Быт староверов – 17 фактов о жизни староверов

Содержание

Староверы обычаи и традиции

Нынешнее православное молодое поколение, возможно, с удивлением воспринимает понятие староверы, старообрядцы и тем более не вникает, в чем разница между староверами и православными верующими.

Поклонники здорового образа жизни изучают жизнь современных отшельников, на примере семьи Лыковых, которые прожили 50 лет вдали от цивилизации, пока геологи не обнаружили их в конце 70-х прошлого столетия. Чем же не угодило староверам православие?

Староверы — кто они

Сразу оговоримся, что староверы — люди, придерживающиеся христианской веры дониконовских времен, а старообрядцы поклоняются языческим богам, существовавшим в народной религии до прихода христианства. Каноны православной церкви по мере развития цивилизации несколько видоизменялись. XVII век внес раскол в православии после введения новшеств патриархом Никоном.

По постановлению Церкви менялись обряды и традиции, все несогласные предавались анафеме, начались преследования поклонников старой веры. Приверженцев дониконовских традиций стали называть староверами, но и среди них не было единства.

Гонимые официальной церковью верующие стали селиться в Сибири, в Поволжье и даже на территории других государств, таких как Турция, Польша, Румыния, Китай, Боливия и Австралия.

Нынешняя жизнь староверов и их традиции

Найденное поселение староверов в 1978 году взбудоражило все пространство тогда еще существовавшего Советского Союза. Миллионы людей буквально «прилипали» к телевизорам, чтобы увидеть уклад отшельников, который практически не изменился со времен дедов, прадедов.

В настоящее время в России насчитывается несколько сотен поселений староверов. Староверы сами учат своих детей, старики и родители находятся в особом почитании. Все поселение усиленно работает, для питания все овощи b фрукты выращиваются семейством, обязанности распределены очень строго.

Случайного захожего гостя примут с доброжелательностью, но кушать и пить он будет из отдельной посуды, чтобы не осквернить членов общины. Уборка в доме, стирка и мытье посуды осуществляется только колодезной или родниковой проточной водой.

Таинство крещения

Староверы стараются обряд крещения младенцев провести в течение первых 10 дней, перед этим очень тщательно выбирают имя новорожденному, оно обязательно должно быть в святцах. Все предметы для крещения несколько дней перед таинством очищают в проточной воде. Родители на крестинах не присутствуют.

Кстати, баня у отшельников — нечистое место, поэтому крестик, полученный при крещении, снимают и надевают только после омовения чистой водой.

Венчание и похороны

Староверческая церковь запрещает вступать в брак молодым людям, которые являются родными до восьмого колена или связанные «крестом». Венчание проводится в любой день, кроме вторника и четверга.

Замужние женщины не выходят из дома без головного убора.

Похороны не являются особым событием, у староверов нет траура. Тело покойника омывают люди одного пола, специально выбранные в общине. В сколоченный гроб насыпается стружка, на нее кладется тело и накрывается простыней. Крышки у гроба нет. После похорон нет поминок, все вещи покойных раздаются в селении в качестве милостыни.

Староверческий крест и крестное знамение

Церковные ритуалы и богослужения происходят около восьмиконечного креста.

На заметку! В отличие от православных традиций, на нем нет изображения распятого Иисуса.

Помимо большой перекладины, к которой были прибиты руки Спасителя, есть еще две. Верхняя перекладина символизирует табличку, на ней обычно писался грех, за который осужденный распинался. Нижняя маленькая доска — символ весов для взвешивания людских грехов.

Православные верующие накладывают крестное знамение тремя пальцами, которые обозначают единство Святой Троицы. Именно эта традиция легла в основу конфликта между староверами и новым никоновским течением, староверческие христиане отказывались осенять себя, по их словам, кукишем.

Староверы до сих пор крестятся двумя пальцами, указательным и средним, произнося при этом дважды «Аллилуйя».

Читайте о других вероучениях:

К богослужению отшельники относятся с особым почитанием. Мужчины обязательно надевают чистые рубахи, а женщины — сарафаны и платки. Во время службы все присутствующие в храме стоят со скрещенными на груди руками, демонстрируя смирение и покорность.

В староверческих церквях не признается современная Библия, а только дониконовское Писание, которое тщательно изучается всеми членами поселения.

Основные отличия от православия

Помимо непризнания традиций и обрядов современной православной церкви и вышеперечисленных отличий, староверы:

  • совершают только земные поклоны;
  • не признают четок из 33 бусин, используя лестовки, в которых 109 узелков;
  • крещение производится при троекратном погружении в воду с головой, в то время как в православии принято окропление;
  • имя Иисус пишут Исус;
  • признают иконы только из дерева и меди.

Многие староверы в настоящее время принимают традиции старообрядческих православных цер

otdyhpress.ru

«Незабытая Россия» Олега Смолия — Российское фото

Фотограф и путешественник Олег Смолий ищет и снимает все то доброе и прекрасное, чем богата наша страна. Эти кадры он объединил в проект «Незабытая Россия», частью которого стали и публикуемые ниже снимки старообрядческих сибирских поселков. А сопровождает их проникновенный рассказ автора о живущих там людях.

Пройдя удаленные села на берегах Малого Енисея — Эржей, Верхний Шивей, Чодураалыг и Ок-Чары, — я познакомился с пятью большими семьями староверов. Всегда гонимые, хозяева тайги не сразу идут на контакт с чужаками, тем более с фотографом. Однако две недели жизни рядом с ними, помощь в их повседневном нелегком труде — уборке сена, ловле рыбы, сборе ягоды и грибов, заготовке дров и хвороста, собирании мха и постройке дома — шаг за шагом помогли преодолеть завесу недоверия. И открылись сильные и самостоятельные, добродушные и трудолюбивые люди, счастье которых состоит в любви к Богу, своим детям и природе.

Богослужебная реформа, предпринятая патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем в XVII веке, привела к масштабному расколу Русской церкви. Жестокие преследования царских и религиозных властей, желавших привести народ к единомыслию и покорности, вынудили миллионы русских людей покинуть обжитые места. Хранившие свою веру старообрядцы бежали к Белому морю, в Олонецкий край и нижегородские леса. Время шло, руки власти достигали староверов в новых местах, и искатели независимости уходили еще дальше, в глухую тайгу Сибири. В XIX веке русские люди пришли в труднодоступный район Малого Енисея, Каа-Хемский кожуун Тувы. Новые поселения закладывались на пригодных для хозяйства землях в долине реки, все выше и выше по течению. Здесь, в верховьях Малого Енисея, быт и традиции русских староверов сохранились в первозданном виде.

Малый Енисей, или по-тувински Каа-Хем

В дорогу мы собрались небольшой командой фотографирующих путешественников, впятером. От Москвы весьма далеко. Самолетом до Абакана, затем часов десять машиной через Кызыл, столицу Республики Тыва, до Сарыг-Сепа, районного центра, там пересаживаемся на уазик-«буханку» и еще пару часов лесными дорогами добираемся до точки на берегу Малого Енисея. На другую сторону реки, к турбазе «Эржей», переправляемся лодкой. Привез нас на своем уазике хозяин базы Николай Сиорпас. Он же повезет и дальше, в таежные глубины, но надо переждать сутки-другие, пока подсохнет размытая долгими дождями дорога на перевале.

Эржей, рядом с которым расположилась база, — большое село с населением до полутора тысяч жителей, с электричеством и школой-интернатом, куда привозят своих детей староверы из заимок выше по Каа-Хему, как по-тувински называется Малый Енисей. В старой вере здесь не все сельчане. Часть местных близка к ней, но в общину не входит, строгости не хватает. Есть представители и новой православной веры. Есть даже совсем неверующие.

Одна дома. Поселок староверов Эржей на Малом Енисее

Сходить посмотреть село да продуктов купить оказалось недалеко, меньше километра от базы. Сиорпас, провожая, пошутил: «Староверов отличите: мужики с бородами, по двору с десяток детворы мал-мала меньше, бабы в платках да юбках до пят, через год-два с животиком».

Вот и первое знакомство: Мария, молодая женщина с коляской. Поздоровались, спросили, где купить хлеба и творога. К чужакам она отнеслась сначала настороженно, но в помощи не отказала, даже удивила отзывчивостью. Повела по всему Эржею, показывая, у кого молоко вкуснее, где грузди соленые хороши.

Своих будущих жен парни ищут в других поселениях староверов. Уезжают на полгода, иногда на год. Машу сосватали в далеком селе Красноярского края. Эржей

Здесь, в отдаленных от цивилизации поселках, свои особенности на образ хозяйствования наложила суровая таежная природа. Лето в этих местах короткое, а зима приходит с крепкими морозами. Пахотные земли с большим трудом отвоевываются у леса, в долинах по берегам реки. Местные выращивают хлеб, сажают огороды. Из-за морозов многолетние культуры не приживаются, зато растут однолетники, даже маленькие арбузы. Тайга кормит. Зверя бьют только копытного, мясо едят дикое. Собирают кедровые орехи, грибы, ягоду на варенье. Река дает рыбу. Здесь много хариуса, а тайменя часто отпускают — его в последние годы стало мало.

Старообрядцы не пьянствуют, «казенку» не пьют вообще, а по праздникам вкушают чарку-другую некрепкого домашнего вина на таежной ягоде, голубике или костянике.

Спокойная река намывает песчаные отмели, а на бурном Каа-Хеме они каменные. Со временем отмели превращаются в таежные островки

Отдохнув на базе Сиорпаса пару деньков, мы дождались сухой погоды и двинулись к первой заимке староверов — Верхнему Шивею, в сорока километрах от Эржея, со сложным перевалом через сопки.

Всю дорогу до Шивея Николай Сиорпас под натужное гудение мотора убеждал нас быть сверхуважительными и вести себя более чем скромно, не напирать на людей своими огромными фотопушками. Сам он не старовер, но с таежными жителями у Николая сложились добрые отношения, за которые он разумно опасался. Думается, эти два дня на базе он не только погоды ждал, но и присматривался к нам, и думал, можно ли везти нас дальше.

На полях староверы еще пользуются архаичными приспособлениями, но есть уже и современные тракторы. Верхний Шивей

Работящий люд Верхнего Шивея мы встретили задолго до поселка, на покосном лугу. Напросились помогать, кидать скошенное сено в высокие стога — зароды.

Мы засучили рукава, старались из всех сил и все равно отставали. Нелегко давалась наука поднимать крупные охапки длинными трехзубыми деревянными вилами. За совместной работой знакомились, завязывали разговоры.

Скошенную и подсушенную траву собирают в зароды — так вся Сибирь называет стога. Укладка их — дело ответственное: сено должно лежать равномерно и плотно, чтобы не развеялось ветром и не проквасилось дождем. Верхний Шивей

На заимку Верхний Шивей, тогда пустующую, Петр и Екатерина Сасины приехали лет пятнадцать назад. Хозяйство поднимали на пустом месте, жили-зимовали поначалу в сарайчике. Год за годом строились, крепли, растили трех дочерей. Потом приехали селиться и другие родственники, теперь здесь живет несколько семей. Дочки выросли, перебрались в город, а на лето приезжают теперь к Петру с Екатериной непоседливые внучата — две девочки и два мальчика.

Внуки Сасиных совсем мирские, приезжают на все лето. Для них Петр Григорьевич держит солнечные батареи с аккумулятором и преобразователем, от которых включает маленький телевизор и проигрыватель дисков — мультики смотреть. Верхний Шивей

Веселым шумом разбудили наш палаточный городок детишки, принесшие парного молочка и сметанки. Второй день кидать сено на зароды сложнее — с непривычки у горожан болят все мышцы. Но и теплее уже лица хозяев, улыбки, смех и одобрение. «Завтра Преображение, приходите! Винца попробуете домашнего», — зовут селяне.

В доме просто, без изысков, но чисто и добротно. Просторные сени, делящие дом пополам, в комнатах беленые стены, большие печи посередине, железные пружинные кровати напомнили мне карпатское село, также во многом сохранившее свой быт. «По единой!» — говорит Петр Григорьевич, и мы пробуем вкуснейший напиток. Год настаивается сок голубики без сахара и дрожжей и получается вино с еле заметным градусом. Пьется оно легко и не пьянит, а настроение поднимает и разговорчивость усиливает. Шутка за шуткой, история за историей, песня за песней — хорошо посидели. «Хотите посмотреть моих лошадок?» — зовет Петр.

Петр Григорьевич Сасин и его жеребята. Верхний Шивей

Конюшня расположена на окраине, здесь два десятка лошадей, есть даже иноходцы. И все любимые. О каждом жеребенке Петр Григорьевич может часами говорить.

Расставались с Сасиными, как старые друзья. И снова в путь, на лодке вверх по Малому Енисею.

Перетаскивать огромные зароды сена зимой без трактора сложно. Старенький ДТ-75 купили вскладчину в районном центре. Пригнали своим ходом, для переправы через бурный Шивей построили временный мост, смытый первым же половодьем. Верхний Шивей

До следующей заимки вверх по реке пол-часа плыть на моторке. Нашли Чодураалыг на довольно высоком берегу с просторной, похожей на карниз долиной, крайние дома стоят прямо над рекой. Противоположный берег — почти отвесная, поросшая тайгой гора.

Место здесь удобное для хозяйства, выращивания хлеба, разведения скота. Есть поля под пашню. Река, кормилица и транспортная артерия. Зимой по льду и до Кызыла добраться можно. И тайга — вот она, начинается сопками на краю заимки.

Приплыли, скинули рюкзаки на берег и пошли искать, где удобно разбить палатки, чтобы никому не мешаться и в то же время хорошо видеть все вокруг. Встретили дедушку Елиферия, который угостил только что испеченным вкусным хлебом и посоветовал идти к бабе Марфе: «Марфутка примет и поможет».

С ближней сопки открывается замечательный вид на заимку Большой Чодураалыг

Марфа Сергеевна, худенькая, маленькая и подвижная, лет семидесяти, выделила нам место для палаток рядом со своим небольшим домиком с красивым видом и на реку, и на поселок. Позволила пользоваться печкой и кухонной утварью. У староверов это непростой вопрос — грех есть из посуды, которую брали мирские люди. Все время Марфа Сергеевна заботилась о нас. Помогали и мы ей — собирали ягоду, носили хворост, рубили дрова.

Младший ее сын, Дмитрий, был по делам в тайге. Старшая дочь, Екатерина, вышла замуж и живет в Германии, иногда приезжает мать проведать.

Дед Елиферий и Марфа Сергеевна. Чодураалыг

У меня был спутниковый телефон, и я предложил Марфе Сергеевне позвонить дочери. «Бесовское все это», — отказалась бабушка Марфа. Через пару дней вернулся Дмитрий, и мы набрали номер его сестры, сделав громкость посильнее. Услышав голос дочери, забыв о бесах и бросив перебираемый лук, бежала Марфа Сергеевна через поляну к нам с Димой. Жаль, тогда она еще не позволяла себя фотографировать, иначе получился бы интересный снимок: маленькая симпатичная деревенская бабушка в старинной одежде стоит на фоне тайги, светясь улыбкой, и разговаривает с дочкой в далекой Германии по спутниковому телефону.

С характером. Семья Петенёвых, Большой Чодураалыг

По соседству с заимками староверов находятся стоянки тувинских пастухов

По соседству с Марфой Сергеевной, дальше от берега, живет большая семья Панфила Петенёва. Старший из двенадцати отпрысков, Григорий, 23 лет, позвал нас на место ребячьих игр — поляну в лесу за селом. По воскресеньям дети со всех ближних заимок, нарядные, прибегают и приезжают на лошадях, велосипедах и мотоциклах пообщаться и наиграться вместе. Ребята недолго стеснялись, и минут через десять мы играли с ними в мяч, отвечали на море любопытных вопросов и слушали рассказы о жизни в поселках, балующих нынче медведях и строгом дедушке, который всех детей гоняет за озорство. Они смешили нас байками, интересовались техникой и даже пробовали фотографировать нашими камерами, напряженно позируя друг другу. А мы сами с удовольствием слушали чистую, как ручеек, русскую речь и наслаждались, снимая светлые славянские лица.

Для детей староверов конь — не проблема. Помогая по хозяйству, они рано учатся общаться с домашними животными

Оказывается, Чодураалыг, в котором мы остановились, называют Большим, а недалеко, дорога пролегает как раз мимо игровой полянки, есть еще и Малый Чодураалыг. Дети вызвались показать эту вторую, из нескольких дворов в глубине леса, заимку. Везли нас весело, на двух мотоциклах, по тропкам и дорожкам, через лужи и мостки. Эскортом лихо неслись девчонки-подростки на ладных конях.

Мотоцикл для подростка в поселке староверов — предмет гордости, увлечения и необходимости. Как и положено мальчишкам, они с ловкостью циркачей продемонстрировали приезжему фотографу все мастерство управления двухколесным моторным чудом. Чодураалыг

Чтобы познакомиться ближе, начать общение и достичь необходимого уровня доверия, которое позволило бы фотографировать людей, мы смело включались в повседневную работу старообрядческих семей. Праздно болтать в будний день им некогда, а в деле разговоры разговаривать — работается веселей. Поэтому мы просто пришли утром к Петенёвым и предложили Панфилу помощь. Сын Григорий жениться задумал, дом строит, вот и работа нашлась — потолок конопатить. Сложного ничего, но кропотливо. Сначала на другой берег реки, по горам между зарослей мох собирать, в мешки класть и по крутому склону вниз скидывать. Потом везем их лодкой на стройку. Теперь наверх, а еще сюда глину надо ведрами подавать и забивать мох в щели между бревнами, замазывая сверху глиной. Трудимся бойко, бригада большая: пятеро старших детей Петенёвых и трое нас, путешественников. И ребятишки помладше вокруг, наблюдают и пытаются помогать-участвовать. За работой общаемся, мы их узнаем, они нас. Дети любопытные, все им интересно: и как в больших городах картошку выращивают, и где мы дома молоко берем, все ли ребята в интернатах учатся, далеко ли мы живем. Вопрос за вопросом, на некоторые затрудняешься ответить, и это понятно: настолько различны наши миры. Ведь для детей Сарыг-Сеп, районный центр, — другая планета. А для нас, городских жителей, тайга — неведомый край со своими скрытыми от незнающего взгляда тонкостями природы.

Работящий Григорий Петенёв возвращается за очередной партией мешков мха для строительства дома. Большой Чодураалыг

С Павлом Бжитских, пригласившим нас в гости, мы познакомились в Малом Чодураалыге, куда ездили с детьми в воскресенье. Путь к нему на Ок-Чары неблизкий — девять километров по каменистому, заросшему лесом берегу Малого Енисея. Заимка из двух дворов впечатляет крепостью и хозяйственностью. Высокий подъем от реки не создал трудностей с водой — тут и там прямо во дворах бьет множество родников, по деревянным желобам прозрачная водичка подается на огороды. Она студеная и вкусная.

Павел Бжитских. Малый Чодураалыг

Внутри дом удивил: две комнатки, молельная и кухонька сохранили вид и убранство бывшей здесь когда-то монашеской общины. Беленые стены, плетеные половички, льняные занавесочки, самодельная мебель, глиняная посуда — все хозяйство монахинь было натуральным, с миром не общались и ничего извне не брали. Павел собрал и сберег предметы быта общины, теперь показывает их гостям. По Каа-Хему сплавляются экстремальные туристы, иногда заглядывают сюда, Павел даже отдельный домик и баньку построил, чтобы люди могли остановиться у него и отдохнуть на маршруте.

Рассказывал он нам о жизни и уставе монахов-старообрядцев. О запретах и грехах. О зависти и злости. Последняя — грех коварный, злость злостью множится и накапливается в душе грешника, а бороться с ней сложно, ведь и легкая досада — тоже злость. Зависть — грех не простой, от зависти и гордыня, и злость, и обман плодятся. Павел говорил, как важно читать молитвы и раскаиваться. И пост на себя брать, что календарный, что тайно взятый, чтобы ничто не мешало душе молиться и свой грех глубже осознавать.

Молитва. Павел Бжитских. Заимка Ок-Чары на берегу Малого Енисея

Не только строгость царит в душах староверов. Говорил Павел и о прощении, о миролюбии к другим религиям, о свободе выбора для своих детей и внуков: «Вырастут — пойдут учиться, кто захочет. Уйдут в мир. Бог даст — веру нашу древнеправославную не забудут. Кто-то вернется, с возрастом чаще о душе задумываются».

У простых общинников, не монахов, внешний мир не под запретом, берут староверы и достижения цивилизации, которые помогают в труде. Моторы используют, ружья. Я видел у них трактор, даже солнечные батареи. Чтобы покупать, деньги зарабатывают, продавая мирянам продукты своего труда.

Павел читал нам избранные главы Иоанна Златоуста, переводя со старославянского. Так их выбрал, что слушаешь, затаив дыхание. Запомнилось о печати Антихриста. Павел пояснил по-своему, что, например, все официальные регистрирующие человека документы и есть его печать. Так Антихрист хочет всех нас взять под контроль: «Вон в Америке уже каждому человеку собираются какие-то электрические чипы под кожу вшивать, чтобы тот нигде от Антихриста не мог скрыться».

Банька над Малым Енисеем. Чодураалыг

Из «музея» он провел нас на летнюю кухню, угощал опятами, копченым тайменем, свежим хлебом и особенным домашним вином на березовом соке вместо воды. Уходя, мы купили у Павла молодого индюка и до поздней ночи ощипывали его, смеясь над своей неумелостью.

С детьми Поповых из Малого Чодураалыга познакомились в день приезда на игровой полянке. Любопытство приводило их к палаткам каждое утро. Они весело щебетали, безостановочно спрашивали. Общение с этими улыбающимися ребятишками давало заряд тепла и радости на целый день. А в одно утро дети прибежали и от имени родителей позвали нас в гости.

На подходе к Поповым веселье — младшие втроем нашли самую черную лужу с жидкой грязью, увлеченно в ней скачут и что-то ищут. Встречает нас смеющаяся мама Анна: «Видали таких чумазых? Ничего, воды нагрела, отмоем!»

Дима Попов. Малый Чодураалыг

Младшие Поповы нашли замечательную лужу с черной грязью. Малый Чодураалыг

Детей, уже семерых, Поповы не просто любят, они их понимают. В доме светло от улыбок, а Афанасий начал новый строить — побольше простора ребятам. Сами детей учат, не хотят отдавать в далекий интернат, где не будет родительского тепла.

За угощением мы быстро разговорились, будто какая-то невидимая волна заиграла созвучием и родила легкость и доверие между нами.

Работают Поповы много, старшие дети помогают. Хозяйство крепкое. Сами возят продукты продавать в район. На заработанные средства купили трактор и японский лодочный мотор. Хороший мотор здесь важен: на Малом Енисее опасные пороги, случись, заглохнет ненадежный старенький — можно и погибнуть. А река и кормит, и поит, она же является путем сообщения с другими селами. Летом на лодке, а зимой по льду на тракторах и уазиках ездят.

Дочка Петенёвых Прасковья. Игровая полянка в тайге между Малым и Большим Чодураалыгами

Внучка Павла Бжитских в монастырской избе. Заимка Ок-Чары на берегу Малого Енисея

Здесь, в далеком поселке, люди не одиноки — они общаются-переписываются со старообрядцами со всей России, газету старой веры из Нижнего Новгорода получают.

А вот общение с государством стараются свести к минимуму, от пенсий, пособий и льгот отказались. Но совсем контакта с властью не избежать — нужны права на лодку и трактор, технические осмотры всякие, разрешения на ружья. Хоть раз в год, да надо за бумагами идти.

Относятся Поповы ко всему ответственно. Был случай у Афанасия в молодые годы. Служил в армии в начале 1980-х в Афганистане водителем бронетранспортера. Вдруг стряслась беда: у тяжелой машины отказали тормоза, погиб офицер. Сначала ситуацию определили как несчастный случай, но затем высокие чины ее раздули и парню дали три года колонии общего режима. Командиры, полковой и батальонный, доверяли Афанасию и отправили в Ташкент без конвоя. Представьте себе: приходит молодой парень к воротам тюрьмы, стучится и просит пустить свой срок отсиживать. Позже те же командиры добились его перевода в колонию в Туве, поближе к дому.

Заимка Чодураалыг находится на высоте 800 м над уровнем моря, и здесь по утрам в виде тумана ложатся облака

Наговорились с Анной и Афанасием. О жизни здесь и в миру. О связи между старообрядческими общинами по России. Об отношениях с миром и государством. О будущем детей. Уходили поздно, с добрым светом в душе.

Следующим утром мы отправлялись домой — короткий срок поездки заканчивался. Тепло прощались с Марфой Сергеевной: «Приезжайте, в другой раз в доме поселю, потеснюсь, ведь как родные стали».

Много часов дороги домой, в лодках, машинах, самолете я думал, пытаясь осознать увиденное и услышанное: что не совпало с первоначальными ожиданиями? Когда-то в 1980-х читал в «Комсомольской правде» увлекательные очерки Василия Пескова из серии «Таежный тупик» об удивительной семье староверов, ушедшей от людей глубоко в сибирскую тайгу. Статьи были добрыми, как и другие рассказы Василия Михайловича. Но впечатление о таежных затворниках осталось как о людях малообразованных и диких, чурающихся современного человека и боящихся любых проявлений цивилизации.

Заборы кладут из целых бревен, скрепляют без гвоздей. Большой Чодураалыг

Роман «Хмель» Алексея Черкасова, прочитанный недавно, усилил опасения, что знакомиться и общаться будет сложно, а фотографировать — и вообще невозможно. Но надежда жила во мне, и я решился на поездку.

Потому и оказалось столь неожиданным увидеть простых, с внутренним достоинством людей. Бережно хранящих свои традиции и историю, живущих в согласии с собой и природой. Трудолюбивых и рациональных. Миролюбивых и независимых. Подаривших мне тепло и радость общения.

Что-то я у них принял, чему-то научился, о чем-то задумался.

Оригинал: http://www.russia-photo.ru/content/Starovery

rosphoto.com

Староверы — отличие от православных

Многие задаются вопросом: «Кто такие староверы, и чем они отличаются от православных верующих?». Люди по-разному интерпретируют староверство, приравнивая его то к религии, то к разновидности сект.

Попытаемся разобраться в этой чрезвычайно интересной теме.

Староверы — кто они такие

Староверчество возникло в 17 веке как протест против изменения старых церковных обычаев и традиций. Начался раскол после реформ Патриарха Никона, который ввел новшества в церковные книги и церковный уклад. Все, кто не принял изменений и радел за сохранение старых традиций, были преданы анафеме и подверглись гонениям.

Большая община староверов вскоре раскололась на отдельные ветви, которые не признавали таинств и традиций Православной Церкви и зачастую имели отличные друг от друга взгляды на веру.

Избегая преследований, староверы бежали в нелюдимые места, заселив Север России, Поволжье, Сибирь, обосновались на территории Турции, Румынии, Польши, Китая, добрались до Боливии и даже Австралии.

Обычаи и традиции староверов

Нынешний уклад жизни староверов практически не отличается от того, которым несколько веков назад пользовались их деды и прадеды. В таких семьях чтят историю и традиции, переходящие из поколения с поколения. Детей учат почитать родителей, воспитывают в строгости и послушании, чтобы в дальнейшем они стали надежной опорой.

С самого раннего возраста сыновей и дочерей приучают к труду, который у староверов в большом почете. Работать приходится много: староверы стараются не покупать продукты в магазине, поэтому выращивают овощи и фрукты на огородах, в идеальной чистоте содержат скотину, многое для дома делают своими руками.

Они не любят рассказывать о своей жизни посторонним людям, и даже имеют отдельную посуду для тех, кто нагрянет в общину «со стороны».

Чтобы вычистить дом, используют только чистую воду из освященного колодца или источника. Баню считают нечистым местом, поэтому крестик перед процедурой обязательно снимают, а когда заходят после парной в дом, обязательно умываются чистой водой.

Очень большое внимание староверы уделяют таинству крещения. Окрестить младенца стараются в течение нескольких дней после его рождения. Имя выбирают строго по святцам, причем для мальчика — в течение восьми дней после появления на свет, а для девочки — в диапазоне восьми дней до и после рождения.

Все атрибуты, используемые при крещении, некоторое время держат в проточной воде, чтобы они стали чистыми. Родителей на крестины не допускают. Если мама или папа станут свидетелями обряда, то это плохой знак, который грозит разводом.

Что касается свадебных традиций, то под венец не имеют права идти родственники до восьмого колена и родственники «по кресту». Во вторник и четверг свадьбу не играют. После бракосочетания женщина постоянно носит головной убор шашмуру, появиться без него на людях считается большим грехом.

Траур старообрядцы не носят. По обычаям, тело покойника омывают не родственники, а выбранные общиной люди: мужчину омывает мужчина, женщину — женщина. Тело кладут в деревянный гроб, на дне которого лежит стружка. Вместо крышки — простыня. На поминках покойного не поминают спиртным, а его вещи раздают нуждающимся как милостыню.

Есть ли сегодня староверы в России

В России сегодня насчитываются сотни поселений, в которых живут русские староверы.

Несмотря на различные течения и ветви, все они продолжают быт и уклад своих предков, бережно хранят традиции, воспитывают детей в духе нравственности и честолюбия.

Какой крест у староверов

В церковных ритуалах и богослужениях староверы используют восьмиконечный крест, на котором нет изображения Распятия. Кроме горизонтальной перекладины, на символе присутствует еще две.

Верхняя изображает табличку на кресте, где был распят Иисус Христос, нижняя подразумевает своеобразную «чашу весов», которая измеряет человеческие грехи.

Как крестятся староверы

В православии принято совершать крестное знамение тремя пальцами — троеперстием, символизирующем единство Пресвятой Троицы.

Староверы крестятся двумя перстами, как это было принято на Руси, произнося два раза «Аллилуия» и добавляя «Слава Тебе, Боже».

На богослужение облачаются в специальную одежду: мужчины надевают рубаху или косоворотку, женщины — сарафан и платок. Во время службы староверы скрещивают руки на груди в знак смирения перед Всевышним и отпускают земные поклоны.

Где находятся поселения староверов

Кроме тех, кто остался в России после реформ Никона, в настоящее время в страну продолжают возвращаться староверы, долгое время прожившие в изгнании за ее пределами. Они, как и прежде, чтут свои традиции, разводят скот, обрабатывают земли, воспитывают детей.

Очень многие воспользовались программой переселения на Дальний Восток, где много плодородных земель и есть возможность сложить крепкое хозяйство. Несколько лет назад в Приморье благодаря той же программе по добровольному переселению вернулись староверы из Южной Америки.

В Сибири и на Урале существуют деревни, где прочно обосновываются староверческие общины. На карте России много мест, где процветает старообрядчество.

Почему староверов называли беспоповцами

Раскол старообрядчества образовал две отдельные ветви — поповщину и безпоповщину. В отличие от староверов-поповцев, которые после раскола признали церковную иерархию и все таинства, староверы-беспоповцы стали отрицать священство во всех его проявлениях и признали только два таинства — Крещение и Исповедь.

Есть старообрядческие течения, которые также не отрицают таинства Брака. По мнению беспоповцев, в мире воцарился антихрист, и все современное священнослужение — ересь, от которой нет толку.

Какая у староверов Библия

Староверы считают, что Библия и Ветхий Завет в современной их интерпретации искажены и не несут первоначальной информации, которая должна нести истину.

В своих молитвах они используют Библию, которая использовалась до реформы Никона. До наших дней сохранились молитвенные книги тех времен. Их тщательно изучают и используют в богослужениях.

Чем отличаются староверы от православных христиан

Главная разница заключается в следующем:

  1. Православные верующие признают церковные обряды и таинства Православной церкви, верят в ее учения. Староверы считают истиной старые дореформенные тексты Священных книг, не признавая внесенных изменений.
  2. Староверы носят восьмиконечные кресты с надписью «Царь славы», на них нет изображения Распятия, крестятся двумя пальцами, бьют земные поклоны. В православии принято троеперстие, кресты имеют четыре и шесть концов, в основном держат поясные поклоны.
  3. Четки православных — это 33 бусины, старообрядцы используют так называемые лестовки, состоящие из 109 узелков.
  4. Староверы крестят людей троекратно, полностью погружая их в воду. В православии человека обливают водой и погружают частично.
  5. В православии имя «Иисус» пишется с двойной гласной «и», староверы верны традициям и пишут его как «Исус».
  6. В Символе Веры православных и староверов более десяти разночтений.
  7. Старообрядцы предпочитают деревянным медные и оловянные иконы.

 Заключение

Оценку дереву можно дать по его плодам. Назначение Церкви — вести своих духовных детей к спасению, и дать оценку её плодам, результату её трудов, можно по тем дарованиям, которые стяжали её чада.

А плоды православной церкви — это сонм Святых мучеников, святителей, священников, молитвенников и других дивных Угодников Божьих. Имена наших Святых известны не только православным, но и старообрядцам, и даже не церковным людям.

1001molitva.ru

традиции, обряды, описание повседневной жизни — журнал «Рутвет»

Оглавление:

  1. Староверы: традиции и обряды
  2. Староверы: что едят
  3. Староверы: где живут
  4. Староверы: отличие от православия

Многие люди, к сожалению, знают о староверах лишь немногочисленную информацию. Одни думают, что члены их общин даже не имеют базового образования, а главной целью их бытия является ведение хозяйства старыми способами. Другие же уверены, что староверы – язычники, поклоняющиеся древним Богам. А может и те и другие ошибаются? Какие же традиции соблюдают староверы, и какова цель их жизненного пути, наполненного сложнейшими испытаниями окружающей средой и политическими гонениями? 

Староверы: традиции и обряды

Староверы сохраняют и признают исключительно Веру своих предков. Главной особенностью их религиозной атрибутики является восьмиконечный крест. Существует староверческая традиция, по которой на службу требуется надевать одеяние, пошитое в старорусском стиле. Интересно, что их нательный крест отличается отсутствием распятия. 

Существует великое множество староверческих традиций, которые передаются из поколения в поколение. В пределах семьи мужчина наделен неоспоримой властью, а женщина полностью подчиняется его воли. 

В зависимости от возраста и половой принадлежности члены староверческой общины облачаются в разные одеяния. Пожилые мужчины носят кафтан, а юноши и мальчики – косоворотки. Представительницы женского пола носят сарафан, а на их голове обязательно должен быть платок. В качестве причесок женщинам разрешается выполнять на волосах различные плетения с использованием лент. Одними из главных обрядов староверов является крещение и погребение.

Обряд крещения и погребения
Этот обряд заключается в погружении человека трижды в воду. Причем погружения должны быть полными. Во время этого действа младенцу надевается крест, который будет его защищать от нечисти и символизировать Веру, и пояс. Обычно крест надевается родителями или бабкой, которая принимала роды, сразу же после рождения для защиты ребенка.

После троекратного омовения в течение 8 дней крещенный не должен мыться или принимать иные водные процедуры, а также ему запрещено переодеваться. Главной отличительной чертой обряда является наречение имени, которое подбирается на основе святок. Девочкам разрешено выбирать имя за 7 дней до рождения или после его, а мальчиков называют в соответствии с конкретным днем крещения. Покровителем малыша становится тот святой, чье имя было выбрано при крещении.

Если в староверческой семье случается смерть, то тело умершего человека сразу же омывают. Причем омовение не должно долго длиться. Это действо символизирует процесс очищения человека от грехов. Во время омовения глава семьи читает молитву, призвание которой заключается в защите покойного от нечистых сил. 
Погребение человека производится в колоде – гробу, вычесанном из колоды большого размера. Интересно, что некоторые люди изготавливают колоды для погребения еще при жизни.  

Староверы: что едят

Старообрядческое меню состоит исключительно и скромной, постной пищи. Главой стола считается ржаной и пшеничный хлеб. В осеннее и зимнее время в больших количествах для приготовления блюд применяется картофель и капуста. 

В общинах из мясного принято употреблять трофеи с охоты – коз, оленей. Также употреблялась баранина, говядина. Мясо употреблялось в жареном или тешенном виде, из него варились щи, похлебки. Сало использовалось для приготовления яичницы. Из мясных остатков изготавливались пирожки, студень. Также староверы употребляют молоко, масло, простоквашу, творог, сметану. 

Среда и пятница в общинах являются постными днями. В это время употребляется хлеб, мучные блюда, картофель, капуста, кисели, каши, постные щи. В качестве угощений во время постных дней выпекались пирожки с луком, ягодами, овощами, грибами или морковью. В обеспеченных семьях готовили студень с хреном, лапшу с мясом, каши, солонину, пироги с говядиной, мясные щи. Пришедших гостей угощали сбитнем. Стоит учесть, что беспоповцы не употребляют картофель, чай. 

В этом видео можно узнать больше о быте современных староверов.

Староверы: где живут

Нижегородская область заключает в своих границах наибольший процент старообрядцев в России. Крупные общины располагаются с Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Казани, Москве, Новосибирске. 
В Санкт-Петербурге находится одна община беспоповцев и три общины поповцев:

  • Громовская;
  • Лиговская;
  • Покровская.

За пределами России большие общины беспоповцев можно обнаружить в Латвии, Румынии, Белоруссии, Литве. Поповцы населяют территории Украины, США, Румынии, Автралии, Молдавии. Также староверы проживают в Боливии, Чили, Италии, Уругвае, Аргентине, Эстонии, Польше, Болгарии, Бразилии. 

Староверы: отличие от православия

Интересно, что старообрядцы утверждают, что они придерживаются православной Веры, а Русская Православная Церковь называет их нововерцами. 

  1. Существует множество различий старообрядческой Веры от православия.
  2. Староверы во время крещения используют 2 перста, обозначающие Ипостаси Спасителя, а православные – 3, являющиеся символом Святой Троицы. 
  3. Старообрядцы используют греческий вариант произношения «Исус», вместо «Иисус».
  4. Старообрядческая община не приемлет изменений в Символе веры. Они остро выступали за сохранение союза «а» в словах, произнесенных о Сыне Божьем «рожденна, а не сотворенна. В православии они были заменены на «рожденного, не сотворенного».
  5. Староверы осуществляют движение посольно во время крестных ходов, а православные – противосолонь. 
  6. Староверческий крест – восьмиконечный без изображения распятия, а православный – четырех и шестиконечный. 
  7. Во время молитвы старообрядцы произносят «Аллилуиа» два раза, а православные – три.
  8. Православные четки могут иметь различное количество бусин (обычно используется кратное 10 или 12, либо 33 бусины). Старообрядческие четки содержат 109 бобочками, которые разделены на неравные группы. 
  9. В православии крестят неполным погружением или обливанием, а староверческое крещение предполагает полное погружение в воду.
  10. В православии используется моноголосное пение, а старообрядцы придерживаются крюкового пения. 

Староверы являются неотъемлемой частью всемирной религиозной истории. На протяжении всей своей жизни они чтут, сохраняют и перенимают Веру прошлых поколений, несмотря на правительственные гонения и сложнейшие условия жизни.  

История возникновения буддизма: описание религии и ее основные направления.

Кто такие протестанты, их отличия от православия и католицизма.

В этом видео — интересный сюжет о том, как староверы учили военных выживать месяц без еды и медикаментов в Тайге. Обязательно оставляйте свои вопросы и пожелания в комментариях к статье.

www.rutvet.ru

Уклад жизни староверов: чистота во всём

Автор: Куницын В.К.

Источник

В прошлом году судьба занесла меня на Байкал со стороны Бурятии. Я гидрограф, и мы работали на речке Баргузин. Почти нетронутая природа, чистейший воздух, хорошие простые люди — все приводило в восторг. Но больше всего меня поразили там поселения «семейских». Мы сначала понять не могли, что это такое. Потом нам объяснили, что это староверы.

Семейские живут отдельными поселками, у них очень строгие обычаи. Женщины и по сей день ходят в сарафанах до пят, а мужчины носят косоворотки. Это очень спокойные и доброжелательные люди, но ведут они себя так, что лишний раз к ним не сунешься. Просто болтать они не будут, ни разу мы такого не видели. Это очень работящие люди, никогда без дела не сидят.

Сначала это как-то напрягало, потом мы привыкли. А позже мы обратили внимание на то, что все они здоровые и красивые, даже старики. Наши работы проходили как раз по территории их поселка, и чтобы как можно меньше беспокоить жителей, нам дали в помощь одного деда, Василия Степановича. Он помогал нам делать замеры — очень удобно и нам, и жителям. За полтора месяца работы мы с ним подружились, и дед много интересного нам порассказал, да и показал тоже.

Конечно, о здоровье тоже разговорились. Степаныч не раз повторял, что все болезни от головы. Однажды я к нему прицепился с требованием объяснить, что он под этим понимает. А тот ответил вот что: «Давай возьмем вас, пятерых мужиков. Да я по одному запаху ваших носков скажу, что вы думаете!» Нам стало интересно, и тут Степаныч нас просто огорошил. Он сказал, что если у человека сильно пахнут ноги, то самым сильным его чувством является желание все дела отложить потом, сделать их завтра или еще позже. А еще сказал, что мужики, особенно современные, ленивее баб, и потому у них ноги пахнут сильнее. И добавил, что не надо ему ничего объяснять, а лучше честно самому себе ответить, так это или нет. Вот так, оказывается, влияют мысли на человека, и на ноги тоже! Еще дед сказал, что если у стариков начинают пахнуть ноги, то, значит, мусора в организме скопилось много и следует поголодать либо строго попоститься с полгода.

Стали мы пытать Степаныча, а сколько же ему лет. Он все отнекивался, а потом и говорит: «Вот сколько дадите — столько и будет». Мы стали думать и решили, что ему лет 58-60. Много позже мы узнали, что ему 118 лет и что именно по этой причине он был отряжен помогать нам!

Выяснилось, что они — люди здоровые, к врачам не ходят и лечат себя сами. Знают особый массаж живота, и каждый сам себе его делает. А если пошло недомогание, то человек разбирается вместе со своими близкими, какая мысль или какое чувство, дело могли вызвать хворь. То есть он пытается понять, что не так в его жизни. Затем начинает голодать, молиться, а уж толь ко потом пьет травы, настои, лечится природными веществами.
Староверы понимают, что все причины болезней у человека в голове. По этой причине они отказываются слушать радио, смотреть телевизор, считая, что такие устройства засоряют голову и делают человека рабом: из-за этих приборов человек перестает думать сам. Они считают самой большой ценностью собственную жизнь.

Весь уклад жизни семейских заставил меня пересмотреть многие свои взгляды на жизнь. Они ни у кого ничего не просят, а живут хорошо, с достатком. У каждого человека лицо светится, выражая достоинство, но не гордыню. Никого эти люди не обижают, не оскорбляют, матом никто не ругается, ни над кем не подшучивает, не злорадствует. Работают все от мала до велика. Особое почтение к старикам, молодые не перечат старшим.

 

Особо у них в почете чистота, причем чистота во всем, начиная с одежды, дома, кончая мыслями и чувствами. Если бы вы видели эти необыкновенно чистые дома с хрустящими занавесками на окнах и подзорами на кроватях! Все моется и скоблится дочиста. Животные у них все ухоженные. Одежда красивая, вышитая разными узорами, которые являються для людей защитой.

Об изменах мужа или жены просто не говорят, поскольку там этого нет и быть не может. Людьми движет нравственный закон, который нигде не писан, но каждый его чтит и соблюдает. А за соблюдение этого закона они получили в награду здоровье и долголетие, и какое!

Когда я вернулся в город, очень часто вспоминал Степаныча. Мне было трудно увязать воедино то, что он говорил, и современную жизнь с ее компьютерами, самолетами, телефонами, спутниками. С одной стороны, технический прогресс — это хорошо, но с другой… Мы действительно потеряли себя, плохо себя понимаем, переложили ответственность за свою жизнь на родителей, врачей, правительство. Может, поэтому и не стало по-настоящему сильных и здоровых людей. А вдруг мы действительно вымираем не понимая? Мы-то навоображали, будто стали умнее всех, потому что техника у нас необыкновенно разнообразна. А получается, что из-за техники мы себя теряем.

Эти староверы сильно меня потрясли. Они нам утерли нос своей силой, уравновешенностью характеров и незлобивостью, своим здоровьем и трудолюбием. Их девяностолетние старики выглядят как наши в 50-60 лет. Разве они — не хороший образец того, как надо жить, чтобы быть здоровыми и счастливыми?

subscribe.ru

Без украшений, косметики и алкоголя. Как живут современные старообрядцы | ОБЩЕСТВО:Люди | ОБЩЕСТВО

Большинство знают о старообрядцах только, что те крестятся «двумя перстами», и что прославившиеся на всю страну отшельники Лыковы были этой веры. Современные староверы совсем не такие. В жизни это обычные врачи, военные, учителя. Журналист АиФ-Калининград побывал на службе и познакомился с бытом и укладом староверов.

Старообрядчество — религиозное течение русской православной церкви, отвергающие принятую в 1650 — 60 годах патриархом Никоном церковную реформу. До 1905 года в Российской империи старообрядцев официально называли «раскольниками». Старообрядцы, в отличие от новообрядцев, не признают троеперстия. Они исповедуют двойственную природу Спасителя и крестятся двумя пальцами. Они признают только восьмиконечный крест — именно такую его форму они считают совершенной. При богослужении старообрядцы совершают земные поклоны, у православных же во время службы приняты поясные.

Необычные имена

История старообрядчества в Калининградской области началась в 2004 году. Местные староверы  под руководством отца Виталия, который на тот момент еще не имел духовного сана, объединились в общину — небольшую, но активную. 

Молились тогда в квартирах, но соседи начинали смотреть косо, думали, что рядом живут сектанты. Когда Виталий попросил у Москвы священника для области, ему самому предложили обучиться. В 2007 году его поставили в священники.

Сейчас в общине уже около 50 постоянных прихожан. На воскресную службу приезжают из Калининграда, Советска, с Куршской косы и Немана. 

В 2004 году отец Виталий начал объединять вокруг себя старообрядцев. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

Калининградские старообрядцы на первый взгляд ничем не отличаются от остальных: живут в квартирах с удобствами, и в семьях у них часто по одному — два ребёнка, а не по девять, как раньше. Разве что у некоторых дома старинные иконы и книги на старославянском, сохранившиеся с дореволюционных времён. В одной семье, например, хранится фолиант 1748 года, который передавали из поколения в поколение, рискуя жизнью и пряча от властей.

Да, пожалуй, ещё часто встречаются необычные для нашего слуха имена. В паспортном столе им вечно удивляются. У помощника главы общины Леонида Локтионова дед – Григорий Ермилович, бабка — Аграфена, а мать — Гликерия. Паспортистка почему-то записала её Людмилой.

У некоторых старообрядцев сохранились дома старинные иконы и книги на старославянском. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

В старину старообрядцы обязаны были знать свою родословную, чтобы сохранить чистоту веры. Леонид же изучал историю рода сначала из любопытства, поднимал архивы и церковные книги. Его предки жили в нынешней Волгоградской области. В 1930 годы церковь там разогнали. Люди собирались тайно в домах, но кто-то донес, и начались аресты. Дед, когда приехали за ним, выскочил босиком зимой в окно и прятался по хуторам. Второго деда всё-таки увезли, что с ним дальше было – до сих пор не знают.

Во время богослужения староверы держат руки не по швам, как православные, а скрещенными на груди. И для одних, и для других это – знак особого смирения перед Богом. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

А сам Леонид, как и многие современные старообрядцы, когда-то был партийным, больше того — замполитом. При Союзе эта должность и вера были несовместимы. Переломным стал 1988 год, когда произошло землетрясение в Армении. Его семья тогда жила в Ленинакане, а он находился в Грузии. Возвращался горными дорогами домой и ужасался: чем ближе к Ленинакану, тем страшнее были картины. На окраине города рыли могилы и хоронили массу людей — кого в гробах, кого в простынях.

Леонид (слева) очень много узнал об истории своих предков. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

«Я бежал к своему дому, слезы лились, потому что боялся, что там уже никого не осталось, — вспоминает он. — Начал молиться, чтобы спасся хоть кого-то из моих. На следующее утро нашёл их в палатке на территории бывшей воинской части. Стены дома, в котором они жили, устояли. Дом строили в начале 19 века русские казаки во время русско-турецкой войны. Когда всё стало хорошо, я стал об этих страшных моментах забывать. А потом, спустя годы, уже переехав в Калининград, одумался, что же я делаю? Так нельзя. Стал копать историю своих предков, начал вспоминать, кто я есть. И как только узнал, что в Калининграде есть община — решил присоединиться и помогать чем могу».

Тут почти каждая семья пережила драму. 86-летний дед Никола (Николай Прокопьевич Денисов) говорит его предки были донские казаки, в 17 веке переселившиеся в казахские степи.

Дед Никола. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

«Нас в советской школе учили, что царь был плохой. Неправда. Судите сами: казакам давали хорошие подъёмные и, в первые пять лет, освобождали от налогов. К людям относились по-человечески», — делает вывод он.

Николай Прокопьевич родился в 1929 году, в селе Алексеевка Семипалатинской области. Отца в тот год арестовали за то, что заступился за крестьян, у которых отбирали не хлеб, его уже не осталось, а семена. Беременную мать и детей выгнали из дома.

«Я учился в советской школе, стал неверующим, — продолжает он. — Но потом задумался – кто я. Читал много исторической литературы. Теперь стараюсь наверстать упущенное. Помогаю общине изо всех сил. Вот эти кресты, аналои и подставки для подсвечников я мастерил. А сейчас доделал престол. Разбираюсь в электрике, — окончил Новосибирский электромеханический техникум. Отдаю общине десятую часть пенсии. На жизнь мне хватает – сын помогает».

Строят часовню

Старообрядцев часто можно видеть в недостроенной часовенке в Борисово, на пустыре в 40 метрах от дороги. На её возведение копили семь лет. Рассчитывали только на себя.

Молятся фактически на стройке. Бородатые мужчины, в подпоясанных рубахах – справа. Женщины в сарафанах и платках — слева. Рядом стоят тачки, все в цементе, молотки и лопаты. В стройку каждый вкладывает, что может. Рядом с часовней собираются возвести трапезную и небольшую гостиницу для приезжих старообрядцев. А потом начнут возводить храм Благовещения Пресвятой Богородицы.

Разрешение на строительство администрация города выдала в начале 2015 года. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

Приезжают в Калининград староверы из других областей. К примеру, инженер-электронщик из Санкт-Петербурга Михаил Богураев, когда бывает в Калининграде, обязательно заходит в этот храм. А женщина средних лет по имени Елена приехала из немецкого Ганновера.

«Мы стараемся не грешить, — рассказывает она. — Но вокруг столько соблазнов. Нам нельзя красить и стричь волосы, нельзя носить украшения».

Выясняется, что у Елены двое детей, а мужа сейчас нет.

«Нам не надо неверующих», — объясняет её мать, сама — из владимирских старообрядцев.

У них не обвенчают жениха и невесту, если кто-то из них – другой веры, путь даже православной. А жить невенчанными считается грехом. Единственный выход – одному из будущих супругов креститься в старообрядчество. И такие случаи здесь уже были. Также запрещены аборты и некоторые профессии: нельзя торговать алкоголем и сигаретами.

Традиционные старообрядческие семьи живут достаточно закрыто. Незнакомцу, тем более некрещёному, в гости к ним попасть почти невозможно. Они говорят, мол, а зачем – для пустых разговоров?

Традиционные кушанья старообрядцев

  • Паренки из овощей

С давних пор в семьях готовят в печи паренки. Для того, чтобы приготовить тыквенное и яблочное лакомство, овощи нарезают тонкими кусочками, выкладывают на лист, затем ставят в русскую печь на ночь. К утру угощение готово.

Паренка из моркови — вкусно и полезно. Фото: Shutterstock.com

Для приготовления морковных, свекольных и калежных паренок овощи нарезают брусочками или тонкими ломтиками. Затем их укладывают в чугунок, добавляют немного воды, плотно закрывают крышкой и отправляют на ночь в печь. На следующий день остывшие паренки выкладывают на лист бумаги и снова отправляют запекаться.  Утром следующего дня угощение готово.

Тесто замешивается на кислом молоке или простокваше с добавлением соли по вкусу. Готовое тесто разделяют на небольшие порции (колобки) и раскатывают скалкой в форме округлых лепешек. Края лепешек защипывают. Затем кладут начинку — картофельную, творожную либо наливную, которая готовится на пахте (в пахту добавляется мука, соль по вкусу и яйцо. Замешивают до густоты сметаны). Сверху кулики покрывают взбитой сметаной с яйцом.

Начинка для кулика может быть любой. Фото: АиФ-Камчатка/ Татьяна Боева
  • Заваруха-повалиха

В кипящую подслащенную воду всыпают просеянную пшеничную муку и проваривают ее до густоты манной каши. На смазанную жиром сковороду выкладывают горкой смесь, делают в середине углубление, наливают туда растопленный маргарин и запекают в духовке или в печи до румяной корочки. Подают с простоквашей.

klg.aif.ru

Как живут современные старообрядцы

Старообрядчество привлекает пристальное внимание общественности. Любопытство вызывают люди, которые в XXI веке придерживаются традиций и устоев многовековой давности. В народе до сих пор существует стереотип, что старообрядцы живут исключительно в таежных скитах, отвергают блага цивилизации и существуют только за счет подсобного хозяйства и лесных даров. Доля правды в этом есть, однако не все так просто. В России, и в Иркутской области в частности, существует несколько согласий, представители которых живут не только в сельской местности, но и в крупных городах. Причем отличить городского старообрядца от светских людей сразу не получится. Современная одежда, модная прическа, социальный статус делают это практически невозможным. Однако, где бы ни проживали старообрядцы, их отличают глубина веры, сохранение традиций и семейных ценностей. О том, что сегодня представляют собой старообрядческие согласия в Прибайкалье и как устроен их родовой уклад жизни, мы поговорили с Александром Костровым, профессором кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ.

Без имен и фотографий

Как отмечает Александр Костров, сегодня старообрядчество находится на определенном подъеме. Одна из причин этого заключается в том, что люди, отвергая влияние западной модели образа жизни, все чаще возвращаются к своим истокам, корням. И именно старообрядцы являются хранителями древней русской культуры. Сегодня многие из них возвращаются из-за границы на исконную родину в сельскую местность, развивают подсобное хозяйство, опираясь на семейные и религиозные традиции.

По примерным оценкам, в настоящее время в Прибайкалье насчитывается порядка 2,5 тысячи старообрядцев и интересующихся потомков. Точную цифру никто не сможет назвать, поскольку многие согласия не делятся числом своих последователей. Также есть общины, которые и вовсе себя не афишируют.

— В Иркутской области есть общины разных согласий. У каждого из них свои достижения, проблемы, житейские заботы. К ним, например, относится строительство храмов в областном центре. Для активизации положительного влияния старообрядцев на прибайкальское общество Восточно-Сибирским аналитико-просветительским центром «Согласие» создается межсогласийный Центр старообрядческой культуры. Также в рамках реализации проекта «Старообрядчество Иркутской области: роль в культурном развитии региона» предпринимаются экспедиционные исследования разных старообрядческих общин. Особый интерес исследователей вызывают старообрядческие роды, — подчеркивает Александр Валерьевич.

По его словам, именно старообрядческая семья, с одной стороны, является ценностью и хранителем старообрядческой традиции, а с другой стороны, проявляет специфику разных согласий и мест проживания их представителей. Будь то город или глухая тайга.

В этом году проводилось четыре экспедиции по разным территориям Восточной Сибири. Одна из них завела путешественников в глубокую северную тайгу. Там они познакомились с ярким представителем старообрядцев часовенного согласия. Сразу стоит оговориться, что его имени (как и других героев) мы называть не будем, так как последователи этого согласия стремятся не афишировать свои личные данные. Также они стараются не фотографироваться и тем более не попадать в Интернет. Представители же других согласий просто не любят рекламу.

Единственное, что можно сказать о первом герое, — это 40-летний мужчина, у которого 12 детей и большое хозяйство. Место под усадьбу он отвоевал у тайги с помощью топора, трактора и своих трудолюбивых рук.

Часовенные пришли в этот край из Западной Сибири в первой трети XX века. Тогда кругом плотной завесой стояла тайга. Однако им удалось расчистить поля, разбить покосы. Сейчас поселение насчитывает несколько десятков дворов. Это небольшая деревушка, в которой ведется свой устоявшийся уклад жизни. Несмотря на существующие стереотипы, старообрядцы довольно радушно приветили гостей. В доме хозяина, куда пригласили членов экспедиции, было чисто и хлебосольно. При этом на столе стояли угощения, приготовленные только из натуральных домашних и таежных продуктов. Другой еды здесь просто нет.

По словам Александра Кострова, глава семьи в повседневности носит косоворотку, подпоясанную тканым поясом. При этом на каждый случай у него имеется свой комплект одежды: кроме будничного еще есть праздничный и моленный.

— Когда он облачается в косоворотку и моленный кафтан, берет в руку лестовку (старообрядческие четки) и подручник (коврик для земных поклонов), то перед нами в полный рост стоит бородатый XVII век, — рассказывает без доли иронии историк. — То же самое можно сказать и о его жене и детях.

Без телевизора и Интернета

Практически все старообрядцы умеют читать по-церковно­славянски. Кроме того, они знают знаменное пение, которое, к сожалению, у других групп православного населения сегодня находится в забвении. Все семьи живут своим хозяйством и тайгой. При этом не принято брать незаработанные деньги, поэтому здесь не получают детские, пенсии, различные пособия.

Сельскохозяйственный труд у старообрядцев настолько развит, что они могут выращивать даже арбузы. Казалось бы, невозможная роскошь для северных территорий. В сезон они занимаются заготовкой даров леса, но основной достаток имеют за счет большой соболиной охоты. На три месяца мужчины отправляются далеко в тайгу, на охотничьи угодья, добывают соболя, а мех затем сдают. Плюс старообрядцы являются отличными строителями. Они виртуозно владеют техникой деревообработки. И для этого им не нужно специальное образование. Опыт и мастерство перенимаются от старшего поколения.

Одним словом, часовенные — коренные таежники. Тем не менее здесь все же можно увидеть признаки современной цивилизации. Так, например, в хозяйстве имеется техника: бензопилы, снегоходы, лодочные моторы, тракторы и т. д. Все, что необходимо для ведения сельскохозяйственной деятельности и промысла. Зачастую охотугодья находятся за 100 километров от дома, и без снегоходов в 40-градусный мороз по сугробам туда не добраться. Ремонтируют все агрегаты они сами. Поскольку денег на приобретение мощной дорогостоящей техники у старообрядцев нет, они приобретают старую и полностью перебирают ее до винтика. То есть от внешнего мира они берут только «полезную» технику, избегая при этом «бесполезной» и «вредной».

Примечательно, что в таких общинах имеется купец, который поддерживает их связь с внешним миром. Он выезжает в «свет» и закупает все необходимое. Причем его звание — купец, это традиционное слово. По-другому торгового агента здесь не называют.

Все жители говорят на красивом русском языке с архаизмами. Многих современных слов они не знают, и большинство из них никогда не видели советских фильмов. Поэтому когда члены экспедиции между собой приводили ставшие народными цитаты из отечественного кинематографа, часовенные невозмутимо и добродушно интересовались: «И что это? О чем?»

— На самом деле это ценный социокультурный заповедник, в котором сохраняются основы национальной религиозной, социальной и хозяйственной культуры. В доме богатая библиотека церковнославянских книг, иконы в стиле старого письма. Есть свои иконописцы. Службы проходят по старому уставу: вечерня с 17.00 до 19.00 в субботу, а воскресная служба продолжается с 3.00 ночи до 8 утра. При этом моленная во время служб полна людей всех возрастов. Мужчины и женщины, одетые в моленные кафтаны и сарафаны, стоят по разным сторонам храма. От мира они берут лишь то, что им необходимо, а излишки им не нужны. У них нет Интернета, телевизора. Крайне редко старообрядцы пользуются мобильными телефонами. Да и те, что есть, — это кнопочные устройства, единственная функция которых — связь. Причем не все даже их брали в руки. Жители считают, что если необходимо связаться с нужным человеком, можно просто сходить или съездить к нему и поговорить.

Строящийся старообрядческий храм в селе Моты.

«И в городе своих взглядов держатся крепко»

Наряду с таежными старообрядцами, больше всего вписывающимися в идеальное представление о них большинства людей, развиваются и городские общины. Их семьи менее традиционалистские и не такие многодетные, как у таежников. В центре их внимания — сохранение и развитие церковно-религиозной традиции на фоне включения в культуру современного общества.

С этой точки зрения представляют интерес новозыбковские старообрядцы. Их отличительная черта заключается в том, что представители этого согласия проживают как в селах, так и в городах. Они, в отличие от часовенных, пользуются современными коммуникациями: смотрят телевизор, используют Интернет и современные мобильные телефоны. Как говорит настоятель общины, «Бог дал, надо пользоваться». Внешне они не отличаются от других горожан, однако в церковном быту стараются соблюдать все строго. Каждое воскресенье активные представители иркутской общины собираются на службу в домовом храме по адресу ул. Медведева, д. 1. Также строится церковь в с. Моты и ведется работа, направленная на получение участка под строительство большого городского храма. В общину входят представители разных родов из Прибайкалья, Забайкалья, Хакасии, Красноярского края и Алтая. Эти местные и в разное время прибывшие из других регионов семьи заметно обогатили Иркутск, как с точки зрения социального капитала, так и с точки зрения сохранения и развития здесь глубокой традиционной культуры.

В качестве примера профессор ИГУ привел семью одного из активных представителей иркутской городской общины этого согласия. Члены семьи не только знают родословную до седьмого колена, но и поддерживают близкие отношения с близкими и дальними родственниками. Они почтительно относятся к старшему поколению, вместе воспитывают детей от многочисленной родни. В повседневной жизни трудятся на разных профессиональных поприщах: строительство, бухгалтерия, образование и т. д. При этом по каждому из этих направлений имеются достижения, которые в том числе отмечены государственными и общественными наградами. Глава семьи активно занимается общественной деятельностью и имеет широкий круг общения, в который входят как ученые, так и представители разных конфессиональных и культурных групп. Что характерно, в своих многочисленных путешествиях он всегда посещает старообрядческие святыни и местные общины, тем самым стараясь поддержать традицию в разных регионах и ознакомиться с местным опытом ее сохранения. Когда же приходит воскресенье или религиозные праздники, глава семьи надевает моленную одежду и вместе со своими близкими идет в храм или молится дома.

Современный городской старообрядец

Самым городским согласием старообрядчества можно назвать белокриницкое. В качестве примера Александр Костров приводит одну иркутскую предпринимательскую династию.

— Ее глава — городской старообрядец XXI века. Активно занимаясь предпринимательской деятельностью, он в 1994 году вместе с товарищами восстановил историческую общину своего согласия. Взамен изъятого в 1938 году храма было получено здание под церковь (по адресу Баррикад, 109) и чуть позже земельный участок под старообрядческое конфессиональное кладбище. Он был во многих странах, где в том числе изучал мемориальную культуру. Этот опыт он использовал для того, чтобы Покровский старообрядческий погост стал лучшим кладбищем на востоке России. Сегодня большую часть своего дела он передает дочери и внукам. Этот старообрядец активно включен не только в экономические, но и в социокультурные отношения современного общества, — рассказывает Александр Валерьевич.

— Это современный, модно одетый человек, который пользуется всеми благами современной цивилизации. При этом он оказывает благотворительную помощь клубу, в котором занимаются спортом люди с ограниченными возможностями. Также одним из направлений деятельности является помощь мигрантам, в том числе старообрядческим. Сейчас при его активном участии создан попечительский совет, в который вошли ученые, политики, архитекторы, строители и журналисты, объединившиеся для оптимизации развития погоста и строительства новой церкви.

— Сегодня мы воочию видим, насколько старообрядчество разнообразное и многоликое. Его представители проживают и в сельской местности, и в городской агломерации. И всех этих людей из разных старообрядческих согласий и мест проживания объединяет здоровый традиционализм, который предполагает глубокое знание отечественной религиозной и народной культуры, а также стремление к развитию на основе семейных ценностей и любви к Родине. Что меня особенно поражает, так это глубина веры, степень сохранения традиций, их здравомыслие. У них очень взвешенное отношение к себе, к миру, к обществу. Старообрядцы никому не навязывают свои взгляды, но своих взглядов держатся очень крепко. И это вызывает уважение, — подчеркивает Александр Костров.

По словам ученого, старообрядцы стали первыми поборниками системного традиционного патриотизма в нашей истории. Ибо в ситуации, когда нужно сделать выбор, они всегда выбирали свое, а чужое принимали только при необходимости и с условием, что это не навредит отечественному. Поэтому и в современности старообрядцы являются яркими хранителями российской национальной культуры.

baik-info.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о