Государства западной европы: Страны Западной Европы — ru.claimscon.org

Содержание

Страны Западной Европы и США: главное

Страны Западной Европы и США (а также некоторые другие государства, например, Канада) образуют так называемый «Западный мир», а их население входит в «золотой миллиард».

Это наиболее благополучные, развитые в экономическом и сильные в военном отношении страны.

Они являются основными точками притяжения для эмигрантов из более бедных районов мира.

Мы все достаточно хорошо знакомы с отдельными особенностями европейских и североамериканских государств (например, по фильмам и туристическим поездкам).

В то же время, вокруг западного мира существует много «мифов», Америка так и вовсе половиной населения России воспринимается исключительно с юмористической подачи Задорнова.

Давайте разберемся, что же такое на самом деле западноевропейские страны, каковы их общие черты, чем они отличаются от РФ и СНГ в действительности, без юмора.

Главные отличительные характеристики

Нации, о которых идет речь, сильно отличаются друг от друга (неудивительно, ведь их насчитывается несколько десятков). Однако их роднит и ряд типичных черт.

Социальное благополучие

В числе определяющих особенностей — история демократического строя общества. Практически все страны Запада на протяжении 70-100 последних лет развиваются как демократические (хотя могут быть формально монархиями, как Англия или Дания).

В любом случае здесь сильно развиты именно правовые отношения и защищенность каждого отдельного гражданина законом.

Здесь больше, чем где бы то ни было, ценятся и поддерживаются права и свободы человека, пафосно записанные в конституциях большинства других государственных образований.

Иммигрантов, переехавших в Европу, удивляет высокий уровень благосостояния населения, прекрасная индустрия развлечений и отдыха.

То же самое касается важнейших государственных услуг, таких, как образование или здравоохранение, лечение.

В комплексе это означает большие возможности для самореализации каждого члена общества, высокий индекс развития человеческого капитала, большую продолжительность жизни.

Сильно развитая социальная сфера — сфера поддержки малообеспеченного населения. Даже в США (а Штаты традиционно считаются оплотом акул капитализма, безразличного к бедным) имеются огромные по бюджету программы поддержки малоимущих.

Грубо говоря, чтобы жить в Америке лучше, чем 5 миллиардов людей в других областях планеты, нужно работать часов десять в неделю и получать социальное пособие.

Своеобразие менталитета

Ещё один позитивный момент  — высокая степень толерантности, национальной и религиозной терпимости. Хотя эмигранты часто жалуются на «плохое отношение», оно проявляется в том, что их порой обходят на работе, а не бьют в подворотнях. В развивающихся странах был бы актуален именно последний вариант.

В то же время — высокая степень религиозности населения, которая часто удивляет выходцев из России.

Что любопытно,  вера не мешает европейцам концентрироваться больше на прагматичных вещах, нежели на каких-то идеях. Это не значит, что американцы, англичане, французы и т.д. меркантильные свиньи.

«Идеи» наших соотечественников часто могут заключаться в том, чтобы купить самую дорогую машину в городе или выгодно выйти замуж, чтобы подруги завидовали. Американец же, покупая машину, думает прежде всего о себе, а не о чужом восприятии.

Есть ли минусы и проблемы в Америке и Европе?

Пять названных выше особенностей являются достаточно привлекательными. Значит ли это, что государства «золотого миллиарда» — это рай на Земле? Конечно, нет.

Проблемы и неудобства есть везде. Подробнее про них вы можете прочитать в других статьях, например, смотрите подробнее о минусах Канады, также на сайте много статей о недостатках восточноевропейских стран, которые тоже опережают СНГ по развитию.

Смотрите также неплохую статью о недостатках США.

Но, несмотря на наличие определенных минусов, факт остается фактом: жить на Западе действительно спокойнее, безопаснее и во многом проще.

Так что в эмиграции действительно есть смысл.

Оцените статью: Поделитесь с друзьями!

Западная Европа в Средние века – кратко

Западноевропейские государства образовались первоначально в провинциях Западной Римской империи, в которых поселились германские пришельцы. Первые времена в истории «варварских» королевств характеризуются смешением и взаимодействием римских и германских воззрений и порядков, результатом чего были своеобразные формы быта, более или менее общие всем этим государствам. Старые римские порядки удержаться при новых условиях не могли, но и германские порядки должны были равным образом подвергнуться значительным изменениям.

Общая черта новых отношений – постепенное падение государственной власти и усиление поземельной аристократии, причем народная масса все более и более закрепощалась крупными землевладельцами, а городской быт античного мира уступал место сельскому быту средних веков. Одновременно с этим пришельцы подчинялись языку и культуре туземцев, и из смешения тех и других стали возникать новые народности, получившие название романских.

В конце VIII и начале IX вв. большая часть Западной Европы была, объединена под властью одного государя (монархия Карла Великого), но во второй половине IX в. эта империя стала дробиться на мелкие части, в которых установился совершенно особый политический и социальный строй.

Объединителями Западной Европы в одну монархию явились франки, король которых Карл Великий пытался организовать свое государство на римских началах, но попытка окончилась неудачею. Вся история франкского королевства есть история разложения государственной власти в пользу поземельной знати, мало-помалу закрепостившей народ.

Со второй половины IX в. на Западе установился феодализм. Это было разделение каждого государства на множество мелких владений, во главе которых стояли государи-помещики и которые находились в иерархической зависимости одно от другого. Старые формы быта римского и германского происхождения заменились новыми, феодальными, и этим формам подчинилось («феодализировалось») все – и государство, и общество, и церковь.

Характерные черты феодализма: переход государственной власти к крупным землевладельцам, превращение каждого поместья в как бы отдельное владение, резкое распадение общества на господ и подчиненную им массу, закрепощение крестьянства, установление власти графа или епископа в городах, замена подданства вассалитетом, превращение высших духовных лиц во владетельных князей, а королей – в «первых между равными» и т. п.

С феодальными порядками не могли примириться жители городов, в которых с XI в. началось развитие промышленности и торговли. В эпоху крестовых походов в главных странах Западной Европы происходило политическое движение, ставившее себе целью освобождение городов от феодальной власти и даже превращение их в самостоятельные общины с республиканским строем. В разных странах это движение приводило к неодинаковым результатам, но везде наблюдаются и общие явления.

С освобождением городов ускорилось развитие промышленности и торговли, образовался класс зажиточных купцов, возникли корпорации ремесленников (

цехи), и вообще установились новые общественные отношения, не зависевшие уже от феодальной основы. Кроме того, города сделались важною политическою силою, с которою должны были считаться и другие общественные элементы.

Под влиянием выступления городов произошло превращение феодальной монархии в сословную, характеризующее эпоху крестовых походов. Именно присоединение городских представителей к прежним феодальным съездам духовных и светских вассалов превратило эти съезды в сословно-представительные учреждения, главным правом которых сделалось участие в издании новых законов.

Эпохою процветания сословной монархии были XIV и XV вв., но уже в это время обнаруживаются первые признаки стремления королей сделать свою власть абсолютною, в чем им сильно помогали юристы, изучавшие римское право. Первыми настоящими неограниченными государями на западе Европы при переходе в новое время были итальянские князья конца средних веков, власть которых опиралась не на землевладение, а на военную силу. Их пример с конца XV в. стал оказывать сильное влияние на других королей, и в XVI и XVII вв. сословная монархия уступила место монархии абсолютной. За Италией последовала Испания, где уже в конце XV в. абсолютизм окончательно восторжествовал.

Падению сословной монархии немало содействовал раздор сословий, пользовавшихся политическими правами; что же касается народной массы, то она оставалась равнодушною к судьбе сословно-представительных учреждений, так как сама не имела в них своих представителей.

 

§ 14. Государство и общество стран Западной Европы в XVI – XVII вв

§ 14. Государство и общество стран Западной Европы в XVI – XVII вв

Социально-экономическое развитие Европы в XVI в. Изменения в социально-экономических отношениях, произошедшие в XVI в., позволили Европе подчинить себе почти весь мир. Это стало возможно благодаря переходу к капитализму, быстрее всего развивавшемуся в странах, где утвердилась протестантская этика, – Нидерландах, Англии, частично во Франции. Эти государства, имевшие выход к Атлантике, активно участвовали в мировой торговле, всё прочнее утверждаясь на новых морских путях.

А. М. Коста. Рынок в Неаполе. Рисунок

Предпосылками развития капитализма являлись увеличение товарности сельского хозяйства, накопление капиталов, ослабление цеховых связей и традиций, наличие единых национальных рынков, свободных рабочих рук, политическая централизация стран. Чтобы получить больше денег со своих крестьян, дворяне-землевладельцы увеличивали повинности. В Англии в результате огораживаний и распада общины мелкие крестьяне теряли наделы и вынуждены были искать другие источники существования. Кризис традиционного общества привёл к появлению большого количества бедняков и нищих. В конце XVII в. неимущие в Англии составляли не менее четверти населения.

Абсолютизм. В новых экономических условиях европейские правители укрепляли свою власть. В XVII в. во многих странах Европы утвердился абсолютизм – так историки называют форму правления, при которой монарх опирается на постоянную армию, послушную и профессиональную бюрократию и постоянную налоговую систему, но соблюдает основные законы, права и привилегии сословий и корпораций.

Европейские монархи уже не доверяли безоговорочно аристократии и дворянству в вопросах управления государством. Главной фигурой теперь стал чиновник, стимулом для службы которого являлись деньги, а не верность долгу и вассальной клятве. С появлением слоя чиновников возникла бюрократия (от фр. «канцелярия» + гр. «власть»), формировавшаяся из обедневшего дворянства и горожан. Правосудие и налогообложение перешли в руки центральной власти.

Собирая налоги со всей страны, абсолютный монарх получал возможность содержать опору своего могущества – многочисленную армию, которая набиралась теперь в основном из наёмников, с готовностью выполнявших все приказы правителей государств.

Единая твёрдая валюта, отмена произвольных поборов и общая для всей страны система мер и весов, установленные монархом, способствовали расцвету торговли и развитию промышленности. Меры протекционизма, предпринимаемые в отношении мануфактурного производства, укрепляли экономику и способствовали дальнейшему развитию капитализма. Абсолютистское государство проводило политику покровительства национальной промышленности внутри страны и поощряло деятельность своих торговых компаний за рубежом.

Страной классического абсолютизма историки считают Францию. Начало процессу его формирования положил король Генрих IV, добившийся внутреннего мира и укрепивший государство после кровавых Религиозных войн. После убийства Генриха фанатиком-католиком абсолютистскую политику продолжил кардинал Арма?н Жан Ришелье? (правил в 1624 – 1642), ставший первым министром короля Людовика XIII (правил в 1610 – 1643). Ришелье так формулировал сущность своей политики: «Моей первой целью было величие короля, моей второй целью было могущество королевства».

Абсолютизм Людовика XIV. Расцвет французского абсолютизма связан с именем короля Людовика XIV (правил в 1643 – 1715). В годы детства и юности Людовик не обладал реальной властью, которая принадлежала его матери и первому министру кардиналу Джулио Мазари?ни (управлял в 1643 – 1661). Именно в эти годы произошло восстание знати и горожан (1648 – 1652), получившее название Фро?нда. После смерти Мазарини Людовик XIV начал единолично управлять страной. Королевский двор переместился из Парижа в Версаль.

Система управления государством была создана ещё в первой половине XVII в., но именно при Людовике XIV методы управления стали более эффективными, а авторитет королевской власти во Франции чрезвычайно вырос. Этому способствовала и политика покровительства развитию драматургии, музыки, архитектуры и литературы при королевском дворе. В произведениях писателей и художников этой эпохи нашёл отражение культ «короля-солнца», как называли Людовика XIV.

Финансами страны управлял талантливый чиновник – генеральный контролёр финансов Жан Бати?ст Кольбе?р (1619 – 1683). Руководствуясь идеями меркантили?зма, он всячески поощрял мануфактурное производство, провёл финансовые реформы. Кольбер поддерживал развитие французской заморской торговли, по его инициативе были созданы монопольные торговые компании (ОстИндская, Вест-Индская, Леванти?йская и др.), он содействовал строительству торгового и военного флота для проведения колониальной экспансии. В условиях острого торгового и колониального соперничества Франции с Голландией и Англией политика Кольбера способствовала укреплению позиций страны.

К. Лефевр. Жан Батист Кольбер

Во второй половине XVII в. произошла централизация всех составных частей государственного аппарата – администрации, армии, управления провинциями, органов суда. Города утратили право самоуправления, из центра в провинции для непосредственного руководства делами направлялись специальные интендант?ы. Абсолютистская власть жестоко расправлялась с многочисленными народными выступлениями.

Ф. А. ван дер Мулен. Французский король Людовик XIV

Укрепив свои позиции, в 1685 г. Людовик XIV отменил изданный Генрихом IV Нантский эдикт о веротерпимости. Исповедование протестантской веры во Франции было запрещено. Многие гугеноты, среди которых было немало образованных, богатых и предприимчивых людей, покинули страну, что нанесло экономике Франции серьёзный ущерб.

Франция при Людовике XIV вступила в борьбу за гегемонию в Европе. Против французского короля выступили империя Габсбургов, Испания, Англия и Нидерланды. Европейские страны оказались втянуты в бесконечные кровопролитные войны. Наивысшего могущества Франция достигла в 1684 г., когда император Священной Римской империи и испанский король, подписав Регенсбу?ргский договор, признали все её захваты в Европе. Крупнейшей военной кампанией Людовика XIV стала война за испанское наследство (1701 – 1714) – против коалиции практически всех западноевропейских держав. Она закончилась для страны неудачей. Франция не справилась с колоссальным напряжением сил и более не могла единолично главенствовать в Европе. Всё большую роль в XVIII в. начинала играть Великобритания.

Королевская власть в Англии в XVI – XVII вв. Важнейшим событием, имевшим серьёзные последствия для Англии, была Реформация. Разрыв короля Генриха VIII (правил в 1509 – 1547) с папским престолом привёл к возникновению самостоятельной Англиканской церкви, возглавляемой монархом.

Богослужение и догматы Англиканской церкви мало отличались от католических, сохранялась и церковная иерархия. Однако земли, принадлежавшие церкви, были конфискованы, бо?льшая их часть передана в руки дворянства, городских и сельских землевладельцев. Полное подчинение церкви королю сделало её орудием абсолютизма.

Наряду с англиканством широкое распространение получили кальвинистские общины. Сторонники кальвинизма в Англии называли себя пуритана?ми (от лат. «чистый») и призывали очистить Англиканскую церковь от остатков католицизма.

Период правления Елизаветы I (558 – 1603) был отмечен усилением и централизацией королевской власти. Протекционистская политика государства поощряла торговлю, деятельность купеческих корпораций. Кроме того, королевская власть предоставляла отдельным купцам и промышленникам монополию на торговлю товарами, приносившими большую прибыль, что вызвало возмущение той части буржуазии, которая была лишена подобных привилегий.

С развитием капиталистических отношений английское дворянство раскололось на «старое» и «новое»; представители «нового дворянства» сближались по своим экономическим интересам с торговой элитой крупных городов.

В первой половине XVII в. при новой династии Стю?артов отношения между королевской властью, дворянами (дже?нтри) и купечеством резко обострились. Конфликт между Карлом I (правил в 1625 – 1649) и парламентом начался в 1626 г., когда король без разрешения парламента начал сбор принудительного займа и распустил обе палаты. В 1629 г. Карл I вновь распустил парламент, проигнорировав протесты против новых налогов и преследований своих оппонентов. В течение 11 лет король правил без парламента, нарушая законы и традиции королевства, ужесточая налоговый гнёт и проводя непопулярную реформу Англиканской церкви.

Английская революция XVII в. В правление Стюартов развернулось жестокое преследование пуритан. Главную оппозиционную силу представляли сторонники радикальной Реформации, а сам пуританизм стал знаменем начавшейся Английской революции. В рядах пуритан существовало два течения: пресвитериа?нство, представители которого выступали за строго централизованную церковь во главе с выборными священниками (пресвите?рами), и индепенде?нтство, приверженцы которого требовали самостоятельности для каждой религиозной общины.

Революция в Англии началась в 1640 г., когда Карл I вынужден был созвать парламент, поскольку короне потребовались деньги на подавление восстания в Шотландии. Депутаты воспользовались затруднительной ситуацией и потребовали от короля восстановления прав парламента. Карлу I пришлось уступить, но в 1642 г. он перехватил инициативу и начал с парламентом вооружённую борьбу. В ходе Гражданской войны войскам парламента удалось нанести поражение противнику. В боях отличился сторонник индепендентства О?ливер Кро?мвель (1599 – 1658), создавший боеспособную и дисциплинированную армию.

А. ван Дейк. Английский король Карл I Стюарт

В 1646 г. король был пленён. Власть оказалась в руках парламента, принявшего законы, по которым земли епископов, короля и его сторонников-дворян были распроданы или пошли на уплату долгов, связанных с расходами на войну. Были отменены повинности, которые дворяне несли в пользу короля, а земли, полученные за службу, стали их частной собственностью. Торгово-промышленные слои добились уничтожения монополий и свободы торговли и предпринимательства. Англиканскую церковь заменили Пресвитерианской.

Оливер Кромвель в битве при Марстон-Муре. Гравюра. XIX в.

Опасаясь сговора пресвитериан с королём, Кромвель добился удаления из парламента наиболее активных их представителей. После этого по приговору парламента Карл I был казнён. В 1649 г. Англия стала республикой, во главе которой встали индепенденты. Начался новый этап Английской революции.

Решительными сторонниками продолжения демократических преобразований были леве?ллеры (англ. «уравнители») во главе с Джоном Лильберном (1614 – 1657). Они выступали не только как противники монархии и аристократии, но и как сторонники идеи народного суверенитета – расширения политических прав и свобод, избирательного права, защиты частной собственности. Левеллеры представляли интересы мелкой буржуазии, ремесленников и зажиточных крестьян; главной их опорой стала армия.

Индепенденты во главе с Кромвелем считали левеллеров опасными противниками и поэтому подвергали их преследованиям. Были подавлены и выступления в армии, проходившие под лозунгами левеллеров.

Волнения низов, ничего не выигравших от победы парламента, мятежи сторонников короля, война с торговым соперником Англии – Голландией, а также покорение Ирландии стали тем историческим фоном, на котором росла личная власть Кромвеля. В 1653 г. он стал лордом-проте?ктором (защитником) Англии, Шотландии и Ирландии с фактически неограниченными полномочиями. Таким образом, Англия путём революции от королевской тирании пришла к диктатуре.

После смерти Кромвеля в стране начались беспорядки, и в 1660 г. при поддержке армии была восстановлена королевская власть династии Стюартов. Парламент, церковь и прочие институты общества также были восстановлены в том виде, какой они имели до Гражданской войны. Начавшаяся реакция, угроза восстановления католицизма вызывали большое беспокойство укрепившейся во время революции городской элиты и «нового дворянства» (преимущественно протестантов). В 1688 г. парламент обратился к правителю Нидерландов протестанту Вильгельму III Оранскому с предложением занять английский престол. Когда во главе войска Вильгельм Оранский высадился в Англии, Яков II Стюарт (правил в 1685 – 1688) бежал из страны. Эти события получили название Славной революции.

Принятый в 1689 г. парламентом и подписанный Вильгельмом III Оранским (правил в 1689 – 1702) Билль о правах означал переход к парламентской монархии. За парламентом закреплялось право решать финансовые вопросы, включая содержание армии и определение размеров расходов короля. Англичане теперь могли рассчитывать на неприкосновенность частной собственности, должны были платить только утверждённые парламентом налоги; получали право на неприкосновенность жилища и справедливое судебное разбирательство в гласном суде в присутствии присяжных. Таким образом, в Англии продолжилось формирование гражданского общества и становление правового государства.

Коронация Вильгельма III Оранского. Гравюра. XVII в.

* * *

В большинстве стран Западной Европы в XVII в. развивались торговля и мануфактуры. Создание постоянной армии, появление налогов, утверждённых центральной властью и профессиональной бюрократии значительно усиливали власть монархов. Но абсолютной монархия стала не на всём Европейском континенте. Попытка утвердить неограниченную власть короля в Англии привела к Гражданской войне, установлению республики, а затем и к реставрации монархии.

Вопросы и задания

1. Охарактеризуйте изменения в социально-экономической жизни Западной Европы в XVII в. Приведите примеры развития капиталистических отношений.

2. Проанализируйте характерные черты европейского абсолютизма. Выделите отличительные черты всех абсолютных монархий Европы.

3. Сравните сходство и различия монархии во Франции и Англии.

4. Какую роль в событиях Английской революции XVII в. сыграла религия?

5. Чем различались результаты Английской революции XVII в. и Славной революции 1688 г.? Можно ли считать эти события началом нового этапа в истории стран Запада? Почему?

6. Какие обстоятельства доказывают, что в Англии XVII в. происходило формирование правового государства? Аргументируйте свой ответ.

7. Кардинал Ришелье в «Политическом завещании» писал:

«Я говорю, что дворянство надо рассматривать как один из главнейших нервов государства, могущий много способствовать его сохранению и упрочению… Я без всякого колебания говорю, что те, кто, отстав от доблести предков, уклоняется от того, чтобы служить короне шпагой и жизнью с постоянством и твёрдостью, коих требуют законы государства, заслуживают быть лишёнными выгод своего происхождения и принуждёнными нести часть бремени народа…

Все политики согласны с тем, что, если бы народ слишком благоден-ствовал, его нельзя было бы удержать в границах его обязанностей… имея меньше знаний, чем другие сословия государства, несравненно лучше воспитанные и более образованные, он едва ли оставался бы верен порядку, который ему предписывают разум и законы… Его следует сравнить с мулом, который, привыкнув к тяжести, портится от продолжительного отдыха сильнее, чем от работы…»

Какие выгоды дворянство получало благодаря своему происхождению? Что, по мнению Ришелье, должно было требовать от дворян государство? Каково должно быть положение народа? Считаете ли вы справедливой позицию кардинала? Почему?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Список Стран Западной Европы: принцип классификации, характеристика западноевропейских государств

Западная Европа — географический и политико-экономический регион мира. Какие страны входят в Западную Европу? Деление европейских государств на отдельные регионы достаточно условно. Внести территорию в список конкретного объединения можно по одному из двух групп принципов:

  • географическому,
  • политическому и экономическому.

Классификация стран Западной Европы

Географически западноевропейские державы занимают самую узкую часть евразийского континента. Основываясь на этом, к странам, входящим в Западную Европу, можно отнести:

  1. Бельгию.
  2. Францию.
  3. Нидерланды.
  4. Люксембург.
  5. Монако.

Это интересно: сколько городов в мире, города-миллионники.

Некоторые источники включают в состав западноевропейского региона страны, расположенные в центральной части Старого Света:

  1. Германия.
  2. Лихтенштейн.
  3. Австрия.
  4. Швейцария.

Интересно знать: координаты долготы и широты Москвы.

Также часто в состав западноевропейских государств включают две державы, которые по классификации ООН относятся к северному региону. Этими странами являются:

  1. Великобритания.
  2. Ирландия.

Таким образом, большинство классификаций относит к западноевропейскому региону 11 стран, расположенных на северо-западной оконечности материка Евразия.

На основании геополитики и экономики эксперты относят к западноевропейским государствам ряд стран, географически расположенных в других регионах Старого Света. К ним относятся члены Европейского Союза.

Это интересно: страны третьего мира, что такое система трех миров?

Список западноевропейского региона можно дополнить другими государствами:

  1. Исландия.
  2. Норвегия.
  3. Швеция.
  4. Финляндия.
  5. Дания.
  6. Испания.
  7. Португалия.
  8. Италия.
  9. Греция.
  10. Андорра.
  11. Мальта.
  12. Сан-Марино.
  13. Ватикан.

Площадь и размеры

Общая площадь западноевропейского региона составляет около 3,9 млн кв. км. По размерам их принято делить на крупные, средние, малые и карликовые государства.

Крупные западноевропейские страны:

  • Франция.
  • Германия.
  • Италия.
  • Испания.
  • Великобритания.
  • Финляндия.
  • Швеция.
  • Норвегия.

Средние западноевропейские страны:

  • Исландия.
  • Ирландия.
  • Австрия.
  • Португалия.
  • Греция.

Малые западноевропейские государства:

  • Дания.
  • Нидерланды.
  • Бельгия.
  • Швейцария.

Карликовые западноевропейские государства:

  • Лихтенштейн.
  • Люксембург.
  • Андора.
  • Сан-Марино.
  • Монако.
  • Ватикан.

Необходимо отметить, что государства Старого Света не равны в своём экономическом и техническом развитии. Существуют значительные различия в социальном развитии и уровне жизни населения между передовыми и менее развитыми странами региона. При этом экономическое благополучие страны не зависит от её размера. Часто менее крупные страны Западной Европы являются более благополучными экономически стабильными странами.

Население региона

Западная Европа — один из самых густонаселённых регионов мира. Принято считать, что современные западноевропейские державы переживают «демографическую зиму». В возрастном составе этих стран преобладает пожилое население. В некоторых регионах, например, в Германии, наблюдается явление естественной убыли населения — смертность превышает рождаемость. С этим связано увеличение темпов иммиграции рабочей силы в западноевропейские территории. В основном поток иммигрантов, в том числе и незаконных, идёт из стран Африки и Ближнего Востока.

Национальный состав коренного населения государств Западной Европы достаточно однороден, так как большинство этносов относится к индоевропейской языковой группе. Этническое распределение населения иногда не совпадает с границами государств. В Европе существуют как мононациональные страны, так и полинациональные государства. К мононациональным странам можно отнести Исландию, Ирландию, Швецию, Данию, Финляндию, Норвегию, Австрию, Италию и Германию. Считают себя мононациональным государством, но отмечают существование национальных меньшинств Великобритания, Франция и Испания. Две нации и более проживают на территории Бельгии и Швейцарии.

С существованием национальных меньшинств связано усиление сепаратистских тенденций в таких странах, как Великобритания и Испания. Население Шотландии, Северной Ирландии и Каталонии настаивают на провозглашении своей независимости от правительств этих стран и праве на самостоятельность.

Коренные западноевропейские жители в основном исповедуют христианство. Исторически сложилось, что в северных районах Старого Света преобладает протестантство, а на юге этого региона прочно закрепилось католичество.

Уровень урбанизации

Уровень урбанизации в западноевропейском регионе приближается к цифре 90%. Именно здесь располагаются крупнейшие города мира: Лондон, Париж, Берлин, Мадрид, Рим. Эти города играют ведущую роль в экономике, политике, культуре не только этой части света, но и всего мира.

Вместе с тем именно в странах Старого Света началось явление субурбанизации — оттока населения в сельскую местность и пригороды. Этот процесс связан с повышением уровня промышленного, звукового и светового загрязнения в крупных европейских городах. При этом даже в сельской местности преобладает городской тип жизни.

Туризм в Европе

Иностранцы едут в западноевропейский регион чаще всего с двумя целями: найти работу и увидеть красоты и исторические памятники, которыми богат этот регион.

Туристов в этот регион привлекают прежде всего исторические и культурные причины:

  • большое количество памятников истории и архитектуры,
  • высокий уровень духовного и материального развития,
  • превосходный уровень образования коренного населения.

Франция

Сама страна и её столица Париж вызывают прежде всего романтические ассоциации. Но останавливаться на столичных достопримечательностях любознательному туристу не стоит. В этой стране немало интересных мест и очаровательных уголков.

Париж

Что посмотреть в этом старом романтичном городе? Конечно, необходимо увидеть Эйфелевую башню и Елисейские поля, побывать на Монмартре и в Лувре. Туристу любого возраста, а особенно туристам с детьми, будет очень интересно провести день в Диснейленде и окунуться в атмосферу сказки.

Версаль

Побывать во Франции и не увидеть образец роскоши и богатства не сможет ни один турист. Версаль — образец изящества и утончённости в архитектуре, притягивает посетителей круглый год. Для того чтобы насладиться прогулками по его великолепным садам, увидеть изумительные фонтаны, прогуляться по залам дворца не хватит и одного дня. Это место влюбляет в себя людей, заставляя возвращаться сюда вновь и вновь.

Грас

Любой современный человек знает, что Франция — столица парфюмерии. А центром этого изысканного производства является Грас. Прогуляться по лавандовым полям, побывать на парфюмерной фабрике и просто побродить по родине героев знаменитого романа Зюскинда — что может быть интереснее?

Страсбург

«Столица Рождества» именно так называют этот город жители и туристы. В праздничные дни он превращается в ожившую иллюстрацию к сказкам и манит окунуться в атмосферу веселья и предвкушения рождественского чуда.

Германия

Туристические маршруты этой страны многочисленны и разнообразны. Германия богата достопримечательностями, интересными событиями и местами, красивыми ландшафтами и курортами.

Мюнхен

Один из самых красивых немецких городов, родина знаменитого пивного фестиваля «Октоберфест». Столица Баварии богата музеями, концертными залами, памятниками религиозной и светской архитектуры. А всего в двух часах езды от Мюнхена расположен сказочный дворец — замок Нойшванштайн.

Берлин

В этом городе гармонично сочетается история и современность, старинные здания и современные небоскрёбы, уютные трактиры и модные ночные клубы. Что обязательно стоит увидеть в Берлине? Рейхстаг, Бранденбургские ворота, Берлинская стена, Берлинская государственная опера, музей «Топография террора», множество церквей и дворцов, парков и площадей — вот далеко не полный список мест, которые стоит посетить в этом городе.

Баден-Баден

Привлекательный живописный городок, прославившийся целебными источниками, уже много лет привлекает сюда европейцев и жителей других мировых регионов. Здесь можно не только поправить здоровье и отдохнуть, но и насладиться оперой в Фестшпильхаусе или поиграть в одном из старейших европейских казино.

Великобритания

Что посмотреть на Туманном Альбионе? Ответ на этот вопрос может занять не один день. Великобритания — лидер среди западноевропейских стран по количеству туристов. Конечно, начать путешествие следует с Лондона и увидеть Тауэр, Биг-Бен, знаменитые мосты и дворцы, парки. Британский музей способен привлечь внимание туристов не на один день и надолго задержать в столице. А куда поехать дальше? Туристы могут выбирать между Ливерпулем и Манчестером, Глазго и Эдинбургом, Стоунхенджем и валом Оффы. Для того чтобы увидеть все интересные и красивые места Великобритании, понадобится не один отпуск.

Западноевропейские страны — достаточно условное название для стран, расположенных в западной части евразийского континента. Их объединяют политические и экономические интересы, а также общие исторические и культурные процессы. Развитая экономика, транспортная сеть и высокий уровень социально-культурного развития делает этот регион привлекательным как для деловых связей, так и для развития туризма.

Не только Каталония: какие регионы в Западной Европе хотят независимости? | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW

После распада Советского Союза и Югославии в восточной части Европы образовалось много новых стран. В Западной Европе, напротив, прочность национальных государств казалась незыблемой. На самом деле жители некоторых западноевропейских регионов на протяжении многих лет стремились к независимости.  

Каталония — за отделение 

Нигде в Западной Европе призыв к независимости не звучал так громко, как в Каталонии. Во время диктатуры Франсиско Франко, правившего в Испании с 1936 по 1975 год, был запрещен каталанский язык. Однако в конце 70-х Каталония получила высокую степень культурной и политической автономии, у нее есть собственный региональный парламент — в Барселоне.

Сегодня многим из 7,5 миллионов каталонцев этого недостаточно. На референдуме 1 октября они проголосовали за отделение от Испании. Местные жители хотят видеть Каталонию независимой, прежде всего, по экономическим причинам — из опасений, что Испания выжмет все соки из их региона, имеющего самый высокий уровень жизни в стране.

Около 20 процентов валового внутреннего продукта (ВВП) Испании производится в Каталонии. И, несмотря на то, что после финансового кризиса 2008 года испанская экономика восстанавливается, число сторонников отделения в Каталонии все эти годы увеличивалось. 

Воинственные баски

Страна басков, всегда считавшаяся одним из основных очагов сепаратизма в Европе, уступила Каталонии пальму первенства в вопросе борьбы за независимость по ряду причин. Баскское меньшинство в свое время было настроено гораздо более воинственно. Язык басков также попадал под запрет в годы диктатуры Франко. А с 1961 по 2011 год, добиваясь отделения региона от Испании, баскская сепаратистская группировка ЕТА уничтожила более 800 человек, но позже отказалась от продолжения насилия.

Однако ни теракты, ни политические переговоры не приблизили проведение референдума о независимости Страны басков. Согласно испанской конституции, референдум по этому вопросу может провести только центральное правительство. Но Мадрид, как и в случае с Каталонией, отвергает это вариант, считая его незаконным.

В экономическом плане Страна басков слабее Каталонии, но при этом пользуется льготами — особым режимом налогообложения. Она самостоятельно управляет налоговыми поступлениями и платит в бюджет Испании лишь небольшую сумму в отличие от каталонского региона. Теперь баскские националисты не считают задачу приобретения независимости приоритетной и добиваются лишь расширения прав автономии.

Шотландия — за членство в ЕС

Несмотря на то, что политико-экономическому союзу Шотландии с Англией более 300 лет, шотландцы всегда стремились к большей независимости. У них есть собственный парламент, но шотландское правительство хотело бы полной автономии. При этом 55 процентов шотландцев в 2014 году на референдуме о независимости проголосовали против раскола Великобритании.

Большинство шотландцев сказали «нет» на референдуме о выходе Великобритании из ЕС

Дух сепаратизма возродился после июньского референдума 2016 года о выходе Великобритании из ЕС. Тогда 62 процента жителей Шотландии, в отличие от жителей Англии и Уэльса, не поддержали Brexit. А националисты из Шотландской национальной партии (SNP) вернулись к идее референдума о независимости региона, чтобы сохранить для Шотландии членство в ЕС и европейский внутренний рынок.

Новый плебисцит о независимости планируется провести осенью 2018 года или зимой 2019-го — до выхода Великобритании из Евросоюза. Но проводимые в Шотландии опросы не исключают, что итоги очередного референдума о независимости могут стать такими же, как и в 2014 году  — большинство шотландцев раскол Великобритании не поддержит.

Фландрия — особый случай

На парламентских выборах в Бельгии в 2014 году победу одержала националистическая партия «Новый фламандский альянс». Ее лидер Барт де Вевер убежден, что Бельгия как государство вскоре «исчезнет». Путем переговоров Вевер хочет добиться самостоятельности и независимости развитого северного региона —  Фландрии, где его партия занимает самые сильные позиции.

Барт де Вевер убежден, что у Бельгии как государства нет будущего

Фламандский сепаратизм — это особый случай. Бельгия состоит из Фландрии, где говорят на нидерландском языке, франкоговорящей Валлонии, куда входит и немецкоговорящее сообщество, и Брюсселя с двумя официальными языками – нидерландским и французским.

В случае отделения Фландрии Бельгия потеряет больше половины своего населения и экономической мощи. Под большим вопросом окажется и статус Брюсселя, где расположены штаб-квартиры Евросоюза и НАТО. Пока же дебаты о выходе Фландрии приостановлены, и раскола Бельгии не произошло.

Процветающий итальянский север

Попытки отделения северной части Италии вызваны чисто экономическими причинами. За счет промышленности и банковского сектора север страны с регионами Ломбардия, Пьемонт, Лигурия, Венето, Эмилия-Романья и другими вносит значительный вклад в итальянский ВВП. Многие местные жители полагают, что деньги, заработанные ими с большим трудом, растрачивают центральные и южные регионы.

Еще в 1990-х годах партия «Лига Севера» — Lega Nord — добивалась полного отделения этой части Италии, которая называется Падания (от итальянского «pianura padana» — Паданская равнина).

Сегодня требования партии стали более умеренными: успешные северные районы должны сами распоряжаться 75 процентами своих доходов, а не перечислять все в государственный бюджет для компенсации последствий затяжного экономического кризиса в Италии.

Южный Тироль за «свободу от Рима»

До конца Первой мировой войны германоязычный Южный Тироль принадлежал Австро-Венгрии, после чего права на него были закреплены за Италией. Во времена правления Муссолини здесь переняли итальянскую культуру и язык. После Второй мировой войны Южный Тироль получил еще большую политическую и языковую автономию.

Жители процветающего Южного Тироля не хотят нести ответственность за долги Италии

Этот процветающий регион может распоряжаться большей частью своих доходов, что долгое время удовлетворяло южных тирольцев. Однако разразившийся в зоне евро долговой кризис подогрел сепаратистские настроения.

После Греции Италия — вторая страна по размеру задолженности. Ее экономика демонстрирует слабые показатели. Многие жители Южного Тироля, у которых дела идут неплохо, не хотят, чтобы на их плечи перекладывали проблемы всей Италии. Поэтому в их регионе все чаще звучит призыв: «Свободу от Рима!».

Корсика: непокорный остров

Французские власти долго пытались вытеснить корсиканский язык из общественной жизни и местных школ на этом средиземноморском острове и подавляли попытки корсиканцев отделиться. Сепаратистская организация «Фронт национального освобождения Корсики» (FLNC), с оружием в руках много лет пыталась добиться автономии региона от Франции и особого статуса территории, совершая диверсии против представителей государства или нападая на курортные дома французов.

Предложения французского правительства при Лионеле Жоспене в 2000 году по вопросам автономии Корсики (среди прочего, передача местным властям законодательных инициатив) были встречены в штыки консервативной оппозицией, которая опасалась, что и другие регионы Франции — Бретань, Эльзас, Прованс — также потребуют большей независимости, что станет угрозой единству Франции.

Только в 2014 году сепаратисты из FLNC объявили об отказе от вооруженной борьбы в подполье. Но вероятность новых конфликтов на почве борьбы за независимость Корсики не исключена. 

Бавария: жизнь отдельно от Германии?

Баварцы, пожалуй, меньше всех остальных всерьез задумываются об образовании собственного государства. В конце концов эта федеральная земля Германии уже сегодня официально называется «Республика Бавария». Она является крупнейшим и самым благополучным экономическим  регионом ФРГ. Здесь проживает почти 13 млн человек — больше, чем в Швеции или Португалии.

Однако стремление к отделению возникает и у баварцев, считающих, что за их счет компенсируется экономическая слабость бедных регионов. Бавария хотела бы платить в общую казну меньше. За это активно выступает, например, журналист и член баварской партии ХСС Вильфрид Шарнагль (Wilfried Scharnagl).

В 2012 году была издана книга с названием «Бавария может справиться и сама», где Шарнагль выступает за выход из ФРГ. Но подобные сепаратистские настроения не находят массового отклика у населения.

Смотрите также: 

  • Каталония на пути к независимости

    Спорный референдум

    1 октября, несмотря на запрет официального Мадрида, в Каталонии прошел референдум о независимости. По его итогам власти региона заявили, что за независимость проголосовали 90% участников при явке 42,3%. Вопрос звучал: «Хотите ли вы, чтобы Каталония стала независимым государством с республиканской формой правления?».

  • Каталония на пути к независимости

    «Референдума не было»

    Еще до референдума Мадрид объявил, что плебисцит противоречит конституции. 1 октября полиция закрывала избирательные участки, изымала урны, бюллетени. Против протестующих применялись дубинки, резиновые пули. Премьер-министр Испании Мариано Рахой сказал, что на территории автономии «не было референдума, а была инсценировка». Ответственность за беспорядки возложили на правительство Каталонии.

  • Каталония на пути к независимости

    Вдохновитель отделения Каталонии

    Идейный сторонник независимости региона — глава каталонской региональной администрации Карлес Пучдемон. Ранее он заявлял, что каталонцы заслужили право на независимое государство в форме республики. А в начале сентября 2017 года местный парламент принял специальный закон, открывающий путь к независимости через референдум.

  • Каталония на пути к независимости

    Каталония — «кормилица» Испании?

    Каталония находится на северо-востоке Испании. Это один из важнейших индустриальных и аграрных регионов. Тут проживает около 7 млн человек. Большая часть жителей Каталонии из тех, кто выступает за независимость, убеждены, что регион «кормит» страну. По их мнению, из 16 млрд евро налогов, которые Каталония платит в государственную казну, обратно в регион возвращается не так и много.

  • Каталония на пути к независимости

    Обострение отношений с Мадридом

    Обострение отношений с Мадридом, которое привело к нынешней ситуации, началось в 2006-м, когда Каталония приняла новый вариант Устава автономии. Он предусматривает, в частности, изменение госфинансирования и обязывает граждан региона владеть каталанским языком. В 2010 году Верховный суд Испании признал новый устав незаконным — и конфликт между Барселоной и Мадридом начал набирать обороты.

  • Каталония на пути к независимости

    Сепаратизм родом из Средневековья

    Стремление Каталонии к самостоятельности росло на протяжении веков. С Х до нач. XVIII в. этот регион был независимым. Но в 1714 году в итоге войны за испанское наследство и подчинения Каталонии Бурбонам здесь были расформированы органы местной власти, а государственным языком объявлен испанский. К концу XIX в. Каталония восстановила свое значение за счет экономического и культурного подъема.

  • Каталония на пути к независимости

    Под диктатурой Франко

    Победа фашистов в гражданской войне в Испании в 1939-м принесла каталонцам новую волну подавления свобод и запрет региональных языков. Лишь после смерти диктатора Франко в 1975 году Каталония смогла претендовать на большую независимость. Демократическая конституция 1978 года и Уставы автономии 1979 года закрепили самоуправления автономных регионов Испании, в том числе и Каталонии.

  • Каталония на пути к независимости

    Декларация о независимости

    Спустя 10 дней после проведения незаконного референдума, каталонское правительство принимает документ о независимости региона. «Мы учреждаем Каталонскую республику в качестве независимого и суверенного государства», говорится в нем. Однако провозглашение независимости было отложено.

  • Каталония на пути к независимости

    А была ли независимость?

    11 октября премьер-министр Испании Мариано Рахой предъявил властям региона ультиматум: Каталония должна пояснить, объявила она независимость или нет. Это необходимое условие для того, чтобы можно было применить 155-ю статью конституции и лишить Каталонию статуса автономии.

  • Каталония на пути к независимости

    Роспуск каталонского парламента

    Под давлением центральных властей парламент Каталонии, после тайного голосования на заседании 27 октября, объявил о процессе создания независимого государства. В ответ правительство Испании приняло решение о роспуске региональной администрации, а также о введении прямого управления в Каталонии, согласно 155-й статье конституции Испании.Также было объявлено о проведении новых выборов.

  • Каталония на пути к независимости

    Массовая демонстрация противников независимости Каталонии

    На улицы Барселоны 29 октября вышли, по разным оценкам, от 300 тысяч до миллиона сторонников единства Испании. Марш прошел под лозунгом: «Каталония — это мы все».

  • Каталония на пути к независимости

    Бегство в Брюссель

    Лишенный Мадридом полномочий глава Каталонии Карлес Пучдемон выехал 30 октября с соратниками из Барселоны в Бельгию. В Испании сепаратистов обвиняют в мятеже, бунте и нецелевом использовании государственных средств. Однако сам Пучдемон заявил, что не будет просить политического убежища, а вернется в Испанию, если ему будет гарантировано справедливое судебное разбирательство.

    Автор: Наталья Мехед, Галина Петровская


§ 52. Страны Западной Европы

§ 52. Страны Западной Европы

 

Вспомните, какие страны Европы имеют высокий уровень развития хозяйства.

 

Крупнейшими странами Западной Европы является Германия, Франция, Великобритания, Меньшие по размерам — Швейцария, Бельгия, Нидерланды, Австрия, Ирландия. История развития этих стран насчитывает тысячи лет. Они имеют высокоразвитое хозяйство.

ГЕРМАНИЯ. Германия – одна с крупнейших по площади страны Европы. Это богатое государство, входящее в семерку наиболее развитых стран мира.

Природные условия в стране благоприятные для хозяйственной деятельности людей. На севере распространены низменности, в центре — средневысокие горы,  на юге — предгорья Альп. Климат умеренно континентальный с мягкой, но ветреной зимой, и теплым летом. Территории страны протекают крупные реки: Рейн, Дунай.  Широколиственные леса сохранились только в горах. Германия богата углем (Рурский бассейн) И калийными солями.

По количеству населення Германия занимает первое место в Европе. В национальном составе преобладают немцы. Однако в последние годы в страну приезжают мигранты (переселенцы), крупнейшее из Турции, России, Украина. Страна густо населена. Большинство жителей проживает в городах, среди которых так велики, как Берлин, Мюнхен, Гамбург.

Промышленность — Основа хозяйства. Тепловые электростанции, производят электроэнергию, работающих на угле. Хорошо развитая черная и цветная металлургия. Машиностроительные предприятия выпускают суда, двигатели, самолеты, космические аппараты, электротехнические и радиоэлектронные приборы. Германия - Мировой лидер по производству станков, автомобилей, бытовой техники. Развитая и химическая, деревообрабатывающая, легкая и пищевая отрасли. Из местных глин изготавливают знаменитый саксонский фарфор. А из кварцевых песков известна в всем мире фирма «Карл Цейс» производит оптическое стекло для фотоаппаратов, биноклей.

Ведущее место в сельском хозяйстве принадлежит животноводству. Немцы разводят коров и свиней. Выращивают пшеницу, сахарную свеклу, картофель. Для производства очень популярного в стране пива в больших количествах выращивают ячмень и хмель. Значительного развития приобрели виноделие и рыболовство. Хорошо развиты все виды транспорта. Германия — великая морская держава, ее морскими воротами есть большие порты Гамбург и Бремен.

 

Рис. Автобаны Германии

 

Основными товарами, которые Германия продает другим странам, является машины, оборудование, оптика, изделия химической и легкой промышленности, радиоэлектроники, продукция деревообрабатывающей промышленности, продовольственные товары. Многочисленные памятники архитектуры и музеи привлекают в страну туристов со всего мира.                                                                                                                                                                                                                                                                         

 

Площадь — 357 тыс. км2

Население — 83 млн человек

Столица — Берлин

 

 

Рис. Галле. Германия

 

ФРАНЦИЯ. Францию с полным правом считается одной из красивейших стран Европы. Ее природасильная разнообразна. На севере, западе и юге лежат приморские районы, омываются Атлантическим океаном и Средиземным морем. Очень контрастным является рельеф. Над равнинами, удобными для земледелия, возвышаются горы: на юго-западе — Пиренеи, На юго-востоке — Альпы. Их горные луга служат прекрасными пастбищами для скота. А заснеженные вершины высоких хребтов превратились в районы туризма и альпинизма. Умеренно теплый и морской климат благоприятен для жизни людей и развития сельского хозяйства. На берегах Средиземного моря расположен самый престижный курорт Европы — Лазурный берег. Крупнейшая река страны - Луара. В результате деятельности человека природа Франции сильно изменена.

Населения страны достаточно однородно по национальному составу: большинство составляют французы. По плотности населения Франция вдвое уступает Германии. Доля городского населения достаточно высока. Столица страны Париж — Один из крупнейших городов мира. Париж называют городом-музеем, ежегодно посещают миллионы туристов.

Франция — одна из наиболее развитых стран Европы, входит в семерку мощнейших государств мира. Она имеет хорошо развитую промышленность. В стране добывают каменный уголь, железную и алюминиевую руды, калийные соли. Металлургия выплавляет чугун, сталь, алюминий и другие цветные металлы. Больше электроэнергии производят атомные электростанции. Предприятия машиностроения выпускают машины, тракторы, суда, самолеты и аэрокосмическую технику, электротехнику. Париж называют внедренцев моды, признание во всем мире получили французские духи и косметика, элегантные одежду и обувь. Мирового уровня развития достигла пищевая промышленность, в частности виноделие.

Франция — ведущая сельскохозяйственнаястрана Европы. Она имеет наибольшую площадь пахотных земель. Французы выращивают пшеницу, ячмень, кукурузу. Широкое развитие получило овощеводство. На севере страны распространены яблоневые сады, а на юге — абрикосовые и персиковые. На северо-востоке расположена известная виноградарская провинция Шампань. Главной отраслью сельского хозяйства считается мясо-молочное животноводство: разводят крупный рогатый скот, овец, свиней. По производству молока Франция занимает — первое место в Европе, по производством мяса — второе. Молоко идет на изготовление сыров, которых в стране насчитывают более 600 видов.

Во Франции развиты все виды транспорта. Города страны соединены между собой скоростными железными дорогами. Под проливом Ла-Манш проложен железнодорожно-автомобильный тоннель, соединяющей Францию с Великобританией. В устьях рек расположены крупные порты - Гавр, Нант, Марсель. Большие доходы стране приносит туризм.

В мире Францию знают как производителя промышленного оборудования, бытовых приборов, одежды, обуви, автомобилей. Страна занимает 2-е место в мире (после США) по поставкам на мировой рынок сельскохозяйственной продукции — пшеницы, кукурузы, мяса, молочных продуктов, овощей, фруктов, вин.

 

Площадь — 544 тыс. км2

Население — 61 млн человек

Столица — Париж

 

 

Рис. Дворец Шато-Роял во Франции

 

Рис. Париж - туристическая Мекка мира

 

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ. Великобритания охватывает несколько исторических областей: Англию, Шотландию, Уэльс и Северную Ирландию. К ХVIII в. она называлась Англией, Которая была историческим ядром государства. Когда к ней была присоединена Шотландия, Новое государство стала называться Великобритания за именем величайшего из Британских островов. После присоединения Ирландии страна получила теперешнее название — Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии или сокращенно Большая Великобритания.

Великобритания — страна старинных замков и таких же древних традиций. Она расположена на Британских островах. От материка ее отделяет узкая пролив Ла-Манш. Великобритания - мощная морская держава, которую некогда называли «владычицей морей». В свое время английские бесстрашные мореходы присоединили к Англии многочисленные заморские земли, превратив ее в крупнейшую в мире колониальную империю. И хотя сейчас влияние Великобритании ослабло, она  остается одной из ведущих держав мира.

По природными условиямиВеликобритания похожа на соседние страны Западной Европы. На севере и западе страны протянулись старые, сильно разрушенные горы, на юго-востоке лежат равнины. На умеренный морской климат сильно ввытекает океан: зиму он делает мягкой и влажной — дождь идет почти каждый день, а лето прохладным. Британская погода неустойчива, ясно, преимущественно пасмурная с сильными ветрами. Густая завеса туманов, образующихся и летом, и зимой, не рассеивается иногда по несколько дней. Рек на островах много, но они короткие. Полноводная — Темза. Многие болот. Широколиственных лесов почти не осталось. Зато большие площади занимают луга.

Среди населения страны многочисленные - англичане. Кроме них живут шотландцы, ирландцы, уэльсцы, сохранившие национальные особенности. Государственный язык — английский — широко распространенная в всем мире. Великобритания густо населена. Большинство населения проживает в городах. Лондон — Одно из крупнейших городов Европы.

Великобритания — высокоразвитая государство, входящее в семерку наиболее развитых стран мира. Ведущей в хозяйстве есть промышленность. Издавна в стране добывают уголь. Сейчас разрабатываются месторождения нефти и газа со дна Северного моря. Металлургические заводы работают на сырье, которое привозится из других стран. Машиностроительные предприятия выпускают суда, автомобили, самолеты, станки, радиоэлектронные приборы. Химическая промышленность производит пластмассы, синтетический каучук, минеральные удобрения. Традиционной отраслью является текстильная.

У сельском хозяйстве британцы умеют взять все возможное от каждого клочка земли. Выращивают пшеницу, овес, ячмень, сахарная свекла, картофель. На фермах разводят мясные и молочные породы коров, а также овец, свиней. Очень любят лошадей, поэтому разводят их для спортивных целей. Хорошо развито рыболовство. В морях вылавливают сельдей, треску, кильку.

Страна имеет хорошо развиты все виды транспорта. Интересно, что его движение в Великобритании — Левостороннее, в отличие от большинства стран, где он правостороннее. Большое значение для островной страны имеет морской транспорт.

Великобритания является родиной популярных во всем мире спортивных игр — футбола, баскетбола, тенниса. Хорошо развитый международный туризм. Великобритания имеет торговые связи со многими странами мира, в том числе и с Украиной. Она продает машины, оборудование, нефть, продукцию химической отрасли.

 

Площадь — 242 тыс.   км2

Население — 61   млн человек

Столица — Лондон

 

 

Рис. Лондон - столица Великобритании

 

Вопросы и задания

1. Какие отрасли промышленности развитые в Германии?

2. Сравните географическое положение Франции и Великобритании.

3. Охарактеризуйте сельское хозяйство Франции.

4. Почему Великобританию, Францию, Германию относят к высокоразвитых стран мира?

5. В какой из стран Западной Европы вам хотелось бы побывать? Почему?

 

 

Малые страны Западной Европы и Северная Европа в 1945-2000 гг.

Основные группы «малых стран» Западной Европы

К числу «малых стран» Западной Европы относится почти два десятка государств. Их принято разделять на три группы:

  • страны Центральной Европы, такие как Бельгия, Австрия, Швейцария, Нидерланды и Ирландия;
  • страны Северной Европы, такие как Швеция, Норвегия, Финляндия и другие;
  • траны Южной Европы, такие как Испания, Португалия и Греция.

Небольшим государствам не по силам многоотраслевая экономика, поэтому они специализируются на изготовление небольшого ассортимента товаров, поступающих на международный рынок.

«Малые страны» Центральной Европы во второй половине XX века

«Малые страны» Центральной Европы подразделяются на высокоразвитые государства и государства-середнячки. К первой группе относятся Бельгия и Нидерланды, во вторую входят Австрия и Швейцария. Ирландия же отстаётот них в своём развитии.

В годы второй мировой войны почти все они были захвачены гитлеровскими войсками. После освобождения «малые страны» получили финансовую помощь от США согласно «плана Маршалла». Это позволило странам в ускоренные сроки восстановить экономику.

По природным условиям страны не отличаются большим богатством. Тем не менее, здесь существуют запасы природных ресурсов:

  • Нидерланды славятся запасами нефти и природного газа (пятое место в мире среди производителей газа), нефть и газ добывают также в Бельгии и Ирландии;
  • Австрия и Ирландия обладают запасами меди, цинка и свинца;
  • Швейцария и Австрия наделены гидроресурсами для производства электроэнергии;
  • Австрии и Швейцарии принадлежат знаменитые альпийские луга, пригодные для развития животноводства.

Хотя Австрия и Швейцария старались придерживаться принципов нейтралитета, четыре из названных государств вошли в Европейское сообщество, а Швейцария – в ЕАСТ.

Каждую страну можно охарактеризовать как производителя определённой продукции. Например:

  • Нидерланды выращивают цветы на экспорт;
  • Ирландия славится пивоварением;
  • Швейцария знаменита производством шоколада и сыра;
  • Бельгия поставляет стекольную продукцию;
  • Швейцария прославилась часовой промышленностью;
  • Бельгия и Нидерланды изготовляют автомобили.

Готовые работы на аналогичную тему

Замечание 1

«Малые страны» Центральной Европы прославились предоставлением финансовых услуг и развитием туризма.

Страны Северной Европы во второй половине XX века

Страны Северной Европы избрали модель «скандинавского социализма» за основу своего экономического развития.

Определение 1

Скандинавский социализм – это модель экономики, основанная на государстве всеобщего благосостояния. Она направлена на достижение стабильности в экономике путём усиление индивидуальной автономии и социальной мобильности каждого человека. Достичь цели предполагается всеобщей занятостью, перераспределением богатства и гендерном равенстве

Реализация данной модели привела в 1980-е годы к некоторым проблемам. Высокие налоги сдерживали развитие предпринимательства, социальные программы привели к отсутствию инициативы к улучшению труда наёмных работников. Поэтому страны пошли на сокращение роли государства в экономике, были снижены налоги и проведена приватизация. После вступления в ЕС Швеции и Финляндии (1995 год) экономика государств была приведена в соответствии со стандартами единой Европы. Членом ЕС является и Дания. В ЕАСТ вступили Норвегия и Исландия.

Странам Северной Европы принадлежат значительные природные ресурсы. Дания и Норвегия добывают природный газ и нефть, а Исландия и Норвегия поставляют на мировой рынок рыбу. Богатые лесные ресурсы Финляндии, Швеции и Норвегии используются на благо населения стран. Существуют в Северной Европе гидроэнергетические ресурсы (особенно в Норвегии и Исландии) и геотермальные ресурсы (особенно в Исландии).

Многие в США и Западной Европе говорят, что их политическая система нуждается в серьезной реформе

Протестующие скандируют и проводят демонстрации у Сената Франции в Париже, выступая против нового закона, который, по их словам, укрепит власть полиции и ограничит гражданские свободы, 16 марта 2021 года. (Киран Ридли/Getty Images)

В этом отчете исследуется доверие людей к правительству и удовлетворенность демократией, а также их отношение к избранным должностным лицам и политическим реформам.

Для этого анализа мы используем данные общенациональных телефонных опросов 4069 взрослых, проведенных в ноябре.с 10 по 23 декабря 2020 г. в США, Франции, Германии и Великобритании. В дополнение к опросу Pew Research Center провел фокус-группы с 19 августа по 20 ноября 2019 года в городах США и Великобритании (дополнительную информацию о том, как проводились группы, см. здесь). Мы опираемся на эти обсуждения в этом отчете.

Вот вопросы, использованные в отчете, а также ответы и методология опроса.

Продолжая бороться с кризисом общественного здравоохранения и продолжающимися экономическими проблемами, многие люди в Соединенных Штатах и ​​Западной Европе также разочарованы политикой.

Опрос исследовательского центра Pew Research Center, проведенный в четырех странах в ноябре и декабре 2020 года, показал, что примерно две трети взрослых во Франции и США, а также около половины в Соединенном Королевстве считают, что их политическая система нуждается в серьезных изменениях или нуждается в полностью реформироваться. Призывы к значительным реформам менее распространены в Германии, где такую ​​точку зрения выражают примерно четыре человека из десяти.

Конечно, между политическими системами этих стран есть важные различия.Но четыре страны также разделяют некоторые важные демократические принципы, и все они в последнее время по-разному пережили политические потрясения, когда восходящие популистские лидеры и движения и новые силы в идеологическом спектре бросили вызов традиционным партиям и лидерам.

Некоторое разочарование людей в отношении своих политических систем связано с их мнением о политических элитах. В США особенно широко распространены опасения по поводу политической коррупции: двое из трех американцев согласны с тем, что фраза «большинство политиков коррумпированы» хорошо описывает их страну.Почти половина говорит то же самое во Франции и Великобритании. В частности, молодежь обычно склонна считать политиков коррумпированными. А те, кто говорит, что большинство политиков коррумпированы, гораздо чаще думают, что их политические системы нуждаются в серьезной реформе.

Также распространено убеждение, что политики не в курсе. Во Франции, США и Великобритании примерно половина или более говорят, что избранным должностным лицам все равно, что думают простые люди. Тем не менее, как во Франции, так и в Германии доля населения, считающего, что избранные должностные лица заботятся о своих интересах, с 2018 года увеличилась.

С 2017 года население Франции и Германии также стало больше доверять правительству. Во Франции только 20% заявили, что доверяют правительству в том, что касается того, что нужно стране в 2017 году, по сравнению с 55% в новом опросе. Доверие особенно высоко среди сторонников партии президента Эммануэля Макрона En Marche, но оно выросло среди сторонников партийного спектра. Точно так же растет доверие среди сторонников правых, левых и центристских партий в Германии.

Доверие к правительству также немного выросло в Великобритании, хотя среди сторонников Консервативной партии премьер-министра Бориса Джонсона оно выросло, а среди тех, кто идентифицирует себя с оппозиционной Лейбористской партией, на самом деле снизилось.

Как исследовательский центр Pew измеряет доверие общества к правительству в мире и внутри страны

На протяжении нескольких лет Pew Research Center занимается исследованием вопросов доверия, фактов и демократии. И на протяжении десятилетий Центр изучал отношение американцев к федеральному правительству, правительству штата и местному самоуправлению в Соединенных Штатах.

В этом опросе Центр сравнивает отношение населения четырех стран — США, Франции, Великобритании и Германии — к демократии и политическим системам их стран.Опрос также включает показатель доверия к национальным правительствам четырех стран: насколько респонденты доверяют правительству «делать то, что правильно для их страны?»

Этот вопрос отличается от вопроса, который задавали на протяжении более шести десятилетий Исследовательский центр Пью и другие исследовательские организации в США: «Как вы думаете, сколько времени вы можете доверять правительству в Вашингтоне в том, что оно делает то, что правильно?

В Соединенных Штатах меры дают совсем другие результаты: в августе прошлого года всего 20% населения заявили, что они доверяют правительству в Вашингтоне в том, что оно будет делать то, что правильно «всегда» или «большую часть времени».«Доверие американцев к федеральному правительству держится на таком низком уровне уже более десяти лет.

В опросе четырех стран, который был проведен в США в ноябре — после того, как Джо Байден был объявлен победителем президентских выборов, но когда большая часть сторонников Дональда Трампа выразила скептицизм по поводу результата и процесса голосования — 54% американцев заявили, что они во многом или в некоторой степени доверяют правительству в том, что касается того, что правильно для страны. Это мало изменилось по сравнению с 51%, которые сказали это в 2017 году.

Опрос четырех стран дает ценный сравнительный анализ взглядов на правительство, политическую систему и состояние демократии. В ближайшие месяцы Центр обновит свои давние показатели доверия американцев к своему правительству, а также их отношение к масштабам и размеру правительства.

В США общий уровень доверия к правительству практически не изменился с 2017 года, но , кто доверяет правительству, существенно изменился.В 2017 году, всего через несколько месяцев после того, как Дональд Трамп был избран президентом, республиканцы и те, кто склонялся к Республиканской партии, с большей вероятностью доверяли правительству, чем демократы и те, кто склонялся к демократам. В текущем опросе, проведенном в ноябре и декабре 2020 года — после того, как основные СМИ объявили выборы нынешнего президента Джо Байдена — демократы выражают более высокий уровень доверия.

В США период проведения опроса — с 7 ноября по 10 декабря 2020 г. — был особенно бурным в политическом отношении.Хотя нынешний президент Джо Байден был объявлен Ассошиэйтед Пресс и другими средствами массовой информации победителем выборов в начале опроса и признан избранным президентом ключевыми международными лидерами, видные республиканцы отказались признать его победу. Десятки судебных исков также пытались оспорить результаты, в основном на основании мошенничества на выборах. В течение этого периода отдельный опрос Pew Research Center показал, что избиратели Трампа и Байдена были глубоко разделены почти по всем аспектам выборов и процесса голосования, включая то, были ли их собственные голоса подсчитаны точно и хотели ли они, чтобы кампания Трампа продолжала свои юридические проблемы. результатов.

По завершении этого опроса в начале декабря большинство судебных исков было отклонено, а результаты выборов были подтверждены в большинстве штатов, что оставило мало законных возможностей для участия в выборах. Однако Конгресс еще не официально подтвердил результаты коллегии выборщиков — процесс, который в конечном итоге состоялся 6 января 2021 года, в тот же день, когда в Капитолии США вспыхнули ожесточенные протесты сторонников Трампа.

Во Франции, Германии и Великобритании доверие к правительству, как правило, выше среди тех, кто считает, что их страна хорошо справилась с пандемией коронавируса.Это особенно верно во Франции, где 80% тех, кто говорит, что страна хорошо справляется со вспышкой, доверяют правительству, по сравнению с только 27% тех, кто говорит, что страна плохо справляется со своей задачей.

Доверие также связано с представлениями об экономике. Люди, которые считают, что национальная экономика в настоящее время находится в хорошем состоянии, выражают более высокий уровень доверия к правительству, как и те, кто считает, что у них есть хорошие шансы улучшить собственный уровень жизни.

В то время как более половины американцев говорят, что в целом доверяют правительству в том, что оно делает правильно, менее половины (45%) удовлетворены тем, как работает демократия в их стране.(Опрос проводился до жестокого штурма Капитолия США 6 января толпой сторонников Трампа.) Напротив, большинство во Франции (55%) и Великобритании (60%), а также восемь десять немцев говорят, что довольны тем, как функционирует демократия.

Эти четыре общества разделились во мнениях относительно того, какое влияние простые люди могут оказать на правительство: 54% немцев, 53% американцев, 50% британцев и 47% французов считают, что утверждение «обычные люди могут многое сделать, чтобы повлиять на правительство». правительство» хорошо описывает их страну.

Во всех четырех странах наблюдается значительный интерес к политическим реформам, которые потенциально позволили бы рядовым гражданам иметь больше власти над выработкой политики. Чрезвычайно популярны собрания граждан или форумы, на которых граждане, выбранные наугад, обсуждают вопросы государственной важности и дают рекомендации о том, что следует делать. Около трех четвертей или более в каждой стране говорят, что для национального правительства очень важно создавать собрания граждан. Примерно четверо из десяти говорят, что это очень важно.Такие процессы используются на национальном уровне во Франции и Великобритании для обсуждения политики в области изменения климата, и в последние годы они становятся все более распространенными в странах по всему миру.

Гражданские собрания популярны во всем идеологическом спектре, но особенно популярны среди людей, которые относят себя к левым политическим взглядам. Те, кто считает, что их политическая система нуждается в серьезной реформе, также особенно склонны говорить о важности создания собраний граждан.

Существует также высокий уровень поддержки разрешения гражданам напрямую голосовать, чтобы решить, что станет законом по некоторым ключевым вопросам.Около семи из десяти в США, Германии и Франции говорят, что это важно, в соответствии с предыдущими выводами о поддержке прямой демократии. В Великобритании, где такие важные вопросы, как независимость Шотландии и Brexit, решались на референдуме, поддержка несколько ниже: 63% говорят, что для правительства важно использовать референдумы для решения некоторых ключевых вопросов, и только 27% оценивают это как очень важно.

Таковы результаты нового опроса, проведенного исследовательским центром Pew Research Center с ноября 2018 года.с 10 по 23 декабря 2020 г. среди 4069 взрослых во Франции, Германии, Великобритании и США. Этот отчет также включает результаты 26 фокус-групп, проведенных в 2019 г. в США и Великобритании.

Исследовательский центр

Pew Research Center провел 26 фокус-групп с 19 августа по 20 ноября 2019 г. в городах США и Великобритании (подробности о стратификации групп см. в методологии). Все группы следовали руководству по обсуждению, разработанному Центром, и обученный модератор задавал им вопросы об их местных сообществах, национальной идентичности и глобализации.

Этот отчет составлен на основе этих обсуждений, и мы включили цитаты, которые были слегка отредактированы для обеспечения грамматики и ясности. Цитаты выбраны для обеспечения контекста результатов опроса и не обязательно отражают мнение большинства в какой-либо конкретной группе или стране.

В четырех опрошенных странах правительству больше доверяют, чем не доверяют

Половина взрослых или более доверяют национальному правительству делать то, что правильно в каждой из четырех опрошенных стран.Но если в США правительству доверяет незначительное большинство (54%), Франции (55%) и Великобритании (55%), то в Германии такое мнение высказывают 80%. А в Германии 47% говорят, что доверяют национальному правительству очень много — более чем в два раза больше, чем в любой из других опрошенных стран, и более чем в три раза больше, чем в США, где только 13% очень доверяют правительству.

В США доверие к правительству практически не изменилось с тех пор, как этот вопрос был задан в последний раз в 2017 году.Но , который доверяет правительству, заметно изменился за этот период. В 2017 году, когда Дональд Трамп был недавно вступившим в должность президентом, республиканцы и независимые люди, склоняющиеся к Республиканской партии, с большей вероятностью доверяли правительству, чем демократы и склоняющиеся к этой партии (66% против 42% соответственно). В последнем опросе, проведенном в ноябре 2020 года после того, как были объявлены выборы нынешнего президента Джо Байдена, демократы доверяют правительству больше, чем республиканцы: 59% против49%.

Доверие к правительству выросло в каждой из трех опрошенных европейских стран с 2017 года, самое большое изменение произошло во Франции (55% сегодня, по сравнению с 20%). Французский опрос 2017 года был проведен за месяц до первого тура общенациональных выборов — особенно спорных выборов, на которых нетрадиционные партии, включая ныне правящую En Marche, боролись за лидерство. Доверие выросло наиболее стремительно среди сторонников En Marche: сегодня 92% доверяют правительству по сравнению с 37%, которые говорили то же самое перед выборами 2017 года, которые привели к власти Эммануэля Макрона.Сторонники республиканцев (LR) и Социалистической партии (PS) — двух партий, долгое время правивших во Франции до 2017 года, — теперь также больше доверяют правительству. И хотя только около половины тех, кто благосклонно относится к правопопулистскому Национальному объединению, доверяют правительству (53%), доверие среди этой группы выросло на 44 процентных пункта с 2017 года

.

В Германии доверие к правительству выросло на 11 процентных пунктов с 2017 года, а доля тех, кто доверяет правительству много , почти удвоилась за тот же период.Но, в то время как сторонники правящего ХДС являются одними из самых доверяющих правительству (92%), доверие среди большинства основных партий сравнительно возросло с 2017 года. И хотя те, кто положительно относится к «Альтернативе для Германии» (АдГ), как правило, гораздо менее доверчивы, чем те, кто отрицательно относится к партии (52% против 85%), даже эта группа больше доверяет правительству сейчас, чем в 2017 году, когда только 33% доверяли правительству.

В Великобритании доля тех, кто доверяет правительству много , выросла на 7 пунктов с 2017 года (до 21%), а общее доверие увеличилось на 6 пунктов.Среди сторонников Консервативной партии, которая была у власти в 2017 году, но сменила премьер-министра в 2019 году, доверие к правительству выросло с 76% до 84%. С другой стороны, у сторонников Лейбористской партии сейчас на меньше шансов доверять правительству на , чем в 2017 году (34% по сравнению с 42%). Доверие значительно выше среди тех, кто идентифицирует себя как выбывших (72%), чем среди тех, кто идентифицирует себя как оставшихся (45%), а также среди тех, кто положительно относится к правой популистской Партии Brexit, теперь называемой Reform UK (76). %) по сравнению с теми, кто отрицательно относится к партии (46%).

Во всех четырех опрошенных странах доверие к правительству выше среди тех, кто говорит, что экономика находится в хорошем состоянии, и тех, кто говорит, что у них есть достаточные возможности для повышения собственного уровня жизни. Например, в Великобритании те, кто говорит, что их текущее экономическое положение хорошее, примерно в два раза чаще говорят, что доверяют правительству, чем те, кто говорит, что оно плохое.

Во Франции, Германии и Великобритании те, кто считает, что их страна хорошо справляется с COVID-19, с гораздо большей вероятностью доверяют правительству, чем те, кто считает, что их страна плохо справляется с пандемией.Разница самая большая во Франции, где 80% тех, кто считает, что страна хорошо справляется со вспышкой, доверяют правительству, по сравнению с только 27% тех, кто считает, что страна плохо справляется со своей задачей.

Доверие выше среди людей, которые считают, что избранным чиновникам небезразлично, что думают простые люди. Кроме того, те, у кого есть хотя бы высшее образование и люди с более высокими доходами, с большей вероятностью будут доверять правительству во Франции и Германии, но не в США или Великобритании.

Демократическая удовлетворенность ниже в США.S., чем опрошенные европейские страны

Удовлетворенность демократией широко варьируется в четырех опрошенных странах. В США только 45% людей говорят, что довольны тем, как работает демократия (опрос в США проводился с 10 ноября по 7 декабря 2020 года, то есть до жестокого штурма Капитолия США 1 января 2020 года). 6 толпой сторонников президента Трампа). Напротив, в каждой из трех опрошенных европейских стран этой точки зрения придерживается большинство: 55% во Франции, 60% в Великобритании и 80% в Германии.А в Германии примерно четверо из десяти очень довольны (39%). Не более чем каждый пятый в остальных трех опрошенных странах достигает такого уровня удовлетворенности.

Во всех трех опрошенных европейских странах удовлетворенность демократией существенно возросла: на 14 пунктов во Франции, на 15 пунктов в Германии и на 29 пунктов в Великобритании в период с 2019 по 2020 год. удовлетворены демократией, остается относительно постоянным в последние годы.

Но в США , которые довольны , существенно изменились за последний год. В период с 2017 по 2019 год республиканцы были более чем в два раза более удовлетворены демократией, чем демократы. В 2019 году, например, 57% республиканцев и 26% демократов заявили, что удовлетворены. Но в 2020 году, после избрания Байдена, это соотношение перевернулось, и сегодня 50% демократов довольны демократией, в то время как только 39% республиканцев говорят то же самое.

В каждой из опрошенных европейских стран сторонники партии или партий, которые в настоящее время находятся у власти, чаще всего удовлетворены демократией.Хотя сторонники En Marche больше всего одобряют то, как работает демократия во Франции, их мнение мало изменилось после опроса 2018 года, который стал первым опросом исследовательского центра Pew Research Center во Франции после победы их партии на выборах. Скорее, большая часть роста удовлетворенности демократами во Франции на 14 пунктов в период с 2019 по 2020 год пришлась на сторонников других партий. Например, 60% сторонников Социалистической партии сейчас выражают удовлетворение демократией по сравнению с 50% в 2019 году.Рост среди республиканцев еще выше: с 40% в 2019 г. до 68% в 2020 г. Уровень удовлетворенности даже выше среди тех, кто благосклонно относится к правой популистской партии «Национальное объединение» (49% в 2020 г. по сравнению с 30% в 2020 г.). 2019) и левой популистской партии La France Insoumise (54% в 2020 году по сравнению с 40% в 2019 году).

Рост демократической удовлетворенности очевиден среди сторонников большинства крупных немецких политических партий в стране. Например, сторонники СДПГ (рост на 17 баллов), Зеленые/Альянс 90 (16 баллов) и ХДС (11 баллов), а также сторонники Die Linke (16 баллов) сейчас более удовлетворены демократией, чем в 2019 году.Но те, кто благосклонно относится к правой АдГ, за последний год не изменились и по-прежнему имеют относительно низкую удовлетворенность демократией (51%).

В Великобритании сторонники Консервативной партии (79%) более удовлетворены демократией, чем сторонники Лейбористской партии (50%). Но это связано с тем, что сторонники обоих лагерей удовлетворены больше, чем в 2019 году, с увеличением на 35 и 17 баллов соответственно. Те, кто идентифицирует себя как уволенных и оставшихся, в равной степени удовлетворены тем, как работает демократия в их стране.

Выбывшие и оставшиеся в фокус-группах рассматривали Brexit как провал демократии

Фокус-группы, проведенные в августе 2019 года в Великобритании, были посвящены обсуждению Brexit. В то время прошло около трех лет с тех пор, как избиратели одобрили референдум о выходе из Европейского Союза. Борис Джонсон только что сменил Терезу Мэй на посту премьер-министра, и вступление в силу 50-й статьи — начало формального выхода — было отложено по крайней мере до октября, а это означает, что Великобритания все еще находится в ЕС и все еще поглощена дебатами о Brexit.И выбывшие, и оставшиеся считали последствия референдума грубым провалом демократии. Хотя Brexit не был явной темой для обсуждения в фокус-группах, он возник в нескольких группах как нечто, что заставило людей стыдиться того, что они британцы.

Жалобы выпускников были связаны с разочарованием в связи с тем, что, несмотря на их голосование за выход, страна не продвинулась вперед в этом вопросе, тем самым «явно подчеркнув, насколько мало наше мнение имеет значение». Уходящие оплакивали призывы ко второму референдуму, которые просачивались в то время, утверждая, что ниспровержение воли народа, которая, по их мнению, была полностью выражена на голосовании 2016 года, было бы ошибкой демократии.

Для Оставшихся разочарование часто зависело от процесса. Люди чувствовали, что дезинформация свирепствовала перед голосованием 2016 года, и многие из тех, кто проголосовал за выход, возможно, не сделали этого, если бы понимали последствия своего голосования. Другие подчеркнули, что было бы более разумно договориться о сделке и вынести ее на референдум, а не голосовать сначала о том, уходить ли, когда не было четкого плана, как ее реализовать. Остальные также отметили, что Brexit «отвлек все другие вопросы», «отвлекая» правительство от «управления страной», что один участник даже обвинил в росте преступности.

Несмотря на стремление к совершенно разным результатам в отношении Brexit, выбывших и оставшихся объединяло несколько основных жалоб и их общее недовольство своими политиками и политическим процессом. И выбывшие, и оставшиеся сетовали на то, сколько времени уходит на Brexit, и предлагали просто «смириться с этим». Люди подчеркнули, как трудно было планировать будущее, когда такое важное решение находилось в подвешенном состоянии. Некоторые подчеркивали, что из-за всего этого Британия выглядит слабой, политики — неэффективными, а страна становится глобальным «посмешищем».

Когда дело доходит до удовлетворенности демократией, в этих странах мало различий по возрасту или полу. Но те, кто получил хотя бы университетское образование, как правило, более удовлетворены демократией, чем те, кто получил лишь некоторое университетское образование или меньше.

Во всех четырех опрошенных странах люди, которые считают, что экономика находится в хорошем состоянии, значительно более довольны функционированием своей политической системы, чем те, кто считает, что экономика находится в плохом состоянии.Во Франции, например, те, кто считает, что экономика находится в хорошем состоянии, более чем в два раза чаще удовлетворены демократией (70% против 33%). Точно так же те, кто думает, что у них есть возможности улучшить свой собственный уровень жизни, также более удовлетворены демократией.

Те, кто думает, что избранным должностным лицам небезразлично мнение простых людей, скорее всего, также будут удовлетворены демократией.

Во Франции, Германии и Великобритании люди, считающие, что их страна хорошо справилась с COVID-19, примерно в два раза чаще удовлетворены демократией, чем те, кто считает, что их страна плохо справилась с пандемией.Но в США те, кто считает, что страна преуспела, и те, кто считает, что она плохо справляется с глобальным кризисом в области здравоохранения, в равной степени удовлетворены демократией.

За пределами Германии многие видят необходимость серьезных изменений в своих политических системах

В четырех опрошенных странах немногие говорят, что живут в политической системе, которую вообще не нужно менять: 6% во Франции, 7% в США, 11% в Германии и 12% в Великобритании. Но какой степени изменения они добиваются — незначительного, серьезного или полного преобразования — варьируется.

Как во Франции, так и в США большинство считает, что необходимы радикальные изменения, при этом большинство в каждой стране считают, что система требует серьезных изменений (47% в каждой стране). В Великобритании меньше людей стремятся к существенным изменениям (14% полностью реформируют, 33% — серьезно), и наибольшая доля людей сообщает, что системе требуется незначительных изменений (38%). Только в Германии существенно меньше половины стремятся к серьезным переменам.

В США демократы и независимые кандидаты, которые склоняются к партии, как правило, несколько больше поддерживают масштабную системную перестройку, чем республиканцы и независимые кандидаты, которые склоняются к Республиканской партии — 70% против 10%.58% соответственно. Это согласуется с результатами других недавних опросов, показывающих, что демократы больше поддерживают такие реформы, как отказ от коллегии выборщиков или все возможное, чтобы каждому гражданину было легче голосовать. Демократы также менее склонны, чем республиканцы, описывать Америку как страну, где люди могут свободно мирно протестовать или где уважаются права и свободы всех людей.

Сторонники правящей в настоящее время во Франции партии En Marche чуть менее склонны поддерживать масштабные системные реформы (51%), чем сторонники двух основных традиционных политических партий: республиканцев (59%) и Социалистической партии (70%). %).Но те, кто благосклонно относится к популистскому правому Национальному объединению и левой La France Insoumise, не более склонны призывать к серьезным изменениям или полной реформе французской политической системы, чем те, кто отрицательно относится к этим партиям.

В Великобритании поддержка хотя бы крупных изменений выше среди сторонников Лейбористской партии (57%), чем среди сторонников Консервативной партии (29%). Те, кто идентифицирует себя как оставшихся, также больше поддерживают значительные изменения в политической системе, чем те, кто идентифицирует себя как выбывших.Точно так же те, кто отрицательно относится к правой Партии Brexit (Reform UK), как правило, на больше на склонны хотеть системных реформ, чем те, кто положительно относится к партии (56% против 30% соответственно). .

В Германии, где в целом стремление к переменам относительно невелико, существует мало различий по партийным линиям.

Во всех четырех опрошенных странах те, кто считает, что большинство политиков в их стране коррумпированы, с большей вероятностью одобряют системные реформы.Например, в Великобритании 60% тех, кто говорит, что «большинство политиков коррумпированы», хорошо описывают свою страну, считают, что система нуждается в значительных изменениях, по сравнению с 39%, которые говорят, что это плохо описывает страну. Те, кто менее удовлетворен тем, как работает демократия, и меньше доверяют правительству, с большей вероятностью будут призывать к значительным изменениям. С другой стороны, те, кто считает, что избранным должностным лицам небезразлично мнение простых людей, с меньшей вероятностью считают, что необходимы крупномасштабные реформы.

Мнения о том, насколько хорошо справились с COVID-19, также играют роль: люди, которые считают, что их правительство плохо справляется с пандемией, также с большей вероятностью призывают к крупным реформам. В Германии, например, 70% тех, кто считает, что правительство плохо сработало, считают, что система нуждается в полных или серьезных реформах, по сравнению с 29% тех, кто считает, что правительство хорошо справилось с пандемией.

Те, кто считает, что их страна находится в плохом экономическом состоянии, также чаще призывают к существенным реформам политической системы.То же самое относится и к тем, кто говорит, что у них нет возможностей улучшить свой уровень жизни. Но мнения не различаются между возрастными группами ни в одной из этих стран: молодые и пожилые люди с одинаковой вероятностью поддержат призывы к реформе.

За пределами Германии по этому вопросу нет существенных различий между доходными группами (в Германии менее обеспеченные с большей вероятностью поддержат изменения). В Германии, США и Франции люди со средним образованием или меньшим образованием также чаще призывают к серьезной реформе политической системы, чем люди с более высоким уровнем образования.

Избранные должностные лица считаются оторванными от связи в США, Франции и Великобритании

Почти две трети немцев (65%) считают, что утверждение «избранные должностные лица заботятся о том, что думают простые люди» хорошо описывает их страну. Однако такое мнение высказывают менее половины опрошенных во Франции, США и Великобритании.

Доля немцев, которые говорят, что выборных должностных лиц заботит мнение простых людей, резко возросла с 2018 года, когда этого мнения придерживались только 44%. Во Франции также на 9 пунктов (с 32% до 41%) возросла доля тех, кто говорит, что выборные должностные лица заботятся о них.Действительно, все изученные партизанские группы во Франции зафиксировали рост доли тех, кто говорит это.

Однако в Великобритании и США доля тех, кто говорит, что выборные должностные лица заботятся о простых людях, практически не изменилась с 2018 года, хотя в Великобритании она выросла среди тех, кто идентифицирует себя с Консервативной партией, и снизилась среди тех, кто идентифицирует себя с Лейбористской партией. . Сегодня консерваторы с большей вероятностью (61%) заявляют о заботе выборных должностных лиц, чем сторонники Лейбористской партии (41%).Те, кто положительно относится к Партии Brexit (Reform UK), также чаще, чем те, кто отрицательно относится к партии, говорят, что избранным должностным лицам небезразлично мнение простых людей (56% против 43% соответственно).

Пристрастная идентичность окрашивает мнение о том, считают ли выборные должностные лица заботливыми в каждой из опрошенных стран, за исключением Германии. Например, во Франции около двух третей (67%) тех, кто идентифицирует себя с партией президента Эммануэля Макрона En Marche, говорят, что выборные должностные лица заботятся об этом, по сравнению с менее чем половиной сторонников Социалистической партии (43%) и республиканцев (39%). %).

В США демократы чаще, чем их коллеги-республиканцы, описывают избранных должностных лиц как заботливых. Только треть республиканцев говорят, что избранным должностным лицам небезразлично, что думают простые люди, по сравнению с примерно половиной (52%) демократов. Эта разница во мнениях между сторонниками изменилась с 2018 года, когда президентом был Дональд Трамп. В то время 50% республиканцев заявили, что выборные должностные лица заботятся об этом, по сравнению только с 36% демократов.

В этом вопросе мало различий по возрасту, полу, доходу или образованию.Однако французские мужчины (46%) на 10 процентных пунктов чаще, чем женщины (36%), говорят, что избранным должностным лицам небезразлично, что думают простые люди. В Германии люди из группы с самым высоким доходом чаще, чем люди из группы с самым низким доходом, заявляют о заботе избранных должностных лиц. Находясь в США, люди с более высоким уровнем образования с большей вероятностью согласятся с тем, что выборные должностные лица заботятся о них, чем люди с более низким уровнем образования.

Американцы в основном называют политиков коррумпированными, меньше европейцев согласны с этим

Две трети американцев считают, что утверждение «большинство политиков коррумпированы» хорошо описывает их страну.Однако во Франции и Великобритании мнение общественности по этому поводу более раздельно: чуть менее половины считают, что большинство политиков коррумпированы. Немцы гораздо реже высказывают такое мнение.

А в США, хотя подавляющее большинство в обеих партиях считает, что большинство политиков коррумпированы, республиканцы чаще (78%) говорят это, чем демократы (60%).

Партийные разногласия относительно приглушены в Великобритании, Германии и Франции, хотя французские сторонники республиканцев (49%) чаще, чем сторонники En Marche (32%), называют политиков коррумпированными.

В фокус-группах американцы и британцы приводили примеры коррумпированности политиков

В фокус-группах, проведенных как в США, так и в Великобритании осенью 2019 года, когда участников спрашивали о вещах, из-за которых они стеснялись быть американцами или британцами, часто упоминались национальные политики.

Это было особенно верно в Великобритании, поскольку это всплыло в дискуссиях с группами, состоящими из сторонников как консерваторов, так и лейбористов, а также тех, кто проголосовал «выйти» или «остаться» на референдуме ЕС.Некоторые британцы назвали «скандалы с расходами» среди членов парламента (депутатов) в качестве причины, по которой они стесняются политиков. Одна 33-летняя женщина из Эдинбурга сказала, что «все депутаты присваивают чужие деньги».

В США обсуждение коррупции среди политиков было связано с представлением о том, что политики могут быть «куплены» корпорациями в процессе лоббирования. В Сиэтле участники обсуждали, как им стыдно за коррупцию в Америке, а один участник сказал, что «похоже, что политика покупается и продается» из-за «лоббистов, групп с особыми интересами и тому подобного».

Отношение к коррумпированности или некоррумпированности политиков существенно не изменилось ни в одной из четырех опрошенных стран с тех пор, как этот вопрос последний раз задавался в 2018 году.

Молодые люди в Великобритании, Франции и США чаще говорят, что большинство политиков коррумпированы. Разница самая большая в Великобритании, где 61% людей в возрасте от 18 до 29 лет говорят, что политики коррумпированы, по сравнению только с одной третью людей в возрасте 65 лет и старше, разница составляет 28 процентных пунктов.

Респонденты из группы с самым низким доходом в Германии, Великобритании и Франции чаще говорят, что политики коррумпированы, чем представители группы с самым высоким доходом в этих странах.Однако такое мнение высказывают около двух третей американцев всех доходных групп.

Общественность во многом разделилась во мнениях относительно того, могут ли обычные люди много сделать для влияния на правительство

Отвечая на вопрос о том, какое влияние на политику могут оказывать обычные граждане, представители этих четырех групп несколько разделились. Немцы и американцы немного склоняются к мнению, что «обычные люди могут многое сделать для влияния на правительство», в то время как общественность британцев и французов более разделена.Во Франции около четверти (24%) говорят, что заявление описывает их страну «совсем не очень хорошо», в то время как каждый пятый говорит то же самое в США и Великобритании.

В каждой опрошенной стране те, кто говорит, что лично у них есть хорошие шансы улучшить свой уровень жизни, чаще говорят, что простые люди могут влиять на правительство.

Только в США партийность играет роль в формировании этого убеждения: 58% демократов считают, что обычные граждане могут влиять на правительство, по сравнению с 46% республиканцев.

Популярны собрания граждан, особенно среди тех, кто хочет серьезных изменений в политической системе

Во всех четырех странах существует значительная поддержка создания собраний граждан, на которых граждане обсуждают вопросы и дают рекомендации относительно национальных законов. В последние годы гражданские собрания становятся все более распространенными в странах мира и используются, например, в Ирландии для решения таких спорных вопросов, как аборты и однополые браки.

собрания граждан уже использовались на национальном уровне во Франции и Великобритании для обсуждения экологической политики. Ассамблея французских граждан по климату, первоначально созванная в октябре 2019 года в ответ на движение «желтых жилетов», завершилась в прошлом году выпуском 149 предложений, хотя многие из них еще предстоит реализовать.

Страна с наибольшей долей респондентов, считающих такие реформы очень или в некоторой степени важными, — это Соединенные Штаты, хотя примерно три четверти или более в каждой стране считают важным создание собраний граждан.Многие американцы говорят, что для национального правительства очень важно создавать собрания граждан; только 21% говорят, что это не слишком или совсем не важно.

Существуют значительные идеологические разногласия по вопросу о важности создания собраний граждан. Во Франции и Великобритании идеологические левые гораздо чаще, чем правые, говорят, что создание собраний граждан очень важно.

Респонденты, которые говорят, что политическая система их страны нуждается в серьезных изменениях или нуждается в полном реформировании, также теплее относятся к собраниям граждан, чем те, кто говорит, что нужны лишь незначительные изменения или вообще никаких изменений.Например, 46% французских респондентов, которые говорят, что Франция нуждается в системных политических изменениях, говорят, что для правительства очень важно создавать собрания граждан, в то время как примерно трое из десяти, которые говорят, что политическая система нуждается в незначительных изменениях или вообще не нуждается в изменениях, говорят о создании собраний граждан. очень важно.

В Великобритании, где собрания граждан использовались для обсуждения независимости Шотландии, Brexit и политики в области изменения климата, существуют значительные политические разногласия по этому вопросу. Например, 83% сторонников лейбористов считают, что для правительства очень или в некоторой степени важно создавать собрания граждан, в то время как 66% сторонников консерваторов говорят то же самое.Те, кто идентифицирует себя как оставшихся, также с большей вероятностью, чем те, кто идентифицирует себя как выходцев, поддерживают собрания граждан.

Большинство считает, что избирателям важно решать ключевые вопросы

В каждой из четырех опрошенных стран большинство считает, что для национального правительства очень важно разрешить гражданам напрямую голосовать, чтобы решить, что станет законом по некоторым ключевым вопросам, а не позволить членам законодательного органа решать.

Большинство (42%) американцев считают очень важным решение некоторых ключевых вопросов на референдуме.Взгляды на этот вопрос связаны с восприятием политической коррупции: 45% американцев, которые считают, что большинство государственных чиновников коррумпированы, говорят, что для национального правительства очень важно разрешить гражданам голосовать напрямую по ключевым вопросам, по сравнению с 35% таких которые думают, что фраза «большинство государственных чиновников коррумпированы» , а не хорошо описывает страну. Аналогичные различия есть в Германии и Великобритании.

Несмотря на то, что призраки прошлых референдумов могут повлиять на мнение британцев по этому вопросу сегодня, нет существенных различий между теми в Великобритании, кто идентифицирует себя как оставшихся, и тех, кто идентифицирует себя как выбывших.Однако существует различий в зависимости от возраста. Почти четыре из десяти британцев в возрасте от 18 до 29 лет, некоторые из которых были слишком молоды, чтобы голосовать на референдумах о независимости Шотландии и Brexit, считают, что для национального правительства очень важно разрешить гражданам напрямую голосовать, чтобы решить, что станет закон. Это выше, чем среди лиц в возрасте от 30 до 49 лет (23%), от 50 до 64 лет (27%) или от 65 лет и старше (24%).

В США и Германии люди с низким уровнем образования особенно склонны думать, что для национального правительства очень важно решать ключевые вопросы путем референдума.Такого мнения придерживаются около четверти немцев (24%) с высшим или высшим образованием по сравнению с 43% тех, кто имеет среднее образование или ниже. Аналогичная картина наблюдается в США с разрывом в 14 процентных пунктов между людьми со средним образованием или ниже (48%) и людьми с университетским образованием или выше (34%).

Люди с более низкими доходами также значительно чаще, чем люди с более высокими доходами, говорят, что проведение референдумов очень важно. В США., этот разрыв в доходах составляет 24 пункта, при этом около половины американцев с низким доходом и примерно три из десяти американцев с более высоким доходом придерживаются этой точки зрения. Также существует значительный разрыв в доходах, составляющий 21 пункт и 11 пунктов в Германии и Франции соответственно.

В трех европейских странах большая доля тех, кто благосклонно относится к популистским партиям, считает, что для их правительства очень или в некоторой степени важно позволить гражданам решать, что станет законом по некоторым ключевым вопросам. Эта модель выходит за рамки идеологии, с более благоприятным отношением к референдумам среди сторонников правой Альтернативы для Германии (АдГ) и Партии Брексита (Реформа Великобритании), а также левой La France Insoumise.

Государство всеобщего благосостояния в Европе

Введение

Позвольте мне начать эту главу с того, что не существует такого понятия, как европейское государство всеобщего благосостояния. Тем не менее государство всеобщего благосостояния рассматривается как нечто полностью европейское по происхождению, характеру и даже с точки зрения идентичности.

Государство всеобщего благосостояния является европейским по происхождению , потому что его рождение обычно датируется концом 19 века в Германии. Около 1850 г. в большинстве промышленно развивающихся капиталистических стран уже существовала какая-то версия современного закона о бедных, и они начали вводить меры по охране труда (Polanyi [1944] 1957).Более того, прусское государство уже в 1840-х годах начало экспериментировать с социальным страхованием или фондами здравоохранения (см. Hennock 2007). Но именно в имперской Германии Бисмарк впервые ввел обязательное социальное страхование в больших масштабах (Kuhnle and Sander 2010), включая страхование по болезни в 1883 г., систему страхования от несчастных случаев на производстве в 1884 г. и страхование по старости и инвалидности в 1889 г. За ними последовали другие европейские страны, некоторые рано (Австрия), а другие сравнительно поздно (Нидерланды).

Нет такой вещи, как европейское государство всеобщего благосостояния.Тем не менее, он европейский по происхождению, характеру и идентичности

Государство всеобщего благосостояния является европейским по характеру , потому что широкомасштабная, взаимосвязанная социальная политика, составляющая государство всеобщего благосостояния, отражает исторический европейский опыт социальной нищеты, беспорядков, протестов, политических конфликтов и войн, с одной стороны, и примирение, сотрудничество, стабильность, порядок, гармония и мир, с другой. Государство всеобщего благосостояния стало воплощением уникального ответа на вопрос о том, как построить и поддерживать относительно целостный экономический, социальный, политический и культурный порядок.Бисмарковское социальное страхование, в конце концов, было не просто создано для борьбы с социальными рисками индустриального общества и для улучшения условий жизни рабочих, но и в основном для служения политическим целям государственного и национального строительства и социального порядка. Сам термин «государство всеобщего благосостояния» был популяризирован, если не изобретен, архиепископом Йоркским Уильямом Темплом, который использовал его в 1941 году, чтобы противопоставить это идеальное государство нацистскому «государству войны».

С точки зрения идентичности государство всеобщего благосостояния зарекомендовало себя как идея и идеал, разделяемый европейцами, как политическое и социальное достижение, высоко ценимое европейскими гражданами, и институт, с которым люди связывают свою (национальную) идентичность.Возможно, это в большей степени относится к скандинавскому региону, чем к другим регионам, а также имеет больший вес для некоторых программ государства всеобщего благосостояния, чем для других. Тем не менее, даже в Соединенном Королевстве, где общественная поддержка государства всеобщего благосостояния, возможно, намного слабее, чем в Скандинавии, Национальная служба здравоохранения (NHS) считается одной из лучших в мире и, что более важно, учреждением, которое заставляет людей гордиться тем, что они британцы. Что характерно, NHS победила Вооруженные силы, королевскую семью и BBC в состязании по популярности (Ipsos MORI 2014; Quigley 2014).

В более широком контексте Европейского союза крылатая фраза «европейская социальная модель» стала обозначать нечто исключительно европейское в той мере, в какой эта модель способна продвигать решения с положительной суммой того, что в других местах (например, в предположительно не- социально-американская модель) считаются неизбежным компромиссом между устойчивым экономическим ростом, с одной стороны, и социальной справедливостью и социальной сплоченностью, с другой. Благодаря своей эффективности Европейская комиссия отстаивает развитое государство всеобщего благосостояния как пример для подражания другим странам и на наднациональном европейском уровне.По словам бывшего президента Европейской комиссии Баррозу:

Да, нам необходимо реформировать нашу экономику и модернизировать наши системы социальной защиты. Но эффективная система социальной защиты, которая помогает нуждающимся, не является препятствием для процветания. Это действительно его незаменимый элемент. Действительно, именно европейские страны с наиболее эффективными системами социальной защиты и наиболее развитыми социальными партнерствами входят в число наиболее успешных и конкурентоспособных экономик мира (Barroso 2012).

Государство всеобщего благосостояния в Европе представляет собой огромное достижение; без него почти немыслимы процветающая экономика, пригодные для жизни и доверчивые общества, а также эффективная политика. Но в то же время государство всеобщего благосостояния находится в осаде, поскольку оно сталкивается с рядом демографических, экономических, финансовых и политических проблем.

В этой главе я начну сначала с краткого описания трех взглядов, которые часто возникают в дебатах о государстве всеобщего благосостояния и которые призваны бросить вызов самому его raison d”être .Они содержат важные истины, но рассказывают лишь часть истории. Далее я обсуждаю, что делает государство всеобщего благосостояния, и утверждаю, что оно в первую очередь обеспечивает защиту от социальных рисков, а не столько перераспределение доходов. Затем я описываю, насколько сильно различаются государства всеобщего благосостояния в Европе в том, насколько хорошо они защищают свое население и в том, как они решают проблему неравенства доходов. Государства всеобщего благосостояния не статичны, и за последние два десятилетия или около того многие из них переориентировали свои системы социальной защиты на активизацию рынка труда и социальные инвестиции, чтобы справиться с проблемами новых социальных рисков и старения.Это было общеевропейское и — в экономическом и социальном смысле — относительно выгодное развитие, но которому финансовый кризис и последовавший за ним экономический спад теперь серьезно угрожают. Важнейшая задача, стоящая перед государствами всеобщего благосостояния, состоит в том, чтобы вновь найти новые способы обеспечения социальной защиты при одновременном содействии устойчивому экономическому росту (см. Begg et al. 2015).

Три полуправды о государстве всеобщего благосостояния

Три убеждения часто возникают, когда люди говорят о государстве всеобщего благосостояния.Часто можно услышать мнение, что это очень дорогое и неэффективное человеческое изобретение, которое мы в лучшем случае можем себе позволить, но которое, скорее всего, истощает наши ресурсы и в любом случае непригодно для обслуживания в долгосрочной перспективе. Государство всеобщего благосостояния ухудшает положение всех нас из-за непомерно высокого уровня взносов и налогов, которое оно требует. Другими словами, хотя государство всеобщего благосостояния, возможно, может быть оценено как полезное с какой-то социальной точки зрения, в целом оно является прежде всего экономическим бременем.Действительно, государство всеобщего благосостояния, очевидно, требует больших финансовых ресурсов для функционирования и имеет встроенные экономические препятствия, но это только одна его сторона. Другая часть заключается в том, что государство всеобщего благосостояния — со стороны спроса за счет сглаживания потребления — в значительной степени способствует макроэкономической стабильности, а со стороны предложения за счет инвестиций в человеческий капитал (например, образование и обучение) и социальных услуг — стимулирует экономическое развитие. Недавние исследования даже показывают, что щедрость государства всеобщего благосостояния не препятствует работе; напротив, это увеличивает приверженность занятости (Van der Wel and Halvorsen, 2015).

Второе мнение, которое постоянно высказывается, заключается в том, что государство всеобщего благосостояния находится в кризисе или само вызывает кризис в экономике или политике. Любопытное наблюдение, которое здесь можно сделать, заключается в том, что государство всеобщего благосостояния почти всегда считалось находящимся в кризисе или его причиной. В 1975 г. трехсторонняя комиссия (Crozier et al., 1975) опубликовала отчет о всемирном кризисе перегрузки и неуправляемости демократии. Это якобы было вызвано, в том числе, постоянно растущими ожиданиями и требованиями граждан к государству всеобщего благосостояния.Утверждалось, что нефтяной кризис 1970-х годов привел к фискальному кризису и кризису легитимности государства всеобщего благосостояния. Некоторые предсказывали, что государство всеобщего благосостояния вызвало экономический коллапс, потому что его политика перераспределения подорвала прибыльность капитала и, следовательно, препятствовала инвестициям. Другие подчеркивали, что экспансионистские расходы государства всеобщего благосостояния вытесняют частные инвестиции.

Некоторые люди считают государство всеобщего благосостояния своего рода институтом Робин Гуда, который крадет у богатых и отдает бедным

В последнее время прогнозы кризиса и краха исходят из анализов, которые подчеркивают негативное влияние на состояние благосостояния растущей взаимозависимости, интернационализации и глобализации.Считается, что социальные системы нуждаются в демонтаже по причинам международной конкурентоспособности. Правительства вовлечены в «гонку на выживание». Вдобавок к этому утверждается, что активизация европейской интеграции способствует «социальному туризму» и «социальному демпингу», явлениям, которые подрывают государства национального благосостояния, а европейские решения все еще отстают. Однако, несмотря на эти тревожные истории, государство всеобщего благосостояния не только явно пережило несколько кризисов (Starke et al. 2013), но и продолжало функционировать.На самом деле, он на удивление хорошо выполняет свои функции социальной защиты, учитывая экстремальные проблемы, с которыми он сталкивается (см. Van Kersbergen and Vis 2014: главы 5 и 10).

Последняя идея, которая часто возникает, состоит в том, что государство всеобщего благосостояния по своей сути является своего рода институтом «Робин Гуда», который крадет у богатых и отдает бедным. Эта перспектива, очевидно, вызывает сильные чувства, поскольку некоторые поклоняются Робин Гуду и его Веселым людям как героям бедняков, в то время как другие видят в нем и его помощниках злодеев, которых следует задержать и обезвредить.Метафора Робин Гуда в некотором смысле призвана поддержать два других взгляда: государство всеобщего благосостояния как жернов на шее экономики и государство всеобщего благосостояния в условиях кризиса и как причина кризисов. Хотя такие идеи, очевидно, охватывают часть реальности государств всеобщего благосостояния в Европе, они просто рассказывают часть истории и, следовательно, показывают неполную правду.

Робин Гуд против копилки

Итак, что же это за история с государством всеобщего благосостояния? Что такое государство всеобщего благосостояния и что оно делает? Позвольте мне сосредоточиться на проблеме Робин Гуда.Является ли государство всеобщего благосостояния своего рода институтом Робин Гуда, который крадет у богатых и отдает бедным? Прежде всего следует отметить, что, хотя перераспределение доходов является аспектом многих программ социальной политики, составляющих государство всеобщего благосостояния, особенно тех, которые предназначены для борьбы с бедностью, оно не является причиной существования государства всеобщего благосостояния. Государство всеобщего благосостояния представляет собой совокупность институционализированных политик и прав в качестве социальных прав, которые различными способами предлагают защиту всем, кто может испытывать экономические и социальные трудности.Таким образом, государство всеобщего благосостояния в первую очередь связано с объединением и перераспределением социальных рисков, особенно риска потери дохода, а не (обязательно) с перераспределением доходов. Метафора, наилучшим образом описывающая эту важную функцию государства всеобщего благосостояния, как предложил Барр (2001), — это копилка: устройство, помогающее людям застраховаться от социальных рисков и помогающее людям в перераспределении ресурсов в течение жизненного цикла. Важно отметить, что государства всеобщего благосостояния сильно различаются по тому, насколько хорошо их копилки защищают граждан от социальных рисков (рынка труда и жизненного цикла) и насколько их Робин Гуды перераспределяют доход.

Второе, на что следует обратить внимание в этом контексте, это то, что государства всеобщего благосостояния не существует. Государства всеобщего благосостояния довольно сильно различаются по размеру бюджетов, выделяемых на социальную защиту и перераспределение, при этом чистые социальные расходы (в 2011 г., после учета налогов, налоговых льгот и социальных пособий) варьируются от 14,2% валового внутреннего продукта (ВВП) до ) в Эстонии до высоких 31,3% ВВП во Франции (ОЭСР, 2013 г.). Более того, государства всеобщего благосостояния не только резко различаются по наличным деньгам, они также отчетливо различаются по своему характеру: они качественно сильно различаются по тому, как они организуют и финансируют свои системы социальной защиты, как они разрабатывают и как они расходуют свои социальные бюджеты.Эти различия, что наиболее важно, имеют огромные последствия для функционирования рынка труда, для организации труда и семейной жизни людей, а также для уровня социальной защиты и равенства доходов, которые поощряются обществом и которыми люди пользуются.

Во многих государствах всеобщего благосостояния Робин Гуд играет менее заметную роль, чем копилка, по той простой причине, что системы просто не предназначены для перераспределения доходов (хотя все они в той или иной степени это делают). Фактически, в консервативных и южных государствах всеобщего благоденствия (см. ниже) перераспределение доходов было второстепенной целью и возникает как побочный эффект, если оно вообще входит в социальную политику.Только в социал-демократических универсалистских государствах всеобщего благосостояния Робин Гуд перераспределяет большие суммы денег не только среди бедных, но и, что наиболее поразительно, среди среднего класса. Что делают государства всеобщего благосостояния, так это предлагают защиту от социальных рисков (старость, безработица, инвалидность и т. д.) и обеспечивают поддержание дохода. Большая часть перераспределения доходов на самом деле является горизонтальной, то есть внутриличностной на протяжении всей жизни и внутри доходных групп, и гораздо реже от богатых к бедным. Только в скудных либеральных государствах всеобщего благосостояния Робин Гуд должен играть роль супергероя бедняков, потому что здесь многие социальные условия предназначены исключительно для бедняков.Однако недавнее исследование (Levell et al., 2015) показывает, что даже в либеральных государствах всеобщего благосостояния (например, в Соединенном Королевстве) более половины перераспределения доходов носит внутриличностный характер и происходит на протяжении всей жизни: люди вкладывают деньги в копилку во время их активной трудовой жизни и разбить ее, когда они в ней нуждаются позже в жизни.

Различные виды государств всеобщего благосостояния в Европе

Вид и качество социальных прав, которые гарантирует государство всеобщего благосостояния, связаны с одним аспектом, который необходимо учитывать, чтобы понять, в какой степени отдельные лица и семьи могут поддерживать достойную жизнь в случае болезни, безработицы или старости, независимо от их производительность на рынке труда.Насколько строги правила получения льгот? Как долго человек должен вносить вклад в схему, прежде чем он получит право на перевод или услугу? Зависит ли социальное пособие от прежнего дохода, а квалификация зависит от проверки нуждаемости? Это качество пособий и услуг является высоким, если на них относительно легко претендовать, например, когда требуемый период взносов короткий и когда нет проверки нуждаемости. Точно так же социальное право имеет высокое качество, когда коэффициент замещения пособия высок (какая часть заработной платы или оклада заменяется пособием) и его продолжительность велика.

Другой параметр, на который необходимо обратить внимание при оценке качества социальной защиты, заключается в том, в какой степени государство всеобщего благосостояния изменяет, воспроизводит или даже усиливает социальное и экономическое расслоение. Как сказал Эспинг-Андерсен (1990, 55), государства всеобщего благосостояния «являются ключевыми институтами в структурировании класса и социального порядка», и в зависимости от их институционального устройства они оказывают сильно различающееся влияние на социальную структуру. Государства всеобщего благосостояния «могут быть столь же большими или всеобъемлющими, но с совершенно разным воздействием на социальную структуру», и они бывают разных форм: «Один может культивировать иерархию и статус, другой — дуализм, третий — универсализм.Каждый случай создаст свою уникальную ткань социальной солидарности» (58). Эспинг-Андерсен различал три типа государств всеобщего благосостояния: либеральный, социал-демократический и консервативный.

Эспинг-Андерсен различал три типа государств всеобщего благосостояния: либеральный, социал-демократический и консервативный

Либеральное государство всеобщего благосостояния ориентировано на рынок, и государственные меры по поддержанию доходов и помощи в основном предназначены для бедных. Большинство людей в таких странах, как Австралия, Соединенные Штаты и Соединенное Королевство (за заметным исключением здравоохранения) могут найти социальную защиту на частном рынке.Пособия по низким и фиксированным ставкам, финансируемые за счет налогов, характеризуют систему, а доступ к пособиям является ограничительным, поскольку пособия проверяются на нуждаемость. Частное социальное страхование поощряется за счет налоговых льгот и пособий, которые благоприятствуют среднему классу и богатым. Либеральное государство всеобщего благосостояния также ориентировано на оказание услуг, а трансферты в среднем скромны. Эта система не устраняет неравенство, порожденное частным рынком, и те, кто может себе это позволить, хорошо защищены, в то время как другие зависят от помощи, основанной на проверке нуждаемости.Эта модель с самого начала подверглась политическому давлению (Рейган, Тэтчер), и политика жесткой экономии стала доминирующим ответом на многие вызовы, с которыми сталкивается государство всеобщего благосостояния.

Социал-демократическое государство всеобщего благосостояния обосновывает социальные права гражданством или местом жительства и, следовательно, в значительной степени устраняет различия в статусе. Эта модель, характерная для стран Северной Европы, как правило, также финансируется за счет налогов, но доступ к социальным услугам гораздо более открыт, а льготы и услуги более щедры, чем в либеральной модели.Модель предоставляет социальные услуги для всех без жестких квалификационных условий. Роль рынка в предоставлении услуг и льгот принижается. Несколько скандинавских стран пережили кризис производительности в 1990-х годах, но сумели оправиться от него, по существу сохранив свой путь развития, делая упор на максимальное участие рабочей силы, гибкие, но защищенные рынки труда и социальные инвестиции.

Модели государства всеобщего благосостояния существенно различаются по тому, сколько они готовы потратить

Консервативная или корпоративистская модель государства всеобщего благосостояния включает бисмарковские программы социального страхования, которые дифференцированы и сегментированы по профессиональным и статусным различиям.Кроме того, в таких странах, как Германия и Австрия, государственные служащие (государственные служащие) пользуются привилегированным режимом в сфере социального страхования, особенно пенсионного обеспечения. В этой модели люди, особенно мужчины, имеют право на получение пособия или выгоды в той мере, в какой они внесли свой вклад в социальную схему. Трудовая книжка имеет решающее значение для приобретения социальных прав. Работники платят взносы в фонды социального страхования и получают пособия, которые связаны с заработком и зависят от периода взносов. Эта модель, как правило, ориентирована на социальные услуги и требует большого количества трансфертов.

Эти черты консервативной системы подразумевают, что существующая система стратификации и неравенство в доходах в значительной степени остаются нетронутыми и, по сути, скорее усиливают, чем смягчают существующие различия в статусе и доходах. Занятые, особенно те, кто работает на государство, являются хорошо защищенными инсайдерами, в то время как те, кто не привязан к рынку труда, являются аутсайдерами, чья социальная защита зависит от их семьи. Модель оказалась под давлением в 1980-х и 1990-х годах, поскольку многие ее качества (схемы досрочного выхода, пассивность пособий, двойственность в защите, гендерная предвзятость) препятствовали необходимому росту участия на рынке труда, особенно женщин.

Некоторые утверждают, что существует специфически южная или средиземноморская четвертая модель, найденная в Италии, Испании, Португалии и Греции. Модель имеет много общих черт с консервативной, но характеризуется гораздо более фрагментарным и партикуляристским социальным страхованием, довольно односторонним акцентом на пенсиях (хотя и в меньшей степени в Испании), ярко выраженной инсайдерско-аутсайдерской и гендерной структурой труда. рынок, еще более выраженная роль (расширенной) семьи в государственно-рыночно-семейном сочетании социальной защиты, неразвитость системы социальной помощи и клиентелизм в распределении пособий и рабочих мест в государственном секторе.Эта модель оказалась под давлением из-за проблем низкого (формального) участия в рабочей силе, больших пробелов в социальной защите, слабого государства и, следовательно, неоптимальной налоговой способности (типичным примером может служить Греция, см. Petmesidou and Guillén 2015).

Короче говоря, эти модели государства всеобщего благосостояния существенно различаются по тому, сколько они готовы потратить, но самое важное для социальных результатов, таких как социальная защита и неравенство, это то, на какие конкретные социальные цели тратятся деньги, как реализуются программы. организованы, облагаются налогами и финансируются, а также насколько они ориентированы на передачу или предоставление услуг.

Щедрость государств всеобщего благосостояния

Один из способов оценить относительное качество того, что делает государство всеобщего благосостояния, и насколько хорошо оно это делает, — посмотреть на щедрость государства всеобщего благосостояния. Щедрость зависит от коэффициентов замещения основных социальных пособий, продолжительности таких пособий, видов требований, которым люди должны соответствовать, чтобы претендовать на получение пособий, количества дней ожидания, включенных в правила, и количества людей, охваченных льготами. социальная схема. Щедрость отражает степень, в которой социальные услуги и льготы были институционализированы в качестве социальных прав, которые позволяют людям «поддерживать средства к существованию, не полагаясь на рынок» (Esping-Andersen 1990, 22).

На диаграмме 1 страны ранжированы (от высокого к низкому) в соответствии с их индексом щедрости в 1980 году. Чем выше значение этого индекса, тем более щедрыми являются системы. Как видно из таблицы, в 1980 г. шведское социал-демократическое государство всеобщего благосостояния было самым щедрым, а австралийское либеральное государство всеобщего благосостояния — самым скупым. Можно также довольно легко узнать классификацию государств всеобщего благосостояния Эспинга-Андерсена. В 1980 году самыми щедрыми государствами всеобщего благосостояния были социал-демократические страны (кроме Финляндии), за которыми с небольшим отрывом следовали консервативные страны.Большинство либеральных государств всеобщего благосостояния (Канада, Новая Зеландия, США и Австралия) находятся в нижней части диаграммы 1. В 1980 году государство всеобщего благосостояния в Италии больше походило на либеральную, чем на консервативную европейскую модель благосостояния, в то время как либеральное Соединенное Королевство было ближе к в Австрию и Германию, чем в любое из либеральных государств всеобщего благосостояния.

Диаграмма 1 также показывает, что с точки зрения щедрости четкая картина трех миров государств всеобщего благосостояния стала несколько размытой в 2010 году. Либеральные государства всеобщего благосостояния по-прежнему четко отличались относительно скромным уровнем великодушия своих государств всеобщего благосостояния.Интересно, что Соединенное Королевство, похоже, стало гораздо более либеральным государством всеобщего благосостояния, чем раньше, опустившись с 9-го места в 1980 году на 12-е в 2010 году. Некоторые социал-демократические государства также стали гораздо менее щедрыми. Швеция, чемпион мира по щедрости в 1980 г., опустилась на 5 позиций и заняла 6-е место в 2010 г., в то время как Дания опустилась с 3-го на 8-е место. Три страны континентальной Европы (Бельгия, Нидерланды и Франция) превзошли социал-демократические государства всеобщего благосостояния (за исключением Норвегия) в щедрости в 2010 году.Самое большое изменение наблюдается в Ирландии, где индекс щедрости государства всеобщего благосостояния подскочил с 25,8 до 35,3, поместив эту страну на 5-е место, а также выше Швеции и Дании. Несмотря на то, что точное ранжирование государств всеобщего благосостояния и состав моделей изменились, очевидно, что по-прежнему существуют явные различия в качестве государств всеобщего благосостояния, измеряемом индексом щедрости.

Диаграмма 1

Государство всеобщего благосостояния и перераспределение доходов

Индекс щедрости не может точно сообщить нам о перераспределительных характеристиках государств всеобщего благосостояния, но кажется разумным предположить, что более щедрые системы также более эгалитарны.И действительно, существует достаточно сильная отрицательная корреляция между щедростью государств всеобщего благосостояния и масштабами неравенства, которые они порождают (Jensen and Van Kersbergen, 2016). ОЭСР (2014) опубликовала интересные данные о том, как государства всеобщего благосостояния перераспределяют и какие группы доходов относительно больше всего получают социальные пособия. Оказывается, государства всеобщего благосостояния сильно различаются по группам доходов, в отношении которых они получают наибольшие преимущества. Южноевропейские государства всеобщего благосостояния передают гораздо более высокую долю социальных пособий группе с самым высоким доходом, чем группе с самым низким.Португалия возглавляет эту группу южноевропейских стран, где группа с самым низким доходом получает явно меньше, чем получает самая высокая: 11% всех денежных пособий приходится на 20% беднейших работников, тогда как 40% приходится на 20% самых богатых. Португалия также имеет один из самых высоких уровней неравенства.

Есть две важные причины этого явления. Во-первых, большинство трансфертов в этих странах просто не предназначены для помощи исключительно малоимущим, а скорее предназначены для покрытия социальных рисков всех социальных слоев.Во-вторых, пособия пенсионерам, инвалидам и безработным часто привязаны к периоду выплаты взносов и зависят от заработка, так что относительно больше достается состоятельным, чем бедным. Это особенно верно в отношении пенсий, а южные и некоторые страны континентальной Европы обычно являются пенсионными государствами: Италия, Греция и Португалия, а также Франция тратят примерно от 13% до 16% ВВП на пенсии, от двух до трех. раз больше, чем социал-демократические, либеральные и некоторые консервативные государства всеобщего благосостояния (Швейцария и Нидерланды), которые обычно тратят между 3.6% и 7,4% ВВП на пенсии. Это означает, что перераспределение доходов в пенсионных государствах всеобщего благосостояния происходит не от богатых к бедным, а преимущественно от одного периода жизни к другому. Другими словами, неравенство, созданное в течение трудовой жизни, непосредственно воспроизводится, а не смягчается на пенсии.

Эта модель перераспределения резко контрастирует с либеральными и социал-демократическими государствами всеобщего благосостояния, в которых низшая группа получает относительно больше, чем высшая. Австралия, например, явно нацелена на бедных, поскольку более 42% всех пособий уходит на дно и только 3.8% идут наверх. Однако, учитывая, что уровень неравенства в Австралии близок к уровню Португалии, также ясно, что между распределением государственных благ между группами с разным доходом и неравенством нет однозначной связи. Основная причина заключается в том, что относительно высокий уровень трансфертов группе с наименьшими доходами может быть следствием двух разных факторов: либо высокого уровня общих расходов, как в странах Северной Европы, либо таргетирования посредством проверки нуждаемости (т. е. выгоды исключительно тем, у кого нет других средств), как это имеет место в англо-саксонских странах.

Еще одна вещь, которую следует принять во внимание, это то, что влияние государства всеобщего благосостояния на неравенство во многом зависит от того, как финансируются и распределяются социальные блага и услуги. Универсалистские и комплексные системы, финансируемые за счет налогов, характерные для социал-демократической модели, оказываются гораздо более перераспределительными, чем целевые системы, даже при отсутствии прогрессивности налогообложения (см. Rothstein 1998). В некотором смысле это противоречит здравому смыслу, потому что эти государства всеобщего благосостояния очень щедры по отношению к среднему классу и не нацелены на бедных.На самом деле группы с более высокими доходами получают непропорционально большую прибыль от социальных услуг, особенно здравоохранения и образования. Следовательно, можно было бы ожидать, что система с полной проверкой нуждаемости, в которой непропорционально большая часть благ достается бедным, будет гораздо более перераспределительной. Однако системы с проверкой на нуждаемость, как правило, скупы, тогда как социал-демократические универсалистские системы распределяют гораздо большие суммы денег, и в результате последние оказываются гораздо более перераспределительными, чем более целенаправленные и с проверкой на нуждаемость. называется парадоксом перераспределения (Корпи и Пальме, 1998).

Влияние государства всеобщего благосостояния на неравенство зависит от того, как финансируются и распределяются социальные пособия и услуги

Перераспределительный эффект государства всеобщего благосостояния может быть непосредственно измерен процентной разницей через трансферты и налоги между неравенством рыночного дохода и неравенством располагаемого дохода. Перераспределение доходов является результатом государственных расходов на денежные пособия, степени ориентированности системы налогов и пособий на бедных и прогрессивности налоговой системы.Адема и др. (2014) показали, что все государства всеобщего благосостояния перераспределяют и снижают неравенство, по крайней мере, в некоторой степени, но межнациональные различия в эффектах перераспределения государств всеобщего благосостояния велики, варьируясь от снижения неравенства на 20% до 30% в либеральные государства всеобщего благосостояния до 45% против 47% в Ирландии, Словении, Финляндии, Бельгии и Венгрии. Интересно, что страны с наименьшим неравенством в доходах, а именно социал-демократические государства всеобщего благосостояния Швеции, Норвегии, Финляндии и Дании, не входят в число стран с наиболее развитыми системами перераспределения налогов и пособий.Это, прежде всего, отражает тот факт, что эти страны имеют относительно равное распределение рыночных доходов. Кроме того, картина несколько искажена, поскольку не учитывается перераспределяющее влияние обширных социальных услуг в скандинавских странах, финансируемых за счет налогообложения (Adema et al. 2014, 19).

Адаптация государства всеобщего благосостояния и социальные инвестиции

Государства всеобщего благосостояния и модели государств всеобщего благосостояния не являются статичными институтами; напротив, они постоянно обновляются и адаптируются к постоянно меняющимся социальным, экономическим и политическим обстоятельствам, включая потрясения, такие как финансовый кризис и последовавший за ним экономический спад.Как более подробно описано в другом месте (Van Kersbergen and Hemerijck, 2012; подробно см. Hemerijck, 2013), все модели государства всеобщего благосостояния претерпели значительные изменения в основных областях, имеющих отношение к социальной политике.

В области макроэкономической политики страны объединились вокруг политики, основанной на экономической стабильности, твердой валюте, низкой инфляции, надежных бюджетах и ​​сокращении долга. Введение Экономического и валютного союза превратило денежно-кредитную политику в фиксированный параметр реформы политики в других областях.Большинство стран также отреагировали на интернационализацию ограничением заработной платы, обычно поддерживаемым широкими социальными соглашениями между работодателями, профсоюзами и правительством. Повсюду произошла переориентация политики на рынке труда в сторону активизации с целью максимизации участия на рынке труда. Все государства всеобщего благосостояния увеличили стимулы к труду, хотя не всем удалось в одинаковой степени сопровождать эту кнут пряником в виде инвестиций в человеческий капитал.

Еще одной общей тенденцией стало дерегулирование рынка труда, в частности снижение защиты рабочих мест, с целью сделать рынки труда более гибкими и создать возможности для аутсайдеров рынка труда.Однако между странами существуют большие различия в том, что только некоторые из них (например, Дания и Нидерланды) дополнили гибкость рынков труда мерами, которые распространяют социальную защиту на уязвимые группы, создавая системы «гибкой защиты». В более общем плане тенденция социального страхования заключалась в том, чтобы больше ориентироваться на (ре-)интеграцию на рынке труда, чем на поддержание дохода. Сокращение защиты от безработицы почти повсеместно было частью инициативы по обеспечению гибкости, хотя схемы минимального дохода были введены или усовершенствованы в ряде стран, где они отсутствовали.

Состояние благосостояния постоянно обновляется и адаптируется к постоянно меняющимся обстоятельствам, включая финансовый кризис и экономический спад

Повсеместно проводились реформы, призванные сделать пенсионные системы устойчивыми в условиях низкой или снижающейся рождаемости и увеличения продолжительности жизни (см. European Commission 2015). Меры включают повышение пенсионного возраста, ограничение досрочного выхода на пенсию, введение профессиональных и частных компонентов в дополнение к государственным схемам и пересмотр актуарных связей между взносами и пособиями.Многие страны также активизировали свои усилия по оказанию помощи людям в их попытках совмещать работу и семью, например, путем расширения учреждений по уходу за детьми и дошкольных учреждений и других услуг, а также предоставления отпуска по уходу за ребенком.

В Европе политические реформы в государствах всеобщего благосостояния различного рода часто черпали вдохновение в идее социальных инвестиций. Основное убеждение заключается в том, что социальная политика должна не просто пассивно компенсировать социальные неудачи, но должна более активно использоваться для предотвращения бездействия рынка труда, для принятия перспективы на протяжении всей жизни (т.ж., обучение на протяжении всей жизни) и развивать человеческий капитал, чтобы стимулировать как равенство, так и экономический рост. Повышение способности людей оставаться на работе на протяжении всей жизни не только обеспечивает высокий уровень социального обеспечения, но и значительно повышает долгосрочную финансовую устойчивость государства всеобщего благосостояния. Именно в этом смысле термин «инвестиции» следует понимать буквально: инвестиции в человеческий капитал принесут большую отдачу в виде денег, сэкономленных на пассивных выгодах, и денег, полученных от налогов и взносов.Инвестиции в детей особенно многообещающи, потому что они помогают сгладить неравенство в (когнитивных) способностях и здоровье и предотвращают накопление неблагоприятных условий на протяжении всей жизни, что в противном случае увеличило бы требования к пассивному благополучию (Kvist 2015). Следовательно, стратегия социальных инвестиций направлена ​​на разработку политики, которая «помогает одновременно расширить налоговую базу, повысить рождаемость, бороться с бедностью и неравенством или повысить финансовую устойчивость некоторых ключевых программ, таких как пенсионные схемы» (Morel et al.2009, 10). Европейская комиссия продвигала социальные инвестиции как ключевую политическую основу, которой государства-члены руководствуются в своих реформах социальной политики (European Commission 2013) и для достижения целей стратегии «Европа 2020» по разумному, устойчивому и инклюзивному росту.

Влияние кризиса и рецессии

До того, как разразился финансовый кризис, социальные инвестиции быстро становились основой новой политической парадигмы в большинстве, если не во всех государствах всеобщего благосостояния, а также на уровне Европейского Союза.Один из компонентов стратегии социальных инвестиций, а именно политика занятости и активизации, был принят повсеместно и помог увеличить участие в рабочей силе, особенно среди женщин и пожилых мужчин. Однако экономический спад значительно усилил финансовое давление на государство всеобщего благосостояния как за счет увеличения числа людей, получающих пособия, так и за счет сокращения финансовых взносов на социальную политику. Практически повсеместно это привело к тому, что правительства усилили политику жесткой экономии и урезали социальные выплаты, чтобы помочь сбалансировать государственный бюджет.Несмотря на то, что в дискуссиях повестка социальных инвестиций все еще кажется неизменной, особенно на европейском уровне, также становится все более очевидным, что политика социальных инвестиций особенно уязвима для сокращений в краткосрочной перспективе именно потому, что социальные инвестиции приносят доход только в долгосрочной перспективе. в то время как сдерживание затрат является необходимостью сейчас.

Позвольте мне взять в качестве примера социал-демократические государства всеобщего благосостояния, в которых пути социальных инвестиций следуют гораздо дольше, чем где-либо еще, и где они стали неотъемлемым компонентом парадигмы государства всеобщего благосостояния.Если, например, сравнить государственные расходы, то окажется, что социал-демократические государства всеобщего благосостояния тратят на 3-4% ВВП больше, чем консервативные, либеральные и южноевропейские государства всеобщего благосостояния на ключевые программы социальных инвестиций (образование, семейные пособия и активный рынок труда). программы). Эффект очевиден в использовании государственных услуг, где социал-демократические государства всеобщего благосостояния выделяются большим количеством детей, которых они зачисляют в дошкольные учреждения, а также детей и взрослых в образовательные учреждения (школы, учебные заведения и т. д.).). Государственное обеспечение ухода за детьми, образование, инициативы по совмещению работы и личной жизни и активная политика занятости не только дают людям навыки для работы, но и высвобождают время для участия в рынке труда и создания рабочих мест. В результате уровень участия мужчин и женщин на рынке труда является самым высоким в социал-демократических государствах всеобщего благосостояния. Наконец, как известно, неравенство доходов и уровень бедности самые низкие в социал-демократических странах.

Однако недавние тенденции, по-видимому, указывают на изменение направления даже в социал-демократическом подходе к социальным инвестициям, а именно на отход от универсализма и инклюзивных социальных инвестиций с повышением избирательности социальной политики в результате ужесточения критериев правомочности, большей адресности и приватизация.Аналогичным образом, обращая внимание на результаты, можно отметить признаки роста неравенства и бедности в результате прямого сокращения расходов и дрейфа политики, то есть отсутствия обновления социальной политики в соответствии с новыми потребностями (см. Van Kersbergen and Kraft, 2016). Здесь следует подчеркнуть, что если социал-демократическим государствам всеобщего благосостояния уже становится все труднее поддерживать свою верность государству всеобщего благосостояния, ориентированному на социальные инвестиции, то весьма вероятно, что другие типы государств всеобщего благосостояния сочтут почти невозможным оставаться на плаву. привержены пути социальных инвестиций, по которому они начали следовать до финансового кризиса.

Финансовый крах 2008 года и последующая рецессия привели к тому, что все государства всеобщего благосостояния столкнулись с аналогичными проблемами, включая рост безработицы, снижение доверия к банковскому сектору, падение экспорта и рост бюджетного дефицита. Из-за схожести проблем правительства первоначально реагировали примерно одинаково. Немедленной реакцией стала массовая поддержка финансового сектора и защита спроса путем продолжения существующей социальной политики и введения временных мер по стимулированию спроса.Но спасение банков, их рекапитализация и множество других мер по спасению финансового сектора вылились в очень большие счета. И вдобавок ко всему этому последовал рост социальных расходов и снижение налогов и взносов, что поставило государственные бюджеты под крайнее финансовое давление.

Рецессия привела к тому, что все государства всеобщего благосостояния столкнулись с ростом безработицы, снижением доверия к банковскому сектору, падением экспорта и ростом бюджетного дефицита

Интересно, что финансовый кризис 2008 года и последовавшая за ним Великая рецессия по понятным причинам не возлагались на государство всеобщего благосостояния, по крайней мере, изначально.На самом деле, государство всеобщего благосостояния прославилось тем, как оно смягчило пагубные последствия кризиса, поскольку его автоматические стабилизаторы делали именно то, для чего они были предназначены: автоматически стабилизировали спрос и защищали людей от лишений. Но затем произошло то, что Марк Блит (2013) назвал «величайшей приманкой и подвохом в современной истории»: хотя фискальный кризис в европейских государствах всеобщего благосостояния (за исключением Греции) был следствием финансового кризиса, он постепенно стал изображаться как его следствие. причина.Поскольку государства взяли на себя ответственность за огромный частный долг, который создали банки, превратив его в государственный долг, банковский кризис превратился в кризис суверенного долга, как если бы это были государства всеобщего благосостояния, а не банки, которые вызвали затруднительное положение. . Таким образом, проблема была переформулирована как проблема чрезмерных (социальных) государственных расходов и государственного долга, с которыми приходилось бороться с помощью жесткой политики жесткой экономии, чтобы разрешить финансовый кризис и стимулировать экономику.

В результате повсеместно сформировалось политическое убеждение в том, что дорогостоящая первоначальная реакция на кризис и рецессию не может быть устойчивой в долгосрочной перспективе, поскольку приводит к резкому росту расходов на дефицит.Это положило начало периоду жесткой экономии с целью восстановления сбалансированных бюджетов и сдерживания государственного долга. Правительства осознали, а в некоторых случаях финансовые рынки напомнили им, что расходы по дефициту достигли своего предела. Следовательно, политика реформ все больше вращалась вокруг вопроса о том, кто за что должен платить, когда и как. Другими словами, исход этой политической борьбы определяет, кто будет нести тяжелое бремя финансового и экономического восстановления. Решающий политический выбор практически везде, по-видимому, основан на убеждении, что быстрый возврат к сбалансированному бюджету является единственным разумным путем к восстановлению экономики и что радикальное сокращение расходов является единственным средством для достижения этой цели.Правительства уже договорились о значительном сокращении государственных расходов, что дополняется радикальными реформами, которые особенно вредят политике социальных инвестиций и вызывают новые конфликты в сфере распределения, хотя в одних странах они проявляются в большей степени, чем в других.

Заключение

В заключение позвольте мне выделить два вопроса. С одной стороны, сразу после финансового кризиса не было серьезных нападок на государство всеобщего благосостояния. С другой стороны, происходят все более резкие сокращения расходов, которые, кажется, подрывают путь социальных инвестиций, по которому выбрали государства всеобщего благосостояния.В течение последних двадцати двадцати лет или около того государства всеобщего благосостояния постоянно приспосабливались к новым экономическим и социальным требованиям, а правительства проводили, хотя и со значительными вариациями, явно хорошо адаптированную и новаторскую социальную политику, такую ​​как социальные инвестиции. Но в условиях растущего стресса, особенно в связи с большим бюджетным дефицитом и давлением со стороны финансовых рынков, неочевидно, что основные социальные программы могут быть защищены посредством реформ; они могут стать жертвами надвигающихся дистрибутивных сражений или дальнейших отклонений в политике.

Государства всеобщего благосостояния оказались удивительно гибкими и способными приспособиться к своим постоянно меняющимся условиям. Их основные социальные устройства остаются очень популярными, так что любая попытка радикальной перестройки по-прежнему встречает сопротивление общественности. Тем не менее, серьезные бюджетные проблемы, непредсказуемая, но угрожающая реакция финансовых рынков и реальные экономические последствия финансового кризиса не только требуют дальнейших реформ, но и, возможно, подрывают политическую способность осуществлять эти реформы, необходимые для обеспечения постоянной защиты людей от социальных риски, которые до сих пор предлагало государство всеобщего благосостояния.

БИБЛИОГРАФИЯ

Адема, Виллем, Полин Фрон и Максим Ладаик. 2014. «Сколько страны ОЭСР тратят на социальную защиту и насколько перераспределительны их системы налогообложения/пособий?» International Social Security Review 67 (1): 1–25.

Барр, Николас. 2001. Государство всеобщего благосостояния как копилка: информация, риск, неопределенность и роль государства . Оксфорд: ОУП Оксфорд.

Баррозу, Хосе Мануэль Дуран. 2012. «Послание Государству Союза 2012.Европейская комиссия: http://europa.eu/rapid/press-release_SPEECH-12-596_en.htm.

Бегг, Иэн, Фабиан Мушёвель и Робин Ниблетт. 2015. «Государство всеобщего благосостояния в Европе. Видение реформ». Исследовательский документ Chatham House: https://www.chathamhouse.org/sites/files/chathamhouse/field/field_document/20150917WelfareStateEuropeNiblettBeggMushovel.pdf.

Блит, Марк. 2013. Жесткая экономия: история опасной идеи . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Крозье, Мишель, Сэмюэл П.Хантингтон и Джоджи Ватануки. 1975. Кризис демократии: отчет об управляемости демократий Трехсторонней комиссии . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Эспинг-Андерсен, Гёста. 1990. Три мира капитализма благосостояния . Кембридж: Политическая пресса.

Европейская комиссия. 2013. Сообщение Комиссии Европейскому парламенту, Совету, Европейскому экономическому и социальному комитету и Комитету регионов о социальных инвестициях для роста и сплоченности, включая реализацию Европейского социального фонда на 2014–2020 годы. Брюссель: Европейская комиссия.

Европейская комиссия. 2015. Доклад о старении за 2015 год: экономические и бюджетные прогнозы для 28 государств-членов ЕС (2013–2060 годы) . Брюссель: Европейская комиссия.

Хемерийк, Антон. 2013. Изменение состояний социального обеспечения . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Хеннок, Эрнест П. 2007. Происхождение государства всеобщего благосостояния в Англии и Германии, 1850–1914 гг.: сравнение социальной политики . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Ипсос МОРИ. 2014 г. «Общественное восприятие опроса NHS и Social Care Tracker Зимняя волна 2013 г.». https://www.ipsos-mori.com/Assets/Docs/sri-health-nhstracker-report-winter2013.pdf

Дженсен, Карстен и Кес ван Керсберген, ожидается в 2016 г. Политика неравенства . Гончие: Пэлгрейв Макмиллан.

Корпи, Вальтер и Йоаким Пальме. 1998. «Парадокс перераспределения и стратегии равенства: институты государства всеобщего благосостояния, неравенство и бедность в западных странах. American Sociological Review 63 (5): 661–687.

Кунле, Штейн и Энн Сандер. 2010. «Появление государства всеобщего благосостояния». В Оксфордский справочник государства всеобщего благосостояния под редакцией Фрэнсиса К. Каслза, Стефана Лейбфрида, Джейн Льюис, Герберта Обингера и Кристофера Пирсона, 61–80. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Квист, Джон. 2015. «Основы для стратегий социальных инвестиций: интеграция поколенческих, жизненных и гендерных аспектов в стратегию социальных инвестиций ЕС. Сравнительная европейская политика 13, 131–149.

Левелл Питер, Барра Роантри и Джонатан Шоу. 2015. «Перераспределение с точки зрения всей жизни». Рабочий документ Института финансовых исследований W15/27, http://www.ifs.org.uk/uploads/publications/wps/WP201527.pdf.
Морель, Натали, Бруно Палье и Жоаким Пальме. ред. 2012. Какое будущее у социальных инвестиций? Стокгольм: Институт изучения будущего.

ОЭСР (2013 г.), Социальные расходы (SOCX), www.oecd.org/social/expenditure.htm.

ОЭСР (2014 г.), Обзор социальных расходов, Париж: ОЭСР.

Петмезиду, Мария и Ана Гильен. 2015. «Экономический кризис и меры жесткой экономии в Южной Европе: угроза или возможность для устойчивого государства всеобщего благосостояния?» Исследовательская работа OSE. Поланьи, Карл. 1944 (1957). Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени . Бостон, Массачусетс: Beacon Press.

Куигли, Анна. 2014. «Поддержание гордости за NHS: задача для нового главного исполнительного директора NHS.https://www.ipsos-mori.com/newsevents/blogs/makingsenseofsociety/1553/Maintaining-pride-in-the-NHS-The-challenge-for-the-new-NHS-Chief-Exec.aspx#gallery [м]/0/

Ротштейн, Бо. 1998. Справедливые институты имеют значение: моральная и политическая логика всеобщего государства всеобщего благосостояния . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Скраггс, Лайл, Детлеф Ян и Кати Куитто. 2014. Сравнительный набор данных о правах на социальное обеспечение 2. Версия 2014-03. Университет Коннектикута и Университет Грайфсвальда.

Старке, Питер, Александра Кааш и Франка Ван Хорен. 2013. Государство всеобщего благосостояния как антикризисный менеджер. Объясняя разнообразие ответных мер политики на экономический кризис . Гончие: Пэлгрейв Макмиллан.

Ван дер Вел, Кьетил А. и Кнут Халворсен. 2015 «Чем больше, тем хуже? Сравнительное исследование государства всеобщего благосостояния и занятости». Работа, занятость и общество 29 (1): 99–118.

Ван Керсберген, Кис и Антон Хемерийк. 2012.«Два десятилетия перемен в Европе: появление государства социальных инвестиций». Журнал социальной политики 41 (3): 475–492.

Ван Керсберген, Кис и Барбара Вис. 2014. Сравнительная политика государства всеобщего благосостояния. Развитие, возможности и реформа . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Ван Керсберген, Кес и Йонас Крафт, ожидается в 2016 г. «Деуниверсализация и селективные социальные инвестиции в Скандинавии?» В Использование социальных инвестиций под редакцией Антона Хемерийка.Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

вех: 1945–1952 гг. — Офис историка

Организация Североатлантического договора была создана в 1949 году Соединенными Штатами, Канада и несколько западноевропейских стран для обеспечения коллективной безопасности против Советского Союза.

Подписание договора НАТО

НАТО был первым военным союзом мирного времени, в который вступили Соединенные Штаты. за пределами Западного полушария.После разрушения Второй мировой Война, народы Европы изо всех сил пытались восстановить свою экономику и обеспечить свое безопасность. Первому требовался массовый приток помощи, чтобы помочь раздираемым войной ландшафты восстанавливают промышленность и производят продукты питания, а последнее требует гарантии против возрождающейся Германии или вторжений со стороны Советского Союза. То Соединенные Штаты рассматривали экономически сильную, перевооруженную и интегрированную Европу как жизненно важно для предотвращения коммунистической экспансии на континенте.Как В результате госсекретарь Джордж Маршалл предложил программу крупномасштабных экономическая помощь Европе. Получившаяся в результате Программа восстановления Европы, или план Маршалла, не только способствовала европейской экономической интеграции, но продвигала идею совместного интересы и сотрудничество между США и Европой. советский отказ либо участвовать в плане Маршалла, либо позволить государствам-сателлитам Восточная Европа, приняв экономическую помощь, помогла укрепить растущий разделение Европы на восток и запад.

В 1947–1948 годах в результате ряда событий народы Западной Европы стали обеспокоены своей физической и политической безопасностью, а Соединенные Штаты более тесно вмешиваться в европейские дела. Продолжающаяся гражданская война в Греция, наряду с напряженностью в Турции, побудила президента Гарри С. Трумэна утверждать, что Соединенные Штаты будет оказывать экономическую и военную помощь обеим странам, а также любому другая нация, борющаяся против попытки подчинения.А В результате переворота в Чехословакии, спонсируемого Советским Союзом, к власти пришло коммунистическое правительство. приход к власти на границах Германии. Внимание также приковано к выборам в Италии, поскольку коммунистическая партия добилась значительных успехов среди итальянских избирателей. Кроме того, беспокойство вызвали события в Германии. Оккупация и управление Германией после войны долгое время оспаривалось, и в середине 1948 г. Советский премьер Иосиф Сталин решил проверить решимость Запада, осуществив блокаду Западного Берлина, находившегося тогда под совместным контролем У.С., британец и Французский контроль, но окруженный Восточной Германией, контролируемой Советским Союзом. Этот Берлин Кризис поставил США и СССР на грань конфликта. хотя массовая переброска по воздуху для пополнения запасов города на время блокады помогли предотвратить откровенную конфронтацию. Эти события заставили официальных лиц США все больше опасаться возможности того, что страны Запада Европа могла бы решить свои проблемы безопасности путем переговоров с Советами.Чтобы противостоять такому возможному повороту событий, администрация Трумэна сочла возможность формирования европейско-американского союза, который обяжет США к укреплению безопасности Западной Европы.

Подписание Брюссельского договора

Страны Западной Европы были готовы рассмотреть коллективную безопасность решение.В ответ на рост напряженности и проблемы безопасности, представители нескольких стран Западной Европы собрались вместе, чтобы создать военный союз. Великобритании, Франции, Бельгии, Нидерландов и Люксембург подписал Брюссельский договор в марте 1948 года. Их договор предусматривал коллективная защита; если какая-либо из этих наций подверглась нападению, остальные были обязан помочь защитить его. В то же время администрация Трумэна ввела призыв в мирное время, увеличение военных расходов и призвал исторически изоляционистский республиканский Конгресс рассматривает вопрос о военном союзе с Европой.В Май 1948 г., сенатор-республиканец Артур Х. Ванденбург. предложил резолюцию, предлагающую президенту добиваться договора о безопасности с Западная Европа, которая придерживается устава ООН, но существует за пределами Совета Безопасности, где Советский Союз имел право вето. Ванденбург Резолюция была принята, и начались переговоры о Североатлантическом договоре.

Несмотря на общее согласие в отношении концепции договора, потребовалось несколько месяцев для выработки точных условий.Конгресс США поддержал стремление международного альянса, но он по-прежнему обеспокоен формулировкой договор. Народы Западной Европы хотели получить гарантии того, что Соединенные Государства будут вмешиваться автоматически в случае нападения, но в Согласно Конституции США право объявлять войну принадлежит Конгрессу. Переговоры работал над поиском формулировки, которая успокоила бы европейские государства, но не обязывает Соединенные Штаты действовать таким образом, который нарушает их собственные законы.Кроме того, европейский вклад в коллективную безопасность потребует широкомасштабная военная помощь со стороны Соединенных Штатов, чтобы помочь восстановить западную обороноспособности Европы. В то время как европейские нации выступали за индивидуальное гранты и помощь, Соединенные Штаты хотели поставить помощь в зависимость от региональных координация. Третьим вопросом был вопрос о масштабах. Брюссельский договор подписанты предпочли, чтобы членство в альянсе было ограничено участники этого договора плюс Соединенные Штаты.Американские переговорщики чувствовали себя там было больше пользы от расширения нового договора, чтобы включить в него страны Северная Атлантика, включая Канаду, Исландию, Данию, Норвегию, Ирландию и Португалия. Вместе эти страны владели территорией, которая образовывала мост между противоположные берега Атлантического океана, что облегчило бы военную действия, если это стало необходимым.

Президент Трумэн осматривает танк, произведенный в рамках взаимной защиты. Программа помощи

Результатом этих обширных переговоров стало подписание Североатлантического Договор 1949 года.В этом соглашении США, Канада, Бельгия, Дания, Франция, Исландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия и Соединенное Королевство согласилось рассматривать нападение на одного как нападение на всех, наряду с консультациями по вопросам угроз и обороны. Этот коллектив защитная договоренность только формально применялась к нападениям на подписавших это произошло в Европе или Северной Америке; он не включал конфликты в колониальные территории.После подписания договора ряд подписавших обратился к США с просьбой о военной помощи. Позже в 1949 году президент Трумэн предложил программу военной помощи и взаимную помощь в обороне. Программа была принята Конгрессом США в октябре, на нее было выделено около 1,4 млрд долларов. долларов на строительство западноевропейской обороны.

Вскоре после создания Организации Североатлантического договора вспышка Корейской войны возглавил членам быстро двигаться, чтобы интегрировать и координировать свои силы обороны через централизованный штаб.Нападение Северной Кореи на Южную Корею было широко рассматривался в то время как пример коммунистической агрессии, направляемой Москвой, поэтому Соединенные Штаты укрепили свои обязательства по размещению войск в Европе, чтобы обеспечить гарантии против советской агрессии на европейском континенте. В 1952 г. члены согласились принять Грецию и Турцию в НАТО и добавили Федеративную Республику Германии в 1955 году. Вступление Западной Германии заставило Советский Союз отомстить своим собственный региональный союз, принявший форму Варшавского договора Организация и включала советские государства-сателлиты Восточной Европа в качестве участников.

Механизмы коллективной обороны в НАТО служили для размещения всего западного Европа под американским «ядерным зонтиком». В 1950-е годы одним из первых военные доктрины НАТО возникли в форме «массированного возмездия», или идея о том, что если кто-либо из членов подвергнется нападению, Соединенные Штаты ответят крупномасштабная ядерная атака. Угроза такой формы ответа должна была служить средством сдерживания советской агрессии на континенте.Хотя сформирован В ответ на нужды развивающейся холодной войны НАТО просуществовала более окончание этого конфликта, при этом членство даже расширилось, включив в себя некоторых бывших советские государства. Он остается крупнейшим военным союзом мирного времени в Мир.

Соединенные Штаты и Западная Европа

Навигационные ссылки

  1. Мнение
  2. Столбец

Дата публикации:

11 сентября 2021 г.  •  11 сентября 2021 г. 5   Президент США Джо Байден выступает с речью по Афганистану во время выступления в Государственной столовой Белого дома в Вашингтоне, округ Колумбия, 31 августа. Фото CARLOS BARRIA/REUTERS

Содержание статьи

Отношения между США и Европой развиваются назад очень далеко. Большинство граждан страны имеют европейское происхождение, и именно волны европейских мигрантов позволили ей достичь критической массы для государственности. Многие из этих связей укрепились во время американской революции.Армия Вашингтона превратилась из зарождающейся массы добровольцев в настоящую боевую силу благодаря усилиям немецкого барона фон Штойбена, который стал известен как «учитель учений» армии. Французские дворяне, такие как маркиз де Лафайет и виконт де Рошамбо, сыграли ключевую роль в успехе американских революционеров. И окончательная победа во многом была обязана присутствию французского флота под командованием адмирала де Грасса. Связи между Соединенными Штатами и Францией были укреплены благодаря дипломатической работе таких государственных деятелей, как Бенджамин Франклин и Томас Джефферсон.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

После войны 1812 года, когда Соединенные Штаты и Великобритания вновь оказались в ссоре, две страны примирили свои разногласия и постепенно стали прочными союзниками. При министре иностранных дел Джордже Каннинге Великобритания стала решительным сторонником доктрины Монро, которая позволила Соединенным Штатам установить свою гегемонию над большей частью Латинской Америки.Отношения с Европой стали несколько более мрачными во время Гражданской войны в США, когда некоторые европейские страны поддержали Конфедерацию, но эти разногласия были преодолены после войны.

Хотя страны Западной Европы были довольно разочарованы тем, что Соединенным Штатам потребовалось так много времени для вступления в Первую мировую войну, страны Западной Европы тепло приветствовали прибытие американской армии под командованием генерала Джорджа Першинга в 1917 году. То же самое было и во время Второй мировой войны, когда США стали арсеналом победы в борьбе с нацистской Германией и империалистической Японией.Связи, созданные между американцами и европейцами в ходе этих двух конфликтов, должны были стать основой альянса НАТО, в котором Соединенные Штаты стали главным гарантом европейской безопасности перед лицом агрессивного Советского Союза. Годы холодной войны были безмятежными днями трансатлантических отношений.

Даже в те годы в отношениях были взлеты и падения. Между Соединенными Штатами, Великобританией и Францией произошла крупная ссора из-за Суэцкого кризиса 1956 года.Администрацию президента Линдона Джонсона постоянно раздражал отказ европейских стран присоединиться к США в войне во Вьетнаме. Экономический шок президента Ричарда Никсона в 1971 году вызвал волнения в Европе и за ее пределами. И даже в дружеских отношениях между правительством премьер-министра Маргарет Тэтчер и администрацией президента Рональда Рейгана произошел серьезный спад, когда последний решил без предварительных консультаций вторгнуться в Гренаду, члена Британского Содружества.В конце холодной войны возникла новая напряженность, когда Соединенные Штаты твердо поддержали воссоединение Германии вопреки возражениям многих европейских стран.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

В годы после окончания холодной войны было много примеров как сотрудничества, так и напряженности в отношениях между Соединенными Штатами и Европой. Благодаря решительному лидерству в НАТО Соединенные Штаты смогли помочь Европе выйти из порочного круга гражданских войн, разразившихся после распада Югославии.А Соединенные Штаты поддержали расширение НАТО на восток, в результате которого многие европейские страны присоединились к западу после распада советской империи. Европейцы, в свою очередь, решительно поддерживали Соединенные Штаты после террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон в 2001 году, превративших американское вторжение в Афганистан в миссию НАТО. Чего нельзя сказать о событиях, последовавших за решением президента Джорджа Буша вторгнуться в Ирак в 2003 году. Из всех европейских стран только Великобритания поддержала Соединенные Штаты, в то время как многие страны, включая Францию ​​и Германию, открыто осудили вторжение в Ирак. Американское вторжение.Это ознаменовало очень низкую точку в трансатлантических отношениях.

Несмотря на то, что в последние годы не происходило таких драматических событий, отношения довольно неуклонно ухудшались. Решение президента Барака Обамы «повернуться» к Азии во внешней политике и политике безопасности Америки дало европейцам убедительный сигнал о том, что их заботы о безопасности больше не занимают того приоритетного положения, которым они когда-то занимались. Годы президентства Дональда Трампа 90 457 ознаменовали еще одну очень низкую точку в отношениях, поскольку президент регулярно подвергал критике лидеров таких стран, как Великобритания, Франция и Германия, размышляя об «устаревании» альянса НАТО.Ситуация изменилась к лучшему с избранием президента Джо Байдена, который систематически использовал дипломатический арсенал Америки для восстановления отношений с союзниками. Но даже эти усилия не смогли скрыть того факта, что нового президента в первую очередь беспокоили вызовы безопасности, связанные с подъемом Китая, а не опасения европейцев в отношении безопасности, столкнувшихся с агрессивной Россией.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

И вот наступил конец американской миссии в Афганистане. По сути, это было одностороннее решение, принятое лишь после отрывочных консультаций с союзниками: президент Байден решил вывести все американские войска к 31 августа 2021 года. Президент отклонил все призывы своих европейских союзников продлить крайний срок, который он установил, чтобы разрешить более упорядоченный вывод. В хаосе, который последовал в Кабуле и его окрестностях, широко обвиняли президента.Его решение уложиться в срок многие расценили как ошибку суждения и отсутствие руководства. Критика была громогласной как в правительственных, так и в неправительственных кругах Европы. Это породило новые вопросы о надежности Соединенных Штатов как союзника. Это воодушевило таких, как президент Франции Макрон, который долгое время выступал за создание чисто европейской организации безопасности, более не зависящей от Соединенных Штатов. Хотя это мнение меньшинства и большинство западноевропейских стран по-прежнему поддерживают НАТО, нет никаких сомнений в том, что события в Афганистане посеяли семена сомнения в умах многих европейцев.

Но этот уровень разногласий в отношениях скорее всего временный. Европейская сторона признает, что уход Америки из Афганистана не создает прецедента для будущей американской политики в отношении Европы. Ведь Афганистан никогда не был американским союзником, сравнимым с Великобританией, Францией, Германией или Италией, народы которых широко представлены в американском населении. Более того, обе стороны уравнения имеют так много общих интересов и ценностей, что любое длительное отчуждение маловероятно.Давние отношения между Соединенными Штатами и Западной Европой за эти годы пережили множество кризисов, но им всегда удавалось восстанавливаться. Он сделает это снова.

Луи А. Дельвуа — канадский дипломат в отставке, работавший за границей послом и верховным комиссаром.

Поделитесь этой статьей в своей социальной сети

    Реклама

    Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

    Иммиграция, мультикультурализм и национальное государство в Западной Европе | Публикации


    Во второй половине ХХ века все западноевропейские государства стали странами иммиграции и постоянного проживания.В силу ряда обстоятельств — усиливающегося воздействия глобализации на процессы мобильности и демографического дисбаланса в странах отправления и пребывания — иммиграция будет оставаться важной чертой в этих, а 90 586 — во все более 90 586 странах Европы. В большинстве случаев эти страны более или менее неохотно разрешают иммигрантам селиться на длительный или неопределенный период времени. Это, однако, не меняет того факта, что иммигранты, как правило, должны считаться постоянными жителями, поскольку даже самые ограничительные правила въезда не меняют экономической потребности в иммиграции и, более того, не могут нарушать основные права человека, как, например, заложено в в Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ).Действительно, ЕКПЧ накладывает значительные ограничения на способность государства проводить политику нулевой иммиграции. И в целом международные инструменты гарантируют накопление основных прав и защиту для долгосрочных резидентов-иностранцев. Короче говоря, реальность такова, что иммиграция стала «нормальной» частью жизни в европейских странах.

    Принимающие государства демонстрируют значительные различия в реагировании на последствия постоянной иммиграции или все еще находятся в процессе признания прибытия вновь прибывших.Эти различия в целом можно понять из того, как эти штаты традиционно определяют принадлежность к нации, что обычно отражается в их конституциях и / или законах об иммиграции и гражданстве. Классическое и полезное различие здесь проводится между государствами, которые объявляют себя основанными на мультикультурном идеале, на республиканском идеале или на идеале этнической однородности.

    Идеал первого типа имеет тенденцию подчеркивать важность равенства перед законом всех законных постоянных жителей и предоставляет им легкий доступ к гражданству.Он также признает различия, будь то этнические, религиозные или культурные по происхождению, и, если они не противоречат принципу равенства, допускает публичную демонстрацию таких различий. Это может даже привести к финансовой государственной поддержке институционализации такого показа.

    Второй тип — республиканский идеал — также подчеркивает важность равенства для всех законно проживающих, но не допускает публичной демонстрации этнических, религиозных или культурных различий, не говоря уже о поддержке их за счет государственных средств.Подразумевается, что такие различия со временем исчезнут и, пока они существуют, прочно отнесены к частной сфере.

    Третий идеал, пересечение государства и нации (определяемый в этнических терминах), является наиболее исключительным. Это означает, что равенство и принадлежность к обществу в основном принадлежат соотечественникам. Таким образом, приезжие, не принадлежащие к одной этнической группе, по определению бросают вызов целостности нации. Это отражается в очень постепенном накоплении прав на проживание и высоких препятствиях, когда дело доходит до получения гражданства.

    Можно было бы ожидать, что эти различия между принимающими государствами окажут заметное влияние на процесс интеграции иммигрантов. В этой статье утверждается, что результат был двояким.

    Когда дело доходит до структурной интеграции — занятости, образования, жилья — западноевропейские государства, независимо от идеала, на котором они основаны, проводят удивительно схожую политику, и их результаты не так уж сильно различаются. Однако есть основания полагать, что отношение иммигрантов к принимающему их обществу и то, насколько они чувствуют себя желанными, с одной стороны, и отношение туземцев к иммигрантам, иммигрантам и их потомкам, с другой, различаются от штата к штату. .В статье на примере Германии (до недавнего времени прочно укоренившейся в идеале этнической однородности), Франции (основанной на республиканском идеале) и Нидерландов (организованной в соответствии с поликультурным идеалом) показано, что государственная риторика может иметь значительное воздействие — в сочетании с формальной политикой, но также и само по себе — на социальную сплоченность. В наиболее крайней форме эти различия проявляются в частоте проявлений насилия на расовой почве в трех рассматриваемых странах.

    Документ завершается обзором последствий для политики, главным образом утверждая, что правительства и политики должны быть гораздо лучше осведомлены об опасностях, связанных с (случайно или преднамеренно) неправильным определением рассматриваемых вопросов, например, при рассмотрении реалий. постоянной иммиграции, а также проблемы и вызовы, связанные с последующим процессом интеграции. Признание того, что для западноевропейских обществ как идеалы этнически однородного государства, так и идеалы «нейтральной» республики больше не соответствуют реальности, возможно, не является абсолютной предпосылкой, но, безусловно, было бы полезно для поддержания социальной сплоченности.

    Воздействие на продолжительность жизни и государственные финансы

    Исходная информация

    По сравнению с Европой в США наблюдается меньший рост продолжительности жизни и ухудшение здоровья по многим, но не по всем аспектам. Понимание финансовых последствий этих тенденций требует, чтобы мы учитывали различную природу и масштабы тенденций в области здоровья и смертности. Для этого мы строим переходную модель, которая связывает текущее состояние здоровья с будущим риском смертности. Учитывая наш интерес к фискальным последствиям, нам также нужна модель, связывающая последствия для здоровья и экономики.Как эпидемиологическая, так и экономическая литература содержат сложные модели каждой из них, но лишь немногие объединяют обе.

    В современной литературе по социальным наукам представлено несколько хорошо известных и дополняющих друг друга подходов к измерению здоровья населения и прогнозированию бремени болезней и смертности в будущем, включая модели Мантона и соавторов (Manton, Singer, and Suzman, 1993), Ли (Lee, 2000) и Хейворд (Hayward and Warner, 2005). В основе этих моделей лежит компромисс между сложностью требуемых данных и широкой применимостью модели.

    Мы используем модель, учитывающую динамическое взаимодействие большого количества индивидуальных результатов, включая состояние здоровья и экономическое поведение. Эта модель является расширением Модели будущих пожилых людей (FEM) (Goldman et al., 2004). FEM состоит из модели перехода между состояниями здоровья, которая допускает ненаблюдаемую неоднородность (слабость) и динамическое моделирование популяции. В этом смысле он хорошо подходит для анализа влияния различий в состоянии здоровья на продолжительность жизни и государственные финансовые обязательства, поскольку он допускает сложное взаимодействие между многомерными показателями здоровья и экономическими результатами.

    Функционирование динамической модели

    Обзор

    Будущая пожилая модель (FEM) была разработана для изучения здоровья и затрат на здравоохранение среди пожилых людей, проживающих в программе Medicare (возраст 65+) (Goldman et al., 2004). Самая последняя версия теперь прогнозирует эти результаты для всех американцев в возрасте 50+ с использованием данных исследования здоровья и выхода на пенсию. Определяющей характеристикой модели является использование реальных людей, а не синтетических когорт. Это допускает большую гетерогенность в поведении, чем это было бы возможно при клеточном подходе.Модель состоит из трех основных компонентов:

    Начальный когортный модуль прогнозирует здоровье и социально-экономические результаты новых когорт 50-летних. Этот модуль калибрует Исследование здоровья и выхода на пенсию (HRS), чтобы отразить демографические тенденции, наблюдаемые в более молодых группах населения из Национального исследования здоровья (NHIS). Это позволяет нам создавать новые когорты по ходу моделирования, чтобы мы могли измерять результаты для населения в возрасте 50+ в любой данный год.

    Модуль перехода вычисляет вероятности входа и выхода из различных состояний здоровья, а также вероятность различных финансовых результатов.Модуль принимает в качестве входных данных такие факторы риска, как курение, вес, возраст и образование, а также отставание в состоянии здоровья и финансовом положении. Это допускает большую неоднородность и довольно общие эффекты обратной связи. Вероятности перехода оцениваются на основе лонгитюдных данных исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS). Затем эти вероятности используются для моделирования пути отдельных лиц в моделировании.

    Модуль результатов политики объединяет прогнозы результатов на индивидуальном уровне в результаты политики, такие как налоги, расходы на медицинское обслуживание, выплачиваемые пенсионные пособия и пособия по инвалидности.Этот компонент учитывает правила общедоступных и частных программ в той мере, в какой это позволяют доступные результаты. Поскольку у нас есть доступ к ограниченным данным, связанным с HRS, из записей социального обеспечения и пенсионных планов работодателей, мы можем реалистично моделировать получение пенсионных пособий.

    содержит схематический обзор модели. Начнем с 2004 г. с исходной популяцией в возрасте 50+, взятой из HRS. Затем мы прогнозируем результаты, используя наши предполагаемые вероятности перехода. Те, кто выживает, доживают до конца этого года, и в этот момент мы рассчитываем результаты политики на год.Затем мы переходим к следующему году, когда появляется новая когорта 50-летних (с другим профилем здоровья). Эти новички вместе с выжившими из последнего периода составляют новое население в возрасте 50+, которое затем, как и раньше, проходит через модель перехода. Этот процесс повторяется до тех пор, пока мы не достигнем последнего года симуляции. Далее мы дадим обзор каждого компонента модели. Техническое онлайн-приложение, сопровождающее этот документ, содержит более подробную информацию о реализации.

    Обзор будущей модели пожилых людей

    Начальный когортный модуль

    Нам необходимо охарактеризовать результаты для населения в возрасте 50+. Следовательно, нам необходимо предсказать характеристики нынешнего и будущего 50-летнего населения с точки зрения здоровья, демографии и экономических результатов. К сожалению, HRS не включает респондентов моложе 50 лет; следовательно, характеристики завтрашних 50-летних должны быть смоделированы с использованием данных о людях моложе 50 лет сегодня.

    Мы оцениваем тенденции в состоянии здоровья 50-летних с помощью двух методов. Во-первых, мы используем метод, описанный в Goldman, Hurd et al. (2004) для расчета тенденций в распространенности заболеваний на основе национальных опросов о состоянии здоровья (NHIS). Этот метод использует синтетический когортный подход и использует исторические оценки распространенности возраст-год для «возрастных» показателей распространенности, принимая во внимание излечение и смертность. Тенденции, которые мы оцениваем с помощью этой процедуры, относительно близки к другим независимым оценкам, как указано в онлайн-приложении.Для результатов, отличных от распространенности заболевания, мы используем существующие оценки, все из которых задокументированы в приложении.

    В отношении статуса-кво в отношении ожирения и курения сделаны два важных предположения о тенденциях. Тенденция к ожирению исходит от Ruhm (2007), который предсказывает распространенность различных классов ожирения до 2030 года. В частности, используя его прогнозы, распространенность ожирения в 2050 году составит около 50%. Хотя это, вероятно, предсказание «конца света», оно показывает наихудший сценарий, который служит полезным ориентиром.Точно так же Леви (2006) использует имитационную модель для прогнозирования распространенности курения. Мы продлили эти прогнозы до 2050 г. Прогнозируется, что распространенность нынешних курильщиков снизится среди лиц в возрасте 50–54 лет с 25% до менее чем 10% к 2050 г.

    шаблон для будущих когорт 50-летних. Из-за размера выборки мы рассматриваем лиц в возрасте 50–53 лет как нашу начальную когорту «50-летних». Мы корректируем их здоровье, чтобы оно соответствовало уровню здоровья, предсказанному для будущих 50-летних, в соответствии с методами, обсужденными ранее.Например, если прогнозируется рост ожирения в 2020 году, мы увеличиваем уровень ожирения в когорте 50-летних, переводя достаточное количество людей, не страдающих ожирением, в статус ожирения. Поскольку ожирение коррелирует с другими исходами, такими как гипертония и диабет, мы переназначаем статус ожирения, чтобы те, кто подвергается наибольшему риску, с большей вероятностью определялись как страдающие ожирением.

    Переназначение регулируется скрытой моделью работоспособности с коррелирующими ненаблюдаемыми параметрами. Болезненный статус индивидуума является функцией средней популяционной вероятности заболевания, а также случайной погрешности.Для человека условия ошибки коррелируют между заболеваниями. Это основано на возможности того, что, например, возникновение диабета и гипертонии коррелирует. На нижней панели перечислены все исходы, которые мы учитываем в этой модели скрытого здоровья. Есть семь бинарных результатов: гипертония, болезнь сердца, диабет, удовлетворительное или плохое самочувствие, участие в рабочей силе, страховой статус и положительное благосостояние. В переходной модели есть три упорядоченных исхода: статус ИМТ, статус курения и функциональный статус.Наконец, есть пять непрерывных результатов, измеряющих право на получение пенсии и сбережения.

    Таблица 1

    Результаты в будущем Пожилым Модель

    9062 9065
    Исходные условия Результаты
    Экономические результаты Здоровье Результаты
    занятости Гипертония
    Прибыль болезни сердца
    Богатство Само Сообщил здоровье
    Defined Вклад
    Pension Wealth ИМТ Статус
    Pension Plan Тип Курение Статус
    AIME (средний проиндексированный ежемесячный заработок) Функциональный статус
    Квартиры социального обеспечения

    Поиск переходов 9065 4

    Экономические результаты Здоровье Результаты
    занятости Death
    Прибыль Сердце
    Богатство Stroke
    Демографические Рак
    медицинского страхования Hyper-натяжение
    страхование по инвалидности Претензия Диабет
    Defined Benefit Претензия Lung Disease
    SSI Утверждая дом престарелых
    Социальное обеспечение, утверждающее BMI Статус
    Состояние курения 5

    Каждый из этих результатов зависит от фиксированных характеристик, таких как гонка, образование, пол и семейное положение.Мы также рассматриваем рак, заболевания легких и инсульт как фиксированные ковариаты, поскольку их распространенность в этой популяции (в возрасте 50–53 лет) очень низка. Оценки представлены в онлайн-приложении.

    Наконец, размер входящей когорты корректируется, чтобы отразить прогнозы переписи населения по полу и расе. Мы также корректируем размер первоначальной новой когорты в 2004 г. в соответствии с оценками переписи по полу, расе и этнической принадлежности.

    Модель перехода

    Модель перехода отслеживает перемещение между штатами в зависимости от риска и демографических факторов.Онлайновое техническое приложение содержит подробную информацию о параметрической структуре, оценке и проверке модели. Они состоят из марковских моделей ограниченно-зависимых переменных первого порядка (пробиты, упорядоченные пробиты, полиномиальные логиты, цензурированные регрессии и т. д.). Мы перечисляем и обсуждаем все ключевые входы и выходы модели, а также то, как они измеряются.

    Данные взяты из двухгодичных волн HRS с 1992 по 2004 год. Мы учитываем как последствия для здоровья, так и экономические результаты, все из которых перечислены в верхней части таблицы.В таблице перечислены несколько групп переменных: болезни, факторы риска, функциональное состояние, рабочая сила и статус пособий, финансовые ресурсы, проживание в доме престарелых и смерть. В определенный момент жизни человека модель принимает в качестве входных данных факторы риска, а также отсроченный статус заболевания, функциональный статус, статус рабочей силы и льгот, финансовые ресурсы и статус дома престарелых. Выходными данными являются текущий статус болезни, функциональный статус, статус рабочей силы и льгот, финансовые ресурсы и статус дома престарелых.Более подробная информация об измерении переменных представлена ​​ниже.

    Коэффициенты перехода могут различаться в зависимости от демографических и экономических групп. В частности, мы допускаем различия по признаку пола, расы и этнической принадлежности, образования и семейного положения. Уравнения перехода оцениваются с использованием 7 волн данных HRS. Мы оцениваем соответствие модели, моделируя результаты 2004 г. для респондентов HRS 1992 г.; затем они сравниваются с фактическими результатами. Мы используем половину выборки для оценки и другую половину для моделирования.В целом, модель довольно хорошо соответствует данным, с близким соответствием между прогнозируемыми и фактическими результатами в большинстве областей. Полные результаты можно найти в таблице A.9 онлайнового технического приложения.

    Ограничения модели

    Мы вводим несколько ограничений на переходные риски, разрешенные в модели. Во-первых, мы разрешаем обратную связь только по заболеваниям, в отношении которых клинические исследования подтверждают такую ​​связь, основываясь на консультациях с несколькими врачами из Центра доказательной практики Южной Калифорнии.Например, мы позволяем пациентам с гипертонией иметь более высокий риск сердечных заболеваний, но не позволяем пациентам с гипертонией иметь более высокий риск развития рака. Эти клинические ограничения задокументированы в техническом приложении онлайн и в других источниках (Goldman et al., 2004) и, как правило, не влияют на результаты моделирования, проведенного здесь (многие ограничения фактически действительны при использовании статистических тестов).

    Еще одно важное ограничение, которое мы налагаем, заключается в том, что экономические результаты не связаны с состоянием здоровья.Несмотря на споры между дисциплинами, это согласуется с результатами недавних исследований, посвященных пожилому населению (Adams et al., 2003). Инновации СЭС (шоки), по-видимому, не оказывают причинно-следственного воздействия на показатели здоровья в этом возрастном диапазоне . Корреляция между СЭС и здоровьем, по-видимому, обусловлена ​​эффектами обратной связи от здоровья к экономическому статусу, в первую очередь за счет воздействия потрясений в отношении здоровья на предложение рабочей силы и медицинские расходы. Также играют роль предопределенные (более ранние) события или общие факторы (генетика и т. д.), которые вызывают непричинную корреляцию между СЭС и здоровьем.Оба эти фактора учитываются при расчете.

    Это предположение об отсутствии обратной связи СЭС со здоровьем качественно не влияет на наш мысленный эксперимент. Поскольку мы сохраняем экономические результаты постоянными на уровне США при изменении состояния здоровья американцев на исходном уровне, несостоятельность этого предположения приведет к недооценке последствий улучшения здоровья в США. На более ранних этапах оценки уравнений перехода мы обнаружили, что очень немногие из экономических переменных были статистически значимыми.Следовательно, это предположение имеет тенденцию к экономии и уступчивости.

    Результаты политики

    Модель имитирует ряд соответствующих результатов в области здравоохранения и экономики для отдельных лиц. Во-первых, мы рассматриваем набор результатов для здоровья, таких как ожидаемая продолжительность жизни, ожидаемая продолжительность здоровой жизни (без ограничений ADL) и медицинские расходы. Средние медицинские расходы по заболеваниям и демографическим группам рассчитываются из двух источников. Для лиц моложе 65 лет мы используем панельное обследование медицинских расходов (MEPS) и включаем в медицинские расходы расходы респондентов на медицинское обслуживание и стоимость лекарств.Для лиц старше 65 лет мы используем опрос текущих бенефициаров Medicare (MCBS). Некоторые корректировки вносятся таким образом, чтобы совокупные расходы соответствовали оценкам национальных счетов здравоохранения (см. онлайн-приложение).

    Помимо индивидуальных результатов, модель прогнозирует налоговые поступления и медицинские расходы федерального правительства для населения в возрасте 50+. В рамках прогнозируемых медицинских расходов мы также прогнозируем расходы по источникам, в том числе по программам Medicare и Medicaid. Затем мы вычисляем пенсионные выплаты социального обеспечения для тех, кто, по прогнозам, будет получать такие выплаты.Мы учитываем пособия для супругов и кормильцев. Мы также рассчитываем пособия по страхованию от нетрудоспособности (DI) и дополнительный социальный доход (SSI). Как Голдман и др. (2010), моделирование может воспроизвести основные бюджетные агрегаты за 2004 г. Там, где существуют отклонения, мы корректируем наши прогнозы на основе модели, чтобы они соответствовали национальным агрегатам в 2004 г.

    Методы моделирования

    Для сценариев населения моделирование начинается с существующим населением в возрасте 50+ в волне HRS 2004 года.Микромоделирование является стохастическим, что означает, что переходы выбираются случайным образом из совместного распределения переменных состояния, которое оценивается по HRS. Этот процесс повторяется несколько раз, чтобы гарантировать независимость от какой-либо конкретной последовательности случайных чисел. У нас в среднем более 100 повторений.

    Эти симуляции неизбежно будут неточными из-за двух источников неопределенности. Во-первых, возникает шум моделирования из-за использования псевдослучайных рисунков при рисовании переменных состояния.Однако, поскольку мы усредняем множество смоделированных индивидуумов и повторений, этот тип шума, как правило, минимален. Более важным источником шума является ошибка выборки при оценке параметров модели перехода и начального состояния. Мы не включали этот тип неопределенности в эти расчеты. Следовательно, наши оценки следует интерпретировать как точечные оценки, которые иллюстрируют величины, а не точные оценки влияния рассматриваемых нами сценариев.

    Создание Западноевропейского союза (ЗЕС) — Организация послевоенной обороны в Европе (1948–1954 гг.) германский вопрос оставался в повестке дня.На конференции девяти держав (Франция, Италия, Люксембург, Нидерланды, Бельгия, Федеративная Республика Германия (ФРГ), Соединенное Королевство, Канада и Соединенные Штаты), проходившей в Лондоне с 28 сентября по 3 октября 1954 г., было принято несколько решений. К их числу относятся прекращение оккупационного режима в ФРГ и восстановление суверенитета страны, контроль за перевооружением Германии путем внесения поправок в Брюссельский договор 1948 г., присоединение ФРГ и Италии к измененному Брюссельскому договору и присоединение ФРГ к НАТО.Обязательство Соединенного Королевства оставить войска на материковой части Европы также успокоило Францию ​​в отношении перевооружения Германии и в то же время предотвратило вывод войск США.

    23 октября 1954 г. по завершении Лондонской конференции был подписан Протокол, изменяющий и дополняющий Брюссельский договор. К пяти первоначальным подписавшим Western Union (Франция, Великобритания, Нидерланды, Бельгия и Люксембург) присоединились Италия и ФРГ. Парижские соглашения, которые рассматривались как альтернатива неудавшемуся плану создания европейской армии, создали Западноевропейский союз (ЗЕС).Они ознаменовали конец оккупационного режима в ФРГ и одобрили присоединение Западной Германии и Италии к Брюссельскому договору.

    Наряду с уже существовавшим Советом министров иностранных дел новым Договором были созданы консультативная парламентская ассамблея, Агентство по контролю над вооружениями и Постоянный комитет по вооружениям. Чтобы не оскорбить европейское общественное мнение, которое по-прежнему враждебно относилось к теперь уже официально санкционированному перевооружению Германии, Парижские соглашения запрещали Германии производить или приобретать ABC (атомное, биологическое или химическое) оружие массового уничтожения.На этот раз Национальное собрание Франции приняло перевооружение Западной Германии. Западная Германия теперь смогла создать свою собственную армию, Бундесвер , которая присоединилась к Организации Североатлантического договора (НАТО) 5 мая 1955 года. Несмотря на отказ Франции от проекта EDC, перевооружение ФРГ все равно продолжалось.

    Советы, проводившие собственную интенсивную пропагандистскую кампанию на протяжении всего процесса переговоров о перевооружении Германии, немедленно отреагировали заключением договора о сотрудничестве и взаимопомощи между восемью странами Восточного блока (СССР, Польша, Чехословакия, Восточная Германии, Румынии, Болгарии, Албании и Венгрии).Подписанный 14 мая 1955 года, он стал известен как Варшавский договор и во многих отношениях отражал Атлантический договор. Восточногерманская «гарнизонная народная полиция» ( Kasernierte Volkspolizei ), армия во всем, кроме названия, стала Национальной народной армией ( Nationale Volksarmee ).

     

    Провал EDC и создание ЗЕС, тесно связанного с НАТО, выявили неспособность Западной Европы разработать систему обороны без участия США. Несмотря на то, что ЗЕС был первой европейской организацией, отвечающей за оборону и безопасность, провал EDC ознаменовал конец европейской политической интеграции в области обороны.Только в 1955 году и после принятия Мессинской декларации процесс европейской интеграции мог начаться снова. Европейские государства вновь сосредоточили свои усилия на экономической интеграции, создав Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) и Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом) в соответствии с Римскими договорами от 25 марта 1957 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.