальский. — Но есть среди них и люди более прагматичные: они понимают, что нужно выстраивать государство. А выстраивать государство в XXI веке на основе средневековых норм просто не получится».

Есть ли надежда, что сторонники прагматичного подхода окажутся более влиятельными в талибском руководстве?

По словам Остальского, сейчас это трудно спрогнозировать: «Мы не знаем, насколько контролируема эта темная талибская стихия, которая сейчас обрушилась на страну, и этого не знают даже сами талибы».

Автор фото, JAVED TANVEER / AFP

Подпись к фото,

По мнению экспертов, многое во взаимоотношениях с Западом будет зависеть от того, чья фракция перевесит в будущем правительстве «Талибана»: фанатиков или прагматиков

При этом эксперты не исключают возможности признания «Талибана» международным сообществом — в основном, ссылаясь на примеры других режимов, с которыми сотрудничает Запад, несмотря на многочисленные вопросы к соблюдению прав человека.

«Талибам следует придумать какие-то правила и по этим правилам жить, — говорит политолог Дмитрий Афанасьев. — Если они эти законы пропишут и этим законам начнут следовать, то с ними будут иметь дело».

«Здесь главное — некоторая предсказуемость, чтобы это не было спонтанно, а появилась какая-то моральная база с общественным устоем. В таком смысле ультраконсервативный режим может существовать» — сказал Афанасьев Русской службе Би-би-си.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Жизнь в Кабуле после ухода войск США и стран международной коалиции

При этом в адрес США неоднократно раздавались призывы не верить обещаниям «Талибана» и не переводить отношения с ним на новый уровень до тех пор, пока талибы не предпримут конкретных шагов для изменения ситуации в стране.

Важным игроком в этом процессе может выступить Китай, который вполне готов закрыть глаза на нарушения прав человека, на любое «дикое средневековье», в обмен на экономическую помощь и инвестиции, считают эксперты.

Афганистан богат природными запасами меди, золота, мрамора и железной руды: как писала Русская служба Би-би-си ранее, к этому рынку с интересом присматривались в том числе и китайские инвесторы. Китай меньше беспокоит репутация талибов, но китайский бизнес не готов рисковать миллиардами в условиях гражданской войны и полной международной изоляции.

Как отмечает специализирующийся на теме исламского экстремизма американский журналист-расследователь Дэниэл Гринфилд, далеко не факт, что талибы в принципе окажутся способны сохранять единоличный контроль над Афганистаном в течение сколь-нибудь продолжительного времени.

«До нас русские хотели, чтобы афганцы притворялись коммунистами. Мы хотели, чтобы они притворялись демократами. Но афганцы — не «афганцы», они пуштуны, узбеки, белуджи, хазарейцы, сунниты и шииты, все остальное — всего лишь временная маска», — пишет Гринфилд в статье, озаглавленной «Афганистан не пал: его никогда не существовало».

По его мнению, «Талибан» — еще одна попытка пуштунов захватить власть — встретит сопротивление не со стороны сторонников свободного и демократического Афганистана, а со стороны соперничающих племен и полевых командиров.

«И когда китайцы придут строить шахты и прокладывать дороги, вызывая раздражение у местных жителей, они узнают то, что узнали мы, британцы и русские», — предсказывает он.

В условиях нынешней международной изоляции основным помощником и союзником режима талибов на мировой арене, а также опорным пунктом ООН по предоставлению Афганистану гуманитарной помощи, включая продовольствие и медикаменты, остается Пакистан, также имеющий собственные виды на будущее развитие своего соседа.

В свою очередь, Россия, которая признала «Талибан» террористической организацией и запретила его деятельность на своей территории, в то же время выступила площадкой для переговоров с боевиками.

В качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН Москва обладает определенными рычагами, которые бы позволили ей поспособствовать легитимизации режима талибов на международной арене.

В четверг глава МИД России Сергей Лавров призвал талибов отказаться от вооруженного столкновения с повстанцами в провинции Панджшер (единственная провинция Афганистана, противостоящая «Талибану») и пойти на переговоры с другими силами Афганистана для создания инклюзивного переходного правительства. Однако при этом Лавров добавил, что Москва не будет выступать в этом процессе посредником.

Как полагает Андрей Остальский, Кремль будет пытаться использовать сотрудничество с «Талибаном» как еще одно оружие в рамках антизападной риторики.

«Это страшно близорукая политика в отношении Афганистана, — убежден эксперт. — Если начнется новая гражданская война, — а это вполне вероятно, — для самой России такая политика может быть чревата последствиями: от нового притока беженцев до терактов внутри страны и возрождения экстремизма».

Как происходил захват Афганистана талибами?

Как «Талибан»* захватил контроль над районами и центрами провинций

Серия карт, показывающих, как менялась власть в провинциях Афганистана

Серия карт, показывающих, как менялась власть в провинциях Афганистана в июле-августе 2021 9 июля
  • «Талибан» начал стремительно захватывать одну провинцию Афганистана за другой параллельно с окончательным выводом американских войск из страны. В мае президент США Джо Байден объявил, что он будет завершен к 11 сентября, что, по мнению критиков, подстегнуло активность талибов.
  • 13 августа талибы захватили более половины всех провинций страны и вплотную подошли к столице. Через два дня боевики без боя взяли Кабул, президент страны Ашраф Гани бежал из страны.
  • После захвата талибами Кабула США и ряд других стран начали активную эвакуацию своих граждан, а также афганцев, сотрудничавших с Западом, которую предстояло закончить к 31 августа.
  • В четверг 26 августа в аэропорту Кабула произошел взрыв, жертвами которого стали более 170 человек, включая 12 американских военных. Ответственность за теракт взяло на себя афганское подразделение «Исламского государства» «ИГ-Хорасан» (группировка запрещена в России).
  • Вооруженные силы США нанесли воздушный удар, в результате которого были убиты два лидера «ИГ-Хорасан».
  • Великобритания завершила операцию по эвакуации 28 августа, когда последние британские военные и дипломаты покинули Афганистан. По данным правительства, С 14 августа Великобритания вывезла из кабульского аэропорта более 15 тыс. человек.
  • 31 августа американские военные покинули аэропорт Кабула, передав контроль над ним талибам. Тем не менее, сотни американских граждан (как правило это афганцы с двойным гражданством) и тысячи сотрудничавших со странами коалиции местных жителей все еще остаются в стране.

Станет ли Афганистан оплотом терроризма?

Автор фото, JAVED TANVEER / AFP

Подпись к фото,

Автомобильный парад в честь ухода американских военных из Афганистана

После прихода к власти «Талибан» пообещал покончить с терроризмом и не допустить присутствие «Аль-Каиды» на территории Афганистана.

Однако эксперты не исключают, что Афганистан может снова превратиться в рассадник терроризма, как это было 20 лет назад. Эти опасения усилились после теракта в аэропорту Кабула, ответственность за который взяло на себя подразделение «Исламского государства» «ИГ-Хорасан» (группировка запрещена в России).

В то же время талибы отдают себе отчет в том, что, если под их правлением Афганистан снова станет прибежищем для террористов или источником кровавых атак, интервенция Запада не заставит себя ждать, считает Дмитрий Афанасьев.

«Будут это США или другие страны пока сложно сказать, но то, что Запад не станет терпеть некоторую базу мирового террора — об этом можно утверждать с высокой долей уверенности, — говорит Афанасьев. — Поэтому «Талибану» для собственного выживания нужно найти какой-то компромисс, найти баланс и признание мирового сообщества».

Конфликт между талибами и ИГ оказался поворотным пунктом, благодаря которому стало возможным взаимодействие и размораживание отношений между талибами и США и даже Россией, особенно в вопросах борьбы с терроризмом. Один из высокопоставленных американских генералов Марк Милли заявил, что США могут сотрудничать с «Талибаном» в борьбе с боевиками ИГ.

«По мнению США, «Талибан» — меньшее из двух зол, и следует поддержать талибов, если это направлено против ИГ. Так что, если талибы позиционируют себя как злейшие враги ИГ, это тоже их подталкивает в сторону сотрудничества с Западом», — считает Андрей Остальский.

Что будет с правами женщин?

Автор фото, AAMIR QURESHI/AFP

Подпись к фото,

Молодые женщины, наслышанные о зверствах «Талибана» 20 лет назад, не спешат возвращаться на рабочие места

Под властью талибов 20 лет назад в Афганистане применялись законы шариата в их наиболее строгой трактовке. Девочкам было запрещено получать образование, женщинам — устраиваться на работу, носить современную одежду и выходить на улицу без сопровождения мужчин.

За супружескую измену женщин забивали камнями, обвиненным в краже отрубали руки, а похитителей детей вешали на всеобщее обозрение. Известны случаи, когда девушкам отрезали фаланги пальцев за использование лака для ногтей.

С приходом к власти «Талибан» заявил о «смягчении» своей позиции: боевики обещали, что будут уважать права женщин «согласно афганским нормам и исламским ценностям», а на прошлой неделе даже призвали женщин-медиков вернуться на рабочие места.

Говорят талибы также об участии женщин в новом правительстве, правда, не на ведущих ролях.

Первого сентября в эфире одного из частных телеканалов ненадолго появилась ведущая-женщина. Это произошло впервые с момента захвата боевиками «Талибана» власти в стране.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Они сказали идти домой». Даст ли «Талибан» женщинам Афганистана работать и учиться

«Талибы очень чутко реагируют на то, как к ним относятся в мире, — рассказал Русской службе Би-би-си политолог Петр Гончаров. — Они будут стараться сделать все необходимое, чтобы поддерживать имидж организации, которая вернулась в Афганистан, чтобы сделать жизнь там нормальной и одновременно жизнь по шариату, по исламским законам. Вопрос, насколько это возможно совместить».

Однако правила и нормы работы для женщин при талибах по-прежнему не определены, как и то, смогут ли они одеваться по своему усмотрению и выходить из дома без сопровождения мужчины, а также смогут ли девочки посещать школу.

В апреле этого года журналистам Би-би-си удалось побывать в некоторых афганских районах, занятых талибами. По словам местных жителей, талибы настроены жестко: они избивают мужчин, если те сбривают бороды, запрещают слушать музыку, отбирают и ломают аудиотехнику, если находят ее. Даже за малейшим нарушением следует физическое наказание.

Внутри «Талибана» действует особое подразделение — Amri bil Marof (в буквальном переводе — «принуждение к добру»). Это своего рода полиция нравов, которая следит за соблюдением установленных талибами социальных норм.

«Для афганских женщин, попробовавших жизнь городской интеллигенции, это полная катастрофа, — считает Андрей Остальский. — Это катастрофа для лучшего, самого просвещенного слоя Афганистана. К сожалению, это гарантированный кошмар, и надежды на то, что им дадут какие-то свободы, нет».

Война в Афганистане: хронология

Вывод советских войск из Афганистана: просоветский режим Наджибуллы ведет борьбу с моджахедами.

Источник Фотохроника ТАСС

Падение режима Мохамадда Наджибуллы и начало междоусобной войны моджахедов и полевых командиров.

Новый игрок – радикальное исламское движение “Талибан” (признано в РФ террористическим и запрещено) берет под контроль провинцию Гильменд. В изможденной гражданской войной стране многие считали, что талибы наведут порядок.

Талибы берут Кабул без боя и основывают Исламский Эмират Афганистан. Сопротивление на севере возглавил Ахмад Шах Масуд, полевой командир “Северного Альянса”.

Убийство Шаха Масуда, ввод международного контингента сил НАТО в Афганистан после терактов 11 сентября и наступление при поддержке “Северного Альянса” на талибов.

Источник Johnny Bivera/Getty Images

Операция контингента НАТО в Афганистане, партизанская война талибов.

Источник Scott Olson/Getty Images

Вывод войск стран НАТО. В Афганистане остается контингент США и участники небоевой миссии НАТО для поддержки афганской правительственной армии. Партизанская война продолжается.

Источник SHAH MARAI/AFP/Getty Images

Вывод войск США и начало масштабного наступления талибов.

Падение Кабула.

Источник Reuters

Показать больше

Афганистан

Афганистан

На территории современного Афганистана с глубокой древности возникали государства, создаваемые самыми разными народами. Наиболее ранним из них было Бактрийское царство (или царства), существовавшее в VII—VI вв. до н. э. К сожалению о его истории и правителях сохранились самые фрагментарные сведения. Государство было завоёвано персидским царём Киром Великим во время похода 539-530 гг. до н. э. Персов сменили греко-македонцы. Их царства просуществовали до середины I в. до н. э.

Позднее приходили всё новые и новые завоеватели: кушаны, эфталиты, тюрки, сасанидские персы, арабы. В XI—XII веках на территории нынешнего Афганистана существовали сильные государства Газневидов и Гуридов. О них говорилось выше.

Современное государство Афганистан возникло в середине XVIII века. Основатель его, Ахмад-хан, происходил из племени абдали, командовал афганскими войсками, входившими в состав войск иранского Надир-шаха. После убийства последнего в 1747 году, Ахмад-хан вернулся на родину в район Кандагара и вскоре был провозглашен там главой нового независимого государства. Он принял титул дурр-и-дурран («жемчужина жемчужин»), ставший затем названием династии. Своё племя абдали он переименовал в дуррани (жемчужные). Довольно быстро Ахмад-хану подчинились и другие афганские провинции и племена. Затем он повёл многочисленные захватнические войны и грабительские набеги, от которых особенно пострадала Индия.

 

Афганистан в XVI—XVIII вв. (главы из книги).

 

Династия Дуррани (Абдали), 1747—1842 гг.

Ахмад-шах 1747—1773

Тимур-шах  1773—1793

Шах-Заман 1793-1801

Шах-Махмуд 1801-1803

Шах-Шуджа ал-Мульк 1803-1809

Шах-Махмуд (вторично) (в Герате до 1829) 1809-1818

Карман (в Герате) 1829-1842

Али-шах (номинально) 1818—1839

Хабибула-хан  1823-1824

Шердиль-хан  1824-1825

Шах-Шуджа (вторично)  1839-1842

Фатх Джанг-шах 1842

Шахпур-шах 1842

В конце XVIII века в династии Дуррани произошёл раскол. Государство распалось на отдельные части. Между различными феодальными кликами шла постоянная борьба. В 1818 году в Афганистан из Индии вторглись войска сикхов, а затем англичан.

 

Династия Баракзаев (Мухаммадзаев), 1826—1929 гг.

В 1926 году власть в Кабульском княжестве захватил происходивший из рода мухаммадзай племени баракзай, Дост Мухаммад- хан. Он возглавил борьбу с агрессорами, одновременно постепенно подчиняя себе другие афганские провинции.

Дост Мухаммад-хан  1826—1840

Мухаммад Акбар-хан (сын Дост Мухаммад-хана, возглавил сопротивление англичанам

во время нахождения отца в плену)  1840—1843

Дост Мухаммад-хан (вторично) 1843—1963

Шер Али-хан  1863-1866 (в Кандагаре до 1867)

Мухаммад Афзал-хан 1866—1867

Мухаммад Азам-хан 1867—1868

Шер Али-хан (вторично)   1868-1879

Мухаммад Йакуб-хан 1879

Абд ар-Рахман-хан   1880-1901

Хабибула-хан  1901-1919

Аманула-хан (с 1923 г. — король)  1919—1929

Инаятулла-хан 1929

Против пытавшегося проводить в стране некоторые реформы Аманулы-хана возникло много выступлений и восстаний. В 1929 году он вынужден был отречься от престола в пользу своего брата Инаятуллы. Но вскоре Кабул захватили отряды бывшего унтер- офицера афганской армии Хабибулы по прозвищу Бачай Сакао,

который и был провозглашён эмиром.

Хабибула (Бачай Сакао)  1929

Власть Бачай Сакао была свергнута Надир-шахом, бывшим военным министром Аманулы-хана.

 

Династия Надир-шаха, 1929—1973 гг.

Надир-шах  1929-1933

Мухаммад Захир-шах 1933-1973

В результате военного переворота в 1973 году монархия в Афганистане была свергнута. Последний король живёт в эмиграции.

Использованы материалы кн.: Сычев Н.В. Книга династий. М., 2008. с. 580-582.


Далее читайте:

Афганистан (хронологическая таблица).

Гандхары цари. Династии, правившие в I в. до Р. X. — I в. в Гандхаре (Северо-западный Пакистан) и Арахосии (Афганистан).

Средняя Азия (обзор государственных образований и правящих династий).

Александр Васильев. Спецназ Рагиб-бея.

Бойко В.С. Афганские альтернативы ХХ века: «Кабулистан» Бачаи Сакао (январь — октябрь 1929 г. Основные контуры внутренней и внешней политики)

Олег Науменков. Операция «Шторм — 333». («Бельские просторы»).

Афганская война Советского Союза 1979-1989 гг.

Петр Ткаченко. Слово о Мараварской роте, Москва, 2001 г.

Олег Хлобустов. Афганский капкан.

Документы:

Соглашение между Россией и Великобританией о разграничении афганских владений. 29 августа/10 сентября 1885 г.

Русско-английское соглашение о нейтральной зоне в Средней Азии 1873 г., 31 января.

Советско-афганский договор 1921 г. о дружбе. 28 февраля 1921 г.

Ирано-афганский договор 1927 года, 27 ноября.

Саадабадский пакт 1937 года, 8 июля.

Запись беседы полномочного представителя СССР в Турции А. В. Терентьева с временным поверенным в делах Китая в Турции Д. Туном и послом Афганистана в Турции Файзом Мухаммед-ханом, 16 июня 1939 г.

 

 

Афганистан: кладбище империй или государство-рантье?

Сын Ахмад-шаха, Тимур, практически не воевал с внешними врагами, но вынужден был подавлять восстания внутри страны. Последующие правители династии правили в достаточно нестабильном состоянии, и в конце концов после гражданских войн в 1834 году потомков Ахмад-шаха сместил другой пуштунский клан — Баракзаи.

Первый эмир из династии Баракзаев, Дост Мохаммед, начинал с гораздо более скромной финансовой базой, чем имел Ахмад-шах — около полумиллиона рупий, полученных из Кабула и равнин к северу от столицы. К 1830-м годам, когда он доминировал на большей части Восточного Афганистана, его годовой доход увеличился примерно до 2,5 миллионов рупий. Однако по сравнению с империей Дуррани даже эта цифра все еще была низкой: менее 10 процентов от 30 миллионов рупий Ахмад-шаха.

Отчасти это произошло потому, что были потеряны важные провинции, но также и потому, что структура афганского государства была устроена так, чтобы собирать доход за пределами Афганистана. Но Дост Мохаммед, который не контролировал даже весь Афганистан, не мог устраивать набеги на Индию, тогда уже британскую колонию. Он был вынужден сосредоточиться на сборе доходов с тех областей, что уже контролировал. А это значит налоги.

Методы сбора налогов были суровыми и включали в себя фактически полноценную «внутреннюю оккупацию», когда с помощью военной силы с населения выбивали все, что только можно. Неудивительно, что такие методы вызывали противодействие и даже периодические восстания несчастных подданных, особенно в тех регионах, где не было ранее таких суровых налогов. Для государства, которое унаследовало все расходы имперской структуры, но сохранило лишь ресурсы небольшого эмирата, чтобы их финансировать, такой «внутренний империализм» был неизбежным.

В общем, имея совсем немного других источников дохода, политика Дост Мохаммеда была направлена на выкачивание доходов с населения и влекла за собой высокие политические издержки, так что ее можно назвать жестом отчаяния.

Дост Мохаммед встал перед дилеммой, с которой столкнулись все без исключения афганские режимы. Каждый правитель Афганистана вынужден тщательно рассчитывать — либо расширить государственную власть и повысить доходность государства, рискуя восстаниями, либо оставить племена и регионы в покое, но тогда надо как-то добывать деньги за пределами Афганистана.

Решение о том, какую политику использовать, основывалось на простом уравнении: степень доходов, запрашиваемых любым афганским правительством из своей сельской местности, было обратно пропорционально доступности других источников дохода где-либо еще. В результате поиск источников доходов из-за рубежа для афганских правителей стал способом избежать политического конфликта со своим же народом.

Две англо-афганские войны (1838–1842 и 1878–1880) внесли важный вклад в репутацию Афганистана как «кладбища империй». Не вдаваясь в детали, отметим, что оба конфликта начались из-за страха перед Россией, с нападения Британии на неудобного правителя (Дост Мохаммеда и его сына Шир-Али соответственно), но в обоих случаях они перерастали в войны со всем афганским народом.

В обоих случаях британцы не достигли своих главных целей: им не удалось установить в Афганистане власть лояльного к ним правителя. В первом случае им пришлось вернуть того самого эмира Дост Мохаммеда, с которым война началась, а во втором случае пришлось привести к власти наименее подходящего для этого человека, который был скорее пророссийским, чем пробританским эмиром — Абдур-Рахмана, внука Дост Мохаммеда.

Тем не менее, обе стороны уже тогда вынесли для себя очень важные уроки, которые применимы и к более поздним вторжениям в Афганистан, советскому и американскому.

Британцы поняли, что военная цена кампании в Афганистане намного выше, чем цена самой страны. Они решили, что гораздо удобнее и легче контролировать внешнюю политику Афганистана без фактической оккупации страны, если они будут поддерживать сговорчивых амиров из династии Дуррани.

Поскольку амиры всегда лучше ладили с британцами, чем их народ, установление с ними теплых отношений посредством субсидий и военной помощи было, конечно, более легкой целью. Эта политика оказалась удивительно плодотворной, отчасти потому, что она никогда не требовала от амиров открытых действий в помощь Британии.

Наоборот, от них требовались пассивность и невмешательство, прежде всего в дела Индии. Гандамакский мирный договор, подписанный после второй войны, вынуждал афганцев уступить приграничные территории (в том числе Хайберский перевал), разрешал постоянное британское представительство в Афганистане, передавал британцам контроль над внешними делами Афганистана и сделал Афганистан частью зоны свободной торговли с Индией. Эмиру возвращался суверенитет над территориями, находящимися под британской оккупацией, а кроме того, ему и его наследникам выплачивалась субсидия в размере шестисот тысяч рупий ежегодно.

Афганские правители извлекли из англо-афганских войн свои уроки. Первый заключался в том, что именно восстания афганского населения, а не их собственные действия, политика правительства или регулярные войска сохранили независимость Афганистана.

Это означало, что если они не создадут более сильную государственную структуру и более централизованные вооруженные силы, они тоже могут стать жертвами восстаний того же типа, которые изгнали британцев из страны. Второй урок был следствием первого: эмиры должны были переопределить свою политическую легитимность в глазах собственного народа таким образом, чтобы заручиться большей поддержкой населения.

Для достижения первой цели сменявшие друг друга эмиры просили британцев о помощи в строительстве более сильного государства, утверждая, что только они смогут стать барьером для российской экспансии и защитить север Индии от восставшего афганского народа. Гениальность этой политики заключалась в том, что амиры получали от британцев субсидии, позволявшие им оставаться у власти и не пускать британцев в страну.

История и государственное устройство Афганистана. Справка

Афганистан находится на перепутье между Востоком и Западом и с древнейших времен является центром торговли и миграции. Его геополитическое расположение – между Южной и Центральной Азией с одной стороны, и Ближним Востоком с другой, позволяет ему играть важную роль в экономических, политических и культурных отношениях между странами региона.

Первое государство на территории Афганистана (Дурранийская держава) образовалось в середине XVIII в. Попытки Великобритании подчинить его в XIX веке окончились провалом. По соглашению 1893 года ряд районов были отторгнуты по т.н. «линии Дюранда» и присоединены к Британской Индии (ныне в составе Пакистана). В 1919 году была провозглашена независимая монархия. В июле 1973 года при активном участии армии в Афганистане произошел государственный переворот, в результате которого монархия была свергнута и установлен республиканский строй.

В 1978 году силами армии был вновь был совершен государственный переворот, страна получила название Демократическая Республика Афганистан. Ошибки новых властей вызвали скрытое, а затем и открытое сопротивление населения. В течение лета 1979 года антиправительственные выступления охватили большую часть сельских районов страны и переросли в гражданскую войну. Руководство страны обратилось к СССР с просьбой направить в Афганистан советский воинский контингент, как это было предусмотрено советско-афганским договором 1978 года, для «оказания помощи в отражении внешней агрессии».

В 1979 году в Афганистан были введены советские войска, которые так и не смогли стабилизировать ситуацию в стране. В 1989 году в соответствии с решением советского руководства и Женевскими соглашениями ограниченный контингент советских был выведен из Афганистана.

Гражданская война, которая длилась в Афганистане с 1978 по 2001 год, привела вначале к созданию в 1992 году Исламского Государства Афганистан (которое было признано подавляющим числом стран мира), а затем к его свержению и провозглашению в сентябре 1996 года сторонниками движения «Талибан» Исламского Эмирата Афганистан (был признан только Пакистаном, Саудовской Аравией и ОАЭ).

В результате антитеррористической операции 17 ноября 2001 года, предпринятой коалицией во главе с США в ответ на теракты 11 сентября, правивший в Афганистане с 1996 года режим талибов был свергнут. Власть в стране с 21 декабря 2001 года осуществляло переходное правительство.

Для поддержания порядка в Кабуле были развернуты Международные силы содействия безопасности (ISAF) – на основании мандата Совета Безопасности ООН от 20 декабря 2001 года.

Через два года на юге страны вспыхнула партизанская война, которая не прекращается и по сей день. В августе 2003 года командование контингентами ISAF перешло к НАТО.

Каждый год Совет безопасности ООН продлевает мандат миссии. Участвуют в ней не только члены НАТО, но и такие страны, как Азербайджан, Украина, Грузия.

Международные силы содействия безопасности охватывают весь Афганистан, поделенный на пять «зон ответственности». Они призваны «противодействовать экстремизму и терроризму», укреплять власть афганского правительства, обучать национальную армию и полицию.

Юридические основы проходящего политического процесса в стране были заложены в решениях Боннской и Лондонской международных конференций по Афганистану (декабрь 2001 года и январь 2006 года соответственно) и ряде резолюций СБ ООН (№№ 1267, 1386, 1401), принятых после свержения режима талибов.  В январе 2004 года был принят Основной закон Афганистана – конституция.

В соответствии с конституцией, Афганистан является исламской республикой с президентской формой правления. Высшая исполнительная власть принадлежит президенту, избираемому на всеобщих, прямых и тайных выборах сроком на 5 лет. Президент может быть избран не более двух раз.

Президент также возглавляет кабинет министров. Он является верховным главнокомандующим вооруженными силами страны, назначает министров и других высших государственных чиновников с одобрения парламента.

В октябре 2004 года состоялись президентские выборы, по итогам которых президентом Афганистана стал Хамид Карзай.

В соответствии со статьей 61 афганской конституции, очередные президентские выборы должны были состояться до 21 апреля 2009 года, однако независимая комиссия по проведению выборов заявила о своей технической и финансовой неготовности к проведению народного волеизъявления и предложила перенести выборы на 20 августа. В связи с этим переносом Верховный суд Афганистана 29 марта 2009 года постановил, что администрация Хамида Карзая, президентские полномочия которого истекли 21 мая (1-го числа афганского месяца джауза), будет управлять афганским государством в переходный период до 21 августа, вплоть до избрания нового президента Исламской Республики.

В сентябре 2005 года прошли выборы в высший законодательный орган – двухпалатную Национальную Ассамблею (парламент). Очередные парламентские выборы в Афганистане пройдут в 2010 году.

С приближением президентских и провинциальных выборов 20 августа обстановка в стране постепенно накалялась: иностранные войска увеличили военное присутствие в Исламской Республике, талибы, в свою очередь, интенсифицировали минную войну и террористическую активность.

Только в июле 2009 года были убиты 37 американских и 20 британских военнослужащих.

В настоящее время численность иностранных воинских контингентов НАТО и ISAF в Афганистане составляет почти 70 тысяч человек и будет, по замыслу президента США Барака Обамы, увеличиваться в дальнейшем «для достижения победы над терроризмом». Для участия в ISAF своих военных направили 42 государства.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости, Военной энциклопедии (под ред. С.Б. Иванова, Воениздат, Москва. в 8 томах ‑2004 г.г. ISBN 5 ‑ 203 01875 – 8) и открытых источников

Эксперты объяснили политические разногласия исламистов в Афганистане

Мешают заниматься делом

Ответственность за теракт в аэропорту Кабула, в результате которого погибли не менее 170 человек, взяло на себя «Исламское государство» (организация запрещена в России). Его филиал в Афганистане и Пакистане называется «Вилаят Хорасан» (второе слово — историческое название региона Большого Ирана) и находится во враждебных с талибами (организация запрещена в России) отношениях с 2015 года. Подтверждения тому, что это не изменилось и через шесть лет, можно было найти еще до взрывов в Кабуле.

После прихода к власти талибов попавший в тюрьму еще в мае 2020 года бывший лидер ячейки ИГ в Афганистане Абу Омар Хорасани надеялся на лучшее. «Если они хорошие мусульмане, они отпустят меня», — говорил Хорасани в интервью The Wall Street Journal.

Спустя два дня новые хозяева Афганистана убили игиловца. При этом талибы выпустили на свободу из этой же тюрьмы сотни заключенных, прежде всего, представителей «Аль-Каиды» (запрещена в России).

По мнению опрошенных «Газетой.Ru» экспертов, главная причина конфликта между талибами и ИГ — политическая. Речь идет о противоположном понимании, как, где и когда нужно строить исламское государство, что неизбежно ведет к непреодолимым противоречиям.

«Талибы — прагматики, они хотят построить исламское афганское государство (эмират). А игиловцы — утописты, сторонники всемирного исламского государства (халифата), и они просто мешают талибам заниматься своими делами.

К тому же, среди игиловцев очень много арабов и представителей других народов, которые «понаехали» в Афганистан. Поэтому сам факт существования ИГ на территории Афганистана всегда портил талибам отношения с остальным миром», — рассказывает «Газете.Ru» главный научный сотрудник ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН Алексей Малашенко.

Создать халифат

Преподаватель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Валерий Матросов объясняет «Газете.Ru», что ИГ пошло наперекор сложившимся за последний век представлениям о построении халифата.

«После того как основатель современного турецкого государства Ататюрк в 1924 году ликвидировал институт халифата, мусульманские богословы со всего мира собрались для обсуждения целесообразности его возрождения. И тогда решили, что ее в тех условиях не было, учитывая контекст отсутствия прямого указания в Коране на халифат», — говорит востоковед.

По его словам, в дальнейшем о необходимости восстановления халифата рассуждали представители различных исламистских течений.

Но все сходились на том, что к этому вопросу можно будет вернуться, только когда мусульмане по всему миру осознают, что такое халифат, и будут подготовлены для жизни в нем (то есть, сначала нужно учиться отказываться от харамных — запретных — нововведений, следовать шариату и т.п.).

ИГ же пошло наперекор установленному порядку, которого придерживаются талибы, «Братья-мусульмане» (запрещено в России) и «Аль-Каида». Оно сначала установило халифат, а только затем начало «очистку» мусульманской общины..

«С точки зрения «ранних» исламистов, включая талибов, такой путь неэффективен и бессмыслен. К тому же, отсутствие консенсуса мировых общин по вопросу халифата лишает ИГ легитимности.

Так что для талибов ИГ — феномен-выскочка, группа товарищей, претендующих на статус, которого объективно они пока не достигли. Талибы же никогда не мнили себя идеальным мерилом для всего мира», — рассуждает Матросов.

Игиловцы же отказываются признавать талибов и их цели, так как те не присягнули им на верность.

«А именно присяга — ключевое политическое звено для построения государства в пределах раннеисламских концептов. Племена присягали пророку Мухаммаду, позже — его преемникам-халифам, и точно так же кланы, группировки, организации присягают ИГ. Несмотря на символичность шага, он позволяет поддерживать салафитский стержень», — говорит эксперт из ВШЭ.

При этом Матросов не исключает теоретическую возможность временного объединения ИГ и «Талибана» против внешних врагов при необходимости, но никак не совместное строительство государства.

Прямое противостояние талибов и игиловцев началось в 2015 году, когда ИГ впервые вышло за пределы арабского мира. В своей пропаганде новый халифат упирал на то, что талибы лишь продвигают интересы пакистанской междведомственной разведки. Одни из самых мощных столкновений между ними происходили в 2017 году в афганской провинции Джаузджан, после того, как ряд талибов присягнули на верность основателю ИГ Абу Бакру аль-Багдади.

В 2020 году же игиловцы из «Вилаят Хорасана» обвинили талибов в том, что они променяли джихад на мирное соглашение с американцами в Катаре.

Из двух зол

Анализировать более мелкие, в том числе бытовые, разночтения представителей двух исламистских группировок не имеет большого смыла для понимания сути их конфликта, уверен Малашенко.

К тому же пока не совсем понятно, насколько радикальные порядки будут установлены на территории Афганистана по сравнению с прошлым правлением талибов. В частности, Малашенко указывает, что, по Корану, женщина считается самой свободной, а ее положение в реальности зависит от трактовок священной книги.

Однако эксперты сходятся во мнении, что талибы так или иначе будут также учитывать местные традиции и племенной этический кодекс пуштунов.

«Афганистан разный, и где-то действительно работает классический шариат, законы которого регулируют очень много сфер жизни. Но, я думаю, что шариат, скажем, в Кабуле будет отличаться от того, что будет действовать где-то, например, на востоке страны», — считает Малашенко.

Матросов говорит, что «талибы — не враги своего народа, и даже кто-то из их близких может не разделять их взгляды».

«ИГ в этом плане более прямолинейно, так как у него нет этнической или племенной привязки и его идеология создавалась в космополитичном режиме. Поэтому и шариат там приобрел более жесткие формы и трактовки, а наказания — более решительные меры», — заключает эксперт.

И уже есть основания полагать, что в западном мире и в России видят в талибах меньшее зло. Так, власти США отвергли возможную причастность «Талибана» к взрывам близ аэропорта Кабула. Вашингтон уверен, что его цели совпадают с талибскими — окончание американской эвакуации к 31 августа.

Эти заявления были сделаны на фоне попыток вице-президента Афганистана Амрулла Салеха доказать обратное. Он уверен, что «Вилаят Хорасан» все-таки связан с «Талибаном» через посредника — террористическую организацию «Сеть Хаккани» (запрещена в России, вместе с талибами вела партизанскую борьбу).

Посол России в Афганистане Дмитрий Жирнов, ранее называвший талибов «адекватными мужиками», также заверил, что между ними и игиловцами «идет непримиримая война». По мнению представителя Москвы, талибы будут впредь отлавливать боевиков ИГ и действовать с ними жестко, так как «им не нужно повторение терактов».

Сформировано новое правительство Афганистана — Российская газета

Почти все руководящие посты в новом афганском правительстве заняли представители движения «Талибан» (запрещено в РФ). О его составе объявил представитель движения Забихулла Муджахид, который станет замминистра культуры и информации. Ранее талибы заявляли о готовности сформировать инклюзивное правительство, включающее в себя представителей всех значимых политических групп в Афганистане, в том числе нацменьшинств — таджиков, узбеков, хазарейцев и других.

За некоторых из новых членов правительства Исламского эмирата Афганистан (так талибы называют свое государство) США обещают большую награду, как, например, за министра внутренних дел Сираджуддина Хаккани, который возглавляет террористическую «Сеть Хаккани» (запрещена в РФ). За информацию о его местонахождении спецслужбы США обещают миллионы долларов. Правда, пока все члены нового кабинета имеют приставку и.о.

Верховным правителем (амиром) предсказуемо стал глава «Талибана» шейх Хибатулла Ахундзада. Он известен своими строгими религиозными устоями и стремлением к введению шариатских порядков. Ахундзада пережил два покушения, в ходе одного из них в 2019 году погибли его брат и отец. Его младший сын погиб в 2017 году, подорвав себя на базе афганской армии. По некоторым сведениям, Ахундзада знал и одобрял намерение сына стать смертником.

Глава Совета руководства (Шуры) «Талибана» мулла Мохаммад Хасан Ахунд стал и.о. премьера. Предполагается, что в Афганистане будет действовать политическая система наподобие иранской, где в подчинении верховного лидера находятся премьер и другие члены правительства. Должности президента в правительстве талибов, по всей видимости, не будет.

Глава катарского политбюро движения и главный переговорщик мулла Абдул Гани Барадар — и.о. заместителя премьера. 30-летний Мохаммад Якуб Муджахид (сын основателя «Талибана» муллы Омара), «проницательный и эгоцентричный молодой человек», как о нем сказано в американском досье, займет пост министра обороны. Халилуррахман Хаккани (племянник нового главы МВД) станет министром по делам беженцев.

Ожидать широкого внешнего признания правительства Афганистана не стоит

Амир Хан Муттаки, член руководства движения и министр просвещения во время предыдущего пребывания талибов у власти в 1996-2001 годах, будет министром иностранных дел. Шер Мохаммад Аббас Станикзай, замглавы политбюро «Талибана», богослов и интеллектуал с хорошим английским, будет замминистра иностранных дел. Кстати, он уже занимал эту должность во время предыдущего правления талибов.

Мнение

Александр Князев, профессор факультета международных отношений СПбГУ:

— Судя по объявленному составу правительства, ожидания инклюзивности не оправдались. Этот состав правительства отражает баланс двух сил внутри «Талибана» — радикальной и прагматической. Думаю, что баланс перевесил в сторону радикалов, которые меньше уделяют внимания вопросам международного признания, несмотря на то что без него Афганистан в близкой перспективе ждет социально-гуманитарная катастрофа. Ожидать широкого внешнего признания такого правительства не стоит, хотя Пакистан, Китай, вероятно, Катар его признают — эти страны наиболее дружны с талибами.

Талибан в Афганистане

Введение

Талибан — преимущественно пуштунская исламская фундаменталистская группировка, которая вернулась к власти в Афганистане в 2021 году после двадцатилетнего повстанческого движения.

Подробнее от наших экспертов

После вторжения под руководством США, свергнувшего первоначальный режим в 2001 году, талибы перегруппировались через границу в Пакистане и начали возвращать территорию менее чем через десять лет после своего изгнания. К августу 2021 года талибы захватили большинство крупных городов, включая столицу Кабул.Быстрое наступление группы началось, когда Соединенные Штаты вывели свои оставшиеся войска из Афганистана, как указано в мирном соглашении 2020 года [PDF] с талибами.

Подробнее:

Афганистан

Талибан

война в Афганистане

Терроризм и борьба с терроризмом

Войны и конфликты

По мнению экспертов, талибы, вероятно, введут суровые правила, несмотря на их обещания уважать права женщин и меньшинств и предоставить амнистию людям, которые поддерживали У.С. усилия. Тем временем группа сталкивается с огромными проблемами в обеспечении афганцев безопасностью, медицинскими услугами и экономическими возможностями.

Представляют ли Талибан угрозу?

Эксперты говорят, что талибы представляют непосредственную угрозу гражданским и политическим правам афганцев, закрепленным в конституции, созданной правительством, поддерживаемым США. Иностранные правительства предупредили, что, если талибы не защитят права афганцев, они могут прекратить оказание помощи, что может привести к тяжелому гуманитарному кризису.Наблюдатели также опасаются, что талибы могут позволить террористам действовать в Афганистане, угрожая региональной и глобальной безопасности.

С момента восстановления власти талибы предприняли действия, напоминающие их жестокое правление в конце 1990-х годов. Они расправились с протестующими, по сообщениям, задерживали и избивали журналистов и восстановили свое Министерство поощрения добродетели и предотвращения порока, которое в соответствии с прежним правлением талибов вводило запреты на поведение, считающееся неисламским.Исполняющий обязанности министра высшего образования группы заявил, что женщинам будет разрешено учиться в университетах в классах с разделением по полу и носить исламскую одежду.

Подробнее от наших экспертов

Краткий обзор ежедневных новостей

Сводка мировых новостей с анализом CFR доставляется на ваш почтовый ящик каждое утро.
Большинство будних дней.

Еженедельный дайджест последних новостей CFR о самых важных событиях недели в области внешней политики, включающий краткие сведения, мнения и разъяснения.
Каждую пятницу.

Подборка оригинальных анализов, визуализаций данных и комментариев, посвященных дискуссиям и усилиям по улучшению здоровья во всем мире. Еженедельно.

Вводя свой адрес электронной почты и нажимая «Подписаться», вы соглашаетесь получать объявления от CFR о наших продуктах и ​​услугах, а также приглашения на мероприятия CFR. Вы также соглашаетесь с нашей Политикой конфиденциальности и Условиями использования.

Талибан также ставит под угрозу успехи, достигнутые в повышении уровня жизни афганцев после вторжения США. Должностные лица ООН предупредили, что Афганистану грозит крах, поскольку уровень бедности растет, голод растет, а экономика падает. Сотни тысяч людей могут покинуть свои дома, присоединившись к миллионам уже перемещенных афганцев. Усугубляет кризис пауза в помощи со стороны некоторых стран и международных организаций, которая была спасательным кругом для экономики и сектора здравоохранения.Страна также переживает засуху и пандемию COVID-19.

Кроме того, международные наблюдатели по-прежнему обеспокоены тем, что талибы поддерживают террористические организации, в частности «Аль-Каиду», представляющие угрозу региональной и международной безопасности. Соединенные Штаты вторглись в Афганистан после того, как отказались выдать Усаму бен Ладена, вдохновителя терактов 11 сентября. Эксперты считают, что под властью талибов Афганистан может стать убежищем для террористов, способных совершать нападения на Соединенные Штаты и их союзников, несмотря на заявления талибов о том, что «земля Афганистана не будет использоваться против безопасности какой-либо другой страны».” 

Подробнее:

Афганистан

Талибан

война в Афганистане

Терроризм и борьба с терроризмом

Войны и конфликты

В своем отчете за 2021 год группа ООН, которая следит за движением «Талибан», заявила, что у этой группировки по-прежнему прочные связи с «Аль-Каидой». Тем не менее, как сообщают эксперты ООН, талибы начали «ужесточать [свой] контроль над «Аль-Каидой», собирая информацию об иностранных боевиках-террористах, регистрируя и ограничивая их деятельность.«Талибан» продолжает предоставлять «Аль-Каиде» защиту в обмен на ресурсы и обучение. Считается, что от двухсот до пятисот боевиков «Аль-Каиды» находятся в Афганистане, а ее лидеры базируются в районах вдоль афгано-пакистанской границы. Многие члены временного кабинета талибов ранее работали с «Аль-Каидой»; некоторые, как полагают, поддерживают связи по сей день.

В то же время талибы ведут борьбу со своим соперником, Исламским государством в Хорасане, террористической группировкой, насчитывающей до 2200 человек в Афганистане.Эксперты ожидают, что террористическая группировка продолжит теракты в стране, даже несмотря на то, что талибы работают над ее искоренением. На фоне вывода американских войск «Исламское государство» в Хорасане взяло на себя ответственность за нападение возле аэропорта Кабула, в результате которого погибли 13 американских военнослужащих и не менее 170 афганских мирных жителей.

Как будет выглядеть правительство Талибана?

В сентябре 2021 года талибы объявили о создании временного правительства, состоящего из бескомпромиссных лидеров. Режим будет известен как Исламский Эмират Афганистан, и талибы ранее заявляли, что правительство будет возглавляться религиозным лидером и опираться на легитимность священнослужителей.Они не упоминали о проведении выборов. (При правительстве, поддерживаемом США, Афганистан был исламской республикой, которой руководил президент и которая получила легитимность благодаря всеобщему избирательному праву в соответствии с международными законами и нормами.) Ни женщин, ни официальных лиц из предыдущего правительства, и только несколько представителей этнических меньшинств. общины были включены в кабинет талибов. Эксперты говорят, что маловероятно, что талибы разделят власть с кем-либо из бывших правительственных чиновников.

Талибан стремился активизировать дипломатические отношения со странами региона, такими как Китай, Пакистан и Россия. Они призвали страны оставить свои посольства открытыми, а иностранные предприятия продолжать работу в Афганистане. Однако Соединенные Штаты и другие западные страны еще не признали талибов в качестве правительства Афганистана и не определили, какие отношения у них будут с талибами. Госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что Соединенные Штаты «будут судить [кабинет талибов] по его действиям».Китайские официальные лица заявили, что поддержка Китаем Афганистана будет частично зависеть от того, предотвратит ли талибы террористическую деятельность в регионе.

Кто возглавляет Талибан?

Руководящий совет Талибана называется Рахбари Шура и более известен как Кветта Шура, названный в честь города в Пакистане, где, как считается, мулла Мохаммед Омар, первый лидер Талибана, и его главные помощники укрылись после вторжения США. (Омар умер в 2013 году, и ему наследовал мулла Ахтар Мохаммад Мансур, убитый в 2016 году.S. Воздушный удар в Пакистане.) Совет принимает решения по всем «политическим и военным делам Эмирата», по словам наблюдателя ООН. В настоящее время его возглавляет Мавлави Хибатулла Ахундзада, которого не видели на публике уже много лет.

Руководящий совет наблюдает за различными комиссиями, подобными министерствам, действовавшим до свержения талибов, и административными органами, через которые талибы управляют теневым правительством. Комиссии сосредоточены на таких областях, как экономика, образование, здравоохранение и информационно-пропагандистская деятельность.Военная комиссия назначает теневых губернаторов и полевых командиров для каждой из тридцати четырех провинций Афганистана. Политическая комиссия вела мирные переговоры с Соединенными Штатами и базировалась в Дохе, Катар.

В новый временный кабинет талибов из тридцати трех человек входят люди, которых Соединенные Штаты считают террористами и которые находятся под санкциями Организации Объединенных Наций. Мохаммад Хассан Ахунд, который был близок с Омаром и занимал несколько руководящих должностей за последние два десятилетия, является исполняющим обязанности премьер-министра.Соучредитель талибов мулла Абдул Гани Барадар, возглавлявший политическую комиссию талибов, является заместителем Ахунда. Сираджуддин Хаккани, исполняющий обязанности главы «Сети Хаккани», боевой группировки на юго-востоке Афганистана и северо-западе Пакистана, имеющей тесные связи с талибами, «Аль-Каидой» и пакистанскими спецслужбами, является исполняющим обязанности министра внутренних дел. Мулла Мухаммад Якуб, сын Омара, является исполняющим обязанности министра обороны.

Как формировались талибы?

Группа была сформирована в начале 1990-х годов афганскими моджахедами, или исламскими партизанами, которые сопротивлялись советской оккупации Афганистана (1979-89) при тайной поддержке ЦРУ и его пакистанского коллеги, Межведомственного разведывательного управления ( ИСИ).К ним присоединились более молодые представители пуштунских племен, которые учились в пакистанских медресе или семинариях; Талибан на пушту означает «студенты». Пуштуны составляют большинство в Афганистане и являются преобладающей этнической группой на большей части юга и востока страны. Они также являются крупной этнической группой на севере и западе Пакистана.

Движение получило поддержку населения в начальный постсоветский период, пообещав установить стабильность и верховенство закона после четырехлетнего конфликта (1992–1996 гг.) между соперничающими группировками моджахедов.Талибы вошли в Кандагар в ноябре 1994 года, чтобы умиротворить охваченный преступностью южный город, и к сентябрю 1996 года захватили столицу Кабул у президента Бурхануддина Раббани, этнического таджика, которого они считали антипуштунским и коррумпированным. В том же году талибы объявили Афганистан исламским эмиратом, а мулла Мохаммед Омар, священнослужитель и ветеран антисоветского сопротивления, возглавил его как амир аль-муминин , или «повелитель правоверных». Режим контролировал около 90 процентов территории страны до своего свержения в 2001 году.

Талибы установили суровое правосудие, укрепляя контроль над территорией. Судебная практика Талибана была основана на доисламском племенном кодексе пуштунов и интерпретациях шариата, окрашенных строгими ваххабитскими доктринами саудовских благотворителей медресе. Режим пренебрегал социальными услугами и другими основными государственными функциями, даже несмотря на то, что Министерство поощрения добродетели и предотвращения порока требовало, чтобы женщины носили с ног до головы паранджу, или чадри ; запрещенная музыка и телевидение; и сажали в тюрьму мужчин, чьи бороды считались слишком короткими.

Как мир отреагировал на Талибан?

За последние два десятилетия правительства и международные организации присоединились к возглавляемым США усилиям по свержению талибов и укреплению правительства Афганистана, демократических институтов и гражданского общества следующими способами:

Военная сила. Американские войска быстро свергли Талибан после того, как они вторглись в Афганистан в октябре 2001 года. Затем талибы подняли восстание против поддерживаемого США афганского правительства. Группа выдержала операции по борьбе с повстанцами самого мощного в мире альянса безопасности, Организации Североатлантического договора (НАТО), и трех американских военных.администрации США в ходе войны, в результате которой погибло более 6000 американских военнослужащих и подрядчиков [PDF] и более 1100 военнослужащих НАТО. В период с 2007 по 2021 год погибло около 47 000 мирных жителей, и, по оценкам, 73 000 афганских военнослужащих и полицейских. Также считается, что десятки тысяч боевиков Талибана погибли. Пик численности американских войск в Афганистане пришелся на 2011 г., составив около 100 000 человек. В 2003 г. НАТО приняло на себя руководство иностранными силами, что стало первым оперативным обязательством за пределами Европы.На пике своего развития у НАТО было более 130 000 военнослужащих из пятидесяти стран, дислоцированных в Афганистане. В соглашении между США и талибами от 2020 года Соединенные Штаты обязались вывести все войска США и НАТО из Афганистана, если талибы выполнят обязательства, включающие разрыв связей с террористическими группировками. США завершили вывод войск в августе 2021 года.

Санкции. Совет Безопасности ООН впервые ввел санкции против режима за укрывательство «Аль-Каиды» в 1999 году и расширил санкции после 11 сентября.Они нацелены на финансовые активы лидеров талибов и запрещают им большинство поездок. Совет Безопасности также ввел эмбарго на поставки оружия талибам. Соединенные Штаты и Европейский союз сохраняют дополнительные санкции.

Демократические реформы и помощь. Согласно отчету Всемирного банка за 2019 год, помощь Афганистану оказывали десятки стран, при этом 75 процентов государственных расходов правительства покрывались за счет грантов международных партнеров. Однако многие западные страны приостановили помощь, а Всемирный банк заблокировал доступ талибов к миллионам долларов после захвата власти группой, рискуя дальнейшими экономическими потрясениями.

Расследование. В настоящее время Международный уголовный суд ведет расследование в отношении движения «Талибан» в связи с предполагаемыми нарушениями прав афганского гражданского населения, в том числе преступлениями против человечности, совершенными с 2003 года. В отношении американских и афганских сил также проводятся расследования предполагаемых военных преступлений.

Каково состояние финансов и международной поддержки талибов?

До своего захвата талибы в основном получали доход от преступной деятельности, включая выращивание опийного мака, незаконный оборот наркотиков, вымогательство у местных предприятий и похищения людей, по данным группы наблюдателей ООН.Оценки их годового дохода колеблются от 300 миллионов долларов до 1,6 миллиарда долларов. По одной из оценок, в 2020 году они заработали около 460 миллионов долларов на выращивании опийного мака. Они также увеличили свой доход за счет незаконной добычи и пожертвований из-за рубежа, несмотря на строгие санкции ООН. Остается неясным, как изменятся источники доходов талибов при новом режиме.

Многие эксперты говорят, что пакистанские службы безопасности продолжают оказывать финансовую и материально-техническую поддержку Талибану, включая предоставление убежища боевикам Талибана, в попытке противостоять влиянию Индии в Афганистане.Исламабад отвергает эти обвинения. (В то же время Пакистан сражался со своей собственной повстанческой группировкой «Техрик-и-Талибан Пакистан», которую иногда называют пакистанскими талибами и которая отличается от афганской группировки.)

Поддерживают ли афганцы талибов?

В течение многих лет после падения власти талибы пользовались поддержкой. Основанная в США некоммерческая организация Asia Foundation в 2009 году [PDF] обнаружила, что половина афганцев, в основном пуштуны и жители сельских районов, симпатизируют вооруженным оппозиционным группам, прежде всего Талибану.Афганская поддержка движения «Талибан» и союзных ему групп отчасти проистекала из недовольства государственными институтами.

Но в 2019 году ответ на тот же опрос показал, что только 13,4 процента афганцев симпатизируют талибам [PDF]. Поскольку внутриафганские мирные переговоры зашли в тупик в начале 2021 года, подавляющее большинство опрошенных заявили, что важно защищать [PDF] права женщин, свободу слова и действующую конституцию. Около 44 процентов опрошенных афганцев заявили, что они верят, что Афганистан может достичь мира в ближайшие два года.

После захвата власти в 2021 году десятки тысяч афганцев попытались бежать из Афганистана, и агентство ООН по делам беженцев заявило, что к концу года могут бежать более полумиллиона афганцев. Кроме того, в отдаленной и гористой провинции Панджшер сформировалось движение сопротивления, состоящее из бывших чиновников, членов местной милиции и афганских сил безопасности, называющих себя Национальным фронтом сопротивления. Талибы взяли под свой контроль провинцию после более чем недели боев, но группа сопротивления пообещала продолжать противостоять талибам.

«Многих этот опыт сломал»: Inside State на фоне вывода войск из Афганистана

Интервью с более чем полдюжиной сотрудников Государственного департамента, а также с государственными чиновниками и адвокатами, а также просмотр электронных писем внутренней администрации, полученных POLITICO в соответствии с Законом о свободе информации, показывают отчаяние и дезорганизацию, охватившие передовых сотрудников Государственного департамента. Поскольку они лихорадочно пытались помочь афганцам и американцам, застрявшим в раздираемой войной стране, и обрушивали поток звонков и электронных писем — почтовый ящик, куда Государственный департамент велел афганцам отправлять заявления на получение специальной иммиграционной визы, по крайней мере однажды разбился — официальные лица говорят, что им неясно, их собственные власти и какую политику им было разрешено использовать для помощи в эвакуации людей.Все это вызвало проблемы с психическим здоровьем у некоторых сотрудников, от которых некоторые до сих пор пытаются вылечиться, спустя несколько месяцев.

Их истории являются свидетельством неготовности правительства США к резко ухудшающейся ситуации с безопасностью, даже несмотря на то, что президент Джо Байден протолкнул свое решение о выводе войск из Афганистана к 31 августа.

«Этот опыт сломал многих людей, в том числе и меня», — сказал второй сотрудник Госдепартамента. «Мы все были завалены личными просьбами о помощи конкретным людям от всех, кого мы когда-либо знали или с кем работали.И мы были бессильны что-либо сделать, на самом деле. Ощущение, что вы должны быть правительственной службой экстренной помощи, но знать, что призыв о помощи не заходит слишком далеко от вас, было чрезвычайно деморализующим».

Это было, как выразился еще один государственный чиновник, «как будто мы бросали песчинки в океан».

***

В интервью POLITICO сотрудники Госдепартамента описывают, что во время эвакуации они были «маниакальными» или страдали от «полного психического расстройства». Они говорили о необходимости поддержки психического здоровья после этого.Один чиновник сообщил, что коллеги продолжают время от времени встречаться за завтраком «просто чтобы поплакать». Другой сообщил, что ищет терапию. Более одного представителя Госдепартамента описали вывод войск из Афганистана как нанесший им эмоциональный ущерб. Люди, опрошенные для этой статьи, попросили остаться анонимными, чтобы они могли говорить откровенно.

«Мы не привыкли к неудачам в штате, и при всех возможных обстоятельствах это была неудача», — сказал один из чиновников. «Вы терпите неудачу с электронной почтой, вы терпите неудачу с получением указаний о том, что мы можем сделать и чего мы не можем сделать.Нам не хватило сил. Никто толком не понимал, в чем заключается наша политика».

В ответ на эту статью и вопросы о заботе о психическом здоровье своих сотрудников Государственный департамент опубликовал длинное заявление для POLITICO, в котором говорится, что главным приоритетом государственного секретаря Энтони Блинкена является здоровье, безопасность и благополучие сотрудников департамента и их семей. . Чиновники департамента заявили, что они сделали специалистов по психическому здоровью доступными для сотрудников в Соединенных Штатах и ​​​​за границей, даже используя собак-терапевтов среди других видов поддержки.Однако они признали, что, учитывая поток информации, с которой приходилось иметь дело сотрудникам, многие, возможно, пропустили уведомления о психическом здоровье.

Начальник ВА Здравоохранение отмечает бюджетникам «бедствие»

Глава отдела общественного здравоохранения штата Вирджиния сообщает, что, как он слышал, сотрудники Государственного департамента «испытывают большие страдания» из-за звонков, которые они получают, чтобы помочь тем, кто застрял в Афганистане. «Я подозреваю, что у них нет эффективного процесса».


«Во время кризисов, таких как вывод войск из Афганистана, мы работаем над расширением доступности этих услуг и напоминаем нашим сотрудникам, что не все в порядке и что просить о помощи — это здорово», — сказал Нед Прайс, представитель Государственного департамента.«Последствия эвакуации из Афганистана для психического здоровья не устранены — мы ожидаем, что в ближайшие месяцы и годы у сотрудников может возникнуть неблагоприятное психическое здоровье».

В первые дни после того, как талибы вошли в Кабул 15 августа, Соединенные Штаты и другие страны пытались эвакуировать своих граждан и афганских союзников через главный аэропорт в афганской столице. По меньшей мере 125 000 человек были эвакуированы из страны до крайнего срока вывода американских войск 31 августа, но считается, что тысячи людей, которые работали вместе с американцами, остались позади.По пути в результате взрыва, в котором обвиняют террористическую группу ИГИЛ-К, погибли 13 американских военнослужащих, охранявших аэропорт, и множество гражданских лиц, надеющихся успеть на самолет, — трагедия, которая только усилила разочарование и тревогу американцев в связи с тем, как справились с выводом войск.

Государственные служащие знали, что их усилия могут изменить ситуацию между смертью, пытками и кошмаром жизни при жестоком режиме талибов или свободой на Западе.

сотрудника Государственного департамента были настолько потрясены трудностями эвакуации, что в какой-то момент Департамент по делам ветеранов, который сам боролся с тем, как помочь ветеранам войны в Афганистане и другим людям, которые были подавлены захватом страны талибами, предложил оказывать психиатрическую помощь сотрудникам Foggy Bottom.

«Я слышал, что ряд сотрудников Государственного департамента испытывают сильное беспокойство из-за звонков, которые они получают о помощи от людей, которые чувствуют себя затруднительно в Афганистане», — написал исполняющий обязанности заместителя министра здравоохранения штата Вирджиния Стивен Либерман в электронном письме от 26 августа горстке высокопоставленных лиц штата Вирджиния. официальные лица, в том числе начальник штаба Таня Брадшер. «Я подозреваю, что у них нет эффективного процесса для борьбы с такими бедствиями. Мы могли бы попросить кого-нибудь из сотрудников нашего ветеринарного центра оказать поддержку виртуально, если бы Государственный департамент был заинтересован.

Управление по делам ветеранов предложило сделать свою круглосуточную линию поддержки, посвященную посттравматическим стрессовым расстройствам и предотвращению самоубийств, доступной для штата. VA также предложил личную поддержку персоналу в странах, временно принимающих недавно эвакуированных афганцев. По словам официального представителя США, знакомого с этим вопросом, State запросила дополнительную информацию о предложении VA, но в конечном итоге решила, что в его услугах нет необходимости. По словам американского чиновника, у Госдепартамента уже есть аналогичные активы и персонал, в том числе за границей.Чиновник добавил, что Государственный департамент сообщил VA, что если в будущем возникнет необходимость, он свяжется с ними.

Решение отклонить предложение VA привело в ярость одного из сотрудников Государственного департамента, говорившего с POLITICO, который сказал, что чиновникам США, пострадавшим от непреодолимых умственных и эмоциональных требований, уделяется недостаточно внимания.

«Моим коллегам нужна помощь. И я думаю, что ресурсы должны быть предоставлены. Меня очень беспокоит, что у нас была возможность получить помощь, предоставленную нам Департаментом по делам ветеранов, которая была отклонена», — сказал чиновник.«Это позор, и руководству должно быть стыдно за себя».

Другой чиновник говорил об огромной, непрерывной рабочей нагрузке и о том, что ощущалось как отсутствие признания «или понимания того, какие потери это влечет за собой… Нас просто раздавливают». Из-за пандемии коронавируса некоторые государственные служащие как за границей, так и в Соединенных Штатах работают из дома, хотя многие также работают в своих офисах.

VA обращается в Государственный департамент

В конце августа начальник штаба ВА сообщил госдепу.он мог бы предоставить консультационную помощь сотрудникам, которые были вынуждены помогать эвакуировать тех, кто застрял в Афганистане.


Эмоциональное напряжение официальных лиц США усугублялось тем фактом, что многие из них имели прямое отношение к Афганистану и его народу во время 20-летнего присутствия США там. Огромное количество американских дипломатов служило в стране в тот или иной момент.

«Было очень тяжело наблюдать, как все, над чем мы работали, рушится», — сказал американский дипломат, причастный к этой ситуации.«У нас много контактов и друзей, которые все еще там».

Поток запросов SOS продолжался в течение нескольких недель после крайнего срока вывода войск 31 августа.

В почтовых ящиках сотрудников появлялись фото за фото паспортов. Навязчивые образы застрявших младенцев, молодых девушек или окровавленных жертв талибов наполняли их тексты и электронные письма.

Телефоны продолжали звонить: высокопоставленные сотрудники Хилла, члены конгресса, сенаторы, члены кабинета, даже отставной адмирал — все просили о помощи оказавшемуся в затруднительном положении американскому или афганскому союзнику.Каждый звонок имел огромное значение.

«Необходимо найти любой контакт высокого уровня в Государственном департаменте, чтобы это было отмечено на самом высоком уровне», — говорится в электронном письме, написанном членом палаты представителей Дэвидом Троуном (D-Md.), который был среди политиков, обращающихся за помощью с аварийная эвакуация.

Представитель Дэвид Троун задает вопрос

Троун, демократ из Мэриленда, входит в число десятков государственных служащих, которые работали с Государственным департаментом в ночное время, чтобы помочь тем, кто застрял в Афганистане, вернуться в безопасное место.


В интервью Троун сказал, что пытался помочь эвакуировать подрядчиков из компании под названием «Золотой пояс», у которой есть сотрудники в его районе.

«Сутью было огромное чувство ужаса за положение, в котором они находились в Афганистане, особенно за жен и детей», — сказал Троун.

Конгрессмен сказал, что он связался со спикером Палаты представителей Нэнси Пелоси, старшим советником Белого дома Седриком Ричмондом и отставным адмиралом Джеймсом «Сэнди» Виннефельдом, бывшим заместителем председателя Объединенного комитета начальников штабов, который, по мнению Trone, все еще имел связи в правительстве, в том числе с секретарем VA Денисом Макдонафом.Запрос вернулся к штату. В конце концов, офис Троне работал с Государственным департаментом по телефону в 3 и 4 часа ночи

.

«В моих многочисленных телефонных разговорах с людьми из Государственного департамента они кажутся напряженными до предела, очень уставшими, работающими буквально круглосуточно», — сказал Троун. «Но они понимают, что есть момент, когда, если эти люди не будут освобождены, двери в конечном итоге закроются».

В его случае это окупилось — им удалось помочь доставить 380 человек в Соединенные Штаты, сказал Трон.«Это не просто изменение жизни», — сказал Троун. «Жизнь меняется на таком драматическом уровне, что это трудно понять».

Около 200 американцев все еще пытаются покинуть Афганистан, сообщил Государственный департамент сотрудникам Конгресса. захват Талибана и хаотичный уход США.

Цифры за четверг — в сочетании с данными об эвакуации с 31 августа — представляют гораздо большее количество американцев, желающих покинуть Афганистан, чем администрация публично предполагала на момент вывода войск США.

За день до завершения эвакуации американских военных госсекретарь Энтони Блинкен заявил, что Государственный департамент отслеживает «небольшое количество американцев, менее 200 и, вероятно, около 100 человек, которые остаются в Афганистане и хотят уехать».

Более 200 граждан США были эвакуированы с помощью правительства США с 31 августа, по данным Государственного департамента, а это означает, что более 400 американцев обратились за помощью к США, покинув страну почти за два месяца после вывода войск.

Администрация Байдена постоянно подсчитывала, что число американцев, желающих покинуть Афганистан, по-прежнему находится в диапазоне от 100 до 200 человек, но предупреждала, что это число невероятно изменчиво.

Администрация отметила, что трудно отследить точное количество американских граждан в стране, поскольку они не обязаны регистрироваться в Государственном департаменте, когда прибывают или уезжают. Неясно, сколько всего американцев находилось в стране на момент вывода американских войск 31 августа.

«Важно напомнить всем, что эти цифры далеко не статичны. Они постоянно меняются. Любая цифра, любая точная цифра — не более чем мгновенный снимок во времени», — заявил в пятницу официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс. «То же самое относится и к американцам в Афганистане, которые хотят уехать и готовы это сделать. Это число постоянно меняется».

«Сейчас количество американцев в этой категории составляет примерно от 100 до 200 человек», — сказал Прайс. «Эта цифра выросла в последние дни, так как все больше американцев в Афганистане решили покинуть страну в свете нашего успешного содействия десяткам выездов за последние недели.»

«Мы также последовательно заявляли, что существует несколько большее количество американцев, с которыми мы поддерживаем связь, и которые по какой-либо причине еще не готовы уехать», — сказал Прайс.

«Мы продолжаем соприкоснуться с ними. Если их планы изменятся, мы будем рады помочь облегчить их отъезд из Афганистана, если они захотят уехать», — сказал он.

у которых есть американские паспорта, и кто пытался определить, хотят ли они уехать или нет.»

«Многие из американцев имеют двойное гражданство, имеют глубокие корни и большие семьи в Афганистане, которые проживают там много лет. Для многих это болезненный выбор, — сказал он. «Я передумал», — добавил Блинкен.

граждан и 144 ЛНР [законно постоянно проживающих] из Кабула с 31 августа». Дополнительное количество граждан США и местных жителей вылетело на частных чартерах или самостоятельно пересекло сухопутную границу», — заявил CNN в пятницу другой представитель Госдепартамента. получать отчеты от коллег на местах и ​​помогать с отъездами», — сказали они.

В дополнение к более чем 100 гражданам США, которые ищут помощь в уходе из Афганистана, есть множество афганцев, многие из которых работали на вооруженные силы США, которые остались во время вывода американских войск и отчаянно пытаются уехать.

Америка не готова сражаться с Исламским государством в Афганистане

Единственным явным преимуществом талибов, пришедших к власти в прошлом месяце практически без сопротивления, было то, что они, казалось, избавили Афганистан от ненужного кровопролития.Но как только талибы прекратили свои боевые действия, другая группа жестоких джихадистов начала сеять хаос по всей стране. «Исламское государство-Хорасан», афганское ответвление «Исламского государства», совершило не менее дюжины терактов после смены караула в Кабуле.

Одна из таких атак произошла 26 августа в аэропорту Кабула, который в то время был переполнен тысячами людей. Погибли более 170 афганцев и 13 военнослужащих США. Это была классическая террористическая тактика, которую «Исламское государство-Хорасан» применило, чтобы повторно представить себя мировым СМИ, заявив, что, хотя талибы могли бы смягчиться и примириться с американцами, «Исламское государство-Хорасан», как истинный приверженец пуританского ислама, этого не сделает.В ответ президент США Джо Байден использовал беспилотники для убийства людей, которые, как он утверждал, планировали теракт. Однако удар США не отбил у группы охоты проводить новые атаки. Несколько дней спустя «Исламское государство-Хорасан» нацелилось на талибов и мирных жителей в ходе серии нападений в Джелалабаде, столице восточной провинции Афганистана Нангархар и оплоте группировки.

«Исламское государство-Хорасан» стало явной угрозой для афганцев, региона и Запада.Другое дело, готово ли правительство США бороться с этой новой угрозой.

Единственным явным преимуществом талибов, пришедших к власти в прошлом месяце практически без сопротивления, было то, что они, казалось, избавили Афганистан от ненужного кровопролития. Но как только талибы прекратили свои боевые действия, другая группа жестоких джихадистов начала сеять хаос по всей стране. «Исламское государство-Хорасан», афганское ответвление «Исламского государства», совершило не менее дюжины терактов после смены караула в Кабуле.

Одна из таких атак произошла 26 августа в аэропорту Кабула, который в то время был переполнен тысячами людей. Погибли более 170 афганцев и 13 военнослужащих США. Это была классическая террористическая тактика, которую «Исламское государство-Хорасан» применило, чтобы повторно представить себя мировым СМИ, заявив, что, хотя талибы могли бы смягчиться и примириться с американцами, «Исламское государство-Хорасан», как истинный приверженец пуританского ислама, этого не сделает. В ответ президент США Джо Байден использовал беспилотники для убийства людей, которые, как он утверждал, планировали теракт.Однако удар США не отбил у группы охоты проводить новые атаки. Несколько дней спустя «Исламское государство-Хорасан» нацелилось на талибов и мирных жителей в ходе серии нападений в Джелалабаде, столице восточной провинции Афганистана Нангархар и оплоте группировки.

«Исламское государство-Хорасан» стало явной угрозой для афганцев, региона и Запада. Другое дело, готово ли правительство США бороться с этой новой угрозой.

У.Эксперты S. по борьбе с терроризмом теперь задаются вопросом, есть ли способ сдержать «Исламское государство-Хорасан», не помогая талибам и их главному спонсору, Пакистану. Некоторые утверждают, что талибы могут даже намеренно использовать угрозу Исламских государств, чтобы лучше изобразить себя жертвами терроризма и потенциальными участниками борьбы с ним, а не преступниками. Похоже, очень немногие эксперты считают, что сотрудничество между Западом и талибами для борьбы с «Исламским государством-Хорасан» было бы хорошей идеей.

«ИГИЛ-К [Исламское государство-Хорасан] ужасно. Враги всего человечества», — сказал Брэдли Боуман, старший директор Центра военной и политической мощи Фонда защиты демократий, где он занимается оборонной стратегией и политикой США. «Но только потому, что они нападают и на талибов, мы не должны заблуждаться относительно кровожадного и женоненавистнического характера талибов». Поскольку Соединенные Штаты рассматривают «Исламское государство-Хорасан» как угрозу, «Талибан получит выгоду без необходимости вносить какие-либо конкретные изменения в то, как он управляет», — сказал Колин Кларк, директор по политике и исследованиям Soufan Group.

Остается много вопросов логистики о том, как Соединенные Штаты могут даже эффективно бороться с «Исламским государством-Хорасан» в Афганистане. После вывода войск из страны Вашингтону не хватает подходящей полномасштабной базы для нанесения ударов или пунктов прослушивания на местах для сбора разведданных. Администрация Байдена заявила, что будет наносить загоризонтные удары из-за пределов Афганистана, но неясно, планирует ли она использовать свою существующую авиабазу Аль-Удейд в Катаре или предпочитает создать еще одну поблизости в Пакистане или где-либо еще в Центральная Азия.

Источники в Пакистане сообщили Foreign Policy , что пакистанские службы безопасности были бы рады предложить Соединенным Штатам базу для их контртеррористических операций, чтобы они могли успокоить опасения США по поводу глубоких связей Исламабада с талибами и Китаем и смягчить любой ущерб, наносимый их отношениям. с администрацией Байдена. (В резком дипломатическом пренебрежении, отражающем точку зрения Байдена на Пакистан, он ни разу не звонил премьер-министру Пакистана Имрану Хану с момента прихода к власти.) Однако в Вашингтоне сильно сопротивляются доверию к Пакистану.

Некоторые эксперты в Вашингтоне считают, что Узбекистан и Таджикистан могут предложить более эффективные базы. «Я думаю, что базы в Центральной Азии предпочтительнее баз в Пакистане, главным образом потому, что пакистанцы с самого первого дня вели себя двулично в своих отношениях с талибами», — сказал Кларк. «Я не думаю, что США могут или должны доверять пакистанскому [разведывательному агентству], которое последние два десятилетия ведет двойную игру. В Центральной Азии США, возможно, все еще находятся во власти переменчивых лидеров, но это предпочтительная альтернатива отношениям с Пакистаном.

Также есть опасения, что в нынешних условиях «Исламское государство-Хорасан» готово набирать и расширять свои ряды. По оценкам, в нем насчитывается от 1500 до 2200 боевиков, что значительно меньше, чем предполагаемая численность талибов в 100 000 боевиков. Но она готовится заманивать перебежчиков и пополнять свои ряды. По данным Миссии Организации Объединенных Наций по содействию Афганистану, за первые четыре месяца этого года группа совершила 77 нападений, а совсем недавно убила американских солдат, чтобы завоевать лавры среди наиболее экстремистски настроенных боевиков Талибана, которые чувствуют себя обманутыми своей головной организацией. .Члены других этнических ополчений также могут предпочесть присоединиться к «Исламскому государству-Хорасан» для борьбы со своим историческим врагом: Талибаном. Более того, многие из заключенных лидеров группировки были освобождены, когда талибы открыли двери тюрем якобы для того, чтобы освободить своих, но также и для того, чтобы создать конкуренцию. «Тюрьма Пул-э-Чархи, которая находится недалеко от Джелалабада, и Баграм [изолятор временного содержания Парван] были затоплены [Исламским государством-Хорасан]», — сказал Рахматулла Набиль, бывший начальник Национального управления безопасности Афганистана.

Дуглас Лондон, бывший офицер ЦРУ по контртеррористическим операциям в Южной и Юго-Западной Азии и автор книги «Вербовщик: шпионаж и утраченное искусство американской разведки» , сказал, что отсутствие на местах афганских и американских разведывательных подразделений уже придало смелости Исламскому государству , и следует ожидать только расширения. «В то время как нынешняя численность и ресурсы [Исламского государства-Хорасан] ограничивают его способность угрожать талибам на обычном поле боя, нынешние обстоятельства благоприятствуют его подпольной, асимметричной кампании, направленной на то, чтобы поставить в неловкое положение и дестабилизировать новое правительство в районах, где [Исламское государство-Хорасан] сохраняет силу. таких как Джелалабад и Кабул», — сказал Лондон.«Исламское государство-Хорасан» становится все более привлекательным «для узбеков, таджиков, уйгуров и туркмен на севере Афганистана и в республиках Центральной Азии», добавил Лондон.

Бывшие оперативники США в Афганистане и аналитики пришли к общему мнению, что получать оперативную информацию об Афганистане можно, платя и вооружая знакомых бывших союзников, в том числе этнических военачальников и политических деятелей, таких как бывший президент Афганистана Хамид Карзай и бывший высокопоставленный лидер Абдулла. Абдуллы, которые остаются в Афганистане.«Неудачный удар беспилотника в Кабуле в конце августа демонстрирует, что точные удары хороши ровно настолько, насколько хороша разведка, которая их направляет», — сказал Кларк о необходимости искать и устанавливать новые посты прослушивания.

Если и есть кто-то, кто, кажется, не глубоко потрясен подъемом «Исламского государства-Хорасан», так это Талибан, возможно, потому, что оба они возникли из одних и тех же медресе на племенных территориях Пакистана. Во время поездки в Афганистан в 2016 году я посетил Джелалабад всего через день после того, как «Исламское государство-Хорасан» совершило первую террористическую атаку.Высокопоставленные сотрудники службы безопасности Афганистана, в том числе высший генерал, отвечающий за внутреннюю оборону Афганистана, сказали мне, что боевики «Исламского государства-Хорасан» были из той же среды, что и талибы. «Они такие же люди. Просто флаг сменился с белого на черный», — сказал генерал. Большинство членов «Исламского государства-Хорасан» — бывшие недовольные члены афганского движения «Талибан» или пакистанского движения «Талибан», известного как «Техрик-и-Талибан Пакистан». Большинство из них были завербованы из районов, расположенных по обе стороны пуштунских поясов двух стран.

«Даиш не представляет угрозы», — заявил в интервью местной новостной сети представитель талибов Забихулла Муджахид. «Никто их не поддерживает. Во-вторых, наша борьба с ИГИЛ в прошлом была эффективной, и мы знаем, как нейтрализовать их методы». Лидер талибов из Кабула на условиях анонимности поддержал заявления моджахедов, заявив Foreign Policy , что может пройти некоторое время, прежде чем талибы смогут обуздать группировку, но это произойдет. «Талибан еще не везде установил свой аппарат безопасности, и это брешь, которую использует ДАИШ», — сказал он.«Но мы прикончим ДАИШ из Афганистана. Жди и смотри».

Возвращение Исламского Эмирата Афганистан: состояние джихада

Несмотря на обещания движения «Талибан» держать под контролем иностранных террористических элементов, его победа уже усилила элементы внутри джихадистского движения и может снова стимулировать приток иностранных боевиков в Афганистан.

Падение Кабула поднимает ряд вопросов о будущем джихадистского движения, от планов, над которыми размышляют глобальные организации, такие как «Аль-Каида» (АК) и «Исламское государство» (ИГ), до реакции местных акторов, таких как Хаят Тахрир аш-Шам (ХТШ), сирийская группировка, которая рассматривает Талибан как образец.Ответы на эти вопросы могут помочь политикам лучше понять, какова текущая ситуация и как окружающая среда может измениться в будущем.

Статус иностранных боевиков в Афганистане

В декабре 2018 года высокопоставленный командир талибов сообщил NBC News, что в группировке было около 2000–3000 иностранных боевиков. Большинство из этих людей прибыли из Пакистана, Синьцзяна, Таджикистана, Узбекистана, Кавказа, Туниса, Йемена, Саудовской Аравии или Ирака.

ИГ также пополнило ряды иностранных новобранцев в Афганистане.Конкретное число трудно определить, но значительную часть местного руководства составляют пакистанцы, а также представители Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана, России, Синьцзяна, Иордании, Ирана, Турции, Индонезии, Бангладеш, Индии, Мальдивских островов, Алжир или Франция.

В Афганистане продолжают действовать и другие управляемые иностранцами группы, в том числе АК, Исламское движение Узбекистана, Катибат Имам аль-Бухари и Исламская партия Туркестана. Последняя группа вызывает серьезную озабоченность Китая, учитывая ее корни в провинции Синьцзян страны.В этом смысле события в Афганистане могут дать Вашингтону и Пекину обоюдную мотивацию для совместного противодействия угрозе внешних джихадистских операций. В Афганистане есть история мобилизации иностранных боевиков, существующих джихадистских сетей и по меньшей мере нескольких тысяч боевиков, уже находящихся на месте, так что победа талибов, скорее всего, вдохновит на новую мобилизацию.

Реакции джихадистов: ликование, молчание, зависть

Многие элементы джихадистского движения, особенно лица, связанные с сетями АК или ХТШ, выразили радость по поводу быстрого захвата власти талибами, рассматривая это как подтверждение того, что их терпение и идеологическая стойкость принесут им благоволение в глазах Бога.В то же время ни центр AQ, ни его отделения пока не дали официальных комментариев, что могло бы показаться шокирующим, если бы не их медленная реакция СМИ в последние годы — одна из нескольких причин, по которым ИГ и ХТШ в некотором роде затмили AQ. Тем не менее онлайн-реакция, наблюдаемая до сих пор отдельными сторонниками AQ и ее вспомогательным информационным агентством Thabat, указывает на то, что в какой-то момент организация официально отпразднует победу.

Идеологи ХТШ, напротив, сразу же обрадовались новостям из Кабула, поскольку они надеются когда-нибудь добиться того же в Дамаске.Один из высокопоставленных членов написал по этому случаю стихотворение: «О повелитель людей, мы хотим победы / Которой вы можете благословить благородного аш-Шама / Так же, как вы облагородили их, облагородьте землю / Которая жаждет сломить Башара коллаборациониста». Другой идеолог, Абу аль-Фатах аль-Фаргали, воскликнул: «О Боже, благослови мужчин Талибана, которые были верны своему завету с Богом и не изменились. Победа талибов — это урок для исламской нации в стойкости к истине до тех пор, пока не будет достигнута победа». Точно так же лидер ХТШ Абу Мария аль-Кахтани заявил: «Победа талибов — это победа мусульман, победа суннитов, победа всех угнетенных.В другом посте он призвал последователей воспользоваться этой возможностью для создания исламской оси между ХТШ, талибами, Турцией и Пакистаном — по его мнению, они — единственные действующие лица, которые возвращают исламскую политику и джихад на их законное место, в в отличие от многих арабских режимов, которые «отклонились».

В ближайшие дни или недели официальные лица ХТШ, вероятно, отметят победу местной выставкой или серией форумов, превознося важность действий талибов и объясняя, как это связано с ситуацией в Сирии.Они уже продемонстрировали свою радость на улицах, например, раздавая пахлаву водителям и прохожим в Салкине, Маарат-Мисрине, Гареме, Аль-Дане и Идлибе.

Со своей стороны, лидеры ИГ, вероятно, недовольны тем, что Талибан преобразуется в так называемый Исламский Эмират Афганистан. Победа лишает блеска проект халифата ИГ в Ираке и Сирии, тем более что талибы теперь контролируют всю страну, чего ИГ так и не удалось достичь. Более того, силы талибов и ИГ активно воюют друг с другом с 2015 года, когда ИГ впервые объявило о своем присутствии в Афганистане.Похоже, что этим боевым действиям суждено продолжаться — талибы, несомненно, продолжат свои усилия по подавлению операций ИГ в Афганистане, в то время как ИГ по-прежнему ненавидит то, что считает недостатками в идеологии талибов. Например, лидеры ИГ обвиняют Талибан в слишком снисходительном отношении к случаям бида (еретические религиозные новшества). Талибан также якобы проинструктировал своих сторонников не нападать на шиитские мечети или святыни и даже отправил своих членов на шиитскую церемонию, связанную со священным днем ​​Ашура.ИГ, скорее всего, будет бичевать группу за такие действия в своем следующем информационном бюллетене аль-Наба .

Известные Неизвестные

Хотя никто не может с уверенностью предсказать траекторию событий в Афганистане, некоторые события заслуживают дальнейшего внимания. Захват Талибаном привел к побегам из тюрем, которые освободили боевиков АК (и, вероятно, членов других группировок). Падение авиабазы ​​Баграм имело в этом отношении особое значение, так как на ней находились наиболее важные заключенные АК.Этот отток ветеранов-джихадистов, вероятно, даст толчок усилиям АК по восстановлению своей местной инфраструктуры. Тем не менее, без информации о том, кто именно сбежал, трудно определить, остаются ли исторически значимые фигуры в сети AfPak АК, или в наши дни она состоит в основном из более новых фигур, будь то местные или региональные иностранные боевики. Чтобы закрыть этот пробел и дать возможность лучше оценить будущее АК в Афганистане, правительство США должно рассекретить имена тех ключевых фигур, которые находятся в заключении в Баграме и других учреждениях.

Связанный с этим вопрос заключается в том, сколько боевиков АК за пределами Афганистана попытаются вернуться теперь, когда Талибан находится у власти. Особый интерес представляет Саиф аль-Адель, который базируется в Иране после вторжения 11 сентября и считается потенциальным наследником лидера АК Аймана аль-Завахири. Тегеран может рассматривать Адель как разменную монету с официальными лицами талибов, как для защиты своих интересов в Афганистане, так и для обеспечения благополучия местных хазарейских шиитов.

Среди других потенциальных репатриантов есть члены АК, перебравшиеся из Афганистана в Сирию за последнее десятилетие, чтобы помогать местным отделениям организации — сначала «Джабхат ан-Нусра», а затем «Хурас ад-Дин» после того, как бывшая членская организация ХТШ решила оставить свою родительскую организацию и сосредоточиться на том, чтобы стать самостоятельная местная власть.По сути, ХТШ лишили Хурас ад-Дин когтей в июне 2020 года, поэтому, по слухам, те из последней группы, которые имеют исторические связи с афганской сетью АК, стремятся туда вернуться.

Размышляя о том, как Соединенные Штаты и их союзники могут предотвратить возрождение джихадистов в Афганистане, важно помнить, что контртеррористическая инфраструктура, созданная после 11 сентября, предоставит им гораздо более надежные возможности, чем они имели до этого. Тем не менее, мощная разведывательная инфраструктура на местах, на которую Вашингтон полагался в течение последних двадцати лет, сейчас меняется или полностью исчезает, поэтому пресечь будущие внешние операции АК и других групп может оказаться труднее.Соответственно, правительство США должно продолжать подталкивать талибов к выполнению своих заявлений о том, что Афганистан не будет использоваться для планирования террористических атак за границей, а также готовить меры по противодействию этой угрозе, если группа окажется нежелающей или неспособной выполнить свое обещание. В любом случае, возвращение Исламского Эмирата Афганистан оживило кадры АК и дало ХТШ образец для подражания в Сирии.

Аарон Ю. Зелин — научный сотрудник Ричарда Бороу в Вашингтонском институте и приглашенный исследователь в Университете Брандейса.

ИГИЛ представляет растущую угрозу новому правительству талибов в Афганистане

ДЖАЛАЛАБАД, Афганистан — Война Арефа Мохаммада против Исламского государства закончилась ранее этой осенью, когда его подразделение боевиков Талибана попало в засаду, устроенную террористической группировкой в ​​восточном Афганистане. Пуля раздробила ему бедро, оставив его инвалидом и едва способным ходить, не говоря уже о борьбе.

Но для движения «Талибан», в котором он служил, ныне правительства Афганистана, война против «Исламского государства» только начиналась.

«Если бы мы знали, откуда они, мы бы преследовали их и уничтожили», — сказал 19-летний Мохаммед, лежа на больничной койке в Джелалабаде, столице восточной провинции Нангархар Афганистана, где Исламское государство поддерживает свое присутствие с тех пор. 2015.

За два месяца после того, как талибы взяли под свой контроль страну, филиал Исламского государства в Афганистане, известный как Исламское государство Хорасан или ИГИЛ-К, усилил атаки по всей стране, напрягая новое и непроверенное правительство и поднимая тревожные звоночки на Западе о потенциальном возрождении группы, которая в конечном итоге может представлять международную угрозу.

Атаки были направлены в основном на отряды талибов, подобные отряду г-на Мохаммада, и на шиитские меньшинства Афганистана. Всего за несколько недель в результате взрывов смертников в Кабуле, столице, и в важных городах, включая Кундуз на севере и Кандагар в южном сердце талибов, по меньшей мере 90 человек погибли и сотни получили ранения. А во вторник боевики «Исламского государства» осуществили скоординированную атаку с боевиками и как минимум одним террористом-смертником на важный военный госпиталь в столице, убив по меньшей мере 25 человек.

Это поставило «Талибан» в опасное положение: после 20 лет боевых действий в качестве повстанцев группировка вынуждена бороться с обеспечением безопасности и выполнением своих основных обязательств по поддержанию правопорядка. Это оказалось особенно сложным для талибов, поскольку они пытаются защитить себя и мирных жителей в густонаселенных городах от почти ежедневных нападений с армией, которая была обучена для ведения партизанской войны в сельской местности.

Всплеск нападений вызвал растущее беспокойство среди западных официальных лиц, при этом некоторые предсказывают, что «Исламское государство» — часто считающееся региональной угрозой — может получить возможность наносить удары по международным целям в течение шести-двенадцати месяцев.

Колин Каль, заместитель министра обороны США по политическим вопросам, на прошлой неделе заявил законодателям, что способность талибов преследовать группировку «необходимо определить».

Афганистан под властью талибов

После ухода американских военных 30 августа Афганистан быстро вернулся под контроль талибов. В стране широко распространена тревога за будущее.

Чувства г-на Каля подчеркивают основную озабоченность западных разведывательных сообществ: существует мало способов измерить эффективность талибов против ИГИЛ-К.По словам официальных лиц США, надежного доступа к разведывательным данным больше нет, поскольку ограниченные полеты дронов предоставляют разрозненную информацию, учитывая расстояние, которое им нужно пролететь, чтобы добраться до Афганистана, по словам официальных лиц США, и сложившаяся сеть информаторов рухнула.

Талибы, которые отказались сотрудничать с Соединенными Штатами в противодействии Исламскому государству, вместо этого ведут войну на своих условиях, с тактикой и стратегией, которые выглядят гораздо более локализованными, чем правительственная кампания против террористической организации.

«Талибан привык к боевым действиям в качестве повстанцев, полагаясь на ряд асимметричных атак против афганских и американских сил», — сказал Колин П. Кларк, аналитик по борьбе с терроризмом из Soufan Group, консалтинговой фирмы по вопросам безопасности, базирующейся в Нью-Йорке. «Но кажется очевидным, что «Талибан» вообще не задумывался о том, как изменится уравнение в противодействии повстанцам, что фактически является той ролью, которую они играют сейчас против Исламского государства».

А вот где талибы изменили свою стратегию борьбы с Исламским государством — когда-то работавшие вместе с американцами и прежним правительством для сдерживания террористической группировки на востоке — это на дипломатической сцене.

По мере того, как талибы добиваются международного признания, группировка использовала возрождение террористической группы в качестве козыря для получения дополнительной финансовой помощи, по словам катарских официальных лиц, напоминая другим странам, что мощное Исламское государство представляет угрозу и для них.

Признавая потенциальную угрозу вдоль своей общей границы с Афганистаном, Пакистан передает талибам некоторые разведданные об Исламском государстве, по словам официальных лиц США. The Washington Post впервые сообщила об этом событии.

Доктор Басир, глава разведывательного подразделения Талибана в Джелалабаде, носящий одно имя, является одним из лидеров группировки, приспосабливающимся к войне, на другой стороне которой он когда-то был повстанцем Талибана. Теперь он отвечает за защиту и безопасность города с населением в несколько сотен тысяч человек.

В последние несколько лет Джелалабад стал легкой мишенью для Исламского государства, которое направило в город ячейки боевиков из близлежащих районов, совершая убийства и взрывы по своему усмотрению.

Но группа воспользовалась тем, что в течение нескольких недель собиралось новое правительство, и резко расширила свое влияние.

В период с 18 сентября по 28 октября Исламское государство совершило не менее 54 терактов в Афганистане, включая взрывы смертников, убийства и засады на контрольно-пропускных пунктах, согласно анализу ExTrac, частной фирмы, которая отслеживает насилие боевиков в Афганистане. конфликтные зоны. Это один из самых активных и смертоносных периодов для «Исламского государства» в Афганистане.

Большинство этих нападений было направлено против сил безопасности талибов — заметное изменение по сравнению с первыми семью месяцами года, когда Исламское государство в первую очередь нападало на гражданских лиц, включая активистов и журналистов.

В противодействии Исламскому государству д-р Басир сказал, что его люди использовали методы, аналогичные предыдущему правительству, даже полагаясь на оборудование, используемое бывшей разведывательной службой для перехвата сообщений и радиопереговоров — инструменты, подаренные Западом за последние два десятилетия. в попытке следить за талибами.

Но он настаивал на том, чтобы у талибов было то, чего не было у последнего правительства и американцев: широкая поддержка местного населения, которая была благом для человеческого интеллекта, способного предупреждать власти о нападениях и местах расположения боевиков, которые всегда были известны. трудно получить в прошлом.

Этот уровень доверия и сотрудничества может снизиться, говорят аналитики по вопросам безопасности, поскольку растет опасение, что Талибан может использовать угрозу ИГИЛ-К в качестве предлога для безнаказанного осуществления спонсируемого государством насилия в отношении определенных слоев населения, таких как как члены бывшего правительства.

«Есть также немного высокомерия и самоуверенности, потому что они думают, что ИГКП имеет настолько ограниченную популярность в стране — что, по мнению талибов, она настолько за гранью, что никогда не будет иметь такой широкой популярности, поэтому они думают, что могут себе это позволить. игнорировать угрозу», — сказал Ибрахим Бахисс, консультант Международной кризисной группы и независимый аналитик.

В 2015 году «Исламское государство в Хорасане» было официально создано на востоке Афганистана бывшими членами пакистанских талибов.Идеология группы прижилась отчасти потому, что многие деревни населены мусульманами-салафитами, той же ветвью суннитского ислама, что и Исламское государство. Составляя меньшинство среди талибов, которые в основном следуют ханафитской школе, боевики-салафиты стремились присоединиться к новой террористической группировке.

Тяга молодых боевиков к Исламскому государству особенно заметна в Джелалабаде, где в последние годы появляется все больше салафитских мечетей, что обеспечивает достаточное количество мест для вербовки террористической группировки.

Талибы продемонстрировали свою открытость по отношению к салафитам, приняв присягу на верность от некоторых священнослужителей салафитов в начале этого месяца. Но в их сообществе, особенно в Джелалабаде, по-прежнему широко распространено беспокойство.

В одной салафитской религиозной школе в городе талибы расправились с идеологией, вынудив основателя школы бежать. Они разрешили мальчикам продолжать изучение Корана, но запретили салафитские произведения из учебной программы.

Для Фараидуна Моманда, бывшего члена афганского правительства и местного влиятельного лица в Джелалабаде, ухудшение экономической ситуации в стране также способствует вербовке Исламского государства.

«В любом обществе, если экономика плохая, люди будут делать то, что должны делать, чтобы выжить», — сказал г-н Моманд.

Когда сумерки опустились на Джелалабад в последний октябрьский день, отряд боевиков Талибана, принадлежащий разведывательному управлению, проехал по улицам в модифицированном пикапе Toyota с пулеметом, установленным в его кузове, когда улицы наполнились пассажирами и вечером. покупатели.

Талибы останавливались на ключевых перекрестках и блокпостах, выпрыгивая и помогая с досмотром автомобилей и вездесущих желтых трехколесных рикш, которые толкаются и гудят на улицах.Они просовывали головы, светили внутрь фонариками, расспрашивали пассажиров и махали им.

«У нас есть суд для каждого преступника», — сказал Абдулла Горзанг, командир талибов. «Но суда для ИГИЛ-К нет. Их убьют, где бы они ни были арестованы».

Виктор Дж. Блу сообщил из Джелалабада, Афганистан; Томас Гиббонс-Нефф из Дохи, Катар, и Кристина Голдбаум из Кабула. Репортаж предоставил Эрик Шмитт из Вашингтона; Сафиулла Падшах из Джелалабада; и Сами Саак из Лос-Анджелеса.

Объяснитель: Насколько опасно Исламское государство Афганистана?

Ответвление Исламского государства, которое американцы обвиняют в смертельной атаке террориста-смертника возле аэропорта Кабула, сформировалось в восточном Афганистане шесть лет назад и быстро превратилось в одну из самых опасных террористических угроз во всем мире.

Несмотря на годы военных нападений со стороны возглавляемой США коалиции, группировка, известная как «Исламское государство Хорасан», выжила, чтобы начать новую массированную атаку, когда Соединенные Штаты и другие партнеры по НАТО уходят из Афганистана, а талибы возвращаются к власти.

Президент Джо Байден сослался на угрозу атак Исламского государства в связи с соблюдением установленного во вторник крайнего срока для вывода американских войск из Афганистана. Байден обвинил группу в нападении в четверг, в котором участвовал террорист-смертник, который пробрался в толпу афганцев у ворот аэропорта, контролируемого военнослужащими США.

Группа установила рекорд очень смертоносных атак, несмотря на собственные тяжелые потери. Взгляд на смертоносную группу, влияющую на курс воздушных перевозок Кабула и У.S. действия:

ЧТО ТАКОЕ ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО ХОРАСАН?

Филиал Исламского государства в Центральной Азии возник через несколько месяцев после того, как основные боевики группировки пронеслись по Сирии и Ираку, создав самопровозглашенный халифат, или Исламскую империю, летом 2014 года. и пять лет последующих боев международных сил за свержение халифата.

Филиал в Афганистане получил свое название от провинции Хорасан, региона, который в средние века охватывал большую часть Афганистана, Ирана и Центральной Азии.

Группа также известна как ISK или ISIS K.

КТО ТАКИЕ БОЙЦЫ ИСЛАМСКОГО ГОСУДАРСТВА ХОРАСАН?

Группа началась с нескольких сотен пакистанских боевиков Талибана, которые укрылись за границей в Афганистане после того, как военные операции вытеснили их из родной страны. Там к ним присоединились и другие экстремисты-единомышленники, в том числе недовольные афганские боевики Талибана, недовольные тем, что они — в отличие от Запада — считали слишком умеренными и миролюбивыми талибами.

По мере того, как талибы в последние годы вели мирные переговоры с Соединенными Штатами, недовольные талибы все больше переходили на сторону более экстремистского Исламского государства, увеличивая его численность. Большинство были разочарованы тем, что талибы вели переговоры с США в то время, когда они думали, что движение движется к военной победе.

Группа также привлекла значительные кадры Исламского движения Узбекистана из соседней страны; боевики из единственной провинции Ирана, в которой большинство населения составляют мусульмане-сунниты; и члены Исламской партии Туркестана, в которую входят уйгуры с северо-востока Китая.

Многих привлекла насильственная и экстремистская идеология Исламского государства, в том числе обещания халифата объединить исламский мир, цель, которую Талибан никогда не поддерживал.

ЧТО ДЕЛАЕТ ИХ ГЛАВНОЙ УГРОЗОЙ?

В то время как Талибан ограничил свою борьбу Афганистаном, группа Исламского государства в Афганистане и Пакистане поддержала призыв Исламского государства к всемирному джихаду против немусульман.

Центр международных и стратегических исследований насчитывает десятки нападений, совершенных боевиками «Исламского государства» на гражданское население в Афганистане и Пакистане, включая мусульманское меньшинство шиитов, а также сотни столкновений с афганскими, пакистанскими и американскими боевиками.Силы коалиции под руководством США с января 2017 года. Хотя этой группировке еще предстоит совершить нападения на территорию США, правительство США считает, что она представляет собой хроническую угрозу интересам США и их союзников в Южной и Центральной Азии.

КАКОВЫ ИХ ОТНОШЕНИЯ С ТАЛИБАНОМ?

Они враги. В то время как представители разведки считают, что боевики «Аль-Каиды» интегрированы в «Талибан», талибы, напротив, ведут крупные скоординированные наступления против группировки «Исламское государство» в Афганистане.Повстанцы Талибана время от времени объединялись как с американскими, так и с поддерживаемыми США афганскими правительственными войсками, чтобы разгромить Исламское государство в некоторых частях северо-востока Афганистана.

Представитель министерства обороны США в беседе с Associated Press на условиях анонимности, поскольку он работал тайно, заявил ранее, что администрация Трампа добивалась заключения соглашения о выводе войск с талибами в 2020 году отчасти в надежде объединиться с ними против Исламского государства. филиал. Администрация увидела в этой группе реальную угрозу американской родине.

КАКОВ РИСК СЕЙЧАС?

Даже когда у Соединенных Штатов были боевые части, самолеты и вооруженные беспилотники, размещенные на земле в Афганистане для наблюдения и нанесения ударов по Исламскому государству, боевики Исламского государства могли продолжать атаки, несмотря на тысячи жертв, отмечают Амира Джадун и Эндрю Майнс. в отчете Центра по борьбе с терроризмом Вест-Пойнта.

Вывод войск лишает Соединенные Штаты возможности наносить наземные удары в Афганистане, а также угрожает ослаблением их способности отслеживать Исламское государство и его планирование атак.Представители Байдена говорят, что группировка «Исламское государство» — лишь одна из многих террористических угроз, с которыми она сталкивается во всем мире. Они настаивают на том, что могут управлять этим с помощью так называемых загоризонтных военных и разведывательных средств, базирующихся в странах Персидского залива, на авианосцах или других более удаленных объектах.

Один из самых больших опасений Соединенных Штатов по поводу вывода своих боевых сил через два десятилетия заключается в том, что Афганистан под властью талибов снова станет магнитом и базой для экстремистов, замышляющих нападения на Запад.

Советник по национальной безопасности США Джейк Салливан сказал CNN в прошлые выходные, что эта угроза была чем-то, «на чем мы сосредоточились, используя все средства в нашем арсенале».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.