Черная сопка: Чёрная сопка, Красноярск: лучшие советы перед посещением

Содержание

Вулкан Черная сопка: feelek — LiveJournal

Знали ли вы, что всего в 20 километрах от центра Красноярска есть настоящий вулкан? Потухший, естественно. Называется этот вулкан Черная сопка, или по-хакасски Каратаг. Сегодня я хотел бы показать несколько фотографий, снятых в начале марта во время похода к вершине горы.

1. Черная сопка, высотой 688 метров, является самой высокой точкой в окрестностях Красноярска и видно ее практически из любого района города.

2. Добраться сюда в общем-то несложно. Если нет машины, то можно доехать на электричке или автобусе до деревни Зыково и за пару часов дойти пешком. Если есть машина, то все намного проще — по дороге на Зыково поворачиваем в деревню Лукино и выезжаем на это поле. Дальше идет бездорожъе, проехать не на вездеходе тяжело, особенно летом. Путь пешком от этого поля до вершины занимает около часа.

3. Дорога к вершине идет через лес. Подъем довольно пологий, есть лишь небольшой крутой участок в самом конце, где приходится немного напрячься.

4. Говорят, что Черная сопка является «местом силы». Существует легенда о том, что где-то здесь растет шаманское дерево, обойдя которое человек добавляет себе годы жизни. Еще есть легенда, о зарытом у подножья горы кладе. В общем, место интересное.

5. В годы войны пленные японцы, трудясь на правобережных заводах Красноярска, с тоской смотрели на Черную сопку и вспоминали Фудзияму. Их потомки, приезжая в Красноярск, считают восхождение на вершину этой горы обязательным пунктом в программе.

6. У подножья вершины находится огромная россыпь каменных глыб — курумника. Благодаря этому здесь есть открытое пространство, которое позволяет осмотреться по сторонам.

7. Если бы не курумник, то все заросло бы тайгой, сквозь которую ничего не видно.

8. Зимой смотрится это нагромождения красиво, но ходить по нему практически невозможно. Ноги постоянно проваливаются в засыпанные снегом дыры между камнями.

9. Черная сопка — часть Торгашинского хребта, который начинается в районе Бобрового лога в Красноярске и тянется до Маганска.

10. Вот так собственно выглядит вершина Черной сопки.

11. Вид на город закрывают деревья. Сам город в дымке, чтобы посмотреть на Красноярск с сопки, нужно выбирать просто идеальную погоду. Из-за довольно большого расстояния, даже при небольшой дымке кажется, что все затянуто.

12. Вид в противоположную сторону.

13. Простая сибирская красота.

14. В просветах между деревьями можно разглядеть некоторые районы города.

15. Необычный ракурс на Красноярск. Обычно получается снимать так, что всякие трубы и заводы видны на фоне за жилыми постройками. Здесь все наоборот.

16. Обязательно нужно вернуться сюда в хорошую погоду!

17. Пригороды Красноярска.

18.

19. Кстати, почти везде пишут, что вулкан числится действующим в МЧС. Насколько это правда не знаю.

Черная сопка — отличное место для прогулки выходного дня. Наряду со Столбами и Торгашинским хребтом — это место, которое обязательно стоит посетить!

2042. Черная сопка. Маленький поход выходного дня

Весна нынешнего года запомнится нам подзатянувшимися холодами и своей сыростью. Поэтому как только выдался подходящий день, мы отправились по запланированному маршруту на Черную сопку, которая считается высшей обзорной точкой окрестностей Красноярска.
Все путеводители указывают отправной точкой маршрута ст. Зыково, откуда предполагается пешее следование до вершины, но в нашем распоряжении был личный транспорт, и поэтому удалось подъехать к сопке на достаточно близкое расстояние, что весьма сократило время в пути.
Черная сопка имеет и другое название — Карадаг (или Кара-Даг, хотя встречается и Каратаг), что в переводе с тюркского буквально означает «черная гора». Почему черная? Потому что ее склоны покрывают камни черного цвета — курумник, застывшая лава. Расположена она в восточной части Торгашинского хребта, ее высота 688, 7 м. Вершина Черной сопки имеет крутые склоны почти не покрытые лесом и формой напоминает шапку, выступающую над хребтом, что делает ее видной практически со всех уголков левобережной части города и далеко по трассе, уходящей на восток. Наверное, именно поэтому Черная сопка стала почитаться пленными японцам, попавшим в наши края после окончания Второй мировой войны, так как она напомнила им символ родной страны — Фудзияму.
Кстати, существует легенда, что внутри горы спрятано подземное озеро, которое наплакала знатная девушка, влюбленная в простого пастуха. Он был убит ее родными, которые не пожелали принять их союз.



В первые минуты не могла надышаться воздухом, совсем другим, не городским, свежим, чистым. Шум ветра, голоса птиц надо слушать просто с закрытыми глазами. Да и весенние цветы уже радуют глаз. Пригретые солнцем, вовсю летали бабочки. И даже мохнатые шмели 🙂

Хотя еще кое-где лежал снег…

Природа только-только просыпается. А вот клещи не дремлют. Не забывайте о необходимой защите от них и проверяйте одежду, выходя из леса.

Вот мы и у подножия горы, где начинается более крутой подъем. Камни, тот самый курумник, сначала просто появляются из земли, а затем проявляются все больше и образуют уже каменный склон. Тут встретились заросли дикой смородины и, кажется, даже малины.

Восточный склон Черной сопки усыпан камнями, представляющими собой застывшую магму, которая образовала горную породу «долерит» (это если по-научному).
Все знают, что Черная сопка — это уснувший древний вулкан, хотя, например, Гений Карпов в книге «Нам нельзя повернуть назад…» или Геологические были (1950-2012 гг)» пишет, что Карадаг — это корни древнего вулкана, что не совсем одно и то же. В любом случае, городу Черная сопка ничем не грозит.

Некоторые камни напоминают слоеный пирог, их структура хорошо просматривается.

Вот и небольшой перевал, откуда становится виден город. Но можно и не приглядываться, с макушки горы панорама более впечатляющая. Здесь есть кострище, где можно отдохнуть, чем и пользуются многие.

Вид на восток.

Вершина Черной сопки — это небольшая площадка, где уже оборудована пара скамеек для отдыха. Можно и передохнуть, и фотосессию устроить и перекусить.
Я оказалась там первый раз и, конечно, была очень впечатлена видом, открывшимся с горы. Думаю, бинокль был бы как нельзя кстати, чтобы получить возможность разглядеть все.

Краевед М. Ф. Величко описывал так открывающийся вид:
«Все главные вершины на Столбах просматриваются отсюда в хорошую погоду. Широчайшая панорама города открывается на север и северо-запад, далеко на западе видна Гремячая сопка, а на юге — беспредельное море гористой тайги. Совсем недалеко за Базаихой — более высокая вершина — Абатак, левее, почти на юг от нас, высокая гора Камала. Левее Камалы, по ее восточному склону, есть тропа на Маганскую. Между Камалой и Абатаком — синий провал Базаихи, к ней от Черной сопки ведет хорошо видимый с Каратага Учасовенный лог. На западе можно пересчитать все вершины Торгашинского хребта. Вокруг самой сопки много гор — чуть ли не десяток вершин поднимается на полкилометра над уровнем моря. Местность вокруг сопки сильно изрезана, много логов. И леса тут соответственно разнообразные: то роща берез, то бор сосновый, то клин лиственниц, а то и полоса пихтовников или ельников.
Доводилось в давние года ночевать на сопке, и зрелище ночного города с ее вершины незабываемо на всю жизнь. Море света заливает город, громадным он кажется, как звездная галактика»

Кто знает, может и вам удастся увидеть это зрелище? 🙂

Богащенко, Ю. А. Дорога домой : путеводитель походов выходного дня / Ю. А. Богащенко. — Красноярск : [ВСИТ], 2006. — 36 с., [2] л. ил. с.
Величко, М. Ф. Маленькие путешествия вокруг большого города / М.Ф. Величко. — Красноярск : Книжное издательство, 1989. — 148, [2] с., [8] л. ил. с.
Карпов, Г. П. «Нам нельзя повернуть назад…», или Геологические были (1950-2012 гг.) : записки геолога / Гений Карпов. — Красноярск : [б. и.], 2012. — 159 с.
Рефас, В. Окрестности Красноярска : [о достопримечательных местах] / Виктория Рефас // Наводка туристу : рекламно-информационный журнал. — Красноярск : Технология рекламы, 2010. — № 2. — с. 48-52

Черная сопка и Торгашинский хребет стали памятниками природы краевого значения

На заседании Правительства Красноярского края принято постановление о присвоении статуса памятника природы краевого значения горе Черная Сопка и прилегающей к ней территории Торгашинского хребта в Березовском районе.

Гора Чёрная сопка – это одна из визитных карточек Красноярска, а лесные массивы Торгашинского хребта составляют защитный экологический каркас города. Эти территории популярны у жителей Красноярска как места отдыха и пригородного туризма. Поэтому вопросу их сохранения уделяется особое внимание. Абсолютная высота Черной сопки или Каратаг  — 688,7 метра над уровнем моря. Расположена в непосредственной близости от Красноярска и хорошо видна из многих районов города. Здесь находится давно потухший древний вулкан. После Второй мировой войны он стал предметом поклонения японских пленных, потому что напоминал им родную Фудзияму. Это Черная сопка (Красноярск), о которой ходят многочисленные легенды. Некоторые из них, к примеру, утверждают, что в этом месте спрятан какой-то клад, а другие говорят о том, что здесь есть магическое шаманское дерево.  

Площадь вновь образованной ООПТ составит чуть больше трех тысяч га. Помимо горы Черная сопка, лесных массивов Торгашинского хребта, в ее состав также вошли три пещеры: Барсучья, Скунс и Торгашинская. Эти территории – места обитания животных, растений и грибов, занесенных в Красные книги РФ и Красноярского края. Режим памятника природы предусматривает запрет на рубку зеленых насаждений, добычу полезных ископаемых, ведение буровых, взрывных и горных работ, а также сельскохозяйственной деятельности. Вместе с тем в интересах населения разрешена рекреационная и образовательно-просветительская деятельность, научные геологические исследования, полевые практики студентов, проезд транспортных средств по существующим дорогам.

Фото: открытые источники 

Черная Сопка | Отдыхай в России!

Древний вулкан КАРА-ТАГ

В 20 километрах от Красноярска, на правобережье Енисея в конце Торгашинского хребта возвышается Черная Сопка. Ее еще называют Кара-таг или Кара-даг. Это геологический памятник природы, древний вулкан. Высота сопки 688 метров над уровнем моря и 550 метров над уровнем Енисея.

С вершины Черной сопки в хорошую погоду открывается красивая панорама Красноярска, сопок и холмов. На западе видны скалы заповедника «Столбы». На северо-востоке выступают окраины Енисейского кряжа. У подножия сопки расположены пригородные сёла Лукино, Зыково, Кузнецово.

 

Черная сопка является восточной окраиной Торгашинского хребта, основой которого являются карстовые породы — известняки, в которых много пещер и гротов. А Черная сопка образована магматическими породами, выступающими в виде различного размера плит и осыпей. На Чёрной сопке есть месторождение диорита, используемого в строительстве. Кратер Каратага покрыт черным порфиром, породой, образовавшейся от остывшей лавы после извержения настолько давнего, что склоны горы успели зарасти густым смешанным таежным лесом. Здесь образовалась уникальная биосистема растительного и животного мира.

Черная Сопка, расположившаяся на краю горного хребта, напоминает стража, который охраняет не только вход в бескрайнюю тайгу, но и скрывает множество тайн и легенд. Например, о том, что вода здешних родников обладает особым минеральным составом, способным оказывать оздоравливающе и омолаживающее  воздействие на человека. Есть легенды о подземном озере слез, о спрятанных кладах и шаманском дереве, исполняющем желания. Рассказывают о поклонении горе пленных японцев, увидевших в ее очертаниях сходство с родной Фудзиямой.

Вы можете увидеть всё это своими глазами, приняв участие в экскурсии на Черную сопку – Кара-Таг!

  • Продолжительность экскурсии:  5 -6  часов (с учетом передвижения на автотранспорте)
  • Маршрут (в одну сторону): Авто–25 км, пешеходная часть – 3 км

Индивидуальные экскурсии и экскурсии с сопровождением экскурсовода от гостиницы (предприятия)

Включено: экскурсия, без транспорта/с транспортом

  • 1 человек — 2000/3500
  • 2-3 человека — 1000/1750
  • 4-6 человек — 600/1000

Заказать экскурсию на Черную сопку можно по телефону:

8-902-911-24-33

Рекомендации по походу на Черную Сопку:

  • Отправляться в поход лучше в осенне-зимний период, во-первых,  в это время проходимость дорог лучше; во-вторых, нет опасности быть укушенным таежным клещом
  • Выбирать для похода  удобную, закрытую одежду и обувь
  • Помнить о том, что камни на сопке очень острые, поэтому лучше воздержаться от беготни и прыжков
  • Иногда камни покрыты тонким, не очень заметным ледяным слоем, есть большая опасность поскользнуться
  • На снег лучше не наступать, можно провалиться и пораниться об острые края горной породы
  • Хорошей приметой на благополучное восхождение будет ласковое прикосновение  к скале Верблюд, который «пасется» на Яхонтовой поляне на восточном склоне Черной сопки

Экскурсии в Красноярске

 

Елена Ткач

Вулкан Черная Сопка — On Air — ЖЖ

Мало кто знает, что под Красноярском есть самый настоящий вулкан. Потухший, естественно. Он представляет собой невысокую сопку (максимальная высота — 688 метров над уровнем моря) куполообразной формы, поросшую смешанным лесом с преобладанием хвойных пород, на вершине которой имеются скальные образования (курумы). Располагается в районе села Зыково (юго-восточная окраина Красноярска). Называется сие творение природы — Черная Сопка (плюс, конечно, с десяток наименований на туземных диалектах).

Я, к своему стыду, за двадцать с лишним лет жизни на Черной Сопке не был ни разу. Но тут измученная затяжным отпуском душа запросила активного отдыха, и решено было исправить положение и на сопку таки забраться.

Сначала отправились на разведку. День был ясный, но морозный, к длительным прогулкам не располагающий. До самого подножья вулкана идет лесная дорога с глубокой колеей, разбитая джипперами. В теплое время года там практически постоянное бездорожье. Родственники по лету туда таки пробрались, выглядело это примерно вот так:

Закончилось все сожженным сцеплением и походом за трактором в ближайшую деревню. Зимой состояние дороги менее плачевное, но гарантированно добраться до цели по прежнему можно лишь на джипе. Короче, решили выбрать денек потеплее, доехать до максимально возможной точки без ущерба для автомобиля и дальше рвануть пешком.

Теплый денек выдался скоро, но обернулся снегом, метелью и плохой видимостью. Однако, откладывать поездку не стали. Добрались до Зыково по асфальту, дальше до Лукино по грунтовке и выехали на лесную дорогу. На этот раз Outback уверенно полз по заснеженной колее, так что полдороги мы проехали на колесах. До вершины осталось напрямую всего-то метров 700, но дорога идет в окружную, так что получается порядка двух километров. Это расстояние мы преодолели за 40 минут неспешной пешей прогулки (учитывайте довольно крутой подъем на протяжении всего пути).

Наконец, дорога закончилась, упершись в курумник — нагромождение каменных глыб. По ним забираемся на самую вершину.

В ясную погоду вид отсюда открывается шикарный во все стороны. Но в этот раз нам не повезло — все было в белесой дымке.

Здесь где-то Красноярск спрятался:

А вот то самое Лукино (виден участок дороги через поле к лесу, к подножью сопки):

Горы вокруг замечательные.

На самом вулкане тайга кажется мертвой и безжизненной. Но виной всему, должно быть, отсутствие солнца.

Помимо нас на сопку заползли еще трое лыжников. На обратном пути встретили еще мужчину с ребенком, тоже на лыжах, и группу молодых людей на Буране. Летом народу здесь значительно больше, особенно любят гору местные, благо, им идти недалеко.

В общем, галочку для себя поставили, но обязательно нужно повторить поход летом, виды, полагаю, должны быть намного живописнее.

Считаю, что посещение Черной Сопки необходимо включать в обязательную программу экскурсионного посещения Красноярска и окрестностей, наравне со Столбами и Караульной горой.

Ну а пока я вымучивал пост про вулкан, Жека taras_off Тарасов написал чудесный пост имени меня под названием Красноярск Трип. Там у него и Пушка, и Рыба, и гирлянды из фильма Ёлки, и солнечные фотки со Столбов. Так что, айда к нему.

Отчет о шаманско-вулканической экспедиции на Чёрную сопку

Кто-то слышал о том, что в окрестностях Красноярска есть древний вулкан? А он там есть! Каратаг или Чёрная сопка находится в Березовском районе Красноярского края. Википедия глаголит, что «вулкан считается потухшим, однако в ГО и ЧС он числится действующим». Все мы знаем, что Википедия – та еще врушка, оставим эту информацию на ее совести (красноярские ученые-геоморфологи безаппеляционно утверждают, что древний вулкан давно «мертв»). В любом случае, факт соседства с городом-миллионником в самом сердце Сибири вулкана, пускай и доисторического, – должен вдохновлять путешественников. Из того же интернет-ресурса можно узнать, что «после окончания Второй мировой войны сопка — предмет почитания пленных японцев, которым она напоминала родную Фудзияму». Подогревает интерес к данному месту еще и легенда о Шаманском дереве с магическими свойствами, расположенном на вершине Чёрной сопки. Вот мы и решили нашей мини-командой искательниц приключений отыскать это сакральное дерево. Как? Решили полагаться на интуицию. У эзотериков, ведь, район любого тектонического разлома – место Силы. А значит – шестое чувство там заметно обостряется, что и позволит почувствовать особую энергетику, исходящую от Шаманского дерева.

Итак, любое путешествие начинается с вокзала. В нашем случае, это был Восточный вокзал в Ленинском районе Красноярска. Там мы сели в маршрутное такси и за 20 минут добрались до деревни Зыково. Вышли на конечной и потопали через деревню в направлении Каратага. У местных временами уточняли маршрут, потому что наш вулкан то и дело исчезал из вида за более мелкими многочисленными сопками. Деревенские любезно нам подсказали самый быстрый маршрут, который пролегал далее через поля и лес. Пройдя около 30 минут, я почувствовала, что как-то тяжело идется, хотя подъем был очень плавным.

А Чёрная сопка как-будто все отодвигалась от нас. А растаявший снег на поле и в лесу, превращал дорогу в подобие болота, заставляя нас скакать по кочкам и обходить особенно грязные и мокрые участки. Когда начали подъем непосредственно на саму сопку, дорога проходила через березовый лес потрясающей красоты. Чем выше мы поднимались, тем чаще встречались вкрапления хвойных деревьев. Ну и до сопки – вокруг уже была самая настоящая весна, а на ней – еще зима. Дорога была скользкая и мокрая. С обувью мы как-то прогадали. Нужно было брать исключительно треккинговые водонепроницаемые ботинки. Совсем скоро ноги промокли. Но, так как мы интенсивно двигались – замерзать не успевали.

Не смотря на относительно хорошую физическую подготовку, батарейки у всех троих подсаживались быстро. Мы еле-еле добрались до самого подножия Картага, откуда уже было рукой подать до вершины, но с этого место нужно было уже не идти и карабкаться по заснеженному курумнику. После 15 минутного привала, где мы отдохнули, подкрепились булочками и горячим чаем (взяли три термоса), все таки, решили штурмовать оставшиеся метров 50. Я заметила чьи-то свежие следы, — кто-то совсем не давно поднялся на верх. Решила ступать четко по следам предшественника – снежная корка была очень скользкой, местами наст проваливался под весом тела где-то на 70-100см. А там еще и полости между острых каменных глыб были. Должна признаться, предприятие было очень опасным. Нас спасали многочисленные растения на склоне. За них приходилось все время цепляться. А та странная тяжесть, которая преследовала нас почти весь путь, здесь еще больше усилилась. Иногда я цеплялась рюкзаком или капюшоном за кустарник, да так крепко, что приходилось выпутываться подолгу, снимая с себя снаряжение. У меня было стойкое ощущение, что нас не хотели пускать на гору.

Провалившись в очередной раз и еле восстановив баланс на супер-скользком участке склона, я обратилась к духам местности и попросила нас пропустить. Поговорив с хозяевами местности, я поправила рюкзак, пристегнув его понадежнее. Как потом я поняла, в этот момент мой любимый походный нож и соскользнул с пояса. Но, этот нож оказался своеобразной жертвой духам Чёрной сопки. После этого, вся наша дальнейшая дорога вверх и обратно в Зыково, была очень легкой и приятной. Я даже не расстроилась из-за ножа. Настолько впечатляюща, в итоге, оказалась эта наша однодневная экспедиция.

На самом верху мы встретили еще одну группу искателей приключений. Они снимали ролик. Ушли они в сторону южного склона. Мы это заметили и решили поступить потом так же, ибо спускаться по северному, по которому мы поднялись – это было сродни самоубийству.
На вершине, конечно же, очень красиво.

Оттуда был виден Красноярск, закутанный серым смогом. Пейзаж с южной стороны лично меня привлек гораздо сильнее – солнечные лучи красиво подсвечивали волнообразные силуэты многочисленных сопок. После логичной фотосессии мы спустились на живописную площадку. Разошлись каждая в свою сторону, чтобы в тишине настроиться и уловить тонкие энергии.

Честно, я бы смогла там провести в таком состоянии несколько часов. Очень вдохновляюще. И там слышна тишина. Вот только ради того, чтобы услышать тишину, стоит выбираться в подобные места.
На этой же площадке мы заметили костровище. Это было очень кстати, так как ноги по-прежнему оставались мокрыми. Насобирать сухих веток и разжечь костер не составляла никакого труда. После сушки носков и ботинок костер был тщательно засыпан большим количеством снега. Безопасность тайги превыше всего!

Сухие и сытые три путешественницы наконец-то приступили к выполнению главной миссии нашей эзотерико-поисковой экспедиции. Но, сначала к нам на полянку один за одним поднялись несколько мотоциклистов. Они рассказали, что здесь впервые, их компашка – своеобразный клуб единомышленников. Вот в такие мото-путешествия они обычно отправляются на выходные. Еще одни энтузиасты, которые открывают для себя Красноярский край, такой огромный и такой богатый всевозможными природными, культурными и историческими объектами. Мотоциклисты двинулись дальше, им тоже не терпелось окинуть взглядом территории с самой вершины самой высокой точки красноярских окрестностей.

В поле зрения нам попалось несколько деревьев-кандидатов на звание Шаманского дерева. К нескольким мы подходили, обнимали, подстраивались на древесный лад и шаманские частоты. В итоге, единогласно пришли к выводу, что именно вот это, а не какое другое дерево на вершине этого древнего вулкана – Шаманское. От него даже исходило тепло. И волны спокойствия и умиротворения.
Насладившись чудесными красотами Каратага, мы спустились по живописному южному склону к месту, где ожидали коллеги и «железные кони» повстречавшихся нам на вершине мотоциклистов.

Мы убедились на собственном опыте, что в следующий раз нужно будет к Чёрной сопке заходить со стороны Кузнецово, а не Зыково, и подниматься с юга – легче, быстрее и безопаснее!

Возвращались мы довольные и счастливые, полны ярких впечатлений и точно подзаряженные от вулканического места Силы. Единственным неудобством была совсем подмокшая дорога. Весеннее солнце безжалостно растапливало снег. Воды в ботинках было выше любой ватерлинии. Но, мы же только что обнимали Шаманское дерево. Сила пребывает с нами. На следующий день все чувствовали себя прекрасно и уже планируем следующую экспедицию!

Панорама центра Красноярска, с рекой Енисей и горой Черная Сопка в дальнем правом углу, Россия

{ ссылка: "https://www.loc.gov/pictures/item/2018681810/", thumbnail: { url: "// cdn.loc.gov/service/pnp/ppmsc/04100/04167_150px.jpg", alt: 'Изображение из онлайн-каталога эстампов и фотографий - Библиотека Конгресса' } , download_links: [ { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/ppmsc/04100/04167_150px.jpg ", label: 'Маленькое изображение / gif', мета: 'оригинал [5kb]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/ppmsc/04100/04167r.jpg", label: 'Среднее изображение / jpg', мета: 'оригинал [51кб]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/ppmsc/04100/04167v.jpg", label: 'Большое изображение / jpg', meta: 'оригинал [118kb]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/master/pnp/ppmsc/04100/04167u.tif", label: 'Изображение большего размера / tif', meta: 'оригинал [32.9 МБ] ' } ] }

Панорама центра Красноярска с рекой Енисей и горой Черная Сопка в дальнем правом углу, Россия

  • Название: Панорама центра Красноярска с рекой Енисей и горой Черная Сопка в дальнем правом углу, Россия
  • Создатель (и): Брамфилд, Уильям Крафт, 1944-, фотограф
  • Дата создания / публикации: 1999 г.
  • Средний: 1 слайд: цветной; 35 мм.
  • Номер репродукции: LC-DIG-ppmsc-04167 (цифровой файл из оригинала)
  • Информация о правах: Нет известных ограничений на публикацию. Для получения информации см. «Коллекцию фотографий Брамфилда» (https://hdl.loc.gov/loc.pnp/res.273.brum)
  • Информация о доступе: Используйте цифровое изображение: оригинал слайда хранится в холодильнике для сохранности.
  • Телефонный номер: LC-B05-00461 [P&P]
  • Репозиторий: Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса Вашингтон, округ Колумбия 20540 США
  • Примечания:
    • Название, дата и место из инвентаря фотографа.
    • Номер присвоен фотографом: kras004.
    • Кредитная линия: Коллекция фотографий Брамфилда, Библиотека Конгресса, Отдел эстампов и фотографий.
    • Общая информация о коллекции фотографий Брамфилда доступна по адресу: https://hdl.loc.gov/loc.pnp/pp.brum
    • Является частью: коллекции фотографий Брамфилда.
  • Темы:
  • Формат:
  • Коллекции:
  • Часть: Коллекция фотографий Брамфилда
  • Добавить в закладки эту запись:
    https: // www.loc.gov/pictures/item/2018681810/

Просмотрите запись MARC для этого элемента.

Библиотека Конгресса, как правило, не владеет правами на материалы в свои коллекции и, следовательно, не может предоставить или отказать в разрешении на публиковать или иным образом распространять материал. Для дальнейших прав информацию см. в разделе «Информация о правах» ниже, а также о правах и Страница информации об ограничениях ( http://www.loc.gov/rr/print/res/rights.html ).

  • Консультации по правам : Нет известных ограничений на публикацию. Для получения информации см. «Коллекцию фотографий Брамфилда» https://hdl.loc.gov/loc.pnp/res.273.brum.
  • Номер репродукции : LC-DIG-ppmsc-04167 (цифровой файл из оригинала)
  • Телефонный номер : LC-B05-00461 [P&P]
  • Средний : 1 слайд: цветной; 35 мм.

Если изображение отображается, вы можете загрузить его самостоятельно. (Некоторые изображения отображать только в виде эскизов за пределами Библиотеки Конгресса из-за прав соображений, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайте.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Библиотеку. службы тиражирования Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточные, такие как негативная копия или прозрачная пленка.Если воспроизведение Числовое поле выше включает номер репродукции, который начинается с LC-DIG …, то есть цифровое изображение, которое было сделано напрямую от оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства публикаций целей.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Услуги. Он будет сделан из источника, указанного в скобках после номер.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники и вы хотите, чтобы копия имела цвет или оттенок (при условии, что в оригинале они есть), как правило, вы можете приобрести качественную копию оригинала в цвете, со ссылкой на номер телефона, указанным выше, и включая запись в каталоге («Об этом товаре») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» нет информации выше: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Услуги тиражирования.Укажите номер вызова, указанный выше, и включите запись в каталоге («Об этом элементе») с ваш запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

  • Телефонный номер: LC-B05-00461 [P&P]
  • Средний: 1 слайд: цветной; 35 мм.
  • Информация о доступе: Используйте цифровое изображение: оригинал слайда хранится в холодильнике для сохранности.

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнить квитанцию ​​о звонке в Читальном зале эстампов и фотографий для просмотра оригинального товара (ов). В некоторых случаях суррогатный (замещающее изображение) доступно, часто в виде цифрового изображение, копия оттиска или микрофильма.

  1. Оцифрован ли элемент? (Уменьшенное (маленькое) изображение будет быть видимым слева.)
    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения можно просматривать в большом размере когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения. когда вы находитесь за пределами Библиотеки Конгресса, потому что элемент ограничен в правах или не оценивался ограничения прав.

      В качестве меры по сохранению мы обычно не обслуживаем оригинал при наличии цифрового изображения.если ты есть веские причины посмотреть оригинал, проконсультируйтесь с библиотекарь-справочник. (Иногда оригинал просто слишком хрупкий, чтобы служить. Например, стеклянные и пленочные фотографические. негативы особенно подвержены повреждению. Они также легче увидеть в Интернете, где они представлены как положительные картинки.)

    • Нет, товар не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.

  2. Указывают ли приведенные выше поля с рекомендациями по доступу или номера вызова, что существует нецифровой суррогат, такой как микрофильм или копии?
    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогату.

    • Нет, другого суррогата не существует. Пожалуйста, перейдите к # 3.

  3. Если вы не видите уменьшенное изображение или ссылку на другой суррогатная мать, пожалуйста, заполните квитанцию ​​о звонке в разделе «Распечатки и фотографии». Читальный зал. Во многих случаях оригиналы можно подавать в несколько минут. Другие материалы требуют предварительной записи на потом. в тот же день или в будущем.Справочный персонал может проконсультировать вас в как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться с сотрудниками справочной службы в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей службой «Спросите библиотекаря» или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Панорама центра Красноярска с рекой Енисей и горой Черная Сопка в дальнем левом углу, Россия — оригинал

Библиотека Конгресса не владеет правами на материалы в своих коллекциях.Следовательно, он не лицензирует и не взимает плату за разрешение на использование таких материалов и не может предоставить или отказать в разрешении на публикацию или иное распространение материала.

В конечном счете, исследователь обязан оценить авторские права или другие ограничения на использование и получить разрешение от третьих лиц, когда это необходимо, перед публикацией или иным распространением материалов, найденных в фондах Библиотеки.

Для получения информации о воспроизведении, публикации и цитировании материалов из этой коллекции, а также о доступе к оригинальным материалам см .: William C.Коллекция фотографий Брамфилда — Информация о правах и ограничениях

  • Консультации по правам : Нет известных ограничений на публикацию. Для получения информации см. «Коллекцию фотографий Брамфилда» https://hdl.loc.gov/loc.pnp/res.273.brum.
  • Номер репродукции : LC-DIG-ppmsc-04170 (цифровой файл из оригинала)
  • Телефонный номер : LC-B05-00464
  • Информация о доступе : [u’Используйте цифровое изображение: оригинал слайда хранится в холодильнике для сохранения.’]

Получение копий

Если изображение отображается, вы можете скачать его самостоятельно. (Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов за пределами Библиотеке Конгресса США по соображениям прав человека, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги копирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность.Если вышеприведенное поле «Номер воспроизведения» включает номер воспроизведения, который начинается с LC-DIG …, то есть цифровое изображение, сделанное прямо с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства публикационных целей.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Services. Это будет составлен из источника, указанного в скобках после номера.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники, и вы хотите, чтобы копия показывала цвет или оттенок (если они есть на оригинале), вы обычно можете приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, и включив каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Службу тиражирования.Укажите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о звонках в Распечатках. и Читальный зал фотографий для просмотра оригинала (ов). В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение) доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Оцифрован ли элемент? (Уменьшенное (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть смотреть в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения, когда вы находитесь за пределами библиотеки Конгресс, потому что права на товар ограничены или права на него не оценивались. ограничения.
      В качестве меры по сохранности мы, как правило, не обслуживаем оригинальный товар, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал слишком хрупкий, чтобы его можно было использовать. Например, стекло и пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждению. Их также легче увидеть в Интернете, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, товар не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.
  2. Указывают ли приведенные выше поля с рекомендациями по доступу или Номер вызова, что существует нецифровой суррогат, типа микрофильмов или копий?

    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Пожалуйста, перейдите к # 3.
  3. Если вы не видите миниатюрное изображение или ссылку на другого суррогата, заполните бланк звонка. Читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют записи на более позднее в тот же день или в будущем. Справочный персонал может посоветуют вам как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться со справочным персоналом в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Панорама центра Красноярска с рекой Енисей и горой Черная Сопка слева, Россия

Панорама центра Красноярска с рекой Енисей и горой Черная Сопка в дальнем левом углу, Россия

К 1944 г.- фотограф.Уильям Крафт Брамфилд

Абстрактные

Название, дата и место из инвентаря фотографа. Номер, присвоенный фотографом: kras007. Используйте цифровое изображение: исходный слайд хранится в холодильнике для сохранности. Является частью: коллекции фотографий Уильяма Брамфилда.

Темы: Города и поселки — Россия (Федерация) — 1990-2000 гг., Горы — Россия (Федерация) — 1990-2000 гг.

Год: 1999

Идентификатор OAI: oai: lcoa1.loc.gov: loc.pnp / ppmsc.04170

Скачать PDF:
К сожалению, мы не можем предоставить полный текст, но вы можете найти его на следующее местоположение (а):
  • http: // hdl.loc.gov/loc.pnp/ppm … (внешний ссылка на сайт)
  • http: //lcweb.loc.gov/rr/print / … (внешний ссылка на сайт)

  • Эдвард Перселл | Американский институт физики

    Сопка:

    Это Катерина Сопка. Я навещаю сегодня, 23 ноября 1976 года, профессора Эдварда Перселла в его офисе в лаборатории Лаймана.В интересах составления истории физического факультета Гарварда за последние десятилетия профессор Перселл любезно согласился поделиться со мной своими воспоминаниями о тенденциях и событиях, которые сформировали ход этой истории с момента его прибытия в аспирантуру в 1934 году. Профессор Перселл, возможно, мы можем начать с того, что попросим вас вспомнить свои впечатления от жизни в отделении, когда вы впервые приехали.

    Перселл:

    Что ж, контраст с сегодняшним днем, который стоит наиболее остро, когда я пытаюсь вспомнить, заключается в том, насколько безмятежно малолюдным было это место в те годы, начиная с 34-го, когда я жил.Я, конечно, был очень зеленым, и никогда раньше не был в таком месте, как Гарвард, и раньше изучал инженерное дело, а не физику, хотя у меня всего год был в Германии по физике, так что я видел факультет очень сильно с червя. взглядом, но учеников все равно было не так много. Насколько я помню, было около 20-25 аспирантов. Классы были небольшими. В целом, профессора были очень, очень добрыми, и действительно были очень добрые люди — Сондерс и Ольденберг приходят мне на ум с первого курса.Я ходил на курсы с Кемблом, отличным учителем, хотя и с Чаффи это был не первый год. Я помню, что когда пришло время найти тему диссертации, у меня была комната, целая исследовательская комната, все для меня, даже до того, как у меня появилась тема. Та же самая комната сейчас находится прямо под этой комнатой. Там полно аппаратов и аспирантов. Помню, пикники в те времена были довольно-таки дружескими, дружескими отношениями. Почему-то сильное давление, оказываемое на нынешнего аспиранта, не казалось таким сильным.Дело было не в том, что работы было много, просто было, я думаю, меньше людей. Некоторые из моих самых интенсивных интеллектуальных переживаний в Гарварде были на самом деле — один из них был связан с математикой, где я впервые получил представление о том, что такое математика на самом деле, приняв Math 13, как она тогда называлась. И, конечно же, университет был очень интересным местом для мальчика из Пердью, и я помню, как в качестве одитора мне приходилось слушать лекции Уайтхеда по космологии и тому подобному. Мы жили в общежитиях, а я в разные годы жил в Конант-холле и Перкинс-холле.Для аспирантов не было никаких заведений питания, поэтому мы ходили по разным ресторанчикам на северных участках Массачусетс-авеню. Это было очень, действительно довольно — весело, возможно, не совсем правильное слово, но это было хорошее общение между студентами-математиками и физиками в залах. Я решил написать диссертацию. Ну, сначала профессор Чаффи дал мне тему диссертации. Думаю, я прослушал его курс электронной физики в первый год пребывания здесь.Он дал мне эту тему диссертации, которая на самом деле была бы превосходной темой. В самом деле, если бы у меня хватило ума остаться с ним, это привело бы к изобретению того, что позже было названо омегатроном, примерно на десять лет раньше своего времени. Чаффи подумал, что было бы интересно запустить газовый разряд в магнитном поле, а затем измерить импеданс разряда с помощью ВЧ-моста, и, возможно, вы увидите что-то забавное, происходящее на циклотронной частоте ионов в газе, и если это так, то, очевидно, вы могли бы сделать масс-спектрограф таким же образом.Итак, я начал собирать прибор, чтобы попробовать это, и у меня был действительно очень хорошо собранный прибор — по крайней мере, катушка для магнитного поля и баллон для разряда. И я начал делать много вычислений и убедил себя, что это не сработает, и я принес расчеты Чаффи и показал ему, и аргумент заключался в том, что ион не будет оставаться в поле достаточно долго, чтобы он показывал какие-либо резонанс до столкновений и тому подобных вещей. Мои расчеты убедили Чаффи, и мы бросили эту штуку, что было действительно очень жаль, потому что на самом деле это была хорошая идея, и если бы я только продолжил ее немного дальше, я, скорее всего, наткнулся бы на нее. метод устранения трудностей со сроком службы.И на самом деле это не потребовало бы большого вдохновения, если бы Чаффи изобрел омегатрона. Итак, я, снова оглянувшись, провел несколько экспериментов по предложению Бейнбриджа и, наконец, пришел к предложенной им теме диссертации, которая оказалась выполнимой и интересной, и я сделал это. Но то, что в те дни аспирант мог так ходить по магазинам и иметь отдельную комнату, пока он пробовал различные идеи, довольно резко контрастирует с сегодняшней ситуацией.Курсы были небольшими. Я, конечно, прошел курс Ван Флека по изучению электрической и магнитной восприимчивости, который он читал на основе своей чудесной книги. И Малькольм Хебб и я были единственными зарегистрированными студентами курса. Думаю, аудиторов могли быть один или два. Но Ван читал нам лекции в течение семестра, а затем он назначил задачу по семестру для работы в конце семестра, над которой Малькольм и я буквально потратили следующий год, и которая превратилась в действительно одну из лучших работ для меня ». мое имя когда-либо было связано с.И я помню, что мы сдавали выпускной экзамен, и в те дни выпускные экзамены, конечно, печатались, набирались шрифтом и печатались на печатном станке, и, конечно же, пронумеровались. У нас с Малькольмом были серийный номер 1 и серийный номер 2. Я часто задавался вопросом, как они останавливали печатные машины, прежде чем они получили очень большое количество копий этого экзамена. Но именно поэтому это было действительно чудесное время для аспиранта, с Вэном и Кемблом, а затем, конечно же, с Бриджменом, очень великим человеком, от которого у меня была термодинамика, мой третий курс термодинамики.Первый был сделан в инженерном училище и был полной пародией на эту тему. Следующий в Германии, который действительно открыл глаза, и, наконец, концерт Бриджмена, который открыл глаза во многих других отношениях. К концу 30-х годов циклотрон взял на себя наши интересы, и многие из нас работали над этим, создавая его.

    Сопка:

    Профессор Стрит сказал мне вчера, что вы ответственны за одну конкретную разработку, которая помогла запустить циклотрон в работу.

    Перселл:

    Ну посмотрим как было. Моя работа заключалась в том, чтобы беспокоиться о магните, источнике питания и цепи управления для большого циклотронного магнита — ну, в те дни он был большим. Сейчас он не кажется таким большим. И я построил для этого схему управления с помощью других людей, и мы все работали там, прокладывая проводку и тому подобное. Затем, после того, как циклотрон заработал, я предложил и разработал нововведение, которое представляло собой автоматическую настройку циклотрона, которая была скорее системой типа Руба Голдберга, которая модулировала радиочастоту вращающейся пластиной конденсатора, и ее злобный вой действительно напугал людей в мире. поблизости, и эта штука немного изменила частоту циклотрона вверх и вниз, а затем мы посмотрели на модуляцию тока пучка и использовали фазу этой модуляции для косвенного управления основным генератором, управляя полем на генераторе возбудителя. .Это была система отрицательной обратной связи в те дни, когда большинство людей, особенно я в том числе, не понимали ее. Возможно, в те дни были люди, которые понимали стабильность системы обратной связи, но я не был одним из них. Но я наконец-то заставил его работать, вставив туда и сюда достаточно RC-цепей, чтобы уберечь эту штуку, ммм, сделать ее стабильной. И это сработало. Он автоматически настраивал циклотрон, что на самом деле очень помогло. Но это было очень весело. Я имею в виду, я вспоминаю тот период создания циклотрона.Это, безусловно, один из самых интересных эпизодов в моей профессиональной жизни, когда я многому научился, и я помню, когда мы наконец вытащили луч и как это было тяжело. Конечно, мы копировали Беркли, как и все. Наша машина была немного уменьшенной версией тогдашней машины Беркли, и мы следовали за ними, используя их методы, включая прокладки Беркли, которые вам приходилось толкать, чтобы попытаться вывести балку наружу. Но это была неплохая машина, в немалой степени благодаря очень тщательной разработке Кена Бейнбриджа.Конечно, как и все работавшие на циклотроне в те дни, мы, оглядываясь назад, были до смешного небрежно относились к радиации. Но, к счастью, я думаю, что никто в Гарвардском циклотроне не страдал от каких-либо побочных эффектов, таких как катаракта, которые иногда случались у других людей. Мы выпускаем луч в воздух и фотографируем исцеляющий пучок дейтронов, воздух и прочее. Что ж, вскоре после этого я исчез из Гарварда в Радиационную лабораторию Массачусетского технологического института, так что был период с конца 1940 по конец 1945 года, когда я практически не заходил в лабораторию здесь, и Конечно, в тот период, в период военного времени, здесь деятельность была в основном сосредоточена на обучении военно-морских электронщиков и тому подобного.Не так ли?

    Сопка:

    Да. Курсов продвинутого уровня почти не было. Это все были программы STP армии и флота. Хотя в Радиационной лаборатории в Массачусетском технологическом институте было несколько гарвардских физиков?

    Перселл:

    Ах да. Были, ну давайте посмотрим, сможем ли —

    Сопка:

    Или люди, которые пришли в Гарвард с тех пор.

    Перселл:

    Ну, среди людей, которые приехали туда из Гарварда, были, конечно, Бейнбридж и Стрит.Несколько позже Ферри, который работал в теоретической группе в радиационной лаборатории примерно с 41-го — может быть, 42-го, я не уверен. Посмотрим, а кто еще? Там работал Джек Пирс, который работал здесь с Мимно, Пирсом и Дж. У. Пирсом. Работая в основном с Мимно, Джек Пирс занимался бизнесом Лорана со Стрит. Билл Престон был в Радиационной лаборатории, а после этого здесь было много людей — Швингер, Рэмси и Паунд. Думаю, другие. Я не помню, что случилось со всеми циклотронами.Джек Ливингуд был одним из сотрудников Гарвардского циклотрона; Кертис, Биггс Кертис [?]; и Руби Шерр. Шерр пришел в Radiation Labs. Вот так. Я думаю, а потом поехал в Лос-Аламос, как и Норман Рэмси и Бейнбридж. Что ж, в любом случае, что касается меня, я вообще не знал, что здесь происходит, хотя в Гарварде была так называемая Лаборатория радиоисследований, куда входили и другие гарвардские люди, включая Ван Флека.

    Сопка:

    Да. Я считаю, что Лаборатория радиоисследований занималась антирадаром.

    Перселл:

    Да. Это были радиолокационные контрмеры, как они назывались, там был Феликс Блох, и они были организованы под руководством Фреда Термана. Мы не имели к этому никакого отношения, потому что, поскольку они применяли контрмеры, они были на один уровень выше безопасности и должны были знать, что мы делаем, но мы не должны были знать, что они делают, более или менее. Но так случилось, что моя работа в Радиационной лаборатории имела очень мало отношения к контрмерам, поэтому я почти не обратил внимания на Лабораторию радиоисследований здесь.

    Сопка:

    Чувствовали ли вы, что работа, которую вы проделали в Массачусетском технологическом институте в те годы, значительно способствовала вашему научному развитию, или это была пауза в вашем…?

    Перселл:

    Нет, нет, нет, это было потрясающе — фактически все, чем я занимался с тех пор, все, что я делал после радиационной лаборатории, в моей профессиональной деятельности почти напрямую связано с влиянием работы там.

    Сопка:

    Это очень интересно.

    Перселл:

    Не только работа, но и люди.То есть я провел большую часть войны, работая в группах, с которыми Лави был тесно связан. Фактически, он был самым близким к моему боссу через радиационную лабораторию И. И. Раби, и я очень тесно сотрудничал с людьми, прошедшими через лабораторию Лави, такими как Рэмси и Захария. И я также работал с людьми, которые были в Колумбии во время войны в радиационной лаборатории Колумбии — Келлогом и Кушем, Лэмбом и Нордсиком, так что я — ну, я вижу, что два самых сильных влияния на мою последующую работу оказали знакомство: погружение в физические установки людей из Колумбии, из Колумбийской лаборатории Раби, которая обязательно заставила вас задуматься о резонансах того или иного рода и о том, как вы могли бы их обнаружить.И затем, конечно же, я познакомился со всеми новыми методами микроволновой электроники, особенно с микроволнами, проблемами и вопросами сигналов и шумов и тому подобными вещами, которые были важны во всех экспериментах, которые я собирался проводить в следующие несколько лет. Видите ли, дело было в том, что в радиолокационном бизнесе мы впервые для большинства из нас должны были понять общую проблему отношения сигнал-шум. Как вы подбираете слабый сигнал и какой, в принципе, самый слабый сигнал, который вы можете обнаружить, и т. Д., Чтобы мы могли рассчитать на обратной стороне любого конверта, как мы будем обнаруживать эффект заданной силы .И все послевоенные эксперименты по магнитному резонансу, например, независимо от того, проводились ли они нами или другими людьми, зависели от этого, как и эксперименты в радиоастрономии, включая наблюдение на 21 сантиметре. Все это действительно восходит к тому, что мы узнали, работая над радаром. Сама идея волноводов, которую мы там переняли, для большинства из нас абсолютно нова. Когда мы пошли в радиационную лабораторию, мы понятия не имели о подобных вещах. Несмотря на то, что в начале 30-х я получил образование инженера-электрика, этот материал был для меня совершенно новым, потому что в моем обучении мы никогда не говорили о линиях передачи без потерь, не говоря уже о волноводах.А потом было распространение волн, и это стало очень важным аспектом для радаров, над которыми Ферри работал во время войны. Это было потрясающее образование, и нам фантастически повезло, что мы получили из него огромное преимущество.

    Сопка:

    Что касается радиолокационных исследований во время войны, я предполагаю, что такие люди, как вы, могли видеть общую картину иначе, чем люди, участвовавшие в Манхэттенском проекте, где, если вы не были достаточно высоки в проекте, вы видели только очень Небольшая порция.

    Перселл:

    Думаю, это правда. Конечно, в радиолокационном бизнесе вообще не было внутренних отсеков, только те, которые были созданы из-за недостатка времени и концентрации на одной проблеме в ущерб другой. Но мы были очень близки к подаче заявок с самого начала, в отличие от жителей Манхэттенского округа. То есть сотрудники радиационной лаборатории очень тесно работали с военными, и мы были, помимо этого, мы были очень близки к реальной войне из-за нашей тесной связи с нашими британскими коллегами, которые были в ее гуще, так что В первые же месяцы работы в Radiation Lab у нас были люди, только что вернувшиеся с битвы за Британию, которая тогда рассказывала нам, в чем на самом деле были проблемы, например, при попытке сбить бомбардировщики с помощью ночных истребителей.Позже, во время войны, были филиалы Радиационной лаборатории в Европе — сначала в Великобритании, а затем во Франции после Дня Д.

    Сопка:

    Вы ходили в радиационную лабораторию перед Днем Перл-Харбора?

    Перселл:

    О, да, да, небеса. Нет, радиационная лаборатория, я пошел на радиацию, кажется, в декабре 1940 года.

    Сопка:

    Понятно. На год вперед.

    Перселл:

    На год вперед. И нет, наша первая работа в Radiation Lab заключалась в том, чтобы попытаться создать микроволновый радар для британского ночного истребителя с использованием британского 10-сантиметрового магнетрона, который был изобретен в Бирмингеме Олифантом, Бутом и Рэндольфом и привезен в эту страну Тизардом. миссия и успешно скопирована в Bell Telephone Labs Джимом Фиском и его группой.Итак, это было нашим началом в радарах. В итоге мы получили еще много чего. Конечно, в лаборатории было четыре тысячи человек, но когда я спустился вниз, там было всего 30 человек или около того в комнате, большой комнате [смеется] с этой единственной работой, на которой нужно сосредоточить усилия, хотя я много изобретал. вещей, потому что половину того, что требовалось, мы не знали, как мы собираемся делать. Затем я пробыл довольно долго в радиационной лаборатории, потому что я был одним из той большой группы, которая осталась писать книги, серию радиационных лабораторий, и я думаю, что даже был период, когда я вроде бы половину времени возвращался в Гарвард, а половину — бездельничал. там пытаюсь закончить писать книгу.Но в любом случае мы вернулись в Гарвард, чтобы провести эксперимент ЯМР.

    Сопка:

    Было ли ясно, что вы возвращались в Гарвард все время, пока вы были в Массачусетском технологическом институте, или это нужно было пересмотреть?

    Перселл:

    Ну, в Гарварде я был преподавателем факультета, кажется, в отпуске. Это было то время, когда в течение нескольких лет факультет упраздняли — в ранге — что это было?

    Сопка:

    Доцент?

    Перселл:

    Доцент.Вот так. Доцента не было. Вы были преподавателем факультета, я полагаю, это было пятилетнее назначение. Но прежде чем я вернулся, я помню, как мне предложили постоянную встречу, потому что я помню, что Тед Хант и еще кто-то — может быть, это была улица, нет, я думаю, что Тед Хант пришел ко мне за обедом в радиационной лаборатории, и я видел он — Он, конечно, был вовлечен в подводное место, которое называется звуковая лаборатория или что-то еще, звуковая лаборатория. Он был ее директором.Итак, он пришел, чтобы сказать мне об этом, чтобы спросить, не хочу ли я вернуться в Гарвард в качестве доцента, на что я ответил, что был, и это все, что нужно было сделать. Я не могу вспомнить, не могу датировать это, но, должно быть, это было, я думаю, это было летом 45-го. Я думаю, что это было решено в то время, когда я вернулся, и мы проводили здесь эксперименты с ядерным резонансом, я думаю, что иначе я не был бы так … не был бы так свободен, возвращаясь и используя эти вещи и добиваясь результатов в кратчайшие сроки. магазин.Так что я думаю, что это, наверное, правильно. Мы вернулись, увидели Карри и позаимствовали магнит — старый космический серый магнит для этой цели. И приступил к этой работе осенью 45-го. Хотя все мы, что я имею в виду, Паунд, Торри и я все еще были сотрудниками Radiation Lab. Фактически наша резонансная полость, в которой мы провели первый эксперимент, была сделана в Радиационной лаборатории в механическом цехе. В нашей первой публикации мы указаны как сотрудники радиационной лаборатории, а не из Гарварда.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    На самом деле я пытался одолжить магнит в Массачусетском технологическом институте, но безуспешно. Вот почему нам пришлось вернуться и сделать это здесь. Мы бы сделали это там, внизу, если бы кто-нибудь дал нам —

    Сопка:

    Они согласились сделать вашу полость, но не разрешили вам использовать -?

    Перселл:

    Нет, они согласились сделать нашу полость. Всего было произведено

    Сопка:

    О. Без ведома.

    Перселл:

    Ну, группа IF, механический цех, да, они привыкли делать полости, а Паунд просто вставил чертеж и сделал его.Так что они заставили парня сделать эту полость. Я встретил парня всего неделю назад, который сделал это. У нас было большое воссоединение радиационной лаборатории в Массачусетском технологическом институте.

    Сопка:

    О, я читал об этом, да.

    Перселл:

    Ага. И этот парень подошел ко мне и сказал: «Знаешь, я сделал эту полость». Он был машинистом в цехе Группы 53, в котором его производили.

    Сопка:

    Сколько людей пришло на то воссоединение?

    Перселл:

    И я сказал ему, что это сейчас в Смитсоновском институте.Он мог пойти посмотреть, если бы захотел. Более трех-четырехсот человек. Ага. Это было интересное дело. Лави был там, и ДюБридж, Киллиан и Джерри Вайснер [?], Конечно, много стариков приехали туда. Х. Гиффорд Стивер [?].

    Сопка:

    О. NSF.

    Перселл:

    Боб Дики. Многих людей я давно не видел. Старею. Что ж, когда мы вернулись в Гарвард после войны, конечно, для меня это было очень захватывающее время, потому что мы были в ядерном резонансе, и все действительно происходило.Боб Паунд вернулся со мной в качестве младшего научного сотрудника, и мы все были полны микроволновок и всего остального, и, конечно же, в то время, когда в ядерной физике весь мир открывался самым захватывающим образом, так что были так много вещей, которые нужно сделать и научить. Компьютер Mark I был здесь, а затем ушел — Он продержался здесь большую часть войны, не так ли, Mark I?

    Сопка:

    Я считаю, что он начал работать во время войны.

    Перселл:

    Во время войны.Вот так. Большую часть времени он выполнял функции Бесселя порядка одной трети, и для этого была веская причина. Одно из неожиданных явлений в микроволновом радаре называлось улавливанием, когда радиолокационные волны обычно шли по прямым линиям и поэтому не могли видеть корабль вокруг горизонта, а иногда видели вокруг горизонта на сто двести миль из-за того, что Как оказалось, тот факт, что в нижних нескольких сотнях футов земной атмосферы над океаном есть градиент водяного пара, и это создает градиент показателя преломления, который способен улавливать и направлять волну вдоль поверхности .И теория этого, над которой работал Венделл Ферри, является одним из ведущих разработчиков теории этого явления; распространение в таком канале включает функции Бесселя порядка одной трети. А поскольку компьютер владел военно-морским флотом, по крайней мере, Ховард Эйкен был к тому времени командующим, а флот имел вид на океан и использовал для этого радар. Функции Бесселя порядка одной трети были предметом высокого приоритета. Конечно, когда мы вернулись, это было еще до того, как настала настоящая эра компьютеров в физике. Итак, мы вернулись и обнаружили, что исследования ионосферы, которые были очень важны в Гарварде в 30-х годах под руководством Мимно и Пирса, работавшего под руководством Мимно, все еще продолжались, и это было довольно неприятно, потому что Паунд и я пытались провести ядерный резонанс. эксперименты здесь, в лаборатории Лаймана, которые требовали довольно хороших приемников и подавления шума, и все такое, довольно тонкие электрические измерения, и антенны наверху лаборатории посылали эти микросекундные импульсы в ионосферу, вы знаете, которые просто производили шум по всему спектру.И после того, как мы довольно долго терпели это вмешательство, мы, наконец, получили достаточно влияния (как они сказали бы сейчас), чтобы заставить Мимно перенести свое шоу в страну.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    И выключите те ужасные импульсы, которые размазывали чернила по всей пластинке эстолен [?] И ангус [?]. Это было, безусловно, захватывающее время, те годы, которые, конечно, были также годами, когда здесь расширялась аспирантура, и, конечно же, годы, когда те из нас, кто вернулся в качестве молодых учителей, полных энтузиазма и всего остального, имели чудесные опыт того, чтобы преподавать те вернувшиеся солдаты, которые так сильно стремились учиться, знаете, так много работать.Я никогда не видел ничего подобного ни до, ни после, уж точно не с тех пор.

    Сопка:

    Классы конечно были большие.

    Перселл:

    Ага.

    Сопка:

    Вы знаете, я учился в вашем 28 классе физики — в 1947-48 годах.

    Перселл:

    Верно, верно. Вы хорошо помните тех людей. Они были просто фантастическими. Я имею в виду, они будут работать так, как будто, вы знаете, просто не было ничего, что вы могли бы им дать, они бы не стали делать, и — Ага. Ну, вакуумная лампа по-прежнему была королем.Книга Чаффи все еще была полна важного материала. Сондерс ушел в отставку во время войны — не так ли? — когда-то. Он ушел.

    Сопка:

    Сондерс, по-моему, вышел на пенсию в 41-м —

    Перселл:

    Может это был 41 год, что-то в этом роде.

    Сопка:

    Кембл стал председателем.

    Перселл:

    Кембл стал председателем. Вот так.

    Сопка:

    Видимо тогда было изменение. Сондерс был председателем в течение 15 лет, так что с тех пор председательство стало краткосрочным.

    Перселл:

    Ага. Что ж, Сондерс, конечно, был замечательным человеком, чтобы стать председателем для молодого аспиранта. Я вспоминаю его с большой любовью, и он был ужасно мил с нами. Мы с женой поженились в 37 году. У меня даже не было докторской степени. все же. Я был просто аспирантом. Знаете, половину рабочего дня преподавал, и Сондерс помог нам найти жилье, а затем летом 37-го они позволили нам жить в их доме на Беркли-плейс все лето, пока они уехали в Ирландию.И о, это было фантастически. С тех пор мы никогда в жизни не достигали такого уровня жизни. К нам приходили садовник, который заботился о земле, и женщина, которая приходила и убирала, и все, что нам нужно было сделать, это поддерживать ванночки для птиц полными. Вы помните, он был очень серьезным птичьим человеком.

    Сопка:

    Я этого не знал.

    Перселл:

    Да. Они объединили птиц, он и его жена. Это было одно из его многочисленных увлечений. Конечно, музыка, как известно, для него очень важное хобби, и он уже начал заниматься скрипками.

    Сопка:

    Да, в тот период.

    Перселл:

    В конце 30-х гг. В конце 30-х он играл на скрипке. Правильно. У него был анализатор спектра, анализатор акустического спектра, здесь, у подножия лестницы, в Крафт, в той комнате. И если вы спуститесь в подвал, и как раз за этой дверью будет его дело. На одном уровне с Mark I.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    Конечно, до Mark I там была эта знаменитая батарея.Кто-нибудь записал это в ваши записи?

    Сопка:

    Нет, нет.

    Перселл:

    Аккумулятор на 100000 вольт?

    Сопка:

    Я читал, что он был, но не разговаривал ни с кем, кто его видел.

    Перселл:

    О, это была фантастическая вещь. Это заполнило комнату, которая позже была занята компьютером Mark I, в подвале Лаймана на восточной стороне. Деньги на это были отданы профессору Дуэйну, который проделал эту знаменитую работу по определению коротковолнового предела рентгеновского спектра, и он должен был использовать это для своих рентгеновских трубок, чтобы у него было очень постоянное высокое напряжение. источник.И это было построено — я не знаю, оно уже было здесь, когда я приехал в аспирантуру, но тогда ему было не больше нескольких лет. Дуэйн умер — когда это было?

    Сопка:

    Он умер около 1938 года, но его работа —

    Перселл:

    Он был на пенсии, потому что я никогда не помню, чтобы видел Дуэйна аспирантом.

    Сопка:

    По состоянию здоровья —

    Перселл:

    Да.

    Сопка:

    — примерно с 1930 г.

    Перселл:

    Да.

    Сопка:

    Его закон Duane-Hunt был принят еще в 1916 году —

    Перселл:

    Да.

    Сопка:

    — значит, эта батарея, о которой вы говорите, была чем-то, что существовало до постройки лаборатории Лаймана?

    Перселл:

    Не думаю. Не понимаю, как это могло быть, оно было таким большим.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    И он выглядел очень новым, и он был очень элегантно сложен стопками, как стопки книг в библиотеке.Вы знаете, вся комната была забита этими стопками. Я имею в виду, это было 50 000 свинцово-кислотных клеток. Каждая ячейка представляла собой небольшую стеклянную бутылку диаметром 2 или 3 дюйма и высотой, возможно, 7 дюймов. И было 50 000 таких вещей, которые были очень аккуратно нанизаны и соединены с шинами разными способами, так что все это можно было соединить последовательно или две половинки параллельно. У нас был парень по имени Чарли Ланза, лаборант, а также брат Сэм Ланза. Я думаю, что это Чарли Ланца, который работал с этой батареей, был одной из его основных задач, потому что вы знаете, что он ходил и наливал воду, а на содержание 50 000 ячеек уходит довольно много времени.Но к тому времени, когда я был аспирантом, по крайней мере, к тому времени, когда я писал свою диссертацию, батарея подверглась определенному разграблению, потому что люди время от времени входили и уходили с силой в несколько тысяч вольт.

    Сопка:

    О.

    Перселл:

    Потому что это было, видите ли, незадолго до того, как появились источники питания, регулируемые с помощью вакуумных ламп, и если вам нужен действительно стабильный источник постоянного тока, скажем, 1936-1935 годы, не было ничего лучше, чем несколько сотен натянутых батарей по 2 В. все вместе.

    Сопка:

    Это связано с батареей Байерли.

    Перселл:

    Да. Ну, у нас были батарейные источники для лабораторий для постоянного тока, но я думаю, что, вероятно, вещь Байерли была просто батареей на 50 вольт или что-то в этом роде, вероятно, или это была не очень высоковольтная батарея.

    Сопка:

    Было выше 50 вольт, 50 вольт. Мне нужно посмотреть, смогу ли я определить, насколько высоко.

    Перселл:

    Ну, конечно, есть вещь, о которой я упоминал вам некоторое время назад, что я в своем изумлении узнал, что в — когда это было? — В 1900 году в Джефферсоне была сделана батарея на 20 000 вольт, которую использовал тот парень, который повторял эксперимент Роланда.

    Сопка:

    Эдвин Адамс.

    Перселл:

    Эдвин Адамс, да.

    Сопка:

    Кто оказался в Принстоне.

    Перселл:

    Да, это верно, и, согласно его рассказам, он использовал в своем эксперименте батарею на 20 000 вольт, которую профессор Троубридж, по-видимому, построил в Джефферсоне, что является немалым элементом оборудования.

    Сопка:

    Перселл:

    Что ж, с этим случилось то, что примерно, должно быть, это было примерно в 1936 году, внезапно стало очевидно, что регулируемый источник питания будет волной будущего, и на самом деле окончательная статья об этом была написана Хантом и Хикманом, очень важная ссылка.Роджер Хикман и Тед Хант написали статью о регулировании источников напряжения на электронных лампах или что-то в этом роде, которая была основной библией для построения и теории регулируемых источников питания. И стало ясно, что если вам когда-либо понадобится очень точная 100 000 вольт постоянного тока, нужно сделать регулируемый источник питания, который будет стоить меньше, чем то, что мы платили Чарли Ланце за обслуживание батареи. Так что, хотя вещь была в идеальном рабочем состоянии, было ясно, что держать ее неэкономично.И я помню, как в то время я видел, как грузовики останавливались прямо здесь, за углом Лаймана, и просто выгребали эти сотни бутылок, и грузовик тронулся с места —

    Сопка:

    Его просто выбросили.

    Перселл:

    Просто утилизировано, завалено тонной стеклянных бутылочек. Они все бросили — это единственное рациональное решение на тот момент.

    Сопка:

    Да.

    Перселл:

    В то время его фактически никто не использовал, но если бы они хотели его использовать, было бы безумием делать это, делать блок питания.Так что они выбросили его, а потом, конечно, вылили. Я уверен, что одним из аргументов было то, что если мы выбросим его, у нас будет огромная комната, а затем освободится место для других вещей. И вскоре после этого я переехал — Марк я уже был на ветру, когда батарея была утилизирована, я не уверен. У меня сложилось впечатление, что разрушение батареи произошло до Mark I, что в конце концов; У Айкена не было этой идеи до 39-го, но —

    .

    Сопка:

    Я так считаю. Мне сказали, что Mark I на самом деле был построен в лабораториях IBM в Эндикотте и был отправлен в готовом виде в подвал Гарварда.

    Перселл:

    Ага, ладно. Итак, разрушение батареи произошло до — я не знаю, что было в комнате тогда между, после того, как батарея была — это был период, когда я тогда был инструктором. Я получил докторскую степень. в ’38 и ’38-39 я был инструктором, а мы с Джеком Ливингудом делили офис в Джефферсоне, пока мы оба работали на циклотроне. Учение, которое я помню из этого — Ну, я думаю, что первое мое обучение в Гарварде было у Н. Х. Блэка.

    Сопка:

    Да, вполне вероятно.

    Перселл:

    Я был преподавателем по физике Б.

    Сопка:

    Да, это был его курс.

    Перселл:

    Который он провел очень хорошо спланированным и организованным способом. Так было, когда я … думаю, в 37-м, наверное, я впервые учил этому. Я был инструктором лаборатории. Лаборатория была там, где сейчас наша чайная, знаете, в конце здания. Это была старая лаборатория физики B.

    Сопка:

    Я этого не знал.Я изучал физику B в Рэдклиффе, где у нас также был профессор Блэк.

    Перселл:

    Позже эта комната стала нашей студенческой библиотекой.

    Сопка:

    Да.

    Перселл:

    Это была лаборатория Физики Б. Ага. В Рэдклиффе, конечно, все было сдано вдвое. И он провел этот хорошо организованный курс. На самом деле он был … Я очень уважаю Блэка. Он, конечно, не очень хорошо разбирался в физике, и, конечно, не был тем, кого мы сейчас наняли бы — о, это было в значительной степени практической физикой, вроде физики в средней школе.Но не все так плохо, и —

    Сопка:

    Возможно, вас позабавит то, что я сделаю небольшой комментарий по поводу Блэка.

    Перселл:

    Ага.

    Сопка:

    В конце года мы с одноклассником решили, что физика для нас, и пошли ему рассказать. Мы думали, что он будет доволен.

    Перселл:

    Да.

    Сопка:

    То, что на его базе две девушки собираются на физику.И у него появилось самое своеобразное выражение лица, и он сказал: «Но физика — не место для женщины. Почему бы тебе не пойти и не заняться химией или биологией?» Что ж, этой конкретной реакции было достаточно, чтобы подтвердить любые сомнения, которые у меня, возможно, были в моей голове, физика была для меня. [смеется]

    Перселл:

    Очень хорошо. Нет, я могу представить, как он это говорит. Конечно, он был очень старомоден в своих взглядах на подобные вещи. Он приехал, знаете ли, из «Роксбери Латынь», где он был учителем Конанта.

    Сопка:

    О нет, я этого не знал. Я знал, что он преподавал, Блэк преподавал в средних школах.

    Перселл:

    Нет, он был довольно известным учителем средней школы, и, как я уже сказал, юный Конант учился в его классе, латынь Роксбери, я почти уверен, что это так. И Конант привел его в Гарвард.

    Сопка:

    О.

    Перселл:

    Одним из первых и первых шагов, которые Конант сделал в качестве президента, привел Блэка в Педагогическую школу.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    И Блэк должен был быть учителем педагогической школы. А Блэку это не понравилось в педагогической школе. К его чести, он обнаружил, что то, что там происходит, не было… Итак, он пришел и прочитал элементарные курсы физики. И он оставался доцентом, знаете ли, всю свою жизнь.

    Сопка:

    Да, я знал, что он никогда не проводил никаких исследований.

    Перселл:

    Он никогда не проводил никаких исследований, никогда не притворялся.Как я уже сказал, я очень уважал его, потому что, несмотря на все его ограничения, он был очень прямолинейным, скромным, знаете ли, и отличным, замечательным персонажем.

    Сопка:

    И, конечно же, для физики этого уровня он был очень эффективным учителем.

    Перселл:

    Очень эффективно, да, да. Это был хорошо организованный курс. Студенты всегда знали, как вы себя помните, какой он —

    Сопка:

    И у него было по крайней мере две книги, которые он написал.

    Перселл:

    О, у него было бесчисленное количество книг. Вы знаете его книги — я изучал физику в средней школе по его книге «Блэк и Дэвис», которая была учебником по физике в средней школе 1920-х годов. В этом нет никаких сомнений. А потом у него была книга по химии, которую он написал вместе с Конантом. Я уверен, что Конант написал большую часть книги, но — а Харви Дэвис, который был Дэвисом Блэка и Дэвиса, тогда был в Гарварде, деканом инженерного факультета или кем-то в этом роде. Но книги Блэка разошлись тиражом более 2 миллионов экземпляров, что я узнал однажды.

    Сопка:

    О. Потому что тогда у него также была книга по элементарной физике, которая была написана как раз под его собственным именем.

    Перселл:

    Да. Я думаю, это называется «Практическая физика», что-то в этом роде. Эту книгу мы использовали в Physics B.

    .

    Сопка:

    Да.

    Перселл:

    Верно. Это школьная книга «Блэк и Дэвис», а «Блэк и Конант» — учебник по химии. Это были своего рода учебники для средней школы даже по тем временам, но они были практичными.Вы узнали, как работает автомобиль, и тому подобное.

    Сопка:

    Конечно.

    Перселл:

    А потом я работал под руководством Сондерса над всей Physics C, что, я думаю, вы знаете [???].

    Сопка:

    Physics C, согласно каталогу, была открыта только для студентов, которые уже изучали физику в средней школе.

    Перселл:

    Да-да. Physics C была настоящим эквивалентом Physics 12.

    Сопка:

    Да.

    Перселл:

    И Physics B была настоящим эквивалентом — была эквивалентом нынешней Physics I, очень параллельной вещью. Премеды забирали физику Б, а люди, которые раньше не знали физики, не собирались брать ее снова и должны были это делать по той или иной причине. Они были по физике B. Но по физике C был Сондерс, и это было отличным образованием для будущего учителя физики, потому что Сондерс был человеком, который разговаривал с великим — или очень любезным и очаровательным человеком.И я помню его знаменитые лекции по акустике в Physics C, вы знаете, когда он играл на инструментах и ​​тому подобное. Один раз он — если вы помните демонстрацию под названием «Chladni Plates»?

    Сопка:

    Да.

    Перселл:

    Знаете, где у вас такие —

    Сопка:

    Паттерны которые звучат —

    Перселл:

    Узоры. Да, да, у вас есть квадратная тарелка, круглая тарелка и треугольная тарелка, а затем вы посыпаете их песком и гладите их луком —

    Сопка:

    Да.

    Перселл:

    И тогда вы получите эти шаблоны.

    Сопка:

    Узоры.

    Перселл:

    Я видел, как это делал Сондерс, и это выглядело абсолютно несложным. Знаете, в этом нет ничего особенного. И в том семестре, в одном семестре он собирался отсутствовать, должен был пойти на собрание или что-то в этом роде, и он попросил меня прочитать лекцию, ту конкретную лекцию. Итак, накануне я тренировался. Я пошел туда, вытащил пластины Хладни, достал лук, посыпал пластины песком, и я вообще не мог заставить узоры выходить наружу.Вы знаете, и это был беспорядок! И чем больше я старался, тем хуже становилось. И я попробовал это на лекции, и это тоже не сработало. И, конечно, но Сондерс был, вы знаете, он был музыкантом, играл на альте, и когда он взял смычок в руку —

    Сопка:

    Он знал, что с этим делать.

    Перселл:

    — он знал, что с этим делать, тогда как — [смеется] О боже. И все остальное. Дуть — я думаю, вам пришлось дуть на кларнете или что-то в этом роде, и это было настоящим фиаско.Ну, и конечно же Лайман был рядом. Когда я был аспирантом, я слушал лекции Лаймана по оптике, физической оптике.

    Сопка:

    О.

    Перселл:

    И тогда Лайман был фигурой там, всегда на коллоквиуме, он сидел там, в первом ряду. Конечно, Лайман дал бы вам тот же совет, что, вероятно, сделал Блэк, относительно специализации в области физики.

    Сопка:

    Это очень вероятно, потому что я нашел письмо, которое Берген Дэвис написал Лайману о девушке, которая получила степень у Бергена Дэвиса, ее степень бакалавра, и искала работу в аспирантуре, и она была из района Бостона.А Берген Дэвис написала Лайман и предложила ей поступить в аспирантуру Гарварда. Лайман ответил, суть в том, что он не знал, как справиться с женщиной в Гарварде [смеется].

    Перселл:

    Верно, верно.

    Сопка:

    У них никогда не было ни одной, и он не знал, что он будет с ней делать, если она приедет, и не могла ли она пойти куда-нибудь еще!

    Перселл:

    Однажды, много лет назад, я думал о Лаймане, и я был на коллоквиуме или семинаре, или один из наших очень ярких физиков сидел там и кормил ребенка, понимаете, спокойно, но я думал о Лаймане, который там повернулся и увидел этого [ смеется].Он был очень достойным джентльменом.

    Сопка:

    Очевидно, Лайман никогда не был женат.

    Перселл:

    О нет, он никогда не был женат. Нет, нет. Он был … Как и профессор Холл.

    Сопка:

    О, я никогда об этом не подозревал.

    Перселл:

    Профессор Холл тоже был интересной фигурой в те годы, когда я был аспирантом.

    Сопка:

    Он все еще был здесь, но ушел на пенсию.

    Перселл:

    О нет.Понимаете, он каждый день приходил в лабораторию и проводил эксперименты с эффектом Холла.

    Сопка:

    Я не знал, что он все еще был активен в 30-е годы.

    Перселл:

    Ах да, да. Он не произвел ничего особенного, но у него была комната, которая, как я полагаю, является офисом Артура Джаффе прямо здесь.

    Сопка:

    Да?

    Перселл:

    Хотя сейчас это комната поменьше. И в этой комнате у него был магнит, и он исследовал различные эффекты, вы знаете, эффекта Холла и т. Д.в этом магните.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    И он… к тому времени он был довольно стар. Когда я был аспирантом, он действительно был довольно старым. Его руки немного дрожали. Но у него был магнит, закрепленный на деревянных направляющих, так что, когда он собрал свой маленький образец и все такое, если бы он мог запустить его в направляющей, он мог бы хорошо вставить его в магнит.

    Сопка:

    О. Хорошо для него.

    Перселл:

    И у него были термопары и гальванометры, и он работал там сам, делая это.И он приходил в лабораторию каждый день, а днем ​​он заходил в исследовательскую библиотеку и вздремнул, откинувшись на спинку стула в углу, и вздремнул. И вы знаете, поскольку я сам приближаюсь к этому возрасту, я говорю, что это очень и очень хорошее занятие. На самом деле я помню историю о нем, что он был человеком с … очень ненавязчивым, мало говорил, но у него было какое-то сухое чувство юмора, когда он говорил. У меня был коллега, у меня был друг, который учился в аспирантуре, когда я был аспирантом, очень дерзкий парень, правда — в те дни, потом в наши дни — но он был очарован профессором Холлом и однажды он сказал профессору Холлу что-то вот так: «Профессор Холл, кажется странным, что после всей проделанной вами выдающейся работы вы не можете расслабиться, что вы все еще приходите в лабораторию каждый день и работаете», ну, знаете, что-то в этом роде.На что Холл просто посмотрел на него с каким-то мерцанием в глазах и ответил, он сказал: «Ну, — сказал он, — ты же видишь, я должен быть возле туалета». [смех]

    Сопка:

    Как очень приземленный джентльмен.

    Перселл:

    Он положил его [смеется].

    Сопка:

    Я был впечатлен долголетием физического факультета Гарварда.

    Перселл:

    О да, боже мой.

    Сопка:

    И не только их физическое, но и исследовательское долголетие.

    Перселл:

    Да. Я помню ужасный кризис в то время, когда кто-то — Холл изготовил свои термопары из определенной катушки манганина и опережающей проволоки, какую бы комбинацию он ни использовал, на складе, где у них были, вы знаете, катушки разных типов — И он сделал это. по очень хорошей причине, что вы не хотели каждый раз откалибровать заново. Вы хотите использовать тот же сплав.

    Сопка:

    Да.

    Перселл:

    И какой-то аспирант проверил ту катушку с проволокой на складе, и ее не было.Какое-то время действительно летели искры. Не знаю, вернул он его или нет. Нет, Холл был чудаком. Видите ли, в определенном смысле он никогда не понимал теорию эффекта Холла, потому что эффект Холла на самом деле объяснялся только квантовой механикой.

    Сопка:

    Да. Вот так. Так что для него было бы слишком поздно.

    Перселл:

    И у него была теория, он разработал свою собственную теорию, которую он назвал дуальной теорией проводимости. У него была небольшая книга об этом.Вероятно, он должен быть еще в библиотеке — двойственная теория проводимости.

    Сопка:

    О. Я должен это найти.

    Перселл:

    Ага. И я помню один раз, когда это должно было быть — я могу датировать это почти, это должен был быть 38-й или 37-й год. Когда Р. Х. Фаулер был здесь, он давал коллоквиум — вы знаете, великий британский физик-теоретик Р. Х. Фаулер. И Фаулер говорил о чем-то, имеющем отношение к электронной теории металлов. Я забываю точную тему.И профессор Холл сидел в первом ряду, где всегда сидел, и в конце выступления, в период вопросов, профессор Холл пробормотал какой-то вопрос, на который он не ответил, вы знаете, показывая свое общее отсутствие энтузиазма в отношении происходящего. на, на что Фаулер, возможно, сказал самый изящный ответ. Он сказал: «Ну, профессор Холл, — сказал он, — я думаю, вам понравится эта теория, потому что это первая теория, объясняющая положительные коэффициенты Холла». [смеется] Конечно, Сондерс продолжал преподавать еще много лет после того, как покинул Гарвард на горе Холиок.

    Сопка:

    О, я не знал об этом.

    Перселл:

    Ах да. Сондерс удалился на гору Холиок.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    И он и его жена построили дом в Саут-Хэдли. Я думаю, может быть, у нее там была какая-то связь. Не знаю, раньше у них были какие-то связи с горой Холиок, и Сондерс преподавал там много-много лет.

    Сопка:

    О.

    Перселл:

    В те дни мы ездили к ним в гости.

    Сопка:

    Я считаю, что Сондерс жил до 1960 или 61 года.

    Перселл:

    Да, и конечно она умерла пару лет назад.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    И там он очень серьезно продолжил свою скрипичную работу. Так что он тоже входит в список долголетия.

    Сопка:

    Природа физики, безусловно, изменилась с точки зрения того, что делать, если человек работает физиком на физическом факультете Гарварда.

    Перселл:

    Ну, да, инструменты, конечно, другие, так что экспериментальная работа теперь использует гораздо более мощные вспомогательные средства, так что каждый эксперимент украшен вещами, которых у нас не было — онлайн-компьютерами и вакуумными насосами, в отличие от старых, и прочим. как это. Но я этого не вижу, я не чувствую, что это действительно что-то изменится.

    Сопка:

    Нет, но разве не кажется, что многие вещи, которые не могут быть выполнены на физическом факультете, например, если кто-то хочет изучать скрипки или трубы, будет ли это сделано на физическом факультете? Где бы вы это сделали?

    Перселл:

    Ну, это делается на некоторых факультетах физики.Я имею в виду, что не так много людей делают это, потому что я не думаю, что этим можно так много заниматься, но есть два или три человека, таких как Артур Бенаде из Case, чья карьера была связана с физикой инструментов.

    Сопка:

    Ах да. Я помню его книгу.

    Перселл:

    И это … это не то, что мы когда-либо … На самом деле, Сондерс не думал, что он делает, что это было … Это было своего рода хобби в конце его карьеры, так сказать, я думаю, даже когда оно началось прямо здесь в отделении.Хотя в то время это было интересно, потому что он намного опередил других в изучении среды акустического спектра, чтобы найти эту новую технику, а затем новую технику для решения проблемы. Ну не знаю. Если вы — высокоэнергетическая работа, конечно, развила совсем другой стиль, потому что тот, который, возможно, можно было предсказать еще в 30-х годах, потому что сейчас машины настолько велики, что их нельзя использовать в университетах, и поэтому люди должны делать свою работу за счет этого огромного сотрудничества в больших лабораториях.В то время как в 30-е годы и в первые послевоенные годы, если бы вы были физическим факультетом, у вас был бы свой собственный циклотрон, и я думаю, что физика вышла из циклотрона в Беркли или циклотрона в Чикаго, вы знаете, или из —

    Сопка:

    Вы имели какое-либо отношение к строительству послевоенного циклотрона в Гарварде?

    Перселл:

    Нет, ничего.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    К тому времени я был полностью поглощен ядерным магнитным резонансом.Я знал о планировании и слышал, как люди его обсуждают, но я не знал —

    Сопка:

    Вы не несете ответственности.

    Перселл:

    Я не нес никакой ответственности и вообще не участвовал в этом.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    Теоретическая физика, конечно, есть — я полагаю, можно сказать, что и здесь есть изменения в стиле, но только в рамках огромного количества работающих людей, и это —

    Сопка:

    Признание важности теоретической деятельности со стороны физиков, кажется, изменилось с годами.Дэвид Вебстер получил ученую степень в 1913 году, и экспериментальная диссертация, по-видимому, была для него очень трудной.

    Перселл:

    Ага.

    Сопка:

    Он сказал мне, что ему сказали, что Гарвард никогда не даст степень, не основанную на какой-то экспериментальной работе.

    Перселл:

    Право. Да, это определенно изменилось здесь, в этом отделе. Полагаю, Кембл был первым, кто получил такую ​​степень, не так ли?

    Сопка:

    Да, но даже диссертация Кембла была отчасти экспериментальной.

    Перселл:

    Угу [утвердительно].

    Сопка:

    И Ван Флек был первым квантовой физикой —

    Перселл:

    Первый чисто теоретический.

    Сопка:

    — чисто теоретическая квантовая физика.

    Перселл:

    Диссертация Слейтера была экспериментальной.

    Сопка:

    Экспериментальный. да.

    Перселл:

    Да, да, верно.

    Сопка:

    С другой стороны, читая годовые отчеты, я обнаружил, что к концу 50-х годов кафедра была обеспокоена тем, что на факультете было слишком много студентов-теоретиков пропорционально —

    Перселл:

    Да.О, да. Нет, верно. У всех было … Ну, я думаю, мне кажется, что экспериментальная физика действительно стала довольно сложной в том смысле, что если бы я был, знаете ли, я начал бы молодым аспирантом или молодым доктором экспериментальной физики, это довольно запретная ситуация, поскольку думать обо всем, что вы можете сделать, что не требует таких больших вложений в оборудование, что единственный способ сделать это — присоединиться к текущим исследованиям. Вы не можете просто уйти от себя и придумать идею, а затем пойти и сделать это, потому что вы не можете позволить себе покупать то, что нужно для этого, и, кроме того, так много людей взламывают бизнес, это любезно трудно нацарапать то, чего еще никто не делает.

    Сопка:

    Да.

    Перселл:

    В то время как в то время, когда я был аспирантом, оглядываясь назад, можно сказать, что трудность найти что-то, чем никто не занимается, вовсе не была серьезной. Я имею в виду, что почти любая достаточно хорошая идея может стать новой. Знаете, дело в том, что индивидуальному экспериментатору, который способен сам придумать идею и пойти и попробовать этот замечательный опыт, довольно сложно получить, знаете ли.

    Сопка:

    Включает ли сегодня аспирант, который хочет стать физиком-экспериментатором, в свой учебный цех методы, подобные тем, которые применялись 50 лет назад, когда аспирантам приходилось учиться выдувать стекло и работать на токарных станках, что являлось стандартной частью их обучения?

    Перселл:

    Ну не знаю.Я не очень хороший человек, чтобы спрашивать, потому что у меня давно не было аспирантов-экспериментаторов, но у меня сложилось впечатление, что они должны кое-что знать о электронике.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    Я полагаю, что для многих из них, для некоторых из них, безусловно, они должны получить некоторый опыт в магазине или получить его так или иначе, но многие из них этого не делают. Выдувание стекла, конечно, полностью устарело.

    Сопка:

    Да.

    Перселл:

    Но я считаю, что для типичного современного аспиранта-экспериментатора то, что ему абсолютно необходимо, — это знакомство с современной электроникой.

    Сопка:

    Включая информатику?

    Перселл:

    О да, включая, да, да, включите это. На самом деле он должен … ну, то, что ему нужно знать, наиболее точно определено содержанием курса 123 Пола Горовица.

    Сопка:

    О, интересно там посмотреть.

    Перселл:

    Это именно то, что, знаете ли, если у вас есть что-то, что нужно нынешнему экспериментатору, так это оно.

    Сопка:

    Это в том курсе.

    Перселл:

    Теперь есть все эти другие вещи, которые он должен иметь несколько ниже, в зависимости от его области, например, вещи с высоким вакуумом. Понимаете, одно из различий между моим периодом экспериментатора и сейчас как раз в той степени вакуума, которую вы можете получить. Люди не понимают, насколько это изменилось.

    Перселл:

    На пять порядков. Если сейчас действительно нужен хороший пылесос.

    Сопка:

    Ну, я не знал об этом.

    Перселл:

    Ага.Раньше было, знаете ли, 10 в минус 5. Мы опускаемся до 10 в минус 5 и —

    .

    Сопка:

    Это очень хорошо.

    Перселл:

    Да, да, да, неплохо. Вы знаете, старый насос будет работать там, где будет щелкать-щелкнуть, а не налипать-глюк, а датчик ионизации будет показывать 10 минус 5, ну, вы были дома бесплатно.

    Сопка:

    Конечно.

    Перселл:

    В вакуумированной маленькой системе теперь ничего не думают о 10 с минус 10.

    Сопка:

    О. Это —

    Перселл:

    И они получат 10 минус 7 на большом большом ускорителе, а прокачка — это совсем другое дело, эти титановые насосы.

    Сопка:

    О. да.

    Перселл:

    Вокруг ртути нет. Современную лабораторию отличает полное отсутствие ртути в любой форме. Думаю, немного в люминесцентные лампы, а в остальном —

    Сопка:

    И никто не катается по полу, как раньше —

    Перселл:

    Он не катится по полу.

    Сопка:

    — нас предупреждают.

    Перселл:

    И кипение в насосах. Бог. И те ловушки, которые нам приходилось держать закрытыми. Что ж, и, конечно же, полное возрождение оптики — это одна из величайших вещей из-за лазеров и всего остального, вся эта физика, экспериментальная физика света сейчас является совершенно новым предметом, совершенно замечательным.

    Сопка:

    Ах да. Не могли бы вы прокомментировать события, связанные с присуждением вам Нобелевской премии? Вы упомянули о своей работе, о ваших исследованиях ядерного магнитного резонанса.

    Перселл:

    Ну не знаю. Я думаю, что более интересные комментарии, возможно, относятся к самому эксперименту, а не к Нобелевской премии.

    Сопка:

    Они присутствуют на вашей лекции, предположительно на вашей Нобелевской лекции.

    Перселл:

    Ага. Но наше отношение, например, к работе Стэнфордского университета довольно интересно, и я хотел бы сказать несколько слов об этом, чтобы это было зафиксировано.

    Сопка:

    Это было бы хорошо.

    Перселл:

    Мы начали думать об экспериментах.У меня действительно возникла идея эксперимента, который, как мне кажется, был в августе 1945 года, и я заручился помощью Генри Торри и Боба Паунда. Боб, потому что он был, я знал его, он был хорошим другом, тогда еще очень молодым, но он был из всех сотрудников радиационной лаборатории, Боб был самым проницательным в вопросах о приемниках отношения сигнал-шум и тому подобном, а Генри в основном участвовал в этом. Более того, Генри Торри был аспирантом Колумбийского университета в области молекулярного луча, в то время лучевого материала, и знал эту его сторону, и, кроме того, был очень компетентным теоретиком.Так что в этом отношении мы составили хорошую команду, и я думаю, мы не смогли бы этого сделать. Видите ли, каждый человек был незаменим. Мы не смогли бы сделать это без Боба, не смогли бы сделать это без него. И мы ничего не знали об идее Блоха и о том, над чем он работал в Стэнфорде. Полностью. Хотя я думаю, что Феликс думал об этом, возможно, еще до того, как он покинул Кембридж, чтобы вернуться в Стэнфорд, но, во всяком случае, тогда я его даже не знал. Знал, кем он был, и видел его, но я … Итак, единственное, что заставило нас остановиться в ходе работы над экспериментом, и это произошло после того, как мы, я думаю, даже после того, как попробовали один раз и потерпели неудачу, узнал, что за два или три года до того, как Гортер из Лейдена придумал похожую идею, попробовал ее, но она потерпела неудачу.Мы узнали это, потому что получили фотокарточку или что-то вроде статьи, которая не появлялась во время войны, но каким-то образом я пришел, нашел ее здесь и прочитал. Знаете, это был не фотостат, а как вы его называете? Думаю, микрофильм. И некоторые — я не знаю, кто нас навел на это или кто слышал этот слух, но мы посмотрели и, конечно же, Гортер испробовал то, что должно было сработать для измерения ядерного резонанса, с кристаллом … я забыл, что это был за кристалл. сейчас. Ну, в любом случае, мы решили, что знаем, почему это не удалось, потому что это было то, что мы уже учли и готовились в связи со временем релаксации.Мы думали, что он пропитался этим материалом до резонанса, поэтому мы решили продолжить и попробовать еще раз, поработали над этим, и, наконец, мы заставили это работать — все это еще до того, как мы узнали, что происходит в Стэнфорде. А потом мы услышали об этом, и они, после того, как работали над этим, наконец, получили резонанс примерно через месяц или около того, в Стэнфорде, используя технику Блоха скрещенных катушек. Первое настоящее общение с этой группой было с Биллом Хансеном, очень интересным человеком, который сотрудничал с Блохом в этом эксперименте, но который был очень хорошо известен всем остальным как один из изобретателей в клистроне и сумел провести некоторое время. в радиационной лаборатории читал лекции по микроволновым печам, и мы знали, что это будет потрясающий эксперт и очень веселый парень, но Билл Хансен приехал на восток, я думаю, это должен был быть март 46-го, и мы начали объяснять друг другу наши совместные эксперименты.Вы знаете, было ясно, что они в основном получали тот же результат, но мы подошли к нему с такой другой стороны, что буквально мы разговаривали с Биллом около получаса, прежде чем мы определились, где каждый может увидеть это с точки зрения другого. зрения.

    Сопка:

    Что ж, это очень интересно. Я не знал об этом.

    Перселл:

    Ага. Они всегда думали об этом совершенно правильно, с точки зрения прецессии ожидаемого значения момента, так сказать, поэтому они просто думали об этом классически и прецессирующем моменте, который был основой для двух- Метод катушки, одна катушка приводит в движение, а другая — улавливает.И мы думали об этом с точки зрения индуцирования переходов между двумя энергетическими уровнями чисто квантово-механически и думали о поглощении энергии от этого, и поэтому мы обнаружили это, не глядя на прецессирующую внефазовую составляющую, а обнаруживая поглощение энергия в резонансную полость.

    Сопка:

    Понятно.

    Перселл:

    Конечно, это на самом деле идентичные, конечно же идентичные вещи, и в классе, если бы я читал лекцию, я бы делал это обоими способами, но мы смотрели на это так по-другому, что … Затем среди очень важных вещей, которые Здесь, в 46-м, я должен упомянуть, что прибыл Блумберген, и Блумберген объявился однажды, и это должно быть … о, должно быть, я не знаю, снова апрель, может быть, апрель 46 что-то в этом роде, здесь появился этот молодой человек, который только что получил степень бакалавра в Утректе и который пришел без какого-либо предварительного уведомления, представления или чего-то еще.Никто не знал, кто он такой; он просто пришел сюда однажды утром и сказал, что получил степень бакалавра в Голландии, интересуется физикой и поинтересовался, есть ли работа для лаборанта. И я поговорил с ним некоторое время, и мы не думали, что нам нужен лаборант, и эта мысль не пришла нам в голову. У нас не было много денег, чтобы никому платить. Но после того, как я поговорил с ним, я решил, что это будет хорошая идея. Это был самый умный поступок, который я когда-либо делал. Поэтому мы наняли Нико лаборантом.Он практически только что сошел с лодки из Голландии. Вы знаете, и через пару недель он писал, он заказывал вещи, создавал вещи, проводил эксперименты, ну, действительно, собирался.

    Сопка:

    Хорошо.

    Перселл:

    И поэтому именно работа, которую он проделал в следующем году, на самом деле стала основой всей работы по ядерной релаксации. Затем он вернулся в Лейден и получил докторскую степень. в Лейдене, но с диссертацией, которую он сделал здесь. Так что в самом прямом смысле мой первый аспирант получил докторскую степень.Д. в Лейдене с Гортером, и, что забавно, в то время как он был там, он получил кристалл, с которым Гортер фактически опробовал эксперимент и получил в нем резонанс.

    Перселл:

    Так действительно было насыщено.

    Сопка:

    О. Это хорошее воплощение первоначальной идеи.

    Перселл:

    Ага. Это действительно плохо для Гортера, потому что Гортер в некотором смысле, можно сказать, заслужил провести эксперимент первым, потому что он был одним из первых, кто указал на важность ядерного магнетизма и тому подобного, так что это был случай, когда Гортер — ну, можно сказать, что Гортеру не повезло, а нам в этом плане повезло.Нет другого способа описать это. Блумберген тогда дал — мы тогда опубликовали. Конечно, на статью, с которой я был связан, было больше ссылок, чем на любую другую; это должен быть огромный запас. Это была статья, получившая название BPP, опубликованная в 46-м году, которая была нашей первой большой статьей по релаксации, Блумбергену, Перселлу и Паунду, и на самом деле была своего рода сданной диссертацией Нико — я написал статью, но пока писал диссертацию, и она вроде как была опубликована.

    Сопка:

    Очень приятно опустить эту историю.Мы подошли к концу этой стороны ленты.

    Перселл:

    Ну ладно.

    Сопка:

    Так что я не думаю, что мы хотим начинать новую тему.

    Перселл:

    Вы когда-нибудь видели фотографии тех стариков, которые у нас есть? Я вам их показывал? Вы знаете, какие у нас стереокартины? Вы знаете о них?

    Сопка:

    Нет. Может, я все равно смогу выключить это сейчас.

    Magnum Дровяная / угольная плита для готовки, мыльный камень, левый дымоход — Традиционные — Духовки — от Sopka Inc

    1. Все продукты
    2. Кухня и столовая
    3. Кухонная техника
    4. Духовки
    • Описание продукта
    • Технические характеристики продукта
    • Доставка и возврат
    Magnum — это высокоэффективная герметичная дровяная печь для приготовления пищи.Обладая современным европейским дизайном, он отлично подойдет для вашего дома, кемпинга или дачи. Он может использоваться как кухонный прибор и имеет духовку высокой производительности для выпечки. Большая чугунная плита и просторная духовка обеспечивают много возможностей для приготовления пищи.

    Стекло на топке добавит тепла виду огня и сохранит уют в помещении. Стекло духовки, датчик температуры и регулируемая решетка для духовки — полезные дополнения, облегчающие выпечку. Чугунная плита равномерно распределяет тепло на любую сковороду и кастрюлю. Мыльный камень по бокам и спереди подойдет к любому интерьеру и равномерно отводит тепло для варочной поверхности и вашей комнаты.

    • Размеры печи В x Г x Ш (дюймы) 33,5 x 23,7 x 37,4
    • В комплект входят переходники для дымохода 6 дюймов.
    • Размеры печи В x Г x Ш (дюймы) 10,6 x 18,5 x 13,8
    • Топка В x Г x Ш (дюймы) 12 x 15 x 11
    • Энергия (БТЕ) ​​42,000
    • Вес (фунты) 441
    • Диаметр выходного отверстия для дыма (дюймы) 6
    • Размеры дверцы печи (дюймы) 9,1 x 11,0
    • Дрова и уголь
    • Положение выхода дымохода Вверху справа / слева
    • Гарантия производителя 2 года на детали
    Этот продукт был описан как:
    • дровяная печь
    • Дровяные печи
    • Дровяные печи
    • Дровяные печи

    В Houzz мы хотим, чтобы вы с уверенностью покупали печи MBS Sopka Magnum Wood / Coal Cook Stove, SoapStone, Left Flue.Вы можете прочитать реальные отзывы покупателей об этом или любом другом продукте и даже задать вопросы и получить ответы от нас или прямо от бренда. Когда вы покупаете у нас печи MBS Sopka Magnum Wood / Coal Burning Cook Stove, SoapStone, Left Flue или любой другой продукт в Интернете, вы становитесь частью семьи Houzz и можете рассчитывать на безупречное обслуживание клиентов на каждом этапе этого пути. Если у вас есть вопросы о печах MBS Sopka или о любом другом продукте для продажи, наша служба поддержки клиентов готова помочь.

    page_type: page_view_productproduct_topic: topic_0product_price: price_level_6

    Мультимодель для Сопки Аварийной — meteoblue


    Сравнение погодных моделей для Сопка Аварийная

    .
    • Каждой модели присвоен один цвет, который используется на всех схемах.В легенде рядом с диаграммой есть список с названиями моделей и соответствующими цветами.
    • На первой диаграмме показаны расчетные температуры для каждой модели. Время от восхода до заката указано светло-желтым. Пунктирная линия представляет собой среднее значение по всем моделям.
    • Вторая диаграмма показывает количество осадков: Синие столбцы показывают количество осадков в мм, накопленных за один час. Полосы становятся темнее, когда больше моделей прогнозируют осадки.
    • Значки погоды используются для отображения прогнозируемых погодных условий на третьей диаграмме.Фон светло-голубой для ясного неба, светло-серый для светлых облаков и темно-серый для сильных облаков.

    Показанные параметры взяты из прямого вывода модели и не масштабированы до точной высоты и положения выбранного места.

    Часто прогнозы бывают точными, иногда менее точными, а иногда и полностью ошибочными. Было бы неплохо заранее знать, верен ли прогноз, но как? Все прогнозы погоды рассчитываются с помощью компьютерных моделей, и иногда они значительно различаются, что указывает на неопределенность и сложность составления точного прогноза погоды.В таких случаях прогноз погоды может меняться ежедневно. Наша многомодельная диаграмма показывает прогноз погоды по нескольким моделям от meteoblue и других, в основном национальных метеорологических агентств. Как правило, неопределенность прогноза увеличивается с различиями между моделями.

    Что делать, если прогноз сомнительный?

    1. Разработайте альтернативы для своих решений, которые выполнимы при любых возможных погодных условиях.
    2. Проверяйте обновления прогнозов чаще.
    3. Чаще проверяйте текущую погоду.
    4. Отложите важные дела, если они сильно зависят от погоды.

    Ограничения прогноза

    • Грозы : Точное расположение и время грозы предсказать практически невозможно, и соответствующее количество осадков или града может значительно варьироваться.
    • Слоистые облака : Туман и низкие облака часто невидимы для большинства моделей и спутников, и поэтому модели могут совпадать, несмотря на неопределенность.В результате модели могут переоценивать солнечные условия в областях, склонных к туману.
    • Топография : Сложный горный рельеф очень сложен для прогнозов погоды. Низкая облачность и осадки могут быстро развиваться там, не будучи обнаруженными, и тогда они не будут в достаточной степени учитываться в погодной модели.

    Эти погодные условия очень трудно предсказать, они меняются в зависимости от места и времени или зависят от местности. Хотя местно прогнозируемых осадков не происходит, всего в нескольких километрах от них может идти дождь.Холодный фронт может наступить через несколько часов или грозы могут развиться, а могут и не развиться. Такие условия подвержены ошибкам и требуют осторожного обращения. В некоторых случаях даже разные модели могут не определять такие условия.

    Погодные модели

    Погодные модели моделируют физические процессы. Модель погоды делит мир или регион на маленькие «ячейки сетки». Каждая ячейка имеет ширину от 4 до 40 км и высоту от 100 до 2 км. Наши модели содержат 60 атмосферных слоев и достигают глубины стратосферы на 10-25 гПа (на высоте 60 км).Погода моделируется путем решения сложных математических уравнений между всеми ячейками сетки каждые несколько секунд, а такие параметры, как температура, скорость ветра или облака, сохраняются для каждого часа.

    meteoblue использует большое количество моделей погоды и объединяет открытые данные из различных источников. Все модели meteoblue рассчитываются дважды в день на специализированном кластере High Performance Cluster.

    Модель Область Разрешение Последнее обновление Источник

    Семейство моделей NEMS: Усовершенствованные преемники NMM (введены в эксплуатацию с 2013 г.).NEMS — это многомасштабная модель (используемая от глобальных до локальных областей), которая значительно улучшает прогноз развития облаков и осадков.

    NEMS4 Центральная Европа 4 км 72 ч 04:42 GMT + 10 метеобиний
    NEMS12 Европа 12 км 180 ч 05:13 GMT + 10 метеобиний
    NEMS2-12 Европа 12 км 168 ч 19:55 GMT + 10 метеобиний
    НЭМС-8 Центральная Америка 12 км 180 ч 19:46 GMT + 10 meteoblue
    NEMS12 Индия 12 км 180 ч 18:07 GMT + 10 метеобиний
    NEMS10 Южная Америка 10 км 180 ч 19:17 GMT + 10 meteoblue
    NEMS10 Южная Африка 10 км 180 ч 18:36 GMT + 10 метеобиний
    NEMS8 Новая Зеландия 8 км 180 ч 17:26 GMT + 10 meteoblue
    NEMS8 Япония Восточная Азия 8 км 180 ч 05:02 GMT + 10 meteoblue
    NEMS30 Глобальный 30 км 180 ч 03:18 GMT + 10 метеобиний
    NEMS2-30 Глобальный 30 км 168 ч 21:01 GMT + 10 meteoblue

    Семейство моделей NMM: первая погодная модель от meteoblue (работает с 2007 года).NMM — это региональная модель погоды, оптимизированная для сложной местности.

    NMM4 Центральная Европа 4 км км 72 ч 03:43 GMT + 10 meteoblue
    NMM12 Европа 12 км км 180 ч 04:51 GMT + 10 meteoblue
    NMM18 Южная Америка 18 км км 180 ч 19:03 GMT + 10 meteoblue
    NMM18 Южная Африка 18 км км 180 ч 17:29 GMT + 10 meteoblue
    NMM18 Юго-Восточная Азия 18 км км 180 ч 18:00 GMT + 10 meteoblue

    Сторонние домены: Как видно на большинстве других веб-сайтов

    GFS22 Глобальный 22 км 180 ч (@ 3 ч) 02:32 GMT + 10 NOAA NCEP
    GFS40 Глобальный 40 км 180 ч (@ 3 ч) 02:49 GMT + 10 NOAA NCEP
    GFSENS05 Глобальный 40 км 384 ч (@ 3 ч) 20:05 GMT + 10 NOAA NCEP
    НАМ3 Северная Америка 3 км 60 ч 01:31 GMT + 10 NOAA NCEP
    NAM5 Северная Америка 5 км 60 ч 03:17 GMT + 10 NOAA NCEP
    NAM12 Северная Америка 12 км 84 ч (@ 3 ч) 01:41 GMT + 10 NOAA NCEP
    ФВ3-5 Аляска 5 км 60 ч 21:26 GMT + 10 NOAA NCEP
    ICON7 Европа 7 км 120 ч (@ 3 ч) 02:36 GMT + 10 Deutscher Wetterdienst
    ЗНАЧОК 13 Глобальный 13 км 180 ч (@ 3 ч) 04:28 GMT + 10 Deutscher Wetterdienst
    ЗНАЧОК2 Германия и Альпы 2.2 км 27 ч 03:09 GMT + 10 Deutscher Wetterdienst
    GEM2 Северная Америка 2.5 км 48 ч 05:11 GMT + 10 Environment Canada
    GEM15 Глобальный 15 км 168 ч (@ 3 ч) 04:58 GMT + 10 Environment Canada
    AROME2 Франция 2 км 36 ч 03:43 GMT + 10 МЕТЕО ФРАНЦИЯ
    ARPEGE11 Европа 11 км 96 ч 17:07 GMT + 10 МЕТЕО ФРАНЦИЯ
    ARPEGE40 ​​ Глобальный 40 км 96 ч (@ 3 ч) 03:35 GMT + 10 МЕТЕО ФРАНЦИЯ
    HRMN5 Центральная Европа 5 км 48 ч 03:22 GMT + 10 КНМИ
    HIRLAM11 Европа 11 км 48 ч 03:31 GMT + 10 КНМИ
    HIRLAM7 Европа 7 км 54 ч 04:26 GMT + 10 Финский метеорологический институт
    УКМО-17 Глобальный 17 км 144 ч (@ 3 ч) 03:18 GMT + 10 МЕТЕОФИС В Великобритании

    Покрытие по всему миру

    Модели погоды meteoblue охватывают большинство населенных пунктов с высоким разрешением (3-10 км) и по всему миру с умеренным разрешением (30 км).На карте сбоку модели NMM отображаются в виде красных ящиков, а модели NEMS — в виде черных ящиков. Для единого прогноза учитываются и объединяются несколько моделей погоды, статистический анализ, измерения, радиолокационная и спутниковая телеметрия для создания наиболее вероятного прогноза погоды для любого данного места на Земле.

    Сопка, Кэтрин Рассел [WorldCat Identities]

    Интервью по устной истории с Николаасом Блумбергеном. Н. Блумберген ( )
    3 изданий опубликовано в 1977 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    В этом интервью Николаас Блумберген обсуждает историю физического факультета Гарвардского университета.Обсуждаемые темы включают: Отто Ольденберг; Авраам Паис; Эдвард М. Перселл; ядерное магнитное излучение; Джулиан Швингер; Лейденский университет; Отдел инженерии и прикладной физики Гарвардского университета; Эли Яблонович Устное историческое интервью с Шелдоном Глэшоу, проведенное Шелдон Л. Глэшоу ( )
    3 изданий опубликовано в 1976 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    Глэшоу рассказывает о своих ранних годах учебы в Гарварде и о своем опыте работы там профессором физики. Устное историческое интервью с Эдвардом М.Перселл Эдвард М. Перселл ( )
    3 изданий опубликовано в 1976 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    Это интервью в первую очередь сосредоточено на жизни и работе Перселла в Гарвардском университете, включая описание его жизнь там аспирантом в 1930-е годы; воспоминания о старых профессорах Блэке, Бейнбридже, Бриджмане, Холле, Кембле, Лайман, Сондерс и Ван Флек; работа над новым циклотроном с Бейнбриджем, ведущая к докторской степени.D .; Годы Второй мировой войны в MIT Radiation Лаборатория, ведущая к работе ЯМР с Паундом, Торри и Блумбергеном; описание аккумуляторной батареи 100000 вольт в подвале лаборатории Лаймана Устное историческое интервью с Гарри Роу Мимно, проведенное Гарри Роу Мимно ( )
    3 изданий опубликовано в 1977 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    Интервью посвящено истории физического факультета Гарвардского университета.Обсуждаемые темы: Ренсселер Политехнический институт; Колледж Рэдклиффа; Массачусетский Институт Технологий; раннее радиовещание; Национальное Электротехническое Код Устное историческое интервью с Кеннетом Бейнбриджем, проведенное Кеннет Т. Бейнбридж ( )
    3 изданий опубликовано в 1977 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    Это интервью включает информацию о предгарвардском образовании Кеннета Бейнбриджа и постдокторском опыте; пред-мир Вторая война работа в Гарварде со студентами и на строительстве циклотрона; военное время работы по РЛС в U.С. и Британия; более Манхэттенскому проекту и ответственности за испытательный полигон Тринити; возвращение в Гарвард и начало строительства нового циклотрона. Вторая сессия описывает возвращение Бейнбриджа в Гарвард после пребывания в Лос-Аламосе. Его первой задачей было строительство нового циклотрона. Он также помог вернуть физический факультет в известность, привлекая и удерживая (или не удерживая) коллег. кто делал военную работу.Примерами первого являются Перселл и Рэмси, а второго — Р.Р. Уилсон. Бейнбридж описывает в то время, когда он был председателем отдела, основал лекцию Леба, которая существует и по сей день. Заметное событие 1950-х годов это испытание для Венделла Ферри, коллеги, которого вызвали в комитет Палаты представителей по антиамериканской деятельности. Гарвард и Коллеги Фурри поддержали его, но его жизнь навсегда изменилась Устное историческое интервью с Артуром М.Jaffe, автор: Артур Джаффе ( )
    3 изданий опубликовано в 1977 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    Профессор Джаффе обсуждает свою точку зрения на развитие физики в Гарварде с тех пор, как он приехал туда в качестве доцента. в 1967 г.Это интервью было сделано в интересах составления истории факультета физики Гарвардского университета в середине 20-го века. век Интервью по устной истории с Сидни Коулманом. Сидни Коулман ( )
    3 изданий опубликовано в 1977 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    Профессор Коулман делится своими воспоминаниями и перспективами развития физики в Гарварде с момента его прибытия туда. в 1961 г. Устное историческое интервью с Майклом Тинкхэмом. Майкл Тинкхэм ( )
    3 изданий опубликовано в 1977 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    Это интервью было проведено с целью собрать историю физического факультета Гарвардского университета в середине 20-х гг. век.Д-р Тинкхэм делится своими воспоминаниями и взглядами на события в отделении с момента его приезда. там в 1966 году Устное историческое интервью с Дороти Уолкотт Уикс, написанное Дороти Уолкотт Уикс ( )
    3 изданий опубликовано в 1978 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    Семейное происхождение, образование и появление научной ориентации.Годы бакалавриата в колледже Уэллсли, 1912-1916; описание физического факультета. Помощник эксперта Патентного ведомства США во время Первой мировой войны в Массачусетском технологическом институте под руководством Эдвина Б. Уилсона аспирант и лаборант, лаборант, 1920-1924 гг. В 1928 году вернулся в Массачусетский технологический институт для защиты докторской диссертации. защитил диссертацию по физике под руководством Норберта Винера, когда он преподавал в Веллесли. Годы депрессии принесли должность преподавателя в Wilson College, 1930-1943; использовал Веллесли в качестве модели.Работа над шаблоном Зеемана принесла ей стипендию Гуггенхайма в Массачусетском технологическом институте и европейских лабораториях, 1949-1950. Годы Второй мировой войны в должности главы Управления научных исследований и разработок (OSRD British Report Section). Вернитесь к Уилсону, 1945–1956, работал неполный рабочий день в Национальном научном фонде, 1953–1956. Пенсионные годы, включая принадлежность к США. Армейские и спектроскопические работы в обсерватории Гарвардского колледжа. Комментарии о женщинах по физике в U.С., собственные возможности и обучение в целом. Также широко упоминаются: Полин Морроу Остин, Луиза Эйр, Джордж Харрисон, Луиза МакДауэлл, Этельберт Д. Уорфилд, Эдвин Бидвелл Уилсон; Американская ассоциация университетских профессоров, Американское физическое общество, Иордания Marsh Co., Лаборатория спектроскопии Массачусетского технологического института, Колледж Рэдклиффа, Государственный университет Нью-Йорка в Бингемтоне, Национальное бюро стандартов США, Управление научных исследований и разработок США, и Управление США по исследованию боеприпасов Устное историческое интервью с Полом Баком. Пол Герман Бак ( )
    3 изданий опубликовано в 1977 г. в английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
    Интервью концентрируется на истории физического факультета Гарвардского университета и обсуждает: взаимоотношения факультета с кафедрой истории; запись в отделение; перемещение циклотрона в Лос-Аламос; развитие общеобразовательная программа по естествознанию.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.