Крым это город или остров: Остров ли Крым? — Журнал БОСС

Содержание

Остров ли Крым? — Журнал БОСС

БОСС-политика | Сюжет месяца |  В России
Текст | Юрий КУЗЬМИН

Почему Крым так важен для России и что стоит за знаменитым лозунгом «Крым наш».

Остров ли Крым? Странный вопрос. Вроде всем известно, что полуостров. Хотя так ли уж странен этот вопрос? Роман-фантасмагория Василия Аксенова, написанный перед его отъездом в эмиграцию и опубликованный за границей, представляет Крым островом, оплотом белых, которых уже почти разгромили большевики в конце Гражданской войны, но они все-таки сумели (опять же при определенном фантастическом вмешательстве) их остановить, превратили его в неприступную крепость и вместе с тем в процветающее государство.

А так, конечно, полуостров. Почему же этот вопрос снова хочется задать в наши дни? А потому что островом его решила сделать прежняя «хозяйка» Украина.

«Мать» и «мачеха»

Пять лет назад началась «Крымская весна», и полуостров вернулся в Россию. Можно соглашаться с превалирующим зарубежным мнением — говорить, что Крым аннексирован и его следует возвратить Украине, можно и нужно утверждать, что на Украине произошел переворот (который почему-то называют Евромайданом, или революцией достоинства), и поэтому, чтобы избежать насилия над мирным населением Крыма, Российское государство помогло провести там референдум и по его итогам приняло полуостров в свой состав.

Почему «нужно»? Потому что факт остается фактом: подавляющее большинство населения Крыма проголосовало за отделение от Украины и возвращение в Россию, в том числе и бóльшая часть крымскотатарского народа, пусть и не такая подавляющая. А право наций на самоопределение никто не отменял, несмотря на то что западное сообщество ставит на первое место принцип нерушимости границ, само же его постоянно нарушая — вспомним хотя бы Косово или Голанские высоты. Они могут сколько угодно говорить, что Косово — это особый случай, но особый не особый, а случай есть, и от него никуда не денешься.

Так вот после отделения Крыма Украина, на словах декларируя заботу об «оккупированном» Крыме и проливая крокодиловы слезы по поводу страданий его населения, сама же сделала все, чтобы это население максимально оттолкнуть, и практически реально превратила его в остров: прервала железнодорожное сообщение с ним, заблокировала энергоснабжение, перекрыла Северо-Крымский канал и сделала еще массу полезных вещей, чтобы Крым уже никогда не захотел вернуться в объятия «неньки».

А вот Россия как раз возвратила Крыму звание полуострова, проведя к нему энергомост, наладив снабжение топливом и другой жизненно необходимой продукцией и, наконец, соединив его с Большой землей грандиозным мостом, который, похоже, окончательно превратил Крым в российский полуостров.

Что было

Почему Крым важен для России? Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, немного освежим в памяти историю полуострова: как происходило движение народов, которые его населяли, какие царства существовали на его территории и каким государствам он принадлежал.

Крым находится на перекрестке морских путей Черного моря, и не только Черного, так как последнее всегда служило транзитным маршрутом для всевозможных путешественников по морям по волнам.

Не будем рассматривать первобытно-общинный период, пусть им занимаются ученые. Начнем с эпохи античности. В ее ранний период полуостров населяло племя тавров, которое дало название полуострову, уже в те времена называвшемуся Таврикой, с XV века — Таврией, а после присоединения к Российской империи — Тавридой, причем такое название получило и все Северное Причерноморье.

В VI–V веках до н. э. на этих территориях появляются греческие государства. Древние греки ведь известные мореплаватели, чуть ли не все Средиземноморье заселили. Так вот первое из них — это республика Херсонес Таврический, второе — Боспорское царство, столицей которого стал Пантикапей (рядом с нынешней Керчью). Самого известного из его царей звали Митридат VI Евпатор, и его имя дало названия сразу двум географическим пунктам в Крыму: городу Евпатория и горе Митридат, где располагался Акрополь Пантикапея. Евпатория, правда, находится не в тех местах, где правил Митридат, да и названа так в гораздо более поздние времена, когда Крым вошел в состав Российской империи. Интересно, что с тех времен в Крыму все-таки сохранился город со своим первоначальным названием — Феодосия («данная богом»).

Понтийские греки до сих пор там живут и составляют довольно заметную долю населения, несмотря на то что их депортировали в Великую Отечественную войну, как и целый ряд других народов полуострова.

В I веке н. э. туда пришли римляне, в зависимость от которых попало Боспорское царство, и с этих же времен там начинает распространяться христианство.

Современное наименование полуострова, Крым, появилось после XIII века, причем существует несколько мнений относительно его происхождения — от искаженного древнего названия Киммерия до нынешнего крымскотатарского «Къырым» («ров», «защита», «оборона»). Так называлась столица золотоордынского наместничества на полуострове, которая в буквальном русском переводе дала название Перекопу — перешейку, соединяющему полуостров с Большой землей.

Великое переселение народов первых веков н. э. не обошло и Крым. В то время там возникло Скифское государство, которое потом смели германские племена готов. Затем пришли гунны. Влияние здесь имели и византийцы.

В 1223 году, еще до массированного вторжения на Русь, в Крым приходят монголо-татары, а примерно с 1250 года степной Крым подчиняется «Улусу Джучиеву», Золотой Орде — тогда-то центром этой вассальной территории становится город Крым (см. выше). В XIV веке тут появились генуэзцы — их крепость около Феодосии можно увидеть и в наши дни. В те времена в генуэзских владениях жило большое число армян — до двух третей всех жителей, и Крым во многих документах называли Морской Арменией.

Вот такой пестрый этнический состав образовался в Крыму уже в Средние века.

Примерно в XV веке на полуострове постепенно начинает формироваться крымский этнос, которому после вхождения в состав Российской империи дали название «крымские татары». Они составляли большинство населения образовавшегося после распада Золотой Орды Крымского ханства, которое в период наивысшего расцвета кроме, собственно, Крыма занимало территории между Дунаем и Днепром, Приазовье и значительную часть нынешнего Краснодарского края.

Крымское ханство за весь период своего существования серьезно досаждало Московскому царству, а затем и Российской империи, став к тому времени вассалом главного врага России — Османской империи. И, когда Россия к царствованию Екатерины Великой приобрела мощь и влияние, с существованием такого враждебного государства на своих границах не желала больше мириться.

Сначала, впрочем, действовали методом убеждения, так сказать, добрым словом, но подкрепленным хорошим пистолетом. Князь Василий Долгоруков во время русско-турецкой войны 1768–1774 годов заставил крымского хана Селима перебраться в Турцию, а вместо него крымская знать выбрала Сахиб-Гирея II — сторонника крымско-российского сближения. По Карасубазарскому договору Крымское ханство объявлялось независимым и переходило под покровительство России. А завершивший русско-турецкую войну Кючук-Кайнарджийский договор покончил с османским господством в Крыму.

Однако, несмотря на мирный договор, соперничество между Россией и Турцией не затихало.

Князь Григорий Потемкин, наместник Екатерины II в этих местах, понимал нестабильность ситуации в Крыму и считал, что полуостров следует присоединить к России, что и произошло в июле 1783 года.

В том же году князь основал новую столицу Крыма и дал ей название Севастополь — город величия.

Что стало

Зачем такой довольно длинный исторический экскурс? На мой взгляд, он необходим, для того чтобы лучше понять нынешнюю ситуацию на полуострове и, главное, то, на чьей стороне правда.

Правда, конечно, у каждого своя, но все-таки объективные обстоятельства позволяют расставить все по своим местам.

Да, полуостров около 300 лет был крымскотатарским ханством. России он принадлежал около 200 лет, и, по меркам нашего спрессованного и быстрого времени, это больше, чем 300 лет в Средневековье, иначе придется брать в расчет и многие столетия, когда он принадлежал таврам, грекам и прочим готам.

А обстоятельства Новейшего времени складывались примерно так. За период нахождения Крыма в составе России этническая картина полуострова изменилась кардинальным образом и стабилизировалась. Многие крымские татары перебрались в Турцию, русские стали составлять подавляющее большинство, украинцы — на втором месте, да и то они в основном говорили и говорят по-русски, крымские татары (сейчас после возвращения из мест депортации) — на третьем (около 13% общей численности населения).

Однако в 1954 году Крымская область РСФСР была передана Украинской ССР со следующей формулировкой: «Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР» (кстати, многие обоснованно считают, что Севастополь в 1954 году формально не переходил к Украине, поскольку с 1948 года находился в республиканском подчинении РСФСР, а не Крымской области). Реальной же причиной явилось то, что 17 января 1954 года отмечалось 300-летие Переяславской Рады, когда казацкие атаманы принесли присягу русскому царю Алексею Михайловичу. В России это считается «воссоединением Украины с Россией». И Хрущев сделал Украинской ССР своего рода подарок к той годовщине, присоединив к ней Крымскую АССР.

Собственно, эта волюнтаристская переброска территорий и стала катализатором нынешних проблем. Тогда в правящих кругах превалировало мнение: мол, чего там, Союз-то единый и нерушимый. А оказалось, что единство — дело временное, и Союз очень даже «рушимый». С распадом СССР в составе независимой Украины оказался регион, где большинство составляют русские, где доминируют пророссийские настроения, размещается Черноморский флот России.

Надо сказать, что Крым в течение всех 1990-х годов боролся за свой особый статус. В мае 1992 года Верховный Совет Республики Крым принял акт о государственной самостоятельности, утвердил Конституцию Крыма, принял постановление о проведении общекрымского референдума о независимости. Центральные власти Украины предписали Верховному Совету Крыма отменить этот акт и референдум, поскольку они якобы противоречат Конституции Украины. А в 1994 году Верховная рада Украины переименовала Республику Крым в Автономную Республику Крым и с 1995 года урéзала в Конституции Республики Крым различные права, в том числе полномочия местных органов власти.

Потом начались игры со сроками пребывания и статусом Черноморского флота России на украинской территории. Тогдашний президент Виктор Ющенко взял курс на сближение с НАТО, собирался провести совместные с альянсом учения в Феодосии. Крым отреагировал на все это многотысячными акциями протеста, в частности в аэропорту Симферополя, где приземлился самолет альянса, а в Алуште, куда прибыли американские «гости», их вообще заблокировали в санатории. Это к слову о том, что Россия сейчас «оккупирует» Крым: крымчане уже тогда не принимали украинскую власть и противодействовали ей.

Украинские власти стремились в НАТО всей душой, а России строили всяческие препоны: Черноморский флот ведь следовало обновлять, и Украина готова была согласиться с появлением в Крыму современных кораблей российского флота, но настаивала, чтобы в документе об обновлении имелся пункт обязательного согласования с Украиной списков заменяемых кораблей и авиации, а это было категорически неприемлемо для России. А что говорить обо всей возне с таможенными пошлинами на военную технику, крымскими маяками, о конфликте вокруг косы Тузла!

В общем, назревало с тех пор.

Возвращение домой

Теперь практически нет сомнений, что Евромайдан и переворот 2014 года спонсировали американцы. Помощник госсекретаря США Виктория Нуланд в эфире телекомпании CNN открыто признала, что Штаты вложили в «работу» над Украиной около $5 млрд. И одной из главных, если не главной целью этого переворота был отрыв Крыма от России. А то, что там появился бы американский флот и, естественно, были бы установлены американские системы противоракетной обороны, означало, что оказался бы перекрытым весь юг и юго-запад России, сделав невозможным применение баллистических ракет как средства сдерживания американского превентивного ядерного удара.

Американцы объявили тендер на переделку школы в Севастополе под инженерную базу ВМФ США. На сайте госзакупок США разместили соответствующее объявление, причем заказчиком выступало инженерно-строительное командование ВМС США. Об этом тогда открыто и с горечью говорили и офицеры Черноморского флота, и вообще севастопольцы.

Военные аэродромы и городки в Крыму, принадлежавшие Украине, США считали своими объектами и даже выдали инструкции по их переоборудованию по стандартам НАТО.

Все это одна из основных причин, почему российские власти приняли решение начать операцию по возвращению Крыма в состав России.

Но все-таки в «Крымской весне» они руководствовались не только военно-стратегическими соображениями. Тут и Севастополь как слава русских моряков в моральном плане играет огромную роль для россиян, и сам Крым неразрывно связан с российской историей, поэтому отказаться от него Россия просто не могла. Крым стал местом крещения святого князя Владимира, который потом крестил и саму Русь. В Крыму были пролиты реки русской крови — и в борьбе с османами, и в противостоянии английским, французским и примкнувшим к ним войскам в период Крымской войны 1853–1856 годов, немецко-фашистским войскам во время Великой Отечественной. Поэтому именно Крым явился образцом несгибаемости русских воинов, а Севастополь вместе со Сталинградом — символом Великой Победы.

Иронией судьбы можно считать, что в ту самую Крымскую войну единственной державой, которая поддерживала Россию, были США. Американские добровольцы, в том числе врачи, помогали русским солдатам. И вот вам такой поворот — там, где они нам помогали в прошлом, сегодня они же главные антагонисты.

Крым еще и ключевое место для русской культурной жизни. Здесь творили Иван Айвазовский, Александр Грин, Максимилиан Волошин, Антон Чехов. Поклонникам русского рока стоит помнить, что в Крыму была основана группа «Кино» Виктора Цоя.

А Ялтинская киностудия? Тут снимались такие популярные и любимые всеми фильмы, как «Алые паруса», «Три плюс два», «Человек-амфибия», «Кавказская пленница», «Остров сокровищ», «Пираты XX века», «Спортлото-82», «Водитель для Веры», «Обитаемый остров», и многие другие фильмы и сериалы.

Да что там говорить! «Крым наш» — это не пропагандистский лозунг, а состояние русской души.

Так все-таки остров ли Крым? А неважно. Важно, что он с Россией и, надеюсь, останется с ней навсегда. Б

Следите за нашими новостями в Telegram, ВКонтакте

Крым больше не «остров». Правда о ближайшем будущем Черного моря

https://ria.ru/20170828/1501229339.html

Крым больше не «остров». Правда о ближайшем будущем Черного моря

Крым больше не «остров». Правда о ближайшем будущем Черного моря — РИА Новости, 26.05.2021

Крым больше не «остров». Правда о ближайшем будущем Черного моря

Дмитрий Лекух, для РИА Новости Двадцать седьмого августа началась операция по установке железнодорожного арочного пролета моста через Керченский пролив… РИА Новости, 28.08.2017

2017-08-28T15:31

2017-08-28T15:31

2021-05-26T16:34

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/sharing/article/1501229339.jpg?15011984411622036070

украина

республика крым

россия

РИА Новости

1

5

4. 7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2017

Дмитрий Лекух

https://cdnn21.img.ria.ru/images/149509/08/1495090819_181:67:578:464_100x100_80_0_0_10df651e25142e410c2ae93b1bae61bf.jpg

Дмитрий Лекух

https://cdnn21.img.ria.ru/images/149509/08/1495090819_181:67:578:464_100x100_80_0_0_10df651e25142e410c2ae93b1bae61bf.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Дмитрий Лекух

https://cdnn21. img.ria.ru/images/149509/08/1495090819_181:67:578:464_100x100_80_0_0_10df651e25142e410c2ae93b1bae61bf.jpg

авторы, украина, республика крым, россия

Авторы, Украина, Республика Крым, Россия

Дмитрий Лекух, для РИА Новости

Двадцать седьмого августа началась операция по установке железнодорожного арочного пролета моста через Керченский пролив. Мостостроители переместили арку весом в шесть тысяч тонн на плавучие опоры. Как сообщили в информационном центре «Крымский мост», «плавучие опоры доставили ночью железнодорожный арочный пролет Крымского моста в Керченский пролив — к фарватерным опорам — и завели в створ моста для подъема на проектную высоту».

28 августа 2017, 14:19

Буксиры доставили шеститысячетонную арку крымского моста к месту установки на опоры

Ранее представитель генерального подрядчика, заместитель генерального директора по инфраструктурным проектам ООО «Стройгазмонтаж», Леонид Рыженькин анонсировал: «Мы планируем в течение суток плавсистему спозиционировать на фарватерном участке, в дальнейшем поднять ее и установить на опоры фарватера. К сожалению, август был немножко аномален с точки зрения погоды. Сегодня, наконец, мы поймали погодное окно и планируем сегодня, завтра и послезавтра полностью завершить морскую операцию по установке на фарватерном участке железнодорожной арки моста».

Всё.

4 августа 2017, 18:44

Сенатор: в Киеве по поводу моста в Крым разыгралась фантазияНа Украине отказались верить, что Россия построит мост через Керченский пролив. Сенатор от Крыма Сергей Цеков в эфире радио Sputnik отметил, что в Киеве привыкли подвергать голословной критике все, что происходит в России.

Система «спозиционирована», подтянута к фарватерным опорам с помощью свайных якорей и даже зафиксирована якорными тросами.

Начинается сам процесс установки, на время которого в Керченском проливе на семьдесят два часа было временно ограничено судоходство, что, впрочем, не привело к существенному скоплению транзитных судов: все были предупреждены заранее, все в порядке.

О чем, собственно, речь.

Строительство моста через Керченский пролив входит в завершающую фазу.

Кстати. Как бы ни были нынешние киевские власти уверены в том, что Керченский мост — это такая спецоперация против «незалежности и суверенитета молодой украинской демократии», это совсем не так.

4 августа 2017, 15:37

На Украине отказались верить в то, что Россия построит мост в Крым

Вообще-то, мост планировался еще задолго до «революции гидности», и изначально его хотели строить совместно с украинскими властями. Тут все просто: проект с самого начала являлся частью международного — по созданию кольцевой дороги вокруг Черного моря для нужд черноморских государств, на 450 километров сокращая дорогу, без необходимости объезда через Ростов-на-Дону.

Российские железные дороги, со своей стороны, инициировали начало строительства масштабного сортировочного транспортного и логистического узла. Все это вполне укладывается в логистическую концепцию развития черноморского транспортного узла, которую раньше Российская Федерация собиралась воплощать совместно с Киевом.

Теперь, что же, обойдемся и без нее.

2 августа 2017, 11:35

Почему Россия должна заплатить за украинское «зерно для воинов джихада»

Тут все просто.

Наличие крупных портов с легкой доставкой грузов как железной, так и автомобильной дорогой через мост в Крым и далее транзитом в сторону Украины и Евросоюза резко сократит стоимость доставки и, следовательно, снизит стоимость товаров в Крыму. При этом «крымский маршрут», который параллельно ликвидирует логистические издержки снабжения полуострова, отнюдь не рассматривается как «тупиковый».

Ведь нынешнее киевское безумие на сопредельной территории не может быть бесконечным, а низкая стоимость перевалки грузов через современный порт Тамань с мощными транспортными подходами сделает нецелесообразными работу и модернизацию ряда малых портов Черного моря, включая многие украинские.

2 августа 2017, 09:17

Считают убытки: Украина готовит иск к России из-за моста в Крым

Словом, тут ничего не нужно дополнительно усложнять: возведение дорогостоящих и, можно сказать, «монументальных» арочных конструкций будущего моста есть своеобразная точка невозврата. Российская Федерация просто в очередной раз не словами, а делами доказывает, что она больше не хочет быть ни от кого зависимой в так называемом «русском транзите».

Еще совсем недавно Россия вынужденно выполняла перевалку через украинские порты около 13,9 миллиона тонн грузов, в основном руды. Теперь этому благолепию постепенно приходит конец, потому что у нашей страны появляются свои портовые мощности в Черноморском регионе, и глубоководные порты Крыма тут также играют вполне определенную роль.

© РИА Новости / Александр Полегенько / Перейти в медиабанкМужчина смотрит на железнодорожную арку моста через Керченский пролив с горы Митридат в Крыму

Поэтому мост — это далеко не только более удобный маршрут для российских туристов, едущих отдыхать в Крым. Это еще и весьма солидный плюс в российский бюджет от грузовых, в том числе и транзитных, перевозок. И, соответственно, минус для бюджета украинского.

10 августа 2017, 10:54

Форманчук: недовольство Киева из-за моста в Крым продиктовано страхомВ Киеве обвинили Россию в изоляции из-за строительства моста в Крым.

Политолог, член Общественной палаты Крыма Александр Форманчук в эфире радио Sputnik напомнил, что ранее и сама Украина планировала подобный проект.

Однако, глядя на своих «прибалтийских союзников и партнеров», киевская власть должна была заранее понимать, что к чему. Работа по переформатированию транспортных потоков на свои перевалочные мощности является для России вещью вполне сознательной и плановой, и рижские, вентспилские и таллинские портовики могли бы об этом своим новым политическим союзникам рассказать.

Впрочем, это все в будущем. Работы по окончательному монтажу арки продлятся еще около месяца.

А потом — потом настанет то самое будущее, которое на Украине так пытаются отрицать.

Движение автотранспорта по Крымскому мосту откроется уже в декабре 2018 года, а поезда, в том числе и грузовые, по переправе пойдут в следующем, 2019 году.

Читайте также:

    кому и когда принадлежал полуостров

    Крым не просто точка на карте с уникальным климатом и потрясающим природным ландшафтом — это историко-культурный заповедник

    Сергей Ченнык

    Древний Крым

    Первыми жителями Крыма были киммерийцы, которые в VII в. до н. э., после вытеснения скифами, отойдя в предгорья и горы, создали в них поселения. Там же, а также на Южном берегу жили тавры, оставившие древнее название Крыма — Таврия или Таврида.

    В VI-V вв. до н.э. на побережье обосновались греки, построившие Пантикапей или Боспор, а также Херсонес, ставшие столицами двух государств. Государство скифов к III в. до. н.э. под натиском сарматов перенесло столицу на реку Салгир, где возник Неаполь Скифский, он же нынешний Симферополь.

    В I веке в Крыму появляются римляне, построившие крепость Харакс. Одновременно начинает распространяться христианство.

    Скифское государство в III в. уничтожено готами, которых, в свою очередь вытеснили вторгшиеся с Таманского полуострова гунны. К концу IV в. на полуострове оставался единственный античный город — Херсонес Таврический. При императоре Юстиниане закладываются Алустон, Гурзуф, Симболон, Судак, возрождается Боспор.

    Начало VIII века ознаменовалось разделением Крыма между Византией и Хазарией. Византийские монахи переселялись Крым, основали пещерные храмы и монастыри: Качи-Кальон, Шулдан, Челтер и другие.

    В 988 году в Корсуни (Херсонесе) принимает крещение и женится на сестре византийского императора князь киевский Владимир Святославович. После ослабления Византии в ее крымских владениях готами основывается христианское княжество Феодоро со столицей в пещерном городе Мангуп.

    Река Салгир, где возник Неаполь Скифский, он же нынешний Симферополь

    Фото: globallookpress.com

    Херсонес Таврический

    Фото: pixabay.com

    Пещерный город Мангуп

    Фото: pixabay.com

    В XIV в. часть территорий приобретают генуэзцы. Распад Орды в 1441 году привел к разделу Крыма между Крымским ханством, княжеством Феодоро и генуэзскими колониями. С 1478 года ханство становится протекторатом Османской империи.

    В XV в. турки строят на Перекопе крепость Ор-Капу, ставшую пограничным форпостом, откуда ханство совершало постоянные набеги на Русское государство и Речь Посполитую, захватывая рабов, продавая их на турецких рынках.

    Русско-турецкая война (1768-1774 гг.) положила конец османскому господству в истории Крыма. По Кючук-Кайнарджийскому мирному договору (1774 г.) турки отказались от претензий на полуостров.

    Город Судак, где в 1222 году высадился турецкий десант

    Фото: globallookpress.com

    Перекопская крепость Ор-Капу

    Фото: wikimedia.org

    Остатки валов Перекопа

    Фото: wikimedia.org

    В 1783 году Екатерина II издала манифест о принятии Крыма состав Российской Империи. На полуостров вошли русские войска Александра Суворова. Вблизи Херсонеса заложен город, позднее получивший имя Севастополь. Датой его основания считается 3(14) июня 1783 г.

    В 1787 году Екатерина II совершила путешествие в Крым. Войдя в 1796 году в состав Новороссийской губернии, в 1802 г. полуостров образовал административную единицу.

    В XIX в. начинается экономический подъем, прокладываются дороги. При князе Михаиле Воронцове начинает обустраиваться Ялта, Южный берег превращается в курорт.

    Датой основания Севастополя считается 3(14) июня 1783 г.

    Фото: pixabay.com

    При князе Михаиле Воронцове начинает обустраиваться Ялта и Южный Берег превращается в курорт.

    Фото: pixabay.com

    Воронцовский дворец в Алупке

    Фото: Мария БЕРК

    К середине XIX века в Севастополе создается главная база Черноморского флота, откуда в 1853 году вышла русская эскадра адмирала Павла Нахимова, разгромившая турецкий флот в Синопском сражении. Тогда, в результате неразрешенных политических противоречий начинается Крымская война между Россией и Турцией, Англией, Францией и, позднее, Сардинией. В 1854 году вражеский десант высаживается под Евпаторией. Главнокомандующий русской армией князь Александр Меншиков, пытаясь задержать наступление противника, проигрывает сражение на реке Альма, но не дает врагу блокировать Севастополь. Начинается осада, длившаяся с сентября 1854 по сентябрь 1855 гг. Во главе защитников становятся выдающиеся военачальники: адмиралы Владимир Корнилов и Павел Нахимов, которые погибнут, обороняя город. Успешно противостоять неприятелю помогает оборона, созданная фортификатором генералом Эдуардом Тотлебеном.

    Под Балаклавой русские успешно проводят операцию, но, вскоре, терпят поражение в Инкерманском бою. В мае англо-французский флот захватывает Керчь и входит в Азовское море. В июне проваливается вражеская попытка штурма Севастополя. Поражение на Черной речке приводит к взятию французами Малахова кургана, после чего защитники оставляют Южную сторону Севастополя, который был возвращен России по окончании войны в обмен на определенные уступки.

    В 1874 году в Крыму строится железная дорога, соединившая его с материковой Россией. Отныне полуостров начинает развиваться как курортный регион империи.

    Мирную жизнь в истории Крыма прервали события Первой мировой войны (1914-1918 гг.). Главную задачу выполнял Черноморский флот, авианесущие корабли которого впервые в мире предприняли в 1916 г. бомбардировку турецкого порта Зонгулдак с воздуха.

    После революционных событий в Петрограде в 1917 г. в январе 1918 г. большевики взяли власть в Феодосии, Керчи, Ялте и Симферополе.

    Весной 1918-го Крым занимают германские войска. При их поддержке власть переходит к Крымскому краевому правительству, которое сменило в ноябре 1918 г. Второе Крымское краевое правительство, уже под патронатом Антанты.

    С апреля по июнь 1919 года Крым находится в руках правительства Крымской Советской Социалистической Республики. В июле полуостров уже под управлением Правительства Юга России генерала Антона Деникина, смененного затем Петром Врангелем.

    В январе-марте 1920-го войска генерала Якова Слащева обороняли Крым от атак советских армий. После тяжелых боев Красная армия в ноябре 1920 года прорвалась через Перекоп. Белая армия покинула Крым, уйдя в эмиграцию.

    Вид на город и бухту. Открытка начала XX века

    Фото: wikimedia.org

    Ялтинский мол. Одно из мест проведения казней жертв красного террора в 1918 году

    Фото: wikimedia.org

    Это интересно

    На машине по историческим местам

    Увидеть знаковые места полуострова. Проехать по горным серпантинам и восхититься невероятными пейзажами. Мы выбрали для вас самые интересные автомаршруты по Крыму

      Подробнее

      В 1941 году началась Великая Отечественная война. До июля 1942 года советские войска героически обороняли Крым и Севастополь. Выдержав три штурма, только под напором превосходящего неприятеля, лишенный поддержки с материка, гарнизон оставил город. Потери были огромными. При этом гибли не только моряки и солдаты, но и мирное население. На востоке полуострова не успевшие уйти на Тамань советские войска продолжили оборону в Аджимушкайских каменоломнях.

      В апреле 1944-го советские войска 4-го Украинского фронта начали бои по освобождению Крыма от немецко-фашистских войск. К 13 апреля были освобождены Симферополь и Феодосия. 9 мая – Севастополь, в 1945 году приказом Верховного главнокомандующего названный городом-героем.

      19 февраля 1954 года Президиум Верховного совета СССР издал Указ «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР». Последствия этой политической ошибки начали сказываться спустя полвека.

      Константиновская батарея в Севастополе

      Фото: pixabay.com

      Михайловская Батарея в Севастополе

      Фото: pixabay.com

      Артиллерийская батарея на Малаховом кургане времён Второй Мировой Войны

      Фото: wikimedia. org

      Полуостров Крым в наше время

      20 января 1991 года в области состоялся референдум, на котором за воссоздание Крымской АССР проголосовало большинство жителей. Однако Верховная рада Украины мнение крымчан проигнорировала.

      В 1992 году Конституция Республики Крым отменяется Украиной, а в 1998 году Киевом навязывается новая. В Крыму начинается нарастание пророссийских настроений.

      Присоединение Крыма к России

      События 2013-2014 гг. в Киеве не только породили политический кризис на Украине, но и подтолкнули жителей Крыма и Севастополя к активизации по возвращению полуострова в состав России. 23 февраля 2014 года над городским советом Керчи был спущен украинский флаг и поднят Государственный флаг России. Массовое снятие украинских флагов происходило 25 февраля в Севастополе.

      27 февраля 2014 года над зданием Верховного Совета Крыма взвился российский флаг. 11 марта 2014 г. Верховный Совет Крыма и Севастопольский городской совет приняли Декларацию о независимости Автономной Республики Крым и Севастополя.

      16 марта 2014 года в Крыму состоялся референдум, в котором, по официальным данным, приняло участие около 82 % избирателей, из них 96 % проголосовали за вхождение в Российскую Федерацию.

      17 марта 2014 года Республика Крым и Севастополь обратились с просьбой о присоединении к России.

      18 марта 2014 года подписан межгосударственный Договор между Российской Федерацией, Республикой Крым и Севастополем о принятии их в состав Российской Федерации.

      16 марта 2014 года в Крыму состоялся референдум, где большинство проголосовало за вхождение в Российскую Федерацию

      Фото: Евгения ГУСЕВА

      18 марта 2014 года был подписан договор о принятии Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации

      Фото: Евгения ГУСЕВА

      Это интересно

      Присоединение Крыма к России

      В марте 2014-го подавляющее большинство крымчан на референдуме заявили, что хотят быть с Россией и не хотят — с Украиной. «Демократический» Запад волеизъявления 2 300 000 человек «не заметил»

        Подробнее

        Читать онлайн «Остров Крым», Василий Аксенов – ЛитРес, страница 2

        Антон расхохотался, слегка театрально.

        – Ну, папа, ты даешь! Поверь мне, это сейчас не проблема для… ну, для таких, как я, для наших. Обычно мы живем в коммунах, иногда работаем, иногда попрошайничаем. Кроме того, знаешь ли, ты, конечно, не поверишь, но я стал совсем неплохим саксофонистом…

        – Где же ты играл?

        – В Париже… в метро… знаешь там корреспонданс на Шатле…

        – Дай затянуться, – попросил Лучников.

        Антон вспомнил, что он курит, и тут же показал специфическую расслабленность, особую такую шикарную полуотрешенность.

        – Это… между прочим… из Марокко… – пробормотал он как бы заплетающимся языком.

        Все-таки – мальчишка.

        – Я так и понял, – сказал Лучников, взял слюнявый окурок и втянул сладковатый дымок. Сладкая дрянь.

        – Ба, вот странность, только сейчас заметил, что я спрашиваю тебя по-русски, а ты мне отвечаешь на яки.

         – Он внимательно разглядывал сына. Все-таки красивый парень, очень красивый.

        – Это язык моей страны! – с неожиданной горячностью вскричал Антон. Веселости как не бывало. Глаза горят. – Я говорю на языке моей страны!

        – Вот оно что! – сказал Лучников. – Теперь, значит, вот такие у нас идеи?

        – Слушай, атац, ты меня опять подначиваешь. Ты со мной, я вижу, так и не научишься говорить серьезно. Яки! – Нотка враждебности, той старой, годичной давности, появилась в голосе Антона. – Яки! Яки, атац!

        Атац, то есть отец, типичное словечко яки, смесь татарщины и русятины.

        Уровнем ниже, в дверях столовой появилась фигура деда.

        – Мальчики, обедать! – крикнул он.

        Антон вылез из шезлонга и пошел по веранде, прыгая на одной ноге и на ходу натягивая джинсы. Обернулся.

        – Да, я забыл тебе сказать, что я и в Москве твоей побывал.

        – Вот как? – Лучников встал. – Ну, и как тебе Москва?

        – Блевотина, – с удовольствием сказал Антон и, почувствовав, что диалог закончился в его пользу, очень повеселел.

        Дед явно любовался внуком. В дверях столовой Антон дружески ткнул Арсения плечом. Лучников-средний задержался.

        – Арсений, это из-за него ты просил меня приехать обязательно сегодня. Он что – завтра испаряется?

        – Нет-нет. Антошка мне ничего не говорил о своих планах. Не думаю, что эта троица так быстро нас покинет. Девочки первый раз на Острове. Антошка предвкушает роль гида. Новая культура яки и жизнь русских мастодонтов. К тому же рядом и Коктебель с его вертепами. Думаю, что американочкам на неделю хватит.

        Арсений Николаевич вроде бы посмеивался, но Андрей Арсеньевич заметил, что глаза отца смотрят серьезно и как бы изучают его лицо. Это тоже было не свойственно старику Лучникову и пугало.

        – Тогда почему же ты сказал «обязательно»? Просто так, а? Без особого значения?

        «Если ответит „просто так, без особого значения“, то это самое худшее», – подумал Андрей Арсеньевич.

        – Со значением, – улыбнулся отец, как бы угадавший ход его мыслей. – У нас сегодня к обеду Фредди Бутурлин.

        – Да я его вижу чуть ли не каждый день в Симфи! – воскликнул Лучников.

        – Нам нужно будет вечером поговорить втроем, – неожиданно жестким голосом – президент в кризисных паузах истории – проговорил Лучников-старший.

        Они вошли в столовую, одна стена которой была стеклянной и открывала вид на море, скалу Хамелеон и мыс Крокодил. За столом уже сидели Памела, Кристина, Антон и Фредди Бутурлин.

        Последний был членом Кабинета министров, а именно, товарищем министра информации. Пятидесятилетний цветущий отпрыск древнего русского рода, для друзей и избирателей Фредди, а для врэвакуантов Федор Борисович, член партии к-д и спортклуба «Русский сокол», а по сути дела плейбой без каких-либо особых идей, Бутурлин когда-то слушал лекции Лучникова-старшего, когда-то шлялся по дамочкам с Лучниковым-средним и потому считал их своими лучшими, задушевными друзьями.

        – Хай, Эндрю! – Он открыл свои объятия.

        – Привет, Федя! – ответил Лучников по правилам московского жаргона.

        Памела и Кристина – боже! – преобразились: обе в платьях! Платья, правда, были новомодные, марлевые, просвечивающие, да еще и на узеньких бретельках, но все-таки соски молодых особ были прикрыты какими-то цветными аппликациями. Антоша сидел голый по пояс, только лишь космы свои слегка заправил назад, завязал теперь в пони-тэйл.

        Седьмым участником трапезы был мажордом Хуа. Он отдавал распоряжения на кухню и официанту Гаври, но то и дело присаживался к столу, как бы гордо демонстрируя, что он тоже член семьи, поворачивал по ходу беседы печеное личико, счастливо лучился, внимал. Вдруг беседа и его коснулась.

        – Хуа – старый тайваньский шпион, – сказал про него Антон девушкам. – Это естественно, Крым и Тайвань, два отдаленных брата. В семьях врэвакуантов считается шикарным иметь в доме китайскую агентуру. Хуа шпионит за нами уже сорок лет, он стал нам родным.

        – Что такое врэвакуанты? – Памела чудесно сморщила носик.

        – Когда в тысяча девятьсот двадцатом году большевики вышибли моего дедулю и его славное воинство с континента, белые офицеры на Острове Крым стали называть себя «временные эвакуанты». Временный is temporary in English. Потом появилось сокращение «вр. эвакуанты», а уже в пятидесятых годах, когда основательно поблекла идея Возрождения Святой Руси, сложилось слово «врэвакуант», нечто вроде нации.

        Отец и дед Лучниковы переглянулись: Антону и в самом деле нравилась роль гида. Фредди Бутурлин пьяновато рассмеялся: то ли он действительно набрался, еще до обеда, то ли ему казалось, что таким пьяноватым ему следует быть в его «сокольской» плейбойской куртке, да еще и в присутствии хорошеньких девиц.

        – Ноу, Тони, ноу, плиз донт… – погрозил он пальцем Антону. – Не вводи в заблуждение путешественниц. Врэвакуанты, май янг лэдис, это не нация. По национальности мы – русские. Именно мы и есть настоящие русские, а не… – тут бравый «сокол» слегка икнул, видимо вспомнив, что он еще и член кабинета, и закончил фразу дипломатично: —…А не кто-нибудь другой.

        – Вы хотите сказать, что вы – элита, призванная править народом Крыма?! – выпалил Антон, перегнувшись через край стола.

        «Что это он глаза-то стал так таращить? – подумал Лучников. – Уж не следствие ли наркотиков?»

        – Не вы, а мы, – лукаво погрозил Бутурлин Антону вилкой, на которой покачивался великолепный шримп. – Уж не отделяешься ли ты от нас, Тони?

        – Антон у нас теперь представитель культуры яки, – усмехнулся Лучников.

        – Яки! – вскричал Антон. – Будущее нашей страны – это яки, а не вымороченные врэвакуанты, или обожравшиеся муллы, или высохшие англичане! – Он отодвинул локтем свою тарелку и зачастил, обращаясь к девушкам: – Яки – это хорошо, это среднее между «якши» и «о’кей», это формирующаяся сейчас нация Острова Крым, составленная из потомков татар, итальянцев, болгар, греков, турок, русских войск и британского флота. Яки – это нация молодежи. Это наша история и наше будущее, и мы плевать хотели на марксизм и монархизм, на Возрождение и на Идею Общей Судьбы!

        За столом после этой пылкой тирады воцарилось натянутое молчание. Девицы сидели с каменными лицами, у Кристины вздулась правая щека – во рту, видимо, лежало что-то непрожеванное, вкусное.

        – Вы уж извините нас, уважаемые леди, – проговорил Арсений Николаевич. – Быть может, вам не все ясно. Это вечный спор славян в островных условиях.

        – А нам на ваши проблемы наплевать, – высказалась Кристина сквозь непрожеванное и быстро начала жевать.

        – Браво! – сказал дед. – Предлагаю всему обществу уйти от битвы идей к реальности. Реальность перед вами. В центре стола омар, слева от него различные соусы. Салат с креветками вы уже отведали. Смею обратить внимание на вот эти просвечивающие листочки балаклавской ветчины, она не уступит итальянской «прошютто». Вон там, в хрустале, черная горка с дольками лимона – улыбка исторической родины, супервалютная икра. Шампанское «Новый Свет» в рекламе не нуждается. В бой, господа!

        Далее последовал очень милый, вполне нормальный обед, в течение которого вся атмосфера наполнялась веселым легким алкоголем, и вскоре все стали уже задавать друг другу вопросы, не дожидаясь ответа, и отвечать, не дожидаясь вопросов, а когда подали кофе, Лучников почувствовал на своем колене босую ступню Памелы.

        – Этот тип, – говорила золотая калифорнийская дива, тыча в него сигарой, вынутой изо рта Фредди Бутурлина, – этот тип похож на рекламу «Мальборо».

        – А этот тип, – Кристина, взмахнув марлевым подолом, опустила голый задик на костлявые колени деда Арсения, – а этот тип похож на пастыря всего нашего рода. Пастырь белого племени! Джинсовый Моисей!

        – Вы, девки! Не трогайте моих предков! – кричал Антон. – Папаша, можно я возьму твой «турбо»? Нельзя? Как это говорят у вас в Москве – жмот? Ты – старый жмот! Дед! Одолжи на часок «Ролс»? Жмоты проклятые! Врэвакуанты! Яки поделится последней рубахой.

        – Я вам дам «Лэндровер» с цепями, – сказал дед Арсений. – Иначе вы сверзитесь с серпантина в бухту.

        – Ура! Поехали! – Молодежь поднялась и, приплясывая, прихлопывая и напевая модную в этом туристическом сезоне песенку «Город Запорожье», удалилась. Памела перед уходом нахлобучила себе на голову летнюю изысканную шляпу товарища министра информации.

         
        Город Запорожье!
        Санитэйшен фри!
        Вижу ваши рожи,
        Братцы, же ву при!
         

        Русско-англо-французский хит замер в глубинах «Каховки». Взрослые остались одни.

        – Эти девки могут разнести весь твой замок, Арсений, – сказал Лучников. – Откуда он их вывез?

        – Говорит, что познакомился с ними третьего дня в Стамбуле.

        – Третьего дня? Отлично! А когда он стал яки-националистом?

        – Думаю, что сегодня утром. Они часа два беседовали на море с моим лодочником Хайрамом, а тот активист «Яки-Фьюча-Туганер-Центр».

        – Хороший у тебя сын, Андрюшка, – мямлил вконец осоловевший Бутурлин. – Ищущий, живой, с такими девушками дружит. Вот мои мерзавцы-белоподкладочники только и шастают по салонам врэвакуантов, скрипка, фортепиано, играют всякую дребедень от Гайдна до Стравинского… понимаете ли, духовная элита… Мерзость! В доме вечные эти звуки – Рахманинов… Гендель… тоска… не пьют, не валяются…

         

        – Ну, Фредди, хватит уже, – сказал Лучников-старший. – Теперь мы одни.

        Фредди Бутурлин тут же причесался, одернул куртку и сказал:

        – Я готов, господа.

        – Хуа, отключи телефоны, – попросил Арсений Николаевич.

        – А вы не завели еще себе магнитный изолятор? – поинтересовался Фредди. – Рекомендую. Стоит дорого, но зато перекрывает всех «клопов».

        – Что все это значит? – спросил Лучников. Он злился. Двое уже знают некий секрет, который собираются преподнести третьему, несведущему. Хочешь не хочешь, но в эти минуты чувствуешь себя одураченным.

        Арсений Николаевич вместо ответа повел их в так называемые «частные» глубины своего дома, то есть туда, где он, собственно говоря, и жил. Комнаты здесь были отделаны темной дубовой панелью, на стенах висели старинные портреты рода Лучниковых, часть из которых успела эвакуироваться еще в двадцатом, а другая часть разными правдами-неправдами была выцарапана уже из Совдепии. Повсюду были книжные шкафы и полки с книгами, атласами, альбомами, старые географические карты, старинные глобусы и телескопы, модели парусников, статуэтки и снимки любимых лошадей Арсения Николаевича. Над письменным столом висела фотография суперзвезды, лучниковского фаворита, пятилетнего жеребца крымской породы Варяга, который взял несколько призов на скачках в Европе и Америке.

        – Недавно был у меня один визитер из Москвы, – сказал Арсений Николаевич.  – Настоящий лошадник. Еврей, но исключительно интеллигентный человек.

        Андрей Арсеньевич усмехнулся. Ничем, наверно, не изжить врэвакуантского высокомерия к евреям. Даже либерал папа проговаривается.

        – Так вот, знаете ли, этот господин задумал в каком-то там их журнале рубрику «Из жизни замечательных лошадей». Дивная идея, не так ли?

        – И что же? – поднял дворянскую бровь Бутурлин.

        – Зарубили, наверное? – хмуро пробормотал Андрей.

        – Вот именно это слово употребил визитер, – сказал Арсений. – Редактор рубрику зарубил.

        Андрей рассмеялся:

        – Евреи придумывают, русские рубят. Там сейчас такая ситуация.

        Все трое опустились в кожаные кресла вокруг низкого круглого стола. Хуа принес портвейны и сигары и растворился в стене.

        – Ну так что же случилось? – Лучников все больше злился и нервничал.

        – Андрей, на тебя готовится покушение, – сказал отец.

        Лучников облегченно расхохотался.

        – Ну, вот я так и знал – начнет ржать. – Арсений Николаевич повернулся к Бутурлину.

        – Арсений, тебе, наверное, позвонил какой-нибудь маразматик-волчесотенец? – смеялся Лучников. – В «Курьере» дня не проходит без таких звонков. Чекистский выкормыш, блядь кремлевская, жидовский подголосок… как только они меня не кроют… придушим, утопим, за яйца повесим…

        – На этот раз много серьезнее, Эндрю. – Вместе с этими словами и голос Бутурлина стал намного серьезнее.

        – Сведения идут прямо из СВРП, – холодно и как бы отчужденно Арсений Николаевич стал излагать эти сведения. – Правое законспирированное крыло Союза Возрождения Родины и Престола приняло решение убрать тебя и таким образом ликвидировать нынешний «Курьер». Мне об этом сообщил мой старый друг, один из еще живущих наших батальонцев, но… – у Лучникова-старшего чуть дрогнул угол рта, – но, смею заверить, еще не маразматик. Ты знаешь прекрасно, Андрей, что твой «Курьер» и ты сам чрезвычайно раздражаете правые круги Острова…

        – Сейчас уже и левые, кажется, – вставил Фредди Бутурлин.

        – Так вот, мой старый друг тоже всегда возмущался твоей позицией и Идеей Общей Судьбы, которую он называет просто советизацией, но сейчас он глубоко потрясен решением правых из СВРП. Он считает это методами красных и коричневых, угрозой нашей демократии и вот почему хочет помешать этому делу, лишь во вторую голову ставя наши с ним дружеские отношения. Теперь, пожалуйста, Федя, изложи свои соображения.

        Арсений Николаевич, едва закончив говорить, тут же выскочил из кресла и зашагал по ковру, как бы слегка надламываясь в коленных суставах.

        Лучников сидел молча с незажженной сигарой в зубах. Мрак мягкими складками висел справа у виска.

        – Андрюша, ты знаешь, на какой пороховой бочке мы живем, в какую клоаку превратился наш Остров… – так начал говорить товарищ министра информации Фредди Бутурлин. – Тридцать девять одних только зарегистрированных политических партий. Масса экстремистских групп. Идиотская мода на марксизм распространяется, как инфлуэнца. Теперь любой богатей-яки выписывает для украшения своей виллы собрания сочинений прямо из Москвы. Врэвакуанты читают братьев Медведевых. Муллы цитируют Энвера Ходжу. Даже в одном английском доме недавно я присутствовал на декламации стихов Мао Цзэдуна. Остров наводнен агентурой. Си-Ай-Эй и Ка-Гэ-Бэ действуют чуть ли не в открытую. Размягчающий транс разрядки. Все эти бесконечные делегации дружбы, культурного, технического, научного сотрудничества. Безвизный въезд, беспошлинная торговля… – все это, конечно, невероятно обогащает наше население, но день за днем мы становимся международным вертепом почище Гонконга. С правительством никто не считается. Демократия, которую Арсений Николаевич с сотоварищами вырвали у Барона в тысяча девятьсот тридцатом году, доведена сейчас до абсурда. Пожалуй, единственный институт, сохранивший до сих пор свой смысл, – это наши вооруженные силы, но и они начинают развинчиваться. Недавно было экстренное заседание кабинета, когда ракетчики Северного укрепрайона потребовали создания профсоюза военных. Вообрази себе бастующую армию. Кому она нужна? По данным ОСВАГа, шестьдесят процентов офицерского состава выписывают твой «Курьер». Стало быть, они читают газету, которая на каждой своей странице отвергает сам смысл существования русской армии. Понимаешь ли, Андрей, в другой, более нормальной обстановке твоя Идея Общей Судьбы была бы всего лишь одной из идей, право на высказывание которых – любых идей! – закреплено в конституции. Сейчас Идея и ее активный пропагандист «Курьер» становится реальной опасностью не только для амбиций наших мастодонтов, как ты их называешь, но и для самого существования государства и нашей демократии. Подумай, ведь ты, проповедуя общую судьбу с великой родиной, воспитывая в гражданах комплекс вины перед Россией, комплекс вины за неучастие в ее страданиях и, как говорят они там, великих свершениях, подумай сам, Андрей, ведь ты проповедуешь капитуляцию перед красными и превращение нашей славной банановой республики в Крымскую область. Ты только вообрази себе этот кошмар – обкомы, райкомы…

        – Я не понимаю, Федя, – перебил его Лучников. – Ты что, подготавливаешь меня к покушению, что ли? Доказываешь его целесообразность? Что ж, в логике тебе не откажешь.

        Тяжесть налила все его тело. Тело – свинцовые джунгли, душа – загнанная лиса. Мрак висел теперь, как овальное тело, возле уютной люстры. Сволочь Бутурлин разглагольствует тут, развивает государственные соображения, а в это время СВРП разрабатывает детали охоты. На меня. На живое существо. Сорокашестилетний холостяк, реклама сигарет «Мальборо», любитель быстрой езды, пьянчуга, сластолюбец, одинокий и несчастный, будет вскоре прошит очередью из машингана. До слез жалко мальчика Андрюшу. Папа и мама, зачем вы учили меня гаммам и кормили кашей «Нестле»? Конец.

        – Постыдись, Андрей! – вскричал Бутурлин. – Я рисую тебе общую картину, чтобы ты уяснил себе степень опасности.

        Он уяснил себе степень опасности. Вполне отчетливо. Отцу и в самом деле не нужно было называть своего старого друга по имени, он сразу понял, что речь идет о майоре Боборыко, а покушение затеяно его племянником, одноклассником Лучникова Юркой, обладателем странной двойной фамилии Игнатьев-Игнатьев.

        Всю жизнь этот карикатурный тип сопровождает Андрея. Долгое время учились в одном классе гимназии, пока Андрей не отправился в Оксфорд. Вернувшись на Остров в конце 1955 года, он чуть ли не на первой же вечеринке встретил Горку и поразился, как отвратительно изменился его гимназический приятель, фантазер, рисовальщик всяческих бригантин и фрегатов, застенчивый прыщавый дрочила. Теперь это стал большой, чрезвычайно нескладный мерин, выглядящий много старше своих лет, с отвратительной улыбкой, открывающей все десны и желтые вразнобой зубы, с прямым клином вечно грязных волос, страшно крикливый монологист, политический экстремист, «ультраправый».

        Андрею тогда на политику было наплевать, он воображал себя поэтом, кутил, восторгался кипарисами и возникающими тогда «климатическими ширмами» Ялты, таскался по дансингам за будущей матерью Антона Марусей Джерми и всюду, где только ни встречался с Юркой, слегка над ним посмеивался.

        Игнатьев-Игнатьев тоже вращался в ту пору вокруг блистательной Маруси, но никогда ей не объяснился, никогда с ней не танцевал, даже вроде бы и не подходил ближе чем на три метра. Он носил какое-то странное полувоенное одеяние с волчьим хвостом на плече – «Молодая волчья сотня». Чаще всего он лишь мрачно таращился из угла на Марусю, иногда – после пары коктейлей – цинично улыбался огромным своим мокрым ртом, а после трех коктейлей начинал громогласно ораторствовать, как бы не обращая на итальяночку никакого внимания. Тема тогда у него была одна. Сейчас, в послесталинское время, в хрущевской неразберихе, пора высаживаться на континент, пора стальным клинком разрезать вонючий маргарин Совдепии, в неделю дойти до Москвы и восстановить монархию.

        Однако когда началась Венгерская революция 1956 года, «Молодая волчья сотня» осталась ораторствовать в уютных барах Крыма, в то время как юноши из либеральных семей, все это барахло, никчемные поэтишки и джазмены, как раз и организовали баррикадный отряд, вылетели в Вену и пробрались в Будапешт прямо под гусеницы карательных танков.

        Андрей Лучников тогда еле унес ноги из горящего штаба венгерской молодежи, кинотеатра «Корвин». Советская, читай русская, пуля сидела у него в плече. Потрясенный, обожженный, униженный дикой танковой беспощадностью своей исторической родины, он был доставлен домой какой-то шведской санитарной организацией. Из трех сотен добровольцев на Остров вернулось меньше пяти десятков. Разумеется, вернулись они героями. Портреты Андрея появились в газетах. Маруся Джерми не отходила от его ложа. К концу года раны борца за свободу затянулись, состоялась шумнейшая свадьба, которую некоторые эстеты считают теперь зарей новой молодежной субкультуры.

        Среди многочисленных чудеснейших эпизодов этой свадьбы был и один безобразный: Игнатьев-Игнатьев, перегнувшись через стол, стал орать в лицо Лучникову: «А все-таки здорово наши выпустили кишки из жидо-мадьяр!» Хотели было его бить, но жених, сияющий и блистательный идол молодежи Андрэ, решил объясниться. Извини, Юра, но мне кажется, что-то есть лишнее между нами. Оказалось, не лишнее: ненависть! Игнатьев-Игнатьев в кафельной тишине сортира ночного клуба «Blue Inn», икая и дрожа, разразился своим комплексом неполноценности. «Ненавижу тебя, всегда ненавидел, белая кость, голубая кровь, облюю сейчас всю вашу свадьбу».

        До Лучникова тогда дошло, что перед ним злейший его враг, опаснейший еще и потому, что, кажется, влюблен в него, потому что соперником его считать нельзя. Потом еще были какие-то истерики, валянье в ногах, гомосексуальные признания, эротические всхлипы в адрес Маруси, коварные улыбки издалека, доходящие через третьи руки угрозы, но всякий раз на протяжении лет Лучников забывал Игнатьева-Игнатьева, как будто тот и не существует. И вот наконец – покушение на жизнь! В чем тут отгадка – в политической ситуации или в железах внутренней секреции?

        – Ну хорошо, я уяснил себе опасность ситуации, – сказал Лучников. – Что из этого?

        – Нужно принять меры, – сказал Бутурлин.

        Отец молчал. Стоял в углу, глядел на замирающее в сумерках море и молчал.

        – Сообщи в ОСВАГ, – сказал Лучников.

        Бутурлин коротко хохотнул.

        – Это несерьезно, ты знаешь.

        – Какие меры я могу принять, – пожал плечами Лучников. – Вооружиться? Я и так, словно Бонд, не расстаюсь с «береттой».

        – Ты должен изменить направление «Курьера».

        Лучников посмотрел на отца. Тот молча перешел к другому окну, даже и не обернулся. Закатные небеса над холмами изображали битву парусного флота. Лучников встал и, прихватив с собой бутылку и пару сигар, направился к выходу из кабинета. Бутурлин преградил ему путь.

        – Андрэ, я же не говорю тебе о коренном изменении, о повороте на сто восемьдесят градусов… Несколько негативных материалов о Союзе… Нарушение прав человека… насилие над художниками… ведь это же все есть на самом деле… тебе же не придется врать… ведь ты же печатаешь такие вещи… но ты это освещаешь как-то изнутри, как-то так… будто бы один из них, некий либеральный советчик… Ведь ты же сам, сознайся, Андрей, всякий раз возвращаешься оттуда, трясясь от отвращения… Пойми, несколько таких материалов, и твои друзья смогут тебя защитить. Твои друзья смогут тогда говорить: «Курьер» – это независимая газета Временной Зоны Эвакуации, руки прочь от Лучникова. Сейчас, ты меня извини, Андрей, – голос Бутурлина вдруг налился историческим чугуном, – сейчас твои друзья не могут этого сказать.

         

        Лучников легонько отодвинул Фредди и прошел к дверям. Выходя, успел заметить, как Бутурлин разводит руками, – дескать, ну вот, с меня, мол, и взятки гладки. Отец не переменил позы и не окликнул Андрея.

        Он ушел из «частных комнат» в свою башенку, открыл дверь комнаты, которая всегда ждала его, и некоторое время стоял там молча в темноте с бутылкой в руке и с двумя сигарами, зажатыми между пальцев. Потом медленно распустил шторы. Полыханье парусной битвы за плоскими скалами Библейской долины. Лучников лег на тахту и стал бездумно следить медленные перемещения деформированных и частично горящих фрегатов. Потом он увидел на полке над собой маленький магнитофон, до которого можно было дотянуться, не меняя позы, и это соблазнило его нажать кнопку.

        Сразу в черноморской тишине взорвался заряд потусторонних звуков, говор странной толпы, крики чуждых птиц, налетающий посвист морозного ветра, отдаленный рев грубых моторов, какой-то лязг, стук пневмомолотка, какая-то дурацкая музыка – все это было чуждым, постылым и далеким, и это была земля его предков, коммунистическая Россия, и не было в мире для Андрея Лучникова ничего роднее.

        Всю эту мешанину звуков электропилой прорезал кликушеский бабий голос: «Молитесь, родные мои, молитесь, сладкие мои! Нет у вас храма, в угол встаньте и молитесь! Святого образа нет у вас, на небо молитесь! Нету лучшей иконы, чем небо!»

        Прошлой зимой в Лондоне Лучников ни с того ни с сего купил место в дешевом круизе «Магнолия» и прилетел в Союз. Никому из московских друзей звонить не стал, путешествовал с группой западных мещан по старым городам – Владимир, Суздаль, Ростов-Великий, Ярославль, и не пожалел: «Интурист» англичанами занимался из рук вон плохо, часами мариновал на вокзалах, засовывал в общие вагоны, кормили частенько в обычных столовках – вряд ли когда-нибудь Лучников столь близко приближался к советской реальности.

        Эту запись он сделал случайно. Гулял вокруг Успенского собора во Владимире и там услышал кликушу. В парке возле собора красовались аляповатые павильоны, раскрашенные жуткими красками, – место увеселения детворы, кажется, шли школьные каникулы. Изображения ракет и космонавтов. Дом напротив украшен умопомрачительно – непонятным лозунгом: «Пятилетке качества рабочую гарантию». Тащатся переполненные троллейбусы, бесконечная вереница грузовиков, в основном почему-то пустых. Большая чугунная рука, протянутая во вдохновенном порыве. И вдруг – кликуша, и, отвернувшись от животворной современности, видишь неизменных русских старух у обшарпанной стены храма, сонмы ворон, кружащих над куполами, распухшую бабу-кликушу и дурачка Сережу, божьего человека, который курит «Беломор» и трясется рядом с бабой, потому что она – его родная мать вот уж сорок годков.

        – Гляньте на Сережу, сладкие мои! Я ему на кровати стелю, а сама на полу сплю, потому что он – человек божий. А ест Сережа с кошками и собаками, потому что все мы твари божии и он дает нам понятие – природу не обижайте, сладкие мои!

        Лучников с магнитофоном в кармане стоял среди старух. Те вынимали черствые булки и совали их в торбу юродивым. Распухшая баба быстро крестила всех благодетельниц и кричала все пронзительнее:

        – Евреев не ругайте! Евреи – народ божий! Это вам враги говорят евреев ругать, а вы по невежеству их слушаете.

        Господа нашего не еврей продал, а человек продал, а и все апостолы евреями были!

        Подошел милиционер – чего тут про евреев? – подошли молоденькие девчонки в пуховых шапочках – вот дает бабка! – но ни тот, ни другие мешать не стали, замолчали, смущенно топтались, слушая кликушу.

        – Родные мои! Сладкие мои! Евреев не ругайте!

        …Парусная битва меркла, фрегаты тлели, угольками угасали в нарастающей темноте, но все-таки тень, прошедшая по стене, была еще видна. Она прошла, исчезла и вернулась. Остановилась в чуткой позе, тень тоненькой девушки, потом толкнула дверь и материализовалась внутри комнаты Кристиной.

        – Хай, Мальборо? Вы здесь?

        Хулиганская рука ее блуждала недолго и вскоре безошибочно опустилась в нужное место, взялась за язычок «молнии». В темноте он видел над собой светящиеся глаза Кристины и ее смеющийся рот, две полоски поблескивающих зубов. Потом упали вниз ее волосы и скрыли начинающийся девичий пир. Прикосновение слизистой оболочки, и сразу он ощутил мгновенный и мощный подъем.

        – …Спасибо, родные мои! Господь вас храни! А кто бабу Евдокию видеть хотит, так автобусом до станции Колядино пусть ехает, а там до Первой Пятилетки километр пеши, а изба наша с Сергунчиком – крайняя! Господь благослови! Дай бог вам, сладкие мои, здоровья и мира! Утоли, Богоматерь, наши печали!

        Чавканье размокшего снега под ногами, усиление музыки – «до самой далекой планеты не так уж, друзья, далеко…». Ослабление музыки, утробный хохот Сережи, радость олигофрена – сигарету получил, животные звуки, собственный голос:

        – Можно я с вами поеду?

        – Ты кто таков будешь? Не наш? – Голос бабы Евдокии сразу перекрыл все звуки. Вот так они в старину созывали огромные толпы, без всяких микрофонов; особые голосовые данные русских кликуш.

        – Нет, я русский, но из Крыма.

        – Господь тебя благослови! Чего тебе с нами?

        Невразумительное чавканье, оханье, кряхтенье – посадка в автобус. Визгливый голос, не хуже кликушеского, правда, через микрофон:

        – Граждане, оплачивайте за проезд!

        Да как же они все там говорят, разве по-русски?

        …Кристина хотела доминировать, но Лучников не любил амазонок, и после короткой борьбы вековая несправедливость восторжествовала – девушка была придавлена горой мышц. Предательская мысль, нередкая спутница лучниковских безобразий – «а вдруг упаду?» – появилась и сейчас, но девушка вовремя сдалась и тоненько и жалобно застонала, отдавая себя во власть свинскому племени мужчин, и он, ободренный капитуляцией, мощно вступил в сладкие и влажные пределы.

        – …Передайте за проезд. Куда вы давите? Да что это за люди? Ох народ пошел – зверь! Ухм-ухм-ухм – Сережа… Булочку хотите пососать, приезжий? Следующая остановка – автовокзал! Ай-ай-ай, да куда же он катится? Гололед…

        – Я вас хочу спросить, мать Евдокия.

        – Погоди, голубь мой, сначала я тебя спрошу: как у вас с продуктами в Крыму?

        Шипение пневмосистемы – открылись двери. Ворвался гул автостанции, крики – началась борьба на посадке.

        – Вы где, простите, апельсины брали?

        …Лучников забыл свои года и самозабвенно играл со слабенькой, но гибкой, постанывающей и вскрикивающей Кристиной, то мучил ее как наглый юноша-солдат, гонял, вбивал в тахту и в стенку, то вдруг наполнялся отеческими чувствами и нежно поглаживал мокрую кожу, то вдруг она как бы увеличивалась в размерах и представала как бы матерью, а он – дитя, и он тогда обсасывал мочки ее ушей, ключицы и в этих паузах набирал силы, чтобы снова стать наглым солдатом-захватчиком.

        …Тонкий мужской голосок повествовал соседу:

        – Я с сестрой ехал из Рязани, а тут в вагон ребята пьяные зашли. Сестре говорят – айда, девка, с нами, и, значит, руками берут мою сестру. Отдыхайте, говорю, мальчики, не мешайте людям отдыхать. Они мне в глаз зафилигранили и ушли. Ну, сижу и думаю, что за несправедливость.

        Пришел в вагон мой друг Козлов, мы с ним вина выпили и пошли тех ребят искать. В соседнем вагоне нашли. Ну вот, сейчас поговорим по-хорошему! Тогда один из тех ребят локтем окно высаживает, вынимает длинную штуку стекла – такая у него находчивость – и начинает нас с Козловым этой штукой сажать, а другие нам выйти не дают. Вот вам и плачевные результаты: выписался из травматологии только вчера, а Дима еще лежит.

        Голосишко все время уплывал, заглушался вдруг оглушительным газетным шорохом или кашлем, явственно доносился «Танец маленьких лебедей» из транзистора. Собственный голос:

        История Крыма | Публикации | Вокруг Света

        Электронный путеводитель Крым


        ЦИФРЫ И ФАКТЫ

        Крым — Крымский полуостров между Черным и Азовским морями. Территория Крыма относится к Республике Крым, входящей в состав Российской Федерации; особый статус имеет город Севастополь .
        Координаты: 46°15’–44°23’ с.ш. и 32°29’–36°39’ в.д.
        Площадь: 26,1 тыс. км²
        Население Крымского федерального округа: 2 293 673 человека

        КРЫМ СЕГОДНЯ

        Полуостров Крым. .. А может быть, все-таки остров? С точки зрения геолога или биолога, скорее последнее: Крыму, соединенному с материком лишь узким перешейком, свойственны многие черты, характерные именно для островов. Например, здесь очень много эндемичных (живущих только в этой местности) растений и животных. Историк тоже согласится, что Крым похож на остров: здесь, на краю степей, у моря, заканчивались кочевые пути, и древние степняки, оседая в благословенной Таврии, создали множество самобытных культур, резко отличающих цивилизацию «острова Крым» от других культурных регионов Северного Причерноморья. Греки и тавры, скифы и римляне, готы и хазары, турки, евреи, крымские татары — все они внесли свой вклад в созидание этой неповторимой цивилизации. А по морю, окружающему полуостров с трех сторон, протянулись бесчисленные нити торговых и культурных связей.

        Крымский полуостров — едва ли не единственный регион на севере Черного моря, в изобилии сохранивший следы античной и византийской культуры. Руины Пантикапея, церковь Иоанна Предтечи в Керчи, Херсонес, где был крещен киевский князь Владимир, будущий креститель Руси, мусульманские миссионеры, отправлявшиеся из Крыма в языческую «дикую степь», — все это драгоценные кирпичики, легшие в основу культурного здания России и сопредельных стран. И недаром же прекрасную Тавриду воспели Мицкевич и Пушкин, Волошин и Мандельштам, Бродский и Аксенов.

        Но, конечно, Крым — это не только культурное наследие и уникальная природа, но прежде всего пляжный и оздоровительный туризм. Первые курорты появились на Южном берегу еще во 2-й половине XIX века, а когда здесь выросли дворцы членов императорской семьи, Крым быстро превратился в самый фешенебельный курорт Российской империи. Изящные виллы, дачи и дворцы до сих пор определяют облик многих городов и местечек Крыма. Самые известные туристические регионы — Южный берег (регионы Ялты и Алушты), Западный берег (Евпатория и Саки) и юго-восток (Феодосия — Коктебель — Судак).

        В советское время Крым был объявлен «Всесоюзной здравницей» и стал первым полигоном массового туризма в СССР; сегодня это один из крупных туристических центров Восточной Европы, принимающий миллионы туристов в год

        ОТ ИСТОКОВ ДО ПАДЕНИЯ ПОНТИЙСКОГО ЦАРСТВА

        Ок. 50 тыс. лет до н. э.
        Древнейшие следы человека в Крыму — стоянка в пещере Киик-Коба (8 км от поселка Зуя, 25 км к востоку от Симферополя).

        ХV–VIII вв. до н. э.
        Территорию Крымского полуострова и степи Северного Причерноморья заселяют племена киммерийцев. Не совсем ясно, какого происхождения был этот кочевой народ, его самоназвание также неизвестно. О киммерийцах впервые упоминает Гомер, однако он поселял эти дикие племена у «крайних границ обитаемого мира, у входа в подземное царство Аида» — то есть где-то у побережья Атлантического океана. В курганах этой эпохи найдено бронзовое оружие и украшения. Древнейшие железные предметы обнаружены в одном из курганов VIII века до н. э. у села Зольного.

        VI в. до н. э. — I в. н. э.
        Крым упоминается в греческих источниках как Таврида (по имени народа тавров, заселившего горные районы полуострова). Греческие и римские авторы пишут, что тавры — кровожадные дикари, которые приносят пленников в жертву своей богине Деве. Археологам, правда, пока не удалось обнаружить никаких следов этого культа.

        Руины древнего Пантикапея в Керчи

        VII в. до н. э.
        На побережье Крыма появляются первые греческие колонии.

        VII в. до н. э. — III в.
        В степях Крыма и Северного Причерноморья расселяются скифы.

        1-я пол. VI в. до н. э.
        Греческие колонисты из города Милета основывают Пантикапей — будущую столицу Боспорского государства.

        Ок. 480 до н. э.
        Независимые греческие полисы Восточного Крыма объединяются под эгидой Боспорского царства, которое занимает весь Керченский полуостров, Таманское побережье Азовского моря и Кубань. Херсонес (в районе современного Севастополя) становится вторым после Пантикапея крупным греческим городом в Крыму.

        II в. до н. э.
        В Крыму появляются сарматы — ираноязычные кочевники, вытесняющие скифов из причерноморских степей.

        120–63 гг. до н. э.
        Правление Митридата VI Евпатора. Владыка Понтийского царства, находившегося на севере Малой Азии, Митридат распространил свое влияние почти на все побережье Черного моря. Однако после его смерти Причерноморье потеряло политическую самостоятельность и к концу I века до н. э. вошло в сферу влияния Рима.

        ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ.
        ГРЕКИ, МОНГОЛЫ, ГЕНУЭЗЦЫ

        III в.
        Племена германцев-готов, пришедшие с берегов Балтийского моря, уничтожают все скифские поселения, в том числе и Неаполь Скифский.

        IV в.
        В Крыму распространяется христианство, во Вселенских соборах участвуют епископы Боспора (Керчь) и Херсонеса (Севастополь). Тем временем тюркские племена гуннов мигрируют из Азии, отвоевывают у готов степной и предгорный Крым и оттесняют их на запад. Римляне разрешают готам расселиться на территории империи, и через сто с небольшим лет Рим падет под ударами варваров.

        Скифское золото: нагрудное украшение из кургана Толстая могила, IV в. до н. э.

        488 г.
        В Херсонесе размещается византийский гарнизон.

        527 г.
        Император Юстиниан I строит на побережье крепости Алустон (Алушта) и Горзувиту (Гурзуф).

        VII в., 2-я пол.
        Юго-Восточный Крым захватывают хазары, византийские поселения разорены. В начале IX века верхушка хазар принимает иудаизм.

        VIII в.
        Появление первых пещерных монастырей в Крыму.

        IX–Х вв.
        Крушение Хазарского каганата.

        Х в.
        Развитие политических, торговых и культурных взаимоотношений Крыма с Русью.

        988 г.
        Киевский князь Владимир принимает крещение в Херсонесе.

        ХI в.
        В Крыму появляются новые тюркские кочевники — половцы (кыпчаки). Начав свои набеги на Русь в 1061 году, половцы быстро овладевают южнорусскими степями, а затем и Крымом.

        XII в.
        На юго-западе Крыма образуется небольшое христианское княжество Феодоро, основанное византийскими аристократами из рода Гаврасов.

        1204 г.
        Крестоносцы захватывают Константинополь и подвергают его страшному разгрому, Византийская империя распадается на несколько независимых частей. Херсон и некоторые другие области Таврики (Южного берега Крыма) начинают платить дань одной из них — Трапезундской империи на северо-востоке Малой Азии.

        1230-е годы
        Степной Крым и Причерноморье завоевывают монголо-татары. Независимость удается сохранить только горным крепостям, недоступным для конницы.

        1250-е годы
        Крым становится улусом Золотой Орды и управляется наместниками-эмирами.

        1267 г.
        При золотоордынском хане Менгу-Тимуре отчеканены первые крымские монеты.

        XIII в.
        Почти одновременно с монголами освоение Крыма начинают генуэзцы. Монгольские эмиры отдают в их распоряжение город-порт Феодосию и предоставляют значительные торговые привилегии. Кафа, как называют город генуэзцы, становится крупнейшим торговым портом Северного Причерноморья.

        1357 г.
        Генуэзцы захватывают Балаклаву, а в 1365 году овладевают побережьем от Кафы до Гезлева и создают на этой территории колонию под названием «капитанство Готия». Колония сохраняет формальную независимость от татар, однако эта независимость постоянно находится под угрозой.

        1427 г.
        Княжество Феодоро строит на месте пещерного города Инкерман (рядом с Севастополем) крепость Каламиту, защищающую единственный морской порт княжества — Авлиту в устье реки Черной. Авлита составляет серьезную конкуренцию генуэзским портам.

        XV в., 1-я пол.
        Золотая Орда распадается на отдельные ханства, в каждом из которых утверждается собственная династия. Подлинной легитимностью, однако, обладают лишь чингизиды — прямые потомки Чингисхана.

        Половцы. Миниатюра из Радзивилловской летописи. Рукопись XV в.

        КРЫМСКОЕ ХАНСТВО

        1441–1466 годы
        Правление первого крымского хана — чингизида Хаджи-Гирея (Герая). Будущий хан воспитывался при дворе Великого княжества Литовского и был возведен на престол при поддержке местной крымской знати. Крым выходит из состава Золотой Орды, и династия Гиреев (Гераев) будет править в Крыму вплоть до 1783 года, когда полуостров перейдет под власть Российской империи.

        Султан Мехмед II. Портрет работы Джентиле Беллини, 1479

        1453 г.
        Османский султан Мехмед II берет штурмом Константинополь. Конец Византийской империи.

        1474 г.
        Московский великий князь Иван III заключает союз с крымским ханом Менгли-Гиреем против Литвы. В последующие годы крымские татары при активной поддержке Москвы совершают несколько грабительских походов на польско-литовские земли.

        1475 г.
        Османские войска захватывают генуэзские владения в Крыму и княжество Феодоро — последний осколок Византийской империи в Северном Причерноморье. Менгли-Гирей попытался оказать сопротивление османам, за что был лишен трона, увезен в Константинополь в качестве заложника и отпущен лишь в 1478 году после того, как принес вассальную присягу султану Мехмеду.

        1571 г.
        Набег хана Девлет-Гирея на Москву. Татарское войско насчитывало до 40 000 всадников. Татары сожгли город (уцелел только Кремль), перебили, по некоторым оценкам, несколько сот тысяч человек и увели в плен еще 50 000. Иван Грозный вынужден был согласиться выплачивать дань Крыму. В течение 2-й половины XVI века крымские татары совершили 48 набегов на Московское государство, и, хотя не раз терпели поражения, выплата дани в той или иной форме продолжалась до самого царствования Петра I.

        1572 г.
        Битва при Молодях неподалеку от Москвы. Несмотря на значительное численное преимущество армии крымского хана Девлета I Гирея, в состав которой помимо собственно крымских войск, входили турецкие и ногайские отряды, битва закончилась убедительной победой русских войск под предводительством князя Михаила Воротынского и Дмитрия Хворостинина. Армия хана пустилась в бегство. В итоге разоренное предыдущими крымскими набегами 1566–1571 гг. русское государство смогло выстоять и сохранить свою независимость.

        1591 г.
        Нашествие хана Казы-Гирея. Согласно московскому преданию, город спасла Донская икона Божией Матери: когда войско хана стояло уже на Воробьевых горах, икону обнесли вокруг стен Москвы — и на следующий день татары ушли. В память об этом событии был основан Донской монастырь.

        XVII в.
        Донские и запорожские казаки совершают ответные набеги на Крым (или вместе с крымчаками на Польшу и Литву). В разное время взяты и разорены Кафа, Гезлев, Судак и другие города полуострова.

        1695–1696 годы
        Азовские походы Петра I. Впервые в русской военной истории широко используется флот. В результате походов была взята турецкая крепость Азов, что, однако, не окончательно обезопасило южнорусские степи от крымских набегов. Выход в Черное море для России по-прежнему невозможен.

        Взятие Азова, 19 июля 1696 г. Гравюра Адриана Шхонебека

        1735–1739 годы
        Русско-турецкая война. Фельдмаршал Миних берет штурмом Гезлев и столицу ханства Бахчисарай, однако в конце концов русские войска вынуждены оставить Крым и с большими потерями уходят в Россию.

        1774 г.
        Кючук-Кайнарджийский мирный договор провозглашает независимость Крыма от Османской империи. России передается Керчь и обеспечивается свободный выход в Черное море и право прохода через Босфор и Дарданеллы. Турецкий султан остается лишь духовным главой мусульман Крыма, фактически Крым переходит под протекторат России.

        В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

        1783 г.
        Манифест Екатерины II о включении территории Крымского ханства в состав России. Основание Севастополя — главной базы русского Черноморского флота.

        1784 г.
        Образована Таврическая область (Крым, Тамань и земли к северу от Перекопа; в 1802 году будет преобразована в губернию). Основание Симферополя.

        1787 г.
        Путешествие Екатерины II в Новороссию и Крым. Царица посещает Старый Крым и Феодосию. В память этого в некоторых городах установлены специальные верстовые знаки, так называемые екатерининские мили. Несколько из них сохранилось.

        XIX в., начало
        Быстрое освоение полуострова, строительство новых и благоустройство старых городов. Новые дороги связывают Южный берег Крыма с главными центрами полуострова — Симферополем и Севастополем.

        1825 г.
        Император Александр I приобретает участок земли в Ореанде — первое имение Романовых в Крыму.

        1838 г.
        Ялта получает статус города.

        1853–1856 годы
        Крымская война. Первоначально военные действия начались между Россией и Турцией, но затем в войну на стороне последней вступили Англия и Франция. В июне 1854 года англо-французская эскадра подошла к Севастополю, а в сентябре началась высадка сухопутных сил союзников в Евпатории.

        В Синопской битве, первом сражении Крымской войны (ноябрь 1853), русский флот разгромил турецкую эскадру. Но войну Россия все равно проиграла

        1854 г., 20 сентября

        Битва на реке Альме: союзники наносят поражение русской армии, пытавшейся преградить им путь на Севастополь.

        1854–1855 годы
        Осада Севастополя. Защитники города оборонялись с сентября 1854 года по август 1855-го. Во время бомбардировок русские потери составляли до тысячи человек в день. Все попытки снять осаду оказались безуспешны, и в конце концов русские войска были вынуждены оставить город.

        1855 г., 28 марта.
        Англо-французский флот занимает Керчь, русский гарнизон отступает в Феодосию.

        1856 г. , 18 марта
        Подписание Парижского мирного договора. Черное море объявляется нейтральным: ни России, ни Турции не разрешалось иметь там военных флотов.

        1871 г.
        Лондонская конвенция отменяет запрет России иметь флот на Черном море. Начинается строительство парового броненосного Черноморского флота.

        1875 г.
        Открытие железнодорожного сообщения Харьков — Севастополь.

        «Екатерининская миля» (Севастополь, 1784–1787). Такие знаки были поставлены по всему маршруту путешествия

        Царица едет в Крым

        В 1787 году императрица Екатерина II посетила Новороссию и недавно присоединенную к империи Тавриду.
        В свите государыни состояло около 3000 человек, в том числе иностранные посланники и австрийский император Иосиф II инкогнито. Всего в императорском поезде было больше 150 экипажей, сама же Екатерина ехала в возке, представлявшем собой целый дом на колесах: в нем были кабинет, гостиная на 8 человек с игорным столом, спальня, небольшая библиотека и уборная. Экипаж был запряжен 40 лошадьми, и, по словам одного из спутников царицы, движение его «было столь же плавно и покойно, как движение гондолы».
        Вся эта роскошь поразила умы современников, но миф о невероятной показухе, сопровождавшей поездку, появился значительно позднее. Екатерине действительно показывали новые города, строившиеся в недавно еще пустынных местах, однако знаменитые «потемкинские деревни» — роскошные бутафорские поселения, якобы выстроенные по приказу графа Потемкина-Таврического вдоль дороги, — скорее всего, выдумка одного из участников путешествия, секретаря саксонского посольства Георга фон Гельбига. Во всяком случае, ни один из современников (а существуют десятки описаний путешествия) не подтверждает этих выдумок.

        XX ВЕК, XXI ВЕК

        1917–1920 годы
        Гражданская война. На территории Крыма несколько раз сменяют друг друга белые и красные правительства.

        1920 г., апрель
        Главнокомандующим белогвардейскими войсками на юге России становится барон Петр Врангель.

        1920 г., ноябрь
        Вторжение в Крым частей Красной армии под командованием Михаила Фрунзе. «Русская армия» Врангеля вынуждена отступить к побережью и начать эвакуацию. 12 ноября взят Джанкой, 13 ноября — Симферополь, к 15 ноября красные выходят к побережью. Начинаются массовые бессудные расправы над оставшимися в Крыму военнослужащими белой армии и гражданским населением. Точные цифры неизвестны, но, по некоторым оценкам, с ноября 1920 года по март 1921 года было расстреляно и замучено до 120 000 человек.

        1920 г., 14–16 ноября
        Эвакуация из Крыма. На 126 судов погрузились тысячи беженцев: остатки армии генерала Врангеля, семьи офицеров и просто те, кому посчастливилось попасть на борт, — всего около 150 000 человек. Эскадра уходит в Константинополь.

        1921 г., 18 октября
        Образована Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика в составе РСФСР.

        1927 г.
        Сильные землетрясения происходят в Крыму 26 июня и в ночь с 11 на 12 сентября.

        1941–1944 годы
        Гитлеровская оккупация Крыма.

        1944 г.
        По личному указанию Сталина все крымские татары, болгары, армяне и греки поголовно депортированы из Крыма. Предлог — массовая поддержка, которую эти народы якобы оказывали немцам в годы оккупации.

        1945 г., 4–11 февраля
        Ялтинская конференция. Главы правительств СССР, США и Великобритании определяют послевоенное устройство мира. Приняты решения о будущем разделе Германии на оккупационные зоны, о вступлении СССР в войну с Японией и о создании ООН.

        1954 г.
        По инициативе Никиты Хрущева Крымская область передана в состав Украинской ССР.

        1965 г.
        Присвоение Севастополю звания «город-герой».

        1980-е годы, конец
        Массовое возвращение в Крым депортированных народов.

        1991 г., август
        Путч ГКЧП в Москве, Михаил Горбачев арестован заговорщиками на даче в Форосе.

        1991 г., декабрь
        Распад Советского Союза. Крым становится автономной республикой в составе независимой Украины.

        1991–2014 годы
        Крымская область входит в состав Украины сначала как Республика Крым, а с 1994-го как Автономная Республика Крым.

        1995 г.
        В Крыму в первый раз проходит фестиваль электронной музыки «КаZантип».

        2000 г.
        Исполнилось 2600 лет Керчи.

        2001 г.
        В Голубом заливе открыт первый в Крыму аквапарк.

        2003 г.
        Исполнилось 2500 лет Евпатории.

        2014 г., 11 марта
        Верховным советом Автономной Республики Крым и Севастопольским городским советом принята декларация о независимости Автономной Республики Крым и города Севастополя.2014, 16 марта.

        Исторический референдум в Крыму о статусе республики. Явка на референдум составила 83,1%. За присоединение автономной республики Крым к России проголосовало 96,77% крымчан, пришедших на референдум.

        Флаги Российской Федерации и Республики Крым

        2014 г., 18 марта
        Исторический день для Крыма и России. Подписан договор о вхождении Республики Крым и города Севастополя в состав Российской Федерации на правах субъектов.

        2014 г., 21 марта
        Президентом РФ В.В. Путиным подписан федеральный конституционный закон о вступлении Крыма в состав РФ и образовании в стране новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя.

        Теги

        • Крым
        • история

        Невезучий «Остров Крым»

        Инициатива по сбору подписей под петицией о неэффективности местных властей может стоить севастопольскому предпринимателю Олегу Николаеву бизнеса: его ресторан «Остров» надзорные органы предписали закрыть, найдя там якобы многочисленные нарушения. Сам бизнесмен считает, что эти действия инициированы правительством Севастополя и связаны с тем, что созданная Олегом Николаевым инициативная группа собрала среди горожан более 20 тысяч подписей под петицией против местных властей. В «российском» Крыму это уже далеко не первый случай давления на бизнес по политическим мотивам.

        29 сентября 2015 года в большом доме с колоннами, где располагается Апелляционный суд Севастополя, прошло заседание по делу популярного в городе ресторана «Остров». Суд признал правомерным решение низшей инстанции о закрытии заведения на 30 дней до устранения претензий Роспотребнадзора. Вышедшего из зала суда владельца ресторана Олега Николаева окружили журналисты и группа поддержки из числа горожан. Николаеву задавали вопросы, он отвечал, но главное было понятно без слов: севастопольский Левиафан развернулся во всю длину и показал, кто в городе хозяин.

        …Куранты на здании Матросского клуба в центре Севастополя отбивают шесть часов вечера. У расположенного по соседству ресторана «Остров» все заставлено машинами, внутри не так многолюдно, как обычно, но посетителей все равно хватает. К официанту, убирающему со стола на летней площадке, приближается молодая пара. «Простите, а вас разве не закрыли?» – спрашивает молодой человек. «Нет, мы работаем, как обычно. Заходите, всегда вам рады», – отвечает официант.

        Олег Николаев в своем ресторане «Остров Крым»

        – Ресторан снова открылся? Как вам это удалось? – спрашиваю я у Олега Николаева. – Ведь решение суда уже вступило в силу. ..

        – Он не «открылся», а «не закрылся». Наши юристы нашли лазейку в законодательстве. ИП Богданов, в отношении которого вынесено постановление суда, приостановил свою деятельность по организации технологических процессов и работы кухни в моем ресторане «Остров».Теперь этим занимается другой предприниматель, – объясняет мой собеседник.

        «Остров», появившийся в 2013 году, позиционирует себя как «ресторан местной экоеды». В нем подают блюда, приготовленные в основном из крымских ингредиентов, и наливают вино местного производства, в том числе из ограниченных авторских коллекций. С ресторанного балкона открывается живописный вид на Южную бухту и Корабельную сторону Севастополя. Особую любовь к заведению питают иностранцы и требовательные московские жители.

        Первые два года жизнь на «Острове» ничто не омрачало, ресторан давал работу полусотне человек. Проблемы внезапно начались в августе 2015 года. В ресторан с проверкой нагрянули Роспотребнадзор и прокуратура. Поводом послужило заявление некой Екатерины Кодолы, которая, отобедав в «Острове», якобы подхватила кишечную инфекцию. По чудесному стечению обстоятельств пищевое отравление незадачливой туристки из Харькова случилось сразу после того, как владелец заведения крупно насолил севастопольскому губернатору Сергею Меняйло.

        Ресторатор был в числе тех, кто поддержал присоединение Крыма к России. Более того, он вошел в севастопольский штаб ОНФ. Сегодня именно ставленник Кремля пытается задушить его бизнес

        В первые же месяцы после аннексии Крыма в Севастополе началось противостояние городского правительства под управлением Сергея Меняйло с местным законодательным собранием, которым руководит бывший «народный мэр» Алексей Чалый. Последний довольно часто критикует губернатора за неумение решить задачи первостепенной важности: убрать мусор в городе, подготовить пляжи к купальному сезону, отремонтировать дороги, наладить работу медучреждений.

        Председатель Заксобрания Севастополя Алексей Чалый

        В вину ему также ставят дружбу со «старорежимными» чиновниками и бизнесменами, находившимися в городе на первых ролях в период президентства Виктора Януковича (среди них выделяется экс-министр обороны Украины Павел Лебедев, сохранивший свои многочисленные крымские бизнес-активы после вхождения полуострова в состав России). Меняйло винят в том, что он закрывает глаза на хаотичную застройку города и раздает налево и направо особо охраняемые природные территории (чего стоит один только щедрый подарок мотоклубу «Ночные волки», пожелавшему создать на 266 гектарах земли в окрестностях Севастополя спортивно-патриотический центр).

        После аннексии Крыма в Севастополе началось противостояние городского правительства под управлением Сергея Меняйло с законодательным собранием, которым руководит бывший «народный мэр» Алексей Чалый

        В конце июля этого года Сергей Меняйло назначил главу Севастопольского благочиния РПЦ Сергия Халюту на пост директора национального заповедника «Херсонес Таврический», что привело к грандиозному скандалу. На этой волне депутаты заксобрания и севастопольские общественники пожаловались президенту РФ на некомпетентность городского правительства. Инициативная группа «Служу Севастополю» устроила сбор подписей под обращением в Кремль. За несколько дней петицию подписали 22,5 тысячи севастопольцев. Листы с автографами передали в президентскую приемную. Там пообещали разобраться в ситуации и принять меры.

        Губернатор Севастополя Сергей Меняйло (справа) с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым

        Свою ярость по этому поводу губернатор Севастополя обрушил на организаторов сбора подписей. Среди них был и владелец «Острова» Олег Николаев. По словам бизнесмена, остальные члены инициативной группы – «простые ребята из народа, с которых нечего взять». Из богатых – только он, поэтому власти и начали цепляться к нему и его ресторану.

        Николаев – человек в городе довольно известный. Бизнесмен, эколог, путешественник, общественный активист, борец с незаконной застройкой.

        – Моя активная позиция как бизнесмена – создание местного продукта. Ресторан «Остров» – часть этой концепции, – рассказывает Николаев.

        Олег Николаев

        В его планах – сделать севастопольскую продукцию привлекательным туристическим объектом. Предприниматель зарегистрировал в качестве резидента учрежденной в Крыму свободной экономической зоны компанию «Долина». На базе предприятия он собирался открыть цех по переработке косточковых фруктов, линию по производству джемов, варенья и соков, а также дегустационный зал продукции и небольшой ресторан. Это должно было стать одним из пунктов туристического маршрута. Но в сложившихся обстоятельствах эти планы придется пересмотреть. Никто не может дать гарантий, что «Долина» не повторит судьбу «Острова».

        При этом ресторатор был в числе тех, кто поддержал присоединение Крыма к России. Более того, он возглавил региональное отделение «Деловой России» и вошел в севастопольский штаб ОНФ. По иронии судьбы, сегодня именно ставленник Кремля пытается задушить его бизнес.

        Первые проверки в «Острове» прошли в разгар «подписной кампании». Инспекторы Роспотребнадзора выявили в деятельности ресторана 26 нарушений – от якобы несвежих продуктов на кухне до якобы не работающих вытяжек. На этом основании правительство города и обратилось в суд с требованием закрыть ресторан на 90 суток. Попутно начались и другие процессы, которые еще больше убедили бизнесмена в «заказном» характере его дела. «Остров» начали изолировать: на подъездной дорожке к ресторану поставили шлагбаум, рядом с которым повесили знак «Движение запрещено». «Было смешно наблюдать, как все правительство устанавливает маленький оранжевый столбик – такой слаженной и коллективной работы от них мы не видели никогда», – рассказывал Николаев в одном из интервью.

        Уникальность «островного» дела в том, что здесь от пророссийских чиновников пострадал бизнесмен, активно поддержавший присоединение Крыма к России

        Судебные разбирательства закончились довольно предсказуемо. Никакие доводы адвокатов Олега Николаева действия не возымели: не были учтены ни результаты независимой санитарно-эпидемиологической экспертизы, ни экспертные заключения насчет вытяжек, ни сам факт того, что требование закрыть заведение на столь длительный срок не соответствует действующему законодательству, а вся серия проверок со стороны прокуратуры, Роспотребнадзора и правительства Севастополя была незаконной.

        Ресторан «Остров Крым»

        По словам адвокатов, жалоба якобы отравившейся гражданки не была оформлена должным образом и не была подтверждена заключением врачей. В материалах дела отсутствовал даже чек из ресторана, хотя пострадавшая уверяла, что прикладывала его к заявлению. Ходатайства защиты о дополнительных экспертизах судья Ленинского районного суда Анна Гуло, не задумываясь, отклонила и постановила закрыть ресторан – правда, всего на месяц, а не на три. Ее старшая коллега из апелляционной инстанции Татьяна Артамонова также сочла такое решение правомерным.

        Сейчас, чтобы ресторан продолжал работать, Олег Николаев пошел на хитрость. Даже на две. Он не только сменил ИП, но еще и название. Теперь на вывеске заведения значится «Остров Крым» – на тот случай, если суд решит приостановить деятельность не конкретного предпринимателя, а ресторана «Остров».

        Моя общественная деятельность стала причиной того, что оказывается давление на мой бизнес. Я и мои коллеги по инициативной группе «Служу Севастополю» указываем на недостатки в работе правительства, в частности, на расхищение городской земли и застройку в заповедных и исторических зонах Севастополя

        Хозяева заведения намерены подавать жалобу председателю городского суда. Но на положительный исход дела не очень рассчитывают. В борьбу с маленьким «Островом» поочередно вступают новые участники. Во время одного из судебных заседаний, когда в ресторане не было никого из начальства, туда пожаловал представитель военной прокуратуры Черноморского флота и заявил, что бизнесмены не имеют законных оснований занимать здание на Историческом бульваре, что здание это является незаконно возведенной надстройкой над складом, где хранятся объемные декорации флотского театра, квартирующего в Матросском клубе. Это дает властям основание добиваться сноса самовольной постройки. Соответствующий иск уже подан в суд.

        Так что ресторан может быть не только закрыт, но еще и снесен. За «Остров» уже вступились спикер заксобрания Алексей Чалый, российский бизнес-омбудсмен Борис Титов и глава комиссии по противодействию коррупции муниципалитета Ленинского района Севастополя Максим Мишин. Сам бизнесмен Николаев открыто заявил о политическом давлении:

        – Моя общественная деятельность стала причиной того, что оказывается давление на мой бизнес. Но я не борюсь с Меняйло. Я и мои коллеги по инициативной группе «Служу Севастополю» указываем на недостатки в работе правительства, в частности, на расхищение городской земли и застройку в заповедных и исторических зонах Севастополя. Видимо, Сергей Меняйло решил, что это борьба против него. Если он себя ассоциирует с данными процессами, то ему нужно разобраться в том, что он делает неправильно, – сказал бизнесмен.

        Николаев заверил, что терпеть такое отношение не станет и будет и дальше «выносить сор из избы», чтобы всем показать, как на самом деле живется бизнесу в Крыму и Севастополе. При этом оптимистичного настроя он не теряет, рассчитывая на некую высшую справедливость.

        – Есть законы России и поручения президента, все они говорят о поддержке бизнеса и моратории на проверки, – говорит ресторатор. – К сожалению, в Севастополе еще не все институты готовы интегрироваться в российское правовое поле. Похоже, что эти пробелы в компетенции и используются для закрытия ресторана. Поэтому нужно добиваться не смены власти, а исполнения ею законов.

        Олег Николаев замечает также, что на давление со стороны местных чиновников жалуются многие крымские предприниматели. Но в ответ на предложение заявить об этом открыто все они дают задний ход, опасаясь, что проблем с властями лишь добавится. Хотя большинство историй, связанных с давлением на бизнес, развивались вокруг «национализации» активов, принадлежавших украинским владельцам. В государственную собственность перешли десятки предприятий, чьи хозяева не стали искать компромисс с новыми властями полуострова. Уникальность «островного» дела в том, что здесь от пророссийских чиновников пострадал бизнесмен, активно поддержавший присоединение Крыма к России.

        Вид с террасы ресторана «Остров Крым» в Севастополе

        С историей Олега Николаева в чем-то перекликается судьба другого известного крымского бизнесмена Олега Зубкова. Двадцать лет назад он создал в Ялте первый на Украине частный зоопарк «Сказка», следом за ним в Белогорском районе Крыма появился парк львов «Тайган». Принадлежащие бизнесмену заведения стали одними из самых посещаемых туробъектов республики. В прежние годы Олег Зубков дружил с Юлией Тимошенко и даже приютил у себя подаренную ей белую тигрицу Тигрюлю. После известных событий весны 2014 года Зубков стал российским патриотом. Но от проблем это его не избавило. В апреле этого года обитатели львиного парка едва не умерли с голоду. Из-за перебоев с поставками с материковой Украины хищникам из «Тайгана» стало не хватать мяса: чтобы накормить всех львов, тигров, медведей, ягуаров, леопардов и волков, его нужно не менее полутонны в сутки. Перекрытие Северо-Крымского канала привело к дефициту воды в Белогорском районе, отчего зверей стала мучить жажда. На Change.org даже составляли петицию в поддержку «Тайгана». В результате поставки наладились, опасность миновала, но Зубкову эта ситуация стоила многих нервных клеток.

        Олег Зубков

        Попутно начались бюрократические трудности. Из-за новых правил, установленных российским законодательством, полностью прекратился обмен молодняком с другими зоопарками мира. Этот вопрос не удалось решить до сих пор. В апреле некое лицо без определенного места жительства пожаловалось в прокуратуру на плохие условия содержания животных в ялтинском зоопарке. Чиновничья комиссия устроила проверку. На Зубкова даже завели дело, но быстро закрыли за отсутствием каких-либо нарушений.

        Позже региональное управление Россельхознадзора заявило о том, что в «Сказке» обитают животные, у которых нет ветеринарных справок, подтверждающих отсутствие опасных заболеваний: туберкулеза, гепатитов, вируса Эбола и других. Проверка не дала никаких результатов, кроме одного: директор зоопарка подал против ведомства судебный иск о клевете.

        Мы уже и так поняли, что попали в полицейское государство, где следователей и прокуроров на душу населения больше, чем где-либо. Очевидно, что возбудить уголовное дело в РФ можно против кого угодно и по любому поводу, было бы желание

        В мае прокуратура Крыма и ветеринарная служба Ялты устроили в зоопарке еще одну проверку после того, как одна из посетительниц отчего-то решила, что гамадрилы и макаки больны туберкулезом. В обезьян пришлось стрелять снотворным и брать у них кровь на анализы. От животных отстали только после того, как Зубков пожаловался в Генпрокуратуру России. Наконец, в сентябре на бизнесмена и его супругу завели уголовное дело после того, как они прописали в своей квартире двух иностранных друзей. Расследование этого инцидента еще продолжается, но энтузиазма по поводу российского статуса Крыма у Зубкова заметно поубавилось.

        При этом если в случае с «Островом» мотивы властей владельцу ресторана понятны, то почему чиновники всеми силами выживают из республики Зубкова и его зоопарки, не знает, похоже, даже он сам. Строить догадки на этот счет в общении с журналистами предприниматель отказывается. Но о том, что творится у него на душе, можно узнать из его блога:

        «Сидел я на этом допросе и думал: «Так тебе и надо, больше всех бегал с флагами и хотел в Россию…» Даже если человек сделал что-либо не так, не по закону, но не совершил при этом преступления, для чего возбуждать уголовное дело по подсудной статье?! Мы уже и так поняли, что попали в полицейское государство, где следователей и прокуроров на душу населения больше, чем где-либо. Очевидно, что возбудить уголовное дело в РФ можно против кого угодно и по любому поводу, было бы желание. В общем, есть над чем задуматься», – написал Зубков совсем недавно.

        Крым: Полуостров Путина — одинокий остров

        СИМФЕРОПОЛЬ, Крым — «Дорогие гости и крымчане», — интонировала по-русски строгий женский голос диктора аэропорта, пока пассажиры последнего рейса из Москвы ждали в зоне выдачи багажа область. «Пожалуйста, имейте в виду, что лихорадка Эбола является опасным для жизни заболеванием со смертностью до 90 процентов. Чтобы получить более подробную информацию о симптомах заболевания, свяжитесь с одним из наших представителей или в кассе».

        Был конец 2014 года, и я только что прибыл в Симферополь, столицу Крыма, прямым рейсом из Москвы. Паника из-за вспышки лихорадки Эбола в Западной Африке все еще была в новостях. Но то, что кто-то здесь беспокоился о том, что болезнь проникнет на этот ныне одинокий полуостров, стало чем-то вроде неожиданности.

        Симферопольский международный аэропорт, когда-то наполненный воздушным движением со всей Европы и Азии, перестал быть международным и обслуживал только «внутренние» рейсы из нескольких городов России. К некогда известным крымским курортам не заходили большие круизные лайнеры. Пересечение военизированной границы с Украиной превратилось в логистический кошмар, который мог занять от нескольких часов до нескольких дней; добраться до материковой части России без перелета — на пароме через Керченский пролив — было коварно и долго. В общем, шансы на то, что кто-то занесет сюда лихорадку Эбола, казались столь же ничтожными, как послание в бутылке, проделавшее весь путь от Монровии до Севастополя.

        Спустя почти год после путинской аннексии Крымский полуостров, не признанный российским подавляющим большинством стран ООН и находящийся в жесткой международной изоляции, фактически превратился в остров. Место кажется грустным и заброшенным — как заброшенный парк развлечений. Прошли суетливые дни туризма, шумных отдыхающих. Иностранцы стали здесь такой же редкостью, как и в советское время.

        Так не должно было быть. Еще в марте 2014 года, когда крымчане проголосовали за воссоединение с Россией и «возвращение домой», воздух был наполнен надеждой и волнением — верой в то, что все меняется к лучшему, особенно экономика. Хотя референдум был организован наспех и дал подозрительные результаты (явка 82%, 96 процентов из которых предпочли присоединиться к России), не было никаких сомнений в том, что по крайней мере простое большинство населения Крыма жаждало каких-то перемен. В составе Украины Крым страдал от общего недуга постсоветской эпохи — высокой безработицы, низких зарплат и пенсий, разваливающейся инфраструктуры.

        Путинская Россия с ее якобы мощной экономикой, казалось, предлагала лучшую альтернативу. Большинство понимало, что переезд из одной страны в другую будет непростым, но настоящие тяготы тогда еще казались далекими и абстрактными, затененными патриотическим карнавалом флагов и песен. Но с окончанием праздников вновь заявила о себе реальность нового Крыма. Хорошо это или плохо, но Крым теперь российский и пути назад нет.

        * * *

        Хотя празднование улеглось, признаки эйфории, когда-то сопровождавшей аннексию, все еще разбросаны по полуострову. По дороге из аэропорта Симферополя в центр города вдоль дорог стоят недавно нарисованные фрески с изображением счастливых детей, цветов и российских триколоров рядом с картами полуострова. Над каждым административным зданием развеваются российские флаги; Украинские вывески и таблички сняты со стен, оставив после себя унылые очертания, как пропавшие фотографии в доме разведенной пары. В Севастополе на другом мурале, занимающем всю наружную стену многоквартирного дома (нарисованном там пропутинской националистической хипстерской группой «Сет»), изображен президент Владимир Путин в военной форме, шагающий к морю через ярко-желтые пшеничные поля с Кремль на заднем плане. В сувенирных киосках продаются футболки с изображением Путина (Путин в темных очках, как босс мафии; Путин называет Обаму «чмо» [придурком]; Путин баюкает щенка овчарки). Есть даже несколько кафе, которые в знак лояльности, а-ля «Freedom Fries» 2003 года, решили изменить название кофе «американо» в своем меню на «россиано».

        Но «переход», как его обычно называют на полуострове, — это не только радостный патриотизм. Широко распространенное замешательство и, в некоторых случаях, тревога скрываются недалеко от поверхности. На одном из рекламных щитов, разбросанных по всему Симферополе, рекламирующих юридическую фирму, крымчанин с зонтиком пытается прогнать тираннозавра. «Боитесь переходного периода?» – игриво спрашивает он и дает номер телефона, по-видимому, для помощи в разборе различных беспорядочных контрактов и пунктов, которые вступают в игру, когда одна страна становится другой. Переходный период бросил жизнь людей в бюрократический хаос: есть проблемы с реестрами недвижимости, новыми правовыми кодексами, новыми налогами, капитальным ремонтом системы образования и выдачей новых паспортов и номерных знаков. Даже простая смена телефонных номеров, поскольку украинские операторы закрылись, а российские, чтобы заполнить вакуум, оказались трудными. Многие крымчане потеряли связь с соседями и друзьями, которых знали годами. Как будто у всех вдруг коллективно украли телефоны.

        Переход не нов для крымчан: они живут им уже почти четверть века, с тех пор как страна стала независимой от Советского Союза в 1991 году. Для большинства из них этот переход был полным провалом. Обещание лучшего и светлого будущего так и не материализовалось, как никогда не было при коммунизме. Экономический коллапс постсоветских лет, низкие зарплаты и пенсии, беззаконие и коррупция, полуразрушенная инфраструктура, отсутствие инвестиций в образование — плохие новости так и не закончились. Крымчане устали двигаться к ускользающим целям, которых они не видели и не понимали; им надоело плавать, когда земли не видно. Именно это общее недовольство вкупе с яростной националистической пропагандой убедило многих крымчан выбрать Россию, а не Украину. Несмотря на то, что Россия по-прежнему страдала от многих из тех же проблем, Путин казался им человеком, который сделал невозможное: он положил конец переходному периоду в России.

        «После распада Советского Союза Украина ничего для нас не сделала. Она не делала реальных инвестиций в инфраструктуру, не улучшала нашу жизнь, не давала рабочих мест, абсолютно ничего для нас не делала, поэтому люди были естественно расстроился и не чувствовал особой привязанности к Украине», — сказал немолодой водитель такси из Симферополя Олег (свою фамилию предпочел не называть). Как и многие другие крымчане, Олег проголосовал на референдуме за присоединение к России. Но спустя почти год жизнь Олега не подает признаков облегчения. Раньше он вел небольшой бизнес по подводному плаванию, проводя подводные исследования для прибрежных строительных проектов, но после аннексии многие российские компании переехали в Крым и захватили местные рынки, сказал он. Компания Олега не выдерживала конкуренции, и недавно ему пришлось начать водить такси, чтобы свести концы с концами. «Переходный период был трудным, но я думаю, что постепенно все встанет на свои места», — сказал он мне. «Может, это займет год, может, два, может, даже пять — трудно сказать. А пока нам нужно просто смириться и выжить. По крайней мере, у нас здесь нет войны».

        Малый бизнес, такой как Олег, особенно сильно пострадал от продолжающейся изоляции Крыма. Андрей Прожеев, владелец магазина одежды и магазина модных аксессуаров в Симферополе, сказал мне, что продажи упали примерно на 40 процентов. Стоимость доставки товаров удвоилась, так как регулярные маршруты поставок были нарушены из-за санкций. Тем временем расцвели сети контрабанды и черные рынки всех видов товаров. «Вы можете заниматься бизнесом только тогда, когда экономическая ситуация стабильна, но когда экономика колеблется, все становится неопределенным», — сказал он. Хотя Прожеев проголосовал на референдуме за то, чтобы Крым официально оставался в составе Украины, он принял решение остаться после аннексии. «Мы пережили одну травмирующую смену страны в 1991, и я думаю, что теперь нам просто придется пережить еще один», — сказал он как ни в чем не бывало. аннексии, но это изменение оказалось ужасным для туризма, основной отрасли Крыма.С его впечатляющей береговой линией, древней историей и культурой, многочисленными гостиницами и санаториями Крым когда-то был магнитом для туристов не только из Украины и России, но и из Летом почти каждый день сотни иностранцев высаживаются из роскошных круизов, чтобы потратить сотни долларов в ресторанах, сувенирных магазинах и музеях. посетителей, или примерно вдвое меньше, чем в 2013 г. Многие из них были российскими работниками государственных компаний, которых работодатели «принудили» провести отпуск в Крыму9.0003

        Когда я пошла смотреть дом-музей Антона Чехова в Ялте и гид поняла, что я иностранка, она вдруг повеселела: Раньше сюда ходили толпы немцев и англичан, сказала она мне, но те времена прошли . Проходя по пустым комнатам и наткнувшись на кабинет Чехова на втором этаже, я вспомнил строчку из его пьесы «Три сестры», которую он написал здесь же. «Москва! Москва! Москва!» — восклицает Ирина, одна из главных героинь, уставшая от пустой провинциальной жизни и жаждущая переехать в большой город. По крайней мере образно, крымчане так и сделали. Они осуществили мечту воссоединиться с родиной — только с некоторыми непредвиденными последствиями.

        Украина также пыталась использовать все возможные силы, чтобы отрезать и наказать свою ренегатскую провинцию: все поезда, которые до недавнего времени курсировали из Киева в Симферополь, а также автобусное сообщение были прекращены. Здесь автомобили с новыми российскими номерами не пускают в Украину по суше, а новые российские паспорта у крымчан обычно изымают на границе, не оставляя им другого выбора, кроме как вернуться домой. Электроэнергия, поступающая из материковой украинской сети, стала прерывистой, с многочасовыми перебоями в подаче электроэнергии. Закрытие Северо-Крымского канала, основного источника орошения внутренних сухостепных земель Крыма, отрицательно сказалось на сельском хозяйстве, другой крупной отрасли здесь: многие неурожай; производство риса потерпело полный крах. Некоторые фермеры пытались смягчить ситуацию, буря скважины, но подземные воды часто оказывались слишком солеными, разрушая почву. Как написал в своем блоге в сентябре современный российский писатель Леонид Каганов, общую ситуацию в Крыму можно сравнить с кражей дорогого сотового телефона без шнура питания.

        Российская Федерация сделала все возможное, чтобы сделать переход в Крыму как можно быстрее и приятнее, вливая огромные суммы субсидий (Путин пообещал 18 миллиардов долларов на развитие) в попытке превратить полуостров в образцовую провинцию, хотя мало что из этих денег пока видно. Крым также стал свидетелем огромного наплыва административного персонала и силовиков из России — население Симферополя увеличилось настолько, что пробки стали обычным явлением в когда-то спокойном городе. Многие из этих сотрудников заняли высшие посты в местной военной, политической и экономической бюрократии — своего рода колониальной администрации, поскольку Москва, похоже, не доверяет даже своим самым стойким местным союзникам.

        Государственная заработная плата увеличилась втрое, а иногда и вчетверо, а пенсии были значительно повышены до уровня остальной части России, но зарплаты в частном секторе остались почти на прежнем уровне. Некоторым повезло: «Теперь люди определенно живут лучше», — говорит Ольга Черевкова, бывшая студентка юридического факультета, которая еще в марте водила такси, а теперь нашла хорошую должность в государственной компании. Ольга изначально была против аннексии России, но с тех пор одумалась. «Теперь мы можем позволить себе больше вещей и наслаждаться лучшим уровнем жизни», — сказала она. Тем не менее, цены на основные товары и арендную плату существенно выросли из-за санкций и падения рубля, а также спроса, вызванного пришельцами из континентальной России и потоком беженцев с востока Украины. По крайней мере, для некоторых крымчан переход обошелся дорого.

        * * *

        Больше всего от нового перехода пострадали крымские татары. Единственная политически сплоченная и шумная оппозиция после захвата власти, составляющая около 12 процентов населения, они рассматриваются как Кремлем, так и нынешними властями Симферополя как самая большая угроза безопасности для российского правления. Дискриминация и предрассудки в отношении татар, мусульманского народа, проживающего на полуострове, не новость для Крыма — в 1944 году Сталин депортировал все население в дебри Узбекистана. Вернуться им разрешили только в конце 1980-х и начале 1990-х годов, но этот шаг вызвал возмущение у многих местных русских, которые уже обосновались в Крыму. Аннексия только усилила этническую напряженность; в марте, во время захвата власти русскими, татарские группы, опасаясь за свою жизнь, сформировали отряды самообороны, которые устраивали ночные патрули своих кварталов. Формально Путин протянул оливковую ветвь, «реабилитировав» репутацию крымских татар как группы, назвав их жертвами сталинского режима, а новый крымский парламент сделал крымскотатарский официальным языком в провинции наравне с русским и украинским. . Но реальность на полуострове после аннексии была совсем иной.

        Двум наиболее видным татарским лидерам, громко выступавшим против российского правления, Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову, был запрещен въезд в Крым в апреле и июле соответственно, а штаб-квартира Меджлиса, органа самоуправления татар, была захвачена в сентябре. Согласно последнему докладу Хьюман Райтс Вотч, крымская милиция совместно с Федеральной службой безопасности (ФСБ) России провела ряд рейдов в мечетях и исламских школах в поисках наркотиков, оружия и экстремистской литературы, а несколько татарских активистов были похищены, некоторые из них найдены убитыми.

        «Российские власти делают вид, что принимают нас, но не допускают даже малейшего жеста противодействия. Они показывают нам, что времена изменились и мы должны жить по их правилам», — сказал член Меджлиса Абдураман Эгиз. член. Еще в мае, вскоре после аннексии, Эгиз был жестоко избит бойцами крымских сил «самообороны», военизированной организации, после того, как отказался показать им свой паспорт, и с тех пор находится на страже. Российская стратегия сейчас, пояснил Эгиз, заключается в создании новых центров силы среди татар, которые могут разрушить единство нынешнего Меджлиса и посеять внутреннюю рознь. Уже есть две альтернативные татарские организации, выразившие готовность в полной мере сотрудничать с российскими властями. Эгиз понимал, что какое-то сотрудничество неизбежно — вопрос был в степени.

        «Мы за диалог, и наша цель — сохранить ситуацию спокойной и стабильной, а не заниматься какими-либо провокационными действиями, — сказал он. — Если мы хотим мира, у нас нет выбора. Мы понимаем, что происходящее в Крыму — часть большой игры».

        Татары также остаются хранителями одного из последних источников независимых СМИ в российском Крыму. Сразу после оккупации украинские телеканалы были сняты с эфира, заменены на российские, распространяющие согласованные с Кремлем сообщения: передачи о славе русской армии, ценностях православия, опасности введения в русский язык иностранных слов. Иногда эти станции просто передают «новости»: Путин на хоккейном матче; Путин обсуждает политику; Путин открывает новую гидроэлектростанцию; Путин допрашивает губернатора области о развитии рыбной отрасли.

        Стремясь не вызывать чрезмерного недовольства татарской общины, крымские власти разрешили продолжать вещание татарской телекомпании ATR, но она была фактически стерилизована. До и сразу после аннексии ATR резко критиковала российскую оккупацию, но с тех пор ее заставили подчиниться. Получив расплывчатые обвинения в «экстремизме» от крымских властей и столкнувшись с возможностью невозможности перерегистрации по российскому законодательству, его руководство решило убрать из эфира политические ток-шоу и оставить только культурные татарские программы и основные новости. .

        «Российские власти не могли указать на какой-то конкретный инцидент. Они просто сказали, что что-то не так, что у нас есть определенный тон, определенный подтекст», — сказала глава АТР Эльзара Ислямова. «Поэтому нам пришлось смягчить свою позицию. Наша цель — сохранить канал и его по сути культурную миссию по сохранению татарской идентичности — конечно, не любой ценой, мы не будем заниматься пропагандой и ложью. сказать правду, мы предпочитаем молчать». В наши дни радиостанция тщательно избегает таких слов, как «аннексия» и «оккупация».

        Но и это не удовлетворило российские власти. В конце января 2015 года силы специальных операций провели обыск в штаб-квартире ATR, захватив оборудование и серверы с архивными кадрами антироссийских протестов прошлого года. Казалось, что просто не критиковать Кремль недостаточно; в новых российских реалиях каждое СМИ должно активно заниматься позитивной пропагандой, и даже молчание сигнализирует о несогласии.

        * * *

        Трудно сказать, что ждет Крым в будущем. Россия стремилась создать ощущение унылой нормальности, рутины, как будто ничего и не было. Нынешняя изоляция полуострова — хотя и проблематичная и дорогая с точки зрения логистики — отлично сыграла на этом роль. Крым практически исчез с карты, исчезнув из новостного цикла так же внезапно, как и появился. Хотя Крым до сих пор не признан на международном уровне, почти все страны мира сейчас рассматривают крымскую ситуацию как свершившийся факт.

        Ближе к концу моего пребывания в Крыму я познакомился с Виталием, специалистом по информационным технологиям в возрасте около 30 лет, бывшим волонтером симферопольских военизированных сил «самообороны», которые до сих пор действуют и теперь являются официальной организацией, оплачиваемой государством. бюджет государства. Он с гордостью показал мне свою карточку «самообороны», на которой он идентифицировал себя как бывшего члена; он достал свой телефон и пролистал фотографии себя и своих приятелей, одетых в разную одежду. В первые дни оккупации перед отрядом Виталия стояла задача поддерживать порядок на улицах и сохранять заметное присутствие, чтобы отражать потенциальных противников, но иногда они также участвовали в рейдах и захватах общественных зданий. Каждому участнику платили по 100 гривен в день (около 10 долларов в то время; кем, непонятно) — мизерная сумма даже для Украины, но лучше, чем ничего.

        «Мы боготворили Россию», — сказал мне Виталий (он попросил меня изменить его имя, чтобы защитить его личность). «Я боролся за свою страну, Россию, за свои идеалы. Мы думали, что украинские националисты могут вторгнуться и что какие-то татары занимаются радикальным исламом. Естественно, мы боялись и должны были защищать Крым».

        После аннексии Крыма Виталий некоторое время оставался в составе сил самообороны в Симферополе, но его мечты о лучшем будущем постепенно рушились. Его мать, владевшая сетью небольших магазинов товаров для дома, потеряла почти половину своего бизнеса в результате ухудшения экономической ситуации; его отец, долгое время работавший менеджером на фабрике, был вынужден уйти в отставку после того, как отказался участвовать в сомнительных сделках с новыми властями. Шли месяцы, Виталий все больше и больше разочаровывался и, наконец, решил покинуть свое военизированное подразделение. «Было приятно посмотреть на Россию издалека, но мы начали понимать, насколько авторитарной и репрессивной она может быть», — сказал он. «Правительство закручивает гайки, но медленно, чтобы люди не заметили и не протестовали. Сейчас происходит много бандитизма, много собственности переходит из рук в руки. Мне иногда кажется, что Россия использовала Крым как патриотическую жевательную камедь.» Откровенность Виталия захватывала дух, поэтому я решил задать ему последний вопрос. Если бы он мог повернуть время вспять, стал бы он снова записываться в отряд самообороны и помогать в захвате власти русскими?

        — Да, — сказал он. «Я бы сделал это снова».

        Остров Крым — PhMuseum

        Станислава Новгородцева

        2018 — Текущий

        Крым, Украина

        В детстве Крым всегда казался священным, аполитичным местом. Это был остров с самобытной мифологией и следами древних цивилизаций. Там я впервые увидел море. Крымский полуостров черпает свою идентичность из плавильного котла народов. В 1783 году это место различных культурных и религиозных обрядов вошло в состав Российской империи и получило известность как местонахождение царской резиденции. После создания Советского Союза Крым превратился из места отдыха элиты в курорт для советских людей. После распада Советского Союза полуостров стал частью Украины, а в марте 2014 года был присоединен к территории России. Тогда Крым станет известен как центр основных политических конфликтов последних пяти лет. Санкции и индивидуальные ограничения на территории Криминала усилили чувство изоляции. В сфере детства и местной мифологии произошло вмешательство нового политического слоя.

        {{readMoreButton}}

        Станислава Новгородцева

        2018 — Текущий

        Крым, Украина


        Где находится Крым, кому он принадлежит и что произошло в 2014 году между Россией и Украиной?

        Полуостров Крым расположен на северном побережье Черного моря и соединяется с Украиной узким перешейком. На протяжении тысячелетий это был важный перекресток торговых сетей с мультикультурной историей.

        Борьба за владение территорией ведется с самого начала письменной истории. Самый последний обмен руками произошел в 2014 году, когда Россия аннексировала Крым, что международное сообщество осудило и не имеет официального признания.

        См. также:

        • Может ли Украина вступить в ЕС и сколько времени это займет?
        • Многолетняя власть Путина
        • Призрак Киева: неподтвержденный украинский пилот МиГ-29 совершил шесть убийств
        • Русской водке грозит бойкот из-за вторжения в Украину

        Полуостров Крым до аннексии 2014 года

        В более поздней истории Крым находился под контролем Крымского ханства, , которое состояло из татарских остатков Золотой Орды, завоевавших территорию в 13 веке. Ханство, в свою очередь, было вассальным государством Османской империи до 1774 года, когда оно обрело независимость после того, как Россия победила турок в одной из многих войн, которые они вели. Крым не перешел под контроль России до 1783 года, когда Екатерина Великая полностью аннексировала полуостров.

        Татары ненадолго провозгласили Крым независимой демократической республикой после распада Российской империи в 1917 году. Однако после победы большевиков в Гражданской войне в России в 1921 году он стал автономной советской республикой . Как и Украина, татары серьезно пострадали при Иосифе Сталине во время процесса коллективизации и подавления этнических меньшинств, который он осуществлял. Обвинив их в сотрудничестве с нацистами, 901:24 Сталин приказал насильственно переселить оставшееся татарское население и лишил области автономного статуса.

        Только в 2015 году Украина официально признала депортацию около 200 000 татар геноцидом. Только после распада Советского Союза татарам было разрешено вернуться в Крым, их население выросло примерно до 300 000 к 2014 году.

        После смерти Сталина, Крым официально стал частью Украины в 1954. Никита Хрущев передал территорию во владение в ознаменование 300-летия Переяславского договора, по которому Украина перешла под власть России. После формального распада Советского Союза в 1991 году Крым вошел в состав независимой Украины как автономная область внутри.

        На весь экран

        Почему Россия аннексировала Крым в 2014 году?

        У России и Украины было соглашение, согласно которому они будут делить военный порт в Севастополе, , где находился Черноморский флот России с момента перехода под контроль России. Пророссийский президент Украины Виктор Янукович после вступления в должность в 2010 году продлил аренду порта для использования Россией до 2042 года.

        Однако бежал из Украины в феврале 2014 года на фоне масштабных протестов, назвал Евромайдан. Протесты начались с его отказа подписать соглашение о более тесных связях с Евросоюзом.

        Практически сразу начались проблемы в Крыму. В течение нескольких дней странные банды вооруженных боевиков, называемых «зелеными человечками», начали захват правительственных зданий в Крыму. Они явно выглядели как регулярные российские вооруженные силы, но по словам Путина это были местные члены «отрядов самообороны».

        Практически без уведомления в марте 2014 года крымчане провели референдум, бойкотированный оппозицией, которая подавляющим большинством проголосовала за вхождение их региона в состав России , хотя международных наблюдателей для проверки результатов не было. ООН и большинство стран мира считают голосование об отделении Крыма нелегитимным.

        Вскоре после референдума Путин подписал договор о присоединении о возвращении Крыма в состав Российской Федерации. Чтобы наказать Москву, США и Европейский Союз ввели экономические санкции против России, но они мало повлияли на позицию Путина в отношении возвращения Крыма Украине.