Что немцу смерть а русскому хорошо: О происхождении поговорки «Что русскому хорошо, то немцу

что русскому хорошо, то немцу – смерть

Есть предположение, что эта поговорка родилась во время штурма Праги в 1794 году. Разгромив аптеку во время уличных боев, русские солдаты вынесли на улицу бутыль и начали распивать, нахваливая содержимое. Мимо шел немец. Подумав, что солдаты пьют воду, выпил чарку и свалился замертво. Это был спирт!

Реклама

Когда об этом доложили Суворову, он сказал, что немцам нечего тягаться с русскими: мол, то, что русскому здорово, немцу – смерть. С тех пор эта фраза всплывает в разных ситуациях как подтверждение: то, что одним хорошо, неприемлемо для других. И это неспроста!

Так что же русскому хорошо, а немцу, мягко говоря, не очень?

1. ЗастольеИсточник: pxhere.com

Привычки и традиции празднований у каждого народа свои. Щедро накрытые столы у славян сильно отличаются от праздничных столов немцев. Многие видели, как удивляются немцы, когда попадают в гости к русским и видят огромное количество блюд и спиртного на столе. А еще больше удивляются – да что скрывать, не выдерживают, – когда нужно успевать за каждым новым тостом, при этом не забывать закусывать, а потом танцевать, петь и снова пить и есть! И не стоить спорить о том, что лучше. Каждому свое!

2. Альтернативные методы леченияИсточник: pxhere.com

Русские любят лечиться народными средствами, настойками, отварами и травами. Сбить температуру спиртовым раствором, приложить листок алое или подорожника к ране, чеснок к запястью, чтобы снять зубную боль, подышать над капустой или картошкой, поставить горчичники, чтобы вылечить кашель – да, такие средства, используемые русскими, вызывают удивление немецких врачей.

3. Зеленка

У кого из тех, кто вырос далеко за пределами Германии, не было зеленых коленок? Многие помнят также окрашенные в зеленый цвет точечки ветрянки на теле? Зеленку до сих пор можно найти практически в каждом доме. И неважно, что существуют куда более действенные и доступные антисептики. Зеленка была, есть и будет у русского народа. И попробуйте объяснить немцам, что лучше средства не бывает.

4. ПриметыИсточник: pxhere.com

У каждого народа есть целый ряд примет и суеверий, но, согласитесь, что у русских их просто тьма. Посидеть на дорожку, постучать по дереву, не свистеть в квартире и не возвращаться, если что-то забыл – это тот минимум, который соблюдают практически все. Интересно наблюдать за немцами, когда они видят, как русские перед дальней дорогой вдруг дружно садятся и молчат. На дорожку!

5. Гречка и семечки

Гречку в Германии купить можно, но немцы ее не едят. Более того, многие из них даже не подозревают, что ее можно употреблять в пищу, не считая, конечно, тех, кто обзавелся русскими родственниками. И можно долго рассказывать о пользе этого диетического продукта, но факт остается фактом.

И, конечно же, семечки. Несмотря на то что подсолнух в XVII веке начали разводить во Франции и Голландии, поедание его семян прижилось именно у русских. И никому не понять этих гурманов!

6. На лабутенахИсточник: pxhere.com

На высоких каблуках. В офис или на праздник, в магазин или на прогулку, в любую погоду, но на каблуках! Не многие немки отважатся на такое.

7. Общественный транспорт

Чтобы у немца остались неизгладимые впечатления на всю жизнь, покатайте его в российском общественном транспорте в час пик. Когда всем надо именно в этот автобус, троллейбус или трамвай. И на каблуках, и с портфелем, и с мокрым зонтом. И пусть тетенька-кондуктор протолкнет добрую половину пассажиров вперед, чтобы остальные смогли войти, а потом сердечно, по-доброму попросит молодых людей уступить место беременной женщине или ребенку. Стресс? Кому как. Пассажиры ведь рады, что втиснулись. А немец был бы рад?

8. Пунктуальность, порядок и уверенность в завтрашнем дне

Здесь речь пойдет не о немецкой пунктуальности, хотя это тоже скорее миф, чем реальность. Речь о том, как немцу справиться с русской необязательностью. Как научиться относиться к жизни столь же философски? Или, например, смог бы он выжить на минимальное пособие в чужой стране, привыкнув к определенному уровню жизни у себя на родине? Вопрос риторический…

Это также будет вам интересно
  • 13 вещей, которые удивляют испанских туристов в Германии
  • 10 причин, по которым стоит выйти замуж за немца
  • Десять причин любить Германию

    Нажмите, чтобы поделиться новостью

    Что означает выражение «что немцу хорошо, то русскому смерть.

    Что русскому хорошо, то немцу-смерть. Кино и немцы

    Чаще говорят наоборот: «Что русскому хорошо, то немцу смерть». В книге В.И. Даля «Пословицы и поговорки русского народа» зафиксирован другой вариант: «Что русскому здорово, то немцу смерть». В любом случае, смысл неизменен: что хорошо одним, неприемлемо, а может быть и губительно, для других.

    Что русскому хорошо…

    Как появилось эта крылатая фраза, точно не известно. Есть несколько историй, которые ее прекрасно иллюстрируют, но вряд ли они могут раскрыть тайну происхождения. Например, рассказывают о некоем мальчике, который был безнадежно болен. Доктор разрешил ему съесть все, что захочется. Мальчик захотел свинины с капустой и вскоре неожиданно выздоровел. Пораженный успехом, доктор прописал это « » другому больному — немцу. Но он, съев это же , умер. Есть другая история: во время пира русский витязь съел ложку ядреной горчицы и не поморщился, а немецкий рыцарь, попробовав то же самое, упал замертво. В одном историческом анекдоте речь идет о русских солдатах, которые распивали и нахваливали, в то время как немец от одной только рюмки свалился с ног и умер. Когда Суворову сообщили об этом происшествии, он воскликнул: «Вольно же немцу тягаться с русскими! Русскому здорово, а немцу смерть!». Но скорее всего, у этой поговорки не было конкретного автора, она — результат народного творчества.

    То немцу — шмерц

    Происхождение этого оборота вызвано, вероятно, реакцией чужестранцев на разные бытовые неудобства, с которыми они сталкивались на русской : зимние морозы, транспорт, непривычная пища, и прочее. Там, где для русских всё было обыденно и нормально, немцы поражались и негодовали: «Schmerz!»

    нем. Schmerz — страдание, боль; горе, скорбь, печаль

    Такое поведение было удивительным с точки зрения русского человека и народ шутливо подметил: «Где русскому — здорово, там немцу — шмерц». Кстати, немцами на Руси раньше называли всех иностранцев подряд. Немец — «не мы», чужестранец. А вот выходцев из Германии дразнили в «колбасниками» и «шмерцами».

    Широкое распространение выражение «что немцу хорошо, то русскому смерть» получило в девятнадцатом веке.
    И сейчас народ продолжает упражняться в острословии.

    Что русскому хорошо — то у немца уже есть
    Что для русского хорошо, то немцу — одно расстройство
    Что русскому хорошо, то потому ему и плохо

    Появились новые варианты пословицы, а что останется в

    Фото с сайта www.m.simplycars.ru.

    22.11.2011 11:26:30

    Чем россияне отличаются от немцев? На первый взгляд, вопрос глупый. Ведь у людей, живущих в разных странах, совершенно разный менталитет. Принято считать, что немцы аккуратны, трудолюбивы, пунктуальны, любят во всем порядок. На всю жизнь запомнила, как наш школьный учитель, немец по национальности, на первом же уроке немецкого языка написал на доске «Ordnung muss sein», что в переводе означает «Порядок должен быть». При этом он так строго на нас посмотрел, что впоследствии на его уроках мы вели себя очень тихо.

    Менталитет россиян совершенно другой. Можно сказать, что мы — антиподы немцев. Не зря же была придумана поговорка «Что русскому хорошо, то немцу — смерть». Россияне в большинстве своем ленивы, могут позволить себя, как говорится, на печи лежать и в потолок плевать, опять же, любят халяву, что совершенно не свойственно немцам.

    Однако, несмотря на явные различия, между нами много общего. Неспроста же между Россией и Германией уже давно установились крепкие дружеские связи. В обеих странах успешно функционируют российско-немецкие общества дружбы, практикуются обмены между школьниками и студентами. Также часть российских школьников и студентов изучают немецкий язык, а в некоторых учебных заведениях Германии преподают русский язык.

    Дружба дружбой, однако, как мне пришлось убедиться, далеко не все россияне и немцы положительно относятся друг к другу… В разных странах я оказалась в схожих ситуациях, из которых для себя сделала два вывода. Первый: выезжая за рубеж, россияне и немцы абсолютно одинаково ведут себя, когда думают, что их язык никто не знает. Второй: некоторые представители России и Германии действительно недолюбливают друг друга.

    Одна история произошла со мной в Германии. Немецкие друзья пригласили меня на показ военной техники. Мы приехали в воинскую часть, где проводился день открытых дверей. Все желающие могли прогуляться по части, посмотреть, в каких условиях живут солдаты, а также ознакомиться с арсеналом. Меня это, конечно, очень удивило, ведь в России такого не бывает. Вход в воинские части закрыт для гражданских, а уж тем более для иностранцев.

    Когда мы подъехали к воинской части, перед входом была большая очередь. Но продвигалась она очень быстро. Стоя в этой очереди, я очень удивилась, когда услышала русскую речь. Сначала меня это обрадовало, ведь на тот момент я почти месяц жила в Германии, и подустала от немецкого языка. Однако потом поведение россиян меня возмутило.

    Соотечественники стояли неподалеку от нас, поэтому их разговор я слышала четко. Говорили они примерно следующее:

    Достали эти немцы. Стоят, как бараны в этой очереди. Никто даже без очереди пройти не пытается. Все слишком правильные, аж бесит. Все у них не как у людей…

    Правда, звучало это гораздо грубее, присутствовали и нецензурные выражения.

    Вдоволь повозмущавшись по поводу «неправильной» очереди, они принялись обсуждать людей, которые стояли перед ними. Опять же в грубой форме. Кого-то назвали «жирным», кого-то «уродом»… Естественно, слушать их было неприятно.

    Когда мои немецкие друзья поинтересовались, о чем они говорят, я, честно говоря, растерялась. Сказала, что они недовольны тем, что очередь слишком длинная. А у самой в голове мелькала мысль подойти к грубым соотечественникам и попросить их вести себя прилично. Но я так и не решилась. А, может, испугалась, что и на меня они выльют ведро грязи…

    Так получилось, что, покидая воинскую часть, мы вновь оказались рядом с теми самыми россиянами из очереди. На этот раз они громко обсуждали, насколько немцы тупые, что демонстрируют свою военную технику «кому попало».

    При этом у них даже мысль не промелькнула, что рядом могут идти немцы, которые изучали русский язык, и которых могут оскорбить такие высказывания…

    Покинув воинскую часть, мы поехали на кладбище, где во время II Мировой войны были похоронены русские солдаты. Однако на само кладбище мы попасть не смогли. Оно было огорожено высоким забором, а у ворот стояла охрана. Мои немецкие друзья объяснили, что это кладбище открывают один раз в год – 9 мая. В другие дни оно не работает и находится под охраной, так как было несколько случаев, когда радикально настроенные молодые люди крушили памятники и оскверняли могилы.

    «Наверное, виноваты в этом наши соотечественники, которые прилюдно позволяют себе оскорблять граждан страны, в которой находятся в качестве гостей…», — подумала я, но вслух не произнесла…

    Другая история произошла в Турции, где, как известно, любят отдыхать туристы из России и Германии. Их там большинство. Так вот, мы с друзьями решили покататься на яхте. Правда, билеты приобрели в уличном турагентстве, а не у отельного гида, цены у которого были в два раза выше.

    В итоге попали на яхту, где практически не было свободных мест. Чтобы собрать побольше денег, на яхту погрузили намного больше людей, чем положено. Причем российских и немецких туристов было примерно одинаковое количество.

    Что интересно, россияне веселились, танцевали, участвовали в различных конкурсах. Немцы же в это время сидели с недовольными лицами. Их явно напрягало такое соседство.

    Так получилось, что рядом с нами обосновалась немецкая кампания. Две молодые женщины с детьми. Пока их чада веселились и играли с российскими детьми, мамаши что-то бурно обсуждали. Сначала я как-то не вслушивалась в их диалог, а потом мне вдруг стало интересно. Ведь в школе я изучала немецкий, а слушая живую иностранную речь, можно освежить свои знания.

    Однако, вслушавшись в их слова, я пожалела, что оказалась с ними рядом. Ведь диалог у них был примерно следующий:

    Хорошо тут…

    Да-а, все бы ничего, но только русских много…

    После этого они принялись обсуждать, как отвратительно ведут себя русские, как они им мешают отдыхать. А затем начали высмеивать недостатки окружающих их людей… Я тут же вспомнила соотечественников, которых встретила в Германии…

    Назад в раздел

    Мне нравится 0

    Живу в Германии. Пытаюсь понять загадочную немецкую душу. Собираю сплетни о немцах. Если кто-нибудь поможет в этом — буду премного благодарен.

    Все в Германии хорошо, вот только утром просыпаешься, в окно выглядываешь, а в городе — немцы!

    Согласно популярному в Европе анекдоту в раю немцы — механики, а в аду — полицейские.

    Английский драматург Б. Шоу: «Немцы обладают большими достоинствами, но имеют и одну опасную слабость — одержимость всякое хорошее дело доводить до крайности, так что добро превращается в зло».

    Мадам де Сталь отмечала, что немцы умудряются найти массу препятствий для самых простых вещей, и в Германии ты слышишь «Это невозможно!» в сто раз чаще, чем во Франции (и это притом, что весь ее труд затевался как критика французских порядков).

    В дореволюционной России долгое время была популярна шутка про взбунтовавшихся немецких пролетариев, которые шли организованной колонной по Унтер-ден-Линден ровно до тех пор, пока не натолкнулись на табличку «Проход запрещен». На этом революция закончилась, и все благополучно разошлись по домам.

    Цветочный кофе.
    Собственно говоря, это немецкая идиома. Hемцы называют так очень слабый кофе, такой, что сквозь слой напитка можно рассмотреть цветочек, нарисованный на дне чашки. Однако, с лёгкой руки академика Лихачёва, выражение это прижилось в русской речи и теперь означает всякую вещь, сделанную не как следует, а как позволяет бедность или скаредность.

    Существует анекдот, что немцы ошиблись три раза — первая мировая, вторая мировая и выпуск Volkswagen Passat B5.

    Hезабвенный Добролюбов, который был не только критиком, но и поэтом, 150 лет назад предупреждал: «Не пойдет наш поезд, как идет немецкий…»

    В «Оде на смерть Николая I» Добролюбов клеймит царя «тираном», «немецким отродьем», который «стремился…, чтоб сделать Русь машиной», «возвеличил лишь военный деспотизм»

    Идиома «гамбургский счёт» в значении «подлинная система ценностей, свободная от сиюминутных обстоятельств и корыстных интересов», восходящая к рассказанной Виктором Шкловским истории о русских цирковых борцах конца XIX — начала XX вв.

    , обычно определявших победителя схватки заранее, договорённостью, но раз в году сходившихся будто бы в Гамбурге, вдали от публики и работодателей, чтобы в честной борьбе выяснить, кто же из них на самом деле сильнее. по цирковому преданию, пересказанному Паустовским, борцы всего мира раз в год собирались в каком-то гамбургском трактире, запирали двери, занавешивали окна и боролись честно, «без дураков». Это потом, под софитами, на публике, элегантный красавец эффектно кидал через бедро медведеподобного силача, какой-нибудь «Мистер Х» выигрывал схватку у известного чемпиона… но раз в год, в Гамбурге, для себя, борцы уясняли, кто чего стоит, кто воистину первый, а кто всего лишь девяносто девятый.» …

    “Гамбургский счет — чрезвычайно важное понятие.
    Все борцы, когда борются, жулят и ложатся на лопатки по приказанию антрепренера.
    Раз в году в гамбургском трактире собираются борцы.
    Они борются при закрытых дверях и завешанных окнах. Долго, некрасиво и тяжело.
    Здесь устанавливаются истинные классы борцов, — чтобы не исхалтуриться. «

    Николай Васильевич Гоголь писал, что всякий народ отличается своим собственным словом, выражающим, между прочим, часть его характера. Мудрым познанием жизни отзовется слово британца, блеснет и разлетится слово француза, затейливо придумает свое немец, «но нет слова, которое было бы так замашисто, бойко… так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово».

    ГОРЕ ЛУКОВОЕ

    Если человек плачет — это плохо. Но причина, вызывающая на глаза слезы, не всегда бывает достойна внимания и уважения. Попробуйте почистить или потереть луковку: слезы у вас польются ручьем… От горя? От лукового горя!
    Немцы знают другое выражение: «луковые слезы». Это те слезы, которые льются по пустякам. И в переносном смысле под «луковым горем» мы понимаем мелкие печали, ничтожные огорчения, не заслуживающие слез.

    Красивее всего любят французы, крепче всего любят немцы, быстрее всего любят кролики, но чаще всего любят козлы.

    Немцы не любят работать, но – умеют.

    8 августа на немецко-американском народном гулянии в Берлине вышел из строя аттракцион Stargate, сообщает dpa. В заблокированной на высоте15 метров гондоле 14 пассажиров провисели вниз головой на протяжении получаса. Лишь после того, как аппарат удалось привести в движение,люди оказались в безопасности.Многим из нихбыла оказана медицинская помощь. Сообщается, что одна пассажирка не заметила ничего необычного и была уверена, что остановка гондолы — часть программы аттракциона.

    «Немец, перец, колбаса,
    тухлая капуста!
    Съел мышонка без хвоста
    и сказал, что вкусно!»
    ©Дразнилка детская, фольклорная.
    Почему-то дразнятся немец-перец-колбаса, немцев до революции называли «колбасники»
    Колбасница, жена колбасника. || Бранное или шуточное прозвище немцев.
    Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля
    КОЛБАСА

    Однажды царь Петр в сопровождении Меншикова посетил дом аптекаря Клауса Зейденберга в Немецкой слободе. Потребовал сыра голландского, масла сливочного, хлебе ржаного и пшеничного, крепкого эля, вина и водки. У аптекаря не хватило графинов, и данцигский ликер он подал царю в колбе. Отведав ликеру и закусив его ger;ucherte Wurst, Петр спросил, что это, ибо этот последний продукт ему понравился. Аптекарь же, считая, что вопрос относится к посудине, в которой он подал ликер, ответил: «Колба-с». Так и появился на свет знаменитый указ Петра Первого, который предписывал всем сословиям «колбасы из бараньих кишок делати и разной требухой оные начиняти».
    Тогда же появилось и выражение «колбасить». Петр, бывая в хорошем расположении духа, часто говаривал Меншикову: «Алексашка, поехали к аптекарю, поколбасим».

    У немцев есть поговорка: «у кого в семье штаны надеты», что на наш лад обозначает: «кто в доме хозяин».

    Пожар на пиротехнической фабрике в Дроссельберге бушевал 6 часов. Никто из пожарных не посмел тушить такую красоту. (Анекдот)

    Антон Павлович Чехов умер в ночь на 2 июля 1904 года в гостиничном номере в немецком курортном городке Баденвейлер. Немецкий врач решил, что смерть уже стоит за его плечами. По древней немецкой врачебной традиции доктор, поставивший своему коллеге смертельный диагноз, угощает умирающего шампанским. .. Антон Павлович сказал по-немецки: «Я умираю» — и выпил до дна бокал шампанского.

    Философ Иммануил Кант произнес: «Das ist gut».
    — Последние слова Эйнштейна остались неизвестны, потому что сиделка не понимала по-немецки.

    Alles hat ein Ende nur die Wurst hat zwei. — У всего есть конец, только у колбасы их два (мой вариант — три!).
    Немецкая народная пословица.

    Заинтересовалась происхождением выражения: Что русскому хорошо (у Даля — здорово), то немцу смерть . Как я и ожидала, это напрямую связано с немецким словом Schmerz — боль, страдание, скорбь (?), горе (?). Видимо, непросто было немцам жить на Руси, часто они жаловались на жизнь, за что даже получили презрительную кличку — Шмерц (наравне с кличкой Колбасники).

    Сведения о точном происхождении именно этого выражения противоречивы, вот например выдержки из воспоминаний (1849) Фаддея Булгарина (Не то беда, что ты поляк. ;)):
    «Вы, любезные мои читатели, без сомнения, не раз слышали шуточную поговорку: «Русскому здорово, немцу смерть!» Генерал фон Клуген уверял меня, что эта поговорка родилась на пражском штурме. Наши солдаты, разбив аптеку, уже объятую пламенем, вынесли на улицу бутыль, попробовали, что в ней находится, и стали распивать, похваливая: славное, славное винцо! В это время проходил мимо коновал нашей артиллерии родом из немцев. Думая, что солдаты пьют обыкновенную водку, коновал взял чарку, выпил душком — и тут же свалился, а через несколько времени и умер. Это был спирт! Когда Суворову донесли об этом происшествии, он сказал: «Вольно же немцу тягаться с русскими! Русскому здорово, а немцу смерть!» Эти слова составили поговорку. Повторил ли Суворов старое и забытое, или изобрел новую поговорку, за это не ручаюсь; но говорю что слышал.»

    У Н.А. Полевого (1834) «Рассказы русского солдата»,
    «Когда наш генерал Леонтий Леонтьевич Бениксонов показал Бонапарту, что русак не пруссак и что зимой русский еще лучше дерется, по пословице, что русскому здорово, то немцу смерть, и наоборот, Бонапарт рад был помириться и такой лисой прикинулся, что наш великий император Александр Павлович поверил ему. »

    Обратимся тепрь к слову Шмерц

    По Фасмеру это «насмешливое прозвище немца», олонецк. (Кулик.). Из нем. Schmerz «скорбь, боль», возм., по созвучию нем. слова с русск. смерд (см. ниже)
    — Даль краток — бранное: немец, колбасник

    П.Д. Боборыкин Василий Теркин, 1892

    «Этакий «шмерц», землемеришка, а говорит с ним, Черносошным, точно начальник с просителем, хоть и в почтительном тоне…

    Нечего делать… Такие времена! Надо терпеть!»

    В словаре М.И. Михельсона находим цитату из стиха П.Вяземского Елиза (в интернете сам стих не нашла)
    Въ ней бредитъ умъ копченымъ шмерцемъ,

    Гдѣ Нѣмцевъ нѣтъ, она въ хандрѣ,

    И предалась копченымъ сердцемъ

    Она копченой нѣмчурѣ.

    Кстати у Вяземского же про немцев забавные четверостишия:
    Немец к мудрецам причислен,

    Немец — дока для всего,

    Немец так глубокомыслен,

    Что провалишься в него.

    Но, по нашему покрою,

    Если немца взять врасплох,

    А особенно зимою,

    Немец — воля ваша!— плох.

    У Сухово-Кобылина (кто не читал, рекомендую прочитать его трилогию, особенно Дело — современно до дрожи) есть персонаж с фамилией Шмерц.
    Есть еще мнение, что прозвище Шмерц намекает на немецкую сентиментальность (на популярную рифму Schmerz-Herz — сердце).

    Не могу пройти мимо совершенно понятного прозвища немцев — Колбасник :), у Даля обнаружила слово Переколбасничать (онемечить) с примером: «Питер всех русских переколбасничал, все переколбасничались, онемечились.» :)). И сюда же «к колбасе» «Die Kalebasse (нем.), calabash (англ.) calebasse (фр.) — тыквенная бутылка. Колбаса — в прямом смысле начиненная мясом кишка, формою напоминающая тыквенную бутылку (kalebasse).» -Я пошутила:), я знаю, что Фасмер яростно отрицает эту этимологию:)). Но, кстати, я сама употребляю слово колабашка по отношению к твердым предметом округлой формы размером приблизительно с кулак:). Но я отвлеклась, продолжаю.

    Происхождение же немецкого слова Schmerz мне неведомо, немецкого я не знаю, очень прошу немецкоговорящих френдов помочь с этимологией этого слова. Я слышу в нем русское Смерть (по немецки смерть- Tod).

    Вот кстати давайте и посмотрим этимологию слова Смерть и заодно уж и Смерд.
    Смерть :
    Фасмер: Праслав. *sъmьrtь наряду с *mьrtь (в чеш. mrt, род. п. mrti ж. «отмершая часть чего-либо, мертвая ткань на ране, бесплодная земля») , общие корни он находит даже с др-инд. mrtis, уж не говоря о всем понятном латинском mors (mortis) . Славянское *sъ-mьrtь следует связывать с др.-инд. su- «хороший, благой», первонач. «благая смерть», т. е. «своя, естественная», далее связано со *svo- (см. свой).

    Смерд (есть мнение, что кличка немцев Шмерц подразумевало еще и от Смерд, в негативном значение):
    У Карамзина читаем : «Имя смерд означало обыкновенно крестьянина и чернь, то есть простых людей, не военных, не чиновных, не купцев…Под именем смердов разумеется вообще простой народ. .. Вероятно имя смерд произошло от глагола смердеть… Смерды были свободные люди и ни в каком случае не могли равняться с холопами. .. Смерды платили князьям продажу, дань или пени, а с холопа не было никакого денежного взыскания, ибо они не имели собственности» (прошу прощения, пишу по-русски ибо иного шрифта не имею). Можно еще посмотреть в разных словарях или в вики.

    Фасмер: др.-русск. смьрдъ «крестьянин» Праслав. *smьrdъ от *smьrdeti (см. смердеть). Это слово носит отпечаток презрения к земледелию, которое расценивалось как низменное занятие и было уделом рабов и женщин

    Из словаря Брокгауза-Ефрона: Из одного места Ипатской летописи (под 1240 г.) видно, что С. могли подниматься до высших слоев и даже до звания боярина; по крайней мере, галицкие бояре, по летописи, происходили «от племени смердья». По почину Лешкова, в нашей историко-юридической литературе довольно долго принимали С. за особый класс, состоявший в некотором ближайшем отношении к князю

    В какой момент слово приобрело ругательное значение мне выяснить так и не удалось (еще в XVI—XVII веках слово смерд использовалось для обозначения служилого населения в официальных обращениях к царю и царя к населению. ) А потом появились вот такие пословицы (из А.Г. Преображенского)
    Смерда взгляд пуще брани!
    Еловый пень неотродчивый, смердий сын непокорчивый.

      что русскому здорово, то немцу смерть — что хорошо одним, может быть губительно для других. По одной из версий, происхождение этого оборота связано с конкретным случаем. Однажды молодой врач, приглашенный к безнадежно больному русскому мальчику, разрешил ему есть все, что он захочет.… … Справочник по фразеологии

      Ср. К немцам относились снисходительно, прибавляя, однако, в виде поправки, что русскому здорово, то немцу смерть. Салтыков. Пошехонская старина. 26. Ср. Не напрасно дедов слово Затвердил народный ум: Что для русского здорово, То для немца… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

      Русскому здорово, а нѣмцу смерть. Ср. Къ нѣмцамъ относились снисходительно, прибавляя однако, въ видѣ поправки, что русскому здорово, то̀ нѣмцу смерть. Салтыковъ. Пошехонская старина. 26. Ср. Не напрасно дѣдовъ слово Затвердилъ народный умъ: Что… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

      Восстание Костюшко 1794 г … Википедия

      — (1794) Польское восстание Костюшко 1794 г. Штурм Праги в 1794. А. Орловский, 1797 Дата … Википедия

      Кровь с молоком. Чуть не лопнет. Не спрашивай здоровья, а глянь в лицо. Суди не по годам, а по ребрам (по зубам). Здоров, как бык, как боров. Силен, как лесник. Здоров, как бык, и не знаю, как быть. Сучок в кулаке сожмет, так вода пойдет. Сожму в …

      Или здравие ср. состоянье животного тела (или растения), когда все жизненные отправления идут в полном порядке; отсутствие недуга, болезни. Каково дорогое здоровьеце ваше? Да мое здоровьишко плохое. Здоровье всего дороже (дороже денег). Он чужим… … Толковый словарь Даля

      Чу! здесь русским духом пахнет. Древний Новгород и Псков господа (а Новгород был даже господин, государь). Сердце в Волхове (в Новгороде), душа на Великой (древний Псков). Новгород, Новгород, а постарше старого. Новгородская честь. Новгородская… … В.И. Даль. Пословицы русского народа

      Русский немцу задал перцу. У немца (француза) ножки тоненьки, душа коротенька. Прусский гут (хорош), а русский гутее (солдатск. ). Настоящий англичанин (т. е. корчит барина, тороват, чудак и делает все по своему). Сущий итальянец (т. е. пройдоха) … В.И. Даль. Пословицы русского народа

      — [псевдоним Стукалова, 1900 ] советский драматург. Род. в крестьянской семье. Детство провел с матерью, занимавшейся шитьем по донским станицам. Работал в переплетных и слесарных мастерских. С 20 лет начал писать. Работал разъездным… … Большая биографическая энциклопедия

    Книги

    • Почему Россия не Америка. 2015 , Паршев, Андрей Петрович. Эта книга — для тех, кто решил остаться в России. Вы, уважаемый читатель, видимо, подумываете над таким решением. А иначе, зачем вы взяли книгу в руки? Для тех, кто собирается уезжать,…
    • Почему Россия не Америка , Паршев Андрей Петрович. Эта книга для тех, кто рискнул остаться в России. Вы, уважаемый читатель, видимо, среди них. А иначе, зачем вы взяли книгу в руки? Для тех, кто собирается уезжать, выпускаются сотни…

    Что русскому хорошо, то немцу – смерть?

    Чем россияне отличаются от немцев? На первый взгляд, вопрос глупый. Ведь у людей, живущих в разных странах, совершенно разный менталитет. Принято считать, что немцы аккуратны, трудолюбивы, пунктуальны, любят во всем порядок. На всю жизнь запомнила, как наш школьный учитель, немец по национальности, на первом же уроке немецкого языка написал на доске «Ordnung muss sein», что в переводе означает «Порядок должен быть». При этом он так строго на нас посмотрел, что впоследствии на его уроках мы вели себя очень тихо.

    Менталитет россиян совершенно другой. Можно сказать, что мы – антиподы немцев. Не зря же была придумана поговорка «Что русскому хорошо, то немцу — смерть». Россияне в большинстве своем ленивы, могут позволить себя, как говорится, на печи лежать и в потолок плевать, опять же, любят халяву, что совершенно не свойственно немцам.

    Однако, несмотря на явные различия, между нами много общего. Неспроста же между Россией и Германией уже давно установились крепкие дружеские связи. В обеих странах успешно функционируют российско-немецкие общества дружбы, практикуются обмены между школьниками и студентами. Также часть российских школьников и студентов изучают немецкий язык, а в некоторых учебных заведениях Германии преподают русский язык.

    Дружба дружбой, однако, как мне пришлось убедиться, далеко не все россияне и немцы положительно относятся друг к другу… В разных странах я оказалась в схожих ситуациях, из которых для себя сделала два вывода. Первый: выезжая за рубеж, россияне и немцы абсолютно одинаково ведут себя, когда думают, что их язык никто не знает. Второй: некоторые представители России и Германии действительно недолюбливают друг друга.

    Одна история произошла со мной в Германии. Немецкие друзья пригласили меня на показ военной техники. Мы приехали в воинскую часть, где проводился день открытых дверей. Все желающие могли прогуляться по части, посмотреть, в каких условиях живут солдаты, а также ознакомиться с арсеналом. Меня это, конечно, очень удивило, ведь в России такого не бывает. Вход в воинские части закрыт для гражданских, а уж тем более для иностранцев.

    Когда мы подъехали к воинской части, перед входом была большая очередь. Но продвигалась она очень быстро. Стоя в этой очереди, я очень удивилась, когда услышала русскую речь. Сначала меня это обрадовало, ведь на тот момент я почти месяц жила в Германии, и подустала от немецкого языка. Однако потом поведение россиян меня возмутило.

    Соотечественники стояли неподалеку от нас, поэтому их разговор я слышала четко. Говорили они примерно следующее:

    — Достали эти немцы. Стоят, как бараны в этой очереди. Никто даже без очереди пройти не пытается. Все слишком правильные, аж бесит. Все у них не как у людей…

    Правда, звучало это гораздо грубее, присутствовали и нецензурные выражения.

    Вдоволь повозмущавшись по поводу «неправильной» очереди, они принялись обсуждать людей, которые стояли перед ними. Опять же в грубой форме. Кого-то назвали «жирным», кого-то «уродом»… Естественно, слушать их было неприятно.

    Когда мои немецкие друзья поинтересовались, о чем они говорят, я, честно говоря, растерялась. Сказала, что они недовольны тем, что очередь слишком длинная. А у самой в голове мелькала мысль подойти к грубым соотечественникам и попросить их вести себя прилично. Но я так и не решилась. А, может, испугалась, что и на меня они выльют ведро грязи…

    Так получилось, что, покидая воинскую часть, мы вновь оказались рядом с теми самыми россиянами из очереди. На этот раз они громко обсуждали, насколько немцы тупые, что демонстрируют свою военную технику «кому попало». При этом у них даже мысль не промелькнула, что рядом могут идти немцы, которые изучали русский язык, и которых могут оскорбить такие высказывания…

    Покинув воинскую часть, мы поехали на кладбище, где во время II Мировой войны были похоронены русские солдаты. Однако на само кладбище мы попасть не смогли. Оно было огорожено высоким забором, а у ворот стояла охрана. Мои немецкие друзья объяснили, что это кладбище открывают один раз в год – 9 мая. В другие дни оно не работает и находится под охраной, так как было несколько случаев, когда радикально настроенные молодые люди крушили памятники и оскверняли могилы.

    «Наверное, виноваты в этом наши соотечественники, которые прилюдно позволяют себе оскорблять граждан страны, в которой находятся в качестве гостей…», — подумала я, но вслух не произнесла…

    Другая история произошла в Турции, где, как известно, любят отдыхать туристы из России и Германии. Их там большинство. Так вот, мы с друзьями решили покататься на яхте. Правда, билеты приобрели в уличном турагентстве, а не у отельного гида, цены у которого были в два раза выше. В итоге попали на яхту, где практически не было свободных мест. Чтобы собрать побольше денег, на яхту погрузили намного больше людей, чем положено. Причем российских и немецких туристов было примерно одинаковое количество.

    Что интересно, россияне веселились, танцевали, участвовали в различных конкурсах. Немцы же в это время сидели с недовольными лицами. Их явно напрягало такое соседство.

    Так получилось, что рядом с нами обосновалась немецкая кампания. Две молодые женщины с детьми. Пока их чада веселились и играли с российскими детьми, мамаши что-то бурно обсуждали. Сначала я как-то не вслушивалась в их диалог, а потом мне вдруг стало интересно. Ведь в школе я изучала немецкий, а слушая живую иностранную речь, можно освежить свои знания.

    Однако, вслушавшись в их слова, я пожалела, что оказалась с ними рядом. Ведь диалог у них был примерно следующий:

    — Хорошо тут…

    — Да-а, все бы ничего, но только русских много…

    После этого они принялись обсуждать, как отвратительно ведут себя русские, как они им мешают отдыхать. А затем начали высмеивать недостатки окружающих их людей… Я тут же вспомнила соотечественников, которых встретила в Германии…

    Что немцу хорошо, то остальным неудобство / Стиль жизни / Независимая газета

    На открытии мемориала побывали сотни берлинцев. Фото Reuters

    Известная поговорка «Что русскому хорошо, то немцу смерть» призвана показать отличие одной нации от другой. Другой, ее менее известный вариант гласит «Россия – не Европа». И он более точно передает особенности национального характера. 

    В наши дни поговорка часто употребляется именно в политической полемике, чтобы показать невозможность пути, избранного в свое время для нашей страны и Горбачевым, и Ельциным. Конечно, в ее основе лежала достаточно прозаическая история из позапрошлого века, касающаяся применения одного и того же лекарственного вещества к пациентам разных национальностей. 

    Но тем не менее людские характеры двух наций действительно сильно отличаются, и недавно это продемонстрировал всему миру правящий бургомистр Берлина Михаэль Мюллер. Повод для этого был, правда, достаточно трагический. 19 декабря исполнился год со времени теракта, совершенного исламским террористом на рождественском базаре в Берлине. В результате нападения террориста, использовавшего грузовик, погибли 12 человек, более 70 получили ранения. Накануне годовщины теракта канцлер Ангела Меркель встретилась с пострадавшими и родственниками погибших на Брайтшайдплац. О подробностях этой встречи, эмоционально тяжелой и, похоже, самой сложной за год для Меркель, не сообщалось. Официальный представитель правительства Штеффен Зайберт заявил накануне, что ее цель – выслушать друг друга; возможно, это позволит вместе сделать выводы.

    Церемония на Брайтшайдплац проходила при повышенных мерах безопасности. Фото Reuters

    В этой связи государственное немецкое агентство Deutsche Welle напоминает, что еще в начале декабря родственники и близкие жертв теракта пожаловались в открытом письме на отсутствие сочувствия со стороны политиков и на поведение властей. В частности, на то, что за 12 месяцев Меркель ни разу лично не встречалась с ними. Власти исправили это упущение, и, более того, на месте теракта открыт памятник, представляющий собой зигзагообразный разрыв мостовой, заполненный золотым легирующим веществом. Имена погибших с названиями стран, откуда они прибыли, выгравированы на ступенях находящейся рядом на площади мемориальной церкви, сооруженной в конце позапрошлого века в честь первого германского кайзера Вильгельма I по поручению его внука, последнего кайзера Вильгельма II. Долгое время она была самой высокой церковью Берлина (ее высота составляла 113 м). В середине XX века церкви суждено было стать мемориалом разрушения и созидания. 23 ноября 1943 года в ней состоялась проповедь на тему «Все проходит!», а спустя несколько часов храм был разрушен в результате бомбового налета англо-американской авиации.

    Когда после войны возник план построить на месте разрушенной церкви новое здание, только одна из многочисленных берлинских газет получила более 47 тыс. гневных писем протеста. Сопротивление возымело успех. Руины когда-то 68-метровой башни были сохранены на специально сконструированной платформе. Церковь стала одной из примет послевоенного Берлина. Каждый час с высоты «полого зуба», как берлинцы называют башню старой церкви, звучит колокольный звон. 

    Кстати, там же хранится и малоизвестная россиянам «Сталинградская мадонна», представляющая собой рисунок на куске советской географической карты. «Сталинградская мадонна» была нарисована немецким военным врачом (до начала Второй мировой войны — лютеранским пастором) Куртом Ройбером в рождественскую ночь 1942 года. Как известно, к этому моменту немецкие войска под командованием генерала Паулюса были уже окончательно окружены в сталинградском «котле» частями Красной армии и несли большие потери, усугубляемые суровыми зимними условиями.

    Солдаты и офицеры вермахта были морально сломлены и практически потеряли какую-либо надежду вырваться из окружения, и единственным их стремлением было выжить. Выражением этих эмоций и стал рисунок Ройбера. Эти обстоятельства лишь подчеркивают эмоциональное значение данного места. 

    На открытие памятника, как пишет берлинская газета Bild, правящий бургомистр разослал приглашение родственникам жертв теракта. Однако в приглашении с немецкой пунктуальностью было отмечено, что власти не могут компенсировать родственникам оплату такси и им рекомендуется прибывать на торжества на общественном транспорте. В случае же прибытия на личных автомобилях власти готовы компенсировать 0,20 евро за каждый километр пути. Причем дается четкое указание, что расходы по автопоездке компенсируются в размере не большем, чем стоимость билета на поезд или самолет. К посланию был приложен формуляр для ответа с примечанием, что в случае любых вопросов рекомендуется обратиться к соответствующему чиновнику за разъяснениями. 

    Автор статьи возмущается бесчувственностью и крохоборством  берлинских властей, мол, решивших сэкономить на горе людей. Газета приводит и возмущенные письма граждан из других стран, которые получили подобные приглашения. В отличие от автора статьи я увидел в этом лишь четкий и педантичный подход к делу. Лучше заранее все сказать и расставить точки на «i», чем потом увязать в бесконечных спорах относительно условий приезда и якобы невыполненных обещаний или несбывшихся ожиданий.

    Я достаточно долго прожил в Германии и могу лишь констатировать, что, на мой взгляд, именно благодаря подобной педантичности немцам удалось после тяжелейших поражений и в Первой, и во Второй мировых войнах столь быстро восстановиться из руин и стать вновь экономической нацией номер один на континенте. Ведь недаром первейшая заповедь каждого немца заключается в трех словах: Ordnung muss sein, что в переводе означает «Порядок должен быть».  

    И пусть простят меня иные патриоты, но такому подходу к делу нам стоило бы поучиться. Не случайно, что и создатель Советского государства Владимир Ленин, если верить  известному публицисту Леониду Млечину, просто «мечтал о немецкой пунктуальности». Ленина раздражала известная российская необязательность, и он даже требовал ввести  штрафы за опоздания на заседания Совнаркома.

    два взгляда на Германию от челябинских эмигранток

    Мария Горшкова родилась и окончила школу в Копейске, а почти сразу после выпускного отправилась в Германию по программе Au Pair. Жила в одной из образцовых семей Мюнхена, помогала им по дому, водила маленьких бюргеров в школу и на кружки. Корреспонденту «Хороших новостей» Маша честно призналась, что страна Вагнера и Шиллера ее удивила: некоторые стереотипы рухнули, как Берлинская стена, некоторые оказались вовсе не стереотипами, а самой что ни на есть правдой. По нашей просьбе девушка составила список явлений в немецком житие-бытие, которые показались ей необычными.

    Мария Горшкова, уехала в Германию после окончания школы в Копейске

    Сразу отметим, что все они получились весьма комплиментарными. На всякий случай редакция показала эти пункты еще одной своей знакомой эмигрантке из Челябинска Полине Кулине, которая живет в Германии несколько дольше — 8 лет — и обитает не на Западе страны, а на Востоке, в земле Тюрингия, на территории бывшей ГДР. Надо сказать, что мнения на одни и те же явления оказались практически противоположными. Для справедливости мы озвучим обе позиции.

    Полина Кулина. Эмигрантка из Челябинска, которая живет в Западной Германии уже 8 лет

    «Три корочки хлеба» 

    Маша 

    Немцы часто организуют семейные ужины, когда собираются все родственники. Но, если в России по такому случаю готовят стол с разнообразной вкуснятиной, то в Германии выносят тарелку с. . хлебом! Есть даже специальное слово в языке — «abendbrot» (aben – вечер, brot – хлеб) У нас хозяева редко отпускают гостей голодными, выставляя на стол целое море закусок. Для немцев же еда отходит на второй план и самым главным во время abenbrot считается общение. Кстати, на немецких тусовках вообще нет еды, только закуски – орехи или чипсы. 

    Полина 

    Начнем с того, что abendbrot или ужин по нашему в нормальных немецких семьях не ограничивается «тремя корочками хлеба». Тут уж как везде – жадный человек и корочек не даст, а нормальный, душевный – голодным гостя никогда не отпустит. Например, в Восточной Германии если кто-то нанимает работников для работы в саду, плитку положить, деревья подрезать, да что угодно сделать, то обязательно и обедом накормит и кофе напоит. В Западной Германии иначе – можешь пахать хоть целый день – не вынесут и воды. Плохо это или хорошо – решает каждый сам, я считаю, что плохо, не по-людски это. 

    Жадность или практичность? 

    Маша 

    Гостевая семья, в которой я жила, достаточно обеспеченная: они живут в центре Мюнхена, могут позволить себе большие покупки, но при этом экономят на одежде. Хозяйка могла зашивать джинсы детей и свои собственные заплатками, потому что это дешевле. Сюда же следует отнести покупку вещей в секонд-хендах или на рынке. Я вообще заметила, что немцы мало думают о внешнем виде, соответственно, и не осуждают за него. Несмотря на то, что у них есть деньги на дорогую одежду, или хотя бы новую, они не растрачиваются. В Германии не принято выставлять богатство напоказ при помощи брендовых вещей. 

    Полина 

    Экономия на одежде? С одной стороны да, но и хорошая одежда дорогая. Вещи плохого качества, конечно, дешевые, но и выглядишь ты в них соответствующим образом. В деревне на это наплевать. Не принято выставлять напоказ? Не согласна. Тут тоже люди разные. В Дрездене каждый второй с деньгами или без оных выпендривается вещами. Есть люди, которые напоказ носят рванину. Есть панки – им сам бог велел одеваться как последние нищие. Но отношение к тебе будет соответствующее. Да, в глаза тебе может и будут улыбаться, но в дом не пригласят и руки не подадут.  

    Тайные соцсети 

    Маша 

    Немцы мало сидят в Instagram и других социальных сетях. А если и ведут блог, то очень ответственно к этому подходят. Люди предпочитают не выставлять детали личной жизни в социальных сетях. 

    Полина 

    Это так, но не везде. В больших городах люди активно ведут социальные сети. Но тут надо учитывать несколько моментов – интернет в Германии очень дорогой по сравнению с Россией. Плюс, как бы вы там в России не удивлялись этому, но в Германии прогресс только на словах прогресс, на деле же сетью охвачена не вся страна и, например, вполне возможна ситуация, когда в одном доме Поландплатц города Дрезден интернет есть, а в соседнем — еще нет и еще 10 лет, как не предвидится. Плюс еще один момент – цензура в сети. Не выставляют жизнь, не потому что такие скромники, а потому что государство за «нескромность» вполне гражданина может наказать. Не так как в доброй России, где есть настоящая, реальная свобода слова (цените, пока есть), а жестко и бескомпромиссно – внушительный штраф, тюремный срок.

    Немцы считают, что русские – гопники! 

    Маша 

    Они верят, будто в России много гопников, которые носят спортивные штаны с лампасами, сидят на корточках и постоянно слушают рэп о любви. Также немцы думают, будто все русские грызут круглые сутки семечки, а на стенах их домов висят ковры. 

    Полина 

    Немцы не считают, что все русские гопники. У немцев у самих гопников навалом, да и ковров тоже. Кто застал ГДР – не даст соврать. Западные же немцы – люди ранимые, для них всякий у кого жизненная позиция жестче — уже гопник. 

    Культ пива 

    Маша 

    Мало кто представляет немца без пива и баварской сосиски в руке. Они реально очень много пьют пива: и алкогольного, и безалкогольного, и с добавками, и с разными вкусами. Кстати, вино и пиво считаются низкоалкогольными напитками, поэтому их продают с 16 лет. 

    Полина 

    Да, пива много. Но пить немцы не умеют. На праздниках молодежь упивается до свинячьего состояния. Пьют не только пиво, но и шнапс или водку. Не закусывают. Запивают все тем же пивом. 

    Самостоятельность 

    Маша 

    Когда ребенку исполняется 18 лет, его начинают воспринимать как полноценного члена общества и дают полную свободу действий. С этого момента родительский контроль уменьшается, исчезают запреты, поставленные ранее, и человек начинает сам нести ответственность за то, что ему делать. Например, во сколько и с кем приходить домой. 

    Полина 

    Если в 18 ребеночку можно пить или сожительствовать с кем угодно – это еще не самостоятельность. «Детские деньги» тут выплачивают родителям до того, как чаду исполнится 21 год, если же ребенок учится в университете — то до окончания учебного заведения. Ответственность на родителях лежит до тех пор, государство платит деньги. Ребенок может эти средства потребовать от родителей, может подать на них в суд. Если это самостоятельность, тогда я Бисмарк.

    Немцы собирают бутылки 

    Маша 

    Приехав в Германию, я заметила, что везде стоят стеклянные бутылки. Оказывается, там существует понятие «Pfand», которое означает, что за бутылку со специальной маркировкой вернут деньги. Стеклотару забирают не только бездомные, но и обычные немцы, которым вдруг понадобились несколько евро. 

    Полина 

    Да, бутылки собирают, т.к если ты не сирийский беженец, а обычный работяга – то ты бедный и считаешь каждый евро.

    Свобода и равенство 

    Маша 

    Семейные отношения базируются на равенстве каждого члена семьи. Если у кого-то проблема, то семья собирается вместе и находит решение. То есть, на все проблемные ситуации, возникающие внутри семейства, не принято закрывать глаза. 

    Полина 

    Тут хочу заметить, что женщины при разводе выжимают все из своих бывших мужей. Вообще, по честному, мужиком в Германии быть не выгодно. Жениться не выгодно. Не имеет смысла. Потому и семей мало. Есть те, кто живет вместе и заводят собаку на двоих. Хотя порой собака выходит дороже ребенка. 

    Игры в ресторане 

    Маша

    Немцы часто ходят в ресторан без особых причин. Но самое интересное в том, что никто из собравшихся не сидит в телефоне. Пока на кухне готовят заказ, все играют в игры по типу глухой телефон или просто общаются, делятся новостями. 

    Полина 

    Не согласна. Старшее поколение — еще да, поколение зумеров – уже нет. Также пялятся в свои экранчики. По ресторанам особо не ходят. Разве что, в кальянные и клубы. 

    Меньше официоза 

    Маша 

    Улыбчивые прохожие, приветливые соседи – это все есть в Германии. Эта доброжелательность распространяется на всю коммуникацию. Очень часто ученики в школах разговаривают с учителями на «ты», а начальник может даже посмеиваться, если к нему обратиться на «вы». 

    Полина 

    Улыбаются фальшиво. Он тебе улыбается, а за спиной катает на тебя жалобу в мэрию, что у тебя яблоня листву на его огород роняет или что у тебя в воскресение свет до 12 горел и ему это мешает. Не все такие. В восточной Германии такое поведение как и у нас считается лицемерием и стукачеством. С учителями в восточной германии говорят строго на «ВЫ».

    Что русскому хорошо,то немцу-смерть — Немецкий язык

    Germany.ru → Форумы → Архив Досок→ Немецкий язык

    Что русскому хорошо,то немцу-смерть

    1442  1 2 3 все

      FedorMMAгость12.03.10 08:32

    12.03.10 08:32 

    Естэ немецкий вариант? или как перевести?

    #1 

    Simpatichno12.03.10 09:20

    NEW 12.03.10 09:20 

    в ответ FedorMMA 12.03.10 08:32

    какой текст?

    #2 

    regremкоренной житель12.03.10 09:27

    Simpatichno12.03.10 09:31

    NEW 12.03.10 09:31 

    в ответ FedorMMA 12.03.10 08:32

    Лучше отправить обоих

    #4 

      FedorMMAпосетитель12. 03.10 09:31

    NEW 12.03.10 09:31 

    в ответ regrem 12.03.10 09:27

    А можно так немцу сказать? не просто немцу а начальнику
    Was dem Russen Brot, ist dem Deutschen Tod.

    #5 

    regremкоренной житель12.03.10 09:32

    NEW 12.03.10 09:32 

    в ответ FedorMMA 12.03.10 09:31

    нет

    #6 

      FedorMMAпосетитель12.03.10 09:32

    NEW 12.03.10 09:32 

    в ответ Simpatichno 12.03.10 09:31

    В ответ на:


    Лучше отправить обоих

    хмм ????

    #7 

    Simpatichno12.03.10 09:41

    NEW 12.03.10 09:41 

    в ответ FedorMMA 12.03.10 09:31

    Данное предложение очень коротким. К сожалению, это многое может быть истолковано в «немцу-смерть. (также известного как весьма радикальные заявления на немецкий язык можно рассматривать как весьма экстремальный)
    Немецкий перевод очень хороший, абсолютно правильно — в виде анекдота — это то:
    Was dem Russen sein Brot ist des Deutschen sein Tod
    чуть более доброкачественной показывает форму:
    Was das tägliche Brot für einen Russen ist, ist Gift für einen Deutschen
    (даже на смерть, немцы так noicht прямо как русские ;o))

    #8 

      FedorMMAпосетитель12.03.10 09:54

    NEW 12.03.10 09:54 

    в ответ regrem 12.03.10 09:32

    а как тода лучше сказать?

    #9 

    regremкоренной житель12.03.10 10:25

    NEW 12.03.10 10:25 

    в ответ FedorMMA 12.03.10 09:54

    Не надо говорить вообще. Эта поговорка возникла как оскорбление,презрение к немцам,живущим в России.
    Немцы в городах жили на окраинах,влачили жалкое существование,выглядел жалкими,слабыми итд.

    #10 

      Natalja70постоялец12.03.10 10:49

    NEW 12.03.10 10:49 

    в ответ FedorMMA 12.03.10 09:54

    В ответ на:


    а как тода лучше сказать?

    вас кто то заставил в Germany приехать и сдесь жить? откуда такая ненависть?

    #11 

      Natalja70постоялец12.03.10 10:56

    NEW 12.03.10 10:56 

    в ответ regrem 12.03.10 10:25

    В ответ на:


    Эта поговорка возникла как оскорбление,презрение к немцам,живущим в России.
    Немцы в городах жили на окраинах,влачили жалкое существование,выглядел жалкими,слабыми итд.

    я думаю это со времён войны, где русские чувствуют себя до сих пор победителями. немцы этого не поймут, так как вели войну не только с русскими а со всей европой и африкой, и без помощи Alliierten никто не знает как бы это для русских закончилось.
    кстати в своё время немецкие поселения в CCCP были примером для других, нищета и пьянство там так не процветали как у русских.

    #12 

    regremкоренной житель12.03.10 11:18

    NEW 12.03.10 11:18 

    в ответ Natalja70 12.03.10 10:56, Последний раз изменено 12.03.10 11:32 (regrem)

    In Antwort auf:


    кстати в своё время немецкие поселения в CCCP были примером для других, нищета и пьянство там так не процветали как у русских.

    Я говорил о России,а не о CCCP. Тяжело им было в Росиии в городах — нищета страшная.

    #13 

    regremкоренной житель12.03.10 11:27

    NEW 12.03.10 11:27 

    в ответ Natalja70 12. 03.10 10:56

    In Antwort auf:


    я думаю это со времён войны, где русские чувствуют себя до сих пор победителями.

    Нет. Эта поговорка очень старая,она упоминается в русской литературе.

    #14 

      FedorMMAпосетитель12.03.10 11:35

    NEW 12.03.10 11:35 

    в ответ Natalja70 12.03.10 10:49

    В ответ на:


    вас кто то заставил в Germany приехать и сдесь жить? откуда такая ненависть?

    да нет никакой ненависти, я из хороших побуждений Просто хочется шефу обьяснить что в россии всё не так как здесь в двух словах
    Мы живём в самой прекрасной стране на свете, а все остальные страны нам завидуют. Это мы придумали пить до 9 утра, а в 8 часов уже быть на работе. Это мы придумали класть носки на батарею, вместо того, чтобы стирать их. Это в нашей стране дети не могут заснуть не пообщавшись со свиньёй и вороной. Это в наших квартирах самые большие запасы целлофановых пакетов. Это в нашей стране женщины могут всё, просто некоторые стесняются. Только в нашей стране можно бесплатно работать. (с)

    #15 

    Simpatichno12.03.10 12:00

    NEW 12.03.10 12:00 

    в ответ FedorMMA 12.03.10 11:35

    Когда дело доходит до объяснить, что в Deutschlkand предложить различные мнения о России / русских существует, поскольку она соответствует действительности, то я предлагаю следующее краткое предложение:
    Ueber Russland urteilen ohne es wirklich (von innen) zu kennen, ist so, wie ein Buch nur durch einen Blick auf den Umschlag zu bewerten.
    Сравнение не без так лично и избегает с одной стороны, национальные границы и другие приглашает вас на поездку в Россию ;o)

    #16 

      FedorMMAпосетитель12.03.10 12:30

    NEW 12.03.10 12:30 

    в ответ Simpatichno 12. 03.10 12:00

    мне нужно как бы лучше обьеснить хмм… вообщем есть немец который знает русский и я и для шефа мы одинаковые, тоесть и он знает русский и я всё просто. Но я то знаю не только русский а весь русский быт потому для меня совершеннно нормально когда звонишь на фирму а тебе просто говорят «аллё» а не фирма икс игрик, петя мурашкин у аппарата, в отличии от немца. Это я так привёл пример. Тоесть для русских клиентов я больше подхожу чем немец который знает русский. Как вот обьеснить такое шефу? в двух словах.

    #17 

    Simpatichno12.03.10 14:06

    NEW 12.03.10 14:06 

    в ответ FedorMMA 12.03.10 12:30

    Вы можете сказать своему боссу в анекдотах:
    «Разные страны, разные обычаи» и «рыба должна попробовать червя и не рыбак»
    В переводе на простой язык (как в моей профессии важно): Я имею адаптироваться к привычкам моего клиента, даже если это идет вразрез с моим собственным привычкам.
    Поэтому, когда я нахожусь в Китае косы отдавало при приеме пищи на полу. С тех пор я должен также присоединиться, даже если я сделаю это в моем доме раньше. В противном случае, хозяин думает, что он не хорошо.
    Однако это делает китайский обычай в Германии, то он оскорбил нас немецкий язык. Так же в одной культуре) хорошие (хлеб), в другой культуре плохо (Death / яд.
    Четкое разделение имеет важное значение. Концентрация в практике, я себя русский или немецкий. Тем не менее, Вы будете действовать как человек с вашим собственным сама культура, таких как молоко, кофе. Я знаю, что меня, ибо Я живу, как немецкий в течение 17 лет в Люксембурге, и было много других культур (взятые как французский). Корни никогда не исчезают, они меньше, но мы заботимся о них не забыть о них. Он принимает сил и концентрации.

    #18 

      Natalja70постоялец12.03.10 21:01

    NEW 12.03.10 21:01 

    в ответ regrem 12. 03.10 11:27

    В ответ на:


    Нет. Эта поговорка очень старая,она упоминается в русской литературе.

    На Руси немцами называли не обязательно немцев по национальности, немцами (как и басурманями) считались все иностранцы.

    #19 

    Телевизорсвой человек12.03.10 21:27

    NEW 12.03.10 21:27 

    в ответ regrem 12.03.10 10:25

    В ответ на:


    Не надо говорить вообще.

    В ответ на:


    Немцы в городах жили на окраинах,влачили жалкое существование,выглядел жалкими,слабыми итд.

    Не надо говорить вообще.
    Откуда инфа про жалкое существование немцев России ?

    #20 

    россиян, живущих в Германии, испытывают негативную реакцию на войну в Украине

    БЕРЛИН — 

    Илья Каплан молодым человеком уехал из родного города Москвы 32 года назад, чтобы начать новую жизнь в Берлине, и больше никогда не возвращался. Тем не менее, он никогда не расставался со своей русской идентичностью и открыл русский ресторан «Пастернак» — место, где вот уже четверть века весело едят, пьют, а также работают немцы, украинцы, русские и многие другие.

    Но эта история успеха иммигрантов внезапно оказалась под угрозой после того, как в феврале Москва приказала своим войскам вторгнуться в Украину, что вызвало волну русофобии здесь, в стране с одной из крупнейших в мире общин русской диаспоры. Мало того, что многие немцы, потрясенные неспровоцированным нападением, почувствовали необходимость «внести свой вклад», бойкотировав Пастернака и другие российские предприятия, Каплан начал получать предупреждения о том, что его «док. Ресторан в стиле «Живаго» взорвут, а украинские головорезы собирались избить его поваров и официантов.

    Ситуация казалась сюрреалистичной, учитывая, что Каплан публично осудил войну России с ее соседом и что большинство сотрудников его ресторана — украинцы. Русских всего несколько человек.

    «Я не могу показать вам, как это выглядит в моей душе, но это больно», — сказал Каплан, дружелюбный 60-летний мужчина с седыми волосами и грустными глазами. «Мы всегда были аполитичны и категорически против этой войны. Но я русский, и Россия начала эту войну, и теперь мы сталкиваемся с этой враждебностью — и наш бизнес страдает. Почему? Я понимаю, что люди расстроены. Но какое нам дело до Путина и этой войны?»

    Каплан и многие из примерно 3 миллионов человек с российскими паспортами или корнями, проживающих в Германии, ощутили негативную реакцию президента России Владимира Путина на Украину, которая длилась 6 месяцев. Они сообщают, что подвергаются остракизму, дискриминации и насмешкам, даже когда пытаются дать понять, что выступают против войны.

    В то же время они признают напряженность в своем собственном сообществе, в которое входит значительное число иммигрантов, потребляющих российские государственные СМИ и поддерживающих Путина. В начале апреля около 900. 00 сторонники российского лидера провели широко раскритикованный автопробег по центру Берлина, размахивая гигантскими российскими флагами и сигналя в гудки.

    В том же месяце Федеральное управление уголовной полиции сообщило, что за первые два месяца конфликта в Германии против русских, белорусов и украинцев было совершено более 1700 преступлений, в том числе 162 акта насилия, против русских, белорусов и украинцев «в связи с войной». Преступления включали угрозы, физические нападения и материальный ущерб.

    Женщина держит плакат против Владимира Путина во время акции протеста у Бранденбургских ворот в Берлине против войны в Украине.

    (Markus Schreiber / Associated Press)

    Бизнес в ресторане Pasternak в модном берлинском районе Пренцлауэр-Берг упал на 30% с начала войны — даже после того, как Каплан подправил меню, чтобы превратить такие блюда, как «Fruehstueck Moskau». (Московский завтрак) в просто «Fruehstueck». Его мечта удвоить количество принадлежащих ему ресторанов, с восьми до 16, теперь кажется безнадежной.

    «Кажется, что вся работа последних 30 лет уничтожена, — сказал Каплан. «Мы пережили пандемию коронавируса, и у меня было будущее. Теперь мне кажется, что у меня нет будущего».

    Русская диаспора Германии состоит из этнических немцев, чьи семьи иммигрировали в Россию, начиная с 18-го века и вернулись в 1990-х годах, после распада Советского Союза, а также большое количество этнических русских и еврейских иммигрантов из России, которые начали селиться здесь в конец 1980-х. Многие из недавних иммигрантов пытались сохранить остатки своей культуры и особенно языка, более или менее успешно интегрируясь в экономику и образ жизни Германии.

    Война на Украине и последовавшая за ней негативная реакция в Германии, а также в других частях Европы резко оборвали короткую, но счастливую эру хороших отношений между немцами и теми, кто среди них имел русские корни, — и между двумя крупнейших стран Европы, несмотря на бурную общую историю, омраченную войнами и потрясениями.

    Сменявшие друг друга немецкие правительства после холодной войны приняли « wandel durch handel » (изменения через торговлю), представление о том, что на континенте никогда больше не будет войны, если Россия будет неразрывно связана с экономикой Западной Европы. Канцлеры Германии в прошлом и настоящем, сделавшие свою страну в значительной степени зависимой от российских ископаемых видов топлива, теперь признают, что ошибались и были ужасно наивны.

    Немецкий гнев на Украину таков, что 82-летняя Лариса Шевикова, которая жила в Берлине после переезда в коммунистическую Восточную Германию в 1981 году из своего родного города Ленинграда, ныне Санкт-Петербурга, сказала, что даже местные врачи отвергают ее, когда она пытается чтобы получить встречи.

    «Среди моих русских друзей царит страх», — сказала Шевикова, добавив, что одна подруга недавно была избита за то, что говорила с матерью по-русски, и попала в реанимационное отделение больницы. «Когда мы встречаемся на публике, то теперь пытаемся говорить [по-русски] тихо… У меня была дружеская беседа на улице с соседом-милиционером, когда он выгуливал свою собаку. Теперь, когда я пытаюсь с ним поговорить, он просто говорит: « Nein, nein », и уходит».

    Около 100 000 человек участвуют в проукраинском митинге в Берлине 27 февраля, через три дня после того, как Россия вторглась в соседнюю страну.

    (Майкл Сон/Ассошиэйтед Пресс)

    Враждебность может распространиться даже на детскую площадку.

    «Я говорила по-русски со своими двумя дочерьми, когда подошли два подростка и спросили, на каком языке мы разговариваем», — сказала 37-летняя Алевтина Эндерс, которая по-прежнему беззастенчиво гордится русскими традициями своей семьи спустя три десятилетия после того, как ее родители переехали в Германию. Когда она сказала, что она и ее девочки говорят по-русски, молодые люди выкрикивали в их адрес нецензурную брань.

    Призывы президента Украины Владимира Зеленского и стран Европейского Союза, таких как Эстония, Дания и Польша, к ЕС запретить визы для российских туристов вызвали дополнительное охлаждение в российской диаспоре, поскольку многие опасаются, что это может еще больше отрезать их от их семей . Ранее в этом году ЕС уже запретил полеты из России.

    Мораторий на выдачу виз может захлопнуть дверь выхода для политических диссидентов и всех, кто бежит от путинского автократического правления после того, как десятки тысяч россиян бежали в первые месяцы войны.

    В среду министры иностранных дел ЕС согласились ужесточить визовый процесс для российских посетителей, но не допустили полного запрета. Германия была среди стран-членов ЕС, которые выступили против полного запрета, отчасти потому, что многие немцы, в том числе бывший канцлер Вилли Брандт, пережили нацистскую эпоху благодаря убежищу в Швеции и других убежищах. Но страны Балтии, такие как Эстония и Финляндия, сами по себе начали блокировать или строго ограничивать количество въезжающих россиян.

    «Поездки в Россию и из России, безусловно, уже достаточно сложны, а запрет на въезд из ЕС сделал бы это более опасным для россиян — они чувствовали бы себя более застрявшими в стране, и это нехорошо», — сказала Ася Чавдар, 32-летний русский, проживающий в Берлине.

    Ася Чавдар (справа), русская жительница Берлина, в этом месяце вышла замуж за американца Денниса Харриса из Сими-Вэлли в столице Германии.

    (Эрик Киршбаум / For The Times)

    На прошлой неделе Чавдар вышла замуж за Денниса Харриса, американца из Сими-Вэлли, который работает удаленно из столицы Германии в своей бостонской компании. 37-летний Харрис смог прилететь со своей семьей прямо из Калифорнии на свадьбу, в то время как родителям Чавдара пришлось совершить кружную поездку на машине в Литву, прежде чем они смогли сесть на рейс в Берлин.

    Чавдар, живущая в Берлине с 2017 года, говорит, что не сталкивалась с прямой враждебностью со стороны немцев ни на работе, ни на улице, но некоторым друзьям повезло меньше.

    «Климат определенно изменился», — сказала она, отметив, что ее заявление на получение туристической визы для медового месяца в Соединенных Штатах с ее новым мужем было отклонено. «Я просто надеюсь, что мир изменится и скоро станет лучше».

    Андрей Хермлин, берлинский музыкант, несмотря на рост антироссийских настроений, сохранил в репертуаре своей свинговой танцевальной группы русскую композицию «Очи черные».

    «Несколько недель назад мы играли эту песню, и в первом ряду сидела пожилая немка и махала большим пальцем вниз против песни», — сказал Хермлин, который гордится своими русскими корнями и знанием языка.

    «После спектакля я спросила ее, что не так, и она сказала, что недопустимо, чтобы мы играли русскую музыку. Я рассказал ей о своей матери и о том, как она начала изучать немецкий язык в 1943 году в Москве, потому что любила этот язык и хотела читать немецкую литературу», — рассказала Хермлин.

    «Я сказал ей, что если моя мама могла выучить немецкий во время той войны, то она должна уметь слушать сейчас русскую песню. Она сказала, что не думала об этом в таком ключе».

    немцев раскаялись в прошлых грехах. Теперь они должны взять на себя ответственность за настоящее Европы.

    Президент России Владимир Путин направил российскую армию на воссоздание Второй мировой войны в гротескном постмодернистском ключе. Его «спецоперация» по «денацификации» Украины — это ничем не спровоцированное нападение на суверенное демократическое государство и кампания массовой бойни. Украинские военные защищали Украину гораздо более искусно, чем российские военные нападали на нее. (украинцы знают почему они воюют.) Тем не менее, у Кремля есть огромное преимущество с точки зрения его арсенала, размера его экономики и комфортного равнодушия к потерянным жизням. Тот факт, что Путин не признает никаких моральных ограничений, дает ему полную свободу действий. Судьба Украины — и, возможно, остального мира — зависит от оружия, которое поставляют другие страны. Германия колебалась, задерживая поставку тяжелого вооружения.

    У этой нерешительности, потенциально фатальной, есть подоплека, которую стоит понять. Украинцы критикуют бывшего канцлера Германии Ангелу Меркель за то, что она позволила немцам стать зависимыми от российской нефти и за веру в то, что Путина можно подчинить с помощью экономических связей. Эта политика, называемая Wandel durch Handel (или «изменение через торговлю») , берет свое начало в 1969 году, когда тогдашний канцлер Западной Германии Вилли Брандт инициировал Ostpolitik . В августе 1970 года Брандт подписал Московский договор с Советским Союзом, обязавшись уважать послевоенные границы и отказавшись от применения силы. Позже в том же году Брандт посетил Варшаву, где упал на колени перед памятником героям восстания в Варшавском гетто. Этот поразительный жест неописуемого раскаяния, столь неортодоксальный для главы государства, стал знаковым.

    В 1989 году казалось, что падение железного занавеса оправдывает Восточную политику , по крайней мере, для ее сторонников. Утопический капиталистический пакет, прославляемый в 1990-е годы, исходил из убеждения, что либерализм, демократия и неолиберальная торговля принадлежат к неделимому целому. Запад объявил «конец истории». Теперь все будут жить долго и счастливо, неумолимо продвигаясь к либеральной демократии.

    Президент России Владимир Путин направил российскую армию на воссоздание Второй мировой войны в гротескном, постмодернистском ключе. Его «спецоперация» по «денацификации» Украины — это ничем не спровоцированное нападение на суверенное демократическое государство и кампания массовой бойни. Украинские военные защищали Украину гораздо более искусно, чем российские военные нападали на нее. (украинцы знают почему они воюют.) Тем не менее, у Кремля есть огромное преимущество с точки зрения его арсенала, размера его экономики и комфортного равнодушия к потерянным жизням. Тот факт, что Путин не признает никаких моральных ограничений, дает ему полную свободу действий. Судьба Украины — и, возможно, остального мира — зависит от оружия, которое поставляют другие страны. Германия колебалась, задерживая поставку тяжелого вооружения.

    У этой нерешительности, потенциально фатальной, есть подоплека, которую стоит понять. Украинцы критикуют бывшего канцлера Германии Ангелу Меркель за то, что она позволила немцам стать зависимыми от российской нефти и за веру в то, что Путина можно подчинить с помощью экономических связей. Эта политика, называемая Wandel durch Handel (или «изменение через торговлю») , берет свое начало в 1969 году, когда тогдашний канцлер Западной Германии Вилли Брандт инициировал Ostpolitik . В августе 1970 года Брандт подписал Московский договор с Советским Союзом, обязавшись уважать послевоенные границы и отказавшись от применения силы. Позже в том же году Брандт посетил Варшаву, где упал на колени перед памятником героям восстания в Варшавском гетто. Этот поразительный жест неописуемого раскаяния, столь неортодоксальный для главы государства, стал знаковым.

    В 1989 году казалось, что падение железного занавеса оправдывает Восточную политику , по крайней мере, для ее сторонников. Утопический капиталистический пакет, прославляемый в 1990-е годы, исходил из убеждения, что либерализм, демократия и неолиберальная торговля принадлежат к неделимому целому. Запад объявил «конец истории». Теперь все будут жить долго и счастливо, неумолимо продвигаясь к либеральной демократии.

    Сегодня, чуть более чем через три десятилетия после падения Берлинской стены, «конец истории», похоже, подошел к концу. Кремль угрожает Европе ядерной катастрофой, а Африке и Азии голодом. «Вся наша надежда — на голод», — без зазрения совести заявила кремлевский пропагандист Маргарита Симоньян в прошлом месяце на Петербургском международном экономическом форуме.

    Как возникла эта ситуация?


    Посетители выставки портретов евреев, погибших во время Холокоста, в Информационном центре

    Посетители выставки портретов евреев, погибших во время Холокоста, в Информационном центре Мемориала убитым евреям Европы, также известного как Холокост Мемориал в Берлине, 24 января 2013 г. Шон Гэллап/Getty Images

    Ответ связан не только с прошлым, но и с тем, как мы его понимаем. Крах коммунизма сопровождался тем, что немцы называют Vergangenheitsbewältigung (или «борьба с прошлым»). Западная Германия начала борьбу задолго до 1989 года, и во многих отношениях посткоммунистическая Германия была образцом открытого признания прошлых преступлений. Немецкое государство выплатило миллиарды евро в качестве репараций пострадавшим евреям; молодые немцы выполнили свои требования государственной службы, работая в израильских домах престарелых, больницах и молодежных центрах. Бывшие концлагеря, такие как Дахау и Бухенвальд, превращены в музеи и мемориалы, рассказывающие посетителям о зверствах нацистов. В 2005 году 19Рядом с Бранденбургскими воротами в самом центре объединенного Берлина открылся мемориал площадью 1 000 квадратных метров убитым евреям Европы.

    Однако в другом месте эта борьба встретила гораздо большее сопротивление. Противостояние прошлому, растворенному в политике памяти, манихейский дискурс невиновности и вины лучше всего отражен в польском законе 2018 года, предусматривающем тюремное заключение на срок до трех лет для тех, кто «публично и вопреки фактам приписывает польскому народу или польскому государству ответственности или совместной ответственности за нацистские преступления, совершенные Германским Третьим рейхом… или за другие преступления против мира, человечности или военные преступления».

    Российский Закон о реабилитации нацизма от 2014 года аналогичен по содержанию и более строго применяется. И польский, и российский законы о памяти типичны для политики памяти в том, что они курируют общественное историческое понимание таким образом, чтобы настаивать на том, что все зло исходит от других. Эта попытка найти место утешения среди своих, где гарантирована невиновность, обречена на провал: трагедия человеческого существования в том, что такого места нет. Но эта неудача даже не самая значимая. Что еще более зловеще, подразумевая, что ответственность в настоящем зависит от вины в прошлом, политика памяти скорее препятствовала, чем поддерживала принятие ответственности.


    Пожилая женщина держит портрет советского лидера Иосифа Сталина на Красной площади

    Пожилая женщина держит портрет советского лидера Иосифа Сталина на Красной площади в преддверии празднования 70-летия Победы над фашистской Германией и окончания Второй мировой войны в Москве, 7 мая 2015 г. Шон Гэллап/Getty Images

    В мае 2016 г. я участвовал в дискуссиях в Санкт-Петербурге, Россия, организованных несколькими немецкими фондами. Темой были отношения России с Европой, и разговор то и дело возвращался к вопросу: кто должен извиняться и перед кем? Немцы десятилетиями совершали искупление нацизма. Почему же тогда русские не извинились и не искупали сталинизм? В Петербурге велись долгие дискуссии о pokaianie (или «покаяние»), русское слово с религиозным подтекстом.

    Обсуждения выявили недоразумение. И немцы, и русские одинаково приняли основные вопросы: кто перед кем должен извиняться? При каких условиях должно происходить покаяние за умерших? Но на самом деле существенными вопросами должны быть другие, а именно: при каких условиях возникли нацизм и сталинизм? И что сделало террор возможным?

    Немцы чувствуют вину перед русскими за то, что Вермахт сделал во время Второй мировой войны. На самом деле России как таковой не было, когда 22 июня 19 г.41 августа Адольф Гитлер нарушил пакт Молотова-Риббентропа и начал операцию «Барбаросса». Нацистская Германия объявила войну не России, а Советскому Союзу; в Советскую Армию тогда входили люди из всех советских республик, особенно из Украинской и Белорусской республик, которые были тогда самыми опасными местами.

    Это были земли, где население перемещалось между нацизмом и сталинизмом, где происходил пулевой холокост, где партизаны были наиболее активны и где потери населения были пропорционально наибольшими.

    Немецкая вина часто изображалась как нежелание судить об имперских амбициях Кремля. Это, возможно, отчасти компенсаторное снисхождение к бывшей жертве, а отчасти принципиальный, хотя и подсознательный импульс приберечь осуждение дикого империализма для самой Германии. Эти наклонности усугубляет затянувшееся заблуждение о «конце истории» о том, что Путина можно приручить к либеральной демократии через деловые отношения. Более того, немецкое искупление часто принимало форму отступления к квази-пацифистской пассивности, нежелания действовать — как бы в возмещение за то, что когда-то слишком много действовало.

    Российский случай хоть и отличается, но приводит к похожей проблеме. Большевизм был революцией, пожиравшей своих детей. В Советском Союзе Иосифа Сталина не было положения, аналогичного положению арийца в нацистской Германии. Советский террор был нанесен самому себе; всех терроризировали, и все были замешаны. Снова и снова мои соучастники петербургских дискуссий 2016 года ссылались на умерших бабушек.

    Покаяться от имени бабушки в ее соучастии в сталинизме грозит тяжелым грузом вины: ведь бабушка тоже была жертвой сталинизма — и нацизма тоже. Извиняться за умерших бабушек и дедушек — значит предать память об их невыносимых страданиях. Как недавно напомнил мне один русский композитор-эмигрант, в истории любой советской семьи драмы Шекспира кажутся сказками для детсадовцев.

    Что объединяет американцев с немцами и русскими, так это смешение вины и ответственности — неспособность отделить одно от другого.

    И, в конце концов, Сталин победил Гитлера. То, что это был величайший момент в жизни Советского Союза — и, возможно, только великий момент — создает естественное искушение для реконструкции.

    Примерно во время моей поездки в Санкт-Петербург в 2016 году мой друг-социолог из Вены, родом из советского Киева, проводил интервью в России. Один из вопросов, который она задала, касался сталинского террора: как предотвратить его повторение? Мало того, что у ее респондентов не было ответа, — сказала она мне, — они даже не поняли вопроса. Ее респонденты воспринимали сталинизм как насильственное стихийное бедствие. Как вы могли остановить бурю? В лучшем случае вы могли бы держать зонтик в шкафу.

    В интервью, данных с начала войны, украинский историк Ярослав Грицак подчеркивал, что принципиальное различие между украинцами и русскими заключается не в этнической или языковой принадлежности, а в политической культуре. В философских терминах разница заключается в восприятии себя как субъекта, а не объекта истории, как актора, вызывающего исторические события, а не пассивного получателя судьбы.


    Люди идут по 16-й улице после того, как волонтеры нарисовали «Black Lives Matter» на улице возле Белого дома 5 июня 2020 года в Вашингтоне, округ Колумбия

    Люди идут по 16-й улице после того, как волонтеры нарисовали «Black Lives Matter» на улице возле Белого дома 05 июня 2020 года в Вашингтоне, округ Колумбия. Тасос Катоподис/Getty Images

    Дела Германии и России не так уж далеки сегодняшняя реальность в Соединенных Штатах, как могли бы поверить американцы. После попытки государственного переворота 6 января 2021 года американцы обсудили критическую расовую теорию — школу мысли, основанную на понимании того, что расизм укоренен в структурах, унаследованных от прошлого. Американское прошлое включает в себя рабство; он включает в себя линчевание и законы Джима Кроу, которые послужили источником вдохновения для Нюрнбергских законов нацистов.

    Рабство в Соединенных Штатах было отменено в 1865 году, большинство законов Джима Кроу были отменены Законом о гражданских правах 1964 года, а законы против смешанных браков были объявлены неконституционными Верховным судом в 1967 году. Тем не менее, спустя полвека после принятия Закона о гражданских правах был создан, разрыв в расовом богатстве между средней белой и черной семьей остается 10 к 1. Война с наркотиками 1980-х годов предписала более суровые приговоры за хранение крэк-кокаина по сравнению с порошковым кокаином: первый был связан с черными, а второй — с белыми наркоманами.

    По данным Американского союза гражданских свобод, каждый третий чернокожий мужчина в США попадет в тюрьму. История негативных расовых стереотипов изображает чернокожих женщин как благополучных матерей, а черных мужчин — как суперхищников. Белые американцы объективно выигрывают от того, что они освобождены от негативных стереотипов, применяемых к чернокожим, даже если они сами субъективно не придерживаются расистских взглядов.

    Многие американцы очерняют критическую расовую теорию из-за отказа признать вину за то, чего они сами не совершали. Признание роли структур рассматривается как нарушение американского идеала индивидуализма. Американцы живут в стране, где, как выразился бывший председатель Демократической партии Боб Штраус, каждый политик хочет, чтобы мы верили, что он родился в бревенчатой ​​хижине, которую построил сам.

    Тем не менее, как это ни парадоксально, настойчивое стремление американцев к индивидуализму препятствует, а не усиливает ответственность. Что объединяет американцев с немцами и русскими, так это смешение вины и ответственности — неспособность отделить одно от другого.


    Протестующие держат плакат с изображением президента России Владимира Путина

    Протестующие держат плакат с изображением президента России Владимира Путина в образе бывшего нацистского лидера Адольфа Гитлера во время митинга в поддержку Украины в Нанте, западная Франция, 5 марта. LOIC VENANCE/AFP via Getty Images

    Эти три случая предполагают, что вина от имени предыдущих поколений может перекрыть ответственность независимо от того, признается ли вина, как в случае с немцами, или отвергается, как в случае с американцами и русскими. Немцы, раскаиваясь от имени предыдущих поколений, чувствуют, что выполнили свою ответственность за настоящее. Русские и американцы, отказываясь от вины за прошлые поколения, чувствуют себя вправе не брать на себя ответственность за настоящее.

    На карту критических дебатов по расовой теории поставлен, по сути, тот же вопрос, что и на карту марксистских дебатов после смерти Сталина: где граница между детерминирующими историческими условиями и индивидуальной деятельностью? В 19В 60-е годы восточноевропейские философы, такие как Карел Косик, Ян Паточка и Лешек Колаковский, пришли к выводу, что не существует «или-или»: отношения между субъективным выбором и объективными обстоятельствами были интерактивными. Хотя мы всегда встроены в образовательные системы, политические институты и социально-экономические практики, предшествующие нашей жизни, мы не инертны; мы можем действовать. Это понимание индивидуальной деятельности должно стать образцом для учета прошлого, заменив покаяние в грехах умерших бабушек и дедушек.

    Как писал немецкий философ Мартин Хайдеггер (сам повинный в служении нацизму), каждый из нас «заброшен» в историю. Точно так же, как нет магической архимедовой точки вне мира, в которую мы могли бы отступить и смотреть на мир исключительно как на объект, так и нет чистой чистой поверхности, на которой мы могли бы строить свою жизнь без каких-либо ограничений. Почва, на которой мы действуем, включает в себя структуры, которые мы не создавали сами и в создании которых мы не виноваты.

    Невиновность не освобождает нас от ответственности. Источником этой ответственности является не вина; источник ответственности в том, что мы люди, живущие в одном мире. Мы ответственны не за искупление за тех, кто жил в этом мире до нас, а за то, что широко открытыми глазами видели невыносимые преступления прошлого — рабство, линчевания, газовые камеры, гулаги, смерть от голода, коллаборационизм и террор. . Более того, как учит нас случай с Германией, это еще не все: мы также несем ответственность за противостояние настоящему.

    Сегодня в Украине российские солдаты насилуют женщин, взрывают детей артиллерийскими снарядами, сдирают кожу с взятых в плен мужчин. Украинцам нужно больше оружия. Колебание безответственно и морально недопустимо.

    Джордж С. Паттон — IMDb

    • Пинта пота спасет галлон крови.
    • Хороший раствор, нанесенный энергично сейчас, лучше, чем идеальный раствор, нанесенный десятью минутами позже.
    • Глупо и неправильно оплакивать погибших мужчин. Скорее мы должны благодарить Бога за то, что такие люди жили.
    • Цель войны не в том, чтобы умереть за свою страну, а в том, чтобы заставить другого ублюдка умереть за свою.
    • Никогда не говори людям, что делать. Скажите им, что делать, и они удивят вас своей изобретательностью.
    • [05. 06.44, выступление перед американскими войсками в Англии] Ребята, вся эта чепуха, которую некоторые источники распространяют о том, что Америка хочет выйти из этой войны, не хочет воевать, — полная чушь. Американцы традиционно любят драться. Все настоящие американцы любят жало и драку. Вы здесь сегодня по трем причинам. Во-первых, потому что вы здесь, чтобы защищать свои дома и своих близких. Во-вторых, вы здесь для собственного самоуважения, потому что вы не хотели бы быть где-то еще. В-третьих, вы здесь, потому что вы настоящие мужчины, а все настоящие мужчины любят драться. Когда вы здесь, каждый из вас, были детьми, вы все восхищались чемпионом по мраморным играм, самым быстрым бегуном, самым выносливым боксером, игроками высшей лиги и игроками Всеамериканского футбола. Американцы любят победителей. Американцы не потерпят неудачника. Американцы презирают трусов. Американцы всегда играют на победу. Мне и в аду плевать на человека, который проиграл и смеялся. Вот почему американцы никогда не проигрывали и никогда не проиграют войну; ибо сама мысль о проигрыше ненавистна американцу. Вы не все умрете. Только 2% из присутствующих здесь сегодня погибли бы в крупном сражении. Смерти не следует бояться. Смерть со временем приходит ко всем людям. Да, каждый человек боится своего первого боя. Если он говорит, что нет, то он лжец. Некоторые мужчины трусливы, но они сражаются так же, как храбрецы, или их вышибают из рук, когда они смотрят, как дерутся люди, которые так же напуганы, как и они. Настоящий герой — это человек, который борется, даже если он напуган. Некоторые мужчины преодолевают свой страх за минуту под обстрелом. Для некоторых это занимает час. У некоторых на это уходит несколько дней. Но настоящий мужчина никогда не позволит страху смерти взять верх над честью, чувством долга перед родиной и врожденной мужественностью. Битва — это самое великолепное соревнование, в котором может предаваться человеческое существо. Он выявляет все самое лучшее и удаляет все низкое. Американцы гордятся тем, что они настоящие мужчины, и они НАСТОЯЩИЕ мужчины. Помните, что противник так же напуган, как и вы, а может и больше. Они не супермены. На протяжении всей вашей армейской карьеры вы, мужчины, ворчали из-за того, что вы называете «бурением куриного дерьма». У этого, как и у всего в этой армии, есть определенная цель. Эта цель — бдительность. Бдительность надо воспитывать в каждом солдате. Мне плевать на мужчину, который не всегда в тонусе. Вы, мужчины, ветераны, иначе вас бы здесь не было. Вы готовы к тому, что грядет. Человек должен быть всегда начеку, если он хочет остаться в живых. Если вы не будете бдительны, когда-нибудь немецкий сукин сын подкрадется к вам сзади и забьет вас до смерти носком дерьма! Где-то на Сицилии есть 400 аккуратно размеченных могил, и все потому, что один человек заснул на работе. Но это немецкие могилы, потому что мы застали этого ублюдка спящим раньше, чем они. Армия — это команда. Он живет, спит, ест и борется как команда. Вся эта индивидуальная героическая чепуха — чистое лошадиное дерьмо. Желчные ублюдки, пишущие подобные вещи для «Saturday Evening Post», знают о настоящих боях под огнем не больше, чем о трахе! У нас лучшая еда, лучшее оборудование, лучший дух и лучшие люди в мире. Боже мой, мне на самом деле жаль этих бедных сукины дети, против которых мы идем. Ей-Богу, да. Мои люди не сдаются. Я не хочу слышать ни о каком солдате под моим командованием, если он не был ранен. Даже если вас ударят, вы все равно сможете дать отпор. И это не просто чушь. Такой человек, которого я хочу видеть в своей команде, похож на того лейтенанта в Ливии, который с люгером у груди сорвал с себя каску, отбросил пистолет одной рукой и разнес к черту фрица своей каской. Затем он вскочил на пистолет, вышел и убил еще одного немца, прежде чем они поняли, что, черт возьми, происходит. И все это время у этого человека была пуля в легком. Был настоящий мужчина! Все настоящие герои не являются боевыми бойцами из сборника рассказов. Каждый человек в этой армии играет жизненно важную роль. Никогда не сдавайся. Никогда не думайте, что ваша работа не важна. У каждого человека есть работа, и он должен ее выполнять. Каждый человек является жизненно важным звеном в большой цепи. Что, если каждый водитель грузовика вдруг решит, что ему не нравится свист этих снарядов над головой, пожелтеет и с головой прыгнет в кювет? Трусливый ублюдок мог сказать: «Черт, они не пропустят меня, всего один человек из тысячи». Но что, если бы так думал каждый человек? Где, черт возьми, мы были бы сейчас? Какой была бы наша страна, наши близкие, наши дома и даже мир? Нет, черт возьми, американцы так не думают. Каждый мужчина делает свою работу. Каждый человек служит целому. Каждый отдел, каждое подразделение важно в обширной схеме этой войны. Артиллеристы нужны для снабжения оружием и боевой техникой, чтобы мы продолжали двигаться. Квартирмейстер нужен, чтобы доставить еду и одежду, потому что там, куда мы идем, не так уж и много можно украсть. У каждого до последнего человека на КП [кухонная полиция] есть своя работа, даже у того, кто греет нам воду, чтобы мы не получили «G.I. Shit». Каждый мужчина должен думать не только о себе, но и о своем напарнике, сражающемся рядом с ним. Нам не нужны желтые трусы в этой армии. Их надо убивать, как крыс. Если нет, то после этой войны они разойдутся по домам и наплодят еще больше трусов. Смелые мужчины породят более смелых мужчин. Убей проклятых трусов, и у нас будет нация храбрых людей. Одним из самых храбрых людей, которых я когда-либо видел, был парень на вершине телеграфного столба посреди яростной перестрелки в Тунисе. Я остановился и спросил, какого черта он там делает в такое время. Он ответил: «Починка провода, сэр». Я спросил: «Разве сейчас это не немного нездорово?». Он ответил: «Да, сэр, но этот чертов провод нужно починить». Я спросил: «Тебя не беспокоят эти самолеты, обстреливающие дорогу?» И он ответил: «Нет, сэр, но вы чертовски уверены!». Теперь там был настоящий мужчина. Настоящий солдат. Был человек, который посвятил своему долгу все, что у него было, независимо от того, насколько незначительным его долг мог казаться в то время, независимо от того, насколько велики были шансы. И вы бы видели эти грузовики на дороге в Тунис. Эти водители были великолепны. Целый день и всю ночь катили они по этим проклятым дорогам, не останавливаясь, не сбиваясь с курса, а вокруг все время рвались снаряды. Мы прошли через старые добрые американские кишки. Многие из этих мужчин находились за рулем более 40 часов подряд. Эти люди не были воинами, но они были солдатами, у которых была своя работа. Они сделали это, и одним адским способом они сделали это. Они были частью команды. Без командных усилий, без них бой был бы проигран. Все звенья цепи стянулись, и цепь стала неразрывной. Не забывайте, вы, мужчины, не знаете, что я здесь. Ни в каких письмах нельзя упоминать об этом факте. Мир не должен знать, что, черт возьми, со мной случилось. Я не должен командовать этой армией. Я даже не должен быть здесь, в Англии. Пусть первыми ублюдками об этом узнают проклятые немцы. Когда-нибудь я хочу увидеть, как они встают на свои пропитанные мочой задние лапы и воют: «Господи Иисусе, это снова проклятая Третья армия и этот сукин сын Паттон!». Мы хотим получить ад там. Чем быстрее мы наведем порядок в этом чертовом беспорядке, тем быстрее мы сможем совершить небольшую прогулку против фиолетовых писающих япошек и заодно очистить их гнездо. До того, как проклятые морские пехотинцы получат всю славу. Конечно, мы хотим домой. Мы хотим, чтобы эта война закончилась. Самый быстрый способ покончить с этим — найти ублюдков, которые это затеяли. Чем быстрее их выпорют, тем быстрее мы сможем вернуться домой. Самый короткий путь домой лежит через Берлин и Токио. И когда мы доберемся до Берлина, я лично пристрелю этого сукиного сына Гитлера. Так же, как я выстрелил бы в змею! Когда человек лежит в воронке от снаряда, если он просто пробудет там весь день, немец в конце концов доберется до него. Черт с этой идеей. Черт возьми. Мои люди не копают окопы. Я не хочу, чтобы они. Окопы только замедляют наступление. Продолжайте двигаться. И не давайте противнику времени копать. Мы выиграем эту войну, но мы выиграем ее, только сражаясь и показывая немцам, что у нас больше мужества, чем у них; или когда-либо будет. Мы не собираемся просто стрелять в сукины дети, мы собираемся вырвать их живые проклятые кишки и использовать их для смазки гусениц наших танков. Мы собираемся убить этих паршивых гуннских хуесосов за бушель-гребаную корзину. Война — кровавое, убийственное дело. Вы должны пролить их кровь, или они прольют вашу. Разорвите им живот. Стреляйте им в кишки. Когда вокруг вас бьют снаряды, и вы вытираете грязь с лица и понимаете, что вместо грязи это кровь и кишки того, что когда-то было вашим лучшим другом рядом с вами, вы будете знать, что делать! Я не хочу получать сообщения о том, что «я держу свою позицию». Мы ни хрена не держим. Пусть этим занимаются немцы. Мы постоянно наступаем и нам неинтересно удерживать что-либо, кроме вражеских шаров. Мы будем постоянно крутить его яйца и выбивать из него живое дерьмо. Наш основной план операции состоит в том, чтобы наступать и продолжать наступление независимо от того, придется ли нам идти над противником, под ним или сквозь него. Мы пройдем через него, как дерьмо через гуся; как дерьмо через оловянный рожок! Время от времени будут жалобы на то, что мы слишком сильно нагружаем наших людей. Плевать мне на такие жалобы. Я верю в старое и здравое правило, что унция пота спасет галлон крови. Чем сильнее МЫ будем давить, тем больше немцев мы убьем. Чем больше немцев мы убьем, тем меньше будет убито наших людей. Толчок означает меньше жертв. Я хочу, чтобы вы все помнили это. Есть одна замечательная вещь, которую вы, мужчины, сможете сказать после того, как эта война закончится и вы снова вернетесь домой. Вы можете быть благодарны, что через 20 лет, когда вы будете сидеть у камина с внуком на коленях, и он спросит вас, что вы сделали в Великой Отечественной войне, вам НЕ придется кашлять, переложите его на другое колено. и сказать: «Ну, твой дедушка перегребал дерьмо в Луизиане». Нет, сэр, вы можете посмотреть ему прямо в глаза и сказать: «Сын, твой дедушка ехал с Великой Третьей армией и этим чертовым сукиным сыном по имени Джорджи Паттон!0186
    • Я предпочел бы иметь перед собой немецкую дивизию, чем французскую за спиной.
    • [о храбрости] Мужество — это страх, продержавшийся на минуту дольше.
    • Примите вызов, чтобы ощутить радость победы.
    • Войны могут вестись оружием, но их выигрывают мужчины. Победу одерживает дух людей, которые следуют, и человека, который ведет.
    • Очевидно. вирус, запущенный [Генри Моргентау-младшим] и [Бернардом Барухом] семитской мести против всех немцев, все еще действует. . . Харрисон и ему подобные верят, что Перемещенное лицо — это человек, которым он не является, и это особенно относится к евреям, которые ниже животных.
    • Немцы — единственные порядочные люди, оставшиеся в Европе. Это выбор между ними и русскими, я предпочитаю немцев.
    • Возможно, мы все время сражались не с тем врагом. Но пока мы здесь, мы должны заняться этими ублюдками сейчас, потому что в конце концов нам придется с ними драться.
    • Я скажу так; 3-я армия в одиночку с очень небольшой помощью и с чертовски небольшими потерями могла бы слизать то, что осталось от русских, за шесть недель. Вы отмечаете мои слова. Никогда не забывайте их. . . Когда-нибудь нам придется сразиться с ними, и это займет шесть лет и будет стоить нам шести миллионов жизней.
    • Если мы позволим Германии и немецкому народу полностью разложиться и заморить голодом, они непременно падут на сторону коммунизма, а падение Германии на сторону коммунизма напишет эпитафию демократии в Соединенных Штатах. Чем больше я вижу людей, тем больше жалею, что пережил войну.
    • Я думаю, что мы все это время боролись не с теми людьми, но я намазал свой живот маслом, чтобы остаться с ними на водке. Мой фронт будет таким же хорошим, как и их.
    • Закончилась еще одна война, а вместе с ней и моя полезность миру. Это лично для меня еще одна очень грустная мысль. Теперь остается только сидеть и ждать прихода гробовщика и посмертного бессмертия.
    • [21.07.1945] Мы уничтожили то, что могло бы быть хорошей расой, и мы собираемся заменить их монгольскими дикарями. Теперь ужасы мира, пацифизма и союзов будут иметь неограниченную власть. Хотел бы я быть достаточно молодым, чтобы драться в следующем бою. Было бы очень весело убивать монголов. . . Это ад — быть старым и старым и знать это.
    • Мы пришли сюда не для того, чтобы приобретать юрисдикцию ни над людьми, ни над их странами. Мы пришли, чтобы вернуть им право управлять собой. Мы должны либо закончить работу сейчас, пока мы здесь и готовы, либо позже, при менее благоприятных обстоятельствах.
    • [репортерам в госпитале] Держу пари, что вы, чертовы канюки, просто преследуете меня, чтобы посмотреть, не ударю ли я другого солдата, не так ли? Вы все надеетесь, что я буду!
    • Действительно? Что ж, мой дорогой маршал [Георгий Жуков], позвольте мне сказать вам вот что. Если кто-нибудь из моих артиллеристов начнет стрелять в ваших людей до того, как они сблизятся менее чем на 700 ярдов, я отдам их под трибунал за трусость.
    • Я не хотел, фактически не хотел участвовать в уничтожении Германии под предлогом денацификации. . . Я считаю, что Германия должна быть не разрушена, а скорее восстановлена ​​в качестве буфера против реальной опасности большевизма из России.
    • Мои солдаты — воины, и если я уволю чистильщиков канализации и клерков, мои солдаты должны будут взять на себя их работу. Им придется управлять телефонными станциями, энергообъектами, трамваями, а солдаты не для этого.
    • Шум против меня — единственное средство, с помощью которого евреи и коммунисты пытаются и с большим успехом осуществить дальнейшее расчленение Германии.
    • Давайте будем чистить сапоги, натачивать штыки и представлять этим людям [Советам] картину силы и мощи. Это единственный язык, который они понимают и уважают. Если вы этого не сделаете, то я хотел бы сказать вам, что мы одержали победу над немцами и разоружили их, но проиграли войну.
    • Я презираю и ненавижу нацистов и гитлеризм, как никто другой. Мой послужной список в этом отношении ясен и неоспорим. Его можно найти на полях сражений от Марокко до Бад-Тёльца. . . Так вот, более половины немцев были нацистами, и мы были бы в аду, если бы убрали всех членов нацистской партии с постов. На мой взгляд, этот нацистский вопрос очень похож на предвыборную борьбу демократов и республиканцев. Чтобы наладить дела в Баварии, после полной дезорганизации и развала четырехлетней войны, нам пришлось немного пойти на компромисс с дьяволом. У нас не было другого выхода, кроме как обратиться к людям, которые знали, что и как делать. Так что пока мы идем на компромисс с дьяволом. . . Я люблю нацистов не больше, чем вы. Я презираю их. За последние три года я сделал все возможное, чтобы убить как можно больше из них. Теперь мы используем их за неимением лучшего, пока мы не можем получить лучших людей.
    • [о Советах] Они цинговая раса и просто дикари. Мы могли бы выбить из них ад.
    • Трудность понимания русского в том, что мы не замечаем того, что он не европеец, а азиат, а потому мыслит окольно. Русского мы можем понять не больше, чем китайца или японца, и, судя по тому, что я их видел, у меня нет особого желания их понимать, кроме как выяснить, сколько свинца или железа нужно, чтобы их убить. В дополнение к другим своим азиатским характеристикам русский не уважает человеческую жизнь и является полным сукиным сыном, варваром и хроническим пьяницей.
    • Я понимаю ситуацию. Их [советская] система снабжения недостаточна, чтобы поддерживать их в серьезных действиях, которые я мог бы им предпринять. У них есть куры в курятнике и скот на копытах — это их система снабжения. Они, вероятно, могли бы поддерживать себя в том виде боя, который я мог дать им в течение пяти дней. После этого будет все равно, сколько у них миллионов людей, и если бы вы хотели Москву, я мог бы дать ее вам. Они жили на земле, спускавшейся вниз. У них недостаточно осталось, чтобы поддерживать себя на обратном пути. Давайте не будем давать им время на пополнение своих запасов. Если сделаем, то. . . мы одержали победу над немцами и разоружили их, но потерпели неудачу в освобождении Европы; мы проиграли войну!
    • [после победы над войсками немецкого генерала Эрвина Роммеля в бою] Роммель, ты великолепный ублюдок! Я прочитал вашу книгу!
    • Веди меня, следуй за мной или убирайся к черту с моей дороги.
    • Да смилостивится Господь над моими врагами, потому что я этого не сделаю.
    • Критерием успеха является не то, что вы делаете, когда находитесь на вершине. Успех — это то, как высоко вы подпрыгиваете, когда достигаете дна.
    • Если сомневаетесь, АТАКУЙТЕ!
    • По моему мнению, американская армия в том виде, в каком она существует сейчас, могла бы с величайшей легкостью победить русских, потому что, хотя у русских есть хорошая пехота, им не хватает артиллерии, авиации, танков и навыков применения общевойсковых войск. , тогда как мы преуспеваем во всех трех из них. Если придется сражаться с русскими, чем скорее мы это сделаем, тем лучше.
    • СС значит в Германии не больше, чем быть демократом в Америке — это не следует цитировать. Я имею в виду, что изначально эсэсовцы были особенными сукины дети, но по ходу войны у них кончились сукины дети, а потом туда сажали кого попало. С некоторыми из лучших эсэсовцев будут обращаться как с преступниками, но нет причин судить кого-то, кто был призван в этот отряд.
    • Я сомневался в целесообразности взрывать фабрики, потому что цели, ради которых взрываются фабрики, т. е. воспрепятствование подготовке Германии к войне, могут быть с таким же успехом достигнуты путем уничтожения их машин, а здания могут быть использованы приютить тысячи бездомных.
    • Я никогда не видел ни в одной армии и ни в какое время, в том числе в Германской Императорской Армии 1912 года, такой суровой дисциплины, какая существует в русской армии. Офицеры, за немногими исключениями, производят впечатление недавно цивилизованных монгольских бандитов.
    • Я, вероятно, попаду в заголовки перед тем, как вы это получите, так как пресса пытается процитировать меня как человека, больше заинтересованного в восстановлении порядка в Германии, чем в поимке нацистов. Я не могу сказать им правду, что если мы не восстановим Германию, мы гарантируем, что коммунизм захватит Америку.
    • Я был во Франкфурте на конференции гражданского правительства. Если то, что мы делаем [с немцами], это «Свобода, тогда дайте мне смерть». Не понимаю, как американцы могут так низко пасть. Он семитский, и я в этом уверен.
    • В прессе явно ощущается семитское влияние. Они пытаются сделать две вещи: во-первых, внедрить коммунизм, а во-вторых, добиться того, чтобы все бизнесмены немецкого происхождения и нееврейского происхождения были уволены с работы. Они полностью утратили англо-саксонское представление о справедливости и считают, что человека можно выгнать, потому что кто-то другой называет его нацистом. Они, видимо, были в шоке, когда я сказал им, что никого не вышвырну без успешного доказательства вины в суде. . . Еще одним моментом, на который постоянно обращала внимание пресса, был тот факт, что мы слишком много делаем для немцев в ущерб DP, большинство из которых евреи. На этот вопрос я не мог дать ответа, потому что ответ состоит в том, что, по моему мнению и по мнению большинства неполитических офицеров, нам жизненно необходимо построить сейчас Германию в качестве буферного государства против России. На самом деле, боюсь, мы слишком долго ждали.
    • Берлин подарил мне тоску. Мы уничтожили то, что могло бы быть хорошей расой, и собираемся заменить их монгольскими дикарями. И вся Европа будет коммунистической. Говорят, что в первую неделю после взятия [Берлина] всех женщин, которые бежали, расстреливали, а тех, кто не бежал, насиловали. Я мог бы взять его [вместо Советов], если бы мне разрешили.
    • Что мы делаем, так это разрушаем единственное полусовременное государство в Европе, чтобы Россия могла проглотить все.
    • Где, хотя комната и существовала, евреи были скучены до ужасающей степени, и практически в каждой комнате была куча мусора в одном углу, который также использовался как уборная. Евреев заставили воздержаться от своей гадости и навести порядок только под угрозой прикладов винтовок. Конечно, я знаю, что выражение «потерянные колена Израилевы» применялось к исчезнувшим коленам, а не к колену Иуды, от которого произошли нынешние сукины дети. Однако, по моему личному мнению, это тоже потерянное племя — утраченное для всех приличий.
    • Я откровенно против этого военного криминала. Это не крикет, а семитское. Я также против отправки военнопленных на работу в качестве рабов в чужие страны [то есть в ГУЛАГ Советского Союза], где многие умрут от голода.
    • Это моя нынешняя мысль. . . что, когда я закончу эту работу, а это будет где-то в начале года, я уйду в отставку, а не уйду на пенсию, потому что, если я уйду на пенсию, у меня все равно будет кляп во рту. . . Я не должен начинать ограниченную контратаку, что противоречило бы моим военным теориям, а должен подождать, пока я не смогу перейти в полномасштабное наступление.
    • Я был так же возмущен, как и вы, компиляцией лжи, которую коммунистические и семитские элементы нашего правительства выдвинули против меня и практически любого другого командира. На мой взгляд, это преднамеренная попытка оттолкнуть голос солдат от командиров, потому что коммунисты знают, что солдаты не коммунисты, и боятся того, что сделают 11 миллионов голосов [ветеранов].
    • Я знаю, что выражение «потерянные колена Израилевы» применялось к исчезнувшим коленам, а не к колену Иуды, от которого произошли нынешние сукины дети. Однако, по моему личному мнению, это тоже потерянное племя — потерянное для всех приличий.
    • Случилось так, что это был праздник Йом Кипур, поэтому все они собрались в большом деревянном здании, которое назвали синагогой. Надлежало [Быт. Дуайт Д. Эйзенхауэр], чтобы выступить перед ними. Мы вошли в синагогу, которая была битком набита величайшей вонючей толпой человечества, которую я когда-либо видел. Когда мы поднялись примерно на полпути, главный раввин, одетый в меховую шапку, похожую на ту, что носил английский король Генрих VIII, и в богато вышитый и очень грязный стихарь, спустился и встретил генерала. . . Запах был настолько ужасен, что я чуть не потерял сознание, а часа через три потерял свой обед, потому что вспомнил об этом. Конечно, я видел их с самого начала и удивлялся тому, что существа, якобы сотворенные в форме Бога, могут выглядеть так, как они делают, или действовать так, как они действуют.
    • Скажу только, что поездка прошла без происшествий. Никогда не видел подводную лодку и достиг Лондона 7 июня. Мои евреи были расквартированы в башне, и я тоже. Это было хорошо, и офицеры Почетного артиллерийского корпуса, которые датируются 1537 годом, были хорошо ко мне. Английское название «Artillery Corps» ничего не значит, так как это пехотный полк, принадлежащий гвардейской бригаде. Прием, который они устроили нам в лондонском Тауэре, стоил поездки. Офицеры приняли нас и относились к нам больше, чем к братьям; мы не могли потратить ни цента. HAC — очень умный полк; даже сейчас рядовые должны платить 12 долларов в год за привилегию быть убитыми в нем. Однажды ночью они устроили нам театральную вечеринку, и мужчин развлекали каждую минуту. Евреи вели себя замечательно, и все хвалили их. В ночь, когда мы уехали, офицеры устроили [Ричарду Б.] Пэддоку и мне ужин и произнесли речи. Командир, полковник Траффи, произнес тост, в котором сказал, что ВАК всегда будет считать нас своими приемными детьми и будет гордиться нашими будущими делами. Я ответил и сказал следующее, насколько я помню: «Полковник Траффи! нас, пока мы были вашими гостями. Если я проживу сто лет, я никогда не буду так гордиться, как когда я маршировал за вашим отрядом, под вашими историческими арками, под эхо ваших доблестных людей. Мое искреннее желание, чтобы мы, ваши приемные дети, смогут сравняться с вашим благородным послужным списком, поскольку превзойти его было невозможно. Что касается вашего Корпуса, меня душат эмоции; я могу только со всей серьезностью сказать: HAC. Да благословит его Бог ». После ужина рядовые устроили представление, на которое были приглашены все офицеры и солдаты. . . Некоторые из мужчин были очень талантливы, один сержант был аккомпаниатором Мориса Шевалье, другой рядовой выступал в водевиле, некоторые офицеры тоже развлекали. Сам полковник произносит монолог; это было хорошо. В конце представления мне дали коробку пуговиц, сделанных из полковых золотых пуговиц, для вручения солдатам, и сержант произнес перед нами речь. Так что пришлось снова прибегнуть к спонтанному ораторскому искусству. Насколько я помню, я сказал: «Полковник Траффи, офицеры и солдаты HAC. В ответ на ваши щедрые аплодисменты я не знаю, что сказать, но в целом думаю, что лучше всего я могу выразить свои чувства, представляя ваш подарок моим людям им перед вами Мужчины — обращаясь к моим евреям — принимая эти пуговицы, которые могут носить только гвардейцы и HAC, вы должны знать, что вы получаете не только подарок, но и получаете обязательство. Если бы я не знал, что вы достойны, я бы предупредил вас, чтобы никто не принимал эти жетоны, если чувствует себя недостойным бремени, налагаемого ношением этих вещей. героев этой героической войны. Смотрите, чтобы, принимая эту награду, вы всегда соответствовали ее требованиям и стремились к равным, ибо ни один смертный не может превзойти [ sic ], великолепный рекорд HAC. Американцы поднимаются. Три ура HAC »». Я не посылаю вам их как шедевры красноречие, но для спонтанных излияний они неплохи и вызвали много аплодисментов. . . Ваш преданный сын, Джордж С. Паттон.
    • Сегодня получили заказы. . . в котором нам сказали предоставить евреям особые условия. Если для евреев, то почему не для католиков, мормонов и т.д.?
    • Если достаточное количество [узников Бухенвальда] не умирало от голода или если по другим причинам было желательно удалить их, не дожидаясь, пока природа возьмет свое, их сбрасывали по желобу в комнату с количество крючков, подобных тем, на которые вешают мясо в мясной лавке, примерно в восьми футах от пола. Из комнаты казни в Бухенвальде был лифт с ручным приводом, который доставлял трупы на мусоросжигательный завод этажом выше.
    • [о концентрационном лагере Бухенвальд] Заключенные выглядели как слабо одушевленные мумии и, казалось, имели такой же уровень интеллекта.
    • Как ужасна война. Подумайте об отходах.
    • Наконец, после трехлетней борьбы я получил DSM [Медаль за выдающиеся заслуги] для всех моих людей, всего десять. Я думаю, это забавно, что никто не пытается получить [медали] для меня. Я ничего не получил за Тунис, ничего за Сицилию и ничего за Арден. Брэд [Генерал. nm0103357] и Кортни [Gen. nm7757885]] ] были награждены за неудачи в этой операции.
    • На оставшиеся мне годы я полон решимости жить так, как хочу, и говорить, что хочу.
    • Генерал Клей [заместитель Дуайта Д. Эйзенхауэра] [ . . . ] и генерал МакНарни никогда ничем не командовали, в том числе и собственным самоуважением. . . Вся вечеринка за обедом напомнила мне собрание Ротари-клуба на Гавайях, где все хлопают друг друга по спине, ища подходящее место, чтобы вонзить нож. Я признаю себя виновным в этой практике, хотя на данный момент у меня нет соответствующего оружия.
    • Политики-оловянные солдатики в Вашингтоне позволили нам надрать к черту одного ублюдка Адольфа Гитлера и в то же время вынудили нас помочь сделать второго Иосифа Сталина злым или еще более злым, чем первый.
    • Бывают случаи, когда я могу честно сказать, что я не такой сукин сын, как мне кажется.
    • Эта конференция стоила мне командования 3-й армией, вернее, группы солдат, в основном новобранцев, которые тогда радовались этому историческому названию, но я был намеренно прямолинеен, так как считал, что людям пора было тогда узнать, что происходило. Мой язык не был особенно политическим, но мне еще предстоит найти, где политический язык приводит к успешному правительству. . . Мой главный интерес в установлении порядка в Германии заключался в том, чтобы не допустить превращения Германии в коммунистическую систему. Я боюсь, что наша глупая и совершенно глупая политика [ . . . ] безусловно заставит их присоединиться к русским и тем самым обеспечить коммунистическое государство во всей Западной Европе. Мне довольно грустно думать, что моя последняя возможность заработать свое жалованье упущена. По крайней мере, я сделал все возможное, поскольку Бог дал мне шанс.
    • Политики-оловянные солдатики в Вашингтоне позволили нам надрать к черту одного ублюдка [Гитлера] и в то же время вынудили нас помочь сделать второго [Сталина] злым или еще более злым, чем первый.
    • По отдельности они были хорошими солдатами, но я тогда выразил свое убеждение и никогда не видел необходимости его менять, что цветной солдат не может думать достаточно быстро, чтобы сражаться в доспехах.
    • [после смертельного ранения в автокатастрофе] Это адский способ умереть.
    • Я не могу понять, кто имел наглость приписывать мне антисемитские идеи, которых я, конечно, не имею.
    • [о резне в Бискари] Я сказал Брэдли, что это, вероятно, преувеличение, но в любом случае сказать офицеру, чтобы он подтвердил, что убитые были снайперами, или пытались бежать, или что-то в этом роде, так как это вызвало бы вонь в прессе. а также сведет с ума мирных жителей. В любом случае, они мертвы, так что с этим ничего нельзя поделать.
    • Я рад возможности категорически отрицать, что когда-либо делал какие-либо заявления, противоречащие иудейской или любой другой религиозной вере. Я искренне верю в Высшее Существо и никогда не вмешивался и даже не исследовал религиозное или расовое происхождение людей, которыми я имею честь командовать. Моим единственным усилием было предоставить солдат-победителей, способных служить своей стране и победить врага с минимальными потерями для себя.
    • Если вы должны стрелять, сделайте хорошую работу — несколько жертв становятся мучениками, большое количество — наглядным уроком. … Когда толпа начинает двигаться, держите ее в бегах. … Используйте штык, чтобы побудить его к отступлению. Если они бегут, несколько хороших ран в ягодицах приободрят их. Если они сопротивляются, их нужно убить.
    • [о Дуайте Д. Эйзенхауэре] Я считаю, что это разговорчивое сотрудничество преследует цель скрыть возможную критику стратегических ошибок, которые он, несомненно, совершил во время кампании. Были ли они его собственными или из-за слишком большого сотрудничества с британцами, я не знаю. Я склонен думать, что он чрезмерно сотрудничал.
    • [после посещения раненых солдат в военном госпитале] Черт возьми, если бы я был лучшим генералом, большинство из вас не было бы здесь.
    • Двумя дивизиями взяли Трир. Что ты хочешь чтобы я сделал? Отдай это обратно?
    • Распространено мнение, что человек становится героем только потому, что он погиб в бою. Скорее, я думаю, человек часто оказывается дураком, когда его убивают.

    Германия борется за энергию, не веря в российский газ

    от Дженни Хилл
    BBC Berlin Corportent

    • Опубликовано

    Связанные темы

    • . пообещала отказаться от угля, но теперь перезапускает законсервированные угольные электростанции

      Ведущий эксперт по энергетике Германии говорит, что живет в кошмаре. Что еще хуже, она предвидела это.

      В течение 15 лет Клаудия Кемферт говорит, что пыталась предупредить политиков и общественность о том, что страна слишком зависит от российской энергии.

      До недавнего времени Германия покупала более половины своего газа у России. Она посоветовала Берлину найти другие источники и больше сосредоточиться на возобновляемых источниках энергии. И она предостерегла от строительства газопровода «Северный поток-1», по которому Германия получает большую часть своего газа.

      «Это то, чем я занималась последние 15 лет, повторяя, повторяя и повторяя. Надеялась, что то, что случилось сейчас, никогда не случится», — говорит она, ее разочарование очевидно.

      Решение Владимира Путина фактически вооружить экспорт российского газа привело Германию в штопор. Москва возложила вину за недавнее сокращение, а затем и полное прекращение поставок на трубопровод «Северный поток».

      Мало кто в Берлине на это покупается. Еще меньше людей верят, что России можно доверить то, что нужно Германии для предстоящей зимы.

      Источник изображения, Getty Images

      Подпись к изображению,

      В среду Европейская комиссия призвала 27 стран-членов ЕС сократить потребление газа на 15% до 9 марта.0003

      Коалиционное правительство Германии пытается обеспечить альтернативные источники энергии.

      Планируется ряд плавучих терминалов по приему сжиженного природного газа (СПГ). Он пытается обеспечить поставки из других стран, включая Катар.

      Изображения министра экономики Германии и зеленого политика Роберта Хабека, направляющегося с протянутой рукой на Ближний Восток за ископаемым топливом, были встречены некоторыми насмешками дома.

      • Германия опасается, что отключение газа в России может стать постоянным
      • Справится ли мир без российской нефти и газа?
      • Европе сказали готовиться к отключению газа в России

      Но правительству приходится переосмысливать некоторые свои идеалы.

      Идут ожесточенные споры о том, следует ли остановить вывод из эксплуатации атомных электростанций Германии. Зеленые, входящие в коалиционное правительство Олафа Шольца, ненавидят атомную энергетику.

      И, пообещав отказаться от угля, Германия теперь запускает законсервированные электростанции: решение, которое даже г-н Хабек признает «удручающим».

      Вот почему в терминале на берегу Рейна в Дуйсбурге воздух наполнен угольной пылью. Баржи, нагруженные черными кучами угля, разгружаются здесь все чаще.

      Image caption,

      Угля самого по себе недостаточно, чтобы справиться с надвигающейся нехваткой электроэнергии в Германии

      Растущий спрос на уголь — хороший бизнес для судоходных компаний. На самом деле, они изо всех сил пытаются не отставать от заказов. Но Мартина Беккер, менеджер HGK Shipping, щурится на реку и выглядит обеспокоенной.

      «Нам, конечно, хорошо, что столько угля перевозится по воде», — говорит она. «Но это тонкая грань, потому что вскоре промышленность, возможно, придется закрыть, если газ закончится или его придется нормировать. Тогда мы можем столкнуться с рецессией».

      Руководители отрасли опасаются, что это тоже реалистичный прогноз. Без российского газа, говорят они, страну ждут катастрофические последствия. Обсуждается предложение, которое позволит предприятиям продавать излишки газа с аукциона, но время уходит.

      Даже когда Европу изнуряет жара, все взоры прикованы к приближающейся зиме.

      Немецкие газовые хранилища заполнены на 66%, но, по мнению экспертов, к началу так называемого отопительного сезона уровень должен подняться до 80-90%.

      Правительство Германии призывает всех экономить энергию и даже рекомендует людям принимать душ короче. Страна находится на втором из трех уровней чрезвычайной ситуации; если сработает третий, возможно нормирование.

      Это еще одно беспокойство для владельца отеля Роберта Цепеша, чей бизнес все еще восстанавливается после остановки Covid.

      Звук — и запах — жарящегося мяса доносится до его ресторана, когда он говорит мне, что без газа это было бы смертью гостеприимства: «Если у нас больше не будет газа, мы не сможем готовить. Кухня закрывается, ничего другого мы не можем сделать. Мы не сможем топить. Я не верю, что до этого дойдет, но мы должны действовать сейчас, потому что мы не должны допустить, чтобы до этого дошло.

      Image caption,

      Роберт Цепеш опасается, что энергетический кризис приведет к гибели отелей и ресторанов в Германии

      В одном немцы могут быть уверены. Энергия будет стоить дороже.

      «С экономической точки зрения это катастрофа», — говорит г-н Цепеш, который задается вопросом, сколько он мог бы передать своим клиентам.

      «До коронавируса мы платили за бензин около 2000 евро в квартал. В прошлый раз, когда мы заправляли наш бак, мы заплатили 5000 евро до уплаты налогов, и это было два месяца назад. Что будет через два месяца? Это меня больше всего беспокоит.»

      Дефицит газа — это, конечно, не только немецкая проблема. Но как одна из европейских стран, которая в большей степени полагалась на Россию, она входит в число тех, кто надеется на солидарность со стороны стран-членов ЕС. А если Германия впадет в рецессию, это, конечно, будет иметь серьезные экономические последствия для остальной Европы.

      Клаудия Кемферт ссылается на экспертное моделирование, которое показывает, что даже если Россия навсегда закроет краны, Германия все равно сможет пережить зиму, но только если будет действовать разумно.

      «Может быть плохо, может быть нехватка, если мы не подготовим достаточно. Мы должны импортировать газ из других источников, мы должны еще больше диверсифицировать импорт.»

      BBC

      Мы должны максимально заполнить хранилище, и нам нужно экономить больше энергии, нам нужно снизить спрос на газ, а также увеличить возобновляемые источники энергии

      Клаудия Кемферт
      Немецкий экономический институт (DIW)

      Последний пункт сокращения спроса и увеличения возобновляемых источников энергии важен, потому что некоторые здесь видят возможность.

      Большинство европейских правительств пытаются отказаться от российской энергии и ее финансового вклада в военную казну Владимира Путина. И несмотря на то, что немецкие министры настаивают на временном увеличении использования угля, есть политическая воля и растущее общественное давление, чтобы сделать больше для противодействия изменению климата.

      Российский президент еще может преуспеть в своей цели вызвать политический и экономический хаос на Западе. Сейчас многое зависит от того, как отреагируют такие страны, как Германия, и блоки, подобные ЕС.

      Но вполне возможно, что, ограничивая поставки энергоресурсов, г-н Путин невольно ускоряет усилия Европы по прекращению зависимости не только от российской энергии, но и от ископаемого топлива в целом — навсегда.

      • Русско-украинская война
      • Германия
      • Россия
      • Владимир Путин
      • Добыча угля
      • Природный газ

      Почему Германия ведет себя так, а не иначе

      Кроме России, во время нынешнего украинского кризиса ни одна страна не выглядит хуже, чем Германия.  

      На бумаге и в выступлениях Германия полностью солидарна с Украиной. На практике, однако, лидеры Германии тратят свое время на обсуждение всего того, чего они точно не стали бы делать в ответ на российскую агрессию. Министр обороны Германии Кристин Ламбрехт предостерегла от увязки «Северного потока — 2» с «разногласиями с Москвой по Украине». Генеральный секретарь правящей левоцентристской социал-демократии сказал: «Все во мне сопротивляется идее создания конфликтов только для того, чтобы похоронить спорный проект». Новый лидер немецкой оппозиции выступил против исключения России из международных платежных систем. Министр иностранных дел зеленых отверг призывы к поставкам немецкого оружия в Украину, заявив, что «ограничительная позиция Германии хорошо известна и уходит своими корнями в историю». В дополнение ко всему этому, как сообщается, Германия также заблокировала экспорт оружия немецкого производства третьими странами, такими как Эстония.

       

      Стать членом

       

      Так почему же Германия ведет себя именно так? За последние пару недель было предпринято бесчисленное количество попыток найти объяснение. Большинство из них были неубедительны. Некоторые утверждают, что Германия просто больше не является надежным союзником, в то время как другие пошли еще дальше, предполагая, что Берлин активно работает с Москвой над подрывом Украины. Ни то, ни другое не верно. Вместо этого немцы видят мир по-другому, и их лидеры в первую очередь реагируют на политические ограничения своего офиса.

      Мир немцев — это мир, в котором их страна «вышла за пределы силовой политики, национальных интересов и милитаризма». Это параллельная реальность, в которой торговля побеждает силу, и любой конфликт между государствами может быть решен посредством большего диалога или большей многосторонности. Союзники Германии могут быть раздражены такой точкой зрения или утешаться тем фактом, что она, возможно, постепенно начинает меняться. Но, по крайней мере, им не мешало бы это понять.

      Военная мощь не нужна, неэффективна и аморальна

      Германия, конечно, не монолит, но в значительной части немецкого общества существуют глубоко укоренившиеся взгляды, которые имеют огромное влияние на внешнюю политику.

      Наиболее важным из них является то, как многие немцы рассматривают роль военной мощи в международной политике. С точки зрения Нижней Саксонии или Баварии военная сила не только зло, но и бесполезна. Он стал причиной величайших трагедий 20-го века и множества ненужных страданий во время холодной войны. С тех пор он только создал больше хаоса и смерти в Ираке, Сирии, Афганистане и Ливии. В своем превосходном эссе на эту тему Ульрике Франке описывает, как немцы-миллениалы, которые сейчас занимают руководящие посты, пришли к такому образу мышления. Если вы родились в (западной) Германии в середине 19-го80-х или позже вы выросли «в мире исключительной стабильности и мира». Это не значит, что ничего не произошло, но Германия была настолько безопасной и защищенной, что немцам «никогда не приходилось думать о вооруженных силах», а их образование еще больше подчеркивало бесполезность силы. Как отмечает Франке, это сильно повлияло на то, как молодые немцы видят мир, и на то, что они считают нормальным.

      В краткосрочной перспективе геополитические обстоятельства Германии, кажется, оправдывают это исторически обоснованное чувство безопасности. Мысль выглядит примерно так: украинцам и грузинам может угрожать опасность нового вторжения, но Германии не будет угрожать опасность нападения в ближайшее время, даже если НАТО прекратит свое существование. Это всепоглощающее чувство безопасности влияет на то, как многие немцы думают о своих вооруженных силах. Если вы обсуждаете Бундесвер в Германии часто говорят: «Ну и кто к нам вторгнется?» Этот вопрос упускает из виду более широкую суть, но он не совсем иррационален. Никто не собирается вторгаться в Германию, по крайней мере, до того, как нападет еще на дюжину стран.

      Для поколения немцев, переживших холодную войну, в игру вступает дополнительный набор факторов. Глядя из-за границы, можно было бы предположить, что они, по крайней мере, понимают полезность власти и военной силы в международной политике. Некоторые делают, многие нет. Когда вы спросите американцев, что потребовалось для победы в холодной войне, они могут упомянуть ядерное оружие, превосходные финансовые ресурсы или сотни тысяч солдат. Многие пожилые немцы помнят вещи по-другому. Что действительно разрушило Берлинскую стену, так это не ракеты и танки, а бой. Во время холодной войны, конечно, Федеративная Республика Германия гораздо серьезнее относилась к собственной безопасности, но при канцлере Вилли Брандте она также проводила стратегию, известную как Ostpolitik , который стремился добиться «изменений путем сближения» с Германской Демократической Республикой и Восточной Европой. Спустя десятилетия после смерти Брандта каждый немецкий политик, говоря об отношениях с Москвой, говорит о новой восточной политике , европейской восточной политике или какой-то другой форме восточной политики . Правда это или ложь, но идея о том, что диалог более эффективен, чем сдерживание, глубоко укоренилась в немецкой политической культуре.

      Поскольку военная мощь почти всегда приводит к обратным результатам, потенциальная выгода от доставки оружия в «зону конфликта», такую ​​как Украина, очень мала. Когда простые немцы рассматривают возможность поставки оружия в Украину, они не рассматривают это как возможность помочь Украине защитить себя. Они считают, что поставки оружия «просто усугубят конфликт» и сделают хуже для всех. В результате многие немцы искренне убеждены, что их позиция политически и морально выше позиции более активных международных игроков, таких как Соединенные Штаты или Великобритания.

      Важно и то, что в этот кризис вовлечена Россия. У многих немцев есть обязательство не занимать слишком жесткую позицию по отношению к Москве, потому что нацистская Германия убила миллионы русских во время Второй мировой войны. К сожалению для украинцев, такое мышление не распространяется на их страну, хотя немцы и там во время войны творили невообразимые ужасы.

      Есть и более свежая история. Если бы не Москва, мирное воссоединение Германии никогда бы не произошло, и за это немцы в долгу перед Россией. Все это влияет на отношение немцев к нынешнему кризису. В Восточной Германии, например, 43 процента людей считают, что США несут основную ответственность за эскалацию напряженности, и только 32 процента считают, что виновата Россия.

      Немецкие лидеры не иррациональны

      Удобно, что моральное превосходство немцев и чувство безопасности хорошо сочетаются с их краткосрочными экономическими интересами. После окончания холодной войны Германия в значительной степени оказалась в состоянии свободно торговать с кем угодно и всеми, не ограничиваясь строгими соображениями политики или безопасности. Учитывая эту безопасность, Германия может позволить себе роскошь расставлять приоритеты и разделять торговлю. А поскольку немцам не нужно использовать торговлю для повышения своей безопасности, они могут позволить себе относиться к ней как к чему-то отдельному от политики. Таким образом, «Северный поток — 2» — это не геополитический проект, который помогает противнику и наносит ущерб союзникам, это просто бизнес.

      Это подводит нас к общественному мнению. Если вы чувствуете себя в такой же безопасности, как и большинство немцев, и считаете, что военная сила не только зло, но и бесполезна, поддержите ли вы более жесткую внешнюю политику? Вероятно, нет, как и большинство немцев. В ходе недавнего опроса немцев спросили, следует ли отменить «Северный поток — 2». Только 28 процентов согласились. И хотя 47% заявили, что готовы к ужесточению санкций в отношении России, наибольшее одобрение получил вариант усиления роли европейских государств как посредников в конфликте. Это мнение существует не только в опросах, оно повсюду. Включите немецкое радио во вторник днем, и, скорее всего, вы не услышите особого беспокойства по поводу Украины, но вы, вероятно, услышите, как слушатель жалуется на «угрозы» Германии против России. Что касается потенциальных поставок оружия на Украину, цифры столь же ясны: 73% немцев против. Поскольку политики во всех основных немецких политических партиях осведомлены о том, как думают их избиратели, они крайне неохотно меняют курс, даже если сами понимают, что поставлено на карту.

      Помимо общественного мнения, партийная политика выступает в качестве существенного ограничения на позиционирование правительства. Если вас избрали лидером зеленых, левоцентристских социал-демократов или либеральных свободных демократов, вам нужно не только учитывать общественное мнение, вы также должны беспокоиться о рядовых, которые часто даже более страстными, чем их избиратели. А что волнует рядовых? Правильно: мнимый немецкий «милитаризм» и любая позиция, которая может вызвать отвращение у Кремля. Неважно, какую партию вы возглавляете — если вы зовете Россию, вам будут звонить гневные звонки. Много их. Это не потому, что партийные ряды постоянно беспокоятся о том, чтобы не расстроить Кремль, — просто многие из них, как правило, особенно увлечены своим делом.

      Наконец, есть много тревожных примеров влиятельных немцев, таких как экс-канцлер Герхард Шредер, которые теперь работают на российское государство. Эти сети, несомненно, имеют косвенное влияние на внешнюю политику Германии, но их влияние, как правило, переоценивается в связи с упомянутыми выше факторами. Немецкая внешняя политика такая, какая она есть, потому что немцы хотят, чтобы она была такой.

      Менять представления?

      В будущем немцы могут передумать. Зеленые, при всем их скептицизме в отношении использования военной силы, гораздо чаще, чем предыдущее правительство, выступают за экономическое и политическое давление, чтобы иметь дело с такими странами, как Россия, потому что они считают, что Германия должна уделять больше внимания продвижению ценностей в внешняя политика. Точно так же либеральные свободные демократы все чаще готовы выйти за рамки краткосрочных экономических интересов, когда на карту поставлены права человека.

      Этот акцент на ценностях вряд ли приведет к рациональным, основанным на интересах дебатам о внешней политике в ближайшее время, но он медленно и верно меняет общественный дискурс. Десять лет назад простое предложение о поставках оружия Украине, которая столкнулась с нападением со стороны России, вызвало бы гигантский резонанс. Теперь к этой идее, по крайней мере, относятся достаточно серьезно, чтобы оправдать место в газетах. Более того, есть прецедент, когда Берлин отправлял оружие в Ирак для помощи в борьбе с ИГИЛ. Социал-демократы, со своей стороны, показали, что даже они готовы ужесточить свою позицию в ответ на российскую агрессию, если будет достаточно союзнического давления и российской агрессии. Отвечая на вопрос о «Северном потоке — 2» на прошлой неделе, канцлер Олаф Шольц дал понять, что он находится на рассмотрении в случае новой военной интервенции против Украины. Не вся надежда потеряна.

      Если президент России Владимир Путин решит снова вторгнуться в Украину, немцы все еще могут не изменить своего мнения о полезности силы в международных отношениях. Но они почти наверняка изменят свое отношение к России. Это не поможет украинцам прямо сейчас, но точно навредит Москве в ближайшие годы.

       

      Стать членом

       

      Марсель Дирсус является внештатным научным сотрудником Института политики безопасности Кильского университета в Германии. Все взгляды принадлежат ему.

      Изображение: Армия США (Фото спецназа Натаниэля Гейла)

      Комментарий

      ‘Мы все были неправы’: как Германия подсела на российскую энергетику | Германия

      В воскресенье, 1 февраля 1970 года, высокопоставленные политики и газовики из Германии и Советского Союза собрались в престижном отеле «Кайзерхоф» в Эссене. Они были там, чтобы отпраздновать подписание контракта на строительство первого крупного российско-германского газопровода, который должен был пройти из Сибири до западногерманской границы в Марктредвице в Баварии. Контракт стал результатом девятимесячных интенсивных переговоров о цене на газ, стоимости 1,2 млн тонн немецких труб для продажи в Россию и условиях кредита, предложенного Москве консорциумом из 17 немецких банков. Осознавая риск дефолта России, главный финансовый переговорщик немецких банков Фридрих Вильгельм Кристианс предусмотрительно попросил ссуду у федерального правительства, объяснив: «Я не делаю сальто без сетки, особенно на трапеции».

      Отношения принесут пользу обеим сторонам: Германия будет поставлять машины и высококачественные промышленные товары; Россия будет поставлять сырье для немецкой промышленности. Трубопроводы высокого давления и поддерживающая их инфраструктура обладают потенциалом для объединения стран, поскольку они требуют доверия, сотрудничества и взаимной зависимости. Но это была не просто коммерческая сделка, о чем свидетельствует присутствие в отеле министра экономики Германии Карла Шиллера. Для сторонников Восточная политика — новая «восточная политика» сближения с Советским Союзом и его союзниками, включая Восточную Германию, начатая в прошлом году при канцлере Вилли Брандте — это был момент величайших политических последствий. Шиллер, экономист по образованию, должен был описать это как часть усилий по «политической и человеческой нормализации с нашими восточными соседями».

      Настроение было похвальным, но для некоторых наблюдателей это был потенциально опасный ход. Перед подписанием НАТО тайно написала в министерство экономики Германии, чтобы узнать о последствиях для безопасности. Норберт Плессер, глава газового департамента министерства, заверил НАТО, что причин для беспокойства нет: Германия никогда не будет полагаться на Россию даже в отношении 10% своих поставок газа.

      Полвека спустя, в 2020 году, Россия будет поставлять в Германию более половины природного газа и около трети всей нефти, которую немцы сжигают для обогрева домов, электростанций и автомобилей. Примерно половина импорта угля в Германию, необходимого для производства стали, приходится на Россию.

      Договоренность, начавшаяся в мирное время для бывшего врага, превратилась в инструмент агрессии. Сейчас Германия финансирует войну России. По оценкам, за первые два месяца после начала наступления России на Украину Германия заплатила почти 8,3 млрд евро за российскую энергию — деньги, которые Москва использовала для поддержания курса рубля и покупки артиллерийских снарядов, обстреливающих украинские позиции в Донецке. По оценкам, за это время страны ЕС заплатили в общей сложности 39 евро.миллиардов на российскую энергию, что более чем вдвое превышает сумму, которую они выделили на помощь Украине в защите. Ирония болезненна. «Тридцать лет немцы читали украинцам лекции о фашизме, — написал недавно историк Тимоти Снайдер. «Когда фашизм действительно пришел, немцы его финансировали, а украинцы погибли, сражаясь с ним».

      Получайте отмеченные наградами лонгриды The Guardian, которые отправляются вам прямо каждую субботу утром

      Когда Путин вторгся в Украину в феврале, Германия столкнулась с особой проблемой. Отказ от атомной энергетики и отказ от угля означали, что у Германии было очень мало альтернатив российскому газу. Берлин был вынужден признать, что это было катастрофической ошибкой поставить себя в такую ​​зависимость от российских энергоносителей — какими бы ни были мотивы, стоящие за этим. Министр иностранных дел Анналена Бербок говорит, что Германия не прислушалась к предупреждениям стран, когда-то пострадавших от российской оккупации, таких как Польша и страны Балтии. По мнению Норберта Рёттгена, бывшего министра окружающей среды и члена Христианско-демократического союза (ХДС) Ангелы Меркель, правительство Германии уступило отраслевым силам, настаивающим на дешевом газе, «слишком легко», при этом «полностью игнорируя геополитические риски».

      В феврале этого года немецкий министр по делам зеленой экономики и борьбе с изменением климата Роберт Хабек заявил, что газохранилища, принадлежащие «Газпрому» в Германии, «систематически опустошались» в течение зимы, чтобы поднять цены и оказать политическое давление. Это было ошеломляющим признанием способности России нарушить энергоснабжение.

      «Я ошибался, — просто говорит бывший министр финансов Германии Вольфганг Шойбле. «Мы все были неправы».

      В последние недели даже Франк-Вальтер Штайнмайер, президент Германии, тотемная фигура социал-демократов и величайший немецкий сторонник торгового «моста» между Востоком и Западом, отказался от своих показаний. Он признает, что неправильно истолковал намерения России, когда занимался строительством нового подводного газопровода. «Моя приверженность «Северному потоку — 2» была явно ошибкой, — заявил он немецким СМИ в апреле. «Мы держались за мосты, в которые Россия больше не верила и о которых нас предупреждали наши партнеры». Это экстраординарное признание для человека, который был начальником штаба Герхарда Шредера, канцлера социал-демократов с 19 века.С 1998 по 2005 год, а затем был щедро вознаграждаемым и весьма ругаемым лоббистом Владимира Путина. Штайнмайер также был министром иностранных дел при канцлере Меркель и великим евангелистом концепции о том, что торговля и диалог могут привести к социальным и политическим изменениям.

      Как Германия допустила такую ​​ошибку? Некоторые утверждают, что Меркель должна была увидеть, что Путин ведет Россию в авторитарном направлении, когда он объявил о своем возвращении на пост президента в 2011 году. После вторжения России в Украину в 2014 году Германия не предприняла никаких шагов, чтобы прекратить импорт российского газа, и хотя ввести калечащие торговые санкции, немецкая промышленность убедила ее воздержаться. Но некоторые винят в этом более устойчивое неверное суждение, уходящее 50 лет назад и основанное на заблуждении, что авторитарные страны можно преобразовать с помощью торговли.

      Разрушенные дома на Бородянке, Украина, апрель. Фото: Алексей Фурман/Getty Images

      Социал-демократы сейчас организовали обзор того, была ли политика восточной политики, впервые изложенная в знаменательной речи в июле 1963 года Эгоном Баром, в то время ближайшим советником мэра и канцлера Западного Берлина, -be, Вилли Брандт – со временем деформировался, особенно после того, как он добился своего великого достижения – падения Берлинской стены.

      Что удивительно, если проследить историю по мемуарам и современным записям, так это то, как часто и решительно Германия предупреждалась всеми, начиная с Генри Киссинджера, что она заключает пакт, о котором может пожалеть. Киссинджер написал Ричарду Никсону 9 сентября.Апрель 1970 года: «Немногие люди, как в Германии, так и за границей, видят, что Брандт продается на Восток; что беспокоит людей, так это то, сможет ли он контролировать то, что он начал». За 50 лет Германия вела многочисленные баталии с рядом президентов США из-за своей растущей зависимости от российских энергоресурсов. В процессе министерство иностранных дел Германии стало считать американский антикоммунизм наивным и считало, что только Германия по-настоящему понимала Советский Союз.

      С конца 1960-х годов Федеративная Республика Германия пыталась установить прямую линию связи с советским руководством, хотя ее заинтересованность в воссоединении создавала напряженность в отношениях с США. Столкнувшись с критикой со стороны США, Германия обычно ссылалась на свой уникальный статус. «Я не могу себе представить, чтобы кто-то был больше заинтересован в том, чтобы ему позволили продолжать работать во имя разрядки и баланса в Европе, чем немецкий народ, который вынужден жить в двух государствах», — заявил тогдашний министр иностранных дел Германии Ганс-Дитрих Геншер в бундестаге Германии. 19 января80, под бурные аплодисменты.

      Но почему после падения Берлинской стены в 1989 году Германия так неохотно слушала других? Возможно, сыграло свою роль чувство вины за зверства, совершенные против Советского Союза во время Второй мировой войны. Гордость также за то, что благодаря восточной политике она наладила отношения с Москвой. Германия в каком-то смысле стала двойным узником своего прошлого, связанным как ужасами, которые она совершила, так и своей верой в то, что ее реакция на эти ужасы была правильной.


      Конфликты между Германией и США в 70-х и 80-х годах, в которых участвовали два очень разных президента, Джимми Картер и Рональд Рейган, были одними из самых ожесточенных трансатлантических сражений со времен Второй мировой войны. «Все споры были частью того, что Западная Германия демонстрировала независимость во внешней политике во время холодной войны, и это стало неудобным для некоторых американских лидеров», — сказала мне историк Мэри Элиз Саротт.

      Картер и канцлер Германии Гельмут Шмидт мало уважали друг друга. Картер нашел Шмидта угрюмым, в то время как канцлер в своей автобиографии назвал Картера проповедником-идеалистом, который ничего не знал о Европе и был «просто недостаточно большим для игры». Два лидера не просто разозлились лично, они разошлись во мнениях по существу, в том числе по поводу защиты прав человека в России. В 1979 Шмидт и Картер собрались вместе, чтобы совместно принять так называемое двухканальное решение, в соответствии с которым НАТО модернизирует свое ядерное оружие, базирующееся в Европе, и в то же время активно добивается заключения соглашения о контроле над вооружениями с Россией. Но в остальном их подход был совсем другим.

      У Шмидта никогда не было недостатка в уверенности в себе, но, как и у многих немцев той эпохи, у него было глубокое чувство стыда, вызванное болезненными воспоминаниями о войне. Он также считал, что стабильность восточного блока отвечает интересам Западной Германии, учитывая ядерный потенциал России. В своей автобиографии он написал, что хотел развивать торговые отношения с Россией, чтобы способствовать «большей зависимости СССР от европейских поставок», что, в свою очередь, привело к «большему европейскому влиянию» на политику Москвы. И после 19После нефтяного кризиса Шмидт убедился, что Советский Союз представляет собой более надежного поставщика энергии для Германии, чем страны Персидского залива.

      Картер, напротив, считал, что приостановка торговли — лучший способ повлиять на Советы. В июле 1978 года, в ответ на арест Москвой двух советских диссидентов, Александра Гинзбурга и Анатолия Щаранского, Картер ограничил экспорт из США технологий для разведки и разработки советской нефтяной и газовой промышленности.

      Владимир Путин и Герхард Шредер, тогдашний канцлер Германии, в Москве в 2004 году. Фото: Юрий Кочетков/AFP/Getty Images

      Однако в совокупности европейский бизнес пошел в противоположном направлении. Даже после советского вторжения в Афганистан в 1979 году большая деловая делегация Германии поехала с визитом в Москву. Советы («Союзгазэкспорт») и западноевропейцы (главным образом «Рургаз» и «Газ де Франс») завершили переговоры о новом гигантском газовом проекте — выделенном газопроводе протяженностью 4500 км от гигантского Уренгойского месторождения в Западной Сибири в конце 1980 года. Эта сделка должна была усилить зависимость Германии. на российский газ с 15% до 30%. Когда немецкие министры изучили последствия для безопасности, они пришли к выводу, что опасности злоупотребления Россией своей потенциальной мертвой хваткой нет. Их рассуждения были просты. «Долговременный срыв противоречил бы личным интересам Советского Союза», — решили в министерстве.

      В телефонном разговоре с Картером 5 марта Шмидт объяснил свою поддержку трубопровода, сказав президенту США: «Те, кто торгует друг с другом, не стреляют друг в друга». Это было переформулированием знаменитой допервой мировой войны теории Нормана Энджелла о том, что новая взаимозависимость экономик делает войну невыгодной и, следовательно, иррациональной. Согласно заметке в его дневнике, Картер ответил: «Европейцам невыгодно ожидать, что мы предоставим кнут, а они будут конкурировать друг с другом за получение самой большой морковки».

      В 1980 году Шмидт писал: «Говорить об экономической зависимости Федеративной Республики от Москвы в степени, достаточно большой, чтобы повлиять на внешнюю политику, означает невежество или злой умысел». Учитывая тяжелое положение Германии сейчас, эти слова выглядят безнадежно ошибочными.


      Шмидт столкнулся с более серьезным противником в лице преемника Картера, традиционного антикоммуниста Рональда Рейгана. В глазах Рейгана торговля Германии с Россией прямо противоречила безопасности Запада. Мнение Рейгана основывалось на оценке ЦРУ, представленной 19 июля.81, в котором отмечена четкая тенденция: с 1970 по 1980 год экспорт советского газа в Западную Европу увеличился с 1 миллиарда кубометров (млрд кубометров) в год до 26,5 млрд кубометров в год. ЦРУ предупредило Рейгана, что газовый проект в Уренгое не только ускорит экономический рост СССР, но и обеспечит Советы 8 миллиардами долларов в твердой валюте, что облегчит дальнейшее наращивание военной мощи. Далекий от того, чтобы дать Германии влияние на советское мышление, «это дало бы Советам еще одну точку давления, которую они могли бы использовать в рамках более широкого дипломатического наступления, чтобы убедить западноевропейцев принять их точку зрения по вопросам Востока и Запада».

      В аргументах, которые перекликаются с сегодняшними дебатами, посол США в ООН Джин Киркпатрик пожаловалась: «Мы постоянно обнаруживаем в наших переговорах, что союзники уже в значительной степени зависят: Франция на 15% [своего] газа, Германия на 30%. ” Шмидт заверил американцев, что Германия «может продержаться шесть месяцев в случае отключения Советского Союза». Прогноз сейчас таков, что в таком случае Германии придется перейти прямо к форме нормирования энергии.

      Несмотря на различные попытки США убедить Европу принять добровольный запрет, включая предложение альтернативных источников энергии, в 1981 «Рургаз АГ» и «Союсгазэкспорт» подписали контракт на ежегодный импорт 10,5 млрд кубометров советского газа в течение 25 лет. Безработица в Европе в то время была близка к 9%, и европейская промышленность нуждалась в увеличении поставок энергии. В то же время аргумент США о безопасности был отвергнут как завуалированный способ продвижения нефтяной промышленности США.

      Когда Москва поддержала введение военного положения в Польше 13 декабря 1981 года, Рейган подумал, что такое шокирующее событие может убедить Германию приостановить строительство трубопровода. В личной записке Маргарет Тэтчер, отправленной 19В декабре 1981 года он призвал ее поддержать жесткие санкции против Советов, заявив, что «это вполне может стать водоразделом в истории человечества. Вызов тирании изнутри». Необычно для нее Тэтчер колебалась, сообщая Рейгану, что немцы «не могут и не откажутся от проекта газопровода».

      Работы на газопроводе Nord Stream в бухте Портовая к северо-западу от Санкт-Петербурга в 2010 году. Фото: Дмитрий Ловецкий/AP

      В ответ на советское вмешательство США запретили американским компаниям помогать в строительстве трубопровода. Летом 1982 Рейган пытался заставить европейские фирмы прекратить работу над трубопроводом, наложив на них вторичные санкции. Такие санкции теперь являются обычным явлением в арсенале внешней политики США, особенно в отношении Ирана, но тогда они рассматривались как посягательство на европейский суверенитет. Тэтчер возмутилась, заявив Палате общин, что «это неправильно», когда «одна очень могущественная нация [] препятствует выполнению существующих контрактов».

      К ноябрю Рейган отказался от попытки ввести санкции. В испытании силы, в котором Европа встала на сторону Германии, мировая сверхдержава проиграла. Новый трубопровод начал прокачку 1 января 19 г.84.

      Немецкие сторонники перемен через торговлю победили. Позиция США в отношении России еще больше ослабла, когда в 1989 году пала Берлинская стена. Мирный крах коммунизма провозглашался оправданием для тех, кто выступал за диалог и взаимодействие посредством торговли. В речи перед Фондом Брандта в марте 2008 года Штайнмайер полностью изложил эту точку зрения: «На самом деле Восточная политика достигла — как теперь признают и те, кто критиковал ее в то время, — сказал он, — заключалась в том, чтобы примирить Европа, несмотря на трудности, на порядок безопаснее. Для демократических движений в Восточной Европе это открыло новые возможности, новый простор для действий. Это также стало ключевым фактором в окончательном прекращении противостояния между двумя блоками».

      Олаф Шольц, нынешний канцлер Германии, остается приверженцем этой точки зрения, утверждая в прошлом году, что она способствовала распаду Советского Союза и заложила основу для демократии и членства в ЕС для большей части Восточной Европы. Сопредседатель СДПГ Ларс Клингбейл также настаивал на том, что восточная политика «стала основой для воссоединения и окончания холодной войны. В результате в федеративной республике на протяжении десятилетий существует консенсус в отношении того, что конфликты можно разрядить путем диалога. Мы не позволим, чтобы об этом говорили плохо».

      Однако ряд историков и писателей считают, что эта радужная картина восточной политики вводит в заблуждение. «Мысль о том, что политика разрядки Вилли Брандта в отношении Москвы прямым путем привела к падению железного занавеса и объединению Германии, является по крайней мере чрезмерным упрощением», — говорит историк Ян Берендс. Немецкий журналист Томас Урбан, автор новой книги, критикующей «Восточную политику», считает, что ее роль в падении стены и воссоединении Германии преувеличена: «Именно военное наращивание Рейганом и наводнение рынка дешевой нефтью привели к краху Советского Союза, — сказал он мне. По его словам, государственный бюджет России стал настолько зависим от энергоносителей, что, когда цены на нефть резко упали в середине 19В 80-х годах спасательный круг России к внешнему капиталу иссяк. «Горбачев больше не мог финансировать войны за границей и советские республики, — сказал он. «Но этот аргумент полностью отсутствовал в немецких дебатах, особенно среди левых».

      Урбан утверждал, что теория изменений Ostpolitik страдает от двух основных заблуждений: веры в то, что политические изменения в Восточной Европе могут исходить только от взаимодействия с элитой, находящейся у власти, а не от гражданских движений, и, во-вторых, что «безопасность должна быть ключевым фактором». ко всему».


      На рубеже веков сторонники перемен через торговлю были в самом разгаре. Канцлер Шредер с растущей уверенностью продвигал идею стратегического партнерства с Россией. Он пригласил нового российского президента Владимира Путина выступить перед Бундестагом в 2001 году, где он завоевал аудиторию, произнеся речь на беглом немецком языке и заявив, что «холодная война окончена».

      Шредер во время обращения Путина увидел идеальное совпадение интересов Европы, Германии и России: мир, стабильность, многосторонность и экономический рост. Путин, был убежден Шредер, «хочет превратить Россию в демократию».

      В этом благоприятном политическом климате пророссийски настроенные немецкие лоббисты, такие как Клаус Мангольд, председатель могущественного немецкого Комитета по восточноевропейским экономическим отношениям, приступили к строительству еще одного газопровода, на этот раз транспортирующего газ из Выборга по дну Балтийского моря в Германия – первый Северный поток. Эта схема была особенно спорной, поскольку она обошла бы Польшу, Беларусь и Украину, сократив доходы этих стран, ослабив их позиции на переговорах и лишив их столь необходимых транзитных сборов. Затраты на строительство трубопровода в размере 7,4 млрд евро должны были нести частные немецкие компании BASF и E.ON, а также российский государственный «Газпром».

      На этот раз протесты против трубопровода исходили не только из США, но и из государств, недавно вышедших из-под советского правления, таких как Польша и Литва. Радослав Сикорский, тогдашний министр обороны Польши, печально известен тем, что сравнил этот план с пактом Молотова-Риббентропа о ненападении 1939 года между нацистской Германией и Советским Союзом, который подготовил почву для вторжения в Польшу.

      Тем не менее, 8 сентября 2005 года, за 10 дней до выборов, на которых социал-демократы Шредера проиграли консерваторам Ангелы Меркель, в Берлине представители «Газпрома», E.ON и BASF подписали контракт по «Северному потоку-1». Путин стоял рядом со Шредером на церемонии подписания.

      С тех пор Шредер был отмечен за его роль в создании зависимости Германии от российских энергоресурсов и очень богатом процессе. Но выдающийся бывший немецкий дипломат Вольфганг Ишингер недавно заявил, что Шредер не должен брать на себя вину за то, что 20 лет назад он дал добро на строительство «Северного потока»: большинство немецких политиков, как он сказал в апреле New York Times, не задавались вопросом, получают ли они в нездоровую зависимость от российской энергетики. В статье Шредер привел тот же случай: «Никому и в голову не приходило, что это может стать проблемой. Это был просто способ закупки газа для немцев, для тяжелой промышленности Германии, а также для химической промышленности, с меньшими проблемами и сбоями».

      После этого казалось, что, какими бы ни были неудачи в германо-российских отношениях, ничто не могло поколебать веру в торговлю – ни российская «операция по принуждению к миру» в Грузии в августе 2008 года, ни нарушение Россией газопровода в споре с Украиной в ни января 2009 года, ни новостей о том, что Путин планирует вернуться на пост президента в 2012 году, заменив Дмитрия Медведева, на которого возлагал надежды Франк-Вальтер Штайнмайер. В 2011 году, когда наконец открылся «Северный поток», общий объем торгового экспорта Германии в Россию вырос на 34% до 27 млрд евро.

      Газопроводы «Северный поток» из России в ГерманиюГазопроводы «Северный поток» из России в Германию

      Затем в феврале 2014 года произошло вторжение России в Украину. Первоначально вторжение России казалось поворотным моментом. Осуждение Меркель было однозначным: аннексия Крыма противоречила международному праву. Санкции были должным образом введены, и немецкий экспорт в Россию упал.

      После вторжения 2014 года серьезные немецкие СМИ, такие как Frankfurter Allgemeine Zeitung, опубликовали длинные статьи, в которых рассматривались варианты того, как Германия могла бы избавиться от своей опасной зависимости от российской энергии. Многие из предложений, такие как новые терминалы для сжиженного газа, позволяющие Германии импортировать газ из других стран, таких как Катар и США, сейчас обсуждаются, что показывает, как мало было достигнуто фактической диверсификации. Когда в прошлом месяце я разговаривал с представителем катарского энергетического ведомства, он рассказал, как они пять лет пытались проникнуть на энергетический рынок Германии, но их пути были заблокированы на каждом шагу.

      Некоторые немецкие санкции в отношении России действовали в течение многих лет, но сторонники перемен посредством торговли постепенно восстанавливали свои позиции. Казалось, что Россия ничего не могла сделать, чтобы поколебать их уверенность. 4 сентября 2015 года на Владивостокском экономическом форуме с участием Путина было подписано соглашение о строительстве газопровода «Северный поток — 2» по дну Балтийского моря, что значительно увеличит зависимость Германии от российского природного газа. «Газпром» также возьмет на себя управление хранением газа в Германии, тем самым передав контроль над немецкими энергетическими запасами иностранной державе.


      Различные теории — некоторые грязные, некоторые метафизические — были предложены для объяснения упорного отказа Германии видеть опасности в своей зависимости от России. Один из аргументов возлагает вину на политиков и государственных служащих СДПГ, которым было позволено беспрепятственно перемещаться между государственной должностью и работой Путина, и они упорно трудились, чтобы манипулировать нормативно-правовой базой ЕС и Германии в угоду «Газпрому».

      Затем возникает вопрос о германо-российском промышленном лобби, символом которого является Германо-российский форум, который был тесно связан и частично финансировался немецкими компаниями, действующими в России. (Форум был приостановлен после вторжения в Украину.) Его попечительский совет состоял в основном из деловых людей, часто имеющих экономические интересы в России. Ее председатель Маттиас Платцек, бывший министр-президент СДПГ в Бранденбурге, казалось, был искренне шокирован вторжением Путина: «Я ошибался, потому что до недавнего времени я думал, что то, что произошло, было немыслимым».

      Историк Саротт сказал, что нет четких доказательств того, что бизнес оказал большее влияние на политику в Германии, чем в других странах. Тем не менее, с годами Россия продемонстрировала способность подкупать, а в некоторых случаях и коррумпировать немецкий политический класс. Министр иностранных дел Польши Збигнев Рау во время визита в Берлин в конце мая назвал немецкую восточную политику «фиаско». Немецкая риторика вокруг политической ценности взаимозависимости, по его словам, грубо сводилась к получению конкурентного преимущества за счет дешевой энергии.

      Канцлер Германии Ангела Меркель, а затем президент России Дмитрий Медведев (в центре слева и справа) открывают символический клапан во время церемонии открытия первого двойного газопровода «Северного потока» в 2011 году. Фото: John MacDougall/AFP/Getty Images

      Томас Урбан , исследуя психологические корни восточной политики, выделяет две эмоции в отношениях Германии с Россией: ностальгию и вину. Он описал мне «память о Бисмарке, который видел в союзе с Россией якорь стабильности в Европе. Но было и чувство вины из-за нападения Германии на Советский Союз в 1941, с миллионами погибших. Это означало, что было трудно критиковать Красную Армию или советские репрессии, поскольку это означает, что вы не признаете величайших преступлений в истории. Это делает Германию слепой к черной стороне Советского Союза. Это также позволяет путинской пропаганде говорить только о российских погибших на войне, а не о тех, которые были убиты на Украине и в Белоруссии».

      Большая часть веры Германии в торговлю с Россией родилась из принятия желаемого за действительное. Это заставило Штайнмайера как министра иностранных дел, например, постоянно искать признаки реформ, игнорируя советы министерства иностранных дел о том, что ему нужен план Б на случай, если вера Германии в Россию окажется необоснованной. В 2016 году Штайнмайер выступил с глубоко искренней, почти элегической речью в Екатеринбургском университете, задав вопрос, способны ли Германия и Россия еще слушать друг друга. Он признал, что аннексия Крыма была низкой точкой, но выразил надежду, что диалог все еще возможен, и призвал обе стороны не поворачиваться спиной друг к другу.

      Это была речь человека, который почувствовал, что волна уходит, и опасался, что его вера в диалог уже не соответствует духу более суровых времен: «В политических дискуссиях мы иногда слышим мнения, высказываемые людьми, которые не заинтересованы в малейшее в понимании других; люди, которые уже определились с другой стороной; люди, которые даже не утруждают себя чтением, потому что думают, что уже знают ответ». Он опасался, что то, что он назвал «предполагаемым антагонизмом» между Западом и Россией, становится укоренившимся и идеологизированным, противоречащим стремлению к дипломатии и миру.

      Теперь, будучи президентом и главой государства Германии, Штайнмайер получил от украинских официальных лиц сообщение о том, что его послужной список в качестве защитника интересов России в Германии означает, что в настоящее время ему не рады в Киеве. Это кажется позором. Ему не нужно было бы падать на колени, как это сделал Вилли Брандт в Варшаве в 1970 году, извиняясь за преступления своей страны во время войны, — но он мог бы трезво подумать о том, что именно пошло не так с восточной политикой Германии так долго.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.