Футбольная война сальвадор гондурас 1969: «Футбольная война»: печальный курьез истории

Содержание

«Футбольная война»: печальный курьез истории

Эскалация конфликта была обусловлена «вопросом о поселенцах» — сальвадорских крестьянах, от 30 до 100 тысяч которых (по разным данным) проживали в малонаселенных районах Гондураса. В апреле 1969 года гондурасское правительство Освальда Арельяно заявило о намерении лишать собственности и высылать из страны тех, кто приобрёл землю в рамках аграрной реформы, не предоставив доказательства гражданства. В средствах массовой информации была развернута кампания, объясняющая рост безработицы и снижение зарплат наплывом рабочих-мигрантов из Сальвадора.

В конце мая 1969 года из Гондураса в Сальвадор начали возвращаться лишенные земли мигранты, что резко повысило социальную напряженность в стране. Руководство Сальвадора стало готовиться к войне против соседа, видя в этом единственное средство вернуть себе поддержку населения.

Катализатором событий стали три встречи сборных Сальвадора и Гондураса по футболу в рамках отборочного тура ЧМ-70. Первую игру, проходившую в столице Гондураса Тегусигальпе 8 июня 1969 года, выиграли хозяева поля со счетом 1:0. После матча местные болельщики заявили в полицию о многочисленных нападениях со стороны фанатов команды гостей.

15 июня на стадионе в Сан-Сальвадоре хозяева взяли реванш, разгромив сборную Гондураса 3:0. По правилам, для выяснения победителя, должен был состояться третий матч, который и прошел в Мехико. Его выиграла сборная Сальвадора со счетом 3:2, однако, после матча на улицах мексиканской столицы начались кровавые стычки между фанатами обеих команд.

После поражения в третьем матче Гондурас разорвал дипломатические отношения с Сальвадором. На территории Гондураса начались нападения на сальвадорцев. Правительство Сальвадора объявило в ответ чрезвычайное положение и начало мобилизацию резервистов, увеличив численность армии с 11 до 60 тысяч человек. Не остался в долгу и Гондурас, также начавший готовиться к войне. Следует отметить, что вооруженные силы обеих стран были оснащены в основном устаревшим американским вооружением и обучены американскими же инструкторами.

14 июля Сальвадор начал боевые действия, в которых ему на первом этапе сопутствовал успех – армия этой страны была более многочисленна и лучше подготовлена. Однако вскоре наступление затормозилось, чему способствовали действия ВВС Гондураса, в свою очередь, превосходивших сальвадорские. Главным их вкладом в войну стало уничтожение нефтяных хранилищ, лишившее армию Сальвадора топлива, необходимого для дальнейшего наступления, а также переброска гондурасских войск на фронт с помощью транспортной авиации.

15 июля Организация американских государств призвала к прекращению огня и выводу сальвадорских войск из Гондураса. Сначала Сальвадор игнорировал эти призывы, требуя, чтобы Гондурас согласился на выплату репараций за нападения на сальвадорских граждан и гарантировал безопасность сальвадорцев, остающихся в Гондурасе. 18 июля была достигнута договоренность о прекращении огня, однако полностью боевые действия прекратились лишь 20 июля.

В первых числах августа сальвадорские войска были выведены с территории Гондураса. На этот шаг Сальвадор пошел под воздействием «кнута и пряника». Кнутом была угроза экономических санкций, а пряником – предложение ОАГ разместить в Гондурасе специальных представителей по контролю за безопасностью граждан Сальвадора. Мирный договор между двумя странами был заключён лишь десять лет спустя.

Никаких особенных военных новшеств в ходе конфликта не было, да и не могло быть, однако, определенный интерес для любителей военной истории «Футбольная война» представляет тем, что это последний по времени конфликт, когда оба участника использовали самолеты Второй Мировой войны.

В ходе боев использовались такие американские самолеты, как P-51 «Мустанг», F4U4 «Корсар», переделанные в бомбардировщики транспортные самолеты DC-3 «Дакота». Единственный имевшийся на ТВД реактивный самолет – Т-33, учебная версия истребителя F-80 Shooting Star образца 1944 года, принадлежавший ВВС Гондураса, не имел вооружения, и использовался лишь в разведывательных целях, а также для психологического воздействия на сальвадорские войска, которые не могли его перехватить.

Последствия войны были печальными для обеих сторон. В ходе конфликта погибло около 2000 мирных жителей. Около 100 тысяч граждан Сальвадора бежали из Гондураса. Торговля между странами прекратилась, а граница была закрыта, что нанесло ущерб обеим экономикам.

Центральноамериканский общий рынок превратился в организацию, существующую лишь на бумаге.

Сборная Сальвадора на чемпионате мира не достигла успеха, проиграв все матчи «в сухую», и заняла последнее место на турнире.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Настоящая война, которая началась после футбольного матча — Пять углов — Блоги

Кошмар в квалификации ЧМ-1970.

Перемещение беженцев во время войны 1969 года

Футбольная война. Кажется, что-то такое происходит постоянно – в день белградского дерби или когда фанаты «Селтика» перебираются из одной части Глазго в другую. Но настоящий военный конфликт бушевал из-за футбола лишь однажды – в 1960-х между Сальвадором и Гондурасом, граничащими друг с другом на юго-западе Центральной Америки.

Страны ругались непрерывно, а футбол стал дополнительным поводом прокричать о своей правоте. Сборные сцепились в отборе на ЧМ-1970, и ситуация закипела с ужасающей силой.

Страны поссорились из-за мигрантов

В 1960-х у Сальвадора была более развитая экономика, он стремительнее рос, но при этом не мог разрешить важнейшую проблему: из-за густонаселенности не хватало годных для обработки земель. Дела в Гондурасе шли хуже – экономика рушилась, население не увеличивалось, – но зато с землей никаких проблем не было.

Из-за этого американские гиганты Standard Fruit и United Fruit (транснациональные компании, поставлявшие экзотические фрукты в США и Европу) обрабатывали в Гондурасе все больше плантаций. Людей не хватало, и компании перевозили через границу рабочих из Сальвадора. Скоро этим воспользовались сквоттеры: они проникали на территорию соседа и захватывали земли в малонаселенных районах.

Всего к 1969 году в Гондурас перебрались около 300 тысяч сальвадорцев. Освоившись, они открывали бизнес, чаще всего делали обувь.

Местные смирно принимали мигрантов, ведь им хватало и своих проблем: социальная политика проваливалась, а экономика вообще медленно катилась к смерти. Чтобы избежать протестов, правительство генерала Освальдо Лопеса Арельяно (на фото) свалило все неудачи на приезжих.

Чиновникам повезло, что в 1966 году крупные гондурасские землевладельцы, опасаясь конкуренции с мигрантами, создали союз для защиты своих интересов. Объявить войну приезжим стало проще, и правительство сделало четыре вещи:

1. Развернуло антимиграционную кампанию в СМИ.

2. Отказалось продлевать с Сальвадором миграционное соглашение.

3. Отобрало земли у сальвадорцев. Владеть землей могли только гондурасцы.

4. Создало вооруженные отряды для борьбы со сквоттерством.

Новая политика привела к массовым нападениям на мигрантов: их избивали, похищали и даже убивали. За полгода из Гондураса домой вернулись от 30 до 60 тысяч сальвадорцев, и на президента Фиделя Санчеса Эрнандеса свалились лишние проблемы. Разозлившись, его правительство пригрозило, что все земли, которыми владели беженцы, вскоре станут частью Сальвадора (это увеличило бы площадь страны в полтора раза). Конфликт разгорался катастрофически быстро.

Футбол развил ненависть

Все обострилось, когда жеребьевка свела сборные Гондураса и Сальвадора в квалификации ЧМ-1970. Они выиграли свои подгруппы и встретились в полуфинале, который проводился в формате серии до двух побед (решающий матч – на нейтральном поле).

Обычно футбол сближает людей, но этим соседям он лишь добавил огня.

Противостояние началось 6 июня 1969 года в столице Гондураса Тегусигальпе. В ночь перед матчем отель с футболистами Сальвадора окружили болельщики хозяев. Они делали все, чтобы к важной игре гости подошли без сил и бодрости: заряжали песни, жгли файеры и бросали в здание камни. Впрочем, их команда тоже не отдыхала. «Пресса постоянно нагнетала, и мы опасались за свою жизнь, – рассказывал полузащитник сборной Гондураса Марко Антонио Мендоса. – Перед игрой мы не спали, наверное, три ночи подряд».

Угрюмый матч примерно равных соперников, за которым следили все высшие чиновники обеих стран, взорвался в конце: на 90-й минуте забил нападающий сборной Гондураса Леонард Мивет – 1:0.

Такое поражение стало невыносимым потрясением для болельщицы из Сальвадора Эмилии Боланьос, смотревшей игру по телевизору. После финального свистка она поднялась с дивана, открыла сейф отца, взяла пистолет и выстрелила себе в грудь. На следующее утро главная газета страны El Nacional вышла с заголовком «Она не выдержала позора своей страны». На похороны 18-летней девушки собрался почти весь Сан-Сальвадор, в том числе первые лица государства.

Боланьос сделали символом ненависти к Гондурасу, поэтому у отеля сборной перед ответным матчем дежурили тысячи сальвадорцев с ее портретом. На стадион команда добиралась в окружении военных.

Колонна двигалась будто через врата ада: сальвадорцы бросали в автобус с гондурасскими игроками камни, дохлых крыс, наскакивали с битами и даже мачете. «Мы ехали на стадион как на войну. В нас летело все, что попадало им под руку», – вспоминал тренер Гондураса Карлос Падилья.

Сальвадор разорвал соперника 3:0, взбудоражив праздничный хаос. Окружившая арену национальная гвардия не смогла пресечь драки с фанатами из Гондураса: двое из нескольких десятков человек погибли. «Нам очень повезло, что мы проиграли. В противном случае нас бы просто убили», – говорил Падилья. Его команда уезжала в аэропорт на бронетранспортерах.

Когда до Гондураса долетели новости о нападениях на болельщиков, чиновники немедленно закрыли границу и подали протест на результат матча (победу оставили хозяевам). В ночь после игры в Гондурасе происходили самые жестокие нападения на приезжих: полиция фиксировала поджоги, грабежи и убийства. Пострадали даже два вице-консула Сальвадора – из-за этого на их родине началась показательная мобилизация резервистов.

Решающий матч проходил в Мексике 27 июня. В Мехико добрались почти 6 тысяч фанатов из Сальвадора, а команду перед вылетом принимал президент. Тренера, аргентинца Грегорио Бундио, он принял отдельно. «Мы должны защитить национальные цвета. Это важнейший матч, нужно проявить свое достоинство», – вспоминал тот разговор тренер.

Если бы Мартин Скорсезе снимал фильм про эту игру, он бы точно сохранил оригинальный сценарий: после первого тайма вел Гондурас (2:1), но Сальвадор отыгрался и забил победный мяч в добавленное время (3:2). О боевом характере матча рассказывал один из лидеров Гондураса, нападающий Хосе Кардона из мадридского «Атлетико»: «Меня просто выбили с поля, ударили бутсой прямо в грудь! Я играл в Испании, Англии и Ирландии, но нигде не видел такой жестокости».

На следующее утро Гондурас разорвал дипломатические отношения с Сальвадором. Сальвадор сделал то же чуть раньше.

Война длилась несколько дней

Страны закрыли границы, но там все равно периодически раздавались выстрелы. У Гондураса и Сальвадора не было современной техники и вооружения – правительства даже закупали оружие времен Второй мировой войны у коллекционеров. 

Рано утром 14 июля сальвадорская авиация в составе 11 старых винтовых самолетов и 5 бомбардировщиков нанесла удар по складу нефтепродуктов и военной базе Гондураса; ответ последовал поздно вечером. Так официально началась война, которую называют Футбольной или 100-часовой. 

F4U Corsair – один из самолетов времен Второй мировой войны, использовавшихся Гондурасом и Сальвадором

«Сначала мы сильно переживали, что к этому причастен футбол, – говорил Марко Антонио Мендоса, игрок сборной Гондураса. – Но как-то собрались и подумали, что дело не только в игре, были и другие факторы. Политики и военные просто воспользовались ситуацией. Футбол нельзя втягивать в такое, это просто позор».

Гондурас успешнее воевал в воздухе, а Сальвадор – на суше. Его армия прошла 8 километров вдоль панамериканского шоссе и захватила столицы двух гондурасских департаментов. В городе Нуэва Окототепеке на центральной площади подняли флаг Сальвадора, а к вечеру там был назначен военный губернатор.

Гондурасцы, перегруппировавшись, выиграли несколько контрольных боев, но не сильно потеснили сальвадорцев, разместившихся на их территории. Жестокие сражения продолжались несколько суток и чуть утихли только 19 июля. Тогда требование выдвинул президент Сальвадора: он заявил, что войска не уйдут, пока Гондурас не обеспечит безопасность 200 тысячам сальвадорцев, проживающих на земле соседа.

Пулеметы армии Гондураса того времени

Перемирие объявили 20 июля, когда в конфликт вмешалась Организация Американских Государств. После угроз экономическими санкциями Сальвадор все-таки вывел войска, но добился, чтобы в Гондурасе начали следить за безопасностью мигрантов.

Сальвадор провалился на ЧМ, войну проиграли все

Сальвадор в финальном этапе отбора победил Гаити и поехал на чемпионат мира в Мексику, где попал в группу к хозяевам, Бельгии и СССР (0:2, дубль Бышовца). Команда проиграла все три матча и ни разу не забила.

Мирный договор Сальвадор и Гондурас подписали только через 10 лет – 30 октября 1980 года. Разумеется, ничего, кроме несчастья и разрухи, Футбольная война не принесла. Ущерб от военных действий составил порядка 50 миллионов долларов. В обеих странах подскочила безработица и усилилось влияние военных. Десятки тысяч сальвадорцев продолжали бежать из Гондураса.

Ветераны «Футбольной войны» армии Гондураса

Конфликт унес жизни от 2 до 6 тысяч человек. Еще сотни тысяч остались без крыши над головой.

Эта история в очередной раз показала: война – худшее, что может пережить человек, а пристегивать футбол к насилию – просто безумие.

Фото: Gettyimages.ru/Express/Hulton Archive; prabook.com; en.wikipedia.org/Peter Guyton; REUTERS/Edgard Garrido, Daniel LeClair

Футбольная война в 1969 году — между Сальвадором и Гондурасом

Футбольная война – скоротечный военный конфликт между Сальвадором и Гондурасом, продолжавшийся 6 дней (с 14 по 20 июля 1969 года). По мнению международных средств массовой информации, непосредственным поводом к войне послужил проигрыш команды Гондураса команде Сальвадора в матчах плей-офф отборочного этапа Чемпионата мира по футболу, чем и объясняется данное конфликту название.

Несмотря на скоротечность, конфликт дорого обошёлся обеим сторонам; общие потери составили около 2000 человек; по другим данным, погибло 6000 человек. Футбольная война похоронила региональный интеграционный проект Центральноамериканского общего рынка. Мирный договор между странами был подписан только через 10 лет после окончания войны.  

Предыстория и причины Футбольной войны  

Непосредственной причиной войны был давний спор между двумя странами относительно точного расположения некоторых участков общей границы. Гондурас был также сильно раздражён существенными торговыми преимуществами, предоставленными более развитой сальвадорской экономике по правилам организации Центральноамериканского общего рынка. Обе страны испытывали значительные экономические трудности, обе управлялись военными; оба правительства стремились отвлечь внимание населения от насущных внутриполитических и экономических проблем.

Сальвадор, будучи самым малым по площади и самым густонаселённым из всех центральноамериканских государств, обладал более развитой экономикой, но испытывал острую нехватку пригодных для обработки земель. Большая часть земли в Сальвадоре контролировалась крупными землевладельцами, что приводило к «земельному голоду» и миграции безземельных крестьян в соседний Гондурас.

Гондурас по территории гораздо больше соседа, не так густо населён и слабее развит экономически. К 1969 году более 300 тыс. сальвадорцев переселились в Гондурас в поисках свободных земель и заработка. Многие к тому времени уже прожили в стране много лет. Большинство мигрантов прибывали в страну незаконно, захватывая пустующие земли и начиная их обрабатывать; такие самовольные поселенцы не имели никаких прав на землю, за исключением своего физического на ней присутствия.

Для Гондураса земельный вопрос сам по себе не имел большого значения; однако перспектива засилья и доминирования сальвадорцев в экономике вызывала сильное раздражение в обществе. В течение 1960-х годов правила Центральноамериканского общего рынка давали преимущество экономикам более развитых стран региона, Сальвадора и Гватемалы.

Бурный рост числа принадлежащих сальвадорцам частных предприятий в Гондурасе (наиболее заметный в количестве обувных магазинов) в глазах рядовых граждан Гондураса являлся ярким свидетельством экономической отсталости их страны. Проблема сальвадорских самовольных поселенцев, таким образом, хотя и не слишком значительная в экономическом смысле, была больным местом для гондурасских националистов, считавших, что за экономическим доминированием последует территориальная экспансия, а гондурасцы окажутся чужими в своей стране.

Эскалация конфликта

Напряжение в двусторонних отношениях постепенно усиливалось в течение двух предшествующих конфликту лет. Режим гондурасского президента Освальдо Лопеса Арельяно (1963-1971) испытывал значительные экономические и политические трудности и решил использовать сальвадорских поселенцев в качестве удобного козла отпущения.

В январе 1969 года правительство отказалось продлить заключённый в 1967 двусторонний договор с Сальвадором об иммиграции. В апреле оно заявило о намерении лишать собственности и высылать из страны тех, кто приобрёл землю в рамках аграрной реформы, не предоставив требуемые законом доказательства того, что приобретатель является гражданином Гондураса по рождению. В средствах массовой информации была развёрнута кампания, объясняющая рост безработицы и снижение зарплат наплывом рабочих-мигрантов из Сальвадора.

В конце мая из Гондураса в перенаселённый Сальвадор потянулся поток лишенных собственности мигрантов. Изображения беженцев и их рассказы заполнили страницы сальвадорских газет и экраны телевизоров. Начали циркулировать слухи о насилии, чинимом гондурасскими военными при высылке иммигрантов. Напряжение в отношениях между двумя странами приближалось к критической точке.

Государственные службы Сальвадора не справлялись с потоком согнанных с земли беженцев; в обществе росло недовольство, грозившее вылиться в социальный взрыв. Доверие к правительству падало; успех в конфликте с Гондурасом мог помочь ему вернуть себе поддержку населения. Хотя война практически наверняка привела бы к распаду Центральноамериканского общего рынка, сальвадорское правительство было готово пойти на это. По его оценкам, организация уже и так была близка к распаду из-за проблемы торговых преимуществ; война лишь ускорила бы неизбежное.

Накануне войны

Инцидент, спровоцировавший открытые военные действия и давший войне название, имел место в Сан-Сальвадоре в июне 1969 года. В течение месяца футбольные команды двух стран должны были провести два матча за выход в финальную часть Чемпионата мира по футболу 1970 года (в случае если бы каждая сборная выиграла по одному матчу, назначался третий). Беспорядки возникали и во время первого матча в Тегусигальпе, и после него (некая гражданка Сальвадора застрелилась, заявив, что не может пережить такого позора своей страны), а во время второго матча (ответная победа Сальвадора), в Сан-Сальвадоре, они достигли угрожающих масштабов.

В Сальвадоре были избиты гондурасские футболисты и болельщики, сжигались гондурасские флаги; по Гондурасу прокатилась ответная волна нападений на сальвадорцев, включая двух вице-консулов. Неустановленное количество сальвадорцев погибло или было ранено в результате нападений, десятки тысяч бежали из страны. Эмоции накалились до предела, в прессе обеих стран поднялась настоящая истерия. 27 июня 1969 года, сразу после поражения в третьем матче, Гондурас разорвал дипломатические отношения с Сальвадором.

14 июля сальвадорские вооружённые силы начали согласованные военные действия против Гондураса.

Военные действия

Сальвадорские ВВС нанесли удары по целям в Гондурасе, а армия начала наступление вдоль основных дорог, соединяющих две страны, и принадлежащих Гондурасу островов в заливе Фонсека. Поначалу сальвадорским войскам сопутствовал успех. К вечеру 15 июля сальвадорская армия, более многочисленная и лучше вооружённая, чем противостоящая ей армия Гондураса, продвинулась на 8 км и заняла столицу департамента Нуэва Октотепек. Однако после этого наступление захлебнулось из-за недостатка топлива и боеприпасов. Главной причиной нехватки топлива были действия гондурасских ВВС, которые, кроме уничтожения более слабых сальвадорских военно-воздушных сил, серьёзно повредили сальвадорские нефтяные хранилища.

На следующий день после начала войны была собрана чрезвычайная сессия Организации американских государств, призвавшая к прекращению огня и выводу сальвадорских войск из Гондураса. В течение нескольких дней Сальвадор сопротивлялся призывам ОАГ, требуя, чтобы прежде Гондурас согласился на выплату репараций за нападения на сальвадорских граждан и гарантировал безопасность сальвадорцев, остающихся в Гондурасе.

Прекращение огня было согласовано 18 июля; полностью огонь был прекращён к 20 июля. До 29 июля Сальвадор отказывался вывести войска, однако потом согласился на вывод войск в первых числах августа. К такому решению его склонили, с одной стороны, угрозы введения экономических санкций со стороны ОАГ, а с другой — её предложения по размещению в Гондурасе специальных представителей ОАГ по контролю за безопасностью сальвадорских граждан. Активные военные действия продолжались всего четыре дня, однако мирный договор между двумя странами был заключён лишь десять лет спустя.

Последствия войны

Фактически, Футбольную войну проиграли обе стороны. От 60 до 130 тысяч сальвадорцев оказались изгнаны или бежали из Гондураса, что привело к экономическому коллапсу в некоторых областях. В конфликте погибло около 2000 человек, в основном, мирных жителей. Двусторонняя торговля полностью прекратилась, а граница была закрыта, что нанесло ущерб обеим экономикам и превратило Центральноамериканский общий рынок в организацию, существующую лишь на бумаге.  

Политическое влияние военных в обеих странах усилилось после войны. На выборах в парламент Сальвадора кандидатами от правящей Партии национального примирения в основном были военные. Однако правительство оказалось неспособно успешно решать экономические проблемы, связанные с появлением тысяч депортированных из Гондураса граждан в и без того перенаселённой стране.

Кроме того, правительство лишилось экономического «предохранительного клапана», который раньше предоставляла нелегальная эмиграция в Гондурас; снова резко обострился земельный вопрос. Возникшее в результате всего этого социальное напряжение было одной из причин разразившейся в Сальвадоре в 1981 году гражданской войны.

«Футбольная война»(Сальвадор-Гондурас)1969 — Военные конфликты малой интенсивности — ЖЖ

Военный конфликт случившийся между Сальвадором и Гондурасом в 1969 году принято называть «Футбольная война»,как полагают международные СМИ поводом к конфликту стал проигрыш команды Гондураса команде Сальвадора в матчах плей-офф отборочного этапа Чемпионата мира по футболу,но на самом деле все немного сложнее.
Обе страны на тот момент возглавляли военные пришедшие к власти путем переворота.
Имели друг к другу территориальные претензии относительно границ.
Эти страны имеют общую границу, Сальвадор меньше соседа, но более экономически развит по сравнению с Гондурасом.Гондурас же был менее экономически развит, но имел много свободной земли,это привело к тому что к 1969 году около 100 000(называют цифру и в 300т) сальвадорских крестьян незаконно иммигрировали на территорию Гондураса, захватывали пустующие земли и начинали их обрабатывать, такие самовольные поселенцы не имели никаких прав на землю, за исключением своего физического на ней присутствия. Но как вам известно человек поселившийся на земле и долгое время её обрабатывающий считает её своей.
Такого рода переселения не остались незамеченными в Гондурасе и вызвали недовольство в среде гондурасских националистов(на тот момент «партия власти»), считавших, что за территориальной экспансией может последовать отделение части приграничных территорий.
А так как начиная с 1967 года в Гондурасе наблюдались гражданские волнения,забастовки,правительству нужно было найти крайнего и обвинить его во всех экономических бедах Гондураса.

В январе 1969 года, правительство Гондураса отказалось продлить двусторонний договор об иммиграции от 1967 года, предназначенный для регулирования потока лиц, пересекающих общую границу. В апреле 1969 года, правительство Гондураса объявило о своем намерении начать изгнание всех лиц, которые приобрели имущество без выполнения правовых требований. СМИ так же способствовало нагнетанию истерии в обществе обвиняя сальвадорских трудовых иммигрантов что из за них упала заработная плата и вырос уровень безработицы в Гондурасе(на самом деле это для Сальвадорцев 100-300т человек это большое кол-во, для экономики же Гондураса это была капля в море). К концу мая 1969 года десятки сальвадорцев были жестоко убиты и десятки тысяч начали стекаться обратно на границу.
В июне 1969 около 60000 тысяч сальвадорских поселенцев было изгнано обратно,это привело к напряжению ситуации на границе, кое где даже к перестрелкам.
В ответ на это правительство Сальвадора грозилось выпустить карты где земли захваченные иммигрантами входили в границы Сальвадора, тем самым увеличивая размер страны в 1,5 раза. Сальвадорские СМИ так же подключились и начали публиковать репортажи об изгнанных и обокраденных сальвадорцах как о беженцах со своих земель.

Инцидент

Инцидент, спровоцировавший открытые военные действия и давший войне название, имел место в Сан-Сальвадоре в июне 1969 года. В течение месяца футбольные команды двух стран должны были провести два матча за выход в финальную часть Чемпионата мира по футболу 1970 года (в случае если бы каждая сборная выиграла по одному матчу, назначался третий). Беспорядки возникали и во время первого матча в Тегусигальпе(столица Гондураса), и после него, а во время второго матча (ответная победа Сальвадора), в Сан-Сальвадоре, они достигли угрожающих масштабов. В Сальвадоре были избиты гондурасские футболисты и болельщики, сжигались гондурасские флаги; по Гондурасу прокатилась ответная волна нападений на сальвадорцев, включая двух вице-консулов. Неустановленное количество сальвадорцев погибло или было ранено в результате нападений, десятки тысяч бежали из страны. Эмоции накалились до предела, в прессе обеих стран поднялась настоящая истерия.
24 июня Сальвадор объявил мобилизацию
26 июня правительство Сальвадора объявило чрезвычайное положение
В ответ на это 27 июня 1969 года, сразу после поражения в третьем матче
(1 матч Гондурас — Сальвадор 1:0,
2 матч Сальвадор — Гондурас 3:0
3 матч Сальвадор — Гондурас 3:2
)
Гондурас разорвал дипломатические отношения с Сальвадором.
3 июля случился первый военный инцидент,экипаж транспортника C-47 Гондураских ВВС сообщил об атаке на них произведенной с неизвестного самолета,для проверки и перехвата в воздух были подняты два T-28 «Троян»,через некоторое время около границы с Сальвадором они заметили Пайпер PA-28 «Чероки» который уходил в сторону Сальвадора,преследовать его не стали.В последующие дни ВВС Гондураса так же отмечало нарушения воздушного пространства,понимая что это разведка территории
ВВС Гондураса проводит мобилизацию и начинает операцию «База Нуэва»:
12 июля Гондурас начал концентрировать авиацию в Сан-Педро Сула и создал группировку “Северное командование”, которое координировало все военные операции в течении конфликта.
Тем временем большинство сальвадорской армии было развернуто вдоль границы в районе залива Фонсека и северном Сальвадоре, готовя почву для атаки на Гондурас.

Силы сторон были такими:
Армия Сальвадора состояла из трех пехотных батальонов,одного кавалерийского эскадрона и одного артиллерийского батальона,общим количеством 4500 человек.
Территориальные силы обороны(Национальная гвардия) могли в случае мобилизации предоставить 30000 человек.
ВВС Сальвадора состояли в основном из старых поршневых машин американского производства времен Второй мировой.
Командующий ВВС майор Энрикес еще весной 1969 послал в США агентов с целью раздобыть(некоторые частные лица воспользовались возможностью избавиться от своих «Мустангов») несколько P-51 Mustangs и несмотря на наложенное США эмбарго на экспорт оружия сложными путями через Гаити,Доминиканскую республику и отдельные карибские острова самолеты прибыли(уже к окончанию войны).
Общие силы ВВС Сальвадора состояли из 1000 человек(летчики и обслуживающий персонал) и включали в себя 12 истребителей «Корсар»(FG-1D),7 истребителей «Мустанг»,2 учебных истребителей T-6G «Тексан», четыре Дугласа C-47 «Скайтрэйн» и один Дуглас C-54,пять самолетов «Сессна» U-17As и две «Сессна» 180.

Армия Гондураса была примерно такой же по численности что и Сальвадорская, но обучена и экипирована хуже.Военная доктрина Гондураса в первую очередь все надежды возлагала на ВВС и в этом плане оно было и по количеству и по качеству самолетов лучше чем ВВС Сальвадора,летчиков обучали опытные инструкторы из США. Общие силы ВВС Гондураса состояли из 1200 человек и включали в себя 17 истребителей «Корсар»(9шт.-F4U-5N 8шт.-F4U-4)2 тренировочных истребителя SNJ-4 «Тексан»,три учебных истребителя T-6G «Тексан»,5 легких штурмовиков T-28 «Троян»,6 Дугласов C-47 «Скайтрэйн» и три вертолета.
Гондурас располагал двумя воздушными базами(база «Тонконтин» недалеко от Тегусигальпы и «Ла Меса» недалеко от Сан-Педро-Сула)в то время как Сальвадор только одной.

Сальвадорским генералом Херардо Барриосом был разработан план согласно которому ВВС Гондураса должно было бомбить аэродром Тонконтин что бы уничтожить силы ВВС Гондураса еще на земле. Дополнительные воздушные удары должны были быть нанесены в отношении ряда других городах Гондураса. Одновременно, пять пехотных батальонов и девять рот Национальной гвардии будут развернуты на четырех направлениях вдоль границы с тем что бы быстро захватить основные города Гондураса расположенные вдоль границы, желательно до того как Организация американских государств (ОАГ) сможет на это отреагировать санкциями.

Война

Вечером 14 июля 1969 года армия Сальвадора начала вторжение.
Наземные войска двумя колоннами по 6 тысяч в каждой выдвинулись в направлении трех Гондураских городов Nueva Ocotepeque, Gracias a Dios и Santa Rosa de Copan. Одновременно с этим ВВС Гондураса в полном составе начали атаку аэродрома,выявленных войск гондурасцев и островов в заливе Фонсека.
Около 18:10 часов сальвадорский C-47 появился над взлетным полем аэродрома Тонконтин,экипаж самолета вручную через грузовую дверь выкатил 45 кг бомбы и сбросил их на аэродром. Другие С-47 перепутали цель и в это время отбомбились по городу Catacamas. Бомбардировки аэродрома Тонконтин были не точны и большинство гондураских самолетов к тому времени находились на базе «Ла Меса» на которую налет вообще не был произведен. Поднявшиеся с аэродрома четыре гондураских «Корсара» попытались перехватить С-47, но из за наступившей темноты ничего сделать не смогли.
К концу дня все самолеты ВВС Сальвадора кроме одного возвратились на базу,самолет TF-51D под командованием капитана Бенджамина Трабаньо совершил аварийную посадку на территории Гватемалы где и оставался до конца войны.
В этот вечер командование ВВС Гондураса вступило в спор с руководством страны по поводу где наносить ответный удар,военное руководство страны в основном было выходцами из пехоты поэтому они настаивали на воздушных ударах по выдвигавшимся сальвадорским войскам,руководство ВВС настаивало что наиболее эффективно будет нанести удары вглубине территории Сальвадора, по промышленным объектам и тылам армии. Пехотное командование очень беспокоило то что сальвадорские силы очень успешно наступали на город Nueva Ocotepeque отбросив защищавший этот участок границы батальон более чем на 8 км вглубь Гондураса. После долгих диспутов было принято решение нанести удар по объектам в Сальвадоре.
Уже в 4.18 утра 15 июля Дуглас С-47 ВВС Гондураса под командованием капитана Родольфо Фигероа сбросил 18 бомб на цель которую он считал сальвадорским аэропортом Илопанго,правда никаких падений бомб вблизи аэродрома сальвадорцы не видели. В 4.22 три F4U-5N и один F4U-4 во главе с майором Оскаром Колиндресом так же подлетели к аэродрому Илопанго и нанесли ракетный удар в результате частично разрушили впп и полностью уничтожили один ангар с «Мустангом». Через несколько минут «Корсары» совершают налет на порт Cutuco и наносят ракетный удар по складу хранения нефти,в результате там все взрывается.
Так же другие четыре «Корсара» ВВС Гондураса совершают налет на нефтяные запасы в Acajutla.
Сальвадор потеряли до 20% своих стратегических запасов горючего за этот рейд.
Все это время им никто не мешает,все ВВС Сальвадора атакуют позиции на границе,радаров мало,противовоздушная оборона слабая. Был поврежден только один F4U-5N пилот совершил вынужденную посадку в Гватемале и вернулся домой только после окончания войны.
После начала боевых действий,представители Организации американских государств (ОАГ) провели совещание на котором призвали к немедленному прекращению огня и выводу войск Сальвадора из Гондураса. Сальвадор отказался и потребовал, чтобы Гондурас принес извинения и выплатил компенсацию за нападения на сальвадорских граждан, а также предоставил безопасность сальвадорским мигрантам в Гондурасе.
Пока ВВС Гондураса развлекались на стратегических объектах Сальвадора,один «Мустанг» и один «Корсар»
ВВС Сальвадора атаковали бесполезный аэродром Тонконтин им на перехват поднялся один T-28A,
сначала он атаковал «Мустанг», но безуспешно так как заклинило пулемет,потом он переключился на «Корсар» и несколько раз попал в него в результате чего самолет оставляя дымный след ушел в сторону границы.
Тем временем не смотря на успешность рейда(в последствии у армии Сальвадора начались проблемы с топливом и они вынуждены были прекратить наступление) в Сальвадоре,президент Гондураса запретил в дальнейшем повторять подобное и ограничил ВВС защитой и поддержкой на своей территории.
Уже днем 15 июля Дугласы ВВС Сальвадора бомбили дороги близ Nueva Ocotepeque,один FC-1D обрабатывал позиции гондураских войск под Alianza и два FG-1D в районе Aramecina.
Еще один воздушный бой произошел между двумя F4U ВВС Гондураса и С-47 близ Citala в результате Дуглас с поврежденным двигателем улетел на аэродром Илопанго и простоял там до конца войны.
Чуть позже они же погнались за сальвадорским «Мустангом», но он уклонился от боя и ушел в сторону границы.
По итогам дня за ВВС Гондураса успешный рейд,за армией Сальвадора захват неповрежденной ВПП близ San Marcos Ocotepeque.
Утром 16 июля сальвадорские войска очистили от солдат Гондураса приграничный город Nueva Ocotepeque и продолжали свое наступление вдоль шоссе на город Санта-Роза де Копан при поддержке C-47 и двух «Мустангов». К ним в поддержку должны были прибыть еще два «Мустанга», но они столкнулись во время взлета с аэродрома Илопанга.За два дня боев были выведены из строя четыре самолета Сальвадорских ВВС.
Армия Гондураса то же не сидела сложа руки и 16 июля начала переброску солдат из столицы в Санта-Розу де Копан,посредством С-47 под прикрытием «Корсаров» и Т-28 было переброшено 1000 солдат со всем оборудованием. Пять «Корсаров»,два Т-6 «Тексан»,три Т-28 и один С-47 были использованы для атаки сальвадорских войск в районе El Amatillo,непрерывные воздушные атаки в течении дня вынудили сальвадорцев прекратить наступление и копать окопы.
К утру 17 июля 1969 года армии Сальвадора и Гондураса стояли друг напротив друга между городами Nueva Ocotepeque и Санта-Роса-де-Копан,воздушную поддержку оказывали только гондураской стороне.
Тяжелые бои шли на фронте El Amatillo. С аэропорта Тонконтин в тот район вылетило три «Корсара» под командованием майоров Фернандо Сото Энрикеса, Эдгардо Акоста, и Франческо Запеды для подавления артиллерийских позиций сальвадорцев. На подлете Запеда обнаружил что у него заклинило оружие,решил вернутся на аэродром для исправления,на обратном пути его перехватили два сальвадорских «Мустанга» и попытались сбить,он маневрировал до тех пор пока к нему на помощь не вернулись Энрикес и Акоста в последующем коротком бою Энрикес сбил один «Мустанг»(пилот капитан Дуглас Варела погиб) другой видя что расклад не в его пользу на низкой высоте ушел в сторону залива Фонсека. Позже по позициям артиллерии отбомбился С-47.
Гибель опытного летчика весьма болезненно повлияла на ВВС Сальвадора,опытных военных пилотов у них было очень мало, а сажать за штурвал «Мустанга» или «Корсара» резервиста или гражданского пилота было равносильно списанию самолета. Было принято решение привлечь к пилотированию наемников,в результате было завербовано 5 иностранных пилотов из них только имена двоих известны американец Jerry Fred DeLarm(с начала 50х работал в ЮА наемным пилотом, сотрудничал с ЦРУ) и “Red” Gray в псоледствии они получили не самые лестные отзывы от пилотов Сальвадора.
Во второй половине дня 17 июля два FG-1D были подняты с Илопанго для помощи сальвадорцам в районе
El Amatillo,едва они появились в районе как тут же столкнулись с двумя «Корсарами» опять же во главе с майором Энрикесом которые там занимались штурмовкой. В завязавшемся воздушном бою самолет Энрикеса получил несколько попаданий в фюзеляж и крылья, но и сам майор сбил один FG-1D который взорвался в воздухе.
В тот же день другой сальвадорский FG-1D и еще один опытный пилот, капитан Марио Эчеверриа, был сбит на этот раз в результате «дружественного огня» над заливом Фонсека.
В конце дня гондурасцы одержали еще одну маленькую победу. В местечке San Rafael de Matres колонна Национальной гвардии Сальвадора попала в комбинированную засаду,сначала их сковали наземные силы, а потом обработали два «Корсара».
На следующий день, 18 июля ВВС Гондураса нанесли напалмовый удар по войскам Сальвадора в местечке San Marcos Ocotepeque и Llano Largo.
Представители ОАГ наконец то вмешались в конфликт приказав обеим сторонам прекратить огонь начиная с 22:00 часов 18 июля 1969 года, а также вывести сальвадорские войска из оккупированных территорий Гондураса. Власти Гондураса были готовы прекратить огонь и в 21.30 они это сделали, но правительство Сальвадора отказалось выполнять требования ОАГ, они были вдохновлены успехами первых дней и прикидывали шансы дойти на Тегусигальпы. Потрепанное ВВС они планировали пополнить заказанными ранее в США семью «Мустангами» которые должны были прибыть уже 19 июля утром.
Соблюдая приказ о прекращении огня ВВС Гондураса провели 19 июля на аэродромах.
ВВС Сальвадора воспользовалось ситуаций и беспрепятственно доставило на С-47 боеприпасы на взлетно-посадочную полосу недалеко от San Marcos de Ocotepeque. Техники на земле лихорадочно перевооружали прибывшие «Мустанги»(так как все они были «с гражданки», то на них сразу же начались работы по установке пулеметов, прицелов, бомбодержателей и монтаж электросистемы сброса бомб). До конца месяца активных боевых действий не велось,понимая что рано или поздно придется договариваться(тем более что ОАГ объявило агрессором Сальвадор) правительство Сальвадора решило не оставлять ранее захваченные территории что бы было чем торговаться на переговорах.
В ответ на это 27 июля армия Гондураса неожиданно напала на пять приграничных городов Сальвадора,бои продолжались до 29 июля когда ОАГ ввела санкции против Сальвадора.
Только в первой половине августа Сальвадор начал постепенно выводить своим войска с территории Гондураса,полностью процесс завершился лишь через 5 месяцев.
Фактических острая фаза боевых действий длилась всего 100 часов, но состояние войны существовало между двумя странами в течение последующих десяти лет, пока не было достигнуто мирное урегулирование конфликта в 1979 году.
Общие потери сторон составили около 2,000 человек гражданских и военных,экономики обеих стран сильно пострадали, торговля была нарушена и общая граница закрыта.От 60000 до 130000 тысяч сальвадорцев были изгнаны или вынуждены бежать из приграничных районов Гондураса.
У этой войны есть еще одно неофициальное название «100 часовая война».

Материал оригинальный,переведен и скомпилирован мною из разных иностранных источников исключительно для этого сообщества.Поэтому любое воспроизведение исключительно со ссылкой на сообщество.

как 50 лет назад футбольное соперничество Сальвадора и Гондураса переросло в военный конфликт

27 июня 1969 года на стадионе «Ацтека» в Мехико футболисты Гондураса и Сальвадора играли, пожалуй, самый важный матч в истории. Победитель попадал на Чемпионат мира 1970 года в Мексике. Для сборных обеих стран это было шансом впервые в истории поучаствовать в главном футбольном турнире.

Первый матч 8 июня 1969 года прошел в столице Гондураса Тегусигальпе. Хозяева выиграли со счетом 1:0. Сальвадорские болельщики пришли в ярость и устроили погромы на стадионе. История болельщицы из Сальвадора Амелии Боланиос, которая не выдержала позора своей сборной и застрелилась, всколыхнула общество. На ее похоронах собрались тысячи людей.

Спустя неделю ответный матч прошел уже в Сан-Сальвадоре. Стадион в целях безопасности охраняли войска национальной гвардии. Сальвадорские фанаты жгли флаги Гондураса и оскорбляли соперников. После матча, в котором Сальвадор выиграл со счетом 3:0, по Гондурасу прокатилась волна нападений на живущих там сальвадорцев.

Уровень напряженности перед решающей игрой, которую от греха подальше решили провести в Мексике, превысил все допустимые пределы. Перед игрой Сальвадор разорвал дипломатические отношения с Гондурасом из-за преследования сальвадорских мигрантов, которые были вынуждены массово бежать из страны. По мнению властей Сальвадора, Гондурас не сделал ничего, чтобы предотвратить насилие.

Стадион «Ацтека» в Мехико Фотография: Becke/ Ullstein bild / Getty Images

Драматизм матча соответствовал ситуации. Решающий гол сальвадорцы забили в дополнительное время и выиграли со счетом 3:2. После этого на улицах мексиканской столицы начались даже не стычки, а массовые столкновения фанатов. Вооруженные силы обеих стран пришли в полную боевую готовность. Война была неизбежна.

Несмотря на то что конфликт называют «Футбольной войной», спортивное соперничество стало, как говорят юристы, казусом белли, то есть формальным поводом для войны. Политические противоречия и конфликтная ситуация назрели задолго до матчей.

В 1960-х годах в Сальвадоре жили около 3,5 млн человек. Многие занимались сельским хозяйством. При этом большинством земель владели крупные латифундисты. Из-за этого бедные крестьяне массово эмигрировали в соседний Гондурас. На территории, которая была почти в пять раз больше Сальвадора, жили всего около 2,5 млн человек.

В середине 1960-х годов режим генерала Освальдо Арельяно в Гондурасе провел земельную реформу, которая защищала интересы крупных аграрных компаний и фермеров. Она позволила законно отчуждать землю у переселенцев из Сальвадора, а также высылать их из страны. Еще власти объясняли бедность и безработицу наплывом мигрантов, что провоцировало неприязнь гондурасцев к сальвадорцам.

В 1969 году в Сальвадор из Гондураса стали возвращаться переселенцы. Страна была к этому не готова, и социальная напряженность возрастала.

В экономическом плане Сальвадор значительно превосходил Гондурас и был его основным кредитором. Это в каком-то смысле вызывало зависть у гондурасцев и было еще одним поводом не любить сальвадорских мигрантов.

Военные хунты, которые тогда управляли обеими странами, эффективно использовали образ внешнего врага, чтобы отвлечь население от внутриполитических и экономических проблем. В таких условиях конфликт был делом времени.

Активная фаза противостояния продлилась всего неделю (с 14 по 20 июля). Армия Сальвадора, которая имела численное превосходство, вторглась на территорию Гондураса. Наступление удалось остановить благодаря авиации. Гондурас разбомбил нефтехранилища Сальвадора и лишил его армию ресурсов. Это был последний конфликт, когда обе стороны пользовались самолетами времен Второй мировой войны.

Фотография: Express / Hulton Archive / Getty Images

Усилия Организации американских государств (ОАГ) позволили к 18 июля договориться о прекращении огня. Формально боевые действия закончились спустя два дня. В начале августа Сальвадор вывел свои войска из Гондураса.

Война унесла жизни нескольких тысяч человек, в основном гондурасцев. Сотни тысяч сальвадорцев бежали из Гондураса на родину, где их ждала бедность. Экономика Сальвадора не справилась с наплывом, и спустя десять лет после войны социальные протесты стали одной из причин Гражданской войны.

В октябре 1980 года стороны подписали мирный договор, но пограничный спор так и не уладили. Он все еще остается камнем преткновения в отношениях стран.

P.S. «Это была не игра между врагами, а матч двоих соперников», — сказал Би-би-си футболист Маурисио Родригес, который забил Гондурасу победный гол. На Чемпионате мира в Мексике Сальвадор проиграл все три матча и не вышел в плей-офф.

14 июля 1969 г. — Между Сальвадором и Гондурасом разгорелась Футбольная война

Футбольная война — скоротечный военный конфликт между Сальвадором и Гондурасом, продолжавшийся шесть дней. По мнению международных средств массовой информации, непосредственным поводом к войне послужил проигрыш команды Гондураса команде Сальвадора в матчах плей-офф отборочного этапа чемпионата мира по футболу, чем и объясняется данное конфликту название.

По некоторым сведениям, первое вооружённое столкновение на линии границы имело место 11 июля. Вслед за этим, 12 июля президент Гондураса объявил о перемещении к границе дополнительных армейских подразделений.

14 июля 1969 года, во второй половине дня, сальвадорские вооружённые силы перешли в наступление, в котором участвовали пять пехотных батальонов и девять рот Национальной гвардии, сведённые в две боевые группы. Наступление развивалось вдоль основных дорог, соединяющих две страны, в направлении городов Грасиас-а-Диос и Нуэва-Окотепеке.

Одновременно сальвадорские ВВС нанесли удары по аэродрому «Тонконтин» в Тегусигальпе, скоплениям гондурасских войск в районе границы, а также по целям на принадлежащих Гондурасу островах в заливе Фонсека. Правительство Гондураса выступило с сообщением, что в этот день самолёты сальвадорских ВВС бомбили населённые пункты Нуэва-Окотепеке, Санта-Роса-де-Копан, Грасиас и Чолутека.

В ответ, в ночь на 15 июля гондурасские самолёты атаковали авиабазу Илопанго, повредив взлётно-посадочную полосу и серьёзно повредив нефтехранилища. После этого правительство Сальвадора ввело на территории страны режим осадного положения сроком на 30 дней.

В ходе наземной операции сальвадорским войскам поначалу сопутствовал успех. К вечеру 15 июля сальвадорская армия, более многочисленная и лучше вооружённая, чем противостоящая ей армия Гондураса, продвинулась на 8 км и заняла два населённых пункта.

Однако позже сальвадорское наступление захлебнулось из-за недостатка топлива и боеприпасов, а также усилившегося противодействия со стороны гондурасских вооружённых сил.

На следующий день после начала войны была собрана чрезвычайная сессия Организации американских государств, призвавшая к прекращению огня и выводу сальвадорских войск из Гондураса.

16 июля в приграничных районах продолжались бои между частями сальвадорской и гондурасской армий, кроме того, части гондурасской армии предприняли попытку контрнаступления с целью захватить город Чалатенанго.

К 17 июля сальвадорские войска продвинулись до 70 км в глубину территории Гондураса, в это же время продолжались ожесточенные бои за столицу департамента — город Нуэва Окотепеке, расположенный в 8 км от границы.

18 июля ОАГ предложила проект соглашения о урегулировании конфликта, в соответствии с которым боевые действия должны были быть прекращены в срок до 22:00 часов 21 июля 1969 года, войска сторон — отведены на расстояние в три мили от линии границы, а населению в зоне боевых действий должны быть предоставлены гарантии защиты жизни и имущества. Сальвадор и Гондурас выступили с заявлениями, что в целом они готовы принять предложение ОАГ, однако предложили внести в текст соглашения поправки, обсуждение которых затянуло переговорный процесс.

18 июля 1969 года стороны согласились на прекращение огня, которое продолжалось в течение шести часов, затем боевые действия возобновились: сальвадорская артиллерия открыла огонь по позициям гондурасских войск в районе Эль-Аматильо, а девять гондурасских самолётов начали бомбить позиции сальвадорских войск.

По предварительным подсчётам, в период с 14 по 18 июля 1969 года, за пять первых дней конфликта погибло около трёх тысяч граждан Гондураса и около тысячи граждан Сальвадора.

19 июля 1969 года сальвадорские войска захватили город Нуэва Окотепеке и подняли сальвадорский флаг на центральной площади города. В этот же день президент Сальвадора, генерал Санчес Эрнандес заявил, что войска не уйдут с занятой ими территории, пока правительство Гондураса не даст гарантии безопасности для 280 тысяч сальвадорцев, проживающих на территории Гондураса. В город были введены три танка M3A1 «Стюарт» сальвадорской армии, которые были размещены неподалёку от позиций гондурасской армии.

В этот же день подразделение гондурасской армии отбило атаку сальвадорской армии в районе селения Эль-Пой. Кроме того, как сообщило правительство Гондураса, самолёты ВВС Гондураса сбросили бомбы на колонну из 40 военных грузовиков. В четыре часа по Гринвичу вступило в силу перемирие.

К 20 июля боевые действия полностью прекратились.

По состоянию на 23 июля 1969 года сальвадорские войска продолжали удерживать около 400 км² территории и 10 населённых пунктов на территории четырёх юго-западных департаментов Гондураса, и правительство не производило никакой подготовки к их отводу — напротив, для них перебрасывали дополнительное снаряжение. В это же время сальвадорские печатные издания начали публиковать документы, которыми обосновывались права Сальвадора на занятые территории. После инспекционной поездки по занятой сальвадорскими войсками территории Гондураса президент Санчес вновь заявил, что «войска не будут выведены с позиций, пока не будут получены гарантии для 280 тысяч сальвадорцев в Гондурасе».

В течение следующих нескольких дней Сальвадор сопротивлялся призывам ОАГ, требуя, чтобы прежде Гондурас согласился на выплату репараций за нападения на сальвадорских граждан и гарантировал безопасность сальвадорцев, остающихся в Гондурасе.

До 29 июля Сальвадор отказывался вывести войска, однако потом согласился. К такому решению его склонили, с одной стороны, угрозы введения экономических санкций со стороны ОАГ, а с другой — её предложения по размещению в Гондурасе специальных представителей ОАГ по контролю за безопасностью сальвадорских граждан.

2 августа 1969 года подразделения армии Сальвадора покинули территорию Гондураса.

Мирный договор между странами был подписан только через 10 лет после окончания войны.

Футбольная война в Центральной Америке / Войны и Армии / Независимая газета

О том, как поссорился Сальвадор с Гондурасом

Солдаты Сальвадора на границе 
с Гондурасом во время 100-часовой войны.
Фото 1969 года со страницы
HistoriadeElSalvador в Twitter
Позаимствованный в Европе, футбол стал истинным национальным достоянием Латинской Америки. Пожалуй, это единственная сфера, в которой эта часть света по-настоящему вышла на мировой уровень и даже во многом превзошла его. В Центральной Америке футбол любят так же страстно, но вот успехов у здешних сборных не просматривается. Тем не менее именно здесь ровно полвека назад случилась пока единственная в истории футбольная война.

Разумеется, глубинной причиной войны между Гондурасом и Сальвадором был не футбол, а, как чаще всего бывает, пограничный спор. Сальвадорцы активно занимались самозахватами гондурасских земель. В 1962 году власти Гондураса начали депортацию сальвадорских мигрантов, что обострило отношения между странами. К тому же правительство Гондураса, испытывающего значительные экономические трудности, все проблемы начало сваливать на мигрантов из Сальвадора.

Поток лишенных земли «возвращенцев» из Гондураса в Сальвадор резко вырос в начале 1969 года. В связи с этим серьезные экономические проблемы стали возникать уже и в Сальвадоре. Здесь катализатором войны и стал футбол.

Команды двух стран должны были сыграть между собой два матча (на своем и чужом поле) за выход в финальную часть чемпионата мира 1970 года от Зоны КОНКАКАФ (Северной и Центральной Америки и Карибского бассейна). Причем в случае, если команды одерживали по одной победе (независимо от счета), игрался третий матч на нейтральном поле. Первый матч проходил 6 июня 1969 года в Тегусигальпе, Гондурас выиграл 1:0. Болельщица из Сальвадора после этого застрелилась, не вынеся позора, за что была объявлена национальной героиней. Ответный матч в Сан-Сальвадоре 15 июня выиграл Сальвадор – 3:0. Празднование победы хозяевами вылилось в избиения гондурасских болельщиков. В ответ на это в Гондурасе начались сальвадорские погромы. 24 июня Сальвадор объявил мобилизацию и 26 июня разорвал дипотношения с Гондурасом. 27 июня матч на нейтральном поле (в Мехико) завершился вничью (2:2), в дополнительное время решающий победный гол забили сальвадорцы. При этом побоище болельщиков двух стран, в котором были убитые, случилось уже и на улицах Мехико. В тот же день и Гондурас разорвал дипотношения с Сальвадором. Дело уверенно шло к войне.

Стороны обладали небольшими и крайне примитивными ВС. Численность сальвадорской армии составляла примерно 11 тыс. человек, гондурасской – 6 тыс. Впрочем, Сальвадор быстро мобилизовал еще 60 тыс. человек и 14 июля начал наступление. Вполне вероятно, что при этом преследовались самые решительные цели вплоть до взятия Тегусигальпы и свержения президента Гондураса. Основной ударной силой сальвадорской армии были 10 американских легких танков М3 «Стюарт» времен Второй мировой. У Гондураса танков не было вообще.

ВВС сторон немедленно начали наносить удары по стратегическим объектам друг друга. При этом авиация сторон тоже новизной не отличалась. Так, в ВВС Сальвадора было пять американских F4, но отнюдь не «Фантомов», которые в это время в составе ВВС США и Израиля бились с МиГами над Вьетнамом и Суэцким каналом, а «Корсаров» – поршневых палубных истребителей времен опять же Второй мировой, ветеранов боев с японскими «Зеро». Их дополняли 18 американских поршневых истребителей Р-51 «Мустанг», которые четвертью века ранее сопровождали «Летающие крепости» во время ударов по нацистской Германии. Кроме того, в роли бомбардировщиков использовались транспортные С-47 (он же DC-3, он же Ли-2, разумеется, тоже времен Второй мировой). У Гондураса было до 20 тех же «Корсаров», а также 5 учебных Т-28D, которые использовались в качестве штурмовиков.

Поначалу наступление сальвадорской армии шло весьма успешно, к 17 июля на отдельных участках она продвинулась на 70 км от границы. 16 июля состоялись первые воздушные бои, в которых один из гондурасских «Корсаров» (его пилотировал майор Фернандо Сото) сбил сначала «Мустанг», а затем два «Корсара» ВВС Сальвадора. Майор Сото имел реальный шанс стать последним в истории авиации асом (то есть летчиком, сбившим не менее пяти самолетов противника) на поршневом истребителе, но больше сальвадорских самолетов ему не подвернулось. В любом случае он до сего дня остается единственным центральноамериканским военным летчиком (не считая, естественно, кубинцев), имеющим на счету реальные победы в воздушном бою.

Несмотря на неудачу в воздухе, 19 июля сальвадорцы взяли приграничный город Нуэва-Окотепеке, куда гордо въехали 3 «Стюарта». Под сальвадорским контролем находилось до 400 кв. км территории Гондураса. Правда, к этому моменту сальвадорская армия уже испытывала сильный дефицит топлива и боеприпасов из-за слабости тыловых служб. Сопротивление гондурасской армии нарастало. Главное же, Сальвадор подвергался сильнейшему политическому давлению со стороны Организации американских государств с требованием прекратить агрессию.

20 июля боевые действия практически прекратились, 5 августа Сальвадор начал отвод войск с территории Гондураса. Мирный договор между сторонами был подписан лишь в 1980 году, граница окончательно демаркирована в 1992-м.

В военном плане Сальвадор выиграл (он потерял до 700 человек убитыми, Гондурас – не менее 1,2 тыс.), но в политическом и экономическом – проиграл. Изгнание крестьян из Гондураса в конечном счете привело к длительной гражданской войне, которая продолжалась с 1979 по 1992 год и унесла не менее 75 тыс. жизней. Противником правительства в этой войне был опиравшийся на безземельных крестьян крайне левый Фронт национального освобождения им. Фарабундо Марти (ФНОФМ), получавший прямую помощь от сандинистской Никарагуа, косвенную – от Кубы и СССР. Бойцы ФНОФМ нанесли ряд тяжелых поражений сальвадорским войскам, которых поддерживали США и Израиль. В частности, в 1990–1991 годы ВВС Сальвадора потеряли от советских ПЗРК «Стрела-2», полученных местными партизанами, 3 самолета (2 разведчика О-2, 1 штурмовик А-37) и 4 многоцелевых вертолета (2 «Хьюз-500», 2 UH-1). Армия этой страны потеряла в ходе многолетней войны как минимум 2–3 БТР немецкого производства UR-416 и 6–7 бронеавтомобилей собственного производства М-37 «Кашуат». 

Футбольная война — Футбольная политика / Политика футбола

Написано в 2009 году Юрием Вейцкиным, Клэр Локерби и Стивеном Макмалленом

Отредактировано и обновлено в 2013 году Мэтью Шорром, Линдси Барретт и Колби Личман

Введение

Хотя футбол часто называют драматической игрой, вызывающей сильные эмоции, равной комбинацией спорта и театра, а также ключевым способом понимания общества, он по-прежнему недооценивается как сила и платформа для политических волнений.Ярким примером способности игры напрямую влиять на мировую политику является вооруженный конфликт между Гондурасом и Сальвадором в 1969 году — так называемая «футбольная война». Хотя три квалификационных матча чемпионата мира 1969 года (к чемпионату мира 1970 года в Мехико) стали искрой, которая разожгла конфликт, причиной войны стала напряженность, которая гораздо глубже, чем спорт. В частности, сочетание пограничных споров и классовой напряженности, существовавшей за несколько лет до матчей 1969 года, подготовило почву для войны.Три матча, сыгранных в июне 1969 года, послужили «катализатором, который помог разжечь и без того воспламеняющуюся ситуацию». [1] Автор Эдуардо Галеано резюмирует напряжение, которое переросло во время матчей в общество в целом: «Футбол, метафора войны , временами превращается в настоящую войну ». [2] Таким образом, футбольная война является кровавым напоминанием о том, что значение спорта может выходить далеко за пределы поля.

Агрессивная физическая форма футбола часто приводит к враждебности среди болельщиков, и Футбольная война не исключение; это пример националистического футбольного рвения, быстро перерастающего в националистическое насилие.Поклонники Роуди из обеих стран начали послематчевые беспорядки, которые помогли их армиям вступить в войну, которая годами была на грани извержения. Хотя иностранцы часто отвергали конфликт как просто беспорядки после эмоционально заряженного спортивного мероприятия, серьезность кризиса стала очевидна 14 июля 1969 года, когда сальвадорские самолеты сбросили бомбы на аэропорт в столице Гондураса Тегусигальпе, фактически объявив войну соседним странам. Гондурас. Четыре дня спустя большая часть боевых действий в «100-часовой войне» прекратилась, но последствия конфликта сохранялись на протяжении десятилетий.

Фон

Как выразился фанат футбола Джон Тернбулл: «Футбол — это игра, в которой спорное пространство» [3]; в Гондурасе и Сальвадоре эта истина выходит далеко за пределы поля. Проблема космоса актуальна в контексте футбольной войны, потому что Гондурас примерно в пять раз больше Сальвадора по площади в километрах [4]. В 1969 году население Гондураса в 1969 году составляло 2 333 000 человек по сравнению с 3 000 000 жителей Сальвадора. Перенаселенность в Сальвадоре привела к снижению качества жизни большого числа сальвадорских граждан, и многие из них перебрались в соседний Гондурас, который был менее густонаселенным.Эти иммигранты начали устраиваться на работу в качестве заводских рабочих и возделывателей ранее бесплодных земель. Растущее недовольство начало проявляться среди многих сельских гондурасцев, которые были свидетелями сальвадорских иммигрантов в своих общинах, которые работали и получали прибыль от земли. Оба правительства пытались остановить волну несанкционированной иммиграции и связанных с этим пограничных споров, восстановив границу между двумя странами; однако ряд договоров, призванных решить эту проблему, были встречены публичным пренебрежением.Последний из этих договоров, Двусторонний договор об иммиграции, хотя и прекратил свое действие к 1967 году, навсегда остался в памяти народа, поскольку обе стороны все еще испытывают негодование.

К тому времени, когда в 1969 году состоялся первый отборочный матч между Гондурасом и Сальвадором, в Гондурасе проживало и работало 300 000 сальвадорских иммигрантов. Это значительное иммигрантское население составляло примерно 20% крестьянского населения Гондураса. По мере того, как пограничные споры продолжали накаляться, а недовольство сальвадорскими рабочими росло, футбольные матчи между двумя странами были готовы вызвать националистические страсти, которые обострили конфликт и спровоцировали войну.

Вернуться к началу

Игры

Еще до того, как игра была начата, фанаты враждовали между собой из-за недавних пограничных споров. По имеющимся данным, «сальвадорскую сторону всю ночь не спали разъяренные болельщики возле их отеля» [5]. Первый из трех отборочных матчей чемпионата мира прошел в Тегусигальпе, столице Гондураса. Игра прошла на 90-й минуте без гола ни одной из команд. В конце овертайма Гондурас, наконец, забил гол и выиграл игру.Болельщики сразу же начали бунтовать и драться на трибунах стадиона. Некоторые зрители даже сообщили, что стадион был подожжен [6]. Болельщики сальвадорской стороны были возмущены победой Гондураса и их недовольством, которое усугублялось сальвадорскими СМИ, которые использовали игру для создания «очка национальной чести». [7] После матча появились сообщения о самоубийстве. женщины Сальвадора в конце игры. СМИ Сальвадора подробно осветили смерть и показали похороны по национальному телевидению.Посредством этого, возможно, пропагандистского и ура-патриотического освещения сальвадорские СМИ разжигали антипатию к гондурасской футбольной команде и всему гондурасскому народу.

Официальная программа чемпионата мира 1970 года

События, предшествовавшие второму матчу, позволяют предположить, что сальвадорские СМИ действительно привели сальвадорский народ в ярость. Когда гондурасская команда достигла аэропорта в Сальвадоре, к ним сразу же обратились орды сальвадорских болельщиков. Поклонники особо отметили звездного игрока Гондураса Энрике «Кролик» Кардона и подняли плакаты с плакатами с изображением его избиения кроликом.В ночь перед игрой генерал Хосе Альберто Медрано повел фанатов Сальвадора в буйный марш по улицам, надеясь нарушить сон гондурасской команды и повлиять на их выступления на следующий день. В конце ночи двое мужчин лежали мертвыми на улице, «и семь человек были ранены полицией» [9]. Гондурасцы оплакивали уличное насилие, «осквернили их женщин, напали на их мужчин и осквернили национальный флаг». [8] В какой-то момент ночи гондурасских игроков вывели из отеля и отвезли в безопасное место в их собственном посольстве.

Во время матча следующего дня на поле проявились последствия беспорядков предыдущей ночи. Скрытые в неизвестном месте перед матчем, игроки устали и опасались за свои жизни. Во время ритуала перед игрой флаг Гондураса не развевался — сальвадорцы в знак злости повесили тряпку, на которой гондурасцы спели свой национальный гимн. Как и ожидалось, Сальвадор доминировал в матче, забив три гола за 4 минуты Хуаном Рамоном Мартинесом, Эльмером Асеведо и Хуаном Рамоном Мартинесом соответственно.[10] После матча сальвадорцы шумно праздновали. На улицах были беспорядки, но на этот раз скорее от ликования, чем от ненависти. Звезда Гондураса Энрике Кардона вспоминает: «Нам очень повезло, что мы проиграли. Иначе нас бы сегодня не было в живых ». [11]

После первых парных матчей насилие продолжалось, поскольку местные банды в Гондурасе терроризировали сальвадорских поселенцев, пытаясь изгнать их из районов и обратно в Сальвадор. Если поселенцы отказывались уезжать, гондурасцы сожгли свои дома дотла.СМИ Сальвадора не одобрили такой поворот событий: одна сальвадорская газета, сообщившая об этих событиях, заявила: «Сальвадор должен цивилизовать Гондурас силой». [12] В ответ на волнения и угрозу насилия сальвадорцы начали поток обратно через граница с Сальвадором. В целом, примерно 17 000 беженцев покинули Гондурас в поисках безопасности на своей родине. По мере роста напряженности и насилия с обеих сторон война становилась все более неизбежной.

Поскольку первые два матча были омрачены столь интенсивным насилием, футбольные администраторы решили провести третий матч в Мексике, чтобы уменьшить вероятность дальнейшей агрессии между двумя странами.Перед финальным матчем тренера сборной Сальвадора аргентинца Грегорио Бундио вызвали в дом президента Сальвадора. Президент сказал ему, что он «должен защищать национальные цвета, потому что этот матч был для нашего национального достоинства» [13]. Давление на обе стороны, чтобы они хорошо играли на нейтральном мексиканском поле, и весь мир смотрел на них, было огромным. И снова матч перешел в овертайм. Сальвадор забил первым, голы на 10-й и 29-й минутах забил Хуан Рамон Мартинес, а Гондурас ответил двумя голами, чтобы сравнять счет.Обе стороны демонстрировали неистовое желание победить — защита была настолько сильной, что, вспоминая игру, Кардона восклицает: «Они выгнали меня с поля!» Хосе Антонио Кинтанилья из Сальвадора, наконец, забил победный гол на 101-й минуте [14]. После этой победы дипломатические отношения были разорваны каждым правительством, что стало первым шагом к войне.

Вернуться к началу

Война и последствия

14 июля 1969 года официально началась «футбольная война», когда три истребителя Эль-Сальвадора вторглись в воздушное пространство Гондураса.Вскоре после этого сальвадорская армия немедленно двинулась в сторону столицы Гондураса Тегусигальпы и начала наступление на главную дорогу, соединяющую две страны. Сальвадорская армия, лучше оснащенная, чем гондурасская, легко продвигалась вперед. Наступление продолжилось захватом Нуэва-Окотепеке, города на юго-западе Гондураса, но сальвадорская армия тогда «начала встречать ожесточенное сопротивление». [15] Сальвадорцы вызвали неблагоприятные погодные условия, сопротивление граждан Гондураса и отсутствие боеприпасов. наступление, чтобы остановиться.ВВС Гондураса ответили стратегическими бомбардировками нефтеперерабатывающих заводов и крупных центров силы Сальвадора. Поскольку у обеих сторон заканчивались боеприпасы, Организация американских государств (ОАГ) в конечном итоге объявила о прекращении огня, которое вступило в силу 20 июля. Обе стороны понесли потери в размере более 2000 человек, что чрезвычайно важно с учетом короткой продолжительности войны. Более 100 000 сальвадорцев были перемещены в результате конфликта, сдвиг, оказавший глубокое влияние на экономику Гондураса; перемещенные лица оставили пропасть на рынках, где когда-то активно участвовали.Большинство жертв на гондурасской стороне составили граждане, которые принимали участие в сопротивлении продвижению сальвадорских войск.

Многие люди даже отдаленно не понимали истинных социальных и политических причин войны. Хуан Луис Гутьеррес, гондурасский солдат, участвовавший в конфликте, говорит: «Мы, солдаты, понятия не имели. Мы пошли на войну, не зная, за что сражаемся и почему. Они просто сказали нам защищать национальный суверенитет ». [16] С помощью пропаганды в СМИ, которая вызвала национальные эмоции и гордость, обе страны смогли убедить своих граждан в том, что на карту поставлен суверенитет и что существует законная причина для ведения этой войны.Война, возможно, не была вызвана непосредственно футбольными матчами, но это яркий пример того, как эмоции и насилие, возникающие в играх, могут легко перекинуться с поля на улицы.

Вернуться к началу

Пропагандистская кампания в прессе во время футбольной войны (14-18 июля 1969 г.)

Общая тайна этого конфликта заключается в том, почему он распространился за пределы дипломатической арены и насколько легко было совершить и оправдать вооруженную агрессию. Ответ кроется в пропагандистских кампаниях, разжигаемых обеими странами.В то время как латиноамериканская интеграция и международное присоединение к Центральноамериканскому общему рынку всегда были основными целями в истории Латинской Америки, Футбольная война и ее пропагандистские схемы послужили резким отходом от этих целей и продемонстрировали нестабильность, присущую латиноамериканским отношениям. Пропагандистские кампании охотно препятствовали мирному урегулированию, которое могло бы способствовать восстановлению Центральноамериканского общего рынка.

Пропагандистские кампании во время Футбольной войны ссылались на три ключевых принципа.Газеты и правительство понимали, что быть сторонником футбола по сути своей является актом микронационализма. Затем международный футбол усиливает этот микронационализм на большом этапе отборочных матчей чемпионата мира по футболу. Наконец, в основе футбола лежат идеи лишений и разочарования, которые пропаганда может легко подпитывать национальное дело. В отличие от американского спорта, где очки обычно набираются в безумном темпе, футбол основан на отрицании и, таким образом, действует как микрокосм лишения собственности и отрицания.Принимая во внимание территориальные споры между Гондурасом и Сальвадором, а также отказ сальвадорцев в предоставлении адекватных земель и их порочность, легко понять, как пропагандистские кампании так легко получили распространение в соседних странах.

Информационная кампания восходит к гондурасским фермерам. Тысячи сальвадорцев переехали из Сальвадора, своей родины, на соседнюю территорию Гондураса из-за соблазна получить землю со скидкой. В 1966 году, когда в Гондурасе проживали сотни тысяч сальвадорцев, самые известные гондурасские землевладельцы, разгневанные этим быстрым притоком сальвадорцев, создали Национальную федерацию фермеров и животноводов Гондураса.Эти фермеры стремились защитить свои интересы и землю, предназначенную исключительно для использования в Гондурасе, и смогли получить поддержку правительства.

Национальная федерация фермеров успешно оказала давление на правительство президента Освальдо Лопеса Арельяно, захватившего власть в результате военного переворота, с целью развернуть спонсируемую правительством пропагандистскую кампанию, цель которой заключалась в продвижении дела фермеров. В качестве неожиданного побочного продукта кампания усилила общий гондурасский национализм среди населения.Гондурасцы, охваченные национальной гордостью, начали без разбора нападать на сальвадорских иммигрантов. По мере ухудшения ситуации эти первоначальные акты насилия переросли в предполагаемые избиения, пытки и линчевания, о которых сообщалось в местных газетах.

Сальвадорский F-51 Мустанг

Попытки смягчить проблему иммиграции с помощью соглашений и реформ были встречены с презрением и нарастающей напряженностью, усугубляемой принятием в 1969 году нового закона Гондураса об аграрной реформе, лишившего сальвадорских лагерей их ферм и средств к существованию.До этого момента закона об аграрной реформе избегали из-за «способности Гондураса поглощать избыточное население Сальвадора» [17]. Закон вынудил захватить землю у сальвадорских иммигрантов и перераспределить ее среди коренных гондурасцев, что еще больше разозлило сальвадорских граждан и правительство.

Еще одним компонентом пропагандистской кампании стали граффити. Граффити во многих отношениях является величайшим социальным комментарием и является производным от средств массовой информации, раскрывая всю глубину национальной гордости.Замечательный элемент граффити в том, что это деятельность, принадлежащая гражданским лицам. Независимо от полицейского надзора или драконовских указов, граждане всегда найдут способ выразить себя с помощью граффити, поскольку правительство не может патрулировать и задерживать каждого человека или группу в каждом месте любой страны в любое время суток. Кроме того, до тех пор, пока граффити видно хотя бы одному человеку, сообщение будет передаваться успешно, поскольку часто возникает эффект тонкого домино.Граффити почти всегда используется, чтобы выразить или предложить сообщения, за которые никто не возьмет на себя ответственность. В этом красота граффити; это анонимный катализатор перемен и идеальный проводник для повышения национальной гордости. Если принять во внимание поразительную реальность того, что по обе стороны границы граждан каждой страны часто собирали и помещали на национальные стадионы, служившие лагерями для заключенных, легко представить, как граффити может побудить толпу к действию и, в конечном итоге, , маршировать войска на войну.

Гондурас и Сальвадор, конечно, были не единственными странами, участвовавшими в яростных пропагандистских кампаниях. В своем обращении к нации президент Санчес заявил, что Гондурас «при содействии радио правительства Кубы подстрекал народ Сальвадора к восстанию» [18]. Гондурасское радио напало на «14 семей» Сальвадора, которые, как утверждается, контролирует большую часть ограниченного богатства его [президента Санчеса] нации, а Radio Havana предприняло атаку на «олигархию» Гондураса.Таким образом, даже кубинские СМИ вмешались в футбольную войну, выступив на стороне Сальвадора против гондурасского радио.

Однако важно отметить, что кофе, основа экономики Сальвадора, всегда находился в руках самых богатых семей Сальвадора, «Четырнадцати». Они также владели большинством фабрик, появившихся за последнее десятилетие промышленного роста. Немногие выгоды от этого экономического развития дошли до массового населения в 3,5 миллиона, но иерархия исторически была построена таким образом, и любой социально-политический сдвиг был бы беспрецедентным.Radio Havana воспользовалось давней застойной ситуацией, которая исторически сопротивлялась изменениям, в попытке спровоцировать демонстрации.

«В довершение ко взрывоопасному пиву богатые гондурасские землевладельцы использовали сальвадорских иммигрантов как легкую мишень, делая их козлами отпущения как злодеев всякий раз, когда землевладельцы сталкивались с серьезным дисбалансом в собственности на землю в Гондурасе» [19]. Гондурас начал высылать большое количество сальвадорцев. Сальвадорская пресса ухватилась за это и вызвала гнев по поводу жестокого обращения с сальвадорцами со стороны гондурасцев.”[20]

В то время как обе страны разработали официальную политику в ответ на кризис, поддерживаемые правительством кампании в СМИ противопоставляли себя друг другу. К 1968 году в Гондурасе была начата пропагандистская кампания по ограничению потребления других товаров в Центральной Америке с целью увеличения национального производства. Следующее сообщение появилось в конце 1968 года [21]:

Ален Рукье и Мишель Вейл, пер., «ГОНДУРАС-ЭЛЬ-САЛЬВАДОР, ВОЙНА СОТНИ ЧАСОВ: СЛУЧАЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ДЕЗИНТЕГРАЦИИ», Международный политический журнал. 3.3 (1973), Исторические аннотации, 17.

К июню 1969 года тон пропаганды стал откровенно антисальвадорским [22]:

Ален Рукье и Мишель Вейл, пер., «ГОНДУРАС-ЭЛЬ-САЛЬВАДОР, ВОЙНА СОТНИ ЧАСОВ: СЛУЧАЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ДЕЗИНТЕГРАЦИИ», International Journal of Politics 3.3 (1973), Historical Abstracts, 19.

Путем проведения этой ограничительной торговой политики обе страны постепенно связывали друг друга тесными узами. Эта национальная политика превратилась в пропагандистские кампании, а решение регионального кризиса было найдено в еще более широкомасштабных кампаниях в прессе.В Гондурасе антисальвадорская программа смягчила массовую агрессивность, направив ее на врага. Эти кампании сначала были разрешены, а затем открыто поощрялись правительствами. Обе страны ждали, пока соломинка сломает спину верблюда, чтобы ничтожное событие могло быть раздуто и спровоцировать эмоции ранее немыслимыми способами. Средства массовой информации Сальвадора воспользовались столкновениями против Сальвадора, которые произошли в Гондурасе, чтобы поднять настроение футбольных фанатиков в Сальвадоре и использовать эти эмоции в реальных действиях.Выбор времени для этого нового подхода не был случайным; футбольный матч между двумя странами должен был состояться 8 июня в Тегусигальпе, Гондурас.

В то время телевизоры были редкостью в большинстве стран Центральной Америки; почти все находили новости через ежедневные газеты. В результате написанное слово «принимает своего рода священный характер» [23] истины, поскольку большая часть населения не была хорошо образована. Команды двух хрупких наций впервые встретились в серии из трех игр на поле в Тегусигальпе, Гондурас, 8 июня 1969 года, на выбывание на чемпионат мира.Сальвадорская команда бесконечно исполняла серенаду толпой во время их пребывания в Тегусигальпе. Сальвадор, проигравший в дополнительное время со счетом 1: 0, почувствовал себя обманутым, а поражение стало «наградой за национальную честь». [24] Когда гондурасская команда повторно посетила Сан-Сальвадор для ответного матча, возникла напряженность. Так как в центре города вспыхнули беспорядки, унесшие жизни Сан-Сальвадор.

Цель матча была ясна: «создать условия для реванша гондурасским футболистам» [25] и их окружению на матче в Сан-Сальвадоре всего несколькими днями позже, 15 июня.Хотя эта цель не афишировалась, она тем не менее имела триумфальный эффект, стимулируя антигондурасские настроения в Сальвадоре. Когда сальвадорцы вернулись на свою родину, они оба расширились и служили закулисным целям своего правительства, которому была оказана их преданность. «Многие подробности унижений, которым подверглись сальвадорцы в Гондурасе, послужили новому усилению национальной вражды, еще больше вовлекая массы в национальное единство, направленное против Гондураса.Идея примитивной войны против тех, кто совершает геноцид, уже падала на благодатную почву ». [26] Президент Сальвадора Фидель Санчес Эрнандес резко критиковал акты насилия против граждан Гондураса и обвинил в этом« коммунистических и подрывных элементов »[27]. Гондурас принял ответные меры. бравада за счет распространения необоснованных печатных СМИ с утверждениями о гондурасских заключенных в Сан-Сальвадоре, спровоцировав серию нападений в Тегусигальпе и Сан-Педро-Суле и спровоцировав новую волну беженцев обратно в Сальвадор.

Последствием второго футбольного матча стало большое скопление сальвадорцев, отчаянно бегущих из Гондураса, поскольку гондурасская пресса раздувала незначительные инциденты, «заявляя о жестоком обращении и конфискации имущества» [28], что спровоцировало кризис 15 июня 1969 года. Гондурас пресса и радио развернули «яростную антисальвадорскую кампанию», которая способствовала ранее упомянутой программе аграрной реформы, согласно которой государственное землевладение предоставлялось только «гондурасцам по рождению».”[29]

За два дня до этого второго матча Гондурас закрыл свои границы от потока сальвадорцев, и естественным ответом 26 июня Сальвадор прекратил все дипломатические отношения с Гондурасом. В тот же день Сальвадор начал дипломатическую кампанию с Организацией американских государств и в ООН, направленную не на «урегулирование конфликта мирным путем, но на демонстрацию того, что Гондурас нарушает права человека, совершает преступление геноцида и атакует границы Сальвадора с военными столкновениями и воздушными атаками.[30] Естественно, международные отношения стали несостоятельными, поскольку демонстрации продолжались и приграничные стычки усиливались на фоне этих смелых обвинений.

Дипломатические действия правительства Сальвадора позволяют предположить, что Сальвадор намеревался продолжить мирное разрешение конфликта. Скорее, правительство Эль-Сальвадора использовало международный дипломатический форум для оправдания вооруженной агрессии. В результате 3 июля надвигалась война. Армия Сальвадора целенаправленно организовала пограничный инцидент в Эль-Пой, заклеймила Гондурас как агрессора и «смогла дать больше власти массам», что было сочтено беспрецедентным.

Вернуться к началу

Результаты агитационных кампаний

Таким образом, пропагандистские кампании вышли за рамки простых сообщений и статей в местных газетах, побуждая граждан к действиям. Пропаганда привела к радикальным изменениям во внутренней политике, что продемонстрировал закон Гондураса об аграрной реформе 1969 года в ответ на большой приток сальвадорцев. Пропаганда спровоцировала стратегические бомбардировки важнейших нефтеперерабатывающих заводов в Сальвадоре; оправдывает репрессивные меры военного контроля; это заслонило проблему роста населения.Это привело к размещению ОАГ группы военных наблюдателей для патрулирования общей границы.

Режимы пропаганды породили настоящую причину войны, политический национализм, и оба правительства разжигали огонь, пока дипломатическим путем ситуация не вышла из-под контроля. Пропаганда заставила армию Сальвадора вторгнуться в Гондурас, чтобы «спасти» пострадавших сальвадорских иммигрантов от «зверств», как писали газеты и лидеры. Во многих отношениях пропаганда выступила основным катализатором самой войны.Футбольная война — единственная в своем роде, но ее истоки и разветвления являются общими для многих других исторических конфликтов.

Кампании, особенно в Сальвадоре, были блестящими в том смысле, что пресса была лишь одним из факторов, вызывающих враждебность. В глобальной среде использовались и другие инструменты для превращения враждебности в измеримые действия и дипломатию. Одним из этих инструментов была возможность влиять на ОАГ, которую уже жестко критиковали за отсутствие посредничества в кризисе.Сальвадор создал условия для мести, воспользовавшись игрой, проведенной в Тегусигальпе, Гондурас, но это было относительно легко, поскольку массы Сан-Сальвадора были легко впечатлительны и были готовы нанести удар, судя по прошлым событиям, независимо от результатов матча. Даже если бы Сальвадор победил, кусочки головоломки уже были готовы к беспорядкам, когда гондурасская команда прибыла в Сан-Сальвадор.

Более того, тот факт, что Сальвадор никогда не выступал за мирное урегулирование конфликта, предполагает, что правительство было удовлетворено направлением его пропагандистских кампаний.Следующим шагом правительства Сальвадора было использование ОАГ как пешки для рационализации вооруженной агрессии против Гондураса. Даже канцлер Гондураса опротестовал эти события перед своим сальвадорским коллегой, сославшись на то, что «психическое и физическое благополучие национальной сборной Гондураса» [31] находится под угрозой. Только после этого продуманного протеста ОАГ небрежно начала расследование, призвав Подкомитет по правам человека посетить Гондурас и проверить предполагаемые жестокие агрессии, серьезные правонарушения и серьезные преступления, на которые ссылалась пропаганда.Сальвадор вообще никогда не был сторонником мирного урегулирования. Сальвадор был доволен своей позицией навешивания ярлыка агрессора на Гондурас, поскольку такое обвинение в конечном итоге приведет к появлению ОАГ, сколь бы медлительной ни была ОАГ.

В конечном счете, причина того, что пропагандистские кампании были настолько эффективными в Гондурасе и Сальвадоре, заключалась в том, что обвинения исходили от центрального источника, лидера нации, а не от разрозненной группы местных СМИ.Это позволило пропаганде быть единообразной и последовательной, а не противоречивой. Централизация власти также позволяла проводить эффективную пропаганду, потому что президент также был генералом национальных армий, что позволяло быстро распространять информацию по ряду вплоть до самых низших солдат.

Совет министров Сальвадора был организацией, обвинявшей Гондурас в преступлении геноцида, а не какой-то малоизвестной региональной и нерегулируемой газетой. Президент Сальвадора Фидель Санчес Эрнандес был тем, кто обвинил в любых актах насилия «коммунистические и подрывные элементы.[32] Лидеры были теми, кто сделали обвинения тем более правдоподобными, поскольку граждане верили, что они могут довериться правительству. И в Гондурасе, и в Сальвадоре, как и во многих других странах Латинской Америки, президенты действовали как политики и генералы, ведя свои армии в бой. Это резко изменило динамику восприятия в Латинской Америке.

Вернуться к началу

Влияние OAS

Организация американских государств (ОАГ) была международной организацией, созданной 4 апреля.30 декабря 1948 года, в Боготе, Колумбия, по соглашению Аргентины, Боливии, Бразилии, Чили, Колумбии, Коста-Рики, Кубы, Доминиканской Республики, Эквадора, Сальвадора, Гватемалы, Гаити, Гондураса, Мексики, Никарагуа, Панамы, Парагвая, Перу, США, Уругвай и Венесуэла. Впоследствии к нему присоединились еще 17 государств. ОАГ — это региональное агентство, созданное для работы с Организацией Объединенных Наций в целях содействия миру, справедливости и солидарности в масштабах полушария. Одна из его основных целей — способствовать экономическому развитию, особенно в 1960-е годы; это был «Альянс за прогресс», призванный «защищать суверенитет и территориальную целостность подписавших его стран».Однако ОАГ не смогла эффективно выступить посредником в футбольной войне. Госдепартамент США также не предпринял активных шагов по разрешению конфликта: «Госдепартамент США не планировал одностороннего вмешательства в спор», — заявил официальный представитель Госдепартамента Роберт Макклосли.

Желание США оставаться в тени во время кризиса и «действовать в рамках региональной организации» [33] проистекало из желания улучшить свой имидж в глазах ОАГ.После многих лет интервенционистской политики США стремились умиротворить своих партнеров в полушарии и позволить ОАГ координировать любой ответ на беспорядки. Стоит отметить, что, учитывая желание США держаться подальше от конфликта, маловероятно, что ОАГ примет меры. По словам эксперта по Латинской Америке Уильяма М. ЛеоГранде и эксперта по вопросам обороны Карлы Энн Роббинс, «доминирование Соединенных Штатов в ОАГ настолько велико, что региональная организация действует только тогда, когда затрагиваются политические или стратегические интересы Северной Америки.[34] ОАГ не хотела решительно вмешаться, чтобы предотвратить эскалацию конфликта, и США «никогда не уходили с позиции крайней осторожности, предпочитая оставаться на периферии конфликта» [35], чтобы защитить себя. интересы, которые, возможно, никогда не подвергались реальной опасности.

Ответ США на футбольную войну: избегайте ее!

Вернуться к началу

Политические беспорядки и продолжающиеся споры: 1969 — настоящее время

Несмотря на относительно короткую, 100-часовую продолжительность, Футбольная война ни в коем случае не была изолированным конфликтом, который был быстро разрешен, а затем в значительной степени забыт.Сегодня его влияние продолжает ощущаться как в Гондурасе, так и в Сальвадоре, а его наследие ощущалось даже в недавних отборочных матчах чемпионата мира по футболу. Когда в июле 1969 года быстро стало ясно, что Гондурас и Сальвадор не собираются закончить войну в одиночку, Организация американских государств (ОАГ) встретилась в Вашингтоне, чтобы обсудить принудительную эвакуацию Сальвадора из Гондураса. ОАГ договорилась о прекращении огня, которое вступило в силу 20 июля 1969 года. Выявив Сальвадор как агрессора, ОАГ решила наложить «на него [Сальвадор] дипломатические и экономические санкции.[36] К этому моменту потери с обеих сторон уже превысили 2000 человек. [37] С дипломатической точки зрения санкции ОАГ ознаменовали официальное окончание конфликта. Однако обе страны продолжали ощущать последствия войны еще долгое время после заключения соглашения о прекращении огня. Общий рынок Центральной Америки был приостановлен на двадцать два года, торговля была нарушена, и энергичная пропаганда все еще циркулировала как в Сальвадоре, так и в Гондурасе. Позже Гондурас вышел из Центральноамериканского экономического союза. Затем было решено восстановить налоги на импорт продуктов из стран Общего рынка и подписать двусторонние коммерческие договоры [38], не заботясь о правилах экономического сообщества.Следовательно, сегодня Гондурас остается одной из беднейших стран Латинской Америки.

Эмблема OAS

Неспособность или нежелание Гондураса интегрироваться в Центральный американский рынок служило главным образом укреплению «существующего [политического] порядка» [39]. Совсем недавно, 28 июня 2009 года, армия Гондураса через несколько месяцев отстранила от власти президента левых сил Мануэля Селайя. растущая напряженность связана с его попытками «снять ограничения на количество президентских сроков» [40]. Переворот стал первым успешным «военным захватом правительства Центральной Америки за 16 лет».[41] В дни, предшествовавшие 28 июня, Селайя выступал за референдум относительно переписывания конституции, и одной из его конечных целей, вероятно, было продление президентского срока. Он проигнорировал предписание Административного суда против проведения референдума, и, следовательно, Верховный суд Гондураса издал секретный приказ о его задержании. Рано утром 28 июня солдаты прибыли в дом Селайи в Тегусигальпе, разоружили президентскую гвардию и подняли Селайю с постели.Затем он был незамедлительно отправлен в изгнание в Коста-Рику под дулом пистолета, и он не пострадал. Селайя быстро связался со средствами массовой информации в Сан-Хосе и назвал это событие похищением и отказался признать кого-либо, кого назвали президентом вместо него. Его близкий друг Уго Чавес, президент Венесуэлы, пообещал рассматривать переворот «как« акт войны », если будут боевые действия против его дипломатов». [42] Полковник Инестроза, главный юрист в армии, позже признал, что депортация Селайи произошла в По факту нарушает постановление суда, которое только давало разрешение на отстранение президента от должности.Однако Инестроза оправдал действия военных, заявив, что Селайя был выслан из страны строго для предотвращения насилия и кровопролития. Приняв предполагаемое письмо Селайи об отставке, Национальный конгресс быстро назвал Роберто Микелетти, лидера Конгресса и члена политической партии Селайи, своим преемником и назвал переворот «демократическим актом» [43]. Правительство Соединенных Штатов, ООН , Организация американских государств и все другие страны Латинской Америки отказались признать Микелетти президентом, осудив смещение Селайи как переворот.Международное сообщество оказало большое давление на Гондурас, чтобы решить эту проблему. Селайя отрицал отставку и предпринял две безуспешные открытые попытки вернуться в Гондурас, прежде чем в конечном итоге вернуться тайно и попросить убежища в посольстве Бразилии в Тегусигальпе. Находясь в Коста-Рике, он заявил: «Я хочу вернуться в свою страну. Я президент Гондураса »[44]. Для правительства Мичелетти характерны многочисленные нарушения прав человека, таких как хабеас корпус и свобода объединений, а также жесткие ограничения на прессу.В воскресенье, 29 ноября, в Гондурасе прошли президентские, парламентские и местные выборы, за которыми наблюдали более 30 000 солдат, полиции и резервистов. И Селайя, и Микелетти не имели права баллотироваться, и в конечном итоге кандидат от Национальной партии Порфирио Лобо Соса стал президентом, набрав 56% голосов. Эльвин Сантос, кандидат от Либеральной партии Селайи и Микелетти, занял второе место с 38%. Однако произошедший в июне государственный переворот подорвал легитимность этих выборов с участием многих организаций и отдельных лиц как в Гондурасе, так и за рубежом.Большинство стран и международных организаций отказались признать выборы, проведенные при Мичелетти.

Бывший левый президент Селайя

В Сальвадоре Футбольная война «скрыла проблему роста населения и использовалась для оправдания репрессивных мер контроля» [45]. Правительство использовало Национальную демократическую организацию (Орден), «крестьянскую организацию» [46], созданную в начала 1960-х, чтобы принудительно контролировать нацию и защищать интересы земельной олигархии.К концу 1970-х годов Орден насчитывал около 100 000 членов и «действовал как военизированное подразделение и важная часть сельской разведывательной сети для сил безопасности» [47]. Выборы часто омрачались мошенничеством и коррупцией. Однако вскоре военные столкнулись с новым явлением: левым терроризмом. В середине 1970-х радикальные левые группы начали получать широкую поддержку, и многие популярные организации начали мобилизовать массы «на поддержку революционной программы радикальных реформ.[48] ​​Большинство этих организаций находились в ведении партизанских групп и черпали свое руководство из базовых христианских общин, группы радикальных римско-католических революционных организаций. Самым крупным был Революционный народный блок, насчитывавший около 60 000 членов [49]. Некоторые из наиболее радикальных группировок похищали правительственных чиновников и удерживали их с целью выкупа, а также атаковали правительственные здания в Сан-Сальвадоре. Наконец, в 1980 году разразилась гражданская война между правительством и Фронтом национального освобождения Фарабундо Марти (ФНОФМ), коалицией пяти левых ополченцев.Соединенные Штаты поддержали правое военное правительство, в то время как Куба и Советский Союз поддержали марксистско-ленинских повстанцев. Инфраструктура Сальвадора быстро разрушилась, и тысячи людей бежали, надеясь найти убежище в Гондурасе. Однако ситуацию осложняло присутствие в Гондурасе большого числа никарагуанских беженцев, бежавших от сандинистской революции в 1979 году. «Пограничные стычки снова вспыхнули» между Гондурасом и Сальвадором в мае 1980 года, когда гондурасские военные убили более 500 беженцев. попытка «пересечь приграничный район реки Сумпул.[50] Остается неясным, стрелял ли гондурасский пограничный патруль или сальвадорские военные первыми, но, тем не менее, дипломатические отношения между двумя странами стали еще более сложными. Страны в конечном итоге подписали мирный договор 30 октября 1980 года, «согласившись продолжить переговоры по окончательной демаркации границы». [51] Однако пройдет еще двенадцать лет, пока Мировой суд окончательно не разрешит пограничные споры, разделив территория между Сальвадором и Гондурасом.В Сальвадоре гражданская война и беспорядки длились более десяти лет. Чапультепекские мирные соглашения были наконец подписаны в Чапультепеке, Мексика, в 1992 году, в результате чего была создана новая Конституция, регулирующая вооруженные силы, создавая силы гражданской полиции и преобразовав ФНОФМ из партизанской армии в политическую партию. Организация Объединенных Наций наблюдала за мирным процессом до 1997 года.

Вернуться к началу

Наследие футбольной войны

Недавно некоторые отголоски футбольной войны проявились во время отборочных матчей чемпионата мира 2010 года между Гондурасом и США, а также между Гондурасом и Сальвадором.10 октября 2009 года Соединенные Штаты и Гондурас встретились во внутренних условиях, аналогичных условиям 1969 года: политические волнения, демонстрации, фракции и милитаристское правление в Гондурасе, определяющее направление движения этой страны. Игра должна была произойти «прямо посреди продолжающегося политического кризиса в Гондурасе» [52], в то время как ОАГ отправляла делегации в попытке мирным образом разрядить напряженность. В статье в Americas Quarterly, опубликованной перед матчем, высказывалась мысль о том, что «любой, кто пытается разжечь события в Гондурасе — изнутри или снаружи, — вполне может попытаться использовать страсти, окружающие игру, как способ спровоцировать чрезмерную реакцию со стороны сил безопасности. [53], что заставит правительство Микелетти столкнуться с пристальным международным вниманием.В статье также говорилось, что победа Гондураса может также «повысить национальную гордость, которая вполне может быть передана фактическому правительству [Микелетти]» [54]. Несмотря на напряженный политический климат, окружавший отборочные матчи, политикам не разрешалось вмешиваться, и игры прошли, как и планировалось. Обе команды были полны решимости попасть в Южную Африку и не хотели, чтобы политическая борьба ограничивала их шансы. Многие гондурасцы с нетерпением ждали этой игры просто потому, что они хотели поддержать одну и ту же сторону и объединиться, пусть даже ненадолго, «посреди худшего политического кризиса, с которым Центральная Америка столкнулась за последние десятилетия.[55] Игра даст людям передышку от протестов и комендантского часа, 90-минутную передышку от политики. Перед отъездом из Флориды тренер из США Боб Брэдли проинформировал игроков о политической ситуации — команду встретили военные по прибытии, и им пришлось действовать осторожно, учитывая политические потрясения. В конце концов, Соединенные Штаты выиграли 3: 2 в захватывающем матче, и гондурасские болельщики, хотя и были разочарованы, в целом проявили уважение и аплодировали победе. По ходу матча Гондурас повел в счете, забив гол на 47-й минуте, но США в итоге ответили тремя голами.Эта победа гарантировала США поездку в Южную Африку на чемпионат мира 2010 года, а Гондурасу осталось продолжить борьбу за место. [56]

Вскоре после игры США и Гондураса другой матч также вызвал в памяти некоторые давние воспоминания о футбольной войне. 14 октября 2009 года Сальвадор и Гондурас встретились в отборочном раунде для региона КОНКАКАФ. Отборочные матчи 1969 года между двумя странами спровоцировали начало войны, но, к счастью, мир царил с тех пор на протяжении сорока лет.Гондурас выиграл матч со счетом 1: 0, обеспечив себе последнее автоматическое место в квалификации чемпионата мира в регионе КОНКАКАФ (после того, как игра Коста-Рика-США закончилась вничью). 2010 год стал для Гондураса вторым в истории чемпионатом мира и первым с 1982 года. Победа над Сальвадором стала первым домашним поражением Сальвадора в квалификационных раундах. После победы над Сальвадором «игроки Гондураса разразились эмоциональным праздником» [57]. Тренер Гондураса Рейнальдо Руэда сказал после матча, что «достижение его команды было успехом для всей страны и« счастьем народа ».’»[58] К сожалению, политика в конечном итоге испортила эту эйфорию, поскольку и де-факто правительство Микелетти, и свергнутое правительство Селайи пытались использовать победу футбольной команды в своих интересах для получения политической поддержки. В знак поддержки бывшего президента Амадо Гевара, капитан сборной Гондураса, подарил Мануэлю Селайе фирменную майку после победы. Несмотря на политические разветвления, победа над Сальвадором в 2010 году стала захватывающим завершением серии успешных отборочных матчей.

Члены сборной Гондураса перед матчем за первенство с U.S. в квалификационном футбольном турнире КОНКАКАФ к Олимпийским играм среди мужчин 23 марта 2008 г.

Мексиканский журналист Луис Суарес заявляет, что в Латинской Америке «граница между футболом и политикой нечеткая. Существует длинный список правительств, которые пали или были свергнуты после поражения национальной сборной. В прессе игроки проигравшей команды объявляются предателями ». [59] Нет лучшего примера этого явления, чем Футбольная война, в которой спорт был, если не главной причиной лежащей в основе напряженности, катализатором вооруженного конфликта.Более того, хотя эта война была локализованной, региональной и концентрированной, она, тем не менее, была жестокой. Пятьдесят тысяч граждан обеих стран потеряли свои дома и фермы в результате шестидневной войны. Но больше всего беспокоит, пожалуй, не способность футбола влиять на политику, а скорее подозрительные мотивы политических лидеров, которые также помогли подтолкнуть страны к войне. Польский журналист Рышард Капусцински прямо сетует: «Оба правительства удовлетворены: в течение нескольких дней Гондурас и Сальвадор занимали первые полосы мировой прессы и вызывали интерес и беспокойство.Единственный шанс, что небольшие страны из третьего мира могут вызвать живой международный интерес, — это когда они решат пролить кровь »[61]. Такое мировоззрение и готовность пожертвовать жизнью ради временного международного внимания, несомненно, являются более серьезными аспектами конфликта, чем его футбол. катализатор. Несмотря на множество веских причин футбольной войны — пограничные споры, торговые (не) соглашения, а также роль противостояния в международной политике — конфликт назван в честь спорта.Футбол не был основной причиной конфликта, но он был толчком, который вызвал ожесточенные — и жестокие — страсти по обе стороны границы. Таким образом, исследуя взаимосвязь между спортом и политикой, мы не должны забывать, что спорт может играть ключевую роль в влиянии на мировые события.

Как цитировать эту статью: Линдси Барретт, Колби Личман, Клэр Локерби, Стивен Макмаллен, Мэтью Шорр, Юрий Вейцкин, «Футбольная война», на Soccer Politics Pages , http: // sites.duke.edu/wcwp (дата обращения (дата)).

Вернуться к началу


[1] Кабель, Винсент. «Футбольная война и Общий рынок Центральной Америки». Международные отношения (Королевский институт международных отношений, 1944-) , Vol. 45, No. 4 (октябрь 1969 г.), 662.

[2] Галеано, Эдуардо. Футбол в свете солнца и тени . Лондон: Verso, 1998, 129

[3] Джон Тернбулл. Гостевая лекция. Чемпионат мира и мировая политика

[4] Эрнесто Рихтер, «СОЦИАЛЬНЫЕ КЛАССЫ, НАКОПЛЕНИЕ И КРИЗИС« ПЕРЕНОСЕННОСТИ »В САЛЬВАДОРЕ», Latin American Perspectives 7.2 (1980), Historical Abstracts, 116.

[5] Генри Манс. «Военные игры.» Четыре, четыре, два. Август 2009: 76-80. Печать

[6] «Футбольные войны: Гондурас и Сальвадор, 1969». SoccerBlog.com. Шоурин Рой. 10 апреля 2006 г.

[7] Джей Маллин. «Военное дело за рубежом: война Сальвадора и Гондураса, 1969». Air University Review Vol. 21 № 3 (1970): 89.

[8] Кабель, «Футбольная война», 662

[9] Armstrong, Сальвадор , 54

[10] «Сальвадор. Подробная информация о квалификационных матчах чемпионата мира.”Фонд Rec.Sport.Soccer Statistics. Барри Кортни. Февраль 2003 г.

[11] Mance. «Военные игры»

[12] Там же, 55

[13] Mance. «Военные игры»

[14] Подробная информация о квалификации чемпионата мира. Барри Кортни

[15] Кабель, «Футбольная война», 662

[16] Mance. «Военные игры»

[17] Л. Т. Г. «МИКРОКОСМИЧЕСКИЙ ВИД НА ОАГ: КОНФЛИКТ ГОНДУРАС-ЭЛЬ-САЛЬВАДОР». Обзор закона Вирджинии 57,2 (1971): 293.

[18] Льюис Х.Диугид и штатный писатель Washington Post. «Войска Сальвадора вторгаются в Гондурас: Войска Сальвадора вторгаются в Гондурас. The Washington Post, Times Herald (1959–1973) 16 июля 1969, ProQuest Historical Newspapers The Washington Post (1877–1993), ProQuest. Интернет. 9 ноября 2009 г.

[19] Diuguid, 2.

[20] Diuguid, 2.

[21] Ален Рукье и Мишель Вейл, пер., «ГОНДУРАС-ЭЛЬ-САЛЬВАДОР, ВОЙНА СОТНИ ЧАСОВ: СЛУЧАЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ДЕЗИНТЕГРАЦИИ», Международный политический журнал 3.3 (1973), Исторические аннотации, 17.

[22] Rouquié, 19.

[23] Томас П. Андерсон, Война обездоленных: Гондурас и Сальвадор, 1969 . U. of Nebraska Pr., 1981, 94.

[24] Маллина, 88.

[25] Маллина, 89.

[26] Л. Т. Г., 295.

[27] Андерсон, 94.

[28] Маллина, 89.

[29] Уильям М. ЛеоГранде и Карла Энн Роббинс, «ОЛИГАРХЫ И ОФИЦЕРЫ: КРИЗИС В САЛЬВАДОРЕ», 58.5 (1980), Historical Abstracts, 1084.

[30] Эрнесто Рихтер, «СОЦИАЛЬНЫЕ КЛАССЫ, НАКОПЛЕНИЕ И КРИЗИС« ПЕРЕНОСА »В САЛЬВАДОРЕ», Latin American Perspectives 7.2 (1980), Historical Abstracts, 115.

[31] Андерсон, 96.

[32] Андерсон, 94.

[33] Л. Т. Г., 299.

[34] Уильям М. ЛеоГранде и Карла Энн Роббинс, «ОЛИГАРКИ И ОФИЦЕРЫ: КРИЗИС В САЛЬВАДОРЕ», 58.5 (1980), Historical Abstracts, 1084.

[35] Лео Гранде и Роббинс, 1085.

[36] Джей Маллин. «Военное дело за рубежом: война Сальвадора и Гондураса, 1969». Авиационный университет

Обзор Vol. 21 № 3 (1970): 92

[37] Там же, 92

[38] Эрнесто Рихтер. «Социальные классы, накопление и кризис« перенаселения »в

г.

Сальвадор ». Перспективы Латинской Америки Vol. 7 № 2 (1980): 133

[39] Там же, 134

[40] Элизабет Малкина. «Президент Гондураса свергнут в результате государственного переворота.» The New York Times (2009). Интернет. По состоянию на 29 ноября 2009 г. .

[41] Уилл Вайссерт и Фредди Куэвас. «Мануэль Селайя арестован: президент Гондураса

Задержан солдатами ». The Huffington Post (2009). Интернет. По состоянию на 25 ноября 2009 г. .

[42] Пол Кирнан, Хосе де Кордова и Джей Соломон.«Переворот потрясает Гондурас». Уолл Стрит Джорнэл (2009). Интернет. По состоянию на 23 ноября 2009 г. .

[43] Там же.

[44] Вайссерт, «Мануэль Селайя»

[45] Рихтер, «Социальные классы», 135,

.

[46] «Гражданская война в Сальвадоре». Интернет. По состоянию на 23 ноября 2009 г. .

[47] Там же.

[48] Там же.

[49] Там же.

[50] Даниэль Морелло. «Футбольная война». Примеры использования ICE. Интернет. По состоянию на 15 ноября 2009 г.

.

[51] Там же.

[52] Эрик Фарнсворт. «В отборочном матче чемпионата мира США и Гондураса на карту поставлено больше, чем просто победа в футболе». Americas Quarterly 7 октября 2009 г. По состоянию на 23 ноября 2009 г. .

[53] Там же.

[54] Там же.

[55] Ллана, Сара Миллер. «Пока американский футбол направляется в Гондурас на отборочный матч чемпионата мира по футболу, политика

ткацких станков ». Монитор христианской науки. Доступно по адресу . Интернет; по состоянию на 23 ноября 2009 г.

[56] Рональд Блюм. «США побеждают Гондурас: сборная США по футболу выиграла чемпионат мира». The Huffington Post (2009). Интернет. По состоянию на 24 ноября 2009 г. .

[57] «Гондурас выходит на ЧМ-2010 после победы над Сальвадором». Гардиан (2009). Интернет. По состоянию на 15 ноября 2009 г. .

[58] Там же.

[59] Тернбулл, Джон. «Рышард Капусцински, 1932–2007: свидетель (футбольной) войны, которая поджидала его (Война Футболова)». Глобальная игра: футбол как второй язык . 2009 JZ Editing & Publishing, 30 января 2009 г.2007. Интернет. 13 декабря 2009 г. .

[60] Там же.

[61] Там же.

«Футбольная война» 1969 года между Гондурасом и Сальвадором

Каждые четыре года внимание мира обращается к зрелищу — чемпионату мира по футболу. Соперничество может быть ожесточенным, поскольку страны соперничают за самый желанный приз в международном спорте. По большей части действие остается на поле.Но не всегда. В 1969 году давняя напряженность между Гондурасом и Сальвадором, которые боролись за место в чемпионате мира 1970 года, который должен был проводиться в Мексике, вылилась в открытые боевые действия, получившие название «La Guerra del Futbol».

Во время первой игры в столице Гондураса Тегусигальпе 8 июня между болельщиками произошла драка, в которой Гондурас выиграл со счетом 1: 0. Во второй игре, 15 июня в столице Сальвадора Сан-Сальвадоре, Сальвадор выиграл со счетом 3: 0; последовало еще большее насилие. 26 июня в Мехико состоялся стыковой матч, в котором Сальвадор выиграл со счетом 3–2 после дополнительного времени.

В тот же день Сальвадор прекратил все дипломатические отношения с Гондурасом, заявив, что «правительство Гондураса не приняло никаких эффективных мер для наказания за эти преступления, составляющие геноцид, и не дало гарантий компенсации или возмещения ущерба, нанесенного сальвадорцам. . » 14 июля ВВС Сальвадора атаковали цели внутри Гондураса, что застало лучше оснащенные ВВС Гондураса врасплох. Затем более многочисленная сальвадорская армия вторглась в Гондурас.

Организация американских государств (ОАГ) призвала к прекращению огня; 18 июля, после четырех дней боев, «100 часовая война» закончилась. Сальвадор вывел свои войска 2 августа; однако в результате непродолжительных боевых действий с каждой стороны пострадали более 2000 человек, около 300 000 сальвадорцев были перемещены, многие из них вернулись на родину, избитые и подвергшиеся жестокому обращению.

Джек Р. Биннс в то время работал в посольстве США в Гондурасе. Эдвард М. Роуэлл, политический советник в Гондурасе в то время, объясняет реальность влияния мафии на две страны и их футбольных фанатов.Роберт С. Стивен, работавший в программе «Сторонние граждане», обсуждает недостаточное значение, которое США придают «футбольным войнам». Все они были опрошены Чарльзом Стюартом Кеннеди, начиная с июля 1990 года, сентября 1995 года и августа 2001 года соответственно. Вы также можете посмотреть этот короткий видеоролик о войне на YouTube: Футбольная война между Сальвадором и Гондурасом 1969 года.

«Сальвадорцев вытаскивали из домов, избивали, выгнали с работы, подвергали жестокому обращению»

БИННС: В течение примерно двадцати лет большое количество сальвадорцев нелегально мигрировало в Гондурас, у которого было много земли, почти бесплатно для захвата.У него были возможности трудоустройства; у него были банановые плантации, которые оплачивались намного лучше, чем любая работа в Сальвадоре.

В Гондурасе, вероятно, было от 100 000 до 200 000 нелегальных сальвадорцев. Гондурасцы считали, что сальвадорцы занимают лучшую работу, потому что сальвадорцы имеют заслуженную репутацию чрезвычайно трудолюбивых людей.

РОВЕЛЛ: Между Сальвадором и Гондурасом всегда были трения … Сальвадор был перенаселенным, и его земли контролировались олигархией, посвятившей их кофейной индустрии.Но были и другие зависти и трения.

За сорок восемь часов до начала войны я почувствовал, что если это и произойдет, то в те выходные. Не спрашивайте, откуда я это узнал. Это было что-то в моих костях. Я видел, как в движении между нашим посольством и посольством в Сан-Сальвадоре идут споры.

ОАГ уже пыталась выступить посредником, но я видел, что это работает недостаточно быстро. Наши военные атташе по обе стороны границы проделали отличную работу.К тому времени, когда наступила пятница той недели, я сказал себе: «Будет война».

БИННС: Напряжение между Гондурасом и Сальвадором возросло после игры в Сальвадоре, в которой принимали гондурасцев. Сальвадорцы не спали всю ночь и кричали перед отелем, где остановилась гондурасская команда, чтобы никто не мог уснуть. Это было банально, но вскоре после этого в Гондурасе вспыхнули беспорядки, где Сальвадорцев вытащили из домов, избили, выгнали с работы, подвергали жестокому обращению. Очевидно, правительство Гондураса санкционировало эти действия мафии.

РОВЕЛЛ: Ходили слухи, что команда Сальвадора каким-то образом подверглась преследованиям, когда они посетили Гондурас. Когда гондурасские футбольные фанаты отправились в Сальвадор, люди на обочине шоссе в Сальвадоре стреляли из дробовиков и винтовок по автобусам, в которых ехали посетители футбола. Потом был большой бунт на стадионе в Сальвадоре. Каким-то образом гондурасцы вернулись домой.

Когда слухи о насилии в Сальвадоре распространились, в Гондурасе вспыхнули беспорядки. В Гондурасе проживало много сальвадорцев, многие из которых были владельцами магазинов.Их магазины были обысканы, и они были напуганы и напуганы. Следующее, что мы узнали, правительство Сальвадора начало войну против Гондураса, «чтобы защитить своих граждан в Гондурасе». По сей день я не знаю, что и кто на самом деле спровоцировал все это насилие.

БИННС: Буквально тысячи сальвадорцев иммигрировали обратно в Сальвадор, включая тех, кто прожил в Гондурасе целых двадцать лет. Многие были в плохом физическом состоянии, потому что были избиты или потому, что им приходилось идти пешком пятьдесят или сто миль до границы.

Это была очень и очень плохая ситуация. Напряженность резко росла. Обе военные группировки громко заявляли о варварстве друг друга. Наконец, в июле 1969 года вооруженные силы Сальвадора начали военное нападение на Гондурас, проехав от двадцати до тридцати километров вглубь страны. Потом у них буквально закончился бензин, и они не могли двигаться вперед.

РОВЕЛЛ: Итак, гондурасская армия сидела там с мачете и старыми винтовками, лицом к лицу с сальвадорцами, которые шли с автоматами бельгийского производства.У сальвадорцев также были бронированные машины в виде джипов с приваренными к ним стальными пластинами толщиной в четверть дюйма. Таким образом, через гондурасскую границу была проведена бронетанковая атака, которую «защищали» войска с мачете и охотничьими ружьями.

Армия Сальвадора в то время не была очень дисциплинированной. Автоматическое оружие было катастрофой в руках недисциплинированных или неподготовленных солдат. Боеприпасы исчерпали за первые 15 минут войны. Когда они пересекали границу с Гондурасом, они просто включали свое оружие в автоматическом режиме и стреляли во все, что видели, а там почти ничего не было.Вторжение немедленно замедлилось, потому что сальвадорские солдаты остались одни — с мачете против мачете. Это конфликт другого рода.

Безопасность американцев стала большой проблемой. Гондурасцы настояли на том, чтобы США прислали подкрепление для их защиты. Мы отказались. Мы отказались дать им боеприпасы или военное снаряжение, чтобы помочь их стороне. Они были в ярости на нас.

Мы помогли защитить невинных мирных жителей Сальвадора, которые рисковали погибнуть от рук линчевателей.Был комендантский час и отключили электричество. Это было очень эффективное отключение электроэнергии, потому что в город просто отключили электричество. Все огни погасли. Группы линчевателей бродили по улицам Тегусигальпы. Если они заметят свечу через окно, они пригрозят вырубить дверь, чтобы погасить свечу. Они опасались новых воздушных налетов и говорили, что свет не должен светить.

Каждую ночь к нам звонили американцы и говорили, что дружинники угрожают вырубить двери.

Вы должны понимать, что мы стали ужасно непопулярными. Я помню, как однажды ночью позвонила американка на окраине Тегусигальпы. Она была одна со своими детьми. Бойцы буквально рубили двери.

Я пошел к ней домой. Невозможно было включить свет на автомобиль. Было новолуние, а лунного света не было. Тегусигальпа — горный город. Мы ехали по горным дорогам при свете звезд. То, что должно было быть 10-минутной поездкой, заняло 40 минут, и по дороге мне пришлось пройти через четыре контрольно-пропускных пункта линчевателей.Я добрался до дома этой женщины.

Бдительные сидели возле дома. Я не помню, что я им сказал, но они перестали ей угрожать. Каждую ночь у нас было два или три таких звонка.

«Это было то, чего я бы не предсказал»

БИННС: В течение 100 часов вмешалась ОАГ и было заключено перемирие. В конце концов, сальвадорцы ушли. Интересно, что в дни, предшествовавшие началу войны, мы были чрезвычайно обеспокоены возможностью сальвадорского вторжения в Гондурас.Было много причин, по которым мы не хотели этого, но достаточно сказать, что наши попытки избежать войны не увенчались успехом.

РОУЭЛЛ: Я жил в Аргентине и понимал, что проблемы с границами могут привести к войне, поэтому насилие меня не полностью удивило. Однако этого я бы не предсказал. Вы никогда не сможете предсказать, когда сформируется толпа и выйдет из-под контроля. Вы действительно не можете.

Поскольку у нас так много событий, как футбольные матчи, когда люди собираются в достаточно большом количестве, чтобы создать критическую массу, вы можете быть застигнуты врасплох.Это случилось.

СТИВЕН: Было сложно заставить кого-нибудь в Вашингтоне в Департаменте отнестись к этому серьезно. У всех была одинаковая реакция: ох, это безумие в Центральной Америке, банановые республики ведут войну из-за футбольного матча или чего-то подобного. Это было все равно, что сказать, как только они убили эрцгерцога в Сараево в 1914 году, что это мелочь. Это спровоцировало его и послужило катализатором множества неприятностей.

Гондурас — Сальвадор, 1969

В 1969 году мир стал свидетелем того, что сегодня известно как первая «футбольная война».После отборочного матча чемпионата мира 1970 года в Мексике между Гондурасом и Сальвадором вспыхнул мимолетный, но примечательный конфликт, в основе которого лежало футбольное соперничество. Это было 8 июня 1969 года в Тегусигальпе, столице Гондураса. Болельщики выстроились на национальном стадионе перед первым матчем отборочного турнира против Сальвадора. Обе команды должны были сыграть в два матча, чтобы выяснить, кто сразится с победителями чемпионата США и Гаити за итоговое место в чемпионате мира. Однако это было больше, чем просто футбол — между двумя странами Центральной Америки сложились менее чем дружеские отношения за пределами поля.Правительство США вложило значительные средства в обе страны, при этом Сальвадор получил значительно больше капитала, чем их гондурасские коллеги, что привело к быстрому росту рождаемости, в результате чего многие сальвадорские фермеры остались без работы. Более бедный Гондурас оказался в положении более богатых и менее заселенных земель, что привело к тому, что казалось идеальным решением. В 1967 году два диктатора Фидель Санчес (Сальвадор) и Освальд Лопес (Гондурас) подписали «Конвенцию о двусторонней иммиграции». Вскоре почти 300 000 сальвадорцев пересекли границу, обосновавшись в качестве фермеров в Гондурасе, не подозревая об опасности, скрывающейся за углом.Гондурасские «кампесино» неохотно приняли прибытие сальвадорцев (учитывая условия бедности, уже охватившие страну), и напряженность достигла высшей точки в 1969 году. В попытке успокоить местных фермеров, не вызывая гнева у американских транснациональных корпораций, которые поддерживали их В период своей диктатуры Освальд Лопес издал указ о высылке 300 000 сальвадорцев, проживающих в Гондурасе. Это был политический климат между двумя странами перед решающими отборочными этапами чемпионата мира по футболу.Напряжение не могло быть выше. Первый матч был сыгран 8 июня, и сальвадорские футболисты постарались остаться в Гондурасе на как можно меньшее время. Всю ночь их отель забрасывали камнями и непрерывно гудели автомобильные гудки. Несмотря на игру с морально истощенным Сальвадором, Гондурас забил победный гол в первом матче только через одну минуту основного времени. Тем временем в Сальвадоре поражение было воспринято как абсолютно разрушительное, в результате чего Амелия Боланос, 18-летняя дочь генерала, покончила с собой.В девушке посчитали героин и устроили государственные похороны. Правительство Сальвадора без колебаний использовало повод для пропаганды. Неделю спустя, после ответного матча в Сан-Сальвадоре, ситуация ухудшилась. В течение ночи в окна отеля гондурасских игроков бросали бумажные бомбы, яйца и камни, вынуждая их искать убежище на крыше в ожидании прибытия полиции. На следующий день они отправились из отеля на стадион де ла Флор на военных танках.Когда игроки наконец приземлились, национальный гимн Гондураса был встречен множеством свистков, поскольку их национальный флаг был сожжен на домашней трибуне Сальвадора. В конце концов, игра была слишком легкой для хозяев поля: напуганная команда Гондураса проиграла 3: 0, в то время как борьба на трибунах унесла жизни двух болельщиков на выезде, а десятки получили травмы. В то время разница мячей не имела значения, поэтому финальный плей-офф был необходим на стадионе «Ацтека» в Мехико. Это было 26 июня, и смесь напряженности за пределами поля в сочетании с драматической игрой на поле превратила ситуацию в пороховую бочку.Основное время закончилось 2: 2, и на 101-й минуте Маурисио Родригес забил победный гол, выведя Сальвадор в следующий раунд, где они, в конечном итоге, вышли на чемпионат мира после победы над Гаити. Однако в Мехико полиции с треском не удалось предотвратить проблемы с короной, поскольку 5000 полицейских оказались недостаточными и неспособными предотвратить беспорядки на стадионе и вокруг него. Это было прелюдией к тому, что должно было произойти с 14 по 19 июля 1969 года. Сальвадор напал на Гондурас без предупреждения, оправдывая свои действия необходимостью превентивной защиты своих национальных границ.Конфликт продлится 100 часов, в результате чего 6000 человек погибли и еще 50 000 получили ранения. Окончательное прекращение огня наступило после того, как Организация американских государств смогла заключить договор, который гарантировал вывод сальвадорских сил из Гондураса в обмен на репарации, выплаченные фермерам, которые были перемещены в результате конфликта. Неужели все это было следствием футбольного матча? По правде говоря, футбол помог укрепить шовинизм и патриотическую истерию, которые всегда необходимы для развязывания войны и усиления олигархии.Два правительства были довольны войной, потому что в течение нескольких дней Гондурас и Сальвадор попали в заголовки мировых новостей. «Футбольная война» войдет в историю как один из самых мрачных моментов прекрасной игры. Это напоминание о том, что футбол также может выявить худшее в нас и в нашей племенной натуре. В эту годовщину мы должны напомнить себе об изначальной функции игры — учить уважению, честной игре и дружбе.

Футбольная война Гондураса и Сальвадора

В первые десятилетия 20-го века тысячи сальвадорцев мигрировали из своей родной страны Сальвадора в соседний Гондурас.Во многом это было связано с деспотическим правительством и соблазном дешевой земли. К 1969 году за границей проживало около 350 000 сальвадорцев. В течение 1960-х их положение начало ухудшаться, поскольку правительство генерала Освальдо Лопеса Арельяно пыталось сохранить власть. В 1966 году крупные землевладельцы в Гондурасе сформировали Национальную федерацию фермеров и животноводов Гондураса с целью защиты своих интересов.

Оказывая давление на правительство Арельяно, эта группа сумела начать правительственную пропагандистскую кампанию, направленную на продвижение своего дела.Эта кампания имела вторичный эффект — усиление гондурасского национализма среди населения. Охваченные национальной гордостью, гондурасцы начали нападать на сальвадорских иммигрантов и прибегать к избиениям, пыткам и, в некоторых случаях, убийствам. В начале 1969 года напряженность еще больше усилилась с принятием закона о земельной реформе в Гондурасе. Этот закон конфисковал землю у сальвадорских иммигрантов и перераспределил ее среди уроженцев Гондураса.

Лишенные своей земли иммигранты из Сальвадора были вынуждены вернуться в Сальвадор.По мере роста напряженности по обе стороны границы Сальвадор стал требовать землю, отнятую у сальвадорских иммигрантов, как свою. В условиях, когда СМИ в обеих странах разжигают ситуацию, эти две страны встретились в серии отборочных матчей к чемпионату мира по футболу 1970 года в июне того же года. Первая игра была сыграна 6 июня в Тегусигальпе и закончилась победой Гондураса со счетом 1: 0. За этим последовала 15 июня игра в Сан-Сальвадоре, в которой Сальвадор выиграл со счетом 3: 0.

Обе игры проходили в условиях беспорядков и открытой демонстрации крайней национальной гордости.Действия болельщиков на матчах в конечном итоге дали название июльскому конфликту. 26 июня, за день до того, как решающий матч был сыгран в Мексике (победа Сальвадора со счетом 3: 2), Сальвадор объявил о разрыве дипломатических отношений с Гондурасом. Правительство оправдало это действие, заявив, что Гондурас не предпринял никаких действий для наказания тех, кто совершил преступления против сальвадорских иммигрантов.

В результате граница между двумя странами была заблокирована, и на регулярной основе начались пограничные стычки.Предвидя вероятность конфликта, оба правительства активно наращивали свои вооруженные силы. Из-за эмбарго США на поставки оружия они не могли напрямую покупать оружие, поэтому искали альтернативные способы приобретения оборудования. Это включало в себя покупку у частных владельцев старинных истребителей времен Второй мировой войны, таких как F4U Corsairs и P-51 Mustang. В результате Футбольная война стала последним конфликтом, в котором истребители с поршневыми двигателями сражались друг с другом.

Рано утром 14 июля авиация Сальвадора начала наносить удары по целям в Гондурасе.Это было связано с крупным наземным наступлением, которое сосредоточилось на главной дороге между двумя странами. Сальвадорские войска также двинулись против нескольких гондурасских островов в заливе Фонсека. Несмотря на сопротивление меньшей гондурасской армии, сальвадорские войска неуклонно продвигались вперед и захватили столицу департамента Нуэва-Окотепеке. В небе гондурасцы лучше себя чувствуют, поскольку их пилоты быстро уничтожили большую часть авиации Сальвадора.

Атакуя границу, гондурасские самолеты нанесли удар по нефтяным объектам и складам Сальвадора, нарушив поток грузов на фронт.Поскольку их логистическая сеть была серьезно повреждена, сальвадорское наступление начало увязать и было остановлено. 15 июля Организация американских государств собралась на экстренное заседание и потребовала, чтобы Сальвадор ушел из Гондураса. Правительство Сан-Сальвадора отказалось, если не пообещало выплатить компенсацию тем сальвадорцам, которые были перемещены, и что те, кто остался в Гондурасе, не пострадают.

Усердно работая, ОАГ смогла добиться прекращения огня 18 июля, которое вступило в силу через два дня.Все еще неудовлетворенный, Сальвадор отказался вывести свои войска. Только при угрозе санкций правительство президента Фиделя Санчеса Эрнандеса смягчилось. Наконец, покинув территорию Гондураса 2 августа 1969 года, Сальвадор получил обещание от правительства Арельяно, что иммигранты, живущие в Гондурасе, будут защищены.

Последствия

Во время конфликта было убито около 250 гондурасских солдат и около 2000 мирных жителей. Общие сальвадорские потери составили около 2000 человек.Хотя сальвадорские военные хорошо себя зарекомендовали, конфликт, по сути, стал потерей для обеих стран. В результате боев около 130 000 сальвадорских иммигрантов попытались вернуться домой. Их прибытие в и без того перенаселенную страну дестабилизировало экономику Сальвадора. Вдобавок конфликт фактически положил конец деятельности Центральноамериканского общего рынка на двадцать два года. Хотя перемирие было объявлено 20 июля, окончательный мирный договор будет подписан только 30 октября 1980 года.

Избранные источники

Настоящая футбольная война! Когда Сальвадор вторгся в Гондурас из-за футбольного матча

14 июля 1969 года Сальвадор вторгся в Гондурас, в результате чего тысячи людей были убиты и вынуждены покинуть свои дома с обеих сторон. Война на протяжении десятилетий оказывала влияние на всю экономику Латинской Америки, и лишь недавно напряженность между двумя странами улеглась.

И какая искра спровоцировала эту войну? Футбол. Для вас, американцы, это «футбол», но почти все остальные называют это «футбольной войной».«Это чрезвычайно сложно, так что начнем.

Сальвадор примерно в пять раз меньше Гондураса, но в 1969 году его население составляло около 3,7 миллиона человек по сравнению с 2,6 миллиона человек в Гондурасе. Хотя обе страны были бедными, большие размеры Гондураса обеспечивали лучшие экономические возможности. К концу 1960-х годов в Гондурасе проживало около 300 000 нелегальных сальвадорцев, что усиливало напряженность между двумя странами.

Но не только обычные гондурасцы были огорчены наплывом.Большая часть Гондураса принадлежала могущественным землевладельцам и крупным корпорациям, которые хотели владеть еще большей частью. Только United Fruit Company (ныне Chiquita Foods International) принадлежало более 10% территории страны! И хотя они были счастливы нанимать сальвадорцев, они не были так рады видеть так много из них, живущих на элитной недвижимости.

В 1966 году крупнейшие землевладельцы создали Национальную федерацию фермеров и животноводов Гондураса (FENAGH). Под руководством FENAGH Гондурас в следующем году начал масштабную программу земельной реформы, которая изгнала сальвадорцев, даже тех, кто на законных основаниях занимал землю на протяжении десятилетий.Чтобы заручиться поддержкой местного населения, некоторые земли были переданы гондурасцам.

Рабочие-мигранты (как легальные, так и иные) также были высланы, что создало проблемы для тех, кто был женат на гондурасцах. Тысячи были изгнаны из страны под предлогом обеспечения работы и земли для местных жителей. Напряженность между двумя странами достигла своего пика в феврале 1969 года, когда истек срок действия двухлетнего соглашения о пересечении границы, которое не было продлено.

Карта Гондураса и Сальвадора

Теперь вы можете принять участие в квалификации чемпионата мира по футболу 1970 года.Гондурас принимал игру в своей столице Тегусигальпе 8 июня 1969 года и выиграл со счетом 1: 0. Но единственный гол был забит в овертайме, поэтому сальвадорцы почувствовали себя обманутыми.

Сальвадор принимал следующую игру в своей столице, Сан-Сальвадоре, 15 июня. Накануне вечером местные жители окружили отель, в котором размещалась гондурасская команда, били горшками, гудели и кричали всю ночь, чтобы никто не заснул. Это сработало. Сальвадор выиграл: 3: 0.
Но они все равно были недовольны первым матчем, поэтому некоторые местные жители напали на гондурасских зрителей.Два гондурасца были убиты во время беспорядков в городе, а автобусы и автомобили, направлявшиеся в Гондурас, были атакованы, считая, что их пассажиры были гондурасцами. Преувеличенные истории говорят о кровавых банях и о том, что гондурасцы взяты в заложники.

Гондурас извергается. Магазины, принадлежащие Сальвадору, подверглись вандализму и разграблению, а их владельцы были избиты. Сальвадорцы стали мишенью для мафии, и многих вытащили из домов и с работы. Нападениям подверглись магазины, торгующие сальвадорскими товарами в Тегусигальпе и Сан-Педро-Сула, независимо от того, кому они принадлежали.

Сальвадорцы начали бежать обратно через границу, преследуемые разъяренной толпой и хулиганами, стремящимися быстро заработать. Дома, принадлежащие сальвадорцам, были разграблены и сожжены, а несколько женщин были изнасилованы.

Считается, что до 1400 человек возвращались в Сальвадор каждый день, в основном пешком. Сальвадор обвинил Гондурас в совершении геноцида и призвал Организацию американских государств (ОАГ) вмешаться, но безуспешно.

Сальвадор побеждает Гондурас в Мехико 26 июня 1969 г.

Последний удар нанесен 26 июня в Мехико.Сальвадор выиграл: 3-2. Воодушевленный своей победой и разочарованный отсутствием международного ответа на гуманитарный кризис, Сальвадор прекратил все дипломатические отношения с Гондурасом.

Гондурас нанес ответный удар 3 июля, направив небольшой самолет-разведчик в воздушное пространство Сальвадора недалеко от пограничного города Эль-Пой с Гондурасом. Ранним утром 14 июля три гондурасских истребителя прилетели в один и тот же район и, возможно, участвовали в тренировочных обстрелах, в зависимости от того, кого вы спросите — Сальвадор утверждает, что Гондурас это сделал, что последний отрицает.

Сальвадорские солдаты возле пограничного города Эль-Пой в Гондурасе

Позже в тот же день Сальвадор отправил в Гондурас Corsairs, C-47 с крыльями, приспособленными для бомб, и F-51 Mustang. В 17:00 они нанесли удар по международному аэропорту Тонконтин, который также используется ВВС Гондураса. Самолеты летели, чтобы атаковать Эль-Пой, Амапалу, Чолуеку и Санта-Роса-де-Копан.

Сальвадорская армия вошла в Гондурас двумя группами. Северный театр включал небольшое подразделение бронетехники в дополнение к пехотинцам, тогда как Восточный театр включал более крупное механизированное подразделение с броней, такой как M3 Stuart, а также бельгийское автоматическое оружие и 105-мм гаубицы.

M3 Stuart

Первыми пали города Нуэва-Окотепеке и Гоаскоран. Затем последовали города Сан-Хуан-Гуарита, Вальядолид, Ла-Виртуд, Каридад, Арамесина и Ла-Лабор. Кабаньяс стоял твердо, но это не имело значения, потому что к ночи сальвадорцы приближались к столице Тегусигальпе.

Гондурас ответил на следующий день, отправив Т-28, F-41 и «Корсары» для атаки Илопанго — аэропорта в Сан-Сальвадоре (также используемого ВВС Сальвадора). Чтобы перекрыть подачу сальвадорской нефти, они атаковали промышленный комплекс в Акаджутле (главный порт Сальвадора), разрушив резервуары для хранения.Следующим хитом стал Эль-Кутуко в Ла-Унион (крупный порт для импорта нефти).

Сальвадорцы сплачиваются за свою армию. На вывеске написано «Славная сальвадорская армия», организованная CESSA, крупнейшей цементной компанией страны.

Сработало. У сальвадорцев кончилось горючее и боеприпасы, но они все еще сошли с ума, и у них все еще оставались мачете, которые можно было бы использовать против мирных жителей.

Гондурас обратился в ОАГ, которая приказала немедленно прекратить огонь. У Сальвадора ничего этого не было, и он требовал компенсации для своих изгнанных граждан и гарантии безопасности для тех, кто все еще находится в Гондурасе.

Они наконец договорились о прекращении огня 18 июля, официально сделав его четырехдневной оккупацией, хотя оно вступило в силу только через два дня. Несмотря на это, сальвадорцы по-прежнему отказывались сдвинуться с места. Потребовалась угроза санкций, чтобы заставить их окончательно уйти 2 августа.

Гондурасских беженцев, бегущих в Гватемалу по мере продвижения сальвадорской армии

После этого 900 сальвадорских мирных жителей погибли, а еще 300 000 были перемещены. Гондурас потерял более 2000 мирных жителей и около 250 солдат, а тысячи остались без крова.Общий рынок Центральной Америки был приостановлен на 22 года, что отрицательно сказалось на всей латиноамериканской экономике и привело к появлению военных правительств.

А Сальвадор? Не в силах справиться с наплывом собственных граждан, он стал беднее и позже пострадал от 12-летней гражданской войны. Вероятно, поэтому они предпочитают называть это «100-часовой войной» (четыре дня), потому что кто вторгается в другую страну, а не футболом? Не они.

Нет, для сальвадорцев это было намного больше.

Футбольная война — как футбольный матч привел к вооруженному конфликту между Сальвадором и Гондурасом в 1969 году

Футбольная война 1969 года была не просто спортивным соперничеством. Сальвадор и Гондурас уже много лет идут курсом столкновения.

«Напряжение наконец переросло в полномасштабную войну 14 июля, когда сальвадорские войска перешли границу на территорию Гондураса».

EUROPEAN SOCCER Фанаты часто позволяют своему энтузиазму по поводу игры взять верх.Но трофейным примером разгула спортивной мании вполне может быть конфликт 1969 года между Сальвадором и Гондурасом, известный как футбол или футбольная война. Конечно, конфликт был не просто спортивным соперничеством.

На фоне давних территориальных споров между двумя странами Центральной Америки напряженность, наконец, достигла точки кипения на фоне серии горячо оспариваемых отборочных матчей чемпионата мира в июле 1969 года. В результате война длилась четыре дня и потребовала более чем десятилетие, которое предстоит окончательно решить.

(Источник изображения: WikiCommons)

Корни конфликта уходят в начало 20-го, -го, -го века. В течение многих лет крестьяне из гораздо более маленького, но более густонаселенного Сальвадора мигрировали в Гондурас, чтобы поселиться. Земельные реформы, направленные на передачу сальвадорских усадеб мигрантов гражданам Гондураса, вызвали много недовольства между двумя странами на протяжении 1960-х годов.

Плохая кровь только ухудшилась во время футбольной серии, в которой только одна из двух стран вышла на чемпионат мира 1970 года.С самого начала матчи были омрачены насилием и хулиганством.

В первой игре, прошедшей в столице Гондураса Тегусигальпе 8 июня 1969 года, хозяева поля победили Сальвадор со счетом 1: 0. Болельщики с обеих сторон дрались на трибунах, и драки быстро вылились в улицы. Все обернулось смертельным исходом, когда обезумевшая 18-летняя сальвадорская девушка застрелилась после этого расстройства. Президент Сальвадора раздул пламя беспорядков, объявив девушку мученицей и приказав государственному телевидению транслировать ее похороны.

Сальвадор разгромил Гондурас в отборочном матче чемпионата мира в 1969 году, а затем атаковал побежденного соперника с военной точки зрения.

Во время эмоционально заряженной второй игры серии, которая состоялась 15 июня в Сан-Сальвадоре, на трибунах разгорелись драки между местными жителями, болеющими за домашнюю команду, и фанатами, приехавшими на автобусе из Гондураса. Сальвадор довел матч до 3: 0.

На третьей встрече, состоявшейся 26 июня в Мехико, Гондурас снова потерпел поражение — на этот раз со счетом 3: 2 в дополнительное время.Освободившись от победы, правительство Сальвадора разорвало дипломатические отношения со своим соседом, сославшись на «геноцидные» земельные реформы, происходящие в Гондурасе, и потребовав компенсации перемещенным сальвадорцам.

В течение нескольких часов сообщалось о спорадических столкновениях между войсками на границе двух стран.

Напряжение наконец переросло в полномасштабную войну, когда 14 июля сальвадорские войска перешли границу на территорию Гондураса.

Нападавшие использовали две основные дороги между странами для передвижения войск.Пограничная полиция Гондураса открыла огонь по нападавшим, но их быстро отогнали. К концу первого дня боев сальвадорская армия продвинулась на пять миль вглубь Гондураса. В течение четырех дней захватчики угрожали столице, которая находится менее чем в 60 милях от границы.

Акция не ограничилась землей. Как только начались боевые действия, обе страны нанесли авиаудары по целям на территории друг друга. Военные власти приказали отключить электричество в обеих столицах.

Футбол или футбольная война 1969 года между Сальвадором и Гондурасом была последним случаем, когда такие самолеты, как F4U Corsair и P-51 Mustang, участвовали в боях.

Оба военно-воздушных сил полагались на устаревшие истребители с поршневыми двигателями, в то время как сальвадорцы спешно переоборудовали пассажирские самолеты C-47 в бомбардировщики.

Война, пожалуй, наиболее известна как последний раз, когда в боевых действиях участвовали такие самолеты, как F4U Corsair и P-51 Mustang. Сальвадор даже нанял американских боевых пилотов-ветеранов для выполнения миссий на старинных боевых птицах.

После дипломатического вмешательства Организации американских государств 18 июля боевые действия были приостановлены, хотя сальвадорские войска не выводились из Гондураса до конца августа. Официальный мирный договор не подписывался еще 11 лет.

Приблизительно 100 гондурасских солдат были убиты в ходе 100-часовой войны, около 2000 были ранены, как военные, так и гражданские лица. Сальвадорские потери были примерно вдвое меньше.

Как и Гондурас, конфликт был первой войной Сальвадора.Он по-прежнему является предметом гордости для многих в этой стране.

(Первоначально опубликовано 8 мая 2012 г.)

ИСТОЧНИКИ
http://m militaryhistory.about.com/od/battleswars1900s/p/footballwar.htm
http://en.wikipedia.org/wiki/Football_War
http://sites.duke.edu/wcwp / research-projects / the-soccer-war /
http://www.espnfc.com/story/933162/rewind-to-1969-the-football-war

Помогите распространить слово.Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Пик чемпионата мира по футболу: футбольная война 1969 года

Уже пропустили чемпионат мира? Все закончилось хорошо для Франции, которая получила вторую звезду через 20 лет после первой и смогла заявить, что трофей наконец-то возвращается домой. В 1969 году, однако, отборочные игры для Мексики-70 закончились неудачно для Гондураса и Сальвадора, которые вели очень короткую, но очень настоящую войну с 14 по 18 июля.

У конфликта явно были более глубокие причины, чем футбол, но игры были последней каплей. В 1969 году в Сальвадоре — самой маленькой стране Центральной Америки — был невероятно высокий уровень рождаемости. Сотни тысяч сальвадорцев пересекли границу, чтобы поселиться в Гондурасе, иногда незаконно, чтобы найти землю для возделывания. В апреле и мае правительство Лопеса Арельяно в Гондурасе, столкнувшись с многочисленными забастовками, начало проводить аграрную реформу 1962 года. В нем говорилось: «Никто не может быть лишен своей земли, если он владел ею за пять лет до обнародования закона», но исключил всех тех, кто не был гондурасцем по рождению (FCO 7/1211).

Антисальвадорские настроения стали преобладать в Гондурасе, где стали появляться такие лозунги, как «Hondureño, toma un leño y mata a un Salvadoreño» (Гондурас, возьми палку и убей сальвадорца), и начался «небольшой исход» сальвадорцев. в мае (FCO 7/1588).

Гондурас и Сальвадор сыграли первую квалификационную игру 8 июня 1969 года в Тегусигальпе, столице Гондураса. Никаких серьезных инцидентов не произошло. Лоуренс Л’Эстрейндж, посол Великобритании в Гондурасе, позже сообщил: «Причина, по которой не было никаких проблем, достаточно проста: Гондурас выиграл, хотя и скорей всего от гола, забитого на последней минуте матча» 7/1210).

Вторая игра, прошедшая в Сан-Сальвадоре 15 июня, была другой. Всю ночь гондурасские игроки не спали из-за ударов консервных банок и снарядов, брошенных в их окна. Во время игры «толпа зашипела, как звучал национальный гимн Гондураса». Однако именно после игры все обернулось тем, что Фаррар, первый секретарь посольства в Сан-Сальвадоре, позже назвал «уродливым делом».

Фаррар — Виггин, 27 июня 1969 г. (каталожная ссылка: FCO 7/1210)

В Сан-Сальвадоре был убит молодой человек, и почтовое отделение было «существенно повреждено» (FCO 7/1210).Роберт Грегг, специалист по кредитным рейтингам и местный представитель Конфедерации британской промышленности, добавил: «К сожалению, какой-то гость из Гондураса, стоя в дверях своего дома, крикнул« Да здравствует Гондурас! », Когда проезжала машина. Кто-то в машине выстрелил из пистолета и порезал его в мясном месте »(FCO 7/1211).

Фаррар объяснил это «массовым хулиганством» и заявил, что «не было« более серьезных инцидентов, чем где-либо еще, включая Великобританию, во время напряженных кубковых матчей »(FCO 7/1210).

В Тегусигальпе победа Сальвадора (3: 0) вызвала беспорядки. Были разграблены магазины, принадлежащие сальвадорцам, а автомобили с сальвадорскими номерами были сожжены. Пытаясь найти лучшую сторону, Л’Эстрейндж написал в FCO, подчеркнув, что, по крайней мере, «ни один игрок ни в одном из матчей не был сбит ракетами из толпы, поскольку итальянский футболист недавно был в Манчестере» (FCO 7/1210). Однако «небольшой исход» сальвадорцев из Гондураса стал массовым.

Почти сразу после игры политики и журналисты в Гондурасе и Сальвадоре начали невероятно яростную пропагандистскую войну.

19 июня 1969 года министр иностранных дел Гондураса написал своему сальвадорскому коллеге, решительно протестуя против обращения с гондурасцами в Сан-Сальвадоре после игры и на турнире

.

Безразличие со стороны властей Сальвадора к разъяренным гражданским бандам, которые на дорогах и в центре самой столицы (…) посвятили себя совершению актов агрессии и насилия в отношении граждан Гондураса.

Национальные символы Гондураса, как он писал, были неуважены, флаг вырвался из рук игрока, несущего его, что привело к серьезным травмам (FCO 7/1210).

Тибурчо Кариас Кастильо — Франсиско Хосе Герреро, 19 июня 1969 г. (каталожная ссылка: FCO 7/1210)

Почти одновременно министр иностранных дел Сальвадора направил вербальную ноту своему гондурасскому коллеге, протестуя против обращения с сальвадорцами в Гондурасе:

Спорадические и случайные инциденты, возникающие в результате человеческого и спонтанного выражения эйфории на спортивных соревнованиях, подобных тем, которые имели место (…), ни в коем случае нельзя назвать действиями, к сожалению, направленными против человека, и тем более как оправданием массового и непропорционального насилия посетили сальвадорцев, живущих в Гондурасе, невинных жертв этих спортивных состязаний, в которых они не принимали никакого участия (FCO 7/1210).

К концу июня, по оценкам американского посольства, из Гондураса бежало около 10 000 сальвадорцев. Вся сальвадорская продукция была бойкотирована, а на автомобилях и в витринах магазинов появились наклейки и рекламные листовки (FCO 7/1212).

В Гондурасе распространена листовка с призывом бойкотировать сальвадорские товары, 1969 г. (каталожная ссылка: FCO 7/1212)

Третья игра прошла 26 июня 1969 года в Мехико (и Гватемала, и Коста-Рика отказались принимать). Команда Сальвадора выиграла 3: 2, выходя на чемпионат мира.В тот же день Сальвадор разорвал дипломатические отношения с Гондурасом.

Вербальная нота на имя министра иностранных дел Гондураса [перевод], 26 июня 1969 г. (каталожная ссылка: FCO 7/1210)

Вербальная нота на имя министра иностранных дел Гондураса [перевод], 26 июня 1969 г. (ссылка в каталоге: FCO 7/1210)

27 июня главы миссий были приглашены посетить лагеря беженцев на северо-восточной границе. Майкл Веннер сообщил, что многие беженцы «провели долгие часы на дорогах или в полях.Почти все были грязными, усталыми, деморализованными и голодными, и многие из них несли не более двух тусклых картонных коробок с жалкими вещами ». Он сказал, что они были напуганы рассказами об убийствах, изнасилованиях и избиениях, которые ходили вокруг. Однако он думал, что утверждение о геноциде преувеличено. Л’Эстрейндж согласился (FCO 7/1210).

4 июля пропаганда снова усилилась, когда в письме в Министерство иностранных дел и по делам Содружества Гондурасский поверенный в делах в Лондоне сравнил Сальвадор с нацистской Германией.Он писал, что его правительство считает, что они пытаются «достичь (…) национальных целей географической экспансии. Внешняя политика, которая — я должен подчеркнуть — в глазах моего правительства может лишь напоминать нам об экспансионистской философии гитлеровской Германии »(FCO 7/1210).

Письмо Временного Поверенного в делах Гондураса в МИД от 4 июля 1969 г. (каталожный номер: FCO 7/1210)

Примерно в то же время и Гондурас, и Сальвадор сообщили о нарушениях их воздушного пространства, и сальвадорские войска собрались на границе.

28 июля наблюдатель ФИФА выступил с официальным заявлением.

категорически подтверждает, что сальвадорская публика на стадионе Флор Бланка до, во время и после матча с Гондурасом вела себя правильно и уважительно по отношению к Государственному гимну и символам Гондураса, и что гондурасские игроки впоследствии покинули страну без каких-либо приставаний (FCO 7/1211).

К тому времени, однако, было уже слишком поздно.

14 июля 1969 года около 18:00 сальвадорские военно-воздушные силы атаковали аэропорт Тегусигальпы и бомбили еще семь городов: Нуэва-Окотепеке, Санта-Роса-де-Копан, Накаоме, Амапала, Чолутека, Хутикальпа и Катакамас.Сальвадорские войска продвинулись на территорию Гондураса (FCO 7/1588). В ответ Гондурас бомбил военные объекты в Сальвадоре — нефтеперерабатывающий завод в Акаджутле, нефтяные объекты в Порт-Кутуко и военную базу в аэропорту Илопанго (FCO 7/1210).

Телеграмма Майкла Веннера в FCO, 14 июля 1969 г. (каталожная ссылка: FCO 7/1210)

Организации американских государств, направившей посредников из Коста-Рики, Гватемалы и Никарагуа в конце июня, удалось договориться о прекращении огня, вступившем в силу с 22:00 18 июля.Война длилась почти ровно 100 часов (FCO 7/1588).

«Футбольная война» официально закончилась в 22:00 22 июля, но сохранялось непростое состояние неопределенности. Сальвадор наконец согласился вывести свои войска 2 августа 1969 года. Майкл Веннер написал несколько дней спустя, что «борьба была короткой, но междоусобной. Каждая сторона была расточительна, выдвигая обвинения и встречные обвинения во всевозможных эксцессах со стороны другой »(FCO 7/1211). Из-за уровня пропаганды в обеих странах возврат к нормальной жизни не будет ни быстрым, ни легким.В 1970 году произошло несколько пограничных столкновений, которые получили «узкую огласку» как в Гондурасе, так и в Сальвадоре. В конечном итоге соглашение было достигнуто 4 июня 1970 года (FCO 7/1591).

Президент Сальвадора инспектирует войска в Нуэва Октопеке, захваченных сальвадорской армией, июль 1969 г. (каталожная ссылка: FCO 7/1211)

Лоуренс Л’Эстрейндж написал из Тегусигальпы 23 июля:

Была типичная латиноамериканская беззаботность (…). Мне больше всего понравился рассказ о командующем вооруженными силами, который по совету президента должен отвести свои силы на 10 км.от границы ответил: «В таком случае, сэр, я могу продвинуться на 5 км».

L’Estrange to Wiggin, 23 июля 1969 г. (каталожная ссылка: FCO 7/1211)

Его первый секретарь прокомментировал несколько дней спустя: «Хотя у этого была своя фарсовая сторона (…), здесь, конечно, не было так весело» (FCO 7/1211).

Действительно, от 4 000 до 6 000 человек погибли (в основном мирные жители), 15 000 были ранены и от 60 000 до 130 000 «незарегистрированных» сальвадорцев были депортированы обратно в Сальвадор.Конфликт также положил конец Центральноамериканскому общему рынку и, в частности, сказался на Сальвадоре. 2 июня 1970 года чиновник Министерства внутренних дел заметил: «При таких темпах роста населения это место обязательно однажды станет популярным».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *