Берег маклая википедия: Берег Маклая — это… Что такое Берег Маклая?

Содержание

Берег Маклая — это… Что такое Берег Маклая?

Берег Миклухо-Маклая — участок северо-восточного побережья острова Новая Гвинея между 5 и 6° ю.ш. протяженностью около 300 км (между заливом Астролейб (Астролябия; англ. Astrolabe Bay) и полуостровом Хуен (англ. Huon Peninsula)).

Территория была исследована российским ученым Н. Н. Миклухо-Маклаем в период его продолжительных пребываний на острове в 1871—1872, 1876—1877, 1883.

По описаниям самого ученого эта территория простиралась «от мыса Кроазиль[1] на западе до мыса Короля Вильяма на востоке, от берега моря на северо-востоке до высочайшего хребта гор (Мана Боро-Боро) на юго-западе». В 1873 году М-Маклай писал по поводу этого названия:

Я таким образом называю берег Новой Гвинеи вокруг Астроляб-бай и бухты с архипелагом Довольных Людей по праву первого европейца, поселившегося там, исследовавшего этот берег и добившегося научных результатов.[2]

Особого внимания заслуживают предлагаемые ученым проекты основания на острове российской колонии.

С предложением установить российский протекторат над Берегом Миклухо-Маклая ученый впервые обратился к правительству Российской империи в 1875, но предложение было отклонено по причине «отдаленности этой страны и отсутствия там русских интересов».

Активизация колониальной деятельности Великобритании и Германии в регионе заставила ученого в 1883—1884 годах вновь обратиться с подобным предложением к императору Александру III, великому князю Алексею Александровичу и министру иностранных дел Н. К. Гирсу. Предполагался и запасной вариант — признание самостоятельности территории.

Российский историк А. Ю. Плотников отмечает, что на этот момент у Российской империи был целый ряд оснований, самым весомым из которых был, в соответствии с действующими нормами международного права, факт приобретения ученым, российским подданным, значительных участков земли, заявить свои права на эту территорию. Возможность установления протектората облегчалась тем фактом, что в октябре 1884 Великобритания установила протекторат только над южной частью Новой Гвинеи.

Обращение Миклухо-Маклая было рассмотрено на специальном обсуждении, при участии министра иностранных дел Гирса, директора департамента внутренних сношений МИДа Ф. Р. Остен-Сакена и управляющего морским министерством адмирала И. А. Шестакова, в октябре-декабре 1884. Обращение было отклонено в связи с опасениями, что Россия не сможет удержать за собой эту отдаленную территорию, хотя особо подчеркивалась важность не допустить установления в Тихоокеанском регионе порядков, несогласных с российскими интересами, а к ученому обращались с просьбой информировать правительство о текущей ситуации.

Однако уже 5 декабря 1884 Германия объявила об установлении своего протектората над северной частью Новой Гвинеи и близлежащими островами.

Подготовка этой операции началась в августе 1884 года, когда в Сидней в качестве представителя торговой миссии и руководителя экспедиции прибыл немецкий путешественник О. Финш, имевший специальные полномочия канцлера Бисмарка.

29 сентября 1884 он высадился на Берег Миклухо-Маклая, где в районе деревни Бонгу, выдавая себя за брата Миклухо-Маклая, приобрел участок земли. На этом основании 5 октября 1884 он поднял там флаг Германии. В дальнейшем подобную операцию Финш проделал на островах Били-Били и Грагед. Через месяц северо-восточное побережье и близлежащие острова обошел германский военный корабль, провозгласив германский протекторат над территорией.

Как отмечает А. Ю. Плотников, даже в этой ситуации оставалась возможность претендовать на часть территории северо-восточного побережья Новой Гвинеи, но правительство России ограничилось обращением к правительству Германии с предупреждением о недопущении ущемлений частных прав Миклухо-Маклая, приобретенных им на основании ранее заключенных соглашений с жителями острова.

Очередную попытку сохранить хотя бы часть территории за Российской империей ученый предпринял в 1886, обратившись к Александру III с просьбой разрешить ему основать в Порту Алексей или на одном из незанятых островов российскую колонию. Миклухо-Маклаю удалось даже собрать 1200 заявок от добровольцев (их число увеличится по словам учёного до «более 2000» в феврале 1887), готовых переселиться в новую колонию.

Созданный для рассмотрения проекта Миклухо-Маклая комитет в заседаниях которого ученый принял личное участие, 9 декабря 1886 отклонил проект Миклухо-Маклая, мотивируя свой отказ тем, что «поднятие русского флага неминуемо вовлекло бы правительство в целый ряд дорогостоящих мероприятий без существенной пользы для государства».

Германская колония просуществовала на Берегу Миклухо-Маклая до Первой мировой войны, когда она была оккупирована австралийскими войсками, а затем была преобразована в Австралийскую подмандатную территорию.

В настоящее время территория Берега Миклухо-Маклая принадлежит Папуа-Новой Гвинее (провинция Маданг (Madang).

Примечания

  1. Cape Croisilles
  2. Н.Миклухо-Маклай, Путешествия на берег Маклая, М.,2008, стр. 232

Wikimedia Foundation. 2010.

Человек с Лемурии

До сих пор неясно происхождение этой фамилии. Широко распространена «шотландская» версия — ее апологеты утверждают, что дальний предок Николая Николаевича шотландец Микаэль Маклай попал в плен к казакам в битве при Желтых Водах, остался в России, породнился с казаком Степаном Миклухой, и со временем фамилия стала двойной.

Однако версия эта ничем не подтверждается. Племянница же ученого говорила, что вторая фамилия изначально звучала как «Махлай», и, возможно, ее носил один из дальних предков ученого. Другие же настаивают на том, что будто бы после того, как Николай Николаевич открыл новый вид губок под названием Guancha blanca, он, по давней традиции первооткрывателей, добавил к их названию свою сокращенную фамилию по-латыни — Mcl, — а потом из этих трех букв составил вторую фамилию. По версии Г. Ф. Штендмана, «Маклай» это сокращенное украинское имя Микола (Николай), которое священник после рождения последнего вписал в церковную книгу, однако проверка ее не подтвердила.

Разночтения есть и в том, когда он впервые начал эту фамилию использовать. По словам Ю. В. Бруннемана, гимназического приятеля Маклая, он пользовался ей уже в гимназии. Но современные маклаеведы точно установили, что до середины 1860-х двойная фамилия нигде не употребляется — считается, что впервые Николай ее использовал в 1864 году, при поступлении в Гейдельбергский университет.

Неясен также вопрос и с национальностью Маклая. Судя по тому, что известно о национальности его родителей, он наполовину украинец, наполовину поляк. Сам же Николай Николаевич писал в автобиографии, что он «смесь элементов: русского, германского и польского».

 

Географические карты и бунтарский нрав

Родился будущий исследователь 17 июля 1846 года в селе Рождественском Боровичского уезда Новгородской губернии. Его отец был инженером-путейцем, мать была из дворянской семьи, дочь героя Отечественной войны 1812 года, участника Бородинской битвы. Она дружила с революционерами, знавшими Герцена и Чернышевского, три ее брата участвовали в Польском восстании 1863 года. Из-за этого у Маклая позже будут неприятности — он усвоил ее политические взгляды, не скрывал их и в результате был вынужден оставить Петербургский университет и покинуть Россию. Но пока вся семья перемещается по Российской империи, вслед за постоянно получавшим новые назначения отцом, пока не устроилась в Санкт-Петербурге, где Николаю Миклухе было поручено строительство Выборгского шоссе.

Вскоре отец тяжело заболел и скончался, оставив жену и детей в трудном материальном положении. Однако ситуацию спасло то, что семейные сбережения были заблаговременно и выгодно вложены в ценные бумаги одной из известных компаний, к тому же мать занималась черчением географических карт.

Отец и мать ученого. Николай Ильич Миклуха и Екатерина Семёновна Беккер-Миклуха

Wikipedia

Можно предположить, что, наблюдая за ее занятиями, юный Маклай и заинтересовался рисованием и исследованиями — он хотел стать врачом или художником, но Екатерина Семеновна не приняла его выбор, и между ними начался затяжной конфликт. Так или иначе, постепенно материальное положение семьи улучшилось, что дало возможность устроить Николая и его брата Сергея в училище Святой Анны, откуда они, впрочем, скоро ушли и поступили во Вторую Петербургскую гимназию. Учился Николай плохо, постоянно прогуливал. Но активно участвовал в общественной деятельности, умудрившись даже на пару-тройку дней попасть под арест в Петропавловскую крепость — начавшаяся после отмены в 1861 году крепостного права политическая активность в обществе немало тому способствовала

 

В кружке дарвинистов

В 1863 году Маклай досрочно покидает гимназию и записывается в Петербургский университет вольнослушателем. Правда, и там он продержался недолго: после очередных заявлений на студенческой сходке против «зверств царизма в Польше» был отчислен и лишен права учиться в России. После чего решил продолжить обучение за границей и в 1864 году поступил в Гейдельбергский университет. Проведя год там, он отправился в Лейпциг, а затем в Йену. Первоначально он интересовался всем: историей, физикой, химией, философией, математикой, но быстро охладел ко всему этому и стал делать упор на медицину. Тем более что в Йенском университете произошло поворотное для всей жизни будущего путешественника событие: он познакомился с

Эрнстом Геккелем, ближайшим учеником и последователем Чарльза Дарвина, и его другом Карлом Гегенбауэмом и произвел на них очень хорошее впечатление. Они-то и привлекли его к занятиям анатомией, к изучению морских губок и нервной системы позвоночных.

Летом 1866 года Эрнст Геккель решил немного отдохнуть от чтения лекций и заодно совершить поездку в Мессину, где он рассчитывал продолжить начатое им незадолго до этого изучение обитателей Средиземного моря. Йенский университет выделил средства, и Геккель, приват-доцент Боннского университета Греф, а также студенты Фоль и Миклуха отправились в путь. Однако начавшаяся очередная война в Европе и последующая за ней эпидемия холеры резко изменили их планы — из-за масштабного распространения болезни власти Мессины никого к себе не пускали, поэтому было принято решение ехать на Канарские острова. Это была первая в жизни Маклая научная экспедиция, которая во многом и определила его дальнейшую жизнь.

Эрнст Геккель и Николай Миклухо-Маклай на Канарах

Wikipedia

Выбрав в качестве места дислокации остров Лансароте, они обосновались там и приступили к работе. Маклай занимается морскими губками и рыбами, главным образом акулами. Однажды они с коллегами чуть не погибли в море — спасли их присущие Маклаю невозмутимость и присутствие духа, которые он потом не раз демонстрировал в опасных ситуациях. Там же он делает первое в своей жизни научное открытие — новый вид морских губок Guancha blanca, названных им в честь коренных обитателей островов, практически полностью истребленных колонизаторами.

По вечерам, после работы, друзья устраивали диспуты, в том числе на антропологические темы, — этому в немалой мере способствовало сильно смешанное в этническом и антропологическом отношении население. Вполне возможно, что именно там у Маклая возник и стал формироваться интерес к антропологии, впоследствии ставшей фокусом его научных интересов.

В начале 1867 года на островах начался очередной сезон штормов — и экспедицию пришлось досрочно свернуть: Геккель и Греф вернулись каждый в свои университеты, а Фоль и Миклуха отправились в Марокко, по пути изучая разнообразные проявления Guancha blanca и антропологические типы местных жителей Североафриканского побережья, затем была Испания и, наконец, опять Йена. В 1868 году Маклай заканчивает Йенский университет и начинает самостоятельную научную деятельность.

 

Гуманист, моногенист

В современном маклаеведении принято считать, что из всех научных дисциплин, которыми когда-либо занимался Миклухо-Маклай, основной вклад он внес именно в антропологию. Это отмечали и современники. «Самое важное из написанного М.-Маклаем, относится к антропологии, и именно к антропологии папуасов и меланезийцев», — писал его друг Дмитрий Анучин, известный русский антрополог XIX столетия.

Интерес Маклая к этой области знания возник во многом из-за того, что в начале 1870-х в очередной раз обострился спор приверженцев двух концепций в антропологии — полигенизма и моногенизма. Представители первой считали, что все человеческие расы — это разные виды Homo sapiens, имеющие различное происхождение. При этом черную расу, папуасов в том числе, они относили к «промежуточному звену» между европейцами и приматами. В своих трактатах они обосновывали это тем, что у папуасов волосы на голове растут пучком, пальцы на ногах отстоят далеко друг от друга, слабо развита икроножная мускулатура, кожа отличается особой шершавостью и т. п. Таких взглядов придерживался и учитель Маклая Эрнст Геккель, из-за чего между ними в конце концов произошел разрыв отношений.

Мальчик Налай 10—11 лет. Боге — папуас из горной деревни Энглам-Мана. Рисунок Миклухо-Маклая, 1872 год

Wikipedia

Моногенисты, напротив, считали, что все человеческие расы — это разновидности одного вида Homo Sapiens, имеющие общее происхождение. К этому лагерю относился известный биолог и антрополог Карл Бэр, тоже ближайший знакомый Маклая, под влиянием которого тот как раз и заинтересовался антропологией и обратил свое внимание на Новую Гвинею. В то время она была своего рода terra incognita: отсутствовали какие-либо данные о ее площади, флоре и фауне, неизвестно было, что происходило на берегах и во внутренних районах острова.

Что касается обитателей архипелага, в своей работе «О папуасах и альфурах» Бэр выдвинул предположение об их двух расовых типах, проверкой которого и захотел заняться Маклай, гуманистической натуре которого решительно претили идеи о «промежуточном звене»; кроме того, он подозревал наличие там Лемурии — материка, якобы существовавшего в древности на месте значительной части Индийского океана, от Юго-Восточной Африки и Мадагаскара до нынешних Зондских островов. В итоге, намечая план работ, Маклай собирался «во-первых, уяснить антропологическое отношение папуасов к другим расам вообще, которое еще почти не определено; во-вторых, по возможности и по собственным наблюдениям определить распространение этой расы» за пределами Новой Гвинеи.

 

Экспедиции

В 1871–1883 годах Маклай предпринимает ряд экспедиций на Новую Гвинею, а также на острова Микронезии и Меланезии. Задача у него была одна: выявить связи между населением этих территорий и очертить ареал распространения меланезийского расового типа и на собранном материале доказать видовое единство и родство человеческих рас. Кроме того, он задался целью опровергнуть главный антропологический тезис того времени, что в основе антропологической классификации должно лежать деление людей на долихо- и брахицефалов — по длине черепа.

В итоге на основании своих многочисленных изысканий он обосновал наличие в Тихом Океане трех рас: меланезийской, австралийской и полинезийской, ареалы обитания которых образуют так называемый маклаевский треугольник, вошедший во все учебники географии. При этом он установил, что никаких принципиальных различий с точки зрения антропологии между обитателями Океании не существует, везде живет только одно племя, имеющее одинаковый антропологический тип — отличия только в языке и образе жизни.

Найдя среди аборигенов как долихо-, так и брахицефалов, Маклай опроверг положение о ведущем значении головного указателя в качестве критерия для разделения рас. Собрав богатый фактический материал, он доказал, что все физические особенности тех или иных народов, населяющий изучаемый регион, которые ранее рассматривались наукой как расовые, в действительности определяются только внешними факторами и, таким образом, не зависят от генетической основы.

#image-kit_1894

 

Папуасы: от изучения к защите

С середины 1870-х Николай Николаевич начинает постепенно отходить от научных исследований. Причин тому было много: и пошатнувшееся в результате долгих и трудных странствий по земному шару здоровье, и постоянная нехватка средств на жизнь и научную работу, а кроме того, Миклухо-Маклай обзавелся семьей, что тоже требовало времени и денег. Наблюдавший за его деятельностью в этот период выдающийся русский географ Петр Семенов-Тяншанский писал: «С возвращением в 1878 г. Маклая в Сидней заметен уже был решительный поворот в до тех пор вполне последовательном направлении деятельности талантливого нашего соотечественника. Второе продолжительное пребывание посреди дикарей племен Новой Гвинеи, и притом в совершенно изменившихся условиях, при коих, вместо прежней своей недоверчивости и отчужденности, папуасы решительно подчинились влиянию белого человека, смотря на него как на какое-то высшее, даже неземное существо, совершенно изменило и отношения Маклая к папуасам. Вместо того чтобы смотреть на них, как прежде, совершенно объективно, он как бы сроднился с ними, полюбил их и с увлечением вошел в роль их руководителя и покровителя. Такой характер приняла вся дальнейшая его деятельность, и дальнейшие его поездки с 1878 по 1882 г. были обусловлены уже не чисто научными антропологическо-этнографическими целями, а желанием быть трибуном диких папуасов, активным защитником прав, по его мнению, угнетаемых и стираемых с лица земли австралийских племен. При таком изменении направления деятельности талантливого Маклая первоначальные, чисто научные цели его путешествия отошли для него на второй план».

Мужской дом (буамбрамра) и жилая хижина (таль). Рисунок Миклухо-Маклая, 1871 или 1872 год

Wikipedia

С другой стороны, приобретение известности и славы открыло для Маклая возможности общественной деятельности, нацеленной на помощь подопечным папуасам, чем он и не преминул воспользоваться. В 1874 году он осуществил попытку создать собственный этнографический заповедник: «Не считая попытку устроить колонию на этом берегу легкою, я, однако же, не сомневаюсь в ее успехе, побуждаемый идеею человеколюбия и симпатии к несчастному населению. В разговоре с генерал-губернатором (Нидерландской Индии) я предложил ему на деле подтвердить мои слова, т. е. взять на себя в продолжении одного года без помощи одного европейца, а только с несколькими десятками яванских солдат и одною канонерскою лодкою основать на этом берегу Новой Гвинеи колонию и побудить туземцев переменить образ жизни и взаимоотношения между племенами. Я поставил два условия: во-первых, я требовал полной самостоятельности моих действий, доходящей до права на жизнь и смерть моих подчиненных и туземцев; во-вторых, положительный отказ принять помощи… от голландского правительства». Ему было отказано.

 

Борьба за свой Берег

В это же время начинается резкое обострение международной обстановки. В 1871 году в Европе возникает Германская империя, которая, набрав экономический и политический вес, начинает требовать нового передела колоний, заявляя свои права на Африку и Юго-Восточную Азию, в том числе Новую Гвинею. Видя это, Маклай обращается к властям Российской империи с предложением взять Новую Гвинею под русское покровительство. Однако его идея сочувствия у Александра II не нашла по причине «отдаленности страны и отсутствия в ней связи с русскими интересами». Между тем историк Алексей Плотников указывает, что у России были все основания установить свой протекторат над восточной частью Новой Гвинеи, хотя бы по той причине, что ее подданные обладали обширными земельными владениями на «Берегу Маклая».

Еще одна попытка была предпринята Маклаем осенью 1882 года, когда через управляющего Морским министерством адмирала Шестакова он передал уже Александру III свои предложения по организации в восточной части Новой Гвинеи заправочной базы для российского флота. Однако обследование на месте показало, что ни одна из указанных гаваней не подходит для устройства базы, поскольку все они находятся вдалеке от главных морских путей. Но Маклай не отступает и пишет брату: «Берег Маклая будет вероятно аннексирован Англией <…> Я думаю даже просить государя о даровании протектората берегу Маклая. Если Англия действительно расширит свои колониальные владения в Тихом океане, России необходимо будет заняться устройством морских станций на островах Океании. <…> Мне кажется, что горсть решительных и выносливых людей может удержать несколько подходящих островов для России». Он снова и снова встречается с Александром III и получает высочайшее разрешение поднять на Берегу Маклая русский государственный флаг, однако вопрос о статусе территории должна решить специально организованная комиссия.

Карта предполагаемых территориальных приобретений России в Тихом океане, поданная Миклухо-Маклаем в письме Александру III. Декабрь 1883 года

Wikipedia

В октябре 1886 года был собран комитет из представителей министерств иностранных дел, внутренних дел, морского и военного для обсуждения проекта Маклая, который постановил отказать решительно и бесповоротно. Отказ подтвердил и Александр III.

Любопытно, что свой проект устройства своеобразной автономии «Берега Маклая» неутомимый сподвижник направил в конце 1881 года Д. Уилсону, командующему британским Королевским флотом в юго-западной части Тихого океана. Суть его заключалась в устройстве жизни папуасов по европейским принципам, с сохранением местных обычаев. Сам Маклай видел себя там в качестве консультанта при «Папуасском совете» и одновременно министра иностранных дел — правда, с полномочиями, не относящимися к компетенциям последнего: он собирался заниматься развитием экономики, строительством школ, дорог, больниц и прочей необходимой инфраструктуры. В 1883 году он снова напоминает англичанам о своем предложении, телеграфируя статс-секретарю колоний лорду Дерби: «Туземцы берега Маклая желают политической независимости под европейским покровительством».

Бешеная активность Маклая на геополитическом направлении приводит к возникновению взаимного недоверия между Россией и Англией, обе державы начинают подозревать его в работе друг на друга и даже в шпионаже: после появления в 1882 году у берегов Австралии русской военной эскадры британские газеты стали задаваться вопросом, «не связана ли крейсировка русской эскадры по водам Южного полушария с пребыванием Миклухо-Маклая в Австралии? Не имеет ли Россия видов на Новую Гвинею?»

В России, в свою очередь, подозревали, что он работает на англичан. Ему приходится оправдываться через газету. В статье, опубликованной в «Петербургском листке» 22 июня 1886 года, он заявляет: «Все слухи и россказни о том, что я предлагал протекторат над Берегом Маклая Англии, лишены всякого основания и обидны для меня как русского человека и русского подданного».

 

Крах колонистских планов

Параллельно Маклаю приходит в голову идея создать в восточной части Новой Гвинеи русскую колонию из всех желающих, независимо от позиции уже упоминавшихся правительств. Он пишет министру иностранных дел Николаю Гирсу: «Имея на островах Тихого океана земельную собственность и нуждаясь в содействии нескольких благонадежных лиц для… присмотра за ней, я предложил через посредство одной из петербургских газет, а именно, “Новостей”, желающим сообщить… мне об их готовности отправиться туда. Совершенно неожиданно для меня число изъявивших решение доходит в настоящее время до 220… Я намереваюсь испросить у Его Императорского Величества государя императора разрешить основать русскую колонию на Берегу Маклая или одном из островов Тихого океана». В итоге со всей России собралось более двух тысяч человек, желающих за ним последовать. «Были видны и армейские, и флотские мундиры, франтоватые жилетки и потертые пальто, и русские шитые сорочки», — писал побывавший на собрании «колонистов» журналист «Петербургского листка». В проекте колонии все его основные параметры прописаны довольно подробно — условия переезда, политическое и экономическое устройство и так далее. Отступать от намеченного Маклай не собирается, «никакое решение комиссии, ни даже высочайший отказ не повлияют на мое решение поселиться на острове Тихого океана, хотя и изменят образ осуществления моих планов…» — записывает он в своем дневнике. Наконец Александр III все-таки «изъявил высочайшее согласие на мое предложение поднять русский флаг на некоторых, еще не занятых другими державами, островах Тихого океана». Финансироваться все предприятие должно было за счет собственных средств Маклая.

Однако сбыться этим планам было не суждено. Пока в Российской империи выдвигались проекты и кипели страсти вокруг них, произошел тихий германо-британский раздел Новой Гвинеи: в 1883 году правительство Квинсленда — территории британской короны — объявило восточную часть острова своим владением, чтобы формально обезопасить тихоокеанские колонии Британской империи в случае захвата Новой Гвинеи какой-либо европейской державой. А в 1884 году уже Германия заявила об установлении своего протектората над всей северо-восточной частью Новой Гвинеи, а также прилегающими к ней островами. Но, как отмечают современные российские исследователи, «даже при таком раскладе “Берег Маклая” протяженностью около 300 км, находившийся на северо-востоке Новой Гвинеи, мог быть объявлен зоной российских интересов». Однако в Петербурге уже устали от всего происходящего вокруг острова и сделали вид, что не заметили этого.

Окончательный провал колонизационных планов обострил старую болезнь: давно возникшие боли в челюсти в феврале 1887 года усилились, возникла опухоль. Изменения во внешности путешественника отмечали все люди, которые общались с ним после приезда в Петербург: сорокалетний ученый резко ослаб и одряхлел, волосы совершенно поседели. Лучшие петербургские врачи не сумели определить причину болезни.

Маклай по мере сил занялся систематизацией своих трудов и подготовкой их к печати, но весной 1888 года, не дожив до 42 лет он скончался. Прах ученого и путешественника покоится на Волковом кладбище в Санкт-Петербурге.

Миклухо-Маклай: Трудно быть богом — Антропогенез.РУ

Писатель,  биолог

Имя Николая Николаевича Миклухо-Маклая (1846-1888) знакомо в нашей стране каждому школьнику. Но что конкретно о нем знают? В основном то, что он изучал папуасов в Новой Гвинее, жил среди дикарей-людоедов, стал их лучшим другом и получил прозвище «Человек с луны». Увы, почти все, что мы учили о нем в школе — это мифы. Частично легенда о  Маклае как о прогрессивном ученом, боровшимся с царизмом и защищавшим бедных папуасов от колонизаторов, сложилась в результате его фактической «канонизации» советской пропагандой, автором же многих других мифов был он сам.

Фото: Николай Николаевич Миклухо-Маклай
Источник: https://ru.wikipedia.org/

Фото: Николай Миклуха — студент (до 1866 года)
Источник: https://ru.wikipedia. org/

Даже собственное его имя — во многом миф. Николай Николаевич получил при рождении фамилию Миклуха и только уже студентом в Германии прибавил к ней вторую часть — Маклай. Откуда она взялась? По одной из версий, ученый просто вернул себе фамилию, которая принадлежала ему по праву или почти по праву, согласно семейному преданию. Миклухи (или Макухи)  — это запорожский казацкий род, который появляется на сцене в  начале  XVI века во время войн с поляками.

Уроженец города Стародуба куренной атаман Охрим Миклуха вместе со своими тремя  сыновьями доблестно сражался под знаменами Богдана Хмельницкого, но его старший сын Назар влюбился в прекрасную польскую панночку и перешел на сторону врагов. Предателя поймали, и отец убил его собственноручно.

Конечно, эта история всем нам знакома, и недаром — родной дядя Николая Николаевича учился в Нежинской гимназии одновременно с Николаем Гоголем; портрет Тараса Бульбы украшал письменный стол отца будущего ученого.   Внук Охрима Грицько в 1646 году взял в плен обедневшего шотландского дворянина Майкла Маклая, который каким-то образом, то есть, скорее всего, от безденежья, оказался в рядах польского войска. Маклай  так и остался на Стародубщине, прижился в семье Миклух и женился впоследствии на сестре Грицько Ганне. Никаких реальных подтверждений этому нет. Судя по дошедшим до нас фактам, Николай Николаевич стеснялся своего незнатного казацкого происхождения, а имя «Миклухо-Маклай» звучало, как многие двойные польские дворянские фамилии — так он подписал первую свою научную статью. Впрочем, студентом в Германии он сначала фигурировал как «фон Миклухо».   Не выдерживает критики и общепринятая версия о том, как Миклухи стали дворянами, версия, которой придерживался и сам ученый. Якобы его прадед, казацкий сотник, во время русско-турецкой войны первым  ворвался в крепость Очаков, за что получил от императрицы Екатерины II потомственное дворянство. Но это опять всего лишь легенда. Никаких сведений о подвиге хорунжего, как и о пожаловании ему дворянства, в архивах не оказалось, и мать будущего ученого, собиравшая  справки для определения сыновей в гимназию, вынуждена была обратиться с просьбой о зачислении Миклух в родословную книгу Санкт-Петербургского дворянства, ссылаясь на заслуги покойного мужа, что и было сделано. Впоследствии в Австралии Маклаю почему-то «присвоили» баронский титул, но он не стал развеивать недоразумение, а даже заказал визитные карточки с баронским вензелем. Это ему здорово помогло в местном чопорном сословном обществе.

Стародубские Миклухи были очень ограничены в средствах,  и отец ученого, Николай Ильич, пришел из Нежина в Петербург пешком, чтобы выучиться на инженера-путейца.

Он строил Николаевскую железную дорогу и был первым начальником Московского вокзала, но  рано вышел  в отставку (по легенде, его уволили из-за того, что он помогал ссыльному Тарасу Шевченко, но на самом деле он не сошелся характером с начальством и к тому же заболел чахоткой), и вскоре, в 41год, умер, оставив семью в трудном финансовом положении. Женат он был на Екатерине Семеновне Беккер, полячке по происхождению, и у них было пятеро детей, причем все они выросли людьми неординарными. Мать всем им смогла дать достойное образование; рисованию их учил художник Ваулин, который открыл у Николая и его  сестры Ольги недюжинные художественные способности. Николай даже одно время думал поступать в Академию художеств, но мать его отговорила, она хотела видеть сына инженером. Надо сказать, что талантливые и точные зарисовки, впоследствии сделанные  ученым в экспедициях, порою более важны для науки, чем его записи.

Фото: Миклухо-Маклай и Эрнст Геккель
Источник: www.besttoday.ru

Отношения Николая с гимназией не сложились, он часто болел, прогуливал занятия и даже оставался на второй год. Все объяснялось просто — в этом учебном заведении процветали казенщина  и зубрежка, которые мальчик не выносил. С детства он был бунтарем.

За участие в студенческих волнениях его изгнали сначала из гимназии, а потом и из Санкт-Петербургского университета, где он был вольнослушателем.

Как и многие молодые люди того времени, выходцы из среды  разночинцев и небогатого дворянства, Николай зачитывался Чернышевским и Писаревым и мечтал о социальной справедливости в духе утопического социализма. «Что делать» стала его настольной книгой, которую он взял с собой, когда уехал на учебу за границу. Многие черты характера Николая Николаевича, которые проявятся в дальнейшем,  как будто скопированы с Рахметова, в частности, пренебрежение к боли и умение игнорировать препятствия и недомогания на пути к поставленной цели.  В России путь к получению образования ему был закрыт, и восемнадцатилетним юношей он на «медные деньги» отправился в Германию. Впрочем, это он сам так писал о своих обстоятельствах, еще один миф: на самом деле бывшему вольнослушателю не возбранялось поступать в университет в России, но  Германия славилась своими профессорами, к тому же на учебу там брали без экзаменов. В студенческие годы Николай искал себя, он учился на разных факультетах  сперва в Гейдельберге, потом в Лейпциге и наконец в Йене. Остановился на медицинском (но экзамены на врачебный диплом по окончании курса не сдавал, так как не собирался заниматься практикой). В Германии он подружился с таким же бедным студентом, князем Александром Мещерским; эта дружба длилась всю недолгую жизнь Маклая. В архиве князя Мещерского сохранились письма путешественника, его родных и друзей, к тому же он выполнял важную миссию — добывал деньги на экспедиции своего друга (при этом, правда, слегка мухлюя).

Всю жизнь Миклухо-Маклай нуждался в средствах; мать, недовольная его жизненным выбором, снабжала его крайне скудно, а после смерти в родах его любимой сестры Ольги (о чем он узнал, кстати, только много лет спустя) семья вообще прекратила с ним всякое общение — вплоть до того момента, когда он триумфально приехал на родину во всем блеске славы.

Возможно, Маклаю и нам всем вместе с ним, повезло, что в России ему вручили «волчий (или полуволчий) билет», потому что в Йене преподавал Эрнст Геккель (1834-1919), знаменитый естествоиспытатель, эмбриолог, морской биолог, дарвинист, автор биогенетического закона (он открыл его вместе с зоологом Фрицем Мюллером). Он впервые обратил внимание на то, что живые организмы нельзя изучать в отрыве от окружающей среды, и придумал сам термин «экология». У Миклухо-Маклая  вообще были хорошие учителя, но именно Геккель помог сформироваться ему как исследователю. Он быстро оценил способности русского студента и в 1866 году взял его с собой в экспедицию на Канары — тогда еще вовсе не антрополога и этнографа, а начинающего биолога, специалиста по морской фауне и сравнительной анатомии;

Там Николай Николаевич сделал свое первое научное открытие — он описал кремнерогую губку, которую назвал Гуанча бланка в честь коренных жителей Канарских островов. Кроме морских беспозвоночных, Миклухо-Маклай  изучал и рыб, в основном акул, обращая особое внимание на анатомию головного мозга и плавательный пузырь.  Его работы по изучению головного мозга хрящевых рыб стали классическими; он первым доказал, что мозг акул далеко не примитивен и имеет очень сложное строение. Вообще сравнительная анатомия, и, в частности, анатомия мозга, особенно увлекала ученого. Так, уже  в австралийский период жизни он провел сравнительное изучение мозга новогвинейской собаки и собаки динго. И, конечно, огромное внимание он уделял изучению мозга представителей различных человеческих рас.

Фото: Миклухо-Маклай во время путешествия на Красное море в арабском бурнусе. 1869 год
Источник: https://ru.wikipedia.org/

Отплыв с Канарских островов, исследователи направились в Африку, в Марокко. Профессор вскоре вернулся домой, в Йену, а Миклухо-Маклай с еще одним ассистентом Геккеля, Германом  Фолем, в одежде берберов прошел пешком всю страну до столицы султаната. Вернувшись в Европу,  он продолжал занятия, разбирал коллекции и обрабатывал полученные материалы, но долго на одном месте  усидеть не смог: уже в следующем году вместе с морским биологом Антоном Дорном он оказывается на Сицилии, в Мессине, где продолжил изучение акул. Дорну, еще одному неординарному ученику Геккеля, принадлежала идея создания морских биологических станций — идея, которую с энтузиазмом подхватил Маклай.

И прямо с Сицилии с ее благословенным климатом, где, тем не менее, молодой ученый подхватил малярию, он решился отправиться в самое пекло, и в прямом и в переносном смысле — на Красное море, туда, где господствовали знойные ветра из пустыни,  разбойники безжалостно грабили одиноких путников, а религиозные фанатики-мусульмане грозили смертью неверным. Отправился  в одиночку, именно так, как он будет путешествовать во всех своих дальнейших странствиях. Денег у него практически не было, никакое научное сообщество ему не помогало, и он мог рассчитывать только на те  гроши, которые высылала ему мать.

Красное море в то время было если не terra incognita, то близко к этому; исследовать его мешали и тяжелые климатические условия, и недружелюбное население на его берегах.

Основной, во всяком случае официальной, целью  путешествия Маклая было изучение губок. Но молодой ученый осознавал, что изучать живые организмы имеет смысл в их естественной среде, и поэтому надо изучать и эту  среду — истинно экологический подход! Губок с коралловых рифов ему доставали за небольшую плату ловцы жемчуга (сам он плавать не умел). Переодевшись в одежду бедуинов и намазав лицо темной краской, Маклай исходил  берега Красного моря и с африканской, и с азиатской стороны. Впрочем, грим ему скоро не понадобился: он так загорел и исхудал, что стал почти не отличим от местных жителей. Он побывал в Египте, в Аравии, в Йемене, в Эфиопии, откуда он в одиночку по Нубийской пустыне пешком добрел до Судана. Он посещал те места, где и сейчас европейцам бывать небезопасно, а тогда это был прямо-таки безумный риск.  Однажды его все-таки разоблачили, и это чуть не стоило ему жизни. Дело было на суденышке, на котором переправлялись, направляясь в Мекку, паломники-мусульмане самого крайнего толка. Они уже готовы были бросить неверного в море, и Маклая спасло только присутствие духа: он напугал фанатиков, размахивая «ужасным» микроскопом.

Эти две черты: непреодолимая страсть к путешествиям и беззаветная храбрость — самые характерные свойства личности ученого. Кроме, конечно, стремления к цели — к познанию. Казалось, что он может существовать только на самой грани; в ситуациях, где обычных людей охватывает ужас, он чувствовал себя спокойно и комфортно.

Он торопился жить, он все время спешил, он отправлялся в путь, не обращая внимания на лишения и терзавшие его болезни.  

В конце концов эта вечная спешка догнала его;  к сорока годам он выглядел, как дряхлый старик, изношенный организм  уже не мог сопротивляться, и он умер в 41 год.  Вот что писал о нем князь Петр Кропоткин, известный нам больше как революционер-анархист, но одновременно он был и выдающимся ученым-географом, исследователем ледников, автором термина «вечная мерзлота» и секретарем Русского географического общества: «Когда я познакомился с ним, он только что возвратился с берегов Красного моря… Он был маленький, нервный человек, постоянно страдавший лихорадкой». Все общавшиеся с Маклаем люди отмечали несоответствие его скромного внешнего облика  и масштаба личности: «Слушать рассказы о его приключениях доставляет много удовольствия, и часто не верится, чтобы такой маленький и слабенький человек мог бы делать такие дела», — это строки из письма контр-адмирала Н.В.Копытова, капитана корвета «Скобелев». 

Фото: Карл Бер и Н.Н. Миклухо-Маклай
Источники: old. rgo.ru и ru.wikipedia.org

Вернувшись кружным путем в Россию с Красного моря, двадцатитрехлетний ученый не сразу приехал в столицы, а сделал по пути остановки для изучения Крыма и исследования мозга осетровых на нижней Волге. В сентябре 1869 года он выступает с двумя докладами на Втором съезде русских естествоиспытателей. Научное сообщество принимает его тепло, как равноправного коллегу. Ученые с энтузиазмом подхватывают его предложение об организации морских исследовательских станций; вскоре первая такая станция на территории Российской империи была организована в Севастополе — впоследствии на ее базе был организован Институт биологии южных морей, с первым на территории СССР морским океанариумом.

Миклухо-Маклай знакомится с Карлом Бэром, патриархом российской науки, и получает предложение от директора зоомузея академика Брандта разобрать коллекции губок, собранных несколькими экспедициями, в том числе экспедицией самого Бэра, в Северных и  Дальневосточных морях.

Карл Бэр был уникальной личностью, в одном лице он был и эмбриологом (основателем этой науки), и зоологом, и одним из зачинателей антропологии в России. И при этом антидарвинистом. Но это не помешало ему оказать в высшей степени положительное влияние на убежденного эволюциониста Миклухо-Маклая. Интересы Миклухо-Маклая все больше смещались от беспозвоночных животных к изучению человека, и, корпя в кабинете над губками (четыре его статьи о них не потеряли свою ценность и в наши дни), он строил планы дальних путешествий и изучения примитивных народов, которых еще не коснулась цивилизация.

Очевидно, у этого невысокого, отнюдь не атлетического вида человека была некая харизма, которая действовала не только на папуасов, но и на вполне цивилизованных людей. «Миклухо-Маклай был здесь; я достаточно близко его узнал и был поражен его замечательными способностями и энергией», — писал Томас Гексли, которого Маклай посетил во время турне по Европе. «Бульдог Дарвина» Гексли, неутомимый пропагандист идей своего старшего друга, дал молодому русскому рекомендательные письма к представителям британской короны в южных морях. Он собирался познакомить его и с самим создателем теории эволюции — это была заветная мечта Маклая — но Дарвин был болен и никого не принимал.

Но до этого еще было далеко, а пока Миклухо-Маклаю надо было заинтересовать своими планами тех влиятельных людей в России, от которых зависело их осуществление.

И в первую очередь — Русское географическое общество, членами которого были многие выдающиеся исследователи: тот же К.М. Бэр, П.П. Семенов-Тян-Шанский, К.И.Арсеньев и многие другие. В октябре 1870 года Маклай сделал на его заседании доклад, где детально рассказал о своих намерениях изучить аборигенов  Новой Гвинеи и других задачах, которые он перед собой ставил в предполагаемом путешествии.  С большим трудом, но Маклаю все-таки удалось склонить на свою сторону знаменитого путешественника и исследователя адмирала Федора Литке, одного из основателей общества и его вице-президента. Председателем  Русского географического общества был его воспитанник великий князь Константин Николаевич, глава Морского ведомства, которому подчинялся военный флот. Так что экспедиция Миклухо-Маклая на Новую Гвинею готовилась на самом высочайшем уровне — кроме Константина Романова, ему помогали другие особы из царского рода, например, великая княгиня Елена Павловна, в чьем дворце в Ораниенбауме Миклухо-Маклай даже некоторое время жил. Познакомился он и с цесаревичем Александром, будущим Александром III, который симпатизировал путешественнику.

Фото: бюст Миклухо-Маклая — в центре Джакарты, на неохраняемой части территории посольства России.
Автор фото: Олег Алиев

Но вот все было готово, и в 1870 году путешественник в Портсмуте взошел на борт корвета «Витязь» под командованием капитана 2-го ранга П.Н. Назимова, который совершал переход из Кронштадта вокруг Южной Америки в Тихий Океан. У Маклая на борту была отдельная каюта и подаренный Еленой Павловной шезлонг. В долгом пути он занимался океанологическими исследованиями, а в портах — антропологическими (к сожалению, многие из этих архивов утеряны). Наконец в октябре 1871 «Витязь» зашел в залив Астролябии на северо-восточном берегу Новой Гвинеи, который теперь носит название Берег Маклая. Там, на мысе Гарагасси, матросы построили для исследователя хижину.  Вскоре корвет ушел, а Маклай остался, несмотря на уговоры офицеров корабля, которые опасались за жизнь исследователя. С ним было двое слуг, нанятых на Самоа — юный полинезиец по прозвищу Бой и швед Ульсон, морской бродяга, сбежавший с китобойца. Николаю Николаевичу было 26 лет.

Этот период жизни Маклая наиболее известен российским читателям. Постепенно у него наладились отношения с местными жителями. Первым папуасом, с которым он подружился, был мужчина лет 45 по имени Туй.

Бесстрашие Маклая, который приходил в деревни, не обращая внимание на копья и стрелы враждебно настроенных местных жителей, поразило их, а когда Маклай «поджег воду» (на самом деле это был спирт), они окончательно уверились в его магических способностях. Они назвали его «человеком с Луны». Впрочем, это было толкование самого исследователя, который неправильно перевел это словосочетание (и не мудрено, там, где он высадился, соседи говорили на пятнадцати языках), на самом деле это человек, бледный, как луна. Возможно, его считали реинкарнацией их далекого предка.

Увы, как выяснилось, место высадки было крайне неблагоприятно из-за свирепствовавшей там тропической малярии — на это ученому указывал капитан Назимов, но тот настоял на своем. Маклай подхватил ее еще до того, как ушел корвет. Вот что он писал в своем дневнике дрожащей рукой: «Не папуасы, не тропический жар и не труднопроходимые леса стерегут берега Новой Гвинеи. Защищающий ее от чужих нашествий могучий союзник — это бледная, холодная, дрожащая, потом сжигающая лихорадка. Она сторожит прибывшего при первых лучах и при палящем зное полдня, она готова захватить неосторожного и при догорающем свете дня, черная тихая или бурная ночь, чудный месячный блеск не мешают ей нападать на человека. Она сторожит его везде изменнически, человек даже не чувствует ее холодных объятий… Но это только на время, скоро точно свинец вливается в его ноги, голова туманится. Холодная дрожь пробирает его, трясет его. Мозг начинает изменять ему, образы, то громадные и чудовищные, то печальные и тихие, сменяются перед его закрытыми очами. Холод, мороз переходят в жар, палящий, сухой, нескончаемый…». Хинин помогал только немного сгладить приступы. Заболели и слуги, так что больному Маклаю приходилось ухаживать еще и за ними. Ульсон  оказался отъявленным лентяем и трусом и безмерно раздражал Маклая, к тому же он беспрерывно стенал и ныл.  А с Боем дело обстояло еще хуже: юноша был очень плох и, несмотря на то, что Маклай вспомнил свои медицинские навыки и удалил у него опухоль в паху,  умер в страшных мучениях. 

Фото: Миклухо-Маклай с папуасом Ахматом. Малакка, 1874 или 1875 год
Источник: topwar.ru

А дальше произошло то, что вызвало панический ужас у шведа и вызывает если не недоумение, то вопросы у наших современников.

Маклай вспомнил о своем обещании одному из своих учителей, профессору Гегенбауру, прислать гортань темнокожего, и вырезал из трупа юноши гортань с языком и всей мускулатурой и заспиртовал. Что ж, наука прежде всего. И времена тогда были другие, и этические понятия тоже. Сейчас немного странно читать в дневнике Маклая такую запись:  «Во время моего пребывания в Брисбене были казнены 3 ? (1 китаец, 1 малаец, 1 австралиец). Вследствие этого обстоятельства я получил 2 головы (китайца, малайца) и весь труп австралийца». Головы он препарировал, а труп аборигена законсервировал и отправил в Европу Вирхову. Можно по этому поводу вспомнить, что участник первой русской кругосветной экспедиции под командованием И.Ф.Крузенштерна астроном Иоганн Каспер Горнер с риском для жизни украл в Китае голову казненного разбойника, чтобы привезти в Кунсткамеру подлинный череп китайца.

Что касается черепов… В жизни Миклухо-Маклая был один необычный эпизод. В бытность свою студентом в Йене он проходил практику в больнице и там встретил юную пациентку; молодые люди влюбились друг в друга. Но девушке стало хуже, она умирала  и перед смертью попросила Николая взять на память ее череп. Тот выполнил ее просьбу, сделал из черепа диковинную лампу и повсюду возил ее с собой, во все экспедиции и в Австралию, и во время последней болезни она тоже стояла у его ложа.

Тело Боя ученый с помощью трясущегося от страха Ульсона похоронил в море — он не хотел, чтобы папуасы узнали о его кончине, это могло разрушить их веру в магию белого человека  и его бессмертие. Тем более, что Туй предупреждал, что Маклая убьют, если он останется один. Трудно быть богом…

Продолжение следует…


Литература:

  1. Н.Н.Миклухо-Маклай Путешествия на берег Маклая. Дрофа, 2006
  2. Произведения Ню.Н, Миклухо-Маклая, доступные в интернете http://az.lib.ru/m/mikluhomaklaj_n_n/
  3. Б. А. Вальская. Плавание Н. Н. Миклухо-Маклая на корвете «Скобелев» в 1883 г.
  4. Старое и новое в изучении этнографического наследия Н.Н. Миклухо-Маклая. МАЭ им. Пет ра Великого, 2014
  5. Д.Тумаркин. Белый папуас. М. Восточная литература, 2011
  6. Бутинов Н.А. Бутинова М.С. Образ Н.Н.Миклухо-Маклая в мифологии папуасов Новой Гвинеи

В День этнографа в Петербурге покажут коллекцию Миклухо-Маклая

Профессиональный праздник представителей различных этнографических школ, который отмечают 17 июля, был введен в конце 70 – начале 80-х годов прошлого века в честь Николая Миклухо-Маклая. Датой же его проведения был выбран день рождения известного путешественника и великого гуманиста.

На выставке в Кунсткамере расскажут, как 25-летним юношей он ступил на берег Папуа – Новой Гвинеи и стал первым европейским человеком, который познакомился с коренными жителями тех мест. За время своего пребывания в далекой стране ученый собрал огромное число уникальных материалов и предметов, впоследствии составивших ценнейшие коллекции, которые не теряют своей научной актуальности и сегодня.

По словам научного сотрудника музея Арины Лебедевой, Миклухо-Маклай стоял у истоков формирования российской этнографии как научной дисциплины. Он много месяцев провел в малярийных лесах Новой Гвинеи и других отдаленных уголках планеты, о чем оставил соответствующую запись: «Несколько дней, даже часов личного наблюдения туземцев… гораздо важнее, чем заучивание наизусть всей существующей об этом литературы!» – писал он.

Самобытная личность исследователя, яркая и во многом трагическая судьба и, конечно же, беспрецедентный вклад в науку сделали ученого одним из самых знаменитых наших соотечественников.

На выставке в Круглом зале Кунсткамеры можно увидеть предметные коллекции, привезенные Миклухо-Маклаем. Например, якорь из кокосового дерева, оружие туземцев, стрелы и ножи из костей животных и даже идолов, которые символизируют духов умерших предков. Причем некоторые специалисты считают, будто это вполне конкретные, только мумифицированные люди.

Также на выставке представлены уникальные рисунки Николая Миклухо-Маклая, которые он делал во время путешествий. На них запечатлены туземцы, предметы быта, постройки.

В музее рассказывают, что дорабатывать свои работы путешественник предпочитал в своей хижине, которую ему, как наивысшему начальнику папуасов, построили туземцы, буквально боготворившие исследователя. Однажды они даже привели к нему сразу трех девушек в качестве жён, но Миклухо-Маклай отказался от столь щедрого подарка. Мол, слишком шумят.

Отметим также, что часть представленных рисунков была создана автором специально в качестве иллюстраций для лекций и сообщений, которые он по итогам своих путешествий он делал в Императорском Русском географическом обществе.

А вот фотографическая коллекция Миклухо-Маклая будет представлена широкому зрителю впервые. Оказывается, сам исследователь фотографий не делал, но зато активно их приобретал при первой же возможности. Ценность таких снимков в том, что изображенные на фотографиях люди действительно являются представителями того или иного этноса, а предметы аутентичны.

После смерти Николая Миклухо-Маклая собранные им фотоматериалы хранились у его брата Михаила Николаевича, а после его кончины были переданы в музей его дочерью Серафимой Маклай. И теперь увидеть эти раритеты сможет любой посетитель выставки в Кунсткамере.

Миклухо-Маклай Николай Николаевич, история жизни, значимые события и заслуги

Николай Миклухо-Маклай родился 17 (5) июля 1846 года в семье железнодорожного инженера. Место рождения – село Языково-Рождественское Боровичского уезда Новгородской губернии.

Потомственное дворянство для семьи заслужил запорожский казак Степан Миклуха, отличившийся при взятии Очакова. В 1858 году семья переехала в Санкт-Петербург, где Николай продолжил обучение во Второй Санкт-Петербургской гимназии. Не окончив гимназию, Миклухо-Маклай стал вольнослушателем на физико-математическом факультете Петербургского университета.

Учеба продолжалась недолго. Миклухо-Маклай, активный участник студенческих волнений, был отчислен из университета без права поступления в другие. Студенческое землячество поддержало опального товарища. Были собраны деньги, на которые он уехал в Гейдельбергский университет в Германии, где продолжил учебу – на философском факультете. Вскоре он перевелся на медицинский факультет Лейпцигского, а затем Йенского университета. Здесь он познакомился с известным зоологом Э. Геккелем, вместе с которым в качестве ассистента совершил путешествие на Канарские острова и в Марокко. Окончив университет, Николай Николаевич совершил самостоятельное путешествие по побережью Красного моря и 1869 году вернулся на родину.

Здесь Николай Николаевич перешел к активному изучению вопросов естествознания, антропологии, этнографии и географии, и следующей страницей в биографии Миклухо-Маклая становится длительное путешествие, в которое он отправился в 1870 году. На военном корабле «Витязь» он достиг Новой Гвинеи. Здесь, среди аборигенов (папуасов), он провел два года, изучая их быт, обычаи, религиозные обряды. Позже начатые наблюдения он продолжил на Филиппинах, в Индонезии, на полуострове Малакка и островах Океании.

В 1876–1877 годах он вернулся на уже изученные берега северо-восточной Новой Гвинеи. Плохое самочувствие и общее истощение вынудили его покинуть остров и отбыть в Сингапур. Лечение продолжалось шесть месяцев. Средств вернуться в Россию не было, и он переехал в Австралию, где одно время жил у российского вице-консула.

Потом он перебрался к общественному деятелю, ученому-зоологу и председателю Линнеевского общества Нового Южного Уэльса У. Маклею. С его помощью было реализовано предложение Миклухо-Маклая – строительство Австралийской зоологической станции, которая в дальнейшем получила название Морской биологической станции.

В 1879–1880 годах он – участник экспедиции на острова Меланезии и снова возвращается в «родные» места Новой Гвинеи.

В 1882 году Миклухо-Маклай вернулся в Россию. В его планах было строительство русской станции и русского поселения в Новой Гвинее, но никто их не поддержал. Практически безрезультатно закончилась и аудиенция у императора Александра III. Правда, небольшая помощь все-таки была оказана: погашены долги и выделены средства на дальнейшие исследования и издание научных трудов.

В 1883 году Николай Николаевич вернулся в Австралию, где женился на Маргарите Робертсон, дочери крупного землевладельца.

В 1886 году ученый снова приехал в Россию и предложил императору «Проект развития Берега Маклая» в целях противодействия колонизации острова Германией. Положительного решения по данному проекту так и не было принято.

2 (14) апреля 1888 года великий российский ученый скончался в клинике Виллие в Санкт-Петербурге. Изношенный организм не смог справиться с обострившимися болезнями.

После смерти Николая Николаевича его жена и дети вернулись в Австралию.  В знак высоких заслуг ученого до 1917 года они получали пенсию, которая выплачивалась из личных денег Александра III и Николая II.

В 1996 году в ознаменование 150-летия со дня рождения Миклухо-Маклая ЮНЕСКО назвало его Гражданином мира.

БЕРЕГ МАКЛАЯ. Великие русские люди

БЕРЕГ МАКЛАЯ

Французский мореплаватель Дюмон-Дюрвиль, исследуя берега Новой Гвинеи, открыл и занес на карту залив Астролябии. Съемку он делал с борта своего корабля; другие мореплаватели тоже не высаживались никогда на этот берег. Первым белым обитателем бухты Астролябия был русский ученый Николай Миклухо-Маклай.

7 сентября 1871 года корвет «Витязь» лег в дрейф посредине лазурной бухты. Путешественник увидел наяву берег, не раз виденный лишь в мечтах. Маклай первым спустился в шлюпку, за ним следовали его слуги — долговязый швед-китобой Ульсен и молодой полинезиец Бой.

Первый день был целиком потрачен на знакомство с папуасами. Маклай бесстрашно углубился в дикий лес и по узенькой тропинке пришел в деревню. Она была пуста. Но возле деревни в густых кустах Маклай встретил первого папуаса, своего будущего друга Туя, онемевшего от ужаса. Белый гость взял Туя за руку и, легонько подталкивая его, привел в деревню. Вскоре вокруг Маклая столпилось восемь папуасских воинов с черепаховыми серьгами в ушах, с каменными топорами в смуглых руках, увешанных плетеными браслетами. Русский гость щедро одарил папуасов разными безделушками. К вечеру он вернулся на корабль, и офицеры «Витязя» с облегчением вздохнули: пока что «дикари» не съели Николая Николаевича.

На следующий раз, когда Маклай вновь съехал на берег, почтенный Туй уже без особой боязни вышел навстречу к гостю. Так просто произошло первое сближение Маклая со страшными «людоедами». На берегу ручья, близ самого моря, уже кипела работа. Стучали топоры; матросы и корабельные плотники закладывали первый русский дом на Новой Гвинее — дом Маклая.

Ученые-офицеры с «Витязя» делали топографическую съемку местности. Бухта с коралловыми берегами — часть обширного залива Астролябия — была названа порт Константин, мысы — именами топографов, делавших съемку, а отражавшийся в голубой воде ближайший остров получил гордое имя Витязь.

Новый приятель Маклая, пожилой, степенный папуас Туй, стал знаками жалобно предостерегать Маклая, что вот, мол, корабль уйдет и папуасы умертвят белого человека, который хочет поселиться в новой хижине у ручья. Маклай сделал вид, что не понял Туя. Наступило торжественное и вместе с тем грустное прощание. 27 сентября 1871 года над кровлей одинокой хижины взвился русский флаг. Под его сенью Маклай остался на берегу Новой Гвинеи.

Сокровенная жизнь новой страны долго еще была неясна для Маклая: она была прикрыта, как здешние причудливые горы, вечной завесой облаков. Но понемногу эта завеса приподнималась, и Маклай увидел суровое лицо дикой и прекрасной страны. Маклаю помогло знакомство со старым Туем. Они виделись каждый день. Туй уже щеголял в продранной шляпе китобоя Ульсена. Часто Туй приводил с собой толпу папуасов, и они дарили Маклаю живых поросят и кокосовые орехи.

Маклай долго решал, брать ли с собой револьвер, когда впервые шел в деревню Горенду. В конце концов он оставил оружие в хижине, взяв лишь подарки и записную книжку. Папуасы не очень приветливо встретили белого человека. Они пускали стрелы над ухом Маклая, размахивали копьями перед его лицом. Маклай сел на землю, спокойно развязал шнурки башмаков и… улегся спать. Трудно сказать, что у него было на душе. Но он заставил себя заснуть. Когда, проснувшись, Маклай поднял голову, он с торжеством увидел, что папуасы мирно сидели вокруг него. Луки и копья были спрятаны. Папуасы с удивлением наблюдали, как белый неторопливо затягивает шнурки своих ботинок. Он ушел домой, сделав вид, что ничего не случилось, да и случиться ничего не могло.

Так Маклай «заговаривал» себя от копья, стрелы и ножа из казуаровой кости. Он учился презирать смерть. Папуасы решили, что раз белый человек не боится гибели, то он бессмертен. Туй же настолько привык к Маклаю, что почти безотлучно восседал у входа в белую хижину. Жители окрестных деревень уже называли Маклая по имени. Жизнь на Новой Гвинее шла размеренно. Ученый-отшельник, как правило, вставал на рассвете, умывался водой ясного родника, потом пил чай. Рабочий день начинался наблюдениями за приливной волной океана, измерением температуры воды и воздуха, записями в дневнике. Около полудня Маклай шел завтракать, а потом отправлялся на берег моря или в лес для сбора коллекций.

Затем приходил Туй — преподаватель папуасского языка и топографии. В записной книжке Маклая рос список папуасских слов. Шурша браслетами, Туй не раз поправлял маклаевские наброски к топографической карте. Старый папуас делал это с такой уверенностью, как будто он по меньшей мере половину жизни провел в чертежной Британского адмиралтейства. Но, по существу, ничего удивительного в этом не было. Туземцы Каролинских островов испокон веков умели составлять морские карты, выкладывая их очертания на песке при помощи раковин и отрезков тростника.

Дружба с папуасами крепла. Все чаще Маклай слышал слова «Тамо-рус»; так называли его между собой папуасы. «Тамо-рус» означало — «русский человек».

Тяжело жилось Маклаю в его хижине. Швед Ульсен совершенно вышел из повиновения. Трус и лентяй по природе, он ничего не хотел делать, вечно ныл и боялся всех без различия папуасов. Даже в Туе долговязый швед видел будущего убийцу, лишь на время скрывающегося под личиной друга. Полинезиец Бой часто болел и в конце концов умер. Все заботы по дому ложились на Маклая.

Маклай свято чтил и уважал обычаи своих соседей. Число друзей быстро росло. Туй познакомил Маклая со своим сыном Бонемом. Потом с Маклаем подружился поселянин из деревни Бонгу, по имени Бугай. Это он пустил по всему побережью слух, что Маклай не только «Тамо-рус», но и «Караан-тамо» — «человек с луны». Маклай принимал в своей хижине туземцев с острова Витязь (Били-Били) и с небольшого островка Ямбомба. Колле из Бонгу, Дигу, мальчик Сирой — немало было приятелей у бородатого «лунного человека».

Многие из новых друзей не раз приглашали Маклая к себе и устраивали в честь него пиры. Только тогда белобрысый Ульсен бросал свое вечное нытье. Он, ухмыляясь, принимал подношения папуасов — рыбу, сладкий картофель, свинину и неизбежные кокосовые орехи.

Как-то заболел Туй. Об этом сообщили Маклаю. «Тамо-рус» стал врачевать своего друга. Исцеленный Туй устроил пир в честь русского чародея и лекаря и даже пожелал обменяться с ним именами. То же произошло однажды и на острове Витязь, где состоялось знакомство с влиятельным туземцем Каином. Многие из островитян хотели дать имя Маклая своим детям, но «Тамо-рус» не дал на это согласия. А женщины из Горенду, окружив гостя, потребовали, чтобы он обязательно дал имя новорожденной. Маклай подумал, подумал и назвал папуасскую девочку Марией.

Получив доступ в деревни, Маклай исподволь очень осторожно начал собирать коллекцию папуасских черепов. Черепа своих родственников папуасы выбрасывали обычно в кусты возле хижин, зато нижняя челюсть свято сберегалась подвешенной к потолку хижины. Маклай сбился с ног, отыскивая целый череп, но так и не находил его.

Больше года прожил Маклай в хижине на берегу океана. Больной, часто голодный, он успел сделать многое. Он посадил в землю Новой Гвинеи семена полезных растений и вывел тыквы с Таити, бобы, кукурузы. Около его хижины прижились плодовые деревья. Многие папуасы, заразившись примером Маклая, сами приходили на его огород за семенами. Так, Туй и Безу в одно прекрасное время прилежно принялись за разведение огромных тыкв.

Насмотревшись на Ульсена, ревностно скоблившего свой упрямый подбородок дешевой матросской бритвой, Туй однажды подобрал осколки бутылочного стекла, валявшиеся около маклаевской кухни, и с помощью этих осколков сбрил себе бороду. Тую стали подражать его черные приятели.

Маклаю приходилось ходить с ножницами в сумке и исполнять обязанности цирюльника. Он собирал коллекцию образцов волос папуасов и, чтобы не обидеть их, отрезал пряди своих густых волнистых волос и выменивал их на пучки черных волос папуасов. Благодаря этой мене они охотно давали Маклаю не только выстригать волосы, но и заодно делать антропометрические измерения. Маклай установил, что волосы папуасов ничем не отличаются от волос европейцев. Такие термины лжеантропологов, как «прерывистая рассадка», «лофокомические волосы», теперь можно было сдать в архив как ненаучные понятия.

Уже первые измерения черепов папуасов убедили Маклая в том, что среди обитателей этой части Новой Гвинеи есть и «длинноголовые» и «короткоголовые» люди. А ведь лжеантропологи учили, что форма черепа той или иной расы всегда неизменна. У некоторых папуасов ученый снова нашел «монгольскую складку». Нечего и говорить, что на берегах бухты Астролябия китайцев, как и на Мангареве, не бывало никогда. Следовательно, и этот якобы неизменный «расовый признак» нужно было теперь вычеркнуть из учебников антропологии.

Маклай составил словарик наречия папуасов и открыл в районе горной деревни Теньгум-Мана знаки, вырезанные на деревьях. Маклай решил, что и среди папуасов есть люди, которые уже живут первой мечтой о письменности. «Тамо-рус» накопил бесценные наблюдения об искусстве и промыслах папуасов. В тишине своей хижины он набрасывал начало статьи о папуасах — художниках и творцах. Статью эту Маклай решил послать Полю Брока в Париж. В белом доме на берегу океана друг Туя написал также «Антропологические заметки о папуасах Берега Маклая в Новой Гвинее». Это был подарок седому Карлу Бэру.

«Моим стремлением было, следуя совету К.-Э. Бэра, наблюдать людей по возможности без предвзятого мнения…» — писал Миклухо-Маклай. Его совесть была спокойна: он не лгал перед собой.

Из гостя Маклай превратился в близкого друга папуасов. Он вылечил Туя, спас от смерти папуаса Саула, был свидетелем рождения и похорон папуасов, сидел почетным гостем на званых пирах. Он вникал в безутешное горе женщины Кололь, оплакивающей сдохшую свинью, которую она когда-то кормила своей грудью, как это было здесь зачастую принято.

«Я готов остаться на несколько лет на этом берегу», — писал он в своем дневнике.

Берег Маклая! Это была целая страна. Вокруг залива Астролябия, в окрестных горах жило не менее трех-четырех тысяч папуасов. Маклай по праву первооткрывателя жадно изучал страну. Он уже знал хорошо дороги в деревни Бонгу, Мале, Богатим, Горима, Гумбу, Рай, Карагум. Он поднимался в горы, закрытые облаками, плавал по лазурным заливам, открыл неизвестную реку, на которую ему указал верный Туй. «Тамо-рус» вместе с Каином плавал на остров Тиар и нанес на карту архипелаг Довольных Людей и обширный пролив. Научные коллекции его росли день ото дня. Он открыл новый вид сахарного банана, ценные плодовые и масличные растения. Тетради его были полны записей, заметок и чудесных маклаевских рисунков, среди которых мы находим много портретов его темнокожих друзей. Хижина на мысе Гарагасси была целым научным институтом, который вел один человек. Болезни, голодовки, змеи, ползающие по письменному столу, подземные толчки, сотрясающие хижину, наглость Ульсена — ничто не могло помешать Маклаю в его великом труде.

Он полюбил страну и ее жителей. В декабре 1872 года за Маклаем прибыл корабль «Изумруд». Моряки отдали русскому путешественнику воинские почести, встретив его могучим троекратным «ура» после команды «по реям». Офицеры и матросы были изумлены, когда бородатый отшельник заявил им, что он еще подумает, ехать ли ему сейчас в Россию.

Наступили дни великой скорби на Берегу Маклая. Папуасы умоляли не покидать их. Маклай сказал своим друзьям, что он рано или поздно, но вернется сюда. Последнюю ночь «Тамо-рус» провел в кругу островитян.

Когда Маклай, простившись с народом, который стал ему родным, смотрел в бинокль на зеленые берега острова, он услышал грохот барумов — длинных папуасских барабанов. Они гремели по всему Берегу Маклая.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

В Кунсткамере покажут большую выставку в честь Миклухо-Маклая — Афиша Plus — Новости Санкт-Петербурга

Уникальные экспонаты выставки в Музее антропологии и этнографии расскажут о жизни и работе исследователя и гуманиста, а фотографии из коллекции Маклая можно будет увидеть впервые.

Николай Миклухо-Маклай (1846 — 1888) был первым европейцем, который познакомился с жителями Папуа-Новой Гвинеи. Он прожил недолгую, но энергичную жизнь: в двадцать четыре года уже отправился в первую экспедицию в Новую Гвинею, собрав на нее деньги буквально по крупицам и постоянно доказывая, что тропические острова нужно исследовать (в России тогда это казалось не очевидным). Маклай был против расовых теорий тогда, когда большая часть человечества всерьёз считала чернокожих людей «переходным» видом между обезьяной и человеком. И исследователь стремился максимально задокументировать туземный мир тропиков — понимая, что его вот-вот перекроят «цивилизованные» европейцы.

15 июля, накануне 175-летия Маклая, в Музее антропологии и этнографии откроют выставку в честь исследователя. Там будут его рисунки, причём, как говорят организаторы, некоторые из них сделаны как современные презентации — для иллюстрации лекций. Впервые широкий зритель сможет увидеть фотографии из коллекции Маклая — он покупал снимки, на которых были запечатлены туземцы. Среди них — женщины с детьми, мужчины с оружием, атрибуты туземного быта, которые вскоре исчезли под напором европейской цивилизации. Эти фотографии передала в архив музея племянница Миклухо-Маклая, а выявить этот корпус материалов удалось лишь в 2009 году. Так что выставка — своего рода премьера и повод побольше узнать об учебном. Деятельное любопытство, жажда движения и человеколюбие сделали Маклая идеальным исследователем не только для XIX века.

Выставка «Николай Николаевич Миклухо-Маклай: к 175-летию со дня рождения» пройдёт в Музее антропологии и этнографии (Кунсткамере) с 16 июля по 31 октября 2021 года.

0+

Анастасия Семенович

Миклухо маклай николай николаевич сын александр. Потомок Миклухо-Маклая

Некоторые мужчины не хотят жениться, потому что семья ограничивает их свободу.

Известный русский ученый и путешественник Николай Миклухо-Маклай покинул Россию в возрасте восемнадцати лет, когда уехал учиться в Германию. Так началось время его скитаний — сначала по немецким университетам, а затем и по миру.Он отправился в свое первое путешествие в возрасте двадцати лет, а его знаменитая экспедиция в Новую Гвинею состоялась, когда Миклухо-Маклаю было всего двадцать четыре года.

Активный, неприхотливый и увлеченный характер Николай находил в своих путешествиях все необходимое для себя: удивительные открытия, новые горизонты, ощущение безграничной свободы … Ученому казалось, что его сердце могут быть заняты только экспедициями, научными исследованиями. и борьба за права коренных жителей Гвинеи.Он избегал женщин — перспектива семейной жизни его не привлекала. Расставание с бескрайними морскими просторами и невозможность поехать в Новую Гвинею было бы трагедией для Николая. Но однажды в его жизни появилась женщина, рядом с которой потеря свободы передвижения по странам и континентам перестала казаться ужасной.

В 1881 году Миклухо-Маклай основал биологическую станцию ​​в столице Австралии городе Сидней, недалеко от которой жил бывший чиновник Джон Робертсон. Николай часто приезжал к нему в гости, где познакомился со своей младшей дочерью, М А . рагарет- NS ммг.Ее муж недавно умер, и о новом браке она не думала, хотя на руках и эта молодая, красивая и богатая вдова была востребована многими поклонниками. Узнав об этом, Николай только засмеялся — нет, его никогда не было бы среди них! Но как только он услышал чистый голос Маргарет, увидел ее нежную улыбку, убежденный холостяк заколебался.

Миклухо-Маклай, всю жизнь отдававший предпочтение уединению, понял, что он начинает скучать по нему.Все его существо тосковало по Рите, как он нежно называл Маргарет. Однако Николай долго не признавался в своих чувствах, опасаясь, что рядом с утонченной красоткой будет выглядеть слишком грубо. Сделать ей предложение он не успел — пришлось срочно уезжать в Россию.

Вернувшись на родину, Миклухо-Маклай очень быстро понял, что промедление зря. Образы таинственных островов блекли по сравнению с всплывающим в памяти лицом Маргарет. Но поездка в Россию и обратно займет не меньше года… Их переписка с Ритой не прекращалась, и Николай написал о своей любви в письме. Ответ на него сильно затянулся в пути, и Миклухо-Маклай уже был на грани отчаяния, когда письмо любимой наконец дошло до него. Прочитав ее, Николай не поверил своим глазам. Маргарет была готова следовать за ним даже на край света, лишь бы быть рядом …

Миклухо-Маклай как можно скорее отправился обратно в Сидней. Но тут его ждали новые проблемы — отец невесты отказал в разрешении на брак.Николай был беден, и его здоровье было подорвано длительными экспедициями. Кроме того, невеста была протестанткой, и в России ее брак с православным христианином не мог быть признан. Николая потребовали спросить разрешения у самого императора. Это не остановило Миклухо-Маклая. Вскоре пришло высочайшее разрешение, и никаких препятствий для свадьбы не было.

После свадьбы пара стала жить на биологической станции, где у них родилось двое сыновей. Через год правительство взяло здание вокзала, и Николай решил перевезти семью домой.Маргарет с радостью согласилась, хотя и не знала русского. Ей не страшны были даже суровые русские зимы — просто не расставаться с мужем!

Николай был счастлив с женой. Он написал одному из своих друзей: «Действительно, теперь я понимаю, что женщина может принести истинное счастье в жизнь человека, который никогда не верил, что оно существует в мире».

К сожалению, счастье пары было недолгим. В северном климате у Миклухо-Маклая обострились болезни, он стал страдать от непонятной боли, и лучшие врачи страны уже не смогли ему помочь.Николай умер на руках жены всего через четыре года совместной жизни.

Маргарита осталась в России, издавая произведения мужа. Только выполнив эту работу, она вернулась в Австралию. Однако вдали от России Николай продолжал жить в ее сердце, и до конца своих дней расписался как Маргарет де Миклухо-Маклай.

«Вы первый … доказали, что человек везде человек» — эти слова Л.Н. Толстой однажды обратились к еще молодому ученому Николаю Миклухо-Маклаю.Биография этого известного путешественника настолько интересна, что ее можно прочитать на одном дыхании. Неудивительно, что его часто приглашали к королевскому двору, чтобы он рассказал императорской семье о своей жизни среди аборигенов Новой Гвинеи.

Миклухо-Маклай: биография

14 апреля 1844 года в Москве в Воскресенском храме на Сретенке Н.И. Миклуха женился на Екатерине Семеновне Беккер , дочери героя Отечественной войны 1812 года полковника Беккера, служившего тогда чиновником Московского общественного ордена. Благотворительная деятельность.

Жениху было 25 лет, невесте было на восемь лет младше его. Молодожены отправились к месту службы — село Языково Боровичского уезда Новгородской губернии. Здесь супруги снимали комнату в усадьбе Рождественское помещика Н.Н. Евстифеев. 2 июля 1845 года у пары родился первенец — Сергей (умер в 1895 году). 17 июля 1846 года родился второй сын Николай. Крестился в церкви Николая Чудотворца на Щегриной Горе; получатель — генерал-майор А.Н. Ридигер происходил из семьи, которая в будущем подарит России патриарха.

10 августа 1846 г. Николай Ильич Миклуха был назначен помощником начальника опытного железнодорожного пути; Осенью семья Миклухов переехала в Санкт-Петербург на казенную квартиру. 18 марта 1848 г. Н. Миклуха был назначен начальником Николаевского вокзала и первых 12 верст дороги на Колпино.

К тому времени семья расширилась — 11 мая 1849 года у них родилась дочь Ольга (умерла в 1880 году).В августе 1849 г. главой семейства был назначен начальник опытного пути между Вышним Волочком и Тверью, протяженностью 112 миль. Однако в октябре 1850 г. Н. Миклуха вызвал недовольство начальника Южного управления Николаевской дороги и был уволен, ожидая нового назначения более года. Тем не менее в декабре он был награжден орденом Святой Анны 3-й степени.

Наконец, 9 октября 1851 года инженер-капитан Миклух без повышения в должности был назначен начальником VI отдела Николаевской железной дороги от станции Спировская до Клина.Семья жила в Твери. Другой сын, Владимир, родился 31 мая 1853 года. В период 1853-1855 годов Н. Миклуха получил несколько благодарностей и медаль «За безупречную добросовестную службу» за бесперебойную транспортировку войск во время Крымской войны. Однако в день своего 39-летия, 24 октября 1855 г., он был снят с должности. Предположительно, это было сделано по его собственному желанию в связи с резко ухудшившимся самочувствием: обнаружен туберкулез.

В конце 1855 года семья Миклухов переехала в Санкт-Петербург.-Петербург, в квартиру возле Таврического сада. Здесь 12 апреля 1856 года родился последний сын — Михаил, впоследствии ставший коллекционером и хранителем семейного архива … Глава семьи заведовал Александровским механическим заводом на Николаевской железной дороге. В декабре 1856 г. его назначили начальником строительства Выборгского шоссе, что окончательно подорвало его здоровье. 20 декабря 1857 г. Н.И. Миклуха скончался на 41-м году жизни.

Поскольку сбережения семьи были вложены в акции, а вдова зарабатывала на жизнь рисованием географических карт, ей удалось дать детям достойное образование, приглашая учителей к себе домой.Она даже наняла для них учителя рисования, который раскрыл художественные способности Николая.

Братья и сестры

Старший брат Миклуха Сергей (1845-1895) — юрист, в -1894 году был уездным мировым судьей (3-й округ,

).

Сестра Ольга Миклуха (1849-1881) — художественная роспись по фарфору.

Учеба в гимназии

Николай Миклухо-Маклай, биография которого завершена интереснейшими событиями, в 1858 году вместе со своим старшим братом Сергеем был принят в 3-й класс школы «Анненшуле».Однако вскоре мальчики упросили маму перевести их в государственную гимназию. Для этого вдова подала прошение о зачислении своих сыновей в дворянство в соответствии с чином покойного мужа, давшим такое право.

В Б вторая петербургская гимназия Николай Миклуха учился очень плохо и часто прогуливал. В результате его с большим трудом перевели в 5 класс.

В возрасте 15 лет во время студенческой демонстрации Николай был арестован и вместе с другими старшеклассниками и братом Сергеем был заключен в Петропавловскую крепость.Правда, через несколько дней подростков отпустили, так как следственная комиссия посчитала, что они задержаны по ошибке.

Учеба в университете

Летом 1863 года Николай ушел из гимназии. Он изъявил желание поступить в Академию художеств, но мать смогла его отговорить.

В сентябре 1863 года юноша поступил в Московский университет добровольцем на физико-математический факультет, что было возможно даже без документа, подтверждающего окончание гимназического курса.Там он усердно изучал естественные науки, в том числе физиологию.

Во время университетского собрания 1864 года Николай попытался провести в здание своего одноклассника из Суфщинской гимназии. Их задержала администрация, а молодому человеку запретили посещать занятия.

После того, как стало ясно, что Николай не сможет получить высшее образование в России, мать согласилась отправить молодого человека учиться за границу, в Германию. После долгих мытарств юноше удалось получить заграничный паспорт и выехать за границу в апреле 1864 года.

Жизнь в Германии

Николай Миклухо-Маклай после поступления в Гейдельбергский университет был вовлечен в политические споры между местными русскими студентами из-за различных взглядов на польское восстание. Его мать всячески пыталась уговорить сына держаться подальше от политики и стать хорошим инженером. Вопреки ее желанию юноша наряду с лекциями по математике стал посещать занятия по общественным дисциплинам.

Летом 1865 года Николай Николаевич Миклухо-Маклай перешел в Лейпцигский университет.

Там он поступил на факультет, где готовили менеджеров в области сельского и лесного хозяйства … Прослушав там 4 курса, он отправился в Йену и поступил на медицинский факультет , где проучился 3 года.

Экспедиция на Канарские острова


Знакомство состоялось, особенно любезен был Хаксли. Только 15 ноября участники экспедиции отплыли на Мадейру: Геккель планировал провести там первоначальное знакомство с пелагической и прибрежной фауной Атлантики, а затем отправиться на Канарские острова.Однако выяснилось, что сообщение с островами прервано из-за холеры. Путешественников спас российский фрегат «Ниобе» , совершивший учебный рейс; его командиром был племянник профессора ботаники Йенского университета.

Проведя всего два дня в Фуншале, путешественники были доставлены в Санта-Крус на о. Тенерифе 22 ноября.

9 декабря команда высадилась в гавани Арресифе на о. Лансароте, и из-за шторма плавание вместо 30 часов длилось 4 дня.

Гавань была очень активна: медузы, ракообразные и радиолярии, обитавшие в поверхностном слое воды, собирались в сети, и сеть использовалась для сбора образцов донной фауны. Студент фон Миклухо изучал морские губки и в результате открыл новый вид липовой губки, назвав ее Guancha blanca в честь коренных жителей островов. Образцы исследуемых рыб чаще всего закупались у рыбаков на базаре, в результате Н. Миклуха собирал данные о плавательных пузырях рыб и мозге акул.

Местные жители настороженно относились к немецким зоологам, считая их прусскими шпионами или колдунами. Последний слух привел к тому, что Геккеля регулярно просили исцелить и предсказать будущее. Дом, арендованный членами команды, был заражен насекомыми и крысами; Геккель подсчитал, что только в январе 1867 года он убил более 6000 блох. Было решено свернуть работу и вернуться в Европу, но сделать это можно было только через Марокко. 2 марта Геккель и Греф прибыли в Марокко на английском пароходе, а затем провели две недели в Альхесирасе, изучая морскую фауну.На поезде они доехали до Парижа, где увидели Всемирную выставку, а затем вернулись в Йену.

Миклуха и Фол решили обойти Султанат Марокко: купив арабские костюмы и наняв гида-переводчика, они с караваном добрались до Марракеша, где Николай особенно интересовался жизнью и бытом берберов. Затем путешественники отправились в Андалусию. Приехав в Мадрид, Николай хотел жить в цыганском лагере, но подробностей не сообщил. В одном из писем Миклухи Геккель отмечал, что в Мадриде он сильно заболел.Николай вернулся в Йену через Париж в начале мая 1867 года.

Научная деятельность

В Йене помощником Геккеля снова стал Н. Н. Миклухо-Маклай.

Спустя год молодой человек окончил медицинский факультет Йенского университета и начал активно заниматься научной работой … В одной из своих статей он выдвинул гипотезу, что эволюция — это дифференциация, то есть переход от первоначального формы живого организма на другие формы, но не обязательно более высокие.

Экспедиция в Италию и Красное море

После неудачных многочисленных попыток стать участником полярной экспедиции Миклухо-Маклай отправился на Сицилию вместе с дарвиновским зоологом Антоном Дорном.

В Италии будущий знаменитый путешественник узнал о завершении строительства Суэцкого канала и решил изучить фауну Красного моря.

Побывав в Египте, где провел большую исследовательскую работу, ученый уехал в Россию, куда прибыл летом 1869 года.

Подготовка к первой экспедиции в Новую Гвинею


Встретившись с родственниками, которые в то время проживали в Саратове, Николай Миклухо-Маклай поехал в столицу и выступил на нескольких научных конференциях … Вскоре его приняли в ряды Русского географического общества и одобрили проект экспедиции на подаренный им Тихий океан.

21 мая 1870 г. Министр ВМФ Николай Карлович Краббе сообщил, что получено высочайшее разрешение на доставку Миклухо-Маклая в Батавию для корвета «Витязь».

Жизнь на островах в Тихом океане

29 октября «Витязь» посетил великий князь Константин Николаевич Романов , у которого состоялся длительный разговор с Миклухо-Маклаем.

Было решено, что через год после высадки российский военный корабль посетит Новую Гвинею; в случае, если исследователь был мертв, он должен был забрать рукописи, упакованные в герметичные цилиндры. В день отъезда — 8 ноября 1870 года — 24-летний Миклухо-Маклай направил письма князю Мещерскому и его матери.

Отбытие «Витязя» произошло 8 ноября 1870 года. В Бразилии Миклухо-Маклай на некоторое время посетил местную больницу и обследовал представителей негроидной расы обоего пола.

21 июля «Витязь» прибыл на Таити. На острове Миклухо-Маклая он приобрел красную бязь, иголки, ножи, мыло и получил подарки от епископа Иосана.

Затем путешественник посетил Апиа, где нанял двух слуг: моряка из Швеции Ольсена и молодого аборигена по имени Бой.Два месяца спустя ученый и его помощники достигли конечного пункта своего путешествия. Миклухо-Маклай со своими помощниками высадился и посетил село.

19 Сентябрь 1871 г. около 10 часов утра на высоком берегу N Новой Гвинеи у мыса Кинг-Вильгельм, и на следующий день, в 4 часа дня, корвет «Витязь» бросил якорь недалеко от побережье, в бухте Астролябия.

С двумя слугами я пошел на берег, и в одной из деревень, лежащих недалеко от берега, из которой большинство жителей бежало, когда мы пришли, я встретил первых папуасов.С большим страхом предлагали мне разные подарки: кокосы, бананы и свиней.

Поскольку корвет спешил в Японию и было невозможно посетить несколько районов восточного побережья Новой Гвинеи на выбор, я решил остаться здесь. На следующий день я выбрал место для избы, и плотники корвета начали его строить. Следующие четыре дня были потрачены на строительство хижины, расчистку леса вокруг нее и транспортировку вещей.

Командир и офицеры корвета мне очень любезно помогли и даже снабдили разными вещами и припасами, которых мне не хватало, за что я всем им искренне благодарен.Утром 27 сентября корвет ушел.

Все местные жители сбежали, кроме папуаса по имени Туи , который в будущем стал посредником между участниками экспедиции и туземцами.

В первые месяцы туземцы настороженно относились к пришельцам, но в 1872 году Миклухо-Маклай был принят ими в друзья.

Путешественник назвал исследованные территории своим именем. Так на карте мира появилось берегов Миклухо-Маклая.

Вторая поездка в Новую Гвинею

Через некоторое время он прибыл в Гонконг, где узнал о свалившейся на него славе исследователя папуасов. Совершив путешествие по Батавии, Миклухо-Маклай отправился во вторую экспедицию к папуасам и 2 января 1874 года высадился на Амбоне. Там он начал борьбу с работорговцами.

В мае 1875 года ученый написал письмо императору Александру II с просьбой взять под покровительство аборигенов Новой Гвинеи, на что получил отрицательный ответ.

Пробыв на островах 17 месяцев, Миклухо-Маклай отправился в Австралию.

Здесь Миклухо-Маклаю удалось заинтересовать местные власти проектом создания биологической станции в заливе Уотсонс.

Поскольку собрать нужную сумму не удалось, ученый снова отправился в Южные моря.

В Меланезии

В начале 1880 года путешественник высадился на архипелага Луизиада, но в году он заболел там лихорадкой и был чудесным образом спасен миссионерами, доставившими его в Брисбен.

Через год Миклухо-Маклай вернулся в Сидней и возглавил Морскую биологическую станцию.

В то же время он, как мог, защищал население Новой Гвинеи. В частности, его вмешательство спасло от репрессий деревню аборигенов, возле которой были убиты трое миссионеров.

Возвращение в Россию и путешествие по Европе

В Сиднее Миклухо встретил вдову Маргарет-Эмма Робертсон-Кларк — дочь крупного колониального чиновника, с которой у него завязался роман.

Однако ему пришлось оставить девушку и вернуться в Россию, куда он прибыл в январе 1882 года. Там его с нетерпением ждали, и его лекции имели огромный успех. Кроме того, путешественника познакомили с Александром III, который уладил его финансовые проблемы.

Ухудшение здоровья вынудило Миклухо-Маклая поехать на лечение в Европу. Во время поездки он получил письмо от Маргарет Кларк, в котором она соглашалась выйти замуж за ученого. Тем не менее, вместо того, чтобы отправиться к возлюбленной, ученый в третий раз посетил Новую Гвинею.Там он был разочарован, так как многие из его папуасских друзей погибли. Миклухо-Маклай посадил в Бонгу огородные культуры — манго, хлебное дерево, апельсин, лимон и кофейные зерна. Однако, несмотря на просьбы папуасов, он ушел от них, пообещав вернуться.

Брак

10 июня 1883 года Николай Миклухо-Маклай вернулся в Сидней и приступил к решению проблем, связанных с браком между ним и протестантом Кларк. 27 февраля 1884 года они поженились, а в ноябре у них родился первый ребенок — сын Александр.

Возвращение в Россию и смерть

Получив приказ освободить здание биологической станции, Миклухо-Маклай решил вернуться на родину и в середине весны 1886 года прибыл в Одессу. Берег Маклая, но его планам не суждено было сбыться.

В 1887 году здоровье известного путешественника резко ухудшилось.Несмотря на это, ему удалось перевезти семью в Россию. Однако болезнь (как позже выяснилось, рак) прогрессировала, и в 20 часов 15 минут 2 (14) апреля 1888 г. Миклухо-Маклай скончался

.

Похороны

Последний путь путешественника прошли многие выдающиеся ученые того времени и члены Русского географического общества. Миклухо-Маклай был похоронен на Волковском кладбище рядом с отцом и сестрой Ольгой.

Теперь вы знаете, кем был Миклухо-Маклай Николай Николаевич.Краткая биография этого человека, даже в самой сжатой форме, занимает много страниц, так как он прожил жизнь, невероятно богатую приключениями.

Миклухо-Маклай Николай Николаевич

Николай Николаевич Миклухо-Маклай родился 5 июля 1846 года в селе Языково-Рождественское Боровичского уезда Новгородской губернии — русский этнограф, антрополог, биолог и путешественник, изучавший коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании (1870- 1880-е гг.), В том числе папуасов северо-восточного побережья Новой Гвинеи.Он называется Берег Маклая. Украинское происхождение из казачьей семьи Миклухов.
Автор около 160 научных работ … Защитник колониальных народов. Выступал против расизма и колониализма.
Считается, что Николай Николаевич первым описал кускус, обитающий в Новой Гвинее.
День рождения Миклухо-Маклая — профессиональный праздник этнографов.

Николай Николаевич Миклухо-Маклай родился в Новгородской губернии в семье инженера путей сообщения Н.И. Миклуха, инженер путей сообщения, строитель Николаевской железной дороги и первый начальник Московского вокзала, родился в 1818 году в селе Стародуб Черниговской губернии. Его предки — малороссийская знать. Прадед, запорожский казак Степан Миклуха за героизм при штурме Очакова (во время русско-турецкой войны) получил дворянское звание:

«Мои предки с Украины, и были запорожскими казаками с Днепра. После присоединения Черноморской Украины к России, Степан, один из членов семьи, служил сотником (высшим казачьим офицерским чином) под командованием. генерала графа Румянцева и отличившегося при штурме турецкой крепости Очаков, указом Екатерины II был присвоен дворянский титул », — Николай Миклухо-Маклай.

Мать, Екатерина Семеновна, урожденная Беккер, дочь героя Отечественной войны 1812 года полковника Семена Беккера.
Будучи потомком куренского атамана Запорожского Войска Охрима Макухи, прототипа гоголевского Тараса Бульбы, родственник Гете и Мицкевича, Николай Николаевич писал о своем происхождении:

«Мое лицо — живой пример того, как соединились три испокон веков враждебные силы — горячая кровь казаков мирно слилась с кровью их гордых врагов поляков и разбавилась кровью холодных немцев» — Николай Миклухо-Маклай.

До сих пор среди жителей села Стародуб есть носители фамилий Миклух, Миклухин. Вторую часть фамилии известный путешественник добавил позже, после своих экспедиций в Австралию. Он сделан в память о предке, которым (по неподтвержденной легенде) был польский солдат, шотландец Майкл Мак Леа, служивший в армии Богдана Хмельницкого.

Позже семья переехала в Санкт-Петербург, где с 1858 года Николай продолжил учебу во Второй Петербургской.Петербургская гимназия. После окончания средней школы Миклухо-Маклай в качестве волонтера продолжает обучение на физико-математическом факультете Санкт-Петербургского университета. Учеба была недолгой. В 1864 году за участие в студенческих собраниях Миклухо-Маклай был исключен из университета и на средства, собранные студенческой общиной, уехал в Германию. В Германии он продолжает обучение в Гейдельбергском университете, где изучает философию. Через год Миклухо-Маклай перешел на медицинский факультет Лейпцигского, а затем Йенского университета.В Йенском университете Николай познакомился со знаменитым зоологом Э. Геккелем, под руководством которого начал изучать сравнительную анатомию животных. В качестве помощника Геккеля Миклухо-Маклай путешествует по Канарским островам и Марокко. После окончания университета в 1868 году Миклухо-Маклай совершил самостоятельное путешествие по побережью Красного моря, а затем, в 1869 году, вернулся в Россию.

Кругозор молодого исследователя расширился, и он перешел к более общим вопросам естествознания — антропологии, этнографии, географии.Миклухо-Маклаю удалось добиться определенных успехов в этих сферах. Особенно интересен его вывод о том, что культурные и расовые особенности различных народов обусловлены природной и социальной средой … Он также много внимания уделил идее и практике создания зоологических станций. Так, в 1869 году Миклухо-Маклай выступил на II съезде естествоиспытателей и врачей в Москве, призвав к созданию морских биологических станций для развития исследований на море.Съезд поддержал его и решил создать Севастопольскую биологическую станцию.

Миклухо-Маклай тоже совершает еще одну большую поездку. В 1870 году на военном корабле «Витязь» он отправился в Новую Гвинею. Здесь, на северо-восточном побережье этого острова, он проводит два года, изучая образ жизни, обычаи и религиозные обряды аборигенов (папуасов). Начав свою деятельность в Новой Гвинее, Миклухо-Маклай продолжает свои наблюдения на Филиппинах, в Индонезии, на юго-западном побережье Новой Гвинеи, на Малаккском полуострове и на островах Океании.

В 1876–1877 годах ученый снова провел несколько месяцев на северо-восточном побережье Новой Гвинеи, вернувшись к племени, за жизнью которого он наблюдал ранее. К сожалению, его пребывание на острове было недолгим, и признаки анемии и общего истощения вынудили его покинуть остров и отправиться в Сингапур. Лечение длилось более полугода. Отсутствие финансовых средств не позволило Миклухо-Маклаю вернуться в Россию, и он был вынужден переехать в Сидней (Австралия), где поселился у российского консула.Затем Миклухо-Маклай некоторое время жил в английском клубе, а затем переехал в дом общественного деятеля, ученого-зоолога и председателя Линнеевского общества Нового Южного Уэльса У. Маклея. Маклай помогает Миклухо-Маклаю реализовать идею строительства Австралийской зоологической станции, которую он выдвинул в Линнеевском обществе. В сентябре 1878 года предложение Миклухо-Маклая было одобрено, и в Уотсонс-Бей по проекту сиднейского архитектора Джона Киркпатрика началось строительство станции, которая получила название Морская биологическая станция.

В 1879-1880 годах Миклухо-Маклай совершил экспедицию на острова Меланезии, в частности на остров Новая Каледония, и снова посетил северо-восточное побережье Новой Гвинеи.

В 1882 году ученый вернулся в Россию. В планы Миклухо-Маклая входило строительство морского вокзала и русского поселения на северо-восточном побережье Новой Гвинеи (Берег Маклая). Миклухо-Маклай также предложил свою программу экономических и социальных преобразований в жизни островитян.Аудиенция у Александра III результата не принесла. Планы ученого были отвергнуты, но ему удалось решить вопросы выплаты долга и получить средства на дальнейшие исследования и публикацию собственных работ. Он также призвал царское правительство встать на защиту аборигенов Новой Гвинеи, так как видел, как колониальные войска Германии иногда плохо обращались с ними, делал доклады в защиту народов в Русском географическом обществе:

«Выше я сказал, что влияние миссионеров на южном берегу растет, и положительная сторона их влияния: туземцы учатся читать и писать и т. Д.; но я не стал говорить о теневой стороне появления миссионеров на островах Тихого океана. Эта теневая сторона, на мой взгляд, состоит главным образом в том, что за миссионерами непосредственно следуют торговцы и прочие эксплуататоры всех мастей, влияние которых проявляется в распространении болезней, пьянства, огнестрельного оружия и т. Д. сбалансировано умением читать, писать и петь псалмы! «- Николай Миклухо-Маклай.

В 1883 году Миклухо-Маклай покинул Россию и вернулся в Австралию.В Батавии он встречает российский корвет «Скобелев» (новое название корвета «Витязь») и не может отказать себе в желании снова побывать на берегу Маклая, куда намеревался побывать капитан корабля капитан Благодарев. Несколько дней, с 17 по 23 марта, Миклухо-Маклай проводит в знакомых местах. Несмотря на то, что ученый договорился с жителями острова Сегу о строительстве своего дома на острове Мегаспена, ему не суждено было вернуться на Берег Маклая.

В 1884 году он женился на Маргарет Робертсон, дочери сэра Джона Робертсона, крупного землевладельца и политика из Нового Южного Уэльса, который пять раз был назначен ее премьер-министром.У Миклухо-Маклая было два сына: Александр-Нильс Маклай (шотландское написание фамилии) и Владимир-Аллен Маклай, которые всю жизнь прожили в Сиднее. В 1886 году ученый вернулся в Россию и снова предложил императору проект «Берег Маклая» в качестве противодействия колонизации острова Германией. Однако и эта попытка не принесла желаемого результата.

Дважды (в 1886 и 1887 годах) приезжал в Малин (Украина) в маеток матери Катерины Семеновны Миклухо-Маклай.Здесь он изучал быт, обычаи и традиции Полещуков. Интересует происхождение древлян, их история. В деревнях он изучал антропологическое строение тела местных жителей. В Малине он закончил редакционную подготовку «Путешествий».

Изношенный организм исследователя слабо сопротивлялся болезням, и вечером 2 апреля 1888 года русский ученый скончался в клинике Вилие в Санкт-Петербурге. Похоронен на Литераторских мостках в Санкт-Петербурге.Петербург.

В письме к брату незадолго до смерти он признается: «В деле о берегу Маклая я потерпел почти полное фиаско». Если добавить к этому смерть в 42 года от многочисленных болезней, перенесенных во время путешествий, то окажется, что он жил и умер только ради папуасов. Что сегодня его мечта сбылась — Папуа-Новая Гвинея независимое государство, а на берегу Маклая, где с тех пор практически ничего не изменилось, до сих пор вспоминают русские слова.

Николай Николаевич Миклухо-Маклай скончался 2 апреля 1888 года в Санкт-Петербурге.

Источник материала http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B8%D0%BA%D0%BB%D1%83%D1%85%D0%BE-% D0% 9C% D0 % B0% D0% BA% D0% BB% D0% B0% D0% B9, _% D0% 9D% D0% B8% D0% BA% D0% BE% D0% BB% D0% B0% D0% B9_% D0 % 9D% D0% B8% D0% BA% D0% BE% D0% BB% D0% B0% D0% B5% D0% B2% D0% B8% D1% 87

Разговор с Николаем Николаевичем Миклухо-Маклая

Знаете ли вы, что день рождения нашего знаменитого соотечественника Николая Николаевича Миклухо-Маклая во всем мире считается Международным днем ​​этнографов? И что в 1996 году, в год 150-летия со дня его рождения, ЮНЕСКО назвала его «гражданином мира»? Об уважении к неутомимому путешественнику и ученому и признании его заслуг свидетельствует и тот факт, что после его смерти в 1888 г. и до 1917 г. потомкам исследователя из личных средств русского императора Александра выплачивалась солидная пенсия. III и Николай II — и это при том, что они жили в далекой Австралии… Недавно незаметно отметили 170-летие ученого. Корреспондент «Труд» спросил о великом предке его родственника и полного тезки — Николай Николаевич МИКЛУХО-МАКЛАЯ .

О собеседнике с такой известной фамилией я узнал давно от тренера по парусному спорту: мол, есть такой яхтсмен, кандидат в сборную страны, может, даже родственник … А у меня был возможность поговорить только сейчас, по случаю юбилея.

— Да, я потомок старшего брата ученого Сергея Миклухи, довольно известного в свое время юриста, — начал свой рассказ Николай Николаевич. — Сергея сильно пережил брат Николай, и он был одним из его главных биографов. Откуда взялась наша двойная фамилия? Шотландский барон Мак Лей воевал на стороне поляков, попал в плен к казакам. Он перешел на службу к Богдану Хмельницкому и женился на казачке по имени Миклуха. Их дети взяли фамилию матери.Один из сыновей прославил свою фамилию на войне: он первым ворвался в крепость Очаков. Так Миклухи получил дворянский титул. Так будущий знаменитый ученый провел детство и юность с именем Миклух. Уже когда он учился в Германии и начал писать статьи на немецком и английском языках, он добавил себе вторую часть своей фамилии …

Сейчас на Волковском кладбище рядом с могилами можно увидеть: отца — известного инженера путей сообщения Николая Ильича Миклуха и сына — известного ученого и этнографа Николая Николаевича Миклухо-Маклая.В общем, люди в этой семье были выдающиеся. Мать будущего путешественника, урожденная Екатерина Беккер, имела немецко-польские корни и была родственницей Гете и Мицкевичей. Но когда Николай уехал за границу, она в письмах уговаривала сына держаться подальше от польских смутьянов-сепаратистов. И посоветовала сыну учить не польский, а английский, который больше пригодится в научной деятельности … Кстати, ее отец, Семен Беккер, был героем Бородинской битвы, одним из лучших военных хирургов России. время, а один из ее братьев позже участвовал в польском восстании…

В 15 лет Николай и его старший брат Сергей тоже получили удовольствие, участвуя в студенческих беспорядках и даже сидя в казематах. Петропавловская крепость … В результате будущему великому ученому запретили поступать в российские вузы, ему пришлось учиться в Германии. И еще одна деталь: дальше всех по революционному пути пошли младший из братьев Михаил, близко знакомый с Софьей Перовской, Николай Рысаков, бросивший бомбу в Александра II и прочую «Народную волю».Но он избежал ареста, прожил до 1927 года и уже в советское время был крупным геологом. Так ужились в одной большой семье великие патриоты и пламенные революционеры …

Мой собеседник Николай Миклухо-Маклай также подтвердил правдивость жуткого рассказа о том, как его знаменитый тезка сделал фонарь из … черепа своей возлюбленной. В студенческие годы занимался врачебной практикой в ​​йенской больнице, в 1868 году у него закрутился бурный роман с одной из пациенток — Аурелией Хильдебранд, безнадежно больной дочерью профессора.Уже в предсмертном состоянии она завещала свое тело любимому … Однако Николай Николаевич завещал свой череп петербургской Кунсткамеру, где находится сейчас.

Известный ученый-этнограф Николай Николаевич Миклухо-Маклай

Миклухо-Маклай был искренне предан науке. Он жил в своих экспедициях, хотя делал открытия на грани смертельного риска. Это чудо, что ученый не умер в Папуа, где жили разные племена, в том числе каннибалы.Сам он описал в своих дневниках: еще до отплытия корабля уроженец Туи, с которым ему удалось подружиться, предупредил, что, как только корабль уйдет, белый незнакомец будет убит и съеден. Николай Николаевич пишет: он сделал вид, что не понимает Туя, и … забил ему гвоздь. Оставшись наедине с неизвестным, он не взял с собой оружия. Дикари ткнули копьями в лицо, воткнули ножи в пасть, но оставили его в живых, убедившись, что Человек с Луны не представляет для них опасности…

Ученый Миклухо-Маклай был не только прекрасным писателем, но и прекрасным художником, что повысило ценность его исследований. В те времена путешественники в дальние путешествия старались брать с собой художников, чтобы запечатлеть пейзажи и объекты исследования. Так что иллюстрации Миклухо-Маклая прекрасно дополнили записи. Например, нарисовав туземца, он рядом с собой изобразил свою хижину, а также деревья, из которых была сделана хижина … Для людей науки его рисунки несли научную информацию… Увы, ранняя смерть ученого (в возрасте 41 года) не позволила Миклухо-Маклаю систематизировать свои записи.

Берег Маклая мало изменился за более чем сто лет

Сегодня становятся широко известны многие обстоятельства деятельности Никитина, Пржевальского, Арсеньева, Козлова и других наших великих путешественников. Также открываются ранее неизвестные страницы. Например, о разведывательной работе, имеющей важное государственное значение… Миклухо-Маклай совершил свои первые путешествия под руководством немецкого ученого Эрнста Геккеля, с которым он позже расстался и не общался из-за разных научных взглядов … Но сам Николай Николаевич с 1873 по 1884 год неоднократно прорвался принять царских министров и даже самого Александра III, убедил их установить российский протекторат над Папуа-Новой Гвинеей. Однако российское правительство, в те годы отказавшись от владения Аляской и Калифорнией, не считало целесообразным сохранять земли на севере далекой и неизвестной Австралии.А в 1884 году немецкий ученый Отто Финш, выдавая себя за брата Миклухо-Маклая, купил отдельно несколько участков побережья общей протяженностью 300 км, и северо-восточная часть Новой Гвинеи оставалась во владении Германии до 1914 года.

— Поддерживаете ли вы связь со своими австралийскими родственниками? — спрашиваю Николая.

— Конечно. Общаемся с ними на английском — русского они не знают. Иногда они приезжают на Маклаевские чтения, а также на юбилеи II Петербургских чтений.Петербургская гимназия, где учился их прадед …

Нам известны династии Лазаревых, Нахимовых, Нансенов и других моряков и путешественников. Среди современников — династия Кусто, Конюховы: В определенной степени к ним можно причислить и нашего героя. Николай Миклухо-Маклай — современник подтверждает правило: выдающиеся путешественники и моряки в своей семье обычно не одиноки в своих увлечениях.

— С детства серьезно увлекался парусным спортом, входил в юношескую сборную СССР, — рассказывает Николай.- Поступил в Корабелку, ныне Государственный морской технический университет … Я хотел посвятить себя яхтам. Но страна развалилась, и на спорт было некогда.

Он возобновил тренировки в 2000-х, но теперь занимается парусным спортом как любитель. Из последних походов Николая Николаевича — переход на яхте из турецкого Мармариса (где находится резиденция Эрдогана) к побережью Греции. Мой собеседник тоже путешествовал по пустыне Индии и США, в тропических лесах Карибских островов, напоминающих Амазонку.Хотя по профессии он менеджер, и его работа никак не связана с путешествиями. Но … Видимо, гены сказываются. А фамилия, знаете ли, обязывает путешествовать …

П.С. А на днях всей семьей приехали в Окуловку, где в родовом имении Михлухо-Маклаевых отметили годовщину своего знаменитого предка.

Штрихи

Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846-1888) — русский этнограф, антрополог, биолог и путешественник, изучавший коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании, в том числе папуасов северо-восточного побережья Новой Гвинеи (это побережье на русском языке). литература называется Берег Миклухо-Маклая).14 июля, день рождения Миклухо-Маклая, — профессиональный праздник этнографов.

Этот экспедиционный поход получил название «Миклухо-Маклай XXI век», и его возглавил его праправнук известного русского исследователя и его тезка Николай Николаевич Миклухо-Маклай. В группу также вошли специалисты — научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Игорь Чининов и научный сотрудник Музея антропологии и этнографии (Кунсткамера) Арина Лебедева.

16 сентября историко-этнографический отряд высадился на том же берегу Новой Гвинеи, где полтора века назад жил и работал среди папуасов знаменитый русский ученый.

— Нас встретили более 3000 аборигенов, — рассказал Николай Миклухо-Маклай. — Все в национальных костюмах, устроили торжественное шествие, танцы …

«Когда я увидел смартфоны в руках молодых папуасов, то подумал: здесь ничего не осталось от старого образа жизни», — добавил Игорь Чининов.- Однако позже выяснилось, что в основном нынешние жители острова живут так же, как и их предки: строят классические туземные хижины, используют луки для охоты, гончарные изделия, занимаются подсечно-огневой расчисткой полей для сельского хозяйства. ..

Участники экспедиции обрадовались, увидев, что русский исследователь Миклухо-Маклай, которого местные жители прозвали тамо боро рус во время пребывания в Новой Гвинее, — «величайший человек из села России», вспоминают они. здесь до сих пор назван в его честь! Нам удалось встретиться с потомком верного друга Николая Николаевича, папуасом по имени Туй.Это исконное имя Асель, в их клане около 50 человек, и для всех Миклухо-Маклай — полубог. Что касается России, то родина русского этнографа до сих пор преподносится им в виде какой-то очень далекой деревни, потому что папуасы не привыкли к другим географическим изображениям. «

Последний раз научная экспедиция в «дикую местность» Новой Гвинеи проводилась еще в 1971 году, и с тех пор этнографическими исследованиями этих мест практически никто не занимался.Праправнук русского первооткрывателя, поддерживая традиции знаменитого предка, вместе со своими соратниками собрал целую коллекцию предметов быта папуасов. «Более 50 наименований. Сейчас этот ценный багаж отправляется в Санкт-Петербург. В дальнейшем собранные нами артефакты войдут в экспозицию Кунсткамеры. «

На втором этапе экспедиции ее участники посетили два крупнейших города Австралии. «Мне удалось встретиться со своими родственниками, живущими в Австралии, — говорит Миклухо-Маклай.- Я оказался в доме Маклая в Сиднее, где несколько лет жил мой прапрадед. В начале 1990-х этому зданию грозил снос, но его спасла внучка Николая Николаевича Жаннет Салливан. Благодаря ее усилиям сохранился не только мемориальный дом, но и все внутреннее убранство ».

На пресс-конференции также присутствовал народный артист СССР Юрий Соломин — один из создателей и исполнитель главной роли художественного фильма о Миклухо-Маклая, снятого в 1984 году.

— Я заболел «болезнью» под названием «Маклай» еще в 1979 году, когда прочитал книгу об этом замечательном человеке. Потом пришла идея снять о нем фильм. К сожалению, хотя в Москве и Санкт-Петербурге есть институты, музеи, улицы, носящие имя ученого, но о том, кто он такой, известно немного. И это очень плохо! Мы не должны забывать людей, которые вошли в нашу историю, расширили влияние нашей Родины в мире! Надеюсь, что прошедшая экспедиция внесет свой вклад в изменение ситуации к лучшему и имя Николая Николаевича Миклухо-Маклая вернется из небытия.

CSI2013_Program_and_Abstract_Book

  • Стр. 3 и 4: XXXVIII CSI 2013 Содержание T
  • Стр. 5 и 6: XXXVIII Комитеты CSI 2013 ORGANIS
  • Стр. 7 и 8: XXXVIII CSI 2013 Общая информация
  • CSI 2013 Стр. 9 и 10: XXXVIII Общая информация
  • Стр. 11 и 12: XXXVIII Социальная программа CSI 2013 W
  • Стр. 13 и 14: XXXVIII CSI 2013 Спонсоры и выставка
  • Стр. 15 и 16: XXXVIII CSI 2013 Расписание мероприятий
  • Стр. 17 и 18: XXXVIII CSI Ежедневная программа 2013 DA
  • Стр.19 и 20: XXXVIII Ежедневная программа CSI 2013 Ti
  • Стр.21 и 22: XXXVIII Ежедневная программа CSI 2013 Ti
  • Стр. 23 и 24: XXXVIII Ежедневная программа CSI 2013 We
  • Стр.25 и 26: XXXVIII Ежедневная программа CSI 2013 Th
  • Стр. 27 и 28: XXXVIII Плакат CSI 2013
  • Стр.29 и 30: XXXVIII Плакат CSI 2013
  • Стр. 31 и 32: XXXVIII Плакат CSI 2013 Pres entatio
  • Стр. 33 и 34: XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab
  • Стр. 35 и 36: XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab
  • Стр. 37 и 38: XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab
  • Стр. 39 и 40: XXXVIII CSI 2013 Пленарная лекция Ab
  • Стр. 41 и 42: XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab
  • Стр. 43 и 44: XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab
  • Стр. 45 и 46: XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab
  • Стр. 47 и 48: XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab
  • Стр. 49 и 50: XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab
  • Стр. 51 и 52: XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab
  • Стр. 53 и 54:

    XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab

  • Стр. 55 и 56:

    XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab

  • Стр. 57 и 58:

    XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab

  • Стр.59 и 60:

    XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab

  • Стр. 61 и 6 2:

    XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab

  • Стр. 63 и 64:

    XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab

  • Стр. 65 и 66:

    XXXVIII Пленарная лекция CSI 2013 Ab

  • Стр. 67 и 68:

    XXXVIII CSI Пленарная лекция 2013 Ab

  • Страница 69 и 70:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Страница 71 и 72:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Страница 73 и 74:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

    3 905 75 и 76:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр.77 и 78:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 79 и 80:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 81 и 82:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 83 и 84:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 85 и 86:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Страница 87 и 88:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Страница 89 и 90:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Страница 91 и 92:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Страница 93 и 94:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 95 и 96:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр.97 и 98:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 99 и 100:

    XXXVIII CSI 2013 Лекций

  • Страница 101 и 102:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 103 и 104:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 105 и 106:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 107 и 108:

    XXXVIII Тезисы лекций 2013

  • Стр. 109 и 110:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 111 и 112:

    XX XVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 113 и 114:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 115 и 116:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 117 и 118:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • 24 Страницы 119 и 120:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 121 и 122:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 123 и 124:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 125 и 126:

    XXXVIII Тезисы лекций 2013

  • Страница 127 и 128:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр.129 и 130:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Страница 131 и 132:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

    3 133

  • и 134:

    XXXVIII Тезисы лекций CSI 2013

  • Page 135 и 136:

    XXXVIII Тезисы лекций CSI 2013 законы

  • Страница 137 и 138:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 139 и 140:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 141 и 142:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. :

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 145 и 146:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 147 и 148:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 149 и 150:

    3 XXXVIII Лекции CSI 2013

  • Стр. 151 и 152:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 153 и 154:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 155 и 156:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Стр. 159 и 160:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы лекций

  • Па ge 161 и 162:

    XXXVIII CSI 2013 г. (

  • , стр. 163 и 164:

    XXXVIII CSI 2013 г. (стр. 165 и 166:

  • ).

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов (

  • Страница 169 и 170:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов (

  • Страница 171 и 172:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов (

  • Страница 173 и 174:

    XXXVIII Плакат Тезисы s

  • Страница 175 и 176:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов l

  • Страница 177 и 178:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов [

  • Страница 179 и 180:

    XXXVIII CSI 2013 Poster Abstracts t

    3 905 Стр.181 и 182:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов a

  • Стр.183 и 184:

    XXXVIII Тезисы плакатов CSI 2013 (

  • Стр.185 и 186:

    XXXVI II CSI 2013 Тезисы плакатов r

  • Стр.187 и 188:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов A

  • Стр.189 и 190:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов (

  • Стр. 191 и 192:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов (

  • Стр. 193 и 194:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов (

  • Стр.195 и 196:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов) (

  • Стр.197 и 198:

    XXXVIII CSI 2013 Стр. 199 и 200:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов (

  • Страница 201 и 202:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов r

  • Страница 203 и 204:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов A

  • Страница 205 и 206:

    XXXVIII Тезисы плакатов CSI 2013 (

  • Стр. 207 и 208:

    XXXVIII Тезисы плакатов CSI 2013 г. (

  • Стр. 209 и 210:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов) (

  • Страницы 211 и 212:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов K

  • Стр. 213 и 214:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов (

  • Стр. 215 и 216:

    XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов

  • 905 217 и 218:

    XXXVIII CSI 2013 г. Тезисы плакатов (

  • , стр. 219 и 220:

    XXXVIII CSI 2013 г., тезисы докладов N

  • , стр. 221 и 222:

    XXXVIII CSI 2013 г. Тезисы плакатов XXXVIII CSI 2013 (

  • , стр. 225 и 226:

    XXXVIII CSI 2013 г. (

  • Стр. 231 и 232:

    XXXVIII Постеры CSI 2013 г. (

  • Стр. 233 и 234:

    XXXVIII Постерные аннотации CSI 2013 г. E

  • Стр. 235 и 236:

    XXXVIII Тезисы плакатов CSI 2013 (

  • , стр. 237 и 238:

    XXXVIII CSI 2013 г., тезисы докладов (

  • , страницы 239 и 240:

    XXXVIII CSI 2013 г. XXXVIII CSI 2013 Тезисы плакатов (

  • стр. 243 и 244:

    XXXVIII CSI 2013 Список адресов ADDRE

  • стр. 245 и 246:

    XXXVIII CSI 2013 Bresson, Carole CE

  • Page 247 и 248:

    XXXVIII CSI 2013 , Marcos Un

  • Страница 249 и 250:

    XXXVIII CSI 2013 Grützke, Martin U

  • Страница 251 и 252:

    XXXVIII CSI 2013 Huber, Sandra Univ

  • Страница 253 и 254:

    XXXVIII CSI 2013 Li, Xue ETH Züric

  • Страница 255 и 256:

    XXXVIII CSI 2013 Moreira, Isabel Po

  • Страница 257 и 258:

    XXXVIII CSI 2013 Paggio, Stefano Mi

  • Страница 259 и 260:

    XXXVIII CS I Список адресов 2013 Reier

  • Стр. 261 и 262:

    XXXVIII Список адресов CSI 2013 Sramo

  • Стр. 263 и 264:

    XXXVIII Список адресов CSI 2013 Winsh

  • Стр. 265 и 266:

    -263 —

  • Стр. 267 и 268:

    -265 —

    Потомки Миклухо Маклая.И. Рахтанов «Потомки Маклая»

    Николай Николаевич Миклухо-Маклай родился в 1846 году в селе Рождественское (ныне Новгородская область) в семье инженера. В 1844 году семья переехала в Петербург.

    Образование

    В 1863 году Николай поступил в Петербургский университет, но через год был исключен оттуда за участие в студенческом движении.

    Миклухо-Маклай продолжил обучение за рубежом.В 1864 году он учился на философском факультете Гейдельбергского университета, в 1865 году на медицинском факультете Лейпцигского университета, в 1866 году на медицинском факультете Йенского университета. В год учебы Миклухо-Маклай посетил Канарские острова и Марокко в составе научной экспедиции. В 1868 году он окончил Йенский университет, затем отправился на побережье Красного моря и вернулся в Россию.

    Путешествие и научная деятельность

    Сначала научная деятельность Миклухо-Маклая была связана с зоологией: он изучал губок Красного моря, мозг акул и т. Д.В то же время он интересовался антропологией, придерживаясь мнения, что культурный облик человека формируется под влиянием природных условий и социальной среды. Именно эта теория подтолкнула его к поездке на острова. Тихоокеанский.

    В 1870 году Миклухо-Маклай отплыл в Новую Гвинею на корабле «Витязь». Миклухо-Маклай провел пятнадцать месяцев среди папуасов, на северо-восточном побережье Новой Гвинеи, которое было названо Берегом Маклая.

    В 1873 году Миклухо-Маклай посетил Филиппины и Индонезию, затем изучил народы, населяющие Малаккский полуостров, путешествовал по островам Тихого океана и в 1876 году вернулся на берег Маклая.Он планировал вернуться на родину, но по состоянию здоровья ему пришлось провести несколько лет в Сиднее, где он основал первую в Австралии биологическую станцию.

    В 1882 году Миклухо-Маклай наконец вернулся в Россию с множеством собранных им материалов. Он сделал несколько отчетов о своих путешествиях и был награжден золотой медалью Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. В своих выступлениях и письменных работах Миклухо-Маклай обосновал идею видового единства человеческих рас.

    Ознакомив научную общественность с результатами своей работы, Миклухо-Маклай снова посетил Берег Маклая, а затем два года провел в Сиднее. В 1886 году он вернулся в Россию и передал собранные коллекции Академии наук.

    Во все школьные учебники были включены фразы о выдающемся ученом-гуманисте, отважном путешественнике, принесшем бесценные материалы, заметки, рисунки, сборники из долгих странствий. Между тем у Миклухо-Маклая был еще один сборник — тот, о котором умалчивали учебники…

    Потомок шотландского барона
    родился в 1846 году в семье потомственных русских дворян. Предком Миклухо-Маклая был польский воин и шотландский барон Микаэл Маклай, попавший в плен к Богдану Хмельницкому в битве при Желтых водах в 1646 году.
    Потомок обрусевшего Маклая по имени Степан прославился своим мужеством уже в казачьем войске. — он был первым русским, ворвавшимся в турецкую крепость Очаков (взятую штурмом в 1788 г.), сжимая в руке горящий факел, за что был возведен в дворянство высшим указом Екатерины.

    Правнук Степана. За участие в студенческом движении он был уволен из Петербургского университета без права поступать в высшие учебные заведения России, в связи с чем завершил образование в университетах Гейдельберга, Лейпцига и Йены. Он проводил исследования в Африке, Южной Америке, Азии, Океании, Австралии.
    Миклухо-Маклай провел молодость в Германии, где с 18 лет изучал философию и медицину. Уже в этом возрасте он научился небрежному и покровительственному обращению с женщинами.
    А потом, на островах Океании, Николай Николаевич писал:
    «Женщины сели на почтительном расстоянии, как и положено« вторым номерам »… И продолжает:« … нормальное отношение (к женщине. — Автор) сохранилась в папуасском мире. «

    ПАПУАНСКИЕ ЛАСКИ ВСЕ ДРУГИЕ,
    Маклай осознал после первой ночи с чернокожим островитянином
    Папуасы, которых Миклухо-Маклай изучал в Новой Гвинее, были каннибалами и в своем развитии находились на уровне каменного века.Многие из них вообще впервые видели белого человека, и Маклай описал немало случаев, когда, увидев его, они убегали, оставляя на земле следы «медвежьей болезни».

    Вообще, по описаниям Миклухо-Маклая, папуасские женщины были довольно красивы:

    «… Кожа гладкая, светло-коричневого цвета. Волосы от природы матово-черные. Ресницы достигают значительной длины и красиво загнуты вверх … Грудь молодых девушек сужается и остается маленькой и острой до первой. кормление… Ягодицы хорошо развиты. Мужчины находят прекрасным, если их жены при ходьбе двигают спиной так, чтобы при каждом шаге одна из ягодиц непременно отворачивалась в сторону. Я часто видел в деревнях маленьких девочек семи или восьми лет, которых этому учили их родственники. виляние назад: девочки часами заучивали эти движения наизусть. Женский танец состоит в основном из таких движений. «

    Миклухо-Маклай не ограничился только внешними наблюдениями. Однажды, возвращаясь из Новой Гвинеи, он приплыл на остров Килвару и поселился в доме местного раджи.9 мая 1874 года Миклухо-Маклай купался на рассвете, а к вечеру уже лежал в лихорадке. Именно тогда к больному ученому явился молодой Папуаска Бунгарая. «Полагаю, — писал Миклухо-Маклай в дневнике после первой ночи, проведенной с ней, — что папуасские ласки мужчин иного рода, чем европейские, по крайней мере, Бунгарая с удивлением следила за каждым моим движением и хотя часто улыбалась. , Не думаю, что это было только следствием удовольствия. «Миклухо-Маклай был скромен, так как она все равно получала удовольствие — иначе она бы не приходила к нему чуть ли не каждую ночь, да еще и не получая подарков, как свидетельствует дневник Маклая.

    «10 мая. Вечером снова пришла Бунгарая. Утром, когда я уходил, я дал ей кусок катуна, которым она, казалось, не удовлетворилась … Она что-то сказала, но я не мог понять, это вроде просила денег, хотела серьги, браслет. Услышав, что я смеюсь (было темно), она начала что-то сердито бормотать, а я еще больше засмеялся, она несколько раз не слишком нежно толкнула меня в бок, потом она даже намеревалась укусить (!) меня дважды от разочарования…

    13 мая. Было 7 часов вечера, я сидел за своим скудным ужином, когда на минуту мои люди оба вышли на заднее крыльцо. Бунгарая осторожно прошла мимо меня в спальню. Пришлось это скрыть, хорошо, что на кровати есть занавеска. Принесли тарелку яиц. Странно, что я пришел, да еще с подарком, когда позавчера я ей ничего не подарил.
    Позднее Миклухо-Маклай больше не оставлял места своим ночным приключениям в дневнике, заканчиваясь короткими записями вроде «Бунгарая снова пришла» или «Бунгарая приходит каждый день».

    ЛЮБОВНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ В ПУТИ: МАНУЭЛА, ЭММА
    «Магелланов пролив прекрасен, лошади отличные, синьорина Мануэла очень очаровательна», — писал Миклухо-Маклай другу из Перу, куда он приезжал по дороге в Новая Гвинея. По его словам, Мануэла была «красивой перуанкой из Калло». Чуть позже в Чили он поладил с девушкой по имени Эмма. Молодому чилийцу тогда было всего 14 с половиной лет. Вместе они поднялись в горы в Кордильерах, долго разговаривали по-испански.«Моя маленькая Э …» — так он назвал Эмму.

    АВСТРАЛИЙСКИЕ ПОТОКИ МАКЛАЯ ИЗВЕСТНЫ. НОВАЯ ГВИНЕЯ?
    У Миклухо-Маклая было два сына: Александр-Нильс и Владимир-Аллен, которые всю жизнь прожили в Сиднее. Один из внуков Миклухо-Маклая стал австралийским телевизионным торговцем, другой преподавал в колледже физику и химию, третий стал юристом и продолжает работать по сей день.

    В Австралии сейчас 8 правнуков и 16 праправнуков Миклухо-Маклая, есть одна праправнучка.
    А как же потомки Миклухо-Маклая в других странах? Сложно что-либо сказать, но известно, что многие путешественники, посещавшие «побережье Новой Гвинеи после Миклухо-Маклая», видели там детей с ярко выраженной светлой кожей (впрочем, в Новой Гвинее в те годы уже появлялись ирландские купцы)

    Советские ученые, совершившие экспедицию в Новую Гвинею на борту корабля «Дмитрий Менделеев» в 1971 году и посетившие место проживания Миклухо-Маклая, узнали, что незадолго до этого в селе Бонгу скончался человек по имени Маклай.

    ВРЕМЕННЫЕ ЖЕНЫ
    Чтобы спасти свою жизнь в Африке, Миклухо-Маклай путешествовал в арабском костюме, брил голову и красил лицо. Среди прочего, он обнаружил, что цена красивой молодой черной рабыни на невольничьем рынке составляет всего «100–150 рублей за российские деньги». В Южной Америке, куда он побывал после Африки, молодая рабыня стоила в 15 раз дороже. Но на островах Индонезия и Океания цены были совсем незначительными. Миклухо-Маклай изо всех сил боролся с работорговлей, но он также жил как «белый человек», нанимая за несколько долларов в месяц местных слуг, которые помогали ему в путешествиях.

    Некоторые из служанок по собственной инициативе стали его «временными женами», как их называл Миклухо-Маклай. В письме своему другу князю Мещерскому он писал: «Я не отправляю портрет моей временной жены, который обещал в последнем письме, потому что я не брал его (то есть мою жену — Д. Б.), и микронезийской девушки Миры. Если и так, то не раньше, чем через год ». Действительно, когда Мира вошла в Миклухо-Маклая, она была слишком молода — всего одиннадцать лет.

    ДОЧЬ ОСТСКОГО ИНДИЙСКОГО КОРОЛЯ ОТКАЗАЛА ЕГО

    Голландский генерал-губернатор был настоящим королем Ост-Индии.По словам Миклухо-Маклая, он имел даже более неограниченную власть в этих колониях, чем король Нидерландов. По приглашению Лаудона Маклай поселился во дворце губернатора. Так из диких каннибалов он попал в самое изощренное светское общество тех широт. Он жил в отдельном павильоне дворца, в его распоряжении были слуги, верховые лошади, карета, изысканный стол. В Новой Гвинее Маклая практически не нуждалась в одежде, а в губернаторском дворце на Яве к обеду он надел фрак, галстук, белые перчатки — этикет строго соблюдался даже в жару.После обеда дочери Лаудона развлекали его музыкой. Постепенно между молодым русским дворянином и фрау Л. Лаудон, дочерью генерал-губернатора, стал возникать и крепнуть роман.

    Влюбившись в дочь восточно-индийского царя, Миклухо-Маклай, как видно из дневников, очень надеялся на удачный исход этой любви. День за днем ​​он откладывал свой отъезд из дворца. Спустя полгода он все же отправился в новое путешествие, и Л.Л. обещал написать ему. Но он так и не получил ни одного письма. Это была самая тяжелая рана сердца, которую когда-либо наносила женщина Миклухо-Маклаю.

    … Спокойствие Орангутанского племени
    Горькое чувство не покидало его в пути по Малакке. Чтобы заглушить сердечную боль, Миклухо-Маклай все глубже и глубже проникал в полуостров, куда прежде не заходил ни один белый человек. А вскоре состоялась встреча, ставшая причиной того, что о дочери царя забыли.В одной из хижин племени орангутан он увидел девушку, лицо которой сразу привлекло его внимание с красивым и приятным выражением лица. Девочку звали Макал, ей было 13 лет. Миклухо-Маклай сказал, что хочет это нарисовать. Она поспешила надеть рубашку, но он предупредил, что в этом нет необходимости.

    Вскоре Мкал перестал бояться странного бородатого белого человека. По вечерам, когда Миклухо-Маклай работал, она садилась рядом с ним. «Здесь девушки рано становятся женщинами, — написал путешественник в дневнике.- Я почти убежден, что если я ей скажу: «Пойдем со мной» и заплачу за ее родственников — роман готов. «Однако он не смог взять с собой Мкаля, он поставил перед собой как ученый слишком много задач. И вот однажды Маклай под крики туземцев, пожелавших ему удачного пути, сел со слугами на пирог. Мкал тоже была в толпе, она молча стояла на берегу. «Я бы с радостью взял ее с собой. «» — снова подумал Миклухо-Маклай. Пока пирога плыла по реке, Миклухо-Маклай и Мкал не сводили глаз друг с друга.

    АЛЕКСАНДР ТРЕТИЙ БЛАГОДАРИЛ СВОЙ БРАК
    В это время Николаю Николаевичу было 38 лет. Его избранница, Маргарет, дочь австралийского губернатора, была намного моложе.
    Во время странствий Миклухо-Маклай полностью подорвал здоровье.

    Его преследовала лихорадка, и он решил немного пожить в стране с благоприятным климатом — Австралии. 4 декабря 1881 года, гуляя по парку Cloveley House, он увидел старого Робертсона, бывшего губернатора Нового Южного Уэльса.
    Робертсон гулял в парке со своей дочерью Маргарет. Миклухо-Маклай сразу же ею увлекся.
    В июле по пути в Россию он написал ей письмо из Египта, в котором просил Маргарет стать его женой. В тот момент их разделяла полмира … Родственники и друзья Маргариты выступили против брака и даже потребовали от Миклухо-Маклая разрешения на брак от самого Императора. Его Величество Александр III благосклонно ответил на просьбу Миклухо-Маклая, и свадьба состоялась в Австралии.

    15 февраля 1884 года. В марте Миклухо-Маклай писал своему другу: «Действительно, теперь я понимаю, что женщина может принести истинное счастье в жизнь человека, который никогда не верил, что оно существует в мире». Маргарита родила ему двух сыновей — Александра-Нильса и Владимира-Аллена.

    Вадим Маслов

    20 сентября 1871 года молодой русский ученый высадился на пышном зеленом берегу тропического рая. Его мечта наконец сбылась. После долгих 10 месяцев путешествия на корвете «Витязь» 25-летний Николай Миклухо-Маклай высадился в бухте Астролябия, на берегу Новой Гвинеи, которая стала берегом его судьбы, куда он стремился всю оставшуюся жизнь. его жизнь.

    Так началась эта чудесная история и новая эра в жизни молодого исследователя, путешественника и великого гуманиста, чье имя спустя полтора века дети из папуасских семей на Побережье Маклая, на северо-восточном побережье острова Новая Гвинея.

    Николай Миклухо-Маклай — «Белый папуас»

    Николай Николаевич Миклуха, впоследствии Миклухо-Маклай, родился 17 июня 1846 года в селе Языково-Рождественское близ Боровичей Новгородской губернии.Он был вторым из пяти детей в семье молодого инженера-железнодорожника Николая Ильича Миклухи, работавшего на строительстве в те годы железной дороги в этой губернии. Николай Ильич стал первым начальником Николаевского, ныне Московского вокзала в Санкт-Петербурге, но прожил недолгую жизнь, скончавшись в 39 лет от туберкулеза. Он был настоящим патриотом своего дела, лично участвовал в строительстве железной дороги, где часто жил в крайне стесненных условиях и подрывал свое здоровье.Дети, старшему из которых на тот момент было 12 лет, а младшему 1,5 года, остались с матерью Екатериной Семеновной, урожденной Беккер, которая происходила из семьи обрусевших немцев, приехавших в Россию при Екатерине II. Дед Екатерины Семеновны был зятем польского короля Станислава Понятовского, на службу к которому он прибыл из Пруссии по поручению прусского короля, а ее отец женился на польке Луизе Шатковской из города Вильно.

    Николай Николаевич стал самым известным из рода Миклухо-Маклаевых, и сегодня новгородцы и все россияне гордятся своим знаменитым земляком.Однако жизнь Николая Николаевича с ранних лет была наполнена трудностями. Матери было очень сложно содержать такую ​​большую семью, но она сумела вырастить всех детей в духе исконно русского дворянства, с высокими моральными принципами и принципами. Все дети получили хорошее образование. Николай Николаевич начал образование в Петербургском университете, но в 1864 году за участие в студенческом движении был отчислен. Николай Николаевич продолжил учебу за границей, на философском факультете Гейдельбергского университета, а также на медицинских факультетах Лейпцигского и Йенского университетов, изучая анатомию и зоологию.Научные труды именно в этих областях принесли Николаю Николаевичу первую известность в научных кругах.

    В 1866 г. Миклухо-Маклай отправился на Канарские острова, где вместе со своим учителем зоологии, известным биологом, профессором Йенского университета Эрнстом Геккелем изучал фауну острова Лансароте. После поездок на Сицилию и прибрежные районы Красного моря осенью 1869 года Николай Николаевич представил Русскому географическому обществу свой план научной поездки в Тихий океан и получил поддержку и одобрение.В результате корвет «Витязь», совершавший тогда кругосветное плавание, взял на борт молодого ученого, и 20 сентября 1871 года он приземлился на острове Новая Гвинея, в бухте Астролябия, и на корабле «Витязь». команда построила на берегу бухты небольшой домик для Николая Николаевича и двух его товарищей. Так началась удивительная эпопея о жизни и научных исследованиях известного ученого. Во время своей первой поездки Миклухо-Маклай провел 15 месяцев среди папуасов, завоевав безграничное доверие и уважение, как человек слова, ставший его «белым папуасом» для местного населения.

    Миклухо-Маклай был первым среди европейцев, отстаивающим равенство всех рас и отстаивавшим право папуасов на независимость. В 1882 году Николай Николаевич во время своего пребывания в Петербурге даже обратился к императору Александру III с предложением защитить население малайского побережья Новой Гвинеи и основать там «вольную русскую колонию». Однако это предложение не было принято, и он вернулся в Сидней, где в течение двух лет приводил в порядок свои обширные коллекции и дневники.

    Там же он женился на Маргарет Робертсон (21.01.1855 — 01.01.1936), дочери крупного землевладельца, генерал-губернатора Нового Южного Уэльса в Австралии, с которой он позже прожил в Санкт-Петербурге почти два года. , привезя с собой на родину двух сыновей — Александра (14.11.1884 — ноябрь 1951) и Владимира (29.12.1885 — 19.02.1958).

    Собранные материалы и коллекции позволили Николаю Николаевичу организовать в Санкт-Петербурге в 1886 году выставку, которая произвела фурор в научных кругах.Статьи Миклухо-Маклая публиковались во многих изданиях и, прежде всего, в «Известиях» Императорского Русского географического общества.

    14 апреля 1888 года в возрасте 42 лет Николай Николаевич скончался в Санкт-Петербурге и был похоронен на Волковском кладбище. В 1938 году его прах перезахоронили рядом с могилой отца на Литераторских мостках. После смерти Николая Николаевича его вдова вернулась в Сидней с детьми. До 1917 года за особые заслуги перед Отечеством она получала пенсию от правительства России на содержание детей.Она передала в дар Русскому географическому обществу произведения и коллекции мужа. Более 700 рисунков хранятся в архивах Русского географического общества, собрание предметов, собранных в экспедициях, а некоторые дневники сейчас хранятся в Санкт-Петербурге, в Музее антропологии и этнографии им. И. Петра Великого (Кунсткамера). ) ¹.

    Редкая русская фамилия Миклухо-Маклай сегодня известна во всем мире. Но ее восстановил Николай Николаевич, после чего ее официально приняла вся семья.

    Согласно одной из семейных легенд, в 1648 году во время битвы при Желтых Водах на Украине казаки Богдана Хмельницкого, разгромившие войска польского гетмана Потоцкого, захватили в плен шотландского барона Майкла Маклея, служившего в польской армии. . Барон остался на Украине, обрусел и женился на дочери захватившего его казака по имени Миклух, взяв фамилию его жены. Вплоть до 60-х годов XIX века вторая часть фамилии использовалась очень редко, и Николай Николаевич официально восстановил ее перед своей первой поездкой на остров Новая Гвинея.

    Именно после того, как Маргарет увезла сыновей в Сидней, семья Миклухо-Маклая обзавелась австралийским филиалом. Потомки Николая Николаевича живут в Австралии — в городах Сидней, Мельбурн, Канбера, и до сих пор поддерживают связь с семьей в России.

    Российская ветвь носителей фамилии по мужской линии происходит от старшего брата Сергея Николаевича. К сожалению, носителей фамилии осталось не так много — кто-то погиб во время войны в блокадном Ленинграде, кто-то уехал в Югославию во время революции, кто-то пропал в неспокойных 20-х годах ХХ века.

    Берег Миклухо-Маклая и Маклая

    Потомки Сергея Николаевича, старшего брата великого гуманиста и путешественника, живут в Санкт-Петербурге. Его правнук Николай Андреевич родился в 1940 году, окончил географический факультет Ленинградского университета, 35 лет проработал в Центральном научно-исследовательском геологоразведочном институте. Сейчас он на пенсии. Его сын, наследник фамилии, праправнук Николай Николаевич Миклухо-Маклай родился в 1973 году. Он первый полный тезка великого ученого, экономиста по образованию, любящего наследие великого путешественника Николая. Николаевич, первый Миклухо-Маклаев в 2017 году повторил поездку на остров Новая Гвинея, организовав экспедицию с участием ученых из Санкт-Петербургского государственного университета им.Петербургский музей этнографии и антропологии (Кунсткамера) РАН и Институт этнологии и антропологии. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН.

    Современник Николай Николаевич Миклухо-Маклай — учредитель Фонда сохранения этнокультурного наследия имени А. Миклухо-Маклая.

    В результате экспедиции удалось привезти в Россию богатую коллекцию предметов материальной культуры народов, проживающих на Берегу Маклая, собран уникальный фото- и видеоматериал, который послужит человечеству и станет основой для организация выставок, создание документальных фильмов, научных статей и работ.

    Современная коллекция дополнит коллекцию, собранную еще в XIX веке Миклухо-Маклаем-старшим и хранящуюся в Санкт-Петербургской Кунсткамере. Теперь действительно можно сказать, что идея сохранить наследие великого ученого ожила, открыв уникальный мир, который еще мало изучен, и интерес мирового сообщества к нему не угас и по сей день.

    Экспедиция потомка Миклухо-Маклая с участием ученых подтвердила актуальность произведений Николая Николаевича и собранных им коллекций.Мы заново открываем мир, неизвестный нам 150 лет назад, устанавливая связи не только с местным населением, но и с научным сообществом — с крупнейшими университетами и музеями Папуа-Новой Гвинеи.

    Символично, что Папуа-Новая Гвинея открыла свои двери полному тезке и потомку Миклухо-Маклая из России с желанием восстановить утраченные связи. Миклухо-Маклая 21 века был принят «отцом нации» сэром Майклом Сомаре, видными общественными деятелями этой страны, одним из которых является сэр Питер Бартер, руководство университетов и национальных музеев.

    Океания, некогда столь далекий и неизведанный остров Новая Гвинея, становится все ближе благодаря Миклухо-Маклаю-младшему и памяти Миклухо-Маклая-старшего, который до сих пор по праву считается первооткрывателем острова. Ведь именно он открыл человечеству остров, населенный людьми, равными европейцам, хотя раньше считалось, что на острове обитает отдельный переходный вид между обезьяной и человеком. Миклухо-Маклай доказал несостоятельность этих идей и долгое время боролся за права народов, населяющих второй по величине остров в мире.

    В свое время в честь великого ученого было названо Берег Маклая — участок северо-восточного побережья острова Новая Гвинея протяженностью около 300 км. Но со временем историческое название было утеряно, и сегодня его называют берегом Рай, в честь французского исследователя, изучавшего языки Новой Гвинеи.

    Во время первой в современной истории российской экспедиции в 2017 году Миклухо-Маклай-младший, или четвертая, как его называли на острове, обнаружил в Библиотеке Митчелла в Австралии документы, подтверждающие историческое название побережья — Маклай. Берег, который использовался в документах того времени.И сегодня есть реальная возможность восстановить это имя на картах Папуа-Новой Гвинеи, тем более что общественные деятели и местные жители этой страны были рады узнать о такой инициативе.

    Прошло более века со дня смерти Х. Х. Миклухо-Маклая — классика мировой науки, отважного путешественника, мыслителя-гуманиста, страстного борца за права угнетенных народов. Но его научный и общественный подвиг, его богатое наследие не утратили своего значения и по сей день.

    ¹ По материалам архива семьи Миклухо-Маклаевых и статье «Русская семья — россыпь алмазов. Знакомство с Миклухо-Маклаем. Павлов В.Е., журнал «История Петербурга» №3 (13) от 2003 г.

    Миклухо-Маклай Николай Николаевич

    Николай Николаевич Миклухо-Маклай родился 5 июля 1846 года в селе Языково-Рождественское Боровичского района Новгородской губернии — русский этнограф, антрополог, биолог и путешественник, изучавший коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ( 1870-1880-е гг.), В том числе папуасов северо-восточного побережья Новой Гвинеи.Он называется Берег Маклая. Украинское происхождение из казачьей семьи Миклухов.
    Автор около 160 научных работ … Защитник колониальных народов. Выступал против расизма и колониализма.
    Считается, что Николай Николаевич первым описал кускус, обитающий в Новой Гвинее.
    День рождения Миклухо-Маклая — профессиональный праздник этнографов.

    Николай Николаевич Миклухо-Маклай родился в Новгородской губернии в семье инженера путей сообщения Н.И. Миклуха, инженер путей сообщения, строитель Николаевской железной дороги и первый начальник Московского вокзала, родился в 1818 году в селе Стародуб Черниговской губернии. Его предки — малороссийская знать. Прадед, запорожский казак Степан Миклуха за героизм при штурме Очакова (во время русско-турецкой войны) получил дворянское звание:

    «Мои предки с Украины, и были запорожскими казаками с Днепра. После присоединения Черноморской Украины к России, Степан, один из членов семьи, служил сотником (высшим казачьим офицерским чином) под командованием. генерала графа Румянцева и отличившийся при штурме турецкой крепости Очаков указом Екатерины II был присвоен дворянский титул », — Николай Миклухо-Маклай.

    Мать, Екатерина Семеновна, урожденная Беккер, дочь героя Отечественной войны 1812 года полковника Семена Беккера.
    Будучи потомком куренского атамана Запорожского Войска Охрима Макухи, прототипа гоголевского Тараса Бульбы, родственник Гете и Мицкевича, Николай Николаевич писал о своем происхождении:

    «Мое лицо — живой пример того, как с незапамятных времен соединились три враждебные силы — горячая кровь казаков мирно слилась с кровью гордых врагов поляков и разбавилась кровью холодных немцев» — Николай Миклухо-Маклай.

    До сих пор среди жителей села Стародуб есть носители фамилий Миклух, Миклухин. Вторая часть фамилии известного путешественника была добавлена ​​позже, после его экспедиций в Австралию. Он сделан в память о предке, которым (по неподтвержденной легенде) был польский солдат, шотландец Майкл Маклей, служивший в армии Богдана Хмельницкого.

    Позже семья переехала в Санкт-Петербург, где с 1858 года Николай продолжил учебу во Второй Петербургской.Петербургская гимназия. После окончания средней школы Миклухо-Маклай продолжает обучение на физико-математическом факультете СПбГУ в качестве волонтера. Учеба была недолгой. В 1864 году за участие в студенческих собраниях Миклухо-Маклай был исключен из университета и на средства, собранные студенческой общиной, уехал в Германию. В Германии он продолжает обучение в Гейдельбергском университете, где изучает философию. Через год Миклухо-Маклай перешел на медицинский факультет Лейпцигского, а затем Йенского университета.В Йенском университете Николай познакомился со знаменитым зоологом Э. Геккелем, под руководством которого начал изучать сравнительную анатомию животных. В качестве помощника Геккеля Миклухо-Маклай путешествует по Канарским островам и Марокко. После окончания университета в 1868 году Миклухо-Маклай совершил самостоятельное путешествие по побережью Красного моря, а затем, в 1869 году, вернулся в Россию.

    Кругозор молодого исследователя расширился, и он перешел к более общим вопросам естествознания — антропологии, этнографии, географии.Миклухо-Маклаю удалось добиться определенных успехов в этих сферах. Особенно интересен его вывод о том, что культурные и расовые характеристики различных народов определяются природной и социальной средой. Он также много внимания уделил идее и практике создания зоологических станций. Так, в 1869 году Миклухо-Маклай выступил на II съезде естествоиспытателей и врачей в Москве, призвав к созданию морских биологических станций для развития исследований на море.Съезд поддержал его и решил создать Севастопольскую биологическую станцию.

    Миклухо-Маклай тоже совершает еще одну большую поездку. В 1870 году на военном корабле «Витязь» он отправился в Новую Гвинею. Здесь, на северо-восточном побережье этого острова, он проводит два года, изучая образ жизни, обычаи и религиозные обряды аборигенов (папуасов). Начав свою деятельность в Новой Гвинее, Миклухо-Маклай продолжает свои наблюдения на Филиппинах, в Индонезии, на юго-западном побережье Новой Гвинеи, на Малаккском полуострове и на островах Океании.

    В 1876–1877 годах ученый снова провел несколько месяцев на северо-восточном побережье Новой Гвинеи, вернувшись к племени, за жизнью которого он наблюдал ранее. К сожалению, его пребывание на острове было недолгим, и признаки анемии и общего истощения вынудили его покинуть остров и отправиться в Сингапур. Лечение длилось более полугода. Отсутствие финансовых средств не позволило Миклухо-Маклаю вернуться в Россию, и он был вынужден переехать в Сидней (Австралия), где поселился у российского консула.Затем Миклухо-Маклай некоторое время жил в английском клубе, а затем переехал в дом общественного деятеля, ученого-зоолога и председателя Линнеевского общества Нового Южного Уэльса У. Маклея. Маклай помогает Миклухо-Маклаю реализовать идею строительства Австралийской зоологической станции, которую он выдвинул в Линнеевском обществе. В сентябре 1878 года предложение Миклухо-Маклая было одобрено, и в Уотсонс-Бей по проекту сиднейского архитектора Джона Киркпатрика началось строительство станции, которая получила название Морская биологическая станция.

    В 1879-1880 годах Миклухо-Маклай совершил экспедицию на острова Меланезии, в частности на остров Новая Каледония, и снова посетил северо-восточное побережье Новой Гвинеи.

    В 1882 году ученый вернулся в Россию. В планы Миклухо-Маклая входило строительство морского вокзала и русского поселения на северо-восточном побережье Новой Гвинеи (Берег Маклая). Миклухо-Маклай также предложил свою программу экономических и социальных преобразований в жизни островитян.Аудиенция у Александра III результата не принесла. Планы ученого были отвергнуты, но ему удалось решить вопросы выплаты долга и получить средства на дальнейшие исследования и публикацию собственных работ. Он также призвал царское правительство встать на защиту аборигенов Новой Гвинеи, так как видел, как колониальные войска Германии иногда плохо обращались с ними, делал доклады в защиту народов в Русском географическом обществе:

    «Я сказал выше, что влияние миссионеров на южном побережье растет, и выявил хорошие стороны их влияния: туземцы учатся читать и писать и так далее; но я не стал говорить о теневой стороне появления миссионеров на островах Тихого океана.на мой взгляд, он состоит главным образом в том, что за миссионерами непосредственно следуют купцы и прочие эксплуататоры всех мастей, влияние которых проявляется в распространении болезней, пьянства, огнестрельного оружия и т. д. Эти «преимущества» вряд ли уравновешиваются умение читать, писать и петь псалмы! «- Николай Миклухо-Маклай.

    В 1883 году Миклухо-Маклай покинул Россию и вернулся в Австралию. В Батавии он встречает русский корвет «Скобелев» (новое название корвета «Витязь») и не может отказать себе в желании снова побывать на берегу Маклая, куда намеревался побывать капитан корабля капитан Благодарев.Миклухо-Маклай несколько дней, с 17 по 23 марта, проводит в знакомых местах. Несмотря на то, что ученый договорился с жителями острова Сегу о строительстве своего дома на острове Мегаспена, ему не суждено было вернуться на Берег Маклая.

    В 1884 году он женился на Маргарет Робертсон, дочери сэра Джона Робертсона, крупного землевладельца и политика Нового Южного Уэльса, который пять раз был назначен его премьер-министром. У Миклухо-Маклая было два сына: Александр-Нильс Маклай (шотландское написание фамилии) и Владимир-Аллен Маклай, которые всю жизнь прожили в Сиднее.В 1886 году ученый вернулся в Россию и снова предложил императору проект «Берег Маклая» в качестве противодействия колонизации острова Германией. Однако и эта попытка не принесла желаемого результата.

    Дважды (в 1886 и 1887 годах) приезжал в Малин (Украина) в маеток матери Катерины Семеновны Миклухо-Маклай. Здесь он изучал быт, обычаи и традиции Полещуков. Интересует происхождение древлян, их история.В деревнях он изучал антропологическое строение тела местных жителей. В Малине он закончил редакционную подготовку «Путешествий».

    Изношенный организм исследователя слабо сопротивлялся болезням, и вечером 2 апреля 1888 года русский ученый скончался в клинике Вилие в Санкт-Петербурге. Похоронен на Литераторских мостках в Санкт-Петербурге.

    В письме к брату незадолго до смерти он признается: «В деле о берегу Маклая я потерпел почти полное фиаско.«Если к этому добавить смерть в 42 года от многочисленных болезней, перенесенных во время его путешествий, то окажется, что он жил и умер только ради папуасов. Что сегодня его мечта сбылась — Папуа — Новая Гвинея — независимое государство, а на берегу Маклая, где с тех пор практически ничего не изменилось, до сих пор вспоминают русские слова.

    Николай Николаевич Миклухо-Маклай скончался 2 апреля 1888 года в Санкт-Петербурге.

    Источник материала http: // ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B8%D0%BA%D0%BB%D1%83%D1%85%D0%BE-% D0% 9C% D0% B0% D0% BA% D0% BB% D0% B0% D0% B9, _% D0% 9D% D0% B8% D0% BA% D0% BE% D0% BB% D0% B0% D0% B9_% D0% 9D% D0% B8% D0% BA% D0% BE% D0% BB% D0% B0% D0% B5% D0% B2% D0% B8% D1% 87

    Разговор с Николаем Николаевичем Миклухо-Маклая

    Знаете ли вы, что день рождения нашего знаменитого соотечественника Николая Николаевича Миклухо-Маклая во всем мире считается Международным днем ​​этнографов? И что в 1996 году, в год 150-летия со дня его рождения, ЮНЕСКО назвала его «гражданином мира»? Об уважении к неутомимому путешественнику и ученому и признании его заслуг свидетельствует и тот факт, что после его смерти в 1888 г. и до 1917 г. потомкам исследователя из личных средств русского императора Александра выплачивалась солидная пенсия. III и Николай II — и это при том, что они жили в далекой Австралии… На днях незаметно отметили 170-летие ученого. Корреспондент «Труд» спросил о великом предке его родственника и полного тезки — Николай Николаевич МИКЛУХО-МАКЛАЯ .

    О собеседнике с такой известной фамилией я узнал давно от тренера по парусному спорту: мол, есть такой яхтсмен, кандидат в сборную страны, может, даже родственник … А у меня был возможность поговорить только сейчас, по случаю юбилея.

    — Да, я потомок старшего брата ученого Сергея Миклухи, довольно известного в свое время юриста, — начал свой рассказ Николай Николаевич. — Сергея сильно пережил брат Николай, и он был одним из его главных биографов. Откуда взялась наша двойная фамилия? Шотландский барон Мак Лей воевал на стороне поляков, попал в плен к казакам. Он перешел на службу к Богдану Хмельницкому и женился на казачке по имени Миклуха. Их дети взяли фамилию матери.Один из сыновей прославил свою фамилию на войне: он первым ворвался в крепость Очаков. Так Миклухи получил дворянский титул. Здесь проходят детские годы и юность будущего известного ученого с фамилией Миклух. Уже когда он учился в Германии и начал писать статьи на немецком и английском языках, он добавил себе вторую часть своей фамилии …

    Сейчас на Волковском кладбище рядом с могилами можно увидеть: отца — известного инженера путей сообщения Николая Ильича Миклуха и сына — известного ученого и этнографа Николая Николаевича Миклухо-Маклая.В общем, люди в этой семье были выдающиеся. Мать будущего путешественника, урожденная Екатерина Беккер, имела немецко-польские корни и была родственницей Гете и Мицкевичей. Но когда Николай уехал за границу, она в письмах уговаривала сына держаться подальше от польских смутьянов-сепаратистов. И посоветовала сыну учить не польский, а английский, который больше пригодится в научной деятельности. Кстати, ее отец, Семен Беккер, был героем Бородинской битвы, одним из лучших военных хирургов того времени, а один из ее братьев впоследствии участвовал в польском восстании…

    В 15 лет Николай и его старший брат Сергей тоже получили удовольствие, участвуя в студенческих беспорядках и даже сидя в казематах. Петропавловская крепость … В результате будущему великому ученому запретили поступать в российские вузы, ему пришлось учиться в Германии. И еще одна деталь: дальше всех по революционному пути пошел младший из братьев Михаил, близко знакомый с Софьей Перовской, Николай Рысаков, бросивший бомбу в Александра II, и других Народов.Но он избежал ареста, прожил до 1927 года и уже в советское время был крупным геологом. Так в одной большой семье уживались великие патриоты и пламенные революционеры …

    Мой собеседник Николай Миклухо-Маклай также подтвердил правдивость жуткого рассказа о том, как его знаменитый тезка сделал фонарь из … черепа своей возлюбленной. В студенческие годы проходил врачебную практику в йенской больнице, в 1868 году у него закрутился бурный роман с одной из пациенток — Аурелией Хильдебранд, безнадежно больной дочерью профессора.Уже в предсмертном состоянии она завещала свое тело любимому … Однако Николай Николаевич завещал свой череп петербургской Кунсткамеру, где находится сейчас.

    Известный ученый-этнограф Николай Николаевич Миклухо-Маклай

    Миклухо-Маклай был искренне предан науке. Он жил в своих экспедициях, хотя делал открытия на грани смертельного риска. Это чудо, что ученый не умер в Папуа, где жили разные племена, в том числе каннибалы.Сам он описал в своих дневниках: еще до отплытия корабля уроженец Туи, с которым ему удалось подружиться, предупредил, что, как только корабль уйдет, белый незнакомец будет убит и съеден. Николай Николаевич пишет: он сделал вид, что не понимает Туя, и … забил ему гвоздь. Оставшись наедине с неизвестным, он не взял с собой оружия. Дикари ткнули копьями в лицо, воткнули ножи в пасть, но оставили его в живых, убедившись, что Человек с Луны не представляет для них опасности…

    Ученый Миклухо-Маклай был не только прекрасным писателем, но и прекрасным художником, что повысило ценность его исследований. В те времена путешественники в дальние путешествия старались брать с собой художников, чтобы запечатлеть пейзажи и объекты исследования. Так что иллюстрации Миклухо-Маклая прекрасно дополнили записи. Например, рисуя туземца, он рядом с собой изобразил свою хижину, а также деревья, из которых была сделана хижина … Для людей науки его рисунки несли научную информацию.Увы, ранняя смерть ученого (в возрасте 41 года) не позволила Миклухо-Маклаю систематизировать свои записи.

    Берег Маклая мало изменился за более чем сто лет

    Сегодня становятся широко известны многие обстоятельства деятельности Никитина, Пржевальского, Арсеньева, Козлова и других наших великих путешественников. Также открываются ранее неизвестные страницы. Например, о работе по сбору разведывательной информации, имеющей большое государственное значение.Свои первые путешествия Миклухо-Маклай совершил под руководством немецкого ученого Эрнста Геккеля, с которым он позже расстался и не общался из-за разных научных взглядов. Но сам Николай Николаевич с 1873 по 1884 год неоднократно прорвался к царским министрам и даже самому Александру III, убеждая их установить российский протекторат над Папуа-Новой Гвинеей. Однако российское правительство, в те годы отказавшись от владения Аляской и Калифорнией, не считало целесообразным сохранять земли на севере далекой и неизвестной Австралии.А в 1884 году немецкий ученый Отто Финш, выдавая себя за брата Миклухо-Маклая, купил отдельно несколько участков побережья общей протяженностью 300 км, и северо-восточная часть Новой Гвинеи оставалась во владении Германии до 1914 года.

    — Поддерживаете ли вы связь со своими австралийскими родственниками? — спрашиваю Николая.

    — Конечно. Общаемся с ними на английском — русского они не знают. Иногда они приезжают на Маклаевские чтения, а также на юбилеи II Петербургских чтений.Петербургская гимназия, где учился их прадед …

    Нам известны династии Лазаревых, Нахимовых, Нансенов и других моряков и путешественников. От современников — династии Кусто, Конюховых: В определенной степени к ним можно причислить и нашего героя. Николай Миклухо-Маклай — современник подтверждает правило: выдающиеся путешественники и моряки в своей семье обычно не одиноки в своих увлечениях.

    — С детства серьезно увлекался парусным спортом, входил в юношескую сборную СССР, — рассказывает Николай.- Поступил в Корабелку, ныне Государственный морской технический университет. Я хотел посвятить себя яхтам. Но страна развалилась, и на спорт было некогда.

    Он возобновил тренировки в 2000-х, но теперь занимается парусным спортом как любитель. Из последних походов Николая Николаевича — переход на яхте из турецкого Мармариса (где находится резиденция Эрдогана) к побережью Греции. Мой собеседник тоже путешествовал по пустыне Индии и США, в тропических лесах Карибских островов, напоминающих Амазонку.Хотя по профессии он менеджер, и его работа никак не связана с путешествиями. Но … Видимо, гены сказываются. А фамилия, знаете ли, обязывает путешествовать …

    П.С. А на днях всей семьей приехали в Окуловку, где в родовом имении Михлухо-Маклаевых отметили годовщину своего знаменитого предка.

    Штрихи

    Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846-1888) — русский этнограф, антрополог, биолог и путешественник, изучавший коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании, в том числе папуасов северо-восточного побережья Новой Гвинеи (это побережье на русском языке). литература называется Берег Миклухо-Маклая).14 июля, день рождения Миклухо-Маклая, — профессиональный праздник этнографов.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *