Фото парадов свазиленда: красота мира в каждом кадре

Содержание

красота мира в каждом кадре

Семьдесят тысяч обнаженных девственниц на одном стадионе! Чтобы увидеть такое, я готов лететь на край света. Что я сейчас и делаю, проваливаясь в жуткие воздушные ямы на хлипком двухмоторном самолетике, напоминающем переполненную московскую маршрутку. Перелет из Йоханнесбурга в Мадзини – последний в моем 27-часовом путешествии из Москвы в столицу Свазиленда. Резкое снижение, скорее похожее на пикирование, несколько прыжков по взлетной полосе, натужный рев моторов – и мы на месте. Полтора десятка пассажиров и полноватая стюардесса, вытерев со лба испарину, неспешно пробираются к выходу. Вот он, край света – Свазиленд!

Король-лев 
Свазиленд – крошечное (втрое меньше Московской области) государство, зажатое между ЮАР и Мозамбиком. Получив в 1968 году независимость, а вместе с ней и вполне достойную конституцию от Великобритании, Свазиленд оставался парламентской республикой до 1977-го. Затем парламентская система была ликвидирована, политические партии запрещены, и страна стала одной из немногих на земле абсолютных монархий. Через пару лет выборы в парламент были возобновлены – но уже в настоящий африканский парламент: каждый новый депутат принимает довольно примитивную присягу, клянется в верности и преданности королю и его наследникам. А наследников немало.

Количество жен в Свазиленде не ограничено – все определяется материальным положением мужа. В среднем «по рынку» жена обходится в дюжину коров: помоложе и покрасивее – подороже, постарше – дешевле. Так что у зажиточных свазилендцев (правда, таких тут немного) счет жен идет на десятки. Но больше всего их, естественно, у короля: у предыдущего, Собузы II, было 70 жен и свыше 200 наследников. Еще не менее четырех сотен детей родилось от простых свазилендских девушек – кто откажет монарху, коль скоро даже простому африканцу свазилендская красавица готова отдаться за пакетик чипсов. Если при этом учесть, что наследниками по закону считаются все родственники до третьего колена, то легко понять, почему самая распространенная фамилия в королевстве – Дламини.
А все носители этой фамилии автоматически получают приставку «принц» или «принцесса». Встречает тебя простой гид, протягивает руку: «Дламини. Принц».

Совсем не работать себе могут позволить только официальные жены короля. У нынешнего сорокалетнего Мсвати III пока только 14 жен и всего 23 ребенка. Однако он не останавливается на достигнутом, каждый год увеличивая гарем на одну единицу. Причем делает это максимально открыто, выбирая новую жену на ежегодном Празднике тростника или, как его еще называют, Празднике чистоты. Все (!) девственницы королевства собираются на стадионе рядом с королевской резиденцией, и король при огромном стечении зевак делает свой выбор. Такого больше нигде в мире нет. Собственно, ради этого зрелища мы и пролетели полпланеты.


Девственность по-африкански 
Ничего унизительного в этом ритуале юные африканки не видят. Мало того, Праздник тростника в Свазиленде примерно то же, что у нас Новый год, – главное событие года. Еще бы, всех девственниц за счет казны бесплатно кормят целую неделю, что для африканцев уже означает праздник. По всей стране девушки собираются в административных центрах, откуда их на грузовиках свозят в импровизированные лагеря рядом с дворцом: в чистом поле разбивают огромные шатры и разводят большие костры.

Первые несколько дней уходят на заготовку тростника. Для чего? Одна из самых статусных вещей в Свазиленде – тростниковый забор вокруг резиденции, который могут себе позволить только король и его мать. Впрочем, такой забор – штука недолговечная, и по традиции перед Праздником тростника его ломают. Каждая девушка срезает несколько многометровых тростинок и приносит их своему королю, из которых и возводится новый забор. Согласитесь, не слишком большая плата за неделю праздника и участие в лотерее «стань очередной королевой». Поэтому поучаствовать стремятся все.

Как происходит выбор – никто не знает, посторонние не допускаются. Только король и 70000 девственниц. Известно лишь, что очередной жене Мсвати III подарил BMW X6 и обещал построить новый дворец.
Европейцев, понятно, интересует, как проверяют всех этих 70 000 претенденток. А никак. Отношение к вопросу в Свазиленде достаточно вольное – считает девушка себя девственницей, значит, девственна. Существует даже такое понятие, как вторичная девственность. Нет, никаких пластических операций по восстановлению девственности в Свазиленде не делают. Девушке достаточно прийти к священнику, выразить готовность к дальнейшему воздержанию, выслушать непродолжительный госпел – вот, собственно, и все. Так что сколько из этих 70 000 африканских девиц девственницы в европейском смысле – никто не знает. К тому же вокруг лагеря собирается не одна тысяча местных юношей в поисках приключений, и, как правило, без этих самых приключений они не остаются.

Немногочисленные туристы, несмотря на все богатство выбора, на приключения не ведутся – согласно официальной статистике 44 процента беременных женщин больны СПИДом. А ведь еще есть гепатит и куча чисто африканских напастей. Кстати, несколько лет назад Мсвати III решил по-своему бороться со СПИДом и на пять лет запретил всем девственницам заниматься сексом.
Каждая девушка получила набедренную повязку с опознавательной коричневой кисточкой. За лишение невинности обидчику полагался штраф: 170 долларов или одна корова.

Как ни странно, в этой стране свободных нравов запрет более или менее соблюдался, пока не разгорелся скандал – король выбрал себе очередную девственницу, причем несовершеннолетнюю. Остальные претендентки зароптали и забросали дворец своими кисточками. Критике монарха подверг даже спикер парламента, за что сразу и поплатился, получив SMS-уведомление о своей отставке от Мсвати III (кстати, первая в мире отставка по SMS). Король, как и полагается королю, оказался суров, но справедлив: вышел на балкон своего дворца, признал ошибку, сам присудил себе штраф в одну корову (которая тут же была поджарена на вертеле и съедена радостными свазилендцами), а заодно и отменил указ о воздержании.

Парад девственниц

Забор из тростника, конечно, интересно, но зеваки из Свазиленда и со всего мира собрались совсем ради другого зрелища – парада девственниц. С утра стадион начинает заполняться зрителями, приглашенными гостями, полицией, наконец, на поле выходит рота почетного караула, по численности приближающаяся к батальону.

Король явился своим подданным торчащим по пояс из люка черного BMW X5, с бычьим хвостом, обмотанным вокруг торса, и в накидке из шкуры леопарда. Впрочем, в шкуре было жарковато, и монарх довольно быстро сбросил ее, оставшись в одной коричневой юбке. Несколько красных перьев в короткой шевелюре довершали образ Мсвати III, как две капли воды похожего на свои изображения на купюрах и монетах королевства.

Неспешно обогнув по беговой дорожке весь стадион, кортеж притормозил возле трона, и король воссел на него. Соседний трон заняла его мать, к которой положено уважительно обращаться не иначе как Слониха-мать. За спиной целый ряд заняли королевские жены, которых от полуголых претенденток отличали только прически на европейский манер. И вот шоу началось.

Что там открытие Олимпиады! Представьте первомайский парад, только вместо колонн тружеников с заводов и фабрик под бой ритуальных барабанов шествуют колонны девственниц из разных школ, учреждений, районов и еще бог весть каких образований. Семьдесят тысяч!

По мере того как заполнялся стадион, зрелище все меньше напоминало парад и все больше какую-то оргию. Но вот барабаны смолкли, девушки застыли в напряженном ожидании, король молча обвел собравшихся тяжелым взглядом и наконец улыбнулся. Одновременно грянул залп военных орудий где-то за стадионом, в центре толпы девственниц появился шаман и стал выполнять какой-то ритуал, а к единственному микрофону возле королевской трибуны бросились самые красивые девушки и начали петь Happy birthday to you! Оказывается, сегодня не день выбора невесты, а день рождения короля! Вдобавок и День независимости. Невесту король уже выбрал неделю назад, как раз тогда, когда нагие девушки клали тростник к его ногам.

Как происходит выбор – никто не знает, процесс интимный, посторонние не допускаются. Только король и 70000 девственниц. Известно лишь, что очередной жене Мсвати III подарил BMW X6 и обещал построить новый дворец. А всех остальных претенденток попросил задержаться на недельку за государственный счет и справить с ним день рождения.

Правда, бездельничать семь дней подряд не удалось: деятельный король проводит эту неделю в разъездах по всей стране (из конца в конец можно проехать часа за два) и возит девушек с собой, везде устраивая праздники, главный хит которых – танец девственниц с тростником и их парад.

Народная нелюбовь 
На выходе со стадиона толпа девушек поглотила нас. Пара десятков, хихикая, обступила меня, показывая на мои глаза – они впервые видели голубоглазого человека. Потом одна из них непосредственно сказала: I love you! – и снова засмеялась. – А своего короля ты любишь? – Нет! – последовал ответ. – Но почему? – Мы хотим кушать, а он каждый день ест пиццы!!! – Давай я куплю вам всем пиццы, и чувствуйте все сегодня себя королевами!

P. S. Купить пиццу не удалось – ее в Свазиленде просто не продают. Оказалось, что «кушать пиццы каждый день» – это представление свазилендцев о жизни небожителей или олигархов.

Праздник тростника и парад девственниц в Свазиленде. Картинки в посте



Свазиленд – крохотное африканское государство, одна из нескольких абсолютных монархий на земле. Правит здесь король Мсвати III, который ежегодно пополняет свой гарем новой женой. Для этого в королевстве устраивают Праздник тростника, на который свозят 60-70 тысяч так называемых «девственниц». Из них-то король и выбирает свою суженую.

Девушки танцуют на параде девственниц.

По масштабам Праздник тростника – крупнейшее торжество в Свазиленде. Девушек для него свозят со всех уголков государства, разбивают для них шатры и неделю кормят за счет короля. Учитывая, что Свазиленд – одно из беднейших государств, такой «щедрый» подарок – уже немалая мотивация для женщин, чтобы приехать. Кстати, кормят девушек по нашим меркам скромно – манной кашей и курицей. За порцией ужина они выстаивают длинную очередь с наступлением темноты.

Король Мсвати III выбирает очередную жену.

Своим названием праздник обязан традиции сбора тростника, который идет на сооружение забора для короля и его матери. Этот забор служит знаком богатства. За забором и происходит «отбор» невест. По какой процедуре – неизвестно, король объявляет только свое решение, кто же из девственниц станет королевой.

Подготовка к Празднику тростника.

Девушек со всей страны в фургонах свозят к королю.

С понятием «девственности» в Свазиленде тоже дела обстоят специфически. Во-первых, законодательно закреплен запрет начинать половую жизнь до вступления в брак или до достижения девушкой 21 года. Если мужчина незаконно лишает невинности девушку, ему выписывается штраф в размере одной коровы или 170 долл. США. Такая норма в законодательстве страны появилась из-за эпидемии ВИЧ/СПИД и других болезней, передающихся половым путем. Однако сама «потерпевшая» может называть себя девственницей даже после того, как у нее уже были интимные отношения с мужчинами. Для того, чтобы вновь считаться целомудренной, девушке достаточно покаяться священнику и дать обет дальнейшего воздержания.

Девственницы в ожидании праздника.

Интересно, что штраф в одну корову не миновал и самого короля. Выбор тринадцатой супруги для Мсвати III не увенчался успехом: девушка оказалась несовершеннолетней. Когда монарх услышал обвинение в растлении малолетних от одного из министров, то отреагировал на это «рассудительно»: вначале уволил министра (что показательно, уведомил его об этом по СМС, вот они, возможности абсолютной монархии в век цифровых технологий), а потом вышел к народу, признал свою ошибку и… уплатил штраф.

Конечно, для Мсвати одна корова – сущие пустяки. По данным журнала Forbes, король – среди 15 богатейших монархов планеты. Кстати, за каждую новую жену Мсвати тоже выкупает за 12 коров. В настоящий момент у Мсвати 14 королев, первых двух для него выбрал парламент, а уже всех последующих он выбирал самостоятельно. Каждую следующую супругу Мсвати щедро одаривает подарками – машинами, драгоценностями, дворцами.

Возвращение девушек домой.

В силу того, что у каждого нового монарха количество жен исчисляется десятками (у предшественника, Собузы II, их было семьдесят), то и наследников короля – сотни. Так, у Собузы было около двух сотен отпрысков, и еще не менее 400 (если верить местным рассказам) – от некоронованных девушек. Важен и тот момент, что наследниками считаются все родственники до третьего колена. Мсвати пока отстает от своего предшественника: за 31 год правления у него родилось только 23 наследника. Так что у Мсвати все еще впереди.

Первые две жены Мсвати выбраны парламентом.

Третья и четвертая жена короля.

Седьмая жена короля.

Король Свазиленда выбирает жену из 50 тысяч девственниц


www.repubblica.it ВСЕ ФОТО Осанистый, улыбающийся во весь рот король Свазиленда Мсвати III грелся в лучах обожания 50 тысяч полуобнаженных девственниц
www. repubblica.it Каждая надеялась стать его 13-й женой и новой королевой — такова суть традиционной ежегодной церемонии, известной как Umhlanga или «Танец тростника»
www.repubblica.it Легионы юных девушек с обнаженной грудью танцевали, крутились и топтали землю у королевского крааля
RTV International Мероприятие привлекло больше девушек, чем когда-либо: более чем в два раза больше прошлогоднего
www. repubblica.it Критики обвиняют короля Мсвати в том, что он подает дурной пример
www.repubblica.it Однако значение этого праздника для страны, где 42,6% населения ВИЧ-инфицированы или больны СПИДом весьма противоречиво
www. repubblica.it Мероприятие привлекло больше девушек, чем когда-либо: более чем в два раза больше прошлогоднего
www.repubblica.it Некоторые едут из соседней Южной Африки, где живет много свазилендцев, и каждый год церемония проходит все с большим размахом
www. repubblica.it Король Мсвати, на троне под золотым навесом
RTV International Каждый старейшина в этой стране с населением в миллион человек снаряжает к королевскому двору группу юных девственниц
RTV International В прошлом году 37-летний монарх, окинув взором собрание девственниц, выбрал 16-летнюю Нотандо Дубе – Мисс Свазиленд среди подростков
RTV International Семья невесты получит за это значительную компенсацию. Король построит для своей избранницы дворец и подарит ей дорогую машину
RTV International В прошлом году на строительство восьми новых дворцов для жен и ремонта трех старых было потрачено 8,5 млн фунтов, еще 450 тысяч фунтов ушло на покупку BMW для королев
RTV International Каждая надеялась стать его 13-й женой и новой королевой — такова суть традиционной ежегодной церемонии, известной как Umhlanga или «Танец тростника»
RTV International Однако некоторые девушки искренне мечтали не попасться королю на глаза
RTV International Бывший ученик Школы Шерборн в Дорсете уже взял себе в жены 12 девушек, у него есть одна невеста и 27 детей
RTV International Недоброжелатели замечают, что его старшей дочери, принцессе Сикханьисо, 17 лет
RTV International Эта церемония — яркая дата в традиционном календаре Свазиленда
RTV International Эта церемония — яркая дата в традиционном календаре Свазиленда
www. repubblica.it Каждая надеялась стать его 13-й женой и новой королевой — такова суть традиционной ежегодной церемонии, известной как Umhlanga или «Танец тростника»
www.repubblica.it

Осанистый, улыбающийся во весь рот король Свазиленда Мсвати III грелся в лучах обожания 50 тысяч полуобнаженных девственниц, когда цвет девичества его страны продефилировал перед ним. Каждая надеялась стать его 13-й женой и новой королевой — такова суть традиционной ежегодной церемонии, известной как Umhlanga или «Танец тростника», сообщает The Daily Telegraph, статью которой публикует Inopressa.

Легионы юных девушек с обнаженной грудью танцевали, крутились и топтали землю у королевского крааля, напевая: «Мы счастливы, мы здоровы и мы одиноки, цветы народа свази».

Король Мсвати, откинувшись на троне под золотым навесом, широко улыбался, любуясь на это зрелище. Бывший ученик Школы Шерборн в Дорсете уже взял себе в жены 12 девушек, у него есть одна невеста и 27 детей.

Эта церемония — яркая дата в традиционном календаре Свазиленда. Каждый старейшина в этой стране с населением в миллион человек снаряжает к королевскому двору группу юных девственниц. Некоторые едут из соседней Южной Африки, где живет много свазилендцев, и каждый год церемония проходит все с большим размахом.

Вчерашнее мероприятие привлекло больше девушек, чем когда-либо: более чем в два раза больше прошлогоднего. Однако значение этого праздника для страны, где 42,6% населения ВИЧ-инфицированы или больны СПИДом (самый высокий уровень заболеваемости в мире), весьма противоречиво.

Критики обвиняют короля Мсвати в том, что он подает дурной пример. «Это похоже на аукцион, на котором девушки выставлены в качестве товара, а король выбирает из них, – говорит Марио Масуку, лидер Объединенного народного демократического движения, запрещенной оппозиционной партии. — Я никогда бы не позволил своей дочери принимать в этом участие. Это означает позволять себя унижать ради личного удовольствия одного человека».

В прошлом году 37-летний монарх, окинув взором собрание девственниц, выбрал 16-летнюю Нотандо Дубе – Мисс Свазиленд среди подростков. Недоброжелатели замечают, что его старшей дочери, принцессе Сикханьисо, 17 лет.

Среди участниц вчерашнего парада была действующая Мисс Свазиленд и роскошная телеведущая местного телевидения. Но в нынешнем году имя новой невесты короля объявлено не было. Он хочет более обстоятельно подойти к выбору, просмотреть видеозапись церемонии, прежде чем его телохранители явятся в дом избранницы и уведут ее для пожизненного служения королю.

Семья невесты получит за это значительную компенсацию. Король построит для своей избранницы дворец и подарит ей дорогую машину. Когда она забеременеет от короля, она станет полноценной королевой.

В прошлом году на строительство восьми новых дворцов для жен и ремонта трех старых было потрачено 8,5 млн фунтов, еще 450 тысяч фунтов ушло на покупку BMW для королев, отмечает The Daily Telegraph.

Эти факты не ускользнули от участниц «Танца тростника». «Я хочу быть королевой, потому что я хочу быть знаменитой и хочу быть на глазах у людей, – говорит Гиндза Мондаланха, 22-летняя практикантка полицейской службы. – Еще я хочу BMW, не Mercedes, a BMW серии X5, это тебе дарят, если ты становишься королевой». Потом девушка присоединилась к бескрайней колонне товарок, которые танцевали и водили хоровод вокруг своего монарха.

Однако некоторые девушки искренне мечтали не попасться королю на глаза. «Мне это не нравится, я в это не верю, – сказала нам одна 21-летняя участница церемонии, пожелавшая остаться неизвестной. – Я хочу сама выбрать себе мужа и встретить любовь, которую я заслуживаю как женщина».

Выбор короля, или традиционный парад девственниц в Свазиленде — Рамблер/женский

На юге Африки располагается небольшое государство под названием Свазиленд, которым правит монарх, имеющий неограниченную власть. С середины 80-х годов прошлого века правителем является 49-летний Мсвати III, который ежегодно проводит парад девственниц, во время чего находит себе жен. Сейчас у африканского правителя имеется 13 жен и их численность постоянно увеличивается благодаря традиционным парадам девственниц, которые проходят во время Праздника тростника. Тысячи девушек со всего компактного государства съезжаются к дому монарха к указанным датам в надежде, что именно им удастся сбежать от нищеты и стать женой монарха. Праздник тростника называется так из-за того, что на протяжении нескольких дней все участницы парада собирают для короля тростник, которым окружено его поместье. Указанный забор здесь служит, по факту, важнейшим статусом власти и ежегодно его ломают, а девственницы всей страны строят новый. Затем за этим ограждением проходит отбор среди девушек на роль новой супруги монарха. Однако король может и не выбрать себе невесту, но это не огорчает конкурсанток. Дело в том, что всю неделю пребывания девственниц в пределах королевского двора их кормят за счет казны, что является очень щедрым подарком для населения. Они всю неделю живут в лагерях около резиденции правителя и ждут своей очереди, чтобы показать свои достоинства королю, но до сих пор никто не знает как именно проходит такой важный отбор, поскольку все происходит за высоким тростниковым забором. Все это время огромная толпа девственниц ходит и танцует вокруг дворца короля с оголенной грудью, что свойственно традициям этой страны. Однако само понятие девственности в Свазиленде весьма растяжимо и не ограничивается лишь физиологией. Согласно законодательству, граждане имеют право начинать половую жизнь после официального брака или же по достижению 21 года. Если же над девушкой надругались, то виновник выплачивает штраф в размере 170 долларов, а пострадавшая идет к священнику и выражает готовность к последующему воздержанию от половых связей. После этого девушка вполне может считаться девственницей. Король производит выбор новой супруги известной только ему методике или может пропустить такую возможность. Все его жены живут в роскоши, насколько позволяет африканский континент. Его последняя избранница получила в качестве презента от супруга BMW X6 и, кроме того, свой отдельный дворец.

Видео дня. Чего не хватает, если хочется сладкого или соленого

Жизнь в Свазиленде | Туры из Ростова-на-Дону

Свазиленд очень бедная страна на юге Африки. Это королевство, причем, эта монархия одна из самых жестких и жестоких на Земле. Здесь проживает около миллиона человека. И с каждым годом их становится всё меньше. Дело в том, что в стране, на самом деле, правит далеко не монарх, а всевозможные болезни и голод… СПИД постоянно уменьшает население.

Убыль идёт, несмотря на высокую рождаемость. Важно понимать, что каждая вторая беременная женщина Свазиленда ВИЧ-инфицирована. При этом в стране разрешено многоженство. За новую девушку мужчине достаточно заплатить или он может обменять её на товар… В среднем у обычного мужчины Свазиленда около 10 жен. Больше всего их у короля.

Законы страны таковы, что, если девушку изнасилуют, то закон почти всегда будет на стороне насильника. Одна из трех девушек до 18 лет в Свазиленде была изнасилована. Таковы данные ЮНИСЕФ. Правоохранительной системы тут практически нет. Перед вами небольшой фоторепортаж Ребеки Хорн, снимающей страны Африки.

Каждый год король Мсвати III собирает девственниц со всей страны на парад. Тут они выбирает себе жену. Сейчас у него 14 жен и 23 ребенка. Впрочем, он ещё весьма скромный в этом плане. У его отца Собуза II было 70 жен и 200 детей.

Девушкам нужно танцевать Танец Тростника, чтобы привлечь главу страны. Кстати, следует понимать, что девственница в Свазиленде это вовсе не то же, что, скажем девственница у нас или на Западе. Таковой считается не девушка, никогда не занимавшаяся сексом, а та, кто просто какое-то время воздерживается. Например, пару недель. Так что «девственниц» на празднике хватает. Их тут собирается более 70 тысяч.

Но не всем везёт… Обычно молодая особа попадает не к королю, а к обычному злобному мужику, который не прочь колотить свою избранницу. Так что многие невесты пытаются бежать, кончают жизнь самоубийством или просто горько рыдают на свадьбе.

Есть, впрочем, и сознательные граждане. Кто-то пытается сделать жизнь лучше. Как некоторые подростки, певцы и танцоры. С помощью музыки они пытаются оградить себя и своих друзей от наркотиков и преступного мира. 40% детей Свазиленда бросают учебу в младших классах. Они не могут учиться, так как им нечего есть.

Приходится идти на работу.

Две трети населения Свазиленда живут за чертой бедности.

Большинство детей не получают нормального образования. Здесь очень много грустных историй. 20-летняя девушка, больная СПИДом, которая перенесла смерть своего ребенка (от того же ВИЧ), типичная картина в этой стране.

Какая-то социальная работа, впрочем, идет. Местным пытаются показать, как пользоваться презервативами, читают лекции о безопасном сексе.

Но, увы, особого толку это не имеет. Средняя продолжительность жизни здесь крайне низкая, меньше 32 лет.

Правый поворот. Какой мир ждет нас в будущем

  • Михаил Смотряев
  • Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Глобализация должна была сделать этот снимок невозможным

Кандидат в президенты Бразилии Жаир Болсонару — фигура как минимум крайне противоречивая. Предположить его появление в политическом мейнстриме еще десять лет назад было совершенно невозможно, хотя на дальней периферии политического спектра подобные ему фигуры обычно присутствуют.

Однако то же самое можно сказать и про президента США Дональда Трампа, австрийского канцлера Себастиана Курца, немецкую партию «Альтернатива для Германии», французский Национальный фронт Марин Ле Пен…

Кстати, накануне выборов в Бразилии на стенах нередко можно было видеть граффити «Конституции — нет, Библии — да!». В предвыборных кампаниях, как известно, все средства хороши, но само по себе противопоставление светского и религиозного по-своему символично.

Рост популярности считавшихся еще несколько лет назад абсолютно маргинальными идей и их носителей знаменует радикальное изменение всего политического ландшафта. Условно назовем это явление правым или консервативным поворотом и попробуем разобраться в его причинах и последствиях.

Начать придется издалека.

Несостоявшийся «конец истории»

Глобализация как концепция — вещь не новая, она началась еще 100 лет назад, полагает российский политолог Федор Лукьянов. Сопутствующие ей экономические процессы были схожие, а вот политические — нет. Активная по-настоящему глобальная торговля началась задолго до того, как политики сообразили, что и сопутствующую систему международных отношений тоже надо менять.

Для того чтобы сформировать новое понимание политической действительности, потребовалось две горячие мировые войны и длительное противостояние в рамках холодной войны. Распад СССР положил конец идеологической битве, западная евроатлантическая цивилизация праздновала победу.

Казалось, что направление движения в будущее человечества определилось, и в итоге будет построена универсальная (это важно!) система на принципах либеральной рыночной экономики, всеобъемлющих социальных и правовых гарантий. Обеспечивать ее функционирование будет электоральная демократия, которая проследит за тем, чтобы интересы всех обитателей этого светлого будущего были представлены, учтены и защищены.

Сложившаяся в итоге глобальная либеральная идея, тот самый «конец истории» Фукуямы, сейчас переживает кризис.

Глобализация в ее современном понимании предполагает, помимо всего прочего, более равномерное распределение богатства между странами первого, второго и третьего мира. Предполагалось, что это произойдет естественным путем: условия труда и жизни постепенно будут выравниваться, а обеспечат этот процесс технологические прорывы, свободное движение капиталов, людей и идей.

Если бы это произошло, наверное, глобальная либеральная идея оказалась бы более жизнеспособной.

Новая экономическая реальность

Но этого не случилось. Бедные страны стали беднее, богатые — богаче. Более того, расслоение усилилось и в развитых странах, хотя понимание бедности, например, в Швейцарии и Центрально-Африканской Республике, безусловно, разное.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

От Берлинской стены остались лишь памятные знаки. Либеральный капитализм победил?

Подобного рода расслоение между «ядром» мирового капитализма и его периферией существовало всегда. Но либеральная идея предполагала его постепенное сокращение, чего, к сожалению, не происходит.

Пришедшая на смену традиционной новая экономика, базирующаяся на интеллектуальном контенте, позволила не только удовлетворять запросы потребителя, но и создавать новые. Таким образом, в развитых странах формируется новая элита, не имеющая связей с традиционной.

Эта элита получает новые возможности для закрепления своего доминирующего положения в мире и, как следствие, для углубления разрыва между бедными и богатыми странами. В этой новой экономике преимущества стран вроде богатой ресурсами России или хорошо организованного Китая, позволившие в свое время сократить разрыв с развитыми экономиками Запада, больше не работают.

«Золотой миллиард» не жалеет сил для закрепления своего главенствующего положения в новой мировой иерархии, например, настаивает на открытости внутренних рынков для внешней конкуренции и на приоритете международных соглашений над национальным законодательством.

Там хорошо, где нас нет

Неудивительно, что в развивающихся странах растет неприятие такого положения вещей. Изменить его, играя по западным правилам, не получается — не позволяет уровень экономического развития.

В отстающих странах, лишённых в новых мировых реалиях перспективы хотя бы «догоняющего» развития, политические элиты устраиваются, как умеют, зачастую за счет агрессивной риторики. Либеральные принципы объявляются ложными, их место занимают неясные абстрактные принципы, зачастую с ярким националистическим оттенком и, как правило, глубоко заякоренные в прошлом.

Между тем взрывной технологический рост последних десятилетий позволил гражданам этих стран (а их, напомним, на планете большинство) своими глазами увидеть, что такое «хорошая жизнь», а заодно и догадаться, что им эта жизнь не светит никогда.

Активная часть населения, понимая, что дома хорошо не будет, направляет всю свою энергию на то, чтобы перебраться туда, где «хорошая жизнь» уже наступила.

И волна миграции, захлестнувшая Европу, и появление «Исламского государства» и ему подобных квазигосударственных образований — это реакция тех, кого плоды глобализации не коснулись.

Причем эксперты предупреждают, что нынешняя волна миграции — это только начало, а настоящий кризис начнется, когда в Европу хлынут жители африканских стран южнее Сахары.

Радикальные формы

Наиболее радикальные формы неприятия нынешнего вектора развития человечества — это вариации на тему «Исламского государства» и «Талибана», то есть попытки вернуть простые и понятные морально-этические нормы в повседневную жизнь. Мол, предки жили по справедливости — и нам надо возвращаться в средневековье.

В развитом обществе средневековые нормы, вроде изуверских публичных казней, понимания не встретили. Однако попытки западной цивилизации вмешаться в ситуацию экономическими или даже силовыми методами успеха не принесли.

Скептики не без ехидства отмечают, что насильственное насаждение демократии происходило в странах, имеющих непосредственное значение для благополучия западного мира: «золотому миллиарду» нужна арабская нефть и не нужен афганский опиум.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Настоящий миграционный кризис еще впереди

Строго говоря, это не совсем так: есть в мире немало другой нефти, кроме иракской, и другого опиума, кроме афганского. Но надо признать, что из большого числа стран, где есть проблемы с демократией и правами человека, были выбраны те, чья нестабильность несет Западу ощутимую угрозу. Бутан или Свазиленд в этой связи интересны только профессиональным правозащитникам.

Такая избирательность в применении либеральных принципов тоже не осталась незамеченной в менее благополучных странах. Более того, это одна из более глубоких причин растущего неприятия «западных ценностей» во многих уголках планеты: грубо говоря, если эти ценности не универсальны, значит, они не верны.

Психология рынка

На сытом Западе глобализация породила свои проблемы — как экономические, так и социальные.

Федор Лукьянов отмечает, что бунт против унифицированных рамок, в которые глобализационная идеология заталкивает человечество, родом не из Китая, России или Ирана, а из богатых стран Европы и США.

Болгарский философ и социолог Андрей Райчев утверждает, что западный мир «живет не по средствам», и в недалеком будущем ему придется за это расплачиваться.

Значительный, а возможно, и чрезмерный вес в экономике приобрели финансовые рынки. Как и везде, здесь важна мера: крупные компании, разумеется, имеют право на существование и обладают рядом преимуществ перед мелкими (например, могут позволить себе масштабные и очень дорогие разработки, открывающие новые перспективы).

Однако экономисты сегодня спорят о том, насколько капитализация (то есть рыночная оценка) крупнейших компаний мира сегодня соответствует их истинной стоимости и важности для экономики. Есть и другой, не менее насущный после финансового кризиса 2008 года вопрос: следует ли мириться с существованием компаний, коллапс которых в одночасье приводит к финансовому краху?

Строго говоря, в последних финансовых кризисах (как, вероятно, и во многих предыдущих) виновата человеческая жадность и отсутствие внятных механизмов регулирования. Как сказал мне глава крупного инвестиционного банка спустя несколько месяцев после обвала российского рынка в 1998 году, «ни один нормальный инвестор не сможет держать себя в руках при виде ценных бумаг с доходностью 300%».

Как показали события 2008 года, за прошедшие годы психология рынка не изменилась, и нет оснований думать, что сегодня инвесторы ведут себя по-другому.

Теория игр

Провозглашенный оптимистами «конец истории» предполагал, в том числе, и полную победу рынка над конкурирующими формами экономических отношений — особенно после развала СССР с его плановой экономикой.

Однако в годы холодной войны, когда влияние и значение СССР и коммунистической идеологии всерьез угрожали западному общественному устройству, математик Джон Нэш разработал теорию, согласно которой общество, основанное на крайнем индивидуализме, эгоизме и личной корысти, может поддерживать стабильность и развиваться даже более динамично, чем четко организованный социум.

Нэш получил за свою работу Нобелевскую премию. Мало кто заметил, что цена такого индивидуалистского подхода к обществу — это взаимное недоверие и подозрительность его членов. Идеи индивидуалистского развития взяли на вооружение Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер.

Предполагалось, что если ликвидировать существовавшие институты управления и контроля и позволить людям вести себя независимо и по рыночным правилам, они станут новым видом рациональных существ, которые будут добиваться организации общества так, как это необходимо для их рыночной деятельности.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Как показал 2008 год, финансовые рынки тоже нуждаются в регулировании

Однако слаженное функционирование рынков, особенно финансовых, обеспечивает доверие — проще говоря, люди доверяют партнерам и рассчитывают, что их не обманут. В эпоху глобализации этот инструмент приобретает еще большее значение, потому что большая часть людей, с которыми вы ведете дела, вам совсем незнакома.

С доверием дела тоже обстоят неважно. В значительной мере виноват в этом технологический прогресс, не только сделавший возможными бесчисленные информационные потоки, но и заставивший нас изменить устоявшиеся модели поведения.

Искусство манипуляции

Новостей в жизни обычного человека теперь столько, что отследить их, и тем более отличить настоящие новости от фальшивых в своей ленте в Facebook или «ВКонтакте» — непосильная задача.

«Facebook не является одной большой социальной сетью, — утверждает Том Ван Лаер, преподающий на факультете маркетинга в Лондонском университете. — На самом деле Facebook состоит из тысяч, если не миллионов маленьких соцсетей, и они похожи на племенные общины или, если хотите, на деревни».

Проблема — не в ложном описании тех или иных событий, а в том, что постоянный поток новостей с последующим их разоблачением вызывает у людей «информационную апатию», и они начинают сомневаться во всем, что им говорят, считает научный сотрудник Института России лондонского Kings College Григорий Асмолов.

Даже вменяемо настроенные граждане, теряясь в неконтролируемых информационных потоках, не только выбирают себе точку зрения по вкусу, но и отсекают от себя тех, кто ее не разделяет.

Получившееся в результате глубоко сегментированное, атомизированное общество очень мало напоминает идеальную «глобальную деревню», не говоря уже о том, что управлять этими сегментами ничуть не сложнее, чем внушить обитателям Средневековья мысль о том, что в эпидемии чумы виноваты врачи — с последующим их линчеванием.

Свобода слова

Принцип «Моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека», сам по себе справедлив. Однако выросшая из него политическая корректность местами принимает причудливые формы: вряд ли традиционные английские пожелания «белого Рождества» — то есть, чтобы на праздник шел нечастый в Англии снег, — можно считать заявлением о превосходстве белой расы. А именно за это пришлось извиняться деканату University College London перед агрессивной студенческой антифашистской организацией.

Отчасти в неприятии столь жесткой трактовки права человека выражать свои мысли кроется секрет популярности партий и политиков, в менее политкорректные времена считавшихся абсолютно неизбираемыми маргиналами. Их откровенные (подчас излишне) высказывания немалая уже часть электората воспринимает как возврат к идеалам свободы слова и мнений — одного из основополагающих принципов современной евроатлантической цивилизации.

Уместно будет вспомнить предвыборные высказывания Дональда Трампа — при всей своей неполикорректности они не помешали ему, вопреки всем прогнозам, пробраться в Белый дом.

Автор фото, Getty Images

«Многочисленные запреты — нельзя плохо говорить про женщин, нельзя быть расистом, выступать против мигрантов и так далее — не соответствует понятиям большого количества людей. И можно было предположить, что рано или поздно ловкий политик этим воспользуется. Это и сделал Трамп», — так объяснила его успех политолог Мария Липман.

Полгода спустя в Елисейском дворце появился Эммануэль Макрон — впервые в истории Пятой республики (с 1958 года) ни социалист, ни правоцентрист не только не победили в первом туре, но даже не вышли во второй.

«Французские выборы также хорошо вписываются в консервативную тенденцию, примером которой можно считать и «брексит», и выборы Трампа в Америке. Люди, с одной стороны, побаиваются, с другой — уже хотят сказать политикам: «Вы нам надоели!», — считает главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Елена Филипова.

В эту же логику укладываются и референдумы о независимости в Шотландии и Каталонии. Западный мир фрагментируется, единство в рамках крупных наднациональных образований, вроде Евросоюза, уступает место локально-ориентированной, консервативной политике.

В эти процессы оказалась замешана и церковь.

С одной стороны, церковные институты уже давно устранились от участия в формировании текущей повестки дня. С другой — религиозный консерватизм в Европе переживает возрождение.

«Страх того, что ислам или иные силы могут представлять угрозу для европейской культуры, похоже, возродил к жизни общинное представление о христианской Европе, практически полностью отсутствовавшее в последние 50 лет. Теперь это представление занимает место и в политическом дискурсе», — говорит директор программы «Закон, религия и международные отношения» Центра изучения христианства и культуры в Оксфорде Питер Петкофф.

Качество экспертизы

Здесь будет уместным поставить вопрос о том, как получилось, что столь значительные изменения в мире оказались для большинства из нас сюрпризом.

«В течение многих лет я наблюдал, безусловно, не просто ухудшение качества экспертных знаний, а намеренное уничтожение такой, например, дисциплины, как регионоведение, страноведение», — говорил в эфире Би-би-си пару лет назад руководитель российских программ Финского института международных отношений Аркадий Мошес.

В результате «специалисты», не знающие ни языков стран, которыми им приходится заниматься, ни истории, культуры и традиций этих стран, в значительной степени занимают рабочие места во внутренних аналитических структурах соответствующих министерств и национальных бюрократий.

Карнавальная политика

Западная демократия обеспечивает сменяемость власти — это ее ключевая норма. Побочным эффектом является необходимость постоянно бороться за власть. Нынешние политические элиты пошли по пути наименьшего сопротивления: обещать избирателю золотые горы, а во всех бедах винить оппозицию, нетерпеливо ждущую своей очереди порулить государством.

Да и сама политическая деятельность все больше приобретает характер шоу. Существовавшая ранее общественная иерархия не сумела адаптироваться к возникшей «цивилизации комфорта». Общественное мнение в значительной мере формируется элитами «новой экономики», а потому обладает гибкостью. Задачи текущего момента занимают непропорционально большое место в политической повестке дня.

Время от времени элиты собираются на форум где-нибудь в Давосе, где в очередной раз обещают бороться с неравенством и глобальным потеплением, приструнить бюрократов и популистов и совершить прочие богоугодные поступки. Давосский форум — прекрасная иллюстрация «краха экспертной мысли», кризиса доверия к высоколобым экспертам и элите как конструкту.

Автор фото, Getty Images

«Народ — это стволовые клетки, они заполняют ту матрицу, которая создается активными меньшинствами, — говорит политолог Владимир Пастухов. — И если с последними все в порядке, то все в порядке. Элита должна уловить тренд и направить его в разумное русло. А сейчас произошел разрыв, и популистские взгляды стали размножаться бесконтрольно, как социальная опухоль».

Между тем западное общество уже не уверено в том, что политики ведут его по правильному пути, а их почти безграничная поддержка усилий по либерализации международного движения товаров, капиталов, людей и идей гарантирует устойчивое экономическое развитие и хоть сколько-нибудь и справедливое распределение его благ.

В итоге на авансцену политической жизни вновь вышли силы, апеллирующие к тоске по прошлому, к отказу от глобализации, которая, как оказалось, имеет свою внутреннюю логику, к примату национальных государств и изоляции от чреватых крупными рисками международных процессов.

Новый миро(бес)порядок

Параллельно в мире идет и еще один важный процесс: постепенно разрушается миропорядок, сложившийся после Второй мировой войны.

Его отличительной чертой было относительно статическое равновесие крупных полюсов силы, имевших различные представления о государственном и экономическом устройстве.

Это равновесное состояние, продолжавшееся все годы холодной войны, обеспечивало стабильное и предсказуемое поведение государств-участников крупных блоков.

Сегодня эта предсказуемость исчезла — на сцену вышли новые геополитические игроки, предпочитающие играть по своим правилам (хотя и не у всех это получается).

Концепция «глобального лидерства» тоже постепенно утрачивает смысл — потому что США, единственная пока из мировых держав, способных выполнять эту функцию, все меньше готовы тратить на это силы и средства.

В этих условиях конфликтный потенциал в мире сегодня заметно выше, чем полвека назад, а механизмов его ограничения — меньше. Еще одним неочевидным следствием глобализации оказалось то, что практически любой конфликт сегодня может стремительно перерасти в полномасштабную войну. В худшем случае — ядерную.

Realpolitik XXI века

На вопрос, как со всем этим быть, нет хорошего и, главное, простого ответа.

В последние годы часто говорят о том, что за 70 лет мира западный мир позабыл, как страшна война. Пожалуй, об этом стоит напомнить — не военными парадами, а многочисленными свидетельствами историков. «Золотой миллиард» должен твердо уяснить, что в жизни есть и более важные вещи, чем новый айфон.

Разрыв между богатыми и бедными, очевидно, не исчезнет еще очень долго, но сокращать его необходимо — иначе конфликт цивилизаций в духе Хантингтона неизбежен. «Шампанский социализм» в виде подачек, загримированных под гуманитарную помощь, вряд ли является надежным решением этой проблемы.

Элиты развитых стран должны снова осознать, что элита — это не только возможность съездить в Давос и выступить с речью на партийной конференции. Это огромная ответственность за благополучие миллионов людей.

Похожее открытие должны сделать и капитаны мирового бизнеса, равно как и смириться с тем, что «невидимая рука рынка» не является единственным и достаточно надежным механизмом его контроля.

Не лишним будет и всеобщее образование, хотя бы начальное, и хотя бы для тех, для кого оно совершенно недоступно и из кого разнообразные террористические группировки вербуют новых шахидов.

Возможно, надо несколько подкорректировать устоявшуюся в западном мире со времен Рейгана и Тэтчер концепцию индивидуализма как движущей силы современного общества и вспомнить, что Адам Смит считал «соображения морали» критически важными для упорядочивания жизни общества.

Начать же придется с того, чтобы восстановить доверие к государственным, общественным и финансовым институтам. Без этого никакие реформы невозможны.

Как этого добиться — другой вопрос.

Свазиленд. На день рождения к королю. Текст.: kaptilkins — LiveJournal

предисловие. Сегодня выкладываю текст и некоторые фото о наших приключениями в Свазиленде. Итак:

Полет.

Сумерки. Маленький самолетик неизвестной конструкции, который вез нас из Йоханнесбурга в столицу Свазиленда Мадзини, попал в жуткую турбулентность. Оба пропеллера ревели на всю катушку, и нам с приятелем, чтоб слышать друг друга, необходимо было орать в ухо. Самолет бросало как щепку, и нам оставалось только шутить по поводу этих «русских горок», проделав такое расстояние от Москвы – а именно подходил к концу наш двадцатисемичасовой перелет с тремя стыковками и пересадками, между прочим, самый короткий и высчитанный маршрут до Свазиленда. Пассажиров было не больше двадцати, и весь самолет напоминал по размерам московскую маршрутку. Особенно запомнилось бледное лицо какой-то юарской девушки. Её глаза искали любой помощи, страх так и застыл на её лице. Иногда её взгляд совпадал с Димкиной улыбающейся гримасой, которая застыла на нем сразу после взлета. Димкина шляпа, точь-в-точь как у Индианы Джонса, купленная в ЮАР за 60 рэндов, придавала моему товарищу безмятежный вид. Самолет начал резко снижется. Хотя было безоблачно, но в сумерках за окном нельзя было различить ничего. Только горы на горизонте своими силуэтами доказывали нам, что это черное пространство под нами – земля. Было не до комфорта, приходилось придерживать собственный багаж, который с трудом втиснул в полку над головой. Свободной рукой удается время от времени вливать в себя дьютифришнего виски, бутылку которого не хочется выпускать вплоть до посадки. И если не быть слишком требовательным к себе, то ситуация даже начинает нравиться. Потом удар снизу, подскок. Еще более истошно даже с хрипом взревели пропеллеры, и далее мы как-то неуклюже, полубоком, юзом с прыжками покатились по земле. Надо сказать, что полет местной авиакомпании произвел впечатление не только на нас, единственная стюардесса – очень плотная африканка – вытерла пот со лба и неспешно пошла к выходу, задевая всех вокруг.

Первое заведение, которое посещаешь сразу после долгого перелета – ресторан!

КУХНЯ.

На входе встречает заботливый официант. Высокого роста, черный как уголь, со статной осанкой, одетый во все белое.
– Зовите меня Доктор.
–Доктор??? Почему доктор? Это же ресторан, а не санаторий.
–Конечно мистер! – растягивая улыбку, изрекает Доктор. Но, думаю, вы не сможете произнести мое свазилендское имя. Поэтому для простоты зовите меня Доктором, тем более что мои родители мечтали, что я когда-нибудь стану врачом.
– ОК – Доктор! Что есть вкусного, Доктор?
– Крокодил, мистер.
– Крокодил??? Скажи, Доктор, а крокодил дикий или вы выращивали его на какой-то ферме?
– Крокодил из заповедника, мистер!
– Из заповедника??? Так заповедники существуют, чтобы хранить животных!
– Точно так мистер! Вот для этого мы их и храним, – и Доктор уверенно проводит пальцем в строчке раскрытого мною меню. Ниже в строчке под крокодилом вижу строку – антилопа! Тыкаю пальцем и говорю:
– И антилопа есть? Горная?
– Ааа, – кивает рукой Доктор, и с досадой, – сейчас ни антилопы, ни карпаччо из страуса нет! Берите лучше крокодила, сначала они нас кушали, теперь наша очередь…
–ОК, Доктор! Неси виски и своего крокодила.
Забегая вперед надо отметить, что Доктор очень достойно и подробно отвечал на все странные вопросы белых людей, за что всегда имел щедрые чаевые. Из разговоров с ним мы поняли, что Свазиленд так же, как и Россия, живет по понятиям.

Свазиленд.

Свазиленд известен в мире как самое маленькое государство в Африке. Государственный строй – абсолютная монархия или название, которое осталось со средних веков – королевство. В мире всего три страны, которые управляются монархами – это Саудовская Аравия, Султанат Бруней и Королевство Свазиленд. Доктор разливает нам по бокалам виски, подхалимно приговаривая:
– Только приятные люди заказывают двойные виски не разбавляя и без льда! Откуда вы, парни?
– Из России.
– О?
– Ты знаешь Россию?
– Конечно! Страна оружия!
– Почему сразу страна оружия? Знаешь девушки какие у нас красивые?
– Нет, про девушек я не слышал, а вот ракеты у вас очень хорошие, говорят, очень точные. А еще футбол!
Мы с приятелем переглянулись и в один голос:
– Серьезно – футбол!?
– Да, – говорит Доктор, – очень красиво вы этих, помните?.. Манчестер Юнайтед!
–Yes, – кивком ответил я, и в этот день Доктор получил свои первые щедрые чаевые…

Народный праздник «День рождения короля».

60 тысяч девственниц должны уместится на этом стадионе!? 60 000 девственниц в одном месте! Наверное, еще вряд ли когда придется такое видеть, как говорится. Причем не просто толпа, где столько девственниц, а только толпа из этих самых девственниц! Особенно потряс момент их выхода, нет – выгона!!! – на спортивный стадион стольких девушек. Действие приобретало не с чем несравнимые ассоциации. Это далеко не «советские парады», думал я. Скорее веяло от этого даже древнеримским оголтелым гладиаторством с параллелями каких-то нереальных оргий, и массы, массы нагих тел с испуганными и в тоже время любопытными глазами… Как будто их вели на публичную расправу. Тут же эти толпы обнаженных черных девичьих тел выстраивались перед своим королем, ибо действие только должно было начаться. На мгновение смолкли барабаны, и в воздухе повисла тишина… Девушки смотрели на короля, король по-прежнему молча смотрел на эту исполинскую толпу однородной девичьей массы. Вдруг он улыбнулся… «Я в Свазиленде!» – отозвалось где-то в мыслях, и тут же грянул артиллерийский салют из военных орудий стоящих где-то за стадионом. Шоу началось. Честно говоря, после такого начала я не удивился бы даже боевым слонам. Последние легионы девственниц заполняли поле стадиона, а в самый центр выступил очень старый шаман и начал делать какой-то обряд, сопровождая его странным танцем. Потом к единственному микрофону на беговой дорожке стадиона возле королевской трибуны бросились несколько девушек из разных легионов – как я понял представительницы или просто самые красивые – и начали петь королю «Хэппи бёздэй ту ю» – С днём рожденья тебя, наш король! Подойти поближе и рассмотреть королевскую трибуну не удалось, нас встретила охрана, которая, как и у нас, ничего не хочет знать, не говорит ни на каких языках, а пропускают только тех, кого узнают сами. Поэтому наблюдать пришлось издали.

Вся королевская трибуна состояла, разумеется, из самого короля, на соседнем троне сидела его мать (обращаться к ней надо почему-то Слониха-мать!), ряд придворных генералов и немного в стороне ряд королевских жен, одетых, вернее, раздетых, как и вся поляна девственниц. Единственное, что отличало жен короля от стоящих перед ним на стадионе девушек – это роскошные неповторимые прически на европейский манер и красные, расшитые золотом широкие ленты-платья, перекинутые через плечо, что абсолютно не прикрывало обнаженную грудь, но подчеркнутая избранность была налицо. Неделю назад на «празднике тростника» король взял в жены четырнадцатую жену. Это ежегодный ритуал и народный праздник, в завершение которого король опять должен жениться. И все это поле девственниц съезжается именно на этот праздник, а в этот раз король попросил девушек задержаться на недельку и отпраздновать свой день рождения и день независимости заодно.

Королевским указом всем девушкам продлили каникулы и передали родителям, чтоб не беспокоились. Сам «праздник тростника» – явление культовое, и на нем стоит задержаться поподробнее. Процедура эта, как я уже говорил, ежегодная. В нем должны принимать участие только девственницы, а чтобы выбор короля был точнее, девушек должно быть как можно больше. Девушек свозят со всей страны грузовиками и селят в импровизированных лагерях, в чистом поле разбиваются шатры и разводят большие костры. Но по факту выглядит это не очень романтично, в чем впоследствии пришлось убедиться. Помимо того, что королю нужна очередная жена, он нуждается в заборе вокруг своей резиденции, который тоже строит каждый год перед тем как сломает старый забор, – это тоже традиция. Каждая девушка срезает несколько многометровых тростинок и несет их своему королю. Строительство подобного забора – штука в Свазиленде очень элитарная, так как только король и его мать может иметь подобный забор из тростника. Всякому другому это воспрещено! Все девушки с тростником сначала собираются в группы-отряды и потом стройными колоннами выдвигаются к королевской резиденции. Возможно, тростник это предлог, но скорей всего – традиция! Также традицией объясняется фактическая нагота каждой возможной будущей королевской невесты. Задавать «глупые белые вопросы» некорректно! Итог один – король никогда не ошибется!
Но…

— Король.

А вы думали – им, королям, легко??? Тринадцатая женитьба короля оказалась несчастливой: при тщательном изучении выбранной очередной невесты выяснилось, что она несовершеннолетняя. За что, как в демократическом государстве, последовала справедливая критика со стороны спикера парламента. Король не остался в долгу на выпад – и уволил мятежного спикера, отослав ему соответствующее СМС со своего мобильного телефона, в котором оповестил своего обидчика (примерно близко к тексту) что раньше он был спикером парламента, а теперь Бог весть кто! В народе пошли разнотолки. и почти стала появляется оппозиция. Обидчивые девственницы стали сходиться к резиденции короля, срывали с себя коричневые кисточки (обозначение девственности в Свазиленде) и бросали к ступеням особняка. Но король оказался мудрым, как сам Соломон. Он объявил свой поступок с женитьбой на несовершеннолетней как недоразумение и принародно в своем заявлении назначил себе штраф – одна корова! При этом велел «выкатить» быка, которого тут же зажарили и раздали народу. В общем, был праздник! Штраф конечно, не королевский, но за тринадцатую жену сгодился. Короче – сэкономил. Вообще каждая жена обходится недешево, а тем более королевская! Для него в этот год четырнадцатая! По закону он (король) обязан построить каждой жене дворец и купить ей БМВ, в этом году Х-6. Вообще король еще молод и жен у него еще немного. Вот у его отца Мсвати II было 70 жен и, по слухам, примерно 600 детей, однако Папа признал только 200 отпрысков, остальное, по-видимому, счел за мелкий флирт. Но все равно – учитывая, что королевское родство по закону страны ведется до третьего поколения, то получается – уже примерно десятая часть населения Свазиленда может называется принцами и принцессами. Фамилия Дламини означает, что её носитель королевских кровей, но тут надо оговориться, что эта фамилия встречается в Свазиленде на каждом шагу, примерно как в Корее фамилия Ким. Расходы на «семью» в Королевстве достойные…

Но откуда у короля столько денег? Ответ один – королевское наследство и мудрый совет короля-отца Мсвати II содержать все деньги не в своей стране и на гражданское имя! Это поистине мудрейший совет обезопасил королевство от государственных переворотов. Ибо кому нужна власть без денег? А король свободно может получить все свои ценности на гражданское имя в любом банке мира, и только он, а не следующий «наследник королевского имени» или престола. Иными словами – самое ценное из законного наследства – только это гражданское имя в банке. К тому же в королевстве нет геополитических интересов Запада и нет никаких полезных ресурсов и ископаемых, что полностью обезопасило страну от поводов создания на её территории «свободного демократического государства». Одним словом, король в стране единственный непререкаемый небожитель, и от его доброты и настроения зависит все для всех граждан Свазиленда.

Тем временем нам удалось поближе приблизиться к одному из девичьих легионов и, улучив момент, сбоку от беговой дорожки стадиона попасть внутрь его. Все прошло гладко, охрана не могла проследить за таким количеством народа. Внутри было очень неуютно: сначала от нас отхлынули девушки, но потом наоборот, словно прилипли к нам, пытаясь дотронутся до нас – они резвились и сопровождали нас. Вся ситуация напоминала сюжет из советского мультика «Каникулы Бонифация». Мы старались не задерживаться на месте и продвигались дальше, пока одна из девушек не сдернула с Димки его шляпу и не начала надевать на себя. И тут же стайка девчонок обступила меня и стала хихикать, показывая на мои глаза – им было очень любопытно видеть человека с голубыми глазами, возможно, впервые. Потом одна из девушек очень непосредственно выдала:
– I love you ! (я люблю тебя), – и снова засмеялась.
– Скажи, а своего короля ты любишь, – сам не зная зачем, спросил я.
– Нет! – последовал ответ.
– Но почему? – удивился я.
– Мы хотим кушать а он каждый день ест пиццы!!! – последовал ответ, и она снова засмеялась.
– Ты местная девочка?
– Нет, – начинала кокетничать она, – я приехала сюда, два часа отсюда.
– Где твоя деревня?
Но тут мой товарищ освободил свою шляпу, и мы решили выбираться. Потеряться там было проще простого…

Вечер того же дня. Все шло хорошо, если исключить факт того что в мой гостиничный номер пробралась дикая обезьяна (буквально!).


(портрет обезьяны которая залезла ко мне в номер)

Оценив ущерб, я должен был немедля собираться, как-никак мы приглашены на день рождения короля! Правда, одно приглашение на двоих, и нам с Димкой хватало шуток – как мы будем проходить с этим через королевскую охрану. Правда, реальность превзошла все ожидания. В чистом поле стояла рамка для поиска металлических предметов и несколько автоматчиков, но чтобы дойти до них, нужно отстоять многосотметровую очередь среди местной богемной тусы. Пройдя это испытание, мы приблизились к огромному белому шатру, войти в который не представлялось возможным по причине все той же огромной толпы. А ближе к входу вообще беспредел: приглашенные на королевский праздник штурмовали вооруженных солдат, дабы попасть внутрь шатра, но те успешно отбивались. В какой-то момент мне показалось, что приглашенные, сгруппировавшись в так знакомый советским зрителям строй свиньей, чуть не опрокинули гвардейцев. Солдаты выстояли, правда, с них полетели фуражки. Приглашенные вели себя фанатично и, невзирая на рвущиеся в драке яркие наряды, не ослабляли натиск! Про шум и крики вообще умолчу.
Особенно выделялся вопль личного фотографа Роберта Мугабе. Его хозяин с женой давно прошли вовнутрь, но его свиту, охрану и фотографа отсекли и не пускали. Не став участвовать в этом прорыве и простояв там еще минут тридцать, мы начали понимать, что короля сегодня мы не поздравим…

Совсем к ночи мы, усталые и разочарованные, побрели в сторону отеля. По дороге нам попался назойливый паренёк лет тринадцати.
– Хотите, буду вашим гидом? – навязчиво донимал он нас. – Я местный парень, и меня здесь все знают, если будете вести себя тихо, покажу вам такое, что никто не видел.
– И что ты можешь показать?
– Я знаю, где живут все приезжие девственницы, и их должны сейчас кормить…
– ОК! Показывай дорогу.

Мы пробирались через буквально километровую очередь девушек. Все, что они ждали, – это тарелка манной каши с кусочком курицы. К ночи стало совсем холодно, и налетевший ветер пытался срывать с девушек то немногое, во что они кутались. Иногда, завидев нас, некоторые девушки удивлено выдавливали из себя «Хай!» ( Hi ) и с удивлением, во все глаза смотря на нас – видимо не ожидали встретить здесь двух белых парней. Иногда я фотографировал; вспышка сильно била им по глазам, и после они еще долго стояли, закрывая лицо кистями от пучка яркого света. Мы пробирались дальше и уже недалеко от раздачи еды увидели два фонаря на столбах, при свете которых смогли осознать колоссальный масштаб очереди девственниц.

Дайте мне двадцать баксов!

– Дайте мне двадцать баксов, и я покажу вам трущобы, – напомнил о себе наш тринадцатилетний проводник. Тут надо отметить что фраза «дай мне 20 баксов» звучит в Свазиленде по отношению к любому белому человеку сразу после слова «здрасте». После голодной многокилометровой очереди девственниц мы попали в настоящее негритянские трущобы, да еще и ночью в полной темноте. Барельефы убогих хижин смотрелись как причудливые холмы на фоне незнакомых южных созвездий. Единственное, что указывало дорогу – это разведенные в днищах ржавых бочек костры, которые горели в редких местах. От гари драло горло и резало в глазах; по моим ощущениям, источником горения были куски автомобильных покрышек. Понемногу свыкнувшись с обстановкой, заходим в ближайшую хижину. Вижу, как при свете свечи женщина что-то готовит на керосиновой горелке. Из темноты повысовывались головки детей, их было пять или шесть. Делаю снимок, через нашего «гида» Димка спрашивает:
– Где муж?
– Он пьет, – отвечает женщина.

– Это бедная хижина, – говорит наш проводник. Спрашиваю:
– А где богатые хижины?
– Идемте, сами увидите.

Впоследствии я понял, чем отличались богатые хижины от бедных – наличием в доме электрической лампочки. Не успели мы сделать несколько шагов, как из темноты с криком на нас набросился пьяный негр. В руках у него была то ли мачете, то ли внушительная палка – в темноте я не разобрал. Тут «выступил» наш паренек. Схватив с земли внушительный камень, он не колеблясь метнул его в нападавшего. Раздался истошный визг боли, и злой негр, прихрамывая, побежал назад. Все это произошло молниеносно – и опять тишина. Конфликт был исчерпан, но желание продолжить экскурсию поубавилось, и мы стали выходить из неприветливых трущоб.

– Похоже наш пацанчик «отбил» свои бабки, – сказал я Димке, – дай ему двадцаточку.
Паренек долго смотрит на купюру, потом зажигает зажигалку и при её тусклом свете внимательно смотрит на портрет американского президента.
– Что это? – озадачено вопрошает он.
– Это то, что ты просил парень, двадцать баксов, – говорю я.
– Зачем вы меня обманываете? Давайте 20 южноафриканских баксов, а это я первый раз вижу…
– Это в восемь раз больше, – выдержав паузу, ответил Димка. – Ты извини, но типа (local money was out) местные и южноафриканские деньги у нас действительно кончились. Так что нам только и оставалось как оставить нашего «гида» с разведенными руками и американской банкнотой.
Вечером за ужином мы хорошо выпили за здоровье короля и, доедая кусок антилопы из его заповедника, выяснили что, наверное, (?!) в стране голодно…
Эта мысль так пронзила нас, что мы не пожелали быть равнодушными. И «забились» с Димкой что-то сделать для Свазиленда! Но что??? И тогда я выдал:
– Давай деревню накормим!!!

Как мы решили накормить деревню.

Признаться честно, ни я, ни мой приятель никогда в жизни не кормили голодную африканскую деревню, да и вообще не знали, как и что надо делать. Придя в магазин, мы тупо смотрели на прилавки и решительно не понимали, чем лучше накормить деревню. Наконец минутный ступор был преодолён, когда мы увидели огромные мешки с рисом. Не помню уж, сколько точно мы взяли – то ли 10, то ли 20 килограммов, но мешок с трудом вместился в продовольственную корзину. Мы с Димкой совершенно не хотели напоминать или строить из себя «продовольственную помощь» – мы два обычных московских пацана, просто хотели накормить людей и поэтому не относились к этому делу с фанатизмом. Загрузив еще горку куриц, блок шоколада и кока-колы, мы увидели на прилавках коробки с вином!
– Ну сделаем людям приятное, сделаем им праздник, – говорил я.
– А кто они по вере? – спросил Димка.
– Не знаю, вроде по дороге ни одной мечети не видел. Да и сам подумай, станут ли они в мусульманской стране вино в магазинах продавать?
– Точно, ты прав – берем!
– Кати к кассе!
Мы не знали, какую деревню накормить, но подумали: если мы накормим самую дальнюю деревню в Свазиленде, в самой, так сказать, глубокой «свазилендской дыре» – вот это будет круто! Но ни я, ни Димка не знали, где находится самая далекая деревня (нам почему-то казалось что самая далекая и есть самая голодная деревня). Попытка поймать такси не удавалась уже двадцать минут, мы вообще не видели такси. И нам осталось только одно – дали денег первому встречному водителю, и он стал нашим таксистом. Наш таксист просил звать его «Уши»!

Таксист Уши.

Уши немного говорил на английском. Из его слов мы поняли, что в стране вообще нет таксистов, и что самая далекая деревня может находиться часах в полутора, может, двух езды. Дальше мы можем упереться в границы или ЮАР, или Мозамбика. Нам было все равно куда ехать, но наш водитель просил точно обозначить, куда рулить. Димка раскрыл карту страны, выданную в отеле, ткнул куда-то в неё пальцем, и мы поехали к мозамбикской границе.

Уши поразил меня тем, что никогда и ни про кого он не говорил плохо! Хотя темы мы перебирали очень разные. Оказалось что король – добрый! И что король разрешает иногда охотиться в его лесах. ( Справка: все леса в Свазиленде принадлежат Королю) Правда, охотиться можно только с копьем! Если кто с ружьем в лес придет – тюрьма! Также в продолжение закона: любая добыча приносится королю, любая – это значит вся (справка: все животные в Свазиленде – собственность Короля). Но вот только потом охотник свою добычу не получит никогда, даже часть её, даже кусочек!
– Так зачем же тогда охотиться? – недоумевал Димка.
– А затем, что король разрешает своему народу не забыть дух предков и почувствовать себя охотником и воином! – ответил Уши.
По дороге видно много полей сахарного тростника, некоторые из полей горят. Спрашиваем у Уши — пожар? Нет, оказывается, крестьяне сами поджигают тростниковые поля, когда надо убирать урожай. В зарослях тростника заводится куча змей, и люди не хотят рисковать, поджигают поля и выкуривают змей. Обгорают только сухие побеги тростника, но стебли остаются нетронуты.
Собирался дождь. Уши сказал, что у нашей машины крыша не блестит и мы можем не беспокоиться.
– А чего нам беспокоится за крышу? – спросил Димка.
– Если крыша блестящая, то во время дождя в неё может ударить змей! – сказал Уши. – Мы все, когда строим наши дома, то крышу обязательно кроем соломой, чтобы она не напоминала воду. Нас учили старшие, и мы знаем, что в воде живет змей, и он повелевает водой. Но иногда ему надоедает сидеть только в одной реке, и он (змей) перебирается в другую, но сделать это он может только во время дождя, – продолжал Уши, причем говорил он это с очень серьезным выражением лица. Мы с Димкой переглянулись и глотнули рому.

Тем временем мы проехали уже часа полтора, Уши уже давно свернул с асфальтового шоссе, и дальше наш путь лежал по весьма условной дороге из камней и уже успевшей намокнуть абсолютно красной земле. Попалась первая маленькая деревушка, но люди в ней настораживали своим неадекватным поведением. Иными словами, они сразу принялись просить с нас еду, в то время когда вокруг них бегали куры и индюшки.
Это еще не самая глубокая свазилендская дыра! – вставил я и настоял на продолжении пути.

Проехав еще несколько километров, мы стали понимать, что дорога растворяется в местной полупустыне. Дело шло к вечеру и тут мы увидели несколько хижин. Понимая, что время поджимает нас, мы решили осчастливить именно это поселение. Поселение оказалось не деревней, а, в общем, одной семьей. У одного мужа было шесть жен и более двадцати детей. Как оказалось, большое количество жен может иметь не только король, а любой гражданин Свазиленда, и это количество не имеет ограничений! Так все и живут со счастливым мужиком, только хозяйство и хижины у каждой жены разные, и еще одна из жен постоянно дежурит за детьми. Муж, как я понял, может жить в любом доме, где пожелает, и он всегда кушает один. Вообще мне показалось, что мужчина там сам по себе как кот, но за ним все по-доброму ухаживают. В конкретном случае мужика хватил удар два года назад, подозреваю, что инсульт, так что коробка с вином ему уже не светила. Больше мужчин в поселении не было, только юноши. Две жены ушли пару дней назад за 30 километров работать на кого-то в полях. Сегодня вечером должны вернуться и принести свой заработок – две капусты.

Говорим:
– Кушать хотите?
Можно было и не спрашивать. Говорят:
– Хотим!
Мы открыли багажник и начали выгружать. При раздаче еды мы столкнулись со странным поведением этих людей. Несмотря на то, что они типа все родственники, они стремились взять какое-то количество провианта и несли каждый в свой дом. Шоколад и колу мы сразу отдали детям, рис и мясо выдавали и высыпали во все протянутые руки, потом спохватились и предложили им приготовить еду сейчас.

Поразила их слаженность действий. В то время когда одни разводили костер, другие вытащили огромный котел и натерли его какой-то травой, дети прыгали и веселились в предчувствии праздника. В котле сварили рис и кур без церемоний, сразу принялись за еду. Нам не предлагали, ели сами. Подошли соседи и вернулись две жены с капустой, тоже стояли рядом. Им еду никто не предлагал. Наконец я не выдержал и настоял, чтобы ели все. Странное поведение, но те, кто ел, пытались поставить дело так, что кормить мы приехали именно их. По мере насыщения их веселье начинало убывать, они стали вести себя тише, перестали смеяться, в воздухе все чаще стала повисать молчаливая пауза.

– Наверно, вы хотите нас убить, – перевел Уши слова старухи. Мы вопросительно посмотрели на бабушку. – Я не знаю, для чего вы это делаете, – продолжала она, – но зачем вам нас кормить? Значит, вы ищите выгоду,– транслировал таксист. В понятиях старухи не было объяснения – почему мы решили накормить эту деревню?

Удивляется чему-либо в этой стране мы давно перестали, но по слуху резануло.
– Ладно, поехали, – сказал я. Или будем объяснять, зачем нам надо было их кормить, поехали, хрен с ними.
Да мы и сами не знали, зачем нам их было кормить, просто так, накормили и все тут! Для себя открыл, что если ты делаешь добрые дела, тебя могут не понять, потому как остальные будут искать резон в твоих поступках.

Из советов желающих посетить в Свазиленд могу рекомендовать закрывать тщательно все окна в номере, иначе в него проберется обезьяна и устроит вам «второй Помпей». Несмотря на то, что в стране все отели королевские, причем все трех- и пятизвездные – не оставлять наличные в номере, их сопрут. Еще очень сложно доказать в ЮАР (а другого пути туда нет), что виза для россиян в Свазиленд не нужна. Заручитесь гарантиями принимающей стороны (хотя бы отеля) что вас ждут. Иначе придется разворачиваться назад в Москву из Йоханнесбурга. Без письменных гарантий даже при наличии билета вам не дадут посадочный талон. Не назначайте встреч с африканцами – они не придут, и не верьте обещаниям – это всего лишь стиль речи.

Фотографии и текст Сергея Каптилкина

P.S.
Вся история в фотографиях у меня на сайте вот тут http://www.kaptilkin.com/view.aspx?collage=Story&page=1&Id=34 правда ссылка на эту тему работает только после второго обращения к ней, а иначе выбросит на главную страницу.
И еще, остерегаю всех желающих опубликовать это в СМИ без согласия автора. Вот честное слово -обижусь..

Парад девственниц Свазиленда перед королем в честь целомудрия и единства (ФОТО)

Агнешка Флак и Хелен Ньямбура-Мваура

КОРОЛЕВСКАЯ ДЕРЕВНЯ ЛУДЗИДЗИНИ, Свазиленд (Рейтер) — Тысячи молодых свазилендок с обнаженной грудью прошли парадом перед своим королем, чтобы отпраздновать целомудрие и единство, отвергая критику пышной церемонии в одной из беднейших стран Африки за ее последнего абсолютного монарха.

Одетые в расшитые бисером мини-юбки, сжимающие мачете и мобильные телефоны, женщины и девушки в возрасте пяти лет танцевали и пели в воскресенье и понедельник дани королю и королеве-матери, также известной как Великая слониха, в традиционном тростнике Умхланга Танец был призван прославлять женственность и девственность.

«Я горжусь тем, что я свази и девственница. Мы здесь, чтобы показать единство с королем и друг с другом», — сказала 18-летняя Гчебине Дламини, согревая холод зимы в южном полушарии в своей скудной одежде. Наряд, поскольку множество туристов сфотографировались рядом с обнаженными до пояса женщинами.

Король Мсвати III, у которого по крайней мере дюжина жен и личное состояние оценивается в 200 миллионов долларов, в прошлом году столкнулся с беспрецедентными протестами, когда у его назначенной администрации закончились деньги после рецессии 2009 года в соседней Южной Африке.

Несмотря на тяжелые времена, королевская семья почти не проявляла желания затянуть пояса. В июле южноафриканская газета Mail and Guardian сообщила, что три жены Мсвати присоединились к королевской свите из 66 человек, направлявшейся в Лас-Вегас за покупками. Никаких комментариев из дворца не последовало.

Но женщины на ежегодном мероприятии собрались за монархом на недельном праздновании, хотя полиция внимательно следила за тем, что они могли сказать журналистам и туристам, бродящим по территории королевской деревни, примерно в 20 км (12 милях) от капитал.

В прошлом король использовал церемонию, чтобы выбрать новую жену, и некоторые девушки все еще надеялись привлечь внимание короля.

«Если бы меня выбрали, я смогу жить лучше, чем у меня есть, иметь много денег, жить жизнью королевы и путешествовать за границу», — сказала 14-летняя Факазиле Дламини, которая приехала на грузовике из своей деревни в 60 км. прочь, чтобы присутствовать на церемонии.

Новые королевские жены часто получали BMW и собственный дворец, что вызывает критику в стране, где более двух третей их 1.4 миллиона человек живут в крайней нищете.

Женские группы и политические оппоненты также говорят, что склонность Мсвати к множеству молодых невест плохо подходит для страны с самым высоким в мире уровнем распространения ВИЧ / СПИДа, но монарх говорит, что многоженство является частью традиции свази и помогает укрепить национальное единство.

Девы стекались со всей страны — некоторые посещают церемонию каждый год, пока не выходят замуж, — срезают тростник с русел рек, которые затем преподносят королеве-матери в процессии пения и топания ногами длиной в милю.

Раньше они были размещены семьями, живущими недалеко от королевского двора, но теперь они размещены в лагерях и защищены полицией от других мужчин.

Несмотря на то, что девушки отказываются критиковать Мсвати, получившего образование в Великобритании, который прибыл на мероприятие, одетый в бусы и львиную одежду, не все поддерживали его полигамный образ жизни.

«Я не хочу быть королевой, я не хочу делиться своим мужчиной. Многоженство — это нехорошо», — сказала 20-летняя Сифесихле Мдлули, которая надеется продолжить изучение медицины, размахивая пучком тростников.

(Редакция Пола Кашиато)

Вызов всех фанатов HuffPost!

Подпишитесь на членство, чтобы стать одним из основателей и помочь сформировать следующую главу HuffPost

Свазиленд проводит свой первый прайд-парад

Сотни людей прошли маршем по улицам столицы Мбабане, размахивая радужными флагами и держа в руках плакаты с надписью «Превратите ненависть в любовь» — сцену, почти невообразимую не так давно.

Маленькая южноафриканская страна, недавно переименованная своим королем в Королевство Эсватини, является последней абсолютной монархией Африки и имеет безрадостную репутацию в области прав ЛГБТ.В стране с населением 1,4 миллиона человек также самые высокие в мире показатели ВИЧ / СПИДа, и она страдает от крайней нищеты.

Субботний парад был организован местной некоммерческой организацией «Скала надежды» при поддержке международных организаций по защите прав ЛГБТ.

«Это был момент общности и личных возможностей. Мощный толчок для многих, кому приходилось скрываться, но которые сегодня испытали головокружительное возбуждение от видимости и глубокого сообщества», — сказал Мэтт Бирд, исполнительный директор группы поддержки All В заявлении для CNN.

All Out помогло профинансировать и продвинуть парад, в котором участвовали известные свазилендские музыканты и артисты.

«В определенные моменты во время парада заразительная радость этого сообщества была настолько сильной, что было трудно сдержать слезы», — добавил Борода.

Парад был также поддержан кампанией за права человека (HRC), крупнейшей правозащитной группой ЛГБТ в США.

Свазиленд был частью программы HRC Global Partnerships in Pride, которая поддерживает ЛГБТ-сообщества за рубежом и подчеркивает международную солидарность.

В Свазиленде однополые отношения незаконны, и в стране действует закон колониальной эпохи, запрещающий мужеложство. В отчете Госдепартамента США о глобальной практике соблюдения прав человека за 2017 год говорится, что люди свази, открыто заявляющие о своей сексуальной ориентации, «столкнулись с осуждением и исключением из системы покровительства, основанной на вождестве».

Празднование гордости не было одобрено королем Мсвати III.

Тем не менее, парад знаменует собой важную веху для ЛГБТ-сообщества Свазиленда и приносит июньские празднования месяца гордости в новой части мира.

Субботний праздник в Мбабане прошел за день до того, как сотни людей нарушили запрет турецкого правительства на участие в параде прайдов в Стамбуле, прежде чем их разогнала полиция.

Танец тростника Свазиленда: культурный праздник или грязный королевский ритуал? | Свазиленд

Будучи молодой незамужней женщиной, 17-летняя Силондукухле * должна была присутствовать на ежегодном фестивале Умхланга , или тростникового танца. В этом году она отказалась ехать.

«Мои родители пытаются меня убедить, но я не хочу идти.«Мне страшно», — говорит Силондукухле, стоя у окна своего дома в Мшингишингини, деревушке на северной оконечности Свазиленда, всего в нескольких милях от границы с Южной Африкой. «В прошлом году произошла авария, и многие девушки погибли. Одна семья потеряла трех девочек. Боюсь, что это повторится снова «.

Umhlanga , культурная традиция свази, воспевающая целомудрие и девственность, привлекает десятки тысяч женщин со всей страны. В последний день фестиваля молодые женщины, или «девушки», с голыми грудями проходят парад в королевской деревне.Традиционно королю разрешается выбрать одну из женщин в качестве жены, но в последние годы фестиваль больше ориентирован на сохранение культурного наследия.

Однако растет критика со стороны правозащитных групп, утверждающих, что культурные церемонии проводятся в Свазиленде последней абсолютной монархией в Африке.

«Они говорят, что нас не принуждают, но нас заставляют. Семьи, которые не отправляют своих дочерей в отделение Umhlanga , должны платить штраф, обычно за козу или корову, — говорит 29-летний учитель Нокванда.«Когда я была маленькой, я трижды посетила фестиваль Umhlanga . Мне это нравилось, но по мере того, как я становился старше, некоторые вещи меня не устраивали.

«Девочки спят в маленьких классных комнатах или палатках без надлежащей санитарии. Есть также много правил, которых вы должны придерживаться, посещая Umhlanga . Это 21 век. Нас не должны заставлять носить определенную одежду ».

В Свазиленде, небольшой стране на юге Африки, не имеющей выхода к морю, в обществе преобладают мужчины.Полигамия и насилие в отношении женщин широко распространены. Как говорится в недавнем отчете Action for Southern Africa: «Женщины продолжают страдать от дискриминации, с ними обращаются как с нижестоящими по сравнению с мужчинами, и им отказывают в правах».

Страной правит 48-летний король Мсвати III, который назначает министров, вождей и судей и владеет большей частью земли.

«Мы устали от него. Но мы можем стать жертвой, если будем говорить открыто. В нашей стране нам не разрешено высказывать свое мнение », — говорит Нокванда.

Для некоторых девушек участие в фестивале — это способ заработать немного денег.

В прошлом месяце недалеко от крупнейшего города Свазиленда, Манзини, группа девушек и молодых женщин сидела на лужайке. Вокруг них были разбросаны мешки с одеждой, одеялами и едой. Они ждали автобуса, который отвезет их в один из королевских дворцов, где им будет поручено срубить тростник, или, что дает фестивалю его название.

«Это будет веселая неделя. Мы очень взволнованы », — сказал Мапу, один из старших подростков. «Нам дают по 500 рандов [25 фунтов стерлингов] каждому.

Молодые женщины, которые будут участвовать в фестивале тростниковых танцев, ждут автобуса, который отвезет их в королевский дворец. Фотография: Джон Весселс

Некоторые девушки уже несколько раз бывали на фестивале; другие здесь впервые. Девочки в возрасте 11 лет обязаны посещать занятия, «если они достаточно сильны».

По данным Мировой продовольственной программы, примерно две трети свази живут за чертой бедности, и большая часть населения находится под угрозой отсутствия продовольственной безопасности и недоедания.

Для бедной семьи доход от танца тростника является ценным вкладом в домашнее хозяйство. «Это хорошо спланированная стратегия, чтобы соблазнить девочек деньгами, обувью и новыми школьными рюкзаками», — говорит Тули Зване из Ассамблеи сельских женщин Свазиленда. «Большинство происходит из бедных семей, и их обязательно привлекает еда». Зване — активистка за права женщин и защитник демократии. В детстве она отказалась посещать Umhlanga . «Моя семья была оштрафована на 20 emalangeni [1 фунт стерлингов] каждый год с 1986 года до тех пор, пока я не женился.Вы можете только представить, сколько денег было тогда », — говорит она. Зване, мать шестерых детей, говорит, что у нее не было другого выбора, кроме как отправить свою 14-летнюю дочь к королевскому двору. «Мне совсем не нравится, что она там. Я боюсь, что ее будут эксплуатировать, встретить с мальчиками или лягнуть спать натощак. Но если она не будет учиться, ей могут отказать в стипендии для дальнейшего обучения. Как родитель, я должен отправить своего ребенка, чтобы обеспечить его будущее ». Она говорит, что принуждение или подкуп молодых девушек для посещения Умхланга является нарушением их прав человека.«Вожди злоупотребляют своей властью и наказывают семьи, которые не участвуют. Вся идея в том, чтобы женщины показывались обнаженными перед королем, чтобы он мог выбрать себе жену. Это очень унизительно для женщин. Мы не ходим дома с голой грудью. Почему мы должны делать это на культурных церемониях? »

Тули Зване из Ассамблеи сельских женщин Свазиленда. Фотография: Джон Весселс

Для некоторых молодых свази Umhlanga — это неделя вечеринок и тусовок с друзьями. Бьянка, хорошо одетая женщина чуть старше 20 лет, делает селфи со своими друзьями с макияжем, яркими бусами и дизайнерскими солнцезащитными очками.«Мы не воспринимаем целомудрие слишком серьезно. Я девственница на 99%, — смеется она.

Накануне праздника сотни женщин запихиваются в огромные брезентовые палатки, установленные недалеко от королевской деревни Лобамба. Одеяла, матрасы и сумки покрывают пол. За пределами лагеря уличные торговцы продают набивные ткани, одежду и напитки. Пьяные мальчики-подростки вываливаются из местного бара.

Для Мапу и ее друзей неделя была долгой и утомительной. «Я устал и хочу пить.Мы мало спали. Но мы не жалеем, что уехали. Нам нужны деньги », — сказала она.

* Имена изменены.

фотографий первого в истории прайда лгбт в Свазиленде

В минувшие выходные улицы Свазиленда, также известного как Королевство Эсватини, были заполнены возбужденными гражданами и активистами в радужных флагах, многие из которых были украшены сердечками любви и любовью. острые сообщения. Масштабная демонстрация стала первым в истории Свазилендским прайдом, знаменательным событием, важность которого нельзя недооценивать.

Эта крошечная страна, не имеющая выхода к морю, расположена в юго-восточном углу Африки и является последней абсолютной монархией на континенте. С 1984 года правящим монархом был король Мсвати III, человек, известный во всем мире тем, что, как сообщается, описывал однополые отношения как «сатанинские». Неудивительно, что эти точки зрения записаны в серии драконовских законов, карающих гомосексуализм по закону. Некоторые из них были соблюдены Британской империей во время ее колониального правления.

Тем не менее, эта официально репрессивная позиция не помешала активистам развернуть мероприятие в минувшие выходные, организованное местной правозащитной группой при финансовой поддержке международной неправительственной организации All Out.

Мэтт Бирд, исполнительный директор компании, был среди активистов, марширующих по улицам и прославляющих ЛГБТ + сообщество страны. Вспомнив о своем опыте с i-D, , он описал парад как «красивый и красочный. В определенные моменты заразительная радость этого сообщества была настолько сильной, что трудно было сдержать слезы. Мы были громкими, гордыми и достойными, и никто не пришел, чтобы бросить в нас ненависть, оскорбления или что-то еще хуже, как этого боялись. Напротив, это был момент общности и личных возможностей и мощный толчок для многих, кому раньше приходилось прятаться, но которые сегодня испытали головокружительное возбуждение от видимости.”

Неудивительно, что недели, предшествовавшие мероприятию, были полны беспокойства и беспокойства. Буквально на прошлой неделе Мелуси Симелане из «Скалы надежды» сообщила, что угрозы исходили; однако активистов это не испугало. «Это первое мероприятие такого рода, наша первая возможность показать свое лицо миру и нашей стране», — сказал он. «Я не боюсь.»

Местные новостные агентства способствовали созданию атмосферы страха, которая предшествовала официальному празднованию. «За неделю, предшествовавшую мероприятию, в средствах массовой информации и в Интернете произошла некоторая мобилизация со стороны групп ненависти, — говорит Мэтт.«Были также опасения, что мероприятие может вызвать сбой или даже риск для безопасности участников. Эсватини — страна, где однополая любовь незаконна; поэтому нетрудно представить себе, что противники равенства чувствуют себя узаконенными в своих попытках предотвратить этот момент мирных собраний и объединений ».

Эти опасения обоснованы; Также в прошлые выходные активисты в Стамбуле были забросаны пластиковыми пулями, были распылены слезоточивым газом и подверглись нападению полицейских собак после того, как нарушили очередной запрет прайда.Власти смягчили свою официальную позицию в тот день, разрешив демонстрацию, пока она проводилась на маленькой узкой улице Мис-стрит. Вскоре активисты вышли за пределы обозначенной ими зоны, и это повлекло за собой жестокие последствия; десятки были ранены, а 11 участников были арестованы.

Подобные атаки только усиливают нежелание позволить сильному полицейскому присутствию в Прайде. В конце концов, истоки Прайда часто восходят к беспорядкам в Стоунволл 1969 года, серии жестоких драк, вызванных жестоким полицейским рейдом на известное ЛГБТ + место.Меньшинства всех мастей во многих странах по-прежнему скептически относятся к властям и поддерживают их цинизм.

Но в Свазиленде таких сцен не было. Обращаясь к i-D, Мэтт сразу же хвалит власти страны и организаторов мероприятий за их готовность к сотрудничеству. «Полиция была задействована в качестве активной заинтересованной стороны во всем, и организаторы мероприятия старательно получали все необходимые разрешения для проведения мероприятия. Их кропотливая работа действительно окупилась, и полиция eSwatini была фантастической, обеспечивая защиту с улыбкой.Ненавистники остались в стороне, четко осознавая, что позитивный, инклюзивный, дружественный к семье посыл eSwatini Pride победил ».

Это праздничное настроение выражено в серии ярких снимков, сделанных Матиасом Васиком, фотографом и старшим менеджером кампаний All Out.

«Съемка прайда в Свазиленде была для меня очень необычным опытом, — объясняет он. «Когда я прибыл на место проведения перед маршем, в воздухе уже царило волнение. Затем участники начали разворачивать свои самодельные радужные флаги — сначала нерешительно, как будто они все еще не могли поверить, что это происходит на самом деле.Вскоре зал заполнился радугой, музыкой, танцующими толпами и весельем ».

Матиас говорит, что снимать ликующие портреты было менее сложно, чем он ожидал; хотя поначалу он нервничал, он быстро понял, что участники стремились «показать миру свою гордость — они так долго ждали этого момента». Когда ЛГБТ + сообщество страны начало маршировать по улицам Мбабане и скандировать свои призывы к принятию, он тоже описывает «взрыв радости».Позже я слышал от многих участников, насколько они гордились и радовались тому, что все прошло так хорошо. Это был действительно замечательный опыт — стать свидетелем этого исторического момента в Свазиленде ».

Успех мероприятия не только является свидетельством отличной работы таких НПО, как «Скала надежды», но и демонстрирует, что подлинный прогресс может быть достигнут, если международные организации сосредоточат свои усилия на недопредставленных сообществах. Мало того, что парад финансировался кампанией, запущенной All Out, другие организации, такие как Кампания за права человека США (HRC), вмешались, чтобы поддержать знаменательное событие.

Естественно, есть над чем поработать. Свазиленд по-прежнему остается страной, в которой уровень бедности и неравенства огромен, но за последние несколько лет были достигнуты огромные успехи в борьбе с тревожно высоким уровнем распространения ВИЧ. Массовые организации, такие как The Rock of Hope, сыграли важную роль в достижении этого прогресса; Он не только публикует исследования и создает доступные ресурсы, но и сотрудничает с НПО, специализирующимися на ВИЧ, для искоренения проблемы. Даже местные СМИ свази опубликовали обнадеживающие положительные отзывы о праздновании прошлых выходных, указывая на то, что это может быть первым в длинной череде шагов, необходимых для обеспечения глобального равенства ЛГБТ +.

Эта статья впервые появилась на i-D UK.

Первый парад гордости Свазиленда проверит, насколько на самом деле страна принимает страну

  1. Мир

Несмотря на то, что сообщество ЛГБТ взволновано первым прайдом в Свазиленде, они также обеспокоены тем, что привлечение к себе такого внимания может вызвать проблемы.

Тамерра Гриффин BuzzFeed News Reporter

Отправлено 30 июня 2018 г., в 9:50 а.м. ET

Монги Зулу / AFP / Getty Images

человек принимают участие в первом прайде eSwatini в Мбабане.

Когда Муса Дламини спросили, планирует ли он одеваться на первом в Свазиленде параде прайда ЛГБТ, который состоится в субботу, он ответил без промедления.

«Я буду носить белые шорты, но они очень короткие, и мои красные кроссовки с жилетом, который будет показывать мои мускулы», — сказал BuzzFeed News 31-летний мужчина со смехом во время телефонного звонка из Мбабане. , столица небольшой южноафриканской страны.

Это одежда, которую Дламини, менеджер по логистике местной неправительственной организации по планированию семьи, не всегда чувствовал себя свободно в стране, которая, по его словам, не является самой гостеприимной для геев.

«Здесь вы живете двумя жизнями, — сказал Дламини, вышедший в 2009 году. — Когда вы входите в сообщество, вы должны представить себя так, как они хотят, чтобы вы были».

Такая страна, как Свазиленд, недавно переименованная в eSwatini, может показаться странным выбором для страны для проведения парада гордости — это последняя абсолютная монархия на африканском континенте, и нет четкого представления о том, сколько ЛГБТ-людей среди ее население около 1.3 миллиона человек.

Но он представляет собой уникальные проблемы и возможности, которые заставляют людей испытывать волнение и опасения. С одной стороны, Эсватини был исторически мирным местом. Несмотря на законы, запрещающие мужчинам заниматься сексом с другими мужчинами, члены — и предполагаемые члены — сообщества ЛГБТ не сталкиваются ежедневно с широко распространенным насилием, как в других странах.

И именно это беспокоит некоторых людей: что произойдет, когда остальное общество будет вынуждено считаться с темой и группой людей, к которым они обычно незаметно подставляют другую щеку?

Это вопрос, который Лусанда Мамба вертела в голове с тех пор, как в марте узнала, что Прайд приезжает в eSwatini.

«Моя первая реакция была буквально:« Почему? Какое намерение? Что мы пытаемся извлечь из космоса? Какая цель? Чего мы пытаемся достичь? »- сказала BuzzFeed News Мамба, которая называет себя гомосексуалистом, во время звонка по Skype из Мбабане. Она работает адвокатом в Коалиции африканских лесбиянок, организации, которая активно участвовала в организации парада.

«Мы наслаждались красивым местом», — добавила она. «Теперь, когда Свазиленд был в центре внимания и внимании, ему, возможно, действительно придется пересмотреть, встать и принять утвердительное решение о том, примут они нас или нет.

Но Мамба, которая идентифицирует себя как квир-женщину, также считает, что любой разговор о ЛГБТ-сообществе хорош, даже если это сложно.

«Когда есть что-то, что заставляет людей говорить о нас, я очень счастлива», — сказала она. «Мне нравится идея разрушить пространство».

Что касается парадов прайдов, то eSwatini — это не столько яркие поплавки и размахивание флагами, сколько демонстрация общественности, что ЛГБТ-люди ценят семью и сообщество так же, как и все остальные.День начался с марша по Мбабане в 9 часов утра по местному времени и должен был закончиться фестивалем в семейном стиле с участием продавцов еды и поделок, выступления местных музыкантов и показ мод в течение дня.

Ребят какой день. Что получилось. 😍 Небо Мбабане с флагами гордости — никогда не думал, что увижу этот день. 👐🏾👏🏾 #eSwatiniPride https://t.co/19SYABRmSa

Мэтт Бирд, исполнительный директор группы по защите прав ЛГБТ All Out, присоединился к субботнему прайду в eSwatini.

«Первый в истории прайд-марш в истории eSwatini только что завершился. Сообщество и их союзники раскрасили улицы этой страны радугой красивым, красочным парадом, который буквально взрывается от радости. В определенные моменты во время парада, заразительная радость этого сообщества была настолько сильной, что было трудно сдержать слезы », — сказал он в заявлении, отправленном BuzzFeed News.

«Мы были громкими, гордыми и достойными. Никто не пришел, чтобы бросить в нас ненависть, оскорбления (или что еще хуже), как этого боялись.Вместо этого это был момент общности и личных возможностей. Мощный толчок для многих, кому приходилось скрываться, но кто сегодня испытал головокружительное возбуждение от видимости и глубокого сообщества ».

Завершился первый прайд Свазиленда, и он имел ОГРОМНЫЙ успех! Сообщество и их союзники раскрасили улицы этой страны радугой, устроив красивый красочный парад, буквально взорвавшийся от радости.#eSwatiniPride #SwazilandPride https://t.co/w2Wl2UGeCp

«Мы действительно были намерены всегда иметь очень семейный, ориентированный на сообщество и социальный аспект парада», — сказал Эван Дойл, волонтер Rock of Hope, организации по защите здоровья ЛГБТ eSwatini, которая разработала идею проведения парада. парад гордости, и служил советником Прайда.

Но как бы важно ни было для Rock of Hope привлечь внимание широких слоев населения, они все же позаботились о том, чтобы ЛГБТ-люди были защищены в течение дня, получая разрешения на проведение публичного мероприятия и обеспечение присутствия полиции в в случае насилия.

Мы сделали это[email protected] позволил #eSwatiniPride выглядеть потрясающе … Мы по-прежнему усерднее.

Группа также заручилась поддержкой посла США в eSwatini Лизы Петерсон, которая открыто поддерживала парад и появлялась на различных мероприятиях в поддержку парада.

«Гордость важна, потому что открытие этой возможности [для ЛГБТИ-сообщества] в очень традиционном, консервативном месте, таком как Эсватини, посылает очень подтверждающий сигнал остальному миру», — сказал Петерсон BuzzFeed News в сообщении WhatsApp.

Как и Мамба, Мелуси Мндзебеле взволнована и обеспокоена парадом. 24-летний студент моды посетил три парада в Соуэто, Южная Африка, и надеется, что парад в eSwatini принесет такую ​​же энергию. Но, наблюдая за этим мероприятием в своем родном городе, он также собирал скриншоты из заголовков местных газет, критикующих ЛГБТ-сообщество и его решение провести фестиваль прайда.

«По сути, когда вы гей в Свазиленде, у вас должна быть толстая кожа и люди, которые любят и поддерживают вас во всем, что вы делаете», — сказал он BuzzFeed News по телефону из Мбабане.

Но в целом Мндзебеле обнадеживает.

«Это как раз то, что нам нужно», — сказал он. «Им нужно знать, что такие люди существуют в Свазиленде. Им нужно выйти из той оболочки, что таких людей, как мы, не существует. Но мы, мы здесь и живем. Этот [парад] обязательно откроет двери ».

Танец тростников умхланга | Королевство Эсватини (Свазиленд)

Это самое известное культурное мероприятие в Эсватини (Свазиленд), которое отличается большей открытостью, чем Инквала.На этой восьмидневной церемонии молодые девушки режут тростник, дарят его Королеве-матери (Индловукази) — якобы для ремонта ветрозащиты вокруг ее королевской резиденции — а затем танцуют в праздновании. В нем принимают участие до 40 000 девушек, одетых в яркие наряды, что делает его одним из крупнейших и самых зрелищных культурных событий в Африке.

Настоящие торжества начинаются на шестой день, когда во второй половине дня начинаются танцы. Каждая группа бросает свои камыши возле покоев королевы-матери, затем движется на главную арену, где танцуют и поют свои песни.Танцы продолжаются на седьмой день, когда присутствует король. Это основной день, который посещает большинство посетителей. Каждый полк танцует перед ним по очереди.

Little может подготовить вас к огромному размаху зрелища, в котором колонна за колонкой девушки продвигаются, как огромные улюлюкающие многоножки, через плац Лудзидзини, каждая по очереди растворяясь в пульсирующей массе тел вокруг королевского краала. Вблизи это почти ошеломляющее погружение в шум и цвет, когда девушки топают ногами, поют и раскачиваются в такт, гремят лодыжки, обнаженная плоть и ослепительный костюм превращаются в живой, поющий калейдоскоп.Сопровождающие воины, украшенные коровьими хвостами и сжимающими ручку-палку и щит, строго заняты своими обязанностями и, кажется, презрительно относятся к туристам, но все девушки улыбаются. Это самый большой праздник Эсватини, и после нескольких дней ходьбы по склонам холмов, стрижки камыша и кемпинга они полны решимости устроить вечеринку.

Сегодня Умхланга посещается так же хорошо, как и раньше. Действительно, историки культуры удивляются тому, как его постоянно растущая популярность в Эсватини бросает вызов очевидному упадку традиционной культуры в других местах.Он предлагает посетителю уникальный опыт. Нет никаких особых условий для посетителей — за исключением специальной трибуны для размещения высокопоставленных гостей — просто приходите в Лудзидизини и следуйте за толпой (день 7 — главный день). Полиция укажет вам, куда идти и где припарковаться.

Мероприятие проходит примерно в последнюю неделю августа / первую неделю сентября в районе Лобамба, рядом с долиной Эзулвини.

К сожалению, из-за пандемии COVID-19 танец Umhlanga Reed Dance 2020 был отменен.

Туристам, посещающим ежегодный «Танец тростника», разрешается фотографировать в 6-й и 7-й дни (основной день) — когда девушки идут, чтобы доставить камыши в Королевскую резиденцию, а затем танцуют на главной арене. В остальное время фотографировать могут только аккредитованные представители СМИ, которые могут проверить раздел «Аккредитация СМИ» на этой странице для получения дополнительной информации.

Расписание Reed Dance

День первый

Девочки собираются в королевской деревне королевы-матери.Сегодня это в Лудзидзини, во времена Собхузы это было в Лобамбе. Они приходят группами из примерно 200 вождеств и регистрируются в целях безопасности. Наблюдают за ними мужчины, обычно четверо, назначают начальников. Они спят в хижинах родственников в деревне или в классах близлежащих школ. Это очень волнующее время для девушек.

День второй

Девочки разделены на две группы: старшую (примерно от 14 до 22 лет) и младшую (примерно от 8 до 13 лет). Днем они идут к тростниковым зарослям со своими надзирателями.Девочки старшего возраста часто проходят около 30 километров, а младшие — около десяти километров. Если старших девочек отправят дальше, правительство предоставит им грузовики для перевозки.

День третий

Девушки рубят свои камыши, обычно от десяти до двадцати, длинными ножами. Каждая девочка связывает свои камыши в пучок. В настоящее время для завязывания используют полоски пластика, но те, кто хранит традиции, все равно косят траву и оплетают ее на веревку.

День четвертый

Днем девушки отправились обратно в деревню королевы-матери, неся связки тростника.Опять возвращаются ночью. Это сделано, «чтобы показать, что они прошли долгий путь».

День пятый

День отдыха, когда девушки завершают подготовку к прическе и танцевальным костюмам. Кто не заслуживает того, чтобы немного побаловать себя после стольких прогулок?

День шестой

Первый день танцев, примерно с трех до пяти часов дня. Девочки бросают камыши возле покоя королевы-матери. Они выходят на арену и танцуют, заставляя свои группы и каждую группу одновременно исполнять разные песни.

День седьмой

Второй и последний день танцев. Его Величество Король будет присутствовать.

День восьмой

Король приказывает зарезать для девочек некоторое количество скота (возможно, 20-25). Они получают куски мяса и идут домой.

Парад топлес-девственниц перед королем Свазиленда в честь целомудрия и единства

Парад топлес-девственниц перед королем Свази в честь целомудрия и единства

  • Участники отвергают критику последнего оставшегося абсолютного монарха Африки
  • Девочки стекаются со всей страны, чтобы подарить тростники королеве-матери

Дэмиен Гейл

Опубликовано: | Обновлено:

Вчера тысячи молодых свази с обнаженной грудью выставили напоказ перед своим королем на пышной церемонии в честь целомудрия и единства.

Одетые в расшитые бисером юбки, сжимая мачете и мобильные телефоны, женщины и девушки танцевали и пели дань уважения королю и королеве-матери, также известной как Великая слониха, в традиционном тростниковом танце Умхланга, посвященном женственности и девственности.

Принявшие участие отвергли критику экстравагантных торжеств в воскресенье и понедельник, которые прошли в одной из беднейших стран Африки, управляемой последним абсолютным монархом континента.

ПРОКРУТКА ДЛЯ ВИДЕО

Девственницы: девушки поют и танцуют у Королевского дворца королевы-матери после доставки тростей в Лудзидзини в Мбабане, Свазиленд, в воскресенье, в преддверии «Танца тростника в понедельник»

Торжества: в мероприятии приняли участие тысячи девственниц в честь королевской семьи, которую в некоторых кругах критиковали за то, что она оторвалась от страны, где многие живут в крайней нищете

Национальная гордость: многие из женщин, участвовавших в ней, подчеркнули свою преданность своему королю и свое целомудрие

‘ Я горжусь тем, что я свази и девственница.Мы здесь, чтобы показать единство с королем и друг с другом », — сказала 18-летняя Гчебине Дламини.

Она приготовилась к холоду зимы южного полушария в своем скудном наряде, когда множество туристов фотографировались рядом с обнаженными до пояса женщинами.

Король Мсвати III, у которого по крайней мере дюжина жен и личное состояние оценивается в 200 миллионов долларов, в прошлом году столкнулся с беспрецедентными протестами, когда у его назначенной администрации закончились деньги после рецессии 2009 года в соседней Южной Африке.

Несмотря на тяжелый экономический климат, королевская семья почти не проявляла желания затянуть пояс.

Абсолютный монарх: король Мсвати III (спереди), у которого не менее дюжины жен и личное состояние оценивается в 200 миллионов долларов

Традиция: девушки приносят тростник, вырезанный из русел рек, который затем преподносят королеве-матери в виде подарка. пение и шествие длиной в милю

Демонстрация товаров: в прошлом король использовал церемонию, чтобы выбрать новую жену, и некоторые девушки все еще надеялись привлечь внимание короля

Операция безопасности: исправительное учреждение Свази Сотрудник службы наблюдает за выступлениями девушек

В июле южноафриканская газета Mail and Guardian сообщила, что три жены Мсвати присоединились к королевской свите из 66 человек, направлявшейся в Лас-Вегас за покупками.

Нет комментариев из дворца.

Целомудрие: молодая свазилендская женщина носит «умгако» — традиционный шарф с шерстяными помпонами, символизирующий ее девственность.

Но женщины на ежегодном мероприятии собрались за монархом на недельных праздниках, хотя полиция внимательно следила за ними что они могут рассказать журналистам и туристам, бродящим по территории королевской деревни, примерно в 20 км (12 милях) от столицы.

В прошлом король использовал церемонию, чтобы выбрать новую жену, и некоторые девушки все еще надеялись привлечь внимание короля.

«Если бы меня выбрали, я смогу жить лучше, чем у меня есть, иметь много денег, жить жизнью королевы и путешествовать за границу», — сказала 14-летняя Факазиле Дламини, которая приехала на грузовике из своей деревни в 60 км. прочь, чтобы присутствовать на церемонии.

Новые королевские жены часто получали BMW и собственный дворец, что вызывает критику в стране, где более двух третей из 1,4 миллиона жителей живут в крайней нищете.

Женские группы и политические оппоненты также говорят, что склонность Мсвати к множеству молодых невест не имеет значения в стране с самым высоким в мире уровнем распространения ВИЧ / СПИДа.

Монарх говорит, что многоженство является частью традиции свази и помогает укрепить национальное единство.

Несмотря на растущее недовольство, девушки по-прежнему стекаются со всей страны — некоторые посещают церемонию каждый год, пока не женятся.

Они приносят тростник, вырезанный из русел рек, который затем преподносят королеве-матери в многотысячной процессии пения и топания ногами.

Атмосфера карнавала: в праздновании приняли участие десятки тысяч молодых женщин и девушек

Семейное развлечение: к участию в акции присоединяется юноша

Под пристальным наблюдением: полиция внимательно следила за тем, что молодые женщины могли рассказывать журналистам и путешествующим туристам территория королевской деревни, примерно в 20 км (12 милях) от столицы

Еще один день в Свазиленде: этот человек, кажется, не тронут выставленными акрами молодой плоти, вместо этого предпочитая наверстывать упущенное в текущих делах

В прошлом они были размещены семьями, живущими рядом с королевским двором.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *