Экспедиция сэра джона франклина – Экспедиция Франклина (1845—1847) — Википедия

Экспедиция Франклина (1845—1847) — Википедия

Сэр Джон Барроу продвигал арктические исследования во время своего долгого пребывания на посту Второго секретаря Адмиралтейства Сэр Джон Франклин, которого неохотно выбрал Джон Барроу для очередной экспедиции по поиску Северо-Западного прохода Капитан экспедиционного судна «Террор» Френсис Крозье Портрет Джейн Гриффин (позже леди Франклин) в возрасте 24-х лет, 1815. Она вышла замуж за Джона Франклина в 1828 году, за год до того, как он был посвящён в рыцари[1]

Экспедиция Франклина 1845—1847 годов или Пропавшая экспедиция Франклина (англ. Franklin's lost expedition) — экспедиция по освоению Арктики, проходившая под руководством сэра Джона Франклина в 1845 году. Будучи офицером Королевского военно-морского флота и опытным исследователем, он участвовал в трёх арктических предприятиях, в двух из них — в качестве командира. В возрасте 59 лет Франклин предпринял свою четвёртую экспедицию. Её целью были исследование неизвестной части Северо-Западного прохода и завершение его открытия. Однако экспедиция на двух судах со 129 членами экипажа, включая самого Франклина, пропала.

Под давлением супруги Франклина и общественности Адмиралтейство начало поиски лишь в 1848 году. Отчасти благодаря известности Франклина, отчасти из-за предложенного Адмиралтейством вознаграждения множество сторонних экспедиций присоединилось к поиску. В 1850 году пропавших одновременно искало одиннадцать британских и два американских корабля. Некоторые из них встречались у острова Бичи, где и были найдены первые следы экспедиции — могилы троих членов её экипажа.

В 1854 году врач и путешественник Джон Рэй во время изучения топографии канадского побережья Северного Ледовитого океана к югу от острова Кинг-Уильям записал рассказы местных эскимосов и получил из их рук предметы, принадлежавшие людям Франклина. Основываясь на рассказах эскимосов, Джон Рэй первым высказал предположение о каннибализме среди участников пропавшей экспедиции, вызвав этим гнев британской общественности. В частности, в горячую полемику с Рэем на страницах британской печати вступил писатель Чарльз Диккенс, заявивший о «

принципиальной невозможности каннибализма среди моряков Королевского британского флота».

В 1859 году поисковая экспедиция во главе с Френсисом Леопольдом Мак-Клинтоком обнаружила записку, оставленную на острове Кинг-Уильям, с подробной информацией о судьбе пропавших до весны 1848 года. Поиски продолжались на протяжении всей второй половины XIX века. Наибольших успехов здесь добился в 1860-х гг. американский путешественник и журналист Чарльз Френсис Холл, подтвердивший гипотезу о каннибализме.

В 1981 году группа учёных во главе с Оуэном Битти, профессором антропологии из Университета Альберты, начала серию научных исследований могил, тел и других артефактов, которые оставила после себя экспедиция Франклина на островах Бичи и Кинг-Уильям. Они пришли к выводу, что члены экипажа, могилы которых были найдены на острове Бичи, скорее всего, умерли от воспаления лёгких и, возможно, туберкулёза, на фоне общего ухудшения здоровья вследствие отравления свинцом из-за некачественно произведённой пайки банок, в которых хранилось продовольствие. Тем не менее, позднее было выдвинуто предположение, что, возможно, источником отравления послужили не консервы, а система дистиллированного водоснабжения, установленная на кораблях экспедиции

[2]. Отметины на человеческих костях, обнаруженных на острове Кинг-Уильям, рассматривались как признаки каннибализма. Из совокупных данных всех исследователей следует предположение, что причинами смерти всех членов экспедиции стали голод, гипотермия, отравление свинцом и болезни (в том числе цинга), наряду с общим воздействием экстремальной внешней среды при отсутствии соответствующей условиям одежды и продуктов питания. В сентябре 2014 года, спустя почти 170 лет с момента пропажи экспедиции, канадскими учёными был найден остов одного из экспедиционных судов — флагмана HMS «Erebus», а 3 сентября 2016 года хорошо сохранившийся корпус HMS «Terror» был обнаружен недалеко от острова Бичи в бухте Нунавут экипажем научно-исследовательского судна «Мартин Бергман».

Викторианские СМИ представили сэра Франклина героем, несмотря на провал экспедиции и свидетельства каннибализма. О нём были написаны песни, в родном городе Франклина — Спилсби, в Лондоне и на Тасмании были установлены памятники, а многие географические объекты были названы его именем. В 1852 году ему был посмертно присвоен чин контр-адмирала.

Пропавшая экспедиция Франклина является предметом множества художественных произведений, в числе которых песни, стихи, рассказы, романы, а также телевизионные документальные фильмы.

Попытки европейцев найти короткий северный морской путь из Европы в Азию предпринимались ещё со времён путешествия Колумба в 1492 году и продолжались вплоть до середины XVIII века, в котором было предпринято множество исследовательских экспедиций, проходивших в основном под английским флагом. Более или менее успешные из этих путешествий открывали для европейской географии новые знания о западном полушарии, особенно о Северной Америке. Одновременно с этим росло внимание к канадской Арктике. Путешественники XVI и XVII веков, такие как Мартин Фробишер, Джон Дэвис, Генри Хадсон, Уильям Баффин, сделали в Северной Америке ряд важных географических открытий. В 1670 году после основания Компании Гудзонова залива ею были предприняты самостоятельные исследования канадского побережья и арктических морей. В XVIII веке исследования продолжили такие путешественники, как Джеймс Найт, Кристофер Миддлтон, Самюэль Хирн, Джеймс Кук, Александр Маккензи и Джордж Ванкувер. К 1800 году их открытия показали, что последняя неразведанная часть Северо-Западного прохода лежит в умеренных широтах между Тихим и Атлантическим океанами

[3].

В 1804 году сэр Джон Барроу стал Вторым секретарём Адмиралтейства и занимал эту должность на протяжении 41 года (за исключением годичного перерыва 1806—1807 гг.). Барроу призвал Королевский военно-морской флот завершить Северо-Западный проход над северной частью Канады и исследовать возможность достижения Северного полюса по морю. В течение следующих четырёх десятилетий такие исследователи, как Джон Росс, Дэвид Бьюкен, Уильям Эдвард Парри, Фредерик Уильям Бичи, Джеймс Кларк Росс, Джордж Бак, Питер Уоррен Дис и Томас Симпсон, внесли существенный вклад в освоение канадской Арктики. Среди них был и Джон Франклин, командир одного из двух кораблей экспедиции, целью которой было достичь Берингова пролива, пройдя через Северный полюс. В 1819 и 1825 годах он же организовал две сухопутные экспедиции по арктическому побережью Канады[4].

К 1845 году, благодаря всем произведённым исследованиям, неизведанная часть канадской Арктики была уменьшена на карте до четырёхугольника площадью 181 300 км²

[5]. Именно в этой области и намеревался совершить плавание Франклин, пройдя через пролив Ланкастер, а затем, двигаясь в западном и южном направлениях, обходя землю и лёд, завершить Северо-Западный проход. Расстояние, которое предстояло преодолеть, было равно приблизительно 1670 километрам (1040 милям)[6].

Руководитель экспедиции[править | править код]

Джон Барроу, которому на тот момент было уже 82 года, вёл обсуждение, кто должен будет возглавить экспедицию, призванную завершить Северо-Западный проход и, возможно, найти Полярное море, которое в представлении Барроу рисовалось как свободная ото льда акватория вокруг Северного полюса. Его первым выбором был Уильям Парри, однако к тому времени тот уже устал от арктических исследований и вежливо отказался[7]. Второй выбор пал на Джеймса Кларка Росса, но он также отказался из-за обещания, данного своей новой жене, более никогда не ходить в полярные районы[7]. Третья кандидатура Барроу, Джеймс Фитцджеймс, была отклонена Адмиралтейством по причине слишком молодого возраста (32 года)[7]. Джон хотел пригласить Джорджа Бака, но кандидатура вызывала слишком большие споры

[7]. Ещё один выбор, Френсис Крозье, был слишком низкого происхождения, да к тому же ирландец[7]. Джону Барроу ничего не оставалось, как неохотно выдвинуть кандидатуру 59-летнего Джона Франклина[7]. Экспедиция должна была состоять из двух кораблей, «Эребуса» (HMS Erebus) и «Террора» (HMS Terror), каждый из которых в своё время ходил в Антарктику под командованием Джеймса Росса. Фитцджеймс был назначен капитаном «Эребуса», а Крозье, который командовал «Террором» ещё во время экспедиции в Антарктиду с Россом в 1841—1844 годах, был назначен капитаном второго судна. Франклин принял команду 7 февраля и получил официальные инструкции 2 мая 1845 года[8].

Корабли, команда, провизия[править | править код]

378-тонный (прибл.) «Эребус» и 331-тонный (прибл.) «Террор» были бывшими бомбардирскими судами Королевского военно-морского флота, перестроенными для плаваний во льдах и оснащёнными по самым современным стандартам XIX века[9]. Паровой локомотивный двигатель, установленный на «Эребусе», был приобретён у Лондон-Гринвичской железнодорожной компании, а двигатель «Террора», вероятно, у Лондон-Бирмингемской. Они позволяли кораблям развивать скорость до 4 узлов (7,4 км/ч)

[10], корпус был дополнительно укреплён, а гребные винты и рули могли убираться в металлические ниши для защиты их от повреждений. На кораблях также была установлена паровая отопительная система для комфорта экипажа. Судовая библиотека включала более 1200 книг. Был взят трёхлетний запас провианта, включавшего в себя 36 487 фунтов (16,5 т) галет, 136 656 фунтов (62 т) муки, по 30 тысяч фунтов (13,6 т) засоленной говядины, свинины и консервированного мяса. В качестве противоцинготного средства было взято 9300 фунтов (4,2 т) лимонного сока[11][12][13].

Однако консервы были приобретены по низкой цене у поставщика Стивена Голднера, контракт с которым был заключён 1 апреля 1845 года, всего за семь недель до отплытия экспедиции[14]. Голднер должен был поставить около 8000 банок, а потому работал в крайней спешке. Пайка банок была выполнена некачественно и, как потом было установлено, «толсто и небрежно, припой стекал вниз по внутренней поверхности, как расплавленный воск»[15].

Большей частью экипаж был укомплектован англичанами, многие из которых были с севера страны. Однако на борту в небольшом количестве присутствовали также ирландцы и шотландцы. Кроме Франклина, Крозье и двух ледовых лоцманов, никто более не имел полярного опыта

[16].

Утром 19 мая 1845 года корабли экспедиции покинули причалы английского города Гринхайт. Экипаж состоял из 110 матросов и 24 офицеров. Суда ненадолго зашли в гавань Стромнесс на Оркнейских островах в северной части Шотландии, а оттуда отплыли в Гренландию, сопровождаемые HMS Rattler и транспортным судном Barretto Junior[17].

На острове Whalefish в заливе Диско на западном побережье Гренландии на транспортном судне были забиты 10 перевозимых им волов, а мясо передано на «Эребус» и «Террор» для пополнения запасов продовольствия. Члены экспедиции написали свои последние письма домой. В этих письмах, в частности, говорилось о запрете Франклина на ругань и пьянство среди экипажа[18]. Пять человек были отчислены из штата и отправлены на уходивших вспомогательных судах обратно в Англию. Окончательное число экспедиционеров составило 129 человек. В последний раз они могли видеть европейцев, когда в начале августа 1845 года капитан Даннетт китобойного судна «Принц Уэльский» (англ. Prince of Wales) и капитан Роберт Мартин китобойного судна «Энтерпрайз» (англ. Enterprise) повстречали «Эребус» и «Террор» в море Баффина, когда те, пришвартовавшись ко льду, ждали благоприятных условий для пересечения пролива Ланкастер

[19].

В течение следующих 150 лет исследователи и многие учёные объединяли усилия в попытках понять, что же произошло с экспедицией Франклина далее. Люди Франклина перезимовали в 1845—1846 годах на острове Бичи, где трое из них погибли и были похоронены. Экспедиционные суда были затёрты льдами близ острова Кинг-Уильям в сентябре 1846 года и никогда более не выходили в открытые воды. Согласно записке от 25 апреля 1848 года, оставленной Фитцджеймсом и Крозье, Франклин умер 11 июня 1847 года. Экипаж зимовал на острове Кинг-Уильям в 1846—1847 и 1847—1848 годах и 26 апреля 1848 года планировал выйти из лагеря и попытаться достичь реки Бак на канадском побережье. 15 матросов и девять офицеров к тому времени были уже мертвы. Остальные погибли в дороге, большинство из которых — ещё на острове, а 30 или 40 человек — дойдя всё же до северной части материка, но оказавшись в сотнях миль от ближайшего оплота цивилизации

[20].

После двух лет ожидания вестей от экспедиции общество, леди Франклин, члены парламента и британская пресса призвали Адмиралтейство отправить в Арктику поисковый отряд. В ответ Адмиралтейство разработало план, осуществление которого началось весной 1848 года.

В мае на поиски отправились корабли HMS Investigator и HMS Enterprise под командованием сэра Джеймса Росса, однако вскоре спасательная экспедиция сама оказалась в крайне затруднительном положении. На обратном пути HMS Investigator оказался затёрт льдами, и спустя почти три года команда вынужденно покинула судно по льду.

Адмиралтейством был разработан план экспедиции, которая должна была состоять из трёх групп. Первая сухопутная поисковая группа, во главе с сэром Джоном Ричардсоном и Джоном Рэем, должна была спуститься вниз по реке Маккензи до канадского арктического побережья. Две другие морские группы должны были двигаться с двух разных сторон: одна от Канадского арктического архипелага, другая — со стороны Тихого океана[21]. Кроме того, Адмиралтейство предложило вознаграждение в размере £ 20 000 (около £ 1 600 000 по меркам 2012 года) «любой группе или группам, любой стране, которая окажет помощь экспедиционным судам под командованием сэра Джона Франклина»[22]. Когда поисковая операция претерпела неудачу, общественный интерес британцев возрос многократно. Некоторые сравнивали поиски Франклина по значимости с крестовым походом[23], другие — слагали баллады, такие как популярный в то время «Плач леди Франклин» (англ. Lady Franklin's Lament)[24][25].

Многие присоединились к поиску, и в 1850 году в канадской Арктике уже курсировало 11 британских и 2 американских корабля[26].

Одной из поисковых эскадр командовал капитан Гораций Остин. На борту одного из её кораблей в чине мичмана также находился 20-летний Клемент Маркэм, будущий президент Королевского географического общества.

Суда покинули гавань 4 мая 1850 года[27]. После обхода 28 мая самой южной точки Гренландии эскадра двинулась на север, пока не была остановлена льдами в заливе Мелвилл 25 июня. Корабли вынужденно пробыли там до 18 августа, после чего, наконец, смогли подойти к проливу Ланкастер — последней известной точке маршрута искомой экспедиции. Здесь они разошлись для поиска следов пропавших в разных областях. 23 августа капитан одного из поисковых кораблей увидел пирамиду из камней и разбросанные вокруг пустые консервные банки, на которых значилось имя Голднер. Вместе с ещё некоторыми мелкими частями брошенного оборудования эти находки были первыми из всех найденных следов экспедиции Франклина. Несколько дней спустя, на острове Бичи, группа наткнулась на три могилы, которые оказались местом последнего упокоения членов экипажа Франклина — Джона Торрингтона[28], Джона Хартнелла и Уильяма Брейна[29][30], умерших в январе — апреле 1846 года. После зимовки был предпринят ряд санных походов в поисках других следов экспедиции, но ничего, кроме уже найденных могил и зимовочного лагеря 1845—1846 годов, более обнаружено не было[31][32]. По возвращении в Англию Адмиралтейство обрушилось на Горация Остина с резкой критикой, обвинив того в полнейшей некомпетентности. Клемент Маркэм издал книгу «По следам Франклина» (англ. Franklin's Footsteps), где попытался отстоять честь капитана[33].

Весной 1851 года пассажиры и члены экипажа нескольких судов наблюдали у побережья Ньюфаундленда огромный айсберг со вмёрзшими в него двумя судами — одно из них стояло прямо, другое — с креном. Подробно суда рассмотрены не были, однако было высказано предположение, что ими могли быть корабли «Эребус» и «Террор»[34][35], хотя всё же более вероятно, что это были суда китобоев[36].

В 1851—1852 годах для поисков Джона Франклина была снаряжена экспедиция, которую возглавил Уильям Кеннеди. Кеннеди открыл Беллов пролив, через который направился на запад, к острову Принца Уэльского, и проплыл вокруг него до мыса Уокер. Считая пролив Пила к югу от Беллова пролива закрытым, он не направился далее на юг, где, может быть, натолкнулся бы и на суда Франклина, а вернулся в Англию.

Предметы экспедиции Франклина, Illustrated London News, 1854 г. Джон Рэй первым получил из рук эскимосов предметы экспедиции и сообщил в отчёте о голоде и фактах каннибализма среди умиравших членов экипажа Сэр Френсис Леопольд Мак-Клинток Обнаружение каменной пирамиды экспедиции Франклина. Рис. из издания «Зона вечной мерзлоты и её исследователи», 1874 г. Записка, найденная Мак-Клинтоком в мае 1859 года в пирамиде на острове Кинг-Уильям, в которой частично изложена судьба экспедиции Чарльз Фрэнсис Холл Эскимос Ebierbing, помогавший в поисках Фрэнсису Холлу и Фредерику Сватке Эскимоска Tookoolito, помогавшая в поисках Фрэнсису Холлу и Фредерику Сватке Фредерик Сватка Надгробный памятник лейтенанта Джона Ирвинга, чьё тело было найдено и перевезено в Эдинбург для перезахоронения в 1881 году

В 1854 году врач и путешественник Джон Рэй, во время исследования полуострова Бутия для Компании Гудзонова залива, встретил 21 апреля у Пелли Бэй (ныне Кугарек, Нунавут) эскимоса, который рассказал ему о 35—40 белых людях, умерших от голода в устье реки Бак. Другие эскимосы подтвердили эту историю, дополнив её также сообщениями о фактах каннибализма среди гибнущих моряков. Они показали Рэю множество артефактов, которые были идентифицированы как принадлежавшие Франклину и его людям[37][38]. В частности, Рэй выкупил несколько вилок и серебряных но

ru.wikipedia.org

«Мрак», «Ужас» и 129 мертвецов в Арктике

В начале сентября 2014 года премьер-министр Канады Стивен Харпер озвучил сенсационное открытие учёных. Поисковой экспедиции с помощью эхолота удалось обнаружить на дне моря недалеко от острова Кинг-Уильям  останки одного из кораблей британской экспедиции сэра Джона Франклина 1845-1847 гг. Исследователи заявили, что им удалось опознать корабль — это флагман экспедиции «Эребус». Поиски следов таинственно пропавшей экспедиции продолжались 160 лет, но за исключением трёх могил моряков, двух записок, корабельной шлюпки со скелетами и небольшого количества материальных свидетельств, найти ничего не удавалось. Обнаружение первого корабля, безусловно, послужит сильным стимулом для нахождения второго судна и выяснения тайны гибели команды Франклина.

Исчезновение экспедиции сэра Джона Франклина по поиску Северо-Западного прохода — одна из самых трагических и загадочных страниц освоения Арктики. Два судна Королевского военно-морского флота — «Эребус» («Мрак») и «Террор» («Ужас») — и 129 человек экипажа во главе с Франклином и его помощником Френсисом Крозье бесследно пропали в канадской Арктике в 1848 году. Последний раз живыми их видели экипажи двух китобойных судов в море Баффина в августе 1845 года.

Северо-западный проход

В середине XIX века поиск пути из Атлантического в Тихий океан остро стоял на повестке дня учёных-географов и полярных исследователей. Этот путь идет вдоль побережья Северной Америки от моря Бофорта через заливы Коронейшен и Куин-Мод, проливы Франклина, Пил, Барроу и Ланкастер в море Баффина.

С середины XVI века поиски Северо-Западного прохода стали постоянными и системными. В 1576—1631 годах английские арктические экспедиции открыли пролив Дейвиса и море Баффина, Гудзонов пролив, Гудзонов залив и бассейн Фокс. Тяжёлые ледовые условия длительное время не давали первопроходцам проникнуть дальше на северо-запад. Позже в 1819—20 годах Уильям Парри открыл проливы Ланкастер, Барроу и Вайкаунт-Мелвилл; в следующей экспедиции — проливы Фьюри-энд-Хекла и Принс-Риджент. Активное участие в поисках принимал и сам Джон Франклин, к тому моменту уже опытный полярный исследователь. В 1821 году он установил возможность судоходства в заливе Коронейшен, позже в южной и юго-восточной частях моря, при этом были открыты залив Амундсена и пролив Долфин-энд-Юнион.

С самого начала XIX столетия Северный полюс превратился в объект более серьезных исследований, чем Северо-Западный проход, о котором, впрочем, никогда не забывали. Частично он был уже открыт и с востока и с запада, но центральная его часть всё ещё оставалась белым пятном на самых подробных картах Канадской Арктики. Легендарная экспедиция Франклина 1845-1847 годов, по сути, стала последней серьезной попыткой найти Северо-западный проход.

Подготовка и оснащение экспедиции

Экспедиция Франклина была подготовлена по самым высоким стандартам того времени. Запасы провизии были рассчитаны на три года плавания и включали в себя помимо огромного количества галет, муки, круп, мясных консервов также четыре тонны лимонного сока в жестяных банках, призванного уберечь полярников от цинги, причины возникновения которой на тот момент были ещё достоверно неизвестны.

Униформа и утеплённая одежда отвечали сложным климатическим условиям и способны были уберечь своих обладателей даже в самые трескучие морозы. На каждом судне присутствовал полный комплект походного и ледового инвентаря: ледовые пилы, палатки, переносные печи, весь необходимый столярный инструмент, большое количество оружия. Помимо вещей, необходимых для работы, на судах была внушительная библиотека научной, художественной и религиозной литературы, так что с её помощью можно было скрасить долгие полярные ночи.

Ни одно парусное судно ни до ни после не было подготовлено к экспедиции с такой тщательностью и изобретательностью, если бы не один момент. Контракт на поставку консервированного мяса и супов был заключён буквально перед самым отплытием Франклина, из-за чего поставщик работал в крайней спешке, и пайка банок была выполнена некачественно. Некоторые исследователи склонны считать именно это причиной гибели экспедиции. Полярники могли отравиться свинцом, который попал в пищу из-за плохого качества припоя.

Каждый корабль нёс экипаж из 64 человек — почти все они не имели полярного опыта, но были военными моряками и отличались высокой дисциплинированностью, приспособляемостью к сложным условиям плавания. «Эребусом» командовал Джеймс Фитцджеймс, а «Террором» — ирландец Френсис Крозье. Их кандидатуры на пост руководителя всей экспедиции рассматривалась в Адмиралтействе наряду с самим Джоном Франклином, но были в итоге отвергнуты.

Джон Франклин к тому моменту уже был опытным полярником. За его спиной были три экспедиции в Арктику — мягко говоря, не совсем удачных, но выгодно отличавших его опыт от конкурентов. На момент старта экспедиции это был уже пожилой человек, ему исполнилось 59 лет. Он успел побыть губернатором заокеанской Тасмании и был отозван в Лондон специально для того, чтобы возглавить очередную арктическую экспедицию.

Ход плавания

Корабли Франклина покинули родину утром 19 мая 1845 года, отчалив от пристани английского городка Гринхайт. Первоначально экипаж состоял из 134 человек, но на последней стоянке в заливе Диско на западном побережье Гренландии пять человек были высажены на суда сопровождения и отправлены домой. Они даже не подозревали, что это, пожалуй, самый важный день в их жизни после дня рождения.

Корабли, загруженные доверху провизией и снаряжением, отправились в безжизненные ледяные просторы Арктики, чтобы выполнить своё предназначение – найти Северо-Западный проход. Согласно инструкциям, полученным Джоном Франклином от Адмиралтейства, организовавшего экспедицию, он должен был пройти проливом Ланкастера между Баффиновой землей и островом Девон, а затем действовать полностью самостоятельно, полагаясь лишь на своё чутьё, двигаясь в совершенно неизученных водах. В 1845 году, после прохождения пролива Ланкастер, Франклин оставил «Террор» у острова Бичи, а сам отправился на «Эребусе» дальше на север через пролив Веллингтона. У 77-ой широты им встретились сплочённые тяжёлые льды, и дальнейшее продвижение стало невозможным, пришлось вернуться назад. Первую арктическую зиму британцы встретили у побережья острова Бичи, здесь и захоронили первых трёх погибших — их могилы с надгробиями стали самым хорошо сохранившимся свидетельством бед, постигших экспедицию.

Тела Джона Торрингтона, Уильяма Брэйна и Джона Хартнелла хорошо сохранились в условиях вечной мерзлоты. Тело Торрингтона было эксгумировано в 1984 году и тщательно исследовано, что дало учёным основания предполагать, что он страдал от лёгочных заболеваний и отравления свинцом. Очевидно, перед смертью Торрингтон очень тяжело болел, его труп весил не более 40 килограмм и выглядел крайне истощённым даже со скидкой на неизбежное обезвоживание после смерти. Исследователи считают, что причиной смерти стала пневмония, осложнённая тяжёлым отравлением свинцом. Наличие тяжёлого металла можно объяснить низким качеством консервированной пищи, которая могла впитать часть свинца из банок, и использованием на кораблях систем дистилляции воды со свинцовыми элементами конструкции. Эти выводы проливают свет на причины гибели остальных членов экспедиции Франклина — ими стали сочетание холода, голода, цинги, пневмонии, туберкулёза, усугублённых отравлением свинцом.

Однако оставим могилы несчастных и проследим судьбу экспедиции далее. Весной суда двинулись на запад, дойдя до входа в пролив Пил, и прошли по нему более 250 километров, но уже 12 сентября 1846 года снова вмёрзли в лёд. Вместе с ледовыми полями они начали дрейфовать, сохраняя тщетные надежды освободиться будущей весной. Пищи ещё было достаточно, но усталость и болезни начали сильно влиять на состояние экипажа. 24 мая 1847 года корабельная партия под командованием коммандера Грэма Гора оставила записку в гурии на острове Кинг-Вильям. В ней говорилось о предыдущей и нынешней зимовке, а так же отмечалось, что в экспедиции под командованием сэра Джона Франклина «всё в порядке».

Но это было не так.

Суровая природа Арктики уже приговорила отважных моряков. Начиная с этого момента, все обстоятельства, влиявшие на их шансы выжить, обернулись против них.

Джон Франклин тяжело заболел и умер 11 июня 1847 года. Лето 1847 года было коротким и необычайно холодным. Даже к июлю кораблям не удалось освободиться из ледового плена, вместе с ледовыми полями их прибило к острову Кинг-Вильям. Надвигалась третья зимовка, запасы продуктов, с учётом испортившихся консервов уже подходили к концу. Теперь в полный рост встала цинга — страшная болезнь мореплавателей и путешественников во все времена. Из-за отсутствия свежей пищи и витамина Cначинали кровоточить дёсны, выпадали зубы, ужасно болели все суставы, всё тело страшно ломило. Малейшие ранки кровоточили и гноились, не заживая вовсе. Матросы не могли работать и тихо лежали в своих гамаках, ожидая печальной участи. Прибавьте к этому голод, медленно, но верно пробравшийся в трюмы «Эребуса» и «Террора» и страшные морозы, поджидавшие их снаружи. Картина была печальной. В ходе этой третьей зимовки погибли 20 человек.

Когда в апреле 1848 года стало ясно, что освободиться изо льдов не удастся, а спасения ждать неоткуда, оставшиеся в живых офицеры решили вести около 100 уцелевших на юг к цивилизации. А до ближайших поселений, где, вероятно, могли находиться белые люди, было более 1800 миль по крайне негостеприимной арктической пустыне Северной Канады. Бросив намертво вмерзшие в лед корабли, они тащили за собой шлюпки на санях, палатки, печки и скромный запас провизии.  Капитан Фрэнсис Крозье оставил последнее документальное свидетельство экспедиции Франклина. Записка была оставлена на полях старого послания Грэма Гора и вложена в тот же гурий на острове Кинг-Вильям.

25 апреля 1848 года. Корабли Её Величества «Эребус» и «Террор» были покинуты 22 апреля в 5 лигах к северо-северо-западу от этого места, будучи затёрты льдами с 12 сентября 1846 года. Офицеры и команда в составе 105 человек под командой капитана Ф. Р. М. Крозье стали лагерем здесь, под 69°37’42″ с. ш. и 98°41′ з. д. Данная записка была найдена лейтенантом Ирвингом под гурием, предположительно сложенным сэром Джеймсом Россом в 1831 году в 4 милях к северу, куда была помещена покойным лейтенантом Гором в мае 1847 года. Однако, поскольку не удалось найти мачту-ориентир сэра Джеймса Росса, записка перенесена на это место, где была установлена мачта сэра Дж. Росса.

—Сэр Джон Франклин умер 11 июня 1847 года, общие потери экспедиции на настоящий момент составляют 9 офицеров и 15 матросов.

—Джеймс Фитцджеймс, капитан корабля Её Величества «Эребус», Ф. Р. М. Крозье, капитан и старший офицер. Завтра выступаем на Рыбную реку Бака.

Усталые, больные и голодные люди медленно побрели на юг к своему спасению. Но вместо спасения их ждала гибель — никому из 100 человек не удалось выжить.

Поиски

Джон Торрингтон, умер 1 января 1846 года

Поиски Франклина и его людей начались только весной 1848 года. Вдова Франклина, ещё не знавшая о своём новом печальном социальном статусе, призвала Адмиралтейство немедленно отправить корабли на поиски мужа. Морские чины не спешили приводить в действие план по спасению, ожидая вестей от самих полярников. Но просьбу леди Франклин горячо поддержали некоторые члены Парламента, а пресса развернула широкую общественную кампанию. В итоге Правительству не осталось иного выхода, кроме как отправить корабли «Инвестигейтор» и «Энтерпрайз» под командованием заслуженного исследователя Арктики сэра Джеймса Росса. Спасательная экспедиция не увенчалась успехом, и корабли вернулись домой без всякого результата.

По новому плану розыска в 1850 году в канадскую Арктику отправились сразу три группы (одна сухопутная и две морских). Эскадре под командованием Горация Остина удалось достичь последней известной точки маршрута Франклина — пролива Ланкастер. Вскоре на острове Бичи были найдены три могилы моряков с «Эребуса» и «Террора», а также пустые консервные банки, остатки снаряжения и инструменты. Это были единственные свидетельства зимовки 1845-46 годов. Но надежда на то, что кто-то из людей Франклина ещё может быть жив, не угасала. В 1854 году на острове Бичи была построена хижина и оставлены запасы для любых выживших путешественников, чтобы помочь им спастись. Но она так и не пригодилась.

ФОТО6-Джон Хартнелл, умер 4 января 1846 года

К этому времени Адмиралтейство назначило награду за любую помощь в поисках в размере 20 000 фунтов стерлингов, что было весьма значительной суммой по тем временам. Это стало неплохим стимулом активизировать поиски для частных лиц.

Поиски активно велись и на суше. Например, Джон Рэй, работавший на Компанию Гудзонова залива во время своих путешествий по северу Канады встретил эскимосов, которые дали первые неподтверждённые свидетельства гибели экспедиции Франклина. Они рассказали о погибавших от голода людях, которых им удалось встретить в устье реки Бака, а также продали Рэю вещи, принадлежащие покойным: несколько серебряных вилок и ножей, компас и часы, принадлежавшие офицерам. Именно тогда и появились первые сведения о каннибализме среди моряков, которые строгое викторианское общество Британии встретило недоумением и неверием. За Рэем последовали другие сотрудники Компании и собрали ещё часть свидетельств.

Вильям Брейн, умер 3 апреля 1846 года

Но тут совсем некстати разразилась Крымская война с Россией, у Адмиралтейства прибавилось забот и без пропавшей экспедиции, и поиски прекратили. В 1854 году, спустя девять лет после отплытия Франклина из Англии, его и всех его подчинённых признали погибшими при исполнении служебного долга.

Обнаружение шлюпки на острове Кинг-Вильям

Но Джейн Франклин не могла смириться с этим. В 1857 году большей частью на собственные средства она снарядила поисковую экспедицию, которая оказалась самой результативной из всех предшествовавших. Капитану Френсису Мак-Клинтоку, командовавшему шхуной «Фокс», удалось обнаружить послание, вложенное в гурий, возведённый на берегу острова Кинг-Вильям. Позднее они же обнаружили три скелета и сани со шлюпкой на противоположном побережье острова. В ней обнаружили множество предметов, совершенно непригодных для арктического похода, а тем более для похода по спасению своих собственных жизней. Мыло, книги, шёлковые платки, столовые приборы и прочий ненужный скарб. Полозья саней были направлены на северо-восток. Мак-Клинток предположил, что Крозье оставил двух моряков, чтобы те попытались вернуться обратно к кораблям, тогда как основная группа двинулась дальше к побережью континентальной Канады.

Активные поиски продолжались и позднее, вплоть до 1880 года. Американцы Фредерик Сватка и Фрэнсис Холл исследовали побережье и собирали рассказы эскимосов, но каких-либо значительных доказательств собрать не удалось.

Новый всплеск интереса возник в 80-х годах уже XX века. Исследователи и археологи, используя современные технологии, провели обследование ранее найденных артефактов, включая тела погибших членов экспедиции, но каких либо сенсационных находок сделать не удалось. Исследовательские экспедиции проводились с переменным успехом, и в последующие годы на этом поприще отметился даже знаменитый Беар Гриллс. Старательным учёным удалось найти ещё ряд материальных свидетельств и новые останки людей Франклина, с отметинами от режущих предметов, что снова подняло вопрос об имевшем место каннибализме среди британских моряков. Однако все эти находки так и не пролили свет на подробности гибели всех 129 человек.

Итоги

Экспедиция Франклина своей цели не достигла. Северо-Западный проход нашли много позднее. Впервые этот проход был успешно пройден норвежским полярным исследователем Руалем Амундсеном много позднее — в 1903-1906 годах на небольшом шлюпе «Йоа». Ему же удалось покорить Южный полюс в 1912 году, навсегда вписав своё имя в историю полярных исследований.

Однако предприятие Франклина, а точнее экспедиции по его поискам, внесли существенный вклад в изучение всего арктического региона. Результатом их работы стало обследование и нанесение на карту тысяч миль вдоль береговой линии Канады, этнографические исследования местных жителей — эскимосов, совершенствование тактики ледовых походов и снаряжения.

Большой след исчезнувшая экспедиция оставила и в культуре. Десятки художников в Великобритании и США писали картины по мотивам этой истории, было создано множество музыкальных произведений (например, NorthwestPassage Стэна Роджерса, ставший неофициальным гимном Канады, I’m Already There группы FairportConvention и другие), в том числе и вполне современными рок-группами, а след в литературе и вовсе можно назвать более чем значительным.

Замечательные художественные книги «Путешествие и приключения капитана Гаттераса» Жюля Верна, «Солом Гурский был здесь» Мордехая Рихлера, «Арктический дрифт» Клайва Касслера и крайне рекомендуемый к прочтению «Террор» Дэна Симмонса — все они были инспирированы таинственной историей пропажи экспедиции Франклина.

Предприятие Франклина — пожалуй, самый разрекламированный момент арктических путешествий, история полная загадок и тайн, свидетельство мужества и трагической судьбы храбрых людей, остающееся актуальным и по сей день.

Сейчас уровень оледенения этих приполярных областей существенно уменьшился и продолжает таять на глазах, что в скором будущем может сделать Северо-Западный проход судоходным. Канадское правительство уже заявило, о том, что вся акватория прохода входит в её территориальные воды и, возможно, в будущем по аналогии с Панамским каналом у канадцев появится дополнительный источник пополнения бюджета.

Но, безусловно, главным итогом экспедиции Франклина стало ещё одно подтверждение ничтожности человека перед силами природы.

disgustingmen.com

129 мертвецов в полярной пустыне: загадка гибели экспедиции Франклина

Последний раз их видели в августе 1845 года. Два британских корабля под жуткими названиями Erebus («Мрак») и Terror («Ужас») с 129 моряками на борту ожидали в море Баффина недалеко от берегов Гренландии подходящей погоды, чтобы плыть дальше, в неизведанные воды Канадского Арктического архипелага. Оснащенная по последнему слову тогдашней науки и техники экспедиция во главе с сэром Джоном Франклином должна была поставить точку в поисках заветного Северо-Западного прохода, но исчезла в безжалостных полярных льдах, а загадка ее гибели с тех пор не дает покоя уже которому поколению искателей приключений. Лишь в 2014 году канадские ученые обнаружили затонувший «Эребус», а совсем недавно, 3 сентября, после 170 лет поисков был найден и «Террор». Трагедия пропавшей экспедиции Франклина — в обзоре Onliner.by.

Открытие Америки при всей монументальности этого события для истории человечества не сняло с повестки дня другую сверхактуальную на то время задачу — поиска нового пути в Индию. Феноменальные богатства новой части света еще не стали известны европейцам, и обе Америки воспринимались пока как досадная помеха, преграждавшая путь в Азию. В 1522 году экспедиция Фернана Магеллана завершила первое кругосветное плавание в обход южноамериканского континента. На повестке дня оставался вопрос так называемого Северо-Западного прохода — перспективного морского пути вдоль северного берега Северной Америки.

Первая попытка обнаружить его была предпринята англичанами еще в 1497 году, но в конечном итоге поиски растянулись на четыре столетия. Справиться с задачей пытались лучшие мореплаватели своего времени — от Генри Гудзона до Джеймса Кука. Но на пути у героев вставали непроходимые льды Арктики, запутанный лабиринт проливов и заливов Канадского Арктического архипелага и экстремальная погода, что оставляло мало шансов на успех, зато исправно брало за покорение себя самую высокую цену — человеческие жизни.

Исследования канадской Арктики активизировались в XIX веке, и, несмотря на все объективные сложности, к середине столетия размер белого пятна на географических картах Северной Америки сократился до минимума площадью меньше территории современной Беларуси. Британскому адмиралтейству казалось, что оставалось сделать последний, но решительный шаг длиной в сотню миль, и совершить его было поручено Джону Франклину — опытному, хотя и довольно пожилому к тому времени 59-летнему полярнику, уже совершившему три масштабных арктических экспедиции.

С финансированием проблем не было. Для плавания Британский королевский флот предоставил два корабля, уже побывавших в арктических (и антарктических) походах. На «Эребус», ставший флагманом, и «Террор» погрузили почти сто тонн еды (муки, галет, солонины, овощных и мясных консервов). Не забыли и о средстве против цинги, этого бича всех мореплавателей: четыре тонны лимонного сока должны были помочь с ней справиться. Корпуса парусников для плавания в сложной ледовой обстановке были укреплены металлическими листами, на них же в качестве дополнительных силовых установок смонтировали снятые с локомотивов паровые двигатели. Отопительная система и система дистилляции воды завершали передовое на тот момент техническое оснащение кораблей. Все было готово к многолетнему путешествию, целью которого был долгожданный Северо-Западный проход.

Экспедиция Франклина вышла в плавание 19 мая 1845 года. Сделав остановку в гренландском заливе Диско, где борт «Эребуса» и «Террора» покинули пять провинившихся матросов (тем самым спасших себе жизнь), корабли с 129 людьми на борту отправились дальше вглубь Северного Ледовитого океана. В августе китобои в последний раз видели их в море Баффина, после чего следы парусников и их обитателей были потеряны почти на десятилетие.

Тревогу в адмиралтействе забили только спустя два года. С одной стороны, было понятно, что покорение Северо-Западного прохода потребует зимовки (и, скорее всего, даже не одной), с другой — отсутствие всяких вестей начинало настораживать. В 1848 году на поиски Франклина и его отряда отправилась экспедиция авторитетного полярного исследователя Джеймса Росса, который сам плавал на «Эребусе» и «Терроре». Это мероприятие закончилось полным провалом, но у Росса появилось много последователей, чему в немалой степени способствовала объявленная британским правительством награда в £20 тыс. — значительная по тем временам сумма.

В августе 1850 года, спустя пять лет после того дня, когда корабли Франклина видели в последний раз, были наконец-то обнаружены какие-то их следы. На небольшом островке Бичи у Девона, крупнейшего необитаемого острова на планете, команда капитана Горация Остина обнаружила следы зимовки, а неподалеку — три могилы матросов из экипажа Франклина.

В безжизненном каменистом ландшафте забытого богом и людьми острова свое последнее убежище нашли кочегар Джон Торрингтон, матрос Джон Хартнелл и рядовой морской пехоты Уильям Брейн, умершие в январе — апреле 1846 года. Стало ясно, что они стали жертвами первой зимовки экспедиции, которую зажатые льдами «Эребус» и «Террор» провели у острова Бичи.

В 1854 году во время исследования полуострова Бутия отряд путешественника Джона Рэя собрал целый ряд рассказов местных инуитов. Аборигены в один голос утверждали, что видели группу из нескольких десятков «белых людей», умерших от голода в устье крупной местной реки Бак. При этом пришельцы, судя по свидетельствам эскимосов, перед смертью ели трупы своих товарищей. Предполагаемый каннибализм среди членов экипажа «Эребуса» и «Террора» глубоко возмутил их коллег, оставшихся в Великобритании, и вдову Франклина. Общественность напрочь отвергла инсинуации, предполагавшие, что моряк королевского флота мог опуститься до поедания себе подобных.

Кроме устных свидетельств, Рэй собрал и вещественные доказательства гибели экспедиции, выкупив у инуитов найденные ими столовые приборы с «Эребуса». Этого оказалось достаточно, чтобы Франклина и компанию признали умершими, а их поиски официально прекратились. Тем не менее история обреченных в полярной пустыне на этом совсем не закончилась.

Спустя еще четыре года очередной поисковый отряд, профинансированный на этот раз лично вдовой Франклина, во время изучения крупного острова Кинг-Уильям, расположенного между полуостровом Бутия и устьем реки Бак, сделал долгожданную находку. Среди полярных экспедиций, особенно когда что-то шло не так, было принято на всякий случай оставлять своим возможным спасателям послания под специальными каменными пирамидами — гуриями. Именно такой документ был обнаружен на Кинг-Уильяме, а его содержание пролило свет на судьбу путешественников.

Послание, по сути, представляло собой две записки, сделанные в разное время. Первая была написана после второй зимовки:

«28 мая 1847 года. Корабли Ее Величества „Эребус“ и „Террор“ зимовали во льду под 70°5′ с. ш. и 98°23′ з. д. Зиму 1846—1847 годов провели у острова Бичи под 74°43′28″ с. ш. и 91°39′15″ з. д., предварительно поднявшись по проливу Веллингтона до 77° северной широты и вернувшись по западной стороне острова Корнуоллис. Экспедицией командует сэр Джон Франклин. Все в порядке. Партия из двух офицеров и шести матросов покинула корабль в понедельник 24 мая 1847 года».

После ознакомления с этим текстом оставалось сразу несколько вопросов. Во-первых, очевидно, что ситуацию сложно было охарактеризовать как «все в порядке». Среди членов экипажей уже были первые жертвы, а целых восемь человек успели бросить свои корабли и товарищей, отправившись навстречу смерти. К тому же авторы послания по неизвестной причине запутались в датах. Зимовка у острова Бичи случилась годом ранее. Летом 1846 года освободившиеся корабли дрейфовали среди островов Канадского Арктического архипелага, в конце концов спустившись на юг к острову Кинг-Уильям, где они провели зиму 1846—1847 годов, а весной описали свои приключения в указанном документе.

Вторая записка была сделана годом позже на полях первой:

«25 апреля 1848 года. Корабли Ее Величества „Эребус“ и „Террор“ были покинуты 22 апреля в 5 лигах к северо-северо-западу от этого места, будучи затерты льдами с 12 сентября 1846 года. Офицеры и экипаж в составе 105 человек под командой капитана Ф. Р. М. Крозье стали лагерем здесь, под 69°37′42″ с. ш. и 98°41′ з. д.

Сэр Джон Франклин умер 11 июня 1847 года, общие потери экспедиции на настоящий момент — 9 офицеров и 15 матросов.

Джеймс Фитцджеймс, капитан корабля Ее Величества „Эребус“, Ф. Р. М. Крозье, капитан и старший офицер. Завтра выступаем на рыбную реку Бак».

В этом тексте верная хронология восстанавливается. Итак, у Кинг-Уильяма «Эребус» и «Террор» в конечном итоге провели целых две зимы: лето 1847 года оказалось слишком коротким и холодным, лед вокруг кораблей так и не успел растаять. К весне 1848-го из 129 членов экипажа умерло 24 человека, включая главу экспедиции Джона Франклина. Оставшиеся в живых моряки, чувствуя свое бессилие перед окружавшей их полярной полупустыней и оказавшись под угрозой голода и неминуемой смерти, пошли на отчаянную авантюру. Они решили с остатками припасов и снаряжения попробовать добраться до Большой земли. Ближайшая база компании Гудзонова залива в Форт-Резолюшне находилась в 2210 километрах к югу.

Обреченные полярники соорудили из шлюпок импровизированные сани, которые они вынуждены были тащить сами. Изможденные тремя зимовками, страдая от болезней, экстремальной погоды, голода, они из последних сил волокли эти сани, периодически теряя своих товарищей. Одна из шлюпок была найдена в 1854 году. Кроме двух скелетов, в ней обнаружили книги, мыло, швейные принадлежности, матросские перчатки, ружья и ножи, два рулона листового свинца, ботинки и шелковые платки — вещи как необходимые, так и абсолютно ненужные в предпринятом походе.

Скелетированные останки моряков периодически находились и на протяжении следующих десятилетий. Судя по всему, бо́льшая часть экипажа «Эребуса» погибла еще на Кинг-Уильяме. Выжившие сумели добраться до желанного устья реки Бак, где их и увидели эскимосы. Скорее всего, на этом этапе у них закончилась провизия, что привело к каннибализму: его следы были зафиксированы на обнаруженных позже человеческих костях.

В середине 1980-х годов канадские ученые решили провести эксгумацию тел трех моряков, погибших на острове Бичи еще во время первой зимовки в 1846 году. Сначала была вскрыта могила Джона Торрингтона, и фотографии его прекрасно сохранившейся за 140 лет в вечной мерзлоте мумии облетели весь мир. Патологоанатомическое исследование останков показало, что несчастный кочегар, умерший 1 января 1846 года, страдал от истощения и пневмонии. Кроме того, в его тканях было обнаружено повышенное содержание свинца. Немедленно возникли версии, что причиной смерти Торрингтона (а вместе с ним и остальных членов команды Франклина) могло стать свинцовое отравление. Консервные банки, найденные на их стоянках, были запечатаны второпях, с использованием свинцового припоя, вступавшего в прямой контакт с пищей. Высокое содержание свинца было и в пресной воде, которую давали системы дистилляции, установленные на кораблях.

Само по себе отравление свинцом убить моряков не могло. Однако оно, судя по всему, существенно ослабило иммунитет членов экипажа, после чего они стали легкими жертвами погоды, голода, цинги и других заболеваний. Торрингтон и его товарищ Уильям Брейн, чьи тела сохранились до наших дней, умерли от пневмонии. Третий из похороненных на острове Бичи — матрос Хартнелл — погиб от туберкулеза. Скорее всего, подобная же участь ждала и остальных их коллег.

Для полного понимания случившегося с пропавшей экспедицией Франклина ученым не хватало только одного — найти ее пропавшие корабли. Десятилетия бесплодных поисков завершились совсем недавно. В 2014 году к югу от острова Кинг-Уильям на глубине в 11 метров был обнаружен «Эребус». Канадцы подняли на поверхность его судовой колокол и одну из десяти пушек.

3 сентября 2016 года нашли и «Террор». Корабль прекрасно сохранился и был законсервирован его командой: все двери, окна и другие отверстия были аккуратно закрыты. Оставление судна считалось в королевском флоте тяжким преступлением, и экипаж, по всей видимости, не терял надежды вернуться к нему. Спасения «Террор» не дождался, в конце концов затонув в бухте, носящей теперь его имя, к юго-востоку от побережья Кинг-Уильяма.

Находка «Эребуса» и «Террора», ответив на некоторые вопросы исследователей судьбы экспедиции Франклина, сразу же поставила новые. Исходя из содержания записки, найденной под пирамидой камней еще в 1854 году, оба корабля были покинуты одновременно в точке, находящейся в сотне километров от тех мест, где их в итоге обнаружили. Возможно, это связано с естественным дрейфом затертых льдами кораблей, затонувших в конечном итоге в разное время. Вторая версия утверждает, что по крайней мере некоторые члены экипажа, оставив парусники 22 апреля 1848 года, могли впоследствии вернуться на них, чтобы продолжить свой путь к устью реки Бак.

Сама по себе экспедиция Франклина, целью которой было окончательное покорение Северо-Западного прохода, завершилась полным крахом в самом начале этого пути. Куда больше полезной информации для человечества принесли ее драматичные и затянувшиеся на десятилетия поиски. Еще в 1853 году одна из многочисленных спасательных партий во главе с Робертом Мак-Клуром, двигаясь с запада, фактически прошла этот столь желанный маршрут, правда, бросив по дороге свой корабль и закончив его на санях по земле. Окончательно же Северо-Западный проход на корабле осилил лишь знаменитый норвежец Руаль Амундсен только в самом начале XX века.

Спустя столетие из-за таяния льдов этот заветный проход стал доступен для навигации в летние месяцы без сопровождения ледоколов. Летом 2016 года дорогой, мечта о которой погубила сотни путешественников, прошел первый большой круизный корабль. Около тысячи пассажиров, выложив из собственного кармана от $22 тыс., за месяц с небольшим добрались из Анкориджа на Аляске в Нью-Йорк. По пути лайнер Crystal Serenity миновал и остров Кинг-Уильям, и остров Бичи. 129 моряков, три года проживших в ледяном аду, отдали свои жизни в том числе и ради этого.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. [email protected]

realt.onliner.by

Секреты и ужасы «Террора»: пропавшая экспедиция Франклина

В поисках быстрого пути к сказочным богатствам Индии и Китая, Колумб в 1492 году уперся в Америку. В XVI-XVIII веках европейцы плавали в Индию и Китай или вокруг Африки и через Индийский океан, или, огибая Америку с юга. Оба пути были долгими и опасными. Всё это время мореплаватели безуспешно пытались найти путь вдоль северного побережья Америки, так называемый северо-западный проход. В начале XIX века англичане стали активно исследовать арктическое побережье Канады. Лорды Адмиралтейства почему-то считали, что путь через северо-западный проход в Азию может оказаться быстрым и удобным для плавания. Оставалось его только найти.

Несколько экспедиций первой половины XIX века окончились неудачами. Их результатами были лишь нанесённые на карту фрагменты северного побережья Канады и арктические острова. Сплошные льды заставляли отступать моряков, но не отрезвляли теоретиков-географов. В их головах родилась гипотеза, что к северу от Гренландии в районе полюса существует обширное открытое море, плавание через которое к Берингову проливу окажется безопасным. Это «открытие» вынуждало пускаться в плавание всё новых исследователей.

19 мая 1845 года в путь отправилась очередная экспедиция. Командовал ею сэр Джон Франклин. 59-летний опытный мореплаватель уже совершивший в молодости несколько морских и сухопутных путешествий в канадскую Арктику. Под его началом были два бывших военных корабля, специально переоборудованных для плавания во льдах: 32-летний «Террор» водоизмещением 331 т. и 378-тонный «Эребус», спущенный на воду в 1826 году. Корпуса судов дополнительно укрепили, обшили стальными листами и переоборудовали для возможности плавать под паром. Новейшие на тот момент машины, переставленные с паровозов, позволяли развивать приличную скорость по открытой воде. Как они себя поведут во льдах — никто не знал, но наличие паровых машин дало возможность проложить трубы отопления в кубрики и каюты офицеров. Трюмы кораблей набили продовольствием, которого должно было хватить 24-м офицерами и 105-и матросам на три года плавания. При незначительном снижении рациона еду можно было растянуть на пять лет. На борт загрузили десятки тонн консервированного мяса, галет, муки, шоколада и других продуктов. От цинги моряков должны были спасти 4,2 тонны лимонного сока.

Экспедиционные суда «Эребус» и «Террор». (wikipedia.org)

В организации снабжения экспедиции имелся, правда, изъян, дорого обошедшийся впоследствии. В тендере на поставку консервов победил малоизвестный фабрикант Стивен Голднер, который своими демпинговыми ценами «убрал» испытанных поставщиков Адмиралтейства. Тендер состоялся 1 апреля. Всего за 7 недель Голднеру предстояло поставить 8000 банок консервированного мяса разных сортов. Производство консервов шло в спешке. Банки запаивались свинцовым припоем, который проникал внутрь емкости, отравляя продукт.

«Террор» и «Эребус» благополучно доплыли до арктического побережья Канады, где были списаны и отправлены домой по болезни пятеро матросов. В начале августа экспедиция разминулась в море Баффина с двумя китобойными судами. После этого два корабля и 124 английских моряка бесследно исчезли.

Дальнейшую судьбу «Террора» и «Эребуса» десятилетиями пытались установить сначала спасательные экспедиции, а потом — ученые-археологи. Постепенно вырисовывалась печальная картина. Осенью 1845 года корабли Франклина встали на зимовку у острова Бичи. Первая зима прошла сравнительно комфортно. Моряки ни в чем не нуждались, правда, от воспаления легких умерли три человека, которых похоронили в промерзлой земле острова. Летом 1846 года Франклин повел корабли на запад. К сентябрю экспедиция вновь вмерзла в лёд. Это произошло в нескольких милях к северо-западу от острова Кинг-Уильям. Началась вторая зимовка. Франклин надеялся продолжить плавание следующим летом, но оно оказалось холодным, и льды не выпустили корабли. «Террор» и «Эребус» так и не сдвинулись с места. Продукты и уголь для обогрева подходили к концу.

11 июня 1847 года 61-летний Джон Франклин умер. Командование экспедицией взял на себя капитан «Террора» Фрэнсис Крозье. Он единственный из офицеров экспедиции имел полярный опыт: в 1835-ом он искал в Арктике пропавших китобоев, а 1839−1844 годах, командуя «Террором», плавал в Антарктике. Весной 1848 года, убедившись, что ледяной капкан не выпускает корабли, Крозье дал команду мастерить сани, грузить на них шлюпки, и двигаться по льду в сторону острова Кинг-Уильям. Команды оставили суда 22 апреля.

Капитан Фрэнсис Крозье. (wikipedia.org)

К тому моменту уже умерло от холода и болезней 9 офицеров и 15 матросов. Никто из оставшихся в живых не имел опыта пеших арктических путешествий. Сэр Франклин мог бы рассказать, как в 1822 году отряд под его командой брёл по Арктике, питаясь лишь лишайниками и кожаной обувью, но командир экспедиции к тому времени был уже мертв. Возможно поэтому в организации пешего похода были допущены многочисленные ошибки. Изготовленные сани оказались чрезвычайно тяжелы. Лодки, на которых планировалось продолжать путь, достигнув открытой воды, нагрузили всяческим барахлом, абсолютно не нужным в Арктике.

Летом 1848 года среди тех, кто добрался до острова Кинг-Уильям, начался жесточайший голод. Люди умирали не только от недоедания и холода, но и от неизвестной им болезни. А ведь морякам предстоял еще долгий путь по льду и морю до канадского побережья. Крозье хотел добраться до устья реки Бак, по которой планировал плыть вверх по течению еще 800 километров до ближайших поселений колонистов.

Видимо, на Кинг-Уильяме члены экспедиции разделились на две группы. Матросы, оставшиеся на острове, изголодались до того, что стали убивать и поедать друг друга. Тем, кто двинулся по льду на юг, всё-таки удалось добраться до побережья. Эскимосы видели в устье реки Бак группу из 35−40 изможденных белых людей. Провизия у англичан полностью закончилась, а помощи у эскимосов они не просили. До колонистов никто из членов экспедиции не добрался. Согласно рассказам эскимосов, Крозье и еще один моряк последние дни жизни провели в одном из поселений аборигенов в 400 километрах к югу от побережья. Точную дату их смерти эскимосы назвать не могли, но по их расчетам, это было где-то в 1850-х.

Тем временем в Лондоне хватились экспедиции. Первые два года никто не волновался, все ждали, что сэр Франклин вот-вот подаст весточку с Камчатки или из Калифорнии. Первой забила тревогу жена (еще не знавшая, что она уже вдова) Франклина, леди Джейн. По её настоянию, в 1848 году Адмиралтейство отправило в Арктику два поисковых судна, но их команды сами с трудом выбрались изо льдов. После этого Адмиралтейство назначило премию в 20000 фунтов стерлингов (больше полутора миллиона по нынешнему курсу) любому, кто окажет помощь в поисках экспедиции Франклина или сообщит о её следах. Это возымело действие, и летом 1850 года пропавшую экспедицию искали 11 английских и 2 американских корабля.

Сначала были обнаружены три могилы и остатки зимовочного лагеря 1845−1846 годов на острове Бичи. Следующие находки датировались лишь 1854 годом. Шотландский путешественник Джон Рэй недалеко от реки Бак встретил эскимосов, которые рассказали ему о группе изможденных белых людей, умерших неподалеку. Рэй записал рассказы аборигенов и купил у них вещи, оставшиеся от этих пришельцев. Среди них оказались серебряные столовые приборы, принадлежавшие Джону Франклину и другим офицерам экспедиции. Однако сообщение вернувшегося в Лондон Рэя вызвало в Англии нешуточный скандал. Доктор честно поведал, что эскимосы рассказали ему о том, что белые люди поедали тела своих умерших товарищей. Вспыхнувшее по этому поводу общественное возмущение возглавил Чарльз Диккенс. В своих гневных статьях он утверждал, что наивный Рэй поверил гнусным дикарям, оклеветавшим высокоморальных моряков флота Её величества, которые, естественно, никак не могли опуститься до каннибализма. Тем не менее, несмотря на протесты леди Джейн Франклин, Джон Рэй получил причитавшуюся ему часть обещанной премии.

Вещи, переданные эскимосами Джону Рэю. (wikipedia.org)

Возможно, деньги, выплаченные за его находки, стали для Адмиралтейства хорошим поводом свернуть поиски. Началась Крымская война, и английскому правительству стало не до спасения пропавших десять лет назад полярников, которых официально объявили погибшими при исполнении служебного долга. Леди Джейн на собранные по подписке деньги и свои личные средства в 1857 году отправила в Арктику паровую шхуну «Fox» во главе с капитаном Френсисом Леопольдом Мак-Клинтоком.

Команда Мак-Клинтока решила обследовать остров Кинг Уильям, и быстро наткнулась на следы экспедиции. Под пирамидой из камней они нашли записку, оставленную Крозье и капитаном «Эребуса» Фитцджеймсом весной 1848 года. В ней кратко излагалась хроника экспедиции до этого момента. На южном берегу острова обнаружили скелет. В сохранившихся лохмотьях одежды нашли документы на имя старшины носовой верхней команды «Террора» Гарри Пеглара и дневник, содержавший странно зашифрованные записи. Все слова были написаны задом наперед с большим количеством ошибок и без единого знака препинания. На одном из листов была надпись «Лагерь террора пуст», а на другом — фраза, похожая на фрагмент молитвы «О Смерть, где твоё жало…»

Обнаружение записки капитанов экспедицией Мак-Клинтока. (wikipedia.org)

На восточном побережье экспедиция Мак-Клинтока нашла шлюпку, стоявшую на санях, с двумя скелетами внутри. Шлюпка весила около 350 кг, а сани — еще 300 кг. В лодке была навалена груда вещей, в том числе душистое мыло, много книг, листы свинца и другие предметы, явно не очень нужные в суровых полярных условиях. Зачем изможденным голодом людям надо было тащить такие тяжести по льду и камням острова — не понятно.

Во второй половине XIX века еще несколько исследователей обшаривали остров Кинг Уильям, но из существенных находок можно упомянуть только могилу лейтенанта «Террора» Джона Ирвинга, останки которого были торжественно перезахоронены в его родном Эдинбурге. Тщательные поиски экспедиции Франклина хоть и не дали достоверного ответа на вопрос, что произошло с экспедицией, зато позволили нанести на карту множество островов и проливов канадского арктического архипелага. Полностью пройти северо-западным проходом смог лишь знаменитый полярник Рауль Амундсен в 1903—1905 годах на яхте «Йоа».

Почти через сто лет после окончания интенсивных поисков следов экспедиции Франклина, за них вновь взялся Оуэн Битти, профессор антропологии университета Альберты. Вооружившись последними достижениями науки и техники, он в 1981 году вновь приступил к исследованиям острова Кинг Уильям. Рядом с местом, где 120 лет назад нашли шлюпку с двумя скелетами, он отыскал еще множество костей, принадлежавших примерно десятку человек. При тщательном исследовании на них обнаружили следы расчленения и царапины, а найденные черепа были проломлены. Это послужило первым научным доказательством рассказов эскимосов о каннибализме среди оголодавших английских моряков.

Мемориал экспедиции Франклина в Гринвиче. (en.wikipedia.org)

Исследование костей привело к неожиданному открытию: содержание свинца в них превышало норму более чем в 10 раз. Чтобы подтвердить этот факт были эксгумированы прекрасно сохранившиеся в вечной мерзлоте тела матросов, похороненных на острове Бичи. Хотя они умерли всего через год после начала плавания, и в их мягких тканях содержание свинца превышало все мыслимые пределы. Ядовитый металл вполне мог стать причиной массовой смерти моряков «Террора» и «Эребуса». Ученые предположили, что главным источником отравы являлся тот самый припой, от изготовленных в спешке консервных банок. Нашли и ещё один возможный источник отравы. Корабельным паровым машинам требовалась пресная вода. Для её получения использовалось опреснительное устройство со свинцовыми трубами. Естественно, что получившаяся пресная вода шла не только в паровые котлы, но и употреблялась для приготовления пищи, отравляя тех, кто целых три года эту пищу ел.

Отравление свинцом помогало извечным врагам полярников: холоду, голоду и цинге. Видимо, именно действие ядовитого металла не дало членам экспедиции Франклина пешком добраться до обитаемых мест, хотя другие путешественники в схожих условиях совершали гораздо более дальние переходы.

Благодаря открытиям Битти вновь вспыхнул интерес к пропавшей полтора века назад экспедиции. Предпринимались всё новые попытки найти её следы, снимались документальные фильмы, писались научные труды и художественные книги.

Бестселлером стал роман американца Дэна Симмонса «Террор», опубликованный в 2007 году. Собрав все известные на тот момент факты, автор наделил характерами многие фамилии, из списков экипажей «Террора» и «Эребуса», оживив их в своей книге. Добавив к выводам ученых изрядную дозу эскимосской мистики, Симмонс превратил трагическую историю экспедиции Франклина в увлекательный авантюрный роман. В 2018 году по его мотивам сняли телевизионный сериал.

Подводные съемки обнаруженного «Эребуса». (www.thestar.com)

К моменту, когда сериал вышел на экраны, уже были обнаружены оба корабля Франклина. После многолетних поисков осенью 2014 года к западу от острова О’Рейли на глубине 11 метров нашли остов «Эребуса». Водолазы подняли на поверхность судовой колокол, пушку и другие артефакты. Через два года были обнаружены останки «Террора». Они лежат на дне, но не в том месте, которое указал в записке Крозье, а к югу от острова Кинг Уильям. Водолазы обнаружили следы того, что кто-то незадолго перед смертью судна поднимал или пытался поднять его якорь. Возможно, льды всё-таки отпустили «Террор», и кто-то из моряков, вернувшись на корабль, попытался уплыть на нём… Последние тайны экспедиции Франклина пока так и остаются не раскрытыми.

diletant.media

что на самом деле случилось с пропавшими кораблями «Эребус» и «Террор» — www.maximonline.ru

Пойди они тогда на восток — судьба экспедиции могла бы быть совсем другой. И это вовсе не сослагательное наклонение, которое, как все знают, не терпит история. Через каких-то 50 лет норвежец Руаль Амундсен на небольшом судне «Йоа» обошел злополучный Кинг-Уильям с востока и стал официальным первооткрывателем Северо-Западного прохода.

К тому же лето 1847 года выдалось экстремально холодным, и, когда моряки поняли, что кораблям не удастся выбраться из ледяного плена, было уже слишком поздно предпринимать пеший поход за помощью (она была от них в 2900 километрах).

Низкие температуры лишили людей возможности охотиться на тюленей, моржей или карибу — обычных летних обитателей тех широт. Да и в любом случае среди участников экспедиции не было ни одного человека, кто имел бы навыки охоты на крупных животных. Сработал эффект Даннинга — Крюгера: британцы были уверены, что если уж дикари-эскимосы на­учились выживать в суровых условиях Арктики, то высокоцивилизованным европейцам это не составит труда.

К этому добавилась банальная ошибка в расчетах. Предполагалось, что люди были обеспечены провиантом на три года в условиях полного рациона или на семь лет в случае сильно урезанного, но все же приемлемого дневного пайка. Однако в реальности еды едва хватило до весны 1848 года. К тому же часть консервов оказалась непригодной из-за банальной халатности и жадности снабженцев.

Адмиралтейство заключило контракт всего за несколько месяцев до старта, а на корабли консервы доставили в страшной спешке за два дня до отплытия. Проверять качество не было времени. Консервы оказались низкого качества, почти половина из них были негерметичными, да еще в пищу попал свинец из припоя. Позже спасательные экспедиции в нескольких местах находили запаянные банки, заполненные гнилым мясом, а иногда даже опилками или песком. Та же участь постигла и главное средство для борьбы с цингой — консервированный лимонный сок.

В 1980 году канадский антрополог Уоррен Бити эксгумировал останки трех моряков с острова Бичи. Помимо банальных диагнозов вроде истощения, туберкулеза и пневмонии исследователи выявили, что в костях всех похороненных содержание свинца в десять раз превышало норму. Само по себе это не могло стать причиной смерти, но очень сильно ослабляло сопротивляемость организма прочим болезням и суровым условиям.

В итоге в апреле 1848 года, когда стало очевидно, что единственный шанс спастись — это покинуть корабли, перед истощенными до предела и страдавшими от цинги моряками стояла практически невыполнимая задача. Им нужно было совершить изнурительный поход на юг и успеть добраться до побережья материка, пока не грянули морозы. Остатков испорченных консервов вряд ли хватило бы на все путешествие, и надежда была на то, что они встретят по пути эскимосов, которые поделятся с ними пищей или научат охотиться.

Поэтому обессиленные люди волоком тащили лодки, полные совершенно ненужных для выживания вещей, но которые можно было бы обменять на еду. На острове Кинг-Уильям одна из спасательных экспедиций обнаружила лодку, груженную столовым серебром, книгами, фарфоровой посудой...

А вот с полезными вещами было сложнее. На борту «Террора» и «Эребуса» стояли фрейзеровские патентованные плиты, слишком громоздкие для транспортировки. Это означало, что, покинув корабль, люди лишались горячей пищи и вынуждены были питаться только подгнившим мясом и замороженными супами. На слабеньких спиртовках, имевшихся у моряков, еду невозможно было разогреть (только до температуры чуть выше нуля), к тому же они нужны были, чтобы топить лед для получения воды.

Экспедицию ждал печальный финал: все участники погибли еще до конца 1848 года, так и не добравшись до помощи. И как бы ни было велико искушение списать неудачи экспедиции на злые силы, инопланетян или чудовищных монстров, случившееся с экспедицией идеально описывает «Бритва Хэнлона»: «Никогда не приписывайте злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью». Или, как в случае с Франклином, некомпетентностью, халатностью и самоуверенностью.

Но, с другой стороны, ведь только бросая вызов обстоятельствам, человечество сумело добраться до полюсов, опуститься на дно океанов и отправить в космос «Теслу». И то, что в глазах современников — слабоумие и отвага, в веках останется безумством храбрых.

www.maximonline.ru

Экспедиция Франклина (1819—1822) — Википедия

Экспедиция Франклина 1819—1822 годов или Первая экспедиция Франклина — экспедиция по освоению северного побережья Канады в устье реки Коппермайн, организованная Королевским военно-морским флотом Великобритании в рамках попытки отыскать и нанести на карту Северо-Западный проход. Эта была первая из трёх арктических экспедиций, должность руководителя в которых занимал сэр Джон Франклин. В штате предприятия числились также Джордж Бак и Джон Ричардсон, сами ставшие впоследствии известными полярными исследователями.

Экспедиция характеризовалась плохим планированием, невезением и невыполнением обещаний. Поддержка со стороны местных торговцев мехом и коренных народов оказалась меньшей, чем ожидалось. В связи с нарушением поставок пропитания и необычайно суровыми погодными условиями люди постоянно были близки к голодной смерти.

В конце концов, побережье Северного Ледовитого океана было достигнуто, но лишь 500 миль (800 км) были изучены, прежде чем у партии закончились запасы продовольствия и наступила зима, что заставило людей повернуть в обратный путь. Экспедиционеры предприняли отчаянную попытку возвращения по ранее неизведанной территории, жестоко страдая от голода, зачастую употребляя в пищу один только лишайник. Одиннадцать из двадцати членов похода были спасены индейским племенем йеллоунайф, которое ранее не выполнило часть своих обязательств. От выживших распространились слухи об убийствах и возможных фактах каннибализма в рядах экспедиционной партии.

После возвращения местные торговцы мехом обрушились на Франклина с критикой за планирование экспедиции, носившее случайный характер, и неспособность адаптироваться к условиям, с которыми он вынужден был столкнулся. Однако в Англии Франклин был принят как герой, его чествовали за проявленное в экстремальной ситуации мужество. Экспедиция захватила воображение публики, в особенности отчаянный поступок её руководителя, — сэр Джон Франклин стал известен как «человек, который съел свои башмаки».

Сэр Джон Барроу активно продвигал исследования Арктики Королевским военно-морским флотом

В первые годы после наполеоновских войн британский флот под влиянием сэра Джона Барроу обратил своё внимание на возможность открытия Северо-Западного прохода, предполагаемого маршрута вдоль северного побережья Канады, который бы предоставил европейским судам лёгкий доступ к рынкам Востока. Доказательством существования прохода служило то, что китобои в Беринговом проливе добывали китов с гренландскими копьями[1], тогда как китобои Гренландии периодически вылавливали китов с копьями, используемыми в Беринговом проливе. Однако лабиринт островов северной Канады был почти не нанесён на карту, и не было известно ни одного свободного ото льда прохода[К 1]. К 1819 году северное побережье Канады представало перед взором лишь двух европейцев: в 1771 году Самюэль Хирн обследовал устье реки Коппермайн в точке, лежащей приблизительно в 1500 милях (2400 км) к востоку от Берингова пролива, и в 1789 году Александр Маккензи изучил устье реки, названной его именем. Оно находилось приблизительно в 500 милях (800 км) к западу от устья реки Коппермайн[2].

В 1818 году Барроу послал свою первую экспедицию на поиски Северо-Западного прохода под руководством Джона Росса. Предприятие закончилось провалом: Росс вошёл в пролив Ланкастер, но, решив, что оказался в заливе, развернул суда и вернулся в Великобританию[3]. В то же время, Дэвид Бьюкен сделал попытку доплыть из Англии прямо до Северного полюса, пройдя через Берингов пролив (Барроу был сторонником гипотезы, что вокруг Полюса простирается Полярное море — свободная ото льда акватория), но вернулся лишь с известием, что к северу от Шпицбергена находится ледовая преграда, преодолеть которую не представляется возможным[4].

В следующем году Барроу спланировал ещё две экспедиции в Арктику. Морская экспедиция под командованием Уильяма Эдварда Парри должна была продолжить работу Росса, продолжив поиски Прохода от пролива Ланкастер. В то же время, вторая сухопутная экспедиция должна была проследовать к канадскому побережью вдоль реки Коппермайн и нанести на карту как можно большую часть побережья, и, возможно, даже встретиться с кораблями Парри. На роль руководителя этого предприятия был выбран лейтенант Джон Франклин, годом ранее командовавший одним из экспедиционных судов Бьюкена[5].

Лейтенант Джон Франклин, глава экспедиции

Полученные Франклином инструкции носили весьма общий характер. Он должен был продвигаться по суше до Большого невольничьего озера, а оттуда — спуститься вдоль реки Коппермайн до побережья. Достигнув берега, ему предписывалось направиться на восток в сторону Репалс-Бей на встречу с кораблями Парри. Однако, Франклину также был предоставлен выбор идти на запад и нанести на карту береговую линию между реками Коппермайн и Маккензи или даже двигаться на север, к ранее неизведанным морям[2].

Ещё более серьёзный характер, чем двусмысленные инструкции, носило то, что экспедиция была организована с весьма ограниченным бюджетом. Франклину разрешили взять в экспедицию лишь минимальное число военных моряков. Ими были врач, натуралист и помощник командира Джон Ричардсон, двое мичманов — Джордж Бак и Роберт Хук, который ещё в 1818 году ходил на одном из судов Бьюкена, и матрос Джон Хепберн[К 2]. Остальной персонал Франклин должен был нанять уже в ходе экспедиции. Помощь должны были оказать вояжёры Компании Гудзонова залива аборигено-французского происхождения и её конкурента — Северо-Западной компании, а индейцы местного племени Йеллоунайф, согласно плану, должны были выступить в качестве проводников и обеспечить экспедицию пропитанием[2].

Экспедиция отплыла от причалов города Грейвсенд 23 мая на корабле Компании Гудзонова залива спустя три месяца планирования и сразу же столкнулась с трудностями. Корабль ненадолго остановился у побережья Норфолка, где у Бака были неотложные дела. Однако, прежде чем он вернулся, подул попутный ветер и корабль отплыл, оставив Бака на берегу, чтобы он добирался до следующей планируемой стоянки на Оркнейские островах самостоятельно[6]. Более серьёзная проблема возникла в Стромнессе, когда Бак, уже воссоединившись с экспедицией, попытался нанять местных лодочников для первой части похода. Однако, народ в Стромнессе, как оказалось, испытывал гораздо более слабую заинтересованность в предприятии, чем предполагалось. Нанять удалось лишь четверых человек, и только с условием дойти лишь до форта Чипевиан на озере Атабаска[6].

30 августа люди Франклина достигли Йорк-Фэктори, главного порта на юго-западном побережье Гудзонова залива, чтобы начать оттуда 1700-мильный (2700 км) поход к Большому Невольничьему озеру. Здесь экспедиция рассчитывала получить помощь от Компании Гудзонова залива и Северо-Западной компании. Однако, они уже несколько лет вели затяжную торговую войну, а потому смогли выделить крайне малое количество ресурсов для нужд предприятия Франклина[2]. Он взял с собой небольшую лодку (которая была слишком мала для погрузки на неё всего необходимого), и, исполненный уверенности, что другие лодки будут отправлены следом, отправился по обычному торговому пути до Камберленд Хаус (в то время поселение состояло из бревенчатой хижины, служившей домом для 30 рабочих Компании Гудзонова залива). Там экспедиция осталась на зимовку. Зима выдалась суровой, а прибывшие однажды местные индейцы поведали о том, что дичи стало настолько мало, что некоторые их семьи были вынуждены ради выживания прибегнуть к каннибализму[7].

Строительство лагеря для первой зимовки

В январе 1820 года Франклин, Бак и Хепберн во главе сформированного отряда должны были пройти через сосновые леса в форт Чипевиан, нанять там вояжёров и организовать таким образом поставки для следующего этапа экспедиции. Под руководством канадских проводников британцам, которые не имели опыта в условиях суровой канадской зимы, поход дался очень тяжело. Ртуть в их термометрах на морозе затвердевала, а чай превращался в лёд. Имея одни лишь одеяла, им приходилось по ночам зарываться в снег для дополнительной теплоизоляции. Франклин позже напишет, что поход состоял «из смеси благоприятных и неблагоприятных обстоятельств. Если взвесить их сумму, я подозреваю, что последние значительно перевесили бы»[8].

Группа прибыла в форт Чипевиан в конце марта, пройдя 857 миль (1379 км) за шесть недель. Оказавшись там, Франклин обнаружил, что снарядить экспедицию будет значительно сложнее, нежели он ожидал. Суровая зима означала, что запасы продовольствия практически отсутствуют, и ему прошлось довольствоваться лишь весьма смутным обещанием местных охотников, что они станут добывать пропитание прямо во время пути, и что якобы вождь индейцев реки Коппермайн окажет им помощь. Кроме того, лучшие вояжёры были вовлечены в конфликт между двумя торговыми компаниями, а потому не хотели рисковать, путешествуя по неизведанной местности, далеко за пределами своих обычных районов промысла. В конце концов, Франклину удалось набрать группу из шестнадцати вояжёров, но большинство из них не соответствовали первоначально установленным критериям[9].

Вождь Акэйчо, на помощь которого рассчитывал Франклин, со своим сыном

Воссоединившись с Худом и Ричардсоном, они в июле 1820 года двинулись от форта Чипевиан непосредственно к Большому Невольничьему озеру. Через десять дней группа достигла форта Провиденс, находящегося на северо-западном берегу. Там они встретили Акэйчо (в пер. Большая нога[10]), вождя племени Йеллоунайф, людям которого Северо-западная компания поручила выступить в качестве проводников и охотников в экспедиции Франклина. Акэйчо, описанный как «весьма проникновенный и проницательный человек»[11], понимал концепцию Северо-западного прохода, и внимательно слушал, когда Франклин объяснял, что Проход будет способствовать процветанию его народа. Однако, видимо поняв, что Джон Франклин несколько преувеличивает выгоду, поставил вопрос, на который тот ответить не смог: почему, если Проход был настолько важен для торговли, он не был открыт ранее[12]?

Акэйчо обсудил с Франклином условия договора. В обмен на списание долгов племени Северо-Западной компанией и некоторое количество поставок оружия, боеприпасов и табака, его люди готовы были выступить в качестве охотников и проводников во время похода Франклина вниз по реке Коппермайн и запасти продовольствие для его возвращения. Тем не менее, они не должны были ступать на земли инуитов (эскимосов), лежащие на северной стороне реки (индейцы и эскимосы испытывали друг к другу враждебность и недоверие, особенно после учинённой индейцами в 1771 году ночной резни в лагере эскимосов). Акэйчо также предупредил Франклина: в связи с суровой зимой он не может гарантировать, что пищи всегда будет хватать[12].

Остаток лета Франклин провёл в походе на север к точке на берегу реки Коппермайн, которую Акэйчо избрал местом зимовки. Пища тем временем стремительно заканчивалась, и вояжёры стали терять доверие к руководителям экспедиции. Угроза Франклина применять тяжкие телесные наказания предотвратила мятеж, но и подорвала у людей остатки доброй воли[13][5]. Лагерь, который Франклин назвал фортом Энтерпрайз, был достигнут без дальнейших инцидентов. Для зимовки в нём были построены деревянные хижины[14].

Река Коппермайн и арктическое побережье[править | править код]

Зимовка в форте Энтерпрайз

Вторая зимовка далась ещё сложнее. Поставки осуществлялись от случая к случаю, ведь обе компании предпочитали, чтобы их осуществил конкурент. Боеприпасов не хватало, а индейские охотники были не столь хороши, как ожидалось в начале. В конце концов, когда экспедиция была на грани голода, Джордж Бак был отправлен обратно в форт Провиденс, чтобы призвать компании хоть к каким-либо действиям. После похода протяжённостью в 1200 миль (1900 км) на снегоступах, зачастую используя лишь одеяло в качестве крова и при температуре около −67 °F (-55 ° С), он вернулся с поставками для удовлетворения самых неотложных потребностей экспедиции[5][4].

Зелёный чулок (слева), индейская девушка, из-за которой двое людей Франклина пытались драться на дуэли

Тем временем, беспорядки в лагере продолжались. Вояжёры, во главе с двумя переводчиками, Пьером Сен-Жерменом и Жан-Батистом Адамом, вновь восстали. На этот раз угрозы лейтенанта Франклина не возымели действия. Сен-Жермен и Адам утверждали, что оставаться на этом месте — верная смерть, а потому угроза казни за мятеж могла вызвать лишь смех. Уиллард Вентцель, представитель Северо-Западной компании, в конечном итоге, смог восстановить шаткое перемирие[15]. Но не успело пройти много времени, как вернувшийся Бак и Худ стали соперниками в любви к индейской девушке по прозвищу Зелёный чулок. Дело дошло до попытки дуэли, однако матрос Хепберн втайне разрядил их ружья[16]. Ситуация стабилизировалась, когда Бак был отправлен к форту Чипевиан (1100 миль) за топливом. Худ впоследствии стал отцом ребёнка девушки.

С наступлением лета у Франклина имелись очень смутные планы на ближайший сезон. Он решил обследовать места к востоку от устья реки Коппермайн в надежде встретить корабли Парри, либо достичь Репалс-Бей, где он смог бы пополнить запасы у местных эскимосов и вернуться на Йорк-фэктори через Гудзонов залив. Если же Парри прибыть не сможет, или по какой-то причине группа Франклина не достигнет Репалс-Бей, они будут вынуждены изменить маршрут и, если то будет возможно, вернутся в форт Энтерпрайз через неизведанные Бесплодные земли к востоку от реки[17].

Лагерь Франклина в устье реки Коппермайн

Путешествие вниз по реке заняло значительно больше времени, нежели предполагал Франклин. Он утратил веру в своих индейских проводников, которые, как оказалось, знали местность ненамного лучше его самого. Проводники неустанно заверяли, что море уже близко, однако увидеть Северный Ледовитый океан группа смогла лишь 14 июля. Незадолго до этого экспедиция наткнулась на стоянку эскимосов. Её обитатели бежали от нежданных гостей, что разрушило надежды Франклина на пополнение запасов экспедиции[5]. Стоянка стала зловещим свидетельством нехватки продовольствия в том районе: в ней была обнаружена лишь тухлая рыба и сушёное мясо мышей и мелких птиц[18].

Индейцы повернули к дому, как и было согласовано ранее. Вместе с ними ушёл Уиллард Вентцель, а Франклин тем временем остался с 15 вояжёрами и лишь четырьмя британцами. Он приказал уходящим, чтобы они сооружали по пути склады с пропитанием и, самое главное, в форте Энтерпрайз должно было быть заготовлено много сушеного мяса. В связи с окончанием сезона, Франклин понимал, что последний пункт очень важен: если он не сможет, что вполне вероятно, достичь Репалс-Бей, а море замёрзнет и воспрепятствует возвращению экспедиции к устью реки, то он будет вынужден возвращаться через Бесплодные земли. В связи с этим, существовал реальный риск, что по достижению Форта, люди будут близки к голодной смерти. Франклин повторял снова и снова, что их выживание будет зависеть от наличия запасов в Форте[19].

Каноэ Франклина во время бури 23 августа

В устье реки экспедиционеры отправились на восток в трёх каноэ и с запасом еды на 14 дней. Однако их продвижение сдерживали постоянные бури, часто причинявшие ущерб каноэ, а попытки охотиться были столь неудачными, что Франклин начал подозревать вояжёров в намеренном саботаже с целью заставить группу повернуть назад. После прохождения 500 миль (800 км) вдоль побережья Франклин сделал остановку 22 августа 1821 года на мысе полуострова Кент, который он назвал Тернагейном. Как он и боялся, состояние каноэ, бурное море и уже начавшаяся зимняя миграция оленей сделали возвращение к реке Коппермайн практически невозможным, а потому группа решила двинуться к реке Худ и оттуда через Бесплодные земли идти к форту Энтерпрайз. Группа достигла устья реки на третий день пути[20].

Лагерь экспедиции на мысе Тернагейн

Поход по Бесплодным землям давался очень тяжело. Земля была усеяна острыми камнями, которые вспарывали сапоги и ноги, постоянно угрожали серьёзными травмами. Ричардсон отметил, что «если кто-то сломает здесь конечность, его судьба будет печальна, мы не сможем остаться с ним или нести его на себе»[21]. Тяжёлые каноэ (хотя морские каноэ были разобраны ещё в устье реки и собраны из их материалов две каноэ поменьше[20]) были окончательно повреждены вояжёрами (Франклин подозревал, что случайностью это не было) и стали полностью непригодными. Зима настала рано, дичи же было ещё меньше, чем в прошлом году, и 7 сентября запас продуктов у экспедиции был окончательно исчерпан. Помимо редко попадавшихся оленей, им приходилось питаться лишь лишайником, и иногда — гниющими остатками от загнанной волками дичи. Экспедиционеры вынуждены были прибегнуть к отчаянным мерам — они сварили и съели кожу с запасных сапог[22].

Отряд готовит лагерь и собирает лишайник в Бесплодных землях, 20 сентября 1821

Вояжёрам, которые несли в среднем по 90 фунтов (41 кг) каждый, при заключении договора был обещан рацион в 8 фунтов (3,6 кг) мяса в день. Наиболее голодные вскоре вновь начали проявлять недовольство и стали тайком выбрасывать тяжёлые грузы, в том числе и рыболовные сети. Ричардсон писал, что они «стали безрассудными и совершенно не подчинялись командам офицеров»[23]. Единственное, что удерживало их от массового дезертирства и попытки достичь форта Энтерпрайз самостоятельно, было незнание дороги к нему. Тем не менее, они также начали осознавать, что Франклин сам не слишком представлял, куда шёл: магнитная девиация в этой области была неизвестна, а постоянная облачность сделала навигацию по солнцу невозможной. Полномасштабного бунта удалось избежать лишь в силу достижения 26 сентября полноводной реки, которая, без сомнения, была рекой Коппермайн[24].

Радость по достижению реки быстро превратилась в отчаяние, когда стало понятно, что без лодки пересечь реку возможным не представляется, хотя форт Энтерпрайз, по оценкам Франклина, лежал всего в 40 милях (64 км) на противоположном берегу. Река имела быстрое течение, и в ширину достигала 120 ярдов (110 м). Поиски брода оказались тщетными. Вояжёры, по словам Ричардсона, «горько проклинали себя за глупость повредить каноэ»[25] и стали «небрежными и непослушными… перестали бояться наказания и утратили надежду на награду»[26]. Один из них, Жанинас, сбежал, пытаясь спастись самостоятельно, и назад не вернулся. Ричардсон сам рискнул жизнью в попытке переплыть реку, обвязавшись предварительно верёвкой вокруг талии. Но после потери чувствительности в конечностях и, следовательно, возможности бороться с течением, его вытащили обратно на берег. Гипотермия подорвала последние силы и сделала Ричардсона практически недееспособным[27].

Виды лишайника, которыми питались члены экспедиции за неимением других продуктов

Экспедиционеры быстро слабли от голода, но ситуация была спасена Сен-Жерменом, который один имел силы и волю, чтобы построить одноместное каноэ из ивовых прутьев и парусины. 4 октября он переправился через реку и протянул между берегами верёвку. Остальные переправились следом за ним благополучно, хотя лодка с каждым разом погружалась в воду всё ниже[28].

Форт Энтепрайз сейчас лежал от экспедиционеров менее чем в недельном переходе, однако он оказался непреодолимым барьером для части ослабших людей. Двое вояжёров, Кредит и Валиант, рухнули и остались лежать там, где упали. Ричардсон и Худ были слишком слабы для продолжения пути. Франклин принял решение разделить группу. Джордж Бак, единственный ныне трудоспособный офицер, был отправлен вперёд с тремя вояжёрами, чтобы принести еду из форта Энтерпрайз. Группа Франклина следовала за ними, но значительно медленнее. Худ и Ричардсон остались в лагере вместе с Хепберном, который взялся за ними ухаживать, в надежде, что одна из двух групп сможет вернуться с едой. Франклин был обеспокоен, что оставляет своих людей, но Худ и Ричардсон настаивали на том, что без них группа будет иметь гораздо больше шансов на спасение[29].

Группа Франклина ещё не успела уйти далеко, когда четыре заготовщика меха, Мишель Терохаут, Жан-Батист Беланжер, Перро и Фонтано, заявили, что они не в состоянии идти дальше и попросили разрешения вернуться в лагерь к Худу и Ричардсону. Франклин дал согласие и продолжил путь с пятью оставшимися людьми, слабеющими день ото дня. Дичь невозможно было найти, даже если бы кто-либо из них теперь имел достаточно сил для удержания винтовки. Тогда Франклин и сделал свою ставшую знаменитой запись: «лишайник мы не нашли, поэтому пили чай и съели наши башмаки на ужин»[30].

Франклин со своими людьми достиг форта 12 октября, спустя 2 дня после прибытия туда группы Бака. Однако, он обнаружил лагерь пустым и без продовольствия. Никакого обещанного сушеного мяса в нём не имелось, как не имелось и ничего другого, что можно было бы есть. В лагере были лишь прошлогодние кости от животных, убитых для того, чтобы сделать из их меха подстилки, и немного лишайника. Из найденной записки, оставленной Баком, Франклин узнал, что первая группа продолжила путь и направилась к форту Провиденс искать Акэйчо с его индейцами. Люди Франклина впали в отчаяние. Двое вояжёров, Аугусто и Бенуа, отправились вверх по реке в надежде повстречать индейцев. Остальные же были слишком слабы, чтобы продолжать движение куда-либо. Ещё двое вояжёров плакали, лёжа ниц, и ждали смерти. Обычно оптимистичный Франклин писал о том, что силы быстро покидают его. Ни один из них не ел мяса уже на протяжении четырёх недель[31].

Из четырёх вояжёров, отправленных Франклином обратно в лагерь, лишь один достиг его. Это был Мишель Терохаут, которому потребовалось четыре дня, чтобы покрыть 4 мили (6,4 км) пути. Он рассказал британцам, что якобы опередил других и ожидает их прихода позже. Сомнения, которые, возможно, породила его история у офицеров, уступили место чувству благодарности, когда Терохаут представил им мясо зайца и куропатки, которых ему удалось подстрелить по дороге. Два дня спустя он отправился на охоту и принёс мясо волка. Англичане были в восторге и с вожделением поедали мясо[32].

Однако, в течение следующих нескольких дней, поведение Мишеля становилось всё более неуравновешенным. Он исчезал на короткие промежутки времени, отказываясь после говорить, куда он ходил. Он не мог собирать лишайник. Когда его спросили про охоту, он отказался идти, заявив, что «нет здесь никаких животных, вы бы лучше убили и съели меня»[33]. Позже он обвинил британцев в том, что те съели его дядю.

В какой-то момент (из дневника Ричардсона не ясно, в какой именно), Ричардсон и Худ стали подозревать, что Мишель убил троих пропавших без вести своих спутников и исчезал из лагеря, чтобы питаться их трупами. «Волчье мясо», которое они ели, вероятно, было человеческой плотью. Затем, 20 октября, когда Ричардсон и Хепберн собирали лишайник, они услышали в лагере выстрел. По прибытии в него, они обнаружили убитого Худа и стоящего возле него Мишеля с пистолетом в руке[34].

Мишель пояснил, будто бы Худ чистил своё ружьё и выстрелил себе в голову. Это заявление выглядело абсурдным: ружьё было слишком длинным, чтобы человек мог совершить самоубийство. Более того, выстрел был произведён в затылок и, по-видимому, когда Худ читал книгу. Мишель был хорошо вооружён, и Хепберн с Ричардсоном ничего не могли поделать в течение трёх дней. Между тем, Терохаут становился всё более агрессивным и постоянно спрашивал британцев, не считают ли они, что это он убил Худа? Наконец, 23 октября Мишель оставил их на короткое время, чтобы собрать лишайник. Ричардсон воспользовался удобным случаем, зарядил пистолет, и по возвращению Мишеля, застрелил его[35].

Ричардсон и Хепберн 29 октября с трудом достигли форта Энтерпрайз самостоятельно, и были потрясены сценой, свидетелями которой они стали. Из четырёх обитателей форта лишь Пельтье имел достаточно сил, чтобы встать и поприветствовать пришедших. Половицы были извлечены и пошли на дрова, а шкуры, которыми некогда завешивали окна, были съедены. Ричардсон писал, что лица Франклина и его товарищей «были ужасными, глаза расширенными, а голоса замогильными»[36].

В течение следующей недели люди питались одним лишайником и гнилыми оленьими шкурами, которые ели вместе с опарышами, «изысканными, как крыжовник»[36]. Двое вояжёров, Пельтье и Самандрэ, умерли в ночь на 1 ноября. Третий, Адам, также был очень близок к смерти. Конечности Хепберна начали отекать из-за недостатка белка. Наконец, 7 ноября прибыла помощь в лице трёх индейцев Акэйчо, с которыми встретился Бак (также потерявший от голода одного человека). Индейцы принесли пойманную рыбу, и отнеслись к выжившим с «такой же нежностью, какой одарили бы собственных детей»[37]. После недельного восстановления сил, они покинули форт Энтерпрайз 15 ноября, и прибыли в форт Провиденс 11 декабря 1821 года.

Акэйчо дал объяснения, почему в форте Энтерпрайз не была заготовлена пища. Одной из причин было то, что трое из его охотников погибли, когда провалились под лёд на замёрзшем озере, а в форте Провиденс отсутствовали боеприпасы. Главная же причина заключалась в том, что он считал экспедицию белых величайшей глупостью, не верил в возможность их возвращения, а потому не стал возвращаться в форт Энтерпрайз[38]. Несмотря на это, Франклин не винил людей Акэйчо, которые многое сделали во имя его спасения и не получили за это обещанное вознаграждение из-за конфликта торговых компаний[39].

Джордж Симпсон, наиболее ярый критик Франклина

Экспедиция была катастрофой. Франклин прошёл 5500 миль (8900 км) и потерял 11 из 19 своих людей, отметив на карте лишь небольшую часть береговой линии. Он не достиг Репалс-Бей и не встретил судна Парри. Когда в июле 1822 года группа вернулась на Йорк-фэктори, Джордж Симпсон из Компании Гудзонова залива, который с самого начала был противником экспедиции Франклина, писал, что люди Франклина не могут поведать до конца «подробности своего гибельного предприятия, и, я боюсь, что они не полностью достигли цели своей миссии»[40]. Симпсон и вояжёры, знавшие местность, критиковали никудышное планирование экспедиции и поставили под сомнение общую компетенцию Франклина. Его нежелание отклоняться от первоначального плана, даже когда стало ясно, что провизии будет недоставать для безопасного завершения похода, было названо негибкостью и неспособностью адаптироваться к меняющейся ситуации. Если бы Франклин имел больше опыта, он мог бы пересмотреть цели экспедиции, или отказаться от её продолжения вообще[5][41]. В числе прочего, в резко сформулированном письме Симпсона, говорится о низких физических способностях главы экспедиции: «он не имеет физической силы, требуемой для путешествия по этой стране; у него должно быть три еды в день, чай обязателен, он не может даже с превеликим напряжением проходить больше 8 миль в день»[5]. Однако следует иметь в виду, что Симпсон, когда писал эти строки, являлся представителем Компании Гудзонова залива, тогда как Северо-Западная компания в условиях торговой войны Франклина поддерживала[5].

Известие о смерти Роберта Худа и Мишеля Терохаута породило волну тёмных слухов. Единственным свидетельством случившегося был отчёт Ричардсона, опубликованный им после консультации с Франклином. Ничто в этом отчёте не опровергало домыслов о том, что именно Ричардсон и Хепберн могли убить и съесть Худа и четырёх вояжёров[42] Уиллард Вентцель, переводчик и представитель Северо-Западной компании, обвинённый в неспособности обеспечить форт Энтерпрайз своевременными поставками, зашёл ещё дальше и обвинил Ричардсона в убийстве, потребовав привлечь того к суду[42]. Бак впоследствии написал ему в письме: «по-правде говоря, Вентцель, всё произошедшее не нужно афишировать»[43]. Адмиралтейство не стало проводить официальное расследование[44].

Викторианское романтическое представление об Арктике

По возвращению Франклина в Англию все слухи, критика и невыполнение поставленной задачи были забыты, уступив место народному восхищению его мужеством перед лицом трудностей. Франклин, который во время своего отсутствия был произведён в коммандеры, теперь стал капитаном. 20 ноября 1822 года он был избран членом Королевского общества[41], в то время как Джордж Бак стал лейтенантом[4]. Отчёт Франклина об экспедиции, опубликованный в 1823 году, считался классикой литературы о путешествиях. Издательство не могло удовлетворить спрос, и книга продавалась с рук по десять гиней за экземпляр[45]. Предисловие к одному из поздних переизданий написал Р. Ф. Скотт. В связи с отчаянными мерами, к которым прибег в ходе экспедиции Франклин, он стал известен под ласковым прозвищем «Человек, который съел свои башмаки»[41][46].

В 1825 году Франклин предпринял ещё одну арктическую экспедицию. С группой, в которую входили Ричардсон и Бак, он отправился вниз по реке Маккензи для нанесения на карту остальной части побережья Канады. На этот раз экспедиция была организована лучше, меньше зависела от сторонней помощи, и все основные задачи были выполнены[41]. В течение многих лет после этого Франклин не ходил в арктические районы, а исполнял обычные обязанности капитана Королевского флота. С 1839 года являлся лейтенант-губернатором Земли Ван-Димена. В 1843 году был снят с должности и отозван в Лондон. А уже в 1845 году Франклин был избран руководителем своей последней экспедиции в Арктику, которая была призвана всё же отыскать Северо-западный проход. Вместе со всем экипажем (128 человек) и двумя экспедиционными кораблями он пропал, и тайна его участи до сих пор не разгадана в полной мере.

История экспедиции по реке Коппермайн оказала влияние на Руаля Амундсена, который, в конечном итоге, стал первым человеком, прошедшим по Северо-Западному проходу, а также первым достиг Южного полюса. В возрасте 15 лет он прочёл отчёт Франклина, и решил, что хочет стать полярным исследователем[47]. Впоследствии он вспоминал[47]:

ru.wikipedia.org

Экспедиция Франклина (1845—1847) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Сэр Джон Барроу продвигал арктические исследования во время своего долгого пребывания на посту Второго секретаря Адмиралтейства Сэр Джон Франклин, которого неохотно выбрал Джон Барроу для очередной экспедиции по поиску Северо-Западного прохода Капитан экспедиционного судна «Террор» Френсис Крозье Портрет Джейн Гриффин (позже леди Франклин) в возрасте 24-х лет, 1815. Она вышла замуж за Джона Франклина в 1828 году, за год до того, как он был посвящён в рыцари[1]

Экспедиция Франклина 1845—1847 годов или Пропавшая экспедиция Франклина (англ. Franklin's lost expedition) — экспедиция по освоению Арктики, проходившая под руководством сэра Джона Франклина в 1845 году. Будучи офицером Королевского военно-морского флота и опытным исследователем, он участвовал в трёх арктических предприятиях, в двух из них — в качестве командира. В возрасте 59 лет Франклин предпринял свою четвёртую экспедицию. Её целью были исследование неизвестной части Северо-Западного прохода и завершение его открытия. Однако экспедиция на двух судах со 129 членами экипажа, включая самого Франклина, пропала.

Под давлением супруги Франклина и общественности Адмиралтейство начало поиски лишь в 1848 году. Отчасти благодаря известности Франклина, отчасти из-за предложенного Адмиралтейством вознаграждения множество сторонних экспедиций присоединилось к поиску. В 1850 году пропавших одновременно искало одиннадцать британских и два американских корабля. Некоторые из них встречались у острова Бичи, где и были найдены первые следы экспедиции — могилы троих членов её экипажа.

В 1854 году врач и путешественник Джон Рэй во время изучения топографии канадского побережья Северного Ледовитого океана к югу от острова Кинг-Уильям записал рассказы местных эскимосов и получил из их рук предметы, принадлежавшие людям Франклина. Основываясь на рассказах эскимосов, Джон Рэй первым высказал предположение о каннибализме среди участников пропавшей экспедиции, вызвав этим гнев британской общественности. В частности, в горячую полемику с Рэем на страницах британской печати вступил писатель Чарльз Диккенс, заявивший о «принципиальной невозможности каннибализма среди моряков Королевского британского флота».

В 1859 году поисковая экспедиция во главе с Френсисом Леопольдом Мак-Клинтоком обнаружила записку, оставленную на острове Кинг-Уильям, с подробной информацией о судьбе пропавших до весны 1848 года. Поиски продолжались на протяжении всей второй половины XIX века. Наибольших успехов здесь добился в 1860-х гг. американский путешественник и журналист Чарльз Френсис Холл, подтвердивший гипотезу о каннибализме.

В 1981 году группа учёных во главе с Оуэном Битти, профессором антропологии из Университета Альберты, начала серию научных исследований могил, тел и других артефактов, которые оставила после себя экспедиция Франклина на островах Бичи и Кинг-Уильям. Они пришли к выводу, что члены экипажа, могилы которых были найдены на острове Бичи, скорее всего, умерли от воспаления лёгких и, возможно, туберкулёза, на фоне общего ухудшения здоровья вследствие отравления свинцом из-за некачественно произведённой пайки банок, в которых хранилось продовольствие. Тем не менее, позднее было выдвинуто предположение, что, возможно, источником отравления послужили не консервы, а система дистиллированного водоснабжения, установленная на кораблях экспедиции[2]. Отметины на человеческих костях, обнаруженных на острове Кинг-Уильям, рассматривались как признаки каннибализма. Из совокупных данных всех исследователей следует предположение, что причинами смерти всех членов экспедиции стали голод, гипотермия, отравление свинцом и болезни (в том числе цинга), наряду с общим воздействием экстремальной внешней среды при отсутствии соответствующей условиям одежды и продуктов питания. В сентябре 2014 года, спустя почти 170 лет с момента пропажи экспедиции, канадскими учёными был найден остов одного из экспедиционных судов — флагмана HMS «Erebus», а 3 сентября 2016 года хорошо сохранившийся корпус HMS «Terror» был обнаружен недалеко от острова Бичи в бухте Нунавут экипажем научно-исследовательского судна «Мартин Бергман».

Викторианские СМИ представили сэра Франклина героем, несмотря на провал экспедиции и свидетельства каннибализма. О нём были написаны песни, в родном городе Франклина — Спилсби, в Лондоне и на Тасмании были установлены памятники, а многие географические объекты были названы его именем. В 1852 году ему был посмертно присвоен чин контр-адмирала.

Пропавшая экспедиция Франклина является предметом множества художественных произведений, в числе которых песни, стихи, рассказы, романы, а также телевизионные документальные фильмы

wiki2.red

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *